WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЖАБСКИЙ Валерий Александрович

НАКАЗАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН:

ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Рязань – 2010

Диссертация выполнена в Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний.

Научный консультант:        доктор юридических наук, профессор

       Гришко Александр Яковлевич

Официальные оппоненты:        заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Кругликов Лев Леонидович;

       заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Филимонов Олег Вадимович;

       доктор юридических наук, профессор

       Кашуба Юрий Анатольевич

Ведущая организация – Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Защита состоится «__» _____ 2011 г. в __ часов на заседании диссертационного совета Д 229.003.01 при Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний по адресу: 390036, г. Рязань, ул. Сенная, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний.

Автореферат разослан «___» ________ 20__ г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент  Р.С. Рыжов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. За последнее десятилетие в нашей стране значительно осложнилась криминогенная обстановка. К началу XXI столетия число зарегистрированных преступлений составило более 3 млн в год. В структуре преступности в России первое место по тяжести занимают насильственные преступления. Традиционно распространена экономическая преступность. Наблюдается тенденция роста числа преступлений террористического характера. Появляются новые формы преступности, усиливаются ее организованность, профессионализм, вооруженность, техническая оснащенность. На этом фоне глобальные процессы развития цивилизации в области права проявляются прежде всего в углублении международного сотрудничества по юридическим вопросам, сближении различных правовых систем на уровне унификации и гармонизации уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, высокой взаимной информированности государств в сфере законотворчества и правоприменения.

В сложившихся условиях особую актуальность приобретает назначение адекватного наказания всем лицам, признанным виновными в совершении преступлений. Не менее значимыми факторами являются: 1) наличие развитой, многовариантной системы наказаний; 2) эффективное исполнение назначенных наказаний.

Современное развитие международных отношений, образование новых межгосударственных объединений (Союз Независимых Государств, Союз Беларуси и России, Таможенный союз Беларуси, Казахстана, России и др.), с одной стороны, актуализируют проблему сближения национального законодательства разных стран, в том числе в сфере уголовных наказаний, с другой – создают условия для ее решения. Изложенное обусловливает необходимость постоянного совершенствования российского законодательства и практики его применения с учетом зарубежного опыта.

В январе 2006 г. были приняты Европейские стандарты обращения с осужденными, в которых вопросы, касающиеся иностранных граждан, содержащихся в европейских пенитенциарных учреждениях, вынесены в отдельное правило. В них также отмечается, что среди заключенных указанная категория имеет значительный удельный вес. В связи с этим возникла острая необходимость приведения национального законодательства, регулирующего организацию исполнения наказаний в отношении осужденных – граждан других стран, в соответствие с мировыми стандартами охраны и защиты личности осужденных, сочетающими законность и справедливость с принципами гуманизма и уважения прав человека и гражданина.

Сравнительно-правовое исследование наказаний в зарубежных странах дает возможность оценить, в каких аспектах российское законодательство полностью отвечает общепринятым подходам, в каких идет вразрез с преобладающими в зарубежных государствах тенденциями. Понимание единого контекста и пределов вариантности развития современных систем наказаний крайне важно для определения ориентиров дальнейшего развития системы уголовных наказаний в России.

Практика реализации наказаний свидетельствует о том, что в этой сфере решены далеко не все вопросы. Большое количество лиц, содержащихся в местах лишения свободы в России, высокий уровень рецидива среди отбывших наказание либо освобожденных от дальнейшего его отбывания выдвигают на первый план проблемы эффективности его исполнения, совершенствования деятельности всей пенитенциарной системы, определения в ней места и роли каждого вида наказания. Решить их невозможно без учета опыта зарубежного законодателя. В силу этого развитие международного сотрудничества с пенитенциарными системами иностранных государств, международными органами и неправительственными организациями определено в качестве одной из основных задач Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

На основании изложенного и в соответствии с общими задачами исследования представляется необходимым изучить особенности применения уголовных наказаний в странах СНГ (республики Беларусь, Молдова, Армения, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Украина, Казахстан, Азербайджан, Туркмения) и дальнего зарубежья, что будет приемлемым с методологической, теоретической и практической точек зрения.

Степень научной разработанности темы исследования. Характеристика систем наказаний, их видов, условий отбывания нашли свое отражение в трудах русских дореволюционных правоведов, среди которых: С.И. Баршев, М.Н. Гернет, А.И. Жижиленко, С.П. Мокринский, С.В. Познышев, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев, И.Я. Фойницкий. Среди наиболее значимых исследований по этой проблеме, проведенных в советский период, можно выделить работы М.И. Бажанова, В.Н. Бурлакова, Ю.В. Бышевского, Г.С. Гаверова, А.С. Горелика, Г.А. Кригера, А.И. Марцева, Г.П. Новоселова, Л.П. Прохорова, А.Д. Соловьева, М.А. Скрябина, В.И. Ткаченко.

Сравнительному анализу различных видов уголовных наказаний большое внимание уделяли Л.В. Багрий-Шахматов, Ю.В. Голик, А.Я. Гришко, А.П. Деткова, М.Г. Детков, В.К. Дуюнов, А.Э. Жилинский, С.В. Жильцов, А.И. Канунник, Ю.А. Кашуба, Л.Л. Кругликов, А.С. Михлин, В.Н. Петрашев, Л.П. Рассказов, А.Л. Ременсон, Н.А. Стручков, И.В. Упоров, В.А. Уткин, А.Л. Цветинович, О.В. Филимонов и другие авторы. В современной российской теории уголовного права проблемам общей теории наказания и его применения в отдельных странах посвящен ряд докторских диссертаций (Е.В. Благов, В.И. Зубкова, А.Г. Перминов, К.А. Сыч, А.Д. Чернов).

Следует также отметить следующие труды: Л. Дзупепет «Полный курс сравнительного уголовного законодательства» (1852), «Современное уголовное законодательство в сравнительном изложении» под редакцией Листа и Крузена (1894, 1899), Э. Карпентери «Тюрьма, полиция. Наказание» (1907), «Современное уголовное право» (1955), Ж. Прадель «Сравнительное уголовное право» (1995, 2002), Н. Кристи «Пределы наказания» (1985), И.Я. Фойницкий «Учение о наказании» (1888), Н.С. Таганцев «Русское уголовное право: лекции» (1902), Н.А. Стручков, О.И. Бажанов, И.Б. Усков «Обсуждение пенитенциарных проблем на международном уровне» (1977), М.Л. Греков «Тюремные системы: состояние, перспективы» (2000), Э. Койл и другие «Тюрьмы и права человека» под редакцией А.Я. Гришко и С.Н. Пономарева (1977), Л.Г. Крахмальник «Единство и особенности исправительно-трудовых кодексов союзных республик» (1974), В.Н. Чорный и другие «Сравнительный анализ уголовно-исполнительного законодательства стран – участниц СНГ» (2007), В.Н. Кохман «Правовая инфильтрация норм международного права в уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации» (2010). Названные работы позволили сделать новые шаги в изучении и толковании отдельных вопросов, входящих в предмет диссертационного исследования.

Однако приходится констатировать, что в настоящее время в теории уголовного права остается без должного освещения вопрос о последствиях внедрения в XX–XXI вв. новых систем наказаний в уголовное законодательство России. В науке уголовного права большое внимание уделяется проблемам законодательного совершенствования форм реализации уголовной ответственности. Вместе с тем почти не подвергается критическому анализу бурно развивающийся процесс институционализации и гармонизации уголовного принуждения в условиях тесной интеграции различных правовых систем всего мирового сообщества, являющейся неотъемлемой составляющей перехода российской уголовной юстиции в новое качество.

Объект диссертационного исследования – правовые отношения, возникающие в рамках рецепции, унификации, гармонизации зарубежных и отечественных уголовно-правовых норм, определяющих систему уголовных наказаний и регламентирующих порядок их применения.

