WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Галоганов Алексей Павлович

ПРАВОВОЙ СТАТУС АДВОКАТУРЫ:

РОССИЙСКАЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

И КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

12.00.11 судебная власть, прокурорский надзор,

организация правоохранительной деятельности

 


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора юридических наук
Москва - 2011

Работа выполнена на кафедре адвокатуры и правоохранительной деятельности Российской Академии адвокатуры и нотариата

Научный консультант:  доктор юридических наук, профессор

  Залужный Александр Гаврилович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

  Грудцына Людмила Юрьевна

доктор юридических наук, профессор

Москаленко Игорь Викторович

доктор юридических наук, профессор

Шалумов Михаил Славович

Ведущая организация:  Научно-исследовательский институт

  проблем укрепления законности

  и правопорядка при Генеральной

  прокуратуре Российской Федерации

Защита диссертации состоится «14» декабря 2011 г. в _____ на заседании Диссертационного Совета Д 521.037.01 при Российской Академии адвокатуры и нотариата, г. Москва, 105120, ул. М. Полуярославский пер., 3/5, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии адвокатуры и нотариата.

Автореферат размещен на интернет-сайте Российской Академии адвокатуры и нотариата www.raa.ru и на интернет-сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации referat_vak@mon.gov.ru.

Автореферат разослан  «___» ноября 2011 года.

 

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент  М.В. Плотникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. 

Развитие организационных основ адвокатской деятельности и правового статуса адвокатуры в Российской Федерации напрямую связано с произошедшими коренными преобразованиями в политической и экономической системе страны, созданием принципиально новых правоотношений, базирующихся на процессах интеграции нашей страны в международное правовое пространство, соблюдения международных стандартов прав человека.

В результате реформ, повлекших за собой глобальные изменения во всех сферах жизни государства и общества, создалась принципиально новая правовая ситуация, требующая пересмотра и правового уточнения организационных основ адвокатской деятельности и статуса адвокатуры как одного из основных механизмов защиты прав человека во всем  мире. За последние годы роль и место адвокатуры в России, а также круг ее задач по осуществлению защиты прав и законных интересов человека и гражданина существенным образом изменились. В частности, 28 апреля 2011 г. приняты Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан,1 в ближайшее время должен быть принят и вступить в силу Федеральный закон «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».2

Признание Россией международных стандартов прав человека, интеграция в мировое сообщество, подверженность процессам глобализации стали катализатором позитивных изменений национального законодательства; были приняты новые кодексы (прежде всего, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ). Все эти тенденции существенно изменили статус адвоката и основы адвокатской деятельности, расширили его процессуальные права.

В некоторых случаях сближение российского законодательства с европейскими гуманитарными нормами встречает серьезное сопротивление среди законодателей, теоретиков в области юриспруденции и практических работников. Исторически наиболее ярко это противодействие проявило себя при рассмотрении вопроса о передаче полномочий по принятию решения об аресте обвиняемых и подозреваемых от прокуратуры судам. Статья 5 Европейской Конвенции вводит правило обязательного судебного контроля при применении к подозреваемым и обвиняемым такой меры пресечения как заключение под стражу. В соответствии с Европейской Конвенцией санкционирование задержания (ареста) допускаются только судом. При этом требуется незамедлительное доставка задержанного (арестованного) к судье для проверки законности и обоснованности задержания или ареста.

Однако вплоть до последнего времени отсутствие должного правового регулирования организационных основ адвокатской деятельности и правового статуса адвокатуры в России, отсутствие обращения к положительному опыту исторического развития и формирования нормативно-правовой базы осуществления адвокатами своей профессиональной деятельности в зарубежных странах (например, Франции, Германии, США) влекло за собой значительные недостатки в деятельности недавно реформированной российской адвокатуры.

Принятие Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" юридически оформило принадлежность адвокатуры к институтам гражданского общества и возложение на нее отдельных публично-правовых функций. В России на современном этапе субъектов оказания юридической помощи можно классифицировать на несколько групп:

а) органы государственной власти (Министерство юстиции РФ, ораны юстиции субъектов РФ, прокуратура РФ);

б) организации, оказывающие квалифицированную юридическую помощь в качестве основной и исключительной своей деятельности (адвокатура, нотариат);

в) физические или юридические лица, избравшие оказание юридической помощи населению в качестве своей профессиональной деятельности (юридические фирмы, начальники и юрисконсульты юридических служб министерств, ведомств, учреждений и организаций);

г) общественные объединения, оказывающие юридическую помощь (правозащитные организации).

Адвокатура в этом перечне занимает совершенно особое положение. Именно она призвана обеспечить права и законные интересы человека и гражданина в процессе осуществления правоохранительной деятельности путем оказания квалифицированной юридической помощи. Адвокатура – институт гражданского общества, профессиональное объединение юристов, созданное с целью служения людям. Адвокатура оказывает большое влияние на социально-правовое самочувствие общества, его членов.

Организационно-правовой компонент является одним из основных составляющих в оказании квалифицированной юридической помощи: чем адекватнее организационная структура адвокатуры соответствует целям, задачам и функциям правозащиты, тем большее влияние оказывается на правосознание общества. Для эффективного осуществления любого вида деятельности необходимо создание определенной организационной структуры. В современную организационную структуру адвокатуры в России входят следующие элементы:

- органы адвокатского самоуправления;

- совокупность адвокатских образований Российской Федерации;

- общественные объединения адвокатов.

Организационная структура адвокатуры формируется по мере развития государственности и свойственной данному (конкретному) типу государства правовой системы. Хотя отечественная практика функционирования адвокатуры подвергалась научному анализу на уровне  монографических исследований, но в данных работах не в полной мере учитывался как отечественный, так и соответствующий зарубежный опыт. Рассмотрение организационных основ адвокатской деятельности и анализ способов трансформации её организационной структуры на различных этапах развития государств позволяют выявить закономерности возможных путей позитивного изменения организационных основ деятельности адвокатуры с учетом соблюдения международных стандартов прав человека.

Реализованные за последнее время  предложения по совершенствованию законодательной базы адвокатской деятельности, упорядочение структурного  построения системы  адвокатуры  России  способствовали концентрации усилий на основных направлениях оказания юридической помощи. Но еще имеются, на наш взгляд, объективные предпосылки задействовать внутренние резервы и нереализованные возможности системы, включая обеспечение эффективной координации и взаимодействия  всех элементов. В силу  своего  специфического функционального предназначения адвокатура,  являясь  самоуправляемым институтом гражданского общества,  играет важную роль в единой системе правоохранительных органов, в укреплении правосознания в государстве.

Адвокатура, как непосредственный участник процесса формирования российского гражданского общества, осуществляет свои публично-правовые функции, тем самым содействуя отправлению правосудия, соблюдению законности, уважению к правам, чести и достоинству людей. Через осуществление функций адвокатуры, в том числе, реализуются публично-политические интересы многонационального общества России, представляющего совокупность равноправных и равнообязанных граждан страны, основывающих свою жизнедеятельность на демократических принципах, общечеловеческих ценностях и традициях народов. Это, с течением времени, привело к повышению авторитета адвокатуры, как определенной части граждан, объединившихся добровольно на профессиональной основе ради достижения единых для многонационального общества целей, и являющихся составляющим элементом многонационального российского гражданского общества.

Повышение престижа адвокатуры и ее роли в обеспечении законности в настоящее время находится в прямой зависимости от положения человека в гражданском обществе, в отличие от того времени, когда считалось, что правосудие в нашем обществе обеспечивается лишь государственными учреждениями, такими как суд, прокуратура, милиция и исполнительная власть. Таким образом, изучение вопроса об адвокатуре как институте гражданского общества представляет определенный интерес не только для научных кругов, но и для практиков, ибо существует взаимозависимость института адвокатуры и гражданского общества. Чем активнее будет работать адвокат на поприще защиты прав и свобод человека и гражданина, тем быстрее мы будем двигаться по пути формирования гражданского общества. Вопросы же формирования гражданского общества для современной России сверхактуальны.

Вышеизложенное и обусловило выбор темы настоящего диссертационного исследования, а также его научную новизну  и  практическую значимость. Задача диссертационной работы состояла в поиске путей совершенствования правового регулирования организационных  основ адвокатской деятельности и правового статуса адвокатуры в России на основе  разработки и внедрения в практику комплекса научно-обоснованных предложений и рекомендаций.

Степень научной разработанности проблемы.

Рост числа научных публикаций (монографий, книг и статей в специализированных юридических изданиях) за последнее десятилетие свидетельствует о неподдельном интересе исследователей и ученых к вопросу о правовом статусе адвокатуры в России, ее месте в системе институтов гражданского общества Российской Федерации.

Правовая природа института адвокатуры в России была всесторонне исследована в работах таких отечественных ученых-правоведов как: А.В. Аверин, Б.Т. Безлепкин, А.Д.Бойков, А.В. Воробьев, А.В. Гриненко, Л.А. Демидова, Р.А. Каменецкий, Н.И. Капинус, О.В. Качалова, В.И. Качалов, Ю.А. Костанов, В.В. Кукель, Ю.Ф. Лубшев, С.А. Невский, А.В. Поляков, В.И. Сергеев, Е.М. Смирнова, М.Б. Смоленский, П.В. Сотов, Л.А. Стешенко, Ю.В. Тихонравов, Т.М. Шамба, С.С. Юрьев  и др.

Об истории развития правового статуса адвокатуры в российском государстве писали и пишут многие авторы, в том числе: К.К. Арсеньв, У.И. Баженова, Е.В. Васьковский, М.Ф. Владимирский-Буданов, И.В. Гессен, Н.В. Давыдов, М.В. Иванова, М.Г. Коротких, Ю.И. Стецовский, И.Я. Фойницкий, Ю. Хаски, Н.В. Черкасова, М.П. Шаламов и др. Значительная часть диссертационной работы посвящена вопросам понятия института адвокатуры, принципам ее организационной деятельности, а также определения места адвокатуры в правовой системе России. Основу диссертационного исследования составили работы современных авторов: Л.Н. Бардина, М.Ю. Барщевского, В.Н. Буробина, Г.А. Воскресенского, С.В. Дедикова, В.М. Дикусара, А.Г. Залужного, М.В. Крестинского, М.С. Крутера, А.Я. Курбатова, Я.М. Мастинского, В.В. Мельника, А.И. Минакова, Г.Б. Мирзоева, И.В. Москаленко, Н.А. Петухов, М.С. Шалумов, Н.А. Подольного, А.Х. Саидова , Е.В. Семеняко, В.И. Сергеева, Г.К. Шарова, И.С. Яртыха и др. Большое внимание в диссертационной работе было уделено законодательным и организационным аспектам реализации конституционно-правовой природы адвокатуры в федеральном законодательстве. В связи с этим особо отметим работы авторов: Л.К. Айвар, В.М. Ануфриева, С.Н. Гаврилова,  Н.П. Никифоровой, Ю.И. Скуратова, И.Ю. Сухарева, И.Л. Трунова, М.С. Усмановой, С.Ф. Ширинского и др.

Вопросам правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи посвящены труды В.П. Кашепова, А.Г. Кучерены, В.Л. Павловского, В.И. Радченко, Г.А. Смагина, Е.Г. Тарло и других авторов, исследующих соглашения как гражданско-правовую форму закрепления отношений между адвокатом и его доверителем. По вопросам, касающимся ответственности адвоката перед доверителем за оказание некачественной юридической помощи и нарушений условий соглашения известны работы таких авторов, как: С.В. Бровченко, Л.Ю. Грудцына, В.А. Еронин, А.В. Иванов,  Н.Н. Клен,  Д.Н. Козак, Э.Е. Колоколова, М.М. Курманова, А.В. Лохвицкий,  Н.А. Лукичев,  А.С. Савич, Л.Б. Хван и др.

Особое внимание в конце 19 - начале 20 вв. вопросам организации адвокатуры уделяли такие ученые, как: К. Миттермайер, С.Т. Беликов, К. Арсеньев, Е.В. Васьковский, В.В. Винавер, Э. Бенедикт и др. Проблемам развития адвокатского сообщества в социалистический период развития России посвящены диссертационные исследования и монографии таких ученых, как: А.Д. Бойков, А.Л. Ривлин, Г.К. Шаров, А.Д. Святоцкий. 

