WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

МВД РОССИИ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

на правах рукописи

АЛЕКСАНДРОВ

Роман Алексеевич

Государственно-правовое противодействие

наркобизнесу в контексте генезиса и эволюции

системы национальной безопасности России

(опыт ретроспективного анализа и теоретико-правового моделирования)

Специальность -12.00.01 -

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Санкт-Петербург

2007

Работа выполнена на кафедре истории права и государства

Санкт-Петербургского университета МВД России

Официальные оппоненты:

  доктор юридических наук, профессор Исмагилов Рашид Фаатович.

  член-корреспондент Российской Академии наук, доктор юридических наук, профессор Керимов Джангир Абасович;

  заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Покровский Иван Федорович;

 

Ведущая организация:

  Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится «28» сентября 2007 г. в _____час. на заседании диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д.1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д.1).

Автореферат разослан «___» _________ 2007г.

Ученый секретарь

диссертационного совета
доктор юридических наук, профессор,
заслуженный юрист России 
В.В. Бородин

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена теоретической и практической значимостью вопросов связанных с формированием в современной России эффективного государственно-правового механизма противодействия наркобизнесу как реальной угрозе национальной безопасности.

Нормальное функционирование любой национальной политико-правовой системы возможно только в том случае, если она находится в состоянии безопасности. Национальная безопасность – важнейшее условие нормальной жизнедеятельности и развития личности, общества и государства. Поэтому одной из основных задач государства, является противодействие источникам угроз национальной безопасности. В этой связи совершенно точным является  замечание Президента Российской Федерации В.В. Путина, о том, что для уверенного, спокойного решения вопросов мирной жизни  «мы должны найти убедительные ответы на угрозы в сфере национальной безопасности»1

. Одним из источников угроз, национальной безопасности России в современных условиях выступает наркобизнес.

О масштабности и степени опасности наркобизнеса говорит состояние сферы потребления наркотических, психотропных веществ и их аналогов. Так, например, только в Северо-Западном федеральном округе, количество потребителей наркотиков с диагнозом «наркомания», состоящих на учете в органах здравоохранения в 2005 году составляло 126 человек на 100 тыс. населения (всего 20064 человека). В 2006 г. в Российской Федерации официально зарегистрировано 343,2 тысячи человек с диагнозом «наркомания». Параллельно с расширением потребительской сферы совершенствуется сфера производства и экономического распределения наркотических, психотропных веществ и их аналогов. Возрастают профессионализм и организованность действий преступных группировок, увеличиваются объемы нелегального производства наркотических средств, активизируются интеграционные процессы. Доходы наркобизнеса, по оценкам экспертов ООН, ежегодно составляют десятки миллиардов долларов и уступают только прибыли, получаемой от международной торговли оружием.

Как незаконная деятельность по производству и экономическому распределению наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, наркобизнес представляет собой комплексное, системное явление угрожающее не только интересам личности, не только ставящее под угрозу здоровье населения и нравственные устои общества, но также угрожающее интересам государства во внутренней и международной сфере. Степень опасности наркобизнеса значительно повышается за счет того, что наркотизм влечет целый ряд так называемых сопутствующих видов социально опасной и противоправной деятельности.

Несмотря на очевидность угроз национальным интересам, исходящим от наркобизнеса, этот феномен долгое время не получал соответствующей политической и правовой оценки, что сегодня можно рассматривать как одну из причин его высокой латентности. Концепция государственной политики по контролю за наркотиками предусматривала в качестве одного из основных направлений борьбу с незаконным оборотом наркотиков и, более того, обозначала в числе основных задач данной деятельности борьбу с наркобизнесом, в рамках действующего законодательства, но при всем этом до сих пор отсутствует официальная дефиниция наркобизнеса, отсутствует юридическая интерпретация этого явления в качестве источника угроз национальной безопасности. Кроме того, на сегодняшний день нет универсальных нормативно-правовых основ противодействия наркобизнесу, не существует основанной на научных разработках и положениях действующего законодательства четкой и понятной концепции противодействия наркобизнесу.

Анализ организационных основ противодействия наркобизнесу, законодательной базы и имеющихся теоретических разработок по данной проблематике позволяет сделать вывод о том, что конкретных решений в рамках вышеназванных проблемных аспектов вплоть до последнего времени нет. В результате, мероприятия, осуществляемые от имени государства, зачастую не только не дают ожидаемого эффекта, но напротив приводят зачастую к противоположным результатам.

Таким образом, актуальность темы диссертационного исследования конкретизируется: во-первых, необходимостью осуществления комплексного исторического и межотраслевого анализа феномена «наркобизнес» в качестве источника угроз национальной безопасности Российской Федерации; во-вторых, потребностью в разработке теоретической модели механизма противодействия наркобизнесу, жизнеспособной  в условиях современной России.

Степень разработанности темы. Разработка проблематики, охватываемой темой диссертации, в отечественной науке осуществлялась по двум направлениям.

