WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Берова

Джульетта Михайловна

ОСНОВЫ ТЕОРИИ ФУНКЦИОНАЛИЗМА

В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика,

оперативно-разыскная деятельность

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Краснодар – 2011

Работа выполнена в федеральном государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования
«Краснодарский университет МВД России»

Научный консультант:        доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

Орлов Юрий Кузьмич

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный работник
высшей школы Российской Федерации

Ляхов Юрий Алексеевич;

                       доктор юридических наук, профессор,
  Заслуженный деятель науки РФ,
  Николюк Вячеслав Владимирович;
доктор юридических наук, профессор

Семенцов Владимир Александрович

Ведущая организация: Нижегородская академия МВД России.

Защита состоится  7 июля 2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д.203.011.03 при ФГОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 503.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России». Текст автореферата размещен на официальном сайте ФГОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России» – www.ruimvd.ru.

Автореферат разослан 4 июня 2011  г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                 О.В. Айвазова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования. История развития российской государственности показывает, что неотъемлемым элементом коренных политико-правовых преобразований всегда выступала уголовно-процессуальная политика; так сложилось и в 1990-х гг. В 1991 г. Верховный Совет РСФСР в Концепции судебной реформы постановил: «Считать проведение судебной реформы необходимым условием функционирования РСФСР как демократического правового государства и одним из приоритетных направлений законопроектной деятельности». При этом основные положения Концепции касались именно уголовно-процессуальной сферы и включали идеи радикальных изменений уголовного судопроизводства, его принципов и форм в сторону демократизации и гуманизации. Именно от уголовно-процессуальной политики Российской Федерации во многом зависело вступление России в Совет Европы, признание мировым сообществом нашей страны как демократического и правового государства. Однако реформа уголовного судопроизводства оказалась наиболее сложной ввиду концептуальной противоречивости ее основных направлений. Поэтому не удивительно, что при принятии Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) 2001 г. не удалось избежать недостатков, в том числе носящих фундаментальных характер, о чем свидетельствует динамика вносимых в уголовно-процессуальный закон поправок.

Процедура уголовного судопроизводства, предложенная законодателем, столкнулась с теоретическим непониманием и даже отторжением отдельных процессуальных институтов, с неготовностью правоприменителя воспринять двуединое назначение уголовного процесса (с целью защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод) и состязательную форму судопроизводства, предполагающую строгое разделение уголовно-процессуальных функций на функции обвинения, защиты и правосудия. Отсутствие четких концептуальных представлений о содержании функций, осуществляемых участниками уголовного судопроизводства, привело к проблемам регулирования их процессуальной деятельности, к дисбалансу всего уголовно-процессуального регулирования.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о слабой методологической разработке поставленных в ходе реформы уголовного судопроизводства задач. И сегодня только научный подход сможет решить возникшие в правоприменительной практике производства по уголовным делам проблемы, предложив теоретически обоснованные и практически выверенные формы и средства повышения эффективности уголовно-процессуальной деятельности.

Изучение государственно-правовых явлений непосредственно связано с необходимостью выработки методологической основы исследования, которое позволяет с достаточной степенью объективности выявлять закономерности развития объекта исследования. Это сегодня требуется и для уголовного процесса. Именно с методологических позиций в настоящей работе осмыслены фундаментальные вопросы современного уголовного судопроизводства, касающиеся его функциональной системы.

Споры о функциях уголовно-процессуального права и уголовного судопроизводства как одного из видов государственной правоохранительной деятельности не позволяют четко определить формы и средства реализации функций государства и права в рассматриваемой сфере, правильно определить и детально закрепить полномочия субъектов уголовно-процессуальной деятельности в уголовно-процессуальном законе и снижают эффективность правоприменительной практики производства по уголовным делам. Для их разрешения был выбран функциональный подход познания государственно-правовых явлений, который носит универсальный характер. Этот подход предполагает рассмотрение государства и права не просто как неких статических систем, а выдвигает требование их исследования в процессе различного рода целенаправленной деятельности, через которую выражается социальное предназначение государства и права. Функциональный подход позволит при исследовании отдельных вопросов уголовно-процессуального права сделать выверенные, методологически обоснованные выводы, разработать концепции, определить основные направления развития уголовно-процессуального права, законодательства и регламентируемой им процессуальной деятельности.

Ценность фундаментального исследования функциональной системы уголовно-процессуального права и уголовного судопроизводства заключается в том, что позволяет сформулировать определение и дать классификацию функций уголовно-процессуального права и уголовно-процессуальной деятельности, создать их систему, определить полномочия, обязанности, возможности их реализации субъектами уголовного судопроизводства, показать правоприменительной практике производства по уголовным делам основные направления повышения ее эффективности при решении задач уголовного процесса, обнаружить ранее неизвестные возможности более полноценного обеспечения прав и свобод лиц, вовлекаемых в производство по уголовным делам. Эти достижения могут быть реализованы в результате поиска конструктивных решений, подлежащих воплощению в практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, рассмотрению и разрешению уголовных дел по существу.

Теория функционализма представляет собой самостоятельное направление в науке уголовного процесса, в связи с чем тема «Основы теории функционализма в уголовном судопроизводстве» обоснована именно в масштабах докторского диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика, связанная с уголовно-процессуальными функциями, относится к числу наиболее сложных и дискуссионных в теории уголовно-процессуального права. Долгое время функции уголовного судопроизводства, не являясь объектом специального научного исследования, освещались в контексте изучения целей и задач уголовного судопроизводства в общетеоретических работах по уголовному процессу А.С. Александрова, Л.Б. Алексеевой, Н.С. Алексеева, И.А. Антонова, А.С. Барабаша, Я.И. Баршева, Ф.Н. Багаутдинова, Р.С. Белкина, В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, В.С. Бурдановой, Л.M. Володина, Л.В. Головко, В.Г. Даева, М.В. Духовского, Е.А. Зайцева, К.Б. Калиновского, Л.Д. Кокорева, А.Ф. Кони, A.M. Ларина, В.З. Лукашевича, П.А. Лупинской, Е.Б. Мизулиной, И.Б. Михайловской, Н.Н. Полянского, В.И. Рохлина, В.М. Савицкого, А.В. Смирнова, М.С. Строговича, В.Т. Томина, И.Я. Фойницкого, B.C. Шадрина, П.С. Элькинд, М.Л. Якуба и других ученых.

Комплексному исследованию функции уголовного судопроизводства подвергались в советский период развития нашего государства в работе Я.О. Мотовиловкера «Основные уголовно-процессуальные функции», опубликованной в 1976 г.

Функции отдельных участников уголовного судопроизводства освещались в научных трудах А.С. Александрова, С.А. Альперта, М.О. Баева, О.Я. Баева, В.И. Баскова, В.Л. Будникова, М.М. Володиной, М.М. Выдри, А.П. Гуляева, П.М. Давыдова, З.Д. Еникеева, С.П. Ефимичева, В.С. Зеленецкого, З.З. Зинатуллина, Т.З. Зинатуллина, Н.А. Колоколова, Н.Н. Ковтуна, А.В. Кудрявцевой, А.П. Лобанова, Ю.А. Ляхова, И.Б. Михайловской, Н.Г. Муратовой, В.П. Нажимова, А.А. Новиковой, И.Л. Петрухина, Р.Д. Рахунова, В.А. Семенцова, Ю.И. Стецовского, Ф.Н. Фаткуллина, А.Г. Халиулина, Г.П. Химичевой, О.В. Химичевой, С.Д. Шестаковой и других ученых.

В последние годы были исследованы ретроспективные вопросы уголовного судопроизводства, проанализированы основные проблемы, относящиеся к уголовно-процессуальной теории и оказавшие серьезное влияние на совершенствование судопроизводства. В науке уголовно-процессуального права появились новые идеи и направления. Вместе с тем и сегодня остаются нерешенными вопросы, которые в разные периоды приобретали в юридической литературе остро дискуссионный характер. К их числу относится определение функциональной системы уголовно-процессуального права. Содержание научных трудов свидетельствует о противоречивости взглядов на определение функций уголовно-процессуального права и уголовно-процессуальной деятельности, что приводит к ошибкам в правоприменении. Вместе с тем непрерывный рост потока научной информации настоятельно требует правильного определения направлений научного поиска функциональной системы уголовно-процессуального права с учетом пройденного наукой пути. Единообразие в понимании вопросов, относящихся к теории функционализма в уголовно-процессуальном праве, позволит найти новые варианты развития уголовно-процессуального законодательства и оптимальные пути совершенствования регламентируемой им деятельности государственных органов и должностных лиц, а также иных участников уголовного судопроизводства в направлении повышения гарантий охраны прав и свобод человека и гражданина.

Настоящее исследование не претендует на исчерпывающий анализ всех проблем, возникающих в уголовно-процессуальной теории. Вместе с тем в работе сформулированы основные положения теории функционализма в уголовно-процессуальном праве, разрешены наиболее дискуссионные проблемы процессуальной науки, обозначены и раскрыты функции уголовно-процессуального права, изложена их система, в достаточной мере охарактеризованы функции уголовно-процессуальной деятельности субъектов уголовного судопроизводства.

Объектом исследования является система общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства, правовые отношения, складывающиеся в правоприменительной деятельности по уголовным делам при реализации государственными органами и иными участниками уголовно-процессуальных функций.

Предметом исследования выступают концептуальные положения уголовно-процессуальной науки, отражающие особенности функциональной системы уголовного судопроизводства, теоретические, правовые, организационные и иные проблемы реализации уголовно-процессуальных функций в деятельности субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, а также закономерности развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего процессуальный статус участников процесса и механизм защиты прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в производство по уголовным делам.

