WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Чефранова Елена Александровна

МЕХАНИЗМ СЕМЕЙНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ

Специальность 12.00.03 – Гражданское право; семейное право; предпринимательское право; международное частное право

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва

2007

Работа выполнена на кафедре гражданского права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации».

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Нечаева Александра Матвеевна

доктор юридических наук, профессор

Красавчикова Лариса Октябриевна

доктор юридических наук, профессор

Рабец Анна Максимовна

Ведущая организация

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия правосудия»

Защита состоится 26 октября 2007 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета по юридическим наукам Д 502.006.15 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, Москва, проспект Вернадского, д. 84, 1-ый учебный корпус, ауд. 2283.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Автореферат разослан 25 сентября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        В.В. Зайцев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации обусловлена тем, что проблемы правового регулирования имущественных отношений в семье, и в первую очередь в браке как основе семейного союза, всегда являются объектами пристального внимания правоведов. Разительны позитивные перемены, происходящие в экономической и политической сферах жизни современной России на основе признания и закрепления фундаментальных прав и свобод личности, установления гарантий частной собственности, свободы предпринимательской деятельности. Вместе с тем в идеологической и социальной сферах жизни общества наблюдаются утрата общепризнаваемых моральных ценностей и ориентиров, отсутствие у большинства подлинных религиозных убеждений, девальвация таких социальных ценностей, как семья, брак, материнство, хотя только системная целостность всех видов социальных норм, их совокупное воздействие на поведение членов общества способны обеспечить надлежащую регуляцию общественных отношений вообще и семейных отношений в частности и, как следствие, нормальную жизнедеятельность общества. В сложившейся ситуации роль права в системе социальных регуляторов должна неминуемо повышаться. Несмотря на то что возможности правового воздействия на семейные отношения в силу их специфики весьма ограничены, тем не менее регулятивный потенциал права должен быть использован максимально полно. Эффективно регулировать общественные отношения, складывающиеся в брачно-семейной сфере, возможно исключительно на основе глубокого знания действительного (сущего) и ясных представлений о должном и желательном. Право отнюдь не исчерпывается законом, но последний является важным элементом правовой системы. Закон, чтобы выступать эффективным регулятором, должен, во-первых, своевременно отказываться от отживших социально не одобряемых правовых норм и институтов; во-вторых, адекватно реагировать на изменения, происходящие в общественных отношениях, на появление и распространение новых типов общественных отношений. Складывающиеся новые общественные отношения в сфере семьи, в том числе и имущественные отношения с участием членов семьи, надлежит регулировать таким образом, чтобы стимулировать распространение общественно одобряемого поведения, исключая риски ущемления прав и законных интересов участников общественных отношений, препятствовать распространению и укоренению осуждаемого поведения членов семьи. Государство не может безразлично относиться к семье, выполнению ею своих функций, предназначения, вместе с тем семейно-правовые нормы «обслуживают» отношения особого рода – лично-доверительные, поэтому определение допустимой степени вмешательства в сугубо личную сферу, реальные возможности и эффективность воздействия правовыми средствами на семью и складывающиеся в ней имущественные отношения – весьма непростая задача.

В процессе реформирования отечественного семейного законодательства, итогом которого явилось принятие и введение в действие с 1 марта 1996 г.
СК РФ, правовое регулирование имущественных отношений между супругами было значительно усовершенствовано. Так, положения СК РФ впервые легально закрепили понятие режима имущества супругов и, наряду с законным, ввели понятие договорного режима. Супругам предоставлена возможность самостоятельного определения своих имущественных правоотношений посредством заключения различного рода договоров и соглашений. Появление в составе имущества супругов новых, в том числе нетрадиционных, объектов, наряду с введением в механизм правового регулирования имущественных отношений супругов новых средств и способов регулирования, таких, как акты индивидуально-правового регулирования, нуждается в фундаментальном теоретическом осмыслении путем определения их места и роли в системе однопорядковых явлений. В качестве такой системы может рассматриваться механизм правового регулирования имущественных отношений супругов.

В российской правовой науке до сих пор отсутствует комплексная характеристика механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов, которая позволила бы усовершенствовать как законодательное регулирование отношений по поводу супружеского имущества, так и правоприменительную практику. Изменение концепции правового регулирования имущественных отношений супругов предполагает необходимость выработки научно-обоснованных рекомендаций по применению многочисленных новелл семейного законодательства.

Актуальность комплексного исследования особенностей механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов, построенного на межотраслевых взаимодействиях и взаимосвязях, сравнительно-правовом анализе и отвечающего потребностям правоприменительной практики, обусловлена всеми названными выше факторами.

Целью диссертационного исследования была разработка авторской концепции механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов, уяснение перспектив и тенденций его развития.

Для реализации этой цели автор стремился разрешить следующие задачи:

- определить состояние теории механизма правового регулирования общественных отношений и выявить особенности механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов;

- определить содержание, структуру и состав механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов;

- проанализировать историю развития имущественных отношений супругов и определить содержание этих отношений;

- исследовать характер имущественных отношений супругов в условиях рыночной экономики и социально-правового государства;

- исследовать переходные формы правоотношений, их соотношения с традиционными имущественными отношениями супругов;

- проанализировать особенности осуществления и защиты имущественных прав супругов;

- подготовить рекомендации по совершенствованию методологии и практики преподавании и дальнейшего изучения семейного права, правотворческой деятельности и др.

Объект и предмет исследования. Самостоятельность проведенного исследования предопределила особенности его объекта и предмета. Своеобразие объекта исследования обусловлено авторским подходом к определению характера общественных отношений, складывающихся между супругами по поводу имущественных прав и обязанностей. Предмет данного исследования включает новое семейное законодательство и современную практику его применения, договорное регулирование имущественных отношений супругов и иные акты индивидуально-правового характера.

Степень научной разработанности темы. Механизм семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов не был еще предметом специального научного исследования. В монографических и диссертационных исследованиях, научных статьях и других работах по семейному праву на обсуждение ставились лишь отдельные аспекты темы, а концептуальные разработки проблемы в отечественной науке семейного права отсутствуют.
В то же время при исследовании механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов автор диссертации опирался на работы отечественных правоведов, исследовавших общетеоретические проблемы механизма правового регулирования, в том числе на труды таких теоретиков права, как С.С. Алексеев, А.В. Венгеров, В.В. Лазарев, В.В. Лапаева,
В.С. Нерсесянц, В.М. Сырых, Р.О. Халфина, Л.С. Явич, В.Ф. Яковлев, а также на работы известных специалистов в области гражданского права, исследовавших проблемы имущественных правоотношений, таких, как
М.М. Агарков, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, О.С. Иоффе, К.Д. Кавелин, О.А. Красавчиков, И.Б. Новицкий, К.П. Победоносцев, В.А. Рясенцев,
О.Н. Садиков, К.И. Скловский, Е.А. Суханов, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой,
М.Д. Шаргородский, Г.Ф. Шершеневич и др.

Использование зарубежного опыта потребовало привлечения трудов зарубежных ученых: С.М. Блейк, К. Громек, Г. Десшено, Б. Десмаре, Л. Росен, П.Д. Делестрен, Ф. Ваелти, Г. Батиффоль, Д. Дроза и др.

В качестве специальных источников использовались труды
М.В. Антокольской, А.М. Беляковой, Ю.Ф. Беспалова, Е.М. Ворожейкина,
Н.М. Ершовой, И.В. Жилинковой, А.И. Загоровского, О.А. Кабышева,
О.Ю. Косовой, Л.О. Красавчиковой, З.Г. Крыловой, И.М. Кузнецовой,
Л.Б. Максимович, К.И. Манаева, Р.П. Мананковой, М.Г. Масевич,
Л.Ю. Михеевой, А.М. Нечаевой, О.Н. Низамиевой, В.П. Никитиной,
А.И. Пергамент, Л.М. Пчелинцевой, А.М. Рабец, Н.В. Рабинович,
А.В. Слепаковой, О.А. Хазовой, Ш.Д. Чиквашвили, М.Л. Шелютто,
К.Б. Ярошенко и др.

Настоящая работа опирается на новейшие подходы к изучению семейно-правовых явлений и представляет собой комплексное исследование механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов.

Методологическая основа исследования. В работе использовался универсальный диалектический метод познания, позволяющий учитывать взаимосвязи и взаимообусловленность правовых явлений. Также применялись общенаучные (системный, логический, исторический, аналитический, синтетический, индуктивный, дедуктивный, метод классификации, метод гипотетико-дедуктивного развертывания (при выдвижении научных положений) и др.) методы, а также частнонаучные приемы – сравнительно-правовой, конкретно-исторический, формально-юридический, лингвистический, статистический и др.

Научная новизна исследования. Данная работа является первым комплексным монографическим исследованием механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов в Российской Федерации. В процессе исследования удалось выявить внутреннюю логику развития имущественных отношений супругов в процессе эволюции семьи. Установлены переходные межправовые формы, включающие квазибрачные и квазидоговорные отношения супругов, стремящиеся к семейно-правовому регулированию. Выявлена авторская модель содержания имущественных отношений супругов и особенности метода семейно-правового регулирования. Обоснована необходимость установления специального правового режима для отдельных объектов имущества, нажитого супругами в период брака.

Эти и другие разработки позволили вынести на защиту следующие новые выводы и положения:

1. Авторская совокупность суждений об особенностях механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов, в том числе установлено, что механизм правового регулирования как термин и правовое явление воспринят отечественной юриспруденцией и приобрел устойчивый характер, как в общей теории права, так и в семейно-правовой науке.

2. Определено понятие механизма семейно-правового регулирования, которое, как удалось установить, в своей сущностной основе доктринально отражается достаточно единообразно. Под механизмом семейно-правового правового регулирования понимается  взятый в единстве комплекс правовых средств, при помощи которых обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения, складывающиеся в семье.

3. Выявлено, что содержание механизма семейно-правового регулирования включает такие  элементы, как нормы права, правоотношения, индивидуальные правовые акты, в том числе акты судебной практики, методологию правового регулирования, правоохранительную систему, толкование права; кроме того, в составе механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов в качестве его  элемента следует выделить понятийный аппарат.

4. Обнаружены отличительные черты  механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов на современном этапе развития общества, показана его глубоко социальная  природа, обусловленная тесной связью и балансом интересов личности, семьи и общества;- требование сбалансированного сочетания частных и публичных интересов;- объективность глубокого взаимопроникновения и совместное применение норм права и норм таких социальных регулятивных систем как нормы морали и обычаи. 

