WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Рассолов Илья Михайлович

ПРАВО И ИНТЕРНЕТ:
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Специальность 12.00.14 – Административное право;

финансовое право; информационное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва

2008

Работа выполнена на кафедре информационного права, информатики и математики Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации».

Официальные оппоненты:        заслуженный юрист

       Российской Федерации,

       доктор юридических наук, профессор

       Бачило Иллария Лаврентьевна

       заслуженный деятель науки

       Российской Федерации,

       доктор юридических наук, профессор

       Майдыков Анатолий Федорович

       доктор юридических наук, профессор

       Просвирнин Юрий Георгиевич

Ведущая организация

Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации

Защита состоится «29» мая 2008 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 229.001.01 при Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации по адресу: 117638, г. Москва, ул. Азовская, д. 2, корп. 1, ауд. 49.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Автореферат разослан «_____» _______________ 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                Ю.Л. Смирникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Всеохватывающее информационное пространство, основанное на широком применении компьютерной техники, информационных технологий и Интернета, объединяет людей из разных стран и со всех уголков земного шара в единое мировое сообщество без географических и геополитических границ. Роль обмена информацией в таком сообществе неумолимо возрастает. В последние годы во всем мире значительно увеличилось количество законодательных коллизий, связанных с электронной экономикой. Человечество впервые столкнулось с ситуацией, когда циркуляция информации приобрела масштабный характер и осуществляется в электронно-цифровой форме, а существующие законы, регулирующие вещные отношения, не всегда подходят для регулирования подобных отношений.

В Российской Федерации ситуация усугубляется еще и тем, что нет хорошо проработанной законодательной традиции регулирования отношений в сфере информатики и электронной экономики. Действующее законодательство в этой сфере явно недостаточно, имеет грубые нарушения в юридической технике и слабо содействует стимулированию конкуренции и обеспечению свободы предпринимательства в сфере производства и передачи информации в электронном виде.

В связи с изложенным становится весьма актуальной проблема скорейшего становления и развития правового фундамента информационного общества, в роли которого выступает сегодня формирующаяся наука информационного права – новое и прогрессивное направление современной юридической науки. Одновременно с этим широко обсуждаются правовые проблемы Интернета и интернет-права в свете теории права и государства и информатизации, что осуществляется в контексте дальнейшего развития современной теории права и государства, правового регулирования и управления. Говоря об исследовании проблем информационного права с точки зрения общей концепции правоведения, отраслевых юридических наук, правовой информатизации и управления, важно отметить, что проблемы становления и развития информационного права и правовых аспектов Интернета рассматривались в трудах таких ученых, как: С.С. Алексеев, А.Б. Агапов, А.М. Абрамович, Ю.М. Батурин, И.Л. Бачило, А.Б. Венгеров, О.А. Гаврилов, В.П. Казимирчук, Д.А. Керимов, В.А. Копылов, В.Н. Кудрявцев, Ю.В. Кудрявцев, Г.В. Мальцев, А.В. Морозов, С.С. Москвин, А.Ф. Майдыков, В.Б. Наумов, Ю.Г. Просвирнин, М.М. Рассолов, А.Г. Серго, В.М. Сырых, А.А. Тедеев, Л.К. Терещенко, Ю.А. Тихомиров, Б.Н. Топорнин, Р.О. Халфина и др. Однако монографических исследований теоретических проблем современного права и Интернета нет. В большинстве опубликованных работ и защищенных диссертациях основное внимание уделяется прикладным аспектам права и Интернета в свете развивающейся отрасли и учебной дисциплины информационного права. При этом, в частности, акцентируется внимание на естественно-научной характеристике самого Интернета, на исследовании виртуального пространства, на анализе особенностей информационных правоотношений в Интернете и основных проблем правового регулирования информационных отношений в Интернете. В то же время в юридической литературе пока почти не разработана проблема системного исследования интернет-права как комплексного института, который проистекает, связан и взаимодействует не только с информационным правом, но и с международным частным правом, международным публичным правом, гражданским, уголовным и другими отраслями права, одновременно являясь новым направлением современной теории права и юридических наук. Все это характеризует актуальность темы предпринятого исследования.

Цель исследования. Настоящая работа нацелена на комплексное, взаимосвязанное исследование теоретических проблем современного права и Интернета в условиях осуществляемых в нашей стране реформ, обновления правовой системы общества и ее подсистем, перевода юридической науки в свете всеохватывающей информатизации в качественно новое состояние.

Для достижения поставленной цели автором были поставлены следующие задачи:

- исследовать понятие и содержание интернет-права в свете современной юридической науки;

- охарактеризовать отношения, регулируемые интернет-правом;

- рассмотреть методы и средства регулирования интернет-отношений, а также определить место интернет-права в системе права и в системе юридических наук;

- рассмотреть общую концепцию Интернета в свете теории права и информационного права;

- исследовать понятие, основные черты и формы проявления права виртуального пространства;

- изучить механизмы и способы регулирования поведения субъектов в виртуальном пространстве;

- исследовать отдельные проблемы правосознания и правовой культуры участников интернет-отношений;

- рассмотреть особенности правового регулирования ответственности за качество информации, распространяемой в российском сегменте Интернета и во Всемирной сети;

- изучить некоторые аспекты совершенствования законодательства об ответственности в сфере борьбы с киберпреступностью (в виртуальной среде).

Объектом исследования выступают сами самостоятельные явления права и Интернета, а также все явления, связанные с их взаимодействием, функционированием и развитием как на международном, так и на национальном уровне.

Предметом исследования являются правовые нормы, правовые и иные отношения, которые возникают, изменяются и прекращаются в области использования сети Интернет и всемирного виртуального пространства.

Теоретическая и методологическая базы исследования. В основу работы легли положения современной научной методологии, новейшие средства и методы теории государства и права, других юридических наук, науки управления и информатики. Углубленное исследование законов и иных нормативных актов проводилось с использованием методов конкретных социологических исследований, логического, статистического и контент-анализа. В своей работе автор опирался на результаты исследований российских и зарубежных теоретиков права в рассматриваемой и смежных областях знаний.

Важнейшей методологической предпосылкой исследования явился системный подход к теоретическим проблемам права и Интернета. Он позволил проанализировать основные положения Интернета и права виртуального пространства, рассмотреть проблемы ответственности, правосознания и правовой культуры в рассматриваемой сфере, а также тенденции становления системы законодательства в области Интернета.

В решении задач настоящего исследования автор опирался на положения теории права и государства, других юридических наук, а также нового направления правоведения – информационного права. Автор привлек также значительный законодательный и фактический материал, полученный при изучении и обобщении опыта работы Федерального Собрания РФ, Главного государственно-правового управления Президента РФ, Минюста России, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, НТС «Информсистема» и Национального центра правовой информации Республики Беларусь.

Научную новизну диссертационного исследования характеризуют следующие положения:

- показано, что интернет-право является новым направлением юридической науки в целом и теоретической правовой мысли в частности. Это комплексный институт права, который включает в себя нормы различных отраслей права, регулирующих отношения в виртуальном пространстве и вне его. В работе подробно анализируется само понятие интернет-права как категория, характеризующая сущность и содержание взаимодействия права и Интернета. Рассматриваются особенности интернет-права, его источники и характеристика информационно-правовой деятельности в Сети;

- дается характеристика отношений, регулируемых интернет-правом, в частности субъектов, объектов этих отношений, субъективных прав, юридических обязанностей, юридических фактов (в связи с моральными, этическими и другими фактами). Вводится понятие «интернет-отношение» и его структурные элементы, включая информацию и технические средства; приводится авторская классификация интернет-отношений;

- с позиций информационного права рассматриваются методы и средства регулирования интернет-отношений: регулирование, сорегулирование, правовое регулирование, воздействие с помощью норм морали, этики, обычаев, традиций в Интернете;

- показано место интернет-права в системе права и в системе юридических наук. Изучены его тесные связи с теорией государства и права, информационным, гражданским, международным частным и публичным правом, правовой информатикой и правовой кибернетикой. Обозначен круг задач, стоящих перед этим научным направлением;

- в свете теории права и информационного права охарактеризована общая концепция Интернета: как Всемирная информационная паутина и новое пространство человеческого самовыражения и общения, превосходящее границы; как инфраструктура информационного общества, имеющая свои цели и задачи. В связи с этим ставится проблема дальнейшей разработки в теории права таких понятий, как «виртуальное пространство», «право виртуального пространства», «субъект, участник информационного обмена», «интернет-споры», «глобальная сеть», «сайт», «доменный адрес», «электронная сделка», «юридическая ответственность в Интернете»;

- обоснована концепция формирования специфической подотрасли информационного законодательства – интернет-законодательства, которая, по мнению автора, должна включать все правовые акты, регулирующие интернет-отношения в различных государствах. В этой связи переосмысливаются современные способы правового регулирования отношений в виртуальном пространстве;

- показана возрастающая роль международных организаций, в частности Форума прав в Интернете, в защите персональных данных и частной жизни людей в Сети, развитии доверительного обмена между субъектами интернет-отношений, охране интеллектуальной собственности, предупреждении противоправного поведения в Интернете. Предлагается новый механизм правового регулирования информационной деятельности международных организаций;

- сформулирована и рассмотрена концепция права виртуального пространства (понятие этого права, его особенности, основные черты и формы проявления). Обобщен имеющийся в этом отношении опыт Франции, США, Англии, Германии и ряда других стран. Обоснована необходимость разработки теории права виртуального пространства в свете концепции Интернета;

- рассмотрены различные аспекты правосознания и правовой культуры субъектов интернет-отношений. Предложено подготовить национальный кодекс по поддержанию высоких культурно-правовых стандартов в Интернете. Рассмотрены структура и содержание основных разделов этого кодекса;

- исследованы теоретические проблемы ответственности по интернет-праву. Дано собственное определение ответственности в области интернет-права. Значительное место отведено анализу законодательства об ответственности в сфере борьбы с преступностью в виртуальном пространстве в свете Конвенции о киберпреступности. Внесены предложения по развитию теории информационного права и уголовного законодательства в этой сфере. В частности, предложено гл.гл. 21, 22, 24, 25, 28 УК РФ дополнить охарактеризованными в диссертационном исследовании видами киберпреступлений.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. В ходе исследования сущности и содержания взаимодействия права и Интернета обосновано, что интернет-право представляет собой новое самостоятельное направление юридической науки, и прежде всего информационного права. Само интернет-право рассматривается как учение об Интернете в сфере права и как учение о праве виртуального пространства. Предложена концепция интернет-права как комплексного межотраслевого института права, сочетающего в себе нормы международного частного права, информационного права и других отраслей права. Несмотря на то что интернет-право включает нормы различных отраслей права, тем не менее оно характеризуется единым предметом регулирования. Показано, что, являясь комплексным институтом, интернет-право не может целиком входить в состав той или иной конкретной отрасли права, ибо всякая отрасль включает нормы, объединенные общностью не только предмета, но и метода правового регулирования. Интернет-право – это объективно обособившаяся внутри различных отраслей права совокупность взаимосвязанных правовых норм, объединенных общностью регулирования отношений в виртуальном пространстве Интернета. Для него характерны следующие черты: нормы, которые его составляют, объединены общим содержанием; несмотря на единство предмета регулирования, эти нормы разнообразны, переплетены, взаимодействуют и дополняют друг друга; они находят закрепление в различных нормативных актах, посвященных правовым аспектам Интернета, преимущественно международных; они регулируют общественные отношения в определенной сфере, т.е. в Интернете. Обосновано, что интернет-право в настоящее время необходимо рассматривать в рамках информационного права.