Целью исследования является формулирование и обоснование положений, которые в своей основе создали бы теоретическую базу функциональной системы уголовного судопроизводства; разработка на этой основе эффективных форм реализации функций уголовно-процессуального права и рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Для достижения указанной цели были поставлены и решались следующие задачи:

– изучить концептуальные положения уголовно-процессуальной науки, в которых раскрываются функции уголовного судопроизводства;

– разработать учение о функциональной системе в уголовно-процессуальном праве и его категориальный аппарат;

– раскрыть функции уголовно-процессуального права и формы их реализации в уголовно-процессуальной деятельности;

– проанализировать нормы уголовно-процессуального, конституционного и международного права, регламентирующие процесс отправления правосудия по уголовным делам;

– выявить с позиций теории функционализма в уголовно-процессуальном праве допущенные в УПК РФ 2001 г. системные нарушения свойств уголовного процесса как социальной системы, предложить пути их устранения;

– определить и раскрыть систему функций уголовного судопроизводства;

– оценить современное состояние и тенденции развития наиболее важных процессуальных институтов с позиций реального достижения правозащитного назначения уголовного судопроизводства при реализации уголовно-процессуальных функций в ходе производства по уголовным делам;

– определить процессуальное положение участников уголовного судопроизводства и их роль в реализации уголовно-процессуальных функций, определить функции субъектов уголовно-процессуальной деятельности;

– сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуальных норм, регламентирующих вопросы реализации уголовно-процессуальных функций, по развитию уголовно-процессуального законодательства с позиции повышения качества отправления правосудия по уголовным делам, эффективности решения задач уголовного судопроизводства;

– разработать комплекс методических и организационно-правовых рекомендаций для государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовным делам, а также лиц, вовлекаемых в этот процесс, по реализации уголовно-процессуальных функций.

Методологическую основу исследования составили положения всеобщего диалектического метода научного познания, а также исторический, логический, системный, сравнительно-правовой, конкретно-социологический и другие методы. Единство этих методов и функционального подхода к исследованию государственно-правовых явлений позволило раскрыть особенности функциональной системы уголовного судопроизводства, сделать методологически обоснованные выводы о формах реализации функций государства и права в рассматриваемой сфере, определить основные направления развития науки уголовного процесса, законодательства и регламентируемой им процессуальной деятельности.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных специалистов по философии, социологии, теории и истории права и государства, международному и конституционному праву, уголовному и уголовно-процессуальному праву, гражданскому праву, судоустройству и прокурорскому надзору, а также криминалистике, судебной экспертизе и оперативно-разыскной деятельности.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные, отражающие состояние преступности и результаты правоохранительной деятельности. Автор опирался на результаты собственного социологического исследования (анкетирование и интервьюирование судей и следователей). Так, автором было проведено анкетирование 257 судей судов различных звеньев следующих регионов: Кабардино-Балкарской Республики, Республики Северная Осетия-Алания, Чеченской Республики, Республики Ингушетия, Карачаево-Черкесской Республики; Республики Дагестан, Ставропольского и Краснодарского краев, Ростовской и Волгоградской областей. Кроме того, автором было проведено интервьюирование 800 следователей из указанных выше регионов (следователей Следственного комитета при прокуратуре в субъектах РФ, следственных отделов СК при прокуратуре в районах и городах, следственных управлений при МВД, ГУВД субъектов РФ, следственных управлений при МВД, УВД районов).

При написании диссертации автор использовал результаты изучения по специально разработанным методикам уголовных дел, дел по жалобам на процессуальные действия (бездействия) и решения органов предварительного расследования и прокуратуры, находившихся в производстве судов Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской области, Москвы и Санкт-Петербурга в 2005–2009 гг. При подготовке диссертации анализировались социологические данные, полученные различными учеными и авторскими коллективами, материалы, опубликованные в средствах массовой информации, на предмет эффективности современной уголовно-процессуальной политики; использовался личный опыт работы соискателя в правоохранительных органах и в системе высшего образования.

Нормативную базу исследования составили: международно-правовые акты о правах человека и отправлении правосудия по уголовным делам, Конституция РФ, федеральные конституционные и федеральные законы, регламентирующие деятельность правоохранительных органов, указы Президента РФ и ведомственные нормативные акты Генеральной прокуратуры РФ и федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность. В работе использованы решения Конституционного Суда РФ и руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ; решения Европейского Суда по правам человека.

Научная новизна исследования. Диссертация является новым и логически завершенным монографическим исследованием теоретико-методологических и прикладных вопросов функциональной системы уголовного судопроизводства, вопросов реализации функций уголовно-процессуального права в уголовно-процессуальной деятельности. Многие из этих вопросов ранее не подвергались самостоятельному изучению, являются недостаточно разработанными либо требуют переосмысления в свете проводимой в Российской Федерации судебно-правовой реформы и изменения законодательства. Обобщение результатов работы отдельных ученых в области уголовно-процессуального права, занимавшихся изучением частных вопросов реализации уголовно-процессуальных функций в деятельности отдельных участников уголовного судопроизводства, а также самостоятельные научные изыскания диссертанта позволили разработать основы теории функционализма в уголовно-процессуальном праве, создать систему функций уголовного судопроизводства, которая на данный момент является наиболее полной в науке российского уголовно-процессуального права.

В диссертации исследуются современные проблемы, возникающие в работе судьи, прокурора, следователя, дознавателя, адвоката и деятельности иных участников в ходе решения задач уголовного судопроизводства, а также определяются основные направления преодоления этих проблем с помощью разработанных в настоящем исследовании основ теории функционализма в уголовно-процессуальном праве. Элементами научной новизны обладают авторские формулировки предложенных изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство, предложения по совершенствованию самой уголовно-процессуальной деятельности всех ее участников с точки зрения реализации функций уголовного судопроизводства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Теория функционализма в уголовно-процессуальном праве – это система теоретико-методологических положений науки уголовного процесса о функциональной системе уголовно-процессуального права и уголовного судопроизводства, о функциях субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, их закреплении в уголовно-процессуальных нормах и порядке реализации при производстве по уголовным делам.

Теория функционализма в уголовно-процессуальном праве полностью  соответствует следующим критериям научной теории:

А) Высокая степень общности и значимости теории для науки уголовного процесса.

Степень общности теории функционализма максимальная, даже выше, чем в теории уголовно-процессуальных доказательств, при всей важности последней. Процесс доказывания пронизывает все уголовное судопроизводство, но не сводится целиком к доказыванию. Существует множество процессуальных действий, не являющихся доказыванием (например, ознакомление участников судопроизводства с материалами дела). Функционализм же охватывает собой всю процессуальную деятельность. Любое процессуальное действие является выполнением какой-то функции определенного субъекта. Не существует ни одного процессуального действия, находящегося за рамками функционализма;

Б) Теория должна обладать внутренней целостностью и относительной самостоятельностью в рамках соответствующей науки.

Представляется, что учение о функциях и функционализме обладает такой целостностью и относительной самостоятельностью, которая требует самостоятельного исследования, хотя понятие функций тесно связано с понятиями целей и принципов уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальные функции – эта форма реализации целей и принципов уголовного процесса, образующая самостоятельный предмет научного исследования. Функции могут быть самыми разнообразными. Они находятся между собой в различных отношениях (соподчинения, противоположения и др.). Они выполняются различными субъектами с четким разграничением полномочий. То есть, функции образуют довольно сложную систему взаимосвязанных элементов;

В) Теория должна представлять собой достаточно разработанную и развитую систему знаний.

Теоретические разработки в области функционализма ведутся не один десяток лет. Имеется обширная литература, подробно исследованы отдельные функции, полномочия субъектов, осуществляющих их. Таким образом, учение о функциях и функционализме представляет собой достаточно зрелую систему знаний.

Представляется, что предмет теории функционализма должен включать:

– основные положения теории – понятие функций в уголовном судопроизводстве, соотношение с другими понятиями (целей, принципов), виды функций, их классификация и система;

– функции отдельных субъектов уголовного судопроизводства, соотношение и разграничение их полномочий;

– процессуальный порядок осуществления функций;

– правовые нормы, определяющие полномочия субъектов и порядок осуществления ими функций;

– история развития законодательства о функциях в уголовном судопроизводстве;

– зарубежный опыт регламентации функций в уголовном судопроизводстве.

В содержании теории функционализма можно выделить две части – общую и особенную. Общая часть включает в себя общие положения – понятие функций, их виды, система и др., особенная – функции отдельных субъектов уголовного судопроизводства.

2. Уголовно-процессуальные функции – это направления (виды) уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой уполномоченными на то субъектами и преследующей достижение определенных целей, реализующих назначение уголовного судопроизводства. В связи с этим в уголовном судопроизводстве необходимо выделять общие уголовно-процессуальные функции, а также функции субъектов уголовно-процессуальной деятельности.

3. Необходимо четко разграничивать понятия принципов, целей и функций уголовного судопроизводства.

Цель уголовного судопроизводства – результат, который необходимо достичь в ходе уголовно-процессуальной деятельности, т.е. реализации конкретными субъектами уголовного процесса уголовно-процессуальных функций.

Принцип является средством достижения целей уголовного судопроизводства. Однако в качестве принципа такое средство формулируется лишь в самых общих чертах. Любой принцип оставляет очень широкий простор для конкретных способов своего осуществления. Например, принцип состязательности предполагает разделение функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела (ст. 15 УПК РФ). Однако вопрос о том, какими конкретно субъектами будут выполняться эти функции, каким образом будут распределены их полномочия, в каком процессуальном порядке это будет осуществляться и т.п. – все это выходит за рамки понятия принципа. Все эти вопросы решаются уже в пределах понятия функций.





Таким образом, цель (задачи) уголовного процесса – определяет желаемый результат, который необходимо достигнуть, принцип – общие правила ее достижения, функции – конкретного субъекта и процессуальный порядок его деятельности.

