WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЛОЗОВСКИЙ ДЕНИС НИКОЛАЕВИЧ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О МЕТОДАХ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В ПРАКТИКЕ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Специальность 12.00.09

уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Санкт-Петербург

2011

Работа выполнена на кафедре криминалистики Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский университет МВД России»

Научный консультант:

доктор юридических наук,

профессор

Челышева Ольга Владиславовна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук,

профессор, Заслуженный юрист

Российской Федерации

Кустов Анатолий Михайлович

доктор юридических наук,

профессор

Косарев Сергей Юрьевич

доктор юридических наук,

доцент

Каминский Александр Маратович

Ведущая организация:

Волгоградская академия МВД России

Защита диссертации состоится «29»  декабря  2011 г. в 12 ч. на заседании диссертационного совета Д 203.012.02 при Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский университет МВД России по адресу: 198206, Санкт-Петербург, ул. Лётчика Пилютова, д. 1, зал заседаний учёного совета.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский университет МВД России» по адресу: 198206, Санкт-Петербург, ул. Лётчика Пилютова, д. 1

Автореферат разослан «____» ________ 20__ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Д 203.012.02

кандидат юридических наук, доцент                      Э.В. Лантух

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

В современных условиях функционирования Российского государства, характеризующихся активизацией деятельности организованных преступных формирований, эффективное устранение данного антиобщественного явления возможно лишь на серьёзной научной основе. Успешное решение задач борьбы с организованной преступностью зависит от целого ряда факторов как объективного, так и субъективного характера. В качестве объективных факторов необходимо рассматривать наличие в распоряжении правоохранительных органов современных научно-технических средств. Субъективные факторы, такие, как знания, умения и навыки сотрудников правоохранительных органов, их профессиональная этика и культура, высокая работоспособность также являются непременными условия эффективного раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Однако, существование указанных факторов невозможно, если в распоряжении следователей, дознавателей, оперативных работников, прокуроров и судей не будет совершенного, научно обоснованного  и апробированного практикой инструментария осуществления своих функций.

За годы своего существования юридической наукой вообще, и криминалистикой в частности, разработан и внедрён в практику широкий арсенал инструментов (средств, приёмов и методов) раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. В этом арсенале существенная роль отводится методам расследования преступлений.

Вопросы, связанные с методами расследования занимают в криминалистических исследованиях достаточно большое место. Во многих работах ставились вопросы о понятии и содержании криминалистических методов, ряд работ посвящён разработке отдельных методов расследования преступлений (моделированию, программно-целевому, версионному методу и т.п.). Нет практически ни одной научной криминалистической публикации, где бы автор не касался в той или иной степени методов расследования.

Некоторые учёные считают метод главной качественной характеристикой деятельности субъекта расследования.

  К сожалению, вопрос о понятии и содержании метода расследования решён в криминалистике не до конца. Криминалистическая теория методов расследования лишь делает первые шаги на пути своего становления. Нет единого понимания данной категории, не выяснены отличия от сходных понятий, отсутствует единая система методов расследования. До настоящего времени наблюдается смешение методов расследования и методов исследования криминалистической науки. Остаётся открытым вопрос о возможности существования общего, универсального метода расследования преступлений.

Во многих работах авторы неоправданно расширяют понятие метода расследования, включая в его содержание любые средства, приёмы, способы, используемые в процессе раскрытия и расследования преступлений. В понимании ряда криминалистов методы расследования отождествляются с частными криминалистическими методиками. Всё это не может не сказываться отрицательно на разработке собственно методов расследования преступлений.

Более того, теоретические основы методов расследования преступлений требуют серьёзного научного подхода, организации масштабного исследования в этой области. Одним из этапов данной научной деятельности должна стать разработка основных положений криминалистического учения о методах расследования преступлений. Такое учение призвано стать научной базой для совершенствования уже существующих и создания новых методов расследования преступлений.

Особенно актуальными вопросы реализации учения о методах расследования преступлений становятся, когда речь идёт об организованной преступной деятельности и борьбе с данным явлением.

Организованная преступная деятельность стала одной из наиболее серьёзных проблем современного общества, до опасного предела обострила криминальную обстановку в стране. Для значительного числа лиц организованная преступная деятельность (далее ОПД) превратилась в основной источник существования. Согласно статистике,  в 2010 году правоохранительными органами было пресечено более 22 тысяч тяжких и особо тяжких преступлений, совершённых лидерами и активными участниками организованных преступных групп и преступных сообществ, из них 77 процентов виновных лиц были установлены сотрудниками органов внутренних дел. За первое  полугодие  2011 года организованными группами или преступными сообществами совершено 9,3 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений (32,6%), а их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий снизился с 6,6% в январе - июне 2010 года до 5,2%1.

Как правило, расследование данных преступлений представляет гораздо больше трудностей, чем расследование преступлений, совершаемых преступниками одиночками или группой лиц при отсутствии признаков организованности. Эти трудности связаны как с субъективными, так и с объективными факторами. Так, с одной стороны, участие в расследовании ОПД требует от следователей и других сотрудников правоохранительных органов особо высокой квалификации, выносливости, умения работать в экстремальных ситуациях. С другой стороны, преступления в составе ОПГ совершаются с высоким уровнем преступного профессионализма, в процессе расследования виновные оказывают активное противодействие правоохранительным органам, порой проявляя крайнюю агрессивность, задействуя широкие коррупционные связи. Большинство же существующих методов расследования преступлений разрабатывались без учёта специфики борьбы с организованной преступной деятельностью. Даже работы, посвящённые методике расследования преступлений, совершённых ОПГ или отдельных их видов, содержат лишь ряд рекомендаций, отражающих специфику типовых программ и организации расследования, а также некоторые особенности тактики следственных действий, выполняемых по делам данной категории. Речь о применении научно обоснованных методов расследования преступлений по отношению к ОПД до настоящего времени в работах криминалистов не шла.

Вопросы, связанные с методами расследования преступлений, рассматривались как зарубежными, так и отечественными криминалистами, начиная с момента становления криминалистики как особой отрасли научного знания. Этой теме уделили внимание Е. Аннушат, А. Вейнгарт, Г. Гросс, А. Ничефоро, Г.А. Аванесов, Л.Е. Ароцкер, Р.С. Белкин, В.С. Бурданова, Н.М. Васильев, И.А. Возгрин, Г.А. Густов, А.И. Дулов, И.М. Лузгин, С.Н. Чурилов, А.А. Эйсман и другие. Значение работ этих авторов трудно переоценить. В них заложены основы понятийного аппарата, связанного с методами расследования преступлений, определено значение разработки и использования в практической деятельности отдельных методов расследования, содержится авторское видение сущности и содержания данных методов, предложены рекомендации по практическому их применению в процессе расследования отдельных видов преступлений.

Безусловно, отдельные аспекты исследования методов расследования преступлений нуждаются в глубоком научном осмыслении. Объём и значение произведённых разработок таковы, что в отношении их требуется осознанная критическая оценка и систематизация знаний на новом уровне. Таким образом, следующим этапом в исследовании методов расследования преступлений должен стать синтез отдельных сторон познанного, результатом которого будет создание единого криминалистического учения о методах расследования преступлений.

За последнее время был защищен ряд докторских диссертаций, связанных с особенностями расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Наиболее значимыми являются диссертационные исследования В.И. Братищева (1994 год), Г.М. Меретукова (1995 год), В.И. Брылёва (1999 год), Я.М. Мазунина (2005 год), Н.А. Подольного (2008), А.М. Каминского (2008 год).

Указанные работы касаются либо методики расследования преступлений, совершённых ОПГ, либо отдельных тактических аспектов работы по данным преступлениям. Вопросы о специфике использования научно обоснованных методов расследования в деятельности правоохранительных органов до настоящего времени не ставились.

В настоящем диссертационном исследовании на соискание учёной степени доктора юридических наук автор разработал основные положения учения о методах расследования преступлений и показал возможность их реализации в процессе расследования организованной преступной деятельности.

       Всё вышесказанное обосновывает актуальность избранного научного направления и предопределяет выбор темы диссертации.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является деятельность правоохранительных органов по расследованию преступлений, в том числе, совершаемых организованными преступными группами, осуществляемая с применением специальных, научно-обоснованных методов, а также организованная преступная деятельность, как связанная с непосредственным совершением преступлений, так и обеспечивающая ежедневное функционирование преступных групп и сообществ.

Предмет исследования составляют закономерности применения научно обоснованных методов расследования, направленных на собирание, исследование, оценку и использование доказательств, в том числе, в процессе борьбы с организованной преступной деятельностью, обусловленные закономерностями механизма данной деятельности, а также закономерностями возникновения информации о преступлениях, совершаемых ОПГ и их участниках.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является разработка основ учения о методах расследования преступлений как составной части теории и методологии криминалистики, а также основных положений реализации данного учения в процессе расследования организованной преступной деятельности.

Для достижения данной цели  ставятся следующие задачи:

  1. обобщить и проанализировать существовавшие до настоящего времени научные подходы к пониманию методов расследования преступлений и их реализации в практической деятельности правоохранительных органов;
  2. определить методологические основы учения о методах расследования преступлений, его место в системе криминалистической науки;
  3. разработать понятийный аппарат криминалистического учения о методах расследования преступлений;
  4. показать особенности расследования преступлений как познавательного процесса;
  5. дать развёрнутую характеристику отдельных методов расследования преступлений (программно-целевого, моделирования и других);
  6. осуществить систематизацию методов познания, используемых в процессе расследования преступлений, и собственно методов расследования преступлений;
  7. рассмотреть криминалистически значимые признаки организованной преступной деятельности;
  8. раскрыть возможности реализации положений учения о методах расследования преступлений на примере борьбы с организованной преступной деятельностью.

Методология исследования. Методологической базой исследования является диалектико-материалистический метод научного познания. В ходе работы использовались общенаучные методы эмпирического исследования (описание, наблюдение, сравнение); теоретического исследования (анализ, синтез, дедукция, индукция), а также специальные методы познания, в частности исторические, социологические, математические и другие.

Правовой основой диссертационного исследования послужили нормы Конституции Российской Федерации, положения Уголовного, Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации, Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», других законов и подзаконных нормативных правовых актов, относящихся к вопросам темы диссертации.

Теоретическую основу диссертации составили труды в области криминалистики, судебной экспертизы, уголовного и уголовно-процессуального права, криминологии, оперативно-розыскной деятельности, философии, логики и других наук.

Вопросы расследования организованной преступной деятельности рассматривались таким учёными, как В.И. Батищев, В.М. Быков, Н.П. Водько, А.И. Гуров, О.Д. Жук,  И.И. Карпец, В.И. Куликов, В.Н. Осипкин, С.И. Цветков, В.Ю. Шепитько, Н.П. Яблоков и другие.