Первое направление связано с исследованием вопросов формирования и эволюции системы обеспечения внутренней и внешней безопасности России. В этой связи особо следует отметить работы таких авторов как Н.Н. Арзамаскин, П.Г. Белов, О.А. Бельков, А.И. Васильев, А.В. Возжеников, Б.Н. Габричидзе, А.П. Герасимов, Х.С. Гуцериев, С.В. Дьяков, Р.Ф. Идрисов, Р.Ф. Исмагилов, Н.Д. Казаков, В.А. Каламанов, Н.П. Колотков, С.А. Комаров, Н.А. Косолапов, И.А. Лазарев, В.Н. Лопатин, П.И. Матросов, В.С. Пирумов, А.И. Подберезкин, В.Л.,Райгородский, М.И. Рыхтик, В.П. Сальников, В.С. Сенчагов, Э.И. Скакунов, С.В. Степашин, Н.А. Ушаков, Е.А. Ходаковский, Л.И. Шершнев, А.Ю. Шумилов и др.

Второе направление, по которому осуществлялась разработка обозначенной тематики, связано с исследованием вопросов производства, оборота, потребления наркотических средств. Этим проблемным аспектом феномена «наркобизнес» посвящены исследования  Ю.Н. Аргуновой, В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, Т.А. Боголюбовой, В.П. Божьевым, В.С. Бурдановой, В.И. Брылева, А.А. Васецова,  А.И. Винберга, А.А. Габиани, В.В. Голубева, В.Д. Грабовского, А.И. Гурова, А.С. Джандиери, Г.Н. Драганова, Г.Г. Зуйкова, Б.Ф. Калачева, М.К. Каминской, А.Н. Колесниченко, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина, В.Б. Малинина, А.А. Майорова, В.Г. Наймушина, И.Л. Николаевой, Л.П. Николаевой, С.А. Новоселова,  В.А. Образцова, Н.Б. Опарина, Ф.Н. Фаткуллина, Н.Г. Шурухнова  и др.

Несмотря на множество работ, посвященных исследованию феномена «наркобизнес», следует констатировать, что  в большинстве исследований рассматриваются отдельные вопросы противодействия наркобизнесу в контексте отраслевых проблем, прежде всего в рамках уголовного права и криминологии. В достаточной степени редки сегодня исследования межотраслевого характера. Вплоть до настоящего времени не проводилось серьезных комплексных исследований историко- и теоретико-правового характера посвященных собственно проблеме наркобизнеса , где данный феномен рассматривался бы не через призму отдельных правонарушений, а в качестве исторически эволюционирующего полиобъектного источника угроз национальной безопасности России.

Отмечая достаточно высокую степень научной разработанности отдельных аспектов проблематики, обозначенной темой диссертационного исследования, следует указать и на то, что вплоть до настоящего времени в юридической литературе отсутствуют работы, историко-правового плана, специально посвященные исследованию наркобизнеса как антисоциальной экономической деятельности, включающей производство и экономический оборот наркотических средств, обусловленной потребительским спросом и направленной на систематическое извлечение прибыли. Отсутствуют специальные исследования историко-правового плана, в рамках которых анализируется генезис и развитие государственно-правового механизма противодействия наркобизнесу.

Именно эти мало освященные в современном правоведении аспекты охватываются темой «Государственно-правовое противодействие наркобизнесу в контексте генезиса и эволюции системы национальной безопасности России (опыт ретроспективного анализа и теоретико-правового моделирования)».

Объект и предмет исследования.  В качестве объекта диссертационного исследования выступают исторически эволюционирующие общественные отношения, складывающиеся в сфере государственно-правового противодействия наркобизнесу.

Предмет диссертационного исследования в комплексе составили понятия, характеризующие систему национальной безопасности и наркобизнес как источник угроз национальной безопасности; факторы представляющие угрозу для национальной безопасности современной России; нормативно-правовые, институциональные и динамические аспекты, принципы формирования, структурирования и функционирования государственно-правового механизма  противодействия наркобизнесу; состояние научных разработок в данной области социально-правовых отношений, а также перспективные направления оптимизации в обозначенной сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Хронологические рамки исследования охватывают в основном период с середины XIX в., (а именно 1841 г. когда Николай I издал указ, запрещающий продажу опиума китайцам, проживавшим в Китайской торговой слободе) по настоящее время. Вместе с тем вопросы генезиса системы безопасности российского государства предполагают обращение к самым истокам проблемы. В связи с этим историческая ретроспектива исследования фактически охватывает некоторые юридически значимые события, относящиеся к значительно более раннему периоду, связанному  с формированием первых политико-правовых форм социальной организации у восточных славян, а соответственно и с возникновением предпосылок формирования системы национальной безопасности.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель настоящей работы заключается в том, чтобы на основе историко-правового анализа построить теоретическую, концептуальную  модель эффективного механизма государственно-правового противодействия наркобизнесу.

При достижении указанной цели диссертант счел необходимым разрешить следующие задачи:

1. Рассмотреть национальную безопасность в качестве социального явления и юридической категории.

