WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ломакин Дмитрий Владимирович

КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ СИСТЕМЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ: НА  ПРИМЕРЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ

Специальность 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Автореферат

               диссертации на соискание ученой степени

                доктора юридических наук

Москва 2009

Диссертация выполнена в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова (юридический факультет)

Официальные оппоненты -        доктор юридических наук, профессор Гаджиев Гадис Абдуллаевич, Конституционный Суд РФ;

доктор юридических наук, профессор

Могилевский Станислав Дмитриевич,

Академия народного хозяйства при Правительстве РФ;

доктор юридических наук

Сарбаш Сергей Васильевич,

Высший Арбитражный Суд РФ.

Ведущая организация -  Исследовательский центр частного права Государственное учреждение

при Президенте Российской Федерации

Защита диссертации состоится 10 июня 2009 г.  в 15 ч. 15 мин. на заседании диссертационного совета  Д.501.001.99 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, Москва, Ленинские горы, МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов, юридический факультет, аудитория 826.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, Москва, Ленинские горы, МГУ, 2-й корпус гуманитарных факультетов.

Автореферат разослан  ___  ________________2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  В.А. Чибисов

Общая характеристика работы.



Актуальность темы диссертационного исследования. В юридической литературе широко распространено мнение о том, что теория права представляет собой, прежде всего, теорию правоотношений.1 Этот подход в полной мере применим к гражданскому праву и гражданским правоотношениям в целом, а также к отдельным их разновидностям, в частности, - корпоративным правоотношениям. Действительно, исследуя специфику правового статуса участников корпоративных правоотношений, невозможно избежать общих проблем, связанных с субъектами гражданского права. Изучая объекты корпоративных правоотношений, с неизбежностью сталкиваешься со сложностями определения объектов гражданских правоотношений в целом. Анализируя структуру содержания корпоративных правоотношений, приходится затрагивать гражданские права и обязанности.

Таким образом, проблемы корпоративных правоотношений связаны не только с корпоративным правом, но и с общими аспектами права гражданского, составной частью которого оно является. В связи с чем актуальность тематики, связанной с различными категориями гражданского права, в подавляющем большинстве случаев распространяется на сферу корпоративных правоотношений. Значимость отдельных элементов структуры корпоративного правоотношения: субъектов, объекта, содержания не может не определять значимости правоотношения в целом как краеугольной правовой категории.

Сказанное не означает, что актуальность изучения корпоративных правоотношений проявляется лишь в исследовании определенных составляющих его структуры. Анализ корпоративного правоотношения в целом как самостоятельной категории важен сам по себе, поскольку целое не сводится к отдельным его частям. По справедливому высказыванию профессора О.С. Иоффе, сделанному еще в середине прошлого века, проблема правоотношения – одна из самых сложных и в то же время наименее разработанных проблем.2Но если гражданским правоотношениям в целом все-таки была посвящена не одна монография3, то корпоративные правоотношения долгое время оставались без должного внимания со стороны ученых.

Теория корпоративных правоотношений в широком смысле этого слова возникла вследствие изучения статуса и внутренней структуры так называемой «германской корпорации», которая изначально противопоставлялась римской корпорации, отождествляемой с любым субъектом права, наделенным правами юридической личности. Родоначальником теории корпоративных правоотношений справедливо считается выдающийся немецкий правовед Отто фон Гирке, впервые обративший внимание на особенности правоотношений, одним из субъектов которых являлась германская корпорация.

В России до событий октября 1917 года отдельные вопросы, связанные с корпоративными правоотношениями, также были предметом научного интереса со стороны отечественных правоведов.4Однако категория корпоративного правоотношения в целом не изучалась. В советский период проблемы корпоративных правоотношений привлекали внимание ученых весьма непродолжительное время, ограниченное рамками проведения новой экономической политики.5 В этом случае также освящались лишь частные вопросы корпоративного правоотношения, связанные с отдельными элементами его структуры.

После завершения НЭПа и установления командно-административной системы советское гражданское право не предоставляло достаточного эмпирического материала для построения целостной теории корпоративных правоотношений. Однако о корпоративных правоотношениях, именуемых членскими, писали и в тот период, хотя их существование ограничивалось узкими рамками колхозно-кооперативных организаций. Исследовались они, прежде всего, как внутренние отношения, возникающие в рамках колхозов.6Было также опубликовано несколько интересных работ, в которых получили отражение проблемы возникновения, изменения и прекращения членских правоотношений, возникающих в жилищных и жилищно-строительных кооперативах.7

Повышенный интерес к проблематике корпоративных правоотношений, возникший в постсоветской России, был обусловлен проведением экономических реформ, направленных на формирование рыночных отношений. Основными субъектами таких отношений стали коммерческие (предпринимательские) корпорации – организации, основанные на началах участия (членства), главной целью деятельности которых было извлечение прибыли. Не удивительно, что юридической личности таких субъектов стало уделяться повышенное внимание. Но если на первых порах интерес вызывали внешние правоотношения, возникающие в процессе  участия указанных корпораций в гражданском обороте, то в дальнейшем акцент был сделан на изучении так называемых внутренних правоотношений, складывающихся в рамках корпоративной структуры. Данные правоотношения во многом определяют правовое положение корпорации как участника гражданского оборота. Так, в рамках корпоративных правоотношений, складывающихся, в частности, при осуществлении участниками (членами) корпорации прав на участие в управлении ее деятельностью, может быть изменен объем правосубъектности корпорации посредством внесения соответствующих изменений и дополнений в ее учредительные документы.

Первые работы, относящиеся к рассматриваемому периоду времени, авторы которых исследовали проблемы корпоративных правоотношений, были посвящены проблемам правоотношений, возникающих в рамках корпораций определенного вида, главным образом, - акционерных обществах.8 В дальнейшем предпринимались попытки выявить общую правовую природу всех корпоративных правоотношений, при этом нередко использовались мало соответствующие корпоративной структуре вещно-правовые конструкции.9Особое значение для понимания сущности корпоративных правоотношений имеют последние работы Е.А. Суханова и Г.Е. Авилова.10

В настоящее время актуальность проблем, связанных с корпоративными правоотношениями, только возросла, поскольку потребности гражданского оборота диктуют необходимость формирования единой и непротиворечивой системы корпоративного законодательства, в рамках которой можно будет разрешить регулярно встречающиеся противоречия между различными нормативными правовыми актами.  Построение такой системы невозможно без выявления природы основных категорий корпоративного права, первое место среди которых занимает категория «корпоративное правоотношение». Данное утверждение наглядно подтверждает Концепция развития корпоративного законодательства на период до 2008 года, проект которой был утвержден на заседании Правительства РФ 18 мая 2006 года. Этот документ не основан на едином понимании корпоративного права и его основных категорий, вследствие чего многие положения указанной концепции не реализованы до настоящего времени и вряд ли будут реализованы в обозримом будущем.

Актуальность выбранной темы исследования обусловлена и повышенным интересом к проблемам в сфере корпоративного управления (corporate governance). Основные принципы корпоративного управления, хорошо известные за рубежом, особенно в США, мало помалу при поддержке публичной власти11

начинают внедряться в отечественных корпорациях. В рамках науки корпоративного управления с использованием комплексного метода исследования изучаются общественные отношения, складывающиеся в корпорациях, определяющее место среди которых занимают корпоративные правоотношения.

Изложенные обстоятельства со всей очевидностью подтверждают потребность в создании целостной научной концепции, позволяющей выявить правовую природу, понятие, признаки и структуру корпоративных правоотношений, основания их возникновения, изменения и прекращения.

Объект диссертационного исследования. Объектом настоящего диссертационного исследования являются регулируемые гражданским правом общественные отношения, складывающиеся в рамках организаций, наделенных правами юридического лица, и основанных на началах участия (членства).

Предмет диссертационного исследования. Предмет настоящего исследования обусловлен сферой изучения науки гражданского права и состоит из библиографического, нормативного, правоприменительного и юридического структурных элементов.

Библиографическая часть включает в себя сведения, мнения, позиции и концепции, высказанные современными учеными и их предшественниками в отечественной и зарубежной юридической литературе относительно основ построения системы корпоративного права и корпоративного законодательства, правового статуса организаций, основанных на началах участия (членства) – корпораций, правовой природы и структуры возникающих в рамках таких организаций правоотношений, оснований их возникновения, изменения и прекращения.

В нормативную часть входят как нормы отечественного корпоративного права, являющегося составной частью гражданского права, так и нормы корпоративного права некоторых зарубежных стран. Исследуются правила поведения, предусмотренные действующими нормативными правовыми актами, а также актами, утратившими силу.

Правоприменительная часть состоит из судебных актов и актов иных правоприменительных органов, принимаемых в процессе применения норм корпоративного права.

К юридической части относятся непосредственно сами корпоративные правоотношения, элементы их структуры: субъекты, объекты и содержание, а также основания возникновения, изменения и прекращения указанных правоотношений.

Цель диссертационного исследования состоит в постановке, изучении и разрешении основополагающих теоретических проблем корпоративного права, связанных с правовой природой и структурой корпоративных правоотношений, их внутривидовой классификацией, а также с основаниями возникновения, изменения и прекращения таких правоотношений.

Задачи диссертационного исследования. Достижение указанной выше цели диссертационного исследования обусловлено решением следующих основных задач:

1) выявление правовой природы корпоративных правоотношений и их классификационного разряда в системе общественных отношений, урегулированных нормами права;

2) установление критериев внутривидовой классификации корпоративных правоотношений;

3) определение структуры корпоративного правоотношения;

4) исследование правового статуса корпорации как организации, основанной на началах участия (членства), формулировка определения такой организации и проведение классификации корпораций;

5) изучение правового статуса участников (членов) корпораций;

6) определение положения органов корпорации в корпоративных правоотношениях;

7) анализ предпосылок и оснований возникновения, изменения и прекращения корпоративных правоотношений;

8) выработка понятия корпоративного юридического факта (состава);

9) изучение особенностей корпоративных юридических фактов (составов) на примерах соответственно корпоративного договора и эмиссионного состава;

10) анализ правового режима долей участия в уставных капиталах хозяйственных обществ как особых объектов гражданских прав;

11) определение понятия, содержания прав и обязанностей участников хозяйственных обществ и проведение их общей классификации;

12) обоснование необходимости выделения особых способов защиты прав участников хозяйственных обществ – корпоративных способов защиты;

13) разработка теоретически обоснованных и пригодных для практического применения рекомендаций по совершенствованию действующего корпоративного законодательства.

Методологическая основа диссертационного исследования представляет собой совокупность научных приемов и методов исследования явлений и процессов. В ходе проведения диссертационного исследования применялись диалектический, конкретно-исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, конкретно-социологический, структурно-функциональный методы исследования, а также метод правового моделирования и другие методы научного исследования. Многие проблемы диссертации исследовались как междисциплинарные, существующие на стыке юридической науки, экономики и философии, что было обусловлено задачами комплексного анализа явлений и процессов.

Нормативная база диссертационного исследования. Ее составляют пять категорий актов:

1) Гражданский кодекс Российской Федерации, устанавливающий основные положения, касающиеся создания, деятельности, реорганизации и ликвидации организаций, основанных на началах участия (членства) – корпораций;

2) Федеральные законы Российской Федерации, включающие в себя специальные законы, регламентирующие правовой статус корпораций отдельных видов и типов, в частности, Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также иные законодательные акты;

3) Правовые акты Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, содержащие нормы корпоративного права;

4) Нормативные правовые акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, среди которых особое место занимают акты Федеральной службы по финансовым рынкам;

5) Акты корпоративного законодательства зарубежных государств и межгосударственных организаций.

Теоретическая основа диссертационного исследования. При написании работы были использованы все основные теоретические исследования отечественных правоведов, посвященные вопросам корпоративного права в целом и корпоративным правоотношениям в частности. Литература дооктябрьского периода представлена трудами В.Б. Ельяшевича, Ю.С. Гамбарова, Н.Л. Дювернуа, Д.И. Мейера, К.Д. Кавелина, А.И. Каминки, Л.И. Петражицкого, П.А. Писемского, И.А. Покровского, Н.С. Суворова, И.Т. Тарасова, П.П. Цитовича, Г.Ф. Шершеневича и многих других.

Литература по корпоративному праву, изданная в период НЭПа, включает в себя работы М.М. Агаркова, В.Ю. Вольфа, М.Н. Израэлита, П.А. Руднева, В.Н. Шретера и других исследователей.

Исследования советских ученых, посвященные проблемам гражданских правоотношений и юридическим лицам, опубликованные после прекращения новой экономической политики, представлены работами Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, А.В. Венедиктова, В.А. Рясенцева, С.Н. Братуся, Е.Н. Гендзехадзе, Д.М. Генкина, В.П. Грибанова, О.С. Иоффе, С.М. Корнеева, О.А. Красавчикова, М.И. Кулагина, Л.А. Лунца,  В.П. Мозолина, И.Б. Новицкого, А.А. Рускола, Ю.К. Толстого, Е.А. Флейшиц, Р.О. Халфиной, Б.Б. Черепахина, Ш.Д. Чиквашвили и других правоведов.

