WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Вавилин  Евгений  Валерьевич

МЕХАНИЗМ  ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ 

ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

И  ИСПОЛНЕНИЯ  ОБЯЗАННОСТЕЙ

Специальность 12.00.03. – гражданское право; предпринимательское

право; семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права» на кафедре гражданского права.

Научный консультант:

Цыбуленко Зиновий Иванович

доктор юридических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Мозолин Виктор Павлович

доктор юридических наук, профессор

Витрянский Василий Владимирович

доктор юридических наук, профессор

Безбах Виталий Васильевич

доктор юридических наук, профессор

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Уральская государственная юридическая академия»

Защита диссертации состоится 2 октября 2009 года в 12.00 часов на заседании Диссертационного совета по юридическим наукам Д 502.006.15 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, Москва, проспект Вернадского, д. 84, 1–й учебный корпус, ауд. 2283.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Автореферат  разослан « ___ » ___________ 2009 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета                                В.В. Зайцев

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Ввиду глобальности и стремительности происходящих изменений формирование действенной системы юридических средств, образующих механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, представляется особенно актуальным. Это долгий, непрерывный и трудоемкий процесс. Невнимание к данным вопросам приводит к глубоким социальным последствиям: правовому нигилизму, недоверию граждан к государственным, социальным институтам. Возникают так называемые «декларативные», неосуществимые права, появляется синдром незащищенности прав личности, что негативно отражается на гражданском обороте, в конечном итоге выступает одной из причин появления и развития деструктивных процессов в обществе.

Существующая практика поспешного принятия немалого количества законов без наличия механизма реализации прав требует в дальнейшем внесения в них изменений и дополнений, либо детального толкования, принятия постановлений Правительства РФ, других подзаконных нормативно-правовых актов. Если законодательную базу, провозглашающую широкие гражданские права и их защиту, можно создать сравнительно быстро, обращаясь к накопленному отечественному, зарубежному и международному правовому материалу, то элементы механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей могут быть сформированы лишь за довольно продолжительный срок кропотливой работы: научной, правотворческой, просветительской, правоприменительной, организационной.

Для достижения практического результата наиболее значимым является совершенствование системы правовых средств и правовых связей, которые бы обеспечили эффективное осуществление гражданских прав (защиту прав) и исполнение обязанностей в новых социально-экономических условиях, условиях рыночного хозяйствования. Требуется формирование единого универсального понимания (концепции) процесса гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

Подобная совокупность взглядов на осуществление гражданских прав должна быть отнесена к фундаментальным принципам и методологическим аспектам права. Именно тогда она станет системообразующим элементом по оздоровлению социальных отношений, в частности, повысит самосознание граждан, станет сдерживающим фактором таких негативных явлений в обществе, как коррупция и взяточничество.

Разработка юридических механизмов для действительного достижения цели права составляет основу концепции гарантированного осуществления гражданских прав. Фундаментальные исследования, посвященные механизму правового регулирования, не решают в полной мере проблему реализации субъективных прав и обязанностей. Тем насущней видится обоснование теории механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей как нового научного направления в исследовании осуществления прав и исполнения обязанностей.

Степень разработанности темы исследования. Вопросы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей в той или иной степени затрагивает каждый цивилист, в том числе по проблемам, которые, на первый взгляд, имеют довольно отдаленное отношение к представленной теме. Это объясняется тем, что тема осуществления прав и исполнения обязанностей является по объективным причинам центральной, стержневой. Она, по сути, пронизывает все институты гражданского права.

При этом парадоксален тот факт, что специальных монографических исследований на данную тему крайне мало, разработанность обозначенной проблематики далека от своей полноты. Весьма немногочисленны работы, в которых представлен строго сфокусированный взгляд на проблему осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Отдельные труды, в которых фундаментально, комплексно  рассмотрены проблемы осуществления прав (В.П. Грибанов, 1970 г., М.И. Цукерман, 1968 г., С.Т. Максименко, 1970 г.), были написаны в кардинально иных социально-экономических условиях и на другой нормативно-правовой основе. 

В рамках диссертационных работ вопросы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей с разных позиций рассматривались М.Н. Малеиной (1997 г.), Е.Г. Комиссаровой (2002 г.), Е.Ю. Борзило (2005 г.), П.А. Избрехтом (2005 г.), Н.А. Дмитриком (2007 г.), Р.Е. Пивоваром (2007 г.) и др. Вместе с тем до настоящего времени в доктрине отсутствовал целостный подход к изучению механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Специального исследования, посвященного механизму осуществления прав и исполнения обязанностей, не проводилось. Сказанное свидетельствует о необходимости формирования подобного подхода.

В представленном исследовании проблемы осуществления прав и исполнения обязанностей рассматриваются с точки зрения теории правового механизма, основанной на авторской системе понятий. Ряд традиционных центральных правовых категорий подвергнут переосмыслению.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в разработке концепции механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

Реализация указанной цели потребовала решения следующих взаимосвязанных задач:

а) обоснование необходимости формирования механизма, позволяющего гарантированно осуществлять гражданские права и эффективно их восстанавливать, защищать;

б) установление понятийного аппарата рассматриваемого терминологического ряда; дифференциация понятий «механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» и «механизм правового регулирования», «осуществление субъективного права» и «осуществление нормы права» и др.;

в) определение онтологического и гносеологического значения категорий «юридический механизм», «осуществление гражданского права», «исполнение гражданской обязанности», «правоотношение», характеристика их взаимосвязи в изучаемом механизме;

г) формирование понятия механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей и его детальная характеристика;

д) установление структуры и стадий (этапов) действия механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей;

е) исследование гарантий и условий действия механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей;

ж) обоснование и разработка механизма осуществления гражданского права на защиту, а также механизма реализации права слабой стороны правоотношения;

з) выявление, характеристика и систематизация принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

Объектом исследования выступают отношения, связанные с осуществлением субъектами гражданских прав и исполнением обязанностей.

Предметом исследования являются положения ранее действовавшего и современного отечественного и зарубежного гражданского законодательства, правоприменительная практика, научные работы по проблемам осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы познания: диалектика, анализ, синтез, аналогия, функциональный, системный и структурный подходы, абстрагирование и конкретизация, лингвистический анализ; а также специально-юридические методы исследования: формально-юридический, сравнительно-правовой, технико-юридический, правовое моделирование и др.

Нормативной базой исследования явились нормы российского гражданского законодательства, а также положения гражданского права некоторых зарубежных государств.

Эмпирическую базу исследования составили материалы практики Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, иных правоприменяющих субъектов, в частности, Федеральной службы судебных приставов, а также относящиеся к объекту исследования статистические и социологические материалы.

Теоретическая основа исследования. Диссертация аккумулировала в себе научный материал, который послужил ее исследовательской базой и позволил сохранить преемственность в развитии юридической науки:

- труды по гражданскому праву: Т.Е. Абовой, М.М. Агаркова, В.К. Андреева, Н.А. Баринова, В.В. Безбаха, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, В.В. Витрянского, Д.М. Генкина, Б.М. Гонгало, В.П. Грибанова, Н.Д. Егорова, В.С. Ема, Т.И. Илларионовой, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкина, В.П. Камышанского, Ю.Х. Калмыкова, О.А. Красавчикова, П.В. Крашенинникова, А.Л. Маковского, Н.С. Малеина, М.Н. Малеиной, В.П. Мозолина, Л.А. Новоселовой, Б.И. Пугинского, О.Н. Садикова, Б.М. Сейнароева, В.С. Сарбаша, А.П. Сергеева, В.Л. Слесарева, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, В.С. Толстого, Ю.К. Толстого, Е.А. Флейшиц, Р.О. Халфиной, В.А. Хохлова, З.И. Цыбуленко, Л.И. Шевченко, А.Е. Шерстобитова, Л.С. Явича, В.Ф. Яковлева, К.Б. Ярошенко и др.;

- работы по общей теории права и отраслевым юридическим наукам: Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, А.М. Васильева, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, Ю.И. Гревцова, Г.К. Дмитриевой, А.В. Ильина, Д.А. Керимова, В.В. Лазарева, Е.А. Лукашовой, А.В. Малько, Н.И. Матузова, Т.Н. Нешатаевой, С.И. Носова, Ю.С. Решетова, О.Ю. Рыбакова, В.М. Сырыха, Л.В. Тумановой, Д.А. Фурсова, А.Ф. Черданцева, М.К. Юкова и др.;

- труды дореволюционных цивилистов и теоретиков права: К. Анненкова, Е.В. Васьковского, Ю.С. Гамбарова, Н.А. Гредескула, Н.М. Коркунова, Д.И. Мейера, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, В.И. Синайского, Г.Ф. Шершеневича;

- работы зарубежных авторов: Ж.-Л. Бержеля, У. Бернама, В. Буркхарда, Ветцеля, А. Волтера, Е. Губера, Канштейна, Дж. Карбонье, К. Кергера, Х. Кётца, К. Пазгьера, Й. Хайнце, Й. Хёйзинга, Г. Хуфеланда, К. Цвайгерта, Я. Шаппа, Ф. Эндеманна и др.

Научная новизна исследования. Настоящая работа выступает комплексным исследованием механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, которая представляет собой основу концепции гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

Сформировано авторское представление о механизме осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Обоснован научный подход, согласно которому в центре внимания не правовые средства, а обладатель субъективного гражданского права. Все правовые механизмы и иные правовые средства должны быть направлены на реализацию его права. Понятие «механизм правового регулирования» при всей его актуальности и ценности для науки и правоприменительной деятельности, в первую очередь, акцентирует внимание на создании правовых конструкций (идеальных моделей правового регулирования) с точки зрения удобства публичной власти. Для фактической реализации права ключевой доминирующей правовой конструкцией должен стать действенный механизм осуществления гражданского права и исполнения обязанности. Его следует признать одной из фундаментальных единиц в цивилистике.

Автором сформулирована дефиниция механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей; предложено качественно иное понимание смежных с ним категорий, цели действия данного механизма.

Переосмыслена система категорий, традиционно связанная с изучаемой темой: механизм правового регулирования, осуществление гражданского права, исполнение гражданской обязанности, содержание субъективного права, правоотношение, принципы осуществления прав, слабая сторона в обязательстве, злоупотребление правом.

Обоснована принципиально новая позиция изучения механизма осуществления прав: необходимо не только установить его элементный состав, но  в большей степени, исследовать его последовательное, поэтапное действие.

Автором выявлены структурные элементы и сформировано унифицированное понимание действия механизма осуществления прав и исполнения обязанностей.

Впервые определено понятие стадии действия механизма осуществления прав и исполнения обязанности. Проведена дифференциация стадий действия рассматриваемого механизма в его широком и узком понимании.

Получила дальнейшее развитие концепция отступления от принципа юридического равенства сторон в случае, когда одна из сторон является слабой по отношению к другой по объективным причинам. Проведено детальное разграничение значений термина «слабая сторона правоотношения». С позиции механизма осуществления прав слабой стороны доказано, что каждое из обоснованных значений принципиально с точки зрения выбора определенных правовых стратегий. В диссертации выявляются основные тенденции формирования механизма защиты прав слабой стороны обязательства в отечественном законодательстве.

В контексте исследования механизма осуществления прав разработана теория системы принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Функциональный подход позволил воспринять принципы осуществления как самостоятельные элементы механизма осуществления прав и исполнения обязанностей.

Сформулировано авторское определение некоторых уже освоенных правовой наукой понятий: принципы осуществления гражданских прав, целеполагающие принципы, гарантированное осуществление, беспрепятственное осуществление.

Введены в научный оборот и охарактеризованы новые правовые категории — «благоприятная правовая среда» и «принципы-методы» осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

В диссертации получила дальнейшее развитие теория правоотношения. Правоотношение рассмотрено как элемент механизма осуществления прав и исполнения обязанностей, уточнено его содержание.

Вскрыты системные недостатки правового регулирования социальных отношений, препятствующие формированию механизмов осуществления прав и исполнения обязанностей.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Концепция гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей представляет собой систему взглядов о механизме реализации прав и обязанностей и путях его оптимизации, когда осуществление права неизбежно следует исключительно воле самого субъекта данного права, поскольку все правовые средства, деятельность государственного аппарата и иных субъектов права направлены на обеспечение не только юридической, но и фактической реализации субъективного права и понуждение к исполнению обязанности. Основу гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей должны составлять механизмы реализации прав и обязанностей.

2. Под механизмом осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей следует понимать законодательно санкционированный порядок организации фактических и/или юридически значимых действий участников гражданских правоотношений, обеспечивающий действительное достижение субъектами правовой цели (получение/предоставление блага).

Механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей это системное явление, которое непосредственно, либо опосредованно связано с иными видами правовых механизмов: механизмом правового регулирования, механизмами правотворчества, правоприменения, правотолкования. Механизм осуществления прав, с одной стороны, в некоторых своих стадиях совпадает с действием механизма правового регулирования, а с другой, — в силу особенностей складывающихся гражданских отношений (преобладания диспозитивного метода регулирования), рассмотренный с позиции носителя прав и обязанностей, включает в себя определенные, свойственные только данной правовой модели, элементы и стадии действия. Это связано, в первую очередь, со стадиями установления права, фактического осуществления права и исполнения обязанности (реального получения/предоставления блага), не входящих в структуру механизма правового регулирования.

3. Элементами механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей являются: субъективные права, субъективные обязанности, юридические факты, способы осуществления прав и исполнения обязанностей (фактические и юридически значимые действия), формы осуществления (установления, деяния, юридические процедуры). В широком значении в состав механизма входят: а) благоприятная правовая среда, включающая в себя национальную юридическую доктрину, образующую идейную основу механизма;  принципы осуществления прав и исполнения обязанностей; нормы права; обычаи делового оборота; б) юридические факты (юридический состав); в) гражданские правоотношения; г) организационно-субъектные составляющие (деятельность регистрационных, налоговых, санитарных, таможенных и иных органов), в том числе обеспечительные (гарантийные) элементы.

Все перечисленные части в наличии и единстве формируют механизм осуществления прав и исполнения обязанностей. Если данные структурные составляющие присутствуют в механизме, то эта система, определяющая порядок движения субъективного права от своего возникновения до фактической реализации, становится действующей.

4. Стадия действия механизма осуществления прав и исполнения обязанностей представляет собой порядок организации осуществления прав и исполнения обязанностей в конкретный момент времени. Содержанием стадий действия механизма осуществления является санкционированная законом последовательность определенных действий участников правоотношений.

