WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СВИРИДЕНКО ОЛЕГ МИХАЙЛОВИЧ

КОНЦЕПЦИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

МЕТОДОЛОГИЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ

Специальность 12.00.03 – Гражданское право;

предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2010

Работа выполнена  на  кафедре  гражданского  и  семейного  права  ГОУ  ВПО «Московская государственная юридическая академия им.  О. Е. Кутафина».

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор

Мозолин Виктор Павлович

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАН,

доктор юридических наук, профессор

Мусин Валерий Абрамович

  доктор юридических наук, профессор

  Цимерман Юлий Соломонович

доктор юридических наук, профессор

Плиев Эдуард Григорьевич

Ведущая организация: Институт законодательства

и сравнительного правоведения

  при Правительстве

  Российской Федерации

Защита диссертации состоится «03» марта 2011 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.03 при ГОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия им. О. Е. Кутафина» по адресу: 123995, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и интернет-сайте ГОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия им. Е. О. Кутафина», а также на сайте Высшей аттестационной комиссии в сети Интернет.

Автореферат разослан «___» декабря 2010г.

Ученый секретарь диссертационного совета 

доктор юридических наук, профессор                       И. В. Ершова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Несостоятельность (банкротство) в условиях рыночной экономики является важнейшим институтом гражданского права в сфере защиты прав и законных интересов субъектов экономической деятельности.

В условиях рыночных преобразований, проводимых в отечественной экономической системе, особую актуальность приобретают разработка новых и повышение эффективности предусмотренных действующим законодательством инструментов гражданско-правовой защиты отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности в целом, и отношений в сфере несостоятельности (банкротстве), в частности, и представляет собой механизм гражданско-правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), направленный на справедливое удовлетворение требований всех кредиторов с соблюдением баланса интересов должника. В действующей правоприменительной практике, связанной с несостоятельностью (банкротством), имеется достаточное количество не решенных правовых проблем, требующих глубокого научно-теоретического осмысления и необходимости дальнейшего совершенствования гражданского законодательства, регулирующего область исследуемых правоотношений.

На протяжении последних восемнадцати лет развития рыночных отношений в России принят третий по счету закон о несостоятельности (банкротстве), что обусловлено такими причинами, как переход с плановой экономики на рыночную, появление новых организационно-правовых форм юридических лиц, новейших экономико-финансовых институтов. Поскольку законодательство в данной сфере является сравнительно новым, его развитие происходит достаточно динамично, по мере возникновения проблем и правовых коллизий.

Модернизация плановой экономики, интенсивное развитие экономических отношений и предпринимательской деятельности, а также становление института частной собственности на этапе перехода России к рыночной экономике в начале 90-х годов прошлого века заставили по-новому взглянуть на проблему регулирования отношений хозяйствующих субъектов с использованием механизмов несостоятельности (банкротства) и обусловили необходимость переработки старой и создания новой, более эффективной законодательной базы, способствующей безболезненному переходу от плановой к рыночной экономике и направленной на защиту интересов участников экономического оборота от последствий систематического неисполнения обязательств.

Принятый в 1992 г. Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»1 (далее – Закон о банкротстве 1992 г.) стал своеобразным «санитаром» экономики, устраняющим формально существующие, но фактически не работающие юридические лица.

По признакам возбуждения дел о несостоятельности (банкротства) с учетом использования критерия неоплатности данный Закон о банкротстве можно отнести к законам с «продолжниковым» уклоном.

В ходе практического применения этого Закона он все чаще подвергался критике, преимущественно обоснованной, которая ассоциировалась с имевшими место фактами банкротств крупных, экономически и социально значимых предприятий и организаций, в том числе стратегических и градообразующих, а также увеличения границ использования процедур несостоятельности (банкротства) в недобросовестных целях, нарушения интересов государства как собственника и кредитора.

В связи с этим возникла необходимость в изменениях Закона о банкротстве 1992 г., что повлекло принятие в 1998 г. нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»2. Установленный для возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) в данном законе критерий неплатежеспособности не сумел в полном объеме обеспечить равную защиту прав и интересов всех субъектов гражданского оборота в области отношений несостоятельности (банкротства). Закон о банкротстве 1998 г. в большей степени был направлен на обеспечение интересов кредиторов, в связи с чем в научно-публицистической  литературе получил название «прокредиторский».

Учитывая определенный практический опыт применения предыдущих законов о несостоятельности (банкротстве) 1992 г. и 1998 г., принятый в 2002 г. Закон о несостоятельности (банкротстве)3 является следующим этапом развития института несостоятельности (банкротства), направленным на оздоровление экономики. В связи с введением процедуры финансового оздоровления новым законом представилась дополнительная возможность для восстановления юридических лиц - должников, стабилизации платежеспособности и фактического выхода из критического состояния банкротства.

На основе анализа зарубежного и отечественного законодательства, а также практики его применения автор приходит к выводу о том, что наиболее приемлемая гражданско-правовая модель несостоятельности (банкротства) для российской действительности заключается в соблюдении баланса интересов всех участников процесса в сфере несостоятельности (банкротстве). При этом возврат кредитору денежных средств, смена собственника имущества юридического лица при одновременном сохранении его бизнеса в целом должны проводиться с сохранением интересов работников юридических лиц и учетом всех социально значимых вопросов.

Для реализации всех перечисленных условий, по мнению автора, необходима разработка целостной теоретической концепции несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации, основанной на создании новой конструкции правовой общности норм материального и процессуального права, применяемых в рамках частного и публичного правоотношений. Данная концепция должна быть ориентирована, в первую очередь, на соблюдение принципа сохранения баланса интересов должника и кредиторов, обеспечивающего в экономической сфере защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов личности, общества и государства.

В целях совершенствования гражданского законодательства в области исследуемых отношений и устранения выявляемых недостатков и пробелов в их правовом регулировании, необходим комплексный анализ всего института несостоятельности (банкротства). Как известно, процесс развития нормативной правовой базы институциализации процедур банкротства непосредственно связан с процессом совершенствования гражданского законодательства, а также формированием экономических отношений, в том числе с совершенствованием механизмов рыночной экономики. Концепция несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации должна быть определена с учетом нынешнего гражданско-правового и финансово-экономического состояния общества, а также ближайших перспектив.

Ранее институт банкротства развивался под воздействием факторов субъективного и объективного характера, взаимодействие которых было направлено на необходимость применения различных юридических механизмов регулирования экономических отношений.

Каждый этап развития экономических отношений требует принятия мер по совершенствованию нормативной правовой базы, в том числе в сфере защиты прав собственности, обеспечения выполнения обязательств должниками перед кредиторами.

Неполнота урегулированности концептуальных основ нормативной правовой базы в Российской Федерации, которая во многом объясняется сложностью правоотношений при осуществлении процедуры банкротства, вызывает появление правовых коллизий, что в свою очередь приводит к многочисленным заявлениям о несостоятельности (банкротстве) и, как следствие, возникновению арбитражных процессов и т. п.

Недостаточность гражданско-правового регулирования отношений, возникающих из несостоятельности (банкротства), и имеющиеся в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) и правоприменительной практике противоречия свидетельствуют не только о наличии проблем в теоретико-методологическом исследовании сущности и содержания правового регулирования имущественных отношений при осуществлении процедуры несостоятельности (банкротства) юридических лиц, но и о недостаточной разработанности и эффективности норм действующего законодательства.

Существующие нормы гражданского законодательства, регулирующие исследуемые отношения, не позволяют в полной мере обеспечивать надежную и эффективную защиту интересов собственников имущества юридических лиц и не исключают возможности очередного передела собственности с использованием института несостоятельности (банкротства), что в экономически развитом обществе противоречит смыслу гражданского права и обычаям делового оборота. В этой связи предлагаемая диссертантом концепция несостоятельности (банкротства) может оказать позитивное влияние как в целом на развитие гражданско-правового института несостоятельности (банкротства), так и на экономическое состояние общества и развитие института собственности в Российской Федерации.

Актуальность избранной темы диссертационного исследования заключается также в том, что на фоне развивающихся экономических отношений и еще достаточно молодого института частной и иных форм собственности ощущается недостаток теоретических исследований, в которых анализируются отмеченные проблемы института несостоятельности (банкротства), способы защиты прав участников правоотношений в сфере несостоятельности (банкротстве), где бы был представлен понятийный аппарат института несостоятельности (банкротства) и реализован системный подход к решению данных проблем. Также подготовленное диссертационное исследование является актуальным в современных условиях и с учетом инновационного курса экономического развития России.

Целью диссертационного исследования является разработка и обоснование целостной теоретической концепции несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации, включающей в себя теоретические положения и практические рекомендации; расширение и уточнение понятийного аппарата института несостоятельности (банкротства) с учетом введения нового понятия «субстантивные отношения»; научно-теоретическое обоснование введения в понятийный аппарат института несостоятельности (банкротства) понятия «учет мнения должника»; определение правовой природы и роли института несостоятельности (банкротства); выявление особенностей реализации правосубъектности сторон – лиц, участвующих в делах о несостоятельности (банкротстве), с учетом комплексного характера регулирования исследуемых отношений, во взаимодействии с нормами различных отраслей права; выработка предложений по устранению имеющихся правовых коллизий; решение иных теоретических и прикладных вопросов.

