WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ЛАЗАРЕВА Лариса Владимировна

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ

В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Владимир

ВЮИ ФСИН России

2011

Работа выполнена на кафедре уголовно-процессуального права федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор

заслуженный деятель науки РФ

академик РАЕН

Россинская Елена Рафаиловна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

заслуженный деятель науки РФ,

заслуженный юрист РФ

Волынский Александр Фомич;

доктор юридических наук, профессор

Моисеева Татьяна Федоровна;

доктор юридических наук, доцент

Зайцева Елена Александровна

Ведущая организация – федеральное государственное
образовательное учреждение высшего
профессионального образования
«Российский государственный университет имени Иммануила Канта» (г. Калининград)

Защита состоится «____» _________________ 2011 г. в «_____» часов на заседании диссертационного совета ДМ 229.004.01 при федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67 е. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___»_______________2011 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета                                                 С. В. Назаров

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Реализация целей и задач государственной политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью в практической деятельности правоохранительных органов невыполнима без радикальных правовых новаций, отражающих реалии современного периода, который характеризуется достаточно сложной криминогенной обстановкой.

Ускорение научного прогресса вызвало глобальные изменения во «взаимоотношениях» науки и общества. Главная цель науки – служение обществу, а границы этого служения определяются потребностями самого общества. В полной мере подобное высказывание относится и к правоохранительной деятельности.

На протяжении многих лет естественные, технические и гуманитарные знания, именуемые в юридической литературе специальными знаниями, используются для раскрытия преступлений, а также собирания и исследования доказательств по уголовным делам.

В современных социально-экономических условиях роль специальных знаний существенно возрастает именно в уголовном судопроизводстве. Это связано, во-первых, с необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности, во-вторых, с возможностью использования в доказывании все новых и новых достижений современной науки в результате интеграции и дифференциации научного знания.

Результаты анализа правоприменительной практики свидетельствуют об увеличении количества уголовных дел, производство по которым невозможно без привлечения высококвалифицированных специалистов. Вместе с тем следует признать, что нормативная база, регулирующая использование их знаний для достижения целей уголовного судопроизводства, нуждается в радикальном совершенствовании.

Значительно усложнившиеся социально-экономические отношения в Российской Федерации, стремительное развитие науки, совершенствование методов и средств исследования многократно увеличили возможности обращения должностных лиц правоохранительных органов к специалистам различных отраслей науки для использования их знаний в доказывании при расследовании преступлений и рассмотрении в суде уголовных дел.

Действующий уголовно-процессуальный закон, несмотря на всю противоречивость отдельных положений, внес много нового, решив ряд серьезных проблем. Бесспорно, к положительным моментам можно отнести обращение к вопросам использования специальных знаний и технических средств в уголовном процессе. В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее: УПК РФ) использованию специальных знаний уделено значительно большее внимание, чем в предыдущих нормативных правовых актах.

Так, Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» дополнил систему средств доказывания таким видом доказательств, как «заключение и показания специалиста», что свидетельствует о повышенном внимании законодателя к проблемам использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве1.

Однако, несмотря на очевидную необходимость привлечения специальных знаний в уголовное судопроизводство, этот процесс идет медленно и трудно. Практика использования специальных знаний выявила множество пробелов и коллизий в нормах, регламентирующих как организационные аспекты привлечения специалистов, непосредственно влияющие на ее результаты, так и процессуальные вопросы уголовного судопроизводства.

Законодателем не выработан терминологический инструментарий, определяющий сущность института специальных знаний, не сформулированы основные целеполагания построения данного правового института, задачи, перспективы его развития. Существующий понятийный аппарат не соответствует современному развитию общества, поэтому нуждается в серьезной доработке.

В действующем законодательстве не только не определены общие понятия и порядок использования специальных знаний, но и отсутствует единство в регламентации применения специальных знаний в различных формах в ходе досудебного производства по уголовным делам и в суде.

Немаловажными для максимально полного использования специальных знаний представляются вопросы о правовом статусе специалистов, экспертов, а также иных лиц, обладающих специальными знаниями.

Требует конкретизации задача определения доказательственного значения заключения и показаний специалиста.

Необходимы осмысление основных элементов правового статуса субъектов, обладающих специальными знаниями, выявление особенностей, присущих отдельным видам субъектов, которые в настоящее время не получили в юридической литературе всестороннего и полного освещения. Внимание уделялось только отдельным его субъектам, в частности, судебному эксперту. В результате особенности правового статуса всех субъектов, обладающих специальными знаниями, в целом не исследовались, не определялось и их место среди других субъектов российского права.

Отсутствует единая целостная система видов использования специальных знаний, не выработаны критерии их систематизации.

Недостаточно проработаны вопросы использования специальных знаний стороной защиты. Несовершенной остается процедура вовлечения защитником специалиста в уголовное судопроизводство.

Не менее значимым является дальнейшее совершенствование производства судебной экспертизы. Проблема проведения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела все еще ждет своего решения.

Недостаточно четко урегулированы все детали участия специалистов как в ходе досудебного производства, так и на судебных стадиях уголовного процесса.

В дальнейшем исследовании нуждаются вопросы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого) при использовании специальных знаний с точки зрения достаточности процессуальных возможностей влиять на ход и результаты расследования.

В целях повышения эффективности использования специальных знаний в современном уголовном процессе необходимо дальнейшее исследование вопросов применения научно-технических средств, а также законодательного регулирования этого вида деятельности.

Возникающие проблемы при использовании специальных знаний в уголовном судопроизводстве вызваны противоречиями в действующем российском законодательстве, регламентирующем уголовно-процессуальную деятельность. Правовая регламентация использования специальных знаний в рамках отраслевого законодательства осуществляется в чем-то бессистемно и фрагментарно. В организационных же вопросах доминирует ведомственный подход. В результате отсутствие системы не позволяет достичь единообразия в правоприменительной практике.

В связи с этим исполнение отдельных правовых норм по вопросам использования специальных знаний в уголовном процессе оказывается невозможным в силу неопределенности правового статуса специалиста и порядка использования специальных знаний, а также неясности практических способов их реализации.

Установление причин современных проблем использования специальных знаний невозможно без системного анализа причин возникновения и развития деятельности сведущих лиц эпохи великих перемен, вызванных судебной реформой 1864 г. Сопоставление и анализ этих явлений могут способствовать выбору правильного вектора развития института специальных знаний, повышению эффективности вносимых в законодательство изменений.

Ввиду указанных обстоятельств есть все основания утверждать, что комплексное исследование института специальных знаний является актуальной и представляющей важное теоретическое и научно-практическое значение проблемой, решение которой направлено на совершенствование уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики.

Таким образом, актуальность настоящего исследования, конечной целью которого является концептуальное решение научно-прикладных и процессуальных проблем правового регулирования использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства, обусловлена необходимостью комплексного решения теоретических и прикладных вопросов совершенствования уголовно-процессуального законодательства в неразрывной связи с задачей обеспечения защиты конституционных прав и свобод личности при расследовании преступлений и отправлении правосудия.

Степень научной разработанности темы. Актуальность, сложность и многоплановость проблемы правового регулирования использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства обусловливают постоянный интерес ученых в области не только уголовного процесса, но и криминалистики, и судебной экспертизы.

Следует признать, что объем научных и научно-публицистических исследований, посвященных рассмотрению самых многообразных сторон использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, на текущий момент внушителен. Это обстоятельство говорит о повышенном интересе к данной проблематике и потребности в открытии новых эмпирических фактов и научных результатов в указанной области знаний.

Эта тема в разные годы широко освещалась в работах не только по уголовному процессу, но также по криминалистике и судебной экспертизе. Данной проблеме в той или иной мере уделяли внимание многие ученые, в числе которых: Т. В. Аверьянова, Л. Е. Ароцкер, В. Д. Арсеньев, В. С. Балакшин, Р. С. Белкин, В. М. Быков, А. И. Винберг, Л. М. Виницкий, Т. С. Волчецкая, А. Ф. Волынский, Л. Е. Владимиров, И. Ф. Гераси­мов, Ф. В. Глазырин, В. И. Гончаренко, Г. И. Грамович, Л. Я. Драпкин, А. В. Дулов, В. А. Жбанков, А. А. Закатов, В. Д. Зеленский, А. М. Зинин, Е. П. Ищенко, Л. М. Карнеева, В. Я. Колдин, В. И. Комиссаров, В. Е. Корноухов, Ю. Г. Корухов, И. Ф. Кры­лов, А. В. Кудрявцева, А. А. Леви, В. К. Лисиченко, И. М. Лузгин, Н. П. Май­лис, Е. И. Майорова, В. Н. Махов, С. П. Митричев, Т. Ф. Моисеева, Г. М. Мудь­югин, В. А. Образцов, Ю. К. Орлов, А. Я. Палиашвили, И. Ф. Панюшкин, И. Л. Петрухин, А. С. Подшибякин, Н. И. Пору­бов, В. А. Притузова, В. А. Прорвич, Р. Д. Рахунов, А. П. Резван, Е. Р. Россинская, Т. В. Сахнова, Т. А. Се­дова, Н. А. Селиванов, С. А. Смирнова, З. М. Соколовский, И. Н. Сорокотягин, В. В. Степанов, М. С. Строгович, Т. В. Толстухина, И. Я. Фойницкий, А. А. Хмыров, В. Н. Хрусталев, М. А. Чельцов, С. А. Шей­фер, В. И. Шиканов, А. Р. Шляхов, С. П. Щерба, А. А. Эйсман, А. А. Эксархопуло, П. С. Элькинд, Н. П. Яблоков, П. С. Яни и др. Однако разработка основополагающих основ этого института далеко не завершена.

Среди авторов, которые в последние годы вновь обратились к этой проблеме, следует назвать: Б. М. Бишманова, Е. А. Зайцеву, В. В. Захарову, Л. М. Исаеву, Ю. А. Калинкина, Я. В. Комиссарову, А. В. Не­стерова, И. В. Овсянникова, Е. В. Селину, Т. Э. Сухову, И. И. Трапезникову, А. И. Усова, Л. Г. Ша­пиро, и др.

Работы этих и других ученых подготовили почву для комплексного монографического исследования данной проблемы, разработки концептуальных основ использования специальных знаний в современном уголовном судопроизводстве.

Однако исследования вышеназванных авторов проводились в разные годы, в связи с чем недостаточно четко просматривается целостный взгляд на совокупность рассматриваемой проблемы.

Несмотря на значимость вклада перечисленных авторов в исследование отдельных вопросов использования специальных знаний, следует отметить, что в свете кардинальных изменений отечественного процессуального законодательства в период правовой реформы уголовно-процессу­альные аспекты специальных знаний нуждаются в более полном и всестороннем освещении. Тем более, что многие аспекты до сих пор носят дискуссионный характер и находятся на различных стадиях научной разработки.

Кроме того, значительная часть известных диссертанту научных исследований по этой теме проводилась в иных социально-экономических, научно-технических и криминологических условиях, в период действия УПК РСФСР 1960 г., который утратил силу в связи с принятием УПК РФ 2001 г., а также в связи с последующими изменениями последнего, в первую очередь касающимися правового статуса специалиста, что с логической неизбежностью предопределяет необходимость учета этого в современном ее теоретическом осмыслении.

Все это, безусловно, свидетельствует о необходимости дальнейшего изучения и совершенствования имеющихся практических и научных данных по рассматриваемой тематике. В этой связи диссертант солидарен с мнением В. М. Бозрова, который отметил, что «вряд ли мы найдем хотя бы одну проблему, которая бы себя целиком исчерпала. Исчерпывается только исследователь, а конечных научных проблем в природе не существует»2.