Правовая природа института адвокатуры в России была всесторонне исследована в работах таких отечественных ученых-правоведов как: Б.Т. Безлепкин, А.В. Воробьев, А.А. Воронов, А.В. Гриненко, Л.А. Демидова, Р.А. Каменецкий, Н.И. Капинус, О.В. Качалова, В.И. Качалов, Ю.А. Костанов, В.В. Кукель, Ю.Ф. Лубшев,  С.А. Невский, А.В. Поляков, В.И. Сергеев, Е.М. Смирнова, М.Б. Смоленский, П.В. Сотов, Л.А. Стешенко, Ю.В. Тихонравов, Т.М. Шамба  и др. Основу диссертационного исследования составили работы современных авторов: Л.Н. Бардина, М.Ю. Барщевского, В.Н. Буробина, Г.А. Воскресенского, С.В. Дедикова, В.М. Дикусара, М.В. Крестинского, А.Я. Курбатова,  Я.М. Мастинского, А.И. Минакова, Г.Б. Мирзоева, Н.А. Подольного, А.Х. Саидова, Е.В. Семеняко, В.И. Сергеева, Г.К. Шарова, И.С. Яртыха и др. Особое внимание в диссертационной работе было уделено законодательным и организационным аспектам реализации конституционно-правовой природы адвокатуры в федеральном законодательстве. В связи с этим особо отметим работы таких авторов как: В.М. Ануфриева, С.Н. Гаврилова, Н.П. Никифоровой, И.Ю. Сухарева, И.Л. Трунова, М.С. Усмановой, С.Ф. Ширинского и др.

Вопросам правовой природы соглашения об оказании адвокатом юридической помощи посвящены труды А.Г. Кучерены, В.Л. Павловского, В.И. Радченко, Е.Г. Тарло и других авторов, исследующих соглашения как гражданско-правовую форму закрепления отношений между адвокатом и его доверителем. По вопросам, касающимся ответственности адвоката перед доверителем за оказание некачественной юридической помощи и нарушений условий соглашения известны работы таких авторов, как: Бровченко С.В., Грудцына Л.Ю., Еронин  В.А., Иванов А.В.,  Клен Н.Н.,  Козак Д.Н.,  Колоколова Э.Е., Курманова М. М.,  Лохвицкий А.В.,  Лукичев Н.А.,  Савич А.С., Хван Л.Б. и др.

Среди диссертационных работ особо следует отметить диссертации таких ученых как: Д.В. Ануфриев, Г.Н. Банников, О.Н. Бондарь, Е.Ю. Дравнина, О.Ю. Кривоносова, С.В. Купрейченко, Н.В. Лазарева-Пацкая, М.В. Маркгейм, Г.А. Павлова, О.В. Поспелов, А.Н. Просвиркин, С.З. Рамазанов, Е.С. Смирнова.

В отдельный блок можно выделить имена тех мыслителей и исторических деятелей, идеи которых легли в основу теории гражданского общества, практики создания новых общностей людей и собственно деятельности адвокатуры. Это - М.М. Сперанский (1772-1839), Н.М. Карамзин (1766-1826), В.Н.Карпов (1798-1867), М.П. Погодин (1800-1875), В.Ф. Одоевский (1803-1869), В.Г. Белинский (1811-1848), А.И. Герцен (1812-1870), Н.Г. Чернышевский (1828-1889), П.Л. Лавров (1823-1900), П.А. Кропоткин (1842-1921), В.С. Соловьев (1853-1900), Ф.М. Достоевский (1821-1881), Л.Н. Толстой (1828-1910), Г.Н. Грановский (1813-1855), Г.В. Плеханов (1856-1918), Н.М. Коркунов (1853-1904), В.И. Ленин (1870-1924), И.В. Сталин (1879-1953), М.И. Калинин (1875-1946), А.В. Луначарский (1875-1933), Д.И. Курский (1874-1932) и другие. Однако факт наличия значительного количества работ как по вопросам гражданского общества, так и адвокатуры, не умаляет значимости новых исследований в этой области познания.

Многоаспектный характер темы диссертации предопределил необходимость обращения к различным отраслям знаний, в частности, к работам в области философии, социологии, общей теории государства и права, теории и истории прав человека, различных отраслей, подотраслей и институтов права, прежде всего, теории адвокатской деятельности и адвокатуры, основам правоохранительных органов, судебной системы и судебной власти.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с определением организационных основ адвокатской деятельности и правового статуса адвокатуры в России с учетом конституционных принципов обеспечения прав человека в российской национальной законодательной модели.

Предметом исследования выступает система организационно-правовых норм, регулирующих деятельность института адвокатуры в России, с учетом конституционных принципов обеспечения прав человека в национальной законодательной модели, и зарубежных странах.

Эмпирическая база исследования. Сбор эмпирического материала проводился в адвокатских образованиях (коллегиях адвокатов, адвокатских бюро, адвокатских кабинетах и юридических консультациях) Москвы, Московской области, Государственных юридических бюро трех субъектов Федерации (Самарской, Иркутской и Томской областей), правозащитных организациях по методике, предопределившей достоверность и обоснованность выводов.

При подготовке работы использовались результаты эмпирических исследований по проблемам, имеющим наиболее острый резонанс в адвокатском сообществе, в том числе по вопросам, касающимся организации государственных юридических бюро, принятия Основ государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан от 28 апреля 2011 г.,3 разработки и принятия Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», контроля над гонорарами адвокатов, возможности введения в адвокатуре института работы по найму, внесение изменений в действующее законодательство об адвокатуре и кодекс профессиональной этики адвокатов.

В общей сложности проинтервьюировано 320 респондентов, имеющих статус адвоката, 27 работников ФГУ «Государственное юридическое бюро», представители 30-ти правозащитных организаций Москвы и Московской области.

При подготовке диссертации были рассмотрены следующие вопросы:

— о состоянии соблюдения профессиональных и социальных право адвокатов в 2010 году в большинстве (46) субъектов Российской Федерации;

— об исполнении пункта 3 статьи 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о финансировании деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам России бесплатно;

— об обеспеченности адвокатов помещениями в судах общей юрисдикции (по состоянию на 1 июня 2011 г.);

— о целевом выделении бюджетных средств на расходы по обеспечению граждан квалифицированной юридической помощью в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания и органов предварительного следствия в 2011 году.

Кроме того, было проведено анкетирование в адвокатских палатах Удмуртской Республики и Самарской области на предмет соблюдения в этих регионах органами судебной власти принципов законности, обоснованности и мотивированности судебных решений. Анкета «Исполнение судами требований статьи 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» размещена на сайте Адвокатской палаты Удмуртской Республики (www.apur). 

В работе использовались статистические данные по функционированию адвокатских образований, полученные с официальных интернет-сайтов адвокатских палат субъектов РФ.

Нормативную основу исследования составили внутригосударственные нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность адвокатуры в РФ, а также международные документы. В числе внутригосударственных актов использованы Конституция Российской Федерации 1993 г., Гражданский кодекс Российской Федерации, Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ, Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Указ Президента РФ от 13.06.1996 № 864 «О некоторых мерах государственной поддержки правозащитного движения в Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 19.09.2003 № 584 «Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации», Закон г. Москвы от 23.10.2002 № 52 «О представителях Московской городской Думы в квалификационной комиссии при адвокатской палате города Москвы».

Исследованы следующие международные документы: Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Международный пакт «О гражданских и политических правах» 1966 г.; Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Основные положения о роли адвокатов, принятые 8-м Конгрессом ООН 1990 г.; Рекомендация Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката 2000 г. и др.

В ходе диссертационного исследования, помимо действующих нормативно-правовых актов, включающих законодательство Российской Федерации, использовался широкий круг документов и нормативно-правовых актов СССР и РСФСР, а также в историческом аспекте проанализировано развитие законодательства в данной сфере.

Теоретической основой исследования института адвокатуры в России послужили, прежде всего, работы отечественных ученых: В.М. Ануфриева, Б.Т. Безлепкина, А.Д. Бойкова, С.В. Бровченко, А.А. Власова, А.В. Воробьева, С.Н. Гаврилова, А.В. Гриненко, Л.Ю. Грудцыной, Л.А. Демидовой, В.А. Еронина, А.В. Иванова, Р.А. Каменецкого, Н.И. Капинус, О.С. Капинус, О.В. Качаловой, В.И. Качалова, Н.Н. Клена, Д.Н. Козака, Э.Е. Колоколовой, Ю.А. Костанова, В.В. Кукель, М.М. Курманова, А.Г. Кучерены, А.В. Лохвицкого, Ю.Ф. Лубшева, Н.А. Лукичева, В.В. Мельника, С.А. Невского, Н.П. Никифоровой, В.Л. Павловского, А.В. Полякова, В.И. Радченко, А.С. Савича, В.И. Сергеева, Г.А. Смагина, Е.М. Смирновой, М.Б. Смоленского, П.В. Сотова, Л.А. Стешенко, И.Ю. Сухарева, Е.Г. Тарло, Ю.В. Тихонравова, И.Л. Трунова, М.С. Усмановой, Л.Б. Хвана, Т.М. Шамбы, С.Ф. Ширинского и других авторов, исследующих институт адвокатуры в России.

Важную роль при исследовании эволюции развития адвокатуры в России сыграли труды следующих ученых: К.К. Арсеньева, У.И. Баженовой, Е.В. Васьковского, М.Ф. Владимирского-Буданова, И.В. Гессен, Н.В. Давыдова, М.В. Ивановой, М.Г. Коротких, Ю.И Стецовского, И.Я. Фойницкого, Ю. Хаски, Н.В. Черкасовой, М.П. Шаламова и другие.

Значительная часть диссертационной работы посвящена вопросам, связанным с определением понятийного аппарата (исследованию содержания понятий «адвокат», «адвокатура», «адвокатская деятельность»). Исследование этой проблематики осуществлялось с использованием трудов В.Н. Буробина, Г.А. Воскресенского, С.В. Дедикова, А.Я. Курбатова, Р. Куссмауля, Г.Б. Мирзоева, Н.А. Подольного, Г.М. Резника, А.Х. Саидова.

Методология и методика исследования.

В процессе исследования темы были использованы общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него частнонаучные методы: сравнительно-правовой, системно-структурный, технико-юридический. Особое значение придавалось формально-логическому и историческому методам исследования. При разработке конкретных предложений по совершенствованию российского законодательства, регламентирующего адвокатскую деятельность и статус адвокатуры в Российской Федерации, использовался метод теоретического моделирования.

Информационной базой исследования стали федеральные нормативно-правовые акты (законы, подзаконные нормативные акты), региональное законодательство субъектов Российской Федерации, правовые информационно-справочные системы «Консультант плюс», «Гарант», «Референт».

При выполнении настоящей работы активно использовались ресурсы  сети Интернет, информация сайта Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и сайтов адвокатских палат субъектов Российской Федерации.

Цель и задачи исследования.

В процессе настоящего исследования перед диссертантом стояла цель: осуществить правовой анализ исторического развития и формирования нормативно-правовой базы и организационных основ адвокатской деятельности и правового статуса адвокатуры как института гражданского общества в России с учетом международных стандартов прав человека.

Для достижения  этой  цели  автором  были поставлены следующие научно-исследовательские задачи:

- изучение гарантий квалифицированной юридической помощи как одной из обязанностей российского государства по отношению к гражданину в рамках реализации международных стандартов обеспечения прав человека;

- исследование места и роли института адвокатуры в системе государственных институтов ока­зания юридической помощи гражданам в аспекте принятия Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»;

- исследование основных форм взаимоотношений государства и адвокатуры (пра­вовое регулирование и автономия) в механизме реализации прав и свобод человека и гражданина в России;

- изучение правового статуса и особенностей деятельности государственных юридических бюро в сравнении с адвокатской деятельностью в Российской Федерации;

- анализ основных положений Европейской конвенции о защите прав человека и основ­ных свобод как основы деятельности российской адвокатуры и реализации гарантий квалифицированной юридической помощи в современном глобализирующемся мире;

- исследование места адвокатского сообщества в гражданском обществе и системе государственной юридической помощи населению;

- изучение института защиты по назначению как формы реализации государс­твенной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи;

- исследование основных исторических этапов разгосударствления адвокатуры в России, понятия и правовой природы института адвокатуры, а также системы международного и национального норматив­но-правового регулирования института адвокатуры;

- исследование понятия, со­держания, форм реализации и особенностей правового статуса адвоката, а также деятельности различных форм адвокатских объединений как инструмента реализа­ции правового статуса адвоката;

- изучение правового статуса адвокатских палат и иных форм объединения адвокатов как самоуправляющихся организаций в системе институтов граж­данского общества;

- обоснование перспектив развития законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации с учетом международных стандартов обеспечения прав человека.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что автор впервые проводит сравнительный комплексный анализ, посвященный исследованию организационных основ адвокатской деятельности и правового статуса адвокатуры в России. В диссертации исследована юридическая природа права на квалифицированную юридическую помощь, которая носит конституционно-гарантирующий характер, воплощая в своем нормативном содержании единство материальных и процессуальных начал; выявлены основы государственно-правового механизма формирования и поддержки адвокатуры как важнейшего института гражданского общества в сфере оказания квалифицированной юридической помощи, а также три направления его реализации, такие как:

а) повсеместное качественное оказание юридической помощи населению России с тем, чтобы каждый гражданин знал свои права и умел защищаться;

б) прием в члены коллегии адвокатов, направленный на то, чтобы в адвокатском корпусе работали ранее не скомпрометировавшие себя ни в чем квалифицированные юристы, отвечающие всем требованиям профессии адвоката;

в) создание нормальных условий для деятельности адвокатуры в России, обеспечение правовых и материальных гарантий адвокатам, освобождение адвокатских структур от налогов и сборов.