4. В общей системе функций можно выделить три основные функции – обвинения, защиты и правосудия. Они являются основными, т.к. определяют само построение уголовного процесса, а их соотношение – даже его исторический тип.

Первой из основных функций уголовного судопроизводства является функция обвинения. Представляется, что ее содержание должно быть максимально широким. Она включает в себя не только собственно обвинительную деятельность, но и установление всех обстоятельств дела (невиновность лица и др.). Она пронизывает весь уголовный процесс, являясь его движущей силой, осуществляется на всех его стадиях.

Можно выделить следующие ее подфункции:

1. Уголовное преследование, осуществляемое только в отношении конкретного лица. Начинается с момента появления подозреваемого или даже раньше – при проведении каких-то проверочных действий в отношении конкретного лица.

2. Обвинение (в узком смысле слова). Начинается с момента, когда официально сформулировано обвинение в соответствующем процессуальном документе – постановлении о привлечении в качестве обвиняемого на следствии и обвинительного акта на дознании.

3. Обоснование ранее предъявленного обвинения. Осуществляется при поддержании обвинения прокурором (или частным обвинителем) в судебных стадиях.

Функция защиты, в которой представляется необходимым выделить следующие подфункции:

1. Участие в доказывании – собирание и (или) представление доказательств, заявление ходатайств о получении (истребовании) доказательств, участие в производстве следственных действий.

2. Оспаривание (опровержение) обвинения, например, в защитительной речи в судебном заседании или при обжаловании приговора.

3. Деятельность по защите иных прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого (не связанных с обвинением), например, обжалование решения о наложении ареста на имущество или о наложении денежного взыскания.

Функция правосудия осуществляется только судом. Представляется, что под правосудием следует понимать только разрешение дела по существу либо принятие судом другого решения, касающееся дела в целом (например, приостановление дела). Кроме правосудия суд выполняет также ряд других функций.

5. Помимо основных в уголовном судопроизводстве существует система других функций.

Прежде всего, необходимо выделить сквозную (комплексную) функцию – охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Это специфичная функция, осуществляемая на протяжении всего уголовного судопроизводства при выполнении других (практически всех) функций. Например, при совершении судебных следственных действий (при осуществлении функции правосудия) должны быть обеспечены права всех участников со стороны защиты и обвинения.

Иные функции, выполняемые параллельно с основными, можно отнести к категории побочных. Их, в свою очередь, следует разграничить на две категории – процессуально совмещенные, то есть, выполняемые в рамках той же процедуры, например, превентивная (воспитательно-предупредительная) функция суда, и процессуально разделенные, реализуемые отдельно, в ином процессуальном порядке, как корректирующая функция суда, осуществляемая в стадии исполнения приговора.

Среди побочных функций можно выделить категорию сменяющих функций, то есть осуществляемых после завершения основной, например, упомянутая корректирующая функция суда, которая осуществляется после того, как выполнена функция правосудия и прямо с ней никак не связана.

В числе иных побочных функций можно отметить принятие мер по обеспечению вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества, организационную функцию и другие, которые будут названы ниже при характеристике функций отдельных субъектов.

Кроме побочных функций можно выделить еще вспомогательные – выполняемые иными участниками уголовного судопроизводства (свидетель, эксперт и др.).

6. Основной функцией суда является функция правосудия. Помимо нее суд выполняет некоторые другие функции.

Контрольная функция, или последующий (ретроспективный) контроль – проверка законности и обоснованности решений и действий следователя (дознавателя). Некоторые такие действия и решения могут быть обжалованы в судебном порядке, и рассмотрение таких жалоб образует самостоятельную судебную функцию.

Судебное санкционирование – принятие судом решения о производстве некоторых следственных действий, о применении некоторых мер процессуального принуждения и др. Эта функция не может считаться контрольной, поскольку никакого контроля за какой-либо деятельностью в данном случае не осуществляется, а дается предварительное разрешение на совершение определенных действий. Потому такая деятельность также образует самостоятельную судебную функцию.

Корректирующая функция – рассмотрение судом вопросов, связанных с исполнением наказания (корректировка исполнения наказания). Она относится к числу сменяющих функций, т.к. осуществляется после завершения функции правосудия, и на акт правосудия (приговор), его законность и обоснованность никак не влияет.

Реабилитирующая функция – деятельность суда по реабилитации подсудимого, осуществляемая  после вынесения приговора и в рамках отдельной процессуальной процедуры. Эта функция также является разновидностью сменяющих и процессуально разделенных.

Организационная функция разделяется на две подфункции – распорядительную – по руководству судебным заседанием и штрафную (карательную) – наложение судом взысканий за нарушение порядка в судебном заседании.

Превентивная (воспитательно-предупредительная) функция состоит из двух подфункций – воспитательной (совершение различных ритуальных действий, например, дача показаний и объяснений стоя, определенная форма обращения к суду и др.) и предупредительной (вынесение судом частного определения или постановления).

Следующая функция суда – принятие мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества. Сюда относится только наложение ареста на имущество в порядке ст. 115,116 УПК РФ. Разрешение гражданского иска в приговоре самостоятельной функции не образует, а является составной частью функции правосудия.

Кроме того, суд выполняет функцию обеспечения прав участников уголовного судопроизводства, которая выходит за рамки правосудия и образует самостоятельную функцию (например, принятие мер по обеспечению безопасности участников судопроизводства).

7. Функции прокурора в уголовном судопроизводстве состоят в следующем.

Основной функцией прокурора является осуществление надзора (ст.1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»). Применительно к дознанию прокурор обладает многими надзорными полномочиями. Однако изменениями, внесенными в УПК РФ и ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ, полномочия прокурора по надзору за предварительным следствием значительно урезаны. Практически все эти полномочия в отношении следователя переданы другому субъекту, введенному указанным законом – руководителю следственного органа.

Диссертант полагает целесообразным восстановить основные надзорные полномочия прокурора на предварительном следствии. Качественный  надзор может обеспечить только орган, не заинтересованный ни в каких статистических показателях и не отвечающий за раскрываемость преступлений. Именно таким и должен быть прокурорский надзор.

Прокурор не должен отвечать за качество и эффективность следствия, но он должен отвечать за его законность.

Другой функцией прокурора в уголовном судопроизводстве является руководство предварительным расследованием. Применительно к этой функции наибольшие властные полномочия прокурор имеет в отношении органов дознания.

Прокурор осуществляет также функцию обвинения. Ее подфункции – уголовное преследование и обвинение в узком смысле слова, он также выполняет сейчас в ограниченном виде (в основном на стадии возбуждения уголовного дела и при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта), но, тем не менее,  полностью их не лишен. В наиболее полном виде им осуществляется функция обоснования ранее предъявленного обвинения в судебных стадиях.

Кроме того, к функциям прокурора относится сквозная функция охраны прав и свобод человека и гражданина.

8. Основной функцией следователя является функция обвинения (уголовного преследования). В содержание данной функции, прежде всего, входит установление обстоятельств уголовного дела.  Именно для этого следователь наделен определенными полномочиями (производство следственных действий, поручения органам дознания и др.).

В рассматриваемой функции следователя можно выделить две подфункции. Во-первых, – это подфункция обвинения в узком смысле слова. Она начинается с момента, когда официально сформулировано обвинение, т.е. с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Во-вторых, – это подфункция обоснования обвинения в соответствующем процессуальном документе.

Следующая функция следователя – охрана прав и свобод человека и гражданина. Она выполняется при осуществлении всех других функций, пронизывает весь уголовный процесс. Так, при производстве следственных действий должны быть соблюдены права всех его участников, при необходимости приняты меры по обеспечению их безопасности и т.п.

Другая функция следователя – властно-распорядительная (принятие решений). Следователь вправе принимать по расследуемому им делу разнообразные решения: о разрешении дела по существу, промежуточные решения и т.п.

Кроме того, следователь выполняет еще одну функцию – принятие мер по обеспечению вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества. Мерами осуществления следователем рассматриваемой процессуальной функции являются: розыск похищенного имущества, наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ), наложение ареста на ценные бумаги (ст. 116 УПК РФ).

Следующая функция следователя – превентивная (воспитательно-предупредительная). Осуществление следователем превентивной функции представляет собой достаточно широкий спектр мер, направленных на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. При этом центральное место в ней занимает институт выявления и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

9. Основной функцией защитника в уголовном судопроизводстве является осуществление функции защиты. Эта функция состоит из трех подфункций (частных функций), каждая из которых также имеет более узкие проявления.

Первая подфункция – это участие защитника в доказывании. Она включает в себя: собирание и представление доказательств, заявление ходатайств об истребовании дополнительных доказательств, участие в следственных действиях.

Вторая подфункция защитника – это оспаривание (опровержение) обвинения, которое представляет собой логическое обоснование своей позиции (оспаривание доказанности обвинения, свое истолкование доказательств, выдвижение версий и т.п.). Реализуется эта подфункция при заявлении ходатайств о принятии определенных процессуальных решений, в выступлениях в прениях сторон, при обжаловании приговора или другого судебного решения и др.

Третьей подфункцией защитника является защита иных прав и интересов обвиняемого (подозреваемого). Рассматриваемая функция защитника чаще всего реализуется через обжалование им различных действий и решений, ограничивающих  иные права обвиняемого (подозреваемого).

10. Основная функция потерпевшего в уголовном судопроизводстве – обвинение. В деятельности потерпевшего проявляются все три подфункции, составляющие содержание функции обвинения: уголовное преследование, обвинение (в узком смысле) и обоснование обвинения в судебных стадиях.