5. Разработана авторская концепция такого элемента механизма правового регулирования, как методология семейно-правового регулирования, предопределяемая сущностью семьи как саморегулируемой общности, основанной на единстве имущественных и личных прав и обязанностей, в отношении которой государственное регулирование служит дополнительной гарантией осуществления и защиты прав и законных интересов ее членов, включая супругов. Определено качественное своеобразие способов семейно-правового регулирования. Доказано, что режим семейного саморегулирования обусловлен особо высокой степенью их естественной близости и единства волеизъявлений.

6. Дается авторская периодизация эволюции имущественных отношений супругов, включающая следующие стадии:

- первая стадия (первобытная), отличающаяся общностью прав всех членов первобытной семьи на недвижимость и основные средства производства, в которой каждый член семьи имел право на долю в имуществе, которая не могла быть получена при выбытии члена семьи из ее состава; из данного имущества он ничего не получал;

- вторая стадия, характеризующаяся наличием раздельной или общей долевой собственности супругов;

- третья стадия, связанная с формированием особой имущественной общности, в основе которой лежит совместная собственность супругов на нажитое в период брака имущество.

7.Доказано, что в современном праве законный режим общности супружеского имущества является основным и преобладающим в сравнении с параллельно существующим договорным режимом, что обусловлено необходимостью обеспечить стабильность, правовую гарантированность и защищенность имущественных отношений. Именно режим совместной собственности наиболее полно  позволяет отразить особо высокую степень презумпции равенства прав супругов на имущество, нажитое в период брака.

8. Распространенность незарегистрированных браков, сопровождающаяся либерализацией отношения общества к таким союзам, дает основание сделать вывод: фактические брачные отношения не могут оставаться вне сферы правового регулирования. В связи с этим предлагается семейно-правовая легализация переходных форм отношений, складывающихся между лицами, проживающими совместно без регистрации брака. Такие формы определяются как квазибрачные отношения и квазибрачные договоры. В число квазибрачных отношений включаются фактические союзы при наличии следующих условий: совместное проживание, взаимное признание друг друга супругами, ведение общего хозяйства, взаимная материальная поддержка и иные признаки, позволяющие отличить фактические брачные отношения от случайной связи. В случае установления в судебном порядке факта состояния в фактических брачных отношениях на участников квазибрачных отношений предлагается  распространить действие законного режима имущества супругов, установленного гл. 7 СК РФ.

9. К числу квазибрачных договоров отнесены договоры об имуществе, которые заключаются между лицами, состоящими в фактических брачных отношениях, имеют предметом регулирование имущественных отношений, складывающихся между такими лицами, в том числе и отношения по взаимной материальной поддержке. На такие квазибрачные договоры следует распространить правовой режим брачных договоров, если из законодательства или их существа не вытекает иного. Поскольку согласно действующему правопорядку единственным основанием возникновения общей совместной собственности является прямое указание закона, постольку следует на основании прямого указания закона предоставить лицам, состоящим в фактических брачных отношениях, при заключении квазибрачного договора избирать в отношении имущества, нажитого в период нахождения в фактических брачных отношениях, любой правовой режим, включая режим общей совместной собственности.

10. В целях совершенствования механизма семейно-правового регулирования вносится предложение о включении информационной составляющей в семейное законодательство. В частности, следует предусмотреть в СК РФ возможные варианты режимов имущества супругов для свободного и осознанного их избрания при заключении брачных договоров.

11. Предлагается расширить правовые способы защиты имущественных прав супругов, изменив редакцию п. 2 ст. 8 СК РФ, добавив в нее указание на то, что супруги вправе защищать свои имущественные права и иными способами, не запрещенными семейным законодательством, что позволит уйти от давления традиций древнеримской и англо-саксонской систем права, основывающихся на перечне конкретных исков, предусмотренных законодательством для защиты прав.

12. Опираясь на общетеоретические и отраслевые исследования категории правового режима, сформулировано понятие законного режима имущества супругов как совокупности функционирующих в единстве и взаимосвязи нормативно закрепленных правовых средств. Законный режим имущества супругов признается общим для всех субъектов, имеющих соответствующий семейно-правовой статус, и призван обеспечивать единый, одинаковый для всех порядок приобретения, осуществления и распоряжения имущественными правами и обязанностями. Выделены и систематизированы следующие признаки, характеризующие законный режим имущества: а) допустимость объединения имущества вследствие заключения брака и условия такого объединения; б) пределы объединения имущества в зависимости от времени и оснований приобретения имущества, а также его вида и целевого назначения; в) порядок управления и распоряжения имуществом; г) порядок и условия прекращения имущественных отношений в связи с прекращением законного режима имущества супругов.

В диссертационном исследовании сделан ряд предложений, направленных на совершенствование действующего законодательства.

1. Сопоставление отношений, складывающихся в крестьянском (фермерском) хозяйстве, с имущественными отношениями предпринимателя без образования юридического лица, позволило заключить, что подход, реализованный законодателем при регулировании имущественных отношений, складывающихся в крестьянском хозяйстве, и заключающийся в подчинении отдельных объектов имущества различным правовым режимам в зависимости от их целевого назначения, с определенными оговорками мог бы быть применен и в сфере регулирования отношений по поводу имущества, используемого одним из супругов при осуществлении любого вида предпринимательской деятельности без образования юридического лица. Особый правовой режим общего имущества, используемого одним из супругов в предпринимательской деятельности, мог бы сводиться к предоставлению индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица права самостоятельно распоряжаться имуществом, в том числе недвижимым, используемым в предпринимательской деятельности, совершать любые сделки, связанные с ведением предпринимательской деятельности без согласия другого супруга. Следует ограничить раздел между супругами имущества, используемого в предпринимательской деятельности без образования юридического лица, предусмотрев в законе невозможность раздела основных средств производства, как то имеет место применительно к крестьянскому (фермерскому) хозяйству.

2. В целях достижения справедливого баланса между интересами бизнеса, гражданского оборота, участников ООО, членов производственных кооперативов и др., а также их супругов, имеющих права на совместно нажитые доли, паи и вклады в уставном капитале коммерческих организаций, и в целях защиты имущественных прав последних предлагается предусмотреть возможность ассоциированного членства в ООО, а также производственных кооперативах. Права ассоциированного участника ООО, члена кооператива могли бы быть сужены по сравнению с правами остальных участников (членов). За ассоциированными участниками (членами) следует закрепить следующие права: на получение информации о деятельности общества (кооператива) и ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном его учредительными документами порядке; на участие в принятии решений о распределении прибыли; на отчуждение своей доли в уставном капитале общества (пая в кооперативе) либо ее части одному или нескольким участникам данного общества (членам кооператива) в порядке, предусмотренном законом и уставом общества (кооператива); на выход из общества (кооператива) независимо от согласия других его участников (членов) в любое время, но не ранее, чем по истечении года, следующего за годом приема в состав участников (членов); на получение в случае ликвидации общества части имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимости; на участие в общих собраниях общества без права голоса, за исключением решения вопросов о распределении прибыли и о реорганизации и ликвидации общества. Обязанности ассоциированного члена могли бы состоять во внесении вкладов в порядке, в размерах, в составе и в сроки, которые предусмотрены законом и учредительными документами общества, а также в неразглашении конфиденциальной информации о деятельности общества.

3. Вносятся предложения по совершенствованию порядка распоряжения совместным имуществом супругов, предусмотренного ст. 35 СК РФ, которые имеют направленность на равную и всемерную защиту прав обоих супругов на совместно нажитое имущество от его неправомерного отчуждения или, напротив, от необоснованного воспрепятствования правомерному отчуждению. Совершенствование правового регулирования не ограничивается внесением дополнений и изменений в СК РФ, в частности в его ст. 35. Его предлагается вести по следующим направлениям:

1) нормативно закрепить внесение сведений о праве совместной собственности супругов с указанием ее субъектов во все реестры (кадастры);

2) ограничить требование о необходимости предварительного нотариально удостоверенного согласия супруга сделками, направленными на распоряжение недвижимым имуществом, предназначенным для удовлетворения потребностей семьи в жилище, отдыхе, ведении подсобного хозяйства, садоводства и огородничества;

3) прямо предусмотреть, что требование о необходимости предварительного нотариально удостоверенного согласия не распространяется на сделки, направленные на приобретение в собственность недвижимого имущества любого целевого назначения, а также на сделки с недвижимостью, используемой в предпринимательской деятельности, осуществляемой одним из супругов;

4) действительность сделки, совершенной одним из супругов без предварительного согласия другого, когда получение такого согласия было необходимо, поставить в зависимость от последующего одобрения сделки супругом, чье предварительное согласие на совершение сделки не было получено; установить срок для одобрения сделки и считать одобренной сделку, если в течение установленного срока не последовало письменного отказа от одобрения;

5) допустить восполнение отсутствующего согласия супруга на совершение сделки судебным решением; предоставить суду право в исключительных случаях, исходя из заслуживающих внимания интересов другого супруга, их общих несовершеннолетних детей, принимать решения, заменяющие согласие супруга, отсутствующего в месте постоянного жительства, если место его пребывания неизвестно, а также супруга, находящегося в болезненном состоянии, препятствующем выражению его отношения к сделке.

4. С учетом того обстоятельства, что каждый третий ребенок в современной России появляется на свет у родителей, не состоящих между собой в браке, имея в виду всемерную защиту материнства и детства, исходя из принципов справедливости и равенства, предлагается предоставить матери ребенка, родившегося вне брака, право требовать от отца ребенка, добровольно признавшего свое отцовство или признанного отцом в судебном порядке, уплаты средств на свое содержание. Право требовать в судебном порядке от отца ребенка, обладающего достаточными средствами, предоставления алиментов должно быть признано за нуждающейся матерью ребенка в течение трех лет со дня его рождения, а также за нуждающейся матерью, осуществляющий уход за ребенком-инвалидом до достижения ребенком возраста 18-ти лет или за ребенком-инвалидом с детства I группы.

Теоретическая и практическая значимость полученных результатов. Проведенное диссертационное исследование, полученные выводы и сделанные предложения направлены на укрепление гарантий осуществления и защиты имущественных прав в российской семьи. Реализация законных прав и интересов супругов будет способствовать укреплению социально-экономических, политических и нравственных основ российского общества. Сделанные по результатам исследования рекомендации поспособствуют дальнейшему совершенствованию правовой системы, деятельности правотворческих и правоприменительных органов. Анализ проблем механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов и полученные результаты позволят усовершенствовать методологию новых научных исследований семейно-правового регулирования общественных отношений. Содержащиеся в диссертационном исследовании теоретические положения позволяют наметить новые задачи в изучении имущественных отношений супругов и предложить пути их решения, могут послужить материалом для дальнейших научных исследований, основанных на новых подходах. Результаты исследования помогут также скорректировать теоретические основы подготовки и написания учебной литературы по курсу «Семейное право» для студентов вузов по специальности «Юриспруденция».