Достижение указанной цели определило постановку и решение следующих задач:

- рассмотреть экономические и правовые предпосылки возникновения  законодательства о несостоятельности (банкротстве) в Российской Федерации;

- осмыслить роль объективных и субъективных факторов в возникновении несостоятельности (банкротства);

- уточнить и сформулировать содержание понятия «несостоятельность (банкротство)» и определить условия возникновения несостоятельности (банкротства);

- провести анализ источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством);

- раскрыть юридическую природу отношений при несостоятельности (банкротстве);

- определить субъектный состав правоотношений при несостоятельности (банкротстве);

- исследовать соотношение частноправовых и публичных методов регулирования отношений при несостоятельности (банкротстве) и выявить их специфические особенности;

- обосновать возникновение новой конструкции правовой общности частноправовых и публично-правовых норм в рамках единого комплекса правоотношений, а также раскрыть юридическую природу данной правовой общности и ее отдельных композиционных элементов, закрепленных в действующем законодательстве, с учетом практического ее применения судами;

- сформулировать понятие «субстантивных правоотношений» с обоснованием расширения понятийного аппарата института несостоятельности (банкротства), выявить их некоторые особенности;

- научно обосновать целостную теоретическую концепцию несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации;

- установить состав лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве) рассмотреть вопросы процессуального статуса участников производства по делам о несостоятельности (банкротстве), а также определить место и роль арбитражного суда в защите прав и интересов субъектов экономической деятельности в процедурах несостоятельности (банкротства);

- проанализировать законодательство о несостоятельности (банкротстве) с выявлением его теоретических основ и выработать предложения по его совершенствованию;

- исследовать особенности правового регулирования процедур при несостоятельности (банкротстве), определить специфику их осуществления и выявить особенности защиты законных интересов кредиторов и должников при осуществлении процедур несостоятельности (банкротстве);

- рассмотреть основы несостоятельности (банкротства) физических лиц, уточнить понятие и сущность процедур при банкротстве физических лиц;

- провести анализ зарубежного законодательства о несостоятельности (банкротстве) на примерах немецкой, французской, американской, английской моделей законодательства о банкротстве, а также законодательства иных стран Европейского Союза;

- определить перспективы модификации российского института несостоятельности (банкротства) с учетом зарубежного опыта в этой сфере;

- разработать и обосновать предложения, рекомендации теоретического и практического характера, направленные на совершенствование действующего законодательства.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере защиты прав и законных интересов субъектов экономической деятельности при осуществлении процедур несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации.

Предмет исследования составляют нормы российского и зарубежного гражданского и торгового законодательства, регулирующие правоотношения, возникающие между лицами, участвующими в деле о несостоятельности (банкротстве), а также теоретические разработки в данной области и судебная практика.

Степень научной разработанности. Вопросам несостоятельности (банкротства) в условиях рыночной экономики посвящено немало фундаментальных научных работ.

Так, глубокий, основательный анализ обозначенной проблемы содержится в трудах Е. А.  Васильева,  В. В. Витрянского,  К. Д. Кавелина,  С. А. Карелиной,  К. И. Малышева, М. В. Телюкиной, В. А. Химичева.

Многообразные социально-экономические и правовые особенности процедуры банкротства в современных условиях рассматриваются в выступлениях многих юристов-практиков, публикациях периодической печати известных российских  ученых  в данной  сфере:  А. Б.  Агеева,  П. Е.  Власова,  В. Е.  Гаврилова,  И. В.  Гущина,  Н. К.  Дергачева,  Н. В.  Джагмаидзе, Д. А.  Кращенко,  И. Ю.  Михалева,  А. А.  Оболенского,  П. А. Резвана, П. А. Светачева, Ю. П. Свит.

Названные цивилисты посвятили свои работы изучению и исследованию проблем теории несостоятельности (банкротства) в гражданском праве; правового регулирования отношений субъектов в области предпринимательства в России; сущности проблем и методов предупреждения несостоятельности (банкротства) юридических лиц; вопросам развития взаимосвязей норм права о несостоятельности (банкротстве) и уголовного права; уголовно-правовой ответственности за фиктивное и преднамеренное банкротство. Их труды также были посвящены проблемам несостоятельности (банкротства) в системе методов реформирования юридических лиц; несостоятельности (банкротству) как институту рыночного хозяйства; несостоятельности (банкротству) юридических лиц. В числе работ этих ученых есть и такие, в которых проводился теоретико-методологический анализ процессов становления российского законодательства о несостоятельности (банкротстве), исследовались международно-правовые аспекты процедур банкротства, причины и механизмы предупреждения криминальных банкротств в разных странах.

Заметный вклад в исследование рассматриваемой проблемы внесли ученые-экономисты Д. В. Сухарев, В. П. Иосипчук, В. М. Выгодский, Т. М. Толмашова и др., создавшие теорию определения критериев и механизмов оценки необходимости и вероятности несостоятельности (банкротства) юридических лиц.

Вместе с тем в работах названных авторов отражены лишь отдельные аспекты рассматриваемой проблемы, при этом исследования целостной теоретической концепции несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации не проводились. Изучение диссертационных работ по обозначенной теме, выполненных за последние несколько лет, также показало, что в них содержатся рассуждения достаточно общего постановочного характера и в основном освещаются вопросы, определяющие статус отдельных субъектов – лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротства).

Теоретическая основа исследования. При подготовке диссертационной работы автор использовал труды дореволюционных ученых-правоведов, посвященные  проблемам  несостоятельности (банкротства): Е. В. Васьковского, А. Х. Гольмстена, Д. Д. Гримма, Д. И. Мейера, С. А. Муромцева, Е. А. Нефедьева, К. П.  Победоносцева,  И. А.  Покровского,  А. Н.  Трайнина, П. П. Цитовича, Г. Ф. Шершеневича.

Учтены концептуальные идеи ученых-юристов советского и современного периодов:  С. Н.  Абрамова,  М. М.  Агаркова,  С. С.  Алексеева,  В. К. Андреева, Л. П. Ануфриевой, П. Д. Баренбойма, И. Блауберга, М. И. Брагинского, В. В.  Богданова,  В. В.  Бородина,  С. Н.  Братуся,  Л. Ю.  Василевской,  Е. А.  Васильева,  В. В.  Витрянского, В. Е. Гавриловой, Г. А. Гаджиева, Б. М. Гонгало, А. И. Гончарова, О. С. Иоффе, А. Ю. Кабалкина, С. А. Карелиной, А. Ф. Клейнмана, Н. И. Клейн,  Н. М.  Коршунова, О. А. Красавчикова, П. В.  Крашенинникова,  О. Л.  Кузнецова,  М. И.  Кулагина,  О. Э.  Лейста,  А. Г.  Лордкипанидзе,  Л. А.  Лунца,  Г. В.  Мальцева,  Н. И.  Матузова,  В. П. Мозолина,  Л. А.  Новоселовой,  Б. И.  Пугинского,  В. Ф.  Попондопуло, В.  Садовского,  Е. А.  Суханова, М. В. Телюкиной, М. К. Треушникова, Р. О. Халфина, В. М. Шерстюка, Э. Юдина и др.

В работе также проанализированы выводы известных зарубежных цивилистов:  Дж. Адамса,  З. Боди,  М. Бертонеш,  Ц. Верен,  П. Вууд,  Р. Давида,  Б. Зеллера, Т. Кейли, Росе Свинг Н., Т. К. Хартли, Чешра П. Норта, К. Жоффре-Спиноза, Р. Мертона, Р. Найта, А. Трунка и др.

Методологическая основа исследования. В ходе решения поставленных задач автор опирался на различные общенаучные принципы и методы. В их числе: общенаучные принципы (системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический, анализ и синтез, индукция и дедукция); специальные юридические методы (метод правового моделирования, историко-правовой, юридико-догматический методы).

Диссертационное исследование базируется на совокупности таких частных методов, как формально-логический, системно-структурный, сравнительно-правовой, исторический и др., что позволило выявить и обосновать содержание и специфику «субстантивных правоотношений», возникающих на основных этапах процесса несостоятельности (банкротства).

Системно-структурный подход дал возможность рассмотреть отдельные нормы российского законодательства не изолировано друг от друга, а как единый комплекс, включающий в себя два аспекта: познавательный (описательный) и конструктивный (используемый при создании концепции несостоятельности (банкротства)), которые тесно связаны и взаимодополняют друг друга.

С помощью общенаучного диалектического метода познания диссертант проанализировал сущность института несостоятельности (банкротства), его противоречивость, причины, следствия и многообразие его связей в правовой реальности, что позволило структурировать изучаемое явление и системно изложить полученные в ходе исследования знания.

Методы анализа и синтеза применены соискателем при выявлении взаимосвязи и взаимодействия элементов (причин и следствий) института несостоятельности (банкротства), а также соединении исследуемых отдельных элементов в единое целое, что представлено в виде концепции.

Историко-правовой метод позволил диссертанту изучить и выявить индивидуальные черты и ступени развития института несостоятельности (банкротства), показать обусловленность современного состояния этого института его прошлым состоянием.

Метод правового моделирования способствовал определению целостной теоретической концепции несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации, основанной на предложенном автором едином материально-процессуальном комплексе, состоящем из частноправовых, публично-правовых отношений, включая процессуальные, охватывающим весь пласт правоотношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве) должника, именуемых субстантивными правоотношениями.

С учетом сложносоставности предмета исследования автор использовал сравнительно-правовой метод, при помощи которого исследовано законодательство о несостоятельности (банкротстве) зарубежных государств и судебная практика (Германии, Франции, США, Англии, иных стран Европейского Союза).

Нормативная база исследования представлена источниками международного и национального права России, Германии, Франции, США, Англии, иных стран Европейского Союза.

Существенное место в комплексе правовых источников занимают Конституция Российской Федерации, международно-правовые договора, гражданское, торговое, арбитражное процессуальное и уголовное законодательство, а также законодательство о несостоятельности (банкротстве), иные федеральные законы, постановления Правительства РФ, указы Президента РФ, материалы судебной практики, а также зарубежное законодательство и судебная практика (Германии, Франции, США, Англии, иных стран Европейского Союза).

Эмпирическую базу исследования составляют статистические данные Арбитражного суда города Москвы за период с 1998 г. по первое полугодие 2010 г., опубликованные материалы судебной практики Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Федерального арбитражного суда Московского округа, Арбитражного суда города Москвы, а также факты, получившие отражение в научной литературе и публикациях периодической печати.

Научная новизна исследования заключается в том, что настоящая работа является одной из первых диссертационных исследований, посвященных гражданско-правовому институту несостоятельности (банкротства) на базе комплексного исследования частно – публичных правоотношений несостоятельности (банкротства), в котором впервые в российской юридической науке обоснована и сформулирована теоретическая концепция несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации, основанная на создании новой конструкции всего комплекса правоотношений несостоятельности (банкротства) (частных и публичных), которые составляют предмет регулирования, возникают в законодательстве о несостоятельности (банкротстве), и обеспечивают баланс интересов должника, кредиторов и иных лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве). В работе раскрыта юридическая природа данной гражданско-правовой конструкции и характеристика ее отдельных композиционных элементов, закрепленных в действующем законодательстве, с учетом практики ее применения судами, что представляет собой решение важной теоретической задачи, имеющей практическое значение для развития науки гражданского права.

