WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Дальневосточный федеральный университет

На правах рукописи

Антонова Елена Юрьевна

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ КОРПОРАТИВНОЙ

(КОЛЛЕКТИВНОЙ) УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Владивосток, 2011

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права Юридического института Дальневосточного федерального университета

Научный консультант:                 доктор юридических наук, профессор,

                                                заслуженный деятель науки РФ

                                                Коробеев Александр Иванович

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор,

                                              заслуженный деятель науки РФ

Наумов Анатолий Валентинович                                

                                              доктор юридических наук, профессор,

                                              Иногамова-Хегай Людмила Валентиновна

                                              доктор юридических наук, профессор

                                              Щедрин Николай Васильевич

                                               

Ведущая организация: Институт государства и права РАН

Защита состоится 07 октября 2011 г. в  часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.056.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук в Дальневосточном федеральном университете по адресу: 690950, г. Владивосток, ул. Октябрьская, д. 25.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Юридического института Дальневосточного федерального университета.

       Автореферат разослан  «____» ________________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент  Н.Н. Коротких

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Социально-экономические преобразования, происходящие в нашем государстве, обусловливают процесс постоянного совершенствования уголовного законодательства. Важным направлением научной разработки уголовно-правовых проблем является дальнейшее теоретическое осмысление учения о субъекте преступления. Опираясь на развитую концепцию субъекта в совокупности с другими учениями, можно в полном объеме говорить о методах борьбы с конкретными преступлениями. Без наличия такой концепции трудно анализировать многие компоненты правовой деятельности. Поэтому исследование субъекта преступления остается и будет оставаться одной из главных задач уголовного права. В условиях происходящих изменений в обществе обнаруживаются новые аспекты проблемы, связанной с субъектом преступления, а те из них, которые уже стали традиционными, наполняются новым содержанием.

Так, развитие в конце ХХ столетия рыночных отношений способствовало появлению в России многочисленных предприятий (хозяйственных товариществ и обществ, производственных и потребительских кооперативов, общественных и религиозных организаций (объединений), учреждений, благотворительных и иных фондов, акционерных обществ и т.д.). С одной стороны, это оказывает положительное влияние на развитие экономики страны, хозяйственную деятельность, осуществление крупномасштабных проектов, требующих объединения значительных финансовых и иных ресурсов. С другой стороны, стремясь к максимальным прибылям при минимуме затрат, деятельность многих из них связана с причинением вреда общественным отношениям, охраняемым уголовным законодательством (жизни и здоровью граждан, экономической, экологической и общественной безопасности, здоровью населения и др.).

В результате сложилась такая ситуация, что de jure корпоративной (коллективной) уголовной ответственности не существует, поскольку по российскому уголовному законодательству юридические лица и другие коллективные образования (организации, не имеющие статуса юридического лица) не признаются субъектами преступления, а соответственно, к ним не могут применяться ни уголовные наказания, ни иные меры уголовно-правового характера. Но de facto юридическими лицами и иными коллективными образованиями совершаются деяния, которые по характеру и степени общественной опасности соответствуют преступлениям.

В свою очередь одним из ключевых условий успешного функционирования экономики и обеспечения эффективной охраны общественных отношений является установление законом надлежащей ответственности за те или иные правонарушения. Соответственно, совершение деяния, признаваемое законом преступлением, не может и не должно влечь за собой гражданскую или административную ответственность.

Отметим, что на теоретическом и законодательном уровнях наметилась положительная тенденция расширения сферы деликтоспособности коллективных образований. Так, если в законодательных актах советского времени была закреплена лишь гражданская ответственность юридических лиц, то в Кодексе РФ об административных правонарушениях 2001 г. были установлены нормы об административной ответственности коллективных субъектов. Таким образом, к возможности применения правовосстановительных (гражданско-правовых) санкций к юридическим лицам добавились карательные (административные) меры воздействия. По своей юридической природе административная и уголовная ответственность очень близки, что усиливает мысль о возможности расширения сферы уголовной деликтоспособности за счет признания юридических лиц субъектами преступления (уголовной ответственности).

Именно поэтому в последние годы в научной литературе оживился интерес к вопросу о корпоративной (коллективной) уголовной ответственности. Однако в большинстве опубликованных на эту тему работ речь идет лишь об отдельных аспектах и перспективах развития данного института. Соответственно, вполне обосновано можно говорить о том, что общетеоретическая концепция корпоративной (коллективной) уголовной ответственности еще не сложилась. Основная сложность при разработке данного института связана с тем, что вся теория русского, советского и российского уголовного права развивалась применительно к уголовной ответственности физических лиц. Это предполагает более обширное исследование целого комплекса вопросов.

Актуальность данной проблемы обусловлена также углубляющимся экологическим кризисом, высоким динамизмом экономической жизни и криминализацией экономических отношений. Кроме того, Российская Федерация является членом Совета Европы и участницей многих международных конвенций (Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 г., Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г., Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 г., Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г.), предусматривающих обязанность нашего государства обеспечить применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности в связи с совершением преступлений, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие (в том числе уголовных) санкций.

Мнение о необходимости установления в Российской Федерации мер уголовно-правового воздействия в отношении коллективных образований разделяют и представители правоохранительных органов. Так, Следственный комитет РФ подготовил и 18 февраля 2011 г. направил в администрацию Президента РФ проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц».

Указанные обстоятельства и предопределяют необходимость всестороннего изучения работ отечественных и зарубежных ученых по вопросам корпоративной (коллективной) уголовной ответственности, анализа зарубежного законодательства и судебной практики по привлечению юридических лиц и иных корпоративных (коллективных) образований к уголовной ответственности и применению к ним уголовных наказаний и (или) иных мер уголовно-правового характера.

Путь к решению проблем применения уголовно-правовых санкций к коллективным образованиям, по нашему мнению, лежит через разработку концептуальных основ института корпоративной (коллективной) уголовной ответственности, т.е. системы связанных между собой и вытекающих один из другого исходных, главных положений комплексного института корпоративной (коллективной) уголовной ответственности.

Степень исследованности темы. На монографическом уровне в науке уголовного права вопросы корпоративной (коллективной) уголовной ответственности не исследовались ни в дореволюционный период развития Российского государства (до 1917 г.), ни в советский период. Тем не менее можно назвать исследователей, которые в своих работах уже тогда затрагивали эту проблему. Среди них С. Будзинский, Д.А. Дриль, Н.А. Неклюдов, В.С. Орлов, С.В. Познышев, И.А. Покровский, Г.И. Солнцев, Н.С. Таганцев, А.Н. Трайнин и др.

Вопросы, связанные с корпоративной (коллективной) уголовной ответственностью, стали предметом научного исследования в доктрине российского уголовного права сравнительно недавно, в период подготовки проектов Уголовного кодекса Российской Федерации, т.е. в начале 1990-х гг. Первым идею о необходимости законодательной регламентации уголовной ответственности юридических лиц выдвинул проф. А.В. Наумов1. Данная проблема нашла свое отражение и в трудах таких видных ученых, как С.Г. Келина, Б.В. Волженкин, А.С. Никифоров, Р.И. Михеев, У.С. Джекебаев, Е.Е. Дементьева, Г.А. Есаков, П.Н. Бирюков и др.

Институт корпоративной (коллективной) уголовной ответственности стал объектом исследования в кандидатских диссертациях Е.Ю. Антоновой (1998 г.), Е.С. Смольянинова (2000 г.), П.П. Иванцова (2001 г.), И.В. Ситковского (2003 г.), С.И. Карибова (2006 г.), А.А. Комоско (2007 г.), С.Б. Айсина (Республика Казахстан, 2007 г.), Л.А. Абашиной (2008 г.), Р.В. Минина (2008 г.).

Необходимость установления корпоративной (коллективной) уголовной ответственности за экологические преступления обосновывали И.Ш. Борчашвили, Е.В. Виноградова, Э.Н. Жевлаков, А.Р. Зартдинова, В.П. Кашепов, А.П. Короткова, Ю.В. Надточий, П.Ф. Повелицина, А.М. Плешаков, В.А. Чугаев и др. Кроме того, некоторые аспекты интересующей нас проблемы рассматривались в трудах Т.Б. Басовой, Г.И. Богуша, С.И. Винокурова, А.А. Востокова, О.В. Дмитриева, В.Н. Додонова, А.И. Долговой, Н.А. Егоровой, Е.В. Епифановой, В.И. Жуковского, Л.В. Иногамовой-Хегай, А.П. Козлова, И.Д. Козочкина, А.Г. Корчагина, И.А. Клепицкого, Е.Г. Кольцова, А.И. Коробеева, Н.Е. Крыловой, Н.Ф. Кузнецовой, В.К. Максимова, Н.П. Мелешко, В.А. Номоконова, В.Г. Павлова, В.А. Пимонова, Б.А. Спасенникова,  М.В. Талан, Е.Г. Тарло, А.А. Тер-Акопова, Е.В. Чупровой, Н.В. Щедрина и др.

Несмотря на то, что вопросам корпоративной (коллективной) уголовной ответственности посвящено уже немало работ, данный институт не получил полного теоретического обоснования, а уголовно-правовой доктриной до сих пор не выработан единый комплексный подход к анализу базовых понятий и институтов в области противодействия общественно опасной (преступной) деятельности коллективных образований. Все работы, затрагивающие проблему признания юридических лиц субъектами преступления, как правило, акцентируют внимание на его уголовно-правовой проблематике. Это значительно затрудняет процесс реформирования отечественного законодательства в области применения уголовно-правовых санкций к юридическим лицам и иным коллективным образованиям. В предпринятом диссертационном исследовании, впервые на монографическом уровне институт корпоративной (коллективной) уголовной ответственности анализируется с позиций не только уголовного права, но и уголовно-правовой политики.

Объектом диссертационного исследования являются закономерности и тенденции развития правоотношений в сфере противодействия общественно опасной (преступной) деятельности юридических лиц и иных коллективных образований уголовно-правовыми средствами.

Предметом исследования выступают теоретические положения науки уголовного права по вопросу установления корпоративной (коллективной) уголовной ответственности; нормативные правовые акты России и зарубежных стран, нормы международного, административного, гражданского права, статистические данные, материалы судебной практики.

Целью настоящего исследования являются разработка научно обоснованной концепции, которая позволила бы систематизировать знания об общественно опасной (преступной) деятельности коллективных образований и создать теоретические основы для конструирования уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность коллективного субъекта преступления (уголовной ответственности).

Достижение указанной цели предопределило постановку и решение следующих исследовательских задач:

- провести сравнительно-правовое исследование института корпоративной (коллективной) уголовной ответственности и выявить позитивный зарубежный опыт криминализации общественно опасной (преступной) деятельности корпоративных (коллективных) образований;

- проанализировать международные правовые акты, а также теоретические концепции и позиции, в том числе в сравнительно-правовом аспекте, по проблемам корпоративной (коллективной) уголовной ответственности;

- разработать концептуальные основы института корпоративной (коллективной) уголовной ответственности;

- определить факторы, социально обусловливающие корпоративную (коллективную) уголовную ответственность, и обосновать необходимость законодательной регламентации данного института в российском уголовном праве;

- выявить соотношение корпоративной (коллективной) гражданской, административной и уголовной ответственности;

- выработать базовые понятия института корпоративной (коллективной) уголовной ответственности;

- определить основание и условия корпоративной (коллективной) уголовной ответственности, а также обстоятельства, исключающие преступность деятельности юридических лиц и иных коллективных образований;

- определить систему преступлений коллективных образований;

- выработать систему наказаний и иных мер уголовно-правового характера в отношении юридических лиц и иных коллективных образований;

- разработать предложения de lege ferenda по совершенствованию уголовного законодательства в этой сфере.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет диалектический метод познания, в рамках которого применялась совокупность общенаучных (анализ и синтез, исторический и логический, восхождения от абстрактного к конкретному в мышлении и др.) и частнонаучных (логико-формальный, системного анализа, сравнительно-правового и конкретно-социологического исследования [анкетирование, интервьюирование, экспертных оценок], контент-анализа и др.) методов теоретического исследования.