Практическая значимость работы состоит в том, что полученные выводы и сформулированные рекомендации могут быть применены для совершенствования и устранения недостатков существующего правового регулирования имущественных отношений супругов, а также повышения эффективности правоприменительной деятельности.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права РПА Минюста России, где проведены ее рецензирование и обсуждение. Основные положения работы освещены в докладах и сообщениях на научных и научно-практических конференциях и семинарах, а также материалы исследования использованы при проведении со студентами занятий по курсам гражданского, семейного права, по курсу «Основы адвокатуры и нотариата» в РПА Минюста России, при чтении лекций и проведении практических занятий для судей, государственных регистраторов прав на недвижимое имущество, судебных приставов-исполнителей, нотариусов, работников органов ЗАГС. Материалы исследования использовались в ходе научно-практических семинаров и школ, проводившихся при участии Совета Европы для судей, судебных приставов-исполнителей, а также в рамках школы российского права, организованной для польских юристов-практиков на базе Университета г. Белосток (Польша).

Результаты исследования по разделам диссертации были опубликованы в ведущих научных изданиях и специализированных профессиональных изданиях, изложены в выступлениях на научно-практических конференциях, таких, как: Международная научно-практическая конференция «Семья и право (к 10-летию принятия Семейного кодекса Российской Федерации)» (Москва, 2005 г.); научно-практическая конференция «Защита прав ребенка в современной России» (Москва, 2003 г.); Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы гражданского права и процесса» (Казань, 2006 г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Нотариат, государственная власть и гражданское общество: современное состояние и перспективы» (Москва, 2007 г.) и др. Свои предложения автор имел возможность реализовать при обсуждении и разработке ряда нормативных правовых и инструктивных актов. Кроме того, основные положения диссертации были предметом апробации на заседаниях ученого совета РПА Минюста России и на заседаниях кафедры.

Структура диссертации обусловлены целями и задачами, которые были поставлены автором, объективными приоритетами современного правового регулирования имущественных отношений супругов. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 12 параграфов, заключения, библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, выявляется степень научной разработанности темы исследования, указываются методологическая основа и теоретическая база работы, подчеркиваются теоретическая и практическая значимость работы, а также формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Понятие и проблемы механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов» состоит из двух параграфов.

Первый параграф посвящен исследованию теоретических основ механизма правового регулирования общественных отношений. Проведенный анализ позволил заключить, что понятие механизма правового регулирования общественных отношений широко используется как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках. Под механизмом правового регулирования понимается взятая в единстве система правовых средств, при помощи которых обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения. Присоединяясь к мнению С.С. Алексеева, автор диссертационного исследования считает, что содержание единого, согласованного функционально механизма правового регулирования составляют юридические нормы, правовые отношения, субъективные права и обязанности, акты психологического отношения к праву тех или иных лиц1. Механизм правового регулирования рассматривается как методологическая категория, которая обеспечивает четко философски ориентированное видение, а также углубляет понимание правовых явлений. Определяется место механизма правового регулирования, его взаимодействие с другими правовыми явлениями, такими, как система права, способы правового регулирования, что позволяет высветить специфические функции, которые выполняют те или иные юридические явления, показать их связь между собой и взаимодействие. Далее сообразно со стадиями правового регулирования исследуются основные звенья механизма правового регулирования. Особое внимание при этом уделяется актам применения права, толкованию права, индивидуальным актам.

Во втором параграфе делается попытка рассмотрения механизма правового регулирования в контексте семейного права. Семейное право понимается как реально существующее и юридически своеобразное подразделение в самом содержании права, а вовсе не как искусственно скомпонованная совокупность норм. Юридическая специфика семейного права как отрасли выражается в особом, только ей присущем режиме регулирования, под которым понимается целостная система регулятивного воздействия, характеризующаяся специфическими приемами регулирования – особым порядком возникновения и формирования содержания прав и обязанностей, их осуществления, спецификой санкций, способов их реализации, а также действием единых принципов, распространяющихся на данную совокупность норм. Режим семейно-правового регулирования определяется как основанный на принципах свободы брака и развода, равноправия супругов и всемерной защиты интересов детей лично-доверительный правовой режим, регулирующий отношения, складывающиеся между специальными субъектами – членами семьи (супругами, родителями и детьми). Все правовые средства, образующие отраслевой семейно-правовой режим, объединены едиными регулятивными началами и функционируют в особой, характерной именно для этого режима среде. Определяющим в отраслевом семейно-правовом режиме являются особенности регулятивных свойств данной правовой общности, присущих ей средств и приемов регулирования. Эти особенности воплощаются в своеобразных, характерных только для семейного права методе и механизме правового регулирования. Воздействие права в такой сфере, как семья, не только ограничено, но и отличается определенной спецификой. Отмечается усиление диспозитивного начала в семейно-правовом регулировании. Распространенность индивидуального ситуационного регулирования – одно из следствий специфики содержания семейных отношений. Такое регулирование предоставляет возможность правоприменителям принимать решения с учетом многообразия конкретных семейных обстоятельств. Для норм семейного права характерно наличие понятий, нуждающихся в конкретизации, которая и осуществляется на стадии применения соответствующей правовой нормы. С учетом конкретных обстоятельств интерпретируются такие понятия, как «непродолжительность пребывания в браке» (что необходимо при взыскании алиментов на бывшего супруга); «неуважительность причин неполучения доходов» (с чем связывается увеличение доли добросовестного супруга при разделе общего имущества); «вложения, значительно увеличивающие стоимость имущества» (что позволяет признать имущество одного из супругов общей совместной собственностью обоих).

Объективные пределы правового воздействия на отношения, складывающиеся в семье, определяются особенностями рассматриваемых общественных отношений: с одной стороны, в их содержании значительную роль играют объективные моменты, а с другой – поведение людей в семье, их личные взаимоотношения не допускают внешнего контроля и не могут быть обеспечены при помощи правовых средств, например при помощи государственного принуждения. Однако пределы правового регулирования общественных отношений, складывающихся в семье, ограничены не только объективными свойствами этих отношений, но и формирующихся в конкретных социально-экономических условиях потребностей правового регулирования. В современных социально-экономических условиях потребовалось интенсифицировать правовое регулирование имущественных отношений в семье, изменить характер и пути юридического воздействия на них. Волевой характер регулируемых правом общественных отношений супругов по поводу имущества, позволяет установить психологический механизм правового регулирования. Социальный эффект введения новых норм, регулирующих имущественные отношения между супругами, наступит лишь тогда, когда осуществленные преобразования в правовой сфере затронут волевое поведение граждан. Наряду с мотивами поведения супругов в имущественной сфере, имеющими внутренний, естественный характер, опирающийся на потребности супругов и их детей, имеет место формирование, развитие и стимулирование мотивов поведения под внешним воздействием и влиянием правовых норм. Однако сила традиций, поведенческие стереотипы, инертность сознания препятствуют проникновению, воздействию новых правовых предписаний, касающихся имущественных отношений, на поведение супругов. Предписания юридических норм должны согласовываться с внутренними потребностями и интересами людей, восприниматься ими как справедливые, их применение должно обеспечиваться эффективными мерами защиты, для которых установлены оптимальные и доступные процедуры, иначе нормы остаются невостребованными, не побуждают к совершению положительных действий. В этом можно убедиться на примере алиментных соглашений. Отраслевой метод семейного права построен на централизованном и диспозитивном началах регулирования, которые в сочетании со всей совокупностью способов правового воздействия (дозволениями, запретами, позитивными обязываниями) получают весьма своеобразное выражение, что отражается прежде всего на правовом статусе. Отмечается, что воздействие права на отношения, складывающиеся в семье, осуществляется по двум основным каналам – информационному и ценностно-ориентационному. По своей природе среди всех семейных отношений не только могут поддаваться нормативно-организационному воздействию, но и требуют такого воздействия именно имущественные отношения. Поскольку от содержания и характера предмета во многом зависят особенности содержания правового регулирования, то была предпринята попытка выявить специфику юридических норм и иных правовых средств, образующих механизм правового регулирования имущественных отношений в семье. Известно, что юридический инструментарий непосредственно связывается через регулятивные функции права с объективно обусловленными требованиями социальной жизни. Соответственно, используются в качестве способов правового регулирования дозволения, обязывания, запреты и правила-разъяснения. Запреты (возложение обязанности воздерживаться от действий) обеспечивают формирование и развитие сдерживающих мотивов поведения, чем достигается возможность реального и беспрепятственного осуществления субъективных прав. Дозволения (разрешение на совершение действий) как прямые, так и косвенные пронизывают семейное законодательство. Нормы, регулирующие имущественные отношения супругов, изобилуют дозволениями. Так, п. 1 ст. 41 СК РФ предоставляет возможность заключить брачный договор как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака. Дозволения могут быть адресованы не только участникам семейных отношений, но и суду, органам опеки и попечительства. Норма п. 3 ст. 39
СК РФ предоставляет суду право отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе. Запреты в зависимости от формы их выражения подразделяются на прямые и косвенные. Законодатель в семейном праве отдает предпочтение косвенным запретам перед прямыми. Из содержания косвенных запретов следует вывод о недопустимости тех или иных действий. Пункт 3 ст. 35 СК РФ устанавливает косвенный запрет на распоряжение одним из супругов недвижимостью, находящейся в совместной собственности, без предварительного, прямо выраженного в установленной форме согласия другого супруга. Как правило, соблюдение запрета, исполнение обязанности гарантируются мерами юридической ответственности. Отраслевая семейно-правовая ответственность не разработана ни в доктринальном, ни в законодательном аспекте. Вопрос о том, что вкладывается в понятие семейно-правовой ответственности и какие санкции применимы за неисполнение семейно-правовых обязанностей и нарушение прав, до сих пор остается в известной степени открытым. Это имеет следствием излишне широкое понимание ответственности – вплоть до исполнения под принуждением обязанности, не исполненной добровольно. Появление в законе разрозненных, не связанных между собой концептуально мер семейно-правовой ответственности и порождает безнаказанность семейных правонарушений2.
В семейном законодательстве отсутствует упоминание о таком весьма распространенном способе попрания имущественных прав другого супруга, как отчуждение общего имущества или израсходование его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо сокрытие имущества от раздела. На основании разъяснения, содержащегося в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов подобные факты установлены, при разделе учитывается такое имущество или его стоимость. Налицо пробел правового регулирования, восполнение которого стимулировало бы правомерное поведение и воздержание от неправомерных действий. Не установлена ответственность за причинение вреда в результате совершения сделки без согласия другого супруга, а также при нарушении условий брачного договора. Спорным остается вопрос о допустимости применения такой меры ответственности, как возмещение морального вреда.