Проблемы, связанные с методами расследования преступлений, рассматривались в трудах таких авторов, как А.Ф. Волынский, Т.С. Волчецкая, В.К. Гавло, В.П. Лавров, Е.П. Ищенко, С.Ю. Косарев, А.М. Кустов,  А.В.  Шмонин и другие.

Эмпирическая база исследования. Эмпирическую базу исследования составляют материалы более 300 архивных уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и сообществами  в Республике Адыгея, Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях с 2000 по 2009 годы, статистические данные об организованной преступной деятельности. В ходе исследования было произведено анкетирование более 250 следователей, осуществляющих расследование преступлений, совершаемых ОПГ.

В диссертации использован практический опыт работы соискателя оперативным работником, а также опыт преподавания криминалистики в вузах МВД России.

Научная новизна исследования состоит в создании основ нового криминалистического учения о методах расследования преступлений, призванного занять своё место в разделе общей теории и методологии криминалистики, а также в исследовании особенностей и разработке рекомендаций по реализации основных положений данного учения в процессе расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

В диссертации представлен понятийный аппарат учения о методах расследования преступлений, раскрыты особенности расследования преступлений как познавательного процесса, дана характеристика отдельных методов расследования преступлений, показаны возможности реализации основных положений учения о методах расследования преступлений в процессе борьбы с организованной преступной деятельностью.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Определение понятия метода, который в широком общенаучном смысле представляет собой специально разработанный, наиболее эффективный способ упорядочения данной деятельности, направленный на решение определённых задач и (или) достижение определённой цели.

2. Критерии отграничения категории метода от таких категорий, как методология (широта охвата, включённых в категорию элементов), теория (сущность и функции), методика, рекомендация, правило, предписание, программа, алгоритм (степень детализации описания отдельных операций, степень самостоятельности принятия решений в процессе применения, уровень творческого мышления субъекта применения).

3. Критерии отграничения методов научного познания от методов практической деятельности по расследованию преступлений – особенности применения в зависимости от сферы использования, содержания деятельности, для которой разработан метод. Методы расследования – это не просто методы познания, а способы упорядочения всей деятельности по расследованию преступлений, которая познанием не ограничивается, а включает в себя иные направления: поисковое, фиксационно-удостоверительное, организационное, по устранению противодействия расследованию, по обеспечению безопасности участников процесса и возмещению ущерба.

4. Расследование преступлений представляет собой соответствующую требованиями закона, обусловленную закономерностями преступления и иными объективными и субъективными факторами сложную, структурированную деятельность следователя и других уполномоченных лиц, целью которой  является доказывание обстоятельств расследуемого преступления и решение иных возложенных на предварительное следствие задач.

5. Метод расследования преступлений представляет собой научно обоснованную, апробированную практикой, доступную для массового применения, описанную с помощью средств научного языка систему способов мыслительных и физических операций, направленных на упорядочение деятельности по расследованию преступлений с целью полного установления обстоятельств его совершения.  Промежуточным результатом применения любого метода расследования преступления является составление плана расследования, направленного на решение его стратегических задач.

6. Вывод о существовании общего метода расследования, который представляет собой совокупность общих признаков системы способов мысленных и физических операций, составляющих частные методы расследования преступлений.

Содержание данного общего метода заключается в том, что порядок работы следователя по расследованию любого преступления (с использованием частных методов расследования) должен строиться от изучения известной информации по делу к определению объёма недостающих обстоятельств и способов их установления.

7. Под программно-целевым методом расследования понимается система способов мыслительных и физических операций, направленных на упорядочение деятельности по расследованию преступлений с целью полного установления обстоятельств его совершения с помощью заранее разработанных, научно обоснованных, апробированных практикой типовых программ.

8. Метод мысленного моделирования события преступления представляет собой способ получения нового знания (сведений) об обстоятельствах преступного деяния, заключающийся в выполнении следователем ряда операций, направленных на построение, изучение и проверку мысленного (идеального) образа события преступления.

9. Понятие организованной преступной деятельности, под которой следует понимать всю деятельность организованных преступных формирований, как собственно преступную, так и иную, например, деятельность по вербовке коррумпированных чиновников, новых членов ОПГ, их обучение, поддержку членов ОПГ, отбывающих наказание, реорганизацию ОПГ, проведение досуга, субкультуру и т.п.

10. Структура криминалистической характеристики организованной преступной деятельности, в которой выделяются две группы элементов:

а) элементы, характерные для структуры криминалистической  характеристики группы преступлений, выделяемых на основании особого субъекта их совершения;

б) элементы, характеризующие специфику организованной преступной деятельности, выходящие за пределы конкретных преступлений, совершаемых в составе ОПГ, относящиеся к обеспечению её функционирования.

11. Краткие и развёрнутые типовые программы расследования организованной преступной деятельности, включающие в себя программы изучения структуры ОПГ, взаимоотношений внутри ОПГ, направлений деятельности ОПГ, события преступления, совершённого ОПГ (на примере корыстно-насильственного преступления), деятельности, выходящей за пределы совершения конкретных преступлений.

При этом предложенные краткие программы представляют собой «банк» вопросов, которые следователь должен выяснить в процессе расследования ОПД. Развёрнутые программы включают в себя:

1) вопросы, соответствующие обстоятельствам, подлежащим доказыванию (основные вопросы);

2) вопросы, конкретизирующие основные, позволяющие при установлении получить выводное знание об основных обстоятельствах (частные вопросы);

3) перечень источников информации, в которых могут содержаться ответы на частные вопросы;

4) перечень следственных, оперативно-розыскных и проверочных мероприятий, в ходе которых можно получить необходимые ответы;

5) типовую последовательность осуществления данных мероприятий.

12. Комплекс типовых блок-схем и структур информационных моделей применительно к расследованию организованной преступной  деятельности:

- типовая блок-схема построения модели корыстно-насильственного преступления, основанная на криминалистической характеристике ОПД, направленная на доказывание преступлений, совершённых в составе организованных преступных групп;

- типовая блок-схема построения модели организованной преступной деятельности, относящейся к обеспечению жизнедеятельности организованной преступной группы;

- структуры информационных моделей организованной преступной группы и отдельных членов ОПГ.

Теоретическое значение диссертационного исследования. Теоретическое значение диссертационного исследования заключается в разработке методологических основ и основных положений криминалистического учения о методах расследования преступлений как элемента общей теории и методологии криминалистики. Положения данного учения могут быть  реализованы в прикладных разделах криминалистики, в первую очередь, при рассмотрении вопросов расследования конкретных групп и видов преступлений. Кроме того, положения диссертации пополнят потенциал, таких наук, как уголовное право, уголовный процесс и оперативно-розыскная деятельность.

Практическое значение диссертационного исследования заключается в разработке прикладных аспектов борьбы с организованной преступной деятельностью путём реализации научно обоснованных методов расследования. Положения, выводы и рекомендации могут быть непосредственно использованы следователями, дознавателями и оперативными сотрудниками правоохранительных органов в процессе предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, совершённых организованными преступными формированиями, а также в учебном процессе и при подготовке учебно-методической литературы.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры криминалистики Санкт-Петербургского университета МВД России.

Результаты диссертационного исследования докладывались на 27 научных и научно-практических конференциях и семинарах (в том числе 11 международных), состоявшихся в Иркутске (2009 г.), Краснодаре (2007, 2011гг.), Минске, Республика Беларусь (2011 г.), Саратове (2010 г.), Ставрополе (2007 г.), Олшине, Польша (2009 г.), Уфе (2010 г.), Херсоне, Украина (2010 г.), Челябинске (2006) и др.,  на заседаниях кафедры криминалистики Санкт-Петербургского университета МВД России.

Идеи и положения исследования внедрены в учебный процесс Санкт-Петербургского университета МВД России, Краснодарского университета МВД России, практическую деятельность Главного управления МВД России по Воронежской области, Управления МВД России по Омской области,  Главного управления МВД России по Краснодарскому краю, МВД по Республике Адыгея.

Основные положения диссертационного исследования отражены в 47 научных публикациях (включая 3 авторские монографии и 13 научных статей, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования и науки России)

Структура диссертации. Структура диссертации определена кругом исследуемых проблем, её целями и задачами и состоит из введения, двух разделов, включающих  четыре главы, разделённые на  четырнадцать  параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

2. CОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели, задачи, объект и предмет, обозначаются методологические и теоретические основы исследования, отмечаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, излагаются сведения об апробации результатов исследования.

Первый раздел «Учение о методах расследования преступлений», - включает в себя две главы.

Глава первая «Основные термины и понятия» - состоит из четырёх параграфов.

В первом параграфе – «Общенаучное понятие метода» - автором анализируются существующие в современном науковедении подходы к пониманию метода какой-либо человеческой деятельности, определяется значение данной категории для решения частных научных и практических задач.

Анализ научных исследований показал,  что чаще всего как представители философской науки, так и криминалисты для характеристики метода употребляют такие понятия, как способ, путь, приёмы, средства, операции. В диссертации сделана попытка  установить, какие из данных понятий лежат в одной плоскости с понятием «метод», являются наименее многозначными и наиболее чёткими.

Проведя этимологический анализ указанных терминов и понятий, автор сделал вывод, что из всех  встречающихся понятий, используемых для определения метода, в одной с ним плоскости лежат только понятия «приём» и «способ». Поэтому целесообразность именно их использования для определения понятия «метода» рассматривается в параграфе особенно подробно.

Проанализировав существующие в науке подходы к решению данного вопроса, автор констатирует, что исследователями фактически используются три синонимичных термина: «способ», «приём» и «метод» и попытки определить соответствующие понятия друг через друга.

В диссертации разделяется точка зрения тех авторов, которые считают, что термины «приём» и «метод» расследования являются синонимами и употребляются в зависимости от степени общности и других обстоятельств. Способ же (познания или деятельности) является понятием по содержанию более общим (родовым) по отношению к методу и приёму.

Таким образом, будет вполне закономерно определение метода  через понятие способа. То есть любой метод является способом какой либо деятельности, но не любой способ можно рассматривать в качестве метода. Кроме того, при формулировании понятия метода необходимо указание на достижение определённых целей или решение задач, а также упорядоченность деятельности, для осуществления которой применяется метод. Способ же осуществления какой-либо деятельности – практической или познавательной  может быть спонтанным, случайно выбранным, далеко не самым рациональным и т.п.

Учитывая сказанное, автор формулирует следующее определение понятия метода (в широком общенаучном смысле): метод познавательной или практической деятельности представляет собой специально разработанный, наиболее эффективный способ упорядочения данной деятельности, направленный на решение определённых задач и (или) достижение определённой цели.