Предмет диссертационного исследования – нормы зарубежного уголовного законодательства, регламентирующие меры уголовно-правового принуждения, уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, обеспечивающие их реализацию; практика их применения, а также соответствующие нормы российского законодательства; работы по теории уголовного и уголовно-исполнительного права дореволюционных и современных авторов, в которых исследовались вопросы наказания и иных уголовно-правовых мер.

Цель диссертационного исследования заключается в разрешении теоретических и практических вопросов унифицированного отражения в отечественном законодательстве системы норм об уголовных наказаниях, разработке теоретической модели современной национальной системы наказаний, определении форм и направлений их гармонизации, основанной на сопоставительном анализе соответствующих положений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства зарубежных государств и России.

Для достижения указанной цели были решены следующие задачи:

– выявлены общие подходы и основные различия в регулировании уголовных наказаний в ряде зарубежных стран, тенденции развития последних, уголовная политика в этой сфере в зарубежных государствах и России;

– исследованы положительные и отрицательные аспекты правовой регламентации уголовных наказаний в зарубежном и отечественном законодательстве;

– определены основные направления и конкретные практические рекомендации по унификации и гармонизации зарубежных и отечественных норм в сфере уголовных наказаний;

– рассмотрена практика применения уголовных наказаний, их криминологическая обоснованность;

– систематизированы основания для классификации норм зарубежного и отечественного уголовного права, регламентирующих назначение и исполнение уголовных наказаний; выявлены нормы общие, отличающиеся конкретными правовыми решениями, а также не имеющие аналогов в российском законодательстве;

– установлены особенности функционирования пенитенциарных систем зарубежных государств;

– раскрыты возможности поэтапного совершенствования законодательной регламентации института уголовного наказания на основе учета и заимствования положительного зарубежного опыта; предложена теоретическая модель внесения необходимых изменений в Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы Российской Федерации.

Методологическая основа и методика диссертационного исследования. Методологическую основу диссертации составил комплекс общенаучных (диалектический, исторический, системный, прогностический, статистический) и частнонаучных (формально-логический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический) методов познания.

Особенность методики исследования заключается в том, что изначально был сделан акцент на изучении генезиса и состояния разработанности проблемы. Это позволило абстрагироваться от множества второстепенных вопросов, в значительной мере исследованных другими юристами-правоведами, и сосредоточиться на идее рецепции апробированных с точки зрения максимальной эффективности уголовно-правовых норм о наказаниях в зарубежных государствах.

Переход к осмыслению современного уровня развития уголовного наказания в России потребовал использования приемов конкретно-социологического исследования (сравнение российского и зарубежного уголовного законодательства, изучение уголовных дел, судебной статистики, опрос). Проведенный на этой основе теоретический анализ основных форм реализации уголовной ответственности с использованием системно-структурного и прогностического методов позволил предложить поэтапное решение проблемы, заключающееся в унификации и гармонизации различных законодательных систем уголовно-правового принуждения.

Теоретическая основа исследования. При формулировании теоретических положений и практических выводов использовались труды ведущих ученых в области теории права, уголовно-исполнительного и административного права, социологии, экономической науки, социального и государственного управления, теории организации управления в сфере правоохранительной деятельности.

Нормативной основой исследования служат международно-правовые акты, регулирующие межгосударственные и межнациональные вопросы в сфере уголовных наказаний: Устав Организации Объединенных Наций (1945); Всеобщая декларация прав человека (1948); Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950); Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (1955); Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила, 1990); Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984); Европейские пенитенциарные правила (1987); Международный пакт о гражданских и политических правах (1966); Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966); Конвенция о правах и основных свободах человека (1995); модельное уголовное и уголовно-исполнительное законодательство стран СНГ; законодательство, регламентирующее передачу осужденных для дальнейшего отбывания наказания в страну их гражданства; правовые акты, определяющие порядок исполнения наказаний; уголовное и уголовно-исполнительное законодательство стран – участниц СНГ, иных государств (Германия, Норвегия, Франция, Польша, США, Англия, Уэльс, Китай), а также другие нормативные правовые акты России, принятые вследствие реализации в национальном законодательстве положений международного права.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в разработке концептуальных основ гармонизации уголовно-правового и уголовно-исполнительного отечественного и зарубежного законодательства, определяющего содержание и порядок исполнения мер уголовно-правового принуждения, позволяющей сформировать эффективную теоретическую модель современной национальной системы уголовных наказаний.

В диссертации содержание и виды уголовных наказаний зарубежных государств рассматриваются с точки зрения той или иной системы права. Этот подход позволил учесть территориально-национальные особенности, историю становления национальных правовых систем, которые внутри своих групп имеют больше общих черт, чем в сравнении с другими государствами. В таком аспекте исследуемая тема ранее не изучалась.

В работе впервые приведена классификация уголовно-правовых и уголовно-исполнительных норм, определяющих систему наказаний, их виды, условия исполнения: имеющие различные правовые решения; уникальные; отличающиеся объемом правового регулирования; отличающиеся своей структурой; имеющие редакционные различия. Автором определены основные направления совершенствования отечественного законодательства, обеспечивающие гармонизацию наиболее эффективных норм, регламентирующих уголовные наказания, а  также способствующие устранению затруднений  практической деятельности органов ФСИН России по освобождению от отбывания уголовных наказаний иностранцев и лиц без гражданства.

Критерию новизны отвечает предложенная автором модель имплементации наказаний, содержащихся в законодательстве зарубежных государств, в национальное законодательство, а также теоретическая основа для дальнейшего развития модельного законодательства, установленные пределы и возможности регулирующего воздействия его норм на общественные отношения с учетом основных положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Уголовное и уголовно-исполнительное законодательство зарубежных стран имеет отличия в системе уголовных наказаний, порядке и условиях их исполнения, что обусловлено специфическими традициями в области становления и развития правовых обычаев. Это должно учитываться при имплементации соответствующих норм в национальное законодательство, в противном случае они могут оказаться «мертвыми» при их применении.
  2. Классификация форм имплементации норм зарубежного законодательства в сфере наказаний:

– внедрение норм международных документов (конвенций, правил, стандартов, модельного законодательства);

– заключение международных документов (двусторонние договоры о передаче осужденных для дальнейшего отбывания наказания из страны осуждения в страну гражданства);

– включение международных и норм законодательства зарубежных стран в национальное законодательство;

– внедрение зарубежного опыта исполнения наказаний в практику деятельности учреждений и органов УИС России.

  1. Основные факторы, влияющие на интенсивность гармонизации уголовно-правовых и уголовно-исполнительных норм в сфере наказаний:

– недостаточно разработанная нормативная база имплементации международных актов;

– отсутствие специального механизма имплементации международных актов, зарубежного уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в соответствующее национальное законодательство.