Представляется необходимым закрепить право потерпевшего в случае отказа государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства возражать против прекращения уголовного дела или уголовного преследования и предоставлять доказательства в целях отстаивания своей позиции; в случае, когда государственный обвинитель настаивает на отказе от обвинения, необходимо предусмотреть право потерпевшего на приглашение представителя для защиты его интересов и возможность самостоятельного поддержания обвинения; право потерпевшего обжаловать решение суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения в кассационном порядке. Соответственно, необходимо предусмотреть и полномочия суда продолжить рассмотрение уголовного дела в судебном разбирательстве и при отказе государственного обвинителя от обвинения, если потерпевший обоснованно против этого возражает и готов самостоятельно, а также с помощью представителя продолжить поддержание обвинения в защиту своих прав и законных интересов.

Другая функция потерпевшего в уголовном судопроизводстве – защита своих прав и законных интересов. Имеются в виду права потерпевшего, не связанные с осуществлением функции обвинения, например, право на возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в деле, на применение к нему мер безопасности и др.

11. Иных участников уголовного судопроизводства можно разделить на две категории – лиц, выполняющих организационно-технические функции (секретарь судебного заседания, переводчик), и лиц, принимающих участие в доказывании, являющихся источниками доказательственной информации (свидетель, эксперт, специалист, понятой). Эти подфункции существенно различаются.

В деятельности секретаря судебного заседания, прежде всего, проявляется обеспечительный компонент названной подфункции, поскольку основной его обязанностью является ведение протокола судебного заседания. Вместе с тем, в его деятельности в судебном заседании проявляется и организационный элемент указанной подфункции (например, проверка явки в суд и др.).

Деятельность переводчика также призвана обеспечить нормальное осуществление судопроизводства. Однако его функция, в отличие от секретаря судебного заседания, более узкая – никакими организационными полномочиями он не обладает и является лишь обеспечительной.

Вторая категория названных субъектов выполняет функцию формирования доказательств. Можно выделить две формы осуществления этой функции – когда субъект целиком порождает доказательство (свидетель, эксперт) и когда он лишь участвует в его создании (понятой). Специалист может действовать и в той, и в другой форме.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется постановкой и решением комплекса вопросов, составляющих содержание проблемы реализации функций уголовно-процессуального права в уголовно-процессуальной деятельности. Совокупность разработанных  концептуальных положений теории функционализма в уголовном судопроизводстве представляет собой решение крупной научной проблемы, имеющей существенное значение для дальнейшего реформирования уголовного процесса для приведения его в соответствие с принципами демократического правового государства и международными стандартами отправления правосудия по уголовным делам, в целях реального достижения правозащитного назначения уголовного судопроизводства.

Теория функционализма в уголовно-процессуальном праве имеет существенное значение для развития институтов уголовного преследования и предварительного расследования, институтов прокурорского надзора и судебного контроля, а также института защиты прав и свобод личности в сфере уголовного судопроизводства. Результаты исследования пополняют потенциал науки уголовно-процессуального права, вносят определенный вклад в целый ряд ее основных разделов,  в том числе в разделы, посвященные принципам и участникам уголовного судопроизводства, досудебному и судебному производству по уголовным делам и применению мер уголовно-процессуального принуждения.

Практическая значимость состоит в том, что выводы и предложения, сформулированные в работе, могут быть использованы как в правотворческой, так и в правоприменительной (правоохранительной) деятельности государства, а также в системе образования; результаты диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке законопроектов о внесении изменений и дополнений в УПК РФ и другие федеральные законы, при разработке ведомственных нормативных актов, регулирующих вопросы раскрытия преступлений и производства по уголовным делам, при разработке концептуальных положений совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. Сделанные в исследовании выводы и положения можно использовать при подготовке учебной, методической и научной литературы по уголовно-процессуальному праву, а также в системе профессиональной подготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов, при изучении уголовно-процессуального права студентами в системе высшего профессионального образования.

Разработанный исследовательский инструментарий представляет собой научную основу для изучения многих вопросов в области уголовно-процессуального права, для дальнейшего исследования функциональной системы уголовного судопроизводства и вопросов реализации уголовно-процессуальных функций в деятельности участников уголовно-процессуальных правоотношений.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования проверялись и апробировались по нескольким направлениям.

Основные положения, выводы, рекомендации исследования содержатся в монографиях и иных опубликованных научных работах соискателя. Результаты исследования обсуждались и были одобрены на кафедре уголовного процесса Краснодарского университета МВД России; используются в данном образовательном учреждении в процессе преподавания. Результаты и идеи исследования внесены в содержание фондовых лекций по курсу «Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс)», а также в соответствующие разделы подготовленных с участием диссертанта учебников по уголовно-процессуальному праву. Выводы и положения диссертационного исследования доложены автором на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях и семинарах, проводимых в Москве: «Особенности противодействия терроризму на современном этапе развития общества» (31 марта 2006 г.), «Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации» (23–24 ноября 2008 г.); Санкт-Петербурге: «Милиция общественной безопасности: состояние и актуальные проблемы деятельности» (29 марта 2002 г.); «Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации: перспективы развития и проблемы правоприменения» (22 ноября 2002 г.); «Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ – год спустя. Актуальные проблемы применения» (24 октября 2003 г.); «Юридическое образование в правоохранительных органах: состояние и перспективы» (26 февраля 2004 г.); «Актуальные проблемы развития процессуального права в России» (21 мая 2004 г.); «Юридическая психология: современные технологии психологического обеспечения оперативно-служебной деятельности сотрудников правоохранительной системы» (19 мая 2005 г.); «Актуальные проблемы деятельности правоохранительных органов по профилактике, раскрытию и расследованию преступлений» (29 октября 2006 г.); «Совершенствование сотрудничества государств – участников СНГ в противодействии современным вызовам и угрозам безопасности» (17 ноября 2006 г.); «Актуальные проблемы деятельности органов внутренних дел по профилактике, раскрытию и расследованию преступлений общеуголовной направленности» (19 февраля 2008 г.); Ростове-на-Дону: «Актуальные проблемы применения УПК РФ» (18 ноября 2003 г.); Нальчике: «Противодействие терроризму и экстремизму в Южном федеральном округе» (11 марта 2003 г.); «Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел» (21апреля 2003 г.); «Юг России на рубеже веков: правовые проблемы, пути решения» (7–8 мая 2006 г.); «Современное российское общество: актуальные проблемы борьбы с преступностью» (7–8 мая 2007 г.); «Государство, этнос и личность в эпоху глобализации» (11 октября 2007 г.); «Актуальные проблемы противодействия преступности на современном этапе» (7–8 мая 2008 г.); Новороссийске: «Актуальные проблемы права и правоприменительной практики на Северном Кавказе» (21октября 2007 г.).

Разработанные рекомендации по совершенствованию уголовно-процессуальной деятельности, надлежащему обеспечению защиты прав и свобод лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства, внедрены в работу следственных подразделений ГУВД Краснодарского края; МВД по Кабардино-Балкарской Республике, МВД по Чеченской Республике, МВД по Республике Дагестан, МВД по Республике Северная Осетия-Алания, МВД по Карачаево-Черкесской Республике, МВД по Ингушской Республике, используются Отделом Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО и СКФО в осуществлении прокурорского надзора за соблюдением законности органами, осуществляющими производство по уголовным делам; применяются судами при рассмотрении и разрешении уголовных дел.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, двух разделов, пяти глав, объединяющих пятнадцать параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определены степень ее разработанности, объект и предмет исследования, его цели и задачи, методологическая база и научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы положения, выносимые на защиту, приведены данные об апробации результатов исследования.

Раздел I «Общие положения теории функционализма» включает в себя три главы.

Первая глава «Функции и функционализм как общеправовые категории» представляет собой теоретико-методологическую базу для исследования вопросов, составляющих содержание последующих глав диссертационной работы, и включает в себя два параграфа: «Функциональный подход в праве. Функция как общеправовая категория» и «Функции уголовно-процессуального права».

Исследование масштабных вопросов теории функционализма в уголовно-процессуальном праве невозможно без изучения юридического функционализма в качестве методологической основы познания государственно-правовых явлений. Раскрывается, собственно, сама исходная категория «метод», изучаются  общие методы научного познания и частнонаучные специфические методы исследования и делается вывод, что методы, используемые при познании государственно-правовых явлений, у представителей различных типов правопонимания существенно различаются. Вместе с тем существуют методы познания, которые имеют универсальный характер и, несмотря на разную интерпретацию, не меняют своей сути. К числу таких методов относится функциональный подход.

Функциональный подход к правовым явлениям предполагает, во-первых, рассмотрение конкретного феномена в качестве некоей целостности элементов (системы), выполняющих особые функции в целях получения общего результата. Во-вторых, функциональный подход подразумевает исследование правовых явлений в их взаимосвязи с иными явлениями, то есть в качестве структурного элемента неких функциональных целостностей (систем), деятельность которых направлена на достижение общих целей.

С генезисом и эволюцией функционального подхода в теоретическом правоведении и теоретическом государствоведении напрямую связано понимание феномена «функция права». В этой связи в диссертации проанализированы концептуальные подходы ученых, исследовавших функциональное назначение государства и права в различные исторические эпохи (Платона, Аристотеля, Т. Гоббса, Ш. Монтескье, К. Маркса, Ф. Энгельса, И. Блюнчи,
Р. Вормса, Г. Спенсера, Л. Дюги, К. Реннера, А. Гойхбарга, С. Раевича,
Л. Петражицкого, П. Стучки, Н. Коркунова, А. Горовцева и др.).

С учетом теоретико-правовых интерпретаций С.С. Алексеева,
Е.Г. Лукьяновой, З. Петцольда, Т.Н. Радько, А.В. Смирнова, В.Г. Смирнова, И.Е. Фербера, И.Я. Фойницкого и других ученых в диссертации под функцией права понимаются направления правового воздействия, находящиеся в отношениях и связях друг с другом, в своей совокупности образующие определенную целостность, в которой выражается сущность права. При этом, чтобы функции не рассматривались в зависимости от субъективного мнения того или иного автора, которое может повлечь за собой произвольное, умозрительное их конструирование, в работе в качестве объективного критерия классификации основных функций права взяты различные типы общественных отношений, определяющих назначение (служебную роль) права, и в этой связи выделены регулятивная и охранительная функции права как основные.