2. Показано, что интернет-право имеет свои собственные источники, к которым относятся: международные договоры (соглашения, хартии и др.), касающиеся Интернета; внутреннее информационное законодательство; судебная практика; правовые обычаи. Установлено, что удельный вес названных видов источников в разных государствах неодинаков. Диссертант считает, что регулирование отношений в Интернете должно опираться преимущественно на национальное законодательство, вместе с тем уже сегодня необходимо ставить вопрос о создании наднационального информационного права, основанного на авторитете признанных международным сообществом стандартов.

3. Обосновано, что нормы интернет-права выступают в виде определенных правил поведения в цифровой среде, которым должны следовать все субъекты права. В этой связи выделены и охарактеризованы признаки норм интернет-права, показано, что они выступают правилами поведения в Интернете; регулируют общественные отношения в этой среде; создаются в результате сознательно-волевой деятельности людей; носят общеобязательный характер; обеспечиваются в необходимых случаях соответствующими средствами правового воздействия, в том числе принудительной силой государства; содержат предписания, дозволения, запреты, а также рекомендации; обусловлены уровнем развития общества. Будучи образцами поведения, эти нормы при определенных обстоятельствах воздействуют на виртуальное пространство, т.е. на сферу социальной деятельности, связанную с созданием, распространением, преобразованием и потреблением информации в Интернете.

4. Исследовано понятие «интернет-отношение». Оно рассматривается как часть отношений в виртуальном пространстве, участники которых выступают как носители субъективных прав и обязанностей в Интернете. Это специфические отношения, возникающие в результате воздействия норм международного и других отраслей права, международных договоров, решений судов на поведение субъектов. Охарактеризована структура интернет-отношения, его составные элементы: субъекты; объекты; субъективные права; обязанности субъектов; юридические и иные факты; информация; технические средства. Выявлены связи интернет-отношений с правовыми нормами, нормами морали, нравственности, этическими нормами. Осуществлена классификация интернет-отношений по различным основаниям.

5. Раскрыты следующие особенности регулирования отношений в виртуальном пространстве Интернета: социальное регулирование этой среды является не чисто правовым, нормативным (оно использует нормы морали, этики и др.); оно базируется на новых, ранее неизвестных для правовой науки понятиях, без использования которых наша страна не войдет в мировое информационное сообщество развитых государств; поскольку всемирное виртуальное пространство не может быть собственностью одного субъекта (человека, организации, страны), то регулирование интернет-отношений основывается также на принципах правового регулирования, саморегулирования и сорегулирования; информационно-правовая деятельность различных субъектов права в Интернете зачастую носит международную направленность и осуществляется на базе норм международного права и международных договоров и национального законодательства; в процессе правоприменения выявляются компьютерные и иные правонарушения, а виновные наказываются на основе норм международного и национального законодательства; оценка эффективности правового регулирования интернет-отношений осуществляется субъектами разных стран; можно прогнозировать, что в скором времени станет возможным выведение единых показателей эффективности регулирования в области всемирного виртуального пространства.

6. Рассмотрены методы и средства регулирования интернет-отношений, среди которых методы саморегулирования, сорегулирования, регулирования посредством правового обычая, деловых обыкновений, этического регулирования. Обосновано, что правовое регулирование – наиболее эффективное средство воздействия на интернет-отношения. Раскрыто понятие «метод правового регулирования интернет-отношений», в частности, показано, что его характеризуют специфический способ взаимосвязи прав и обязанностей между участниками урегулированных интернет-отношений; совокупность юридических фактов, служащих основанием возникновения, изменения или прекращения интернет-отношений; наличие централизованного и децентрализованного, национального и международного регулирования интернет-отношений; особые способы формирования содержания прав и обязанностей субъектов интернет-права; особые санкции, способы и процедуры примирения субъектов; специфические механизмы разрешения конфликтов.

7. Обоснована общая концепция Интернета в свете информационного права. Доказано, что Интернет сам по себе не может считаться субъектом права, юридическим лицом, а также СМИ. Интернет скорее всего будет выступать в качестве объекта правового регулирования. На примере международной организации Форум прав в Интернете предложена модель организации, способной обсуждать и предлагать решение юридических проблем Интернета, возникающих перед многими государствами, в частности Российской Федерацией и СНГ. Выделены и охарактеризованы некоторые проблемы, которые сегодня остро стоят перед мировым сообществом в этой сфере: защита персональных данных и частной жизни в Сети; правовое регулирование электронной торговли, обеспечение безопасности сделок в Интернете; защита интеллектуальной собственности, появление новых электронных продуктов в Сети; борьба против незаконного содержания информации и противоправного поведения в Интернете.

8. Предлагается признать в ГК РФ наличие убедительной юридической силы электронного сообщения, если оно отвечает таким требованиям, как наличие надежной идентификации электронной подписи и длительное хранение сообщения под контролем подписавшего его лица. Удостоверение сообщения должно осуществляться аккредитованным органом, который сможет гарантировать эти требования. Следует устанавливать принцип взаимного признания услуг удостоверения в международном плане для начала в рамках СНГ.

9. В отношении подсудности интернет-спора, осложненного иностранным элементом, предлагается придерживаться такого решения этого вопроса, на которое в настоящее время ориентируется международная юридическая практика: в зависимости от доли ущерба применять закон и суд страны наиболее пострадавшей стороны. Вместе с тем, чтобы избежать увеличения количества судебных процессов, следует, на взгляд автора, предоставить пострадавшему возможность обращаться в любой компетентный суд для возмещения полноты ущерба. Такой суд должен осуществлять распределительное применение законов различных стран, учитывая при этом долю ущерба, который понесла каждая из них.

10. Предложено усилить роль и значение русскоязычного присутствия в Интернете. Для этого, на взгляд диссертанта, следует внести дополнительные статьи в законы: о рекламе, о связи, о государственном языке Российской Федерации, о языках народов Российской Федерации. Речь идет, в частности, о предложениях или инструкциях по использованию товаров и услуг, по организации рекламной, телефонной и аудиовизуальной службы, для которых русский язык в данной среде стал бы обязательным.

11. Сформулированы рекомендации по совершенствованию российского законодательства об ответственности в сфере Интернета, в частности за качество информации, распространяемой в российском сегменте Интернета; законодательства о рекламе; законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан. Предлагается разработать и принять специальный закон о борьбе с киберпреступностью в Российской Федерации. При этом такой закон, как считает автор, должен быть увязан с Будапештской конвенцией по борьбе с киберпреступностью 2001 г. До принятия специального законодательства о борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий предлагается внести соответствующие изменения и дополнения в УК РФ, в частности в ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 163, ч. 1 ст. 183, ч. 2 ст. 205, ст. 242.1 УК РФ; дополнить гл. 28 УК РФ новой ст. 272.1 «Неправомерное завладение компьютерной информацией».

12. Выявлены тенденции современного правосознания и правовой культуры субъектов Интернета. Разработан вариант национального кодекса по поддержанию высоких культурно-правовых стандартов в Интернете. Он должен быть открыт для добровольного присоединения любого юридического или физического лица, работающего в Интернете.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования состоит в том, что научные выводы настоящей работы положены в основу разработки фундаментального учения о теории информации в праве (в том числе об использовании Интернета в праве), которое, по мнению автора, сегодня, как никогда, стоит на повестке дня. Разработки в сфере права виртуального пространства являются началом формирования новой доктрины о правовом воздействии на современный виртуальный мир.

Ряд материалов, выводов и предложений, содержащихся в диссертационном исследовании, внедрен в учебный процесс при изучении и совершенствовании курсов информационного права, теории государства и права, международного частного и публичного права, спецкурсов по правовым аспектам Интернета, электронной торговле и электронному документообороту и при проведении научных исследований, затрагивающих теоретические и прикладные проблемы права и Интернета. Многие положения исследования могут быть использованы работниками государственных органов, учреждений, организаций и ведомств, осуществляющих правотворческую и правоприменительную деятельность в сфере функционирования Интернета.

Апробация результатов исследования. Основные результаты работы прошли апробацию в учебной, научно-исследовательской и законопроектной работе.

В соответствии с планом работы научно-исследовательской части Российской правовой академии Минюста России на 2002 г. диссертант принимал участие в разработке Федерального закона от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи», проекта указа Президента РФ «Об уполномоченном органе исполнительной власти в области использования электронной цифровой подписи», а также проектов федеральных законов «Об электронном документе», «О праве на информацию» и «О внесении дополнения в Закон Российской Федерации “Об информации, информатизации и защите информации”».

По поручению Общественной палаты РФ и Московского бюро по правам человека диссертант участвовал в подготовке экспертных заключений на Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», на проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму». Эти заключения используются в работе указанных организаций и опубликованы в монографии автора «Право и киберпространство» (М., 2007).

Диссертантом либо с его участием подготовлен ряд монографий, учебных пособий, а также разделов в учебниках по теории государства и права, по проблемам права и Интернета, которые используются в учебном процессе во многих вузах страны.

Кроме того, основные положения исследования были апробированы в ходе выступлений на межвузовских, всероссийских и международных научных конференциях и семинарах по проблемам теории права, информатизации и предпринимательства.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих двенадцать параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, раскрываются теоретическая и методологическая базы исследования, его научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость результатов исследования, приводятся сведения об апробации результатов и структуре диссертационной работы.