  1. Направления совершенствования отечественного законодательства, обеспечивающие унификацию и гармонизацию наиболее эффективных и апробированных в зарубежных государствах норм об уголовных наказаниях, соблюдение национальных интересов России в этой области и устранение затруднений в практической деятельности органов и учреждений ФСИН России по подготовке и освобождению от отбывания уголовных наказаний осужденных-иностранцев или лиц без гражданства:

– введение дополнительного уголовного наказания в виде выдворения за пределы Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступления и (или) отбывших уголовное наказание на ее территории;

– предоставление суду права с согласия лиц, выдворенных за пределы Российской Федерации, совершивших преступления небольшой или средней тяжести и (или) отбывших за них уголовные наказания на ее территории, в случае если эти лица ранее являлись гражданами СССР или России либо постоянно проживали на их территории, применять положения закона о репатриации с восстановлением таких лиц в правах гражданства Российской Федерации;

– принятие нормы о возможности направления осужденных для дальнейшего отбывания наказания в государства, гражданами которых они являются (по примеру ст. 68 УИК Беларуси);

– установление порядка исчисления штрафа в зависимости от тяжести совершенного преступления (по примеру ст. 50 УК Беларуси); определение точного соотношения размеров штрафа и других видов наказания, которыми штраф может быть заменен в случае злостного уклонения от его уплаты (по примеру ст. 40 УК Казахстана); замена штрафа общественными работами, исправительными работами или лишением свободы (по примеру ст. 44 УК Азербайджана), общественными работами (по примеру ч. 4 ст. 51 УК Армении);

– назначение общественных и обязательных работ в качестве альтернативы лишению свободы с письменного согласия осуждаемого лица (по примеру ст. 54 УК Армении); распространение практики условно-досрочного освобождения на наказания, не связанные с изоляцией от общества.

  1. Необходимо установление административной и дисциплинарной преюдиции за нарушение осужденными порядка и условий отбывания наказания в виде общественных работ (по примеру ст. 27 УК Беларуси; по своей правовой природе данная преюдиция является криминологической, или профилактической), а также признаков уклонения от отбывания общественных работ (по примеру ст. 40 УИК Украины): неисполнение установленных обязанностей, нарушение порядка и условий отбывания наказания, привлечение к административной ответственности за правонарушения, которые были совершены после письменного предупреждения; невыход более двух раз в течение месяца на общественные работы без уважительных причин, допущенные более двух нарушений трудовой дисциплины в течение месяца, появление на работе в нетрезвом состоянии или состоянии наркотического опьянения.
  2. Наиболее оптимальной является трансформация колоний-поселений в исправительные центры трех видов. Первый – для лиц, осужденных к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, умышленные преступления небольшой и средней тяжести. Второй – для осужденных, переведенных из исправительных колоний общего и строгого режимов на основании и в порядке, предусмотренных пп. «в» и «г» ч. 2 ст. 78 УИК РФ. Третий – для лиц, осужденных к ограничению свободы, уклоняющихся от его отбывания по месту жительства.
  3. Целесообразно введение в российское законодательство положения, предоставляющего возможность осужденным, отбывающим наказания в колониях-поселениях, выполнять работы, проходить профессиональное обучение или повышение квалификации на основании свободных трудовых отношений вне исправительного учреждения. Причем если осужденный получает денежное вознаграждение за свой труд, сумма которого определена трудовым договором, то он должен оплачивать содержание в исправительном учреждении (проживание, питание).
  4. Для повышения эффективности адаптации осужденных, освобождаемых из мест лишения свободы, в действующем законодательстве необходимо закрепить нормы о стартовом и собственном капитале. Стартовый капитал представляет собой ежемесячные отчисления до достижения определенного размера суммы, способной обеспечить в течение четырех недель существование осужденного после освобождения, а также лиц, имеющих право на получение от него алиментов. Осужденный может распоряжаться стартовым капиталом только после освобождения. Собственный капитал – сумма, которую имел осужденный в момент поступления в исправительное учреждение, а также деньги, перечисляемые на его счет после накопления достаточной суммы стартового капитала. Собственным капиталом осужденный может распоряжаться с согласия администрации исправительного учреждения.
  5. В целях совершенствования порядка исполнения уголовных наказаний в процессе унификации и гармонизации уголовного и уголовно-исполнительного законодательства необходимо вести в практику: отбытие определенного срока наказания на его первоначальном этапе в одиночной камере; изоляцию осужденных на ночь; классификацию осужденных на такие группы, как исправимые, сомнительные, неисправимые (по примеру Франции); предоставление осужденным возможности изучать язык страны отбывания наказания (Англия, Франция); различные правила, разработанные для борьбы с дискриминацией, учитывающие потребности и привычки национальных меньшинств, в том числе требования их вероисповедания в отношении еды (Англия); использование клиник по лечению осужденных, больных наркоманией, пребывание в которых засчитывается в срок отбывания наказания (Германия, Норвегия); электронный мониторинг (Франция, США, Норвегия), медиации (Норвегия).

Теоретическая значимость результатов исследования. Диссертация, являясь комплексным исследованием, систематизирует имеющиеся знания в сфере уголовных наказаний зарубежных стран и России, обозначает направления для дальнейших научных разработок в области правового регулирования наказаний. В частности, положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертационной работе, углубляют научное представление об особенностях функционирования пенитенциарных систем зарубежных государств, развития системы уголовных наказаний в зарубежных государствах и России, возможностях поэтапного совершенствования законодательной регламентации института уголовного наказания на основе учета и заимствования положительного зарубежного опыта, унификации и гармонизации зарубежных и отечественных норм в этой сфере.

Выявленные специфические закономерности внедрения международного и зарубежного опыта в национальное законодательство могут быть использованы для развития юридической науки в целом и уголовного и уголовно-исполнительного права в частности при изучении проблем учения о наказании, системы наказаний, условий и порядка их исполнения, теории сравнительного правоведения.

Практическая значимость результатов исследования. Положения и рекомендации, содержащиеся в диссертации, представляют интерес для законодательной деятельности. Они могут быть использованы также при подготовке разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в системе служебной подготовки сотрудников уголовно-исполнительной системы (УИС) при изучении вопросов повышения эффективности действующей системы уголовных наказаний, разработке соответствующих нормативных актов, регламентирующих порядок и условия исполнения наказания. Особо следует выделить возможность применения рекомендаций в работе законодательных органов СНГ.

Полученные результаты могут быть востребованы в практической деятельности на уровне как законодательных и исполнительных органов, так и отдельно взятых учреждений и органов уголовной юстиции, пенитенциарной системы, занимающихся международной пенитенциарной деятельностью. Выводы и рекомендации, касающиеся специфических закономерностей имплементации норм зарубежного законодательства в сфере уголовных наказаний, могут быть использованы в процессе преподавания уголовного и уголовно-исполнительного права.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования. Результаты диссертационного исследования нашли свое выражение в теоретическом проекте по реформированию уголовно-исполнительной системы, который используется в системе служебной подготовки сотрудников УИС России. Автором издан ряд учебно-методических работ, посвященных проблемам диссертационного исследования.

Выводы и предложения диссертационного исследования излагались на международных, всероссийских, региональных научно-практических конференциях и семинарах: «Судебная система Российской Федерации: становление и развитие» (Шахты, 2007–2008), «Национальная инновационная система и государственная инновационная политика в странах СНГ в экономике и образовании» (Ростов-на-Дону, 2007–2009), «Совершенствование правовых форм международного сотрудничества в современных условиях» (Ереван, 2009), «Противодействие коррупции: понятие, сущность, задачи, пути решения» (Ростов-на-Дону, 2009), «Обеспечение процесса реформирования исполнения наказаний в Российской Федерации» (Рязань, 2009) и др.

Результаты исследования внедрены в учебный процесс Академии ФСИН России, Владимирского и Псковского юридических институтов ФСИН России, где применяются в процессе преподавания дисциплин «Уголовное право» и «Уголовно-исполнительное право». Разработанная автором лекция по сравнительному тюрьмоведению используются при проведении занятий с руководящим составом ФСИН России на высших академических курсах Академии ФСИН России.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 4 глав, объединяющих в себе 15 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Содержание работы

Во введении автор обосновывает выбор темы диссертационного исследования, раскрывает ее актуальность и степень разработанности; определяет объект и предмет, цели и задачи исследования, его методологическую и эмпирическую базу, научную новизну; формулирует основные положения, выносимые на защиту; подчеркивает теоретическую и практическую значимость диссертации.