С учетом современных реалий и сложившейся практики оказания юридической помощи автору представляется возможным внесение изменений и дополнений в статью 20 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в части включения в формы адвокатских образований нового образования – юридической фирмы.

Автором диссертации на основе собственного многолетнего практического опыта работы в Комитете Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству и научных изысканий:

а) разработана новая частнонаучная теория (научные и правовые основы), раскрывающая роль адвокатуры в реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь, закономерности и существенные связи этой деятельности, ее организационные и процессуальные механизмы и условия, определяющие эффективность этого важнейшего направления адвокатской деятельности, а также разработаны соответствующие концептуальные положения и предложения, направленные на совершенствование  законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации;

б) дана характеристика и проанализировано правовое содержание квалифицированной юридической помощи с учетом международных стандартов обеспечения прав человека, выявлены критериальные (содержательные)  компоненты и институты оказания квалифицированной юридической помощи;

в) исследовано содержание адвокатской деятельности, раскрыта роль адвокатуры в реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь на современном этапе ее развития в аспекте развития российской законодательной модели с учетом современных международных стандартов защиты прав человека;

г) выделены наиболее значимые проблемы профессионального функционирования и деятельности современной российской адвокатуры в условиях международной интеграции правил и норм оказания квалифицированной юридической помощи, определены возможные направления и пути решения выявленных проблем (в частности, личное участие автора в разработке и принятии Регламента Всероссийского съезда адвокатов (утвержден II Всероссийским съездом адвокатов 8  апреля  2005 г.), экспертная работа автора над проектом и принятие Методических рекомендаций по ведению адвокатского производства, утвержденные Советом ФПА от 21 июня 2010 г. (Санкт-Петербург, 21 июня 2010 г., протокол № 5);

д) оценены профессиональные возможности адвокатуры в обеспечении конституционных прав личности при осуществлении профессионального представительства и защиты, производстве процессуальных действий и принятии процессуальных решений в аспекте интеграции России в международное сообщество.

Кроме того, научная новизна диссертационной работы определяется также конкретными обоснованными предложениями автора по повышению эффективности адвокатской деятельности и укреплению особого правового статуса адвоката в российском законодательстве, а именно:

1) в целях обеспечения надлежащего выполнения адвокатами обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи выделены критерии и показатели сформированности личности к осуществлению адвокатской деятельности (например, участие в разработке и принятии Рекомендаций адвокатам по взаимодействию со средствами массовой информации, утвержденные Советом ФПА от 21 июня 2010 г. (Санкт-Петербург, 21 июня 2010 г., протокол № 5); участие в разработке Обзора дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов РФ за 2009 г.);

2) определены общие требования к адвокату, влияющие на его способность оказывать юридическую помощь на профессиональной основе (в частности, экспертная работа и участие автора диссертации в разработке законопроекта «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»);

3) в целях обеспечения возможности оказания гражданам квалифицированной юридической помощи бесплатно и по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда предложен вариант назначения в территориальных районах субъектов Российской Федерации представителей совета адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации (в частности, работа автора диссертации от Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в Комиссии Правительства Российской Федерации по законопроектной деятельности).

Сформулированы основные направления развития института российской адвокатуры, в числе которых:

а) имплементация международно-правовых стандартов, касающихся оказания юридической помощи и деятельности института адвокатуры в российскую правовую систему;

б) реформа процессуального законодательства, направленная на совершенствование независимости адвокатов, увеличение гарантий их защищенности,  обеспечение равноправия сторон в судебном процессе и на стадии предварительного следствия;

в) дальнейшее реформирование российского законодательства в целях формирования самостоятельной, независимой и единой системы адвокатских объединений России, деятельность которой регулируется по большей части внутрикорпоративными нормами и др.

Автором определено место института адвокатуры в правовой системе России,  даны определения понятиям "адвокатура" и "адвокатская деятельность", определены этапы развития адвокатуры в России, а также разработаны основные направления дальнейшего реформирования института российской адвокатуры и его организационных основ с учетом международных стандартов прав человека. В работе сформулированы и обоснованы  конкретные  предложения  по  совершенствованию правового регулирования организационной структуры адвокатуры в России, которые будут способствовать повышению эффективности ее функционирования.

Положения, выносимые на защиту.

Для публичной защиты автором выдвигается следующая совокупность положений:

1. Место адвокатуры в современной правовой системе России можно охарактеризовать как один из способов самоограничения государственной власти, посредством которого создается институт гражданского общества, способствующий полноценной реализации и защите гражданами своих прав и свобод. Если Положение об адвокатуре отводило адвокатуре место в правоохранительной системе и сравнивала ее по задачам с прокуратурой, судом, следственными органами, государственным нотариатом, а основания цель ее существования рассматривалась как охрана социалистических правоотношений, то по концепции Закона об адвокатуре адвокатура – это институт гражданского общества, основное предназначение которого - защита интересов общества и каждого его члена в отдельности через оказание квалифицированной правовой помощи. Законодатель подчеркивает, что адвокатура отделена от государства, указывая, что она не входит в систему органов власти.

2. Правовой статус адвокатуры является производным от понятия «адвокатура», которое следует понимать в двух значениях. Во-первых, как указано в ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в качестве профессионального сообщества адвокатов, то есть совокупности лиц, получивших адвокатский статус, объединенных на условиях обязательного членства в особые организации – региональные адвокатские палаты. Во-вторых, адвокатуру следует понимать как действующий на определенных принципах (законности, лояльности к клиенту, соблюдения адвокатской этики, независимости, самоуправляемости, корпоративности, равноправности адвокатов, профессионализма) общественный институт, гарантирующий гражданам право на квалифицированную юридическую помощь.

3. Право на квалифицирован­ную юридическую помощь, являющееся неотъемлемым элементом правового статуса адвокатуры, структурно входит в правовой институт основных прав и свобод человека и гражданина, который лежит в основе правового статуса личности. Таким образом, государственное гарантирование и эффективная реализация права гражданина на квалифицированную юридическую помощь (в некоторых случаях – бесплатную) является структурным элементом системы реализации правового статуса личности в Российской Федерации.

3.1. В научной литературе под правом на квалифицированную юридическую помощь пони­мается единство прав, свобод и обязанностей человека. Поэтому право на получение квалифицированной юридической помощи в числе других основных прав и свобод составляет основу правово­го статуса личности и как конституционное право обладает наи­высшей юридической силой и подлежит повышенной защите.

3.2. С учетом реализации государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан (например, приказ Минюста России от 29 сентября 2011 г. № 347) под конституционным правом каждого на по­лучение квалифицированной юридической помощи следует понимать право каждого на обращение к адвокату, осуществляющему на профессиональной основе защиту прав, свобод и интересов человека и гражданина, другому лицу, оказание которым квалифицированной юридической помощи признано законодательно (например, нотариусу), а также обеспечение доступа каждого к правосудию путем осуществления юридической помощи в различных видах и формах, установленных ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 26 апреля 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

4. В основе социально-правовых характеристик института квалифицированной юридической помощи лежит его конституционная природа. Конституция РФ весьма широко регламентирует соответствующие отношения, формируя сложносоставный институт, включающий:

а) субъективно-личностные (представительно-обязывающие) характеристики института квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ);

б) основные начала компетенционного обеспечения данного института в рамках совместного ведения РФ и ее субъектов (п.п. «б» и «л» ч. 1 ст. 72, ч. 2 ст. 76 Конституции РФ);

в) публично-правовые начала института квалифицированной юридической помощи и их реализация, в частности, в сфере судопроизводства (ст.46-47, ч. 2 ст. 48 Конституции РФ);

г) конституционные обязанности государства по гарантированию каждому права на получение юридической помощи, недопустимость его ограничения, ответственность за качество юридических услуг (ст. 2, 18, 45, ч. 1 ст. 48, ч. 3 ст. 56 Конституции РФ).

5. Юридическая природа права на квалифицированную юридическую помощь носит конституционно-гарантирующий характер, воплощая в своем нормативном содержании единство материальных и процессуальных начал, оно может рассматриваться как конституционно-процессуальное право-гарантия, которое призвано обеспечивать надлежащие юридические предпосылки для последовательной правореализации и эффективного достижения гражданами юридических целей, включая судебную защиту своих прав и свобод.

6. Находясь во взаимосвязи с реализацией конституционных обязанностей государства по обеспечению надлежащих гарантий доступа к правовым услугам и возможности привлечения каждым лицом, заинтересованным в совершении юридически значимых действий, квалифицированных специалистов в области права, общественные отношения по поводу оказания юридической помощи воплощают в себе, прежде всего, публичный интерес, а оказание юридических услуг, осуществляемое на профессиональной основе институтом адвокатуры, имеет публично-правовое значение.

6.1. Публичные начала значительно усиливаются в отношениях, возникающих в связи с реализацией права на судебную защиту, так как они протекают в процессе функционирования институтов судебной власти. В этом случае субъект оказания юридической помощи выступает одновременно и субъектом судопроизводственных правоотношений (ст. 49 УИК РФ; глава 6 АПК РФ).

6.2. Выполняя соответствующие процессуальные функции, адвокат (защитник) может в определенной мере влиять на ход осуществления, в конечном счете, на исход рассмотрения судебного дела. Право на получение квалифицированной юридической помощи, выступая гарантией судебной защиты прав, свобод и законных интересов, одновременно является в этом случае одной из предпосылок надлежащего осуществления правосудия, способствуя его состязательности и равноправию сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

7. Общественные объединения адвокатов являются самостоятельным элементом организационной структуры адвокатуры. С одной стороны, в них реализуется принцип свободы на объединение, с другой стороны, они играют важную роль в координации деятельности адвокатских образований и защите прав, как отдельных адвокатов, так и всего профессионального сообщества. Профсоюз адвокатов России в полной мере сможет реализовать свое предназначение только с момента разрешения лицам, имеющим статус адвоката, работать по найму у другого адвоката.

8. Основными направлениями развития института российской адвокатуры следует признать:

а) имплементацию международно-правовых стандартов, касающихся оказания юридической помощи и деятельности института адвокатуры в российскую правовую систему;

б) реформу процессуального законодательства, направленную на совершенствование независимости адвокатов, на увеличение гарантий их защищенности, на обеспечение равноправия сторон в судебном процессе и на стадии предварительного следствия;

в) дальнейшее реформирование российского законодательства в целях формирования самостоятельной, независимой и единой системы адвокатских объединений России, деятельность которой регулируется по большей части внутрикорпоративными нормами;

г) реформирование российского законодательства в целях обеспечения деятельности российских адвокатов за рубежом и иностранных адвокатов на территории Российской Федерации;

д) создание нормативной базы, а также - организационного и материально-финансового обеспечения обязательной профессиональной подготовки и переподготовки российских адвокатов.

9. В российской законодательной модели правовой статус Европейского Суда по правам человека состоит из совокупности элементов, к которым следует относить: а) правовая основа деятельности - нормативно-правовая база ЕСПЧ; б) структура, руководство ЕСПЧ; в) принципы и цели деятельности ЕСПЧ; г) задачи и функции ЕСПЧ; д) компетенция ЕСПЧ; е) подотчетность и подконтрольность - виды контроля и надзора, ответственность сотрудников; ж) взаимодействие ЕСПЧ с другими органами.

10. Вступление России в Совет Европы и подписание Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод открыло отдельным лицам возможность обращаться с индивидуальными жалобами в Европейский суд по правам человека (ЕС). Европейский Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или лю­бой группы частных лиц (индивидуальная жалоба). Любое государство-участник может передать в Европейский Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции и Протоколов к ней другому государству-участнику (жалобы государств). Жалобы могут подаваться только против государств или действий и актов его органов власти. Жалобы про­тив отдельных лиц или частных организаций и объеди­нений не подпадают под компетенцию Европейской конвенции о правах человека.