Теоретической основой исследования послужили труды ведущих российских и зарубежных ученых, посвященные проблемам уголовного, административного, гражданского права, криминологии, экономики и философии. Имена ученых, чьи работы анализировались в диссертации, указывались в разделе о степени научной разработанности темы исследования. Кроме того, в работе использовались уголовно-правовые исследования общетеоретического плана, прежде всего, труды Н.А. Беляева, Б.С. Волкова, П.С. Дагеля, И.А. Ильина, А.Ф. Кистяковского, Н.М. Коркунова, А.А. Пионтковского, В.И. Сергеевича, Г.С. Фельдштейна, М.Д. Шаргородского, Г.Ф. Шершеневича, а также проанализированы работы С.И. Архипова, С.Н. Братуся, В.В. Витрянского, Л.Л. Гервагена, И.П. Грешникова, Н.В. Козловой, О.А. Красавчикова, М.И. Кулагина, Е.А. Суханова, Б.Б. Черепахина и др., посвященные проблемам гражданско-правовой ответственности юридических лиц. Теоретическую базу работы составили исследования в области административного права, проведенные Ю.Б. Аникиенко, В.Б. Астафьевым, Д.Н. Бахрахом, А.Г. Березницким, И.С. Викторовым, Ю.А. Денисовым, М.С. Денисовой, Ю.А. Евстратовой, Л.О. Ивановым, Ю.Ю. Колесниченко, Л.А. Косициной, Н.А. Морозовой, И.В. Назаровым, Е.В. Овчаровой, М.П. Петровым, А.П. Солдатовым, В.Д. Сорокиным, А.П. Стопычевым, О.О. Томилиным, И.В. Чубуковой, Т.С. Шейховым, Ю.В. Шиловым и др.

При анализе возможности и целесообразности установления корпоративной (коллективной) уголовной ответственности использовалась литература зарубежных специалистов в области уголовного права и криминологии – работы А. Дж. Сафвата, К. Кенни, Б. Келлмана, У.Я. Крастиньша, Ф. Лоуренса, Пан Дунмэй, С. Роуз-Аккерман, Б. Свенсона, Д.Л. Снайдера, Сэры Сан Бил, Т. Файрстоуна, Дж. Флетчер, Флетчер Н. Болдуин-мл., Г. Хайне, Хе Бинсуна, Лун Чанхая, Цзян Хуэйлинь, Дж. Ф. Шели, Л. Шелли и др.

Нормативную базу работы составили Конституция РФ, международные нормативные правовые акты, уголовное, административное и гражданское законодательство различных исторических периодов, действующее законодательство Российской Федерации, а также уголовные законы Австралии, Австрии, Бельгии, Боснии и Герцеговины, Великобритании, Германии, Голландии, Дании, Израиля, Индии, Исландии, Испании, Китайской Народной Республики, Литовской Республики, Норвегии, Польши, Республики Молдова, Соединенных Штатов Америки, Франции, Швейцарии, Швеции, Эстонии, Японии.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные:

- Главного информационно-аналитического центра МВД России за 1997-2010 гг. о зарегистрированных преступлениях в сфере экономической деятельности, охраны труда и связанные с нарушением специальных правил безопасности, против экологической безопасности, а также выявленных лицах, совершивших перечисленные преступления;

- Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2007-2010 гг. о рассмотрении федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами;

- Главного управления таможенных расследований и дознания Федеральной таможенной службы России за 2007-2010 гг. о рассмотрении таможенными органами РФ дел об административных правонарушениях в области таможенного дела (нарушения таможенных правил), возбужденных в отношении юридических лиц;

- Федеральной службы государственной статистики за 1992-2010 гг. об основных показателях, характеризующих воздействие хозяйственной деятельности на окружающую среду, выбросы в атмосферу загрязняющих веществ, отходящих от стационарных источников, производственного травматизма и профессиональных заболеваний при ведении различного рода работ, и др.

При работе над диссертацией были проанализированы обзоры судебной практики по делам об административных правонарушениях за 2002-2010 гг., а также судебные акты, в число которых входят определения и постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Кроме того, изучены государственные доклады Федерального центра гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора о санитарно-эпидемиологической обстановке в РФ, Министерства природных ресурсов и экологии РФ о состоянии и об охране окружающей среды в РФ, а также постановления, решения и иные документы Арбитражных судов (Владимировской, Костромской, Омской, Сахалинской, Свердловской, Тамбовской областей, Хабаровского, Приморского, Забайкальского краев, Республики Башкортостан, Карачаево-Черкесской Республики), Федеральной антимонопольной службы, Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Федеральной таможенной службы России о привлечении юридических лиц к административной ответственности.

В эмпирическую базу исследования вошли материалы выборочного изучения 690 уголовных дел о преступлениях в сфере экономической деятельности, против общественной и экологической безопасности, здоровья населения, рассмотренных судами Дальневосточного федерального округа (Приморский, Хабаровский, Камчатский края, Сахалинская, Амурская области, Еврейская автономная область) за период 1999-2010 гг.; данные анкетного опроса 536 респондентов (из них 251 – сотрудники правоохранительных органов, 285 – иные респонденты) и опроса в форме интервьюирования 300 граждан по вопросам о возможности и необходимости установления корпоративной (коллективной) уголовной ответственности, проведенных в 2008-2010 гг. в Дальневосточном федеральном округе. Необходимая для подготовки диссертации информация получена также путем сбора, обработки и анализа материалов информационных ресурсов глобальной информационной сети «Интернет».

Объем эмпирических данных был определен криминологическими рекомендациями по учету основных параметров (охват территорий, категории,  количество анкетированных и интервьюированных, период времени и т.д.), которые обеспечили репрезентативность исследования.

Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые на монографическом уровне, основываясь на Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утв. Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537), Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 5 октября 2009г.), Национальной стратегии противодействия коррупции (утв. Указом Президента РФ от 13 апреля 2010 г. № 460), а также на анализе отечественного и зарубежного уголовного законодательства, практики его применения, междисциплинарном исследовании норм о корпоративной (коллективной) юридической ответственности, существующих научных взглядов и собственном видении проблемы, в порядке de lege ferenda предложена теоретическая модель корпоративной (коллективной) уголовной ответственности, выработаны базовые понятия рассматриваемого института. Это дало возможность обосновать необходимость установления в Уголовном кодексе Российской Федерации норм, регламентирующих ответственность коллективного субъекта преступления, определить условия такой ответственности, а также обстоятельства, исключающие преступность деяний юридических лиц и иных коллективных образований. В диссертации обосновано введение самостоятельной системы наказаний и иных мер уголовно-правового характера в отношении юридических лиц и иных коллективных образований.

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Обосновано, что установление уголовно-правовых санкций в отношении юридических лиц и иных коллективных образований позволит эффективнее воздействовать на уже криминализированные деяния, а также на новые виды общественно опасной деятельности. При этом коллективная уголовная ответственность не должна исключать уголовной ответственности физического лица (лиц), незаконно действующего от его имени и (или) в его интересах.

2. Концептуальные основы корпоративной (коллективной) уголовной ответственности базируются на совокупности следующих факторов, свидетельствующих о социальной обусловленности законодательной регламентации уголовной ответственности юридических лиц:

- коллективные образования, являясь основой политической, социальной, экономической и правовой системы государства, способны совершать деяния, обладающие высокой степенью общественной опасности;

- общественно опасные деяния коллективных образований имеют относительную распространенность;

- неблагоприятная динамика общественно опасной деятельности коллективных образований обусловлена целым рядом политических, экономических, организационных, правовых, технических, социально-психологических детерминант;

- неурегулированность коллективной ответственности в рамках уголовного закона влечет негативные последствия экологического, экономического, криминального, правового характера;

- сложная структура управления коллективным образованием делает затруднительной, а иногда и невозможной идентификацию физических лиц, причастных к совершению преступления;

- уголовно-правовые средства борьбы с общественно опасными деяниями коллективных образований эффективнее по сравнению с гражданско-правовыми и административными методами;

- Россия обязана учитывать международные стандарты и рекомендации, в том числе касающиеся уголовно-правовых методов борьбы с общественно опасными деяниями, совершаемыми коллективными образованиями;

- на международном уровне государства оказывают правовую помощь друг другу в преследовании преступников часто только по уголовным делам, а неправомерная (общественно опасная) деятельность корпораций носит все более транснациональный характер.

3. Доказывается факт несоблюдения законодателем при конструировании норм административного и уголовного права правил законодательной техники, в соответствии с которыми в процессе межотраслевой дифференциации должна обеспечиваться преемственность в видах юридической ответственности, а в законе должны четко определяться разграничительные признаки смежных деяний, включаемых в различные отрасли законодательства. Делается заключение о том, что для соблюдения данных правил законодатель должен распространить уголовную деликтоспособность на коллективные образования.

4. Сделан вывод о том, что корпоративная (коллективная) уголовная ответственность должна осуществляться только в тех случаях, когда иные меры (гражданско-правового, административного характера), применяемые к коллективным образованиям, не способны восстановить социальную справедливость и предотвратить совершение новых деяний, причиняющих или способных причинить ущерб (вред) общественным отношениям, охраняемым уголовным законодательством.

В основу межотраслевой дифференциации юридической ответственности предлагается положить такой критерий, как характер и степень общественной опасности деяния. Соответственно, уголовная ответственность должна наступать как в случае совершения деяний, посягающих на наиболее ценные общественные отношения, блага, интересы, охраняемые только рамками уголовного законодательства, так и в случае совершения деяния, которое по характеру общественной опасности соответствует и преступлению, и административному правонарушению, но по степени общественной опасности признается преступным.

Степень общественной опасности зависит от способа, обстановки совершения деяния, тяжести наступивших последствий, формы вины и других обстоятельств содеянного, а также общественной опасности лица (в том числе коллективного), совершившего это деяние. Общественная опасность коллективных образований определяется не только тем вредом, который причиняется или может быть причинен в результате осуществления неправомерной (общественно опасной) деятельности, но и преступной корпоративной культурой, т.е. политикой, способом правления, курсом деятельности или практикой корпоративного (коллективного) образования в целом или его структурных подразделений, в процессе которых незаконная деятельность от имени и (или) в интересах корпоративного (коллективного) образования допускается, поощряется либо является результатом попустительства лиц, осуществляющих функции его управления.

5. Анализ основных подходов к определению понятия «корпоративная преступность» в зарубежных странах выявил широкий диапазон трактовки данного явления от полного отождествления корпоративной преступности с «беловоротничковой» либо экономической преступностью до понимания корпоративной преступности как совокупности преступлений, совершаемых легальными предприятиями.

Сформулирована авторская концепция корпоративной преступности, в соответствии с которой «беловоротничковая» и корпоративная преступность – это два взаимосвязанных и взаимодополняющих, но не взаимозаменяемых явления. Более того, в одних случаях «беловоротничковая» преступность является инструментом корпоративной преступности, а в других – корпорации сами становятся жертвами преступлений, совершаемых ее служащими.

Критерием отграничения «корпоративной» преступности от «экономической» является объем тех общественных отношений, которые выступают в качестве объекта данных противоправных деяний. Их объем совпадает лишь в случае совершения коллективным субъектом экономических преступлений. Но по своему характеру преступления, совершаемые от имени и (или) в интересах юридического лица, могут посягать на личные права и свободы граждан, экологическую и общественную безопасность, здоровье населения и общественную нравственность, общественные отношения в сфере компьютерной информации, интересы государственной власти, мир и безопасность человечества. Соответственно, корпоративная преступность посягает на большее количество объектов.