Первая глава «Учение о наказании в зарубежных странах и России» состоит из трех параграфов и посвящена анализу понятия наказания, его целей, а также истории становления уголовных наказаний, системе наказаний стран – участниц СНГ и дальнего зарубежья.

В первом параграфе «Понятие уголовного наказания, его цели» рассматриваются общетеоретические вопросы, касающиеся понятия, признаков и целей уголовного наказания. При определении понятия наказания, характеристике его целей по уголовным кодексам различных стран автор не останавливался на раскрытии их содержания. В его задачу входило установление наличия или отсутствия такого понятия, той или иной цели наказания в уголовном законодательстве.

Формально понятие наказания и его цели закреплены только в уголовном законодательстве стран – участниц СНГ. О наличии данных дефиниций в законодательстве государств дальнего зарубежья соискателю неизвестно.

Законодательство многих стран – участниц СНГ содержит одинаковое с УК РФ определение понятия наказания: мера государственного принуждения, назначаемая от имени государства по приговору суда в отношении лица, признанного виновным в преступлении, заключающаяся в предусмотренных законом лишении или ограничении прав и свобод этого лица (ст. 48 УК Армении, ст. 38 УК Казахстана, ст. 46 УК Таджикистана, ст. 42 УК Узбекистана, ст. 50 УК Украины).

В других странах СНГ определение наказания имеет отличия. Так, в УК Азербайджана оно формулируется как «мера уголовно-правового характера» (ст. 41), УК Беларуси – «принудительная мера уголовно-правового воздействия» (ст. 47), УК Киргизии – «мера принуждения (кара)» (ст. 41), УК Молдовы – «мера государственного принуждения и средство исправления и перевоспитания осужденного» (ст. 61), УК Туркменистана – «кара за совершенное преступление» (ст. 43). Однако эти отличия не являются принципиальными и носят редакционный характер, за исключением УК Туркменистана. Определение наказания как кары за совершенное преступление есть не что иное, как возвращение к принципу талиона – «око за око».

Цели наказания также указаны только в законодательстве стран – участниц СНГ. По мнению соискателя, различный подход к легальному определению целей уголовного наказания является, с одной стороны, прямым отражением научных дискуссий по данному вопросу, имевших место во второй половине XX столетия, с другой – различий в традициях, исторически сложившихся в том или ином государстве. Вместе с тем почти все уголовные кодексы стран СНГ (кроме УК Армении) особо подчеркивают, что наказание не может иметь целью причинение физического страдания или унижение человеческого достоинства.

Второй параграф «Учение об уголовном наказании в зарубежной юридической науке» посвящен вопросам эволюции теоретических взглядов относительно сущности и содержания уголовного наказания в трудах зарубежных исследователей.

По глубокому убеждению соискателя, определить цели наказания, его задачи, средства обеспечения, создать наиболее эффективную систему учреждений и органов, его исполняющих, нельзя без знания его истории. При этом имеется в виду история становления как системы учреждений и органов, исполняющих наказания, так и воззрений ученых на цель и задачи наказания.

В диссертации данный вопрос рассмотрен в сопоставительном аспекте развития учения о наказании, его видах, системе, формах реализации в России и других государствах. Такой подход позволил более глубоко понять позитивные и негативные стороны национального и зарубежного законодательства об уголовном наказании, что будет способствовать объективной оценке возможностей имплементации соответствующих норм в уголовное и уголовно-исполни-тельное законодательство России.

История учения о наказании показывает, что все авторы различными путями предпринимали попытки осмыслить опыт ученых предыдущих поколений и выявить наиболее стабильные тенденции эволюции наказаний. Безусловно, полной объективности в любых научных исследованиях добиться сложно. Так или иначе, общее мировоззрение исследователя всегда накладывает определенный отпечаток на то, как он интерпретирует факты и к каким выводам приходит. Тем не менее трудно переоценить значение проведенных исследований на различных этапах развития российской государственности. Особую ценность они представляют сегодня, когда осуществляется реформирование системы уголовных наказаний, учреждений, их исполняющих, происходит переосмысление целей наказания, дифференциация задач, стоящих перед различными учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы.

История развития пенитенциарной системы дореволюционной России и сравнительный анализ зарубежной практики убеждают, что наиболее цивилизованным учреждением, исполняющим наказания в отношении осужденных к лишению свободы, отвечающим международным Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, является тюрьма. В то же время повышение эффективности уголовных наказаний не может заканчиваться лишь реорганизацией исправительных колоний в тюрьмы. Это возможно при одновременной проработке вопросов: допенитенциарного правового обеспечения исполнения наказаний; правового обеспечения социальной реабилитации лиц после отбытия наказания; совершенствования системы учреждений и органов, исполняющих наказания, в правовом и организационно-управленческом отношении. Именно такой путь решения проблемы заложен в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

В третьем параграфе «Система уголовных наказаний стран СНГ и дальнего зарубежья» раскрываются особенности системного построения различных видов уголовных наказаний в странах СНГ и других зарубежных государствах. Система уголовных наказаний стран СНГ сложилась на основе советской модели. Значительную роль в сохранении ее концептуального единства сыграл Модельный уголовный кодекс для стран СНГ, одобренный Международной Ассамблеей 17 февраля 1996 г. Он послужил основой при разработке систем уголовных наказаний всех государств Содружества, поэтому не случайно все они имеют много общего.

Системы наказаний в восточноевропейских странах, государствах Закавказья и Средней Азии обладают специфическими чертами, обусловленными главным образом сложившимися правовыми обычаями. Уголовное законодательство некоторых из этих стран содержит наказания, которые можно отнести к категории эксклюзивных: айтып (Киргизия); выдворение за пределы страны, лишение водительских прав (Азербайджан).

Системы наказаний большинства государств дальнего зарубежья имеют принципиальные отличия от систем наказаний России и других стран СНГ. В первую очередь это противоположный принцип построения: от более строгих к менее строгим видам наказаний. Среди других особенностей следует выделить: широкий перечень основных и дополнительных наказаний, ограничивающих или лишающих прав; наличие двух видов противоправных деяний, ответственность за которые предусмотрена уголовным законом, – преступления и проступка; регламентация исполнения некоторых наказаний в уголовном законе.

Вторая глава «Виды уголовных наказаний по законодательству стран СНГ» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Уголовные наказания, не связанные с лишением свободы» автор анализирует наказания без изоляции от общества.

Сравнительно-правовой анализ уголовно-исполнительного законодательства стран – участниц СНГ свидетельствует о том, что принципиальных различий в исполнении наказаний, не связанных с лишением свободы, не существует. Имеются лишь некоторые особенности в правовом регулировании отдельных их видов и основных средств исправления осужденных. Весьма неоднозначно трактуется и перечень субъектов, их исполняющих.

Особенностями наказания в виде исправительных работ являются: его исполнение по прежнему месту работы (восточноевропейские страны); как по прежнему месту работы, так и в иных местах (Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан). В ряде государств к осужденным к исправительным работам может быть применено условно-досрочное освобождение (Беларусь, Украина, Киргизия, Таджикистан). Обращает на себя внимание норма, регулирующая исполнение данного наказания, в УИК Киргизии (ч. 4 ст. 39-1). Она предоставляет сотруднику уголовно-исполнительной инспекции возможность привлекать к осуществлению контроля за осужденным общественные объединения, благотворительные организации и частных лиц.

Сопоставительный анализ норм, регламентирующих применение наказания в виде ограничения свободы, позволяет сделать вывод о том, что в большинстве стран СНГ оно исполняется без изоляции от общества, путем помещения осужденного в исправительное учреждение (Беларусь, Азербайджан, Таджикистан, Украина, Казахстан, Киргизия). При этом лицо привлекается к труду. В других государствах, включая Россию, режим исполнения данного наказания имеет черты, аналогичные институтам условного осуждения и административного надзора.