Во втором параграфе – «Отграничение понятия метода от смежных понятий. Методы познания и практической деятельности» автор утверждает, что важнейшей методологической задачей любого научного исследования является не только формулировка определения понятия, но и чёткая дифференциация его от различных близких по значению дефиниций.

Сформулировав в предыдущем параграфе понятие метода через понятие способа деятельности и отвергнув иные подходы к решению данной проблемы, автор показал отличие метода от других понятий, употребляемых для характеристики познавательной и практической деятельности.

В частности, в диссертации проводится отграничение понятия метода от таких понятий, как правило, предписание, рекомендация.

Автор обосновывает то, что метод может быть описан в виде определённого правила или предписания.  Либо правила могут содержать указание о применении того или иного метода. Таким образом, объективно существующий метод соотносится с понятиями правила (рекомендации), как содержание и форма.

В параграфе также проводится отграничение понятия метода от понятия «алгоритма» деятельности. По мнению автора, метод не даёт столь детального описания отдельных операций, как алгоритм. Применяя метод, субъект вынужден в процессе деятельности принимать самостоятельные решения, не запрограммированные в самом методе.

Понятиями, тесно связанными и с категорией метода являются понятия методологии и методики.

Методология выступает как тип рефлексии, изучающий средства познания, категории и понятия, методы и процедуры исследования, объяснительные схемы и способы построения научных теорий. То есть данное понятие шире по объёму, чем метод.

Соискатель считает, что понятие «методика» лежит в той же плоскости, что и понятия «правило», «рекомендация», хотя и несколько шире их по объёму. То есть методика представляет собой не одно правило или рекомендацию, а их систему, рассчитанную на выполнение достаточно объёмной, продолжительной, многоэтапной деятельности.

Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что понятия «методика» и «метод» соотносятся как форма и содержание.

Одним из важнейших вопросов является определение соотношения методов научного исследования и практической деятельности.

Анализируя существующие подходы к этой проблеме, автор приходит к заключению, что если речь идёт об одном и том же методе, то сущность (да и форма тоже) не меняется в зависимости от того, в какой деятельности он используется. Говорить же о том, что существуют особенности применения методов в зависимости от того, используются ли они в науке или практике, нет смысла, ибо это очевидно. Однако  метод всегда используется творчески. Особенности его применения отличаются не только в зависимости от вида деятельности, в ходе которой он используется (научная, практическая), они обусловливаются уникальностью, неповторимостью каждого научного исследования или каждого акта расследования. Эти особенности будут зависеть от объекта, который подлежит исследованию, условий исследования, его цели, задач, ряда субъективных моментов и т.п.

Овладев методом как таковым, учёный или практик вынужден каждый раз приспосабливать его применение к каждому конкретному случаю.

Третий параграф – «Понятие и содержание процесса расследования преступлений»  посвящён исследованию сущности и содержании этой деятельности. Автор отмечает, что до настоящего времени единая теория расследования преступлений в криминалистике отсутствует. Криминалистами используются различные термины даже для обозначения названного процесса.

Несмотря на разнообразие авторских подходов к описанию расследования преступлений как особой деятельности уполномоченных лиц, единство данных подходов состоит в том, что все без исключения криминалисты рассматривают расследование как сложную, структурированную деятельность.

В диссертационном исследовании предпринята попытка анализа имеющихся в криминалистике подходов к определению структуры (системы) деятельности по расследованию преступлений.

Так, автор поддерживает высказанные в литературе идеи криминалистов о цикличности процесса расследования. Сущность цикличности заключается в следующем. Особенности деятельности следователя определяются тем, каким объёмом информации он обладает в определённый момент расследования, каков характер данной информации, каково количество не реализованных источников информации, какие ресурсы (временные, материально-технические, организационные) находятся в его распоряжении, то есть следственной ситуацией. В результате же произведённых им действий увеличивается объём информации, уменьшается количество неиспользованных источников и т.д., то есть изменяется следственная ситуация, обстановка расследования. Новая обстановка вновь определяет дальнейшую деятельность следователя и т.д.

Исследование понятия и сущности процесса расследования преступлений тесно связано с определением его содержания.

Автор в целом согласен с криминалистами, которые включают в содержание расследования такие  виды деятельности, как познание обстоятельств события преступления, поиск источников информации об этих обстоятельствах, фиксация полученной информации и её источников, преодоление противодействия расследованию.

Однако считает, что познавательную деятельность нецелесообразно выделять в качестве самостоятельного направления деятельности по расследованию преступлений. Познание обстоятельств преступления является конечной целью всего расследования, а познавательные процедуры могут осуществляться в рамках иных различных направлений деятельности следователя, например, в ходе поисковой или исследовательской деятельности.

Кроме того, необходимо учитывать, что говорить о познании как цели расследования можно лишь с определённой долей условности, поскольку спецификой его является то, что это – познание не «для себя», а «для других». Следователю мало самому получить знание об обстоятельствах совершённого преступления, он должен получить это знание из определённых, установленных законом источников и только специально предписанными законом процессуальными способами. Кроме того, данное знание должно быть соответствующим образом закреплено и удостоверено. Весь этот процесс имеет название доказывание.

Это положение имеет самое непосредственное отношение к основной цели диссертационного исследования, поскольку применение различных методов расследования преступлений преследует цель не только познавательную, но направлены на решение конечной цели конкретного акта расследования – доказывание обстоятельств преступления.

Кроме выделения различных видов (направлений) деятельности по расследованию преступлений, многие авторы отмечают структурированность данной деятельности, определяя её элементы.

Проанализировав имеющиеся по этому поводу точки зрения, автор диссертации пришёл к выводу, что структура расследования преступлений включает в себя следующие элементы: субъект, его деятельность (физическая и психическая), объект и предмет деятельности, время, место и обстановка, результат деятельности.

Учитывая вышесказанное, автор делает вывод о том, что расследование преступлений представляет собой соответствующую требованиям закона, обусловленную закономерностями преступления и иными объективными и субъективными факторами сложную, структурированную деятельность следователя и других уполномоченных лиц, целью которой  является доказывание обстоятельств расследуемого преступления и решение иных возложенных на предварительное следствие задач.

Расследование преступления представляет собой совокупность нескольких, тесно связанных друг с другом направлений деятельности следователя: поисковой, исследовательской, фиксационно-удостоверительной, организационной, а также деятельности по устранению противодействия расследованию.

В четвёртом параграфе – «Понятие и классификация методов расследования преступлений» -  автор констатирует, что, несмотря на то, что термин «метод расследования» используется в огромном количестве работ по криминалистике, определение соответствующего понятия авторами практически не даётся.

Соискатель считает, что при определении понятия метода расследования необходимо опираться на два выведенных ранее понятия – метода в общенаучном смысле и процесса расследования преступлений.

Исходя из этого, в диссертации сформулировано определение понятия метода расследования в широком смысле, то есть применительно ко всей деятельности, направленной на доказывание обстоятельств преступления и решение любых задач расследования  независимо от их уровня, сложности и т.п. Определение понятия метода расследования в узком смысле целесообразно формулировать только после рассмотрения вопроса о видах методов расследования.

Таким образом, метод расследования преступлений  в широком смысле – это специально разработанный, наиболее эффективный способ упорядочения деятельности следователя и других уполномоченных лиц, направленной на доказывание обстоятельств расследуемого преступления и решение иных возложенных на предварительное следствие задач.

Автор умышленно не перечислил в предлагаемом определении все признаки методов расследования, чтобы за перегруженностью терминами не потерялся основной смысл данного понятия.

Данные признаки более целесообразно рассмотреть отдельно.

Так, метод расследования может быть признан таковым и предложен для массового использования только в том случае, если его эффективность подтверждена на практике, то есть метод апробирован в процессе реальной следственной деятельности.

Ещё одно важнейшее условие, которому должен отвечать метод расследования преступлений – его доступность для применения следователями при наличии соответствующей профессиональной подготовки. Наконец, метод расследования должен быть таким, чтобы его можно было адекватно описать с помощью языковых (лингвистических) средств либо в формализованном виде. В противном случае метод нельзя будет тиражировать и рекомендовать для применения следователями, у которых нет возможности пройти обучение (тренинг) непосредственно  у разработчика метода.

Вопрос о классификации методов познания в криминалистике рассматривался многими авторами. Правда  необходимо сделать оговорку о том, что в подавляющем большинстве случаев речь идёт о классификации методов криминалистики вне зависимости от того, идёт ли речь о методах науки или практической деятельности.

Большинство криминалистов выделяют следующие методы познания, применяемые  в процессе расследования преступлений, в зависимости от сферы их использования: всеобщий метод, общие методы и частные методы познания.

Однако классификация методов, используемых в процессе расследования только по одному, приведённому выше основанию, не даёт полного представления об упорядочении деятельности по расследованию преступлений, не даёт ответа на вопрос, что же именно является собственно методом расследования (в узком смысле).

Для того, чтобы предложить необходимую систематизацию, необходимо обратиться к уже исследованной деятельности по расследованию преступлений.

Автор ещё раз обращает внимание на то, что познание обстоятельств преступления в процессе деятельности следователя по любому уголовному делу достаточно сложно, многоэтапно и неоднородно. В частности, расследование представляет собой совокупность нескольких, тесно связанных друг с другом направлений деятельности следователя: поисковой, исследовательской, фиксационно-удостоверительной, организационной, а также деятельности по устранению противодействия расследованию. Несомненно, что общенаучные методы (по первому основанию классификации) могут использоваться во всех вышеперечисленных направлениях.

Частные же методы расследования можно классифицировать в зависимости от направлений деятельности по расследованию преступлений. Например, в качестве методов фиксационно-удостоверительной деятельности можно рассматривать методы запечатлевающей фотографии, графические методы фиксации и т.п. Специфические поисковые методы – это различные физические и химические методы, связанные с использованием поисковой техники. К методам исследовательской деятельности можно отнести огромное количество частных методов, используемых в технических и естественных науках и применяемых в рамках всевозможных экспертных методик. Методы устранения противодействия расследованию – это такие специфические криминалистические методы, как поиск слабого звена при расследовании групповых преступлений, процедуры создания преувеличенного представления об объёме собранных доказательств и иные приёмы разоблачения лжи. Методы организационного направления деятельности – это методы планирования расследования, организации взаимодействия между участниками процесса расследования.

Кроме этого, деятельность по расследованию преступлений необходимо рассматривать на различных уровнях. Каждому уровню деятельности присущ определённый уровень решаемых задач. На наш взгляд, данные задачи легче всего систематизировать, опираясь на существующую традиционную систему криминалистики.