Вопросы предмета диссертационного исследования находят отражение в трудах современных правоведов, таких как: Г.Е. Авилов, Е.П. Губин, Д.И. Дедов, В.В. Долинская, Е.А. Дубовицкая, В.С. Ем, Т.В. Кашанина, Н.В. Козлова, А.В. Майфат, А.Л. Маковский, А.А. Маковская, С.Д. Могилевский, Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова, Д.И. Степанов, П.В. Степанов, Е.А. Суханов, О.Н. Сыродоева, Г.С. Шапкина, И.С. Шиткина, Г.В. Цепов и многие другие.

В диссертационном исследовании анализировались переведенные на русский язык труды некоторых зарубежных ученых, среди которых: У. Батлер, П. Беренс, Р. Иеринг, У. Зайберт, Г.Ласк, У. Маттеи, Л.Ж. Морандьер, Х. Найе, В. Саймонс, К. Хопт и другие.

Помимо этого в диссертации были использованы публикации на английском и немецком языках, в том числе следующих авторов: L. Becker, H. Brox, R. Eels, B. Fox, W. Friedman, B. Grunewald, L. Gower, C. Hoghton, E. Klunzinger, F. Kubler, E. Liljeblom, F. Naffziger, P. Nobel, M. Weinstein, R. Winter, A. Wolfe, F. Wooldridge, etc.

Научная новизна диссертационного исследования. В настоящем диссертационном исследовании впервые в современном российском гражданском праве проведен всесторонний комплексный анализ корпоративных правоотношений как самостоятельного вида гражданских правоотношений, который нельзя подвести под традиционные конструкции вещных и обязательственных правоотношений. Корпоративные правоотношения как правоотношения участия (членства) имеют свою специфику и не обладают всеми необходимыми признаками ни вещных, ни обязательственных правоотношений. В результате такого анализа была решена крупная научная проблема, что выразилось в создании основных положений теории российского корпоративного права, касающихся норм корпоративного права, корпоративных правоотношений, корпораций и их участников (членов), корпоративных прав и обязанностей субъектов корпоративных правоотношений, корпоративных способов защиты прав, корпоративных юридических фактов, особых объектов корпоративного права.

На основе сформулированных в ходе диссертационного исследования основных теоретических положений корпоративного права может быть построена единая, целостная, внутренне не противоречивая система нормативного правового регулирования общественных отношений, возникающих в рамках организаций, основанных на началах участия (членства) – корпораций.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Категория «корпоративное правоотношение» является собирательной и охватывает два вида правоотношений: правоотношения участия (членства), опосредующие имущественное и неимущественное участие в деятельности корпорации ее участников (членов), которые являются основными, и производные от них – зависимые правоотношения. Для возникновения зависимых правоотношений, помимо наличия основного правоотношения, требуются дополнительные юридические факты, которыми, как правило, являются акты органов управления корпорации. В отличие от зависимых корпоративных правоотношений правоотношение участия (членства) возникает в момент приобретения лицом статуса участника (члена) корпорации, никакие дополнительные юридические факты при этом не требуются.

2. Правоотношения участия (членства) могут возникать только в рамках организации, основанной на началах участия (членства), – корпорации, между такой организацией и ее участниками (членами). В этом смысле они являются внутренними. Поскольку это - внутренние правоотношения, возникающие в рамках юридического лица – идеальной правовой конструкции, и не существующие вне рамок такой конструкции, постольку они могут быть лишь правоотношениями. Поэтому термин «корпоративное отношение» в смысле общественного отношения, еще не урегулированного нормами права, не соответствует природе обозначаемого им явления. Общественные отношения, складывающиеся в процессе участия в деятельности корпорации ее участников (членов), являются материальным содержанием корпоративных правоотношений как единства правовой формы и материального содержания.

3. Правоотношения участия (членства):

во-первых, являются гражданскими правоотношениями, поскольку на них без изъятий распространяются основные характеристики гражданского правоотношения, в частности, принципы равенства субъектов правоотношения и автономии их воли. В связи с этим нет необходимых и достаточных оснований для отнесения правоотношений участия (членства) к разновидности правоотношений так называемых частно-публичных отраслей права;

во-вторых, правоотношения участия (членства) являются самостоятельным видом гражданских правоотношений, в связи с чем они не могут быть охарактеризованы ни в качестве вещных, ни в качестве обязательственных. Исходя из сущности правоотношения участия (членства), данное правоотношение можно определить как урегулированное нормами гражданского права единое, сложное внутриорганизационное общественное отношение имущественного характера, возникающее между юридическим лицом, основанным на началах участия (членства), - корпорацией и ее участниками (членами) в момент приобретения последними прав участия (членства), опосредующих процесс их имущественного и неимущественного участия в деятельности корпорации.

4. Исходя из обоснованной ранее классификации корпоративных правоотношений на основные (правоотношения участия (членства)) и зависимые, проведена дополнительная классификация зависимых корпоративных правоотношений по признаку их субъектного состава. На этом основании выделено три группы зависимых корпоративных правоотношений: правоотношения, возникающие между участниками (членами) корпорации и ею самой, которые не являются правоотношениями участия (членства), правоотношения  между участниками (членами) корпорации и правоотношения с участием третьих лиц. Правоотношения между участниками (членами) корпорации могут возникать, в частности, при осуществлении преимущественного права приобретения долей (акций) в хозяйственном обществе. Примером зависимых корпоративных правоотношений с участием третьих лиц могут служить корпоративные правоотношения, одним из субъектов которых выступает регистратор.

5. Корпорация является не только одним из субъектов  правоотношений участия (членства): корпоративный характер организации юридического лица является неотъемлемым условием их существования, так как без корпорации не может быть правоотношений участия (членства). Взаимосвязь категорий «корпорация» и «правоотношение участия (членства)» позволяет понимать корпорацию как организацию, основанную на началах участия (членства). Данный вывод распространяется как на коммерческие, так и на некоммерческие организации. В итоге корпорация определяется как основанная на началах участия (членства) организация, признанная законодателем юридическим лицом, созданная в добровольном порядке ее участниками (членами) в целях реализации частных корпоративных интересов посредством участия в деятельности организации.

6. Органы управления корпорации, будучи составной частью внутренней структуры юридического лица, характеризующей его организационное единство, не обладают свойством правосубъектности, и сами по себе, в качестве органов, не могут быть признаны самостоятельными участниками не только внешних правоотношений, но и внутренних – корпоративных правоотношений. Органы управления корпорации наделены не правосубъектностью, а компетенцией, имеют не субъективные гражданские права, а полномочия, предусмотренные нормативными правовыми актами, учредительными и внутренними документами корпорации.

7. Доли участия в уставных капиталах хозяйственных обществ являются особыми объектами гражданских прав. Они представляют собой единый комплекс взаимозависимых и взаимообусловленных имущественных и неимущественных прав, который, однако, не может быть сведен к простой совокупности субъективных гражданских прав. Доля участия в уставном капитале хозяйственного общества – именно комплекс имущественных и неимущественных прав участия (членства), имеющий в целом имущественную природу и опосредующий имущественное и неимущественное участие в деятельности хозяйственного общества. При отчуждении данных объектов происходит прекращение у отчуждателя и возникновение у приобретателя прав участия (членства), а не передача таких прав, что позволяет говорить об отсутствии правопреемства. Это обусловлено тем, что новый участник (член) корпорации зачастую становится обладателем комплекса имущественных и неимущественных прав участия (членства) с иным объемом и содержанием, чем те, которыми характеризовались указанные права, когда их субъектом был предшествующий обладатель. Таким образом, отсутствие в данном случае правопреемства, характерного для уступки прав в обязательствах, является еще одним доводом в пользу особой природы прав участия (членства).  В условиях современного гражданского оборота ценность отдельных долей участия, например акций открытых акционерных обществ, котирующихся на бирже, для большинства их владельцев определяется не столько существом прав участия (членства), сколько возможностью их быстрого и выгодного отчуждения. Исключение составляют владельцы крупных пакетов акций, для которых ценность акций определяется предоставляемым ими полным контролем над деятельностью акционерного общества.

8. Предпосылки и основания возникновения, движения корпоративных правоотношений являются самостоятельными категориями, требующими четкого разграничения. Предпосылки создают необходимые и достаточные условия для возникновения и динамики корпоративных правоотношений, а основания непосредственно влекут за собой возникновение и движение корпоративных правоотношений.

Впервые проведена развернутая классификация предпосылок возникновения и движения корпоративных правоотношений:

особенностью нормативных предпосылок возникновения и движения корпоративных правоотношений является то, что приоритет здесь отдается императивным нормам. Сказанное справедливо как для коммерческих, так и для некоммерческих организаций, основанных на началах участия (членства). Императивный характер норм обусловлен необходимостью защиты прав и охраняемых законом интересов миноритарных участников (членов) корпорации и ее кредиторов. В учредительных и внутренних документах корпорации свойств нормативности не усматривается;

интерес является особой предпосылкой возникновения и движения корпоративных правоотношений, что позволяет провести развернутую классификацию корпоративных интересов. Особое значение имеет интерес самой корпорации, формируемый, в конечном счете, ее участниками (членами), который, однако, не сводится к простой совокупности отдельных интересов указанных лиц;

правосубъектной предпосылкой возникновения и движения корпоративных правоотношений является общегражданская правосубъектность. Утверждение о необходимости признания особой корпоративной правосубъектности лишено достаточных оснований. Если предположить, что у определенного лица есть особая корпоративная правосубъектность, то есть возможность иметь права участия (членства), а не сами эти права, то, все равно, не удастся провести четкого различия между его правовым статусом и правовым статусом лица, которое обладает способностью иметь указанные права и нести обязанности благодаря общегражданской правосубъектности. 

9. Корпоративные юридические факты - особая разновидность юридических фактов, так как они направлены на возникновение, изменение и прекращение корпоративных правоотношений. В отличие от обычных (общих) юридических фактов, которые могут порождать различные гражданские правоотношения, корпоративные юридические факты являются специальными, в том смысле, что число разновидностей порождаемых ими правоотношений ограничено. К таким разновидностям, главным образом, относятся корпоративные правоотношения. Важное место среди корпоративных юридических фактов занимают акты органов управления корпорации – акты особого рода, которые не являются разновидностью сделок по смыслу ст.153 ГК РФ, а также – разновидностью иных актов, прямо поименованных в ст.8 ГК РФ. Среди корпоративных юридических фактов необходимо выделять корпоративные договоры, являющиеся особым видом гражданско-правовых договоров. К ним относятся договоры об учреждении корпораций и реорганизационные договоры. Особенностью таких договоров является то, что их участники обладают непротиворечивыми интересами и преследуют общую цель, заключающуюся в возникновении корпоративных правоотношений. В этом смысле такие договоры являются общецелевыми. Такая цель может быть достигнута как посредством учреждения корпорации, так и путем проведения реорганизационных процедур. Еще одна особенность таких договоров проявляется в том, что они могут не только предоставлять права, но и способны возлагать обязанности на лиц, которые не являются сторонами корпоративных договоров.

10. Наряду с корпоративными юридическими фактами существуют корпоративные юридические составы. Так, эмиссия акций по своей правовой природе является сложным корпоративным юридическим составом (эмиссионным составом), влекущим возникновение правоотношений участия (членства). Таким образом, основным правовым последствием, которое законодатель связывает с эмиссией, является возникновение указанных правоотношений. Исходя из требований к структуре эмиссионного состава, недопустима перемена его отдельных элементов, что можно наблюдать в рамках отдельных способов размещения акций, например в процессе распределения акций при учреждении общества. В свою очередь природа эмиссионного состава не позволяет признать правомерность существования предусмотренного нормативными правовыми актами размещения акций до момента учреждения акционерного общества. Момент возникновения акций как особых объектов гражданских прав совпадает с моментом государственной регистрации их выпуска, являющейся элементом эмиссионного состава.

11. Целостная классификация корпоративных прав как элементов содержания корпоративных правоотношений осуществляется в зависимости от характера процесса участия в деятельности корпорации, который они опосредуют. Таким образом, корпоративные права подразделяются на имущественные и неимущественные. Вместе с тем, в отличие от доли участия - комплекса прав участия (членства), который в целом имеет имущественный характер, все корпоративные права не могут быть охарактеризованы только лишь как имущественные или неимущественные. Их природа определяется сущностью участия в деятельности корпорации. Неимущественные корпоративные права не являются по своей природе личными неимущественными правами, поскольку отделимы от личности их обладателя и могут свободно отчуждаться в составе доли участия. Неимущественные корпоративные права (права участия (членства)), являясь наряду с имущественными правами элементами содержания правоотношения участия (членства), не определяют природу такого правоотношения, которая остается имущественной. 