Таким образом, важность теоретического осмысления проблемы использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства, несоответствие потребностям правоприменительной практики степени ее разработанности и уровня правового обеспечения, а также необходимость комплексного решения ряда процессуально-правовых вопросов реформирования отечественного уголовно-процессуального законодательства предопределяют значимость темы настоящего диссертационного исследования.

Объектом исследования являются правоотношения, складывающиеся между участниками уголовного судопроизводства при использовании специальных знаний в производстве по уголовным делам, а также следственная, судебная и экспертная практика использования специальных знаний при осуществлении уголовного судопроизводства.

Предмет исследования составляют совокупность правовых норм и теоретических положений, регламентирующих использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве, а также комплекс закономерностей и проблемных ситуаций, возникающих при использовании специальных знаний, требующих научного разрешения.

Цель диссертационного исследования состоит в комплексном анализе проблем использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, разработке на этой основе концептуальных положений, выводов и рекомендаций, направленных на совершенствование нормативно-правовой базы и практики производства по уголовным делам.

Достижение указанной цели предполагает решение следующих взаимосвязанных задач:

– исследовать теоретико-правовые и методологические основы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве;

– на основе историко-правового анализа генезиса института специальных знаний выделить закономерности его становления и перспективы развития;

– сформулировать понятие специальных знаний, раскрыть их содержание, определить формы и виды использования специальных знаний в уголовном процессе;

– провести анализ уголовно-процессуального законодательства в области использования специальных знаний, выявить в нем пробелы и противоречия, обосновать предложения по его совершенствованию;

– разработать предложения по совершенствованию правового статуса субъектов, обладающих специальными знаниями, на основе анализа проблем правового регулирования их прав и обязанностей;

– определить систему правовых средств использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве;

– разработать рекомендации по совершенствованию практики использования специальных знаний на досудебных стадиях уголовного процесса и в суде;

– выявить гносеологическую и правовую сущность заключения и показаний специалиста, разработать научные положения по их использованию в процессуальном доказывании;

– разработать предложения по совершенствованию правового регулирования судебной экспертизы;

– провести анализ факторов, влияющих на повышение эффективности использования специальных знаний, и определить пути его оптимизации;

– определить механизмы обеспечения конституционных прав и свобод личности, предупреждения нарушений законности при использовании специальных знаний, обосновать и представить предложения о внесении изменений в действующее законодательство.

Методологической основой исследования является общенаучный диалектический метод познания, позволивший изучить природу и характер института специальных знаний, исследовать особенности механизма его правового регулирования.

В процессе исследования применялся ряд частнонаучных методов, традиционных для изучения правовых явлений: исторический – при анализе факторов, определяющих развитие института специальных знаний; формально-логический, сравнительно-правовой, системно-структурный методы – при комплексном исследовании института специальных знаний, изучении механизма его правового регулирования, а также при установлении содержания отдельных уголовно-процессуальных норм, регламентирующих данный институт; статистический – для обобщения материалов следственной, судебной и экспертной практики; сравнительно-правовой – при сопоставлении положений современного законодательства России, регламентирующего вопросы использования специальных знаний, с нормами уголовно-процессуального законодательства других государств, а также с нормами отечественного законодательства, применяемыми в различные исторические периоды; социологический – при проведении анкетирования по актуальным аспектам исследования.

Методологическим принципом при исследовании послужило соблюдение взаимосвязи общего, особенного и единичного, исторического и логического, абстрактного и конкретного.

Теоретическую базу диссертации составили научные труды отечественных и ряда зарубежных авторов, представляющих различные школы и направления современной научной мысли в сфере уголовно-процессуального права, криминалистики и судебной экспертизы.

В раскрытии генезиса понятия специальных знаний особо ценными стали труды: Л. Е. Владимирова, А. Я. Вышинского, Г. Гросса, И. Ф. Крылова, Р. Д. Рахунова, В. М. Савицкого, Б. Д. Сперанского, М. С. Строго­ви­ча, И. Я. Фойницкого, М. А. Чельцова, А. А. Эйсмана, И. М. Якимова и др.

В процессе исследования автор опирался на идеи, концепции, подходы теоретического и методологического характера видных отечественных ученых-специалистов в области уголовно-процессуального права и криминалистики относительно использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, содержащиеся в трудах: Т. В. Аверьяновой, Л. Е. Ароц­кера, В. Д. Арсеньева, Р. С. Белкина, А. Р. Белкина, В. П. Божьева, В. М. Быкова, А. И. Винберга, Л. В. Виницкого, А. Ф. Волынского, Б. Я. Гаврилова, В. Г. Гончаренко, Н. А. Громова, О. А. Зайцева, А. М. Зинина, Е. П. Ищенко, Ю. Г. Корухова, А. В. Кудрявцевой, В. А. Лазаревой, П. А. Лупинской, Н. П. Майлис, В. Н. Махова, И. Б. Михайловской, С. П. Митричева, Т. Ф. Моисеевой, Ю. К. Орлова, И. Л. Петрухина, А. В. Победкина, А. С. Подшибякина, Е. Р. Россинской, Г. П. Химичевой, С. А. Шейфера, В. И. Шиканова, А. Р. Шляхова, С. П. Щербы, А. А. Эйсмана, А. А. Эксар­хопуло, П. С. Элькинд, П. С. Яни и др.

В трудах этих ученых нашли отражение не только проблемы теории права, процессуального права, но и вопросы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации, международные правовые акты по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, уголовно-процессуальное законодательство, иные нормативные правовые акты. В работе использованы решения Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, ведомственные нормативные правовые акты Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации и других правоохранительных органов.

Эмпирическая база исследования, обусловившая достоверность его результатов, основана: на проведенном в 13 регионах России выборочном изучении материалов уголовных дел и экспертных заключений за 1998–2009 гг. (Владимирская, Вологодская, Ивановская, Калужская, Костромская, Курская, Нижегородская, Пензенская, Рязанская, Тульская, Ярославская области, г. Москва, Республика Татарстан); изучении 517 уголовных дел; результатах интервьюирования 108 судей, 207 следователей, 184 дознавателей, 250 сотрудников экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел и Министерства юстиции Российской Федерации.

Кроме того, изучены обзоры и справочные материалы, характеризующие состояние работы следственных подразделений по вопросам борьбы с преступлениями, а также опубликованная практика Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ с 1961 по 2009 г.

В диссертации также нашли широкое отражение результаты эмпирических исследований, проведенных в разные годы другими авторами в различных регионах страны.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является одной из первых монографических работ, в которой разработан комплекс теоретических положений, отражающих современное состояние научной мысли и практических потребностей правоприменения. Последние в своей совокупности представляют концепцию использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, включающую в себя: понятийный аппарат; основания, порядок и формы их использования на отдельных стадиях уголовного судопроизводства; процессуальный статус лиц, обладающих специальными знаниями; научное толкование норм уголовно-процессуального законодательства об охране прав и свобод личности при использовании специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства; научные положения, раскрывающие понятие, содержание и механизмы использования в доказывании заключения и показаний специалиста.

С позиций сегодняшнего дня выявлены и исследованы актуальные проблемы, возникающие при применении норм, регламентирующих использование специальных знаний. В результате сделаны существенные теоретические выводы, направленные на повышение эффективности реализации этих уголовно-процессуальных норм.

Научное развитие получили такие важные вопросы, как основания и механизмы правового регулирования использования специальных знаний сторонами и судом и полученных с их применением доказательств.

Впервые разработаны механизмы обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса, имеющих в деле правовой интерес, при использовании специальных знаний.

С учетом анализа существующих позиций по модернизации уголовно-процессуального законодательства сформулирована авторская позиция о необходимости дополнений и изменений положений норм уголовно-процессуального законодательства и иных нормативных правовых актов, регламентирующих использование специальных знаний.

На монографическом уровне в свете развития современных общественных отношений обоснованы новые предложения по восполнению имеющихся пробелов в законодательстве и совершенствованию правового регулирования использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства. В частности, разработаны проекты поправок в УПК РФ, федеральные законы «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Новизна работы характеризуется авторским подходом при рассмотрении комплекса недостаточно изученных и в то же время особо актуальных вопросов как для ученых-юристов, так и специалистов-практиков. Результаты исследования претендуют на восполнение имеющихся пробелов в науке, законодательстве и правоприменении.

Научная и практическая новизна диссертационного исследования отражается в основных положениях и выводах, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Авторская концепция использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве представляет собой совокупность научно-теоретических положений, включающих в себя следующие направления:
  • методологические основы использования специальных знаний (сформулирован понятийный аппарат, определены структура и содержание специальных знаний, разработаны формы и система отдельных видов использования специальных знаний);
  • процессуально-правовые механизмы использования специальных знаний (дано новое толкование норм действующего уголовно-процессуаль­ного законодательства и иных нормативных правовых актов, непосредственно относящихся к использованию специальных знаний, и полученных с их применением доказательств);
  • теоретические основы правового статуса субъектов, обладающих специальными знаниями (раскрыто понятие специалиста, определены права и обязанности субъектов, обладающих специальными знаниями);
  • особенности использования специальных знаний в форме судебной экс­пертизы (разработаны механизмы правового регулирования назначения и производства судебной экспертизы, обоснованы процессуальные правила и критерии оценки заключения эксперта);
  • организационные и методические основы использования специальных знаний (раскрыты процессуально-правовые основания и механизмы применения специальных знаний сторонами и судом при производстве по уголовному делу; разработаны механизмы обеспечения прав участников процесса, имеющих в деле правовой интерес, при использовании специальных знаний).
  1. Авторское определение понятия «специальные знания»: это совокупность теоретических знаний и практического опыта в различных сферах человеческой деятельности, в том числе и юридических знаний, полученных в ходе специальной подготовки и используемых сторонами и судом для расследования и разрешения уголовных дел в порядке, предусмотренном УПК РФ, – и его включение в терминологическую базу УПК РФ (ст. 5 УПК РФ).

Под критерием разграничения специальных и общеизвестных знаний понимается неотъемлемый признак, который служит мерилом определения достаточности этих знаний у субъектов их применения для разрешения тех или иных вопросов.

Обоснование включения юридических знаний в круг специальных.

  1. Авторская позиция, в соответствии с которой наиболее обоснованной и удобной с точки зрения практического применения в уголовном судопроизводстве представляется классификация форм использования специальных знаний на процессуальные и непроцессуальные формы, в свою очередь подразделяющиеся на ряд видов.

Предложение диссертанта, направленное на создание целостной системы видов использования специальных знаний, в соответствии с которым предлагается закрепить в действующем уголовно-процессуальном законодательстве норму, конкретизирующую отдельные виды.

  1. Авторская редакция ч. 1 ст. 58 УПК РФ: «1. Специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое с его согласия к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, а также для дачи заключения и показаний в уголовном судопроизводстве».
  2. Предложения по совершенствованию процессуального статуса специалиста, включающие дополнения в ч. 3 ст. 58 УПК РФ. Специалист вправе:
  • давать заключение в пределах своей компетенции;
  • участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях;
  • быть уведомленным о цели своего вызова, а также о том, какого рода специальные знания от него требуются; а в случае сомнений в своей компетентности отказаться от участия в следственном действии, о чем заранее необходимо сообщить следователю;
  • знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к вопросам, разрешение которых требует специальных знаний; ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;
  • выполнять поручения следователя по собиранию доказательств в опасных и труднодоступных местах.

Часть 4 ст. 58 УПК РФ изложить в следующей редакции: «4. Специалист не вправе производить исследование материальных объектов при подготовке заключения, а также разглашать данные предварительного расследования…» – далее по тексту.