11. Выдвинута авторская классификация стадий участия адвоката в подготовке и проведении дела в Европейском суде по правам человека:

а) подготовка обращения в Суд. Форма и содержание индивидуальной жалобы. Подача жалобы:

- изучение материалов судебных разбирательств в России. Изучение других документов, связанных с предметом жалобы Заявителя в Европейский Суд по правам человека;

- изучение и сравнительный анализ европейских стандартов по правам человека и российского законодательства, материалов Пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда и Постановлений Конституционного Суда РФ;

- разработка позиции по делу на основе европейских стандартов по правам человека по аналогичным делам. Примеры судебной практики ЕСПЧ;

- форма и содержание индивидуальной жалобы. Подача жалобы в Суд;

б) подготовка состязательных бумаг-писем, объяснений, замечаний, возражений, комментариев,  пояснений и других документов;

в) участие адвоката в слушаниях дела в Суде;

г) участие адвоката в процессе достижения дружественного урегулирования;

д) участие адвоката на стадии исполнения постановления и решений Суда.

12. Анализируя перспективы развития адвокатуры на территории РФ, следует обратить свое внимание на необходимость институционального подхода к реформам российской адвокатуры, который предполагает учет следующих аспектов:

  • предпосылки реформирования адвокатуры;
  • принципы реформирования адвокатуры;
  • основные направления реформирования адвокатуры;
  • задачи реформирования адвокатуры. 

12.1. В настоящее время в Российской Федерации существуют все предпосылки для дальнейшего реформирования института адвокатуры. Среди них:

  • несоответствие российского законодательства международным стандартам в области оказания квалифицированной юридической помощи и организации деятельности адвокатуры;
  • отсутствие механизма реализации принципа равенства сторон в суде;
  • несовершенство механизма оказания юридической помощи;
  • отсутствие правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств;
  • отсутствие непрерывной и целостной системы подготовки и переподготовки профессиональных кадров адвокатуры;
  • наличие определенной зависимости адвокатских образований от деятельности органов государственной власти субъектов РФ;
  • наличие недостатка самостоятельного, корпоративного регулирования адвокатских образований;
  • отсутствие реальной независимости адвокатов.

12.2. Институциональное развитие можно назвать одним из принципов дальнейшего реформирования российской адвокатуры, среди которых также можно отметить: 

  • единство адвокатских объединений в рамках всего государства;
  • организацию взаимоотношений с органами государственной власти на основе партнерства;
  • реформирование института адвокатуры в рамках уже существующих международных принципов и стандартов как в области оказания юридической помощи, так и в области адвокатской деятельности;
  • позиционирование адвокатуры как независимой саморегулируемой организации, подчиненной интересам не государства, а общества и направленной на обеспечение положений ст. 48 Конституции РФ, а именно – на оказание профессиональной юридической помощи.

13. В рамках реформирования института адвокатуры с целью увеличения уровня защищенности адвокатов в уголовном производстве необходимо в первую очередь внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, изложив ч. 5 ст. 450 в следующей редакции: "Следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с настоящим Кодексом не иначе как на основании судебного решения, в отношении лица, указанного в части первой статьи 447 настоящего Кодекса, если уголовное дело в отношении его не было возбуждено или такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся также на основании решения суда, указанного в части первой статьи 448 настоящего Кодекса".

14. Предложение о внесении следующих изменений и дополнений в Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации":

а) закрепить в норме ст. 2 положения, в соответствии с которыми адвокат наделялся бы правом осуществлять предпринимательскую деятельность вне сферы оказания правовой помощи, а адвокатские образования по аналогии с другими некоммерческими организациями могли бы осуществлять предпринимательскую деятельность с учетом целей, ради которых они созданы;

б) добавить в п. 2 ст. 3 следующие принципы адвокатуры: лояльность к клиенту, соблюдение адвокатской этики и профессионализм;

в) вернуть принцип демократии в адвокатской деятельности, действовавший до принятия Федерального закона от 20 декабря 2004 г. № 163-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в части отмены существующей ротации и возврата к существовавшей до декабря 2004 г. возможности избрания Президента Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации напрямую путем голосования всех адвокатов – членов соответствующей Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

15. Учитывая опыт иностранных государств (Франции, Германии и США), осуществление адвокатской деятельности в России возможно как в адвокатских образованиях, так и в объединенных структурах (структурах объединенных офисов и  структурах объединенных средств), которые имеют исключительную цель - облегчить и помочь развитию профессиональной деятельности их членов, должны способствовать экономической деятельности их членов и носить исключительно вспомогательный характер по отношению к этой деятельности. Учитывая тенденции развития организационных основ адвокатской деятельности в развитых демократических странах (Франции, Германии и США), направленные на слияние юридических профессий, и действия Правительства России по организации  государственных юридических бюро, а также положительный опыт принятия в конкретном субъекте РФ – городе Москве Закона г. Москвы от 4 октября 2006 г. № 49 «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в городе Москве», необходимо принять проект Федерального закона «Об оказании юридической помощи населению бесплатно», в котором перечислить субъектов, оказывающих бесплатную юридическую помощь (в том числе государственные юридические бюро и правозащитные организации и т.д.).

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что полученные в ходе исследования выводы и предложения развивают и дополняют понятийный материал организационных основ адвокатской деятельности и адвокатуры, освещают и переосмысливают важные аспекты исторического формирования и законодательного регулирования деятельности адвокатуры в России и зарубежных странах с учетом международных стандартов прав человека. Работа в целом способствует формированию концепции понимания научного содержания понятий "организационные основы адвокатской деятельности" и  "организационные основы адвокатуры", а также дополняет существующую базу для развития законодательства и последующих научных исследований.

Материалы диссертации могут быть использованы в качестве основы для дальнейших научных исследований в этой области, для преподавания спецкурса адвокатуры, а также для работы над совершенствованием законодательства Российской Федерации, регулирующего деятельность адвокатуры в Российской Федерации.

Работа имеет теоретическое значение в связи с тем,  что в ней впервые на диссертационном  уровне  дается  прогноз и обоснование направлений развития института адвокатуры и адвокатской деятельности в России с точки зрения его организационных основ, на основе выявленных и сформулированных закономерностей и мировых тенденций. Доказывается, что дальнейшее развитие организационных основ происходит в связи с функционированием общества и государства в конкретный исторический период, развитием демократических процессов в них, глобализации и соблюдения странами международных стандартов прав человека.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные в ходе исследования выводы и сформулированные на их основе практические предложения по совершенствованию организационных основ адвокатской деятельности и статуса адвокатуры в России, а также по осуществлению законодательной деятельности способствуют утверждению научно-обоснованного подхода при разработке современной нормативно-правовой базы, регулирующей организационные основы деятельности адвокатов и их образований в соответствии с общемировыми стандартами защиты прав и свобод человека и гражданина.

Значимость результатов диссертационного исследования обусловлена профессионализмом и большой практической работой, которую вел и ведет диссертант, лично участвуя в экспертной и законопроектной деятельности в сфере оказания квалифицированной юридической помощи, в частности, автор диссертационного исследования был одним из разработчиков проекта Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»,4 в течение последних лет отстаивая необходимость и важность его принятия в целях реализации прав и свобод малоимущего населения Российской Федерации.

Исследование также обуславливается его новизной, критическим подходом к оценке действующего законодательства,  а также практике их применения, прогностическим характером многих выводов диссертанта,  возможностью применения основных  положений  работы  на  практике, в научно-исследовательской деятельности, а также в нормотворческой деятельности Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации.

Личное участие автора в получении результатов, изложенных в диссертации, заключается в следующем:

1) экспертная работа в Правлении Ассоциации юристов России в сфере проведения антикоррупционных экспертиз принимаемых нормативных правовых актов Российской Федерации, касающихся деятельности адвокатуры;

2) экспертная работа в Комитете Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству;

3) экспертная работа и участие в разработке Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и последующих изменений и дополнений в него;

4) представительство от Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в Комиссии Правительства Российской Федерации по законопроектной деятельности;

5) экспертная работа в Комитете Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по конституционному законодательству;

6) экспертное участие в разработке законодательства Московской области, участие в заседаниях Московской областной Думы;

7) участие в подаче жалобы и дальнейшем рассмотрении дела в Европейском Суде по правам человека, связанной с необоснованности продления срока содержания под стражей, в соответствии со ст. 34 Европейской Конвенции по правам человека и статьями 45 и 47 Регламента Суда по правам человека (дело «Волков А.Д. против России» и др.);

8) участие в разработке и принятии Кодекса профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г. (с изменениями и дополнениями, утвержденными II Всероссийским съездом адвокатов 08.04.2005г; III Всероссийским съездом адвокатов 05.04.2007 г.);

9) участие в разработке и принятии Регламента Всероссийского съезда адвокатов (утвержден II Всероссийским съездом адвокатов 8  апреля  2005 г.);

10) экспертная работа над проектом и принятие Методических рекомендаций по ведению адвокатского производства, утвержденные Советом ФПА от 21 июня 2010 г. (Санкт-Петербург, 21 июня 2010 г., протокол № 5);

11) участие в разработке и принятии Рекомендаций адвокатам по взаимодействию со средствами массовой информации, утвержденные Советом ФПА от 21 июня 2010 г. (Санкт-Петербург, 21 июня 2010 г., протокол № 5);

11) участие в разработке Обзора дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов РФ за 2009 г., справок о результатах мониторинга адвокатуры и адвокатской деятельности в Российской Федерации, о работе с обращениями, поступившими в Департамент по адвокатуре Федеральной палаты адвокатов РФ в 2010 г. и т.д.

Апробация и внедрение результатов исследования.

 Диссертация подготовлена в Российской Академии адвокатуры и нотариата (г. Москва), где осуществлялось ее обсуждение и предварительная экспертиза. Основное рассмотрение диссертации проводилось на кафедре адвокатуры и правоохранительной деятельности РААН. Ряд положений диссертационного исследования излагались в докладах и сообщениях, представленных на научно-практических конференциях различного ранга (от региональных конференций Адвокатских палат до межрегиональных, общероссийских и международных научных конференций) с широкой географией (Москва, Санкт-Петербург, Самара, Саратов, Саранск, Пенза, Екатеринбург, Воронеж, Ташкент, Казахстан (Астана), Черногория, Хорватия, Турция.

Тематика научных конференций подбиралась с таким расчетом, чтобы максимально приблизить рассматриваемые на них вопросы к проблемам, обусловленным в настоящем диссертационном исследовании. Многие предложения диссертационного исследования использовались в нормотворческой деятельности  (что и нашло свое отражение), в частности в ходе разработки проекта и обсуждения Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». Кроме того, личное участие автора в получении результатов, изложенных в диссертации, заключается в выдвижении гипотез и постановке задач исследования, разработке методики исследования организационных основ адвокатской деятельности, сборе материалов и их обработке. Опираясь на методологию общей теории права, других юридических наук, диссертант провел анализ полученных результатов и сформулировал выводы, отражающие тенденции развития организационных основ адвокатской деятельности как условие эффективного и качественного оказания квалифицированной юридической помощи.

Результаты проведенного исследования, сформулированные на их основе выводы, предложения и рекомендации прошли обсуждение на кафедре адвокатуры и правоохранительной деятельности Российской академии адвокатуры и нотариата, в Совете Адвокатской палаты Московской области, в Федеральной палате адвокатов РФ, а также использовались при подготовке научных публикаций.

Публикации.

По теме диссертации опубликовано более 70 работ, в том числе, более 60  научных статей, 18 из которых - в ведущих российских юридических журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации («Российская юстиция», «Закон и право», «Современное право», «Бизнес в законе» и т.д.), в том числе, двух монографий, а также материалов докладов на конференциях. Указанные публикации подтверждают достоверность полученных в диссертации результатов. Большинство работ по теме выполнены автором единолично, без соавторов.

Структура и объем работы.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения (выводов), библиографии. Работа содержит 484 страницы машинописного текста, из них основного текста 463 страницы, библиографию из 265 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определены предмет, цель и задачи исследования, его научная новизна и практическая значимость, охарактеризована степень изученности раскрываемых проблем в научной литературе. Излагаются методики проведения исследования, полученные в его результате теоретические и практические выводы и предложения.