12. В системе способов защиты корпоративных прав существуют особые способы защиты – корпоративные. Основная характеристика корпоративных способов защиты прав заключается в том, что их применение возможно при нарушении или угрозе нарушения особых субъективных гражданских прав, являющихся элементами содержания корпоративных правоотношений. В этом смысле они являются специальными способами защиты, поскольку, в отличие от общегражданских способов защиты, могут применяться при нарушении далеко не любого субъективного гражданского права, а только такого, которое может быть квалифицировано в качестве корпоративного права. Другая особенность корпоративных способов защиты заключается в том, что по существу такие способы защиты представляют собой самостоятельные субъективные гражданские права.

13. Особая природа корпоративных преимущественных прав заключается в том, что, с одной стороны, они являются разновидностью преимущественных гражданских прав, поскольку предоставляют своим обладателям определенные преференции по сравнению с иными участниками гражданского оборота. С другой стороны, их можно охарактеризовать в качестве элементов содержания зависимых корпоративных правоотношений, и как следствие – в качестве корпоративных прав. Кроме того, они могут рассматриваться в качестве корпоративных способов защиты прав участников (членов) корпорации.

Практическая значимость диссертационного исследования. Научные положения, обоснованные в диссертации, могут быть использованы как при совершенствовании действующего корпоративного законодательства, так и при построении новой целостной системы корпоративного законодательства. Сделанные в диссертации научные выводы позволили сформулировать конкретные предложения, направленные на улучшение правоприменительной деятельности в целом и арбитражной практики в частности. Указанные выводы могут быть использованы для дальнейших научных исследований в сфере корпоративного права, при написании монографий, учебников и учебных пособий, а также в преподавании общего курса гражданского права и специального курса корпоративного права.

Предложения по совершенствованию действующего законодательства. По результатам проведенного диссертационного исследования сформулированы конкретные предложения по совершенствованию корпоративного законодательства, в частности, позволяющие устранить имеющиеся противоречия в законах, регламентирующих правовой статус корпораций отдельных видов и типов. Предлагаются также изменения в Гражданский кодекс РФ, направленные на установление специальной регламентации особой разновидности гражданских правоотношений – корпоративных правоотношений, а также на регулирование порядка заключения, исполнения, изменения и расторжения корпоративных договоров, необходимость выделения которых обоснована в работе.

Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация была подвергнута рецензированию и обсуждению на кафедре гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Основные теоретические положения диссертационного исследования и конкретные предложения по усовершенствованию действующего корпоративного законодательства и правоприменительной практики нашли отражение в опубликованных автором работах по корпоративному праву, обсуждались на конференциях и семинарах, использовались в практической деятельности автора. Общий объем опубликованных работ автора составляет более 100 печатных листов.

Результаты диссертационного исследования были апробированы в ходе участия автора в разработке и обсуждениях ряда законопроектов в сфере корпоративного законодательства, а также в обсуждениях арбитражной практики по корпоративным спорам, проводимых Высшим Арбитражным Судом РФ. Кроме того, диссертант участвовал в деятельности рабочей группы по подготовке концепции развития законодательства о юридических лицах, сформированной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 19 июня 2002 года, №10. В настоящий момент диссертант входит в состав одной из рабочих групп, занимающихся разработкой концепции развития гражданского законодательства РФ во исполнение Указа Президента РФ от 18.07.08., №1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации».

Результаты диссертационного исследования содержатся и в разработанном автором специальном учебно-практическом курсе «Права акционеров: понятие, осуществление и охрана», который читается диссертантом студентам гражданско-правовой специализации кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова более десяти лет. Программа указанного курса неоднократно публиковалась.12

Структура диссертационного исследования обусловлена предметом, целями и задачами диссертационного исследования. Диссертация состоит из Введения, четырех глав, разделенных на одиннадцать параграфов, и Библиографии. Поставленная цель диссертационного исследования достигается в рамках всех глав диссертации. Первые три задачи диссертационного исследования решаются в первой главе работы. Вторая глава посвящена решению задач с четвертой по шестую. В третьей главе содержатся решения седьмой, восьмой, девятой и десятой задачи. Следующие две задачи решены в последней главе. Тринадцатая задача носит комплексный характер и решается во всех четырех главах диссертационного исследования.

Краткое содержание работы.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, и библиографического отдела.

Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется предмет исследования, формулируются его цели и задачи, указывается теоретическая и методологическая основа исследования, дается характеристика научной новизны и практической значимости, излагаются положения, выносимые на публичную защиту. Введение завершается краткими сведениями о внедрении и апробации результатов проведенного исследования.

Глава I «Понятие и место корпоративных правоотношений в системе гражданских правоотношений» включает в себя два параграфа.

Параграф 1 - «Эволюция представлений о предмете гражданско-правового регулирования и гражданском правоотношении». Выработка понятия «корпоративное правоотношение» и анализ структуры такого правоотношения невозможны без рассмотрения общих вопросов, касающихся природы гражданского правоотношения, его объекта и содержания. Рассмотрению указанных вопросов как раз и посвящен настоящий параграф. Помимо этого при написании данного параграфа преследовалась цель обоснования вывода о порождении развивающимся гражданским оборотом новых правоотношений, не входящих ни в одну из известных классификационных групп и не поименованных прямо в ст.2 ГК РФ. Достижение этой цели позволило в дальнейшем избежать необходимости, как это нередко делается в юридической литературе, подводить новый вид гражданских правоотношений – правоотношений участия (членства) (корпоративных правоотношений) под хорошо известные конструкции вещных или обязательственных правоотношений, упоминание о которых содержится в названной статье кодекса.

Показывается, что для признания того или иного правоотношения гражданским нет необходимости прямо указывать его в качестве такового в тексте ГК РФ, в частности, посредством перечисления в ряду других правоотношений в п.1 ст.2 ГК РФ.  Достаточно, чтобы такое правоотношение соответствовало всем признакам и критериям, присущим гражданскому правоотношению, иными словами, было основано на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности его участников. Косвенным образом данный вывод подтверждается и самим законодателем, который не случайно установил в п.1 ст.2 ГК РФ открытый перечень гражданских правоотношений.

Изменение содержания системы гражданских правоотношений  обусловливается движением границ предмета гражданско-правового регулирования. Поэтому в рамках параграфа прослеживается эволюция представлений о предмете гражданско-правового регулирования, показывается, что сам предмет никогда не существовал в виде неизменной данности, а границы общественных отношений, регулируемых гражданским правом, неоднократно пересматривались. Изменения границ предмета гражданско-правового регулирования можно наблюдать и в недавнем прошлом.

Эволюция предмета гражданского права и вызываемые ею изменения системы гражданских правоотношений позволяют признать возможность появления в настоящее время новых видов гражданских правоотношений, возникающих, в частности в организациях, основанных на началах участия (членства), - корпоративных правоотношений. Их новизна для отечественных цивилистов обусловлена не столько моментом возникновения, сколько осознанием необходимости отведения им особого места в системе правоотношений. Действительно, о корпоративных правоотношениях, именуемых членскими, писали даже в советское время, когда их существование ограничивалось узкими рамками колхозно-кооперативных организаций. Поэтому исследовались они, прежде всего, как внутренние отношения, возникающие в рамках колхозов. Очевидно, что при таких условиях в отечественной цивилистике не могло быть создано учения о корпоративных правоотношениях. Сейчас же трудно не согласиться с В.Ф. Яковлевым в том, что теперь корпоративные правоотношения – неотъемлемая часть правоотношений, возникающих в процессе правового регулирования имущественных отношений.13

Показывается, что общественные отношения, возникающие с участием лиц, принявших решение осуществлять совместную деятельность в какой-либо сфере посредством создания для этого организации, основанной на началах участия (членства) и наделенной правами юридического лица (корпорации), приобретают характер правоотношений. Между отдельно взятыми субъектами, решившими действовать сообща для достижения определенных целей, могут возникать различные общественные отношения, в том числе и правовые. Но поскольку такие субъекты решают достичь поставленной цели посредством создания правовой конструкции – корпорации и последующего участия в ней, то само это участие становится возможным лишь путем участия в правоотношениях – корпоративных правоотношениях. Для осуществления какой – либо деятельности в рамках фактических общественных отношений учреждение правовой конструкции – юридического лица совершенно не требуется. Если же для осуществления такой деятельности создается корпорация, то участие в указанной организации отдельных лиц оформляется особыми правоотношениями, именуемыми корпоративными. Таким образом, корпоративными могут быть лишь правоотношения – урегулированные нормами права общественные отношения, опосредующие участие лиц в деятельности корпорации.

  Помимо этого утверждается, что признание корпоративных правоотношений в качестве составной части системы гражданских правоотношений не может быть отвергнуто из-за одобрения градации правовых норм на две сферы: право публичное и право частное, поскольку указанная классификация не может исключать иное разграничение правил поведения, в том числе и разделение правовых норм по отраслям. То, что некоторые общественные отношения испытывают на себе разностороннее воздействие различных отраслей права, не влечет само по себе смешения предметов правового регулирования. То, что акты законодательства, являющиеся внешней формой выражения права, содержат нормы различной отраслевой принадлежности, не свидетельствует о слиянии правовых отраслей. В противном случае придется отождествить две различные философские категории: форму и содержание, а сама классификация правовых норм потеряет всякий смысл, поскольку все отрасли, так или иначе, имеют сферы пересечения (совместного воздействия).

Эволюции были подвержены не только взгляды на понятие и содержание предмета гражданско-правового регулирования, систему гражданских правоотношений. Менялись воззрения и на природу правоотношения, в целом, и гражданского правоотношения, в частности. В параграфе рассматриваются различные точки зрения относительно понятия гражданского правоотношения. В итоге автор солидаризируется с мнением о том, что гражданское правоотношение представляет собой фактическое общественное отношение, урегулированное нормами гражданского права. В данном случае правоотношение является не чем иным, как правовой формой общественного отношения, которое, в свою очередь, можно охарактеризовать в качестве материального содержания, облеченного в указанную форму. Таким образом, правоотношение представляет собой единство правовой формы и материального содержания. Однако тот факт, что правоотношение как результат правового регулирования не существует изолированно от опосредуемого им фактического общественного отношения, не должен приводить к ошибочному выводу о тождестве указанных отношений. Приобретая форму правоотношения, фактическое общественное отношение наделяется определенными характеристиками, возводящими его в ранг правовой категории.

Подробно рассматривается структура гражданского правоотношения, анализируются высказанные в науке взгляды относительно ее отдельных элементов: объекта и содержания. Приоритет отдается классическому пониманию содержания правоотношения как взаимосвязанным субъективным правам и юридическим обязанностям. Субъективное право представляет собой основанную на нормах объективного права меру возможного поведения управомоченного лица, заключающуюся, в том числе, в возможности требовать определенного поведения от обязанных лиц. На этих лиц возлагаются юридические обязанности, представляющие собой меру должного поведения обязанного лица.

Что касается объекта гражданского правоотношения, то он рассматривается в качестве элемента структуры правоотношения и отождествляется с действиями (деятельностью) обязанного лица. Действия (деятельность) обязанного лица является общим объектом и для правоотношения в целом и для субъективных прав, образующих наряду с обязанностями его содержание.

Результаты общего исследования гражданского правоотношения были активно использованы в последующем при определении понятия и структуры корпоративного правоотношения.

Параграф 2 «Понятие и природа корпоративных правоотношений». Во втором параграфе первой главы диссертации с учетом общих выводов, сделанных ранее относительно понятия и структуры гражданского правоотношения, формулируется понятие и определяется природа корпоративных правоотношений. Подробно рассматриваются взгляды ученых на природу корпоративных правоотношений, начиная с трудов родоначальника теории корпоративных правоотношений О. Гирке.

Выработка критериев, определяющих особую природу корпоративных правоотношений, начинается с развития тезиса о внутриорганизационном характере корпоративных правоотношений. Далеко не все правоотношения, участником которых является корпорация, можно именовать корпоративными, поскольку корпорация выступает субъектом самых разных по своей предметной принадлежности и природе общественных отношений. Корпоративные правоотношения – это правоотношения, возникающие внутри корпорации. Именно внутренняя структура корпорации определяет сферу существования таких правоотношений. Не все внутренние правоотношения являются корпоративными. Поскольку данные правоотношения существуют в рамках организации, именуемой корпорацией, конститутивным признаком которой является наличие участников или членов, и само ее создание обусловлено целями реализации частных интересов участников (членов) корпорации посредством их участия в ее деятельности, постольку корпоративные правоотношения могут возникать вследствие приобретения, осуществления и передачи корпоративных прав и исполнения корпоративных обязанностей. Корпоративные правоотношения возникают также при защите корпоративных прав, когда для этих целей применяются специальные корпоративные способы защиты прав. В этой связи корпоративные правоотношения можно именовать отношениями участия или членства.