  1. Авторское определение заключения специалиста: это представленное в письменной форме суждение – результат осуществляемой в уголовном судопроизводстве по поручению сторон и суда мыслительной деятельности специалиста, содержащий ответы на поставленные вопросы, разрешение которых требует специальных знаний без проведения исследований материальных объектов, и научное обоснование выводов.

С учетом важности представлений о разграничении заключения специалиста и эксперта обосновывается вывод о том, что специалист не проводит исследований материальных объектов, в связи с чем его заключение не должно содержать исследовательской части.

  1. Авторская редакция ч. 4 ст. 80 УПК РФ «4. Показания специалиста – это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу и в суде об обстоятельствах, требующих специальных знаний, а также в целях разъяснения данного им заключения в соответствии с требованиями статей 53, 168 и 271 настоящего Кодекса».

Обоснование необходимости введения в УПК РФ следственного действия «Допрос специалиста» с учетом его особенностей, условий и общих правил проведения.

  1. Система мер по совершенствованию правового регулирования процессуального порядка привлечения специалиста:

– ввести в УПК РФ ряд дополнительных норм по использованию специальных знаний в ходе досудебного производства по уголовным делам и в суде;

– дополнить ч. 3 ст. 165 УПК РФ следующим предложением: «Суд вправе по собственной инициативе пригласить для участия в судебном заседании и иное лицо, которое, по мнению суда, может способствовать принятию законного и обоснованного решения»;

– дополнить ст. 234 УПК РФ ч. 8.1 в следующей редакции: «8.1. По ходатайству сторон или по собственной инициативе судья вправе вызвать специалиста для допроса с целью установления обстоятельств, которые имеют существенное значение для разрешения дела»;

– дополнить ч. 5 ст. 365 УПК РФ следующим предложением: «Стороны вправе заявить ходатайство о вызове специалиста для дачи заключения или показаний»;

– в ч. 5 ст. 377 УПК РФ после слов «дополнительные материалы» вставить словосочетание «заключение специалиста»;

– дополнить ст. 399 УПК РФ ч. 2.1 в следующей редакции: «2.1. В случаях, указанных в пунктах 6 и 12 статьи 397 и пункте 1 части первой статьи 398 настоящего Кодекса, в судебное заседание может быть вызван специалист для дачи показаний»;

– в ч. 5 ст. 445 УПК РФ после слов «истребовать дополнительные документы» вставить словосочетание «заключение специалиста, допросить специалиста».

  1. Предложения по конкретизации полномочий судебного эксперта:
  • дополнить ч. 1 ст. 195 УПК РФ п. 5 следующего содержания:
    «5) разрешение или запрет на проведение исследования, в результате которого объект экспертизы может быть уничтожен или непригоден для последующего исследования»;
  • дополнить ч. 5 ст. 199 УПК РФ следующим образом: «а также в случаях, когда вопросы, поставленные перед экспертом, не требуют экспертного исследования, указав мотивы, по которым производится возврат»;
  • дополнить ст. 204 УПК РФ ч. 4 следующего содержания: «4. Если при производстве судебной экспертизы эксперт знакомился с материалами уголовного дела, то он обязан указать в своем заключении, с какими именно и в каком объеме»;
  • дополнить ст. 199 УПК РФ ч. 6 следующего содержания: «6. Эксперт вправе переформулировать вопросы, поставленные следователем на разрешение экспертизы, не изменяя их смысла»;
  • дополнить ч. 3 ст. 57 УПК РФ п. 7 следующего содержания: «7) с разрешения следователя собирать материалы для экспертного исследования, обнаруженные в ходе экспертного осмотра». Соответственно п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК РФ исключить.
  1. Предложения по оптимизации правового регулирования судебной экспертизы, включающие возможность ее проведения до возбуждения уголовного дела; расширение случаев обязательного назначения судебной экспертизы; использование унифицированных экспертных методик; привлечение специалиста к оценке заключения эксперта.
  2. Комплекс предложений, направленных на совершенствование процедуры допроса эксперта:

– изложить ч. 1 ст. 205 УПК РФ в сле­дующей редакции: «1. Следователь вправе по собственной инициа­тиве либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения, если не требуется проведе­ния дополнительных исследований. Допрос эксперта не допускается до представ­ления им заключения; до ознакомления подозреваемого, обвиняемого, его защитника с заключением эксперта»;

– дополнить ст. 205 УПК РФ ч. 1.1 следующего содержания: «1.1. Если допрос эксперта проводится по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, то они вправе присутствовать при допросе и с разрешения следователя задавать эксперту вопросы»;

– дополнить ст. 205 УПК РФ ч. 2.1 следующего содержания: «2.1. При необходимости допрос эксперта проводится с участием специалиста»;

– внести дополнение в ч. 2 ст. 206 УПК РФ следующего содержания: «…и разъясняется право ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной судебной экспертизы, а также о допросе эксперта»;

– дополнить ст. 206 УПК РФ ч. 3 и изложить ее в следующей редакции: «3. Потерпевший вправе ходатайствовать о допросе эксперта в случаях, предусмотренных частью второй статьи 206 настоящего Кодекса. В случае удовлетворения ходатайства потерпевший вправе присутствовать при допросе эксперта и с разрешения следователя задавать эксперту вопросы».

Вывод об унификации цели допроса эксперта на стадии предварительного расследования и в суде, где в качестве цели предусмотреть разъяснение и дополнение. Для этого внести соответствующие изменения в ст. 80, 205, 282 УПК РФ.

  1. Рекомендации по оптимизации использования специальных знаний, в том числе:
  • авторское определение понятия научно-технических методов и средств, под которыми понимаются научные методы и технические средства, применяемые для собирания и исследования доказательств в соответствии с нормами УПК РФ субъектами, уполномоченными на то законом, при соблюдении прав и свобод личности, а также безопасности для участников уголовного процесса и окружающей среды, – и его включение в терминологическую базу УПК РФ (ст. 5 УПК РФ);
  • конкретизация права защитника на привлечение специалиста путем разрешения самостоятельного получения заключения специалиста для приобщения к уголовному делу в качестве доказательства с помощью внесения соответствующих изменений в ст. 53, 86 УПК РФ;
  • совершенствование механизма обеспечения конституционных прав и свобод личности при использовании специальных знаний путем закрепления равноценных прав сторон с помощью внесения соответствующих изменений в ст. 195, 198 УПК РФ.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что в нем разработана целостная концепция использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Содержащиеся в работе теоретические выводы развивают соответствующие положения науки уголовного процесса, служат основанием для дальнейшего исследования проблем уголовно-процессуальной юрисдикции, в частности, вопросов использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что его результаты направлены на совершенствование уголовно-процессуального законодательства и практики производства по уголовным делам. Разработаны конкретные предложения по внесению изменений и дополнений в УПК РФ и рекомендации по использованию специальных знаний участниками уголовного судопроизводства. Ряд положений настоящей работы может быть использован в правотворчестве при совершенствовании уголовно-процессуаль­ного законодательства, регламентирующего вопросы, связанные с использованием специальных знаний.

Содержащиеся в работе теоретические выводы и практические предложения могут быть использованы в учебном процессе юридических вузов, а также при подготовке и переподготовке сотрудников следственных органов, экспертных подразделений и судей.

Апробация результатов исследования. Выводы и рекомендации, сформулированные в работе, неоднократно докладывались на заседаниях кафедры уголовно-процессуального права Владимирского юридического института ФСИН России. Основные теоретические положения и выводы, практические рекомендации диссертационной работы прошли апробацию на следующих международных, российских, межвузовских и межведомственных научно-практических и научно-методи­ческих конференциях: межрегиональная научно-практическая конференция «Перспективы развития органов и учреждений юстиции в 21 веке» (г. Владимир, 2002); 8-я межвузовская научно-методическая конференция «Современные подходы к подготовке кадров для органов внутренних дел» (г. Ир­кутск, 2003); межвузовская научно-практическая конференция «Пути повышения качества и эффективности образования» (г. Самара, 2003); XIII международная конференция «Информация и информационная безопасность правоохранительных органов» (г. Москва, 2004); научно-практическая конференция «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 2007); межведомственная научно-практическая конференция «Проблемы совершенствования уголовно-процессуального законодательства России в современных условиях» (г. Тула, 2008); международная научно-практическая конференция «Роль образовательных учреждений ФСИН России в обеспечении эффективного функционирования уголовно-исполнительной системы» (г. Вла­ди­мир, 2008); международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ» (г. Челябинск, 2009); межвузовская научно-практическая конференция «Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью» (г. Орел, 2009); международная научно-практическая конференция «Процессуальные действия» (г. Ека­теринбург, 2009); региональная межведомственная межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы реализации (практики правоприменения) норм уголовно-процессуального права в Российской Федерации» (г. Ижевск, 2009); международная научно-практическая конференция «Правовые и экономические аспекты молодежной политики» (г. Санкт-Петербург, 2009); IV всероссийская научно-практическая конференция «Система отправления правосудия по уголовным делам в современной России как социальное взаимодействие личности и государства» (г. Курск, 2009); научно-практическая конференция «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 2009); VI международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современного судопроизводства» (г. Пенза, 2009); 50-е криминалистические чтения «Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений» (г. Москва, 2009); международная научно-практическая конференция «Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики» (г. Москва, 2010); всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия» (г. Москва, 2010); а также на заседании «круглого стола» «Уголовно-процессуальное законодательство и правоприменительная практика: состояние и направления модернизации» в Государственной Думе Российской Федерации (г. Москва, 2010).

Основные результаты диссертационного исследования изложены в монографиях, учебных и учебно-методических пособиях, научных статьях, внедрены в деятельность следственного управления Следственного комитета при прокуратуре по Владимирской области, следственного отдела УФСКН России по Владимирской области, Российского Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, Собинского районного суда Владимирской области, Октябрьского районного суда г. Владимира, Владимирской городской коллегии адвокатов Владимирской области, а также в учебный процесс Владимирского юридического института ФСИН России, юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета, Института судебных экспертиз МГЮА им. О. Е. Кутафина.

Ряд предложений автора был реализован при подготовке постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих шестнадцать параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

СНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, охарактеризована степень ее научной разработанности, определены объект и предмет исследования, установлены его цель и задачи, раскрыты методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основы проведенной работы, научная новизна исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, обоснована теоретическая и практическая значимость исследования, изложены сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Методологические основы использования специальных знаний» содержит четыре параграфа.

В первом параграфе «Историко-правовой анализ развития института специальных знаний» автор исследует генезис института специальных знаний в науке уголовного процесса, проводит анализ уголовно-процессу­ального законодательства и практики применения законодательства в процессе использования специальных знаний и оценки его результатов.

Развитие института специальных знаний в уголовно-процессуальном праве в России охватывает период с момента первых упомина­ний в законодательных актах о сведущих людях до настоящего времени. История формирования института специальных знаний достаточно сложна и длительна. На его становление влиял и влияет не только процесс совершенствования законодательства, но и особенности возникновения и развития наук.

Формирование специальных знаний происходило под влиянием ряда факторов и было детерминировано потребностями следственной и судебной практики.

Изучение основных направлений становления института специальных знаний позволило диссертанту сделать вывод о том, что исторически процесс его формирования проходил в несколько этапов: от бессистемных представлений к комплексу норм, получившему закрепление в современном уголовно-процессуальном законодательстве.

Исследуя различные течения юридической мысли, автор резюмирует, что в дореформенном русском судопроизводстве не было разделения сведущих лиц на экспертов и специалистов, а понятие «специальные знания» учеными подробно не рассматривалось.