Проведенное исследование позволило на основе системного подхода с использованием специального юридического формально-логического метода впервые выявить такую категорию, как «субстантивные правоотношения», которые носят интегративный характер, возникают на определенных фазах между субъектами, участвующими в процедурах несостоятельности (банкротства), включают в себя частноправовые и публично-правовые отношения, осуществляются в рамках принятия судебных актов и прекращаются с окончанием конкурсного процесса. С учетом специфики формирования выявленных правоотношений авторское определение в диссертации представлено следующим образом: «субстантивные правоотношения – это урегулированный правом единый комплекс правоотношений (частноправовых и публично-правовых), возникающих между субъектами предпринимательской деятельности (кредитором и должником), органами власти, наделенными субъективными правами и обязанностями при формировании полного реестра требований кредиторов для достижения социально значимых целей – защиты имущественных интересов кредиторов в рамках соблюдения законодательно закрепленных процедур несостоятельности (банкротства)».

Новизна исследования заключается также в положениях, выносимых на защиту.

В результате проведенного исследования сформулированы и выносятся на защиту следующие основные положения:

1. Автор пришел к выводу о том, что дальнейшее развитие правового регулирования несостоятельности (банкротства) должно осуществляться на основе целостной теоретической концепции несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации, которая представляет собой совокупность научных идей обо всем комплексе правоотношений: как частных, так и публичных, составляющих предмет регулирования, возникающих в законодательстве о несостоятельности (банкротстве), и способы обеспечения баланса интересов должника и кредиторов, иных лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве), применение которых, в конечном итоге, должно способствовать стабилизации гражданского оборота.

2. Традиционные правоотношения: частноправовые (гражданские, трудовые, семейные), публично-правовые (налоговые, таможенные и др.), включая процессуальные отношения, - попадают в сферу действия законодательства о несостоятельности (банкротстве), приобретают новые специфические черты. В целях разграничения указанных правоотношений, складывающихся в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) от обычных правоотношений, автором предлагается ввести в научный оборот новую категорию субстантивных правоотношений, охватывающую весь комплекс правоотношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве) должника.

3. Субстантивные правоотношения, по мнению автора, можно определить как урегулированный правом единый комплекс правоотношений (частноправовых и публично-правовых), возникающих между субъектами предпринимательской деятельности (кредитором и должником), органами власти, наделенными субъективными правами и обязанностями при формировании полного реестра требований кредиторов для достижения социально значимых целей – защиты имущественных интересов кредиторов в рамках соблюдения законодательно закрепленных процедур несостоятельности (банкротства)».

4. Одна из особенностей субстантивных правоотношений состоит в том, что они регулируются законодательством о несостоятельности (банкротстве) в приоритетном порядке, а базовые (отраслевые) законы, определяющие соответствующие правоотношения (Гражданский кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ и т.п.) применяются к субстантивным правоотношениям применяются лишь в субсидиарном порядке.

5. На протяжении всего дела о несостоятельности (банкротстве) субстантивные правоотношения находятся в динамике, приобретая новые качественные характеристики в ходе применения различных процедур несостоятельности (банкротства). В связи с этим необходимо говорить о фазах (стадиях) последовательного развития субстантивных правоотношений.

Применительно к делу о несостоятельности (банкротстве) субстантивные правоотношения проходят как минимум три фазы (стадии) развития:

- фаза формирования (с момента возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) до введения процедуры наблюдения);

- фаза осуществления (с момента введения процедуры наблюдения до открытия конкурсного производства);

- фаза прекращения (конкурсное производство и мировое соглашение).

На фазе формирования субстантивных правоотношений традиционные правоотношения (обязательственные, налоговые и т.п.) входят в зону риска и характеризуются переходным состоянием, имея ввиду, что в случае введения процедур несостоятельности (банкротства) действие в рамках указанных правоотношений могут быть признаны недействительными по правилам главы III′ Закона о банкротстве.

На фазе осуществления субстантивных правоотношений они характеризуются в качестве конкурсных требований, которые осуществляются специфическими способами, в частности путем голосования на собрании кредиторов, обжалования действий арбитражного управляющего и т.п.

На последней фазе осуществляется погашение требований по гражданско-правовым обязательствам и обязательным платежам, что влечет прекращение субстантивных правоотношений.

6. В рамках субстантивных правоотношений материально-правовые и процессуальные правоотношения образуют единый материально-процессуальный комплекс. В сфере несостоятельности (банкротства) гражданские и иные материально-правовые отношения существуют и развиваются исключительно в процессуальных формах, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве). В свою очередь, специфика процессуальных норм, содержащихся в Законе о банкротстве во многом предопределена особенностями материальных правоотношений, новыми качествами последних, возникающих в сфере несостоятельности (банкротства).

7. Скорая процедура возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) с использованием существующих в настоящее время внешних признаков неплатежеспособности (долг в размере 100 тысяч рублей и просрочка в исполнении 3 месяца) представляется достаточно опасной, поскольку это может нанести непоправимый ущерб гражданскому обороту и формирующемуся институту частной собственности. В связи с этим необходимо ужесточить условия инициирования процедур несостоятельности (банкротства) должника и законодательно закрепить принцип реальной платежеспособности должника.

8. Необходимо значительно усилить организационную роль суда в деле о несостоятельности (банкротстве) за обеспечением баланса интересов кредитора и должника. В этих целях предлагается рассмотреть вопрос о создании в России

специализированных судов по рассмотрению и разрешению споров о несостоятельности (банкротстве) с расширением их полномочий и приданием таким судам функций по упорядочению субстантивных правоотношений и статуса должника как участника гражданского оборота.

9. Рекомендуется скорректировать правовое регулирование в целях введения в понятийный аппарат института несостоятельности (банкротства) понятия «учет мнения должника», в том числе относительно проведения торгов (конкурсов) по продаже предприятий и иных активов должника и определения порядка и способов такой продажи, что может служить разумным препятствием возможных злоупотреблений арбитражных управляющих и кредиторов при распродаже бизнеса должника.

10. Очевидна целесообразность введения в институт несостоятельности (банкротства) независимого арбитражного управляющего, который бы не являлся членом саморегулируемой организации (СРО) и регистрировался бы в арбитражном суде. При этом в отношении кредиторов должны быть сохранены гарантии реализации права выбора кандидатуры арбитражного управляющего, представляемой к утверждению арбитражным судом.

11. Представляется, что продолжительность реабилитационных процедур должна определяться дифференцировано применительно к отдельным категориям должников. К примеру, в отношении таких категорий должников, как стратегические предприятия, градообразующие организации и субъекты естественных монополий срок финансового оздоровления или внешнего управления, которых мог бы составить от пяти до десяти лет.

12. Нуждается в оптимизации правовое регулирование несостоятельности (банкротство) физических лиц. С одной стороны, гражданам – должникам должна быть предоставлена судебная защита от односторонних действий кредиторов и коллекторов, с другой стороны – кредиторам должна быть обеспечена хотя бы частичная возможность получения удовлетворения по долгам.

В этой связи целесообразно использовать имеющийся опыт зарубежных стран: Германии, Франции, Англии, США.

Теоретическая значимость работы определена доктринальной целостностью (доктринальным единством) исследуемой проблематики и представляет собой целостную картину установления и функционирования института несостоятельности (банкротства) в контексте развития отечественной правовой системы, обусловлена комплексным изучением теоретических и практических аспектов гражданско-правового регулирования отношений, вытекающих из процесса несостоятельности (банкротства).

Научно-теоретическое обоснование выводов, полученных в ходе проведенного исследования, позволяет ввести в научный оборот авторские определения понятий «субстантивные правоотношения», «учет мнения должника».

Содержащиеся в диссертации выводы расширяют знания об актуальных проблемах правового регулирования правоотношений, связанных с несостоятельностью (банкротством). Кроме того, предлагаемая автором целостная теоретическая концепция несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации будет способствовать дальнейшему развитию науки гражданского права, что позволит внести определенный вклад и в решение дискуссионного вопроса о перспективах развития и совершенствования целостной теоретической концепции несостоятельности (банкротства) в современной России.

Значимость работы состоит также в том, что ряд положений исследования вводятся в научный оборот впервые и могут быть использованы при разработке лекционных курсов по дисциплинам, соответствующим тематике диссертации.

Основные предложения и выводы автора могут быть использованы при дальнейшем изучении правовой природы и особенностей целостной теоретической концепции несостоятельности (банкротства) в российской Федерации в рамках научной цивилистической доктрины и в иных отраслевых юридических науках, а также в законотворческом процессе, в том числе для унификации понятийного аппарата, используемого в рассматриваемой сфере, и при подготовке учебных курсов в рамках таких дисциплин как: «Гражданское право», «Арбитражный процесс», «Российское предпринимательское право», «Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)».

Практическое значение диссертационного исследования определяется важностью сделанных в ходе исследования выводов, предложений, рекомендаций, направленных на совершенствование действующего законодательства, которые могут быть использованы в целях создания эффективной системы профилактики и противодействия таким явлениям, как банкротное рейдерство.

Так, в рамках модификации действующего законодательства автором предлагается:

1) дополнить пункт 3 статьи 6 действующего Закона о банкротстве следующими словами: «прошедшие стадию исполнительного производства»; пункт 2 статьи 7 словами: «и с момента представления в суд акта судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания»;

2) увеличить предусмотренный действующим Законом о банкротстве двухлетний срок процедуры финансового оздоровления и пересмотреть размер задолженности, позволяющий признать несостоятельным (банкротом) то или иное юридическое лицо в зависимости от особенностей его правового статуса (стратегическое, градообразующее и т. д.).

Данные предложения, по мнению автора, могут быть реализованы путем внесения в действующий Закон о банкротстве соответствующих изменений:

а) пункт 6 статьи 80 изложить в следующей редакции: «финансовое оздоровление вводится на срок не менее пяти лет».

б) пункт 2 статьи 6 изложить в следующей редакции: «при условии, что требования к должнику – юридическому лицу в совокупности составляют не менее пятисот тысяч рублей…»;

в) пункт 4 статьи 190 изложить в следующей редакции: «для возбуждения производства по делу о банкротстве стратегических предприятий принимаются во внимание требования, составляющие в совокупности не менее пяти миллионов рублей…»;

г) пункт 3 статьи 197 изложить в следующей редакции: «дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей к должнику – субъекту естественной монополии в совокупности составляют не менее пяти миллионов рублей…»;

3) дополнить Главу V «Финансовое оздоровление» действующего Закона о банкротстве статьей 78.1. следующего содержания:

«Статья 78.1. Ходатайство должника о введении финансового оздоровления

Должник вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о введении процедуры финансового оздоровления, к которому должен приложить отчет о своем финансовом состоянии, подтвержденный заключением независимого аудита с приложением документов, свидетельствующих о возможности погашения задолженности».