Проводится анализ понятий «участие» и «членство», как основных характеристик, позволяющих обособлять корпоративные правоотношения от иных внутриорганизационных правоотношений. «Участие» или «членство» лица в корпорации свидетельствует о наличии между ними особых правовых связей, существующих в рамках правоотношения, которое можно именовать членским правоотношением или правоотношением участия. Членство и членское правоотношение, участие и правоотношение участия - тождественные понятия. По существу участие (членство) – это комплекс связей участников (членов) корпорации с самой корпорацией, что проявляется в наличии у них субъективных прав и обязанностей, являющихся элементами содержания правоотношения участия (членства).

В итоге делается вывод, о том, что для характеристики внутренних правоотношений, возникающих в организации, основанной на началах участия (членства), в связи с приобретением, осуществлением и передачей прав участия (членства), а также с их защитой особыми корпоративными способами, можно использовать  как термин «корпоративное правоотношение», так и термины «членское правоотношение» и «правоотношение участия». Однако при этом данные термины не являются тождественными, а понятие «корпоративное правоотношение» шире по своему содержанию терминов «членское правоотношение» или «правоотношение участия».

Во-первых, корпоративные правоотношения могут возникать с участием лиц, не являющихся участниками (членами) корпорации, которые в силу данного факта не могут обладать правами участия (членства).

Во-вторых, права участия (членства) принадлежат лицу лишь в силу существования  правоотношения участия (членства). Однако у участников (членов) корпорации могут быть иные права, хотя и обусловленные наличием правоотношения участия (членства), но для возникновения которых необходимы дополнительные юридические факты. Так, право требования выплаты конкретной суммы дивидендов не входит в содержание правоотношения участия (членства), но поскольку его возникновение изначально предопределено данным правоотношением, постольку оно может быть названо корпоративным, так же как и правоотношение, в содержание которого оно входит.

Таким образом, понятия «корпоративное правоотношение», «корпоративное право» в субъективном смысле и «правоотношение участия (членства)», «право участия (членства)» соотносятся между собой как род и вид.

Обосновывается основная классификация корпоративных правоотношений, заключающаяся в делении указанных правоотношений на главные (основные) и подчиненные (зависимые), производные от первых. Критерием такой классификации выступают основания возникновения корпоративных правоотношений. Возникновение главных (основных) корпоративных правоотношений – правоотношений участия (членства) происходит в результате приобретения прав участия (членства). Подчиненные (зависимые) корпоративные правоотношения возникают на основании сложного юридического состава, перечень элементов которого будет зависеть от конкретной разновидности подчиненного корпоративного правоотношения. Однако неизменным элементом такого состава будет основное корпоративное правоотношение – правоотношение участия (членства). Вследствие того, что основное корпоративное правоотношение возникает в момент приобретения прав участия (членства), оно может существовать лишь между корпорацией, с одной стороны, и ее отдельными участниками, с другой стороны. Этого нельзя сказать о подчиненных корпоративных правоотношениях. Они действительно могут возникнуть между корпорацией и ее отдельными участниками. Однако такие правоотношения могут существовать и между участниками (членами) корпорации, а также между ними и третьими лицами. Поэтому, помимо главного разделения корпоративных правоотношений на основные и производные (зависимые), обосновывается классификация указанных правоотношений по субъектному составу.

При рассмотрении корпоративных правоотношений, возникающих между участниками (членами) корпорации, исследуются так называемые акционерные соглашения. Делается вывод о том, что данные соглашения могут порождать лишь обязательства для их сторон, неисполнение которых должно влечь применение к нарушителям мер гражданско-правовой ответственности. При этом само по себе неисполнение обязательства не может обусловливать недействительность актов органов управления корпорации, принятых с нарушением процедуры, установленной соглашением участников корпорации.

Доказывается построение корпоративных правоотношений на началах координации. В первую очередь критикуется распространенный в литературе подход, согласно которому корпоративные правоотношения  - это отношения субординации, в силу чего они относятся к предмету предпринимательского права. Равенство субъектов гражданского правоотношения обусловливается не функцией, которая возлагается на них в конкретном правоотношении, а их общим гражданско-правовым статусом. Соответственно юридический статус субъектов отношения власти и подчинения определяется не характером их правомочий и обязанностей, а тем общим положением, которое они занимают в сфере публичного права и сообразно с которым между ними устанавливается конкретное юридическое отношение. Исходя из этого, делается вывод о том, что корпоративные правоотношения – это отношения координации. Подчеркивается имущественный характер корпоративных правоотношений, обосновывается тезис об отсутствии оснований для признания корпоративных правоотношений в качестве неимущественных: организационно-предпосылочных или организационно-управленческих.

После характеристики корпоративных правоотношений в качестве гражданских правоотношений имущественного характера проводится дальнейший анализ их природы. Подробно излагаются основные постулаты обязательственно-правовой и вещно-правовой концепций, объясняющих природу корпоративных правоотношений. Анализируются особенности объекта и оснований возникновения обязательств, значение сроков для данного вида гражданских правоотношений, процедура прекращения обязательства надлежащим исполнением. По итогам проведенного анализа делается вывод о невозможности отнесения правоотношений участия (членства) к разновидности обязательств. Показывается, что в основе вещно-правовой концепции правоотношений участия (членства) лежат либо неоправданные заимствования институтов зарубежного права, таких, как расщепленная собственность, или смешение правовых и экономических категорий.

Излагается авторская концепция, согласно которой корпоративные правоотношения представляют собой особую разновидность гражданских правоотношений. Дается авторское определение правоотношения участия (членства), как урегулированного нормами гражданского права единого, сложного внутриорганизационного общественного отношения имущественного характера, возникающего между юридическими лицами, основанными на началах участия (членства), - корпорациями и их участниками (членами) в момент приобретения последними прав участия (членства), опосредующих процесс их участия в деятельности корпорации. 

Рассматривается вопрос о месте норм корпоративного права. Данные нормы образуют институт гражданского права. Не целесообразно объединять их в рамках подотрасли гражданского права, поскольку в таком случае будет неясным расположение норм, регламентирующих общественные отношения с участием организаций, которые не являются корпорациями. Если и говорить об особой подотрасли гражданского права, то она должна именоваться правом юридических лиц, а не только правом корпораций.

Глава II «Субъекты корпоративных правоотношений» так же как и первая глава включает в себя два параграфа.

Параграф 1 - «Корпорация как условие существования корпоративных правоотношений». Название настоящего параграфа обусловлено двоякой ролью корпорации в корпоративных правоотношениях. С одной стороны, корпорация  - это один из субъектов указанных правоотношений. С другой, - такое юридическое лицо имеет особое значение для самого факта существования корпоративных правоотношений, поскольку последние возникают, изменяются и прекращаются в рамках корпоративной организации.

В обозначенном параграфе подробно рассматриваются вопросы применения терминов «корпорация» и производных от него терминов, в частности, «корпоративный» в действующем отечественном законодательстве и правоприменительной практике. Показывается, что значение, которое придается данным терминам, имеет мало общего с их классическим пониманием. Для выявления традиционного значения термина «корпорация» прослеживается его многолетняя эволюция от категории, обозначающей всякое юридическое лицо, независимое в гражданском обороте и самостоятельное по отношению к своим учредителям, до термина, характеризующего являющуюся юридическим лицом организацию, основанную на началах участия (членства). Данное значение термина «корпорация» позволяет проводить четкое различие между корпорациями и институтами (учреждениями), лишенными начал участия (членства).

Помимо истории развития термина «корпорация» исследуется вопрос о его понимании в правовых доктринах и законодательствах развитых зарубежных государств, таких как США, Великобритания, Германия, Франция. Анализируются директивы ЕС, регламентирующие деятельность корпораций. Особое внимание уделяется тому, в каких значениях используется указанный термин в отечественной юридической литературе. Отмечается противоречивость позиций ряда авторов, использующих термин «корпорация» для обозначения всех видов юридических лиц, как имеющих членство, так и лишенных такового. Определяющим критерием обособления корпораций должен стать признак участия (членства). Иные критерии, например извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности корпорации, самостоятельность участников (членов) корпорации по отношению к ней,  не могут служить средством для выявления природы корпорации, а являются лишь основаниями для подразделения корпораций на типы и виды. Поэтому любое юридическое лицо, основанное на началах участия (членства), является корпорацией. Критерий участия (членства) является достаточно определенным и не дает никаких оснований для выявления неких промежуточных – между корпорациями и учреждениями – форм юридических лиц, таких, например, как «учреждения с корпоративным устройством» и «корпорации, созданные в форме учреждений». Пристальное внимание уделяется генезису принципа самостоятельности участников корпорации по отношению к самой организации. Указанный принцип существует не как естественное свойство корпоративного устройства, а как его характеристика, предусмотренная законодателем. Следовательно, нет достаточных оснований полагать, что одним организациям, основанным на началах участия (членства), – хозяйственным обществам этот принцип присущ в большей мере, и они являются корпорациями, а другим – хозяйственным товариществам - в меньшей, и они не могут считаться корпорациями. Данный вывод находит свое подтверждение в имеющейся тенденции персонализации капиталов и капитализации лиц. Более того, последние изменения гражданского законодательства ряда стран СНГ, например Украины и Казахстана, в значительной мере способствовали стиранию в этих государствах традиционных различий между хозяйственными обществами и товариществами. 

В итоге корпорация определяется как основанная на началах участия (членства) организация, признанная законодателем юридическим лицом, созданная в добровольном порядке ее участниками (членами) в целях реализации частных корпоративных интересов посредством участия в деятельности организации. Особое значение корпораций позволяет сделать вывод о целесообразности дополнения используемой в настоящее время в гражданском праве классификации юридических лиц разделением организаций на корпорации и институты (учреждения).

Внутривидовая классификация корпораций может быть проведена по различным основаниям. В зависимости от основной цели деятельности следует выделять предпринимательские (коммерческие) и непредпринимательские (некоммерческие) корпорации. Значение личности участника (члена) корпорации для деятельности последней позволяет разграничивать хозяйственные товарищества и общества, а необходимость личного трудового участия в работе корпорации является характерной чертой кооперативной организации. При проведении данной классификации  учитывается ее условный характер, поскольку в некоторых хозяйственных обществах, например в компаниях одного лица, значение личности участника (члена) гораздо выше, чем в тех хозяйственных товариществах, участники (члены) которых устранились от дел, выдав соответствующую доверенность одному из участников (членов).

Применительно к хозяйственным обществам проводится их дальнейшая классификация на типы и виды. Обосновывается отсутствие необходимости выделения отдельных типов (закрытые акционерные общества) и видов (хозяйственные общества в сфере агропромышленного комплекса) хозяйственных обществ. Доказывается необоснованность расширения разновидностей корпораций за счет неких дополнительных корпоративных форм, таких, например, как народные предприятия. Критикуется подход отечественного законодателя, признавшего общество с дополнительной ответственностью в качестве самостоятельной организационно-правовой формы юридического лица.

Параграф 2 - «Общая характеристика органов управления корпорации». В настоящем параграфе рассматриваются вопросы, связанные с понятием, признаками и классификацией органов управления корпорации. Критикуются взгляды ученых, наделяющих органы управления корпорации статусом участников корпоративных правоотношений. Согласно указанному подходу органы управления не являются участниками так называемых внешних правоотношений, поскольку субъектом последних закон признает корпорацию как юридическое лицо, но наделяются правосубъектностью для участия во внутренних корпоративных правоотношениях. С таким подходом согласиться нельзя. Во-первых, гражданское законодательство не закрепляет за органами юридического лица статуса субъектов гражданского права. Это означает, что органы юридического лица не обладают правосубъектностью, необходимой предпосылкой для участия в любых гражданских правоотношениях. Во-вторых, утверждение о том, что органы юридического лица могут являться субъектами внутренних корпоративных правоотношений и не обладают правосубъектностью для участия во внешних правоотношениях равносильно суждению, согласно которому правосубъектность является не одной из предпосылок возникновения правоотношения, а следствием участия в нем. Получается, что, участвуя во внешних правоотношениях, органы юридического лица действуют в качестве его структурно обособленной части, не являясь самостоятельными субъектами права. Напротив, участие во внутренних корпоративных правоотношениях порождает у них правосубъектность, позволяющую рассматривать органы корпорации в качестве самостоятельных субъектов права.

Показывается, что в основе стремления наделить органы корпорации правосубъектностью лежит ошибочное смешение таких категорий как «орган» или структурно обособленная часть юридического лица и «людской субстрат» органа управления. Органы управления корпорации обладают людским субстратом, но не тождественны ему. Если в процессе деятельности корпорации конкретное физическое лицо, образующее людской субстрат органа корпорации, совершает действия, выходящие за рамки компетенции соответствующего органа управления, и такими действиями корпорации причиняется вред, то лицом, ответственным за причинение указанного вреда, будет не орган управления корпорации, а это самое физическое лицо. Что касается правоотношений, возникающих между лицами, осуществляющими функции органов управления корпорации и самой корпорации, то природа этих правоотношений во многом определяется видом органа управления. Так, между лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, и самим обществом возникают трудовые правоотношения, а между членами совета директоров хозяйственного общества и обществом, напротив, существуют гражданско-правовые отношения. Если же функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества осуществляет управляющий или управляющая организация, то отношения между указанными лицами регулируются гражданско-правовым договором особого вида.