6. Выработаны авторские определения категорий: «преступность коллективных образований (корпоративная преступность)», «преступление коллективного (корпоративного) образования», «субъект преступления (уголовной ответственности)», «коллективный субъект преступления (уголовной ответственности)», «коллективная уголовная ответственность».

6.1. В уголовно-правовом смысле преступность коллективных образований (корпоративная преступность) охватывает всю совокупность общественно опасных деяний, совершаемых коллективными (корпоративными) образованиями и признанных национальным или международным уголовным законодательством в качестве преступления.

С криминологической точки зрения преступность коллективных образований (корпоративная преступность) – это относительно массовое, организованное, исторически изменчивое, общественно опасное явление, состоящее из совокупности преступлений, совершаемых с целью достижения экономических и (или) иных выгод корпоративными (коллективными) образованиями на территории определенного государства (группы государств) или региона в тот или иной промежуток времени.

6.2. Преступление коллективного (корпоративного) образования определяется как виновно совершенное от имени и (или) в интересах коллективного (корпоративного) образования физическим лицом (лицами), контролирующим осуществление последним его прав и обязанностей либо иным работником, действующим в пределах своих служебных полномочий, общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

6.3. Под субъектом преступления (уголовной ответственности) понимается обладающее уголовной правоспособностью и уголовной дееспособностью лицо, обязанное дать в установленном порядке отчет за совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

6.4. Аргументировано, что к коллективным субъектам преступления, способным нести уголовную ответственность, следует относить коллективные образования, имеющие в соответствии с российским гражданским законодательством статус юридических лиц, а также иностранные юридические лица, компании и другие коллективные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации. Подразделяя коллективный субъект преступления на общий и специальный, следует исходить из того, что отдельные преступления может совершить любое коллективное образование, имеющее статус юридического лица, а другие – только те коллективные образования, которые осуществляют предпринимательскую или иную деятельность в определенной сфере.

Уголовной ответственности не подлежат государство, федеральные органы государственной власти, органы местного самоуправления, иные юридические лица, осуществляющие возложенные на них федеральным законом отдельные государственные полномочия, а также иностранные государства, органы государственной власти иностранных государств, иные иностранные государственные органы и юридические лица, осуществляющие отдельные государственные полномочия.

6.5. Определено, что коллективная уголовная ответственность – это разновидность единого института уголовной ответственности. Отсюда под коллективной уголовной ответственностью следует понимать обязанность коллективного образования подвергаться в государственно-принудительной форме наказанию и иным мерам уголовно-правового характера, вытекающую из факта совершения преступления.

7. Охарактеризованы основание и условия коллективной уголовной ответственности, а также определены обстоятельства, исключающие преступность деяния юридических лиц и иных коллективных образований.

Основанием коллективной уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса. Коллективная уголовная ответственность возможна при наличии следующих условий:

а) деяние было совершено от имени и (или) в интересах юридического лица;

б) деяние санкционировано, исполнено или допущено по неосторожности лицом, осуществляющим функции управления юридическим лицом, либо его представителем, действующим в пределах своей компетенции, а равно исполнено или допущено по неосторожности иным служащим, вследствие недостаточного контроля за его неправомерным поведением (либо попустительства ему) со стороны лиц, осуществляющих функции управления юридическим лицом;

в) деяние состоит в неисполнении или ненадлежащем исполнении прямого предписания закона, устанавливающего обязанность или запрет на осуществление юридическим лицом определенной деятельности.

Коллективная уголовная ответственность исключается при обоснованном риске, крайней необходимости, исполнении обязательных для коллективного образования указов, постановлений, распоряжений либо официальных разъяснений государственных и муниципальных органов власти, совершении коллективным образованием деяния, содержащего признаки состава преступления, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств. Коллективная уголовная ответственность исключается также, если общественно опасные последствия наступили помимо воли коллективного образования (т.е. вне сферы его контроля), или общественно опасные последствия явились результатом обстоятельств, которые не могли быть предотвращены его служащими, лицами, осуществляющими функции управления, органами, или у коллективного образования отсутствовала возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена уголовная ответственность, либо оно приняло все зависящие от него меры, необходимые для соблюдения данных правил и норм, а также для предотвращения противоправных деяний, либо умышленные действия (бездействие) совершены служащим, лицом, осуществляющим функции управления, или другим представителем не в интересах коллективного образования, а с целью причинения ему вреда.

8. Анализируются «психологическая» (субъективная), «поведенческая» (объективная) и поведенческо-психологическая (объективно-субъективная) концепции вины коллективных образований. В работе обосновывается возможность применения психологического (субъективного) подхода к определению вины юридического лица, совершившего преступление, и предлагается определять вину юридического лица по доминирующей воле (в зависимости от вины физических лиц, осуществляющих в нем функции управления).

9. Определена система преступлений коллективных образований, которая включает в себя совокупность общественно опасных, противоправных, виновно совершаемых деяний против чести и достоинства личности (ст. 129; 130 УК РФ), конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст. 136; 137; ч. 3 ст. 138; 140; 141.1; 143; 145; 145.1; 146; 147 УК РФ), собственности (ст. 159; 165 УК РФ), в сфере экономической деятельности (ст. 171; 171.1; 172; 174; 174.1; 176; 177; 178; 180; 181; 183; 184; 185 – 194; 199; 199.1; 199.2 УК РФ), против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ч. 1 ст. 204 УК РФ), общественной безопасности (ст. 205.1; 205.2; 210; 215; 215.1; 216; 217; 218; 219; 220; 222; 223 УК РФ), здоровья населения и общественной нравственности (ст. 228.2; 234; 235; 236; 237; 238; 239; 242; 242.2; 243 УК РФ), экологической безопасности (ст. 246-262 УК РФ), компьютерной информации (ст. 272 – 274 УК РФ), основ конституционного строя и безопасности государства (ст. 280; 282; 282.1; 282.2 УК РФ), государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправлении (ст. 285.1; 285.2; 291 УК РФ), порядка управления (ст. 322.1; 326; 327; 327.1 УК РФ), мира и безопасности человечества (ст. 353; 354; 355; 356; 357; 358; 359 УК РФ).

10. Разработана система наказаний, применимых к юридическим лицам, которая включает в себя: а) наказания, направленные на ограничение финансовых (экономических) интересов коллективного субъекта преступления (закрытие предприятия [филиала, представительства] юридического лица, использовавшегося для совершения инкриминируемого деяния, штраф, конфискация имущества); б) наказания, направленные на ограничение прав коллективного субъекта преступления (лишение права заниматься определенной деятельностью, помещение под судебный контроль); в) исключительную меру наказания (ликвидация юридического лица).

К юридическим лицам могут применяться такие меры уголовно-правового характера, как опубликование или иное обнародование решения, которые осуществляются за счет юридического лица; приостановление деятельности юридического лица; специальная конфискация имущества. К коллективным образованиям, не имеющим статуса юридического лица, наряду с указанными мерами возможно применение запрета на осуществление деятельности.

11. Выработаны и предложены в порядке de lege ferenda перспективные направления развития российского уголовного законодательства в области борьбы с общественно опасной деятельностью юридических лиц и иных коллективных образований.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется положениями, совокупность которых может рассматриваться в качестве самостоятельной концепции института корпоративной (коллективной) уголовной ответственности. В диссертации систематизируются, углубляются и расширяются теоретические познания в области субъекта преступления (уголовной ответственности), а также анализируются факторы, свидетельствующие о социальной обусловленности законодательной регламентации коллективной уголовной ответственности.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования сформулированных в нем положений, выводов и рекомендаций для дальнейшей научной разработки концепции корпоративной (коллективной) уголовной ответственности, при формировании уголовно-правовой политики государства, в законотворческой деятельности при решении вопросов об имплементации ратифицированных Российской Федерацией международных конвенций, а также в процессе совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации в части регулирования ответственности коллективных образований, при подготовке руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в правоприменительной деятельности и в преподавании учебных дисциплин «Уголовное право» и «Криминология». Полученные результаты могут быть востребованы в гражданском и административном праве.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования докладывались, обсуждались и получили положительную оценку на заседаниях кафедр уголовного права Юридического института Дальневосточного федерального университета, где диссертация выполнялась и рецензировалась. Материалы диссертации использовались при чтении лекций и проведении семинарских занятий по Общей и Особенной частям уголовного права в Дальневосточном юридическом институте МВД России, Дальневосточном филиале Российской академии правосудия и на юридическом факультете Хабаровской государственной академии экономики и права; при осуществлении научного руководства написанием студентами указанных высших учебных заведений курсовых и дипломных работ.

Соискатель принимал участие в работе Российского конгресса уголовного права «Категория «цель» в уголовном, уголовно-исполнительном праве и криминологии» (МГУ им. М.В. Ломоносова, 2009 г.), «Научные основы уголовного права и процессы глобализации» (МГУ им. М.В. Ломоносова, 2010 г.), «Уголовное право: истоки, реалии, переход к устойчивому развитию» (МГУ им. М.В. Ломоносова, 2011 г.), а также в международных конференциях «Проблемы обеспечения законности и правопорядка в Дальневосточном регионе» (ДВЮИ МВД России, 2004 г.); «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке» (МГЮА им. О.Е. Кутафина, 2005-2007, 2009-2011 гг.); «Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире» (Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, 2005-2009, 2011 гг.), «Актуальные проблемы российского законодательства на современном этапе: теория и практика» (ДВЮИ МВД России, 2005 г.); Международные юридические чтения (Омский юридический институт, 2005); «Контакт России и АТР в правовом дискурсе» (Дальневосточный государственный университет, 2005); «Вопросы сотрудничества государств Азиатско-Тихоокеанского региона по противодействию преступности» (ДВЮИ МВД России, 2006 г.); Китайско-русская научно-практическая конференция по борьбе с транснациональной преступностью и терроризмом (Хэйлунцзянский институт профессиональной подготовки офицеров милиции и общественной безопасности; КНР, 2006 г.); «Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (ДВЮИ МВД России, 2007 г.); «Актуальные проблемы юридической науки, профессиональной подготовки и правоприменения» (Хабаровская государственная академия экономики и права, 2007 г.); «Уголовная политика и право в эпоху перемен» (Дальневосточный государственный университет, 2010 г.); «Юридическая ответственность как вид государственного принуждения» (Тольяттинский государственный университет, 2010 г.).

По теме диссертации соискателем опубликовано 78 работ общим объемом свыше 90 п.л., в том числе 6 монографий (объемом 66,02 п.л.) и 20 статей в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора наук. В Государственной Думе РФ рассматривается подготовленный автором проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в связи с введением института коллективной уголовной ответственности».

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии. Общий объем работы – 395 листов машинописного текста.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, раскрывается ее актуальность и степень разработанности; определяется объект и предмет, цели и задачи исследования, его методологическая и эмпирическая база, научная новизна; формулируются основные положения, выносимые на защиту; подчеркивается теоретическая и практическая значимость диссертации.

Первая глава «Корпоративная уголовная ответственность: сравнительно-правовой анализ» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе рассматривается понятие корпоративной преступности. Обобщив различные точки зрения, автор пришел к выводу о том, что «беловоротничковая» и корпоративная преступность – это два взаимосвязанных и взаимодополняющих, но не взаимозаменяемых явления. Более того, в одних случаях «беловоротничковая» преступность является инструментом корпоративной преступности, а в других – корпорации сами становятся жертвами преступлений, совершаемых ее служащими.

По мнению автора, «беловоротничковую» и корпоративную преступность нельзя анализировать через совокупность экономических преступлений. Экономическая сущность корпоративной преступности выражается в том, что соответствующие деяния совершаются в рамках предпринимательской или иной экономической деятельности и для нее характерен экономический (корыстный) мотив. В то же самое время у экономической и корпоративной преступности не совпадает объем тех общественных отношений, которые выступают в качестве объекта данных противоправных деяний.