Глава 1 «Государство и адвокатура: система взаимоотношений и юридических гарантий деятельности» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе первой главы («Гарантия квалифицированной юридической помощи как одна из обязанностей российского государства по отношению к гражданину») разъясняется, что конституционная норма о праве на квалифициро­ванную юридическую помощь носит не обязывающий характер, а только управомочивающий. Очевиден также ряд гарантирующих норм, касающихся всех прав и свобод. Это связано с тем, что госу­дарство, способствуя формированию гражданского общества в России, стремится предоставить человеку максимальную степень свободы и дает человеку право самому принимать решение об ис­пользовании или неиспользовании конституционного права. В последнем случае определяющее значение имеет общая право­вая культура населения, повышению которой в Российской Фе­дерации в настоящее время не уделяется должного внимания.

Право на квалифицирован­ную юридическую помощь входит в правовой институт основных прав и свобод человека и гражданина, который лежит в основе правового статуса личности. В научной литературе под ним пони­мается единство прав, свобод и обязанностей человека. Поэтому право на получение квалифицированной юридической помощи в числе других основных прав и свобод составляет основу правово­го статуса личности и как конституционное право обладает наи­высшей юридической силой и подлежит повышенной защите. Под конституционным правом каждого на по­лучение квалифицированной юридической помощи следует понимать право каждого на обращение к адвокату, осуществляющему на профессиональной основе защиту прав, свобод и интересов человека и гражданина, другому лицу, оказание которым квалифицированной юридической помощи признано законодательно (например, нотариусу), а также обеспечение доступа каждого к правосудию путем осуществления юридической помощи в различных видах и формах, установленных ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 26 апреля 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Под гарантиями конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи следует понимать совокупность социально-экономических, политических, юридических и нравственных предпосылок, условий, средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления права, указанного в ст. 48 Конституции РФ.

Юридические гарантии конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи в России — это закрепленная в Основном законе страны совокупность экономических, социальных, политических и идеологических условий, которые предопределяют реальность исполнения и механизмы реализации права, провозглашенного в ст. 48 Конституции РФ.

2 июля 2008 г. вступила в силу правовая норма, в связи с принятием статьи 17.1 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конку­ренции», согласно которой договоры аренды, договоры безвозмездного пользова­ния, доверительного управления имуществом, иные договоры, преду­сматривающие переход прав владения и (или) пользования в отношении государ­ственного или муниципального имущества, могут быть заключены только по ре­зультатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения таких до­говоров.

Данная правовая норма принята без учета государственной политики в сфе­ре адвокатуры и без учета мнения представителей органов адвокатского самоуправления.

В результате органы государственной власти субъектов РФ и муниципаль­ные органы власти выставляют на торги, конкурсы и аук­ционы помещения, длительное время арендуемые адвокатскими образованиями. Федеральный закон от 22 июля 2008 г, № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения движимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арен­дуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» был также принят без учета государственной политики в сфере адвокатуры и мнения адвокатского сообщества.

Указанные законодательные акты поставили адвокатов в худшие условия по сравнению с юристами-предпринимателями, которые приобрели право льготной внеконкурсной аренды государственных и муниципальных помещений (подробнее см.: письмо Федеральной антимонопольной службы от 2 сентября 2008 г. № ИА/22018), а также право их выкупа субъектами малого и среднего предпринимательства по символической нерыночной стоимости.

В отличие от адвокатов юристы-предприниматели не обременены обязанно­стями по оказанию бесплатной юридической помощи в случаях, предусмотрен­ных законодательством Российской Федерации. В остальном характер деятельно­сти адвокатов и юристов не отличается, однако последние на рынке оказания пра­вовых услуг получили значительные конкурентные преимущества.

       Оказание адвокатами квалифицированной юридической помощи гражда­нам Российской Федерации бесплатно не включено в набор социальных услуг, перечисленных в ст. 6.2 Федерального закона от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ «О го­сударственной социальной помощи». Это привело к тому, что адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению и в оказании бесплатной юридиче­ской помощи малоимущим гражданам, отказывают в предоставлении государственной или муниципальной помощи, которая может предоставляться в виде льготной аренды государственных и муниципальных помещений и арендной пла­ты в соответствии со ст. 19 Федерального закона «О защите конкуренции», если по закону такая деятельность осуществляется в целях социального обслуживания населения.

Во втором параграфе первой главы («Адвокатура в системе государственных институтов ока­зания юридической помощи гражданам») делается вывод о том, что государство, учитывая саму природу адвокатуры, не должно осуществлять жесткий тотальный контроль над ней. Государство должно направлять деятельность адвокатуры, создавать благоприятные условия для плодотворной работы, в том числе и правовые. Также важно, чтобы нормы закона о контрольных функциях государства были четко прописаны и не допускали расширительного вольного толкования. Иными словами, осуществляя эти полномочия органы юстиции, да и все другие органы государственной власти, не должны нарушать независимость и самоуправляемость адвокатуры.

Норма о праве на квалифициро­ванную юридическую помощь носит не обязывающий, а только управомочивающий характер. Очевиден также ряд гарантирующих норм, касающихся всех прав и свобод. Это связано с тем, что госу­дарство, способствуя формированию гражданского общества в России, стремится предоставить человеку максимальную степень свободы и дает человеку право самому принимать решение об ис­пользовании или неиспользовании конституционного права. В последнем случае определяющее значение имеет общая право­вая культура населения, повышению которой в Российской Фе­дерации в настоящее время не уделяется должного внимания.

Понимание права на квалифицированную юридическую по­мощь в широком смысле позволяет утверждать, что увязывать ис­пользование этого права с судебным разбирательством неверно. Этим правом человек может пользоваться и вне судебного разби­рательства, в конкретных жизненных ситуациях, а государство обязано обеспечить его реализацию. Например, М.В. Баглай относит право на получение юридической помо­щи к конституционным гарантиям правосудия. Однако данная позиция при всей ее целесообразности представляется недоста­точно обоснованной теоретически.5

Это объясняется тем, что в Конституции РФ речь идет о праве на получение квалифициро­ванной юридической помощи, а не о гарантии правосудия. Юридическую природу конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи следует выводить из «второго поколения» прав и свобод человека и гражданина, закрепленного в духе позитивистской доктрины прав и свобод. Это право не есть естественное право че­ловека, а является позитивным правом, которое закреплено Кон­ституцией РФ, подобно другим основным правам и свободам человека и гражданина. По классификации основных прав и свобод право на получение квалифицированной юридической помощи следует отнести к юридическим пра­вам-гарантиям человека и гражданина.

В третьем параграфе первой главы («Формы взаимоотношений государства и адвокатуры: пра­вовое регулирование и автономия») делается вывод о том, что к основным направлениям реализации государственно-правового механизма формирования и поддержки института адвокатуры и адвокатской деятельности следует относить:

а) принятие необходимой законодательной базы (как национальной, так и ратификации международных правовых актов) для деятельности адвокатуры в качестве самостоятельного независимого и самоуправляемого института гражданского общества (Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (с изм.); Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изм.); Гражданского процессуального кодекса РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (с изм.); Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (с изм.) и др.);

б) установление специальной процедуры получения статуса адвоката (допуск и сдача квалификационного экзамена, принесение присяги, получение удостоверения адвоката, присоединение к одной из адвокатских палат субъектов РФ, занесение сведений об адвокате в региональный реестр адвокатов);

в) провозглашение государственных гарантий независимости и защиты адвоката и членов его семьи в случае нарушения их прав и свобод;

г) установление механизма и государственных гарантий компенсации адвокатам расходов, понесенных ими в ходе оказания бесплатной юридической помощи (в частности, приказ Министра обороны РФ от 13 октября 2005 г. № 430 «Об утверждении Инструкции о порядке осуществления выплат адвокатам в качестве вознаграждения и (или) компенсации расходов при оказании ими юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами»);

д) формирование механизма государственного контроля над формами и сроками компенсации адвокатам понесенных расходов (в частности, приказ от 15 октября 2007 г. Министерства юстиции РФ № 199, Министерства финансов РФ № 87н «Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела»);

е) принятие специального налогового законодательства (благоприятного налогового режима) об организационно-правовых формах деятельности адвокатских образований, подразумевающего следующее:

- налоговыми агентами адвокатов по уплате ЕСН являются адвокатские образования, в которых они состоят (коллегии адвокатов, адвокатские бюро, юридические консультации), что освобождает адвокатов, кроме учредивших адвокатский кабинет, от самостоятельной уплаты налога;

- право адвокатов, учредивших адвокатский кабинет, на получение специальных профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением доходов от осуществляемой деятельности (а не 20% от общей суммы доходов, полученной от предпринимательской деятельности, как установлено общей нормой);

ж) материально-техническое и методическое оснащение юридических консультаций, созданных в форме учреждений в случае, если на территории одного судебного района общее число адвокатов во всех адвокатских образованиях, расположенных на данной территории, составляет менее двух на одного федерального судью.

Государственно-правовой механизм формирования и поддержки адвокатуры как важнейшего института гражданского общества в сфере оказания квалифицированной юридической помощи реализуется, по крайней мере, в трех основных направлениях:

а) повсеместное качественное оказание юридической помощи населению России с тем, чтобы каждый гражданин знал свои права и умел защищаться; обеспечение защитой на предварительном следствии и в суде как обвиняемых и подсудимых, так и потерпевших от преступлений, финансирование расходов на оказание помощи малоимущим; издание инструкции по оплате юридической помощи;

б) прием в члены коллегии адвокатов, направленный на то, чтобы в адвокатском корпусе работали ранее не скомпрометировавшие себя ни в чем квалифицированные юристы, отвечающие всем требованиям профессии адвоката;

в) создание нормальных условий для деятельности адвокатуры в России, обеспечение правовых и материальных гарантий адвокатам, освобождение адвокатских структур от налогов и сборов.

В четвертом параграфе первой главы («Государственные юридические бюро и адвокатская дея­тельность: общее и особенное») делается следующий вывод: существование свободной и независимой профессии адвоката является важнейшей гарантией защиты прав и свобод человека и гражданина. Однако сейчас мы можем наблюдать весьма опасные тенденции, которые в самое ближайшее время могут изменить как систему адвокатуры, повлиять на статус адвоката и возможности института защиты, так и перестроить всю систему оказания юридической помощи населению.

В России нельзя организовать квалифицированную юридическую помощь, минуя адвокатское сообщество. Законодатель установил, что адвокатской деятельностью признается «квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката». Понятие квалифицированной юридической помощи введено Конституцией РФ и гарантировано «каждому» (ст. 48). Известно, что управление социальными процессами требует крайней осмотрительности; любые же попытки их правового регулирования таят в себе серьезные опасности, если не основаны на трезвой оценке и просчете как ближайших, так и отдаленных последствий.

В современном международном праве выработан комплекс мероприятий в виде организационных и правовых гарантий правозащитной деятельности адвоката в целях обеспечения юридической помощи населению, т.е. международные стандарты адвокатской деятельности, которые направлены на обеспечение одного из фундаментальных прав человека – права на защиту. Основу правового и морального регулирования деятельности адвоката на международном уровне составляет целая система международно-правовых актов.

Практически все вышеперечисленные документы не имплементированы в правовую систему Российской Федерации, что позволяет сделать вывод о функционировании института российской адвокатуры в отрыве от существующих международных стандартов и принципов в данной области, а равно – о территориальной изолированности исследуемого института.

Глава вторая «Адвокатура в системе институтов гражданского общества» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе второй главы («Европейская конвенция о защите прав человека и основ­ных свобод как основа деятельности российской адвокатуры») делается вывод о том, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, провозгласившей приоритет общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, и ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» Европейская Конвенция не требует принятия специальных законов в развитие своих положений, действует в России непосредственно, а Европейский Суд по правам человека является для граждан России высшим судебным органом международного масштаба, в который они могут обратиться за восстановлением своих нарушенных прав и законных интересов после исчерпания всех возможных внутринациональных механизмов судебной защиты.

Право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48) распространяется (с учетом ч. 4 ст. 15 Конституции РФ) на защиту прав и свобод на международном (а не только внутринациональном) уровне – в Европейском Суде по правам человека (на нарушение право, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод).

Правовой статус Европейского Суда по правам человека состоит из совокупности элементов, к которым следует относить: 1) правовая основа деятельности - нормативно-правовая база ЕСПЧ; 2) структура, руководство ЕСПЧ; 3) принципы и цели деятельности ЕСПЧ; 4) задачи и функции ЕСПЧ; 5) компетенция ЕСПЧ; 6) подотчетность и подконтрольность - виды контроля и надзора, ответственность сотрудников; 7) взаимодействие ЕСПЧ с другими органами. Вступление России в Совет Европы и подписание Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод открыло отдельным лицам возможность обращаться с индивидуальными жалобами в Европейский суд по правам человека (ЕС). Европейский Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или лю­бой группы частных лиц (индивидуальная жалоба). Любое государство-участник может передать в Европейский Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции и Протоколов к ней другому государству-участнику (жалобы государств). Жалобы могут подаваться только против государств или действий, актов его органов власти. Жалобы про­тив отдельных лиц или частных организаций и объеди­нений не подпадают под компетенцию Европейской конвенции о правах человека.