Историко-правовой анализ возникновения и развития института специальных знаний в уголовном судопроизводстве с учетом общетеоретических положений о государственно-правовой жизни общества, учений о явлениях, категориях, мировоззрениях, правопонимании и т. п., позволил автору сформулировать следующие выводы:

    1. история мировых цивилизаций донесла до наших дней достаточно фактов о сведущих лицах;
    2. вместе с человеческой мыслью развиваются и положения о субъектах, обладающих специальными знаниями;
    3. на учения юристов Древней Руси, Российской империи, до- и пост­революционного периода о сведущих лицах, специальных знаниях в значительной степени влияли историческая и социально-политическая реальность, обстановка, в которой они жили и действовали. С точки же зрения современной интерпретации института специальных знаний их представления оставались несовершенными;
    4. исследование института специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве осуществлялось наряду с общими проблемами уголовно-процессуальной доктрины;
    5. вследствие быстро развивающихся науки и техники, невозможности применения их достижений в рамках существующих форм использования специальных знаний, недостаточности существующих средств доказывания, появления новых средств и методов для решения задач практики и т. д. расширяются возможности использования специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве;
    6. правовая регламентация использования специальных знаний в рамках отраслевого законодательства осуществляется бессистемно, что приводит к отсутствию единообразия в правоприменительной практике;
    7. в основе закономерностей формирования и развития института специальных знаний лежат процессы накопления, интеграции и дифференциации научных знаний, взаимопроникновения наук, позволяющие расширить возможности специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве.

Во втором параграфе «Понятие и сущность специальных знаний» диссертант рассматривает различные точки зрения и подходы ученых к определению специальных знаний, их сущности и содержанию в уголовном судопроизводстве.

Анализ нормативной базы, относящейся к теме диссертационного исследования, показывает, что до настоящего времени не сформировалась понятийная система, определяющая структуру и содержание специальных знаний, используемых при расследовании преступлений и разрешении уголовных дел судом.

По мнению диссертанта, отсутствие единства в понимании сущности специальных знаний, применяемых в сфере уголовного судопроизводства, неопределенность их содержания и порядка использования при производстве по уголовным делам влекут за собой не только неясность нормативно-правовых формулировок, но и негативно сказываются на качестве расследования и судебного разбирательства уголовных дел.

Под специальными знаниями, по мнению автора, следует понимать совокупность теоретических знаний и практического опыта в различных сферах человеческой деятельности, в том числе и юридических знаний, полученных в ходе специальной подготовки и используемых сторонами и судом для расследования и разрешения уголовных дел в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством. Предложенное определение специальных знаний автор предлагает внести в ст. 5 УПК РФ как базовое понятие.

Особое место в понимании сущности специальных знаний связано с их внутренней структурой. Диссертант полагает, что системно-структурный анализ понятия «специальные знания» должен представлять собой не противопоставление, а наоборот, согласованное применение всех входящих в него элементов как частей единого комплекса. Специальные знания включают в себя «собственно знания» (структурную часть, со­ответствующую теоретическому уровню познания и включающую научные знания, которые получены в спе­циальном учебном заведении, и т. п.), практический опыт, умения («зна­ния в их практическом применении») и навыки (автоматизированные компоненты мышления, поведения). Такое определение структуры объясняется тем, что эти элементы являются неотделимыми и функционально взаимосвязанными частями любой целенаправ­ленной деятельности. Специальные знания могут относиться к любой отрасли знания – науке, технике, искусству или ремеслу.

В третьем параграфе «Границы специальных знаний» диссертант анализирует соотношение общеизвестных, специальных и юридических знаний.

Под критерием разграничения специальных и общеизвестных знаний автор понимает неотъемлемый признак, который служит мерилом определения достаточности этих знаний у субъектов их применения для разрешения тех или иных вопросов. Специальными будут все знания, которыми он (дознаватель, следователь, судья) в достаточной степени не владеет.

Автор приходит к выводу, что отграничение общеизвестных знаний от специальных является исключительно предметом усмотрения лица, ведущего производство по делу. К процессу отнесения знаний к специальным следует подходить в каждом конкретном случае индивидуально, с учетом потребностей в таких знаниях.

Критерий разграничения, по мнению диссертанта, зависит от: 1) уровня современного развития различных отраслей человеческой деятельности;
2) устоявшихся в обществе взглядов на те или иные стороны человеческой деятельности; 3) возможности применения достижений науки и техники;
4) решаемых специфических задач конкретного расследования; 5) возможности решения таких задач на основе достижений науки, техники, искусства и ремесла; 6) характера (квалификации) расследуемого преступления и др.

Проблема разграничения специальных и юридических знаний, по мнению диссертанта, заключается не в компетенции, а в правомочиях субъекта их применения. Так, следователь дает квалификацию преступлению, решает вопрос о виновности подозреваемого (обвиняемого). Специалист делать этого не вправе, также не вправе принимать и иные правовые решения, которые имели бы юридические последствия.

Автор полагает, что специалист, обладая юридическими знаниями, решая какой-либо правовой вопрос, не выходит за рамки своей компетенции, не принимает правового решения, а высказывает свое мнение о том, как с точки зрения правовой науки следует решать данный вопрос. Такое решение правового вопроса специалистом будет всего лишь мнением сведущего лица, а значит, не будет подменой полномочий следователя.

Таким образом, на современном этапе необходимо признать возможность использования правовых знаний в качестве специальных как на научном, так и на законодательном уровнях.

В четвертом параграфе «Формы использования специальных знаний» автор констатирует, что для соблюдения требований законодательства при использовании специальных знаний необходимо выработать представления о формах использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства.

Анализ научной литературы свидетельствует о существовании многочисленных мнений о возможностях и формах использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Эти вопросы освещались в работах Т. В. Аверьяновой, Л. Е. Ароцкера, В. Д. Арсеньева, Р. С. Белкина, А. И. Вин­берга, В. Г. Гончаренко, Ю. Г. Корухова, А. В. Кудрявцевой, В. Н. Ма­хова, Ю. К. Орлова, Е. Р. Россинской, И. Н. Сорокотягина, А. А. Эйсмана и многих других. При этом никто из названных авторов не указывает, что же такое форма вообще и что представляет собой форма использования специальных знаний.

Диссертант предлагает понимать под формой использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве обусловленное содержанием их внешнее проявление, что находит практическое выражение при производстве по уголовному делу.

При изучении классификации форм использования специальных знаний автор учитывает то обстоятельство, что термины «использование» и «применение» специальных знаний несут разную смысловую нагрузку. По отношению к специальным знаниям эти термины обозначают разные направления деятельности: применяют специальные знания сведущие лица, а используют эти знания стороны (суд), облекая результаты их применения в установленную законом форму.

Анализ существующих теоретических положений и практики производства по уголовным делам позволил автору заключить, что из всего многообразия имеющихся в научной литературе классификаций форм использования специальных знаний наиболее обоснованной и удобной с точки зрения практического применения в уголовном судопроизводстве представляется классификация, с которой в настоящее время соглашаются многие ученые-процессуалисты. В соответствии с ней выделяются две формы использования специальных знаний: процессуальная и непроцессуальная, которые в свою очередь подразделяются на ряд видов.

К процессуальной форме относятся следующие виды использования специальных знаний:

  • судебная экспертиза;
  • участие специалиста в следственных и иных процессуальных действиях (для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии следов преступления, применении технических средств, а также постановки вопросов эксперту), в том числе участие переводчика, педагога или психолога;
  • привлечение специалиста для дачи заключения и показаний.

Непроцессуальная форма представлена следующими видами использования специальных знаний:

  • справочно-консультационная помощь специалиста, оказываемая сторонам;
  • проведение документальных проверок, ревизий, исследований документов и трупов и других предварительных исследований.

Как показано в работе, перечень видов использования специальных знаний, который применяется на практике, гораздо шире, что создает впечатление постоянного роста способов доказывания при помощи специалистов. Данная проблема может быть разрешена путем разработки системы видов использования специальных знаний. В связи с этим автором предлагается целостная система видов использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства, демонстрирующая их сложность и многообразие в правоприменительной практике, а также указывающая на необходимость выработки единого подхода к формулированию понятий, относящихся к использованию специальных знаний в уголовно-процессуальном законодательстве.

Система использования специальных знаний, по мнению диссертанта, обусловлена следующими факторами: 1) стадийность уголовного процесса; 2) процессуальное содержание конкретной стадии уголовного судопроизводства; 3) полномочия субъекта применения; 4) источник правовой регламентации; 5) доказательственное значение; 6) характер деятельности; 7) вид процессуальных действий и проверочных мероприятий.

Поскольку в уголовно-процессуальной доктрине вопрос о систематизации видов использования специальных знаний остается спорным, по мнению автора, необходимо закрепление в действующем уголовно-процессуальном законодательстве базовой нормы, конкретизирующей отдельные виды использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

Вторая глава «Проблемы совершенствования теоретических основ правового статуса субъектов, обладающих специальными знаниями» включает три параграфа.

В первом параграфе «Специалист в уголовном судопроизводстве» диссертант исследует процессуальное положение специалиста. Детальный анализ ст. 58 и других норм УПК РФ свидетельствует о том, что специалист в уголовном судопроиз­водстве может выполнять следующие функции: 1) содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов;
2) разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию; 3) применение технических средств в исследовании материалов уго­ловного дела; 4) участие в постановке вопросов эксперту.

Особую значимость для правоприменительной практики имеет вопрос о разграничении компетенции специалиста и эксперта. Используя метод сравнительного анализа, а также основываясь на трудах современных исследователей, автор приходит к выводу, что специалист, в отличие от эксперта, не проводит исследований материальных объектов, а в своем заключении формулирует ответы на поставленные перед ним вопросы.

Анализируя процессуальный статус специалиста, автор обращает внимание на обязанность специалиста явиться по вызову следователя (судьи), в производстве которого находится уголовное дело (ч. 4 ст. 58 УПК РФ). Однако, по мнению диссертанта, законодательное закрепление такой обязанности далеко не бесспорно, поскольку принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к участию в производстве по уголовному делу против их желания противоречит ст. 37 Конституции Российской Федерации, согласно которой принудительный труд в стране запрещен, а также ст.4 «Запрещение принудительного труда» Трудового кодекса Российской Федерации и принципам правового государства. Такая обязанность оправдана лишь в отношении сотрудников государственных судебно-эксперт­ных учреждений, для которых участие в производстве по уголовным делам в качестве специалистов является служебной обязанностью.

С целью разрешения этой проблемы диссертантом предлагается осуществлять привлечение специалиста к участию в уголовном производстве только лишь при получении его согласия. Реализация данного предложения возможна также на основе договорных отношений между органами предварительного расследования и соответствующими научными, конструкторскими, проектными, изыскательскими, эксплуатационными, учебными и другими государственными и негосударственными организациями и учреждениями.

Положение о необходимости получения согласия сведущего лица для привлечения его к участию в уголовном деле должно быть закреплено в нормах УПК РФ не только для специалиста, но и для переводчика, педагога, психолога, а также для эксперта, не являющегося сотрудником государственного судебно-экспертного учреждения.

Исследование процессуального статуса специалиста свидетельствует о том, что указанный перечень принадлежащих специалисту прав и возложенных на него обязанностей не согласуется с определением специалиста. Это позволило автору сформулировать ряд предложений по изменению и дополнению норм УПК РФ, направленных на оптимизацию его деятельности, в соответствии с которыми предлагается изложить ч. 1 ст. 58 УПК РФ в следующей редакции: «1. Специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое с его согласия к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, а также для дачи заключения и показаний в уголовном судопроизводстве».

Автор формулирует вывод о необходимости дополнить перечень прав специалиста следующими правами: знать цель своего вызова, а также то, какого рода специальные знания от него требуются; в случае сомнений в своей компетентности специалист вправе отказаться от участия в следственном действии; он также вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы его компетенции.