В целом же феномен корпоративной преступности (преступности коллективных образований) рассматривается в диссертации с уголовно-правовой и криминологической точек зрения.

В уголовно-правовом смысле корпоративная преступность (преступность коллективных образований) охватывает всю совокупность общественно опасных деяний, совершаемых корпоративными (коллективными) образованиями и признанных национальным или международным уголовным законодательством в качестве преступления.

Под преступлением корпоративного (коллективного) образования предлагается понимать виновно совершенное от имени и (или) в интересах корпоративного (коллективного) образования физическим лицом (лицами), контролирующим осуществление последним его прав и обязанностей либо иным работником, действующим в пределах своих служебных полномочий, общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

С криминологической точки зрения корпоративная преступность (преступность коллективных образований) – это относительно массовое, организованное, исторически изменчивое, общественно опасное явление, состоящее из совокупности преступлений, совершаемых с целью достижения экономических и (или) иных выгод корпоративными (коллективными) образованиями на территории определенного государства (группы государств) или региона в тот или иной промежуток времени.

Второй параграф посвящен исследованию условий корпоративной уголовной ответственности в законодательстве зарубежных стран. Сравнительно-правовой анализ законодательных актов и судебной практики зарубежных стран позволил автору заключить, что корпоративным (коллективным) субъектом преступления могут быть как коммерческие, так и некоммерческие корпоративные (коллективные) образования, имеющие статус юридического лица. Преимущественной признана позиция, в соответствии с которой не могут выступать в качестве корпоративного субъекта преступления организации, не имеющие статуса юридического лица. Но к ним допускается применение иных мер уголовно-правового характера. Исключается применение любых мер уголовно-правового характера в отношении государства, правительственных (государственных) органов или учреждений, учреждений, которые организованы для выполнения правительственных программ, а также государственных центров социальной помощи.

По мнению автора для российского законодателя представляет интерес конструкция механизма противоправной деятельности корпоративных (коллективных) образований, который порождается преступной корпоративной культурой, включающей в себя: а) отсутствие со стороны корпоративного (коллективного) образования надлежащей заботы относительно подбора физических лиц, действующих от его имени и (или) в его интересах; б) отсутствие надлежащего контроля над указанными лицами; в) отсутствие организационных мер (эффективных программ) по обеспечению соблюдения законодательства, направленных на обнаружение и предотвращение преступлений, а также по дисциплинированию лиц, осуществляющих функции управления корпоративным (коллективным) образованием, его представителями и служащими для недопущения повторного совершения общественно опасного, противоправного деяния от имени и (или) в интересах корпоративного (коллективного) образования.

Диссертант приходит к выводу о том, что под преступной корпоративной культурой надлежит понимать политику, способ правления, курс деятельности или практику корпоративного (коллективного) образования в целом или в его структурных подразделениях, в процессе которых незаконная деятельность от имени и (или) в интересах корпоративного (коллективного) образования допускается, поощряется либо является результатом попустительства лиц, осуществляющих функции его управления.

Обязательным условием корпоративной уголовной ответственности является совершение преступления от имени корпорации и (или) в ее интересах (в ее пользу), либо за ее средства (за ее счет). При этом корпорация не может использовать для своей защиты доводы о том, что преступное деяние не принесло ей никакой выгоды.

В третьем параграфе вина корпоративного образования рассматривается как условие уголовной ответственности по зарубежному законодательству. Автор приходит к выводу о том, что при привлечении корпораций к уголовной ответственности законодатели либо используют институт абсолютной (строгой) ответственности, когда установление вины является необязательным условием для применения уголовно-правовых санкций, либо вина (в форме умысла или неосторожности) определяется через вину физических лиц, как правило, ведущих дела корпорации (формирующих корпоративную культуру), а равно действующих от ее имени и (или) в ее интересах.

В четвертом параграфе анализируются преступления, инкриминируемые корпоративным образованиям, по зарубежному уголовному законодательству. Автор заключает, что данные преступления, хотя и совершаются в процессе предпринимательской или иной экономической деятельности, их законодательная дифференциация должна осуществляться в зависимости от объекта посягательства. Отсюда, система корпоративных преступлений включает в себя совокупность общественно опасных, противоправных, виновно совершаемых от имени и (или) в интересах корпоративного (коллективного) образования деяний в сфере охраны прав и свобод человека и гражданина, экономической деятельности, экологической и общественной безопасности, здоровья населения, компьютерной информации, порядка управления, интересов государственной власти. С объективной стороны данные преступления могут совершаться как в форме действия, так и в форме бездействия. Бездействие вменяется в вину корпорации в случае, невыполнения последней обязанностей, возложенных на нее законом, при наличии реальной возможности действовать. Субъективная сторона корпоративных преступлений характеризуется как умышленной, так и неосторожной формой вины, а также экономической мотивацией (получение максимальной прибыли [сверхприбыли] при минимуме затрат).

В пятом параграфе рассматриваются виды наказаний и иных уголовно-правовых мер, применяемых к корпоративным образования, по уголовному законодательству зарубежных стран. Проведенный анализ позволил подразделить их на четыре вида: экономического характера; связанные с ограничением или лишением прав корпоративного (коллективного) образования; связанные с ликвидацией корпоративного (коллективного) образования или прекращением его деятельности; иные виды.

При назначении наказания или иных мер уголовно-правового характера корпоративным (коллективным) образованиям суды зарубежных стран учитывают: тяжесть совершенного преступления; размер корпорации; ее финансовое положение; наличие эффективной программы по обеспечению соблюдения законодательства, направленной на обнаружение и предотвращение преступлений, а также по дисциплинированию должностных лиц, представителей корпоративного образования, служащих для недопущения повторения таких посягательств либо руководящих указаний, инструкций, обучения, мер контроля, направленных на предотвращение преступления.

Вторая глава – «Уголовно-правовая политика противодействия общественно опасным деяниям юридических лиц и иных коллективных образований» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе проведен анализ факторов, влияющих на социальную обусловленность института коллективной уголовной ответственности, который позволил заключить, что в ходе развития мировой экономики, обусловленной процессами глобализации, одной из основных форм коллективного участия граждан в различных общественных отношениях является конструкция коллективных образований, зачастую действующих общественно опасными (преступными) способами. Отсюда, процесс криминализации может быть реализован за счет расширения рамок такого элемента состава преступления, как субъект.

Социальная обусловленность законодательной регламентации коллективной уголовной ответственности, по мнению автора, включает в себя совокупность следующих факторов: а) коллективные образования, являясь основой политической, социальной, экономической и правовой системы государства, способны совершать деяния, обладающие высокой степенью общественной опасности; б) общественно опасные деяния коллективных образований имеют относительную распространенность; в) неблагоприятная динамика общественно опасной деятельности коллективных образований обусловлена целым рядом политических, экономических, организационных, правовых, технических, социально-психологических детерминант; г) неурегулированность коллективной ответственности в рамках уголовного закона влечет негативные последствия экологического, экономического, криминального, правового характера; д) сложная структура управления коллективным образованием делает затруднительной, а иногда невозможной, идентификацию физических лиц, причастных к совершению преступления; е) уголовно-правовые средства борьбы с общественно опасными деяниями коллективных образований эффективнее по сравнению с гражданско-правовыми и административными методами; ж) Россия обязана учитывать международные стандарты и рекомендации, касающиеся уголовно-правовых методов борьбы с общественно опасными деяниями, совершаемыми коллективными образованиями; з) на международном уровне государства оказывают правовую помощь друг другу в преследовании преступников часто только по уголовным делам, а неправомерная (общественно опасная) деятельность корпораций носит все более транснациональный характер.

Кроме того, установление коллективной уголовной ответственности обусловлено необходимостью уголовно-правового воздействия на уже криминализированные деяния, совершаемые коллективными образованиями, а также на новые виды общественно опасной деятельности; позволит усилить защиту интересов личности, общества и государства от общественно опасных деяний коллективных образований; создаст официальную (централизованную) статистику, отражающую количество совершаемых коллективными образованиями общественно опасных деяний, а также условия для быстрой и неотвратимой ответственности за посягательства на объекты, охраняемые уголовным законом. Привлечение же к уголовной ответственности лишь индивидуальных субъектов преступления, действовавших от имени и (или) в интересах коллективного образования, не влияет на деятельность самого коллективного образования – оно продолжает совершать общественно опасные деяния, но уже при помощи иных физических лиц, используя более совершенные методы сокрытия. Коллективная же уголовная ответственность способна воздействовать на корпоративную культуру, разработку системы контроля и программ по обеспечению соблюдения законодательства.

Во втором параграфе раскрывается понятие коллективной уголовной ответственности и проводится ее соотношение с иными видами юридической ответственности. Автор приходит к выводу о том, что под коллективной уголовной ответственностью (в ретроспективном плане) следует понимать обязанность коллективного образования подвергаться в государственно-принудительной форме наказанию и иным мерам уголовно-правового характера, вытекающую из факта совершения преступления.

Кроме того, проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что уголовная и административная ответственность отличается от гражданско-правовой ответственности тем, что носит не столько компенсационный, сколько карательный характер и может возникнуть только в случае совершения преступления (правонарушения). Между преступлениями (административными правонарушениями) и гражданско-правовыми деликтами могут складываться отношения идеальной совокупности, которая порождает возможность одновременного привлечения виновных лиц и к гражданской, и к уголовной (административной) ответственности за одно и то же нарушение.

В основу межотраслевой дифференциации юридической ответственности, по мнению автора, должен быть положен такой критерий, как характер и степень общественной опасности деяния. При этом уголовная ответственность должна наступать как в случае совершения деяний, посягающих на наиболее ценные общественные отношения, блага, интересы, охраняемые только рамками уголовного закона, так и в случае совершения деяния, которое по характеру общественной опасности соответствует и преступлению, и административному правонарушению, но по степени общественной опасности признается преступным.

Степень общественной опасности зависит от способа, обстановки совершения деяния, тяжести наступивших последствий, формы вины и других обстоятельств содеянного, а также общественной опасности лица (в том числе коллективного), совершившего это деяние. Общественная опасность коллективных образований, осуществляющих неправомерную деятельность, зависит от преступной корпоративной культурой, которая, определяясь через образцы служебного поведения, базируется на приоритетах и ценностях доминирующих в коллективном образовании, как правило, это стремление получить максимальную прибыль любыми способами при минимуме затрат.

При выборе того или иного вида правового воздействия на нарушителя необходимо руководствоваться следующими правилами: уголовная ответственность применяется в случае совершения деяний явно представляющих общественную опасность с точки зрения социального правосознания, а также, если воздействие гражданско-правовых и административных мер оказывается неуместным и (или) неэффективным; если для раскрытия и расследования совершенного деяния требуются такие процессуальные действия, как допрос, обыск, выемка документов и пр., в результате которых могут быть собраны доказательства или проведение криминалистических экспертиз, то целесообразнее применять уголовно-правовые меры воздействия; административная коллективная ответственность применяется в случае, если юридическое лицо имеет реальную возможность для соблюдения правил и норм, регламентированных российским законодательством, а также возможность принять все зависящие от него меры по их соблюдению и предотвращению наступления негативных последствий, проявив необходимую внимательность, предусмотрительность и добросовестность; гражданская ответственность применяется в случае разрешения споров по реализации гражданских прав и обязанностей для восстановления нарушенного права, и сводится к возмещению убытков, компенсации морального вреда, уплате неустоек, пеней.

В третьем параграфе рассматривается проблема эффективности коллективной уголовной ответственности. Автор обосновывает вывод о том, что целесообразность существования любого правового института объясняется способностью эффективно регулировать общественные отношения. С учетом того, что общественно опасная деятельность коллективных образований причиняет вред (ставит под угрозу причинения вреда) общественным отношениям (благам, интересам), охраняемым уголовным законом, применение к ним административных или гражданско-правовых мер воздействия становится нецелесообразным (бессмысленным), т.к. цели наказания достигнуты быть не могут.