Апробация результатов исследования. Основные положения и материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры гражданского и семейного права ГОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия» им. О. Е. Кутафина, нашли свое отражение в 4 опубликованных авторских и коллективных трудах (1 брошюра в соавторстве- 5,3 п.л.; 2 брошюра в соавторстве - 7,3 п.л.; 3 – 2,2 п.л.; 4 в соавторстве – 9 п.л.), 33 научных статьях, 17 из которых опубликованы в научных журналах, сборниках и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ и иных публикациях.

Всего по теме диссертации было опубликовано 37 работ, общим объемом 28,92 п. л.

Кроме того, результаты исследования используются в учебном процессе при подготовке учебно-методических материалов, а также при изучении таких дисциплин, как: «Гражданское право», «Арбитражный процесс», «Российское предпринимательское право» в Московской академии экономики и права; при разработке содержания и методики преподавания учебных курсов «Хозяйственное право» и «Правовые основы деятельности субъектов малого бизнеса» во Всероссийском заочном финансово-экономическом институте.

Структура диссертации определена характером исследуемых в ней проблем. Работа выполнена в соответствии с предъявляемыми требованиями, и состоит из введения, пяти глав, включающих в себя 19 параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, анализируется степень научной разработанности темы, раскрываются теоретическая, методологическая, правовая и эмпирическая базы исследования, обосновывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, определяется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов и структуре исследования.

Первая глава «Общие положения законодательства о несостоятельности (банкротстве) в России» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Экономические и правовые предпосылки возникновения законодательства о несостоятельности (банкротстве) в Российской Федерации» отмечается, что после длительного господства планово-распределительного типа экономической системы формирующаяся в России рыночная система хозяйствования обусловливает необходимость переосмысления форм и методов ведения экономической деятельности юридического лица, нового подхода к определению места и роли последнего в развитии общественного производства. В этот период возникают и развиваются принципиально новые организационно-правовые формы юридического лица, которые требуют создания новых экономических взаимоотношений с государством, а также определения соответствующего порядка взаимодействия с поставщиками сырья и оборудования, в сфере торговли и т. д.

В условиях перехода к рыночной системе хозяйствования процедура несостоятельности (банкротства) является своеобразным «санитаром» экономики, устраняющим неэффективных участников хозяйственного оборота и является, по сути, совершенно новым явлением в области экономических отношений, что явилось определяющим основанием для законодательного закрепления и отражения основ правового регулирования этих отношений.

Модернизация плановой экономики, интенсивное развитие предпринимательской деятельности на этапе перехода России к рыночной экономике в начале 90-х годов прошлого века обусловили необходимость внесения качественных изменений в действующее законодательство и создания новой, более эффективной законодательной базы, способствующей безболезненному переходу от плановой к рыночной экономике и направленной на защиту интересов участников экономического оборота от последствий систематического неисполнения обязательств.

Во втором параграфе «Роль объективных и субъективных факторов в возникновении несостоятельности (банкротства)» автором выделяются объективные и субъективные факторы, влияющие на правоотношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан-предпринимателей и юридических лиц. Влияние этих факторов бесспорно, в то же время они различны по своему содержанию и способу возникновения.

Наличие или отсутствие объективных факторов, влияющих на возникновение правоотношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) граждан-предпринимателей и юридических лиц, не зависят от воли и действий отдельных людей и компаний, тогда как субъективный фактор в большей степени связан с действиями руководителей предприятия и его менеджментом.

Говоря о способах возникновения объективных факторов и их содержании, автор отмечает, что они включают в себя экономические, правовые и природно-климатические причины, приводящие юридическое лицо к банкротству.

Очевидно, что действие объективных факторов не является абсолютным обстоятельством, безусловно приводящим юридическое лицо к банкротству. Возможность преодоления кризиса, восстановление деятельности юридического лица во многом зависят от эффективности организации его деятельности, накопленных резервов и профессиональных действий менеджмента.

К субъективным причинам несостоятельности (банкротства) следует отнести неверные действия менеджмента юридического лица, исходящие из ошибочной оценки условий, которые могут быть связаны с неопытностью и неграмотностью руководителей, их неумением ориентироваться в меняющейся обстановке рыночных отношений, злоупотреблением служебным положением, консервативным мышлением, что в результате приводит к неэффективному управлению юридическим лицом, утрате позиций на рынке и принятию неверных решений.

В третьем параграфе «Понятие и условия возникновения несостоятельности (банкротства): критерии и принципы» автор анализирует различные точки зрения ученых-юристов относительно принципов правового регулирования рассматриваемых отношений.

Рассматривая вопросы о соотношении понятий «несостоятельность» и «банкротство», автор отмечает, что в науке истории государства и права России предлагаются различные варианты содержательного наполнения этих терминов. С учетом исторического опыта и позиции ученых, отождествляющих понятия «несостоятельность» и «банкротство», а также основываясь на легальном определении несостоятельности (банкротства), закрепленном в ст. 2 действующего Закона о банкротстве, автор уточняет и корректирует понятия «несостоятельность» и «банкротство», полагая, что юридические последствия несостоятельности и банкротства юридических лиц в смысле возможностей выхода из финансового кризиса, восстановления платежеспособности юридического лица, направленных на его стабилизацию, – различны.

По мнению автора, несостоятельность – это такое финансово-экономическое состояние юридического лица, при котором в момент возбуждения дела, а также на стадиях процедур наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления у юридического лица отсутствует возможность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, в том числе исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, однако имеются реальные активы и материальные возможности, а также способность в результате погашения задолженности на стадиях наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления восстановить платежеспособность юридического лица.

В то же время банкротство – это степень несостоятельности должника, подтвержденная судебным актом (решением) о введении процедуры конкурсного производства, при которой восстановление способности по полному удовлетворению требований кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнению обязанностей по уплате обязательных платежей становится объективно невозможным.

Иными словами, общее понятие несостоятельности, употребляемое в Законе о банкротстве 2002 г., имеет динамичный характер, результатом которого становится банкротство должника, со всеми вытекающими из этого последствиями. Данные последствия выражаются в открытии конкурсного производства с последующей ликвидацией должника как субъекта гражданского материального правоотношения, возникшего и функционировавшего в сфере действия рассматриваемого закона.

В связи со сказанным становится понятным, почему под именем одного и того же понятия «несостоятельность (банкротство)» действуют два взаимосвязанных между собой, но одновременно сохраняющих свою отраслевую принадлежность правоотношения – гражданское и процессуальное, образуя по существу единый материально-процессуальный правовой комплекс. Данные правоотношения возникают и прекращаются одновременно. При этом гражданское правоотношение функционирует исключительно в сфере действия процессуального правоотношения.

Вместе с тем отмечается, что в настоящее время с учетом еще формирующегося института частной собственности скорая процедура возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) с использованием критерия неплатежеспособности представляется достаточно опасной, поскольку это может нанести непоправимый ущерб гражданскому обороту и формирующемуся институту частной собственности. В этой связи автор обосновывает необходимость законодательного закрепления принципа реальной платежеспособности должника, обеспечивающего функционирование предприятия в интересах общества, и предлагает, не изменяя критерия неплатежеспособности, дополнить существующий перечень документов, необходимых для возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве), актом судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания, а именно – дополнить пункт 3 статьи 6 действующего Закона о банкротстве следующими словами: «прошедшие стадию исполнительного производства»; пункт 2 статьи 7 словами: «и с момента представления в суд акта судебного пристава-исполнителя о невозможности исполнения». Таким образом, по мнению автора, необходимо ужесточить условия инициирования процедур несостоятельности (банкротства) должника.

Кроме того, автор приходит к выводу о том, что сложность и многогранность отношений, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством) должника, позволяют выделить принципы правового регулирования указанных отношений, которые формируется с учетом общих принципов права и особенностями регулируемых отношений; смешанным характером используемых средств, способов и методов правового регулирования; особой целью института несостоятельности (банкротства); гражданско-правовым характером исследуемого института.

В четвертом параграфе «Источники правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством): история и развитие» исследуя эволюцию основных институтов российского законодательства о несостоятельности (банкротстве), автор подверг анализу практически весь массив источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), начиная с первого русского законодательного акта Древней Руси ХI–ХII вв. и до ныне действующего Закона о банкротстве. В их числе: Русская Правда, Псковская судная грамота, Соборного уложение 1649 г., Вексельный устав 1729 г., Устав о торговой несостоятельности 1832 г., Банкротный устав 1880 г., Указ Сената «Акт российской империи» 1868 г., Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1923 г., в который уже в 1927 г. были введены соответствующие главы, направленные на регулирование вопросов несостоятельности, Гражданский кодекс РСФСР 1964 г., законы о банкротстве 1992 г., 1998 г., 2002 г.

Результаты проведенного анализа позволили автору сделать вывод о том, что в своем развитии правоотношения, возникающие при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве), прошли ряд этапов, которые связаны с совершенствованием правовой сферы и принятием в течение исследуемого периода многочисленных законов о банкротстве.

Следует также отметить, что в целях уточнения вопроса об отнесении постановлений Пленумов высших судов к источникам правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), были проанализированы различные позиции ученых-цивилистов и практикующих юристов. Выражая свою солидарность с позицией авторов, признающих постановления пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ источниками права, потому как содержащиеся в них разъяснения и толкования, безусловно, служат правовой основой разрешения дела, диссертант отмечает, что существование в праве судебной практики высших судов как фактического его источника имеет свои позитивные моменты, поскольку судебная практика оказывает воздействие на развитие гражданского права, не ограничивая его возможностями только законодательной власти, так как эффективность закона, как правило, определяется высокой эффективностью практики его применения.