Первая глава «Интернет-право – новое направление юридической науки» посвящена исследованию сущности и взаимосвязи права и Интернета, содержанию интернет-права в современной юридической науке, проблеме интернет-отношений в обществе, а также характеристике интернет-права с точки зрения современной концепции права. В частности, анализируя существующие подходы к проблеме права и Интернета и правовому регулированию цифровой среды, автор делает вывод о том, что в настоящее время можно говорить об интернет-праве как о новом самостоятельном направлении юридической науки, в том числе и информационного права. По его мнению, термин «интернет-право», используемый в работе, имеет право на существование по ряду причин: во-первых, исследуемая сфера является не просто международной, а планетарной и интернациональной; во-вторых, этим термином пользуются специалисты (и юристы) многих стран; в-третьих, он является равнозначным во многих государствах и переводится без потери смысла на многие языки.

Обосновано, что интернет-право есть системное объединение норм, которые призваны воздействовать на глобальную совокупность компьютерных сетей и информационных ресурсов, принадлежащих множеству разнообразных субъектов – организаций и граждан. Это объединение является децентрализованным и не имеет единого свода законов пользования сетью Интернет. При этом интернет-право, хоть и представляет собой децентрализованное объединение норм и правил, не может существовать самостоятельно и независимо от общих правовых воззрений и прежде всего от сложившихся воззрений на систему права. Интернет-право – это часть или компонент всемирного виртуального пространства и часть общей системы права.

Показано, что указанное образование норм не может считаться ни самостоятельной отраслью права, ни подотраслью какой-то одной отрасли права (в частности, формирующегося информационного права).

Интернет-право является комплексным (или смешанным) институтом, поскольку здесь в определенных случаях одни и те же общественные отношения урегулированы нормами различной отраслевой принадлежности. В этой связи автор рассматривает нормы российского и международного права, которыми регулируются отношения в сфере виртуального пространства Интернета, и показывает, что нормы международного права в этой сфере преобладают. В то же время, хотя интернет-право и включает нормы различных отраслей права, оно характеризуется единым предметом регулирования. Данный институт – это обоснованное объединение норм международного частного и публичного права, информационного, административного, гражданского и финансового права. Существование интернет-права обусловлено специфическими потребностями правового регулирования отношений в виртуальной сфере.

В целом интернет-право в качестве комплексного межотраслевого института права автор определяет как объективно обособившуюся внутри различных отраслей права совокупность взаимосвязанных правовых норм, объединенных общностью регулирования отношений в виртуальном пространстве Интернета. При этом установлено, что для этого института характерны следующие черты: нормы, которые его составляют, объединены общим содержанием; несмотря на единство предмета регулирования, эти нормы разнообразны, тесно переплетены, взаимодействуют, а порой и дополняют друг друга; они находят закрепление в различных нормативных актах, посвященных правовым аспектам Интернета, преимущественно международных; указанные нормы регулируют общественные отношения в определенной сфере, т.е. в киберпространстве.

Обосновано также, что интернет-право имеет свои собственные источники. Учитывая особенности этого института и тот факт, что интернет-право носит межгосударственный характер, в качестве основных его источников автор рассматривает: международные договоры, касающиеся Интернета; внутреннее информационное законодательство; судебную практику; правовые обычаи. При этом, как показано в работе, удельный вес названных источников интернет-права в разных государствах неодинаков. Кроме того, в одной и той же стране, например в Российской Федерации, в зависимости от того, о каких отношениях в виртуальном пространстве идет речь, применяются нормы, содержащиеся в различных источниках. В этой связи диссертант, в частности, считает, что для интернет-сферы особое значение имеет развитие судебной практики.

Автор специально останавливается на характеристике норм интернет-права, которые, на его взгляд, выступают в виде определенных правил поведения в виртуальном пространстве и которым должны следовать все субъекты права. При этом рассматриваются признаки этих норм. Показано, что данные нормы при определенных обстоятельствах воздействуют на всю сферу социальной деятельности, связанную с созданием, распространением, преобразованием и потреблением информации в Интернете.

Делается вывод, что содержание интернет-права характеризует специфическая информационно-правовая деятельность. Эта деятельность с правовой точки зрения рассматривается как совокупность информационно-правовых действий, совершаемых конкретными субъектами и требуемых информационным законодательством. У этих действий есть юридическая цель, без установления которой они теряют свое содержание. Отмечается, что на практике информационно-правовые действия направлены на сбор и обработку правовой и иной информации, ее оценку, принятие решений, создание программных продуктов, разрешение споров, обеспечение реальных условий для развития и защиты всех форм собственности на информационные продукты, создание и совершенствование федеральных и региональных информационных систем и сетей и др. В процессе этой деятельности решаются цели и задачи правового регулирования и в случае нарушения законодательства к нарушителям принимаются определенные меры в судебном порядке.

На основе проведенного анализа выделяются и исследуются специфические особенности регулирования отношений в виртуальном пространстве. В связи с этим интернет-отношения определяются диссертантом как часть отношений в виртуальном пространстве, участники которых выступают как носители субъективных прав и обязанностей в Интернете; как особые отношения, возникающие в результате воздействия норм международного и других отраслей права, международных договоров, решений судов на поведение людей и организаций (субъектов).

Показано, что специфика интернет-отношений состоит в том, что для тех или иных управомоченных субъектов возникают права и вместе с тем на других субъектов возлагаются обязанности, подразумевающие необходимое поведение, зафиксированное в источниках интернет-права и обеспеченное доброй волей сторон либо государственным принуждением. Автор обосновывает, что интернет-отношения носят волевой характер. В них выражается сознательная воля субъектов этих отношений, той или иной группы лиц, а также государства и общества в целом.

Диссертант считает, что отношения, регулируемые интернет-правом возникают, изменяются и прекращаются при наличии следующих предпосылок: во-первых, если существует необходимая норма информационного, гражданского, международного и иного права, которая распространяет свое действие на соответствующих субъектов; во-вторых, когда субъекты выступают в качестве носителей необходимых прав и обязанностей; в-третьих, когда возникают юридические факты, т.е. конкретные обстоятельства, с которыми субъекты могут связывать возникновение, изменение или прекращение интернет-отношений. При этом с комплексных позиций рассматривается их структура, характеризуются субъекты, объекты, субъективные права, обязанности субъектов, юридические и иные факты, информация и технические средства.

В процессе исследования делаются следующие выводы: во-первых, интернет-право оказывает свое регулятивное воздействие на отношения в сфере виртуального пространства, придавая им тем самым упорядоченность; во-вторых, интернет-право регулирует отношения с участием разнообразных субъектов, которые складываются в результате реализации ими своих информационных и иных задач; в-третьих, интернет-отношениями могут быть отношения, входящие в предмет многочисленных отраслей права, прежде всего международного частного, публичного и информационного права. Однако это не исключает их из механизма правового и социального регулирования.

В ходе анализа установлено, что интернет-право охватывает широкий круг отношений. В зависимости от субъектов выделяются и рассматриваются следующие виды отношений: между разработчиками трансграничных информационных сетей и их партнерами, которые находятся в договорных отношениях; между специалистами, производящими и распространяющими информацию в Интернете; между последними и потребителями информации в Интернете; между провайдерами (операторами) и Мининформсвязи России, выдающим лицензии на оказание онлайновых услуг; между провайдерами (операторами) и пользователями (клиентами) сетями для своих собственных нужд и др.

Автор обращает внимание на то, что почти во всех видах названных отношений не участвуют государственные органы. Однако, как отмечается в ходе анализа, определенные действия субъекты рассматриваемых отношений должны осуществлять на основе лицензий, которые выдаются органами государства, в частности Мининформсвязи России. В этом случае без лицензии интернет-отношения возникнуть и развиваться не могут. Кроме того, сами органы государственной власти могут выступать инициаторами разработки сетей общего пользования. Вместе с тем большинство отношений в сфере Интернета возникает на основе договоров, в которых фиксируются права и обязанности сторон, условия заключения договора, порядок его исполнения, оплата за услуги, ответственность сторон и др.

Диссертант предлагает свою авторскую классификацию интернет-отношений с учетом государственной принадлежности физических и юридических лиц. По этому критерию выделяются и характеризуются отношения: между российскими гражданами; между отечественными и зарубежными юридическими лицами (провайдерами); между последними и отечественными пользователями Интернета; между российскими юридическими лицами и иностранными гражданами; между отечественными и зарубежными разработчиками сетей; между специалистами. Предлагается также дифференцировать эти отношения в зависимости от конкретных целей их возникновения и, соответственно, информационного воздействия. По этому критерию рассматриваются еще две группы таких отношений: внутренние (внутрисистемные, внутриорганизационные) и внешние.

Говоря о методах и средствах регулирования интернет-отношений, диссертант отмечает, что проблема методов интернет-права учеными-юристами широко не изучалась. Речь до сегодняшнего дня шла лишь о способах и средствах саморегулирования и сорегулирования. В этой связи автор считает, что с выходом Интернета на мировой уровень нельзя уже пользоваться в регулировании интернет-отношений только правилами морали, этики, обычаями, обыкновениями и традициями. Постепенно для виртуального пространства должен быть разработан и как можно скорее принят необходимый комплекс законов и подзаконных актов (прежде всего внутригосударственного характера), который позволил бы решать указанные проблемы правового регулирования в Интернете, устраняя возникшие недостатки, «узкие места» и негативные проявления. Одновременно на базе данных законов и иных актов важно сформировать действенный механизм правового регулирования интернет-отношений. При этом большая роль в этом направлении должна отводиться проблемам теории современного права и Интернета. В этом контексте в диссертации выделяются и характеризуются соответствующие методы регулирования интернет-отношений, в частности действующие социальные (которые уже используются в Интернете) и традиционно-правовые (которые давно признаны в юридических науках), методы саморегулирования, сорегулирования, этического, морального регулирования, регулирование посредством обычаев, обыкновений, традиций.

Однако главную роль в данной сфере играют, как показал анализ, именно средства правового регулирования интернет-отношений. К этим средствам автор относит: предписания, дозволения и запреты. Они все, будучи целостным явлением, и составляют содержание средств правового воздействия на интернет-отношения. Различия заключаются лишь в том, что в процессе применения в виртуальном пространстве в одних случаях эти средства реализуются чаще и активнее, а в других – реже и пассивнее. Например, показано, что для норм российского уголовного права, касающихся преступлений в сфере компьютерной информации, взлома сетей Интернета, хищений информации и др., наиболее характерны запреты (ст.ст. 272–274 УК РФ); для норм международного частного или гражданского права – дозволения, предписания.