Установление коллективной уголовной ответственности, по мнению автора, поможет привести в соответствие меры борьбы с деяниями коллективных образований, представляющих повышенную степень общественной опасности, и обеспечит более полную реализацию принципа неотвратимости ответственности. При этом непосредственной (прямой) целью применения уголовно-правовых санкций к коллективным образованиям является охрана общественных отношений от их общественно опасной деятельности, восстановление социальной справедливости и предупреждение совершения преступлений. Опосредованная цель состоит в устранении причин и условий, оказывающих влияние на общественно опасную деятельность коллективных образований. Конечная цель заключается в замедлении темпов роста преступности коллективных образований, стабилизация ее уровня, удержание в контролируемых государством рамках.

Глава третья – «Концепция коллективной уголовной ответственности» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе анализируются основные концепции коллективной уголовной ответственности. Обобщив зарубежные концепции корпоративной (коллективной) уголовной ответственности (доктрины «опосредованной» ответственности [vicarious liability], доктрины идентификации [doctrine of identification], теории отождествления [теории alter ego], доктрины [«respondent superior»] пусть ответит старший, теории функционального преступления, теории ответственности социальной системы олицетворения) автор заключил, что все они исходят из того что корпорации осуществляют свою деятельность через физических лиц. При этом корпоративная (коллективная) уголовная ответственность: а) наступает только за такие преступные деяния, которые физические лица осуществляют в рамках своих служебных (должностных) обязанностей от имени и (или) в интересах корпорации; б) не зависит от количества физических лиц, допускающих нарушения от имени и (или) в интересах корпорации; в) зависит от деятельности лиц, формирующих корпоративную культуру, отдавая приказы, распоряжения, приводящие к совершению преступления, либо попустительствуя неправомерному поведению со стороны иных служащих; г) может наступать за действия лиц, не выполняющих управленческие функции, в случае, если их действия (бездействие) явились обыкновенной деловой практикой корпорации; д) не исключает уголовной ответственности физических лиц, совершивших неправомерное (преступное) деяние от имени и (или) в интересах корпорации.

Проанализировав существующие в России точки зрения ученых относительно института коллективной уголовной ответственности, автор заключает, что в настоящее время существует необходимость расширения сферы уголовной деликтоспособности за счет признания коллективных образований субъектами преступления (уголовной ответственности). По мнению автора, в теорию уголовного права необходимо ввести новую категорию – коллективный субъект преступления (уголовной ответственности). В целом же лиц, совершивших преступления и подлежащих уголовной ответственности, надлежит именовать субъектами преступления (уголовной ответственности). Под субъектом преступления (уголовной ответственности) диссертант понимает обладающее уголовной правоспособностью и уголовной дееспособностью лицо, обязанное дать в установленном порядке отчет за совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

При конструировании законодательной модели коллективной уголовной ответственности следует исходить из того, что отдельные преступления может совершить любое коллективное образование, имеющее статус юридического лица. Другие же преступления  способны совершить только те коллективные образования, которые осуществляют предпринимательскую или иную деятельность в определенной сфере. Следовательно, коллективный субъект преступления можно классифицировать на два вида: общий и специальный. В основу такой классификации положен род деятельности юридического лица.

Второй параграф посвящен общей характеристике коллективного субъекта уголовной ответственности. Автор заключает, что к коллективным субъектам преступления, способным нести уголовную ответственность, следует относить коллективные образования, имеющие в соответствии с российским гражданским законодательством статус юридических лиц, а также иностранные юридические лица, компании и другие коллективные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации. Коллективным образованиям, имеющим статус юридического лица, могут назначаться наказания и применяться иные меры уголовно-правового характера.

Уголовной ответственности не подлежат государство, федеральные органы государственной власти, органы местного самоуправления, иные юридические лица, осуществляющие возложенные на них федеральным законом отдельные государственные полномочия, а также иностранные Государства, органы государственной власти иностранных государств, иные иностранные государственные органы и юридические лица, осуществляющие отдельные государственные полномочия. Автор считает целесообразным установить в уголовном законодательстве положение, ограничивающее применение уголовно-правовых мер воздействия к юридическим лицам, осуществляющим деятельность в социально значимых сферах. В частности, предлагается признать недопустимым применение к ним такого наказания, как ликвидация.

Кроме того, автор приходит к выводу о том, что в определенных ситуациях коллективные образования, не имеющие статуса юридического лица, могут стать субъектами уголовно-правовых отношений и в отношении них могут применяться иные меры уголовно-правового характера.

В третьем параграфе рассматривается проблема вины юридических лиц. Проанализировав «психологическую» (субъективную), «поведенческую» (объективную) и поведенческо-психологическую (объективно-субъективную) концепции вины коллективных образований, автор признает субъективный подход к конструированию вины юридического лица наиболее правильным.

По мнению автора, вина юридического лица должна определяться по доминирующей воле, т.е. воле лиц, осуществляющих функции управления в коллективном образовании. Данные лица имеют право представлять юридическое лицо, принимать от его имени решения, отдавать указания (распоряжения, приказы и т.д.), обязательные для всех членов коллективного образования, осуществлять контроль за их исполнением. Именно они формируют корпоративную культуру внутри предприятия, одобряя неправомерное поведение (попустительствуя ему).

Таким образом, вина юридического лица в совершении преступления должна определяться в зависимости от вины лиц, осуществляющих в нем функции управления, либо вины служащих или представителей юридического лица при условии недостаточного контроля их неправомерным поведение (либо попустительства ему) со стороны лиц, осуществляющих функции управления юридическим лицом.

В четвертом параграфе выделяются основание и условия коллективной уголовной ответственности, а также обстоятельства, исключающие преступность деятельности юридических лиц и иных коллективных образований. Автор заключает, что основанием коллективной уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса. Коллективная уголовная ответственность возможна при наличии следующих условий: а) деяние было совершено от имени и (или) в интересах юридического лица; б) деяние санкционировано, исполнено или допущено по неосторожности лицом, осуществляющим функции управления юридическим лицом, либо его представителем, действующим в пределах своей компетенции, а равно исполнено или допущено по неосторожности иным служащим, вследствие недостаточного контроля неправомерным поведением (либо попустительства ему) со стороны лиц, осуществляющих функции управления юридическим лицом; в) деяние состоит в неисполнении или ненадлежащем исполнении прямого предписания закона, устанавливающего обязанность или запрет на осуществление юридическим лицом определенной деятельности.

Коллективная уголовная ответственность не исключает уголовной ответственности физических лиц, незаконно действующих от имени и (или) в интересах коллективного образования в пределах своей служебной компетенции.

Автор считает целесообразным регламентировать в уголовном законодательстве норму, предусматривающую ситуацию возможной трансформации (путем слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования) юридического лица.

Коллективная уголовная ответственность исключается при обоснованном риске, крайней необходимости, исполнении обязательных для коллективного образования указов, постановлений, распоряжений либо официальных разъяснений государственных и муниципальных органов власти, совершении коллективным образованием деяния, содержащего признаки состава преступления, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств. Коллективная уголовная ответственность исключается также, если общественно опасные последствия наступили помимо воли коллективного образования (т.е. вне сферы его контроля), или общественно опасные последствия явились результатом обстоятельств, которые не могли быть предотвращены его служащими, лицами, осуществляющими функции управления, органами, или у коллективного образования отсутствовала возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена уголовная ответственность, либо оно приняло все зависящие от него меры, необходимые для соблюдения данных правил и норм, а также для предотвращения противоправных деяний, либо умышленные действия (бездействие) совершены служащим, лицом, осуществляющим функции управления, или другим представителем не в интересах коллективного образования, а с целью причинения ему вреда.

Четвертая глава – «Проблемы криминализации и пенализации общественно опасных деяний коллективных образований» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе рассматриваются общественно опасные деяния, совершаемые юридическими лицами и иными коллективными образованиями и проблема их криминализации в российском уголовном законодательстве.

Автор предлагает установить коллективную уголовную ответственность за совершение преступлений: против чести и достоинства личности, конституционных прав и свобод человека и гражданина, собственности, в сфере экономической деятельности, против интересов службы в коммерческих и иных организациях, общественной безопасности, здоровья населения и общественной нравственности, экологической безопасности, компьютерной информации, основ конституционного строя и безопасности государства, государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправлении, порядка управления, мира и безопасности человечества.

Во втором параграфе конструируется система наказаний и иных мер уголовно-правового характера в отношении юридических лиц и иных коллективных образований. По мнению автора, юридические лица могут быть подвергнуты а) наказаниям, направленным на ограничение финансовых (экономических) интересов коллективного субъекта преступления (закрытие предприятия [филиала, представительства] юридического лица, использовавшегося для совершения инкриминируемого деяния, штраф, конфискация имущества); б) наказаниям, направленным на ограничение прав коллективного субъекта преступления (лишение права заниматься определенной деятельностью, помещение под судебный контроль); в) исключительной мере наказания (ликвидация юридического лица).

К иным мерам уголовно-правового характера, которые могут применяться к юридическим лицам, относятся опубликование или иное обнародование решения; приостановление деятельности юридического лица; специальная конфискация имущества. К коллективным образованиям, не имеющим статуса юридического лица, наряду с указанными мерами возможно применение запрета на осуществление деятельности.

В третьем параграфе рассматриваются особенности назначения наказания коллективному субъекту преступления и освобождения его от уголовной ответственности и (или) от наказания. Проанализировав точки зрения ученых, а также практику привлечения юридических лиц к административной ответственности, автор заключил, что любому (в том числе юридическому) лицу, признанному виновным в совершении преступления, должно назначаться справедливое наказание в пределах, предусмотренных УК РФ. При назначении наказания коллективному субъекту преступления: а) следует руководствоваться принципом равенства перед законом, на основании которого юридические лица подлежат уголовной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности; б) необходимо учитывать следующие обстоятельства: характер и степень общественной опасности преступления; экономическую выгоду, полученную от незаконной деятельности; имущественное и финансово-экономическое положение коллективного субъекта; осуществление коллективным субъектом социально значимой деятельности; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

В четвертом параграфе раскрываются технико-юридические аспекты криминализации и пенализации общественно опасных деяний коллективных образований. В частности, автор в порядке de lege ferenda предлагает внести в Уголовный кодекс РФ следующие изменения и дополнения:

1. дополнить статьей 8.1 следующего содержания:

«Статья 8.1. Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе

В настоящем Кодексе основные понятия используются в следующих значениях:

- лицо – физическое или юридическое лицо, если иное не вытекает из смысла настоящего Кодекса;

- физические лица – граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства;

- коллективные образования – юридические лица и иные организации, не имеющие статуса юридического лица;

- юридические лица – коллективные образования, имеющие в соответствии с российским гражданским законодательством статус юридических лиц, а также иностранные юридические лица, компании и другие коллективные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, и осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации, за исключением Государства, федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных юридических лиц, осуществляющих возложенные на них федеральным законом отдельные государственные полномочия, а также иностранных Государств, органов государственной власти иностранных государств, иных иностранных государственных органов и юридических лиц, осуществляющих отдельные государственные полномочия;

- представитель юридического лица – его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица, полномочия которого подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение;

- преступная корпоративная культура – это политика, способ правления, курс деятельности или практика коллективного образования в целом или в его структурных подразделениях, в процессе которых незаконная деятельность от имени и (или) в интересах корпоративного (коллективного) образования допускается, поощряется либо является результатом попустительства лиц, осуществляющих функции его управления;

- экономическая выгода – сумма денег и (или) стоимость имущества, полученных в результате совершения преступления, без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной деятельности;…».