2. Проанализировать процессы формирования и развития системы национальной безопасности в контексте истории государства и права России.

3. Осуществить исследование наркобизнеса в системе источников угроз национальной безопасности России.

4. Выявить объективные закономерности, факторы, обусловливающие возникновение и функционирование наркобизнеса, а также определить структуру этого явления.

5. Выделить концептуальные и структурно-институциональные основания функционирования механизма противодействия наркобизнесу в Российской Федерации, определить критерии его эффективности.

6. Провести анализ нормативно-правовых основ государственного противодействия наркобизнесу в Российской Федерации на современном историческом этапе.

7. Сформулировать предложения по совершенствованию системы национальной безопасности применительно к сфере противодействия наркобизнесу в Российской Федерации.

Методологическую основу исследования составляет всеобщий диалектический метод познания, воспринимаемый диссертантом с материалистической точки зрения. Использование метода материалистической диалектики в процессе исследования феноменов национальной безопасности и наркобизнеса, предполагает  апеллирование к таким принципам, как внутренняя противоречивость и целостность явлений, повторяемость и поступательность их развития и пр.

Общенаучные методы преимущественно использованы в теоретическом обосновании проблемы, при раскрытии вопросов понимания соответствующих явлений в юридической науке. В этой связи особо следует выделить исторический метод, активное применение которого обусловлено историко-правовым аспектом.

Специальные методы использованы при описании конкретных процессов в сфере обеспечения государственно-правового противодействия наркобизнесу.

Особое значение имели функциональный и системно-структурный подходы при исследовании вопросов организации, структурирования и функционирования системы национальной безопасности в целом и государственно-правового механизма противодействия наркобизнесу в частности. В процессе работы использовались методы сравнительно-юридического анализа, а также метод контент-анализа публикаций в периодических печатных изданиях (газетах, журналах, информационных бюллетенях и т.д.), связанных с проблематикой диссертационного исследования. Кроме того, автор опирался на положения и выводы методологического характера, содержащиеся в новейшей литературе науковедческого профиля.

Теоретической основой диссертации послужили труды отечественных и зарубежных ученых, принадлежащих к различным направлениям и школам. Это труды юристов, философов, политологов, социологов, историков, и т.д.

Среди отечественных работ по политико-правовой и историко-правовой тематике подвергнуты анализу труды Ю.Е. Аврутина, Н.Г.Александрова, А.Г.Александрова, С.С.Алексеева, Л.И.Антоновой, В.К.Бабаева, С.Н.Бабурина, П.П. Баранова, Н.Н.Вопленко, Г.А.Гаджиева, Н.Л.Гранат, А.С. Грачева, Ю.И.Гревцова, С.А.Денисова, И.Я.Дюрягина, Ю.П.Еременко, С.В.Жилинского, К.А. Зуева, В.Н.Карташова, Д.А.Керимова, С.Ф.Кечекьяна, В.М. Корельского, А.В. Коровникова, М.М.Курицына, В.В.Лазарева, А.В.Малько, Л.А.Николаевой, В.С.Нерсесянца, Л.С.Мамута, Н.С.Малеина, М.Ф.Орзиха, А.С.Панарина, А. Ю. Пиджаков, А.С.Пиголкина, И.Ф.Покровского, А.И.Ракитова, Р.А.Ромашова, В.Д.Сорокина, Л.И.Спиридонова, С.В.Степашина, А.В.Федорова, В.Е.Чиркина, А.В.Шахматова, Л.С.Явича и др.

Кроме работ вышеперечисленных авторов, источниками диссертационного исследования стали: нормы международного права; Конституция России; действующие нормативно-правовые акты Российской Федерации, регулирующие отношения в сфере обеспечения национальной безопасности и в частности, вопросы противодействия наркобизнесу; законодательство бывшего СССР; зарубежное законодательство; исторические факты, имеющие отношение к проблеме противодействия наркобизнесу.

В качестве эмпирической базы исследования использовались материалы Российского государственного исторического архива, а также материалы, подготовленные Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, в частности «Информационно-аналитическая справка о состоянии наркопреступности в Российской Федерации и результатах борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров» (М., 2006 г.).

Научная новизна работы определяется как самой постановкой проблемы, так и методологией ее решения. Настоящее исследование является комплексной монографической работой, в которой на базе общенаучных и специальных методов, системно на междисциплинарной основе в единстве историко-теоретического и эмпирического аспектов раскрываются проблемы противодействия наркобизнесу как сложному деструктивному, общественно опасному  явлению. 

Впервые в исследовательской практике осуществлено историко-правовое обобщение опыта противодействия наркобизнесу, в контексте генезиса и эволюции системы национальной безопасности. При этом диссертант исходит из общей посылки, что наличие или отсутствие потенциальных или реальных факторов, способных деструктивно влиять на развитие и функционирование политико-правовой системы, а также повышение или понижение их активности обусловливает два состояния – состояние опасности для политико-правовой системы, и, соответственно состояние безопасности. Наркобизнес в этой связи представляет собой деятельность, в результате которой формируется совокупность факторов ставящих под угрозу национальные интересы.