Делается вывод, что правовое регулирование киберпространства, его механизм являются определенной формой юридического опосредования интернет-отношений, в которых есть относительно свободные субъекты: менеджеры (управленцы), авторы информации, ее потребители и др. Такого рода отношения обычно не предполагают определенного подчинения одних субъектов воле других. Хотя в виртуальном пространстве наблюдается и обратное: здесь появляются и действуют с развитием соответствующего информационного законодательства отношения подчинения, когда, допустим, владельцы информационных ресурсов, провайдеры диктует пользователям Интернета свои условия работы, оказания услуг и даже порядок заключения сделок. Отсюда вытекает, что правовое регулирование виртуального пространства рассчитано на такие отношения, в которых наблюдается как равенство субъектов, так и их неравенство.

Показано, что в настоящее время в виртуальном пространстве пользователи чаще всего сталкиваются с отношениями, для которых характерно равенство субъектов, сторон. Исходя из этого обосновывается нецелесообразность противопоставления двух методов правового регулирования виртуального пространства: свободного, основанного на нормах международного частного, гражданского права, и жесткого, базирующегося на нормах административного, уголовного права. Делается вывод, что в силу неразработанности методологической базы Интернета и права названные методы объективны, они существуют и системно выражают признаки, характерные для регулируемых различными отраслями (и нормами права) интернет-отношений. И поэтому здесь имеет место, как считает автор, существование в рамках интернет-права глобального, комплексного механизма правового регулирования.

Доказано, что интернет-право как комплексный институт уже сегодня использует в своих целях с учетом регулируемых интернет-отношений единые правовые средства в их различном, нестрогом сочетании. Вышеназванные средства рассчитаны на интернет-отношения, субъекты которых находятся либо в одном правовом статусе, т.е. равноправны, либо в разных правовых приоритетах, т.е. неравноправны. При этом в области интернет-права вполне обоснован подход к проблеме методов правового регулирования с позиций, учитывающих следующие обстоятельства: налицо единство, системность используемых для регулирования интернет-отношений правовых средств; имеет место и специфика регулируемых интернет-отношений.

В частности, сделан вывод, что отличительные особенности правового регулирования интернет-отношений нередко носят в настоящее время и властную окраску, они могут в определенных условиях характеризоваться в качестве властеотношений. За этим их обозначением скрывается то, что во многих вариантах регулирующего воздействия (особенно в реакции на преступления в Интернете) интернет-право проявляет себя жестко, властно. Показано, что сегодня эти жесткость и властность не являются определяющими качествами правового регулирования интернет-отношений. Главное здесь – свобода действий в обмене информацией между людьми в совершении различных сделок. Автор считает, что эти же качества также легко обнаружить в механизме правового регулирования, используемом и другими отраслями российского права, в том числе и в формирующемся информационном праве.

Для системы Интернета предложено выработать также действенную унифицированную совокупность норм поведения в нем субъектов, т.е. специальный этический кодекс, веб-этикет. По мнению автора, этот кодекс поможет упорядочить разноплановые отношения в Интернете и сделать их более устойчивыми и результативными. Отмечено, что подобные кодексы уже действуют во многих странах (Франция, Канада, Новая Зеландия, Великобритания и др.).

Далее диссертант исследует место интернет-права в системе права и в системе юридических наук. Показано, что интернет-право тесно связано с международным частным и публичным правом, с информационным правом, а также почти со всеми иными отраслевыми юридическими науками. В частности, обосновано, что особенно тесно связано интернет-право с информационным правом. Делается вывод о том, что эта отрасль права динамично развивается и делает успешную попытку включить в свой предмет все проблемы права и Интернета (т.е. интернет-право). Диссертант считает, что это пока обосновано, так как информационное право изучает совокупность норм права, регулирующих информационные отношения в обществе. Этим же (т.е. исследованием информационных проблем в киберпространстве) занимается и интернет-право.

С точки зрения выведенного понятия и характеристики сущности и содержания интернет-права автор выделяет и анализирует четыре класса задач, напрямую связанных с правовым регулированием отношений в Интернете: общетеоретические проблемы права и Интернета; задачи по анализу концепции права виртуального пространства и Интернета; многоаспектные проблемы ответственности по интернет-праву; проблемы правосознания, правовой культуры и правового воспитания субъектов интернет-отношений.

Показано, что в соответствии с обозначенными задачами должна быть построена и структура учебного курса по интернет-праву, который автор предлагает ввести не только в юридических, но и в других вузах, где читают курсы правовой информатики, управления и информационного права.

Во второй главе «Интернет и право виртуального пространства: вопросы теории и практики» охарактеризована общая концепция Интернета в свете теории права, исследовано право виртуального пространства, а также выявлены его основные черты и формы проявления.

Исследование показало, что в теории права общая концепция Интернета пока детально не рассматривалась. Поэтому, опираясь на исходные теоретические определения, доказано, что Интернет – это прежде всего новое пространство человеческого самовыражения и общения; международное пространство, пересекающее любые границы; децентрализованное пространство, которым никакой оператор, никакое государство полностью не владеет и не управляет.

Однако при этом Интернет не может действовать без правовой регламентации и не ставит под сомнение концептуальные основы современного права. В то же время сеть Интернет при ненадлежащем ее использовании может содержать угрозу правовому положению граждан: она порой «ломает» традиционные общественные и частные устои жизни и ставит сложные проблемы перед государствами.

Обосновано, что право, которое появляется в цифровой среде, можно определить как «неразвитое право», которое находится в процессе своего формирования. В этой связи обозначен ряд проблем, которые предстоит решать ученым в ближайшее время. Среди них проблемы более четкого определения источников права, уточнения характера действия права в пространстве и по кругу лиц, повышения уровня правосознания, профессиональной этики и качества поведения субъектов права и разработки понятийного аппарата этого права. Отмечено, что все эти проблемы пока не находят должного научного осмысления, а их разработка относительно Интернета необходима. Поставлен вопрос о скорейшем закреплении для этой среды определенных правил пользования, и прежде всего законодательного характера. Обоснована необходимость провести в ближайшее время по этому вопросу новые слушания в Государственной Думе РФ и в Общественной палате РФ. Предложено принять специальное международное соглашение о правовом регулировании Интернета, которое разрешило бы многие возникающие в этой связи противоречия. Отмечено, что первым шагом на пути к объединению позиций могла бы послужить Декларация о свободе обмена информацией в Интернете, принятая на 840 заседании Комитета министров Совета Европы 28 мая 2003 г.

В работе в свете требований юридической науки охарактеризованы цели Интернета. Отмечено, что сегодня при исследовании проблем права и Интернета нельзя рассматривать отдельно какие-то юридические цели Сети. Здесь необходим анализ всей совокупности целей, среди которых важную роль играют экономические, политические, социальные, культурные. Автор считает, что у Всемирной сети такие же цели, что и у других информационных сетей. В свете этого предложено разработать и принять специальный закон о защите русского языка, который имел бы применение и в области распространения информации в Интернете. В связи с тем что государственная поддержка деятельности российских информационных агентств по продвижению их продукции на зарубежный информационный рынок явно недостаточна, диссертант считает целесообразным также внести дополнительные изменения и соответствующие статьи, усиливающие роль и значение русскоязычного присутствия в Интернете, в законы о рекламе, о связи, о языках народов Российской Федерации. Автор поддерживает предложение, сформулированное в итоговой Резолюции 11-ого Российского интернет-форума (РИФ-2007) от 06.04.2007, о введении в общеобразовательный школьный курс (начиная с шестого класса) обязательной дисциплины «Интернет», а также обязательного курса под таким же названием для государственных технических вузов России.

Установлено, что в российском законодательстве отсутствует строгое определение понятий «Интернет», «виртуальное пространство», «субъект, участник информационного обмена», «глобальная сеть», «сайт», «доменный адрес», «электронная торговля», «сетевое СМИ» и др., которые широко используются при характеристике интернет-отношений; в то же время содержащиеся в действующих правовых актах определения понятий «информация», «информационные технологии», «информационная система», «связь», «информационный обмен», «информационно-телекоммуникационная сеть», «электронное сообщение» и иные отстают от потребностей времени, содержат уязвимые места и их явно недостаточно при характеристике интернет-права. Данные терминологические проблемы, как считает автор, можно было бы снять в ходе проведения дополнительных научных исследований. Предложено также принять специальный закон о совершенствовании правового регулирования Сети, в котором, по мнению автора, следовало бы закрепить положение о том, что указанные выше термины и определения должны единообразно использоваться во всех нормативных актах, касающихся Интернета.

В этой связи предстоит серьезная работа по исследованию состава субъектов и предметного состава интернет-отношений. Исследование показало, что развитие деятельности в Интернете порождает различные споры между субъектами соответствующих отношений. А это вызывает необходимость уточнения ряда процессуальных положений, связанных, например, с допустимостью совершения процессуальных действий с применением интернет-технологий, а также с применимостью тех доказательств «сетевых» юридических фактов, которые перестают существовать «в материальной форме» к моменту рассмотрения дела и спора. Следовательно, для более эффективного рассмотрения споров с «сетевой спецификой» должны, по мнению диссертанта, шире применяться внесудебные способы, в том числе примирительные процедуры и специализированные третейские суды.

В свете изложенного обосновано, что анализ теоретико-правовых аспектов Интернета не может осуществляться без характеристики предмета самого информационного права. В частности, информационное право в работе рассматривается как отрасль права, регулирующая определенную группу общественных отношений; как область правоведения, концентрирующая свое внимание на изучении информационного права; как учебная дисциплина, связанная с преподаванием информационного права. Отмечено, что в настоящее время среди ученых-юристов нет единого подхода к определению предмета информационного права. Обращено внимание на частно-публичный характер отношений, которые составляют предмет информационного права. Сделан вывод о схожести и родстве информационного права и интернет-права и о необходимости исследования, изучения интернет-права в рамках информационного права.

Диссертант останавливается на характеристике информационной среды с точки зрения информационного права. Эту среду он рассматривает как сферу деятельности, связанную с созданием, распространением, преобразованием и потреблением информации. Данная информационная среда с позиции информационного права может быть представлена как естественная (устная речь, жесты и др.), так и искусственная (знаки, символы и др.). В связи с этим сделан вывод о том, что Интернет является частью искусственной информационной среды общества, созданной людьми – физическими и юридическими лицами; его можно рассматривать как объект правового регулирования, а нормы, регулирующие деятельность в киберпространстве, в качестве комплексного института права – интернет-права.