Выявлены следующие стадии действия механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей: а) подготовительный этап (стадия состояния), предреализационный, который характеризуется наличием конкретных предпосылок осуществления прав и исполнения обязанностей: освоенных доктриной принципов осуществления прав и исполнения обязанностей, соответствующих юридических норм, правосубъектности, юридически значимых фактов; б) формирование субъективного права (этот этап выражается в процессе создания завершенного юридического (фактического) состава, в котором особое значение имеют решающие факты); в) этап установления субъективного права и обязанности представляет собой процесс осознания самим управомоченным своего права (обязанности) и признание этого права (обязанности) иными лицами — субъектами гражданского оборота; г) этап процедурной реализации данного права, акты реализации прав и обязанностей; д) стадия защиты нарушенного права (факультативная); е) стадия фактического (получение искомого блага) и юридического осуществления права и исполнения обязанности.

5. В зависимости от содержания гражданского права (обязанности) формируются два вида механизмов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей: простой и сложный. Под простым подразумевается механизм, ограниченный минимальным набором стадий осуществления, не включающий в себя вспомогательные сделки. Сложный механизм характеризуется многоступенчатым, многостадийным порядком осуществления прав и исполнения обязанностей.

Действие (динамика) сложного механизма осуществления прав и исполнения обязанностей обеспечивается совершением участниками правоотношений последовательности вспомогательных сделок, порождающих соответствующие секундарные права (либо обязанности) другой стороны на совершение ответных вспомогательных сделок. Вспомогательная сделка представляет собой минимальное необходимое звено механизма, выпадение которого влечет остановку, неизменное «торможение» всей конструкции в целом. Сложный механизм осуществления прав и исполнения обязанностей, таким образом, представляет собой иерархическую многоуровневую систему юридических процедур, которые совершаются путем осуществления ряда вспомогательных сделок.

6. Системность механизма осуществления прав и исполнения обязанностей проявляется в соответствии определенных элементов конкретным стадиям его действия. Нарушение этого порядка приводит к возникновению препятствий на пути осуществления прав и исполнения обязанностей. Каждое звено механизма осуществления должно быть сформировано таким образом, чтобы оно не только реализовало свою внутреннюю цель, оправдывало свою сущность, но и создавало все условия для наступления и осуществления следующего этапа. Действие механизма завершает не охранительный правоприменительный акт, а стадия фактического устранения нарушений права, восстановления (признания) субъективного права и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права.

7. Составной частью механизма осуществления гражданского права и исполнения обязанности выступает правовое отношение. Гражданское правоотношение — это юридическая форма, в рамках которой осуществляется субъективное право и исполняется корреспондирующая ему субъективная обязанность. Субъективные права и обязанности с момента своего возникновения находятся в состоянии своей реализации, поскольку опосредуют объективную реальную действительность. Они также постоянно изменяются: в содержательном (структурном), функциональном и временном качествах. Статики субъективных прав и обязанностей не существует.

8. Принципы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей выступают руководящими началами на всех стадиях действия механизма, исчерпывающе характеризуют, моделируют процесс достижения правовой цели в ходе реализации прав и исполнения обязанностей. Новое направление в теории принципов осуществления прав — системно-функциональный подход — позволило воспринять комплекс разнородных принципов как единую внутренне дифференцированную систему. Определяющим критерием выявления названных начал следует признать их функциональное назначение в рассматриваемом механизме.

9. Система принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей подразделяется на две классификационные группы: целеполагающие принципы и принципы-методы, представляющие собой по степени обобщенности, сфере действия два взаимодействующих уровня императивов. Первый уровень принципов включает в себя общие положения, формирующие представление о целях и задачах правового регулирования, концентрирующие представления о нормальном, долженствующем развитии гражданско-правовых отношений. К этой группе начал относятся: принцип гарантированного осуществления, принцип эффективности, принцип сочетания публичных и частных интересов. Второй уровень принципов — группа принципов-методов — представляет собой более частное, конкретное проявление начал первого уровня. К числу принципов-методов относятся: принцип диспозитивности, равенства участников гражданских правоотношений, беспрепятственного осуществления гражданских прав, сохранения прав в случае отказа граждан и юридических лиц от этих прав, недопустимости злоупотребления правом и принцип соразмерности гражданских прав и обязанностей.

10. Обоснована новая категория — принцип-метод осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Принцип-метод — это основное направление организации правовой связи субъектов, их деятельности, которое адекватно отрасли права и правовой цели. Данное начало формирует определенные приемы и способы осуществления, создает предпосылки выбора конкретных средств реализации прав и исполнения обязанностей. Частично обозначая цель правового регулирования, принцип-метод дает указание на способы действия и выступает как регулятор тех правовых методов, которые формируют механизм осуществления прав и исполнения обязанностей.

11. Основополагающим принципом в механизме является принцип гарантированного осуществления гражданских прав, важнейшим условием которого выступает формирование благоприятной правовой среды. Благоприятная правовая среда представляет собой оптимальное состояние системных правовых связей (совокупности условий и правовых средств), наиболее позитивно воздействующих на осуществление прав и исполнение обязанностей и стимулирующих гражданский оборот. Благоприятная правовая среда как комплексное правовое явление включает в себя формальную (идейную) основу: совершенные нормы и принципы осуществления прав и исполнения обязанностей, правовые институты (заложенный в праве механизм реализации прав и исполнения обязанностей, механизм защиты прав), а также организационный уровень: законную деятельность субъектов права, эффективную работу судов, органов правопорядка.

12. Формирование механизма осуществления прав слабой стороны в правоотношении зависит от понимания правового положения данного субъекта. Слабая сторона может быть оценена с четырех позиций: а) лексической (номинативной), когда слабой стороной выступает должник в обязательстве, то есть то лицо, которое несет бремя совершения тех или иных обозначенных действий в пользу другого лица, риск невозможности исполнения обязанности и соответствующую гражданско-правовую ответственность; б) формальной (нормативной), если под слабой стороной понимается кредитор в правоотношении, именно он наделяется соответствующими правомочиями по защите своих прав, предусматриваются соответствующие формы и способы защиты гражданских прав; в) договорной, когда слабой стороной в договорном обязательстве является участник, обладающий изначально меньшей ресурсной, экономической базой, статусными возможностями по отношению к своему контрагенту. Без дополнительной, односторонней нормативно-правовой поддержки так называемая слабая сторона попадает в зависимое положение от «сильной» стороны; г) организационной: слабой стороной в обязательстве признается та, которая имеет субъективное право, однако формы и способы его реализации, а также предусмотренный нормативно-правовыми актами механизм осуществления этого права в конкретном  правоотношении несовершенен. Требуется дополнительная правовая детализация, то есть законодательная, судебная или административная поддержка.

Предложенные позиции определяют правовые стратегии в формировании механизма осуществления прав и исполнения обязанностей.

Проведенное исследование позволило диссертанту сделать ряд предложений по совершенствованию законодательства. В частности: а) внести в п. 1 ст. 1 ГК РФ принцип гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей; б) дополнить гражданское и процессуальное право (гл. 19, 20 ГК РФ; ст. 4 АПК РФ; ФЗ от 11 октября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях») положениями об обязанности государственных и муниципальных унитарных предприятий обращаться в суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав. Соответственно п. 1 ст. 9 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, за исключением случаев, предусмотренных законом»; в) дополнить ст. 415 ГК РФ  положением о том, что государственные и муниципальные унитарные предприятия‚ которым имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, а также  государственные и муниципальные учреждения не могут прощать долг без согласия собственника; г) в качестве добросовестного использования товарного знака следует признать и закрепить законодательно (в § 2 гл. 76 ГК РФ) условие, согласно которому изготовитель (исполнитель), который включает в свою продукцию компонент другого продукта, обязан открыто рекламировать свой товар как содержащий элемент с соответствующим товарным знаком, и др.

Теоретическое и практическое значение исследования заключается в том, что его выводы и положения могут быть использованы для дальнейшего развития учения об осуществлении гражданских прав и исполнении обязанностей. Полученные  результаты могут послужить теоретической основой для совершенствования законодательства, для проведения экспертиз нормативных правовых актов, использоваться в учебном процессе и юридической практике.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация рассмотрена и одобрена на заседании кафедры правового обеспечения рыночной экономики Российской академии государственной службы при Президенте РФ и кафедры гражданского права Саратовской государственной академии права. Результаты исследования нашли применение в деятельности Саратовского филиала Института государства и права РАН: в обсуждениях на методологических семинарах, в работе сектора отраслевых проблем, при подготовке проектов и экспертизе законов. Научные результаты были апробированы при подготовке: концепции ФЗ «О нормативно-правовых актах в Российской Федерации» (2006 г.); проекта ФЗ «О физкультуре и спорте в Российской Федерации» (2006-2007 г.); проекта концепции правовой политики в РФ до 2020 г. (2007-2009 г.); экспертной юрид. системы «LEXPRO» (М.: LEXPRO [Эл. ресурс]: справ. прав. система. 2005 -).

Монография «Осуществление прав и обязанностей по договору энергоснабжения» (Саратов, 2007) стала лауреатом Конкурса на лучшую научную книгу 2007 г. и рекомендована Фондом развития отечественного образования для использования в учебном процессе.

Материалы исследования были использованы в учебном процессе при проведении лекционных, семинарских и практических занятий в Саратовской  государственной академии права, в том числе на факультете повышения квалификации специалистов, по дисциплине «Гражданское право».

Положения диссертации обсуждались на тридцати восьми международных и всероссийских конференциях: Конференции, посвященной 15-летию Конституции РФ (Москва, Кремль, 2008 г.); Междунар. конф. «Право на защите прав и свобод человека и гражданина»  (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008 г.); Междунар. конф., посвященной 15-летию принятия Конституции РФ (Москва, МГЮА, 2008 г.); Второй Всерос. конф. «Державинские чтения» (Москва, РПА Минюста РФ, 2006 г.); Междунар. конф. «Гражданское законодательство Российской Федерации как правовая среда гражданского общества» (Краснодар, 2005 г.); Всерос. конф., посвященной 95-летию основания Башкирского государственного университета (Уфа, БашГУ, 2004 г.); Всерос.  конф. «Два века юридической науки и образования в Казанском университете» (Казань, Казанский гос. ун-т, 2004 г.); Всерос. конф. «Современные проблемы взаимодействия материального и процессуального права России: теория и практика» (Екатеринбург, УрГЮА, 2003 г.); Междунар. конф. «Права человека: пути их реализации» (Саратов, СГАП, 1998 г.) и др.

По теме исследования опубликовано 158  работ, в том числе 8  монографий и 37  статьей в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура диссертации обусловлена логикой исследования, поставленными целью и задачами. Работа состоит из введения, трех разделов, семи глав, включающих двадцать два параграфа, заключения, списка нормативных актов, литературы и материалов правоприменительной практики. Общий объем диссертации – 425 страниц.

СОДЕРЖАНИЕ  ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается степень ее научной разработанности, указываются цель и задачи, объект и предмет исследования, описываются его методологические и теоретические основы, характеризуется научная новизна и практическая значимость, формулируются выносимые на защиту основные положения, сообщается об апробации результатов исследования.

Раздел первый «Осуществление субъективных гражданских прав и исполнение обязанностей: понятие и механизм» состоит из трех глав.

В первой главе «Осуществление субъективных гражданских прав и исполнение обязанностей: понятие и взаимосвязь» раскрываются сущность и значение осуществления гражданских прав и исполнения гражданских обязанностей, их взаимозависимость и взаимообусловленность, устанавливаются понятия, которые находятся в одном с ними категориальном ряду.

В параграфе первом «Понятие осуществления субъективных гражданских прав» характеризуется осуществление гражданского права, дается его соотношение со смежными категориями: субъективное и объективное право, реализация нормы права, применение права и др. Диссертантом уточнено содержание субъективного гражданского права. Оно включает в себя: а) право лица собственными действиями (бездействием) реализовывать право; б) право требовать от других лиц соблюдения своего права; в) возможность использовать способы и средства защиты своего права; г) право на самозащиту; д) по соглашению сторон возможность обращаться в третейский суд для разрешения спора; е) право лица обращаться в соответствующие органы в случае нарушения права; ж) право обращаться в суд общей юрисдикции, в арбитражный суд, в Конституционный Суд РФ (в международные суды).

При характеристике субъективного права целесообразно различать виды субъективных прав применительно к их отраслевой принадлежности. Поскольку отрасли права различаются предметом и методом регулирования социальных отношений, а также характерными функциями и принципами, то и субъективные права будут иметь свои конституирующие специфические черты. Структурные элементы субъективного права адекватны отраслевому характеру регулируемых общественных отношений.

Если объективное право находится в статике и по определению не может быть в динамике, то субъективное право с момента своего возникновения находится в состоянии исключительно своей реализации. Субъективные права опосредуют объективную реальную действительность, состояние постоянного движения овеществленной материи. Следовательно, они также постоянно изменяются: в содержательном (структурном), функциональном и временном качествах. В связи с этим субъективные права реализуются с момента своего возникновения у конкретного лица. Статики субъективных прав и обязанностей по сути не существует, подобная характеристика может рассматриваться лишь условно, для решения определенных методологических, учебных, исследовательских задач.

Термин «осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей» включает в себя два значения: а) деяние — определенное поведение субъекта (действия или бездействия) в конкретном и определенном состоянии отношений, направленное на достижение желаемого юридического (формального) и фактического результата; б) заложенный в праве (обязанности) итог деятельности, то есть достижение юридической (правовой) цели.

Осуществление субъективного гражданского права складывается из двух форм выражения, базовых составляющих, а именно, не только процесса (динамики) действия или совокупности действий, направленных на достижение заложенного в праве желаемого, необходимого для субъекта результата (реализации права лица в его узком значении), но и состояния (статики) отношений (например, право собственности субъекта, право авторства на произведения науки, литературы или искусства).

Целью осуществления субъективного гражданского права является полная реализация предоставленного лицу права. Фактическое использование субъективного гражданского права складывается из двух элементов: формальной составляющей, которая фиксирует совокупность и алгоритм действий или бездействия, и сущностной стороны данного процесса — справедливого действия (бездействия), отражающего выполнение надлежащего.