Так, можно выделить задачи самого нижнего технического уровня. Например, выявление и фиксация следов рук на месте преступления. Для решения подобных технических задач будет применяться определённая совокупность методов. В приведённом выше случае – наблюдение, описание, физические или химические методы поиска, фотографирование и т.п.

При расследовании преступлений задачи могут носить тактический характер. Эти задачи возникают при необходимости организации деятельности в процессе следственного действия или тактической комбинации (операции). Для решения таких задач также могут применяться разнообразные методы, которые в определённом сочетании образуют тактику следственного действия.

Наконец, задачи по расследованию преступления могут носить долгосрочный стратегический характер, охватывать всю деятельность по расследованию преступления, целью которой является полное установление всех обстоятельств совершённого преступления. Собственно именно на этом уровне можно говорить о расследовании как таковом, а не о какой-то его части. На этом уровне задачи расследования связаны с определением объёма работы по делу и её организацией: определением следственных и иных мероприятий, которые необходимо провести для выяснения всех обстоятельств преступления, определения последовательности данных мероприятий, условий и особенностей их выполнения. Таким образом, видно, что решение стратегической задачи расследования – установление объективной истины – всегда связано с составлением плана расследования.

Автор считает, что именно в этом смысле можно говорить собственно о методах расследования как структурированной, многоэтапной деятельности следователя.

Учитывая изложенное, в параграфе сформулировано ещё одно определение понятия метода расследования, теперь уже в узком смысле слова: метод расследования преступлений это научно обоснованная, апробированная практикой, доступная для массового применения, описанная с помощью средств научного языка система способов мыслительных и физических операций, направленных на упорядочение деятельности по расследованию преступлений с целью полного установления всех обстоятельств его совершения. 

Таким образом, целесообразно рассматривать методы расследования в двух аспектах: широком – методы познания, применяемые в процессе расследования преступлений и узком – собственно методы расследования, использование которых направлено на решение стратегических задач расследования, полное установление обстоятельств конкретного преступления.

Вторая глава «Характеристика  отдельных методов расследования преступлений» - состоит из пяти параграфов.

Первый параграф – «Проблема существования и практического значения общего метода расследования преступлений» - посвящён исследованию высказываемых в криминалистике взглядов на то, существует ли метод, применимый к расследованию любого преступления, о целесообразности поиска такого метода и его практического значения.

В большинстве случаев авторы приходили к выводу о невозможности создания какого-либо единого метода, с помощью которого можно было бы установить истину при расследовании любого преступления.

Однако некоторые авторы (Р.С. Белкин, С.Н. Чурилов) указывали на то, что противники общего метода расследования не видят разницы между частными методиками расследования, которые в самом деле не могут быть одинаковыми по содержанию, и общим путём познания истины, играющим роль некоего руководящего начала при применении частных методик расследования. В качестве такого руководящего начала и общего метода расследования авторы предлагают рассматривать «диалектический путь познания объективной действительности» в виде формулы «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него – к практике».

По мнению соискателя, нет никаких сомнений в том, что данная формула применима к любому реально существующему процессу познания окружающей действительности. Однако из этого вовсе не следует, что она представляет собой общий метод расследования.

Данная формула  «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике» была предложена в философии применительно к процессу познания окружающей действительности в смысле выявления и понимания объективных закономерностей явлений и процессов, а не применительно к выяснению конкретных фактов. В процессе же расследования преступления следователь не устанавливает никаких закономерностей, а получает сведения о совокупности конкретных фактов, достаточных для привлечения виновного лица к уголовной ответственности.

На взгляд соискателя,  нельзя признать оптимальной и формулу общего метода расследования преступлений, предложенную теми же авторами: «от способа совершения преступления – к методу его раскрытия». Данная формула представляется слишком упрощённой с позиции современных достижений науки, её представлений о структуре преступления, его элементах, их взаимосвязях и системообразующем значении.

В механизме разных видов и разновидностей преступлений системообразующим элементом может быть не только способ преступления, но и личность и поведение потерпевшего, мотив преступления, обстановка преступления и другие элементы преступной деятельности.

Учитывая изложенное, рассматриваемая формула, должна быть преобразована следующим образом: «от сведений об элементах преступной деятельности – к выбору способов получения недостающей информации». В то же время рассматривать указанную формулу в качестве общего метода расследования в прямом понимании нельзя, поскольку она не содержит описания каких либо конкретных операций, которые можно было бы непосредственно применить в процессе расследования. Более целесообразно рассматривать указанную формулу в качестве принципа разработки (конструирования) конкретных методов расследования. Метод расследования, не соответствующий указанному принцип, ни при каких условиях не будет жизнеспособным.

Таким образом, общий метод расследования преступлений можно определить как совокупность общих признаков системы способов мысленных и физических операций, составляющих частные методы расследования преступлений.

Во втором параграфе - «Программно-целевой метод расследования преступлений» -  автор рассматривает содержание данного метода, высказывает суждения по поводу оптимизации его применения в деятельности следователя.

В частности, автор констатирует, что разработчиком программно-целевого метода расследования (ПЦМ) по праву можно считать Г.А. Густова. Кроме того, проблемы ПЦМ рассматривались в работах О.Н. Коршуновой, Е.Б. Серовой, С.В. Кузьмина, К.А. Корсакова, Э.В. Лантуха, С.Ю. Чужикова,  И.В. Агеева и других криминалистов.

Г.А. Густов впервые определил понятие и содержание программно-целевого метода следующим образом. ПЦМ – один из методов организации и управления процессом расследования. Под ним понимается научный анализ, организация расследования и получение по уголовному делу новых знаний с помощью заранее разработанных типовых криминалистических программ.

В целях совершенствования понятия программно-целевого метода расследования автор обращается к предложенному ранее определению метода расследования вообще и на этой основе формулирует более развёрнутое понятие ПЦМ.

Программно-целевой метод расследования преступлений это система способов мыслительных и физических операций, направленных на упорядочение деятельности по расследованию преступлений с целью полного установления обстоятельств их совершения решения стратегических задач расследования с помощью заранее разработанных, научно обоснованных, апробированных практикой типовых программ.

В связи с этим в диссертации исследуется понятие программы. Автор полагает, что криминалистическую программу целесообразно рассматривать как систему рекомендаций по упорядочению деятельности по расследованию преступления, содержащую сведения о последовательности действий (операций, комбинаций), направленных на достижение единого результата. Если речь идёт о программе расследования, то данная цель состоит в установлении всех обстоятельств совершенного преступления. 

В параграфе также высказан ряд критических замечаний по поводу некоторых суждений о программно-целевом методе в разработке Г.А. Густова. Например, нельзя согласиться с возможностью разработки программ, рассчитанных на расследование конкретного правонарушения (рабочих программ). Поскольку программирование расследования – научная деятельность. Программы создаются на основе обобщения следственной практики и предоставляются следователю (в готовом виде) для облегчения его деятельности. Сам следователь при расследовании конкретного преступления не может создать типовой программы, он может составить план расследования, отвечающий требованиям индивидуальности и конкретности. Соискатель считает, что план расследования – это не программа, а результат использования какой-либо типовой программы.

Некоторые соображения автором высказаны также по поводу усовершенствования кратких и развёрнутых программ расследования, предлагаемых Г.А. Густовым и другими авторами.

В частности, в диссертации сделан вывод о том, что «банки вопросов», предлагаемые авторами в качестве так называемых кратких программ, должны составляться и распределяться по определённой системе. В первую очередь, необходимо сформулировать вопросы (обстоятельства), подлежащие доказыванию по уголовному делу. Если к моменту осуществления анализа информации следователем какие-то из этих обстоятельств уже известны, то следователю необходимо рекомендовать указать источники информации о данных обстоятельствах. Если сведений по данным обстоятельствам нет, то по отношению к каждому обстоятельству необходимо предложить следователю ряд промежуточных вопросов, решение которых позволит установить источники информации.

Оптимальная структура развёрнутой программы должна включать в себя: вопросы, соответствующие обстоятельствам, подлежащим доказыванию (основные вопросы); вопросы, конкретизирующие основные, позволяющие при установлении получить выводное знание об основных обстоятельствах (частные вопросы); перечень источников информации, в которых могут содержаться ответы на частные вопросы; перечень следственных, оперативно-розыскных и проверочных мероприятий, в ходе которых можно получить необходимые ответы.

В третьем параграфе – «Метод мысленного моделирования события преступления» – обосновывается целесообразность использования указанного метода при расследовании преступлений, исследуется его сущность и содержание.

В параграфе отмечается, что моделирование относят к общенаучным методам познания. Сущность его состоит в том, что объект, прямое (непосредственное) исследование которого невозможно или нецелесообразно по различным причинам, изучается посредством специально созданной модели, которая является заменителем объекта в процессе познания.

В настоящее время в криминалистике практически отсутствует понятие мысленного моделирования.

Проанализировав предлагаемые в криминалистике определения понятия «моделирование», автор выделил основные признаки метода моделирования и сформулировал его развёрнутое определение. Моделирование это способ получения нового знания об объекте исследования (оригинале), заключающийся в выполнении субъектом ряда операций, направленных на построение, изучение и проверку другого объекта (модели), замещающего оригинал в процессе познания.

Однако не любое моделирование можно рассматривать в качестве метода расследования преступлений в узком смысле этого термина, а только мысленное моделирование всего события преступления.

Поскольку авторы не формулируют определения понятия мысленного моделирования события преступления, соискатель попытался подойти к этой проблеме путём синтеза общего определения моделирования как метода познания и определения понятия мысленной модели события преступления.

Мысленное моделирование события преступления, как метод расследования преступлений представляет собой способ получения нового знания (сведений) об обстоятельствах преступного деяния, заключающийся в выполнении следователем ряда операций, направленных на построение, изучение и проверку мысленного (идеального) образа события преступления.

Несмотря на недостатки теоретической и, в частности, понятийной базы рассматриваемого метода, процесс криминалистического моделирования описан в литературе достаточно подробно и метод относительно успешно используется в практике расследования преступлений. Главная роль в этом принадлежит Г.А. Густову, который выделил три основных этапа процесса моделирования:

1) построение модели события преступления;

2) изучение модели;

3) проверка модели и использование знаний, полученных с помощью модели.

Для создания модели события преступления предлагается использовать так называемые блоки, узлы, стадии, имеющие существенное значение для решаемой следователем практической задачи. После построения «остова» модели необходима её детализация. Детализация модели осуществляется  путём постановки конкретизирующих вопросов и поиска ответов на эти вопросы.

В поиске ответов на вопросы следователь обращается к материалам дела, своему жизненному и профессиональному опыту, опыту своих товарищей. Автор считает также, что следователю также необходимо обращаться к научным разработкам, имеющимся в криминалистической науке, в том числе к криминалистическим характеристикам преступлений того или иного вида, разновидности, группы, криминалистическим учётам и материалам аналогичных уголовных дел.