Во втором параграфе второй главы («Место адвокатского сообщества в гражданском обществе России: особенности развития и взаимоотношений») сделан следующий вывод: место адвокатуры в современной правовой системе России можно охарактеризовать как один из способов самоограничения государственной власти, посредством которого создается институт гражданского общества, способствующий полноценной реализации и защите гражданами своих прав и свобод. Если Положение об адвокатуре отводило адвокатуре место в правоохранительной системе и сравнивала ее по задачам с прокуратурой, судом, следственными органами, государственным нотариатом, а основания цель ее существования рассматривалась как охрана социалистических правоотношений, то по концепции Закона об адвокатуре адвокатура – это институт гражданского общества, основное предназначение которого - защита интересов общества и каждого его члена в отдельности через оказание квалифицированной правовой помощи.  Законодатель подчеркивает, что адвокатура отделена от государства, указывая, что она не входит в систему органов власти.

Адвокаты играют все более важную роль в обеспечении права на юридическую помощь, выступая активными участниками новых видов судопроизводства - конституционного и административного и упрочивая свои позиции в уголовном судопроизводстве. Представительство интересов граждан в конституционном, уголовном, административном и гражданском судопроизводстве направлено не только на удовлетворение интереса одного частного лица, но и на обеспечение принципа состязательности судебного процесса, достижение истины, охрану прав граждан и, тем самым, на создание демократического правового государства, провозглашенного Конституцией РФ, что не может не быть принципиально важным не только для отдельных лиц, но и для общества в целом. В деятельности адвокатуры сочетаются частный и публичный интересы: частный интерес конкретного лица, защиту прав которого осуществляет адвокат, и публичный интерес общества, направленный на соблюдение законности, прав и свобод граждан со стороны государства.

В третьем параграфе второй главы («Защита по назначению как форма реализации государс­твенной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи») делается вывод о том, что без участия всех адвокатских образований конкретного региона будет невозможно разработать сколько-нибудь жизнеспособный порядок оказания юридической помощи по назначению. Нельзя его спустить "сверху" без учета специфики конкретного района. Для этих целей всем заинтересованным руководителям адвокатских подразделений и просто адвокатам предлагаем разработать свои варианты порядка оказания юридической помощи по назначению и представить их на рассмотрение совета адвокатской палаты.

С целью успешного осуществления указанных выше функций представителю совета палаты следует предоставить право устанавливать на территории муниципального образования порядок оказания юридической помощи по назначению, составлять график участия адвокатов в осуществлении защиты по назначению и оказании бесплатной юридической помощи, контролировать его соблюдение, а также поручать адвокатам, адвокатским образованиям и подразделениям осуществление защиты по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда, оказание бесплатной юридической помощи. Несомненно, подобные действия необходимо согласовать с руководством прокуратур, судов, отделов внутренних дел. И это необходимо делать при поддержке членов совета адвокатской палаты, используя их влияние. Выход в данной ситуации есть, и он один - это совместная деятельность всех адвокатов по исправлению ситуации в целом, не единовременные словесные выпады, а слаженная общая деятельность, то, о чем мы говорили в самом начале.

За основу действий необходимо принять принцип справедливости распределения поручений по делам по назначению, исходя из занятости адвокатов. Речь здесь ведется о том, что невозможно, скажем, для адвоката выполнить в течение месяца работу по 30-50, а порой по большему количеству уголовных дел. За счет количества страдает качество оказываемой адвокатом квалифицированной юридической помощи, что недопустимо. Сделан вывод о необходимости провести согласование с руководителями судов, прокуратур, отделов внутренних дел в целях информирования совета палаты обо всех случаях участия в делах по назначению адвокатов из других территориальных районов. Это наиболее сложная часть работы, напрямую связанная с возможностями руководства адвокатуры. Совет адвокатской палаты должен принять постановление, запрещающее адвокатам участвовать по назначению в других районах (это право регламентировано законодательством), и довести эту информацию до сведения всех адвокатов области. Ну и, наконец, необходимо помнить, что критериями успешного функционирования института адвокатуры являются умение всей системы адвокатуры консолидироваться по определяющим вопросам, способность преодолеть внутриорганизационные противоречия с целью решения корпоративных задач.

Третья глава диссертации называется «Понятие, правовая природа и система норматив­но-правового регулирования института адвокатуры» и состоит из трех параграфов.

В первом параграфе третьей главы («Основные исторические этапы разгосударствления адво­катуры в России») делается вывод о том, что современное российское государство находится на этапе формирования нового правового обоснования деятельности адвокатуры, которая за время своего существования приобрела огромную значимость. Наличие в государстве лиц, способных грамотно и квалифицированно оказать юридическую помощь, является залогом гармоничного существования общества в целом. Адвокатура известна российскому праву чуть более века. Ее история показывает, что на протяжении долгого времени значение адвокатуры принижалось, и долгое время адвокатура не могла найти должного законодательного регулирования.

Основание  в России организационно-структурированной адвокатуры стало важнейшим элемен­том формирования гражданского общества и свободы личности. Адвокат не только стал представлять интересы тяжущихся в суде, но и начал давать юридические консультации, делать юридическое сопровождение сделка­ми, разъяснять права и возможности применения закона, то есть в ши­роком смысле слова способствовать формированию принципа законно­сти и правового государства.

Учитывая положительные моменты, связанные с введением института адвокатуры в России, присяжная адвокатура «…не была поставлена в благоприятные для ее развития условия, и наряду с при­сяжными поверенными появились частные ходатаи и совершенно по­сторонние адвокатуре лица, имеющие право быть представителями об­виняемого без всякого образовательного или нравственного ценза».

Функционирование адвокатуры в такой организационной форме выявило определенные недостатки, возникшие в результате совмещения правозаступничества с судебным представительством. С 1890 г. появляются юридические консультации как  коллективная форма адво­катуры. Они создавались для обслуживания определенных социальных групп, например, рабо­чих. Плата за услуги, если и взималась, была невысокой. В 1890-е гг. в коллегиях присяжных поверенных был создан специальный фонд, формировавшийся из отчислений от гонораров. В случаях ведения адвокатом уголовной защиты неимущих по назначе­нию суда, ему выплачивалось вознаграждение из этого фонда.

Положение адвокатуры зависит, с одной стороны, от общего культурного и политического состояния страны, с другой — от системы судо­производства, принятого в ней. Учитывая организационные ос­новы адвокатуры в России, реализация ее функ­ций на основании судебных уставов 1864 г. происходила в разных соци­ально-политических условиях, которые не могли не отразиться на со­держании ее деятельности.

Организационно-правовые и функциональные основы деятельности оставались неизменными до осени 1917 г., когда в результате политиче­ской катастрофы была уничтожена вся организационная система и правовые основания деятельности адвокатуры. Адвокатура в России как организационная структура прекратила свое существование. Адвокаты, не разделяющие принципы, идеи и методы большевистского правительства, уехали за рубеж. В эмиграции одновременно оказалось почти два миллиона соотечественников, которые постарались наладить свою жизнь, активно занимаясь профессиональной, научной и творческой деятельностью, создавая свои объединения.

Ликвидировав институт адвокатуры, Советская власть попыталась в течение пяти лет найти наиболее приемлемую форму защиты в новом, советском суде. Вопрос об организации советской адвокатуры вновь стал предметом споров при рассмотрении проекта Основ судоустройства СССР и союзных респуб­лик на второй сессии ЦИК СССР второго созыва (октябрь 1924 г.).

Основы судоустройства СССР и союзных республик, принятые ЦИК СССР 29 октября 1924 г., в ст. 17 устанавливали: «…коллегии защитников организуются на началах самопополнения под контролем губернских (областных) исполнительных комитетов на основе особого Положения, общие принципы которого устанавливаются общесоюзным законодательством». Однако общесоюзного Положения об адвокатуре в то время издано не было, и деятельность ее регулировалась республи­канским законодательством. В Положении о судоустройстве РСФСР, принятом 19 ноября 1926 г., указывалось, что коллегии защитников действуют под непо­средственным надзором и руководством областных, губернских и окружных судов.

Практика пошла по иному пу­ти, продиктованному жизнью. 29 июня 1928 г. коллегия НКЮ РСФСР предоставила губернским и окружным судам, при которых состояли коллегии защитников, устанавливать предельное число членов коллегии исходя из численности населения соответствующей территории и количества судебных дел, хотя в Положении чис­ло членов коллегии не лимитировалось.

Началом многочисленных дебатов по вопросам права и важной роли адвокатуры в его обеспечении и защите послужили 1930-е гг. Так, А. Вышинский выступал за усиление роли адвокатуры в защите интересов пролетарского государства, за то, чтобы адвокатура осуществляла контроль над местными политиками и юристами путем принесения протеста на отдельные действия судов и следователей. В то же время в 1935 г. адвокатура пострадала от чистки, проходившей по всей стране с разной степенью интенсивности и влияния. Однако в ноябре 1936 г., быть может, потому, что адвокатов признали неизбежным злом, был образован отдел правовой защиты в Комиссариате Юстиции СССР, правда, первоначально не имевший большого влияния. С этого момента стала проводиться активная кампания по увеличению численности адвокатов, особенно - из числа трудящихся. Однако она не была успешной, поскольку многие адвокаты все еще оставались «буржуазными» специалистами, а так называемые «адвокаты из народа» не обладали достаточным опытом и юридическими знаниями.

Вторая чистка в 1938 г. вновь не смогла создать новое соотношение социальных сил среди адвокатов и значительно увеличить влияние Коммунистической партии в их рядах. Сама структура адвокатуры, право ее рядовых членов избирать членов президиума и председателя – все это затрудняло тотальный контроль над ней. Однако уже через год, в январе 1939 г. с либеральным поведением при выборах в коллегиях было покончено, и коммунистов стали «загонять» в коллегии и «делать» адвокатами. Итак, 16 августа 1939 г. Закон об адвокатуре был одобрен Советом Министров СССР, который по сути руководил действиями 8000 адвокатов при населении страны в 191 млн. человек.

Н.С. Хрущев стремился усилить роль права и профессиональных юристов в строительстве социализма. Адвокатам защиты предоставлялось гораздо больше возможностей участвовать на более ранних стадиях уголовного разбирательства дел некоторых категорий клиентов в результате внесения изменений в Основы уголовно-процессуального законодательства СССР (1958 г.) и в отдельные уголовно-процессуальные кодексы союзных республик.

Очередные незначительные изменения в организационные основы адвокатской деятельности были внесены Положением об адвокатуре, принятым в 1962 г. Оно определило основную структуру и систему деятельности адвокатского сообщества, принципиально не претерпевавшего изменений вплоть до 2002 г. В основу организации был положен территориаль­ный принцип построения. В РСФСР действовали республиканские (в автономных республиках), краевые, областные и городские коллегии адвокатов. Процесс, начавшийся при Н.С. Хрущеве, носил эволюционный характер и не всегда развивался однозначно при Л.И. Брежневе.

Переход к рыночным отношениям не сразу привел адвокатуру к новым формам работы, к изменению своих главных ориентиров и критериев адвокатского труда. Обслуживание бизнеса и предпринимательства занимало в ней лишь незначительное место. Одной из основных условий формирования гражданского обще­ства является благосостояние народа. А поэтому защита бизнеса, предпринимательства и предпринимателей в стране, ставшей на путь рыночного развития — это деятельность прогрессивная, очень важ­ная для судеб не только какого-либо конкретного бизнесмена, ком­мерческой организации, концерна и проч., но и гражданского обще­ства в целом.

Во втором параграфе третьей главы («Понятие и правовая природа института адвокатуры в Российской Федерации») сделан следующий вывод: юридическая помощь, оказываемая адвокатами, рассматривается Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в качестве квалифицированной. Квалифицированную юридическую помощь можно рассматривать как правовую помощь, осуществляемую специальным субъектом, подтвердившим свои знания и умения в этой области, что позволяет гарантировать ее качественность. Квалифицированная юридическая помощь шире содержания адвокатской деятельности и может включать деятельность иных субъектов, если для допуска их в сферу оказания правовой помощи законодателем будут введены определенные критерии, соответствие которым может дать некоторую гарантию качества этой помощи. 