«Реализация гражданского права» и «осуществление гражданского права» — термины синонимичные. Однако они могут иметь несколько значений. С методологической точки зрения можно рассматривать осуществление (реализацию) гражданского права с позиции «реализации нормы гражданского права», «осуществления объективного гражданского права» как воплощение его смысла, цели в конечном результате урегулированности тех или иных возникающих общественных отношений. В другом значении термин «осуществление права» рассматривается как стадия реализации нормы права конкретным субъектом, то есть речь идет исключительно о реализации субъективного права.

Во втором параграфе «Понятие исполнения субъективных гражданских обязанностей» на основе последовательного критического анализа существующих в науке подходов обосновано определение понятия и раскрыты признаки исполнения гражданской обязанности, выявлены недостатки механизма исполнения обязанностей, в том числе исполнения гражданско-правовых обязанностей государством и муниципальными образованиями, представлены предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики. В частности, вносится дополнение в абз. 2 п. 1 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах», а именно, после слов «судебный пристав-исполнитель: принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов» добавить: «принимает меры по реальному (фактическому) исполнению судебных решений». Диссертант аргументирует принятие закона о гражданско-правовой ответственности государства, субъектов РФ и муниципальных образований за вред, причиненный его органами и (или) их должностными лицами.

Доказывается, что для полной реализации гражданского права, надлежащей его защиты требуется не только формальное (де-юре), но и фактическое (де-факто) исполнение обязанности. Именно с этого момента можно считать юридическую обязанность исполненной в полном соответствии с «духом и буквой закона». Имеет доктринальное значение включение в гл. 2 ГК РФ отдельной статьи «Исполнение гражданских обязанностей». В положениях предлагаемой статьи необходимо определить основные принципы исполнения гражданско-правовых обязанностей. Установить принцип, по которому  обязанность считается исполненной, то есть достигшей своей правовой цели, с момента формальной и фактической реализации корреспондирующего ей права.

В параграфе третьем «Взаимосвязь осуществления субъективных гражданских прав и исполнения гражданских обязанностей» выявляется неразрывность, диалектическое единство осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, они характеризуются как парные юридические категории. Если субъективные права и обязанности отражают статику (состояние) правоотношения, то осуществление прав и исполнение обязанностей — есть «движение» правоотношения, динамика правового явления, опосредующего реальное поведение субъектов, непрерывно и постоянно происходящее во времени и пространстве. Формально-логическому и сущностному сопоставлению могут подвергаться не только парные категории права, но и пары категорий. Таким образом, они как сложные многофункциональные правовые явления отражают статику и динамику содержания более широкой абстракции — гражданского правоотношения и далее по категориальному ряду — механизма осуществления прав и исполнения обязанностей.

Раскрываются объединяющие свойства пары «осуществление права исполнение обязанности»: а) как субъективные права, так и субъективные обязанности реализуются в рамках правоотношения; б) они дефиниционно взаимосвязаны; в) корреспондируют друг другу, являются категориями полярными; г) детерминируют друг друга; д) отражают «связанность» субъектов (кредитора и должника) правоотношения; е) взаимозависимы, т.е. изменения в содержании субъективного права одновременно влечет изменения в содержании обязанности и наоборот; ж) взаимопроникновение. Аргументируется возможность ситуации, где корреляция прав и обязанностей выражена не в полярности, противопоставлении и соответствии друг другу, а в содержательном, структурном и субъектном единстве: возможности и одновременно необходимости действовать конкретному субъекту определенным образом.

Диссертант доказывает возможность различной конфигурации, неодинакового сочетания (корреляции) осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей в том или ином юридическом отношении: 1) их полной полярности; 2) взаимопроникновения, некоторого совмещения права и обязанности в их отдельных структурных элементах; 3) совмещения, тождества (по сути) осуществления права и исполнения обязанности.

В параграфе четвертом «Осуществление и защита прав слабой стороны в гражданском правоотношении» рассмотрены проблемы осуществления прав слабой стороной в гражданском правоотношении. На основе анализа законодательства и правоприменительной практики выявлены четыре значения, когда слабой стороной предстает: а) должник, т.е. лицо, которое несет бремя совершения тех или иных обозначенных действий в пользу другого лица, риск невозможности исполнения обязанности и соответствующую гражданско-правовую ответственность. Условно данную научную позицию можно обозначить как лексическую (номинативную), поскольку она опирается прежде всего на саму семантику слова «должник»; б) кредитор, и соответственно, внимание законодателя о защите его интересов обращено к нему. Именно кредитор наделяется соответствующими правомочиями по защите своих субъективных прав, предусматриваются соответствующие формы и способы защиты гражданских прав. С учетом специфического подхода, данная позиция представляется как формальная (или нормативная); в) участник, обладающий изначально меньшей ресурсной, экономической базой, статусными возможностями по отношению к своему контрагенту. Без дополнительной, как правило, односторонней, нормативно-правовой поддержки так называемая слабая сторона попадает в зависимое положение от «сильной» стороны. Поскольку данная характеристика слабой стороны основывается на анализе субъектного состава договора, в первую очередь как сделки, а не правоотношения, то эту концепцию можно условно обозначить договорной; г) та сторона, которая имеет субъективное право, однако формы и способы реализации данного права, механизмы его непосредственного осуществления недостаточны в конкретном гражданском правоотношении. Требуется дополнительная правовая конкретизация, то есть законодательная, судебная или административная поддержка.

Доказано: в общих положениях ГК РФ, во-первых, должна быть определена характеристика слабой стороны правоотношения. Однако не исключительно с позиции стороны обязательства (кредитор или должник) и не только с точки зрения экономического, организационного, статусного, образовательного или иного преимущества одного из субъектов правоотношения. В первую очередь, с установления потенциальной возможности лица реализовать предоставленное ему законом, судебным решением или договором определенное право в формирующемся правоотношении либо защитить свое право (законный интерес). Во-вторых, в ГК РФ необходимо зафиксировать особенности регулирования осуществления и защиты субъективных прав слабой стороны в гражданском правоотношении, исполнения ею своих обязанностей, а также ее гражданско-правовую ответственность. Тем самым будет концептуально (на уровне гражданско-правового принципа) закреплена одна из особенностей гражданско-правового регулирования отношений.

Вторая глава «Понятие механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей и его соотношение со смежными категориями» посвящена формированию целостного подхода к изучению данного явления, установлению соответствующего понятийного аппарата. 

В первом параграфе «Общая характеристика правовых механизмов» проведен критический анализ суждений об основных видах правовых механизмов, определены их характерные видовые свойства, особенности функционирования и взаимодействия.

Сделан вывод о том, что механизмы правотворчества, правоприменения, правотолкования, защиты прав представляют собой внутренне структурированные системные явления, которые вступают между собой в сложные отношения взаимодействия, взаимодополнения и являются компонентами наиболее широкого по сфере действия механизма правового регулирования. Механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей это своеобразная система, которая непосредственно, либо опосредованно связана с иными видами правовых механизмов (механизмом правотворчества, механизмом правоприменения, правотолкования). Вместе с тем механизм осуществления субъективного права и исполнения обязанности — самостоятельное явление, в центре которого стоит субъективное право, а не норма права. Отмеченная особенность качественно отличает механизм осуществления от всех иных видов правовых механизмов, имеющих, по сути, властно-управленческий характер, и является основанием для выделения его в самостоятельную правовую категорию. Механизм осуществления субъективных прав и обязанностей, таким образом, целесообразно рассматривать как интеллектуально-волевой процесс достижения цели правообладателем, выраженный в определенном порядке юридически значимых действий субъекта, условий и средств.

Диссертант заключает, что изучаемый феномен также отличается от смежных правовых явлений — механизма правового регулирования, механизмов правоприменения, правотолкования, правотворчества — сферой действия, целью и методами.

Во втором параграфе «Понятие и значение механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» разработана авторская дефиниция механизма осуществления прав и исполнения обязанностей, определены свойства, правовая природа и роль данной юридической конструкции.

До настоящего времени в доктрине отсутствовала единая, последовательная теория механизма осуществления прав. Анализируя существующие исследования в этой сфере, автор выявляет два комплекса проблем. Первый связан с разработкой и обоснованием методологии исследования,  спецификой подхода в изучении указанного явления, отграничением его от смежного понятия «механизм правового регулирования». Второй спектр проблем связан с уяснением внутренней структуры этого правового феномена, определением элементов и стадий действия механизма реализации субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей, закономерностей и возможностей их корреляции.

Сопоставление категорий «механизм правового регулирования» и «механизм осуществления прав и исполнения обязанностей» позволило диссертанту сделать вывод о принципиальном несовпадении данных правовых явлений. Традиционный механизм правового регулирования представляет собой идеальную модель действия правовой нормы. В то время как механизм реализации субъективных гражданских прав призван гарантировать фактическую реализацию прав путем организации действий участников гражданского оборота.

Исследуя реализацию права с позиции субъекта этого права, диссертант формулирует дефиницию механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей — это законодательно санкционированный порядок организации фактических и/или юридически значимых действий участников гражданских правоотношений, обеспечивающий действительное достижение субъектами правовой цели (получение блага). Основными признаками механизма осуществления прав и исполнения обязанностей являются: динамизм; направленность на фактическое удовлетворение интереса участников гражданского оборота; особый состав механизма осуществления, обусловленный интересами участников гражданско-правовых отношений и закономерностями соответствующих социальных отношений.

В теории выделяются две тенденции в понимании механизма осуществления прав и исполнения обязанностей: широкое его толкование, когда в состав механизма включаются разнородные элементы (совершенные правовые нормы, меры организационного обеспечения гражданских прав, правовая информированность субъектов гражданского права, их правомерное поведение и т.д.). Указанная позиция подвергается в диссертации критике, ставится под сомнение практическая значимость подобного подхода.

Представленное в научной литературе узкое понимание механизма отличается чрезмерной локальностью, изолирует изучаемую правовую конструкцию от иных, не менее важных компонентов правовой системы (предпосылок реализации, правосознания, правоприменения).

Разработанная автором методология изучения механизма осуществления прав и исполнения обязанностей базируется на представлении о реализации права и исполнения обязанности как смене их качественных состояний.

В соответствии с этим под элементами механизма следует понимать составляющие его права и обязанности и факторы (элементы, основные части), воздействующие на них, последовательно преобразующие их из состояния законодательной возможности в состояние фактического осуществления. В их число автором включены: юридические факты (в том числе, сделки), способы осуществления прав (исполнения обязанностей), средства и формы их осуществления (установления, деяния, юридические процедуры).

В широком понимании в состав механизма входят следующие элементы: а) благоприятная правовая среда, включающая в себя национальную юридическую доктрину, образующая идейную основу механизма осуществления прав и исполнения обязанностей; принципы осуществления прав и исполнения обязанностей; нормы права, обычаи делового оборота; б) юридические факты (юридический состав); в) гражданские правоотношения; г) организационно-субъектные составляющие, в том числе обеспечительные (гарантийные) элементы.

Все перечисленные группы элементов в наличии и единстве формируют механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Если данные структурные составляющие присутствуют в механизме, то эта система, определяющая порядок движения субъективного права от своего возникновения до фактической реализации, становится «работающей». Только в этом случае можно выстраивать гарантированную реализацию осуществления права и исполнения обязанности. Система должна быть сконструирована таким образом, чтобы она могла функционировать «автоматически». Если механизм запущен — «движение началось», то оно должно происходить в соответствии с волей управомоченного лица автономно и неизбежно, во многих случаях без каких-либо дополнительных действий наделенного правом лица.

Раздел второй «Основные элементы и стадии действия механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» состоит из двух глав.

В главе третьей «Элементы механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» дифференцированы компоненты механизма осуществления прав и исполнения обязанностей, осмыслена их роль в структуре данной правовой конструкции.

Параграф первый «Понятие и значение элементов механизма осуществления права и исполнения обязанности» посвящен выявлению и характеристике таких элементов механизма осуществления прав, как правовая доктрина, нормы права, обычаи делового оборота, организационно-субъектные составляющие.

Диссертант прослеживает закономерности и способы воздействия доктринальной составляющей на процесс реализации прав. Отмечено, что доктрина, не являясь прямым источником права, играет концептуальную роль в формировании тенденций развития правовой системы. Данное утверждение подтверждается анализом формирующегося законодательства в сфере энергоснабжения. Исследовано, как несогласованность ряда используемых в Федеральном законе от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», Правилах функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики от 31 августа 2006 г. № 530 терминов («договор поставки электрической энергии», «договор купли-продажи электрической энергии», «договор энергоснабжения», «договор об оказании услуг по передаче электрической энергии», «договор купли-продажи (поставки) электрической энергии на розничных рынках») создает определенные препятствия в процессе правореализации. Выявлены системные недостатки правового регулирования в сфере энергоснабжения: усложнение структуры договорных связей по реализации и приобретению энергии, коллизионность норм с исторически сложившимися принципиально иными традициями правоприменительной практики, предшествующим опытом хозяйственной деятельности.

Отсутствие необходимых правовых норм, являющееся следствием недостаточного доктринального осмысления складывающихся социальных отношений в отдельных сферах, приводит к деформированию нормального развития их гражданско-правового регулирования. Это ярко проявляется в отношениях аренды транспортных средств. В ГК РФ отсутствуют общие нормы, рассчитанные не только на аренду с экипажем или без экипажа, но и на иные возможные подвиды договоров аренды транспортных средств («форма лизинга с полным набором сервисных слуг»), что противоречит принципу свободы договора. Аналогичная тенденция прослеживается в Кодексе торгового мореплавания РФ. Обозначенные явления противоречат концепции полисистемного развития цивилистики. В качестве меры преодоления подобных негативных моментов предложено осуществлять экспертизу законопроектов разными ветвями публичной власти.

Особый акцент поставлен на последовательном формировании такого элемента механизма осуществления прав и исполнения обязанностей, как система организации исполнения законов. По мнению автора, в законе надлежит прописывать механизм доведения до сведения заинтересованных субъектов, граждан и организаций установленных правил, целей правового акта.  Функционирование органов власти должно проходить в соответствии с их нормативно установленной компетенцией и обеспечиваться юридическими гарантиями. Система организации исполнения законов должна включать в себя предусмотренные в нормативно-правовых актах полномочия и порядок деятельности органов исполнительной власти, ответственность государственных и муниципальных органов, должностных лиц за ненадлежащее исполнение законов.

Во втором параграфе «Гражданское правоотношение в механизме осуществления права и исполнения обязанности» с критических позиций систематизированы основные подходы в освещении сущности и конституирующих признаков правоотношения, предложено новое направление в исследовании данного правового явления.