В качестве оригинальных по отношению к российскому законодательству следует назвать нормы, содержащиеся в законодательстве ряда стран СНГ, предусматривающие условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных и общественных работ, ограничения свободы.

Во втором параграфе «Виды и содержание уголовных наказаний, применяемых к военнослужащим» рассматриваются особенности содержания, назначения и исполнения наказаний, назначаемых военнослужащим.

Несмотря на значительное сходство в наказаниях, применяемых к военнослужащим в странах СНГ, они имеют определенные отличия, некоторые из них можно отнести к разряду уникальных: внесение судом представления компетентному органу о лишении воинского или специального звания, классного чина или государственных наград (Казахстан); наличие института занесения осужденных, отбывающих наказание в дисциплинарной воинской части, в число исправляющихся (Украина, Узбекистан); возможность создания самодеятельных советов из числа осужденных военнослужащих, отбывающих наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части (Украина, Азербайджан, Казахстан).

В третьем параграфе «Наказания, связанные с лишением свободы. Смертная казнь» анализируются наказания, связанные с лишением свободы. Следует отметить, что в уголовно-исполнительном законодательстве стран – участниц СНГ отсутствует единый подход к изменению вида исправительного учреждения. В частности, установлены различные сроки отбытия наказания для перевода осужденного из одного учреждения в другое. Изменение вида исправительного учреждения (за исключением Украины) осуществляется судом.

В плане возможной имплементации заслуживает внимания ст. 116 УИК Беларуси, которая устанавливает критерии и степени исправления осужденных к лишению свободы.

Отличительной чертой исполнения пожизненного лишения свободы (по сравнению с Россией) является то, что законодательство Беларуси, Украины не дифференцирует условия отбывания наказания на строгие, обычные и облегченные. Практический интерес представляет законодательная практика Молдовы, где определен минимальный срок отбытия пожизненного лишения свободы в качестве основания для перевода с первоначального на обычный режим содержания. Для республик Средней Азии характерно отсутствие данного наказания в качестве самостоятельного вида. Только УК Казахстана содержит норму, согласно которой пожизненное лишение свободы устанавливается как альтернатива смертной казни.

Третья глава «Уголовные наказания в странах дальнего зарубежья» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Уголовные наказания в государствах романо-германской системы права» рассматриваются наказания, применяемые в Германии и Франции.

В Германии существует правило, согласно которому заключенного лишают только свободы, поэтому администрация создает ему нормальные бытовые условия и поддерживает строгий порядок.

Порядок и условия исполнения наказания в виде лишения свободы, требования, предъявляемые к персоналу исправительных учреждений, ряд управленческих аспектов, роль уголовно-исполнительной системы в определении уголовной и уголовно-исполнительной политики в Германии и России имеют схожие черты. Вместе с тем уголовно-исполнительная система Германии отличается некоторыми особенностями: между Министерством юстиции и исправительными учреждениями нет органа управления среднего звена (учреждения, ведающего исполнением наказания), и, по мнению немецких пенитенциаристов, такое построение управления учреждениями, исполняющими наказание в виде лишения свободы, оправдывает себя; осужденные к длительным срокам лишения свободы (более шести лет), пожизненному лишению свободы или превентивному заключению отбывают наказание в отдельных исправительных учреждениях; в исправительных учреждениях для осужденных мужчин имеются изолированные участки для осужденных женщин; осужденные-наркоманы отбывают наказание вместе с другими осужденными.

По мнению соискателя, заслуживают внимания с точки зрения внедрения в российскую практику исполнения наказания в виде лишения свободы такие положения, как наличие в исправительном учреждении центра обслуживания и координации, в котором осужденные могут получить бесплатную консультацию об имеющихся рабочих местах в мастерских и цехах исправительных учреждений; предоставление осужденным, добросовестно выполняющим назначенные им работы, дополнительного выходного дня; оплата государством взносов за страхование по безработице; отсутствие взносов за содержание осужденных, привлеченных к выполнению обязательных работ (питание осуществляется бесплатно); оплата труда, стипендий, карманных денег безработным осужденным, нуждающимся в них; проведение социальной терапии как особой формы реабилитационной работы при отбывании лишения свободы, в частности с лицами, осужденными за сексуальные преступления; подготовка осужденных к освобождению, сотрудничество исправительных учреждений с общественными и благотворительными организациями и объединениями, деятельность которых специализируется на оказании помощи и поддержки лицам, освободившимся из мест лишения свободы.

В числе особенных черт, характеризующих порядок и условия исполнения наказаний во Франции, следует назвать: отбытие определенного срока наказания в одиночном заключении на первоначальном этапе отбывания наказания; изоляция осужденных на ночь; классификация осужденных на группы – исправимые, сомнительные, неисправимые – и соответствующая дифференциация режима отбывания наказания; разделение всего срока наказания на фазы – одиночное заключение, оборнская, фаза улучшения, полусвободы, условного освобождения; предоставление возможности иностранным осужденным изучать французский язык.

Во втором параграфе «Уголовные наказания в странах англо-саксонской системы права» отмечается, что в плане имплементации в российское законодательство и практику его исполнения вызывает интерес дифференцированный подход к исполнению наказаний в отношении осужденных-иностранцев.

Также заслуживает внимания процедура наложения дисциплинарных взысканий на осужденных, сокращающая субъективное усмотрение администрации исправительного учреждения: дело рассматривается начальником тюрьмы в присутствии самого заключенного и тюремного служащего, который его обвиняет. При этом заключенному отводится необходимое время для подготовки и изложения своих доводов при рассмотрении дисциплинарного дела. Он вправе задавать вопросы служащему, который его обвиняет, вызывать своих свидетелей, привлекать адвоката, обжаловать решение в вышестоящую инстанцию.

В странах англо-саксонской системы права имеются частные тюрьмы. Лишение свободы исполняется в учреждениях тюремного типа для осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления и лагерного типа для осужденных за ненасильственные преступления (по их желанию). Такая система учреждений, исполняющих лишение свободы, в определенной мере схожа с системой соответствующих учреждений в России.

При переходе от исправительных колоний к тюрьмам, для чего потребуется определенное время, имеет смысл более глубоко изучить и пенитенциарную систему США для возможной имплементации ее элементов в российскую практику и законодательство.

В третьем параграфе «Уголовные наказания в скандинавских странах (на примере Норвегии)» проводится обзор уголовно-исполнительной системы Норвегии, которая находится в состоянии реформирования. В программе по реформированию заложены три основных идеи: гарантия реинтеграции, означающая, что общественные службы, доступные обычным гражданам страны, становятся также доступными для лиц, находящихся в местах лишения свободы; институционная реформа – режим отбывания наказания не должен быть более строгим, чем это необходимо; широкое использование альтернативных форм наказания вместо лишения свободы.

Содержанием реформы охватывается активное задействование клиник по лечению наркоманов, пребывание в которых засчитывается осужденному в срок отбывания наказания; внедрение системы электронного мониторинга; введение медиаций. Говорить о том, насколько эти идеи созвучны направлениям развития уголовно-исполнительной системы России, не приходится.

Изучение практики исполнения лишения свободы в Норвегии позволяет отметить отдельные ее элементы, которые возможно закрепить в российском законодательстве. Речь, в частности, идет о реализации в условиях тюрьмы прогрессивной системы исполнения наказаний с помощью дифференциации социальных лифтов. Осужденные в зависимости от их мотиваций отбывают наказание на разных этажах тюрьмы, отличающихся условиями содержания и правовыми последствиями (возможность предоставления свидания и др.). Наличие самостоятельного отдела на каждом этаже тюрьмы позволяет заключенному, совершившему преступление, связанное с насилием, получением доходов, алкоголем и наркотиками, по собственному желанию отбывать наказание в безалкогольной и безнаркотической среде, начать реабилитацию, отказавшись от криминала, злоупотребления алкоголем и наркотиками.