Это напрямую касается и уголовно-процессуального права, регулирующего общественные отношения, складывающиеся при производстве по уголовному делу, возбужденному по факту совершения преступления – нарушения нормального хода развития общественных отношений в целях защиты общественных и личных интересов, нарушенных противоправным посягательством, назначение которого носит отчетливо выраженный охранительный характер.

При определении функциональной системы уголовно-процессуального права в главе отмечается, что процессуальное право в структуре права занимает самостоятельное место. Специфика уголовно-процессуального права предопределяется свойственными ему системообразующими признаками. К их числу относятся и особый предмет и методы правового регулирования, и функции, и назначение уголовно-процессуального права (его цели и задачи).

Уголовный процесс как урегулированная правом деятельность изначально возникает из потребности социальной практики устранить конфликтное проявление общественных отношений при совершении общественно опасных деяний. Он призван надлежащим образом, в строго определенной форме и режиме осуществить индивидуальное правовое регулирование (применить правовые нормы к конкретному жизненному случаю совершения преступления) и таким образом обеспечить стабильность существующего правопорядка. Уголовно-процессуальные нормы играют весьма важную роль в обеспечении оптимальных условий правового регулирования, несут основную нагрузку нормативного способа упрочения законности, обеспечения прав, свобод, законных интересов граждан, их защиты от противоправных посягательств.

Служебный характер уголовно-процессуального права заключается в том, чтобы регламентировать порядок применения охранительных материальных уголовно-правовых норм, связанных с осуществлением правовой юрисдикции и иных мер, направленных на охрану общественных отношений, нарушенных преступлением.

В рамках данной главы исследован механизм правового регулирования, рассмотренный в работах Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, М.И. Байтина, Ю.И. Гревцова, В.М. Горшенева, Е.Г. Лукьяновой, Н.И. Матузова, П.Е. Недбайло, И.А. Покровского, В.Н. Протасова, Ф. Савиньи, Л.С. Явича и других ученых, раскрываются основные элементы уголовно-процессуального механизма и возможности реализации регулятивной функции уголовно-процессуального права.

Уголовно-процессуальное регулирование носит властный, преимущественно императивный характер – это наиболее оптимальный тип правового регулирования особой сферы деятельности государства – правоохранительной (уголовно-процессуальной) деятельности. В содержании регулятивной функции процессуального права проявляется его публично-правовая природа.

Особенность регулятивного воздействия уголовно-процессуального права заключается в установлении четкого порядка, последовательности совершаемых субъектами уголовно-процессуального права действий. Уголовно-процессуальным правом, таким образом, закрепляются определенные правила-процедуры. Эти правила-процедуры (их специфика) охватываются понятием «уголовно-процессуальная форма», которая является одним из существенных признаков уголовного процесса (уголовно-процессуального права). При этом  в российском уголовном процессе функционирует строго установленная законом уголовно-процессуальная форма. И это выступает важнейшей гарантией соблюдения прав и свобод лиц, участвующих в производстве по уголовному делу, гарантией решения задач уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальная форма четко и детально регламентирована уголовно-процессуальным законодательством.

Проведенный в главе концептуальный анализ охранительной функции уголовно-процессуального права позволил выделить несколько охранительных подфункций: компенсационную (правовосстановительную), превентивную и штрафную, каждая из которых конкретизирует и развивает основную, применительно к определенному виду общественных отношений и к методу правовой охраны. Реализуя названные подфункции, государственные органы и должностные лица, осуществляющие производство по уголовным делам, решают задачу устранения негативных последствий преступления, нарушившего нормальный ход общественных отношений, восстановления в правах потерпевшего от противоправных посягательств, предупреждают совершение лицом новых противоправных действий (например, применяя меры пресечения), при необходимости применяют санкции за действия, мешающие нормальному ходу судопроизводства (в частности, штрафные санкции в ходе рассмотрения уголовного дела в судебном заседании) и в итоге разрешают уголовное дело по существу.

Вторая глава «Функции в уголовном судопроизводстве (общие понятия)» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Понятие функций в уголовном судопроизводстве, соотношение с понятиями целей, задач и принципов уголовного судопроизводства» посвящен анализу понятия функций в уголовном процессе и установлению различий между этим понятием и понятиями целей, задач и принципов уголовного судопроизводства.

Прежде всего рассматриваются сформулированные в процессуальной литературе основные трактовки сущности и  понятия уголовно-процессуальных функций. По данному вопросу среди ученых-процессуалистов нет единства мнений.

Одни ученые (например, А.П. Гуляев) интерпретируют процессуальные функции как определенные направления деятельности, предусмотренные уголовно-процессуальным законом и различающиеся по своим целям.

Другие (например, Л.Н. Масленникова) определяют процессуальные функции как основные направления уголовно-процессуальной деятельности, в рамках которых реализуется назначение субъектов уголовного процесса, определяемое характером защищаемых интересов.

По мнению третьих (например, В.П. Нажимова), функции отдельных участников уголовного процесса есть виды их уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемые в соответствии с их конкретными задачами, а также собственными целями и интересами, которые и определяют специальное назначение и роль каждого участника в процессе.

Авторский анализ обозначенных точек зрения позволяет определить уголовно-процессуальные функции как направления (виды) уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой уполномоченными на то субъектами и преследующей достижение определенных целей, реализующих назначение уголовного судопроизводства.

В диссертационном исследовании проводится разграничение между общими уголовно-процессуальными функциями и функциями отдельных участников уголовного судопроизводства.

Сущность уголовно-процессуальной деятельности, ее смысл и социальное назначение проявляется через общие уголовно-процессуальные функции. Действительно, разрешить ситуацию, связанную с совершением преступления, решить вопрос с охраной прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, возможно лишь путем осуществления уголовного преследования, выдвижения обвинения в отношении определенного лица. Для того чтобы обвинение было обоснованным, чтобы личность, вовлекаемая в производство по уголовному делу, была защищена от незаконного обвинения и осуждения, необходимо законодательное обеспечение прав и интересов. Итоговое же разрешение уголовный спор находит в суде. Таким образом, для достижения социального назначения уголовного судопроизводства необходима реализация функции обвинения, защиты и правосудия (разрешения уголовного дела по существу).

В свою очередь, чтобы общие функции уголовного судопроизводства были реализованы, чтобы было достигнуто его социальное назначение, определенные государственные органы, должностные и иные лица выполняют определенные виды деятельности; они приобретают в рамках уголовно-процессуальных правоотношений определенный статус, наделяются определенными полномочиями, выполняя конкретные функции.

Таким образом, функции отдельных участников уголовного процесса – это виды их уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемые в соответствии с поставленными перед ними государством, обществом или с их личными задачами, согласно закрепленному в уголовно-процессуальном законе процессуальному статусу, правам и обязанностям, которые определяют специальное назначение и роль каждого участника в процессе.

В диссертации четко разграничиваются понятия принципа, целей и функций уголовного судопроизводства.

Цель уголовного судопроизводства – результат, который необходимо достичь в ходе уголовно-процессуальной деятельности, то есть реализации конкретными субъектами уголовного процесса уголовно-процессуальных функций.

Принцип является средством достижения целей уголовного судопроизводства. Однако в качестве принципа такое средство формулируется лишь в самых общих чертах. Любой принцип оставляет широкий простор для конкретных способов своего осуществления. Например, принцип состязательности предполагает разделение функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела (ст. 15 УПК РФ). Между тем вопросы о том, какими конкретно субъектами будут выполняться эти функции, каким образом будут распределены их полномочия, в каком процессуальном порядке это будет осуществляться и т.п. – все это выходит за рамки понятия принципа. Все эти проблемы решаются уже в пределах понятия функций.

Таким образом, цель (задачи) уголовного процесса определяет желаемый результат, который необходимо достигнуть, принцип – общие правила ее достижения, функции – конкретного субъекта и процессуальный порядок его деятельности.

В данной главе диссертации разграничиваются понятия функций и полномочий (прав и обязанностей) субъектов уголовного процесса. Далеко не каждая обязанность (или право) может считаться самостоятельной функцией (например, обязанность следователя по окончании следствия ознакомить обвиняемого с материалами дела).

Во втором параграфе «Теория функционализма в уголовном судопроизводстве. Понятие и содержание» изложены основы теоретического учения о функциях и функционализме в уголовном судопроизводстве.

Понятие функционализма включает в себя не только функции, но и порядок их осуществления, полномочия субъектов, выполняющих эти функции, и многое другое.

Предложено определение теории функционализма в уголовно-процессуальном праве, согласно которому – это система теоретико-методологических положений науки уголовного процесса о функциональной системе уголовно-процессуального права и уголовного судопроизводства, о функциях субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, их закреплении в уголовно-процессуальных нормах и порядке реализации при производстве по уголовным делам.

Анализируя свойства теории функционализма в уголовно-процессуальном праве, автор делает вывод о ее полном соответствии общепризнанным критериям научной теории (для сравнения в работе рассматривается теория доказательств в уголовном судопроизводстве).

В диссертации обосновано, что предмет теории функционализма должен включать:

– основные положения теории – понятие функций в уголовном судопроизводстве, соотношение с другими понятиями (целей, принципов), виды функций, их классификацию и систему;

– функции отдельных субъектов уголовного судопроизводства, соотношение и разграничение их полномочий;

– процессуальный порядок осуществления функций;

– правовые нормы, определяющие полномочия субъектов и порядок осуществления ими функций;

– историю развития законодательства о функциях в уголовном судопроизводстве;

– зарубежный опыт регламентации функций в уголовном судопроизводстве.