Во втором параграфе «Полномочия судебного эксперта в современном уголовном процессе» автор анализирует современное состояние правовой регламентации статуса судебного эксперта.

Важное значение в уголовно-процессуальной доктрине отводится соблюдению экспертами своих профессиональных обязанностей. Автор обращает особое внимание на обязанность эксперта сохранять исследуемые им объекты. Диссертант предлагает дополнить ч. 1 ст. 195 УПК РФ п. 5 следующего содержания: «5) разрешение или запрет на проведение исследования, в результате которого объект экспертизы может быть уничтожен или непригоден для последующего исследования».

Анализируя права эксперта, диссертант отмечает, что одним из главных является право возвратить без исполнения постановление о назначении экспертизы, которое законодатель ограничивает двумя случаями: если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или эксперт считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства. На практике также возвращаются без исполнения материалы в случаях, когда разрешение поставленного вопроса вообще не требует экспертного исследования. Автор считает, что данное положение должно быть закреплено законодательно, в связи с этим предлагает дополнить ч. 5 ст. 199 УПК РФ случаем, когда вопросы, поставленные перед экспертом, не требуют экспертного исследования, с указанием мотивов возврата.

Результаты проведенного диссертантом анкетирования позволили ему сформулировать вывод о том, что предоставление эксперту права переформулировать вопросы не означает, что он будет подменять собой следователя и выполнять не свойственные ему функции. Наоборот, включение данной нормы будет способствовать большему взаимопониманию следователя и эксперта и повышению результативности экспертного исследования. Для этого автор предлагает дополнить перечень прав эксперта правом переформулировать вопросы, поставленные следователем на разрешение экспертизы, не изменяя их смысла.

Рассматривая вопрос о статусе судебного эксперта, автор обращает внимание на возможность собирания им материалов для экспертного исследования в некоторых случаях. Диссертант полагает, что для решения данной проблемы требуется законодательное закрепление права эксперта собирать материалы для экспертного исследования в отдельных случаях путем внесения соответствующих изменений в ст. 57 УПК РФ.

В третьем параграфе «Иные субъекты, обладающие специальными знаниями» автором проанализированы права и обязанности переводчика, педагога, психолога, врача и других лиц, обладающих специальными знаниями. Особое внимание он уделяет общим и отличительным чертам полномочий названных субъектов.

Исследуя в сравнении права и обязанности субъектов, обладающих специальными знаниями, диссертант формулирует вывод о том, что эти участники уголовного процесса обладают всеми признаками, присущими специалисту.

Диссертант полагает, что деятельность педагога (психолога) полностью подходит под формулировку ч. 1 ст. 58 УПК РФ, согласно которой специалист выполняет еще одну функцию – помогает сторонам и суду в разрешении вопросов, требующих специальных знаний.

Лицо, обладающее педагогическими (психологическими) знаниями, может выполнять функцию педагога (психолога) и функцию специалиста, участвуя в иных процессуальных действиях. Например, если это лицо как специалист привлекается для постановки вопросов эксперту или разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Анализ названных норм позволяет кон­статировать, что объем и содержание правового регулирования участия педа­гога в допросе несовершеннолетнего зависят от того, ка­ким процессуальным статусом обладает лицо, не достигшее возраста 18 лет, и какого возраста оно достигло на момент проведения следственного дейст­вия.

По мнению диссертанта, объем правомочий педагога (психолога), участвующего в допросе, а равно и в иных следственных действиях, не должен различаться в зависимости от процессуального статуса несовершен­нолетнего, его возраста, стадии судопроизводства и т. д., поскольку основной задачей участия педагога (психолога) в уголовном процессе во всех случаях является содействие максимально полному установлению обстоятельств, входящих в предмет до­казывания по делу (ст. 73, 421, 434 УПК РФ), при строгом соблюдении прав и закон­ных интересов несовершеннолетнего.

Сходство со специалистом в правовом положении имеет также переводчик, который, как и специалист, обладает специальными знаниями – знание языка, необходимого для перевода.

Однако, по мнению диссертанта, перечень прав переводчика следует дополнить правами:

– отказаться от осуществления перевода в том случае, если он не обладает необходимой профессиональной квалификацией в области, касающейся порученного ему перевода;

– ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для осуществления перевода, в случае отсутствия у него достаточных знаний в той области, к которой относится порученный перевод.

Автор формулирует вывод о том, что форма участия в уголовном судопроизводстве указанных выше лиц отлична от экспертизы, а сами эти лица являются лицами сведущими, т. е. обладают специальными знаниями, следовательно, возможность их участия в уголовном судопроизводстве, их процессуальное положение, определяющее их права и обязанности, должны быть единообразны.

Глава третья «Процессуально-правовые механизмы использования специальных знаний» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Совершенствование процессуального порядка использования специальных знаний на досудебных стадиях уголовного процесса» автор анализирует практику использования специальных знаний на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования и возникающие при этом проблемы.

Исследуя редакции ст. 144, 146 УПК РФ с точки зрения возможности использования специальных знаний до возбуждения уголовного дела в ходе проверочных действий, автор формулирует ряд предложений, направленных на урегулирование процедуры привлечения специалиста с целью установления оснований для возбуждения уголовного дела.

Особое внимание уделено проблеме дублирования предварительных исследований и возможности проведения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела. Автор поддерживает идею, согласно которой никакие предварительные исследования не могут заменить судебную экспертизу, поэтому выход из ситуации видится только в проведении судебной экспертизы и, если нужно, то и до возбуждения уголовного дела.

Применительно к стадии предварительного расследования одной из важнейших проблем реформи­рования уголовно-процессуального законодательства в области доказательственного права вообще и порядка собирания, проверки и оценки доказательств, в частности, является совершенствование правового регулирования участия специалиста в производстве следственных действий.

Автор полагает, что следует предусмотреть возможность собирания доказательств специалистами в труднодоступных и опасных местах, где невозможно провести следственное действие с соблюдением всех процессуальных правил. Такая постановка вопроса не означает, что специалист будет подменять собой следователя, а следователь перекладывать свои функции на специалиста. В данном случае специалист будет только оказывать помощь следователю, используя свои специальные знания и навыки.

Во втором параграфе «Совершенствование процедуры использования специальных знаний в судебном производстве» диссертант проводит исследование вопросов использования специальных знаний на судебных стадиях уголовного процесса.

Автор полагает, что в ходе предварительного слушания суд может вызвать специалиста для дачи показаний, тем более что законодательные препятствия к этому отсутствуют. Для реализации данного предложения диссертант считает необходимым дополнить ст. 234 УПК РФ новой ч. 8.1 следующего содержания: «8.1. По ходатайству сторон или по собственной инициативе судья вправе вызвать специалиста для допроса с целью установления обстоятельств, которые имеют существенное значение для разрешения дела».

Исследование особенностей использования специальных знаний в судебном производстве позволило автору сформулировать ряд предложений по изменению и дополнению норм УПК РФ, направленных на оптимизацию использования специальных знаний в стадии судебного разбирательства, а именно:

– включить ст. 278.1 «Допрос специалиста»;

– включить ст. 281.1 «Оглашение показаний и заключения специалиста»;

– в ч. 3 ст. 165 внести дополнения следующего содержания: «Суд вправе по собственной инициативе пригласить для участия в судебном заседании и иное лицо, которое, по мнению суда, может способствовать принятию законного и обоснованного решения».

Следуя цели поиска путей совершенствования уголовного судопроизводства, автор полагает, что одним из наиболее приемлемых вариантов использования специальных знаний в суде второй инстанции является привлечение специалиста для дачи заключения или показаний.

С учетом отсутствия четкой регламентации привлечения специалиста диссертант предлагает дополнить ч. 5 ст. 365 УПК РФ правом сторон заявить ходатайство о вызове специалиста для дачи заключения или показаний.

Анализируя нормы, регулирующие порядок разбирательства дел в кассационной инстанции, в частности положений ч. 5 ст. 377 УПК РФ, автор обращает внимание на право сторон представлять дополнительные материалы, среди которых особое место занимают консультации специалиста.

Исследуя порядок представления дополнительных материалов, автор приходит к выводу, что получение консультации специалиста вызвано интересами дела и не противоречит сущности кассационного рассмотрения уголовного дела, не ограничивает права участников судебного разбирательства, а наоборот, способствует установлению истины по делу.

Изучая природу и содержание дополнительных материалов, автор формулирует вывод о том, что суждение специалиста, полученное в соответствии с процессуальным законодательством, облеченное в форму заключения специалиста, может быть представлено в кассационную инстанцию. Главным аргументом является то обстоятельство, что для получения заключения специалиста не требуется проведения никаких следственных действий, и оно может быть получено любой из сторон.

В стадии исполнения приговора наибольший интерес в контексте использования специальных знаний представляют вопросы, указанные в пп. 6 и 12 ст. 397 УПК РФ. Автор считает целесообразным дополнить ст. 399 ч. 2.1 в следующей редакции: «2.1. В случаях, указанных в пунктах 6 и 12 статьи 397 и пункте 1 части первой статьи 398 настоящего Кодекса, в судебное заседание может быть вызван специалист для дачи показаний».

Относительно стадий надзорного производства и возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств автор отмечает, что с учетом действующего законодательства на этих исключительных стадиях уголовного процесса специальные знания могут быть использованы в различных формах.

В третьем параграфе «Проблемы определения доказательственного значения заключения и показаний специалиста» диссертант раскрывает сущность, содержание, структуру заключения и показаний специалиста и рассматривает их доказательственное значение.

По мнению диссертанта, особую значимость для правоприменительной практики представляет вопрос о разграничении заключения эксперта и заключения специалиста, который не раз поднимался в работах отечественных юристов, однако его решение до сих пор не найдено. Сравнительно-процессуальный анализ норм УПК РФ, исследование точек зрения различных ученых-процессуалистов, результаты анкетирования практических работников позволяют автору обосновать вывод о том, что в основе заключения специалиста, в отличие от заключения эксперта, не может быть исследований материальных объектов, поскольку это исключительная прерогатива эксперта. В связи с этим заключение специалиста не должно содержать исследовательской части. Специалист высказывает свое суждение по вопросам, хотя и требующим специальных знаний, но ответить на которые можно без производства специальных исследований.

С учетом вышеизложенного автор предлагает следующее определение заключения специалиста: это представленное в письменной форме суждение – результат осуществляемой в уголовном судопроизводстве по поручению сторон и суда мыслительной деятельности специалиста, содержащий обоснованные ответы на поставленные вопросы, разрешение которых требует специальных знаний без проведения исследований материальных объектов, и научное обоснование выводов.

Практический интерес представляет вопрос о структуре и содержании заключения специалиста, которое, в отличие от заключения эксперта, не регламентируется действующим законодательством. Автор полагает, что требуется законодательное закрепление правового статуса заключения специалиста отдельной самостоятельной нормой, которая бы четко определяла его структуру и содержание.

В связи с тем, что  УПК РФ не содержит четких указаний на то, в каком порядке сторонами привлекается специалист, не называет документ, в котором должны содержаться вопросы, не регламентирует порядок получения заключения специалиста, автор предлагает дополнить УПК РФ новой статьей, конкретизирующей механизм привлечения специалиста для дачи заключения.

Автор обращает внимание на круг участников, обладающих правом инициировать появление заключения специалиста в уголовном процессе. Возможность самостоятельно получить заключение специалиста и ходатайствовать о его приобщении к материалам дела особенно важна для тех участников процес­са доказывания, которые не вправе принимать решение по делу. Однако делать акцент только на праве участников, имеющих в деле правовой интерес, по мнению диссертанта, вряд ли будет правильно с точки зрения доказательственного права.