Вторая глава «Несостоятельность (банкротство) в системе гражданско-правовых отношений» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Юридическая природа отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством)» автором подробно рассматриваются нормы, регулирующие отношения в сфере несостоятельности (банкротства) и отмечается, что определенную индивидуальность ныне действующему Закону о банкротстве придает совокупность составляющих его материально-правовых и процессуально-правовых норм. В свою очередь материальные отношения, регулируемые законодательством о банкротстве, носят смешанный характер, выступают одновременно предметом регулирования различных отраслей права и находятся в постоянной динамике.

Автором делается вывод о том, что юридическая природа отношений, возникающих при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве), заключается в правовой сущности норм, направленных на регулирование отношений, возникающих при рассмотрении арбитражным судом дел о несостоятельности (банкротстве) в рамках комплексного частно-публичного правоотношения, содержанием которого являются материальные, а формой – процессуальные отношения публично-правового характера.

Во втором параграфе «Субъекты правоотношений при несостоятельности (банкротстве)», анализируя нормы действующего Закона, регулирующие отношения между кредиторами и различными категориями должников, диссертант выделяет некоторые особенности правового регулирования, которые связаны с правовым статусом должника (кредитные, страховые, стратегические, градообразующие, сельскохозяйственные организации, крестьянские (фермерские) хозяйства, субъекты естественных монополий, индивидуальные предприниматели, ликвидируемый или отсутствующий должник). Так, особенностью правоотношений, возникающих в связи с возбуждением процедуры несостоятельности (банкротства) в отношении страховой организации, является ограниченный Законом о банкротстве круг лиц, имеющих право обратиться в суд с заявлением о признании страховой организации банкротом, в который включены: должник, конкурсный кредитор, уполномоченный орган.

Несостоятельность (банкротство) отсутствующего должника осуществляется по упрощенной процедуре, предполагающей сокращенный срок рассмотрения заявлений кредиторов о признании должника несостоятельным (банкротом) и об открытии конкурсного производства, основанием для применения которой является отсутствие у должника имущества и фактическое прекращение деятельности и т. д.

В качестве характерной особенности регулирования отношений банкротства гражданина-предпринимателя рассматриваются законодательно закрепленные правила банкротства крестьянских (фермерских) хозяйств, поскольку исходя из сути отношений, законодатель урегулировал банкротство именно крестьянского (фермерского) хозяйства, а не индивидуального предпринимателя – его главы.

Что же касается стратегических предприятий и организаций, то, по мнению автора, установленные действующим Законом внешние признаки банкротства – задолженность в размере пятисот тысяч рублей (п. 4 ст. 190) и просрочка в течение шести месяцев (п. 3 ст. 190) – являются недостаточными и способствуют искусственному формированию задолженности юридических лиц с целью последующего вывода ликвидных и представляющих для государства ценность активов. При определении признаков банкротства таких предприятий и организаций, по мнению автора, целесообразно исходить из суммы кредиторской задолженности, размер которой должен быть поставлен в зависимость от стоимости активов должника на дату обращения с заявлением в арбитражный суд. Это было бы идеально для сохранения таких юридических лиц, однако действующий критерий неплатежеспособности не позволяет использовать предлагаемый подход, в этой связи установленную сумму в пятьсот тысяч рублей следовало бы увеличить до пяти миллионов рублей.

В связи с изложенным и в целях обеспечения и поддержания обороноспособности и безопасности государства автор предлагает на законодательном уровне закрепить ряд норм, направленных на сохранение действующих стратегических и градообразующих предприятий, недопущение очередного передела собственности, а именно:

1) увеличить размер совокупной задолженности, необходимой для возбуждения дела о банкротстве стратегического предприятия и организации. Так, наиболее приемлемым вариантом задолженности представляется сумма пять миллионов рублей;

2) установить обязательность приложения к заявлению о признании стратегического предприятия и организации банкротом акта судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания долга с предприятия и как результата – невозможность исполнения судебного решения, что позволит максимально расширить возможности исполнительного производства для восстановления платежеспособности должника;

3) приостанавливать рассмотрение требований, поданных стратегическим предприятием и организацией – должником либо кредиторами, после принятия заявления о признании юридического лица несостоятельным (банкротом) и до введения в отношении нее (организации-должника) процедуры наблюдения;

4) пересмотреть перечень стратегических предприятий и организаций с отнесением наиболее значимых для обеспечения обороноспособности и безопасности государства к казенным предприятиям, установив тем самым принципиальную невозможность банкротства данных предприятий.

5) увеличить срок финансового оздоровления или внешнего управления от пяти до десяти лет в отношении стратегических предприятий, градообразующих организаций и субъектов естественных монополий.

Третий параграф «Соотношение частноправовых и публичных методов регулирования отношений при несостоятельности (банкротстве)» посвящен теоретическому исследованию категории «субстантивные правоотношения» и их гражданско-правовой сущности с учетом установления комплексного характера правоотношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве).

На основе системного подхода с использованием специального юридического формально-логического метода автором впервые выявлена такая категория, как «субстантивные правоотношения», которые носят интегративный характер, возникают на определенных фазах между субъектами, участвующими в процедурах несостоятельности (банкротства), включают в себя частноправовые и публично-правовые отношения, осуществляются в рамках принятия судебных актов и прекращаются окончанием конкурсного процесса.

Субстантивные правоотношения, по мнению автора, можно определить как урегулированный правом единый комплекс правоотношений (частноправовых и публично-правовых), возникающих между субъектами предпринимательской деятельности (кредитором и должником), органами власти, наделенными субъективными правами и обязанностями при формировании полного реестра требований кредиторов для достижения социально значимых целей – защиты имущественных интересов кредиторов в рамках соблюдения законодательно закрепленных процедур несостоятельности (банкротства)».

Следует отметить, что в рамках производства по делу о несостоятельности (банкротстве) субстантивные правоотношения находятся в динамике, приобретая новые качественные характеристики в ходе применения различных процедур несостоятельности (банкротства). В связи с этим необходимо говорить о фазах (стадиях) последовательного развития субстантивных правоотношений.

Применительно к делу о несостоятельности (банкротстве) субстантивные правоотношения проходят как минимум три фазы (стадии) развития:

- фаза формирования (с момента возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) до введения процедуры наблюдения);

- фаза осуществления (с момента введения процедуры наблюдения до открытия конкурсного производства);

- фаза прекращения (конкурсное производство и мировое соглашение).

На фазе формирования субстантивных правоотношений традиционные правоотношения (обязательственные, налоговые и т.п.) входят в зону риска и характеризуются переходным состоянием, имея ввиду, что в случае введения процедур несостоятельности (банкротства) действие в рамках указанных правоотношений могут быть признаны недействительными по правилам главы III′ Закона о банкротстве.

На фазе осуществления субстантивных правоотношений они характеризуются в качестве конкурсных требований, которые осуществляются специфическими способами, в частности путем голосования на собрании кредиторов, обжалования действий арбитражного управляющего и т.п.

На последней фазе осуществляется погашение требований по гражданско-правовым обязательствам и обязательным платежам, что влечет прекращение субстантивных правоотношений.

С учетом изложенного автор отмечает, что целостная теоретическая концепция несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации представляет собой совокупность научных идей обо всем комплексе правоотношений: как частных, так и публичных, составляющих предмет регулирования, возникающих в законодательстве о несостоятельности (банкротстве), и способы обеспечения баланса интересов должника и кредиторов, иных лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве), применение которых, в конечном итоге, должно способствовать стабилизации гражданского оборота.

В четвертом параграфе «Участники производства по делам о несостоятельности (банкротстве)» в рамках анализа процессуального статуса участников производства по делам о несостоятельности (банкротстве), рассматриваются соответствующие особенности, черты, признаки, позволяющие объединить их в те или иные категории субъектов арбитражных процессуальных правоотношений.

Исследуя процессуальный статус участников производства по делам о несостоятельности (банкротстве) диссертант отмечает, что признаки, характеризующие группу «лица, участвующие в деле», могут применяться для аналогичного процесса при характеристике групп участников производства по делам о банкротстве, поскольку понятие «лица, участвующие в деле» является более широким по смыслу норм действующего законодательства по отношению к понятию «участники производства по делам о несостоятельности (банкротстве)».

Среди признаков, применяемых для группы лиц, участвующих в деле, автор выделяет: юридическую заинтересованность в исходе процесса; право на совершение процессуальных действий от своего имени; право на совершение волеизъявлений (процессуальных действий), направленных на возникновение, развитие и окончание процесса в той или иной стадии; распространение на них в установленных законом пределах законной силы судебного решения (определения о завершении производства по делу).

Результаты исследования позволяют сделать вывод о том, что понятия «лица, участвующие в деле о банкротстве» и «лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве» целесообразно разграничивать по характеру и объему полномочий каждой из рассматриваемых категорий.

Большое внимание в диссертации уделяется сравнительному анализу норм, устанавливающих статус арбитражного управляющего, что позволило выделить ряд его особенностей с учетом принятия Закона о банкротстве 2002 г.: ужесточились профессиональные требования к кандидатуре арбитражного управляющего; введен институт страхования ответственности арбитражного управляющего; стало возможным участие должника в процедуре назначения арбитражного управляющего; сократились контрольные функции суда за назначением и деятельностью арбитражного управляющего.

С учетом того, что нормами Закона о банкротстве 2002 г. расширены компетенция и возможности контроля со стороны саморегулируемых организаций (СРО) арбитражных управляющих деятельности их членов, СРО предоставляется больше самостоятельности в рамках внутреннего регулирования деятельности арбитражных управляющих их собственным сообществом. В связи с этим автор считает возможным и необходимым наделить СРО функцией по установлению определенной (более узкой) специализации для каждого конкретного арбитражного управляющего в целях подготовки наиболее профессиональных управляющих.

Кроме того, обосновывается целесообразность введения в действующий Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» нормы, которая бы устанавливала альтернативный способ участия независимого арбитражного управляющего, не являющегося членом СРО и зарегистрированного при арбитражном суде, что обеспечило бы сохранение гарантий реализации права выбора кандидатуры арбитражного управляющего у сторон арбитражного спора.

В пятом параграфе «Место и роль арбитражного суда в защите прав и интересов субъектов экономической деятельности при процедурах банкротства» анализируются нормы законодательства, определяющие роль и место арбитражного суда при производстве дел о несостоятельности (банкротстве).

С учетом позиций отечественных и зарубежных ученых-юристов и практикующих юристов, а также личного опыта диссертант предлагает рассмотреть вопрос о создании в России специализированных судов по рассмотрению и разрешению споров о несостоятельности (банкротстве) с расширением их полномочий и приданием таким судам функций по упорядочению субстантивных правоотношений и статуса должника как участника гражданского оборота.