Метод функционализма включает в себя общенаучные методы – диалектический, исторический, логический, системный и др., а также частнонаучные методы – сравнительный, структурно-функциональный, конкретно-социологический и др.

В содержании теории функционализма диссертант выделяет две части – общую и особенную. Общая часть включает в себя общие положения – понятие функций, их виды, система и др., особенная – функции отдельных субъектов уголовного судопроизводства.

В третьем параграфе «Система функций в уголовном судопроизводстве» раскрывается содержание основных и побочных уголовно-процессуальных функций.

Первой из основных функций уголовного судопроизводства является функция обвинения, которая включает в себя не только собственно обвинительную деятельность, но и установление всех обстоятельств дела (невиновность лица и др.). В диссертации выделяются следующие ее подфункции: уголовное преследование; обвинение (в узком смысле слова); обоснование ранее предъявленного обвинения.

В содержание функции защиты входит участие в доказывании, оспаривание (опровержение) обвинения, деятельность по защите иных прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого (не связанных с обвинением).

В содержание функции правосудия входит лишь разрешение дела по существу либо принятие судом другого решения, касающееся дела в целом (например, приостановление дела). Кроме правосудия, суд выполняет также ряд других функций.

В диссертации отмечается, что помимо основных, в уголовном судопроизводстве реализуется система других функций. В их число входит сквозная (комплексная) функция – охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, которая осуществляется на протяжении всего уголовного процесса при выполнении каких-либо других (практически всех) функций.

Иные функции, выполняемые параллельно с основными, в диссертации отнесены к категории побочных. Они разделяются автором  на две категории – процессуально совмещенные, то есть выполняемые в рамках той же процедуры, например, превентивная (воспитательно-предупредительная) функция суда, и процессуально разделенные, реализуемые отдельно, в ином процессуальном порядке, например, корректирующая функция суда, осуществляемая в стадии исполнения приговора.

Среди побочных функций диссертант выделяет категорию сменяющих функций, то есть осуществляемых после завершения основной, например, упомянутая корректирующая функция суда, которая осуществляется после того, как выполнена функция правосудия и прямо с ней никак не связана. Кроме побочных функций в диссертации выделяются еще вспомогательные – выполняемые иными участниками уголовного судопроизводства (свидетель, эксперт и др.).

Третья глава «Основные функции в уголовном судопроизводстве» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Функция обвинения в уголовном судопроизводстве» диссертант на основе анализа точек зрения, высказанных в процессуальной литературе, раскрывает сущность понятий «обвинение», «привлечение в качестве обвиняемого», «привлечение к уголовной ответственности», «уголовное преследование», а также содержание функции обвинения. Эта функция, помимо собственно обвинительной деятельности, должна включать в себя следующее:

1) установление обстоятельств, подлежащих доказыванию и предусмотренных ст. 73 УПК РФ (событие преступления, время, место, способ его совершения и др.);

2) изобличение в совершении деяния, запрещенного уголовным законом, лица, не являющегося субъектом преступления (невменяемое лицо и лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности);

3) установление обстоятельств события, не являющегося по каким-либо основаниям преступлением, если это сразу не очевидно и требует проведения расследования (например, при невиновном совершении деяния или в состоянии необходимой обороны).

Функция обвинения остается таковой, независимо от того, подтвердилось обвинение или нет. Отказ от обвинения также входит в содержание этой функции, является ее завершающим этапом, одним из возможных вариантов завершения этой процессуальной деятельности.

Таким образом, функция обвинения является всеобъемлющей, она пронизывает весь уголовный процесс, без нее этот процесс немыслим (в отличие, скажем, от двух других основных функций – защиты и разрешения уголовного дела, которые могут даже не начаться, например, если преступление осталось не раскрытым). Функция обвинения начинается с самого начального момента уголовного судопроизводства – со стадии возбуждения уголовного дела, с момента проверки сообщения о преступлении, когда только еще собираются материалы, подтверждающие наличие события преступления и могут проводиться отдельные следственные действия.

Второй параграф данной главы «Функция защиты в уголовном судопроизводстве» раскрывает содержание указанной функции.

В исследовании приводятся разные точки зрения на данную проблему. Ряд авторов функцию защиты рассматривают как деятельность, ограждающаю от нарушений не только права подозреваемого и обвиняемого, но и права потерпевшего, гражданского истца, свидетеля. По мнению других ученых, данная функция является составной частью более общей функции – охраны прав и свобод человека и гражданина.

В диссертации сделан вывод, что наиболее правильной является предельно узкая трактовка рассматриваемой функции – только как защиты от обвинения (уголовного преследования). Функция защиты возникает с момента начала осуществления функции уголовного преследования, т.е. появления лица, нуждающегося в защите, – подозреваемого или другого заподозренного лица, не имеющего статуса подозреваемого, причастность которого к совершению преступления проверяется.

В данном параграфе детально рассматривается структура функции защиты в уголовном судопроизводстве и раскрывается ее содержание через призму образующих ее подфункций (участие в доказывании, оспаривание обвинения, деятельность по защите своих прав и законных интересов).

В третьем параграфе «Функция правосудия в уголовном судопроизводстве» анализируется содержание указанной процессуальной функции. В диссертации критически оцениваются различные трактовки термина «правосудие» в процессуальной литературе и обосновывается вывод о том, что этот термин должен применяться лишь в его прямом значении и самом узком смысле – как деятельность суда по рассмотрению и разрешению уголовного дела. Это обусловлено, прежде всего, содержанием принципа осуществления правосудия только судом, исключающим отнесение к правосудию деятельности, которую могут осуществлять и другие государственные органы. В параграфе определены рамки осуществления судом данной функции – стадия подготовки к судебному заседанию, судебное разбирательство, производство в суде второй инстанции и надзорное производство, а также при возобновлении дела ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Рассмотрены проблемные вопросы реализации судом функции правосудия, в частности вопрос о процессуальной активности суда. В диссертации предлагается восстановить принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, наделив суд всеми необходимыми полномочиями для его осуществления (разумеется, в пределах предъявленного обвинения).

Раздел II «Функции субъектов уголовно-процессуальной деятельности» включает в себя две главы.

Первая глава «Функции властных субъектов уголовного процесса» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Функции суда в уголовном судопроизводстве» анализируются правосудие и иные функции суда в уголовном процессе.

Помимо правосудия, которое было охарактеризовано в предыдущей главе, суд выполняет различные иные функции. К ним относится, прежде всего, контрольная функция. В литературе обычно выделяются два вида судебного контроля – перспективный (предварительный) – решения о производстве некоторых следственных действий, об избрании ряда мер пресечения и др., и ретроспективный (последующий) судебный контроль – проверка судом законности и обоснованности решений и действий следователя (дознавателя). Однако в диссертации подчеркивается, что перспективный контроль не может быть отнесен к контрольной функции, поскольку никакого контроля суд  здесь не осуществляет. Контроль за какой-то деятельностью может быть только в процессе ее производства или после завершения. Дача предварительного разрешения на что-то – это деятельность разрешительная, а не контрольная. В связи с этим представляется более удачным другое наименование данной функции, применяемое в литературе – судебное санкционирование.

Что же касается ретроспективного (последующего) контроля, то эта функция действительно является контрольной. В данном случае суд производит проверку определенной деятельности, которая уже осуществляется или  даже разрешилась, а не дает разрешение на совершение каких-либо действий в будущем.

Следующая функция суда – корректирующая. Она представляет собой рассмотрение судом вопросов, связанных с исполнением приговора.

Контрольная функция суда и судебное санкционирование относятся к категории побочных, то есть выполняемых наряду с основной (правосудие) и независимых от нее, а корректирующая является сменяющей, осуществляемой после завершения основной.

Разновидностью сменяющей функции выступает реабилитационная функция – рассмотрение судом требования реабилитированного о возмещении ему имущественного вреда. Такое рассмотрение не может считаться правосудием, поскольку осуществляется уже после его завершения, в рамках отдельной процессуальной процедуры (ч. 5 ст. 135 УПК РФ). 

Суд выполняет также функцию охраны прав и свобод человека и гражданина, о которой речь шла выше. Данная функция может сливаться с функцией правосудия (например, при производстве всех следственных  действий должны соблюдаться права всех его участников), либо выступать в «чистом виде», будучи прямо не связанной с правосудием (например, при принятии мер безопасности в отношении участников судопроизводства).

Следующая функция суда, осуществляемая в процессе выполнения функции правосудия в рамках той же процедуры – организационная. Можно выделить две ее подфункции: распорядительную – руководство судебным заседанием и штрафную (карательную) – наложение взысканий за нарушение порядка в судебном заседании.

К функциям суда относится также превентивная (воспитательно-предупредительная) функция. Можно выделить две ее подфункции – воспитательную и предупредительную. Воспитательная функция выражается в системе процессуальных действий, обеспечивающих должный уровень  уважения граждан к правосудию, законам и т.д. (соблюдение ритуальных процедур и пр.). Предупредительная функция имеет лишь одну  форму ее реализации – вынесение судом частного определения или постановления.

Следующая функция суда – принятие мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением либо возможной конфискации имущества. Сюда относится только наложение ареста на имущество в порядке ст. 115, 116 УПК РФ. Разрешение гражданского иска в приговоре самостоятельной функции не образует, а является составной частью функции правосудия.

Представляется, что процессуальная форма частных определений и постановлений суда в настоящее время регламентирована ненадлежащим образом, в связи с чем предлагается более полная редакция части 4 ст. 29 УПК РФ: «Если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором указывается: по какому делу оно вынесено; кому оно адресовано; излагаются обстоятельства дела, приводятся доказательства, свидетельствующие о наличии тех или иных причин и условий, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также других нарушений закона.

В резолютивной части частного постановления или определения должны быть приведены рекомендации по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также других нарушений закона, указан определенный для этого срок и предписание адресатам дать ответ о принятых мерах.

Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым».

Во втором параграфе «Функции прокурора в уголовном судопроизводстве» диссертантом анализируется надзорная функция прокурора в досудебном производстве, в контексте изменений, внесенных в УПК РФ и ФЗ
«О прокуратуре Российской Федерации» Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ и Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ, и обосновывается вывод о необходимости восстановления основных  надзорных полномочий прокурора на предварительном следствии. Кроме того, в данном параграфе рассмотрены другие функции, осуществляемые прокурором: обвинения;  охраны прав и свобод человека и гражданина.

Третий параграф «Функции следователя в уголовном судопроизводстве» содержит исследование осуществляемых следователем функций: уголовного преследования; охраны прав и свобод человека и гражданина; властно-распорядительной (принятие решений); превентивной (воспитательно-предупредительной).

В работе сделан вывод, что принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела в уголовном судопроизводстве продолжает действовать. Однако с точки зрения юридической техники он рассредоточен в различных статьях УПК РФ, что представляется неприемлемым, поскольку отечественный правоприменитель традиционно ориентируется на соблюдение тех норм-принципов, которые имеют явное выражение в законодательстве. Закрепление в уголовно-процессуальном законе конкретных положений о  всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела поможет более четко сформулировать и функциональную деятельность следователя. Представляется, что эта норма может быть восстановлена в рамках главы 11 УПК РФ. Так, она может быть воспроизведена в ст. 85 УПК РФ «Доказывание», в которой будет указано, что проверка и оценка доказательств производятся в соответствии с требованиями всесторонности, полноты, объективности исследования обстоятельств дела.

Вторая глава «Функции других (невластных) субъектов уголовного процесса» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Функции защитника в уголовном судопроизводстве» анализируется осуществление защитником функции защиты и процессуальные гарантии, которые обеспечивают осуществление защитником своих полномочий. К таким гарантиям в работе отнесены: необходимость обеспечения права защитника на свидания с подозреваемым и обвиняемым без ограничения их количества и продолжительности (п. 1 ч. 1ст. 53 УПК РФ), а также право защитника на ознакомление с материалами уголовного дела, которое имеет международно-правовую природу, будучи закрепленным в  п. «b» § 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Далее анализируются полномочия защитника в сфере осуществления таких подфункций, как участие в доказывании, оспаривание (опровержение) обвинения, защита иных прав и интересов обвиняемого (подозреваемого).

На основании анализа буквального содержания ч. 3 ст. 86 УПК РФ сделан вывод о том, что составленный защитником документ, фиксирующий содержание сведений, носителем (источником) которых является свидетель, вне зависимости от его названия (протокол опроса, заявление и проч.), ни при каких условиях не может стать уголовно-процессуальным доказательством, в том числе иным документом, поскольку защитник не наделен законом облекать имеющие отношение к уголовному делу сведения в уголовно-процессуальную форму.

В исследовании обосновано суждение о том, что защитник вправе представлять доказательства в любой момент производства по уголовному делу, вплоть до окончания судебного следствия и вправе сам определять целесообразность этого действия.

Во втором параграфе «Функции обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе» отмечается, что основной процессуальной функцией обвиняемого и подозреваемого в уголовном судопроизводстве является функция защиты от обвинения (уголовного преследования). В работе рассматриваются все подфункции, составляющие содержание указанной процессуальной функции. Более подробно исследовано право обвиняемого (подозреваемого) на участие в доказывании и поддержана  точка зрения тех ученых, которые предлагают п. 4 ч. 4 ст. 46, п. 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ сформулировать следующим образом: «собирать сведения, письменные документы и предметы и представлять их дознавателю, следователю, прокурору и суду для решения вопроса о признании их доказательствами и приобщения к уголовному делу…».  В работе раскрыто содержание других подфункций, осуществляемых обвиняемым (подозреваемым): оспаривание обвинения (подозрения), деятельность по защите иных своих прав и законных интересов (включая право на реабилитацию).

В третьем параграфе «Функции потерпевшего в уголовном процессе» исследуются процессуальные функции потерпевшего: обвинения (со всеми ее подфункциями), защиты своих прав и законных интересов, анализируется Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17
«О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве».

Обосновано предложение расширить права потерпевшего, в частности закрепить в УПК РФ право потерпевшего в случае отказа государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства возражать против прекращения уголовного дела или уголовного преследования и представлять доказательства в целях отстаивания своей позиции.

В этом же параграфе работы рассмотрен вопрос о процессуальных функциях, выполняемых гражданским истцом, гражданским ответчиком, а также представителями (в том числе, законными) участников процесса.

Гражданский истец выполняет функцию предъявления и обоснования гражданского иска, а гражданский ответчик – функцию возражения против предъявленного иска. Первая является подфункцией функции обвинения, а вторая – подфункцией функции защиты, поскольку гражданский иск является одним из элементов обвинения, его основания и размер исковых требований входят в содержание обвинения.

В четвертом параграфе «Функции иных участников уголовного судопроизводства» рассматриваются процессуальные функции участников процесса, выполняющих организационно-технические функции (секретарь судебного заседания, переводчик) и лиц, принимающих участие в доказывании, являющихся источниками доказательственной информации (свидетель, эксперт, специалист, понятой).

Функции названных категорий иных участников уголовного судопроизводства значительно различаются, то есть они выполняют различные подфункции. Подфункцию секретаря судебного заседания и переводчика можно назвать обеспечительной (или организационно-обеспечительной). Их назначение – обеспечить нормальное осуществление уголовного судопроизводства. Вторая категория названных субъектов выполняет функцию формирования доказательств. Можно выделить две формы осуществления этой функции – когда субъект целиком порождает доказательство (свидетель, эксперт) и когда он лишь участвует в его создании (понятой). Специалист может действовать и в той, и в другой форме.

В заключении на основании проведенного исследования функциональной системы уголовного судопроизводства сформулированы основополагающие идеи теории функционализма в уголовном судопроизводстве, изложены выводы, теоретические положения и основанные на них предложения по совершенствованию уголовно-процессуальных норм, регламентирующих вопросы реализации уголовно-процессуальных функций, по развитию уголовно-процессуального законодательства с целью повышения качества отправления правосудия по уголовным делам, эффективности решения задач уголовного судопроизводства.

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение

в следующих опубликованных работах автора:

Монографии, учебники и учебные пособия

  1. Берова Д.М. Функции субъектов уголовно-процессуальной деятельности: Монография. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарского университета МВД России, 2010. – 7 п.л.
  2. Берова Д.М. Уголовно-процессуальные функции: Монография. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2009. – 10 п.л.
  3. Берова Д.М., Шхагапсоев З.Л. Гражданский иск как способ восстановления имущественных отношений, нарушенных преступлением: Монография. Нальчик:  Нальчикский филиал Краснодарской  академии МВД России, 2007. – 10/5 п.л.
  4. Берова Д.М., Шхагапсоев З.Л., Кушхов А.А. Противодействие преступному обороту наркотических средств в Северо-Кавказском регионе: Монография. Краснодар: Краснодарская академия МВД России, 2004. – 10/5 п.л.

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки Российской Федерации

  1. Берова Д.М. Понятие и система функций в уголовном судопроизводстве // Общество и право. 2010. № 4.  – 0,4 п.л.
  2. Берова Д.М. Функции суда в уголовном судопроизводстве // Общество и право. 2010. № 4. – 0,4 п.л.
  3. Берова Д.М. Функции прокурора в уголовном судопроизводстве // Юристъ-Правоведъ. 2010. № 6. – 0,8 п.л.
  4. Берова Д.М. Функции защитника в уголовном судопроизводстве // Философия права. 2010. № 6. – 0,7 п.л.
  5. Берова Д.М. Реализация функции защиты в уголовном судопроизводстве // Российский судья. 2009. № 7. – 0,8 п.л.
  6. Берова Д.М., Антонов И.А., Горленко В.А. Процессуальная функция поддержания гражданского иска и защиты от него и ее развитие в ходе досудебного производства по уголовным делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 3. – 1/0,5 п.л
  7. Берова Д.М. К вопросу о функциях прокурора в сфере уголовного судопроизводства // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2009. № 6. – 0,8 п.л.
  8. Берова Д.М. Функции органа дознания как субъекта уголовного процесса // Общество и право. 2009. № 1. – 0,8 п.л.
  9. Берова Д.М. Функция обвинения и ее реализация в деятельности органов дознания // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2009. № 4. – 0,6 п.л.
  10. Берова Д.М., Нагоева М.А. Организация органов правопорядка в контексте судебной реформы 1864 года и ее влияние на изменение полицейских полномочий при применении мер принуждения // История государства и права. 2008. № 20. – 1/0,5 п.л.
  11. Берова Д.М., Шхагапсоев З.Л. Совершенствование и расширение способов восстановления имущественных отношений, нарушенных преступной деятельностью // История государства и права. 2008. № 19. – 0,8/0,4 п.л.
  12. Берова Д.М., Москаленко И.В. Формирование российского  нотариата в дореволюционный период и его роль в гражданском обороте // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2006. № 2. – 1/0,5 п.л.
  13. Берова Д.М. Возмещение вреда как условие прекращения уголовного преследования (дела) в порядке, предусмотренном ст. 25 УПК РФ // Российский следователь. 2005. № 6. – 0,4 п.л.
  14. Берова Д.М., Москаленко И.В. Превентивные нотариальные действия в системе юридических фактов гражданского права // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2005. № 4. – 1/0,5 п.л.
  15. Берова Д.М. Возмещение вреда как условие прекращения уголовного преследования (дела) в порядке, предусмотренном статьей 28 УПК РФ // Следователь. 2005. № 3. – 0,3 п.л.