Еще одной ложной посылкой, обосновывающей наличие правосубъектности у органов корпорации, является смешение субъектов корпоративных правоотношений и отношений, возникающих в сфере корпоративного управления. Число субъектов корпоративного управления весьма значительно. К ним, в частности, относятся наемные работники корпорации, ее кредиторы и даже государственные органы, осуществляющие по отношению к корпорации надзорные функции. Очевидно, что при таком подходе все многообразие отношений, возникающих в процессе осуществления корпоративного управления, не может быть урегулировано нормами гражданского права. Соответственно, не все правоотношения в сфере корпоративного управления являются корпоративными.

Обосновывается вывод о том, что поскольку органы управления корпорации не обладают правосубъектностью, постольку они не могут выступать в качестве представителей корпорации. Органы управления не приобретают субъективных гражданских прав, они обладают полномочиями, которыми  наделяются в рамках компетенции, определенной законом, иными правовыми актами, а также учредительными и внутренними документами корпорации. Вместе с тем компетенцию органа корпорации нельзя свести только к его полномочиям. Более того, они имеют вспомогательное значение по отношению к иным элементам компетенции. Такими элементами являются задачи и функции, которые должны выполнять органы корпорации. Термины "задачи" и "функции" органов в научной литературе нередко объединяются понятием "предмет деятельности". Объем полномочий органов корпорации определяется, исходя из установленного предмета деятельности таких органов. Полномочия органа корпорации существуют не в виде абстрактной возможности, что характерно для категории правоспособности, а носят наличный характер. Компетенция органов корпорации воплощается в конкретных полномочиях, приобретаемых непосредственно в силу закона, иных нормативных правовых актов, а также учредительных документов корпорации. При этом объем полномочий органа корпорации не может быть изменен по воле самого этого органа, поскольку он не обладает собственной волей, а призван либо формировать,  либо изъявлять волю самой корпорации вовне.

Компетенция выступает тем правовым средством, с помощью которого права и обязанности корпорации - юридического лица преобразуются в полномочия ее органов. Согласно авторскому определению компетенции, она представляет собой установленный законом, иными нормативными правовыми актами и учредительными документами корпорации предмет деятельности ее органа, а также конкретные полномочия, необходимые для осуществления органом корпорации своих функций и решения стоящих перед ним задач.

В параграфе проводится развернутая классификация органов корпорации. Особое внимание уделяется подразделению органов корпорации на органы управления и контроля. В этих целях проводится подробный анализ понятий управления и контроля в общем праве и в континентальном праве. Разграничение данных понятий в континентальном праве позволяет обособлять органы корпорации, осуществляющие функции управления, от органов, наделенных контрольными функциями. Критикуется двойственная позиция отечественного законодателя в вопросе о разграничении функций управления и контроля. Рассматриваются такие органы корпорации как: коллегиальные и единоличные, волеобразующие и волеизъявляющие, выборные и формируемые иным образом, руководящие и исполнительные. Подробно освещаются вопросы, связанные с деятельностью так называемых вспомогательных образований, обеспечивающих нормальную работу органов корпорации, к которым, в частности, можно отнести счетную комиссию в акционерном обществе. Сами по себе такие структуры не являются органами корпорации. Доказывается невозможность признания в качестве органа управления корпорации ликвидационной комиссии и арбитражного управляющего.

Проведенное исследование позволяет сформулировать определение органов корпорации. Органами корпорации являются, поименованные в ее учредительных документах, не обладающие правосубъектностью, структурно обособленные части корпорации, являющиеся средством образования воли  или изъявления воли вовне в соответствии с имеющимися у них полномочиями, определенными рамками компетенции, предусмотренной законом, иными нормативными правовыми актами, а также учредительными и внутренними документами корпорации.

Глава III «Корпоративные юридические факты и юридические составы» включает в себя три параграфа.

Параграф 1 «Понятие и общая характеристика предпосылок и оснований  возникновения и движения корпоративных правоотношений». В первом параграфе третьей главы дается общая характеристика предпосылок и оснований возникновения и движения корпоративных правоотношений. Проводится четкое различие между ними. Предпосылки создают необходимые и достаточные условия для возникновения и развития корпоративного правоотношения, иными словами, потенциальную возможность его появления. Чтобы эта возможность трансформировалась в действительность, необходимы соответствующие основания возникновения корпоративного правоотношения, без которых возникновение правовой связи между субъектами невозможно. Данные основания являются не чем иным как юридическими фактами. Дается развернутая классификация предпосылок возникновения и движения корпоративных правоотношений. Особо выделяются нормативные предпосылки. Отмечается преобладание среди норм корпоративного права императивных правил поведения. Данное обстоятельство обосновывается необходимостью защиты интересов «слабых» субъектов корпоративных правоотношений, в частности, миноритарных акционеров, а также борьбой со злоупотреблениями учредителей.

Критикуется существующий ныне подход, согласно которому значительную роль в регламентации корпоративных правоотношений должны играть внутренние акты корпораций, в частности, кодексы корпоративного поведения. Анализируется природа учредительных и внутренних документов корпорации. Рассматривается подход к уставу как к локальному нормативному акту. Делается вывод об отсутствии у учредительных документов корпорации свойств нормативности и как следствие - о невозможности их рассмотрения в качестве нормативных предпосылок возникновения и движения корпоративных правоотношений.

В качестве следующей предпосылки возникновения и движения корпоративных правоотношений рассматривается интерес. Дается понятие интереса и выявляется его соотношение с субъективным гражданским правом. Проводится классификация интересов на интересы корпорации и интересы ее участников (членов). В свою очередь интересы участников (членов) корпорации могут быть разделены на общие и частные. Для реализации общих интересов как раз и происходит объединение частных лиц в рамках корпорации. Вместе с тем участники (члены) корпорации могут иметь и частные интересы, реализуемые самостоятельно или в группе лиц, каковой может быть группа миноритарных или мажоритарных участников (членов). Дается авторское определение корпоративных интересов участников (членов) корпорации и самой корпорации. Корпоративными интересами участника (члена) корпорации являются его осознанные имущественные и неимущественные потребности, удовлетворение которых происходит посредством имущественного и неимущественного участия в деятельности корпорации. Интересы корпорации не сводятся к интересам ее участников. Поскольку корпорация признается самостоятельным субъектом права, постольку она имеет собственные интересы. Корпоративные интересы корпорации как юридического лица – это ее имущественные и неимущественные потребности, обусловленные целями деятельности корпорации, закрепленными в ее учредительных документах,  удовлетворение которых происходит посредством осуществления такой деятельности. Рассматриваются предпосылки и природа конфликта корпоративных интересов, который может трансформироваться в корпоративный спор.

Правосубъектные предпосылки возникновения и движения корпоративных правоотношений образуют отдельную группу. Правосубъектные предпосылки складываются из право и дееспособности субъектов – участников корпоративных правоотношений. Для участия в корпоративных правоотношениях достаточно общегражданской правоспособности. В связи с этим приводятся аргументы против признания особой корпоративной правоспособности. Становясь участником (членом) корпорации, лицо наделяется по отношению к ней субъективными правами, а не возможностью их обладания. Если же предположить, что у участника (члена) корпорации есть лишь корпоративная правоспособность, то есть возможность иметь права участия (членства), а не сами эти права, то тогда не совсем понятна разница в его правовом статусе и правовом статусе лица, которое не является участником (членом) данной корпорации, но также обладает способностью иметь указанные права и нести обязанности.

Рассматриваются требования законодателя к правосубъектности потенциальных участников (членов) корпорации.

Затем проводится классификация оснований возникновения и движения корпоративных правоотношений. Обосновывается значимость подразделения способов приобретения корпоративных прав на первоначальные и производные, не характерного для обязательственных прав. Особо выделяются юридические факты и юридические составы, которые можно охарактеризовать в качестве корпоративных, в том смысле, что они порождают, изменяют и прекращают именно корпоративные правоотношения. В этой связи в рамках классификации юридических фактов можно говорить об их особой разновидности – корпоративных юридических фактах (корпоративных юридических составах), выделение которых обусловлено особенностями порождаемых, изменяемых и прекращаемых ими корпоративных правоотношений. Наиболее ярким примером корпоративного состава может служить юридический состав, влекущий возникновение корпоративных правоотношений в процессе размещения акций.

Особое место среди корпоративных юридических фактов занимают договоры, направленные на возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений, которые можно именовать корпоративными договорами. Предлагается система корпоративных договоров, которая включает в себя договоры, направленные на учреждение корпораций и реорганизационные договоры. Эти договоры характеризуются общей целью, преследуемой их участниками, и в этом смысле являются общецелевыми. Заключая договор об учреждении корпорации (учредительный договор, договор о создании акционерного общества), его стороны преследуют цель создания нового субъекта права. Цель реорганизационного договора - проведение реорганизации корпораций, опосредующей процедуру универсального правопреемства. Критикуется взгляд на реорганизационный договор как на сделку с имущественными комплексами. В отличие от классических гражданско-правовых договоров корпоративные договоры могут не только предоставлять субъективные права третьим лицам, но и возлагать на них юридические обязанности. Доказывается, что корпоративные договоры не могут быть признаны договорами о совместной деятельности. Подробно рассматриваются отдельные разновидности указанных договоров. Исследуется правовое положение сторон таких договоров, в качестве которых могут выступать, в частности, учредители корпорации.

Формулируется понятие учредителя и осуществляется сравнительный анализ указанного понятия со смежными понятиями, используемыми в корпоративном законодательстве США и Великобритании, такими как промоутер и инкорпоратор. Делаются предложения по изменению гражданского законодательства, в частности ГК РФ, с целью системной регламентации порядка заключения, изменения, исполнения и прекращения корпоративных договоров.

Параграф 2 «Доли участия в уставных капиталах хозяйственных обществ как особые объекты гражданских прав». Второй параграф посвящен вопросам правового режима особых объектов гражданских прав – долей участия в уставных капиталах хозяйственных обществ. Наличие данного параграфа во второй главе обусловлено тем, что именно приобретение доли участия в уставном капитале хозяйственного общества влечет за собой возникновение правоотношения участия (членства).

Основное внимание уделяется правовому режиму долей в уставных капиталах акционерных обществ, выраженных оборотными ценными бумагами – акциями. Подробно рассматриваются различные значения термина акция.

Акция как ценная бумага. Исследуются понятие и признаки ценных бумаг. Показывается, что исторически ценная бумага как неразрывная связь документа и удостоверяемых им прав возникла из-за необходимости упрощения оборота имущественных прав и перераспределения рисков между участниками этого оборота.

Акция как составная часть уставного капитала акционерного общества. Делается вывод о том, что в настоящий момент нет достаточных оснований для одобрения позиции законодателя, признавшего дробные акции в качестве особых объектов гражданских прав. Такой подход не основан ни на общих положениях законодательства о ценных бумагах, ни на отечественной правовой доктрине. Критикуются предложения об отказе от номинальной стоимости акции, разрушающие доктрину твердого уставного капитала и ставящие под сомнение оправданность его гарантийных (обеспечительных) функций.

Исследуется соотношение понятий «акция» и «права, удостоверяемые акцией». Дается оценка институту бездокументарных ценных бумаг. Проводится сравнение понятий «security» и «ценная бумага», в результате которого делается вывод о несовпадении содержания данных понятий. Показывается искусственность института бездокументарных ценных бумаг, поскольку праву, которое может быть осуществлено само по себе, не требуется ни документ, как в случае с классической ценной бумагой, ни тем более эфемерное средство в виде бездокументарной ценной бумаги.

Излагается авторская концепция корпоративных прав участников хозяйственных обществ, объединенных в единый комплекс, в целом носящий имущественный характер. Данный комплекс рассматривается в качестве особого объекта гражданского оборота. Корпоративные права обладают характеристиками единства, взаимозависимости и взаимообусловленности. Единство прав проявляется в невозможности уступки какого-либо отдельного права из этого комплекса. Передать можно лишь все права в совокупности. Взаимосвязанность прав заключается в том, что в основе их возникновения лежат одни и те же юридические факты, которые в совокупности влекут возникновение правоотношения участия (членства). Взаимообусловленность характеризуется тем, что одни права служат гарантией надлежащего осуществления других прав. Отдельные права, образующие данный комплекс, могут быть неимущественными. Они не являются личными неимущественными правами, поскольку могут отчуждаться наряду с иными правами, образующими долю участия в уставном капитале хозяйственного общества.