Обосновано, что инфраструктура Интернета в полной мере не может выступать СМИ в смысле ст.ст. 2 и 24 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» прежде всего из-за своего глобального и транснационального характера. На взгляд автора, это пространство, где может размещаться и действовать огромное число электронных печатных, аудио- и видеоизданий. Электронная сеть в этом случае не может выступать субъектом права, так как инстанции Интернета находятся на этапе своего формирования и их правовая природа достаточно неопределенна. Кроме того, субъект права должен обладать рядом существенных признаков (например, правосубъектностью), которыми, по мнению диссертанта, электронная сеть в полной мере не обладает. Диссертант считает, что сегодня достаточно трудно охарактеризовать Интернет и как юридическое лицо, так как Сеть не обладает признаками юридического лица, прежде всего имущественной обособленностью и организационным единством. Интернет, по его мнению, представляет собой широкое поле для деятельности огромного числа юридических лиц, разнообразных организационно-правовых форм и разной направленности. Но определять с теоретической точки зрения Сеть как совокупность юридических лиц, по мнению автора, также неправильно, так как в этой среде доминирует частная инициатива и она ощутимо зависит от активной деятельности именно физических лиц, которые составляют ее ядро и движущую силу.

С точки зрения информационного права исследованы российские и международные инстанции Интернета. Обосновано, что Интернет выступает в качестве объекта правового регулирования, причем не специального, а обычного объекта. Это положение, по мнению диссертанта, подтверждается п. 3 ст. 15 Федерального закона от 27.07.2006
№ 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Автор в ходе исследования показал, что формирующиеся правовые нормы интернет-права, регулирующие информационные отношения в электронной среде Интернета и цифровых сетях, можно будет в ближайшей перспективе четко сгруппировать в отдельные блоки и группы. Основой для этого является Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи», который уже введен в действие и является базой для систематизации указанных норм и правоотношений.

Далее в работе проанализирована деятельность Форума прав в Интернете, который наделен необходимыми правомочиями и в состоянии решать разнообразные правовые задачи, возникающие в Интернете. Анализ показал, что в настоящее время активными участниками Форума являются представители многих европейских стран. Отмечено, что появление аналогичной структуры в России, последовательный анализ работы Форума и использование его рекомендаций в сфере регулирования Интернета представляются весьма полезными. Диссертант считает, что ни один из существующих государственных органов нашей страны не может играть роль данного Форума. Форум прав в Интернете в данном случае – это новая организация, которая может способствовать сближению позиций субъектов интернет-отношений; содействовать информированию и привлечению внимания к Интернету государства и общественности; координировать международное сотрудничество в данной сфере.

Анализ деятельности Форума прав в Интернете позволил прийти к выводу, что виртуальная сфера не является особым правовым пространством: фундаментальные принципы права здесь вполне применимы, хотя некоторые аспекты правореализации в Интернете носят специфический характер; нельзя добиться реальной свободы слова в Интернете без ответственности. Это функциональная основа рассматриваемых идей интернет-права, именно это положение является условием признания пользователями Интернета действий Форума, его законности и авторитетности его рекомендаций.

В частности, рассматривая в этой связи проблемы электронной торговли, диссертант доказывает, что электронная торговля способствует развитию малого и среднего предпринимательства (из-за прямых поставок товаров и услуг значительно снижаются издержки сбыта, расходы на обслуживающий персонал). Между тем она остается второстепенной и экономически малоприбыльной для физических лиц из-за ряда причин. Главное – гарантировать и обеспечить юридические рамки безопасности для потребителей, предлагая им соответствующий уровень защиты, сравнимый с тем, который установлен для «классической» купли-продажи в нашей стране и в других государствах. Для этого, считает автор, необходимо принять российский закон «Об электронной торговле», который закрепил бы основные правила для рынка электронной торговли; при этом следует «формализовать» кодексы профессиональной этики, которые давно используются в Интернете. Кроме того, как показано в работе, необходимо активнее внедрять в практику разрешение конфликтов третейскими судами в указанной среде; электронная торговля в скором времени станет «торговлей троих», что уже сегодня ведет к появлению новых юридических услуг и профессий, таких как кибер-нотариусы, кибер-юрисконсульты, кибер-адвокаты и т.д. Следует также приспособиться к уже существующим международным стандартам удостоверения и регламентации электронных обменов; гармонизовать свои отношения по поводу системы удостоверения электронных сделок хотя бы в рамках СНГ. Для этого важно также внести существенные изменения в действующий Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи» и принять международное соглашение, касающееся электронных сделок, фиксирующее налог с продаж, взимаемый в стране назначения. Такая система уже применяется в Европе для торговли готовыми изделиями и в сфере услуг; было бы также целесообразно создать совещательный орган, например структурное подразделение при Минэкономразвития России, который мог бы следить за динамикой развития этой среды и вырабатывать необходимые рекомендации.

Анализ показал, что особое значение в этом свете должна получить электронная подпись, правила применения которой регламентирует Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи». Предлагается признать в ГК РФ наличие убедительной юридической силы электронного сообщения, если оно отвечает наличию надежной идентификации электронной подписи и длительному хранению сообщения под контролем подписавшего его лица. Удостоверение сообщения должно осуществляться аккредитованным органом, который может гарантировать, что эти требования удовлетворены. По мнению диссертанта, в связи с развитием Интернета существенные изменения должны быть внесены также и в сферу налогового законодательства.

Автор предлагает активнее воздействовать на провайдеров (в частности, мерами гражданской и уголовной ответственности), побуждая их блокировать доступ к контрафактной продукции, когда она «схвачена» и преследуется законными владельцами. При определении применяемого закона и подсудности спора в случае нарушения права интеллектуальной собственности (в частности, в случае подделки) предлагается придерживаться такого решения этого вопроса, на которое в настоящее время ориентируется международная юридическая практика: в зависимости от доли ущерба применяются закон и суд страны наиболее пострадавшей стороны. Вместе с тем, чтобы избежать увеличения количества судебных процессов, предлагается дать право пострадавшему самому выбрать суд, т.е. возможность обратиться в любой компетентный суд для возмещения полноты ущерба.

Исследование показало, что увеличение количества мультимедийных произведений в Интернете заставляет подумать над самими понятиями «автор» и «соавтор» в электронной среде. По вопросу защиты интеллектуальной собственности следует найти справедливое решение, удовлетворяющее законные запросы авторов, права которых должны быть обеспечены в среде сетей, и экономические интересы корпораций.

Диссертант считает также важным добиться ясности в разрешении проблемы подсудности интернет-споров. В частности, предлагается по уголовным делам, возникающим в исследуемой сфере, в большей части случаев применять национальный закон, а по гражданским делам – придерживаться существующих норм международного частного права. При этом судья должен обладать правомочием запрещать доступ или размещение сайта, который служит местом для наиболее серьезных правонарушений. В этой связи автор считает, что не следует отдельно специализировать судей или суды в области рассмотрения дел, касающихся Интернета. Вместе с тем необходимы меры для их обучения пользованию нужными техническими средствами с тем, чтобы позволить судам эффективно рассматривать интернет-споры. В этом смысле создание компетентной межведомственной комиссии, призванной заниматься проблемами преступности в области высоких технологий, было бы весьма полезно.

Обосновано, что в интернет-праве должно быть соблюдено существенное различие между «публичным сообщением» и «частной корреспонденцией». Диссертант считает, что такие понятия, как «информация ограниченного доступа», «персональные данные» или «информация о гражданах», в необходимых случаях в законодательных актах можно было бы заменить категорией «частная информация», существующей во многих правовых системах мира. Предложено с учетом положений Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» принять в скором времени закон «О приватности (защите частной информации граждан)».

Для решения этих и многих других задач автор предлагает отдавать предпочтение самоконтролю и последующему контролю в Сети; усилить специальные органы расследования и подразделения (в системе МВД России, прокуратуры и ФСБ России), специализирующиеся на том или ином виде правонарушения в сфере высоких технологий (например, педофилия); уточнить юридическую ответственность субъектов интернет-отношений; подписать специальные договоры о выдаче преступников с иностранными государствами, в частности с США, где установлена большая часть серверов, а также разработать здесь механизм обмена информацией по примеру Интерпола; содействовать развитию национального, русскоязычного сегмента в Интернете.

Далее, основываясь на определениях «право» и «виртуальное пространство», автор определяет право виртуального пространства как совокупность признаваемых в обществе правил и норм справедливости и равенства, которыми свободно распоряжается любое лицо (субъект) под защитой юрисдикционных органов (например, государственных) в созданном Мировой компьютерной сетью пространстве без чьего-либо вмешательства. Исследованы особенности и основные черты этого пространства, которые влияют на концепцию образования права. Среди них отсутствие национальных географических границ; анонимность; возможность ускользать от контроля; разделение этого пространства на структурные зоны; растущее взаимодействие, интерактивность и динамизм явлений в сетях. В этом контексте сделан вывод о том, что исследуемые структурные черты виртуального пространства являются значимыми и существенными для разработки и развития будущего информационного законодательства, а также влияют на концепцию будущего юридической науки права и ее теории.

Обращено внимание на то, что высокая скорость электронных обменов, постоянное обновление информации и интерес к интерактивности приведут к постепенному вытеснению бумажных документов. В связи с этим показано, что одним из характерных элементов среды Интернета выступает электронный контракт, который, по мнению диссертанта, представляет собой гипертекстовый цифровой документ, устанавливающий соглашение двух (и более) субъектов интернет-отношений по всем существенным условиям сделки. Обосновано, что динамизм коммуникаций приведет в будущем субъектов интернет-отношений к необходимости выработки новых средств решения юридических дел и споров.

Диссертант считает, что деятельность в Сети должна быть поддержана гибкой и логически связанной юридической средой, которая устанавливается на национальном уровне. Основную роль здесь, по его мнению, должно играть именно позитивное право. Государства должны выработать на международном уровне основные принципы правового регулирования этой среды. Сейчас необходимо прибегать к разумному законодательному вмешательству в исследуемую область; заставить субъектов интернет-отношений соблюдать важнейшие принципы (законности, принцип, закрепляющий равенство прав и свобод, равенства возможностей мужчин и женщин, запрет дискриминации, принципы вины, справедливости, гуманизма и неотвратимости ответственности, приоритета международных норм, право на свободу труда и объединения).

В третьей главе «Правосознание и правовая культура субъектов интернет-отношений» основное внимание уделяется современному типу правосознания и правовой культуры пользователей Интернета. Показано, что право и правосознание в сфере Интернета тесно связаны и взаимодействуют. Составляющие интернет-право правила поведения субъектов интернет-отношений регулируют сознательную деятельность в виртуальном пространстве. При этом данные нормы предписывают либо запрещают указанным субъектам совершать определенные операции, сделки, действия. В этом смысле нормы интернет-права реализуются в сетях, в виртуальном пространстве. Вместе с тем эти нормы считаются результативными лишь тогда, когда реализуются в практике работы Интернета и преломляются в сознании субъектов интернет-отношений, осознаются ими.