Способом регулирования, характерным для семейных отношений, является наличие правил-разъяснений, имеющих в первую очередь информационное значение. В целях совершенствования механизма семейно-правового регулирования вносится предложение о расширении информационной составляющей в семейном законодательстве. В частности, следует предусмотреть в СК РФ возможные варианты режимов имущества супругов для свободного и осознанного их избрания при заключении брачных договоров, как это сделано в законодательстве Франции и Нидерландов.

Правовые средства рассматриваются под углом зрения их функционального предназначения, их роли как инструментов, которые необходимы для наиболее оптимального решения таких социальных задач, как укрепление семьи, создание условий достойного материального обеспечения как самих супругов, так и их несовершеннолетних детей, а равно и обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов его участников. Возможность использования правовых средств субъектами характеризует взаимодействие правовых средств с социальной действительностью. Правовые средства потому и для того складываются, чтобы при надлежащем их использовании был достигнут нужный социальный эффект. Юридический инструментарий к решению социальных задач должен применяться таким образом, чтобы обеспечивать: а) надежность и устойчивость складывающихся отношений; б) корреляцию регулирования с субъективными правами; в) строгую регламентацию и в то же время гарантированность, защищенность субъективных прав; г) комплекс способов, гарантирующих реальное, фактическое исполнение юридических обязанностей;
д) необходимую процедуру для осуществления юридических действий, процессуальные формы и механизмы, нацеленные на реализацию субъективных прав и достижение истины в конфликтных ситуациях3. Рассматривая в этом ракурсе такие правовые формы, как законный и договорный режим имущества супругов, соглашения об уплате алиментов, приходим к выводу, что они изначально были рассчитаны на приведение их в действие ограниченным кругом субъектов – лицами, состоящими в зарегистрированном браке. Однако массовая семья в современной России характеризуется малодетностью (до 2-х детей), является неустойчивой, подверженной распаду. Сокращается число зарегистрированных браков. Согласно данным последней переписи населения, около 10 % населения России состоит в незарегистрированном браке. Продолжает оставаться очень высокой внебрачная рождаемость: почти 28 % от числа всех родившихся родились вне зарегистрированного брака. Половина внебрачных рождений признается своими отцами, что подразумевает не случайность взаимоотношений между родителями. В работе делается заключение: фактические брачные отношения в форме устойчивых консенсуальных союзов не могут и далее оставаться вне сферы правового регулирования. В связи с этим предлагается семейно-правовая легализация переходных форм отношений, складывающихся между лицами, проживающими совместно без регистрации брака. Такие формы определяются как квазибрачные отношения и квазибрачные договоры. В число квазибрачных отношений включаются фактические союзы при наличии следующих условий: совместное проживание, взаимное признание друг друга супругами, ведение общего хозяйства, взаимная материальная поддержка и иные признаки, позволяющие отличить фактические брачные отношения от случайной связи.
В случае установления в судебном порядке факта состояния в фактических брачных отношениях на участников квазибрачных отношений следует распространить законный режим имущества супругов, установленный гл. 7
СК РФ. К числу квазибрачных договоров отнесены договоры об имуществе, которые заключаются между лицами, состоящими в фактических брачных отношениях, имеют предметом регулирование имущественных отношений, складывающихся между такими лицами, в том числе и отношения по взаимной материальной поддержке. На такие квазибрачные договоры следует распространить правовой режим брачных договоров, если из законодательства или их существа не вытекает иного.

Глава вторая «Особенности правового регулирования имущественных отношений супругов» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе правовое регулирование имущественных отношений супругов рассматривается в историческом аспекте. Проведено сопоставление режима раздельности и режима общности, выявлены их специфические черты и отличительные особенности, прослежена эволюция названных режимов в направлении все большего взаимопроникновения и сглаживания различий. Проделанный анализ позволил заключить, что в результате развития и режим общности, и режим раздельности потеряли свою первоначальную четкость и определенность. Налицо взаимопроникновение двух традиционных систем, сближение некогда абсолютно противоположных режимов. В настоящее время режим одного вида может органично включать некоторые элементы другого вида. Так, режим общности может содержать некоторые элементы раздельности, и, наоборот, режим раздельности может устанавливать в отношении некоторых видов имущества элементы общности, в результате чего возникают так называемые смешанные режимы. Установлены причины такого сближения: правовые системы стремятся покончить с зависимым положением замужней женщины и обеспечить равноправие мужчины и женщины во всех областях, в том числе в семье. Целью правового регулирования имущественных отношений супругов все в большей степени становится обеспечение равноправия, экономической самостоятельности и партнерства супругов в браке, что обусловлено кардинальным изменением положения женщины в обществе. В немалой степени этому процессу способствовало принятие Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим,
4 ноября 1950 г.), провозгласившей в ст. 14 принцип недискриминации по какому бы то ни было признаку, включая половую принадлежность. В ст. 5 Протокола № 7 к Конвенции прямо и недвусмысленно записано, что «супруги обладают равными правами и равной ответственностью частноправового характера в отношениях между собой…».

В XX в. в правовых системах ряда стран, включая Россию, возобладала ориентация на режим общей совместной собственности супругов, что имело свою внутреннюю логику развития отношений между супругами. Право должно отражать реально складывающиеся общественные отношения и не препятствовать возникновению новых общественных отношений, а наоборот, способствовать их развитию. Результатом сближения фактических общественных отношений с их правовым отражением и стало явление общей совместной собственности супругов. Таким образом, внутренняя логика совместного развития общественных отношений и права способствовала унификации правового режима имущественных отношений супругов в форме права общей совместной собственности.

Во втором параграфе исследованы теоретические основы правового регулирования имущественных отношений супругов. Начальное, исходное звено механизма правового регулирования семейных отношений вообще и имущественных отношений супругов в частности образуют юридические нормы. Значение юридических норм в механизме правового регулирования заключается в нормативном регламентировании (нормировании) общественных отношений. На основе юридических норм определяются как сами регулируемые правом общественные отношения (их круг, содержание и пр.), так и юридические средства обеспечения возможного или должного поведения4. С позиций комплексного подхода автор диссертационного исследования исследует механизм правового регулирования имущественных отношений супругов, пытаясь выявить все возможные взаимосвязи и взаимозависимости. Современный правовой инструментарий становится все более сложным, средства правового регулирования – все более многообразными, широко применяется комплексное правовое регулирование, развитие получают межотраслевые институты. Все эти явления – прямое следствие многоликой действительности, нуждающейся в адекватном отражении, и только при этом условии правовое регулирование может быть эффективным. Роль нормативной основы механизма правового регулирования имущественных отношений супругов выполняют не отдельные, изолированно взятые нормы, сосредоточенные в СК РФ, а нормы права в единстве и совокупности норм и институтов разной отраслевой принадлежности. Отдельные нормы права никогда не действуют обособленно, изолированно, правовые нормы функционируют в системе, нераздельном единстве. Между тем в диссертации отмечается несогласованность, противоречивость или даже недостаточность правового регулирования имущественных отношений, участниками которых являются супруги, а порой и игнорирование режима супружеского имущества, установленного семейным законодательством, нормами иной отраслевой принадлежности, а также правоприменительной практикой. Подчеркивается, что в результате цель обеспечения единства государственного регулирования не достигается, так как сходные общественные отношения не получают единообразного решения, основанного на единых началах. В соответствии с пп. «в» и «о» ст. 71 и ст. 76 Конституции РФ федеральный законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав супругов, которые обеспечивали бы надлежащую защищенность как обоим супругам, так и третьим лицам, не допускали бы дестабилизации гражданского оборота и не подрывали доверия его участников друг к другу. В Российской Федерации как правовом государстве законы должны содержать четкие и понятные нормы. Правовая определенность предполагает достаточную точность норм, чем обеспечивается их правильное понимание и применение. Расплывчатость нормы может привести к не согласующемуся с конституционным принципом правового государства произвольному и дискриминационному ее применению.

Неоднозначность и противоречивость правовых норм, которая приводит к коллизии реализуемых на их основе прав, не исключая конституционные, может быть, по мнению диссертанта, преодолена посредством пересмотра
СК РФ в направлении более детальной проработки общих положений
(о правосубъектности, исковой давности, семейно-правовых обязательствах и др.).

Отмечено, что для механизма правового регулирования весьма существенное значение имеет юридическая техника – совокупность средств и приемов, используемых при выработке, оформлении и систематизации как нормативных, так и индивидуальных актов. Приводятся примеры несовершенства юридической техники. Для обеспечения единства юридической терминологии, выявления противоречий в регулировании сходных общественных отношений различными нормативными правовыми актами предлагается создание единой федеральной службы мониторинга законодательства в структуре Минюста России.

Автор полагает, что в сложившейся ситуации с качеством нормативной основы особую роль в механизме правового регулирования призвано играть толкование нормативных правовых актов как средство обеспечения действенности и единообразия нормативной регламентации общественных отношений вообще и имущественных отношений супругов в частности. При рассмотрении способов и видов толкования особое внимание уделяется официальным разъяснениям, выраженным в виде специальных интерпретационных актов, издаваемых компетентными органами. К числу таковых относятся постановления и определения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Место обзоров судебной практики Верховного
Суда РФ, в которых также даются толкования, в механизме правового регулирования определено среди таких актов казуального толкования, как постановления и определения судов кассационной и надзорной инстанций. Наряду с нормативными и интерпретационными актами в механизме правового регулирования имущественных отношений супругов важную роль играют индивидуальные акты (судебные акты, постановления судебных приставов-исполнителей, семейно-правовые соглашения). Диссертантом выявляются их функции и место в механизме правового регулирования.

В качестве элемента механизма правового регулирования рассматриваются правоотношения как средство «перевода» общих предписаний юридических норм в плоскость субъективных прав и обязанностей субъектов. Имущественные правоотношения супругов рассматриваются как разновидность семейных правоотношений. Как для любых семейных правоотношений, для них в целом характерна определенность субъектов. Участниками таких правоотношений выступают физические лица, состоящие в зарегистрированном браке, – супруги, бывшие супруги, а также другие лица, например кредиторы. Объектами имущественных правоотношений супругов выступают имущество (вещи, имущественные права и обязанности), а также действия, являющиеся, например, объектами таких относительных имущественных отношений, как алиментные.