Критикуется позиция авторов, отрицающих возможность существования неимущественных прав (части) в едином комплексе прав (целом), имеющим имущественную природу. Во-первых, часть – это не то же самое, что целое, поэтому суждение о тождестве целого и части, не позволяющее признать имущественную природу комплекса корпоративных прав, если в него входят неимущественные права, противоречит формальной логике. Во-вторых, суждение о том, что имущественные и неимущественные права в ряде случаев могут образовывать единое целое, не является откровением в науке. В науке нередко, например, объединяли комплекс имущественных и неимущественных прав автора в рамках права авторства, которое, по мнению ученых, являлось собирательным. В-третьих, комплекс корпоративных прав представляет собой особый объект гражданских прав, который если и можно определять в качестве субъективного гражданского права, то с большой долей условности, поскольку данный объект имеет особый правовой режим, отличающийся от правил, которым подчиняется оборот субъективных гражданских прав. Сочетание в рамках одного объекта права имущественных и неимущественных составляющих при общей имущественной природе объекта хорошо известно нашей доктрине и законодательству. В качестве примера можно привести имущественные комплексы как объекты гражданских прав. В экономико-правовом смысле такой комплекс корпоративных прав может быть охарактеризован в качестве финансового инструмента. Ценность такого инструмента, особенно в открытых акционерных обществах, обусловлена не только самими корпоративными правами, но и степенью их оборотоспособности.

Правовой режим комплекса корпоративных прав зависит от вида и типа корпорации. Делается вывод о том, что в обществах с ограниченной или дополнительной ответственностью доля участия в уставном капитале также представляет собой комплекс корпоративных прав и не включает в себя корпоративные обязанности. Последовательно критикуются взгляды на долю участия как на особое организационное право, а также понятие доли участия в качестве некой идеальной доли в праве собственности на имущество хозяйственного общества. Рассматриваются вопросы передачи долей участия. Отстаивается позиция, согласно которой более правомерно утверждение о том, что корпоративные права не переходят от отчуждателя к приобретателю, а прекращаются у первого и возникают у второго. Во-первых, данный подход позволяет объяснить часто встречающуюся после сделки разницу в объеме корпоративных прав у их отчуждателя и приобретателя. Особенно характерна описанная ситуация для обществ с ограниченной ответственностью, в которых отчуждатель доли в уставном капитале общества обладал дополнительными правами и не мог в силу законодательного запрета передать их приобретателю доли. Во-вторых, с помощью такой позиции находит объяснение возможность приобретения хозяйственным обществом долей участия в собственном уставном капитале. Теория правопреемства, напротив, порождает дополнительные вопросы, связанные с тем, что, согласно ее постулатам, здесь должно произойти совпадение должника и кредитора в одном лице.

Предлагается авторское определение доли участия в уставном капитале хозяйственного общества как особого объекта гражданских прав. Доля участия в уставном капитале хозяйственного общества – комплекс имущественных и неимущественных прав участия (членства), имеющий в целом имущественную природу, и опосредующий имущественное и неимущественное участие в деятельности хозяйственного общества.

Параграф 3 «Эмиссионный состав как основание возникновения корпоративных правоотношений». В данном параграфе рассматривается особый юридический состав, который именуется корпоративным, поскольку влечет возникновение корпоративных правоотношений, и эмиссионным, так как его элементы одновременно являются этапами процесса эмиссии акций.

Способы приобретения корпоративных прав в процессе эмиссии акций характеризуются в качестве первоначальных. Во-первых, в результате эмиссии возникают корпоративные правоотношения, относительно которых нельзя сказать, что они появляются благодаря каким-то «первоначальным правоотношениям». Корпоративное правоотношение между участниками (членами) корпорации и самой корпорацией возникает благодаря появлению в процессе эмиссии новых объектов гражданских прав – акций, введение в оборот которых становится возможным только в результате самой эмиссии. Во-вторых, корпоративные права, возникающие в результате приобретения размещаемых акций, кардинальным образом отличаются от прав, которыми обладает акционерное общество – эмитент, отчуждающее акции. Достаточно того, что акционерная корпорация не может быть субъектом прав, воплощенных в акции, поскольку она же является носителем обязанностей, которые корреспондируют этим правам.

Рассматриваются различные точки зрения относительно того, на каком именно этапе процесса эмиссии происходит появление акций как объектов гражданских прав. Обосновывается вывод, согласно которому акции как объекты гражданских прав появляются в момент государственной регистрации их выпуска. Показывается, что ошибочное признание акций оборотоспособными объектами лишь с момента их отчуждения первым приобретателям обусловлено смешением моментов возникновения акции и управомоченного лица по ней.

Подробно рассматривается структура эмиссионного состава, которая является неоднородной и непостоянной. Во многом структура эмиссионного состава определяется одним из ее основных элементов – способом размещения акций. Выделяются простые и составные способы размещения акций, совмещающие в себе отдельные элементы разных способов размещения ценных бумаг. Составные способы применяются при размещении акций в процессе реорганизации в форме разделения (выделения), осуществляемого одновременно со слиянием (присоединением). Проводится развернутая классификация способов размещения акций на способы, посредством которых происходит формирование или изменение структуры уставного капитала учреждаемого или учрежденного акционерного общества, и способы, применяемые при реорганизации акционерных обществ.

Анализируется правовая природа решения о размещении акций как первого элемента эмиссионного состава. Критикуется позиция о сделочной природе указанного элемента и делается вывод о том, что данное решение является  юридическим фактом особого рода – корпоративным актом. Природа данного акта определяется в рамках рассмотрения общего вопроса о правовой природе актов органов управления акционерного общества. Определяется, что корпоративным актом является облеченное в надлежащую форму и совершенное в рамках своей компетенции и установленном законом, учредительными, а также внутренними документами корпорации порядке волевое действие органа управления корпорации, влекущее непосредственно либо в совокупности с иными юридическими фактами возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений. Ставится под сомнение обоснованность мнения, согласно которому решение о размещении акций влечет возникновение неких эмиссионных правоотношений. Данная категория не может охватывать собой все правоотношения, возникающие в процессе эмиссии акций, поскольку данные правоотношения имеют различную природу. 

Следующим рассматриваемым элементом эмиссионного состава является утверждение решения о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг. Проводится сравнение решения о размещении и решения о выпуске ценных бумаг. Делается вывод об отсутствии достаточных оснований для отождествления этих актов. Во-первых, решение о размещении ценных бумаг оформляется не решением о выпуске, а протоколом общего собрания акционеров или протоколом заседания совета директоров акционерного общества. Во-вторых, информация, содержащаяся в решении о выпуске ценных бумаг, не полностью воспроизводит сведения, включаемые в решение о размещении. В-третьих, в нормативных правовых актах решению о выпуске ценных бумаг придается особое самостоятельное значение. Согласно ст.2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» решение о выпуске ценных бумаг является документом, содержащим данные, достаточные для установления объема прав, закрепленных ценной бумагой. Тем не менее, обосновывается ложность подхода, согласно которому решение о выпуске ценных бумаг является объективной формой фиксации прав, удостоверяемых такими ценными бумагами, или единственным документом, удостоверяющим права, закрепленные ценной бумагой.

Очередному элементу эмиссионного состава – государственной регистрации выпуска ценных бумаг - уделяется особое внимание, поскольку именно на этом этапе происходит появление акций как объектов гражданских прав. Критикуется непоследовательность законодателя, предусмотревшего возможность размещения в ряде случаев акций до момента государственной регистрации их выпуска, например при учреждении акционерного общества.

Наибольшее внимание уделяется этапу размещения ценных бумаг, в рамках которого возникают корпоративные правоотношения между акционерным обществом и первыми приобретателями акций. Анализируются известные способы размещения ценных бумаг. Обосновывается тезис о том, что такой способ размещения ценных бумаг, как размещение акций при учреждении акционерного общества, не соответствует природе эмиссионного состава и вполне может быть заменен классической подпиской на акции, в том числе и закрытой. Еще один способ размещения ценных бумаг - размещение акций путем распределения среди акционеров не соответствует природе акционерного общества как коммерческой корпорации, поскольку не предполагает оплаты акций акционерами. При рассмотрении конвертации как способа размещения акций отвергаются попытки объяснить природу конвертации посредством конструкции договора мены либо односторонней сделки. Формулируется авторское определение конвертации как особой процедуры, заключающейся в действиях акционерного общества по исполнению корпоративного акта – решения о размещении ценных бумаг, характер которых обусловлен видом конвертации, а также действий регистратора (депозитария), при наличии таковых, направленных на возникновение корпоративных правоотношений. 

Особое место в исследовании занимает основной способ размещения ценных бумаг – подписка на акции. Рассматривается история этого процесса, а также высказанные и существующие научные взгляды на правовую природу подписки. Обосновывается, что в зависимости от вида имущества, вносимого в счет оплаты акций их первыми приобретателями, в процессе подписки заключаются договоры купли-продажи или мены ценных бумаг. Нет достаточных оснований для характеристики таких договоров в качестве сделок особого рода или неких инвестиционных соглашений. Определяется перечень существенных условий таких договоров, зависящий от условий размещения ценных бумаг, относящихся к конкретному выпуску. Особое внимание уделяется исследованию таких существенных условий как предмет договора, его цена и форма оплаты. Выделяются преддоговорные условия, соблюдение которых необходимо для совершения сделок с акциями в процессе подписки. Это публично-правовые и частно-правовые условия. Условия, относящиеся к первой группе, связаны с необходимостью соблюдения требований антимонопольного законодательства и специальных ограничений, установленных, например, законодательством о банках и банковской деятельности для банков, созданных в форме акционерных обществ. Частно-правовые условия заключаются в соблюдении требований относительно порядка совершения в процессе подписки крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

Отдельно исследуются способы размещения акций при реорганизации акционерных обществ.

Затем дается общая характеристика таким элементам эмиссионного состава как утверждение отчета об итогах выпуска ценных бумаг и государственная регистрация указанного отчета. Рассматриваются проблемы, связанные с признанием выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным. В заключение анализируются дополнительные элементы эмиссионного состава, наличие которых обусловлено способом размещения ценных бумаг и количеством их приобретателей. Критикуется квалификация проспекта ценных бумаг в качестве публичной оферты.

По итогам изучения отдельных элементов эмиссионного состава и их взаимосвязи дается определение эмиссии. Эмиссия ценных бумаг представляет собой установленную законом и принятыми в соответствии с ним подзаконными нормативными правовыми актами процедуру, заключающуюся в совершении участниками этой процедуры в строгой последовательности действий публично-правового и частно-правового характера, образующих в совокупности сложный юридический состав (эмиссионный состав), порождающий правоотношения участия (членства) (корпоративные правоотношения).

Глава IV Права и обязанности участников хозяйственных обществ как элементы содержания корпоративных правоотношений: осуществление и защита, исполнение состоит из четырех параграфов.

Параграф 1 - «Осуществление имущественных и неимущественных прав участников хозяйственных обществ как элементов содержания корпоративных правоотношений». В данном параграфе предметно рассматриваются отдельные субъективные гражданские права, являющиеся элементами содержания корпоративных правоотношений. Показывается особая роль имущественных и неимущественных корпоративных прав, заключающаяся в том, что они опосредуют имущественное и неимущественное участие в деятельности корпорации. Проводится развернутая классификация имущественных и неимущественных прав. Анализируется природа корпоративных прав, являющихся правами участия (членства), и корпоративных прав, имеющих обязательственно-правовую природу.

Имущественные корпоративные права классифицируются в зависимости от вида хозяйственного общества, от статуса участника хозяйственного общества, от оснований их возникновения. Обосновывается выделение трех основных групп имущественных корпоративных прав. Первая группа образуется правами, опосредующими имущественное участие в деятельности существующего и функционирующего хозяйственного общества. Вторая группа включает в себя права, опосредующие имущественное участие в деятельности ликвидируемого хозяйственного общества. Наконец, третья группа состоит из имущественных прав, выступающих гарантиями надлежащего осуществления корпоративных прав. Третья группа состоит из нескольких подгрупп. Во-первых, это имущественные права, позволяющие приобрести в особом порядке доли (акции) в уставном капитале хозяйственного общества: преимущественные права участников хозяйственного общества при продаже одним из участников доли в уставном капитале общества третьему лицу; преимущественные права приобретения размещаемых акций; права выкупа акций, принадлежащих миноритарным акционерам. Во-вторых, это имущественные права, обеспечивающие в особом порядке отчуждение долей (акций) в уставном капитале хозяйственного общества: права на отчуждение акций в процессе приобретения или выкупа акционерным обществом собственных акций; права на отчуждение акций лицу, намеревающемуся приобрести более 30% акций открытого акционерного общества; право выхода из общества с ограниченной ответственностью. 

Среди имущественных прав пристальное внимание уделяется праву на участие в распределении прибыли. Содержание данного права представляет собой установленную законом возможность для участника хозяйственного общества совершать действия, направленные на проведение процедуры распределения прибыли, полученной обществом по итогам деятельности за определенный период, и получения части этой прибыли, приходящейся на принадлежащую ему долю участия. Проводится сравнительный анализ данного корпоративного права с правом требования выплаты части чистой прибыли. Формулируется понятие дивиденда и определяется его экономико-правовая природа, выделяются формы и порядок выплаты дивидендов. Показывается, как изменение в уставе акционерного общества размера дивиденда влияет на содержание комплекса корпоративных прав. Рассматриваются установленные законом ограничения на объявление и выплату дивидендов, проводится развернутая классификация таких ограничений. Исследуются вопросы правовых последствий недействительности решений общих собраний участников хозяйственных обществ о распределении чистой прибыли.