Законодателю необходимо раскрыть понятие "квалифицированная юридическая помощь", указать субъектов такой помощи, ввести гарантии качества ее оказания. Наиболее оптимальной формой этому является принятие Федерального закона "О гарантиях прав граждан на квалифицированную юридическую помощь". При этом правильной видится следующая законодательная формулировка:

"Квалифицированная юридическая помощь – юридическая помощь, оказываемая субъектами, которые подтвердили свои знания и умения в этой области в соответствии с порядком, установленным законодательством".

Понятие адвокатура следует понимать в двух значениях. Во-первых, как это и указано в ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" -  в качестве профессионального сообщества адвокатов, то есть совокупности лиц, получивших адвокатский статус, объединенных на условиях обязательного членства в особые организации – региональные адвокатские палаты. Адвокатуру следует понимать как действующий на определенных принципах (законности, лояльности к клиенту, соблюдения адвокатской этики, независимости, самоуправляемости, корпоративности, равноправности адвокатов, профессионализма) общественный институт, гарантирующий гражданам право на квалифицированную юридическую помощь.

Место адвокатуры в современной правовой системе России можно охарактеризовать в качестве профессионального института гражданского общества, способствующего самоограничению государственной власти и осуществляющего полноценную реализацию и защиту прав и свобод граждан. Если Положение об адвокатуре отводило адвокатуре место в правоохранительной системе и сравнивала ее по задачам с прокуратурой, судом, следственными органами, государственным нотариатом, а основания цель ее существования рассматривалась как охрана социалистических правоотношений, то по концепции Закона об адвокатуре адвокатура – это институт гражданского общества, основное предназначение которого - защита интересов общества и каждого его члена в отдельности через оказание квалифицированной правовой помощи.  Законодатель подчеркивает, что адвокатура отделена от государства, указывая, что она не входит в систему органов власти.

В третьем параграфе третьей главы («Система международного и национального норматив­но-правового регулирования института адвокатуры») делается вывод о том, что Европейская конвенция о защите прав человека выступает в настоящее время одним из главных ориентиров для правоприменения в России и является международно-правовым договором, на основе которого в России создается юридический механизм контроля за соблюдением закрепленных в Конвенции (а теперь уже и в Российском законодательстве) прав и свобод человека.  В этом смысле роль и значение участия адвоката в международной защите прав человека будет способствовать не только эффективному функционированию этого механизма, но и повысит общую правовую культуру в нашем государстве.

Назначение адвоката само по себе не обеспечивает обвиняемому эффективной правовой поддержки, и государство не может нести ответственность за действия адвоката. Из принципа независимости адвокатуры от государства следует, что ответственность за проведение защиты лежит на обвиняемом и адвокате независимо от факта назначения адвоката в порядке оказания бесплатной юридической помощи или оплаты его услуг клиентом. Статья 6(3) Конвенции не требует вмешательства государства в работу адвоката до того момента, пока в его действиях не содержится состав преступления и надлежащим образом не поставлен вопрос о его профессиональной некомпетенции. Таким образом, ЕСПЧ создал прецедент, в соответствии с которым недочеты и ошибки адвоката в профессиональном представительстве интересов Заявителя не влекут за собой ответственности государства.

Глава 4 «Правовой статус адвоката и формы его реализации» и состоит из трех параграфов.

В первом параграфе четвертой главы («Правовой статус адвоката: понятие, со­держание, формы реализации») делается вывод о том, что государство должно предоставить адвокатам право формировать самоуправляемые ассоциации для представитель­ства их интересов, постоянной учебы и переподготовки и поддержания их профессионального уровня. Исполнительные органы профессио­нальных ассоциаций избираются их членами и осуществляют свои функции без внешнего вмешательства.

Профессиональные ассоциации должны кооперироваться с правительствами для обеспечения права каждого на равный и эффективный доступ к юридической помощи, чтобы адвокаты были способны без неуместного вмешательства со стороны давать советы и помогать своим доверителям в соответствии с законом и признанными профессио­нальными стандартами и этическими правилами. Все нововведения в организационно-правовых основах адвокатской деятельности в России являются особенно актуальным, т.к. сейчас в адвокатуре с момента принятия закона в 2002 году наблюдается тенденция к сближению с европейскими стан­дартами организации адвокатуры, ведущая к увеличению авторитета профессии адвоката среди населения, повышению профессионализма среди адвокатов.

Реализовать все это практичес­ки невозможно без четкой организационной структуры адвокатского сообщества,  периодического повышения квалификации адвокатов и обучения стаже­ров адвокатов, организации профессионального обуче­ния адвокатов.

В Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрены ряд нормативных актов, которые принимает само адвокатское сообщество. В их числе кодекс профессиональной этики адвокатов. Кодифицированный нормативный акт должен включать в себя не только меры ответственности и процедурные нормы, но также основания этой ответственности и меры поощрения. Основания ответственности, которые необходимо включить в кодекс профессиональной этики адвоката должны быть следующими:

- Необоснованный отказ адвоката от оказания юридической помощи.

- Отсутствие в действиях адвоката должной осторожности:

a) По отношению к третьим лицам; б) По отношению к доверителю; с) По отношению к контрагентам доверителя.

- Недобросовестное отношение адвоката к своим обязанностям.

Адвокат должен быть ответственен за:

- соблюдение процедуры и за своевременное движение дела по стадиям процесса;

- обоснование своей правовой позиции;

- судебные ошибки, которые он совершает;

- информирование своего доверителя о развитии дела;

- своевременную подачу  ходатайств.

Во втором параграфе четвертой главы («Формы адвокатских объединений как инструмент реализа­ции правового статуса адвоката») сделан следующий вывод: формы адвокатских объединений - это основа организации деятельности адвокатов. С учетом современных реалий и сложившейся практики оказания юридической помощи автору представляется возможным внесение изменений и дополнений в статью 20 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в части включения в формы адвокатских образований нового образования – юридической фирмы. Подобное предложение, официально высказанное и прорабатываемое в настоящее время Минюстом России, во-первых, будет способствовать контролю профессионального уровня работающих в юридических фирмах юристов, во-вторых, оформит существующий рынок юридических услуг в целостную, подконтрольную адвокатским палатам субъектов РФ, систему оказания юридической помощи.

В адвокатских образованиях непосредственно осуществляется адвокатская деятельность. Адвокат, не состоящий в какой-либо из форм адвокатских образований, не имеет права заниматься адвокатской деятельностью. Более того, если адвокат не выберет организационную форму для осуществления адвокатской деятельности, он может лишиться статуса адвоката. Но, получив статус адвоката, адвокат может быть не принят ни в одно из действующих на территории субъекта Федерации адвокатских образований.

Закон выделяет четыре возможных формы адвокатских образований. К этим формам относятся: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация. Как было указано выше, представляется возможным в ближайшее время дополнить эти четыре формы пятой – юридическими фирмами.

Адвокатские образования (кроме адвокатского кабинета) непосредственно не должны оказывать юридическую помощь. Они призваны выполнять публично-значимую задачу – осуществить объединительную функцию по созданию коллективов профессионалов для того, чтобы им было удобнее заниматься адвокатской деятельностью.  Первоначально в проекте Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» создание коллегий адвокатов и юридических консультаций не предусматривалось, и лишь бурные протесты адвокатского сообщества понудили законодателя ввести эти формы адвокатских образований.

Чрезвычайно важно определить, в чем при этом отличие адвокатского бюро от коллегии адвокатов. Адвокатское бюро является более тесным объединением адвокатов в сравнении с коллегией адвокатов. Адвокаты, учредившие адвокатское бюро, заключают между собой партнерский договор, по которому обязуются соединить свои усилия для оказания юридической помощи от имени всех партнеров (п. 3 ст. 23 Закона). В отличие от этого соглашение об оказании юридической помощи в коллегии адвокатов заключается между адвокатом и доверителем (п. 15 ст. 22 Закона).

Прекращение или приостановление статуса адвоката, являющегося одним из партнеров, либо расторжение партнерского договора по требованию одного из партнеров ведет к прекращению партнерского договора, если партнерским договором не предусмотрено иное (п. 6 ст. 23 Закона). После прекращения партнерского договора адвокаты обязаны заключить новый - в противном случае адвокатское бюро подлежит преобразованию в коллегию адвокатов, либо ликвидации. С момента прекращения партнерского договора и до момента преобразования бюро, либо заключения нового партнерского договора адвокаты не вправе заключать соглашения об оказании юридической помощи (п. 12 ст. 23 Закона об адвокатуре).

В третьем параграфе четвертой главы («Адвокатские палаты и иные формы объединения адвокатов как самоуправляющиеся организации в системе институтов граж­данского общества») делается вывод о том, что адвокатские палаты играют жизненно важ­ную роль в поддержании профессиональных стандартов и этических норм, защищают своих членов от преследований и необоснованных ог­раничений и вмешательств в осуществляемую деятельность. На 2-ом Всероссийском съезде адвокатов мнения по поводу защиты адвокатскими палатами своих членов разделились. Одни выступающие говорили о недостаточных усилиях в этом вопросе со стороны адвокатских палат. Совершенно в другом ракурсе прозвучало выступление о том, что нарушая профессиональные права адвокатов госорганы фактически нарушают права граждан на квалифицированную юридическую помощь.

Правовая природа адвокатской палаты имеет свою – особенную – специфику, которая определена в Законе как коллективное адвокат­ское объединение лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, т.е. адвокатская палата является профессиональной ассоциацией адвокатов субъекта РФ. Адвокатские палаты субъектов Федерации имеют отличия от организаций, создаваемых в соответствии с законода­тельством об общественных объединениях. Они различаются по це­лям, функциям, и субъектному составу. В соответствии с Основными положениями о роли адвокатов, принятыми VIII Конгрессом ООН в августе 1990 г., адвока­там самим (без вмешательства государства) должно быть предостав­лено право формировать самоуправляемые ассоциации для предста­вительства их интересов, постоянной учебы, переподготовки и под­держания их профессионального уровня. Исполнительные органы профессиональных ассоциаций адвокатов избираются их членами и осуществ­ляют свои функции без внешнего вмешательства.

Международные Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов, приня­тые на конференции МАЮ в сентябре 1990 г. в г. Нью-Йорке, устанавливают, что в каждом регионе должно быть образовано не менее одной независимой са­моуправляемой ассоциации юристов, признанной действующим за­конодательством, чей исполнительный орган должен быть свободно избран всеми членами без какого-либо вмешательства других орга­нов и лиц. Это положение должно осуществляться независимо от права со­здавать или вступать, помимо того, в другие профессиональные ас­социации адвокатов и юристов.

В четвертом параграфе четвертой главы («Перспективы развития законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности») сделан следующий вывод: развитие адвокатуры на территории Российской Федерации в настоящее время переходит на качественно новый уровень, когда на основе уже созданного законодательства, которое в своей основе удовлетворяет запросам современного общества к институту адвокатуры, начинает развиваться сам институт, превращаясь в самостоятельный и дееспособный орган, обеспечивающий получение гражданами РФ профессиональной юридической помощи.

Анализируя перспективы развития адвокатуры на территории РФ, следует обратить свое внимание на необходимость институционального подхода к реформам российской адвокатуры, который предполагает учет следующих аспектов: предпосылки реформирования адвокатуры; принципы реформирования адвокатуры; основные направления реформирования адвокатуры; задачи реформирования адвокатуры. 

Институциональное развитие можно назвать одним из принципов дальнейшего реформирования российской адвокатуры, среди которых также можно отметить: 

  • единство адвокатских объединений в рамках всего государства;
  • организацию взаимоотношений с органами государственной власти на основе партнерства;
  • реформирование института адвокатуры в рамках уже существующих международных принципов и стандартов как в области оказания юридической помощи, так и в области адвокатской деятельности;
  • позиционирование адвокатуры как независимой саморегулируемой организации, подчиненной интересам не государства, а общества и направленной на обеспечение положений ст. 48 Конституции РФ, а именно – на оказание профессиональной юридической помощи.

В заключении подводятся итоги проделанной работы, содержится обобщение основных положений и выводов, излагаются практические предложения, сформулированные в ходе проведенного исследования. Также в диссертации имеются приложения, которые подтверждают основные выводы, сделанные в диссертации.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии, учебники, комментарии:

1. Галоганов А.П. Правовой статус адвокатуры: российская законодательная модель и конституционные принципы обеспечения прав человека. Монография. – М.: Юридическое издательство «ЮРКОМПАНИ», 2011. 28 п.л.

2. Галоганов А.П. Российская адвокатура: история и современность. – М.: Юрлитинформ, 2003.