Завершением всей предыдущей работы следователя по построению мысленной криминалистической модели события преступления является создание мысленного образа совершённого преступления и фиксация этого образа каким-либо образом.

Фиксация модели события преступления может происходить различными способами. Большинство авторов называют в качестве таких способов:

1) описание с помощью естественного языка;

2) составление схем;

3) изготовление рисунков;

4) использование различных знаков.

В параграфе отмечается, что большие перспективы для использования моделирования при расследовании преступлений открывает использование современных компьютерных технологий, которые позволяют наглядно фиксировать динамику события.

Фактически зафиксированная многовариантная модель события преступления представляет собой описание нескольких возможных вариантов развития события – всех его элементов с использованием «блоков» и ответов на детализирующие вопросы.

В процессе изучения модели следователь должен решить, какие обстоятельства должны были существовать, если события развивались таким образом, как описано в модели. Какие следы (материальные и идеальные), в каких местах и в какое время должны были образоваться в результате действий преступника, потерпевшего, иных лиц, инструментов, механизмов, природного воздействия и т.п. Составив перечень указанных обстоятельств и подтверждающих их следов (последствий преступления), необходимо определить, с помощью каких следственных или иных мероприятий можно установить наличие данных следов и соответственно обстоятельств, подлежащих установлению. Собственно данный перечень используется следователем для составления плана расследования.

В отличие от программно-целевого метода  работа с моделью события преступления не заканчивается составлением плана расследования. Последним этапом расследования преступления с помощью метода мысленного моделирования является проверка модели, которая происходит в процессе реализации плана расследования. В процессе проверки многовариантной модели ряд вариантов окажется несостоятельным.  В конечном итоге должен остаться один вариант модели.

В четвёртом параграфе – «Метод выдвижения и проверки версий в расследовании преступлений (версионный метод)» - рассматривается порядок построения и проверки следственных версий как наиболее традиционный способ организации работы по уголовному делу.

Автор проводит исследование основной категории  версионного метода - «версии». В связи с тем, что данное понятие достаточно подробно исследовано в криминалистической литературе, исследование проводится в историческом контексте.

Автор разделяет точку зрения, в соответствии с которой версия рассматривается как инструмент познания. Наряду с версиями такую же функцию выполняют модели, программы, алгоритмы, однако уточняет, что понятие инструмента является слишком размытым. Поэтому считает выдвижение и проверку версий способом (методом) познания (в данном случае расследования).

Соглашаясь с необходимостью разграничения понятий версии и модели, автор в то же время полагает, что версия – это не система предположений, а предположение об одном обстоятельстве (или событии преступления в целом). Систему представляют собой все версии, выдвинутые при расследовании преступления. Модель же как раз и есть система обстоятельств. Она так же имеет предположительный характер.

Автор полностью разделяет точку зрения по вопросу о соотношении процесса выдвижения и проверки версий и процесса планирования расследования, в соответствии с которой выдвижение версий должно рассматриваться не в качестве этапа расследования, а в качестве его способа (метода).

После того, как все версии выдвинуты, следователь путём логических умозаключений устанавливает, какие обстоятельства могут подтвердить или опровергнуть данные версии. Умозаключения строятся по принципу: «если –то». То есть «если версия верна – то должны существовать определённые обстоятельства (факты), которые её подтверждают». Установление этих фактических данных, подтверждающих либо опровергающих версии, и является задачами расследования.

Следовательно, выдвижение версий позволяет следователю определить задачи конкретного расследования.

Далее процесс познания развивается так же, как и при использовании других методов расследования: определяются следственные и иные действия, в ходе которых можно установить искомые фактические данные, определяется очерёдность производства указанных действий, составляется письменный план расследования.

Пятый параграф – «Проблемы использования иных методов расследования» – посвящён исследованию разработок, предлагаемых авторами в качестве методов расследования преступлений.

Одним из наиболее детально описанных и предложенных для применения является комплексный подход к расследованию преступлений, разработанный Г.А. Густовым и называемый им методом расследования. Сущность данного подхода состоит в том, что совершению события преступления часто сопутствуют другие события, развивающиеся в районе происшествия, иные действия преступника, в дальнейшем преступник использует результаты преступления и т.п. Изучение всех этих событий открывает новые возможности для обнаружения виновного, раскрытия преступления.

Все приведённые выше положения не вызывают никаких возражений. Но, на взгляд автора, рассматривать комплексный подход в качестве самостоятельного (отдельного) метода расследования (организации расследования) преступлений нельзя. В принципе все криминалисты, поддерживающие идею комплексного подхода, неоднократно упоминают, что комплексный подход требует использования других методов.

Представляется, что более корректно говорить о комплексном подходе не как о методе расследования преступлений, а как об обязательном условии применения таких методов, как выдвижение и проверка версий  программно-целевого метода, метода мысленного моделирования события преступления.

Ещё один метод, разработчиком которого считают Г.А. Густова, – это «метод факторного анализа», под которым понимается познание элементов преступного события путём изучения обусловливающих их факторов. Разработанные автором рекомендации основаны на том, что поведение виновного, как и любого иного человека, в том числе выбор им способа совершения преступления, обусловлено рядом субъективных и объективных факторов.

В целом рассмотренный подход представляет интерес, однако некоторые положения «факторного анализа» представляются спорными.

Так, согласно утверждению разработчика метода, установление способа совершения преступления с помощью факторного анализа в отличие от «традиционного поиска» состоит из четырёх этапов:

1. Изучение и анализ обстановки совершения преступления.

2. Вывод об объективной возможности использования заподозренным конкретного способа преступления.

3. Проверка суждения практикой – поиск конкретных признаков способа преступления.

4. Вывод о способе преступления, использованном заподозренным.

При этом так называемый «традиционный поиск» способа преступления автор описывает как операцию, складывающуюся из двух этапов:

1. Поиск признаков неизвестного способа совершения преступления.

2. Вывод об использовании заподозренным конкретного способа совершения преступления.

Данные утверждения автора вызывают следующие возражения:

Во-первых, непонятно, почему «традиционный поиск» представлен именно в таком виде. Если под «традиционным поиском» понимать метод выдвижения и проверки версий, то ни в одной работе, посвящённой этому вопросу, версионный метод не рассматривается таким образом. Выдвижение версии предполагает, в первую очередь, изучение известных обстоятельств дела, которые послужат посылками для умозаключения о неизвестном или недостоверно известном обстоятельстве. Сделанное следователем вероятностное умозаключение (версия) проверяется практикой, то есть в процессе следственных действий происходит поиск обстоятельств, подтверждающих или опровергающих версию. Таким образом получается, что «традиционный поиск» по существу включает в себя те же элементы, что поиск методом «факторного анализа».

Во-вторых, описанный выше подход не является в чистом виде анализом (если понимать его как метод исследования, заключающийся в расчленении целого на части). При исследовании обстановки совершённого преступления и иных элементов преступного события в равной степени используются разные методы познания: как эмпирические (наблюдение, описание, эксперимент и т.п.), так и теоретические (анализ, синтез, дедукция и т.п.). Анализ в данном случае представляет собой только часть исследования.

В-третьих, рассматриваемый подход не только может, но и должен применяться для выдвижения версий не только о способе преступления, но и о других обстоятельствах преступления. Более того, для выяснения иных обстоятельств (кроме способа)  данный подход применяется гораздо чаще, поскольку как раз способ преступления в большинстве случаев является очевидным уже с самого начала расследования.

Таким образом, представляется, что более правильно говорить не о «факторном анализе», а об использовании знаний о закономерных взаимосвязях элементов преступления. При этом рассматривать данный подход не как самостоятельный метод расследования преступлений, а как необходимое условие использования всех существующих методов расследования, в первую очередь метода выдвижения и проверки версий.

Автором также высказаны соображения о невозможности использования в качестве отдельных методов расследования идентификации, прогнозирования, планирования, рефлексии и других. Критически автор относится и к использованию в расследовании так называемого метода «матрицирования».

В диссертации отмечается, что сторонники рассматриваемого метода понимают под матрицей применительно к следственной деятельности «установленную в ходе следствия совокупность фактов, характеристик, закономерностей, общих требований, регулирующих деятельность учреждения, должностного лица, требований к изделию, к производственному или иному процессу. Матрица сопоставляется с изучаемым объектом, даёт возможность выявить отклоняющиеся или отсутствующие элементы либо элементы, не предусмотренные типовой схемой (матрицей). Соискатель отмечает некоторую непоследовательность такого понимания метода.

Говоря о матрицировании как о методе исследования, авторы указывают, что это - создание матриц чего-нибудь, иными словами - построение особой информационно-структурной модели интересующих нас объектов, событий, явлений и т.п.

В то же время те же авторы не раскрывают специфики матрицы по сравнению с традиционным пониманием модели. Так, они говорят о том, что, подобно моделям, матрицы следует подразделять на материальные и идеальные. Одним из примеров матрицирования (использования материальных матриц) может служить процесс изготовления слепков со следов ног на сыпучем грунте с помощью дакрила или перхлорвинила. Идеальные матрицы представляют собой нематериальные объективно существующие информационные комплексы, описывающие различные явления.

Если  первый пример, на наш взгляд, является примером типичной копии следа, которая, по мнению некоторых криминалистов, является материальной моделью, то второе утверждение, на наш взгляд, весьма спорно. Если с ним согласиться, то получается, что матрица – это любое описание любого явления.

Подводя итог сказанному, автор делает вывод о том, что введение в криминалистику терминов «матрицирование» и «матрица» достаточно оправдано.  Матрица, понимаемая как отражение (схема) должной структуры и порядка какого-либо процесса или объекта, действительно может быть эффективным инструментом организации работы следователя в тех случаях, когда исследуемый процесс нормативно урегулирован (например, технология производства и т.п.). При этом сопоставление имеющихся  сведений о реальном протекании процесса и его матрицы может существенно облегчить работу по выявлению признаков преступления. Дальнейшее совершенствование указанного метода, особенно применительно к отдельным видам и группам преступлений, в первую очередь экономическим, на наш взгляд, будет являться существенным вкладом в развитие криминалистического учения о методах расследования преступлений.

Второй раздел «Реализация основных положений учения о методах расследования преступлений в борьбе с организованной преступной деятельностью» состоит из двух глав.

Глава первая «Организованная преступная деятельность как объект познания в процессе раскрытия и расследования преступлений» включает в себя  три параграфа.

Параграф первый – «Понятие организованной преступной деятельности и его отграничение от смежных понятий» - посвящён изучению организованной преступной деятельности как сложного социального явления.

Совершение преступлений организованными преступными группами, несмотря на небольшой их процент от общего числа, имеет, как правило, большой общественный резонанс.