Впервые гражданское правоотношение рассмотрено как элемент механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. В ходе исследования были сделаны следующие выводы. Во-первых, правоотношение неотделимо от осуществления субъективного права и исполнения субъективной обязанности. Оно имманентно им и находится с ними в одном категориальном ряду, также как форма и содержание находятся в диалектическом единстве. Эти категории взаимозависимы и оказывают друг на друга самое активное воздействие. Когда форма и содержание наиболее четко соответствуют друг другу, когда они согласованы с иными взаимосвязанными правовыми категориями, то формируется адекватная, оптимальная модель для гарантированного достижения цели осуществления субъективного права и исполнения субъективной обязанности. В законотворческом, методологическом (научном) и учебно-практическом аспекте данные юридические абстракции более продуктивно рассматривать не в отрыве, а в сопоставлении друг с другом, другими словами — в их совместном рассмотрении.

Во-вторых, в рамках правоотношения происходят осуществление субъективного права и исполнение обязанности. Правоотношение относительно осуществления права и исполнения обязанности выступает формой (правовой конструкцией). Гражданское правоотношение является элементом механизма гарантированного осуществления права и исполнения обязанности.

В-третьих, содержание гражданского правоотношения представляет собой не столько совокупность субъективных прав и обязанностей, сколько само осуществление субъективного права и исполнение субъективной обязанности, поскольку правоотношение — это та правовая конструкция, которая отражает процесс, динамику. Подобное убеждение продиктовано логикой движения социальной материи, в том числе, состояния и развития общественных отношений. Без системы, определяющей порядок, то есть без механизма, субъективные права и субъективные обязанности, субъекты и объекты, правоотношения — отдельные разрозненные и разнородные, эклектичные элементы, или части, имеющие различную правовую природу, взятые в статичном неизменном виде, не объединенные в едином правовом процессе.

В-четвертых, гражданское правоотношение возникает одновременно с появлением у конкретных лиц соответствующих прав и обязанностей.

В-пятых, поскольку субъективным правам и субъективным обязанностям свойственна порождающая способность, проявляющаяся в постоянном и непрерывном изменении социальных отношений, то и правоотношение имеет внутренне присущую черту постоянной модификации.

В-шестых, в методологическом смысле институт «гражданское правоотношение» играет важную роль не только для выявления содержания субъективных прав и обязанностей, но и для анализа их реализации (исполнения) в конкретных отношениях. Данное правовое явление отражает в единстве внутреннее и внешнее взаимодействие осуществления субъективного права и исполнения субъективной обязанности. Представляется, что в том числе с помощью категории правоотношения можно выработать общий механизм осуществления прав и исполнения обязанностей. Подобный механизм должен точно и адекватно отражать требования объективных законов жизнедеятельности (развития). Это позволит создать гарантированные условия для достижения предусмотренной цели права, а в практическом плане — реального (фактического) результата.

В-седьмых, моментом завершения действия правового отношения является факт достижения цели осуществления гражданского права и соответственное исполнение обязанности — установления материального либо нематериального справедливого для управомоченной и обязанной стороны фактического результата.

В-восьмых, гражданское правоотношение как системное правовое средство составная часть общего институционального явления — механизма осуществления гражданского права и исполнения обязанности. Именно такой подход позволяет определить теоретическую и функциональную значимость рассматриваемых понятий.

В-девятых, кроме традиционных классификаций, правовое отношение можно разделить на: позитивное и субъективное. Позитивное правоотношение — это предлагаемая законодателем (в норме права) или закрепленная добровольным соглашением субъектов права (в договоре) модель поведения (модель осуществления права и исполнения обязанностей), соответствующая установленным правам и обязанностям. Субъективное правоотношение — это форма отношения, в рамках которой непосредственно осуществляется субъективное право и исполняется субъективная обязанность.

В-десятых, в монографической, учебно-методической и учебной литературе вопросы правоотношений и осуществления прав и исполнения обязанностей не соотносятся друг с другом. В учебных изданиях темы «Правоотношения» и «Осуществление прав и исполнение обязанностей» расположены в разных разделах (главах). Эта тенденция поддается корректировке, если учитывать, что содержанием правоотношения является постоянный и непрерывный процесс (динамика) осуществления субъективных прав и исполнения субъективных обязанностей. Поскольку субъективные права и обязанности опосредуют те возможности и необходимые действия, которые реально и конкретно предоставлены субъектам права, возложены на обязанных субъектов, то эти правовые конструкции, как и сама объективная реальность (поведение людей), не могут находиться в неизменном качественном и количественном относительно правомочий виде.

Диссертант полагает, что правоотношение это урегулированное правом общественное отношение, в рамках которого осуществляется субъективное право и исполняется корреспондирующая ему субъективная обязанность. В состав правоотношения входят следующие элементы: а) субъекты; б) объект; в) субъективное право и осуществление права; г) субъективная обязанность и исполнение обязанности. Если материальное содержание правоотношения образуют социальные отношения, то его юридическое содержание — это  субъективные права и субъективные обязанности в своей непосредственной реализации (непосредственном осуществлении и исполнении).

Четвертая глава «Стадии действия механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» включает в себя два параграфа.

В параграфе первом «Понятие и значение стадий действия механизма осуществления права и исполнения обязанности» обоснована необходимость изучения действия механизма, его функционирования, переосмыслена система категорий «юридическая процедура – сделка – секундарное право», раскрыто значение понятия «стадия осуществления права и исполнения обязанности», рассмотрено действие механизма по стадиям правореализации.

Динамика осуществления права связана, в первую очередь, с изменением состояний субъективного права в процессе его осуществления. Под стадией осуществления того или иного права диссертант понимает качественное состояние права в определенный момент времени.

В параграфе прослеживается постепенность изменений субъективного права, выявлены причины, стимулирующие его переход в процессе осуществления из одного состояние в другое, и определяются факторы, нарушающие этот порядок, затрудняющие на разных этапах преобразование нормативно определенных возможностей в индивидуальные умственно-волевые акты, направленные на получение искомого блага.

Автор обосновывает необходимость, в зависимости от целей исследования, рассматривать механизм осуществления прав и исполнения обязанностей широко — принимая во внимание весь процесс индивидуализации прав и обязанностей (с возникновения предпосылок к формированию субъективного права и обязанности, с момента их формирования до осуществления этого права и исполнения обязанности), и более узко — как осознанные волевые действия правообладателя (обязанного лица), направленные на осуществление возможностей, заложенных в норме права.

Со стадиями осуществления соотносятся стадии действия механизма. Стадия действия механизма осуществления прав и исполнения обязанностей — это порядок организации осуществления прав и исполнения обязанностей в конкретный момент времени. Содержанием указанных стадий является санкционированная законом последовательность определенных действий участников правоотношений.

В широком смысле действие механизма представляет собой последовательность следующих стадий: подготовительный этап (предреализационный); формирование субъективного права; установление субъективного права;  процедурная стадия реализации данного субъективного права; защита нарушенного права; стадия фактического и юридического осуществления права. В узком смысле указанная конструкция включает в себя стадии: установления субъективного права, процедурная реализация права, защита нарушенного права, стадия фактического и юридического осуществления права и исполнения обязанности.

Первый, подготовительный этап, предреализационный, представляет собой установление возможностей осуществления субъективного права. Это выражено наличием конкретных предпосылок: освоенных доктриной принципов осуществления прав и исполнения обязанностей, соответствующих им юридических норм, правосубъектности, юридически значимых фактов.

Порождающим фактором второго этапа выступает воля конкретных лиц. На данной стадии происходит формирование субъективного права. Этот этап проявляется в процессе создания завершенного юридического (фактического) состава, в котором особое значение имеют решающие факты. Происходит процесс индивидуализации права.

Третья стадия, этап установления права, представляет собой процесс осознания самим управомоченным своего права и признание этого права иными лицами — субъектами гражданского оборота. На этом этапе происходит процесс субъективации права. Начиная со стадии установления права принципы осуществления непосредственно формируют поведение носителя права.

Следующая стадия процедурная реализация права. Это выражается в совершении определенных юридических процедур, направленных на реализацию основного права, фактических юридически значимых действий, которые также должны быть согласованы с принципами осуществления прав.

Ключевой этап для субъекта — получение искомого блага. То есть стадия фактического и юридического осуществления права. На этой стадии осуществляется фактическое получение правообладателем искомого блага.

Предреализационная стадия создает возможность права конкретного субъекта быть осуществимым, стадия формирования права индивидуализирует право, на стадии установления право приобретает свойство осуществимости, на процедурной стадии право осуществляется юридически и на стадии фактической реализации — фактически. Для последовательного наступления всех стадий необходимо соответствие стадий и элементов механизма.

Приведенная последовательность этапов характерна для реализации прав, не включающей в себя стадию защиты, когда субъект самостоятельными действиями, своим волеизъявлением движет процесс осуществления. Самым важным движущим стимулом этого механизма является волеизъявление субъекта. При защите нарушенного права реализация с определенного момента (со времени обращения правообладателя в компетентные органы) зависит от правоприменителя. В этом случае в механизме реализации после осознания права на защиту возникают соответствующие процессуальные стадии защиты права, результатом которой должна стать юридическая и фактическая реализация права.

В зависимости от характера совершаемых действий, стадии функционирования механизма делятся на основные или функциональные, то есть имеющие собственные специфичные функции и служебные (процедурные).

К служебным относятся процедурные стадии, способствующие достижению основной стадии. Соответственно к функциональным относятся стадии, отражающие качественное изменение права: формирование права, установление права, процедурная реализация основного права, юридическое и фактическое осуществление права.

По структуре и действию различаются простой механизм осуществления прав и исполнения обязанностей и сложный. Простым является механизм, ограниченный минимальным набором стадий осуществления и не включающий в себя вспомогательные сделки.

Сложный механизм осуществления прав и исполнения обязанностей характеризуется многоступенчатым, многостадийным порядком осуществления и включает в себя в качестве элементов секундарные права и служебные по отношению к основному праву процедурные стадии. Системность механизма осуществления прав и исполнения обязанностей обеспечивается строгим соответствием элементов и стадий.

Совместное рассмотрение процессов осуществления прав и исполнения обязанностей привело диссертанта к выводу о тесной взаимосвязи, сходстве и взаимозависимости данных явлений. В связи с этим бесспорно единство и нерасторжимость механизма осуществления прав и исполнения обязанностей. Целесообразно изучать единый механизм осуществления прав и исполнения обязанностей.

Автор полагает, что осуществление права формируется двумя видами сделок: основными (купля-продажа, наем, дарение и т.д.) и вспомогательными (передача вещи, требования, перевод долга и т.д), последние имеют выраженный служебный характер. Существенным признаком данного вида сделок является то, что они не приводят к достижению конечных хозяйственных (экономических) целей сторон, а являются необходимым условием для возникновения секундарного права на совершение очередной сделки. Движение, развитие правоотношений происходит в результате юридически значимого действия субъекта, требующего от контрагента совершения другого юридически значимого действия.

В соответствии с этим обоснована мысль, что в основе действия сложного механизма осуществления прав и исполнения обязанностей лежит совершение участниками правоотношений последовательности вспомогательных сделок, порождающих соответствующие секундарные права (либо обязанность) другой стороны на совершение ответных вспомогательных сделок. Указанные сделки объединены общей целевой установкой  юридической процедуры. Процедура достигает своей юридической цели посредством совершения субъектами права совокупности определенным образом выстроенных, упорядоченных сделок. Последовательность совершения вспомогательных сделок, их качественный состав формирует содержание каждой отдельной юридической процедуры.

Исходя из этого, сформулировано определение юридической процедуры это совокупность вспомогательных сделок, порождающих соответствующие секундарные права. Если какая-либо вспомогательная сделка не совершается — процедура не движется и весь  механизм в целом останавливается. Следовательно, вспомогательная сделка — то минимальное необходимое звено  механизма осуществления прав и исполнения обязанностей, выпадение которого влечет остановку, неизменное «торможение» всей конструкции в целом. С этой точки зрения, сложный механизм осуществления прав и исполнения обязанностей представляет собой иерархическую многоуровневую систему юридических процедур, которые совершаются путем осуществления ряда вспомогательных сделок.

Руководящими идеями всех этапов механизма осуществления являются принципы осуществления прав и исполнения обязанностей. Именно они обеспечивают устойчивую связь между всеми структурными образованиями, уровнями и элементами механизма в целом. Данные принципы поддерживают равновесие между внешними факторами социальной среды и внутренними свойствами гражданско-правовых отношений, обеспечивает самоорганизацию механизма осуществления прав и исполнения обязанностей.

В параграфе втором «Механизм реализации субъективного гражданского права на защиту» рассмотрены проблемы защиты гражданских прав, обоснован механизм осуществления права на защиту.

Автором сделан вывод, что механизм защиты субъективных гражданских прав — это законодательно санкционированный порядок организации фактических и/или юридически значимых действий участников гражданских правоотношений, направленный на достижение конечной цели по юридическому и фактическому восстановлению нарушенных прав либо пресечению их нарушения.

Обоснованы стадии защиты гражданских прав. Каждое звено механизма защиты должно быть сформировано таким образом, чтобы оно не только реализовало свою внутреннюю цель, оправдывало свою сущность, но и создавало все условия (предпосылки) для наступления и осуществления следующего этапа. На первом этапе (уровне норм права) должна быть заложена идеальная модель механизма защиты субъективных гражданских прав. Реализация правового акта должна быть обеспечена соответствующими материальными, организационными, нормативно-правовыми и другими ресурсами. Положения юридического акта не должны противоречить другим нормативным актам, а должны соответствовать и последовательно конкретизировать законы, обладающие большей юридической силой.

Завершением действия механизма защиты гражданских прав необходимо считать реальное (формальное и фактическое) восстановление нарушенных субъективных гражданских прав. В частности, таковым будет являться не вынесение судом положительного решения по законному требованию лица (это лишь промежуточный этап), а надлежащее исполнение решения суда. Именно фактическая реализация защиты (например, перечисление на счет кредитора денежных сумм в счет возмещения убытков), реальная возможность осуществлять свои восстановленные права (например, вселение собственника в незаконно занятую квартиру) должны завершать действие механизма защиты субъективных гражданских прав, так как только в этом случае правовая цель может считаться достигнутой.