Отмечается, что правоотношения по поводу принадлежащего супругам имущества обладают рядом черт, характерных для вещных правоотношений.

Во-первых, указанные правоотношения оформляют непосредственное отношение супругов к имуществу, дающее им возможность использовать его в своих интересах без участия третьих лиц.

Во-вторых, указанные правоотношения фиксируют статику имущественного положения супругов; в них за одним или обоими супругами закрепляется возможность непосредственного воздействия на различные виды имущества.

С точки зрения взаимосвязи управомоченного и обязанного субъектов имущественные правоотношения супругов имеют двойственную природу. Правоотношения собственности супругов, если рассматривать их во взаимосвязи супругов с «внешним миром», являются абсолютными. В то же время кроме вещей супругам могут принадлежать имущественные права на вклады в кредитных учреждениях, паи в кооперативах, доли в капитале хозяйственных обществ. Правоотношения супругов с третьими лицами, складывающиеся по поводу таких прав, являются относительными. Кроме того, если рассматривать имущественные правоотношения супругов как правовую связь по поводу имущества и по поводу предоставления содержания между самими супругами, то их тоже следует классифицировать как относительные.

Смысл и содержание законного режима имущества супругов раскрывается через определение понятия «правовой режим». Взяв на вооружение определение правового режима, данное С.С. Алексеевым, диссертант приходит к заключению, что под правовым режимом имущества супругов следует понимать комплекс гражданско-правовых, семейно-правовых, гражданско-процессуальных средств, сочетающих дозволения, запреты, позитивные обязывания и меры принуждения, направленных на регулирование имущественных отношений между супругами в целях обеспечения единства семьи, защиты имущественных интересов супружества в целом и каждого из супругов в отдельности, а также установления баланса между интересами личности, семьи и общества. Источником правового регулирования законного (легального) режима имущества супругов является непосредственно закон, т.е. нормы объективного права. Законный режим имущества супругов складывается из дозволений, запретов, обязываний как способов правового регулирования, которые находят свое непосредственное выражение в соответствующих регулятивных нормах объективного права – управомочивающих, запрещающих и обязывающих, а также из возникающих на их основе субъективных прав и обязанностей супругов. При этом, разумеется, «субъективные права и обязанности» трактуются не как индивидуальное поведение, а только как возможность и необходимость поведения. Таким образом, законный режим имущества супругов представляет собой совокупность функционирующих в единстве и взаимосвязи нормативно закрепленных правовых средств. Законный режим имущества супругов является общим для всех субъектов, имеющих соответствующий семейно-правовой статус, и призван обеспечивать единый, одинаковый для всех порядок приобретения, осуществления и распоряжения имущественными правами и обязанностями. Законный режим имущества супругов может быть охарактеризован как универсальный блок правовых средств, включаемый в процесс правового регулирования имущественных отношений супругов. Речь идет о том, что законодатель заранее, как бы впрок, на будущее, опираясь на исторический опыт и существующую практику решения вопроса, вырабатывает и закрепляет в законе надлежащие юридические средства, предназначенные для использования в любом случае, когда возникает соответствующая потребность. Правовые средства отрабатываются и вводятся в закон с расчетом на то, что именно они обеспечат реализацию существующих в области имущественных отношений супругов интересов, решение современных экономических и социальных задач. Компонентами законного режима имущества супругов являются, во-первых, широкое нормативное обобщение, закрепляемое в качестве общего правила, во-вторых, изъятия, также носящие характер нормативных обобщений, и, наконец, в-третьих, исключения из исключений, обеспечивающие учет своеобразных жизненных ситуаций5. Законный режим имущества супругов базируется на едином для всех субъектов данного рода начале имущественной общности, воплощенном в формуле «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью», дополняемом исчерпывающим перечнем исключений из общности, составляющих раздельное имущество каждого (добрачное имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования и по иным безвозмездным сделкам, вещи индивидуального пользования).

Универсальность правового регулирования не исключает учета особенностей и многообразия, возникающих между супругами имущественных связей. Соответствующая конкретизация субъективных прав и обязанностей супругов достигается посредством установления «изъятия из изъятия». Например, вещи индивидуального пользования как исключение из общего правила об общности приобретенного супругами в браке отнесены к раздельному имуществу супругов, тогда как драгоценности и другие предметы роскоши, хотя бы и индивидуального пользования (диадема с бриллиантами и изумрудами, золотые портсигар и запонки, выполненные известным ювелиром, и т.п.), напротив, включены в общность (п. 2 ст. 36 СК РФ).

Автором диссертационной работы сформулированы признаки, с необходимостью присущие законному режиму имущества супругов и характеризующие установленный в той или иной правовой системе законный режим имущества супругов: а) допустимость объединения имущества вследствие заключения брака и условия такого объединения; б) пределы объединения имущества в зависимости от времени и оснований приобретения имущества, а также его вида и целевого назначения; в) порядок управления и распоряжения имуществом; г) порядок и условия прекращения имущественных отношений в связи с прекращением законного режима имущества супругов.

Законный режим имущества супругов включает правила, касающиеся общности и раздельности имущества супругов, трансформации раздельного имущества в общее и наоборот, условий и порядка приобретения, владения, пользования и отчуждения объектов совместной собственности, а также раздела совместного имущества. Нормы управомочивающие, обязывающие и запрещающие, устанавливающие объем и содержание взаимных имущественных прав и обязанностей супругов, а также регулирующие отношения по поводу супружеского имущества, складывающиеся с третьими лицами, в комплексе составляют законный правовой режим имущества супругов, предусмотренный современным российским законодательством.

Имущественные отношения супругов не исчерпываются абсолютными отношениями собственности, но включают в себя отношения по поводу ограниченных вещных прав и обязательственные отношения, складывающиеся между супругами по поводу предоставления взаимного содержания, а также иные обязательственные отношения супругов между собой и с третьими лицами, включая отношения ответственности супругов перед третьими лицами по общим и личным долгам. Таким образом, нормативное регулирование воздействует в полном объеме на все участки имущественных отношений супругов, в том числе упорядочивает отношения по поводу управления имуществом, устанавливает порядок и условия распоряжения совместной собственностью, а также предусматривает основания, порядок и условия прекращения законного режима имущества супругов.

В состав супружеского имущества включается вся имущественная масса, принадлежащая супругам, в том числе права требования и обязательства имущественного характера, если они возникли в результате распоряжения общей собственностью. В работе предпринимается попытка соотнесения различных видов имущественных прав с законным режимом имущества супругов. Как известно, к числу ограниченных вещных прав, которыми могут обладать физические лица, относятся: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК РФ); право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК РФ); сервитуты (ст.ст. 274, 277 ГК РФ); право пользования жилым помещением собственника, принадлежащее члену его семьи (ст. 31 ЖК РФ); право пользования жилым помещением, предоставленным по завещательному отказу (ст. 33 ЖК РФ); право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением (ст. 34 ЖК РФ). Так, ограниченные вещные права на чужие жилые помещения6 охарактеризованы как узуфрукт и названы жилищными узуфруктами. Это срочное право предоставляется на период жизни узуфруктария7, поэтому подобного рода права являются сугубо личными (принадлежат исключительно конкретному лицу), неотчуждаемы, не допускают правопреемства и никоим образом не могут быть включены в состав супружеского имущества. Иной вывод сделан в отношении сервитута – права ограниченного пользования чужим земельным участком (иной недвижимостью). Сервитут в соответствии с п. 2 ст. 275 ГК РФ не может передаваться каким-либо способом лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, для обеспечения использования которого сервитут установлен. Из этого следует, что частный сервитут устанавливается для обеспечения надлежащего использования недвижимого имущества. Обладателем прав, основанных на сервитуте, является собственник недвижимого имущества. Однако если объект недвижимости находится в общей собственности, а сервитут установлен для обеспечения использования объекта в целом, то обладателями прав, основанных на сервитуте, становятся все сособственники недвижимого имущества. Следовательно, сервитут, установленный в надлежащем порядке, для обеспечения нужд супругов – собственников недвижимого имущества, подчиняется законному режиму имущества супругов и включается в состав нажитого ими имущества.

Земельные участки, закрепленные на праве постоянного (бессрочного) пользования и пожизненного наследуемого владения, являясь объектами гражданских прав, лишены самостоятельной оборотоспособности. При отчуждении строения такие земельные участки следуют его судьбе,
т.е. переходят к новому собственнику на тех же условиях и в том же объеме
(п. 1 ст. 35 ЗК РФ), что позволяет сделать вывод о том, что ограниченные вещные права на земельные участки, на которых расположены строения, принадлежат всем тем лицам, в собственности которых находится строение. Так, если строение принадлежит на праве общей совместной собственности супругам, то они оба являются обладателями права постоянного (бессрочного) пользования либо права пожизненного наследуемого владения на земельный участок. Любой из супругов как правообладатель ограниченного вещного права на земельный участок вправе требовать определения порядка пользования таким земельным участком.

Выявленная специфика корпоративных прав с учетом того, что в составе таких прав наряду с имущественными присутствуют и неимущественные права – права на участие в управлении, принятие решений, получение информации, позволяет прийти к выводу, что в случае внесения доли, пая, вклада в период брака за счет общих средств супругов на имя одного из супругов речь может идти об отнесении к составу общего имущества только имущественных корпоративных прав, тогда как права личные не входят в состав супружеского имущества. Такой вывод основывается на норме ст. 34 СК РФ, которая не включает в состав супружеского имущества неимущественные права, в том числе связанные с предпринимательством. Поэтому к имуществу супругов могут быть отнесены: во-первых, само имущественное право (доля в капитале или паевой взнос); во-вторых, часть прибыли или дохода, выплаченная (выданная) при распределении между участниками (членами); в-третьих, денежные средства или имущество в натуре, полученные при выбытии из состава участников (членов). Как и в случае с другими кредиторскими правами, требование о разделе имущества, представляющего собой долю в капитале или вклад в имущество коммерческой организации, может быть предъявлено одним из супругов только к другому супругу, но не к организации. Другой супруг имеет право на часть объявленной к распределению или распределенной прибыли, на часть имущества, полученного при выбытии из состава участников организации или в результате ее ликвидации.