Таким образом, новым является подход, в соответствии с которым наркобизнес рассматривается не просто как отдельные противоправные деяния,  посягающие на здоровье населения и нравственные устои общества, а в качестве комплексного, полиобъектного источника угроз национальной безопасности Российской Федерации создающим угрозу интересам личности, общества, государства. При этом соискатель дифференцирует понятия «источник угроз национальной безопасности» и «угроза национальной безопасности», определяет место наркобизнеса в системе наиболее значимых угроз национальной безопасности современной России, выстраивает теоретико-правовую модель государственно-правового механизма противодействия наркобизнесу.

По результатам обобщения научных взглядов, нормативных положений и эмпирических материалов соискателем формулируются концептуальные основы государственно-правового противодействия наркобизнесу как комплексному источнику угроз национальной безопасности России. Эти концептуальные положения конкретизируют научную новизну исследования и отражены в положениях выносимых на защиту.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Национальная безопасность представляет собой качественную характеристику состояния социально-политической системы, складывающуюся из двух составляющих: факта отсутствия угрозы представляющей опасность для существования системы, а также реальной способности системы функционировать в опасных условиях, осуществлять деятельность, направленную на минимизацию, нейтрализацию и ликвидацию возникающих угроз.

2. Система национальной безопасности представляет собой упорядоченную и структурированную на основе нормативно-правовых актов совокупность средств и методов, системное, взаимосвязанное и взаимообусловленное осуществление которых обеспечивает достижение общей цели – осуществление эффективной защиты публичных и частных интересов субъектов права от вероятных (потенциальных) и фактических внутренних и внешних угроз.

3. Анализ генезиса системы национальной безопасности осуществленный в контексте политогенеза отечественной государственности позволяет выделить две модели развития общественных отношений: линейную и циклическую. Линейное развитие системы национальной безопасности включает в себя три основных фазы: образование древнерусского государства; период феодальной раздробленности; период образования централизованного государства и становления абсолютной монархии. Циклическое развитие системы национальной безопасности российского государства связано с выделением обособленных циклов включающих в себя фазы становления, развития, кризиса и деформации нормативных и организационных компонентов вышеназванной системы. В истории отечественного политогенеза выделяются два завершенных и один текущий цикл. К завершенным относятся циклы функционирования систем обеспечивавших национальную безопасность в условиях Российской Империи и Советского государства (РСФСР, СССР). Текущий цикл наблюдается в настоящее время и связан с обеспечением внутренней и внешней безопасности современной России.

4. Наркобизнес это основанная на организационном единстве и профессиональной специализации субъектов криминальная деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от незаконного производства и оборота наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. Являясь разновидностью криминальной экономики, наркобизнес представляет фактическую угрозу, как для частных, так и для публичных интересов субъектов права. Опасность наркобизнеса для частных интересов проявляется, прежде всего в том, что данный вид преступной деятельности направлен на извлечение доходов получаемых в результате эксплуатации наркозависимости – девиации разрушительной как для физического, так и для духовного здоровья личности. Для государства и общества наркобизнес представляет опасность в качестве вида организованной преступной деятельности посягающей на основные социально-правовые ценности и в подобном смысле представляющей угрозу для всей нации.

5. Историко-правовой анализ опыта законодательной криминализации наркобизнеса в России, позволяет выделить три основных этапа этого процесса: Первый этап, – дореволюционный, характеризуется: официальным признанием опасности исходящей от наркотических средств и необходимости ограничения их оборота;  первым законодательным и управленческим опытом государственных структур по противодействию отдельным проявлениям оборота наркотических средств. Начало этого этапа датируется 1841 годом и связывается с  указом изданным Николаем I, о запрещении продажи опиума. Второй этап – постреволюционный (советский период) характеризуется четким нормативным закреплениям понятийного аппарата; наибольшей разработкой системы мер ответственности; констатацией необходимости скоординированных общегосударственных мер превентивного, соци­ального, организационного, медицинского и правового характера. В целом, основные тенденции становления и развития советского законодательства по контролю за оборотом наркотических средств в рассматриваемый период прослеживаются по линии установления: уголовно-правовых мер, и соответственно, уголовных наказаний; мер административно-правового принуждения; мер медицинского характера. Третий этап – постсоветский. Его следует охарактеризовать осознанием необходимости комплексного межотраслевого противодействия незаконному обороту наркотических средств, назревшей необходимостью юридической формализаций понятия «наркобизнес» в виде самостоятельного состава преступления.