Представляется крайне важным сделать акцент на этом в отечественной юридической доктрине и в законодательстве. Статья 12 ГК РФ должна быть дополнена пунктом третьим: «Нарушенные гражданские права считаются восстановленными с момента реализации юридической и фактической их защиты. Не охранительный правоприменительный акт завершает действие механизма защиты прав, а стадия реального, фактического устранения нарушений права, восстановления (признания) субъективного гражданского права и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права».

Третий раздел диссертации «Принципы как важнейший элемент механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» посвящен выявлению юридической природы и основных направлений влияния указанных принципов на процесс фактической реализации прав и исполнения обязанностей.

Пятая глава «Система и функциональное назначение принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Гносеологическая сущность принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» получила дальнейшее развитие теория правовых принципов, обоснована целесообразность и критерии выявления принципов осуществления прав и исполнения обязанностей в самостоятельную правовую категорию. В параграфе детально проанализированы существующие точки зрения на феномен принципов осуществления. Сформирован авторский взгляд на значимость и познавательный потенциал  принципов осуществления прав и исполнения обязанностей.

Автор полагает, что гражданско-правовые принципы и принципы осуществления суть различные правовые феномены, как объективное право и осуществление субъективного права. Ценность принципов осуществления заключена в их способности отражать специфику правового воздействия в процессе правореализации, характеризовать положение субъектов в правоотношениях, их отношения с третьими лицами, представлять собой требования, предъявляемые к правообладателям и обязанным лицам, определять пределы реализации прав, особенности построения механизма осуществления субъективных гражданских прав, структурировать все последующие этапы, его внутренний юридический порядок, выявлять иерархию норм в регулировании отношений в ходе достижения правовой цели.

Второй параграф «Функциональный подход как основа изучения принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» посвящен обоснованию и разработке адекватного инструментально-методологического подхода к изучению принципов осуществления.

Механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей предполагает наличие четко сформированной системы принципов осуществления. Как показывает научная литература, такой системы в отечественной правовой доктрине не существовало. Причина этого отсутствие методики выявления и дифференциации данной группы начал. В этой связи были проанализированы существующие научные точки зрения и сформирована авторская концепция системы принципов осуществления прав на основе функционального подхода, выработан критерий, позволяющий классифицировать различные виды принципов, выстроен необходимый терминологический ряд, включающий в себя новые понятия целеполагающие принципы, принципы-методы осуществления прав и исполнения обязанностей.

Под принципами осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей автор понимает те основополагающие руководящие начала, которые всесторонне характеризуют и моделируют процесс достижения правовой цели в ходе реализации прав и исполнения обязанностей. В соответствии с функциями, которые выполняют принципы в механизме осуществления прав и исполнения обязанностей, система данных начал разделяется на две классификационные группы.

Первую представляют собой целеполагающие принципы: гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей, принцип сочетания частных (личных) и общественных интересов, принцип эффективности. Они концентрируют в себе представления о нормальном, долженствующем развитии гражданско-правовых отношений, выраженных в форме идей, освоенных доктриной. Эти принципы содержат в себе обобщенные подходы к правореализации и правоприменению, идейную основу механизма осуществления прав и исполнения обязанностей. Наибольшую значимость среди этих начал следует признать за принципом гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей.

Вторую группу составляют принципы-методы: принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, принцип соразмерности прав и обязанностей, принцип диспозитивности, принцип сохранения прав в случае отказа граждан и юридических лиц от этих прав, принцип недопустимости злоупотребления правом и принцип равенства участников отношений. Принцип-метод — то основное направление организации правовой связи субъектов, их деятельности, которое адекватно отрасли права и правовой цели.

Принципы-методы определяют выбор способов и средств осуществления прав и исполнения обязанностей, указывают на общие характеристики, черты метода. Принципы-методы по существу могут проявляться в механизме осуществления прав и исполнения обязанностей либо как конкретные черты метода, либо как императивы, формирующие общее содержание конкретных действий и приемов. Иными словами, эти начала представляют собой закономерности сочетания способов осуществления прав и исполнения обязанностей.

Соотнесенность двух уровней принципов осуществления определяется их ролью в механизме: если в целеполагающем начале заложены общие задачи, цели правового регулирования, то в принципе-методе содержатся основания для выбора определенных средств и способов достижения этой цели. 

Каждый принцип осуществления прав и исполнения обязанностей в отдельности имеет определенную сферу действия в механизме. Только совокупность, вся система этих начал способна дать целостное представление о структуре и этапах механизма осуществления прав и исполнения обязанностей.

Третий параграф «Соотношение понятий «гражданско-правовые принципы» и  «принципы осуществления прав и исполнения обязанностей» посвящен осмыслению теории принципов и выявлению комплекса проблем, связанных с изучением существующих точек зрения на гражданско-правовые принципы и принципы осуществления.

Анализируя категориальный аппарат теории принципов, автор вырабатывает концепцию о сущности и роли принципов осуществления прав и их месте в системе общеправовых и отраслевых начал. Наиболее важно то, что данные основные положения устанавливают, с одной стороны, пределы осуществления прав, с другой — создают предпосылки для возникновения определенных правовых тактик, направленных на достижение правовой цели.

Анализ приведенных позиций  позволяет диссертанту выявить единство внутренней сути и логики взаимодействия отраслевых принципов и принципов осуществления прав. Данные понятия соотносятся как часть и целое. Гражданско-правовые начала, являясь идейной основой законодательства, определяют самые общие установки формирования отношений. Принципы осуществления прав, органично, генетически с ними связаны, но отличаются сферой действия. Первые формируют правовой идеал, общую правовую цель в ее статике и действуют в сфере объективного права, в процессе правотворчества,  а последние, распространяясь на область субъективного права, правореализации, способствуют возникновению стратегии действия, направленной на достижение правовой цели осуществления субъективного права, формированию конкретных механизмов осуществления прав и исполнения обязанностей.

Глава шестая «Целеполагающие принципы осуществления прав и исполнения обязанностей» посвящена осмыслению ценностных, гуманистических, социальных приоритетов, на которых должен быть основан механизм осуществления прав и исполнения обязанностей. Они выражены в одноименной группе начал. Глава состоит из трех параграфов, соответствующих выявленным целеполагающим принципам. Данная часть работы направлена на выявление не столько общенаучного понимания целеполагающих принципов осуществления прав и исполнения обязанностей, сколько на наполнение этих руководящих идей конкретным гражданско-правовым содержанием, уяснение их значения с возможной полнотой, определение специфических форм их внешнего проявления и границ действия. Принципы оцениваются с точки зрения их социальной ценности, функциональной роли, сферы действия.

Первый параграф «Принцип гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» посвящен первому по общественной значимости, широте действия и роли в механизме осуществления гражданских прав и исполнении обязанностей принципу. Это начало представляет собой требование к изысканию мер, направленных на достижение экономических, юридических, материальных, организационных гарантий осуществления прав и исполнения обязанностей, в том числе и на устранение всевозможных препятствий. В этом смысле названное установление гораздо шире всех принципов осуществления и, безусловно,  не сводимо к принципу беспрепятственного осуществления прав, закрепленному в п. 1 ст. 1 ГК РФ, поскольку распространяется на всех участников гражданско-правовых отношений.

Принцип гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей предопределяет такую организацию, построение механизма осуществления, при котором достижение правовой цели становится неизбежным результатом. Ключевым понятием в данном случае является гарантия, неотвратимость достижения фактического результата.

В этой части работы исследуется развитие теории гарантий в отечественном правоведении, освещается современное состояние проблемы. Авторский взгляд на гарантии осуществления прав построен на системе воззрений о том, что гарантированность в равной степени связана с закономерностями политического строя, состоянием экономической и правовой систем, соответственно выделяются юридические, экономические, организационные виды гарантий.

Отдельным видом правовых гарантий осуществления прав следует признать надлежащее исполнение обязанности. Поэтому диссертант полагает, что в целях повышения гарантий осуществления прав и исполнения обязанностей необходимо в ст. 10 ГК РФ п. 1 после слов «а также злоупотребление правом» включить «и обязанностью»; в п. 1 после слов «не допускается использование гражданских прав» включить «и обязанностей».

Существующие в научной литературе позиции относительно видов гарантий, направления и способов  их действия позволяют сделать вывод о необходимости комплексного решения проблемы гарантий в механизме осуществления прав и исполнения обязанностей. Необходимо совершенствовать все виды гарантий: от формирования доктрины принципов осуществления, нормативных предписаний до различных организационных форм. Только системное решение этого вопроса способно дать ощутимые результаты.

В связи с этим обосновывается и вводится в научный аппарат категория «благоприятная правовая среда». Благоприятная правовая среда — это оптимальное состояние системных правовых связей (совокупности условий и правовых средств), наиболее позитивно воздействующих на осуществление субъективных прав и исполнение обязанностей и стимулирующих гражданский оборот. Причем первостепенную важность имеет согласованность этих средств. Благоприятная правовая среда является существенным условием беспрепятственного осуществления прав, когда недостатки одного уровня правовой системы адекватно и эффективно компенсируются ресурсами иных уровней права. Осуществление прав и исполнение обязанностей должно обеспечиваться максимальной сбалансированностью прав и обязанностей участников отношений,  эффективным механизмом побуждения обязанного лица к исполнению своих обязанностей, действенным механизмом восстановления нарушенных прав.

Во втором параграфе «Принцип эффективности» осмыслены способы и пути повышения эффективности механизма осуществления прав и исполнения обязанностей. Сложность разработки эффективных механизмов осуществления прав связана с отсутствием единого понимания показателя эффективности в праве.

Классифицируя основные научные позиции по проблеме эффективности в праве, диссертант делает вывод, что принцип эффективности предопределяет такое сочетание способов и правовых средств в процессе осуществления прав и обязанностей, при котором правовая цель достигается при минимальных издержках с максимальной полнотой. К условиям эффективности относятся факторы, способствующие наиболее полному удовлетворению интересов субъектов: диспозитивный характер правоосуществления, организационно-правовые условия, кодификация системы различных стимулов исполнения обязанностей.

Механизм осуществления в большей степени эффективен в том случае, если каждый его этап достигает определенной цели надлежащим образом. То есть с соблюдением временных, качественных и количественных (в полном объеме) характеристик поставленных задач. «Выпадение» из названной  последовательности, либо неэффективность одного или нескольких звеньев (этапов механизма) приведет к неэффективности (или незначительной результативности) всей юридической конструкции, либо вовсе невозможности реализовать право или исполнить обязанность. Таким образом, качество механизма зависит от качества его структурных элементов. которые должны совершенствоваться по трем направлениям: совершенствование правотворчества, совершенствование правоприменения, повышение уровня правовой культуры субъектов права. 

Третий параграф «Принцип сочетания частных (личных) и общественных интересов» посвящен осмыслению содержания и роли данного начала в механизме осуществления прав и исполнении обязанностей.

Этот принцип предполагает создание такой конфигурации прав и обязанностей субъектов правоотношений, при которой максимально обеспечены целостность и сохранность прав отдельной личности, не ущемляющих интересы общества. В механизме осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей он выступает конструктивным, формообразующим фактором, действуя на этапе доктринального осознания и формирования объективных норм.

На законодательном уровне данное начало гармонизирует частные и публичные интересы. Это выражено ограничением в отдельных случаях принципа свободы договора.

Учитывая видовые особенности отечественной правовой системы, ее социальную ориентированность, автор обосновывает ряд мер, гармонизирующих общественные и частные интересы.

Сравнительный анализ российского и немецкого законодательства позволил диссертанту сделать заключение о целесообразности использования формы обязательного договора. Обязательный договор должен использоваться по отношению к субъектам, предоставляющим жизненно необходимые услуги (почта, железные дороги, энергоснабжающие организации) и иметь обязательную форму, отличаться обязательностью заключения, некоторыми нормативно закрепленными договорными условиями. В этом случае публичная власть должна обязывать заключить договор определенного содержания и налагать ответственность за его неисполнение.

Одним из способов гармонизации частных и общественных интересов является осмысление и законодательное закрепление иерархии интересов. С учетом опыта  отечественной и зарубежных доктрин сформирована система приоритетов, которая позволит в известной степени преодолеть существующую коллизионность норм российского законодательства.

Первоочередными нужно считать интересы, связанные с полноценной жизнедеятельностью большинства членов общества, то есть обеспечение возможности реализовывать большинством членов социума свои естественные права.

Во-вторых, должны охраняться частные интересы. Причем в комплексе частных интересов могут также быть выявлены первоочередные и менее значимые как с точки зрения самого субъекта, так и с точки зрения государства. Приоритетными являются интересы субъекта, связанные с реализацией естественных прав.

В-третьих, это интересы государственные, продиктованные необходимостью сохранения и укрепления государственности, территориальной и культурной целостности страны.

В-четвертых, это общественные и частные интересы, связанные с реализацией всех иных, за исключением естественных, прав субъектов.

Еще один способ устранить конфликт законных интересов — законодательно закрепить пределы реализации интересов. К существующим запрету злоупотреблением правом, установлению специального правового режима отдельных объектов должны быть добавлены в конкретных случаях дополнительные ограничители.

Глава седьмая «Принципы-методы  осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей» посвящена второй классификационной группе принципов осуществления, которая существенным образом отличается от целеполагающих принципов спецификой действия в механизме осуществления субъективных прав и исполнения обязанностей. Часть из них направлена непосредственно на формирование определенного типа поведения субъектов правоотношений и связана с волеизъявлением участников правоотношений (принцип беспрепятственного осуществления прав, принцип диспозитивности, недопустимость злоупотребления правом), остальные — на создание объективных условий, не зависящих от воли правообладателя (принципы сохранения прав в случае отказа граждан и юридических лиц от этих прав, равенства участников гражданских правоотношений, соразмерности гражданских прав и обязанностей). Таким образом, принципы-методы формируют конкретные субъектно-объектные связи в пределах каждой стадии действия механизма осуществления  прав и исполнения обязанностей.

В первом параграфе «Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав» систематизированы точки зрения специалистов на содержание данного начала. Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав подразумевает устранение разного рода препятствий, возникающих в процессе осуществления прав и исполнения обязанностей, в том числе создание условий для свободного (беспрепятственного) осуществления прав и исполнения обязанностей, недопустимость сознательного или неосознанного препятствования кого-либо в реализации управомоченным своих прав, недопустимость вмешательства кого-либо в частные дела.