Указав в числе иных объектов совместной собственности супругов доходы от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, закон тем не менее не конкретизировал, подобно тому, как это сделано в отношении пенсий, с какого именно момента эти доходы надлежит считать общей собственностью супругов. Диссертант считает, что правовое регулирование сходных отношений должно быть единообразным, поскольку это одно из условий эффективного функционирования механизма правового регулирования. Коль скоро закон относит к общему имуществу супругов полученные ими пенсии и пособия, то это указание следует распространять и на доходы от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности. Предлагаемый критерий не только универсален, но и удобен в практическом применении, поскольку на практике установить факт возникновения права на вознаграждение намного сложнее, чем факт его получения. Поэтому следовало бы в п. 2 ст. 34 СК РФ определение «полученные» поместить перед словом «доходы». В результате норма обрела бы столь необходимую ясность.

Законный режим имущества супругов в идеале должен отвечать сложившимся в обществе представлениям о справедливости, обеспечивать одновременно равноправие супругов и свободу осуществления имущественных прав каждому из супругов, а также достижение и соблюдение баланса интересов личности, супружества и общества в целом. Автор диссертации приходит к выводу о том, что нарастающая сложность проблем, касающихся не только семейной жизни, но и гражданского оборота, функционирующего на рыночных принципах, требует от законодателя разработки и применения более разнообразных и гибких правовых инструментов регулирования имущественных отношений в семье. В связи с этим предлагается выработать и законодательно закрепить более дифференцированный подход к определению режима отдельных видов имущества, принадлежащего супругам. Так, широкое распространение предпринимательской деятельности, осуществляемой одним или обоими супругами в форме, не предусматривающей образования юридического лица, настоятельно требует выработки норм, которые позволили бы надежно отграничивать имущество, обеспечивающее повседневные нужды семьи, от имущества, используемого в предпринимательских целях, и, что очень важно, сформулировать такие нормы, которые одновременно соответствовали бы сложившимся в обществе представлениям о справедливости, обеспечивали бы защиту прав и законных интересов каждого из супругов и при этом не стесняли бы неоправданно гражданский оборот. Имущество, принадлежащее супругам, участвующим в предпринимательской деятельности без образования юридического лица, в зависимости от его целевого назначения предлагается подчинить различным правовым режимам, подобно тому, как то имеет место в крестьянском (фермерском) хозяйстве. Индивидуальная предпринимательская деятельность – самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Такая деятельность предполагает участие гражданина в различных договорных отношениях, совершение им юридических действий, связанных с исполнением договорных и иных обязательств, с предъявление исков, с привлечением к ответственности. Все юридические действия гражданин-предприниматель совершает от своего имени и на свой риск. По существу, имущество, используемое в индивидуальной предпринимательской деятельности, обособлено от другого имущества, принадлежащего гражданину, отдельно учитывается при налогообложении, самостоятельно участвует в гражданском обороте и имеет единое целевое назначение. Особенности правового режима общего имущества, используемого одним из супругов в предпринимательской деятельности, могли бы, по предложению автора, заключаться в предоставлении индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица права самостоятельно распоряжаться имуществом, в том числе недвижимым, используемым в предпринимательской деятельности, совершать любые сделки, связанные с ведением предпринимательской деятельности, без предварительного согласия другого супруга, а также в ограничении раздела между супругами имущества, используемого в предпринимательской деятельности, осуществляемой без образования юридического лица. В законе следовало бы предусмотреть невозможность раздела между супругами основных средств производства, как это имеет место применительно к крестьянскому (фермерскому) хозяйству.

Остается неясной судьба доходов (плодов), приносимых добрачным или иным личным имуществом, но полученных в период брака. Исходя из презумпции общности, нетрудно заключить, что прибыль, плоды, доходы на первый взгляд должны включаться в состав общего имущества, коль скоро никаких исключений в отношении доходов от раздельного имущества закон не содержит, а п. 2 ст. 34 СК РФ относит к общему «любое другое нажитое супругами в период брака имущество». Однако, учитывая положения ст. 4
СК РФ, приходится признать необходимым применение норм гражданского законодательства постольку, поскольку данные отношения не урегулированы семейным законодательством. Применение гражданско-правовых норм, в частности п. 1 ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218 ГК РФ, не противоречит существу семейных отношений. Право собственности на плоды и доходы принадлежит собственнику имущества, их приносящего, кроме случаев, когда плодоносящая вещь на законном основании находится в хозяйственной сфере другого лица. Следовательно, если само имущество получено одним из супругов до брака, по наследству, в дар, то и приносимые им плоды, доходы, прибыль должны быть отнесены к раздельному имуществу. Основываясь на концепции гибкого и дифференцированного правового регулирования, предлагается установить специальный правовой режим для плодов, доходов и прибыли, полученных в период брака в результате использования раздельного имущества одного из супругов. Плоды, доходы, прибыль, извлеченные из раздельного имущества, следует признать собственностью супруга – собственника плодоносящей вещи, что в полной мере отвечало бы началам гражданско-правового регулирования, тогда как имущество, призванное удовлетворять потребности семьи в целом, если оно приобретено за счет доходов, извлеченных из раздельного имущества, поступает в общую совместную собственность супругов.

Третий параграф посвящен договорному режиму имущества супругов (брачному договору). Под договорным режимом имущества супругов понимается основанный на их соглашении, отличный от закрепленного законом правовой режим, устанавливаемый в отношении имущества, нажитого супругами в период брака, личного имущества каждого из супругов и (или) имущества, которое будет приобретено супругами в будущем, а также определяющий основания, порядок и условия оказания супругами взаимной материальной поддержки и судьбу имущества на случай расторжения брака. Брачно-семейные отношения по своему характеру чрезвычайно индивидуальны и разнообразны, в связи с чем применение к отдельному случаю общей нормы права, рассчитанной на типичные отношения, нередко вызывает большие затруднения8. Брачный договор и иные семейно-правовые соглашения, являясь актами индивидуального правового регулирования, играют важную роль в механизме правового регулирования имущественных отношений, складывающихся в семье: с их помощью достигается индивидуализация, конкретизация прав и обязанностей, закрепленных в диспозитивных нормах.

При определении природы брачного договора диссертант исходит из того, что брачный договор определяет семейные правоотношения по поводу имущества и взаимного содержания супругов, именно поэтому автор определяет природу этого договора как семейно-правового соглашения, что однако не исключает широкого применения гражданско-правовых средств регулирования. Отмечается, что брачному договору присущи как универсальные признаки, отличающие договор от других правовых явлений, так и специфические особенности, характеризующие сущность именно брачного договора. К брачному договору применимы нормы ГК РФ о сделках, например об основаниях признания сделок недействительными (ст. 44 СК РФ), общие положения о договорах, об изменении или расторжении договора в судебном порядке по требованию одного из супругов (ст. 43 СК РФ). Поэтому его гражданско-правовая основа очевидна. Вместе с тем он имеет такие особенности, которых не имеет ни один гражданско-правовой договор. К числу таких особенностей следует отнести субъектный состав договора, особо доверительный характер отношений сторон, а также известную неопределенность предмета договора. В работе исследуются вопросы об объекте, субъектах и содержании брачного договора. Последовательно рассмотрены пять видов условий брачного договора: устанавливающие отличный от законного режим имущества супругов; устанавливающие ограниченные вещные и обязательственные права одного супруга на имущество другого; устанавливающие или упорядочивающие обязательственные отношения между супругами; устанавливающие порядок и условия управления и распоряжения имуществом супругов; устанавливающие порядок и условия раздела имущества на случай расторжения брака. Особое внимание уделено вопросу об установлении пределов свободы усмотрения сторон при определении договорных условий.

Для целей обеспечения прав и законных интересов как сторон брачного договора, так и их кредиторов, а также и иных третьих лиц предлагается по примеру зарубежных стран создание реестра брачных договоров, ведение которого могло бы быть возложено на нотариальные палаты субъектов Российской Федерации.

В четвертом параграфе исследован механизм правового регулирования алиментных отношений супругов. Констатируется тот факт, что арсенал средств правового регулирования алиментных отношений супругов расширен за счет дозволения на заключение алиментных соглашений. Под соглашением об уплате алиментов автором понимается обличенное в установленную законом форму и обеспеченное силой государственного принуждения согласованное и взаимонаправленное волеизъявление супруга – плательщика алиментов и супруга – получателя о условиях, порядке, способе и размере предоставления содержания. По своей правовой природе алиментное соглашение супругов является семейно-правовым договором. Будучи договором, алиментное соглашение представляет собой единое волеизъявление сторон, направленное на возникновение семейных прав и обязанностей имущественного характера. На основе данных социологического исследования сделан вывод о том, что казавшееся довольно перспективным средство правового регулирования весьма многочисленных и имеющих большую социальную значимость отношений за годы действия СК РФ оказалось неэффективным, поскольку явно недостаточно востребовано обществом. Хотя законодатель стремился к созданию правового института в соответствии с господствующими в обществе представлениями о справедливости, в рассматриваемом конкретном случае правового регулирования задача найти и сформулировать надлежащую форму конкретизации общесправедливого для адресатов права способа согласования всех социальных интересов в сфере регулирования алиментных соглашений оказалась недостигнутой. По данным опроса, проведенного диссертантом среди нотариусов и старших судебных приставов, в числе причин непопулярности среди населения договорного способа урегулирования отношений по оказанию материальной поддержки членам семьи называются: слабая информированность населения; неуверенность в том, что соглашение, в отличие от судебного решения, будет исполняться; необходимость уплаты государственной пошлины (тарифа) за удостоверение соглашения об уплате алиментов; поведенческий стереотип. Кроме того, механизм практического действия норм об алиментных соглашениях оказался недостаточно продуманным, плохо «вписывающимся» в процедуры нотариальной деятельности и исполнительного производства.

Статьи 89 и 90 СК РФ предусматривают несколько юридических составов, влекущих возникновение алиментного обязательства между супругами и бывшими супругами. Автор различает и исследует общий и специальный юридические составы возникновения обязанности материального содержания одного супруга другим супругом (бывшим супругом). Особое внимание уделено исследованию нетрудоспособности как элементу общего состава возникновения алиментного обязательства между супругами. Понятие нетрудоспособности, используемое в семейном законодательстве, в СК РФ не раскрывается, поэтому приходится обращаться к законодательству о социальном обеспечении. Анализ норм СК РФ, федеральных законов от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и от 15.12.2001 № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» позволяет заключить, что термины «пенсионный возраст», «нетрудоспособность» в законодательстве о социальном обеспечении используются в ином значении, чем в законодательстве семейном. При таких обстоятельствах приходится признать, что существующее правовое регулирование не удовлетворяет критериям определенности и ясности, допуская неоднозначность толкования. Выход видится в том, чтобы возраст, по достижении которого супруг или бывший супруг признается нетрудоспособным (применительно к ст.ст. 89 и 90 СК РФ) должен быть указан непосредственно в этих нормах и определен в 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Нуждаемость супруга (бывшего супруга) как общее условие алиментирования в условиях, когда в составе имущества граждан появились объекты недвижимости и другие ценные активы, должна определяться с использованием новых критериев. В связи с этим предлагается в СК РФ установить, что нуждаемость супруга (бывшего супруга) в материальной помощи определяется в том числе с учетом доходов от использования его имущества. Такое правовое регулирование в условиях, когда заработная плата и пенсия перестали быть единственными источниками доходов граждан, видится более предпочтительным как с точки зрения справедливости и разумности, так и с точки зрения ясности и четкости правовой нормы.