Статьи, опубликованные в сборниках научных

трудов и иных изданиях

  1. Берова Д.М. Проблемы повышения правовой культуры следователя // Право и культура: проблемы взаимосвязи: Тезисы докладов и сообщений на Всероссийской научно-теоретической конференции. Ростов н/Д: РВШ МВД РФ, 1996. – 0,2 п.л.
  2. Берова Д.М. Процессуальный порядок  оформления предварительной проверки материалов в ходе досудебного производства // Материалы Всероссийского «круглого стола» по актуальным проблемам применения УПК РФ. Ростов н/Д: РЮИ МВД РФ, 2003. – 0,4 п.л.
  3. Берова Д.М., Антонов И.А. Актуальность научного анализа государственности в современной России // Государственность и ее обеспечение в России: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2003. –
    1/05 п.л.
  4. Берова Д.М. Совершенствование по УПК РФ 2001 года отдельных процессуальных институтов и устранение пробелов, существовавших в УПК РСФСР // Противодействие терроризму и экстремизму в Южном федеральном округе: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Ростовского юридического института МВД России, 2003. – 0,4 п.л.
  5. Берова Д.М. Система правового регулирования противодействия терроризму и экстремизму в Кабардино-Балкарской Республике // Противодействие терроризму и экстремизму в Южном федеральном округе: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Ростовского юридического института МВД России, 2003. – 0,4 п.л.
  6. Берова Д.М., Антонов И.А. Основные функции современного государства // Государственность и ее обеспечение в России: Сборник научных трудов.  СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2003. – 1/0,4 п.л.
  7. Берова Д.М. О некоторых проблемах первоначального этапа расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарской академии МВД России, 2004. – 0,4 п.л.
  8. Берова Д.М. Полномочия полиции и других государственных учреждений в области применения мер принуждения в контексте судебной реформы в России XIX века // Власть и общество: история и современность: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2004. – 0,5 п.л.
  9. Берова Д.М. О некоторых проблемах обеспечения безопасности участников уголовного процесса // Актуальные проблемы обеспечения правопорядка и борьбы с преступностью в условиях Северо-Кавказского региона: Сборник научных статей. Нальчик, 2005. Вып. 1. – 0,4 п.л.
  10. Берова Д.М., Антонов И.А. Понятие «механизм государства»: сущность и определение // Гражданское общество и правопорядок: история, теория и практика: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1,3/0,8 п.л.
  11. Берова Д.М. Понятие и виды уголовно-процессуальных функций прокурора // Российское государство и уголовная политика: современные проблемы: Сборник научных трудов / Под общ. ред. С.Б. Глушаченко и
    М.Ю. Павлика. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,5 п.л.
  12. Берова Д.М., Антонов И.А. Принцип разделения властей: конституционно-правовое основание // Законность, правопорядок и борьба с преступностью: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,8 п.л.
  13. Берова Д.М., Антонов И.А. Теория разделения властей как принцип демократического государства // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,5 п.л.
  14. Берова Д.М., Антонов И.А. О возможности исполнения некоторыми должностными лицами полномочий органа дознания // Российское государство и уголовная политика: современные проблемы: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,8 п.л.
  15. Берова Д.М. Восстановление имущественных отношений как социально-правовое явление // Юг России на рубеже веков: правовые проблемы, пути решения: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарского университета МВД России, 2006. Вып. 2. – 0,2 п.л.
  16. Берова Д.М., Антонов И.А. Процессуальная функция следователя как элемент его процессуального статуса в уголовном судопроизводстве // Гражданское общество и правопорядок: история, теория и практика: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,5 п.л.
  17. Берова Д.М., Антонов И.А. Правозащитное содержание деятельности прокурора в сфере уголовного судопроизводства // Законность, правопорядок и борьба с преступностью: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,5 п.л.
  18. Берова Д.М. Гражданский иск в уголовном деле // Юг России на рубеже веков: правовые проблемы, пути решения: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарского университета МВД России,  2006. Вып. 2. – 0,2 п.л.
  19. Берова Д.М., Антонов И.А. Гуманизация российского правосудия (уголовно-процессуальный аспект) // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,5 п.л.
  20. Берова Д.М., Антонов И.А. О вопросах уважения чести и достоинства личности на этапе предварительного расследования // Российское государство и уголовная политика: современные проблемы: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,5 п.л.
  21. Берова Д.М., Антонов И.А. Функции уголовно-процессуального права: понятие и классификация // Законность, правопорядок и борьба с преступностью: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,4 п.л.
  22. Берова Д.М., Антонов И.А. Право как функциональная система // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2006. – 1/0,4 п.л.
  23. Берова Д.М. Нормообразующая роль судебной практики в правотворчестве // Актуальные проблемы права и правоприменительной практики на Северном Кавказе: Сборник научных статей. Новороссийск: Новороссийский филиал Краснодарского университета МВД России, 2007. – 0,2 п.л.
  24. Берова Д.М. Цели, задачи и функции прокуратуры на современном этапе развития Российского государства // Безопасность общества и государства: теория и практика обеспечения: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2007. – 0,5 п.л.
  25. Берова Д.М. Актуальные проблемы противодействия молодежному экстремизму // Современное российское общество: актуальные проблемы борьбы с преступностью»: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарского университета МВД России, 2007. Вып. 1. – 0,2 п.л.
  26. Берова Д.М. О правовых формах противодействия незаконной миграции // Миграционные процессы в условиях глобализации общества: Сборник научных статей. Ставрополь: Ставропольский филиал Краснодарского университета МВД России, 2007. – 0,3 п.л.
  27. Берова Д.М., Антонов И.А. Понятие и становление института защиты в российском уголовном процессе // Правовая охрана личности: роль общества и государства в ее обеспечении: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2007. – 1/0,4 п.л.
  28. Берова Д.М. К вопросу о взаимовлиянии миграционных процессов и межнациональных конфликтов // Государство, этнос и личность в эпоху глобализации: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарского университета МВД России, 2007. – 0,4 п.л.
  29. Берова Д.М. Юридические свойства оснований восстановления имущественных отношений при производстве по уголовным делам // Современное российское общество: актуальные проблемы борьбы с преступностью: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарского университета МВД России, 2007. Вып. 1. – 0,3 п.л.
  30. Берова Д.М. Конституционно-правовые основы регулирования миграции в Российской Федерации // Миграционные процессы в условиях глобализации общества: Сборник научных статей. Ставрополь: Ставропольский филиал Краснодарского университета МВД России, 2007. – 0,3 п.л.
  31. Берова Д.М., Антонов И.А. Изучение эффективности профессионального образования прокурорско-следственных кадров // Правоохранительная система России: актуальные проблемы развития: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,8 п.л.
  32. Берова Д.М., Антонов И.А. Развитие судебной системы России и реализация права граждан на доступ к правосудию // Правоохранительная деятельность в Российской Федерации: современная стратегия развития: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. –
    1/0,4 п.л.
  33. Берова Д.М., Антонов И.А. Развитие уголовно-процессуального института охраны прав и свобод личности в ходе судебной реформы в Российской Федерации // Судебная реформа: итоги и задачи юридической науки: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,6 п.л.
  34. Берова Д.М., Антонов И.А. Свобода следователя в выборе следственного действия при производстве по уголовным делам // Правосудие в России: опыт судебной реформы 1991 года и перспективы развития: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,5 п.л.
  35. Берова Д.М., Антонов И.А. Прокурор в уголовном судопроизводстве:  функциональный подход // Правозащитная деятельность суда, прокуратуры и органов предварительного расследования: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,4 п.л.
  36. Берова Д.М., Антонов И.А. Конструкция полицейского государства в европейской политико-правовой истории // Правоохранительная деятельность и свобода личности: актуальные вопросы теории и практики: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,4 п.л.
  37. Берова Д.М., Антонов И.А. Регулятивная функция уголовно-процессуального права // Судебная реформа: итоги и задачи юридической науки: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,5 п.л.
  38. Берова Д.М., Антонов И.А. Роль защиты в формировании доказательственной базы по уголовному делу // Государственная политика в области борьбы с преступностью: теория и правоприменительная практика: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,8 п.л.
  39. Берова Д.М. О некоторых проблемах противодействия торговле людьми // Актуальные проблемы противодействия преступности на современном этапе: Сборник научных статей. Нальчик: Нальчикский филиал Краснодарского университета МВД России, 2008. – 0,4 п.л.
  40. Берова Д.М., Антонов И.А. Предварительное и судебное следствие по УПК РФ: проблемы и соотношение // Судебная реформа: итоги и задачи юридической науки: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,6 п.л.
  41. Берова Д.М., Антонов И.А. Следственные ошибки как фактор снижения эффективности доказывания // Правозащитная деятельность суда, прокуратуры и органов предварительного расследования: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,8 п.л.
  42. Берова Д.М., Антонов И.А. Куда движется российское судопроизводство (размышления по поводу вектора развития уголовно-процессуального законодательства) // Правосудие в России: опыт судебной реформы 1991 года и перспективы развития: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 1/0,8 п.л.
  43. Берова Д.М. К вопросу о функциях органов дознания как субъектов уголовного процесса // Правоохранительная система России: актуальные проблемы развития: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 0,5 п.л.
  44. Берова Д.М. Уголовно-процессуальные функции: теория вопроса // Правоохранительная деятельности в Российской Федерации: современная стратегия развития: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2008. – 0,3 п.л.
  45. Берова Д.М., Горленко В.А. Современные проблемы правового образования в условиях развития гражданского общества и реализации Болонского движения // Институты гражданского общества в России: становление и развитие: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2009. – 1/0,5 п.л.
  46. Берова Д.М., Горленко В.А. К вопросу об обновлении профессиональной подготовки специалистов для правоохранительных органов в свете инноваций гражданско-правового образования и идей Болонского процесса в России // Человек, общество и государство: правовая теория и практика: Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Фонд «Университет», 2009. –
    1/0,5 п.л.
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.