В условиях отсутствия в российской тюрьме отрядного звена вызывает практический интерес институт кураторов в норвежских тюрьмах. Закрепление куратора за каждым заключенным позволяет последнему быстрее адаптироваться к условиям тюрьмы, конкретизировать вопросы, касающиеся оказания ему необходимой помощи, лучше подготовиться к освобождению от отбывания наказания.

В плане дифференциации работы с осужденными, больными алкоголизмом или наркоманией, интерес представляет опыт проведения в условиях исполнения наказания в виде лишения свободы собраний анонимных алкоголиков и наркоманов.

Практическое значение для российской пенитенциарной практики имеет опыт работы норвежских тюрем по программе организации труда заключенных после освобождения, создания в этих целях соответствующих курсов и проведения мониторинга потребностей заключенных в производственной практике в тюрьме.

Востребован опыт организации отправления религиозного культа: наличие штатных священников, проведение ими приватных бесед с заключенными, чтение проповедей; проведение вечеров с различными христианскими организациями; посредничество в установлении контактов между заключенными и духовным лицом соответствующей религии.

Для сохранения, установления и поддержания социальных связей осужденных существует практика временного освобождения, краткосрочных, бытовых и обыкновенных увольнений, условного освобождения.

К условиям российской пенитенциарной практики можно адаптировать такую особенность тюремной системы Норвегии, как создание консультационных органов при директоре тюрьмы. На совете отделов и совете надзора рассматриваются и выносятся решения по вопросам, касающимся содержания заключенных: увольнение, дисциплинарные меры (наказания), перевод (в другой отдел или тюрьму), прерывание наказания, условное освобождение, жалобы заключенных и т. п.

Четвертый параграф «Уголовные наказания в странах Юго-Восточной Азии (на примере Китая)» посвящен порядку отбывания наказаний в Китае. Их особенными чертами являются: реальное применение смертной казни; отнесение надзора, который по условиям исполнения идентичен условному осуждению или ограничению свободы по российскому законодательству, к виду уголовного наказания; два основных типа учреждений для исполнения лишения свободы – исправительные колонии и тюрьмы; наличие, так же как в Западной Европе, наказания в виде выдворения осужденных-иностранцев в страну их гражданства; построение системы наказаний по аналогии с государствами СНГ – от менее строгих к более строгим.

В пятом параграфе «Уголовные наказания в странах бывшего Варшавского договора (на примере Польши)» рассматриваются наказания по законодательству Польши. Интерес российского законодателя к нормам права данной страны обусловливается, с одной стороны, их схожестью по ряду аспектов, с другой – принципиальными отличиями в условиях и порядке исполнения наказаний.

Среди особенностей, характеризующих исполнение наказаний в Польше, следует назвать:

– исполнение лишения свободы осуществляется только в тюремных учреждениях различных типов (закрытый, полузакрытый и открытый);

– большая по сравнению с УИК РФ степень дифференциации условий исполнения лишения свободы (система программированного воздействия, терапевтическая и общая системы). В частности, в терапевтической системе отбывают наказание осужденные с без психотических психических расстройств, умственно отсталые, зависимые от алкоголя, других одурманивающих или психотропных веществ, осужденные-инвалиды, требующие помощи специалистов, особенно психологической, медицинской или реабилитационной;

– объективный подход к определению степени исправления осужденных, индивидуализации наказания. Это проявляется в индивидуальных программах воздействия на осужденного, контроле пенитенциарных комиссий за их выполнением, периодической оценке успехов осужденного в ресоциализации;

– выделение тюремных учреждений для молодых осужденных. В них могут отбывать наказания и взрослые, которые осуждены в первый раз и отличаются хорошим поведением;

– максимально строгие условия отбывания ареста – в тюрьме закрытого типа;

– возможность улучшения условий отбывания наказания лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы, путем их перевода в тюремное учреждение полуоткрытого типа после отбытия минимум 15 лет наказания и в учреждения открытого типа – после отбытия 20 лет наказания;

– разрешение осужденным пользоваться во время свидания продуктами питания, приобретенными только на территории тюрьмы;

– применение поощрений не только за хорошее поведение во время отбывания наказания, но и с целью стимулирования осужденных к положительному поведению.

Четвертая глава «Имплементация уголовного и уголовно-исполни-тельного законодательства зарубежных стран в сфере наказания» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Теория сравнительного тюрьмоведения. Основные понятия» автор на основе различных научных точек зрения по вопросам определения понятий, относящихся к сравнительному тюрьмоведению, приходит к выводу о том, что использование данных сравнительного анализа в исследуемой сфере может помочь взять все самое полезное, что оправдало себя за рубежом, избавит от необходимости изобретать уже существующие нормы, а также даст возможность учесть негативные стороны зарубежного опыта. Взаимное изучение норм национального законодательства и заимствование наилучших решений в конечном счете будет способствовать процессу сближения и унификации законодательства, сократит число противоречий и коллизий.

Создание единого модельного законодательства, унификация национальных уголовных кодексов России и зарубежных стран не может обойтись без теории сравнительного правоведения. В свою очередь, сопоставительный анализ уголовного и уголовно-исполнительного законодательства изучаемых стран вносит вклад в развитие теории сравнительного тюрьмоведения в условиях создания новых межгосударственных объединений, одним из которых является СНГ. Сопоставление позитивного и негативного законодательного опыта зарубежных государств делает выводы более обоснованными. Оно закладывает основу нового научного направления, в рамках которого можно определить пути совершенствования уголовного и уголовно-исполнительного законодательства России и зарубежных стран, повышения роли института наказания в борьбе с преступностью.

Сравнительный анализ уголовных кодексов и законодательных актов, регламентирующих их исполнение, имеет и прикладное значение. Он может подсказать пути, формы и методы, которые целесообразно использовать при реформировании национального законодательства. Выводы, сделанные по результатам сопоставительного анализа, позволят осуществить имплементацию.

Смежными с имплементацией являются понятия «систематизация», «инкорпорация», «консолидация», «сближение», «унификация», «гармонизация». Они достаточно детально раскрыты в юридической литературе, работах по уголовному праву, толковых и иных словарях, законодательных и других нормативных актах. Учитывая изложенное, соискатель не претендует на глубокое теоретическое исследование данных терминов, тем более что это не основной предмет исследования.

Вместе с тем понятия «унификация» и «гармонизация» чаще всего используются в современной научной литературе по сравнительному правоведению и, по мнению соискателя, наиболее близки к имплементации норм права. В уголовно-правовом аспекте понятие «унификация» трактуется как адаптация новых норм в национальном уголовном законе во исполнение международных договоров. Под гармонизацией следует понимать результаты деятельности по унификации законодательства, которое приобретает стройный, системный характер, а правовые установления каждой из стран согласуются между собой. Если содержанием унификации является приведение к общему знаменателю основных понятий, то целью гармонизации будет создание системы соответствующих норм.

Относительно новый термин в сравнительном правоведении, – инфильтрация. Как правило, он используется при исследовании проблем уголовно-исполнительного права.

Рассмотрев ключевые понятия, касающиеся имплементации норм законодательства зарубежных государств в российское законодательство, соискатель пришел к выводу о том, что применительно к теме диссертационного исследования наиболее приемлемо понятие «гармонизация». Именно оно дает возможность при имплементации тех или иных норм, с одной стороны, избежать механического переноса зарубежного законодательства в национальное, с другой – заимствовать наиболее эффективные виды уголовных наказаний.