Кроме того, предлагается внести в действующее законодательство изменение в части совершенствования процедуры конкурсного производства, в соответствии с которым предусмотреть возможность проведения торгов (конкурсов) по продаже предприятия-должника непосредственно в специализированном суде, рассматривающему и разрешающему споры о несостоятельности (банкротства), что позволит суду осуществлять функции контроля за законным и обоснованным проведением таких торгов, поскольку в настоящее время их проведение находится вне компетенции суда. Это, в свою очередь, послужит не только препятствием к использованию схем по затягиванию процессов по рассмотрению дел о несостоятельности (банкротстве), но станет одним из важных оснований к снижению числа заявлений о несостоятельности (банкротстве) на предмет обжалования указанных торгов (конкурсов).

Третья глава «Системно-правовой анализ законодательства о несостоятельности (банкротстве)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Теоретические основы системно-правового анализа законодательства о несостоятельности (банкротстве)» детально рассматриваются такие принципы системно-правового анализа, как принцип системности, принцип иерархии, принцип интеграции, принцип формализации.

Автор отмечает, что главными задачами методологии системно-правового анализа являются выработка средств соотносительной оценки эффективности различных подходов к исследованию, а также анализ логической структуры и условий применяемости каждого из них. Развитие методологии науки и системного анализа, в частности, выступает в настоящее время первоочередной задачей, требующей незамедлительного решения. Только по мере ее решения можно внести строгость и ясность в наше, пока еще интуитивное, понимание задач и методов системного анализа. Достаточно перспективной для применения данного метода представляется сфера юридических наук в целом и законодательства о несостоятельности (банкротстве) в частности.

Применительно к юридической науке в целом, и по делам о несостоятельности (банкротстве) в частности, автор говорит о необходимости построения методологии системно-правового анализа на разных уровнях: (1) юридическая наука – научная методология; (2) институт банкротства – его этапы, субъекты, процедуры; (3) правоустановление – правоприменение в данной сфере.

Системно-правовой анализ процедур несостоятельности (банкротства) в своей методической части основывается на принципах и нормах систематизации российского законодательства. Институт систематизации законодательства – это постоянная форма развития и упорядочения действующей правовой системы. Изучение и анализ систематизации законодательства позволяет определять характер, направленность и структуру анализа, что необходимо для дальнейшего развития законодательства.

Во втором параграфе «Особенности правового регулирования процедур при несостоятельности (банкротстве) и специфика их осуществления» рассматриваются процедуры при производстве дел о несостоятельности (банкротстве) как предусмотренные законодательством стадии материально-процессуального правоотношения, имеющие своей целью восстановление платежеспособности должника, а при ее недостижении – ликвидацию должника. Кроме того, подробно анализируется порядок (правила) закрепления процедур несостоятельности (банкротства) в процессе развития законодательства о несостоятельности (банкротстве) и их особенности.

Так, в частности, отмечается, что Закон о банкротстве 1992 г. в качестве стадии по установлению банкротства должника предусматривал проведение реорганизационных, ликвидационных процедур и мировое соглашение. Реорганизационные процедуры включали в себя внешнее управление и санацию, а осуществлять ликвидационные процедуры предусматривалось в рамках конкурсного производства.

Закон о банкротстве 1998 г. не содержал терминов «реорганизация» и «ликвидация». Вместе с тем в законодательстве выделялись четыре процедуры для юридических лиц и две – для должников-граждан. Общими являлись конкурсное производство и мировое соглашение. Для юридических лиц этим процедурам предшествовали наблюдение и внешнее управление.

А вот в Закон о банкротстве 2002 г. была введена новая процедура – финансовое оздоровление, которая применяется к должнику в целях восстановления его платежеспособности и позволяет при определенных условиях сохранять контроль учредителей (участников) юридического лица - должника даже в состоянии возбужденного дела о банкротстве. Названный Закон также установил, что для определения наличия признаков банкротства юридического лица - должника могут учитываться соответствующие суммы, взысканные судом вместо причитающегося кредитору исполнения обязательства в натуре.

По мнению диссертанта, Закон о банкротстве в редакции 2002 г. отличается от ранее действовавшего законодательства своей явно выраженной реабилитационной направленностью.

Автором обосновывается необходимость совершенствования действующего законодательства о несостоятельности (банкротстве) и предлагается внести соответствующие дополнения и изменения в действующий Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». А именно:

Дополнить Главу V «Финансовое оздоровление» статьей 78.1. следующего содержания:

«Статья 78.1. Ходатайство должника о введении финансового оздоровления

Должник вправе без учета мнения учредителей и собственников имущества обратиться в арбитражный суд с заявлением о введении процедуры финансового оздоровления, к которому должен приложить отчет о своем финансовом состоянии, подтвержденный заключением независимого аудита с приложением документов, свидетельствующих о возможности погашения задолженности».

Таким образом, автором обозначены новые концептуальные особенности процедуры финансового оздоровления – процессуальное право должника на обращение в суд с заявлением о введении процедуры финансового оздоровления без учета мнения учредителей и собственников имущества и его процессуальная обязанность представления отчета о своем финансовом состоянии, подтвержденного заключением независимого аудита.

Кроме того, в диссертации обосновывается необходимость введения в понятийный аппарат института несостоятельности (банкротства) понятия «учет мнения должника», в том числе относительно проведения торгов (конкурсов) по продаже предприятий и иных активов должника и определения порядка и способов такой продажи, что может служить разумным препятствием возможных злоупотреблений арбитражных управляющих и кредиторов при распродаже бизнеса должника.

В третьем параграфе «Особенности защиты прав и законных интересов кредиторов и должников при осуществлении процедур несостоятельности (банкротства)» анализируются нормы законодательства о несостоятельности (банкротстве), направленные на защиту прав и интересов не только кредиторов, но и должников, рассматриваются различные механизмы защиты, выявляются особенности такой защиты.

В целом современное российское законодательство о банкротстве строится одновременно на принципе единой правовой защиты интересов кредиторов, выступающем против удовлетворения требований одних кредиторов в ущерб другим с соблюдением законных интересов должника.

Вместе с тем, диссертант отмечает, что с целью создания условий для наиболее полного удовлетворения требований кредиторов процедуры банкротства включают целый ряд ограничений, касающихся правомочий должника по распоряжению своим имуществом.

Примером фиксации в нормах законодательства положений о необходимом информационном обеспечении защиты интересов кредиторов являются требования закона о том, что должник в десятидневный срок со дня получения определения о принятии заявления кредитора, уполномоченного органа о признании должника банкротом обязан направить в арбитражный суд и заявителю отзыв на такое заявление. Особо следует рассмотреть аспект, касающийся защиты интересов кредиторов при осуществлении процедур банкротства, связанный с мерами по обеспечению их требований. Арбитражный суд вправе по ходатайству лица, участвующего в деле о несостоятельности (банкротстве), принять меры по обеспечению требований кредиторов (ст. 46 действующего Закона о банкротстве). Указанные меры могут быть приняты как при обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, так и в ходе рассмотрения дела на любой стадии арбитражного процесса. Ходатайство о принятии мер по обеспечению требований кредиторов может быть заявлено и в том случае, если с заявлением о возбуждении производства по делу выступил должник.

В качестве эффективного механизма защиты интересов должника в рамках процедуры внешнего управления автор называет введение моратория на удовлетворение требований кредиторов.

Мораторий распространяется на все денежные обязательства и обязательные платежи (исключение составляют требования о взыскании задолженности по выплате заработной платы, алиментов, вознаграждений по авторским договорам, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью), сроки исполнения которых, наступили до введения процедуры внешнего управления. Также отмечается, что одним из механизмов защиты прав и законных интересов должника является закрепление в законодательстве положений, в соответствии с которыми часть имущества должника не подлежит изъятию. В действующем российском законодательстве данные ограничения касаются в первую очередь имущества физических лиц.

В ходе осуществления процедур несостоятельности (банкротства) значительную проблему представляют неправомерные действия отдельных участников процесса. Одним из основных средств защиты прав и законных интересов кредиторов от неправомерных действий должника и других кредиторов являются положения Закона о банкротстве 2002 г., касающиеся недействительности сделок с участием должника.

Российское законодательство в широком смысле можно охарактеризовать как законодательство, направленное на координацию защиты интересов кредиторов и должника с целью обеспечения юридического равенства сторон в материально-процессуальном правоотношении, возникающего в сфере несостоятельности (банкротства).

Четвертая глава «Основы несостоятельности (банкротства) физических лиц» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Предпосылки возникновения банкротства физических лиц» отмечается, что несостоятельность (банкротство) гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, представляет собой новый для российского законодательства институт. Предложения Минэкономразвития России касательно несостоятельности (банкротства) физических лиц в основном сводятся к реабилитационным процедурам в отношении должников, что, на наш взгляд, заслуживает внимания и имеет определенную перспективу. Однако данная концепция, по мнению диссертанта, опоздала на 2–3 года, поскольку сейчас, когда государство испытывает определенные финансовые трудности, принимая конкретные меры по оздоровлению экономики в целом, уделяет особое внимание социальным вопросам, представляется, что этот институт, который может называться и как «несостоятельность (банкротство) физических лиц», и как «реабилитационные процедуры в отношении физических лиц», на сегодняшний день объективно не имеет возможности для его внедрения. Более того, обосновывается точка зрения, что наличие института банкротства физических лиц в отечественном законодательстве предполагает создание специализированного суда по рассмотрению и разрешению споров о несостоятельности (банкротстве).

Вместе с тем этот институт может рассматриваться в режиме его внедрения после того, как экономика страны придет в состояние стабильности и будет зафиксирована та точка кризиса, которую страна перешагнет и будет развиваться в положительной динамике. Полагаем, что, любая поспешная попытка включения института несостоятельности (банкротства) физических лиц в действующее законодательство о несостоятельности (банкротстве) может привести к непредсказуемым социальным последствиям, так как на сегодняшний день не только предприятия имеют финансовые трудности, но и физические лица испытывают аналогичные сложности, связанные с возвратом кредитов.