Право на ликвидационную квоту рассматривается в сравнении с правом на дивиденд, поскольку сама ликвидационная квота нередко именуется ликвидационным дивидендом. Различия между указанными имущественными правами проводятся, в частности, по сфере опосредуемого ими имущественного участия в деятельности корпорации, по источнику выплат, производимых при осуществлении названных прав, а также по их влиянию на существование корпоративных правоотношений.

При рассмотрении неимущественных корпоративных прав подчеркивается их значимость для участника (члена) корпорации, которая может проявляться в том, что данные права обеспечивают надлежащее осуществление имущественных корпоративных прав. Среди неимущественных прав, к которым относятся право на участие в управлении корпорацией, право на получении информации и право на контроль над финансово-хозяйственной деятельностью общества, особое внимание уделяется управленческим правам. Раскрывается сложная структура права на участие в управлении, состоящего из ряда правомочий. Поскольку данное право осуществляется, главным образом, посредством участия в общем собрании участников (членов) корпорации, постольку эти правомочия так или иначе связаны с деятельностью такого общего собрания. Право на участие в управлении корпорацией включает в себя следующие правомочия: на участие в подготовке к проведению общего собрания участников (членов) корпорации; на участие в общем собрании участников (членов) корпорации; на голосование по всем вопросам повестки дня общего собрания участников (членов) корпорации; требования проведения внеочередного общего собрания участников (членов) корпорации; на созыв внеочередного общего собрания участников (членов) корпорации; на избрание в органы управления и иные органы корпорации. Для полного раскрытия вопроса об осуществлении права на участие в управлении, рассматривается вопрос о компетенции общего собрания участников (членов) корпорации, проводится классификация компетенции по видам.

При рассмотрении права на получение информации раскрывается структура его содержания. Показывается гарантийная функция указанного права, призванного служить обеспечению надлежащего осуществления иных корпоративных прав, в том числе и права на участие в управлении. Прослеживается зависимость состава правомочий субъекта данного права с величиной доли участия в уставном капитале корпорации. Изучаются особенности осуществления права на информацию при предоставлении адресной и обнародовании безадресной информации, при совершении участником (членом) корпорации активных действий для получения информации или не совершении таковых.

Завершается исследование неимущественных корпоративных прав анализом права на контроль. Проводится сравнение указанного права с правом на получение информации, доказывается самостоятельный характер права на контроль, по итогам чего формулируется определение данного права. Право на контроль представляет собой установленную законом возможность участника  хозяйственного общества самостоятельно совершать действия по проверке финансово-хозяйственной деятельности общества, в том числе, посредством заявления требования о совершении соответствующих действий иными лицами.

Параграф 2 «Осуществление преимущественных прав как элементов содержания корпоративных правоотношений». Второй параграф последней главы посвящен анализу особой разновидности субъективных гражданских прав, являющихся элементами содержания корпоративных правоотношений, - преимущественным правам.

Делается вывод о том, что категория преимущественных прав является собирательной. Она объединяет различные субъективные гражданские права, предоставляющие своим обладателям определенные преимущества (преференции) по сравнению с иными участниками гражданского оборота. В этом сходство всех преимущественных прав. В какой-то степени природа этих прав не в полной мере соответствует основополагающему принципу равенства субъектов, присущему гражданскому праву. Вместе с тем отдельные преимущественные права существенным образом отличаются друг от друга. Так, если в пользу вещной природы преимущественного права покупки, принадлежащего участнику общей долевой собственности, еще можно найти какие-то аргументы, подчеркивающие, что оно возникает по поводу вещей и следует за вещью, то подобное утверждение относительно иных преимущественных прав может быть ошибочным.

Обосновывается имущественный характер преимущественных корпоративных прав. Они возникают по поводу присвоения материальных благ в виде долей (акций) в уставном капитале хозяйственного общества. Отвергается вещная природа преимущественных корпоративных прав. Как известно, вещное право - это право на вещь, посредством которого обеспечивается господство лица над этой вещью. Преимущественные корпоративные права обеспечивают их носителю господство не над вещью, а над действиями субъекта, намеревающегося произвести отчуждение долей (акций) хозяйственного общества, в том числе посредством размещения ценных бумаг. Кроме того, ни современные акции, эмитируемые в бездокументарной форме, ни доли участия в уставных капиталах обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью вещами не являются. Критикуется взгляд на преимущественные корпоративные права как на способ ограничения права собственности. Фактически правомочие собственника долей (акций) по распоряжению ими никем и ничем не ограничивается, просто в случае их продажи законодатель устанавливает особый способ осуществления названного правомочия.

Проводится развернутая общая классификация преимущественных прав, существующих в хозяйственных обществах, и различающихся в зависимости от вида и типа последних. Подчеркивается специфика преимущественных прав приобретения долей (акций) в уставных капиталах хозяйственных обществ, отчуждаемых третьим лицам, которые принадлежат акционерам закрытых акционерных обществ и участникам обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью. Исследуется порядок осуществления указанных прав. Раскрываются иные механизмы, помимо осуществления преимущественных корпоративных прав, позволяющие избежать участия в обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью новых лиц. Анализируются правовые последствия нарушения преимущественных корпоративных прав. Показывается, что применение предусмотренных законодателем специальных способов защиты преимущественных корпоративных прав в виде перевода прав и обязанностей покупателя по договору, направленному на отчуждение доли (акции), на субъекта нарушенного преимущественного права возможно далеко не всегда. Примером могут служить случаи, когда к моменту предъявления соответствующего иска договор полностью исполнен сторонами.

Обособляются преимущественные права, осуществляемые в процессе размещения акций по подписке. Предлагается новая классификация преимущественных корпоративных прав в зависимости от корреспондирующих им обязанностей. Проводится четкое разграничение между преимущественными корпоративными правами и преимуществами (преференциями), которыми обладают отдельные участники хозяйственных обществ. Показывается назначение различных преимущественных корпоративных прав. Так, если преимущественные права приобретения долей (акций), отчуждаемых третьим лицам, направлены на недопущение участия таких лиц в хозяйственном обществе, то преимущественные права, осуществляемые в процессе размещения дополнительных акций по подписке, преследуют цель, прежде всего, сохранить степень имущественного и неимущественного участия в деятельности хозяйственного общества. Анализируется порядок осуществления преимущественных прав приобретения дополнительных акций, размещаемых по подписке, обусловленный последовательностью действий акционерного общества при размещении ценных бумаг.

Параграф 3 «Особенности защиты корпоративных прав». В данном параграфе обосновывается необходимость выделения наряду с общегражданскими способами защиты корпоративных прав, используемыми также и для защиты иных субъективных гражданских прав, особой группы способов защиты корпоративных прав – корпоративных способов защиты. Это специальные способы защиты, особенности которых заключаются в том, что они используются лишь при нарушении определенного вида субъективных гражданских прав, в рассматриваемом случае – корпоративных прав. Возможность применения специальных способов защиты отдельных субъективных прав обусловлена спецификой  их природы. В связи с тем, что применение специальных способов защиты предопределено особенностями тех или иных субъективных гражданских прав, логично будет ставить наименование таких способов в зависимость от наименования защищаемых субъективных прав. Отсюда и название – корпоративные способы защиты.

Проводится развернутая внутривидовая классификация корпоративных способов защиты. Во-первых, применение тех или иных корпоративных способов защиты прав зависит от разновидности корпорации, в рамках которой возникают корпоративные права. Во-вторых, применение корпоративного способа защиты обусловлено особенностями самого защищаемого права. Раскрывается природа корпоративных способов защиты, которые, главным образом, представляют собой субъективные гражданские права. Детально рассматриваются отдельные корпоративные способы защиты. Применительно к обществам с ограниченной ответственностью особое внимание уделяется исключению участника из общества. Обосновывается исключительный характер данного корпоративного способа защиты, поскольку его применение влечет за собой прекращение для исключенного участника правоотношения участия (членства). Анализируются основания исключения участника из общества и правовые последствия его исключения. Критикуется позиция, согласно которой иск об исключении участника из общества является разновидностью косвенного иска. Отвергается подход, заключающийся в возможности применения указанного корпоративного способа защиты в связи с допущенными участником общества нарушениями, не обусловленными прямо его статусом участника корпорации. Доказывается, что исключение участника из общества не является мерой гражданско-правовой ответственности, а представляет собой разновидность государственно-принудительных мер регулятивного характера. Подробно исследуется такой корпоративный способ защиты как выход участника из общества с ограниченной ответственностью. Проводится его сравнение с мерами оперативного воздействия.

Обосновывается, что в основе корпоративных способов защиты прав акционеров лежат две противоположные возможности: приобретение акций в порядке осуществления преимущественного права приобретения и отчуждение акций в пользу акционерного общества или третьих лиц, приобретающих или выкупающих ценные бумаги. Первая возможность предоставляется акционерам с целью сохранения за ними в неизменном виде доли участия в уставном капитале акционерного общества. Вторая возможность, напротив, предусмотрена для тех случаев, когда акционер не заинтересован в сохранении своей доли участия в уставном капитале общества. Эти случаи могут быть вызваны различными обстоятельствами. Например, выводом активов общества, санкционированным общим собранием акционеров, одобрившим крупную сделку, концентрацией значительного числа акций в одних руках, что может повлечь за собой установление полного контроля над обществом со стороны одного из акционеров. В таких случаях прекращение корпоративных прав и получение в связи с этим имущественного возмещения для акционера более целесообразно, чем сохранение правоотношения участия (членства).

Выделяется два основных случая, связанных с возможностью отчуждения акций как корпоративного способа защиты прав акционеров. В первом случае речь идет об отчуждении акций в пользу акционерного общества, а во втором - в пользу третьих лиц. В свою очередь, отчуждение ценных бумаг может проходить в форме приобретения акций и в форме их выкупа. При раскрытии вопроса об отчуждении акций в пользу третьих лиц анализируется новый для нашего законодательства институт «слияний и поглощений». Рассматривается специфика этого института в корпоративном законодательстве Великобритании и США, а так же Европейского Союза. Дается оценка принудительного выкупа акций, принадлежащих миноритарным акционерам, что влечет за собой прекращение правоотношений участия (членства).

Отдельно рассматривается такой корпоративный способ защиты как признание недействительным решения общего собрания участников (членов) корпорации. Доказывается, что по своей природе данный корпоративный способ защиты прав и законных интересов участников хозяйственного общества является мерой превентивного (предупредительного) характера. С одной стороны, лишение юридической силы корпоративного акта, не соответствующего закону, пресекает возникшее правонарушение, а с другой – ликвидирует возможность возникновения правонарушения в будущем, поскольку указанный акт может быть положен в основу последующих действий общества по отношению к своим участникам.

Особое место отводится исследованию юрисдикционной формы защиты корпоративных прав. Критикуется позиция, допускающая возможность применения самозащиты при нарушении корпоративных прав. Рассматриваются вопросы защиты корпоративных прав в судебном и административном порядке. В рамках изучения юрисдикционной формы защиты корпоративных прав освещается проблема так называемых косвенных исков.

Параграф 4 «Исполнение обязанностей участников хозяйственных обществ как элементов содержания корпоративных правоотношений. Данным параграфом завершается исследование содержания корпоративных правоотношений. Проводится развернутая классификация корпоративных обязанностей, анализируется содержание отдельных обязанностей и порядок их исполнения.

Обосновывается, что в обществах с ограниченной ответственностью корпоративные обязанности участников делятся на две основные группы. В первую группу войдут обязанности, наличие которых обусловлено приобретением статуса участника общества. Обязанности такого рода возлагаются на каждого участника общества. Вторую группу составят обязанности, возложение которых становится возможным не только в связи с наличием у лица статуса участника общества, но и благодаря его личностным качествам, лежащим в основе принятия корпоративного акта – решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью о возложении дополнительных обязанностей на определенного участника. Специфика таких обязанностей заключается в том, что они не переходят к приобретателю доли в уставном капитале общества в случае ее отчуждения носителем таких обязанностей.

Раскрывается содержание обязанности участников общества с ограниченной ответственностью по внесению вкладов. Изучается процедура внесения вкладов в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью и в его имущество. Обосновывается, что денежная компенсация, вносимая участником общества с ограниченной ответственностью в связи с досрочным прекращением переданного им обществу права пользования имуществом, не может считаться вкладом в уставный капитал. Показывается, что в акционерных обществах обязанность по внесению вкладов трансформируется в обязанность по оплате акций. Посредством оплаты акций может происходить внесение вклада не только в уставный капитал акционерного общества, но и в его имущество, когда акции реализуются по цене, превышающей их номинальную стоимость, и эмиссионный доход идет на формирование добавочного капитала. Доказывается, что обязанность акционеров по оплате приобретаемых акций не входит в содержание правоотношения участия (членства).