6. Анализ систем общих и специальных принципов противодействия наркобизнесу, позволяет сделать вывод об их несоответствии логическому соотношению «общее - особенное» а также о явной неполноте. В этой связи указывается на дублирование и «пресечение» таких основополагающих начал как «интеграция с международными системами безопасности» и «развитие международного сотрудничества». При этом понятие «интеграции с международными системами безопасности» явно уже по смыслу, чем понятие «международного сотрудничества» используемого в нормативно-правовом акте специального характера. Кроме того, целесообразно было бы юридическое закрепление такого общего принципа как «комплексность противодействия источникам угроз национальной безопасности». Этот принцип подразумевает необходимость противодействия наркобизнесу не посредством отдельных институтов, а всем комплексом имеющихся в арсенале государства сил и средств. Конкретизация принципа комплексности относительно сферы противодействия наркобизнесу должна заключаться в установлении форм взаимодействия, степени участия государства, общества, граждан. Должны быть сформулированы основополагающие начала взаимодействия государственных органов, государственных органов и институтов гражданского общества не просто в рамках институциональной составляющей,  а в рамках механизма противодействия наркобизнесу, т.е. с учетом динамической составляющей.

7. Механизм противодействия наркобизнесу следует рассматривать с учетом статической и динамической составляющих. Он представляет собой систему государственных органов и общественных институтов, экономических, политических и правовых средств которые в своем последовательном взаимодействии направлены на предупреждение, пресечение, проявлений наркобизнеса как комплекса общественноопасных деяний, а также на устранение последствий незаконного оборота и потребления наркотических и психотропных веществ, восстановление социальной справедливости, нормального безопасного функционирования социальной системы. При этом сравнительно-правовой анализ национальных систем государственно-правового противодействия незаконному обороту наркотических веществ позволяет выделить три концептуальные модели, положенные в основу организации и функционирования механизма противодействия наркобизнесу –  жесткую, умеренную и либеральную. Критериями обособления каждой модели являются: б) концептуальная оценка степени и количества угроз, исходящих от наркобизнеса; г) степень государственного участия в противодействии, определяемая комплексом государственно-властных полномочий; а) соотношение принципа комплексности и полифункциональности при организации; в) приоритетность сферы государственно-правового воздействия (производство, экономическое распределение, потребление).

8. Экономический характер наркобизнеса предопределяет существенное повышение степени его опасности в условиях экономической глобализации. Глобализация легальной экономики неизменно влечет за собой и глобализационные процессы в сфере теневой экономики. Параллельно интеграции наркобизнеса усиливается и интеграционная тенденция в области противодействия этому явлению. На фоне трансформации национальных политико-правовых систем усматривается устойчивая и в достаточной степени рельефно проявляющая себя тенденция к формированию наднациональной системы противодействия наркобизнесу.

9. В современных условиях эффективность функционирования механизма противодействия наркобизнесу во многом зависит от выработки единых, нормативно-правовых основ, закрепляющих основополагающие начала противодействия этому явлению как комплексной, полиобъектной угрозе национальным интересам Российской Федерации. В частности нуждается в законодательной регламентации понятие «наркобизнес», обособление этого вида общественно опасной деятельности в рамках самостоятельного состава преступления.  При этом, учитывая природу данного деструктивного явления, соответствующая статья Уголовного кодекса Российской Федерации, должна располагаться не в главе 25 – «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» – где находятся статьи 228 – 233, а в главе 24 – «Преступления против общественной безопасности».

Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы. Теоретическое значение исследования определяется тем, что сформулированные в ней теоретические положения и выводы дополняют некоторые разделы истории государства и права, теории государства и права, истории политических и правовых учений, гражданского, административного, конституционного, международного права и т.д.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы:

а) в научно-исследовательской деятельности при исследовании вопросов связанных противодействием наркобизнесу;

б) при подготовке лекций, проведении семинарских и практических занятий по истории права и общей теории права, философии права, истории политических и правовых учений, и т. д.

в) при подготовке и проведении спецкурсов «Национальная безопасность Российской Федерации»; «Механизм противодействия наркобизнесу» и др.

г) при совершенствовании законодательства регламентирующего оборот наркотических веществ и противодействие наркобизнесу.

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации обсуждалась и была одобрена на совместном заседании кафедр истории права и государства и теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России.

Результаты диссертационного исследования апробировались в учебном процессе, а также легли в основу выступлений автора на научно-практических конференциях: «Роль государства и общества в противодействии наркомании и наркобизнесу» (Санкт-Петербург, 21 марта 2001г.); «Актуальные проблемы борьбы с преступностью» (Санкт-Петербург, 3 – 4 октября 2001 г.); «МВД России – 200 лет: история и перспективы развития» (Санкт-Петербург, 20 – 21 сентября 2002 г.); «Практика взаимодействия ОВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области с государственными и общественными организациями в борьбе  с незаконным оборотом наркотиков» (Санкт-Петербург, 23 августа 2002 г.); «Комплексное использование сил и средств правоохранительных органов в противодействии незаконному обороту наркотиков» (секция 5-го специализированного форума Антинарко 2006, Санкт-Петербург, 2 июня 2006 г.); «Совершенствование сотрудничества государств-участников СНГ в противодействии современным вызовам и угрозам безопасности» (Санкт-Петербург, 17 ноября 2006 г.)» «Бунты, революции, перевороты в истории российской государственности» (Санкт-Петербург, 23 марта 2007 г.).