2. Статью 4 изложить в следующей редакции:

«Статья 4. Принцип равенства перед законом

Лица, совершившие преступления, равны перед законом и судом. Физические лица подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Юридические лица подлежат уголовной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств».

3. Часть 1 статьи 6 изложить в следующей редакции:

«Статья 6. Принцип справедливости

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, а также учитывать личность виновного физического лица, экономическую выгоду, полученную юридическим лицом от своей незаконной деятельности, финансовое положение и осуществление социально значимой деятельности юридического лица, привлекаемого к уголовной ответственности».

4. Статью 7 изложить в следующей редакции:

«Статья 7. Принцип гуманизма

1. Уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека и защиту деловой репутации юридического лица.

2. Лицу, совершившему преступление, должно быть назначено наказание или иная мера уголовно-правового характера, необходимая и достаточная для его исправления и предупреждения новых преступлений. Наказание и иные меры уголовно-правового характера не могут иметь своей целью унижение человеческого достоинства физического лица, совершившего преступление, или причинение ему физических страданий».

5. Статью 12 изложить в следующей редакции:

«Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

1. Граждане Российской Федерации, постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства и юридические лица Российской Федерации, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Остается в прежней редакции.

3. Иностранные граждане, лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, и иностранные юридические лица, имеющие представительство на территории Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации или граждан Российской Федерации, или постоянно проживающих в Российской Федерации лиц без гражданства, либо юридических лиц Российской Федерации, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если иностранные граждане, лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, и иностранные юридические лица не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации».

6. Статью 18 изложить в следующей редакции:

«Статья 18. Рецидив преступлений

1. Остается в прежней редакции.

2. Рецидив преступлений признается опасным:

а) при совершении физическим лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это физическое лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы;

б) при совершении физическим лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

3. Рецидив преступлений признается особо опасным:

а) при совершении физическим лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это физическое лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы;

б) при совершении физическим лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.

3.1. Рецидивом преступлений юридического лица признается совершение юридическим лицом умышленного преступления в течение срока исполнения наказания за совершенное умышленное преступление либо до погашения или снятия судимости за ранее совершенное умышленное преступление.

4. При признании рецидива преступлений не учитываются:

а) остается в прежней редакции;

б) судимости за преступления, совершенные физическим лицом в возрасте до восемнадцати лет;

в) остается в прежней редакции.

5. Остается в прежней редакции».

7. Статью 19 изложить в следующей редакции:

«Статья 19. Общие условия уголовной ответственности

1. Уголовной ответственности подлежат вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом, а также юридическое лицо.

2. Уголовная ответственность юридического лица не исключает уголовной ответственности физического лица за совершенное преступление».

8. Статью 20 изложить в следующей редакции:

«Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность физических лиц

1. Уголовной ответственности подлежит физическое лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

2. Физические лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за…

3. Остается в прежней редакции».

9. Статью 21 изложить в следующей редакции:

«Статья 21. Невменяемость

1. Не подлежит уголовной ответственности физическое лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Физическому лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом».

10. Статью 4 изложить в следующей редакции:

«Статья 22. Уголовная ответственность физических лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1. Вменяемое физическое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Остается в прежней редакции».

11. Статью 23 изложить в следующей редакции:

«Статья 23. Уголовная ответственность физических лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Физическое лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности».

12. Дополнить статьей 23.1 следующего содержания:

«Статья 23.1. Уголовная ответственность юридических лиц

1. Юридическое лицо подлежит уголовной ответственности за деяние, предусмотренное настоящим Кодексом, при наличии одного из следующих условий:

а) деяние было совершено от имени и (или) в интересах юридического лица;

б) деяние санкционировано, исполнено или допущено по неосторожности лицом, осуществляющим функции управления юридическим лицом, либо его представителем, действующим в пределах своей компетенции, а равно исполнено или допущено по неосторожности иным служащим, вследствие недостаточного контроля за его неправомерным поведением (либо попустительства ему) со стороны лиц, осуществляющих функции управления юридическим лицом;

в) деяние состоит в неисполнении или ненадлежащем исполнении прямого предписания закона, устанавливающего обязанность или запрет на осуществление юридическим лицом определенной деятельности.

2. Юридическое лицо несет уголовную ответственность только в случаях, специально предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса.

3. При слиянии нескольких юридических лиц или преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается вновь возникшее юридическое лицо.

4. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается присоединившее юридическое лицо.

5. При разделении юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается то юридическое лицо, к которому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено преступление.

6. В случаях, указанных в частях 3 – 5 настоящей статьи, уголовная ответственность за совершение преступления наступает только при условии, если физическому было заведомо известно о факте преступления, совершенного юридическим лицом-предшественником до завершения реорганизации».

13. Дополнить статью 24 частью третьей следующего содержания:

«3. Вина юридического лица в совершении преступления определяется в зависимости от вины лиц, осуществляющих в нем функции управления, либо вины служащих или представителей юридического лица при условии недостаточного контроля за их неправомерным поведением (либо попустительства ему) со стороны лиц, осуществляющих функции управления юридическим лицом».

14. Часть 4 статьи 35 изложить в следующей редакции:

«4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением физических и (или) юридических лиц, созданным в целях совместного совершения преступлений или установлению и поддержанию неправомерного контроля за определенными сферами деятельности и территориями для получения прямо или косвенно финансовой (материальной) или иной выгоды».

15. Статью 42 изложить в следующей редакции:

«Статья 42. Исполнение приказа или распоряжения

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам физическим лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

2. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам юридическим лицом, действующим во исполнение обязательных для него указов, постановлений, распоряжений либо официальных разъяснений государственных и муниципальных органов власти.

3. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность».

16. Наименование главы 9 изложить в следующей редакции:

«Глава 9. Понятие и цели наказания. Виды наказаний, применяемые к физическим лицам».

17. Дополнить главой 9.1 следующего содержания:

«Глава 9.1. Наказания и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к коллективным образованиям

Статья 59.1. Цели наказания и иных мер уголовно-правового характера, применяемые к коллективным образованиям

1. Наказание применяется к юридическому лицу в целях восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений.

2. Иные меры уголовно-правового характера к коллективным образованиям применяются для устранения опасности и предупреждения совершения деяний, запрещенных настоящим Кодексом.

Статья 59.2. Виды наказаний, применяемых к юридическим лицам

1. Юридическому лицу, совершившему преступление, могут быть назначены следующие наказания:

а) лишение права заниматься определенной деятельностью;

б) закрытие предприятия (филиала, представительства) юридического лица, использовавшегося для совершения инкриминируемого деяния;

в) конфискация имущества;

г) штраф;

д) помещение под судебный контроль;

е) ликвидация юридического лица.

2. Сроки и размеры наказаний, применяемых к юридическим лицам, в санкциях статей Особенной части настоящего Кодекса не указываются. Судам надлежит руководствоваться перечнем наказаний, установленных в части первой настоящей статьи.

Статья 59.3. Основные и дополнительные виды наказаний, применяемых к юридическим лицам

1. Закрытие предприятия (филиала, представительства) юридического лица, использовавшегося для совершения инкриминируемого деяния, помещение под судебный контроль, ликвидация юридического лица применяются в качестве основных видов наказаний.

2. Лишение права заниматься определенной деятельностью и штраф применяются в качестве как основных, так и дополнительных видов наказаний.

3. Конфискация имущества применяется только в качестве дополнительного наказания.

Статья 59.4. Лишение права заниматься определенной деятельностью

1. Лишение права заниматься определенной деятельностью состоит в установлении запрета заниматься отдельными видами деятельности, заключать определенные сделки, выпускать акции или другие ценные бумаги, получать государственные дотации, льготы и преимущества от государства.

2. Лишение права заниматься определенной деятельностью может быть ограничено определенной территорией и устанавливается на срок от одного года до пяти лет в качестве основного вида наказания и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного вида наказания.

3. Лишение права заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления суд признает невозможным сохранение за юридическим лицом права заниматься определенной деятельностью.

Статья 59.5. Закрытие предприятия (филиала, представительства) юридического лица, использовавшегося для совершения инкриминируемого деяния

Закрытие предприятия (филиала, представительства) юридического лица, использовавшегося для совершения инкриминируемого деяния, состоит в ликвидации структурных подразделений юридического лица, на которых осуществлялась его преступная деятельность.

Статья 59.6. Конфискация имущества

1. Конфискация имущества состоит в принудительном безвозмездном изъятии и обращении в собственность государства всего или части имущества юридического лица.

2. Полная конфискация имущества юридического лица допустима только в случае его ликвидации.

Статья 59.7. Штраф

1. Штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

2. Размер штрафа должен быть пропорциональным размеру причиненного ущерба или размеру извлеченного дохода, полученного юридическим лицом в результате совершения преступления: кратным за преступление небольшой тяжести; двукратным за преступление средней тяжести; троекратным за тяжкое преступление; четырехкратным за особо тяжкое преступление.

3. Размер штрафа для юридического лица определяется судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, а также финансово-экономического положения юридического лица. С учетом тех же обстоятельств суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до трех лет.

4. В случае злостного уклонения юридического лица от уплаты штрафа он заменяется конфискацией имущества или ликвидацией юридического лица. 

Статья 59.8. Помещение под судебный контроль

1. Помещение юридического лица под судебный контроль осуществляется только в отношении той деятельности, в процессе которой было совершено преступление.

2. Юридическое лицо помещается под судебный контроль на срок от одного года до пяти лет.

3. Контроль за деятельностью юридического лица осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом.

Статья 59.9. Ликвидация юридического лица

1. Ликвидация юридического лица состоит в принудительном прекращении его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

2. Не допускается ликвидация юридических лиц, осуществляющих деятельность в социально значимых сферах, а также созданных федеральным законом или Указом Президента РФ.

3. Порядок ликвидации юридического лица регламентируется гражданским законодательством Российской Федерации.

Статья 59.10. Иные меры уголовно-правового характера, применяемые к коллективным образованиям

1. Коллективным образованиям могут быть назначены следующие меры уголовно-правового характера:

а) опубликование или иное обнародование решения;

б) приостановление деятельности;

в) специальная конфискация.

2. К организациям, не имеющим статуса юридического лица, может быть применен запрет на осуществление деятельности.

Статья 59.11. Опубликование или иное обнародование решения

Перечень коллективных образований, в отношении которых судом вынесен обвинительный приговор или принято решение о применении мер безопасности, вступивший в законную силу, подлежит размещению в международной компьютерной сети Интернет на сайтах федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции в сфере регистрации общественных и религиозных объединений, иных организаций. Указанный перечень также подлежит опубликованию в официальных периодических изданиях, определенных Правительством Российской Федерации.

Статья 59.12. Приостановление деятельности

1. Деятельность коллективного образования может быть приостановлена на срок от одного года до пяти лет.

2. На коллективное образование, деятельность которого приостановлена, суд может возложить исполнение определенных обязанностей: возместить или загладить имущественный ущерб, причиненный в результате совершения преступления; модернизировать оборудование, предотвращающее загрязнение окружающей среды и обеспечивающее безопасные условия труда и др.

3. Если в течение установленного срока приостановления деятельности коллективного образования оно устраняет нарушение, послужившее основанием для приостановления его деятельности, коллективное образование возобновляет свою деятельность по решению суда.

Статья 59.13. Специальная конфискация

1. Специальная конфискация состоит в принудительном безвозмездном изъятии имущества, использовавшегося в ходе или полученного в результате совершения преступления.

2. Специальной конфискации подлежит следующее имущество:

а) орудия и средства совершения преступления;

б) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате совершения преступления, а также любые доходы от этого имущества или соответствующая стоимость имущества и доходов;

в) приобретенное преступным путем, а затем легализованное посредством совершения финансовых операций или иных сделок, в том числе используемое для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности;

г) используемое либо предназначенное для финансирования организованной группы или преступного сообщества.