Обосновано, что правосознание субъектов интернет-отношений есть также набор идей и взглядов на то, каким должно быть право виртуального пространства с точки зрения его справедливости, целесообразности, эффективности в утверждении ценностей, признанных в тех или иных государствах, и складывающихся на их основе оценок и чувств. Правосознание субъектов интернет-отношений здесь предполагает не только знание ими права, но и определенное к нему отношение. В нем отражается одобрительное или негативное отношение к существующему интернет-праву.

Показано, что, с одной стороны, интернет-право связано с обществом, уровнем его развития, совершенствованием технологии Интернета, непосредственно самого права и его отраслей. Исходя из этого интернет-право как комплексный межотраслевой институт регулирует соответствующие отношения в цифровой среде. С другой стороны, оно относится к области информационной политики, идеологии и связано с общепризнанными в обществе идеями, убеждениями и представлениями о праве и Интернете. По мнению автора, нет и не может быть права и Интернета без правосознания указанных субъектов интернет-отношений.

Отмечается, что, будучи неразрывно соединено с интернет-правом, правосознание субъектов (как осознание ими указанных норм права) не менее тесно связано с моралью, или нравственностью. В связи с этим делается вывод, что правосознание субъектов интернет-отношений переплетается здесь с моралью, нравственностью настолько тесно, что между ними порой трудно провести строгую границу, так как правовые и нравственные воззрения и убеждения указанных субъектов составляют часть общих информационных взглядов общества. Однако, как показано в работе, далеко не все нравственные воззрения субъектов интернет-отношений имеют правовой характер и относятся к их правосознанию. Доказывается, что правосознание названных субъектов представляет собой совокупность лишь тех воззрений, в которых выражаются их отношение к действующему интернет-праву (национальному и зарубежному), оценка этого права.

В ходе исследования констатируется, что рассматриваемое правосознание является рычагом воздействия на поведение субъектов интернет-отношений и между правосознанием и интернет-правом существует тесная связь.

Исходя из приведенных в ходе исследования определений правосознания субъектов интернет-отношений автор выделяет его существенные черты: рассматриваемый вид правосознания выступает одной из форм общественного и правового сознания; это правосознание имеет свою логическую структуру и состоит из идей, теорий, чувств, настроений, эмоций субъектов интернет-отношений; его носителями являются разнообразные субъекты интернет-права (как индивидуальные, так и групповые); оно выступает внутренним каналом воздействия на поведение людей и ориентирует должным образом субъекты интернет-отношений в соответствующих ситуациях в виртуальном пространстве.

Исследуя структуру правосознания субъектов интернет-отношений, диссертант выделяет правовую идеологию и правовую психологию. Правовая идеология здесь исследуется как совокупность идей, теорий, концепций, в которых выражается отношение субъектов интернет-отношений к праву. Это представления о том, как должно быть построено объективное право виртуального пространства с точки зрения определенной системы ценностей. Показано, что основные положения правовой идеологии находят закрепление в законах и иных правовых актах. Данные положения характеризуются известной стабильностью, так как для них установлен особый порядок изменения.

Правовая психология субъектов выражается в виде настроений и эмоций в виртуальном пространстве, в которых отражается отношение лиц как к действующему, так и желаемому праву. Правовые эмоции субъектов интернет-отношений формируются на основе определенных правовых оценок. Существование правовой психологии субъектов интернет-отношений связано с присущей человеческой психике способностью эмоционально реагировать на внешние явления.

Правовая психология характеризуется наличием собственных компонентов. Активной и подвижной частью правовой психологии субъектов выступают их настроения, которые всегда изменчивы. Правовые эмоции в значительной мере формируются под влиянием общения с другими людьми – субъектами интернет-отношений. Это доказывается в ходе исследования отношений пользователей Интернета на веб-форумах, в чатах.

Обосновано, что правовая психология и правовая идеология оказывают друг на друга существенное влияние. Здесь огромное значение играет и мотивация. Правовая психология субъекта интернет-отношений во многом предопределяет выдвигаемые им теоретические установки и идеи.

В процессе исследования автор обращает внимание на функции правосознания в области Интернета. Среди функций выделяются и рассматриваются регулятивная, информационно-коммуникативная, познавательная, оценочная, прогностическая функции.

В зависимости от основания классификации исследуются разные виды правосознания: индивидуальное, групповое и массовое; обыденное, профессиональное и научное. Отмечается, что по своей направленности правосознание субъектов интернет-отношений может быть адекватным, перспективным, т.е. обращенным в будущее, а также ретроспективным, т.е. обращенным в прошлое. В понимании этими субъектами права может преобладать как сознательный, так и бессознательный элемент. Сделано заключение о том, что все формы правосознания находятся в тесной взаимосвязи, дополняют и конкретизируют друг друга, но в то же время имеют присущие только им характерные особенности.

В диссертационном исследовании уделено внимание и деформации правосознания (которая представляет собой существенные его искажения субъектами), влекущие, как правило, определенные негативные последствия. Среди видов деформации правосознания выделяются: правовой нигилизм, правовой инфантилизм, правовой фетишизм и «перерожденное» сознание.

Автор считает, что самой опасной деформацией правосознания субъектов является его перерождение в преступную форму, когда имеется преступный умысел субъекта интернет-отношения, который уже не в состоянии не совершать то или иное правонарушение. Столь крайняя форма деформации, как показало исследование, выступает сегодня антиподом законности в исследуемой области и порождает немало преступных проявлений в сфере Интернета.

В этой связи автором поставлена задача разработки методических рекомендаций по предупреждению и искоренению этих негативных проявлений и повышения уровня правосознания всех субъектов отношений, работающих в Интернете.

Предложено при участии Минюста России создать при Мининформсвязи России совещательный орган наблюдения за поведением в Сети субъектов интернет-отношений – Комитет по оказанию онлайн-услуг и предупреждению правонарушений, возложив на него следующие функции: наблюдение за деятельностью указанных субъектов; анализ и оценка среды, в которой они работают; рассмотрение споров между субъектами (и в отношении спорных сайтов); осуществление необходимых примирительных процедур в связи с последними; организация учебы субъектов интернет-отношений в области права и правового воспитания; предупреждение хищений информации, мошенничества, обманов в сетях.

Автор останавливается на анализе современной правовой культуры субъектов интернет-отношений. Доказывается, что правовая культура здесь пронизывает все интернет-право. В Интернете она немыслима без субъектов, их информационно-правовой и иной деятельности, передовых взглядов и суждений об Интернете и праве. Доказывается, что, обладая определенным уровнем правовой культуры, тот или иной субъект интернет-отношений в состоянии правомерно и свободно ориентироваться в Сети, при этом он обязан признавать все требования законов и иных актов, регулирующих область Интернета.

В этой связи автор рассматривает обыденный, профессиональный и общетеоретический уровни правовой культуры субъектов интернет-отношений. Среди функций правовой культуры исследуются следующие: преобразующая, праворегулирующая, ценностно-правовая, правосоциализаторская, коммуникативная и прогностическая. При этом важную роль в ее характеристике играют правовые установки субъектов, которые помогают переводу представлений и ценностей в реальную жизнь или практику субъектов в Интернете. В реальном Интернете правовая культура предстает в виде образцов знаний норм права, их оценок, стереотипов правомерного поведения. Однако в ходе исследования установлено, что в условиях рыночных отношений она чаще всего проявляется в виде правового нигилизма, неправомерного и «бескультурного» поведения. В этой связи предложено разработать специальную программу, в которой следует предусмотреть меры по улучшению обучения субъектов интернет-отношений, повышению уровня их правовой образованности и культуры. Наряду с этим автором подготовлен национальный кодекс по поддержанию необходимых культурно-правовых стандартов в Интернете. Структура данного кодекса включает четыре раздела.

В первом разделе кодекса определяются основные направления государственной политики Российской Федерации по поддержанию высоких культурно-правовых стандартов в Интернете с помощью различных методов и средств регулирования и сорегулирования; указываются источники российского и зарубежного законодательства, сфера действия кодекса. Во втором разделе кодекса закрепляются принципы его действия и стандарты культурно-правового поведения различных субъектов в Интернете. В третьем разделе кодекса отражаются бессрочные обязательства Российской Федерации, которые она принимает на себя в этой сфере, в том числе: признавать и использовать в Сети действующие нормы национального российского и международного права; всегда вести себя в Интернете согласно общепринятым нормам международного и национального права; не нарушать законодательство об охране интеллектуальной собственности; не нарушать тайны переписки, распространения частной информации; не практиковать вскрытие информационных систем и сетей передачи данных; не допускать нарушений в ходе заключения и исполнения электронных сделок в Интернете; не допускать в Сети правонарушений, связанных с детской порнографией, и др. В четвертом разделе кодекса устанавливаются нормы ответственности за несоблюдение изложенных в нем правил поведения, которую несут все субъекты интернет-отношений в соответствии с действующим российским законодательством, а также международным частным и публичным правом.

Автор считает, что применение положений этого кодекса на практике значительно повысит уровень правовой культуры субъектов интернет-отношений и упорядочит в целом отношения, регулируемые интернет-правом в Российской Федерации.

В четвертой главе «Теоретические проблемы ответственности по интернет-праву» исследуются процессы правового регулирования ответственности за качество информации, распространяемой в российском сегменте Интернета. Отмечается, что основанием для возникновения юридической ответственности является правонарушение, совершенное субъектом в виртуальном пространстве (т.е. виновное деяние конкретного субъекта (участника), запрещенное действующим законодательством под угрозой наказания). Для реализации юридической ответственности важно установить причинно-следственные связи между негативными последствиями, наступившими в результате нарушения правового предписания, и действиями (бездействием) предполагаемого нарушителя, действующего в Интернете.

Обосновано, в частности, что ответственность по интернет-праву включает в себя: оценку своего поведения и его социально значимых последствий; осознание собственного долга, сформулированного в нормах интернет-права, действия, сообразующиеся с этим; наложение соответствующих взысканий от имени государства, общественной организации, коллектива за поведение, отклоняющееся от нормы; компенсацию ущерба, причиненного неправомерным поведением.

Автор считает, что юридическая ответственности в Интернете – это применение к виновному лицу, совершившему правонарушение, мер воздействия, предусмотренных санкцией нарушенной нормы интернет-права в определенном регламентированном порядке. Это также особое правоотношение между правонарушителем и компетентным органом власти, содержанием которого является обязанность виновного правонарушителя претерпеть определенные неблагоприятные последствия личного или имущественного характера, обеспеченные государственным принуждением и выражающие отрицательное отношение общества к такому поведению.