По мнению автора, вопросы специалисту могут быть сформулированы в постановлении, выносимом следователем по его собственной инициативе или ходатайству сторон. Тем самым стороны смогут получить реальную возможность привлекать специалиста для дачи заключения и участвовать в постановке ему вопросов.

Рассматривая возможность получения заключения специалиста до возбуждения уголовного дела, особенно в ситуации, когда без подобного заключения нельзя решить вопрос о возбуждении уголовного дела, автор приходит к выводу, что нет препятствий для привлечения специалиста до возбуждения уголовного дела с целью проверки информации о преступлении. В связи с этим автор предлагает дополнить ч. 1 ст. 144 УПК РФ получением заключения специалиста. Этим не нарушаются конституционные права и свободы граждан, поскольку нет еще участников уголовного процесса.

В этом же параграфе диссертант исследует другой вид доказательств – показания специалиста, рассматривает общие условия, правила и особенности его допроса.

По мнению автора, представляется необходимым изложить ч. 4 ст. 80 УПК РФ в следующей редакции: «4. Показания специалиста – это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу и в суде об обстоятельствах, требующих специальных знаний, а также в целях разъяснения данного им заключения в соответствии с требованиями статей 53, 168 и 271 настоящего Кодекса».

Анализ норм УПК РФ, регламентирующих следственные действия в предварительном расследовании и в суде, свидетельствует об отсутствии такого следственного действия, как допрос специалиста.

Проведенное анкетирование сотрудников правоохранительных органов и анализ изученных уголовных дел показали, что на практике пытаются выйти из этой ситуации путем допроса специалиста в качестве свидетеля. Специалист и свидетель – разнородные участники уголовно-процес­суальной деятельности, что подтверждается закреплением статуса каждого в разных статьях УПК РФ (ст. 56 и 58), неодинаковой нормативной дефиницией этих субъектов, собственной совокупностью прав и обязанностей того и другого, а главное – различным характером приобретенного знания. Наконец, характер их показаний совершенно различен: если в показаниях свидетеля ценны прежде всего его наблюдения, особенности восприятия им информации, то в показаниях специалиста на первый план выходят его мнение и умозаключения. Таким образом, с точки зрения диссертанта, предложенный практикой выход из ситуации представляется неприемлемым. Допрос специалиста есть самостоятельное следственное действие, подлежащее безотлагательному внесению в УПК РФ. Диссертантом обоснованы условия и общие правила проведения допроса специалиста и рассмотрены конкретные особенности, которые заслуживают специальной регламентации в УПК РФ.

Требует уточнения вопрос о предмете допроса специалиста. Автор полагает, что специфика показаний специалиста обусловлена его процессуальным положением. В отличие от эксперта, который допрашивается по определенному кругу вопросов, связанных с экспертным заданием и проведенным исследованием, специалисту могут быть поставлены вопросы, касающиеся всего спектра обстоятельств преступления, познание которых возможно с использованием специальных знаний.

Специалист может быть допрошен без составления им соответствующего заключения.

Глава 4 «Использование специальных знаний в форме судебной экспертизы» включает три параграфа.

Первый параграф «Судебная экспертиза и проблемы ее законодательной регламентации» посвящен актуальным вопросам назначения и производства судебной экспертизы в уголовном процессе.

Анализируя взгляды на судебную экспертизу как следственное действие, диссертант приходит к выводу, что в уголовном судопроизводстве нужно говорить не об отдельных и изолированных друг от друга действиях следователя или суда по назначению экспертизы, с одной стороны, и самостоятельных действиях эксперта по производству экспертизы, с другой стороны, а о взаимодействии лица, назначившего судебную экспертизу, и эксперта. Это взаимодействие направлено на получение фактических данных об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и представляет собой содержание судебной экспертизы как комплексного действия познавательного характера.

Системно-структурный анализ УПК РФ и Федерального закона
«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» позволил автору сделать вывод о том, что основанием для производства судебной экспертизы является наличие фактических данных, указывающих на необходимость проведения исследования материальных объектов с использованием специальных знаний для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Автор, рассматривая возможность назначения и производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, считает необходимым дополнить  ст. 144 УПК РФ новой ч. 1.1 следующего содержания: «1.1. При наличии сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела допускается производство судебных экспертиз в соответствии с настоящим Кодексом, если они не связаны с процессуальным принуждением. Производство судебной экспертизы в отношении живых лиц допускается только с их письменного согласия».

Исследуя проблему определения правового статуса участников экспертного исследования, автор приходит к выводу о необходимости предоставления потерпевшему права присутствовать при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту, для чего следует внести соответствующие изменения в ст. 198 УПК РФ. Однако право присутствовать при производстве судебной экспертизы, по мнению диссертанта, должно ограничиваться в зависимости от вида экспертизы.

В настоящее время деятельность экспертно-криминалистических подразделений регламентирована соответствующими ведомственными нормативными актами, регулирующими организацию и функционирование соответствующих служб, которые имеют ряд различий. Отрицательным моментом в данном вопросе является разнообразие подзаконных актов, содержащих требования к эксперту в различных ведомствах (МВД, Минюст, ФСБ, таможенные органы и др.). Несогласованность нормативной базы судебно-экспертной деятельности различных министерств и ведомств, отсутствие организационного и методического единообразия в судебно-экспертной деятельности, связанное с различной ведомственной подчиненностью органов судебной экспертизы, негативно влияют на развитие института судебной экспертизы. Решить данную проблему поможет создание единой федеральной судебно-экспертной службы.

Во втором параграфе «Экспертное заключение и его оценка следователем и судом» автор анализирует сущность и содержание заключения эксперта и процессуальные аспекты его оценки.

Доказательственное значение результатов судебной экспертизы зависит от формы экспертного вывода, в котором они содержатся. В соответствии с уголовно-процессуальной доктриной в основание приговора могут быть положены лишь категорические выводы эксперта. В связи с этим автор рассматривает проблему доказательственного значения вероятных выводов эксперта не только в логическом, но и в правовом аспекте. По мнению диссертанта, вероятные выводы не могут иметь доказательственного значения, поскольку при любой степени вероятности не исключается возможность противоположного решения, а, следовательно, вероятное знание не может иметь доказательственного значения по делу.

Особое внимание в параграфе уделено оценке заключения эксперта, требующего специфического подхода в силу того, что, во-первых, это доказательство, основанное на использовании для его получения специальных знаний, которыми не располагает следствие и суд, а во-вторых, процессуальная процедура получения этого доказательства после назначения экспертизы осуществляется не следователем или судом.

Диссертант исследует вопрос о способности следователя (судьи) критически оценивать заключение эксперта. Как показывает судебно-следственная практика, следователи (суд) часто игнорируют требования, предусмотренные ч. 2 ст. 17 УПК РФ, и отдают заключению эксперта явный приоритет. При оценке заключения эксперта их внимание сконцентрировано в основном на проверке полноты выводов и соответствии их иным материалам уголовного дела. Остальные части экспертного заключения остаются, как правило, без внимания. Объясняется это тем, что следователь (судья) обычно не имеет достаточно полного представления о специфике той или иной судебной экспертизы, их знаний по специальным вопросам недостаточно, чтобы разобраться в научной обоснованности заключения. Для оказания содействия в оценке заключения эксперта может быть привлечен специалист.

Как показали результаты анкетирования работников следствия, в подавляющем большинстве случаев следователя из всего экспертного заключения интересуют лишь выводы эксперта, хотя бльшую часть заключения эксперта составляет исследовательская часть. Решить проблему оптимизации экспертного заключения поможет использование при производстве судебной экспертизы унифицированных методик, что, в свою очередь, позволит в дальнейшем существенно сократить текст исследовательской части заключения эксперта.

Третий параграф «Допрос эксперта, участие в нем специалиста» посвящен такому следственному действию, как допрос эксперта, и участию в нем специалиста.

Допрос эксперта – это следственное дей­ствие, производимое после получения его заключения в поряд­ке, предусмотренном ст. 166, 167, 205 и 282 УПК РФ, в целях разъяснения, уточнения или дополнения данного им заключе­ния.

С учетом этого автор предлагает внести следующие изменения в УПК РФ:

  • изложить ч. 2 ст. 80 в следующей редакции: «2. Показания эксперта – сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или дополнения данного заключения, если для этого не требуется проведения новой экспертизы, в соответствии с требованиями статей 205 и 282 настоящего Кодекса»;
  • изложить ч. 1 ст. 205 в сле­дующей редакции: «1. Следователь вправе по собственной инициа­тиве либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения, если не требуется проведе­ния дополнительных исследований. Допрос эксперта не допускается до представ­ления им заключения; до ознакомления подозреваемого, обвиняемого, его защитника с заключением эксперта»;
  • дополнить ч. 1 ст. 206 правом подозреваемого, обвиняемого, защитника ходатайствовать о допросе эксперта;
  • внести дополнение в ч. 2 ст. 206 следующего содержания: «…и разъясняется право ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной судебной экспертизы, а также о допросе эксперта»;
  • дополнить ст. 206 ч. 3 и изложить ее в сле­дующей редакции: «3. Потерпевший вправе ходатайствовать о допросе эксперта в случаях, предусмотренных частью второй статьи 206 настоящего Кодекса. В случае удовлетворения ходатайства потерпевший вправе присутствовать при допросе эксперта и с разрешения следователя задавать эксперту вопросы»;
  • дополнить ст. 205 ч. 1.1 следующего содержания: «1.1. Если допрос эксперта проводится по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, то они вправе присутствовать при допросе и с разрешения следователя задавать эксперту вопросы»;
  • дополнить ст. 205 ч. 2.1 следующего содержания: «2.1. При необходимости допрос эксперта проводится с участием специалиста»;
  • дополнить ст. 205 ч. 4 следующего содержания: «4. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний эксперт несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Глава пятая «Совершенствование организационно-методических основ использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве» включает три параграфа.

В первом параграфе «Интеграция научно-технических знаний  как фактор повышения эффективности использования специальных знаний» автор отмечает закономерность возрастания роли интеграции в развитии современного научного знания. Важным фактором интеграции научного знания является современный научно-технический прогресс, получивший наиболее полную, всестороннюю реализацию в современных социально-экономических условиях. Сущность проблем, порождаемых современным научно-техническим прогрессом и затрагивающих все сферы общественной жизни, в том числе и уголовное судопроизводство, стимулирует бурное развитие интеграционных процессов в научном познании, которое все в большей мере становится комплексным.

Уголовно-процессуальная деятельность, являясь по своей гносеологической сущности разновидностью процесса познания объективной действительности, осуществляется путем применения различных средств познания. Материальные средства познания – это различные технические средства, приборы, аппараты, инструменты и т. п., интеллектуальные представлены научными методами. По мнению автора, определяющую роль в познании играют методы, поэтому диссертант формулирует вывод о целесообразности замены понятия «технические средства» понятием «научно-технические методы и средства».

Под научно-техническими методами и средствами автор предлагает понимать научные методы и технические средства, применяемые для собирания и исследования доказательств в соответствии с нормами УПК РФ субъектами, уполномоченными на то законом, при соблюдении прав и свобод личности, а также безопасности для участников уголовного процесса и окружающей среды. Предложенное определение диссертант предлагает внести в ст. 5 УПК РФ как базовое понятие, определяющее весь дальнейший подход к обозначению научно-технических методов и средств, применяемых в уголовном судопроизводстве.

Особое место в системе научно-технических методов и средств занимают информационные технологии, базирующиеся на персональных компьютерах, результаты применения которых претендуют на самостоятельное доказательственное значение, что побуждает к корректировке правовой основы системы доказательств.

По мнению автора, сегодня появилась потребность расширения круга процессуальных средств доказывания за счет новых источников информации. В УПК РФ должны быть включены нормы, дающие правовые основания для использования в качестве самостоятельных источников доказательств носителей компьютерной информации, полученных посредством информационных технологий. Это объясняется специфичностью носителей компьютерной информации.