3. Галоганов А.П. Участие адвоката в предварительном слушании / Суд присяжных. Проблемы и практика применения законодательства. – М.: Издательство "ДЕ-юре", 1996. Стр. 3-5. 1 п.л.

4. Галоганов А.П. Проблемы Российской адвокатуры. – М.: МГК, Издательство "СПАРК", 1997 г.

5. Галоганов А.П. Адвокат - защитник прав и свобод / Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Постатейный комментарий авторского коллектива ученых-юристов / Под ред. И.Л. Трунова / Библиотечка "Российской газеты" - приложение к "Российской газете". Выпуск № 4.2003. 168 с. 2 п.л.

6. Галоганов А.П. Предисловие к изданию «Мельниковский М.С. Методика и тактика подготовки и произнесения адвокатом судебной речи в защиту подсудимого в суде первой инстанции: Методическое пособие». - М.: Де-юре, 1997. 0,5 п.л.

7. Галоганов А.П. Энциклопедия будущего адвоката. Учебное пособие. Научный редактор Трунов И.Л. – М.: Издательство «КноРус» 2012. 2-е издание, переработанное и дополненное, 81 п.л. Коллектив авторов.

8. Галоганов А.П. Комментарий к Федеральному закону "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (соавт. Барщевский М.Ю., Бойков А.Д., Дискусар В.М. и др. / Под общ. ред.: Трунов И.Л. - М.: Изд-во "Эксмо", 2005. - 480 c.

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией:

9. Галоганов А.П. Четко определить компетенцию // Социалистическая законность. 1989. № 8. Стр.48-49. 0,75 п.л.

10. Галоганов А.П. Вопросы деятельности адвокатуры // Советская юстиция. 1991. № 8. Стр. 6-7. 0,5 п.л.

11. Галоганов А.П. Адвокатам в России делить нечего // Российская юстиция. 1994. № 7. Стр. 48-49. 0,5 п.л.

12. Галоганов АП. Тихая война в лагере защиты // Российская юстиция. 1995. 29 марта.

13. Галоганов А.П. Сделан первый шаг к объединению // Российская юстиция. 1995.

14. Галоганов А.П. Мы призваны противостоять произволу // Огонек. 1995. № 12. Стр.60-61. 0,5 п.л.

15. Галоганов А.П. Верховный суд Российской Федерации и проблемы развития судебной системы // Государство и право. 1996.

16. Галоганов А.П. Второе пришествие // Российский адвокат. 2000. № 3. С. 16-17. 0,5 п.л.

17. Галоганов А.П. Адвокатура России сегодня // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 29-30.

18. Галоганов А.П. Опираясь на традиции и опыт // Российский адвокат. 2002. № 5. 2002. Стр. 8-9. 0,5 п.л.

19. Галоганов А.П. Проект закона об адвокатуре ущемляет права граждан // Российская юстиция. 2001. № 8. С. 13-15.

20. Галоганов А.П. Создан Федеральный совет адвокатуры. (Меморандум 20 сентября 2000 г.) // Российская юстиция. 2001. № 1 (соавт. Воскресенский Г., Мирзоев Г.). С. 43-46.

21. Галоганов А. Кому нужны общественные обвинители и защитники // Российская юстиция. 2002. № 2 (соавт. Кадышева Т., Ширинский С.). Стр. 27-29. 0,5 п.л.

22. Галоганов А.П. Адвокатов убивают, им угрожают, их берут в заложники // Юрист. 2009. № 3. Стр. 4-13. 1,0 п.л.

23. Галоганов А.П. Правовой статус адвоката: понятие, содержание, формы реализации  // Право и государство: теория и практика. 2011. № 9. 0,7 п.л.

24. Галоганов А.П. Адвокатская тайна: содержание, конфиденциальность // Адвокатура. Государство. Общество. Сборник трудов. 2009. С. 32-39. 

25. Галоганов А.П. Адвокатские палаты и иные формы объединения адвокатов как самоуправляющиеся организации в системе институтов гражданского общества // Право и государство: теория и практика. 2011. № 10. 0,6 п.л.

26. Галоганов А.П. Перспективы развития законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности // Право и государство: теория и практика. 2011. № 11. 0,8 п.л.

27. Галоганов А.П. Право на квалифицированную юридическую помощь при составлении жалобы в Европейский Суд по правам человека // Бизнес в законе. 2011. № 5. 0,9 п.л.

Работы, опубликованные в иных рецензируемых научных изданиях:

28. Галоганов А.П. Адвокаты не хотят подчиняться чиновникам // Известия. 1992. 3 января. 0,5 п.л.

29. Галоганов А.П. Защитим адвоката // Юридическая газета. 1992. № 19-20. Стр. 14. 0,5 п.л.

30. Галоганов А.П. Научная конференция по вопросам борьбы с преступностью / Материалы научной конференции, г. Москва. 1993. Выступление на стр.76. 0,5 п.л.

31. Галоганов А.П. Будущее юстиции туманно // Народная газета. 1993. 3 февраля. 0,5 п.л.

32. Галоганов А.П. Правда и милость да здравствуют в судах // Народная газета. 1993. 11 ноября. 0,5 п.л.

33. Галоганов А.П. И защитнику надобна защита // Народная газета. 1994.  26 августа. 0,5 п.л.

34. Галоганов А.П. Служат ли адвокаты мафии? // Народная газета. 1994. 9 ноября. 0,5 п.л.

35. Галоганов А.П. Необходим закон о профессиональной правозащите // Российская газета. 1994. 23 ноября. 0,5 п.л.

36. Галоганов А.П. Подмосковью нужна сильная адвокатура // Народная газета. 1997. 21 ноября. 0,75 п.л.

37. Галоганов А.П. Защита интересов лиц, содержащихся под стражей // Пятьдесят лет Всеобщей декларации прав человека: проблемы и реальности реформируемой России. Круглый стол, материалы научно-практической конференции / НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. – М., 1999. Стр. 31-33. 0,5 п.л.

38. Галоганов А.П. Коллегия - только единая // Подмосковный адвокат. 1999.  № 1 (1), июль. 0,5 п.л.

39. Галоганов А.П. Палач не спасет // Вербы. 2002. 2 апреля. № 36. Стр. 2. 0,5 п.л.

40. Галоганов А.П. О времена, о нравы // Народная газета. 1993. 8 июня. Стр.3. 0,5 п.л.

41. Галоганов А.П. Нам доверено защищать // Народная газета. 1999. № 34. 25 апреля. Стр. 1-2. 0,5 п.л.

42. Галоганов А.П. Накануне // Подмосковный адвокат. 2002. № 9. Стр. 1.

43. Галоганов А.П. Опыт плюс инициатива // Российский адвокат. 2004. № 5. Стр.14-15. 0,5 п.л.

44. Галоганов А.П. Кому он нужен, слабый адвокат? // Российская газета. 1994. 17 сентября. 0,5 п.л.

45. Галоганов А.П. Адвокаты - совесть народа // Российская Федерация. 2000.  № 13. 0,5 п.л.

46. Галоганов А.П. Кому нужны общественные обвинители и защитники // Российская юстиция. 1999. № 2. Стр. 27-29. 0,5 п.л.

47. Галоганов А.П. Презумпция бедности // Новая адвокатская газета. 2009. № 14. Стр. 5. 0,5 п.л.

48. Галоганов А.П. В плену близоруких амбиций // Российский адвокат. 2009.  № 1. Стр. 26-27. 0,5 п.л.

49. Галоганов А.П. Сотрудничество с ассоциациями юристов регионов // Юридический мир Подмосковья. 2010. № 1. Стр. 8-11. 1,0 п.л.

50. Галоганов А.П. Конкретная помощь в конкретных делах // Правильный журналъ. 2009. № 6. Стр.2-3. 0,5 п.л.

51. Галоганов А.П. Суды российские могут прекратить свою деятельность в один день // Союз. 1991. № 12. Стр. 9. 0,5 п.л.

52. Галоганов А.П. Частная юридическая практика в России. – М.: Изд. "Юридический консультант", 2009. Стр. 30-34, 0,5 п.л.

53. Галоганов А.П. Предисловие к учебному пособию Бойкова А.Д., Капинуса Н.И., Тарло Е.Г. Адвокатура России: Учебное пособие. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ИКФ Омега-Л; ИМПЭ им.А.С. Грибоедова, 2002.

54. Галоганов А.П. Идея адвоката несостоятельна // Российская юстиция. 1999. № 3. 0,4 п.л.

55. Галоганов А.П. Европейский суд по правам человека: порядок работы, правила обращения граждан, механизм вынесения решений // Право и жизнь. 2011. № 155(5). 0,6 п.л.

56. Галоганов А.П. Обращение в Европейский суд по правам человека как один из элементов конституционного права человека на квалифицированную юридическую помощь // Образование и право. 2011. № 5(21). 0,9 п.л.

57. Галоганов А.П. Право на юридическую помощь при составлении жалобы в Европейский суд по правам человека // Право и жизнь. 2011. № 156(6). 0,8 п.л.

58. Галоганов А.П. Право на обращение в Европейский суд по правам человека в системе реализации конституционного права человека на квалифицированную юридическую помощь // Образование и право. 2011. № 6(22). 1,2 п.л.

59. Галоганов А.П. Адвокатура как институт оказания квалифицированной юридической помощи // Право и жизнь. 2011. № 157(7)-158(8). 1,3 п.л.

60. Галоганов А.П. Государство и адвокатура: система взаимоотношений и юридических гарантий деятельности // Образование и право. 2011. № 9(25). 0,8 п.л.

61. Галоганов А.П. Перспективы развития законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности // Право и жизнь. 2011. № 159(9). 0,7 п.л.

62. Галоганов А.П. Формы адвокатских объединений как инструмент реализации правового статуса адвоката // Право и жизнь. 2011. № 159(9). 0,6 п.л.

63. Галоганов А.П. Адвокатура в системе государственных институтов оказания юридической помощи гражданам // Образование и право. 2011. № 10(26). 0,6 п.л.

64. Галоганов А.П. Формы адвокатских объединений как инструмент реализации правового статуса адвоката // Новый юридический журнал. 2011. № 3. 0,7 п.л.

65. Галоганов А.П. Государство и адвокатура: система взаимоотношений и юридических гарантий деятельности // Экономика и право. XXI век. 2011. № 3. 0,8 п.л.

66. Галоганов А.П. Рецензия на учебное пособие Воробьева Д.В., Плотниковой М.В. «Организационно-правовая деятельность адвоката по оказанию юридической помощи по делам о рейдерских захватах». – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2011. 0,2 п.л.

67. Галоганов А.П. О Кодексе профессиональной этики адвоката // Адвокат. 2003. № 3. 0,5 п.л. (в соавт. с И.Л. Труновым).

68. Галоганов А.П. История объединения российской адвокатуры в масштабах страны / История российской адвокатуры. Том 1. – М.: Издательство «Федеральная палата адвокатов Российской Федерации», 2009. С. 116-162. 2 п.л.

69. Галоганов А.П. Адвокатура и государство // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы. – Ташкент, 2003. С. 48-64. 1,5 п.л.

70. Галоганов А.П. Адвокатская тайна. Содержание. Конфиденциальные и неконфиденциальные сведения, полученные при осуществлении профессиональной деятельности // Адвокатура. Государство. Общество: Сборник материалов VI ежегодной научно-практической конференции, 2009 г. – Информ-Право, 2009. С. 32-38.

71. Галоганов А.П. Адвокатура и государство // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы. Материалы международной региональной конференции (4-7 февраля 2003 г., г. Ташкент, Узбекистан). – Ташкент, 2003. – С. 48-63.

72. Галоганов А.П. Актуальные вопросы взаимодействия регистрационных органов и адвокатуры // Адвокатура. Государство. Общество. Сборник материалов Всероссийских научно-практических конференций, 2004 - 2005 гг. – Новая юстиция, 2006. – С. 13-24.

73. Галоганов А.П. Конституционные основы правового статуса и функций адвокатуры (тезисы) // Адвокатура. Государство. Общество. Сборник материалов III Всероссийской научно-практической конференции. – Новый учебник, 2006. – С. 13-21.

Автор имеет другие публикации по теме исследования в средствах массовой информации.


1 См.: Российская газета. 2011. 14 июля. № 5527.

2 Проект Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» опубликован на сайте «Российской газеты» 27 июня 2011 г.

3 См.: Российская газета. 2011. 14 июля. № 5527.

4 Проект Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» опубликован на сайте «Российской газеты» 27 июня 2011 г.

5 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. 9-е изд, изм. и доп. – М.: Норма, 2010. – С. 62.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.