Организованная преступная деятельность рассматривается в диссертации как совершенно особое явление, которое не сводится к совокупности отдельных преступлений, совершаемых ОПГ.

Проанализировав существующие в настоящее время подходы авторов к определению организованной преступной деятельности, соискатель пришёл к выводу, что они могут быть объединены в группы следующим образом:

1) Определение организованной преступности, как разновидности общественно опасной деятельности (Л.Я. Драпкин, А.В. Волынский, В.В. Лунёв).

2) Определение ОПД как совокупности совершаемых особым образом преступлений (Н.П. Яблоков, В.С. Овчинский, В.Е. Эминов, В.Д. Пахомов).

3) Определение ОПД как совокупности деятелей или групп преступного мира (А.И. Долгова, В.Ф. Глазырин, Е.П. Галкин).

4) Определение ОПД как процесса функционирования преступных групп или преступных сообществ (И.В. Пискарёва, А.И. Гуров).

Рассмотрев критически указанные подходы, автор отметил, что понятие организованной преступности является более широким по содержанию по отношению к вышеперечисленным понятиям. Оно должно включать в себя как статическую сторону (субъектов ОПД, объединённых в организованные преступные группы и преступные сообщества), как и динамическую сторону (функционирование ОПГ и ПС, которое в свою очередь включает как собственно совокупность совершаемых преступлений, так и иную деятельность, направленную на жизнеобеспечение ОПГ и ПС).

В связи с этим под организованной преступной деятельностью следует понимать всю жизнедеятельность организованных преступных формирований, как собственно преступную, так и иную, например, деятельность по вербовке коррумпированных чиновников, новых членов ОПГ, их обучение, поддержка членов ОПГ, отбывающих наказание, реорганизация ОПГ, проведение досуга, субкультура и т.п.

Бесспорно, структура и содержание организованной преступной деятельности не исчерпываются совокупностью конкретных преступлений, совершаемых ОПГ, а включают в себя обширную деятельность по обеспечению жизнедеятельности преступной группы. Это достаточно большой пласт функционирования ОПГ, без его исследования практически не возможно понять и доказать обстоятельства создания, становления ОПГ, особенностей отношений между её членами, а также обстоятельства совершения отдельных преступлений.

Учитывая изложенное, автор указывает, что криминалистическая характеристика организованной преступной деятельности должна включать следующие элементы:

- информацию о типичных признаках организованной преступной группы (объединения, сообщества);

- информацию об основных направлениях интересов ОПД;

- информацию о типичных способах совершения преступлений в составе ОПГ;

- информацию о типичных особенностях механизма следообразования;

- информацию о типичных особенностях места,  времени и обстановки совершения преступлений в составе ОПГ;

- информацию о типичных особенностях личности потерпевших от преступлений, совершённых ОПГ;

- информацию о типичных структурных элементах преступной деятельности, лежащих за пределами конкретных преступлений, совершаемых ОПГ, направленных на жизнеобеспечение ОПГ.

Таким образом, в структуре криминалистической характеристики организованной преступной деятельности можно выделить две группы элементов:

1. Элементы, характерные для структуры криминалистической  характеристики группы преступлений, выделяемых на основании особого субъекта их совершения;

2. Элементы, характеризующие специфику организованной преступной деятельности, выходящие за пределы конкретных преступлений, совершаемых в составе ОПГ, относящиеся к обеспечению её функционирования.

Во втором параграфе – «Криминалистически значимые признаки организованной преступной группы как субъекта организованной преступной деятельности» – рассматриваются основные свойства ОПГ с точки зрения возможности их использования при разработке и применении криминалистических методов расследования преступлений.

Автор отмечает, что криминалистическое изучение преступных групп имеет конечной целью разработку рекомендаций по раскрытию, расследованию и предупреждению групповых преступлений.

Следует заметить, что само понятие и структура криминалистической характеристики преступной группы до конца еще не разработаны. В литературе на этот счет можно встретить весьма спорные положения. Проведя критический анализ данных научных источников, соискатель счёл возможным предложить следующее определение криминалистической характеристики организованной преступной группы.

Криминалистическая характеристика организованной преступной группы представляет собой систему её устойчивых количественных и качественных признаков, определяемых преступной деятельностью группы, обусловливающую закономерности поведения как группы в целом, так и каждого ее члена при подготовке, совершении и сокрытии преступления, а также особенности поведения членов ОПГ на предварительном следствии и  в суде.

Исходя из сформулированного определения, автор выделил следующие элементы криминалистической характеристики преступной группы:

- криминалистический тип организованной преступной группы (особенности деятельности);

- сведения о личности типичных преступников;

- особенности формирования и функционирования группы;

- наличие и тип лидера;

- особенности межличностных отношений между членами ОПГ;

  • особенности противодействия, оказываемого членами ОПГ в ходе уголовного преследования.

В параграфе представлено описание каждого из приведённых структурных элементов.

В целом, характеристика преступной группы - основной элемент криминалистической характеристики организованной преступной деятельности, в которую входят и другие элементы.

В третьем параграфе – «Криминалистическая характеристика иных элементов организованной преступной деятельности» - автором отмечается, что криминалистическая характеристика организованной преступной деятельности существенно отличается от криминалистических характеристик отдельных видов и групп –преступлений, поскольку ОПД не ограничивается лишь совокупностью совершённых преступлений. В связи с этим в структуру криминалистической характеристики ОПД в диссертации включены следующие элементы.

- информация об основных направлениях интересов ОПД;

- информация о типичных способах совершения преступлений в составе ОПГ;

- информация о типичных особенностях механизма следообразования;

- информация о типичных особенностях места,  времени и обстановки совершения преступлений в составе ОПГ;

- информация о типичных особенностях личностей потерпевших от преступлений, совершённых ОПГ;

- информация о типичных структурных элементах преступной деятельности, лежащих за пределами конкретных преступлений, совершаемых ОПГ, направленных на жизнеобеспечение ОПГ.

Включение в криминалистическую характеристику  информации об основных направлениях сфер интересов организованной преступной деятельности обусловлено тем, что данные сферы во многом определяют особенности функционирования конкретных организованных преступных групп. Проведённые исследования показали, что сфера преступных интересов организованной преступной группы напрямую связана с уровнем организации и персональным составом ОПГ. Так, существуют организованные преступные группы, интересы которых лежат практически исключительно в сфере общеуголовной (корыстно-насильственной) преступности. Деятельность подобных групп преимущественно сводится к совершению таких преступлений, как хищения (кражи, грабежи, разбои), преступления в сфере незаконного оборота наркотиков и оружия, связанные с преступным бизнесом убийства и т.п.

Вторая разновидность интересов организованной преступной деятельности связана со сферой экономической преступности. В этих случаях ОПД связана с совершением таких преступлений, как незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, экономическое мошенничество, таможенные и налоговые преступления, рейдерство и иные деяния в сфере экономики. Преступные группы с экономической сферой интересов организованы более сложно. В их состав входят «белые воротнички», собственники предприятий, управленцы, финансисты и т.п. Коррупционные связи таких групп распространяются в органы власти и управления достаточно высокого уровня, могут вести в отдельные министерства и ведомства.

Организованные преступные группы наиболее высокого уровня организации не ограничиваются установлением коррупционных связей с отдельными представителями правоохранительных органов и чиновничества. В рамках своей деятельности они стремятся максимально «укомплектовать» власть своими людьми, в том числе путём устранения неугодных сотрудников правоохранительных органов и властных структур. В этом случае интересы ОПГ начинают приобретать уголовно-политизированную окраску, характер запугивания власти и населения. В таких случаях в рамках ОПД совершаются посягательства на политических деятелей и сотрудников правоохранительных органов, террористические акты, диверсии и т.п.

В параграфе проведено подробное исследование важнейшего элемента криминалистической характеристики - способа преступления. Способы преступлений, совершаемых ОПГ, рассмотрены с точки зрения таких их структурных элементов, как способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений. В процессе исследования также выявлены типичные время, место и обстановка преступлений, совершаемых ОПГ, раскрыты типичные свойства личности потерпевших от данных преступлений. Данные свойства исследовались, в частности, с точки зрения демографических данных, образовательного уровня, профессии, связей с членами ОПГ.

Жертвами преступлений по профессии, роду занятий, совершаемых организованной преступной группой, наиболее часто становятся:

- лица, занимающие руководящие посты в крупных государственных и коммерческих структурах (руководители предприятий, акционерных обществ и объединений, финансово-кредитных учреждений, торговых комплексов и фирм);

  - лидеры и члены преступных группировок и сообществ («воры в законе», лидеры, преступные авторитеты и активные члены);

  - представители высших органов государственной власти и управления, руководители политических партий и общественных движений;

  - работники правоохранительных органов (МВД, ФСБ, прокуратуры,  судов, налоговой полиции, таможенных служб);

  - работники средств массовой информации (телевидения, радио, печати);

- представители мелкого и среднего бизнеса;

- а также иные лица:

а) чье устранение было связано с ведением ими паразитического образа жизни, систематическим злоупотреблением спиртными напитками;

б) имеющие в своем владении приватизированное жилье, домовладение и иное ценное имущество;

в) которых  связывали отношения кредиторско-дебиторской задолженности.

Вторая глава «Особенности применения отдельных методов расследования преступлений в процессе борьбы с ОПД» состоит из двух параграфов.

Первый параграф – «Использование  программно-целевого метода при расследовании преступлений, совершаемых организованной преступной группой» – содержит рекомендации по использованию данного метода при расследовании преступлений, совершаемых ОПГ.

Автор отмечает, что при расследовании организованной преступной деятельности программно-целевой метод  в отличие от традиционных рекомендаций позволяет за счёт лаконизации, предельного смыслового сжатия информации и устранения всякой описательности в тексте максимально его уплотнить и насытить апробированными на практике, полезными, достоверными, конкретными, чёткими, полными рекомендациями.

В параграфе представлен ряд кратких и развёрнутых типовых программ расследования ОПД. Основной объём информации, используемой для их составления, получен при анализе большого объёма эмпирического материала, обобщённого, систематизированного и изложенного в качестве криминалистической характеристики организованной преступной деятельности.

Краткие программы представляют собой «банк» вопросов, которые следователю необходимо выяснить в процессе расследования.

Порядок (технология) применения кратких типовых программ предусматривает следующие действия следователя:

1. Исследование материалов уголовного дела на предмет содержащейся в нём информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по преступлениям, совершённым ОПГ. Данные обстоятельства сформулированы в программе в качестве основных вопросов (под цифрами 1, 2, 3…).

2. Если анализ информации покажет, что какие-то из этих обстоятельств уже известны, то следователь должен указать источники информации о данных обстоятельствах.