Сущность данной ответственности состоит в обязанности индивида выполнить требования, которые предъявляются ему всем обществом. Негативная юридическая ответственность по интернет-праву характеризуется: наличием неблагоприятных последствий для правонарушителя; государственно-правовым принуждением; осуждением правонарушения и его субъекта со стороны общества и государства. Классифицируя ответственность по видам в зависимости от характера совершенного правонарушения в Интернете, автор рассматривает дисциплинарную, административную, гражданскую и уголовную ответственность. Делается вывод о том, что наиболее часто к правонарушителям в Интернете применяются меры гражданской, а также уголовной ответственности, реже – административной. Автор уделяет более пристальное внимание ответственности за те виды правонарушений в области распространения информации, которые сегодня наиболее характерны (в частности, ответственности за распространение информации, порочащей честь и достоинство граждан; ответственности за качество информации, предоставляемой продавцом в рамках электронной торговли; ответственности за распространение информации, нарушающей авторские права).

Среди множества проблем судебной практики по делам, связанным с Интернетом, выделяется две непосредственно касающихся механизмов распространения информации: сложность определения круга лиц, привлекаемых к юридической ответственности и обязанных компенсировать моральный вред и материальный ущерб пострадавшему; фиксация (собирание, представление) доказательств, их допустимость и достоверность. Процесс распространения информации в Интернете в этом случае описан как процесс, в котором, помимо самого автора, участвуют два субъекта (лица) – владелец сайта (сетевого информационного ресурса) и владелец сервера (хост-провайдер). Следовательно, потенциальными ответчиками могут являться как хост-провайдеры (разместившие информационный ресурс на своем сервере), так и владельцы информации. Помимо этого, для доказательства в суде факта распространения порочащих сведений в Сети конкретными лицами требуется проведение достаточно сложных процедур: просмотр протоколов доступа, проверка учетных записей провайдеров, просмотр содержимого серверов, установление владельцев серверов, зачастую находящихся в разных странах, что связано с исполнением международных поручений

Автор считает, что такие возможности провайдера, как ведение протокола доступа, учетных записей, а также наличие на компьютере сервера лог-файла, позволяющего фиксировать все осуществляемые на нем действия, можно использовать в помощь правосудию. Для этого необходимо обязать провайдеров регулярно копировать информацию с лог-файла, бережно хранить и предоставлять ее при первом требовании заинтересованных и компетентных государственных органов. Такие доказательства можно считать допустимыми, и в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством они применяются судами в качестве письменных (ст. 71 ГПК РФ). Показано, что в настоящее время наиболее приемлемым способом доказывания юридического факта на сегодняшний день является заверение у нотариуса интернет-страниц. По мнению автора, необходимо создание независимой организации, обладающей законодательно установленным правом фиксировать и затем подтверждать в суде факт размещения в Интернете той или иной информации. Такую структуру вполне могли бы образовать провайдеры, поскольку создание государственной организации подобного рода будет стоить дорого.

Отмечено, что реализация правовых норм о защите авторских и смежных прав на практике слабая. В действительности в суде жертвам данного вида преступления довольно сложно доказать факт нарушения их прав, когда незаконное размещение объектов авторского права имело место в компьютерных системах или сетях общего доступа.

В связи с этим предлагается ч. 2 ст. 146 УК РФ изложить в следующей редакции: «Незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторских и смежных прав, совершенные в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение или сопряженные с получением дохода в крупном размере, или причинившие крупный ущерб, а равно незаконное размещение объектов авторского права в компьютерных системах или сетях общего доступа с предоставлением права свободного или возмездного копирования, – наказываются штрафом в размере до четырехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией компьютерных систем или без таковой».

Автор доказывает, что отсутствие нормативных требований к «сетевым публикациям» затрудняет официальные ссылки на сетевые публикации (особенно на те, которые не имеют аналогов в иной форме) и не способствует охране прав авторов и иных правообладателей. Несмотря на то что с 2001 г. в России был введен ГОСТ 7.83–2001 «Электронные издания. Основные виды и выходные сведения», он не решил ключевых правовых проблем равноценного признания и условий применения «сетевых публикаций». В связи с этим предлагается принять новый стандарт, предусматривающий требования именно к «сетевым публикациям» с учетом их специфики, или распространить на указанные публикации ГОСТ 7.4–95 «Издания. Выходные сведения». В этом случае первичная публикация в Интернете будет носить официальный характер, что облегчит доказывание авторства в суде. Считается также целесообразным, помимо правовых средств защиты исключительных прав авторов, использовать в данной сфере также современные технологии, наделяющие электронный документ возможностью саморазрушения в случае его незаконного использования. Кроме того, как отмечает автор, свидетельские показания, помощь провайдеров и нотариусов должны учитываться в ходе судебных процессов.

Исследование показало, что в настоящее время в российском законодательстве четко не определены механизмы привлечения к ответственности провайдеров за размещение на обслуживаемых ими сайтах недостоверной информации, а также не установлена возможность предъявления к ним претензий за качество размещаемой информации. В связи с этим предлагается разрешить проблему ответственности информационных провайдеров в Российской Федерации путем использования схемы и формулировки ст. 18 Рекомендаций по организации деятельности лиц в сфере интернет-коммерции, разработанных рабочей группой по электронной коммерции Комитета Государственной Думы РФ по экономической политике и предпринимательству в 2000 г. Помимо этого, изменения и дополнения в российское законодательство должны, по мнению диссертанта, вноситься по принципу, в соответствии с которым провайдер должен нести ответственность за качество информации, размещаемой на его сервере в случае, если: данная информация размещалась по его инициативе и (или) за его счет; провайдер был осведомлен или имел возможность быть осведомленным о содержании информации, размещаемой на его сервере; преднамеренные или непрофессиональные (противоречащие профессиональной подготовке, работе и возможности) действия провайдера повлекли размещение незаконной информации на его сайте.

В этом случае, чтобы провайдеры были заинтересованы в более тщательной проверке информации, предлагается законодательно закрепить право провайдера по результатам проверки или блокировать (удалять) информацию, для выявления противозаконности содержания которой не требуется специальных знаний, или информировать компетентные органы о наличии сомнительной информации для более тщательной и компетентной проверки. В случае привлечения провайдера к ответственности последний будет заинтересован в поиске надлежащего ответчика – автора вредной информации, тем более что организационные и технические возможности провайдера позволяют ему осуществлять поиск как никому лучше.

Диссертант считает, что у субъектов интернет-отношений с иностранным элементом в большинстве случаев есть возможность выбрать применимое право и место рассмотрения спора. Однако не во всех случаях стороны могут совершить свой выбор. В интернет-споре с иностранным элементом в первую очередь возникает вопрос о том, в суд какого государства подать иск. Однако в разных государствах правила определения международной подсудности имеют характерные черты и особенности. В этой связи предлагается решение проблемы определения юрисдикции путем: заключения международного соглашения об определении вопросов юрисдикции в отношении деятельности с использованием сети Интернет; частичного устранения проблем посредством унификации материального законодательства; заключения международного соглашения, определяющего применимое право к различным ситуациям (например, право страны нахождения сервера, на котором размещен сетевой информационный ресурс). В частности, основой для подобного соглашения в рамках СНГ по вопросам подсудности может выступать Соглашение стран СНГ от 20 марта 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», которое ратифицировано постановлением Верховного Совета РФ от 09.10.1992 №3620-1.

Анализ показал, что наиболее простое и быстрое решение состоит в том, чтобы переместить на Интернет (определенным образом приспособив) специальный режим редакционной ответственности, установленный для прессы (печати) в отдельных зарубежных странах (в частности, во Франции). Редакционная ответственность применяется только за правонарушения, совершенные в сфере прессы и установленные специальным Законом о свободе прессы от 29 июля 1881 г. (гл. IV). Основным ответственным субъектом здесь признаются лица, обладающие специальными знаниями в этой сфере (например, ответственный редактор или выпускающий редактор). Общий режим ответственности существует параллельно этому специфическому режиму.

Анализируя преимущества и недостатки различных режимов ответственности, автор считает нецелесообразным применять к открытым сетям общего пользования, таким как Интернет, систему специальной редакционной ответственности. Указывается, что эти сети ввиду их специфичности составляют новое информационное пространство, отличное от печати и аудиовизуального распространения.

Далее диссертант останавливается на проблеме совершенствования законодательства об ответственности в сфере борьбы с киберпреступностью.

В этой связи исследуются отдельные международные нормативные акты, направленные на противодействие данным негативным явлениям, в частности подписанная в 2001 г. в Будапеште специальная Конвенция по борьбе с киберпреступностью, которая определяет четкие правила и механизмы борьбы с преступными посягательствами в этой сфере, а также устанавливает необходимые гарантии для граждан.

Делается вывод о том, что в Конвенции о киберпреступности существенное значение уделяется именно защите информации. Появляется структура, часто называемая интернет-полицией. Каждый участник соглашения назначает свой контактный центр, работающий 24 часа в сутки в течение семи дней в неделю, чтобы обеспечить оказание неотложной помощи на стадии расследования или судебного разбирательства уголовных преступлений в сфере высоких технологий.

В диссертационном исследовании охарактеризована Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации 2001 г. (ETS № 185), раскрыты основные составы киберпреступлений и выработаны конкретные механизмы адаптации российского законодательства в свете изложенной выше Конвенции. Утверждается, что наличия в УК РФ трех статей о преступлениях в сфере компьютерной информации (ст.ст. 272–274) и отдельных записей в иных правовых актах об ответственности руководителей информационных систем, пользователей информации в Сети, провайдеров, СМИ и т.д. сегодня уже явно недостаточно. В ходе исследования определяются меры, которые должна предпринять Россия для реализации положений Конвенции на своей территории. В частности, автор предлагает разработать и принять специальный закон о борьбе с киберпреступностью в нашей стране, а также внести соответствующие дополнения в уже действующее законодательство, причем все это должно быть увязано с Конвенцией о киберпреступности.

До принятия специального законодательства в сфере высоких технологий предлагается внести в УК РФ следующие изменения и дополнения: часть 2 ст. 158 «Кража» УК РФ дополнить следующим квалифицирующим признаком: «д) с несанкционированным доступом к компьютерной системе и информационно-коммуникационным сетям, в том числе и Интернету…»; часть 2 ст. 159 «Мошенничество» УК РФ изложить в следующей редакции: «Мошенничество, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с несанкционированным доступом к компьютерной системе и информационно-коммуникационным сетям, в том числе и Интернету; в) с причинением значительного ущерба гражданину…»; часть 2 ст. 163 «Вымогательство» УК РФ дополнить следующим квалифицирующим признаком: «д) с несанкционированным доступом к компьютерной системе и информационно-коммуникационным сетям, в том числе и Интернету…».