С учетом классического понимания значения слова «реабилитация» (от позднелат. rehabilitatio – восстановление) применительно к рассматриваемой сфере реабилитационные процедуры предполагают сохранение существования должника и имеют своей основной целью анализ или восстановление его платежеспособности. В этой связи автор полагает целесообразным законодательно закрепить механизм применения так называемых «реабилитационных (восстановительных)» процедур в отношении граждан, признанных несостоятельными (банкротами), при этом оптимизировать правовое регулирование несостоятельности (банкротство) физических лиц. С одной стороны, гражданам – должникам должна быть предоставлена судебная защита от односторонних действий кредиторов и коллекторов, с другой стороны – кредиторам должна быть обеспечена хотя бы частичная возможность получения удовлетворения по долгам.

В заключение хотелось бы отметить, что использование каких-то типовых способов реструктуризации долга может не принести ожидаемого эффекта, если учесть масштаб и системный характер текущего кризиса.

По мнению диссертанта, необходимы системные решения и подходы, тщательная разработка комплексных мер реструктуризации долгов, которые могут включать в себя в том числе: объединение всех кредитов (займов и обеспечений у одного кредитора, чтобы избежать взаимодействия с множеством кредиторов, порой преследующих разные интересы; изменение системы обеспечения с целью снижения процентных ставок по кредитам) займам; тесную работу с основными клиентами (поставщиками должника с целью ужесточения финансовой дисциплины, ускорения процесса оплаты выставленных счетов, перехода в случаях, когда это представляется возможным, на систему зачета встречных требований; разработку способов реструктуризации долга основных клиентов) поставщиков перед должником, разработку механизма прощения долгов.

Во втором параграфе «Понятие и сущность процедур при банкротстве физических лиц: возникновение и развитие» отмечается, что действующее законодательство предусматривает процедуру несостоятельности (банкротства) гражданина, имеющего статус индивидуального предпринимателя, однако положения о несостоятельности (банкротстве) граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вступают в силу со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы. Поскольку предлагаемые изменения до настоящего времени не внесены, то уже закрепленные в действующем Законе нормы о несостоятельности (банкротстве) к такой категории граждан не применяются.

Вместе с тем, по мнению автора, в концепции несостоятельности (банкротства) данные вопросы имеют немаловажное значение. В связи с чем, проводится детальный анализ проекта Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части введения реабилитационных процедур в отношении гражданина-должника», который предусматривает две основные процедуры при рассмотрении дела о несостоятельности (банкротстве) – конкурсное производство и реструктуризацию долгов, а также возможность заключения мирового соглашения. Кроме того, достаточно подробно рассматриваются основные положения названного законопроекта, касающиеся возникновения института несостоятельности (банкротства) физических лиц и последующего его развития в рамках практического применения.

Также представляется необходимым продолжить работу, направленную на разработку концептуальных принципов несостоятельности (банкротства) физических лиц.

Пятая глава «Состояние законодательства о несостоятельности (банкротстве) зарубежных государств (Германия, Франция, США, Англия, страны Европейского Союза)» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Основы немецкой модели законодательства о банкротстве» отмечается, что история возникновения, становления и развития немецкого законодательства о банкротстве имеет свои специфические особенности, которые формировались поэтапно, отражая соответствующие процессы создания единого государства на территории Германии.

Основываясь на результатах проведенного анализа, автор относит действующее законодательство Германии к так называемым «прокредиторским» законам, поскольку  оно направлено на принудительное исполнение требований кредиторов. В числе существенных отличий немецкого законодательства от российского автор указывает на отсутствие в немецком законодательстве норм, регламентирующих специфику банкротства юридических лиц в зависимости от их правового статуса, а также такого понятия, как «обеспечительные процедуры».

Второй параграф «Основы французской модели законодательства о банкротстве» посвящен анализу норм, регламентирующих правовое регулирование отношений несостоятельности (банкротства) юридических и физических лиц.

С учетом традиционного отношения французской модели законодательства о несостоятельности к «продолжниковым» системам несостоятельности, в которой социальные аспекты банкротства юридического лица являются приоритетными, автор отмечает, что французское законодательство предусматривает преимущественно превентивные мероприятия, направленные на предотвращение несостоятельности. Их цель – сгладить последствия внезапного прекращения должником платежей; они содержат ряд стимулов к мирному урегулированию разногласий между кредиторами и должником, по сути, к принудительному заключению соглашения между должником и кредиторами.

При этом диссертант указывает на такую важную отличительную особенность, присущую только французскому законодательству, как наличие процедуры сохранения юридического лица, которая направлена на улучшение условий реализации мер, направленных на предотвращение его банкротства.

В третьем параграфе «Основы американской модели законодательства о банкротстве» отмечается, что специальные законы о несостоятельности в США в течение длительного времени демонстрируют свою прагматичность и позитивный подход к разрешению противостояния между кредитором и должником и базируются на концепции полного возмещения кредиторам долгов, однако основной упор при этом сделан на реорганизацию, а не на ликвидацию юридического лица.

Автор обращает внимание на то, что главная цель законодательства о несостоятельности – это реабилитация должника. По законодательству США одна из целей банкротства – избавить должника-гражданина от всех долгов и дать возможность начать все сначала. Здесь банкротство выступает как новый финансовый и коммерческий старт в жизни человека. Кроме того, отмечается, что дела о признании должников несостоятельными в США рассматривают специальные суды.

Результаты анализа, проведенного в рамках настоящего исследования, показали, что американская концепция несостоятельности (банкротства) базируется на сочетании решения макроэкономических задач по обеспечению стабильности и устойчивого роста экономики и задач по созданию эффективных механизмов распределения активов должника.

В четвертом параграфе «Основы английской модели законодательства о банкротстве» подробно рассматривая нормы, регламентирующие порядок и процедуры банкротства юридических и физических лиц, автор обращает внимание на то, что модель, характерная для Англии, призвана защитить кредитное обращение, создать эффективные и оперативные механизмы распределения активов должника среди кредиторов. В течение процедуры банкротства контроль над юридическим лицом получает третья сторона, действующая от имени кредиторов.

Очевидным недостатком этой модели является тот факт, что здесь поощряется ликвидация юридического лица, а не его оздоровление, поскольку кредиторы заинтересованы, в первую очередь, в продаже активов попавшей в трудное положение юридического лица, а не в ее спасении. При этом диссертант отмечает, что в Англии в качестве альтернативы банкротству предусмотрено так называемое «индивидуальное добровольное соглашение» (ИДС). Предложение заключить ИДС выдвигается должником кредитору как до, так и после процедуры банкротства. ИДС предусматривает две формы: долевые выплаты и отсрочка, что означает «компромисс по долгам» и «схема урегулирования».

Отличительной особенностью реабилитационных процедур по английскому законодательству являются: заключение добровольного соглашения между юридическим лицом и кредиторами о погашении долгов юридического лица при условии продолжения деятельности или проведения ликвидации на более приемлемых для сторон соглашения условиях; система административных приказов, направленных на сохранение юридического лица с одновременным удовлетворением требований кредиторов (управление им вместо действующих органов управления); процедура защиты держателей облигационных займов путем назначения специальных лиц, отвечающих за применение данной процедуры.

По мнению диссертанта, применение «на российской почве» системы административных приказов будет иметь успех только в случае учета существующих правовых традиций, продуманности концепции и четких законодательных формулировок в рамках общего понимания (модели) ликвидации в российской цивилистической доктрине. В целом же данная система для России может стать весьма полезной, поскольку позволяет восстановить платежеспособность, сохранить юридическое лицо действующим, нарастить имущественную массу до начала каких-либо ликвидационных процедур с целью их избежать.

В пятом параграфе «Зарубежный опыт и перспективы модификации института банкротства в Российской Федерации» исследуя законодательство о банкротстве стран Европейского Союза (ЕС), диссертант отмечает, что одним из методов, используемых в праве стран ЕС для сближения национальных законодательств, является их «гармонизация». В процессе универсализации процедуры несостоятельности (банкротства) в странах ЕС данный метод применяется одновременно с методом унификации национального законодательства. Гармонизация законодательства стран ЕС реализуется с помощью директив и регламентов. К примеру, в работе детально анализируются директива ЕС от 20 октября 1980 г. № 80/987/ЕС «О сближении законодательства государств-членов, относящегося к защите работников в случае банкротства работодателя»4, директива Европейского парламента и Совета от 19 мая 1998 г. № 98/26/ЕС «О завершении расчетов в платежных системах и системах расчетов по ценным бумагам»5, регламент ЕС от 29 мая 2000 г. № 1346/2000 «О производстве по делам о несостоятельности»6 и др.

Результаты анализа зарубежного законодательства позволили сделать следующие выводы:

1. Институт несостоятельности (банкротства) как элемент правовой системы ЕС, служащий выражению воли и интересов стран ЕС, как интересов транснациональных, еще не сложился.

2. Механизм правового регулирования несостоятельности в странах ЕС в виде модели основного производства представляет собой инструмент международного частного права, не заменяющий национальные модели правового регулирования несостоятельности (банкротства) стран-членов ЕС.

3. Модель основного производства нельзя считать решением проблемы унификации правового регулирования трансграничной несостоятельности в странах ЕС, так как она не способствует устранению существенных различий в законодательствах стран ЕС, а наоборот, сохраняет их.

4. Механизм правового регулирования несостоятельности (банкротства) в странах ЕС нацелен на эффективное урегулирование случаев трансграничной несостоятельности с иностранным элементом, происходящим из стран ЕС. Правовых инструментов, регулирующих присутствие в процедуре несостоятельности иностранного элемента из других стран, он не содержит.

Положительный опыт законодательной регламентации института банкротства в Германии, Франции, США и Англии, а также странах ЕС, выявленный в ходе проведенного анализа зарубежного законодательства, по мнению диссертанта, может быть весьма полезен при разработке концепции несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации.

Следует отметить, что в рамках модификации отечественного законодательства о несостоятельности (банкротстве) Минэкономразвития России разработан и в настоящее время находится на обсуждении в Государственной Думе ФС РФ законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в части совершенствования реабилитационных процедур, который подготовлен во исполнение поручения Правительства РФ от 11 февраля 2009 г. № ИШ-П13-707 и подпункта 1 перечня поручений Президента РФ по итогам заседания Государственного совета РФ от 06 марта 2009 г. № 524ГС.

Названный законопроект разработан в целях совершенствования процедуры финансового оздоровления, расширения ее применения в процессе рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве).