Автором выявлены и проанализированы на примерах правоприменительной практики наиболее острые проблемы, связанные с возникновением препятствий в процессе осуществления прав и исполнения обязанностей. В пределах механизма реализации прав и исполнения обязанностей препятствия могут возникать на стадии установления права, на этапе установления юридических фактов либо на стадиях  процедурной и фактического осуществления. В ряде случаев препятствия носят формальный (зафиксированные в законе, договоре пределы осуществления права, усложненные юридические процедуры), в других фактический характер (бездействие участников правоотношений, неправомерные, недобросовестные или неразумные их действия, неэффективная деятельность государственных надзорных и разрешительных органов, органов местного самоуправления). Следовательно, в механизме осуществления прав и исполнения обязанностей принцип беспрепятственного осуществления прав по своему действию аналогичен принципу недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в личные дела, но подразумевает более широкий спектр требований и условий.

Во втором параграфе «Принцип равенства участников гражданских правоотношений» принцип равенства сторон рассмотрен как одна из конструктивных основ механизма осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей. В данной части работы подробно анализируются научные позиции относительно проблемы юридического равенства участников правоотношений.

Механизм осуществления прав и исполнения обязанностей должен, во-первых, обеспечивать равную возможность приобретения гражданских прав и обязанностей для всех участников гражданского оборота. Именно на этом этапе, как показывает практика, равенство часто нарушается. Под углом избранной проблемы анализируется правоприменительная практика о защите чести, достоинства, деловой репутации и неприкосновенности частной жизни.

Особое внимание уделено вопросу равенства сторон в формирующихся частноправовых отношениях, складывающиеся в сфере профессионального спорта. Диссертант полагает, что профессиональный спорт должен строиться на принципе свободы выбора профессиональными спортсменами, тренерами, профессиональными спортивными судьями и иными специалистами (врачами, массажистами, консультантами, психологами, техническими работниками и др.) места профессиональной деятельности. Предлагается ряд мер, позволяющих устранить юридическое неравенство, когда одна из сторон неизбежно является более уязвимой в материальном, организационном отношении.

В третьем параграфе «Принцип диспозитивности» подчеркивается межотраслевой характер принципа и выявляется его специфика в гражданско-правовых отношениях. Сам характер гражданско-правовых отношений проявляется в необходимости персональной регламентации в дополнение к нормативно определенному содержанию отношений. То есть, истоки этого принципа заложены в существе гражданских отношений — в праве личной собственности и автономии воли участников отношений.

В механизме осуществления прав и исполнения обязанностей диспозитивность проявляется по нескольким направлениям: а) обеспечивает динамику процесса, связывая одну стадию осуществления с другой; б) определяет широкие возможности соотношения прав и обязанностей; в) обусловливает многообразие способов и средств реализации прав и исполнения обязанностей; г) предопределяет варианты защиты заинтересованного лица указанными в законодательстве способами, либо возможность отказаться от таковой по своему усмотрению; д) служит основой эффективности процесса осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей; е) позволяет заметно гармонизировать частные и общественные интересы.

Действие данного приципа-метода заметно ограничено в сфере исполнения обязанности: если право субъекта одновременно является и его обязанностью, то правообладатель в осуществлении этого права обязан руководствоваться не только своим интересом и волей, но и велением закона (п. 5 ст. 448, п. 3, 4 ст. 165 ГК РФ и др.). Ограничения также связаны с определением сроков исполнения, либо с условиями о способе исполнения обязанности (исполнение  в натуре или денежном эквиваленте). Помимо прочего граница диспозитивности очерчена в известном смысле и принципом сохранения прав в случае отказа граждан и юридических лиц от этих прав. Иными словами, принцип диспозитивности в большей степени предстает как конструктивный, организационный элемент механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей и выполняет роль регулятора способов и средств правоосуществления.

Параграф четвертый посвящен принципу сохранения прав в случае отказа граждан  и  юридических  лиц  от  этих  прав. Автор прослеживает действие данного принципа на законодательном уровне и в процессе правореализации. Это положение представляет собой одно из условий  гарантированности осуществления гражданских прав, распространяется на правообладателей и носит объективный характер, не зависящий от воли субъектов гражданско-правовых отношений.

Параграф пятый «Принцип  недопустимости  злоупотребления  правом. Проблема разумного и добросовестного осуществления прав и исполнения обязанностей» посвящен изучению взаимосвязанных проблем злоупотребления правом, добросовестного и разумного осуществления прав.

Принцип недопустимости злоупотребления правом представляет собой требование к субъектам не выходить за пределы права в процессе исполнения обязанностей и реализации прав, реализовывать свои права и обязанности надлежащим образом. Он связан не столько с содержанием права, сколько с процессами правореализации и правоприменения.

Анализируя существующие в отечественной и зарубежной доктрине точки зрения на указанный феномен, диссертант делает вывод о целесообразности признать основным критерием злоупотребления правом (обязанностью) не наличие умысла, а факт причинения вреда.

В отечественной доктрине отсутствуют специальные исследования, посвященные злоупотреблению обязанностью. Автор подробно исследует данное правовое явление, определяет его юридическую природу, демонстрирует пути и способы решения обозначенной проблемы. С этих позиций предлагается решить ряд практических вопросов: в частности, выработать меры по пресечению злоупотребления кредитора, не подавшего своевременно иск в суд о взыскании неустойки, злоупотребления альтернативными, факультативными и субсидиарными обязательствами, злоупотребления обязанностью.

Статус злоупотребления, добросовестности и разумности с процессуальной точки зрения равнозначен — как недобросовестные, так и неразумные действия ведут к отказу в защите прав. Следует признать начала разумности, добросовестности и справедливости своеобразными «надпозитивными принципами», свойственными каждой правовой системе.

Исходя из обоснованных теоретических положений, сформулированы предложения по совершенствованию ГК РФ. В частности, для пресечения недобросовестных действий представляется необходимым внести в Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» норму, обязывающую исполнителей (продавцов) проявлять добросовестность и устранять недобросовестные условия при составлении всех контрактов. Подобная норма должна найти отражение в § 2 гл. 30, § 2 гл. 34, § 2 гл. 37, гл. 44 ГК РФ.

В качестве добросовестного использования товарного знака следует признать и закрепить законодательно (в § 2 гл. 76 ГК РФ) условие, согласно которому изготовитель (исполнитель), который включает в свою продукцию компонент другого продукта, обязан открыто рекламировать свой товар как содержащий элемент с соответствующим товарным знаком.

В шестом параграфе «Принцип соразмерности гражданских прав и обязанностей» осмысливается правовая сущность и функции одноименного начала. Принцип соразмерности гражданских прав и обязанностей предопределяет качественный состав правоотношения и проявляется как метод регулирования отношений. Данное установление определяет такой способ осуществления прав и обязанностей субъектов правоотношений, при котором обеспечивается юридическое равенство участников, а также определяется мера их взаимной ответственности в процессе осуществления прав и исполнения обязанностей.

С этой позиции на материале действующего законодательства и правоприменительной практики рассмотрен ряд проблем, связанных с дисбалансом прав и обязанностей участников гражданско-правовых отношений, отмечены негативные последствия данного явления и тенденции  их преодоления. Отмечается, что необходимо соблюсти баланс не только между правами и обязанностями контрагентов, но и уравновесить ответственность и возможности каждого из участников. Правоотношения между участниками должны строиться в соответствии с принципом взаимной гражданско-правовой ответственности субъектов права в процессе осуществления прав и исполнения обязанностей. Соразмерность прав и обязанностей определяет такой правовой статус субъектов гражданских отношений, при котором максимально уравновешиваются возможности реализации прав всех участников.

Механизм осуществления конкретных прав не функционирует, если отсутствует соответствующая, корреспондирующая праву обязанность контрагента, в свою очередь у обязанного лица отпадает необходимость исполнять обязанность, если при этом не реализуется его право.

В «Заключении» подводятся итоги проведенного исследования и формулируются основные выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы: 

Монографии:

  1. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Волтерс Клувер, 2009. (22,5 п.л.).

Рец. на кн.: Санникова Л.В. // Вестник Саратовской государственной академии права. 2009. № 2.

  1. Вавилин Е.В. Осуществление прав и исполнение обязанностей по договору аренды транспортных средств. М.: Волтерс Клувер, 2009. (8,5 п.л.).
  2. Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей. – Саратов: СГАП, 2008. (14,23 п.л.).

Рец. на кн.: Кузьмина И.Д. // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 6.

  1. Вавилин Е.В. Новое в договорах энергоснабжения. М.: ГроссМедиа, 2008. (6 п.л.).
  2. Вавилин Е.В. Осуществление прав и обязанностей по договору энергоснабжения. Саратов: СГАП, 2007. (11,5 п.л.).
  3. Вавилин Е.В., Гурьева Е.В. Новый порядок наследования и дарения. М.: Юркнига, 2006. (6 п.л.)
  4. Вавилин Е.В. Аренда транспортных средств. Правовые аспекты. М.: Альфа-Пресс, 2005. (6,5 п.л.)
  5. Вавилин Е.В. Аренда транспортных средств. Саратов: СГАП, 2001. (7,8 п.л.).

Рец. на кн.: Фаткудинов З.М., Челышев М.Ю. // Известия вузов. Правоведение. 2001. № 5.  С. 278–279.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации результатов

докторских диссертационных исследований

  1. Вавилин Е.В. Действие механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Гражданский и арбитражный процесс. 2009. № 5 (0,4 п.л.).
  2. Вавилин Е.В. Благоприятная правовая среда как условие беспрепятственного осуществления прав и исполнения обязанностей // Российский юридический журнал. 2009. № 3. (0,5 п.л.)
  3. Вавилин Е.В. Понятие и функциональное назначение принципов осуществления  гражданских прав и исполнения обязанностей // Журнал российского права. 2009. №. 1. (0,7 п.л.)
  4. Вавилин Е.В. Организация договорных связей в отношениях по энергоснабжению // Предпринимательское право. 2009. № 1. (0,5 п.л.)
  5. Вавилин Е.В. Злоупотребление правом // Вестник Саратовской государственной академии права. 2009. № 4. (0,5 п.л.).
  6. Вавилин Е.В. Структура механизма осуществления прав и исполнения обязанностей: к обоснованию  подхода // Вестник Саратовской государственной академии права. 2009. № 3. (0,4 п.л.).
  7. Вавилин Е.В. Секундарное право в механизме осуществления прав и исполнения обязанностей // Вестник Саратовской государственной академии права. 2009. № 1. (0,4 п.л.)
  8. Вавилин Е.В., Малько А.В., Шундиков К.В. Рец. на монографию Б.И. Пугинского «Теория и практика договорного регулирования». М., 2008. // Государство и право. 2009. № 5. (0,3 п.л.)
  9. Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав: понятие, принципы, механизм // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 6. (0,4 п.л.)
  10. Вавилин Е.В. Проблемы осуществления субъективных гражданских прав в современной России // Государство и право. 2008. № 2. (0,8 п.л.)
  11. Вавилин Е.В. Исполнение обязанностей государством в  гражданских правоотношениях // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 6. (0,4 п.л.)
  12. Вавилин Е.В. Концептуальные вопросы осуществления и защиты гражданских прав // Ученые записки Казанского государственного университета. Сер. Гуманитарные науки. Т. 150. Кн. 5. 2008. (0,5 п.л.)
  13. Вавилин Е.В. Мачеха и отчим как субъекты семейных и наследственных отношений // Семейное и жилищное право. 2008. № 3. (0,15 п.л.)
  14. Вавилин Е.В. Основы механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 3. (0,3 п.л.)
  15. Вавилин Е.В. Дарение: механизмы осуществления гражданских прав // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 1. (0,5 п.л.)
  16. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав: тенденции развития законодательства // Право и законодательство: история, теория и практика», посвящ. 50-летию журнала «Правоведение» // Известия вузов. Правоведение. 2007. № 5. (0,1 п.л.)
  17. Вавилин Е.В. Осуществление и защита субъективных прав слабой стороны в гражданском правоотношении // Российское правосудие. 2007. № 6. (0,6 п.л.)
  18. Вавилин Е.В. Осуществление прав и исполнение обязанностей в структуре гражданского правоотношения // Российский юридический журнал. 2007. № 5. (0,6 п.л.)
  19. Вавилин Е.В. Осуществление субъективных гражданских прав: к постановке проблемы // Вестник Саратовской государственной академии права. 2007. № 5. (0,5 п.л.)
  20. Вавилин Е.В. Механизмы осуществления гражданских прав в области профессионального спорта // Российская юстиция. 2007. № 11. (0,4 п.л.)
  21. Вавилин Е.В. Гражданское правоотношение в механизме осуществления субъективного права и исполнения субъективной обязанности // Журнал российского права. 2007. № 7. (1 п.л.)
  22. Вавилин Е.В. Концепция гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей: системный подход  // Право и образование. 2007. № 3. (1 п.л.)
  23. Вавилин Е.В., Цыбуленко З.И. Рец. на кн.: Челышев М.Ю. Концепция оптимизации межотраслевых связей гражданского права: постановка проблемы // Известия вузов. Правоведение. 2007. № 1. (0,3 п.л.)
  24. Вавилин Е.В. Субъективное гражданское право // Современное право. 2007. № 4. (0,4 п.л.)
  25. Вавилин Е.В. Осуществление прав и обязанностей по договору энергоснабжения // Вестник Саратовского социально-экономического университета. 2006. № 14. (0,6 п.л.)
  26. Вавилин Е.В. Организация договорных связей в отношениях по энергоснабжению // Вестник Саратовской государственной академии права. 2006. № 6. (0,5 п.л.)
  27. Вавилин Е.В. Изменения и дополнения порядка осуществления дарения и наследования // Российский судья. 2006. № 4. (0,5 п.л.)
  28. Вавилин Е.В. Наследование: механизмы осуществления субъективных гражданских прав // Вестник Саратовской государственной академии права. 2006. № 5. (0,5 п.л.)
  29. Вавилин Е.В. Понятие и механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Журнал российского права. 2004. № 5. (1 п.л.)
  30. Вавилин Е.В. Вопросы исполнения субъективных гражданских обязанностей // Вестник Саратовской государственной академии права. 2004. № 4. Ч. 1. (0,2 п.л.)
  31. Вавилин Е.В. К вопросу об актуальности совершенствования механизма защиты гражданских прав // Вестник Саратовской государственной академии права. 2003. № 3. (0,6 п.л.)
  32. Вавилин Е.В. Основные принципы гражданского права // Вестник Саратовской государственной академии права. 2003. № 1. (0,5 п.л.)
  33. Вавилин Е.В. Некоторые проблемы механизма защиты субъективных гражданских прав // Известия вузов. Правоведение. 2002. № 3. (0,5 п.л.)
  34. Договор аренды транспортных средств // Известия вузов. Правоведение. 1999. № 2. (0,8 п.л.)
  35. Вавилин Е.В. Договор аренды транспортного средства с экипажем // Вестник Саратовской государственной академии права. 1999. № 3. (0,4 п.л.)
  36. Вавилин Е.В. Договор аренды транспортных средств // Вестник Саратовской государственной академии права. 1999. № 1. (0,4 п.л.)
  37. Вавилин Е.В. Понятие несостоятельности (банкротства) предприятий // Известия вузов. Правоведение. 1997. № 4. (0,6 п.л.)