Кроме того, результаты, полученные в ходе исследования были использованы при разработке законопроектов в сфере противодействия наркобизнесу, а также в практической деятельности Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, четыре главы, объединяющих шестнадцать параграфов, заключение и список литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, показывается степень ее разработанности, определяются цели, задачи, теоретические и методологические основы исследования, его новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, а также указывается теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Национальная безопасность как социальный феномен и политико-правовая категория» – выделены параграфы: «Состояние безопасности – необходимое условие функционирования и развития политико-правовой системы» (§1); «Проблема определения категориального статуса феномена национальной безопасности в юридической науке» (§2); «Система национальной безопасности: структурно-функциональный анализ» (§3); Формирование и развитие системы национальной безопасности в России: историко-правовой аспект (§4).

Прежде чем приступить непосредственно к исследованию комплекса вопросов, связанных с научным пониманием и политико-правовой интерпретацией национальной безопасности, диссертант, следуя логике познания «от общего к частному», рассматривает феномен безопасности в качестве особого состояния, определяющего саму возможность нормального функционирования и развития политико-правовой системы.

В этой связи констатируется, что любая социальная общность как некое множество индивидов объединенных на основании общего происхождения, общих нормативных, ценностных установок и целей, представляет собой сложную и в значительной степени закрытую саморегулирующуюся систему. Цель этой социальной системы – выживание, нормальное функционирование и развитие в условиях взаимодействия и противодействия другим аналогичным системным образованиям. В условиях классовой организации в качестве основного, системообразующего субъекта социальной системы выступает государство, которое, выражая публичные интересы, является также выразителем корпоративных и частных интересов в части не противоречащей интересам общесоциальным. В свою очередь такая конструкция предполагает распространение правовых норм, исходящих от государства на сферы корпоративных и частных интересов, но лишь в пределах «согласованных» с интересами соответствующих субъектов. Такое «согласование» предполагает наличие фундаментальных правовых основ взаимодействия государства, институтов гражданского общества и личности. Наличие этих правовых основ, закрепленных на конституционном уровне, дает возможность определить соответствующую социальную систему как политико-правовую. В этом смысле политико-правовая система представляет собой упорядоченную на основе правовых норм и принципов права совокупность социальных институтов и индивидов, функционирующую в целях и по поводу реализации публичной политической власти. Политико-правовая система представляет собой разновидность социальных систем и как любое системное образование является целостным, упорядоченным множеством элементов, взаимодействие которых порождает новое качество, не присущее ее частям. Эта система функционирует в соответствии с объективными законами развития общества, а также в соответствии с закономерностями функционирования и развития любого системного образования.

При исследовании национальной безопасности как социального явления весьма важно исходить из закономерностей функционирования систем, так как эти закономерности обусловливают природу феномена «безопасность». В частности необходимо учитывать, что политико-правовая система в определенной степени детерминирует функционирование входящих в нее элементов и вместе с тем выступает по отношению к окружению как единая функционирующая и развивающаяся целостность. При этом взаимозависимость системы и среды определяется тем, что политико-правовая система формирует и проявляет свои свойства именно в процессе взаимодействия с иными социальными системами, выступая в качестве ведущего активного компонента взаимодействия.

Для нормального функционирования и развития политико-правовой системы необходимо наличие соответствующих условий, к числу которых, диссертант относит, прежде всего, такие факторы как: а) наличие необходимого потенциала; б) достаточный уровень организованности системы; в) состояние безопасности системы.

а) Потенциал политико-правовой системы – это наличие реальной возможности достигать цель. Потенциал определяется ресурсами, силами, средствами. Для нормального функционирования политико-правовой системы необходимо наличие соответствующих материальных и информационных ресурсов.

б) Организованность политико-правовой системы – это  ее объективная и субъективная упорядоченность. В условиях политико-правовой формы организации социума осуществляется не стихийное, а сознательное государственное упорядочивающее воздействие на структуру и элементы системы. При этом оптимальная форма упорядоченности структуры, элементов, сил и средств позволяет с наибольшей результативностью достигать целевой установки.

в) Состояние безопасности политико-правовой системы с одной стороны связывается с фактом отсутствия опасности (угрозы), а с другой стороны предполагает реальную способность системы функционировать в опасных условиях, осуществлять деятельность, направленную на минимизацию, нейтрализацию и ликвидацию возникающих угроз.