Данная законодательная инициатива включает в себя три значимые взаимосвязанные новации в рамках проведения реформы института несостоятельности (банкротства):

- введение в оборот понятия «предпринимательская группа», в отношении которой могут применяться процедуры банкротства, что предполагает расширение круга субъектов права, несущих субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица, в отношении которого действуют процедуры, предусмотренные Законом о банкротстве. Законопроект предписывает добровольное объявление фактической группы компаний предпринимательской группой;

- изменение механизма «санации» и введение процедур «финансового оздоровления», которые иначе называют «реабилитационными процедурами», по сути, представляющими собой аналог процедур защиты от несостоятельности (банкротства), предусмотренных в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) США и стран ЕС;

- введение в закон норм об особенностях несостоятельности (банкротства) транснациональных групп компаний («трансграничные банкротства»).

Принятие вышеуказанного законопроекта позволит усовершенствовать порядок осуществления реабилитационных процедур, применяемых в деле о несостоятельности (банкротстве), повысит привлекательность соответствующих процедур для всех заинтересованных лиц, позволит увеличить количество случаев восстановления платежеспособности должников в ходе дела о несостоятельности (банкротстве). Кроме того, сокращение процессуальных сроков реализации реабилитационных процедур позволит защитить интересы кредиторов и, тем самым, повысить доступность кредитных ресурсов для хозяйствующих субъектов.

В заключении приводятся обобщенные результаты и выводы проведенного исследования, формулируются предложения и рекомендации по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего отношения в сфере несостоятельности (банкротства) в России.

Основные научные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах:

Индивидуальные и коллективные труды

  1. Свириденко, О. М. Правонарушающее поведение в произведениях драматурга А. Н. Островского. Отечественное законодательство о банкротстве Х–ХIХ веков / О. М. Свириденко, К. В. Харабет : монография. – М. : Норма, 2008. – 144 с. – 5,3 п. л.
  2. Свириденко, О. М. Российское законодательство о банкротстве: к истории становления : монография. – М. : Норма, 2005. – 64 с. – 2,2 п. л.
  3. Свириденко, О. М. Концепция несостоятельности (банкротства) в России: монография / О. М. Свириденко. – М. : Юстицинформ, 2008. – 224 с. – 9 п. л.
  4. Арбитражная практика по делам о несостоятельности кредитных организаций / Под ред. А. К. Большовой и О. М. Свириденко; науч. консультант П. Д. Баренбойм; Союз юристов России и др. – М. : ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ». 2002. – 176 с. – 7,3 п. л.

Статьи, опубликованные в ведущих

рецензируемых научных журналах и изданиях,

указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты

диссертаций на соискание ученой степени доктора наук

  1. Свириденко, О. М. Материально-правовое и процессуальное обоснование предметной специализации банкротных судов // Право и экономика. – 2004. –№ 7. – С. 27–30. – 0,16 п. л.
  2. Свириденко, О. М. Развитие института несостоятельности в странах Западной Европы (в период до начала ХХ века) // Право и государство: теория и практика. – 2005. – № 8. – С. 35–48. – 0,5 п. л.
  3. Свириденко, О. М. Зарождение институтов конкурсного процесса в римском праве // Журнал российского права. – № 6. – 2005.  – С. 146–152. – 0,3 п. л.
  4. Свириденко, О. М. Производство по делу о банкротстве кредитной организации // Закон. – 2005. – № 9. – С. 40–47. – 0,25 п. л.
  5. Свириденко, О. М. Соотношение частного и публичного начал в банкротных правоотношениях // Вестник РПА МЮ РФ. – 2006. – № 2. – С. 31–36. – 0,25 п. л.
  6. Свириденко, О. М. Соотношение публично-правового и частноправового регулирования несостоятельности в законодательстве Германии // Право и экономика. – 2007. – № 1. – С. 103–106. – 0,16 п. л.
  7. Свириденко, О. М. О роли суда в защите интересов участников (собственника, акционеров) при несостоятельности должника // Вестник РПА МЮ РФ. – 2007. – № 2. – С. 52–54. – 0,04 п. л.
  8. Свириденко, О. М. Оборотоспособность конкурсной массы – залог денежных интересов кредиторов // Вестник РПА МЮ РФ. – 2007. – № 3. – С. 48–50. – 0,04 п. л.
  9. Свириденко, О. М. Виды и состояние гражданско-правовых отношений с участием должника, находящегося в состоянии несостоятельности (банкротства), и третьих лиц // Право и экономика. – 2008. – № 12. – С. 101–103. – 0,16 п. л.
  10. Свириденко, О. М. Институционально-правовое взаимодействие должника, находящегося в состоянии несостоятельности (банкротства), и третьих лиц // Вестник университета МВД России. – 2008. – № 10 (октябрь). – С. 76–83. – 0,3 п. л.
  11. Свириденко, О. М. Институт несостоятельности (банкротства) в науке и практике современной юриспруденции // Закон и право. – 2009. – № 2. – С. 92–98. – 0,3 п. л.
  12. Свириденко, О. М. Участники производства по делам о несостоятельности (банкротстве) // Право и экономика. – 2009. – № 2. – С. 102–108. – 0,25 п. л.
  13. Свириденко, О. М. Особенности признания несостоятельности (банкротства) кредитных организаций в Российской Федерации // Современное право. – №4. – 2009. – С. 54–58. – 0,16 п. л.
  14. Свириденко, О. М. Институт несостоятельности (банкротства) в науке и практике современной юриспруденции // Закон и право. – № 2. – 2009. – С. 92–98. – 0,3 п. л.
  15. Свириденко, О. М. Судебная практика – источник права? // Современное право. – № 10. – 2010. – С. 64-65. – 0,08 п. л.
  16. Свириденко, О. М. Субстантивные правоотношения как составная часть концепции несостоятельности (банкротства) // Современное право. – № 11. – 2010. – С. 35-36. – 0,08 п. л.
  17. Свириденко, О. М. К вопросу о соотношении понятий «несостоятельность» и «банкротство» // Современное право. – № 12. – 2010. – С. 21-22 – 0,08 п. л.

Статьи, опубликованные в иных научных журналах и изданиях

  1. Свириденко, О. М. Суд надо освободить от несвойственных ему функций // Эффективное антикризисное управление. – 2002. – № 5–6. – С. 24. – 0,08 п. л.
  2. Свириденко, О. М. Назначение и цели института банкротства в хозяйственном обороте // Гражданское и хозяйственное право. – 2003. – № 3. – С. 49 – 50. – 0,08 п. л.
  3. Свириденко, О. М. Типичные схемы фиктивных банкротств // Арбитражный управляющий.  – 2003. – № 2(3). – С. 10 – 11. – 0,08 п. л.
  4. Свириденко, О. М. По «голландской схеме», ниже низшего предела работают криминальные и иные структуры, скупая госсобственность // Арбитражный управляющий. – 2003. – № 4(5). – С. 14 – 15. – 0,08 п. л.
  5. Свириденко, О. М. Система национальной безопасности // Арбитражный управляющий. – 2003. – № 5(6). – С. 29–30. – 0,08 п. л.
  6. Свириденко, О. М. Банкротство. Тактика и стратегия //  Судебно-арбитражная практика Московского региона. – №3 (май–июнь). – 2004. – С. 48–51. – 0,16 п. л.
  7. Свириденко, О. М. Вексель без оборота на меня. // Арбитражный управляющий. – № 3(10). – 2004. – С. 16. – 0,08 п.л.
  8. Свириденко, О. М. Банкротство кредитных организаций, система страхования вкладов, отзыв лицензий у банков: проблемы судебной практики // Вестник Арбитражного суда города Москвы. –  № 3 (май–июнь). – 2006. – С. 3–4. – 0,08 п. л.
  9. Свириденко, О. М. Теоретико-правовые проблемы институализации частной правовой теории в сфере оздоровления и банкротства в Российской Федерации // Материалы международно-практической конференции «Теоретико-правовые и практические проблемы развития законодательства о банкротстве в Российской Федерации как института защиты и реализации публичных и частных интересов в экономической сфере» (Москва, 18 мая 2007 г.) // Инвалиды и общество. – 2007. – № 1(1). – С. 78–81. – 0,16 п. л.
  10. Swiridenko O.M. Theoretische und praktishe Probleme des Insolvenzrechts in der Russischen Foderationm // Кильский журнал Восточноевропейского права. № 1–2/2007. С. 18–21. – 0,16 п. л.
  11. Свириденко, О. М. Пришло время усложнить рейдерам жизнь // Слияния и поглощения. – 2007. – № 3(49). – С. 16–20. – 0,16 п. л.
  12. Свириденко, О. М. Защита прав и законных интересов учредителей (участников) должника при рассмотрении дела о несостоятельности (банкротстве) // Юстиция. – 2007. – № 4. – С. 89–92. – 0,16 п. л.
  13. Свириденко, О. М. Суд как регулятор отношений при банкротстве // Эффективное антикризисное управление. – 2007. – № 51–53. – С. 19. – 0,08 п. л.
  14. Свириденко, О. М. Контроль действенен, если предельно ответственны СРО // Эффективное антикризисное управление. – 2008. – № 54–55. – С. 32–33. – 0,08 п. л.
  15. Свириденко, О. М. Роль объективных и субъективных факторов в возникновении несостоятельности (банкротства) физических и юридических лиц // Актуальные проблемы экономики и права на современном этапе развития России: материалы Международной научно-практической конференции : в 2 т. / под ред. В. П. Колесовой. – Барнаул. – ААЭП. – 2008. – С. 71–72. – 0,08 п. л.
  16. Свириденко, О. М. Суд как орган по осуществлению правосудия в параметрах верховенства (господства) права (на примере института несостоятельности) // Право и государство. – 2009. – № 6 (54). – С. 134–137. – 0,16 п. л.

1 См. : Закон РФ от 19.11.1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» // Российская газета. 1992. № 279. 30 дек. (Утратил силу).

2 См. : Федеральный закон от 08.01.1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве 1998 г.) // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 222 (Утратил силу).

3 См. : Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве 2002 г.) // СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

4 Официальный вестник Европейского Сообщества. OJ 2002 L 270/10.

5 Официальный вестник Европейского Сообщества. L 166.11/06/1009. Стр. 0045-0050.

6 См. : Официальный вестник Европейского Сообщества. L 160/1 от 30.06.2000 г.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.