Материалы Международных и Всероссийских

научно-практических конференций

  1. Вавилин Е.В. Благоприятная правовая среда как основа осуществления гражданских прав // Матер. Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 15-летию Конституции РФ. Т. 2. М.: МГЮА, 2009 (0,3 п.л.).
  2. Вавилин Е.В. Проблемы кодификации законодательства об аренде транспортных средств // Кодификация российского законодательства: теория, практика, техника: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. (Н.Новгород, 25-26 сентября 2008 г.). Н.Новгород: Нижегородская академия МВД России, ТПП Нижегородской области, 2009 (0,6 п.л.).
  3. Вавилин Е.В. Принципы-методы в гражданском праве // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Матер. Всерос. VIII науч. форума (Самара, 24–25 апреля 2009 г.). Самара: Самарский университет, 2009 (0,2 п.л.).
  4. Вавилин Е.В. Принципы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей: роль, правовая природа и социальная ценность // Конституция Российской Федерации и развитие современной государственности: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. (СГАП, 3-4 октября 2008 г.). Саратов: СГАП, 2009 (0,2 п.л.).
  5. Вавилин Е.В. Слабая сторона в обязательстве // Российская юридическая наука: состояние, проблемы, перспективы: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (Алтайский гос. ун-т, 19-20 сентября 2008 г.). Барнаул: Алтайский гос. ун-т, 2009 (0,2 п.л.)
  6. Вавилин Е.В. Исполнение субъективных обязанностей: проблемы механизма защиты гражданских прав // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека. Сб. науч. ст. С.-Пб.; Краснодар: ЮЦ Пресс, 2008. (0,25 п.л.)
  7. Вавилин Е.В. Функциональные уровни принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Тенденции развития частного права в условиях рыночной экономики: сб. науч. тр. (по матер. Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 95-летию В.А. Тархова, Саратов, 24–25 сентября 2008 г.). Саратов: Саратовская гос. академия права, 2008. (0,3 п.л.)
  8. Вавилин Е.В. Способы защиты гражданских прав // Свобода. Права. Рынок: Матер. междунар. науч.-практ. конф. (Волгоград, 18-19 июля 2008 г.). Волгоград: Волгоградское научн. изд-во, 2008. (0,2 п.л.)
  9. Вавилин Е.В. Осуществление прав и обязанностей сторон по договору аренды транспортных средств с экипажем // Политико-правовые приоритеты социально-экономического развития России: Матер. междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 100-летию Саратов. гос. ун-та (2-3 июля 2008 г.). Саратов: Сарат. гос. ун-т, 2009 (0,4 п.л.)
  10. Вавилин Е.В. Некоторые вопросы развития законодательства в области образовательной деятельности // Современное состояние и тенденции Российского законодательства в условиях преемственности государственно-правового развития России: Сб. науч. трудов / Ответ. ред. Е.В. Вавилин, Д.Е. Петров. Саратов: ИЦ «Наука», 2008 (0,15 п.л.)
  11. Вавилин Е.В. Слабая сторона в обязательстве: понятие и классификация // Современное состояние и тенденции Российского законодательства в условиях преемственности государственно-правового развития России: Сб. науч. трудов / Ответ. ред. Е.В. Вавилин, Д.Е. Петров. Саратов: ИЦ «Наука», 2008. (1,1 п.л.)
  12. Вавилин Е.В. Исполнительное производство как стадия механизма защиты гражданских прав // Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (Казанский гос. ун-т, 4 апреля 2008 г.). Казань: КГУ, 2009 (0,2 п.л.)
  13. Вавилин Е.В. Гражданско-правовое регулирование экономической деятельности образовательных учреждений // Россия и мировое образовательное пространство: IV Междунар. науч. конф. 27 марта 2008 г. М.: МИЭМП, 2008. (0,2 п.л.)
  14. Вавилин Е.В. Защита права собственности субъектов Российской Федерации // Всерос. науч.-практ. конф. «Собственность и право собственности субъектов Российской Федерации». 16-17 мая 2008 г. Коломна: Колом. гос. пед. институт, 2009. (0,15 п.л.)
  15. Вавилин Е.В. Некоторые вопросы осуществления защиты гражданских прав // Третья Всерос. конф. «Державинские чтения». Москва, 2007 г.: Проблемы гражданского и семейного права. М.: РПА МЮ РФ, 2008. (0,2 п.л.)
  16. Вавилин Е.В. Тенденции развития отечественной правовой доктрины: механизм осуществления гражданских прав // Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение: Матер. VIII Междунар. науч.-практ. конф. Вып. 8: В 3 т. М.: ИГ «Юрист», 2008. Т. 1. (0,2 п.л.)
  17. Вавилин Е.В. Содержание гражданского правоотношения // Современное состояние и тенденции развития Российского частного права: Матер. заочной конф. (10 декабря 2007 г.). Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. (0,3 п.л.)
  18. Вавилин Е.В. Правоохранительная политика: механизм гарантированной защиты гражданских прав // Проблемы взаимодействия субъектов правоохранительной политики: Сб. ст. по матер. Всерос. науч.-практ. конф. (Пенза, 13 декабря 2007 г.). Пенза: Пензенск. гос. ун-т, 2008. (0,37 п.л.)
  19. Вавилин Е.В. Некоторые проблемы развития законодательства в области защиты гражданских прав // Актуальные проблемы развития российского законодательства и практики его применения: Матер. науч.-практ. конф. Белгород: Белгородский гос. ун-т, 2008. (0,15 п.л.)
  20. Вавилин Е.В. Совершенствование механизма  защиты  гражданских  прав как одно из важнейших направлений правовой политики // Правовая политика: проблемы формирования: Сб. науч. ст. Российско-Армянский (Славянский) гос. ун-т. Республика Армения. Ереван, 2008. (0,4 п.л.)        
  21. Вавилин Е.В. Соотношение слабой и сильной стороны в обязательстве // Международные юридические чтения: Матер. науч.-практ. конф. Омск: Омский юрид. институт. 2007. Ч. 3. (0,3 п.л.)
  22. Вавилин Е.В. Отступление от принципа юридического равенства сторон в гражданском правоотношении // Право и государство, общество и личность: история, теория и практика: Сб. науч. ст. участников II Всерос. науч.-практ. конф. 20-21 апреля 2007 г. Коломна: Колом. гос. пед. институт, 2007. (0,3 п.л.)
  23. Вавилин Е.В. Правовое регулирование аренды транспортных средств // Транспортное право в условиях реформирования транспортной отрасли РФ: Сб. науч. ст. по матер. Первой междунар. науч.-практ. конф. М.: Юрид. ин-т МИИТа, 2007. Вып. 13. (0,5 п.л.)
  24. Вавилин Е.В. Соотношение слабой и сильной стороны в обязательстве // Развитие гражданского законодательства стран-участниц Содружества Независимых Государств на современном этапе: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. (15-16 ноября 2007 г.). Белгород: Белгородский гос. ун-т, 2007. (0,2 п.л.)
  25. Вавилин Е.В. Защита прав слабой стороны в предпринимательских отношениях // Политико-правовые основы предпринимательства в России: Матер. Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 90-летию юрид. ф-та Саратовского ун-та (2-3 июля 2007 г.). Саратов: СГУ, 2008. (0,2 п.л.)
  26. Вавилин Е.В. Осуществление прав слабой стороны в договорном обязательстве // Теоретические аспекты и правоприменительная практика российского законодательства: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. Курск: Курск. гос. техн. ун-т., 2007. (0,25 п.л.)
  27. Вавилин Е.В. Соотношение понятий «осуществления субъективного гражданского  права» и «исполнения  субъективной гражданской обязанности» с понятием «гражданского правового отношения» // Вторая Всерос. конф. «Державинские чтения» (Москва, 9-10 ноября 2006 г.): Сб. ст.: В 8 кн. М.: РПА МЮ РФ, 2007. Кн. 5. (0,3 п.л.)
  28. Вавилин Е.В. Слабая сторона в гражданском правоотношении // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Матер. Междунар. VII науч. конф. молодых ученых (Самара, 27-28 апреля 2007 г.) Самара: Универс- групп, 2007. (0,2 п.л.)
  29. К определению понятия гражданского правоотношения // Обязательственное право: актуальные проблемы теории и практики применения. Сб. матер. Всерос. науч.-практич. конф. 24-26 мая 2007 г. Чебоксары: Чувашский гос. ун-т. 2007. (0,2 п.л.)
  30. Вавилин Е.В. Исполнение субъективных гражданских обязанностей: отражение судебной практики // Частноправовые проблемы взаимодействия материального и процессуального права: Матер. междунар. науч.-практ. конф. (Ульяновск, 15-16 сентября 2006 г.): Сб. науч. ст. Ульяновск, 2006. (0,3 п.л.)
  31. Вавилин Е.В. Осуществление и защита  гражданских прав: тенденции  развития // Юридическое образование и наука в России: проблемы модернизации. Тезисы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 75-летию СЮИ-СГАП. Саратов: СГАП, 2006. (0,15 п.л.)
  32. Вавилин Е.В. Энергоснабжение: осуществление прав и обязанностей сторон // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сб. матер. Междунар. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы гражданского права и процесса» (посвящ. памяти Я.Ф. Фархтдинова). Казань: Казанский гос. ун-т, 2006. Вып. 2. (0,25 п.л.)
  33. Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав в области профессионального спорта // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сб. мат. Междунар. науч.-практ. конф. М.: Статут, 2006. Вып. 1. (0,25 п.л.)
  34. Вавилин Е.В. Некоторые вопросы осуществления наследственных прав // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Матер. Междунар. VI науч. конф. молодых ученых (Самара, 28-29 апреля 2006 г.): Сб. науч. ст. Самара: Универс-групп, 2006. (0,15 п.л.)
  35. Вавилин Е.В. Некоторые проблемы осуществления гражданских прав и обязанностей в отношениях аренды транспортных средств // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2005 г.: Матер. IV междунар. науч.-практ. конф. Челябинск: НТЦ-НИИОГР, 2005. (0,2 п.л.)
  36. Вавилин Е.В. К определению субъективного гражданского права // Гражданское законодательство Российской Федерации как правовая среда гражданского общества: Матер. Междунар. науч.-практ. конф.: В 2 т. Краснодар: Просвещение-Юг, 2005. Т. 1. (0,3 п.л.)
  37. Вавилин Е.В. Цель осуществления  субъективных гражданских прав и исполнения субъективных гражданских обязанностей // Актуальные проблемы защиты гражданских прав: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (16-18 марта 2005 г.). Коломна, 2005. (0,15 п.л.)
  38. Вавилин Е.В. Некоторые вопросы исполнения гражданско-правовых обязанностей государством // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Матер. Междунар. V науч. конф. молодых ученых (Самара, 22-23 апреля 2005 г.) Самара: Универс-групп, 2005. (0,2 п.л.)
  39. Вавилин Е.В. Соотношение терминов «реализация гражданского права», «осуществление гражданского права», «реализация нормы гражданского права», «осуществление объективного гражданского права», «осуществление субъективного гражданского права» // Актуальные проблемы теории и практики применения российского законодательства: Сб. матер. Всерос. науч.-практ. конф. 22-24 апреля 2005 г. Чебоксары: Чувашский гос. ун-т. 2005. (0,2 п.л.)
  40. Вавилин Е.В. Исполнение субъективных гражданских обязанностей // Университетская наука – Республике Башкортостан: Матер. науч.-практ. конф., посвящ. 95-летию Башкирского ун-та. Уфа: БашГУ, 2004. Т. 2.: Гуманитарные науки. (0,2 п.л.)
  41. Вавилин Е.В. Цель  осуществления  и  защиты  субъективных  гражданских  прав // Актуальные проблемы защиты прав граждан и юридических лиц: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (10-11 декабря 2003 г.). Ульяновск: Ульянов. гос. ун-т, 2005. (0,2 п.л.)
  42. Вавилин Е.В. Реальное (фактическое) осуществление  и  защита гражданского права // Вопросы гражданского права: Матер. Всерос. межвуз. конф. памяти Ю.Х. Калмыкова (Саратов, апрель 2004 г.). Саратов: СГАП, 2004. (0,4 п.л.)
  43. Вавилин Е.В. Цивилистические и процессуальные проблемы осуществления и защиты гражданских прав // Современные проблемы взаимодействия материального и процессуального права России: теория и практика: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (17-18 апреля 2003 г.). Екатеринбург: УрГЮА, 2004. Ч. 1. (0,25 п.л.)
  44. Вавилин Е.В. Единая правовая цель — реальное осуществление и защита субъективного гражданского права // Проблемы унификации гражданского законодательства Беларуси, России, Украины в связи с образованием единого экономического пространства: Матер. междунар. науч.-практ. конф. (2-3 марта 2004 г.). Белгород: Белгородский гос. ун-т, 2004. (0,2 п.л.).
  45. Вавилин Е.В. Недопустимость ненадлежащего осуществления гражданских прав // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Матер. Междунар. науч. конф. Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2004.  Ч. 1. (0,3 п.л.)
  46. Вавилин Е.В. О соотношении субъективных гражданских прав и обязанностей // Матер. юбилейной Всерос. науч. конф. «Два века юридической науки и образования в Казанском университете» (Казань, 13-14 мая 2004 г.). Казань: Центр инновац. технологий, 2004. (0,2 п.л.)
  47. Вавилин Е.В. Формирование механизма осуществления и защиты гражданских прав — одно из направлений российской правовой политики // Закон, человек, справедливость: философско-правовые проблемы: Всерос. науч.-практ. конф. (Саратов, 19-21 мая 2003 г.). Саратов: СГАП, 2004. (0,2 п.л.)
  48. Вавилин Е.В. Право собственности: реализация субъективного гражданского права // Актуальные проблемы права собственности: Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (Саратов, октябрь 2003 г.). Саратов: СГАП, 2004. (0,15 п.л.)
  49. Вавилин Е.В. Защита прав государственных и муниципальных предприятий // Правовая система России: актуальные проблемы совершенствования: Матер. междунар. науч.-практ. конф. 19-20 марта 2003 г. Самара: Самар. гос. экон. акад., 2003. (0,2 п.л.)
  50. Вавилин Е.В. Способы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Матер. Всерос. III науч. конф. молодых ученых. Самара: Самарский ун-т, 2003. (0,2 п.л.)
  51. Вавилин Е.В. К вопросу об актуальности совершенствования механизма защиты гражданских прав // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2003 г.: Матер. IV междунар. науч.-прак. конф., посвящ. 60-летию ЮурГУ и 10-летию специальности «Юриспруденция» в ЮурГУ. Челябинск: НТЦ-НИИОГР, 2003. Ч. 2. (0,4 п.л.)
  52. Вавилин Е.В. К вопросу об осуществлении субъективных гражданских прав и исполнении обязанностей //        Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (К 10-летию Конституции России): Междунар. науч.-практ. конф. (1-3 октября 2003 г.): В 3 ч. Саратов: СГАП, 2003. Ч. 1. (0,2 п.л.)
  53. Вавилин Е.В. Особенности реализации отдельных прав и обязанностей сторон в договоре аренды транспортных средств // Права человека: пути их реализации: Матер. междунар. науч.-практ. конф. (8-10 октября 1998 г.). Саратов: СГАП, 1999. Ч. 2. (0,2 п.л.)
  54. Вавилин Е.В. Правовое регулирование санации // Третья межвуз. науч. конф. по правоведению: Тезисы докл. Марийский гос. ун-т. 16 мая 1996 г. Йошкар-Ола: Марийский гос. ун-т, 1997. (0,2 п.л.)
  55. Вавилин Е.В. Соотношение терминов «несостоятельность», «банкротство» и «неплатежеспособность» в законодательстве РФ о несостоятельности (банкротстве) предприятий // Вторая межвуз. науч. конф. по правоведению: Тезисы докл. Марийский гос. ун-т. 18 мая 1995 г.  Йошкар-Ола: Марийский гос. ун-т, 1995. (0,3 п.л.)
  56. Вавилин Е.В. Законодательное определение, внешние и внутренние признаки несостоятельности (банкротства) хозяйствующих субъектов // Первая межвуз. науч. конф. по правоведению: Тезисы докл. Марийский гос. ун-т. 28 апреля 1994 г. Йошкар-Ола: Марийский гос. ун-т, 1994. (0,3 п.л.)