Отдельно рассматривается обязанность участников хозяйственных обществ по неразглашению конфиденциальной информации, раскрывается ее содержание и исследуется порядок исполнения. Отмечается, что данная обязанность также не является элементом содержания правоотношения участия (членства), но может входить в содержание иных корпоративных правоотношений, имеющих обязательственно-правовую природу. Подробно рассматриваются иные обязанности информационного характера

Отмечается, что корпоративные обязанности участников хозяйственных обществ, помимо всего прочего, могут определять специфику правоотношений участия (членства), возникающих в тех или иных хозяйственных обществах. В акционерных обществах обязанности акционеров не составляют содержания правоотношения участия (членства), а входят лишь в качестве элементов в содержание иных корпоративных правоотношений, производных от правоотношения участия (членства). Для возникновения производных корпоративных правоотношений и как следствие – корпоративных обязанностей акционеров, необходимы дополнительные юридические факты, в качестве которых, как правило, выступают корпоративные акты, принимаемые акционерным обществом в лице уполномоченных органов. Что касается правоотношений участия (членства), существующих в обществах с ограниченной или дополнительной ответственностью, то их содержание, напротив, может включать в себя определенные корпоративные обязанности, для возникновения которых не требуется никаких юридических фактов, помимо тех, которые влекут появление самих правоотношений участия (членства).

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

                      Монографии.

  1. Акционерное правоотношение. М.: «Спарк». 1997. (9,26 п.л.).
  2. Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. М.: «Статут». 2005. (13,02 п.л.).
  3. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: «Статут». 2008. (32 п.л.).

                  Научные статьи.

  1. Номинальный держатель и держатель реестра акционеров: характер взаимоотношений // Хозяйство и право. 1996. №1. (0,6 п.л.).
  2. Акционерное общество как субъект права собственности // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996. №2. (0,5 п.л.).
  3. Правовой статус органов управления акционерного общества по законодательству России и зарубежных стран // Право и экономика. 1996. №7. (0,5 п.л.).
  4. Правовое регулирование передачи акций // Хозяйство и право. 1996. №8. (0,4 п.л.).
  5. Правовое регулирование передачи акций (Окончание) // Хозяйство и право. 1996. №9. (0,4 п.л.).
  6. Акционерный и уставный капитал: соотношение понятий по действующему законодательству // Право и экономика. 1996. №15-16. (0,4 п.л.).
  7. Акционерное общество: вопросы представления интересов // Право и экономика. 1997. №1. (0,5 п.л.).
  8. Сделки купли-продажи ценных бумаг (документы НАУФОР) // Право. 1997. №4. (0,5 п.л.).
  9. Право акционера на информацию // Хозяйство и право. 1997. №11. (0,5 п.л.).
  10. Еще раз о порядке применения ст.395 Гражданского кодекса РФ // Хозяйство и право. 1998. №1. (0,2 п.л.).
  11. Спорные вопросы залога ценных бумаг // Законодательство. 1998. №4. (0,2 п.л.).
  12. Право акционера на дивиденд: понятие, порядок осуществления // Законодательство. 1998. №8. (0,4 п.л.).
  13. Что такое народное предприятие? // Законодательство. 1998. №11. (0,3 п.л.).
  14. Подписка на акции: прошлое и настоящее // Законодательство. 1999. №6. (0,5 п.л.).
  15. Увеличение уставного капитала акционерного общества // Законодательство. 1999. №11. (0,5 п.л.).
  16. Забытое имя (предисловие к книге И.Т. Тарасова «Учение об акционерных компаниях»). М.: «Статут». 2000. (1,3 п.л.).
  17. Некоторые вопросы размещения акций при реорганизации акционерных обществ // Законодательство. 2000. №4. (0,4 п.л.).
  18. Крупные сделки в гражданском обороте // Законодательство. 2001. №3. (0,5 п.л.).
  19. О проекте Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» // Законодательство. 2001. №6. (0,3 п.л.).
  20. Крупные сделки в гражданском обороте // Российская Академия юридических наук. Научные труды. Т.1. М. 2001. (0,5 п.л.).
  21. Искусство убеждения // Коллегия. 2002. №3 (март). (0,1 п.л.).
  22. Самостоятельность дочерних и зависимых обществ // Законодательство. 2002. №5. (0,5 п.л.).
  23. Понятие и признаки акционерного общества // Вестник Московского Университета. Серия 11. Право. 2002. №2. (1,4 п.л.).
  24. Типы и виды акционерных обществ // Вестник Московского Университета. Серия 11. Право. 2002. №3. (1,3 п.л.).
  25. Изменения в акционерном законе и вопросы охраны прав акционеров // Законодательство. 2002. №11. (0,8 п.л.).
  26. Новое в акционерном законе о дробных акциях (в соавторстве с В.С. Емом) // Вестник Московского Университета. Серия 11. Право. 2002. №4. (0,5 п.л.).
  27. Значение конструкции аффилированных лиц для законодательства о хозяйственных обществах // Научные труды Российской Академии юридических наук. Том.1. Выпуск 3. М. 2003. (0,6 п.л.).
  28. Договоры о создании и реорганизации юридических лиц // Законодательство. 2004. №2. (0,6 п.л.).
  29. Общие положения об органах акционерного общества // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2003. №4. (1,2 п.л.).
  30. Корпоративные отношения и предмет гражданско-правового регулирования // Законодательство. 2004. №5. (0,4 п.л.).
  31. Корпоративные отношения и предмет гражданско-правового регулирования (Окончание) // Законодательство. 2004. №6. (0,6 п.л.).
  32. Общее собрание акционеров // Законодательство. 2005. №1. (0,7 п.л.).
  33. Общее собрание акционеров (Продолжение) // Законодательство. 2005. №2. (0,5 п.л.).
  34. Общее собрание акционеров (Окончание) // Законодательство. 2005. №3. (0,5 п.л.).
  35. Спасибо Вам, дорогой Сергей Михайлович // Кодекс. 2003. (март-апрель). (0,1 п.л.).
  36. Рецензия на работу Телюкиной М.В. Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» // Корпоративный юрист. 2005. №2. (0,1 п.л.).
  37. От корпоративного интереса через злоупотребление корпоративным правом к корпоративному спору // Корпоративный юрист. 2006. №2. (0,4 п.л.).
  38. Особый день в деле совершенствования акционерного законодательства // Хозяйство и право. 2006. №11. (1 п.л.).
  39. Не отберут ли вклады? // Корпоративный юрист. 2006. №12. (0,3 п.л.).
  40. Регистратор или эмитент? К кому предъявлять иск в случае незаконного списания акций с лицевого счета владельца ценных бумаг? // Арбитражное правосудие в России. 2007. №5 (май). (0,8 п.л.).
  41. Правовые проблемы определения субъектов ответственности за необоснованное списание акций // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2007. №9. (1 п.л.).
  42. Доли участия в уставных капиталах хозяйственных обществ как особые объекты гражданского оборота // Хозяйство и право. 2008. №2. (1 п.л.).

              Учебные и учебно-методические пособия.

       

  1. Особенности рассмотрения отдельных вопросов на общем собрании акционеров // Управление и корпоративный контроль в акционерном обществе. Учебное пособие / Под. ред. Е.П. Губина. М. 1998. (1 п.л.).
  2. Программа спецкурса «Права акционеров: понятие, осуществление и охрана» // В сборнике учебно-методических материалов по гражданскому праву / Отв. ред. Е.А. Суханов: 3-е изд. М.: «БЕК». 2001. (0,3 п.л.).
  3. Практикум по гражданскому праву. Часть I / Отв. ред. С.М. Корнеев. М.: «БЕК». 2001. Темы 5-7 в соавторстве с Н.В. Козловой, Тема 22. (1,8 п.л.).
  4. Практикум по гражданскому праву. Часть. II / Отв. ред. С.М. Корнеев. М.: «БЕК». 2002. Тема 69, Темы 70-71 в соавторстве с С.М. Корнеевым. (1,5 п.л.).
  5. Практикум по гражданскому праву. Часть I / Отв. ред. С.М. Корнеев. (3-е издание). М.: «Wolters Kluwer». 2005. Темы 5-7 в соавторстве с Н.В. Козловой, Тема 22. (1,8 п.л.).
  6. Практикум по гражданскому праву. Часть. II / Отв. ред. С.М. Корнеев. (3-е издание). М.: «Wolters Kluwer». 2005. Тема 69, Темы 70-71 в соавторстве с С.М. Корнеевым. (1,5 п.л.).
  7. Программа специального курса: «Права акционеров: понятие, осуществление и охрана // Гражданское право: учебные программы общих и специальных курсов / Под. ред. и с предисловием проф. Е.А. Суханова. М.: «Статут». 2007. (0,7 п.л.).
  8. Сборник задач по гражданскому праву: Учебно – методическое пособие. Часть I / Отв. ред. канд. юрид. наук В.С. Ем, д-р юрид. наук Н.В. Козлова. М.: «Статут». 2008. Темы 6, 22 (1,5 п.л.).
  9. Сборник задач по гражданскому праву: Учебно – методическое пособие. Часть II / Отв. ред. канд. юрид. наук В.С. Ем, д-р юрид. наук Н.В. Козлова. М.: «Статут». 2008. Тема 57 в соавторстве с Т.С. Мартьяновой, Темы 71, 73, 74 (3 п.л.).

Научно-практические пособия и научно практические комментарии действующего законодательства.

  1. Особенности рассмотрения отдельных вопросов на общем собрании акционеров // Управление и корпоративный контроль в акционерном обществе. Практическое пособие / Под. ред. Е.П. Губина. М.: «Юристъ». 1999. (1 п.л.).

2. Судебно-арбитражная практика применения Федерального закона «Об акционерных обществах». Текст закона с постатейными приложениями типовых казусов и ссылок на судебные акты. М.: «Статут». 2005. (27 п.л.).


1 См., например: Сабо И. Основы теории права / Под. ред. Туманова В.А.  М.: «Прогресс». 1974. С.32.

2 Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М.: «Статут». 2000. С.508.

3 См., например: Иоффе О.С. Указ. Соч.; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. 1959; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: «Юридическая литература». 1974; Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М.: «Юридическая литература». 1980 и др.

4 См., например: Каминка А.И. Акционерные компании. Юридическое исследование. Т.1. СПб.: Типо-лит. А.Е. Ландау 1902, Он же. Основы предпринимательского права. Пг.: Петрогр. т-во печ. и изд. дела «Труд». 1917. Он же. Очерки торгового права. М.: АО «Центр ЮрИнфоР». 2002; Петражицкий Л.И. Акционерная компания: акционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народном хозяйстве. По поводу предстоящей реформы акционерного права: Экономическое исследование. Спб.: Тип. М-ва фин. (В. Киршбаума). 1898; Писемский П.А. Акционерные компании с точки зрения гражданского права. М.: Тип. Грачева и Ко. 1876; Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М.: Издательство «Статут». 2000; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.I. Введение. Торговые деятели. М.: «Статут». 2003 и др.

5 См., например: Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М.: Финансовое издательство НКФ СССР. 1927; Израэлит М.Н. Акционерные общества. Правовые основания деятельности акционерных обществ (с участием и без участия государственного капитала) / Под. ред. проф. В.Ю. Вольфа, И.Я. Цейликмана.  М.: Экономическая жизнь. 1927; Руднев П.А. Анализ прав и обязанностей акционеров. М. 1927 и др.

6 См., например: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М.: «Госюриздат». 1963. С.108-109; Рускол А.А. Колхозные правоотношения в СССР. М.: «Госюриздат». 1960.

7 См., например: Чиквашвили Ш.Д. Жилищно-строительная кооперация в СССР. М.: «Юридическая литература». 1965; Он же Личные и имущественные правоотношения в жилищных кооперативах. М.: «Юридическая литература». 1973; Гендзехадзе Е.Н. Жилищно-строительные кооперативы в условиях применения нового жилищного законодательства // Вестник Московского университета. 1982. №6. С.19-25.

8 Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М.: «Спарк». 1997.

9 См., например: Малыхина М.Н. Проблемы корпоративной собственности в законодательстве Российской Федерации. Ростов-на-Дону: Издательство СКАГС. 2004; Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений: Монография. Екб.: Издательство «Налоги и финансовое право». 2005.

10 См., например: Авилов Г.Е., Суханов Е.А. Юридические лица в современном российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. Том 6. №1. С.26-34.

11 См., например: Распоряжение ФКЦБ РФ от 04.04.02., №421/р "О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения" // Вестник ФКЦБ России. 2002. №4.

12 Последняя публикация: Гражданское право: Учебные программы общих и специальных курсов / Под ред. и с предисл. проф. Е.А. Суханова. М.: «Статут». 2007. С.152-163.

13 Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: «РИЦ ИСПИ РАН». 2000. С.24.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.