3. Имущество, перечисленное в части второй настоящей статьи, переданное в собственность другим лицам или иным организациям, подлежит конфискации вне зависимости от привлечения их к уголовной ответственности или применения к ним мер безопасности, если эти лица или организации должны были или могли знать, что это имущество явилось орудием, средством или результатом преступного деяния.

Статья 59.14. Запрет на осуществление деятельности

Запрет на осуществление деятельности может быть наложен на организацию, не имеющую статуса юридического лица, в случае, если ее деятельность повлекла за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, общественному порядку, общественной безопасности, окружающей среде, обществу и государству, или создавшую реальную угрозу причинения такого вреда».

18. Статью 60 изложить в следующей редакции:

«Статья 60. Общие начала назначения наказания

1. Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

2. Остается в прежней редакции.

3. При назначении наказания физическому лицу учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

4. При назначении наказания юридическому лицу учитываются характер и степень общественной опасности преступления, экономическая выгода, полученная юридическим лицом от своей незаконной деятельности, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание».

19. Статью 61 изложить в следующей редакции:

«Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

1. Смягчающими обстоятельствами при назначении наказания физическому лицу признаются:

а) – к) остаются в прежней редакции.

2. Смягчающими обстоятельствами при назначении наказания юридическому лицу признаются:

а) совершение преступления впервые небольшой тяжести;

б) совершение преступления при нарушении условий правомерности крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;

в) совершение преступления в силу материальной или иной зависимости;

г) активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления;

д) добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

3. При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой и второй настоящей статьи.

4. Если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания».

20. Статью 62 изложить в следующей редакции:

Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

1. При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой, а также «г» и «д» части второй статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

2. В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктом «и» части первой, а также «г» части второй статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

3. Положения части первой настоящей статьи не применяются, если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса предусмотрены пожизненное лишение свободы, смертная казнь или ликвидация юридического лица. В этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса.

4. В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса предусмотрены пожизненное лишение свободы, смертная казнь или ликвидация юридического лица, эти виды наказания не применяются. При этом срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания в виде лишения свободы, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».

21. Статью 63 изложить в следующей редакции:

«Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание

1.Отягчающими обстоятельствами при назначении наказания физическому лицу признаются:

а) – в) остаются в прежней редакции;

в.1) наличие преступного сговора между физическим и юридическим лицами об организации либо поддержании одного или нескольких преступлений;

г) – н) остаются в прежней редакции.

2. Отягчающими обстоятельствами при назначении наказания юридическому лицу признаются:

а) рецидив преступлений.

б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления;

в) наличие преступного сговора между двумя и более юридическими лицами либо между физическим и юридическим лицами об организации либо поддержании одного или нескольких преступлений;

г) наличие преступной корпоративной культуры;

д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо физических лиц, не достигших возраста уголовной ответственности;

е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

ж) совершение преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного;

и) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках.

3. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания».

22. Часть 3 статьи 69 изложить в следующей редакции:

«3. Если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений».

23. Часть 4 статьи 78 изложить в следующей редакции:

«4. Вопрос о применении сроков давности к физическому лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, а равно к юридическому лицу, совершившему преступление, за которое предусмотрено наказание в виде его ликвидации, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанных лиц от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь, пожизненное лишение свободы и ликвидация юридического лица не применяются».

24. Статью 86 изложить в следующей редакции:

«Статья 86. Судимость

1. Остается в прежней редакции.

2. Остается в прежней редакции.

3. Судимость погашается:

а) в отношении физических лиц, условно осужденных, – по истечении испытательного срока;

б) в отношении физических лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, – по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания;

в) в отношении физических лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, а также в отношении юридических лиц, осужденных за преступления небольшой или средней тяжести, – по истечении трех лет после отбытия наказания;

г) в отношении физических лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, а также в отношении юридических лиц, осужденных за тяжкие преступления, – по истечении шести лет после отбытия наказания;

д) в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, – по истечении восьми лет после отбытия наказания.

4. Остается в прежней редакции.

5. Суд по ходатайству осужденного лица может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости, если:

а) осужденное физическое лицо после отбытия наказания вело себя безупречно;

б) осужденное юридическое лицо осуществляло свою деятельность в точном соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

6. Остается в прежней редакции».

25. Наименование раздела VI изложить в следующей редакции:

«Раздел VI. Иные меры уголовно-правового характера, применяемые к физическим лицам».

26. Наказания для юридических лиц включить в санкции ст. 129, 130, 136, 137, ч. 3 ст. 138, ст. 140, 141.1, 143, 145, 145.1, 146, 147, 159, 165, 171, 171.1, 172, 174, 174.1, 176, 177, 178, 180, 181, 183, 184, 185 – 194, 199, 199.1, 199.2, ч. 1 ст. 204, ст. 205.1, 205.2, 210, 215, 215.1, 216, 217, 218, 219, 220, 222, 223, 228.2, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 242, 242.2, 243, 246 – 262, 272 – 274, 280, 282, 282.1, 282.2, 285.1, 285.2, 291, 322.1, 326, 327, 327.1, 353, 354, 355, 356, 357, 358, 359 УК РФ.

В заключении изложены основные результаты диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах автора:

Монографии, учебные пособия

1. Антонова (Манцурова), Е.Ю. Субъект преступления: лекция. – Хабаровск: Высшая школа МВД РФ, 1997. 46 с. [1, 9 п.л.]

2. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц: перспектива применения в России: монография. – Хабаровск: ДВЮИ МВД России, 1999. 120 с. [5,2 п.л.]

3. Антонова, Е.Ю. Субъект уголовной ответственности: монография. – Хабаровск: ДВЮИ МВД России, 2000. 104 с. [4,3 п.л.]

4. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность: вопросы материального права: учеб. пособие. – Липецк, 2002. 92 с. [3,8 п.л.]

5. Антонова Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц: монография / под ред. проф. А.И. Коробеева. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. 332 с. [14 п.л.]

6. Антонова, Е.Ю. Субъект уголовной ответственности: историко-правовой аспект: монография. – Хабаровск: ДВЮИ МВД России, 2007. 184 с. [10 п.л.]

7. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц: монография. – М.: РАП, 2008. 248 с. [13,2 п.л.]

8. Антонова, Е.Ю. Концептуальные основы корпоративной (коллективной) уголовной ответственности / науч. ред. А.И. Коробеев. – СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2011. [19,32 п.л.]

Научные статьи в ведущих научных журналах и изданиях, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук

9. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц в международной практике // Юридический мир. 2008. № 7 (139). С. 75 – 78. [0,4 п.л.]

10. Антонова, Е.Ю. Исторические и современные предпосылки законодательной регламентации института уголовной ответственности юридических лиц // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2009. № 1. С. 87 – 90. [0,5 п.л.]

11. Антонова, Е. Ответственность юридических лиц в уголовном праве: аргументы за и против // Уголовное право. 2009. № 5. С. 4 – 9. [0,6 п.л.]

12. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за нарушение правил охраны труда: постановка проблемы // Право и государство: теория и практика. 2009. № 7 (55). С. 122 – 125. [0,4 п.л.]

13. Антонова, Е.Ю. Вина юридических лиц в уголовном законодательстве стран англосаксонской системы права // Закон и право. 2009. № 8. С. 102 – 104. [0,3 п.л.]

14. Антонова, Е.Ю. Вина юридических лиц в уголовном праве // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2009. № 3. С. 100 – 104. [0,5 п.л.]

15. Антонова, Е.Ю. Ответственность юридических лиц: соотношение видов // Пробелы в российском законодательстве. 2009. № 3. С. 79 – 82. [0,5 п.л.]

16. Антонова, Е.Ю. Ответственность юридических лиц за экономические преступления: зарубежный опыт // Бизнес в законе. 2009. № 3. С. 89 – 92. [0,5 п.л.]

17. Антонова, Е.Ю. К вопросу об уголовной ответственности юридических лиц за производство и сбыт фальсифицированных и некачественных товаров // Современное право. 2009. № 10. С. 135 – 137. [0,3 п.л.]

18. Антонова, Е.Ю. Неправомерная деятельность юридических лиц – угроза экологической безопасности // Современное право. 2009. № 11. С. 34 – 37. [0,4 п.л.]

19. Антонова, Е.Ю. Условия уголовной ответственности юридических лиц: зарубежный опыт // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2009. № 3 (18). С. 117 – 122. [0,6 п.л.]

20. Антонова, Е.Ю. Корпоративная уголовная ответственность за преступления, посягающие на интересы потребителей: зарубежный опыт // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. № 4 (23). С. 118 – 121. [0,3 п.л.]

21. Антонова, Е.Ю. Коллективная уголовная ответственность и ее соотношение с иными видами юридической ответственности // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2010. № 3 (3). С. 11 – 13. [0,4 п.л.]

22. Антонова, Е.Ю. Понятие корпоративной преступности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2011. № 1. С. 51 – 59. [0,8 п.л.]

23. Антонова, Е.Ю. Корпоративная уголовная ответственность за коррупционные преступления // Право и политика. 2011. № 3. С. 375 – 380. [0,5 п.л.]

24. Антонова, Е.Ю. Корпоративная (коллективная) уголовная ответственность: историко-правовой анализ // Теория и практика общественного развития. 2011. № 2. С. 222 – 226. [0,6 п.л.]

25. Антонова, Е.Ю. Административная ответственность юридических лиц – «испытательный полигон» для корпоративной (коллективной) уголовной ответственности // Законодательство. 2011. № 5. С. 81 – 87. [0,6 п.л.]

26. Антонова, Е.Ю. Проблема вины коллективного субъекта преступления // Право и государство: теория и практика.2011. № 5 (77). С. 124 – 128. [0,5 п.л.]

27. Антонова, Е.Ю. Современные концепции корпоративной (коллективной) уголовной ответственности // Современное право. 2011. № 6. С. 135 – 140. [0,5 п.л.]

28. Антонова, Е.Ю. Корпоративная культура как механизм преступной деятельности коллективных образований // Право и государство: теория и практика. 2011. № 8. (в печати) [0,4 п.л.]

Научные статьи в других отечественных изданиях

29. Антонова (Манцурова), Е.Ю. Уголовно-правовая ответственность юридических лиц: целесообразность применения // Совершенствование борьбы с преступностью в условиях Дальнего Востока. В IV ч. Ч. III. – Хабаровск: Высшая школа МВД РФ, 1997. С. 150 – 153. [0,13 п.л.]

30. Антонова (Манцурова), Е.Ю. Уголовно-правовая ответственность юридических лиц за экологические преступления / В.П. Корицкий, Е.Ю. Манцурова // Совершенствование борьбы с преступностью в условиях Дальнего Востока. В IV ч. Ч. III. – Хабаровск: Высшая школа МВД России, 1997. С. 153 – 157. [0,2 п.л.].

31. Антонова (Манцурова), Е.Ю. К вопросу о целесообразности применения уголовной ответственности юридических лиц // Современные проблемы юридической науки (теоретические и практические аспекты). – Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 1997. С. 94 – 95. [0,1 п.л.]

32. Антонова, Е.Ю. Соотношение гражданской, административной и уголовной ответственности юридических лиц // Новый Уголовный кодекс России (идеологическая концепция уголовного законодательства: проблемы теории, правоприменения и образовательного процесса высшей школы). – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 1997. С. 64 – 68. [0,2 п.л.]

33. Антонова, Е.Ю. О понятии субъекта уголовной ответственности // Современные проблемы правоприменения (на опыте судов, органов прокуратуры, иных органов правоприменения Хабаровского края). – Хабаровск: ХГАЭП, 1998. С. 148 – 152. [0,14 п.л.]