Другие статьи

  1. Вавилин Е.В. Развитие российского законодательства в сфере осуществления и защиты гражданских прав // Гражданское право. 2009. № 1. (0,4 п.л.)
  2. Вавилин Е.В. Механизм осуществления права на принятие наследства // Наследственное право. 2009. № 1. (0,25 п.л.)
  3. Вавилин Е.В. Совершенствование механизма осуществления прав как одно из направлений российской правовой политики // Доктрина права. 2009. № 1 (2). (0,3 п.л.).
  4. Вавилин Е.В. Правоотношение: понятие и основные элементы // Доктрина права. 2009. № 1. (0,5 п.л.).
  5. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав: формирование концепции // Современная юридическая наука и правоприменение: сб. ст. по матер. Всерос. науч.-практ. конф. (Саратов, 28–29 мая 2009 г.). Саратов: СГАП, 2009. (0,4 п.л.).
  6. Вавилин Е.В. Основные стадии механизма осуществления и защиты гражданских прав // Приоритеты формирования правоохранительной политики в современной России: сб. ст. / под науч. ред. А.В. Малько. Тамбов: ИД ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. (1 п.л.).
  7. Вавилин Е.В. Ответственность сторон по договору энергоснабжения // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: Сб. науч. тр. Саратов: Сарат. ун–т, 2009. (0,6 п.л.).
  8. Вавилин Е.В. Принцип гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей // Нотариус. 2008. № 4. (0,25 п.л.)
  9. Вавилин Е.В. Развитие законодательства в сфере осуществления наследственных прав // Наследственное право. 2008. № 3. (0,3 п.л.)
  10. Вавилин Е.В. Тенденции развития отечественной правовой доктрины: механизм осуществления гражданских прав // Гражданское право. 2008. № 1. (0,2 п.л.)
  11. Вавилин Е.В. Система принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей как основа правовых гарантий // Право. Законодательство. Личность. Сб. науч. тр. М.: СГАП, 2008. Вып. 4. (0,8 п.л.)
  12. Вавилин Е.В. К учению об осуществлении гражданских прав / Право. Законодательство. Личность: Сб. науч. тр. Саратов: СГАП, 2008. Вып. 3. (1 п.л.)
  13. Вавилин Е.В. Проблемы защиты гражданских прав // Бюллетень нотариальной практики. 2008. № 2. (0,4 п.л.)
  14. Вавилин Е.В. Аренда транспортных средств: проблемы осуществления прав и исполнения обязанностей // Правовая политика и правовая жизнь. 2008. № 1. (0,4 п.л.)
  15. Вавилин Е.В. Некоторые проблемы развития законодательства в области защиты гражданских прав // Профессионал. 2008. № 1-2. (0,15 п.л.)
  16. Вавилин Е.В. Принципы осуществления гражданских прав: функциональные уровни // Новая правовая мысль. 2008. № 6. (0,2 п.л.).
  17. Вавилин Е.В. Понятие и содержание правоотношения // Актуальные проблемы теории и истории права и государства: Сб. ст. пам. В.В. Посконина. Ижевск: ИД «Удмурт. ун-т», 2008. (0,4 п.л.).
  18. Вавилин Е.В. Гражданско-правовой статус образовательного учреждения  высшего  профессионального  образования // Правовое пространство России: опыт и современность. Сб. науч. тр. пам. В.Г. Тимофеева. // Гражданское право и процесс. Уголовное право и процесс. Чебоксары: Чуваш. гос. ун-т, 2008. Кн. 2. (0,15 п.л.) 
  19. Вавилин Е.В. Осуществление субъективных гражданских прав и исполнение субъективных гражданских обязанностей: единство и взаимодействие // Вестник Российской правовой академии. 2007. № 2. (0,4 п.л.)
  20. Вавилин Е.В. Принцип справедливости как основа осуществления наследственных прав // Юрист. 2007. № 1. (0,2 п.л.)
  21. Вавилин Е.В. Исполнение субъективных гражданских обязанностей: проблемы теории и практики // Бюллетень нотариальной практики. 2007. № 2. (0,4 п.л.)
  22. Вавилин Е.В. К теории гражданского правоотношения // Актуальные проблемы правоведения. 2007. № 3. (0,5 п.л.)
  23. Вавилин Е.В. Понятие исполнения субъективных гражданских  обязанностей // Современные проблемы юридической науки и практики: Межвуз. сб. науч. тр. к 75-летию СЮИ – УрГЮА. Екатеринбург: УрГЮА, 2007. (0,7 п.л.)
  24. Вавилин Е.В. Некоторые вопросы развития гражданского законодательства // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 4. (0,15 п.л.)
  25. Вавилин Е.В. Правовая политика в области энергоснабжения // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 3. (0,5 п.л.)
  26. Вавилин Е.В. Правовая доктрина в механизме осуществления гражданских прав // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 1. (0,15 п.л.)
  27. Вавилин Е.В. Осуществление и защита субъективных гражданских прав: цель и результат // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: СГУ, 2007. Вып. 2. (0,4 п.л.)
  28. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав: проблемы взаимодействия материального и процессуального права // Российская правовая система: вопросы теории и практики. Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Наука, 2007. (0,3 п.л.)
  29. Вавилин Е.В. Оптимизация механизмов защиты прав личности в политико-правовой жизни современной России // Политическая и правовая жизнь изменяющейся России: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: СГУ, 2007. (1 п.л.)
  30. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав при дарении и наследовании // Гражданское право. 2006. № 2. (0,6 п.л.)
  31. Вавилин Е.В. Осуществление субъективного гражданского права: цель и механизм достижения цели права // Право как ценность и средство государственного управления обществом: Сб. науч. тр. Волгоград: ВА МВД России, 2006. Вып. 3. (0,5 п.л.)
  32. Вавилин Е.В. Отношения собственности: реализация субъективных гражданских прав и обязанностей // Актуальные проблемы права собственности: теория и практика. Уфа: БашГУ, 2006. (0,4 п.л.)
  33. Вавилин Е.В. Современное развитие законодательства в сфере осуществления и защиты отдельных гражданских прав // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 3. (1 п.л.)
  34. Вавилин Е.В. Осуществление субъективного гражданского права как элемент гражданского правоотношения // Актуальные проблемы юридической науки и практики: Сб. науч. ст., посвящ. 60-летию В.М. Пучнина. Тамбов: Интеграция, 2006. (0,5 п.л.)
  35. Вавилин Е.В. Национальная правовая доктрина в механизме осуществления гражданских прав // Проблемы правовой модернизации в России: Сб. науч. матер. Пенза: ПГУ, 2006. (0,5 п.л.)
  36. Вавилин Е.В. Формальное и фактическое исполнение субъективных гражданских обязанностей // Частное право: проблемы и перспективы: Межвуз. науч. сб. Саратов: СГУ, 2006. (0,75 п.л.)
  37. Вавилин Е.В. Принцип справедливости как основа осуществления наследственных прав // Цивилистические записки. М.: Юрист, 2006. Вып. 8. (0,3 п.л.)
  38. Вавилин Е.В. Формирование судебной практики в сфере исполнения субъективных гражданских обязанностей // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 3. (0,75 п.л.)
  39. Вавилин Е.В. К вопросу об основных принципах осуществления и защиты субъективных гражданских прав // Актуальные вопросы частного права: Межвуз. сб. науч. тр. Самара: Самарский ун-т, 2004. (0,5 п.л.)
  40. Вавилин Е.В. Юридический процесс: проблемы методологии (доклад на научно-методологическом семинаре) // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 2. (0,1 п.л.).
  41. Вавилин Е.В. Правовые акты в механизме защиты гражданских прав // Защита гражданских прав: Сб. науч. ст. Сер. Права человека: сферы реализации. Саратов: СГУ, 2003. Вып. 1. (2 п.л.)
  42. Вавилин Е.В. Приоритеты правовой политики в сфере защиты гражданских прав в современной России // Частное право: проблемы и перспективы. Межвуз. науч. сб. Саратов: СГУ, 2003. (1,1 п.л.)
  43. Вавилин Е.В. К вопросу об актуальности совершенствования механизма защиты гражданских прав // Проблемы осуществления гражданских прав: Межвуз. сб. науч. тр. Самара: Самарский ун-т, 2002. (0,6 п.л.)
  44. Вавилин Е.В. Механизм защиты субъективных гражданских прав // Защита гражданских прав: проблемы методологии: Межрегион. науч. семинар. Саратов, 18-20 марта 2002 г. Саратов: СГАП, 2002. (0,2 п.л.)
  45. Вавилин Е.В. Соотношение договора аренды транспортных средств с некоторыми смежными договорами // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Тольятти, 1998. Вып. 1. (0,6 п.л.)

Учебники, учебно-методические и практические пособия, словари:

  1. Вавилин Е.В., Цыбуленко З.И. Гражданское право. Семейное право // Большой юридический словарь / Под ред. А.В. Малько. М.: Проспект, 2009. (вклад автора – 5 п.л.)
  2. Вавилин Е.В., Гурьева Е.В. Новый порядок наследования и дарения. Юридическая консультация. Вопросы и ответы /Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: СПС КонсультантПлюс, 2008.  (вклад автора – 2 п.л).
  3. Гражданское право // Экспертная юридическая система «LEXPRO» (электронная форма). М.: LEXPRO, 2008. (в соавторстве; вклад автора – 61 п.л.)
  4. Вавилин Е.В., Гурьева Е.В. Новый порядок наследования и дарения. Юридическая консультация. Вопросы и ответы /Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: ЮРКНИГА, 2007. (вклад автора – 2 п.л.)
  5. Вавилин Е.В., Цыбуленко З.И. Гражданское право // Краткий юридический словарь /Отв. ред. А.В. Малько. М.: ТК Велби, Проспект, 2007. (вклад автора – 2,5 п.л.).
  6. Толковый словарь гражданского права. /Под ред. Е.В. Вавилина, М.И. Горлачевой, Р.И. Панкратова. М.: Городец, 2007. Ч. 2. (вклад автора – 31 п.л.) (Соавторы – А.В. Коновалов, Т.В. Петрова, А.М. Эрделевский и др.)
  7. Толковый словарь гражданского права. / Под ред. Е.В. Вавилина, Р.И. Панкратова. М.: Городец, 2006. Ч. 1. (вклад автора – 30 п.л.). (Соавторы – А.В. Коновалов, Т.В. Петрова, А.М. Эрделевский и др.).
  8. Вавилин Е.В., Цыбуленко З.И. Гражданское право // Правоведение: учеб. /Под ред. А.В. Малько. М.: КНОРУС, 2005 (вклад автора – 3 п.л.). Четыре издания: 2005 г., 2006 г., 2007 г., 2008 г.
  9. Вавилин Е.В., Груздева А.А., Фомичева Н.В. Кредитные и расчетные обязательства в гражданском праве России: Учеб. пособие /Под ред. З.И. Цыбуленко. Саратов: СГАП, 2003. (вклад автора – 2 п.л.).
  10. Вавилин Е.В. Правовая политика в сфере защиты гражданских прав // Российская правовая политика: Курс лекций /Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М.: НОРМА, 2003 (1 п.л.).
  11. Вавилин Е.В., Хмелева Т.И. Юридические лица // Гражданское право России.: Практикум / Отв. ред. З.И. Цыбуленко, П.В. Рамзаев. М.: Юристъ, 1999. (вклад автора – 0,5 п.л.).
  12. Методические рекомендации и задания для самостоятельной работы студентов по курсу «Трудовое право» /Отв. ред. А.К. Безина. Казань: Казанский гос. ун-т, 1995. (вклад автора – 0,35 п.л.) (Соавторы – А.К. Безина, А.И. Баранов и др.).

Общий объем научных, учебных, учебно-методических работ диссертанта составляет  275,8  п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.