В завершении параграфа автор формулирует вывод о том, что дальнейшее развитие уголовно-процессуального законодательства по совершенствованию использования научно-технических методов и средств должно осуществляться в соответствии со следующими требованиями:

  1. поэтапное внесение изменений и дополнений в законодательство с учетом развития естественных и технических наук;
  2. более широкое отражение в УПК РФ: а) понятия научно-техни­ческих методов и средств; б) принципов допустимости применения научно-технических методов и средств; в) вопросов использования в процессе доказывания результатов применения научно-технических методов и средств и информационных технологий при производстве следственных действий;
  3. дальнейшее ориентирование норм и институтов уголовного процесса на интеграцию научно-технических знаний и информационных технологий.

Во втором параграфе «Особенности использования специальных знаний стороной защиты: проблемы теории и практики» автор рассматривает механизмы правового регулирования использования специальных знаний стороной защиты.

Современное российское законодательство предоставляет защитнику при осуществлении им профессиональной деятельности целый ряд возможностей использования специальных знаний как в процессуальной форме, когда результаты их применения имеют доказательственное значение, так и в непроцессуальной форме.

По мнению диссертанта, использование специальных знаний стороной защиты будет осуществляться в основном в двух видах: получение заключения специалиста и справочно-консультационная деятельность.

Представление защитником заключения специалиста можно рассматривать как единственную серьезную альтернативу имеющимся у органа расследования возможностям использования специальных знаний. Не регламентировав процедуру получения заключения специалиста и содержания самого заключения, законодатель фактически узаконил именно такую свободную форму этого вида доказательств и способ его проникновения в материалы уголовного дела. Отсутствие каких-либо установленных законом требований позволяет, по мнению диссертанта, считать заключение специалиста доказательством, получаемым и представляемым стороной защиты.

Автор подробно останавливается на вопросе о том, является ли полученное защитником заключение специалиста доказательством уже в момент его представления органу расследования или суду или же оно становится доказательством после совершения официального акта его принятия.

Используя разработки ученых по данному вопросу, а также обобщение действующих норм права, диссертант приходит к выводу, что в данном случае защитник собирает именно доказательства, поскольку заключение специалиста, представленное защитником, обладает свойством допустимости. Во-первых, оно может быть проверено, так как содержит сведения об источнике информации. Во-вторых, получено защитником, т. е. лицом, которому законом предоставлено такое право. В-третьих, получено оно одним из способов, предусмотренных законом, – путем простого получения или истребования.

Таким образом, по мнению автора, ст. 86 УПК РФ необоснованно ограничивает возможности стороны защиты по собиранию доказательств, и поэтому должна быть скорректирована в сторону расширения прав защиты по применению специальных знаний и предоставлению доказательств, полученных с их использованием. Для этого необходимо включить в п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ получение заключения специалиста.

Практический интерес вызывает вопрос о том, может ли консультация специалиста, данная защитнику, быть облечена в процессуальную форму. Обобщая теоретический и эмпирический материал, автор приходит к выводу, что защитник в соответствии с действующим законодательством, не являясь должностным лицом, не может допросить специалиста, но может об этом ходатайствовать. С точки зрения диссертанта, представляется логичным, чтобы защитнику, ходатайствующему о допросе привлеченного им специалиста, было предоставлено право присутствовать на этом допросе, а также задавать вопросы допрашиваемому специалисту с разрешения следователя.

Для обеспечения одновременно и состязательности, и надлежащего контроля за сохранением определенными объектами свойств, обеспечивающих достоверность доказательств, необходимо достижение двух целей: разрешить стороне защиты назначение несудебных экспертиз и ограничить их случаями, когда не требуется процессуального принуждения, представления подлинных материалов дела и вещественных доказательств. В то же время право защитника на производство экспертизы: не должно распространяться на случаи обязательного назначения экспертизы; не может быть связано с применением принуждения и не должно требовать представления вещественных доказательств и материалов уголовного дела.

Третий параграф «Проблемы обеспечения прав и законных интересов личности при использовании специальных знаний в уголовном судопроизводстве» посвящен проблемам создания процессуального механизма соблюдения прав и законных интересов участников уголовного процесса, имеющих в деле правовой интерес, в связи с использованием специальных знаний.

Проведение в жизнь принципа приоритета прав и свобод человека, реализация механизмов их защиты осуществляются в России достаточно непоследовательно, так как, с одной стороны, обусловлены несовершенством законодательной базы, сложностями правоприменительной практики, произволом и беззаконием со стороны чиновников, слабостью правоохранительной системы и другими негативными факторами, а с другой стороны, поощряются нигилизмом, низкой правовой культурой населения, незнанием действующей нормативной базы и неумением защищать свои законные права и интересы.

Особое значение право потерпевшего и обвиняемого на информацию приобретает при необходимости получить разъяснения по вопросам, требующим специальных знаний. К числу таковых в первую очередь следует отнести случаи назначения экспертизы на стадии предварительного расследования, поскольку именно на этой стадии назначается и проводится подавляющее большинство экспертиз по уголовным делам.

Автор исследует проблему обеспечения равенства прав сторон при использовании специальных знаний и приходит к следующим выводам.

Во-первых, в перечень лиц, которых следователь знакомит с постановлением о назначении экспертизы, должны быть включены потерпевший и его представитель.

Во-вторых, необходимо уравнять в правах потерпевшего и обвиняемого при назначении и производстве судебной экспертизы путем внесения соответствующих дополнений в ч. 1 ст.198 УПК РФ.

В-третьих, необходимо законодательно закрепить временные рамки ознакомления обвиняемого и потерпевшего с постановлением о назначении судебной экспертизы: до направления эксперту данного постановления и материалов уголовного дела.

В-четвертых, для того, чтобы участники могли реализовать свое право на отвод эксперту и заявить ходатайство о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, следует знакомить обвиняемого и потерпевшего со сведениями о личности, квалификации и опыте эксперта, поскольку без этого данное право превращается в фикцию.

С учетом этого автор предлагает изложить ч. 3 ст. 195 УПК РФ в следующей редакции: «3. До направления постановления о назначении судебной экспертизы руководителю соответствующего экспертного учреждения или эксперту следователь знакомит с указанным постановлением, а также с данными о личности, квалификации и опыте эксперта подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего и его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением».

В заключении сформулированы основные и наиболее значимые выводы диссертационного исследования и предложения по авторской концепции использования специальных знаний в сфере уголовного судопроизводства, рекомендации по совершенствованию нормативно-правовой базы, организационно-правовых механизмов использования специальных знаний, практические рекомендации по внесению изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство.

Основные положения диссертации опубликованы автором в
55 научных, учебных, учебно-методических работах общим объемом 56,66 печ. л., из них: 4 монографии, 3 учебных пособия, 1 учебно-мето­дическое пособие, 15 статей в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации, а также 32 научные статьи.

Монографии, учебные, учебно-методические пособия

  1. Лазарева, Л. В. Взаимодействие следователя и органа дознания при раскрытии и расследовании незаконного оборота наркотиков : учеб. пособие / Л. В. Лазарева ; М-во юстиции Рос. Федерации, Владим. юрид. ин-т М-ва юстиции Рос. Федерации. – Владимир : ВЮИ Минюста России, 2003. – 2,65/1,33 печ. л.
  2. Лазарева, Л. В. Особенности расследования незаконного оборота синтетических наркотических средств : монография / Л. В. Лазарева ; М-во юстиции Рос. Федерации, Владим. юрид. ин-т М-ва юстиции Рос. Федерации. – Владимир : ВЮИ Минюста России, 2004. – 6,51/1,3 печ. л.
  3. Лазарева, Л. В. Современные возможности судебных экспертиз : учеб.-метод. пособие / Л. В. Лазарева, М. В. Морозов ; М-во юстиции Рос. Федерации, Владим. юрид. ин-т М-ва юстиции Рос. Федерации. – Владимир : ВЮИ Минюста России, 2004. – 5,11/2,6 печ. л.
  4. Лазарева, Л. В. Специалист в уголовном процессе: учеб. пособие / Л. В. Лазарева ; Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2005. – 2,09 печ. л.
  5. Лазарева, Л. В. Заключение и показания специалиста как средства доказывания в уголовном процессе : учеб. пособие / Л. В. Лазарева ; Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2008. – 4 печ. л.
  6. Лазарева, Л. В. Специальные знания в уголовном процессе России : монография / Л. В. Лазарева ; Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2008. – 10 печ. л.
  7. Лазарева, Л. В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу : монография / Л. В. Лазарева. – М. : Юрлитинформ, 2009. – 14 печ. л.
  8. Лазарева, Л. В. Теория и практика использования специальных знаний (уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты) : монография / Л. В. Лазарева ; Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2009. – 6 печ. л.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

  1. Лазарева, Л. В. Взаимодействие следователя с аппаратами по борьбе с незаконным оборотом наркотиков при расследовании преступлений / Л. В. Лазарева // Рос. следователь. – 2004. – № 8. – 0,3 печ. л.
  2. Лазарева, Л. В. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности специалиста в уголовном судопроизводстве / Л. В. Лазарева // Уголов. право. – 2006. – № 3. – 0,3 печ. л.
  3. Лазарева, Л. В. Некоторые правовые и криминалистические аспекты борьбы с псевдоправовым оборотом наркотиков / Л. В. Лазарева, Е. Р. Россинская // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2007. – № 8.
    – 0,3 печ. л. (авторство не разделено).
  4. Лазарева, Л. В. Некоторые особенности соотношения специальных и юридических знаний / Л. В. Лазарева // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2008. – № 4. – 0,5 печ. л.
  5. Лазарева, Л. В. Некоторые аспекты доказывания с использованием специальных знаний в уголовном судопроизводстве / Л. В. Лазарева // Актуальные проблемы российского права. – 2009. – № 1. – 0,5 печ. л.
  6. Лазарева, Л. В. Правовое положение судебного эксперта сквозь призму УПК РФ / Л. В. Лазарева // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2009. – № 1. – 0,4 печ. л.
  7. Лазарева, Л. В. Судебная экспертиза в уголовном процессе: современное состояние и перспективы развития / Л. В. Лазарева // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2009. – № 1. – 0,63 печ. л.
  8. Лазарева, Л. В. К вопросу о правовой сущности заключения специалиста / Л. В. Лазарева // Уголов. право. – 2009. – № 1. – 0,5 печ. л.
  9. Лазарева, Л. В. К вопросу о правовом статусе эксперта в уголовном судопроизводстве / Л. В. Лазарева // Судеб. экспертиза. – 2009. – № 1. – 0,5 печ. л.
  10. Лазарева, Л. В. Использование специальных знаний в адвокатской деятельности по уголовным делам / Л. В. Лазарева // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2009. – № 4. – 0,3 печ. л.
  11. Лазарева, Л. В. Допрос специалиста в уголовном судопроизводстве: необходимо законодательное регулирование / Л. В. Лазарева // Рос. юстиция. – 2009. – № 3. – 0,2 печ. л.
  12. Лазарева, Л. В. Проблема обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве при применении специальных знаний в свете правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации / Л. В. Лазарева // Рос. судья. – 2009. – № 3. – 0,2 печ. л.
  13. Лазарева, Л. В. Отдельные проблемы использования специальных знаний в судебном производстве по уголовным делам / Л. В. Лазарева // Уголов. право. – 2009. – № 3. – 0,3 печ. л.
  14. Лазарева, Л. В. Возможности судебной экспертизы в защите по уголовным делам / Л. В. Лазарева // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2009.
    – № 2. – 0,3 печ. л.
  15. Лазарева, Л. В. К вопросу о производстве следственных действий с привлечением сведущих лиц / Л. В. Лазарева // Уголов. право. – 2010. – № 1. – 0,3 печ. л.