Алиментное обязательство, независимо от основания его возникновения, прекращается смертью плательщика алиментов или лица, на содержание которого уплачивались алименты, что обусловлено личным характером данного правоотношения супругов. Обязанность уплачивать средства на содержание жены (бывшей жены) в течение трех лет после рождения ребенка прекращается, если ребенок умер, а также если по каким-либо причинам передан на воспитание третьим лицам или помещен в учреждение для детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, всех типов (воспитательное учреждение, в том числе детские дома семейного типа, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения и другие аналогичные учреждения). Указанием на эти обстоятельства как на основания прекращения алиментного обязательства следовало бы дополнить ст. 120 СК РФ.

Третья глава «Особенности механизма осуществления и защиты имущественных прав супругов» состоит из пяти параграфов.

Первый параграф посвящен общим положения теории механизма осуществления имущественных прав супругов. В общей теории права под реализацией прав понимается воплощение предписаний права действиями его субъектов9. В цивилистике реализация и есть осуществление прав управомоченным на то лицом10. Аналогичные определения понятию осуществления даются и в литературе по семейному праву11. Фундаментальных разработок теории механизма осуществления имущественных прав супругов до настоящего времени не было. Опираясь на выводы общей теории права, диссертант приходит к заключению, что осуществление имущественных прав супругов есть повседневная деятельность этих лиц, которая выражается как в активном использовании ими возможностей по осуществлению прав в полном объеме, так и в пассивном отношении к данному процессу, когда один из супругов доверяет другому осуществление прав на общее имущество. Далее рассматривается вопрос о пределах осуществления имущественных прав и обязанностей супругов. Пределы осуществления права предполагают внутренние возможности субъекта права и внешние границы и условия их реализации в социально-правовой и природной среде. Осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должно нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан (ч. 2 п. 1 ст. 7 СК РФ). Исследованы различные способы установления пределов и ограничений права, а также специальные нормы, ограничивающие свободу усмотрения супругов в имущественных правоотношениях.

Проблемам осуществления супругами имущественных прав посвящен второй параграф, в котором рассматриваются две группы юридических отношений по владению, пользованию и распоряжению общей совместной собственностью супругов: внутренние отношения между ними и их отношения с третьими лицами. Отмечается, что, несмотря на то что законом за каждым из участников совместной собственности закреплено равное право на владение, пользование и распоряжение общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников, практически сложилась ситуация, при которой существование права совместной собственности супругов на тот или иной объект никак не проявляется вовне, вследствие чего становится неочевидным для третьих лиц, участвующих в гражданском обороте. Отношения совместной собственности документально не подтверждаются и по существу становятся внутренними отношениями супругов. Такое положение в ряде случаев является следствием как устранение нетитульного собственника от пользования объектами совместной собственности, так и невозможность заключать от своего имени сделки, направленные на распоряжение такими объектами. Это в полной мере относится к автотранспортным средствам, именным ценным бумагам и недвижимости, влечет не основанное на законе, недопустимое и неоправданное ограничение имущественных прав одного из супругов. Такое положение противоречит принципу равенства прав супругов на общее имущество, ставит одного из супругов в привилегированное положение. Вместе с тем ограничение права может быть установлено для достижения правомерной цели, предусмотрено внутренним законом, предписания которого должны быть четкими и ясными. Ограничения права должны быть соразмерными достигаемой правомерной цели, не нарушать баланс между правами участников отношений общей совместной собственности и быть обеспеченными эффективными средствами защиты. Предлагается для целей обеспечения реального равенства прав супругов на совместно нажитое имущество, обеспечения законных интересов других участников гражданского оборота во всех случаях учета и (или) регистрации как объектов, так и прав на них в соответствующих документах с необходимой четкостью указывать вид возникающего права – «совместная собственность», а также сведения об обоих супругах ее участниках. Для этого необходимо внести соответствующие дополнения в нормативные правовые акты, принятые Правительством РФ, МВД России, Минюстом России и другими ведомствами в соответствии с их компетенцией. Подобное разрешение сложившейся ситуации важно с точки зрения обеспечения эффективности механизма правового регулирования, поскольку позволяет достичь необходимого соответствия между правоустановлением и правореализацией. Детально и всесторонне исследуются установленные российским законодательством (ст. 253 ГК РФ и ст. 35 СК РФ) порядок и условия распоряжения общим имуществом супругов, отмечаются недостатки правового регулирования: отсутствие механизма, который бы позволял в случае необходимости восполнить отсутствующее согласие другого супруга на отчуждение общего имущества; отсутствие установления на случай распоряжения общим имуществом бывшими супругами после прекращения брака, но до прекращения совместной собственности на нажитое имущество; нечеткость критерия, по которому проведено отграничение сделок, на совершение которых требуется предварительное нотариально удостоверенное согласие другого супруга от тех, согласие на совершение которых предполагается полученным. Кроме того, правовое регулирование могло бы быть в значительной мере усовершенствовано за счет введения правила о последующем одобрении сделки. Стороне в сделке предлагается предоставить право назначить супругу, чье согласие на ее совершение не было получено или не было облечено в установленную законом форму, срок для одобрения сделки. Сделку предлагается считать одобренной, если в течение установленного срока ответа не последовало.

Автору удалось убедительно доказать, что правила ст. 35 СК РФ не отличаются ни достаточной ясностью, ни необходимой гибкостью и на этом основании сформулировать и вынести на защиту развернутые предложения, направленные на совершенствование ст. 35 СК РФ. Как недостаточная охарактеризована автором защита, предоставляемая супругу, чьи права нарушаются в результате действий другого супруга. На этом основании предлагается внести изменения в п. 2 ст. 253 ГК РФ и изложить норму в следующей редакции: «Договор дарения имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускается по согласию всех участников совместной собственности. Договор, заключенный без такого согласия действителен при условии его последующего письменного одобрения остальными участниками совместной собственности». Далее отмечается, что отечественный закон не устанавливает на случай совершения одним супругом односторонней сделки без согласия другого супруга никаких специальных правил, как это сделано, например, в Германском гражданском уложении, согласно § 1367 которого односторонняя сделка, совершенная без необходимого согласия другого супруга, является недействительной. В этой связи предлагается дополнить абз. 3 ст. 1120 ГК РФ словами: «участник общей совместной собственности вправе совершить завещание, содержащее распоряжение той частью находящегося в совместной собственности имущества, которая могла бы быть за ним закреплена в случае прекращения права совместной собственности».

Указывая на то, что в СК РФ нет специальной нормы о праве супругов заключать между собой сделки, хотя такое право у супругов как у субъектов, наделенных гражданской правоспособностью и дееспособностью (ст.ст. 17, 18, 21 ГК РФ), безусловно, существует, диссертантом, исходя из природы отношений совместной собственности на нажитое в браке имущество, предлагается дополнить СК РФ нормой следующего содержания: «Супруги могут вступать между собой во все не запрещенные законодательством имущественные сделки относительно имущества, являющегося собственностью каждого из них».

В третьем параграфе освещаются теоретические проблемы механизма защиты имущественных прав супругов. Исследуются способы защиты имущественных прав применительно к имущественным отношениям, складывающимся между супругами. Подчеркнуто, что по российскому семейному законодательству граждане распоряжаются правом на защиту по своему усмотрению (абз. 1 п. 1 ст. 7 СК РФ). Соответственно, супруги вправе не только самостоятельно решать, использовать ли его или отказаться от него, но и определять содержание данного права во всех его аспектах, в том числе и с точки зрения объема (перечня) его способов. Поэтому любые имущественные права граждан подлежат защите адекватным для этого права способом. Если для защиты какого-нибудь права не предусмотрен специальный способ, то защита возможна по аналогии или на основе общих принципов права. Делается вывод об открытости перечня способов защиты имущественных прав супругов. Предлагается завершить п. 2 ст. 8 СК РФ словами: «или иными способами, необходимыми для защиты соответствующего права».

Четвертый параграф посвящен исследованию особенностей раздела общего имущества супругов и прекращения общей совместной собственности на основании соглашений о разделе и на основании судебных решений. Проводится исследование правовой природы и особенностей соглашения о разделе совместного имущества, дается сравнительная характеристика различных соглашений по поводу имущества, заключаемых между супругами (бывшими супругами). Широко представлена правоприменительная практика, в первую очередь судебная. Подробно анализируются особенности раздела отдельных видов имущества, таких как земельные участки, строения и жилые помещения.

В пятом параграфе освещаются как теоретические проблемы так и практические вопросы защиты имущественных прав супругов при обращении взыскания на имущество. Диссертант на основе анализа норм действующего семейного законодательства и правоприменительной практики приходит в выводу о том, что законодательство формально устанавливает «привилегию» супружеской собственности: вначале взыскание обращается на имущество супруга должника, а затем (при недостаточности этого имущества) – на его долю в общем имуществе супругов. При этом, однако, совершенно не принимается во внимание существующий порядок обращения взыскания на имущество должника, который делает невозможным буквальное соблюдение этого правила. Поскольку во многих случаях на момент обращения взыскания не представляется возможным установить, какое имущество принадлежит лично супругу-должнику, а какое является общим имуществом супругов, постольку в большинстве случаев норма п. 1 ст. 45 СК РФ вообще не соблюдается: взыскание сразу же обращается на общее имущество супругов без определения доли должника в общем имуществе.