В отечественной науке феномен безопасности интерпретируется весьма неоднозначно, соответственно не сформировалось и некоего универсального понимания национальной безопасности. В частности указывается на то, что национальная безопасность – это «состояние, обеспечивающее достаточную экономическую и военную мощь нации для противления… угрозам для ее существования, исходящими как из других стран, так и изнутри собственной страны»2; «состояние международных отношений, исключающих нарушение свободного мира или создание угрозы безопасности народов в какой бы то ни было форме»3. А.П. Герасимов рассматривает национальную безопасность как симбиоз государственной и общественной безопасности, где государственная безопасность выступает средством, а общественная – целью определе­ния и защиты жизненно важных интересов граждан4. Иногда формулируются более объемные определения, отражающие функционально-институциональный и праксиологический аспекты. Так, например, О.А.Бельков констатирует, что национальная безопасность – это «состояние, тенденции развития (в том числе латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями в ней и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование»5. Авторы монографии «Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации» формулируют следующее определение: «Национальная безопасность Российской Федерации – это состояние защищенности личности, общества и государства от возможных внутренних и внешних угроз, которое  достигается совокупностью действия органов государственной власти, местного самоуправления, общественных организаций и человека на основе законов и иных правовых актов в обеспечение суверенитета, единства и неделимости территории России, стабилизации и последующего социально-экономического и духовно-нравственного развития»6.

Анализ определений национальной безопасности позволил диссертанту выделить некоторые особенности, характеризующие данный феномен. Причем некоторые из этих особенностей с определенной долей условности можно назвать традиционными для отечественной науки, а некоторые являются заимствованными из западной политико-правовой традиции.

1. Прежде всего, национальная безопасность – это специфическое состояние которое при определенных условиях может рассматриваться как целевая установка. Такое понимание вытекает как из телеологической интерпретации безопасности, так и из смысла международных правовых актов. В частности Устав ООН в качестве одной из целей объединенных наций провозглашает их стремление «объединить силы для поддержания безопасности»7.

2.  Национальная безопасность – состояние нормального функционирования и развития национальной политико-правовой системы определяемое объективными и субъективными факторами. Исходя из этимологии слова «безопасность», состояние национальной безопасности определяется а) объективным, не зависящим от человеческого волеизъявления отсутствием угроз национальным интересам (объективный фактор) б) целенаправленной защищенностью национальных интересов от угроз (субъективный фактор).

3. Общим объектом национальной безопасности выступают национальные интересы, как совокупность гармонично сочетаемых интересов личности, общества и государства. По мнению диссертанта, эту трактовку следует уточнить весьма важным положением, что национальные интересы, как гармоничное сочетание интересов личности, общества и государства детерминируются жизненно важными потребностями и ценностными приоритетами, сформировавшимися в ходе исторического развития государствообразующего русского народа и иных народов проживающих на территории Российской Федерации. Таким образом, интересы личности, общества, государства следует рассматривать в качестве родовых объектов национальной безопасности. Непосредственными же объектами выступают конкретные интересы личности, общества, государства в экономической, социальной, политической, экологической и в других сферах.

4. Характеристика национальной безопасности предполагает дифференциацию качественного и количественного аспектов. Качественный аспект национальной безопасности – представляет состояние «среды жизнедеятельности» системы при котором отсутствуют (либо минимизируются) внутренние и внешние угрозы способные оказывать негативное воздействие на функционирование как системы в целом, так и ее отдельных структурных элементов. Количественный аспект – складывается из двух составляющих: перечня потенциальных и реальных угроз, представляющих для системы реальную либо перспективную опасность, а также совокупности средств и методов противодействия этим угрозам.

Диссертант указывает на то, что в основном перечисленные концептуальные основы прямо или косвенно получили свое отражение и в рамках национального законодательства. В частности в ст. 1 Закона Российской Федерации «О безопасности»8 указывается, что безопасность представляет собой состояние защищен­ности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. При этом под жизненно важными ин­тересами понимается совокупность потребностей, удовлетворение ко­торых надежно обеспечивает существование и возможности прогрес­сивного развития личности, общества и государства. Объекты безопас­ности раскрываются в Законе через триаду интересов. Это интересы личности, ее права и свободы; интересы общества – его материальные и духовные ценности; государственные интересы – конституционный строй, суверенитет и тер­риториальная целостность. В рамках Концепции национальной безопасности Российской Федерации9, категорией «национальная безопасность» также охватываются такие аспекты как безопасность личности, общества, государства. Но при этом национальная безопасность Российской Федерации определяется в качестве «безопасности ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации». Таким образом, нормативно закрепленная, официальная интерпретация категории «национальная безопасность» ориентирует, во-первых, на понимание нации в этатистском значении т.е. как полиэтнического сообщества граждан, а во-вторых, исходит из триады социальных интересов – жизненно важных потребностей государства, общества, личности.

Состояние безопасности национальной политико-правовой системы может быть стихийным, естественным не зависящим от воли субъекта, или осознанно создаваемым и поддерживаемым в организационно-правовых формах. Во втором случае политико-правовая система пребывает в состоянии безопасности тогда, когда ее организация способствует созданию такой благоприятной среды, при которой представляется возможным с достаточной эффективностью реализовывать наличествующий системный потенциал и достигать общесистемной цели, т.е. путем создания и обеспечения эффективного функционирования системы национальной безопасности. В свою очередь под системой национальной безопасности диссертант предлагает понимать упорядоченную и структурированную на основе нормативно-правовых актов совокупность взаимодействующих органов госу­дарственной власти, местного самоуправления, общественных организаций и индивидов, выполняющих функцию по защите интересов  личности, общества и государства от вероятных (потенциальных) и фактических внутренних и внешних угроз. Анализ действующего законодательства, в частности норм закона «О безопасности» от 5 марта 1992 года, приводит диссертанта к выводу о том, что на законодательном уровне выделяются три фундаментальные составляющие системы обеспечения национальной безопасности – функциональная, институциональная и нормативно-правовая (инструментальная).