Иные публикации

  1. Лазарева, Л. В. Использование специальных познаний при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом синтетических наркотических средств / Л. В. Лазарева // Вестн. криминалистики. – М. : Спарк, 2000. – Вып. I. – 0,25 печ. л.
  2. Лазарева, Л. В. Взаимодействие следователя с органами дознания при раскрытии и расследовании преступлений в сфере незаконного оборота синтетических наркотических средств / Л. В. Лазарева // Криминалистика. ХХI век : материалы науч.-практ. конф., 26–28 февр. 2001 г. В 2 т. Т. 2. – М. : Изд-во ГУ ЭКЦ МВД России, 2001. – 0,4 печ. л.
  3. Лазарева, Л. В. Некоторые проблемы формирования практических навыков при изучении криминалистики / Л. В. Лазарева // Актуальные проблемы сочетания фундаментальной научно-теоретической подготовки с практической направленностью обучения курсантов и слушателей в образовательных учреждениях Минюста России : материалы XI учеб.-ме­тод. сборов профес.-преподават. состава / М-во юстиции Рос. Федерации ; Владим. юрид. ин-т М-ва юстиции Рос. Федерации. – Владимир : ВЮИ Минюста России, 2002. – 0,3 печ. л.
  4. Лазарева, Л. В. Проблемы преподавания криминалистики в юридических вузах России / Л. В. Лазарева // Перспективы развития органов и учреждений юстиции в 21 веке : материалы межрегион. науч.-практ. конф. / М-во юстиции Рос. Федерации ; Владим. юрид. ин-т М-ва юстиции Рос. Федерации. – Владимир : ВЮИ Минюста России, 2002. – 0,3 печ. л.
  5. Лазарева, Л. В. Значение криминалистических знаний в расследовании компьютерных преступлений / Л. В. Лазарева, О. В. Осокин // Пути повышения качества и эффективности образования : материалы межвуз. науч.-практ. конф. / Самар. юрид. ин-т М-ва юстиции Рос. Федерации.
    – Самара : СЮИ Минюста России, 2003. – 0,3/0,2 печ. л.
  6. Лазарева, Л. В. Специальное юридическое образование. Проблемы и перспективы / Л. В. Лазарева, Т. А. Ткачук // Современные подходы к подготовке кадров для органов внутренних дел : материалы 8-й меж­вуз. науч.-метод. конф. / Вост.-Сибир. ин-т М-ва внутр. дел Рос. Федерации. – Иркутск, 2003. – 0,25 печ. л. (авторство не разделено).
  7. Лазарева, Л. В. Использование специальных познаний при расследовании преступлений в сфере информационных технологий / Л. В. Лазарева, О. В. Осокин // Информация и информационная безопасность правоохранительных органов : материалы XIII междунар. конф., посвящ.
    75-ле­тию Акад. упр. МВД России / Акад. упр. М-ва внутр. дел Рос. Федерации. – М., 2004. – 0,3/0,2 печ. л.
  8. Лазарева, Л. В. Использование специальных знаний при расследовании преступлений в сфере информационных технологий / Л. В. Лазарева // Вестн. информ.-аналит. материалов и передового опыта работы органов внутр. дел / Упр. внутр. дел Владим. обл. – Владимир, 2004.
    – № 2(23). – 0,2 печ. л.
  9. Лазарева, Л. В. Вопросы совершенствования преподавания криминалистики в юридических вузах в современных условиях / Л. В. Лазарева // Учебно-методическое обеспечение преподаваемых дисциплин как фактор повышения эффективности образовательного процесса : материалы XV учеб.-метод. сборов профес.-преподават. состава / М-во юстиции Рос. Федерации ; Владим. юрид. ин-т М-ва юстиции Рос. Федерации. – Владимир : ВЮИ Минюста России, 2004. – 0,4 печ. л.
  10. Лазарева, Л. В. Использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве: идеи и новые законодательные реалии / Л. В. Лазарева // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2006. – № 1. – 0,5 печ. л.
  11. Лазарева, Л. В. Некоторые вопросы заключения и показаний специалиста / Л. В. Лазарева // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2007. – № 1.
    – 0,31 печ. л.
  12. Лазарева, Л. В. Заключение специалиста как форма использования специальных знаний в уголовном процессе / Л. В. Лазарева // Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях : материалы науч.-практ. конф. / Моск. гос. юрид. акад. – М. : МГЮА, 2007. – 0,2 печ. л.
  13. Лазарева, Л. В. Проблема определения доказательственного статуса заключения и показаний специалиста в уголовном процессе / Л. В. Лазарева // Мировой судья. – 2008. – № 9. – 0,2 печ. л.
  14. Лазарева, Л. В. Проблемы законодательной регламентации судебно-экспертной деятельности / Л. В. Лазарева // Проблемы совершенствования уголовно-процессуального законодательства России в современных условиях : материалы межведомств. науч.-практ. конф. / Тул. фил. Моск. ун-та М-ва внутр. дел Рос. Федерации. – Тула, 2008. – 0,4 печ. л.
  15. Лазарева, Л. В. Актуальные вопросы применения специальных знаний в современном уголовном судопроизводстве / Л. В. Лазарева // Роль образовательных учреждений ФСИН России в обеспечении эффективного функционирования уголовно-исполнительной системы : материалы междунар. науч.-практ. конф. / Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2008. – 0,3 печ. л.
  16. Лазарева, Л. В. Специальные знания в уголовном процессе: проблемы использования и пути совершенствования законодательства /
    Л. В. Лазарева // Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ : материалы междунар. науч.-практ. конф. / Юж.-Урал. гос. ун-т. – Челябинск : ЮУрГУ, 2009. – 0,4 печ. л.
  17. Лазарева, Л. В. Использование специальных знаний органами предварительного расследования на досудебных стадиях уголовного судопроизводства / Л. В. Лазарева // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью : материалы межвуз. науч.-практ. конф. / Орлов. юрид. ин-т М-ва внутр. дел Рос. Федерации. – Орел, 2009. – 0,5 печ. л.
  18. Лазарева, Л. В. Допрос специалиста – процессуальное действие / Л. В. Лазарева // Процессуальные действия : материалы науч.-практ. конф. / Урал. гос. юрид. акад. – Екатеринбург : УрГЮА, 2009. – 0,25 печ. л.
  19. Лазарева, Л. В. Специальные знания как инструмент совершенствования производства по уголовным делам / Л. В. Лазарева // Актуальные проблемы реализации (практики правоприменения) норм уголовно-процессуального права в Российской Федерации : материалы регион. межведомств. межвуз. науч.-практ. конф. / Ижев. фил. Нижегород. акад. М-ва внутр. дел Рос. Федерации. – Ижевск, 2009. – 0,3 печ. л.
  20. Лазарева, Л. В. Проблемы использования специальных знаний при производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних / Л. В. Лазарева // Правовые и экономические аспекты молодежной политики : материалы междунар. науч.-практ. конф. / Ин-т правоведения и предпринимательства. – СПб. : ИПП, 2009. – 0,25 печ. л.
  21. Лазарева, Л. В. Отдельные проблемы судебной экспертизы на современном этапе развития науки и практики / Л. В. Лазарева // Система отправления правосудия по уголовным делам в современной России как социальное взаимодействие личности и государства : материалы IV всерос. науч.-практ. конф. / Кур. гос. техн. ун-т. – Курск : КурскГТУ, 2009. – 0,25 печ. л.
  22. Лазарева, Л. В. Использование возможностей судебной экспертизы защитником / Л. В. Лазарева // Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях : материалы науч.-практ. конф. / Моск. гос. юрид. акад. – М. : МГЮА, 2009. – 0,5 печ. л.
  23. Лазарева, Л. В. Некоторые проблемы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве на современном этапе /
    Л. В. Лазарева // Актуальные проблемы современного судопроизводства : материалы VI междунар. науч.-практ. конф. / Пензен. гос. ун-т. – Пенза : ПГУ, 2009. – 0,25 печ. л.
  24. Лазарева, Л. В. О некоторых проблемах использования специальных знаний при производстве следственных действий / Л. В. Лазарева // Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений : материалы 50-х криминалист. чтений / Акад. упр. М-ва внутр. дел Рос. Федерации. – М., 2009. – 0,3 печ. л.
  25. Лазарева, Л. В. Проблемы обеспечения в уголовном процессе прав потерпевшего при использовании специальных знаний в свете правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации / Л. В. Лазарева // Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса : материалы междунар. науч. конф. / Сев.-Зап. фил. Рос. акад. правосудия.
    – СПб. : РАП, 2009. – 0,3 печ. л.
  26. Лазарева, Л. В. Специальные знания как инструмент криминалистического обеспечения уголовного судопроизводства / Л. В. Лазарева // Актуальные вопросы криминалистического обеспечения уголовного судопроизводства : материалы всерос. науч.-практ. конф. / Байкал. гос. ун-т экономики и права. – Иркутск : БГУЭП, 2009. – 0,5 печ. л.
  27. Лазарева, Л. В. Экспертная инициатива: правовая регламентация и проблемы правоприменения / Л. В. Лазарева // Проблемы совершенствования законодательства, правоприменения и правовых теорий в России и за рубежом : материалы междунар. науч.-практ. интернет-конф. / Челяб. фил. Моск. пед. гос. ун-та. – Челябинск : МПГУ, 2009. – 0,4 печ. л.
  28. Лазарева, Л. В. Проблемы экспертной инициативы: процессуальные и криминалистические аспекты / Л. В. Лазарева // «Державинские чтения»: материалы 5-й всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 40-летию ГОУ ВПО «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации» / М-во юстиции Рос. Федерации ; Рос. правовая акад. М-ва юстиции. – М. : РПА Минюста России, 2009. – 0,4 печ. л.
  29. Лазарева, Л. В. К вопросу о формах проявления экспертной инициативы в уголовном судопроизводстве / Л. В. Лазарева // Проблемы ответственности в современном праве : материалы Х междунар. науч.-практ. конф., 10–11 дек. 2009 г. / Моск. гос. ун-т. – М. : МГУ, 2009. – 0,4 печ. л.
  30. Лазарева, Л. В. Научно-технические средства в уголовном судопроизводстве: современное состояние, недостатки и перспективы / Л. В. Лазарева // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства и криминалистики в деятельности сотрудников ОВД и УИС : материалы межвуз. науч.-практ. конф. / Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2010. – 0,3 печ. л.
  31. Лазарева, Л. В. о необходимости привлечения сведущих лиц к производству следственных действий / Л. В. Лазарева // Уголовно-процес­суальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики : материалы междунар. науч.-практ. конф. / Рос. акад. правосудия. – М. : РАП, 2010. – 0,3 печ. л.
  32. Лазарева, Л. В. К вопросу о предварительных исследованиях и заключении специалиста в уголовном процессе / Л. В. Лазарева, Е. Р. Россинская // Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия (к 150-летию образования в России следственного аппарата и 55-летию кафедры управления органами расследования преступлений) : материалы всерос. науч.-практ. конф., 28–29 мая 2010 г. / Акад. упр. М-ва внутр. дел Рос. Федерации. – М., 2010. – 0,3 печ. л. (авторство не разделено).

Лазарева Лариса Владимировна

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ

В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Подписано в печать 10.02.11. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 2,56. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра
федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.



1 Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. № 27, ч. 1, ст. 2706.

2 Бозров В. М. Современные проблемы правосудия по уголовным делам в практике военных судов России (теоретические, процессуальные, криминалистические, этнологические и организационные аспекты) : дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 3.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.