В соответствии с п. 1 ст. 46 Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» обращение взыскания на имущество должника состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации. Арест имущества должника по смыслу ст. 51 названного закона состоит из совокупности следующих процессуальных действий судебного пристава-исполнителя: описи имущества должника; объявления запрета распоряжаться имуществом; ограничения права пользования имуществом; изъятия имущества или передачи его на хранение. В процессуальном плане арест имущества должника является, во-первых, мерой принудительного исполнения; во-вторых, способом обращения взыскания на имущество должника; в третьих, исполнительным действием; в-четвертых, полномочием, которое судебный пристав исполнитель обязан реализовать по отношению к имуществу должника в том случае, если должник добровольно не исполняет требования исполнительного документа12. Бесспорно и то, что арест имущества – важная составная часть этапа обращения взыскания на имущество должника. Из содержания Федерального закона «Об исполнительном производстве» явствует, что аресту (описи) может быть подвергнуто только имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности. Наложение ареста сопряжено с запретом распоряжаться имуществом, ограничением использования имущества, а порой и с его изъятием и передачей на хранение. Очевидно, что в результате ареста права не только должника, но и сособственников самым серьезным образом ограничиваются. Особенно это относится к случаям совместной собственности, поскольку арест до определения доли должника в праве общей собственности может быть наложен только на весь объект, находящийся в совместной собственности. Применение ареста способно нарушить справедливое равновесие, которое должно соблюдаться в отношениях между защитой прав собственности и требованиями публичного интереса. Имущество, принадлежащее супругам на праве общей совместной собственности, подвергнуто аресту быть не может, поскольку это влечет за собой ограничение права собственности другого супруга, должником не являющегося. Ограничение конституционного права гражданина допустимо, однако основания, порядок и условия применения подобного ограничения прав должны быть установлены исключительно федеральным законом. Цель вводимого ограничения должна быть легитимной. Российское законодательство в качестве законных целей ограничения государством прав граждан, в том числе, разумеется, и прав собственника, рассматривает защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, ст. 1 ГК РФ). Вводимое для достижения законной цели ограничение должно быть соразмерным. Кроме того, в законе с достаточной четкостью надлежит определить рамки и способы осуществления дискреционного права, предоставляемого публичным органам. Ограничение государством прав, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, должно отвечать критерию «необходимости в демократическом обществе».

С учетом изложенного отсылочная норма п. 6 ст. 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве», норма ст. 92 того же закона, а также норма
п. 1 ст. 45 СК РФ не могут рассматриваться как отвечающие требованиям легитимности, доступности, справедливости и разумной соразмерности.
В Федеральном законе «Об исполнительном производстве» с необходимой четкостью должна быть прописана процедура, включающая: порядок выявления личного имущества супруга-должника для обращения взыскания по его личному обязательству и основания отграничения личного имущества, на которое может быть обращено взыскание, от общего имущества супругов; порядок установления недостаточности личного имущества для погашения долга; условия и порядок наложения ареста на общее совместное имущество супругов, один из которых является должником. Также важно ограничить действие ареста временными рамками. Арест мог бы налагаться до принятия судом решения об определении доли должника в общем имуществе супругов и об обращении на нее взыскания. Арест общего имущества супругов мог бы предусматривать опись такого имущества и запрет на распоряжение им, но не должен ограничивать права супруга должника по пользованию имуществом, а также не должно допускаться изъятие такого имущества. Соблюдение баланса интересов и соразмерности применяемой меры, сопряженной с ущемлением прав собственников, преследуемой законной цели требует того, чтобы кредитору был установлен достаточно сжатый срок для подачи требования о выделе доли должника из состава общей собственности. Такой срок не может превышать трех месяцев со дня, когда кредитору стало или должно было стать известно о невозможности погашения долга за счет личного имущества супруга-должника. В законе следует предусмотреть, что в случаях, когда кредитор в установленный законом срок своим правом не воспользовался и в суд не обратился, арест, наложенный на имущество, находящееся в совместной собственности, подлежит сложению.

В заключении обобщаются выводы, полученные в процессе диссертационного исследования, и обозначаются проблемы в законодательном решении и дальнейшем научном осмыслении.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Механизм семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов : монография / Е.А. Чефранова ; ГОУ ВПО РПА Минюста России. –М. : РПА МЮ РФ, 2006. – 25,25 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах

и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии

2. Правовое регулирование имущественных отношений супругов // Рос. юстиция. – 1996. – № 7. – 0,3 п.л.

3. Брачный договор: пределы свободы усмотрения сторон при определении договорных условий // Вестник Российской правовой академии. – 2002. – № 1. – 0,8 п.л.

4. Обеспечение неприкосновенности собственности при обращении взыскания на имущество супругов // Государство и право. – 2003. – № 1. – 0,5 п.л.

5. Теоретические основы механизма правового регулирования общественных отношений // Вестник Российской правовой академии. – 2005. – № 2. – 0,5 п.л.

6. Особенности механизма правового регулирования имущественных отношений супругов (общие положения) // Вестник Российской правовой академии. – 2006. – № 2. – 0,9 п.л.

7. К вопросу о механизме правового регулирования имущественных отношений супругов // Рос. судья. – 2006. – № 7. – 0,3 п.л.

8. Исторический аспект правового регулирования имущественных отношений супругов в российском праве // История государства и права. – 2006. – № 11. – 0,5 п.л.

9. Права супругов на жилые помещения // Законы России. – 2006. –
№ 9. – 0,2 п.л.

10. Приобретение жилья по государственным жилищным сертификатам // Рос. юстиция. – 2000. – № 2. – 0,5 п.л.

11. Сделки, заключаемые между супругами // Юрид. мир. – 2003. –
№ 12. – 1,4 п.л.

12. Вопросы подсудности семейно-правовых споров / Е.А. Чефранова,
С.Ю. Чашкова // Современное право. – 2003. – № 11. – 0,6 п.л.

13. Семейное право: либертарно-юридическая концепция / Е.А. Чефранова, В.С. Нерсесян // Вестник Российской правовой академии. – 2007. – № 1. – 1 п.л.

14. Обязательственные права и обязанности в составе общего имущества супругов // Юрид. мир. – 2007. – № 4. – 0,3 п.л.

15.Ограниченные вещные права в составе общего имущества супругов.// Семейное и жилищное право.-2007.-№2.-0,3п.л.

16.Семейный кодекс Российской Федерации и проблемы эффективности правового регулирования семейных отношений // Семья и право (к 10-летию принятия Семейного кодекса Российской Федерации) : материалы Международ. науч.-практ. конф. (5–6 декабря 2005 г.). – М. : РПА МЮ РФ. – 0,2 п.л.

17. Охрана права совместной собственности супругов // Актуальные проблемы гражданского права и процесса : сб. материалов Международ. науч.-практ. конф. (Казань, 12–13 октября 2006 г.). – Вып. 1. – М.: Статут, 2006. – 0,4 п.л.

18.Применение к семейным отношениям норм гражданского законодательства // Рос. юстиция. – 1996. – № 9–10. – 0,3 п.л.

19. Судебный порядок расторжения брака // Рос. юстиция. – 1996. –
№ 9. – 0,3 п.л.

20. Обязанности родителей по воспитанию и содержанию детей // Рос. юстиция. – 1996. – № 8. – 0,3 п.л.

 

Другие публикации

21. Имущественные отношения в российской семье : практ. пособие /
Е.А. Чефранова. – М. : Юристъ, 1997. – 10,5 п.л.

22. Проблемы государственной регистрации права общей собственности на недвижимое имущество : доклад // Роль органов юстиции в правовом государстве : материалы науч.-практ. конф. (13–14 ноября 2001 г.). – М. :
РПА МЮ РФ, 2002. – 0,3 п.л.

23. Порядок и условия обращения взыскания на имущество, находящегося в совместной собственности, нуждается в совершенствовании // Бюллетень Минюста России. – 2002. – № 10. – 0,6 п.л.

24. Комментарий к ст.ст. 8, 12, ст. 5 Протокола № 7 // Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Туманова, д-ра юрид. наук, проф. Л.М. Энтина. – М. : НОРМА, 2002, – 1,9 п.л.

25. Брачный договор // Нотариальный вестник. – 2005. – № 6. – 0,8 п.л.

26. Порядок и условия заключения гражданско-правовых договоров между супругами // Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства : сб. ст. / Ин-т законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. – М. : Городец , 2005. – 1,2 п.л.

27. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Комментарий к ст. 8 «Право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции» (прецеденты и комментарии) : учеб. пособие /
Е.А. Чефранова. – М. : РАП, 2001. – 8,1 п.л.

28. Государственный регистратор в Российской Федерации: Основы профессии. Регистрационные действия : учеб. пособие / Е.А. Чефранова. – М. : Статут, 2006. – 20 п.л.

29. Многоквартирные дома: проблемы и решения : учеб. пособие /
Е.А. Чефранова, С.Г. Певницкий. – М. : Статут, 2006. – 34 п.л.

30. Гражданское право : учебник / Е.А. Чефранова, М.М. Рассолов,
Е.В. Богданов [и др.]. – М. : ЮНИТИ, 2007. – 53 п.л.


1 См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юрид. лит., 1966. С. 6.

2 См.: Малеин Н.С. Защита семейных прав. М., 1972. С. 35.

3 См.: Алексеев С.С. Теория права. М.: БЕК, 1993. С. 155.

4 См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. С. 106–108.

5 См.: Алексеев С.С. Теория права. С. 172.

6 Ф.О. Богатырев указывает на то, что право проживания получателя ренты по договору пожизненного содержания по своей правовой природе является вещным правом (хотя в законе об этом прямо не сказано), относящимся к так называемым личным сервитутам. Другим примером такого личного сервитута является право пользования жилым помещением, предоставление которого (права) может быть возложено на наследника в пользу отказополучателя в силу завещательного отказа (ст. 1137 ГК РФ) (см.: Комментарий судебной практики / Б. Булаевский, В. Литовкин, М. Шелютто, Л. Трахтенгерц, Ф. Богатырев, Т. Макарова,
Ю. Кашеварова. М.: Юрид. лит., 2004. Вып. 9, Комментарий судебной практики по вопросам гражданского права // Справочная правовая система «КонсультантПлюс»).

7 См.: Тресцова Е.В. Положения Семейного кодекса Российской Федерации и их развитие в законодательстве о недвижимом имуществе // Семья и право (к 10-летию принятия Семейного кодекса Российской Федерации). М.: РПА МЮ РФ, 2005. С. 192.

8 См.: Пергамент А.И. Роль судебной практики в восполнении пробелов законодательства о браке и семье // Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. М.: Юрид. лит., 1975. С. 173.

9 См.: Сырых В.М. Теория государства и права. М.: Юрид. Дом «Юстиц-информ», 2001. С. 273.

10 См.: Гражданское право: В 4 т.: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1: Общая часть. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 520.

11 См.: Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М.: НОРМА–ИНФРА-М, 1999. С. 31.

12 См.: Настольная книга судебного пристава-исполнителя. М., 2000. С. 266.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.