Во втором параграфе «Основные формы имплементации законодательства зарубежных стран в сфере уголовных наказаний» автор на основе изучения вопросов имплементации норм зарубежного и международного законодательства отмечает, что возможны различные ее формы. При этом необходимо учитывать имеющиеся традиции: применительно к СНГ – модельное законодательство, к странам дальнего зарубежья – конвенции, двусторонние договоры.

Соискатель констатирует, что для России и зарубежных стран наиболее приемлемой формой гармонизации законодательства в сфере наказаний является создание модельных уголовного и уголовно-исполнительного кодексов.

Постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ от 3 декабря 2004 г. образована Объединенная комиссия по гармонизации законодательства. Рекомендациями Международной научно-практи-ческой конференции «Модельное законодательство и возможность его практического применения национальными парламентами», принятыми Постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ 18 мая 2007 г., Совету предложено рассмотреть вопрос о целесообразности создания общественного совета ведущих юристов стран Содружества и международного института сравнительного законодательства.

Применительно к теме исследования автор предлагает более конкретный вариант решения данной проблемы: аналогичные общество и институт можно создать в рамках Организации Объединенных Наций. Там же следует сформировать специальную комиссию по гармонизации законодательства в сфере наказаний.

Важный фактор при имплементации законодательства – наличие определенных условий. К ним следует отнести:

– присоединение к соответствующим конвенциям с последующей их ратификацией;

– официальное опубликование международного договора (соглашения), поскольку согласно ч. 3 ст. 15 Конституции РФ «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения»;

– наличие комплекса законодательных актов, устанавливающих общие или специальные требования к включению международных договоров, соглашений и конвенций в правовую систему государства. Например, в Германии издан специальный Закон об имплементации;

– проведение международных и национальных научных и научно-практических конференций (семинаров), посвященных обсуждению основных положений международных документов, анализу зарубежного опыта по совершенствованию систем уголовных наказаний, условий их исполнения и отбывания;

– издание сборников международно-правовых актов, решений международных судов, изучение данных вопросов в юридических вузах.

Последние два условия можно отнести к категории вспомогательных. Безусловно, приведенный перечень не может быть исчерпывающим.

В третьем параграфе «Учет зарубежного опыта при развитии уголовно-исполнительной системы России» рассматриваются различные концепции развития УИС, а также приводятся конкретные предложения: по созданию в Российской Федерации службы пробации, системы лечения наркозависимых лиц, осужденных за преступления небольшой или средней тяжести, связанные с незаконным оборотом наркотиков, в качестве альтернативы реальному отбыванию наказания; совершенствованию уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства России о назначении и исполнении наказаний в отношении лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести, а также реабилитации осужденных, совершивших преступления при рецидиве.

Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года предполагает: разработку основанных на стандартах Европейских тюремных (пенитенциарных) правил (2006) моделей тюрьмы и колонии-поселения с учетом требований безопасности общества и персонала УИС, а также реализации целей исправления осужденных; изменение видов исправительных учреждений для содержания осужденных в местах лишения свободы с фактическим прекращением их коллективного содержания, являющегося питательной средой для криминальной субкультуры, постоянного пребывания осужденных в состоянии стресса, обусловленного необходимостью лавирования между требованиями администрации и основной массы осужденных; раздельное содержание осужденных к лишению свободы, способных к ресоциализации, с учетом тяжести и общественной опасности совершенных ими преступлений, сведений об их личности, поведения в местах лишения свободы, отношения к совершенному преступлению, с одной стороны, и осужденных, совершивших особо тяжкие преступления, прочно усвоивших и распространяющих криминальную субкультуру, – с другой; замену существующей системы исправительных учреждений на два основных вида учреждений – тюрьмы и колонии-поселения – при сохранении созданных для выполнения специальных задач лечебно-исправительных и лечебно-профилактических учреждений; преобразование воспитательных колоний для несовершеннолетних в воспитательные центры для лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Приведенные направления и формы развития уголовно-исполнительной системы определяют и основные направления имплементации норм зарубежного законодательства в сфере уголовных наказаний в России.

В четвертом параграфе «Направления гармонизации норм в сфере уголовных наказаний» определяются основные направления гармонизации норм зарубежного законодательства. Основой для этого служат положения, закрепленные в Европейских пенитенциарных правилах, решениях Государственного совета России от 11 октября 2009 г., рассмотревшего вопрос о совершенствовании деятельности уголовно-исполнительной системы, Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

Анализ указанных документов, отечественной пенитенциарной практики позволяет выделить следующие направления гармонизации норм в сфере уголовных наказаний: совершенствование их системы, а также деятельности учреждений и органов, исполняющих различные виды наказаний; развитие постпенитенциарных мер воздействия.

В работе определены факторы, влияющие на интенсивность имплементации уголовно-правовых и уголовно-исполнительных норм: 1) слабая и недостаточно разработанная нормативная основа имплементации международных актов; 2) наличие противоречий между положениями Конституции РФ, УК РФ и УИК РФ, регламентирующими соотношение международных актов и норм национального уголовного и уголовно-исполнительного права; 3) отсутствие специально организованного механизма реализации международных актов, зарубежного уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в национальном законодательстве.

В заключении автором сформулированы основные выводы и предложения по совершенствованию практики применения наказаний. Изучение опыта зарубежных стран, национальных особенностей формирования законодательства в сфере уголовных наказаний позволило выработать собственный концептуальный подход к системе наказаний, условиям их исполнения и отбывания.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы общим объемом 77,5 п. л.:

I. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК Минобрнауки России:

  1. Жабский В.А. Захаров А.А. Пути унификации уголовно-исполнительного законодательства государств – участников Союзного государства // Вестн. Моск. ун-та МВД России. – 2003. – № 2. – 0,4/0,3 п. л.
  2. Жабский В.А. Имплементация в российское законодательство наказания в виде конфискации имущества // Вестн. Владимир. юрид. ин-та. – 2010. – № 4. – 0,5 п. л.
  3. Жабский В.А. Об истоках и становлении унификации уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (1922–1958 гг.) в условиях образования СССР // Человек: преступление и наказание: науч. журн. / Академия ФСИН России. – 2010. – № 1. – 0,6 п. л.
  4. Жабский В.А. Соотношение основных форм реформирования уголовно-исполнительной системы и основных направлений имплементации норм зарубежного законодательства в сфере уголовных наказаний в России // Человек: преступление и наказание: науч. журн. / Академия ФСИН России. – 2010. – № 4. – 0,8 п. л.
  5. Жабский В.А. Первичный этап унификации российского уголовного законодательства // Черные дыры в российском законодательстве. – 2010. – № 2. – 0,6 п. л.
  6. Жабский В.А. Сравнительное тюрьмоведение в трудах ученых // Уголовно-исполнительное право: науч. журн. / Академия ФСИН России. – 2010. – № 1. – 0,8 п. л.
  7. Жабский В.А. Уголовное наказание в виде штрафа по законодательству стран СНГ // Уголовно-исполнительное право: науч. журн. / Академия ФСИН России. – 2010. – № 2. – 0,5 п. л.
  8. Жабский В.А. История развития института наказания в сравнительно-правовом аспекте // Бизнес в законе. – 2010. – № 5. – 0,6 п. л.