3. Если сведений по данным обстоятельствам нет, то по отношению к каждому обстоятельству следователь должен обратиться к промежуточным вопросам (обозначенным цифрами 1.1, 1.2, 1.3…).

4. Если информация по данным вопросам в материалах дела имеется, то следователь должен указать её источник и, синтезируя ответы на указанные вопросы, получить выводное знание по основным вопросам.

5. Если информация по промежуточным вопросам отсутствует, то следователь должен либо сам решить вопрос о том, в каких источниках данная информация может содержаться, и определить, какие следственные и иные мероприятия надо провести для получения этих источников, либо обратиться к соответствующей развёрнутой программе.

Развёрнутые программы расследования организованной преступной деятельности, представленные в параграфе, включили в себя:

1) вопросы, соответствующие обстоятельствам, подлежащим доказыванию (основные вопросы);

2) вопросы, конкретизирующие основные, позволяющие при установлении получить выводное знание об основных обстоятельствах (частные вопросы);

3) перечень источников информации, в которых могут содержаться ответы на частные вопросы;

4) перечень следственных, оперативно-розыскных и проверочных мероприятий, в ходе которых можно получить необходимые ответы;

5) типовая последовательность осуществления данных мероприятий.

В параграфе предложены следующие краткие и развёрнутые программы расследования организованной преступной деятельности:

1. Программа изучения структуры ОПГ.

2. Программа изучения взаимоотношений внутри организованной преступной группы.

3. Программа изучения направлений деятельности организованной преступной группы.

4. Программа изучения события преступления, совершённого ОПГ (на примере убийств, совершённых ОПГ).

5. Программа исследования деятельности, выходящей за пределы совершения конкретных преступлений ОПГ.

Представленные программы являются базовыми и подлежат конкретизации при использовании программно-целевого метода расследования отдельных видов и групп преступлений, совершаемых организованными преступными группами.

Автор также отмечает, что все программы могут быть лишь ориентиром на определённом (чаще первоначальном) этапе расследования. Основная задача программно-целевого метода в том, чтобы с его помощью можно было составить индивидуальный, конкретный план расследования по отдельному уголовному делу.

Второй параграф – «Особенности применения метода мысленного моделирования при расследовании преступлений, совершаемых организованной преступной группой» – посвящён исследованию возможностей использования указанного метода при расследовании ОПД.

В отличие от иных преступлений, применение метода мысленного моделирования при расследовании организованной преступной деятельности имеет существенные особенности. Они определяются, в первую очередь, особенностями структуры и содержания ОПД. В связи с этим мысленная модель ОПД, отдельные её «блоки» должны включать не только модель конкретного расследуемого в данный момент события преступления, совершённого ОПГ, но и «блоки», представляющие собой модели структуры соответствующей организованной преступной группы (объединения, сообщества),  направлений деятельности ОПГ, деятельности, лежащей за пределами конкретного расследуемого преступления, совершённого ОПГ, направленной на жизнеобеспечение ОПГ.

Построить мысленную модель события преступления, совершённого ОПГ, – значит представить, как действовали виновные, потерпевшие, иные лица, где, когда, кем и в какой последовательности выполнялись действия, на что были направлены, какие орудия использовались, какие последствия образовались в реальности, определить связи и отношения между названными элементами и привести знания в определённую систему.

Выбор компонентов модели при моделировании события преступления, совершённого ОПГ, будет зависеть от группы, вида и разновидности преступления. Модель корыстно-насильственного преступления будет существенно отличаться от модели экономического или уголовно-политизированного преступления.

Так, в качестве типовых элементов (компонентов) модели корыстно-насильственного преступного события целесообразно выделить:

1) субъектов преступления, объединённых в ОПГ;

2) предмет воздействия субъекта – предмет посягательства и жертву;

3) орудия и средства деятельности субъектов преступления;

4) обстановку, в которой совершалось преступление;

5) место преступления;

6) время события;

7) действия субъектов преступления;

8) психическое отношение субъектов к содеянному (вина, мотив, цель).

После выбора элементов создаётся «остов» модели. Для этого используются так называемые блоки, узлы, стадии, имеющие существенное значение для решаемой следователем практической задачи (Г.А. Густов). После построения «остова» модели необходима её детализация путём постановки конкретизирующих вопросов и поиска ответов на эти вопросы.

Соискатель считает, что для построения блоков модели необходимо использовать определённый принцип, в качестве которого предлагает использовать те связи, которые существуют между компонентами модели.

Так, в корыстно-насильственной группе преступлений необходимо опираться на следующие связи и отношения элементов модели.

  1. субъектов преступления между собой;
  2. субъектов преступления с обстановкой, временем и местом преступления;

3) субъектов преступления и предметов посягательства и (или) личности жертвы;

4) субъектов преступления и средств и орудий посягательства;

5) субъектов преступления и способов посягательства;

6) субъектов преступления (способом, жертвой) и мотивом их действий.

Учитывая вышеперечисленные связи и отношения, в диссертации представлена примерная типовая блок-схема построения модели корыстно-насильственного преступления, совершённого ОПГ.

Однако если следователь для построения мысленной модели расследуемого преступления воспользуется предложенной типовой блок-схемой с конкретизирующими вопросами, то он должен учесть, что реально составляемая модель должна быть построена исходя из конкретных обстоятельств дела. Некоторые блоки, которые не подходят к конкретной ситуации, должны быть удалены, а те, которые не учтены в типовой разработке, должны быть добавлены.

По окончании построения мысленной модели события преступления, совершённого ОПГ, созданный мысленный образ совершённого преступления должен быть зафиксирован каким-либо образом.

На взгляд автора, наиболее рациональным способом фиксации мысленной модели события корыстно-насильственного преступления, совершённого ОПГ, является описание с помощью естественного языка. Кроме того, фиксацию модели в части отдельных блоков целесообразно дополнить схемами и рисунками, особенно если данные блоки связаны с моделированием пространственного расположения объектов.

Единый мысленный образ события преступления должен быть таким, чтобы он мог объяснять уже известные по делу факты.

При расследовании организованной преступной деятельности модель должна личности преступника должна быть построена не только по отношению к каждому непосредственному исполнителю преступления, но и по отношению ко всей преступной группе, поскольку без этого невозможно будет доказать факт совершения преступления ОПГ. В связи с этим следователь должен составить как информационные модели непосредственных исполнителей преступления, так и информационную модель организованной преступной группы.

Структура и содержание организованной преступной деятельности не исчерпываются совокупностью конкретных преступлений, совершаемых ОПГ, а включают в себя обширную деятельность по обеспечению жизнедеятельности преступной группы. Это достаточно большой пласт функционирования ОПГ, без его исследования практически не возможно понять и доказать обстоятельства создания, становления ОПГ, особенностей отношений между её членами, а также обстоятельства совершения отдельных преступлений.

В связи с этим в диссертации представлена типовая блок-схема построения организованной преступной деятельности, выходящей за пределы совершения отдельных преступлений, включающая установление обстоятельств создания ОПГ, направлений деятельности ОПГ, источников финансирования ОПГ, дислокации, влияния ОПГ на определённых территориях и предприятиях.

В процессе изучения модели следователь должен решить, какие обстоятельства должны были существовать, если события развивались таким образом, как описано в модели. Какие следы (материальные и идеальные), в каких местах и в какое время должны были образоваться в результате действий преступников, потерпевшего, иных лиц, инструментов, механизмов, природного воздействия, осуществления ОПГ деятельности, выходящей за рамки совершения отдельных преступлений и т.п. Составив перечень указанных обстоятельств и подтверждающих их следов (последствий преступления), необходимо определить, с помощью каких следственных или иных мероприятий можно установить наличие данных следов и соответственно обстоятельств, подлежащих установлению. Собственно, данный перечень используется следователем для составления плана расследования. Дальнейшие действия следователя направлены на определение последовательности запланированных мероприятий.

Работа с моделью события преступления не заканчивается составлением плана расследования. Последним этапом расследования преступления с помощью метода мысленного моделирования является проверка модели, которая происходит в процессе реализации плана расследования. Производя намеченные действия, следователь устанавливает, имеются ли в реальности обстоятельства, подтверждающие истинность знания, полученного с помощью модели.

В Заключении подводятся итоги исследования, обобщаются материалы, логически вытекающие из теоретических положений и результатов анализа эмпирического материала, формулируются основные выводы и предложения соискателя по рассматриваемым проблемам.

Приложения содержат результаты анкетирования следственных работников,  обобщение результатов изучения материалов уголовных дел о преступлениях, совершённых ОПГ, а также копию приговора по уголовному делу, на примере которого в диссертации показано использование метода мысленного моделирования события преступления.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

в журналах, включенных ВАК Минобрнауки России в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в РФ, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты на соискание ученой степени доктора наук:

  1. Лозовский Д.Н. К вопросу о понятии метода расследования преступлений // Общество и право. -  Краснодар: Изд-во Краснод. ун-та МВД России, 2009, №5 (27). - С.256-258 (0,3 п.л.)
  2. Лозовский Д.Н. К вопросу о программно-целевом методе расследования преступлений// Пробелы в российском законодательстве. – М., 2010, №1. - С.186-188 (0,3 п.л.)
  3. Лозовский Д.Н. Классификация методов криминалистики // Пробелы в российском законодательстве. - М., 2010,  №2. - С.262-264 (0,3 п.л.)
  4. Лозовский Д.Н. Использование метода криминалистического моделирования в процессе расследования преступлений // Бизнес в законе. – М.: Изд. Дом «Юр-ВАК»,  2010, №1. - С.99-102 (0,4 п.л.)
  5. Лозовский Д.Н. Метод мысленного моделирования в криминалистике // Черные дыры в Российском законодательстве. –М.: «К-Пресс», 2010, №1. - С. 143-146 (0,4 п.л.)
  6. Лозовский Д.Н. Челышева О.В. К вопросу об общем методе расследования преступлений // Вестник криминалистки. – М.: Спарк,  2009, №4 (32). - С.35-39 (0,4 п.л.)
  7. Лозовский Д.Н. О соотношении методов научного исследования и практической деятельности в криминалистике // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. -С.-Пб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 2010,  №3 (47). - С.126-129 (0,4 п.л.)
  8. Лозовский Д.Н.  К вопросу об использовании программно-целевого метода при расследовании  преступлений, совершенных организованными преступными группами  // Юрист – Правовед. – Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. Юрид. ин-та МВД России, 2010, №5. – С.18-20  (0.4 п.л.)
  9. Лозовский Д.Н.  Об отграничении метода  научного исследования от смежных понятий в криминалистике // Философия права. - Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. Юрид. ин-та МВД России,  2010, №5. – С.60-63 (0,4 п.л.)
  10. Лозовский Д.Н. Программно-целевой в процессе расследования преступления // Вестник Адыгейского государственного университета. – Майкоп, 2010, №3 (64). С.163-167 (0,5 п.л.)
  11.   Лозовский Д.Н.  К вопросу о криминалистическом анализе организованной преступной группы // Юрист – Правовед. – Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. Юрид. ин-та МВД России, 2011, №3. – С.20-23 (0,4 п.л.)
  12. Лозовский Д.Н. Некоторые аспекты использования криминалистических методов в процессе противодействия организованной преступной деятельности  // Общество и право. -  Краснодар: Изд-во Краснод. ун-та МВД России, 2011, №2. С.- 255-258 (0,4 п.л.)
  13. Лозовский Д.Н. Некоторые аспекты криминалистического исследования организованной преступной группы // Вестник Адыгейского государственного университета. – Майкоп,  2011, №2 (80). – 239-243  (0,5 п.л.)