Одновременно вносятся также предложения по дополнению ч. 1
ст. 183 «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну», ч. 2 ст. 205 «Терроризм», ст. 242.1 «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» УК РФ.

Предлагается ввести в гл. 28 УК РФ ст. 272.1 «Неправомерное завладение компьютерной информацией» и сформулировать ее следующем образом:

«1. Несанкционированное копирование либо иное неправомерное завладение информацией, хранящейся или обрабатывающейся в компьютерной системе, информационно-коммуникационной сети или на машинных носителях, либо перехват информации, передаваемой с использованием средств компьютерной связи, повлекшие причинение значительного ущерба, – наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет;

2. То же деяние, совершенное в корыстных целях, либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо лицом с использованием своего служебного положения, а равно имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, а также в крупном размере, – наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до пяти лет или без такового с конфискацией средств совершения преступления».

В связи с изложенными предложениями исследуются принципы приведения в действие уголовной ответственности в отношении преступлений в данной сфере. При этом предлагается использовать модели юридической ответственности, которые уже существуют в разных зарубежных странах.

В заключении диссертации формулируются выводы, вытекающие из проведенного анализа, и намечаются пути дальнейшего исследования теоретических проблем права и Интернета как нового и самостоятельного направления юридической науки.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии

  1. Право и Интернет. Теоретические проблемы : монография / И.М. Рассолов. – М. : НОРМА–ИНФРА, 2003. – 17,6 п.л.
  2. Теоретические проблемы Интернет-права : монография /
    И.М. Рассолов. – М. : РПА МЮ РФ, 2002. – 15,75 п.л.
  3. Проблемы интернет-права : монография / И.М. Рассолов. – М. : Изд-во Рос. гос. торгово-эконом. ун-та, 2007. – 17,25 п.л.
  4. Право и киберпространство : монография / И.М. Рассолов. – М. : Моск. бюро по правам человека : Academia, 2007. – 16 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих
рецензируемых научных журналах и изданиях,
указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии

  1. Интернет-отношения: основные признаки, элементы, содержание, характеристика / И.М. Рассолов // Закон и право. – 2003. – № 8. – 0.7 п.л.
  2. Правовые проблемы защиты чести, достоинства и деловой репутации в Интернете / И.М. Рассолов // Вестник Московского университета МВД России. – 2006. – № 7. – 0,4 п.л.
  3. Теоретические проблемы правообразования в Интернете / И.М. Рассолов // Вестник Московского университета МВД России. – 2006. – № 8. – 0,2 п.л.
  4. Правовые проблемы электронной коммерции в России и за рубежом в свете интернет-права / И.М. Рассолов // Закон и право. – 2007. – № 1 – 0,2 п.л.
  5. Защита авторских прав в электронной среде Интернет / И.М. Рассолов // Закон и право. – 2007. – № 5. – 0,4 п.л.
  6. Интернет как объект правового регулирования / И.М. Рассолов // Вестник Московского университета МВД России. – 2007. – № 5. – 0,2 п.л.
  7. Цели Интернета с точки зрения информационного права / И.М. Рассолов // Вестник Московского университета МВД России. – 2007. – № 6. – 0,3 п.л.
  8. Правовая природа отношений, отягощенных иностранным элементом в электронной среде «Интернет» / И.М. Рассолов // Вестник Московского университета МВД России. – 2007. – № 7 – 0,2 п.л.
  9. Правовые проблемы борьбы с киберпреступностью. Вопросы международной подсудности / И.М. Рассолов // Закон и право. – 2007. – № 10. – 0,3 п.л.
  10. Защита авторских прав в Интернете. Новое в гражданском и информационном законодательстве / И.М. Рассолов // Закон и право. – 2008. – № 1. – 0,4 п.л.

Учебные пособия и учебники

  1. Таможенное право : курс лекций : в 2 т. / под ред. В.Г. Драганова ; науч. рук. М.М. Рассолов. – М. : Экономика, 1999. – Т. 1 : Общая часть. – Лекция 10 (в соавторстве с Ю.Ю. Соковых, Н.В. Соловьевой, О.В. Морозовой). – 0,4 п.л. / 0,1 п.л.
  2. Теория государства и права / под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2000. – Гл. 11, 13 (в соавторстве с В.О. Елеонским), 15 (в соавторстве с В.О. Елеонским), 16 – 13 п.л. / 7,7 п. л.
  3. Обществознание : учеб. пособие / Н.А. Машкин, И.М. Рассолов. – М. : НОРМА–ИНФРА, 2001. – Разд. 1 (гл. 1, § 4); 2 (гл. 1, § 10). – 0,4 п.л. / 0,2 п.л.
  4. Обществознание : учеб. пособие / Н.А. Машкин, И.М. Рассолов. – 2-е изд., изм. и доп. – М. : НОРМА, 2003. – Разд. 1 (гл. 2); 2 (гл. 1). – 2,8 п.л. / 1,4 п.л.
  5. Правоведение : учебник для вузов / под ред. С.Н. Бабурина. – М. : НОРМА, 2003. – Гл. 1: § 1.2, 1.3, 1.6 (в соавторстве с А.А. Шемковой), 1.7–1.9; 15: § 15.2 (в соавторстве с О.В. Староверовой). – 2,4 п.л. / 2,1 п.л.
  6. Интернет-право : учеб. пособие / И.М. Рассолов. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2004. – 9 п.л.
  7. Теория государства и права / под ред. М.М. Рассолова – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2004. – Разд. 3: гл. 11, 14, 16 (в соавторстве с С.А. Батовой), 17 (в соавторстве с Л.Л. Беломестных); 4: гл. 31. – 6,4 п.л. / 5,8 п.л.
  8. Проблемы ответственности по интернет-праву / И.М. Рассолов. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2004. – 2,2 п.л.
  9. Интернет и правовое поле / И.М. Рассолов. – М. : РПА МЮ РФ, 2004. – 1,1 п.л.
  10. Право виртуального пространства / И.М. Рассолов. – М. : РПА МЮ РФ, 2004. – 2 п.л.
  11. Позитивное право и виртуальное пространство / И.М. Рассолов. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2005. – 3 п.л.
  12. Ответственность по интернет-праву / И.М. Рассолов. – М. : М. : РПА МЮ РФ, 2005. – 1,7 п.л.
  13. Правовые проблемы интернет-отношений / И.М. Рассолов. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2006. – 2 п.л.
  14. «Интернет» в понятийном аппарате юридической науки / И.М. Рассолов. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2006. – 2 п.л.
  15. Интернет-право как комплексный институт права / И.М. Рассолов. – М. : ЮНИТИ-ДАНА : Закон и право, 2007. – 3 п.л.

Статьи и тезисы докладов

  1. Информационно-правовое обеспечение предпринимательства в России / И.М. Рассолов // Правовое обеспечение предпринимательской деятельности в России и СНГ (16–17 декабря 1999 г.) : материалы науч.-практ. конф. – М. : МГУК, 2000. – 0,4 п.л.
  2. Понятие и содержание интернет-права в современной юридической науке / И.М. Рассолов // Правовые основы модернизации экономики России (секция юридического факультета РГТЭУ) : Материалы науч.-практ. конф. – М. : Изд-во РГТЭУ, 2003. – 0,5 п.л.
  3. «Интернет-право» – новое направление юридической науки. Особенности правового регулирования электронной среды Интернет / И.М. Рассолов // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. – 2004. – № 4 (8). – 1,2 п.л.
  4. Правовое регулирование электронной среды Интернет. Интернет-право – новое направление юридической науки / И.М. Рассолов // Правовые вопросы связи. – 2005. – № 1. – 0,8 п.л.
  5. Проблемы интернет-права в юридической науке / И.М. Рассолов // Социально-экономические и правовые исследования. – 2006. – № 2 (4). – 0,8 п.л.
  6. Правовое регулирование виртуального пространства / И.М. Рассолов // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук в условиях современных интеграционных процессов : материалы международ. науч. конф. – Минск: Изд-во «БИП-С ПЛЮС», 2006. – 0,2 п.л.
  7. Правовые проблемы электронной коммерции в России и за рубежом / И.М. Рассолов // Научные труды / Рос. академия юрид. наук. – Вып. 6 : в 3 т. – М. : Изд. группа «Юрист», 2006. – Т. 2. – 0,2 п.л.
  8. Правовые проблемы ответственности за распространение по Интернету сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию / И.М. Рассолов // Представительная власть – XXI век. – 2007. – Спец. вып. (73). – 0,5 п.л.
  9. Место и роль интернет-права в системе юридических наук / И.М. Рассолов // Вторые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 9–10 ноября 2006 года) : сб. ст. : в 8 кн. – Кн. 1 : Проблемы теории и истории государства и права / отв. ред. М.М. Рассолов ; ГОУ ВПО РПА Минюста России. – М. : РПА МЮ РФ, 2007. – 0,3 п.л.
  10. Специальный международный правовой режим для Интернета / И.М. Рассолов // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. – 2007. – № 1 (17). – 0,6 п.л.
  11. Правовое регулирование электронной коммерции / И.М. Рассолов // Коммерческое право. – 2007. – № 1. – 1,2 п.л.
  12. Правовые проблемы ответственности провайдеров: определение юрисдикции государства / И.М. Рассолов // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. – 2007. – № 2 (18). – 0,6 п.л.
  13. Право и электронная коммерция: проблемы информационного права / И.М. Рассолов // Экономика, государство и общество в XXI веке : материалы международ. науч.-практ. конф. в рамках Румянцевских чтений. – М. : Изд-во РГТЭУ, 2007. – 0,2 п.л.
  14. «Интернет» как категория информационного права / И.М. Рассолов // Теоретические аспекты и правоприменительная практика российского законодательства : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Курск, 2007. – 0,7 п.л.
  15. Проблемы ответственности потребителей информации в Интернете / И.М. Рассолов // Человек и закон. – 2007. – № 7. – 0,3 п.л.
  16. Защита от клеветы в Интернете / И.М. Рассолов // Человек и закон. – 2007. – № 10. – 0,5 п.л.
  17. Интернет с точки зрения теории права / И.М. Рассолов // Государственное строительство и право : сб. науч. тр. каф. гос. строительства и права РАГС при Президенте РФ. – Вып. ХIХ, 2007 / под общ. ред. Г.В. Мальцева. – М., 2007. – 0,6 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.