II. Иные публикации:

  1. Жабский В.А. Альтернативное наказание для несовершеннолетних наркоманов // Российское законодательство и правоприменительная деятельность органов внутренних дел: тез. док. межвуз. науч.-практ. конф. – Ростов н/Д, 1995. – 0,1 п. л.
  2. Жабский В.А. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия и производством расследования в проекте УК России // Реформирование уголовного законодательства на современном этапе развития Российского государства: сб. науч. ст. – Ростов н/Д, 1996. – 0,1 п. л.
  3. Жабский В.А., Упоров И.В., Трунцевский Ю.В. Транснациональные преступления и ответственность за них в международном и российском уголовном законодательстве: учеб. пособие. – Ростов н/Д, 1999. – 5,4/1,4 п. л.
  4. Жабский В.А. Наркотизм несовершеннолетних и совершенствование законодательства // Власть: криминологические и правовые проблемы. – 2000. – 0,3 п. л.
  5. Жабский В.А. Уголовные наказания по уголовному законодательству Беларуси и России // Криминол. журн. – 2002. – № 2. – 0,4 п. л.
  6. Уголовно-исполнительное право. Учебник / Под ред. д.ю.н., проф., академика АГН В.Д. Иванова. – М.: Издательство ПРИОР, 2000.– 12/1,4 п. л. (в соавт.).
  7. Жабский В.А. Меры борьбы с наркотизмом несовершеннолетних // Актуальные проблемы уголовного права: сб. науч. ст. – Ростов н/Д: Ин-т управления бизнеса и права, 2001. – 0,4 п. л.
  8. Жабский В.А. К вопросу о взаимной интеграции уголовно-исполни-тельных норм Республики Беларусь и России: постановка проблемы // Проблемы борьбы с преступностью в Центральном федеральном округе Российской Федерации: материалы науч.-практ. конф. – М.; Брянск: Юрид. ин-т МВД России, 2002. – Ч. 3. – 0,2 п. л.
  9. Жабский В.А. Преступления в сфере незаконного оборота наркотиков по УК Республики Беларусь и УК Российской Федерации // Противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими в странах СНГ: материалы Междунар. семин. – Брянск: Моск. ун-т МВД России, 2002. – 0,2 п. л.
  10. Жабский В.А. Интеграция уголовно-исполнительных норм Республики Беларусь и России // Образование и наука – основной ресурс социально-экономического развития в третьем тысячелетии: сб. материалов Междунар. конф. – Ростов н/Д: Ин-т управления, бизнеса и права, 2003. – Ч. 2. – 0,3 п. л.
  11. Жабский В.А. Проблема назначения наказаний по новому Уголовному кодексу Республики Беларусь в контексте международных обязательств // Криминол. журн. – 2003. – № 2. – 0,3 п. л.
  12. Жабский В.А., Антонян Е.А., Антонян Ю.М., Греков М.Л.,  Гришко А.Я. и др.  Уголовно-исполнительное право: учеб. пособие. – М.: Моск. ун-т МВД России, 2003. – 24,0/1,0 п. л.
  13. Жабский В.А. Унификация национальных уголовных законов стран СНГ // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2003. – Вып. 1. – 0,5 п. л.
  14. Жабский В.А. Унификация санкций за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков в странах СНГ // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2003. – Вып. 2. – 0,2 п. л.
  15. Жабский В.А., Гришко А.Я., Захаров А.А.  Унификация уголовно-исполнительного законодательства Беларуси и России: теоретико-правовые основы: монография. – М.: ГУИН Минюста России, 2003. – 8,5/3,5 п. л.
  16. Жабский В.А. Краткий анализ уголовных кодексов государств Содружества // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2004. – Вып. 3. – 0,4 п. л.
  17. Жабский В.А. Особенности структуры уголовных кодексов стран СНГ // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2004. – Вып. 4. – 0,4 п. л.
  18. Жабский В.А. Правовая природа унификации // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2004. – Вып. 6. – 0,5 п. л.
  19. Жабский В.А. Институт помилования в Республике Украина // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2005. – Вып. 8. – 0,5 п. л.
  20. Жабский В.А. Нормы уголовных законов стран СНГ, отличающиеся по объему правового регулирования // Учен. зап. Дон. юрид. ин-та. – Ростов н/Д, 2005. – Т. 28. – 0,2 п. л.
  21. Жабский В.А. Особенности института помилования в Республике Украина // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2005. – Вып. 9. – 0,4 п. л.
  22. Жабский В.А. Проблемы становления уголовно-правовых систем стран СНГ // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2005. – Вып. 10. – 0,3 п. л.
  23. Жабский В.А. Вопросы унификации уголовного законодательства в государствах СНГ // Уголовно-правовая политика: материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Ростов н/Д: Ростов. юрид. ин-т МВД РФ, 2006. – 0,4 п. л.
  24. Жабский В.А. Имплементация уголовного законодательства стран СНГ // Известия Таганрог. радиотехн. ун-та. – 2007. – Вып. 2: Управление в социальных и экономических системах. – 0,3 п. л.
  25. Жабский В.А. Особенности института наказания по уголовным кодексам стран СНГ // Науч. тр. ученых-юристов Сев.-Кав. региона. – Краснодар, 2007. – Вып. 14. – 0,4 п. л.
  26. Жабский В.А. Организация преступного сообщества (преступной организации) в уголовном законодательстве России и Беларуси // Региональная власть: политико-правовые аспекты реализации и осуществления: сб. науч. ст. – Ростов н/Д, 2007. – 0,4 п. л.
  27. Жабский В.А. Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства государств – участников СНГ: монография. – Ростов н/Д: Ростов. ин-т защиты предпринимателя, 2007. – 16,0 п. л.
  28. Жабский В.А. Нормы, противодействующие созданию преступной организации (по материалам УК России и Беларуси) // Научная мысль Кавказа. Междисциплинарные и специальные исследования. – 2008. – № 2. – 0,4 п. л.
  29. Жабский В.А. Определение понятия кодификации в юридической литературе // Проблемы уголовной ответственности и наказания: Сб. науч. тр. – Рязань: Академия ФСИН России. –  2009. – 0,4 п.л.
  30. Жабский В.А. Основные направления гармонизации норм законодательства зарубежных стран в соответствующие законодательные акты Российской Федерации // Субъекты современных правоотношений: теория, законодательство, практика: материалы Всерос. науч.-практ. конф., г. Невинномысск, 2010 г. – Невинномысск: Невинномыс. гос. гуманит.-техн. ин-т, 2010. – 0,4 п. л.
  31. Жабский В.А. Основы реформирования исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении осужденных-иностранцев в России // Учен. зап. Дон. юрид. ин-та. – Ростов н/Д, 2010. – Т. 37. – 0,4 п. л.
  32. Жабский В.А. Развитие унификации уголовного законодательства (1958–1991 гг.) в условиях построения и развития СССР // Вестн. Таганрог. гос. пед. ин-та. – 2010. – № 1. – 0,5 п. л.
  33. Совершенствование законодательства в сфере уголовных наказаний: сб. нормат.-прав. актов. – Рязань: Академия ФСИН России, 2010. – 8,0/2,1 п. л. (в соавт.).
  34. Жабский В.А. Соотношение институтов помилования по УК России и Украины // Проблемы уголовной ответственности и наказания: сб. науч. ст. – Рязань: Академия ФСИН России, 2010. – 0,4 п. л.
  35. Жабский В.А. Уголовные наказания в Беларуси: учеб. пособие. – Рязань: Академия ФСИН России, 2010. – 5,5 п. л.
  36. Жабский В.А. Уголовные наказания в Российской Федерации и зарубежных странах: монография. – Рязань: Академия ФСИН России, 2010. – 25,4 п. л.
  37. Жабский В.А. Уголовные наказания в Узбекистане: учеб. пособие. – Рязань: Академия ФСИН России, 2010. – 1,8 п. л.
  38. Жабский В.А. Уголовные наказания в Украине: учеб. пособие. – Рязань: Академия ФСИН России, 2010. – 5,1 п. л.

ЖАБСКИЙ Валерий Александрович

НАКАЗАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН:

ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Подписано в печать 29.12.10.

Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печ. л. 2,4.

Тираж 120 экз. Заказ № ________.

Отпечатано: Отделение полиграфии РИО Академии ФСИН России

390036, г. Рязань, ул. Сенная, 1







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.