Монографии и учебные пособия

  1. Лозовский Д.Н. Теоретические и практические проблемы расследования убийств, совершаемых организованной преступной группой. – Краснодар: Краснодарская академия МВД России, 2004. (8,8 п.л.)
  2. Лозовский Д.Н. Методы расследования преступлений. – М.: Юрлитинформ, 2010. (10,5 п.л.)
  3. Лозовский Д.Н Методы расследования организованной преступной деятельности. Майкоп.: Санкт-Петербургский университет МВД России,  2011. (7,91 п.л.)
  4. Лозовский Д.Н. Расследование  хищений грузов на ж/д транспорте, совершенных организованной преступной группой. Методические рекомендации. – Майкоп: Краснодарский  университет  МВД России, 2007. (2,15 п.л.)
  5. Лозовский Д.Н. Методические рекомендации для сотрудников подразделений уголовного розыска и участковых уполномоченных  милиции по раскрытию  преступлений имущественной направленности (кражи, грабежи, разбои). – Майкоп: Краснодарский  университет  МВД России, 2007. (2,6 п. л.)
  6. Лозовский Д.Н. Методика расследования убийств, совершенных по найму. Фондовая лекция. – Майкоп: Краснодарский  университет  МВД России, 2007.  (2,33 п.л.)
  7. Лозовский Д.Н. Применение программно-целевого метода при расследовании преступлений, совершаемых организованной преступной группой. Методические рекомендации. – Майкоп. Санкт-Петербургский университет МВД России. 2011. (2,09 п.л.)

в иных изданиях:

  1. Лозовский Д.Н. Криминалистические аспекты расследования убийств по горячим следам // Милиция, право, личность: Мат. научно-практич.  конф.  - Краснодар: КЮИ МВД РФ, 1997  (0,2 п.л.)
  2. Лозовский Д.Н. Некоторые аспекты психологии допроса на предварительном следствии // Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений на современном этапе: Мат. научно-практич. конф.  - Краснодар; КЮИ МВД РФ. 1998. (0,3 п.л.)
  3. Лозовский Д.Н. Организационно-тактические особенности раскрытия и расследования убийств по горячим следам // Общество, право, культура: Материалы научно-практич. конф. - Краснодар: КЮИ МВД РФ. 1999. (0,3 п.л.)
  4. Лозовский Д.Н. Особенности тактики выявления данных о совершении убийства организованной преступной группой в ходе осмотра места происшествия // Наука - 2004: сборник трудов докторантов, аспирантов и соискателей Адыгейского государственного университета. - Майкоп, 2004. (0,3 п.л.)
  5. Лозовский Д.Н. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики убийств, совершенных организованной преступной группой // Наука-2004: сборник трудов докторантов, аспирантов и соискателей Адыгейского государственного университета. - Майкоп, 2004. -  0,3 п.л.
  6. Лозовский Д.Н.  Способы получение незаконных страховых выплат как элемент криминалистической характеристики мошеннических действий в сфере ОСАГО.  // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Четвертый Всероссийский "круглый стол", 22-23 июня 2006 года. Сборник материалов. - Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2006. – (0.3 п.л.)
  7. Лозовский Д.Н.  Особенности личности членов преступной группы, совершающих мошеннические действия в сфере автострахования // Актуальные проблемы противодействия организованной экономической преступности и коррупции: материалы межд. науч.-практ. конф. - Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2006 (0,3 п.л.)
  8. Лозовский Д.Н. Еремченко В.В. Некоторые особенности производства допроса по делам, связанным с торговлей людьми // Противодействие торговле людьми и использованию рабского труда: материалы межд. науч.-практ. конф. Ч.1 - Ставропольский филиал Краснодарского университета МВД России. – Ставрополь, 2007  (0,3 п.л.)
  9. Лозовский Д.Н. Кузьмин М.В. Особенности некоторых элементов криминалистической характеристики преступлений, связанных с торговлей людьми // Противодействие торговле людьми и использованию рабского труда: материалы межд. науч.-практ. конф. Ч.1 - Ставропольский филиал Краснодарского университета МВД России. – Ставрополь, 2007  (0,3 п.л.)
  10. Лозовский Д.Н. Типичные следственные ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе расследования преступлений террористического характера // Криминалистическое обеспечение антитеррористической деятельности: Сб. научн. тр. по материалам межд. науч.- практ. конф. – Краснодар: Краснодарский университет МВД России,2007 (0,3 п.л.)
  11. Лозовский Д.Н., Челышева О.В. Общий метод расследования преступлений -  фантом или реальность // Криминалистика и иные науки в борьбе с преступностью: материалы межд. науч.-практ. конф. -Олшин, Польша. 2009. (0,5 п.л.)
  12. Лозовский Д.Н. К вопросу о методе мысленного моделирования в криминалистике // Современность в творчестве вузовской молодежи: материалы  науч.-практ. конф.  молодых ученых «Актуальные вопросы права и безопасности на современном этапе». – Вып.12. – Иркутск: ФГОУ ВПО ВСИ МВД РФ, 2010 (0,3 п.л.)
  13. Лозовский Д.Н. О методах расследования преступлений // Международно-правовой опыт формирования компетенции следователя: Сборник тезисов докладов (по материалам I Международной научной студенческой конференции, Саратов, 26 апреля 2010 г.). - Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратов. гос. академия права", 2010 (0,2 п.л.)
  14. Лозовский Д.Н. Категория «метод» в криминалистике // Актуальные проблемы права и государства в XXI  веке: Материалы II межд. науч.-практ. конф. (28-29 апреля 2010г.) Ч.VI – Уфа, Изд-во ФГОУ ВПО УЮИ МВД России, 2010. С.37-42  (0,4 п.л.)
  15. Лозовский Д.Н. Метод расследования в криминалистике // Право и правосудие: теория, история, практика: Сб. статей (по материалам межд. конференции 27 мая 2010г.) Т.2. – Краснодар: Изд-во Северо-Кавказского  филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» , 2011. -  С.124-127 (0,4 п.л.)
  16. Лозовский Д.Н. Методы расследования преступлений // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики: Сборник седьмой Всероссийской научно-практической конференции. - Ростов-на-Дону: ФГОУ ВПО "РЮИ МВД России", 2010. - С. 93-95 (0,3 п.л.)
  17. Лозовский Д.Н. К вопросу о методе  моделирования в криминалистике // Математические методы и информационно-технические средства: Труды VI Всероссийской научно-практической конференции (25 июня 2010г.). – Краснодар,  Краснодарский университет МВД России, 2010. –С. 94-98 (0,45 п.л.)
  18. Лозовский Д.Н. Метод расследования преступлений в криминалистике // Правоохранительная деятельность ОВД России и зарубежных государств в контексте современных научных исследований: материалы межд. науч.-практ. конф. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский университет МВД России. 2010. С.212-216. (0,4 п.л.)
  19. Лозовский Д.Н. Криминалистические методы в борьбе с организованной преступной деятельностью // Материалы VIII Международной научной конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь» (10-11 февраля 2011г.). – Майкоп. Адыгейский государственный университет, 2011. – С.377-379 ( 0,3 п.л.)
  20. Лозовский Д.Н. О соотношении «метода» со смежными понятиями //  XX неделя науки МГТУ: XVI Всероссийская научно-практическая конференция «Образование – наука - технологии». – Майкоп: Изд-во МГТУ,  2010. - С.58-60. (0,2 п.л.)
  21. Лозовский Д.Н. Категория «метод» в криминалистике //  XX неделя науки МГТУ: XVI Всероссийская научно-практическая конференция «Образование – наука - технологии». – Майкоп: Изд-во МГТУ,  2010. - С.60-65 (0,4 п.л.)
  22. Лозовский Д.Н. Некоторые аспекты криминалистического исследования организованной преступной группы // Актуальные проблемы криминалистической науки и практики: сборник материалов научн. практ. конф.- Калининград, Калининградский юридический институт МВД России, 2011. – С.62-71 (0,4 п.л.)
  23. Лозовский Д.Н. К вопросу о криминалистической характеристике преступлений, совершенных, организованной преступной группой // Проблемы юридической науки и практики: взгляд молодых исследователей: сборник тезисов докладов и сообщений на всероссийской научно-практической конференции (26 ноября 2010 г.). - Тюмень: Изд-во Тюмен. юрид. ин-та МВД России, 2010. - С. 143-145 (0,3 п.л.)
  24. Лозовский Д.Н. Возможности использования программно-целевого метода при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами // Проблемы раскрытия и расследования преступлений: сборник материалов межвузовского "круглого стола", 22 октября 2010 г.. - Хабаровск: Изд-во Дальневост. юрид. ин-та МВД России, 2011. - С. 104-108 (0,4 п.л.)
  25.   Лозовский Д.Н.  Некоторые аспекты использования программно-целевого метода  при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами // Теория и практика современного права: сборник материалов конференции. Т.1 – Херсон, Украина: Херсонский юридический институт Харьковского национального университета внутренних дел.  29 октября 2010 года. – С. 185-187 (0,3 п.л.)
  26. Лозовский Д.Н. Возможности использования метода мысленного моделирования при расследовании организованной преступной деятельности // Проблемы борьбы с преступностью и подготовки кадров для правоохранительных органов: Тезисы докладов межд. науч.-практ. конф., посвященной Дню белорусской науки (21 января 2011г.) – Минск: Академия МВД Республики Беларусь.  – С.59-60
  27.   Лозовский Д.Н. К проблеме комплексного использования программно-целевого метода при расследовании преступлений, совершенных организованной преступной группой // Современные проблемы информационно-крими­налистичес­кого обеспечения предварительного расследования и его оптимизация: материалы межд. науч.- практ. конф. (21-22 апреля 2011г.) -  Краснодар: Изд-во  Краснодарского университета  МВД России, 2011г. - С.106-110.

1 http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports/show_93824/







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.