34. Антонова, Е.Ю. О проблеме вины юридических лиц // Совершенствование организационно-управленческой деятельности в органах внутренних дел (региональный аспект). В III ч. Ч. II. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 1998. С. 119 – 122. [0,14 п.л.]

35. Антонова, Е.Ю. Юридическое лицо как субъект преступлений в сфере экономической деятельности // Проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью на рубеже столетий. В II ч. Ч. I. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 1999. С. 19 – 23. [0,2 п.л.]

36. Антонова, Е.Ю. К вопросу об уголовной ответственности юридических лиц // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. В II ч. Ч. I. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2000. С. 59 – 64. [0,2 п.л.]

37. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за экологические преступления // Проблемы правового обеспечения деятельности органов внутренних дел по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2003. С. 113 – 116. [0,2 п.л.]

38. Антонова, Е.Ю. Юридическое лицо как субъект транснациональных преступлений // Проблемы обеспечения законности и правопорядка в Дальневосточном регионе: материалы международной научно-практ. конф. 12 – 13 мая 2004 г. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2004. С. 3 – 6. [0,4 п.л.]

39. Антонова, Е.Ю. К вопросу о признании юридического лица субъектом уголовной ответственности // Современные актуальные вопросы государства, права и юридического образования: материалы Всероссийской научно-практ. Интернет-конф. / отв. ред. В.М. Пучин. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2004. С. 149 – 154. [0,3 п.л.]

40. Антонова, Е.Ю. К вопросу об уголовной наказуемости юридических лиц // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы второй международной научно-практ. конф. 27 – 28 января 2005 г. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 46 – 49. [0,2 п.л.]

41. Антонова, Е.Ю. Юридическое лицо как субъект экологических преступлений // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. 2005. № 1 (8). С. 34 – 39. [0,4 п.л.]

42. Антонова, Е.Ю. Юридическое лицо как субъект уголовной ответственности // Актуальные проблемы российского законодательства на современном этапе: теория и практика: материалы международной научно-практ. конф. 18 – 19 мая 2005 г. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2005. С. 60 – 63. [0,24 п.л.]

43. Антонова, Е.Ю. О необходимости уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления // Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: материалы II Международой научно-практ. Интернет-конф. / отв. ред. В.Н. Окатов. Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. С. 88 – 91. [0,2 п.л.]

44. Антонова, Е.Ю. Некоторые аргументы в пользу уголовной ответственности юридических лиц // Международные юридические чтения: материалы ежегодной международной научно-практ. конф. В V ч. Ч. VI. – Омск: Омский юридический институт, 2005. С. 49 – 53. [0,24 п.л.]

45. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц: pro et contra // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. 2005. №  2 (9). С. 21 – 25. [0,4 п.л.]

46. Антонова, Е.Ю. К вопросу об уголовной ответственности юридических лиц за преступления в сфере экономической деятельности // Уголовное право и современность: сб. научных трудов. Вып. 9 / отв. ред. И.А. Кириллов. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2005. С. 144 – 150. [0,4 п.л.]

47. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность корпораций по уголовному законодательству США // Контакт России и АТР в правовом дискурсе / отв. ред. А.И. Коробеев. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. С. 174 – 178. [0,3 п.л.]

48. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за производство и сбыт фальсифицированных и некачественных товаров // Развитие уголовного законодательства: юридическая наука и практика: материалы всероссийской научно-практ. конф. 18 – 19 ноября 2005 г. / отв. ред. В.М. Пучин. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. С. 155 – 159. [0,24 п.л.]

49. Антонова, Е.Ю. Организованная преступная деятельность с использованием юридических лиц // Современные проблемы государства, права и юридического образования: материалы II Всероссийской научно-практ. Интернет-конф. / отв. ред. В.М. Пучин. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. С. 268 – 272. [0,3 п.л.]

50. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц и ее соотношение с иными видами юридической ответственности // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы третьей Международной научно-практ. конф. 26 – 27 января 2006 г. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. С. 80 – 82. [0,2 п.л.]

51. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за преступления в сфере компьютерной информации // Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: материалы III международной научно-практ. Интернет-конф. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. С. 132 – 135. [0,2 п.л.]

52. Антонова, Е.Ю. Юридическое лицо как субъект преступления в правовой системе Китайской Народной Республики // Вопросы сотрудничества государств Азиатско-Тихоокеанского региона по противодействию преступности: материалы международной научно-практ. конф. 18 – 19 мая 2006 г. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД РФ, 2006. С. 41 – 44. [0,2 п.л.]

53. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда на производстве // Современные вопросы государства, права и юридического образования: материалы III Общероссийской научно-практ. Интернет-конф. / отв. ред. В.М. Пучин. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. С. 192 – 194. [0,3 п.л.]

54. Антонова, Е.Ю. К вопросу о целесообразности уголовной ответственности юридических лиц // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы четвертой Международной научно-практ. конф. 25 – 26 января 2007 г. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. С. 152 – 155. [0,2 п.л.]

55. Антонова, Е.Ю. Субъект преступления по Уголовному кодексу Китайской Народной Республики // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе: материалы международной научно-практич. конф. 17 – 18 мая 2007 г. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД РФ, 2007. С. 8 – 11. [0,2 п.л.]

56. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц в странах Азиатско-Тихоокеанского региона // Актуальные проблемы юридической науки, профессиональной подготовки и правоприменения: материалы международной научно-практич. конф. 16 – 17 марта 2007 г. – Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2007. С. 216 – 218. [0,2 п.л.]

57. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц в странах-участницах бывшего СССР // Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: материалы IV Международной научно-практ. Интернет-конф. – Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2007. С. 10 – 15. [0,2 п.л.]

58. Антонова, Е.Ю. Субъект уголовной ответственности по законодательству Древней Руси // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. 2007. №  2 (13). С. 53 – 60. [0,5 п.л.]

59. Антонова, Е.Ю. Корпоративная уголовная ответственность в Англии // Современные вопросы государства, права и юридического образования: материалы IV Всероссийской научно-практ. Интернет-конф. 22 декабря 2007 г. / отв. ред. О.В. Белянская. – Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2008. С. 76 – 80. [0,3 п.л.]

60. Антонова, Е.Ю. Юридическое лицо как субъект коррупционных преступлений // Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: материалы V Международной научно-практ. Интернет-конф. Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2008. С. 73 – 77. [0,2 п.л.]

61. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность организаций за преступления террористической и экстремистской направленности // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Дальневосточном федеральном округе: материалы всероссийской научно-практ. конф. 24 – 25 апреля 2008 г. В 2 ч. Ч. 1. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД РФ, 2008. С. 300 – 305. [0,4 п.л.]

62. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за посягательство на экологическую безопасность // История и проблемы правоприменительной деятельности органов государственной власти Камчатского края в сфере охраны и пользования природных ресурсов: материалы межрегиональной научно-практ. конф. 21 – 23 апреля 2008 г. – Петропавловск-Камчатский: Изд-во КамГУ им. Витуса Беринга, 2008. С. 67 – 77. [0,6 п.л.]

63. Антонова, Е.Ю. Понятие корпоративной преступности // Современные вопросы юридической науки и практики: материалы Общероссийской научно-практ. конф. 14 – 15 ноября 2008 г. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. С. 342 – 347. [0,3 п.л.]

64. Антонова, Е.Ю. Корпоративная уголовная ответственность в странах Азиатско-тихоокеанского региона // Особенности реализации уголовно-правовой политики в условиях Дальневосточного федерального округа: сб. научных трудов. – Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2009. С. 50 – 61. [0,7 п.л.]

65. Антонова, Е.Ю. Преступления юридических лиц: зарубежный опыт // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы шестой Международной научно-практ. конф. 29 – 30 января 2009 г. – М.: Проспект, 2009. С. 519 – 523. [0,2 п.л.]

66. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц по Уголовному кодексу Голландии // Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: материалы VI Международной научно-практ. интернет-конф. / отв. ред. В.Н. Окатов. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. С. 197 – 201. [0,2 п.л.]

67. Антонова, Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за коррупционные преступления // Безопасность бизнеса. 2009. № 2. С. 14 – 16. [0,4 п.л.]

68. Антонова, Е.Ю. Ответственность юридических лиц и цели наказания // Категория «цель» в уголовном, уголовно-исполнительном праве и криминологии: материалы IV Российского Конгресса уголовного права. 28 – 29 мая 2009 г. – М.: Проспект, 2009. С. 138 – 143. [0,24 п.л.]

69. Антонова, Е.Ю. Ответственность юридических лиц в практике федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей Российской Федерации // Проблемы формирования и реализации антикоррупционной и антикриминологической политики: материалы шестой сессии Дальневосточной криминологической школы / отв. ред. В.А. Номоконов. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2009. С. 74 – 79. [0,3 п.л.]

70. Антонова, Е.Ю. Юридическое лицо и меры уголовно-правового характера // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы седьмой Международной научно-практ. конф. 28 – 29 января 2010 г. – М.: Проспект, 2010. С. 193 – 197. [0,2 п.л.]

71. Антонова, Е.Ю. Юридическая ответственность коллективных образований // Уголовная политика и право в эпоху перемен: материалы международной научно-практ. конф., посвященной памяти профессора П.С. Дагеля / науч. ред. А.И. Коробеев. – Владивосток: Изд-во Дальневосточ. ун-та, 2010. С. 190 – 193. [0,2 п.л.]

72. Антонова, Е.Ю. Корпоративная уголовная ответственность: зарубежный опыт // Современные вопросы государства, права и юридического образования: материалы Общероссийской научно-практ. Интернет-конф. 22 декабря 2009 г. / отв. ред. В.М. Пучнин. – Тамбов: Изд-во Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. С. 239 – 244. [0,3 п.л.]

73. Антонова, Е.Ю. Коллективная уголовная ответственность в условиях глобализации // Научные основы уголовного права и процессы глобализации: материалы V Российского Конгресса уголовного права. 27 – 28 мая 2010 г. – М.: Проспект, 2010. С. 463 – 467. [0,21 п.л.]

74. Антонова, Е.Ю. Социальная обусловленность коллективной (корпоративной) уголовной ответственности // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы восьмой Международной научно-практ. конф. 27 – 28 января 2011 г. – М.: Проспект, 2011. [0,24 п.л.]

75. Антонова, Е.Ю. Корпоративная уголовная ответственность за экологические преступления: зарубежный опыт // Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: материалы VII Международной научно-практ. Интернет-конф. 22 марта 2011 г. / отв. ред. В.Н. Окатов. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011. С. 109 – 114. [0,3 п.л.]

76. Антонова, Е.Ю. Вина корпоративного образования как условие уголовной ответственности по зарубежному уголовному законодательству // Актуальные проблемы права и науки России на современном этапе: сб. научных статей / под ред. В.Н. Ширяева, Ю.Н. Лебедевой. – Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2011. С. 125 – 129. [0,4 п.л.]

77. Антонова, Е.Ю. К вопросу о коллективной уголовной ответственности в связи с ратификацией международных конвенций // Уголовное право: истоки, реалии, переход к устойчивому развитию: материалы VI Российского конгресса уголовного права. 26 – 27 мая 2011 г. – М.: Проспект, 2011. С. 661 – 664. [0,21 п.л.]

Научные статьи в зарубежных изданиях

78. Антонова, Е.Ю. Юридические лица как субъекты организованной преступной деятельности // Китайско-русская научно-практ. конф. по борьбе с транснациональной преступностью и терроризмом. – Харбин: Хэйлунцзянский институт профессиональной подготовки офицеров милиции общественной безопасности, 2006. С. 15 – 17. [0,2 п.л.]


1 См.: Наумов А.В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике // Советское государство и право. 1991. № 2. С. 35; Он же. Предприятие на скамье подсудимых // Советская юстиция. 1992. № 17-18. С. 3.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.