1) Функциональная составляющая вытекает из превалирующих в обществе идеологических начал, ценностных ориентиров, национальных интересов. В соответствии с этим на концептуальном уровне «определяются основные направления деятельности органов госу­дарственной власти и управления», указываются приоритетные задачи государства по защите соответствующих социальных интересов от возможных угроз. «Национальные интересы обеспечиваются институтами государственной власти, осуществляющими свои функции в том числе во взаимодействии с действующими на основе Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации общественными организациями»10.

Основными функциями системы национальной безопасности являются: а) выявление и прогнозирование внутренних и внешних угроз жизненно важным интересам объектов безопасности, осуществление комплекса оперативных и долговременных мер по их предупреждению и нейтрализации; б) создание и поддержание в готовности сил и средств обеспечения безопасности; в) управление силами и средствами обеспечения безопасности в повседневных условиях и при чрезвычайных ситуациях; г) осуществление системы мер по восстановлению нормального функционирования объектов безопасности в регионах, пострадавших в результате возникновения чрезвычайной ситуации; д) участие в мероприятиях по обеспечению безопасности за пределами Российской Федерации в соответствии с международными договорами и соглашениями, заключенными или признанными Российской Федерацией.

2) Институциональная составляющая отражает соответствие государственных и общественных институтов концептуально определенным функциям по обеспечению национальной безопасности. В этой связи следует выделить следующие основные категории институциированных субъектов: а) государственные институты (органы и организации), постоянно осуществляющие функцию обеспечения безопасности, являющуюся для них основной; б) государственные институты (органы и организации), для которых функция обеспечения национальной безопасности является производной и реализуется в случае возникновения соответствующих угроз; в) общественные институты (негосударственные организации), привлекаемые государством либо непосредственно создаваемые обществом для выполнения функции обеспечения национальной безопасности.

3) Нормативно-правовая составляющая системы национальной безопасности представляет собой одну из важнейших разновидностей средств обеспечения национальной безопасности используемых государством наряду с экономическими, политическими, идеологическими и иными средствами. Нормативно-правовая составляющая в данном случае – это упорядоченные определенным образом правовые нормы (как основной правовой инструментарий), регулирующие отношения в сфере безопасно­сти. Они закрепляют основополагающие начала, структуру, порядок функционирования и взаимодействия элементов в рамках институциональной составляющей. Таким образом, это система правовых норм, направленных на организацию деятельности государственных и общественных институтов по выполнению функций, связанных с обеспечением национальной безопасности. Несмотря на то, что эти нормы, в целях удобства практической реализации, включаются в самые разные источники, они представляют собой логически связанную систему, созданную в целях  защиты интересов  личности, общества и государства от возможных внутренних и внешних угроз. Эффективность же этой системы во многом зависит от ее соответствия идейно-теоретическим, концептуальным основам, определяющим предметное единство нормативного материала. Нормативно-правовая составляющая системы национальной безопасности включает в себя источники общего и специального характера. Источники общего характера не направлены, специально на регулирование отношений в сфере безопасно­сти, но в них содержаться нормы прямо или косвенно призванные регулировать отношения, связанные с защитой интересов  личности, общества и государства от возможных угроз. К внутригосударственным актам общего характера, составляющим правовые основы, выполнения функций, связанных с обеспечением национальной безопасности, относятся такие как Конституция Российской Федерации, Административный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, ряд федеральных законов и подзаконных актов.  Специальные источники, характеризует то, что они специально создаются в целях обеспечения национальной безопасности. В качестве основного специального внутригосударственного источника в Российской Федерации выступает, прежде всего, Закон РФ от 5 марта 1992г. №2446-I «О безопасности» (с изменениями от 25 декабря 1992 г., 24 декабря 1993 г., 25 июля 2002 г., 7 марта 2005 г.), Этот нормативно-правовой акт закрепляет правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства, определяет систему безопасности и ее функции, устанавливает порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за законностью их деятельности.

Понимание системы национальной безопасности как диалектического единства функциональной, институциональной и нормативной составляющих в своем системном единстве ориентированных на устранение внешних и внутренних угроз национальной политико-правовой системе, дает возможность проследить генезис и эволюцию данного феномена применительно к конкретным историческим условиям, к конкретной национальной форме политико-правовой организации социума. Исходя из данной посылки, в рамках диссертационного исследования разрабатывается и соответствующим образом обосновывается концепция генезиса системы национальной безопасности, в рамках которой предлагается выделять линейное и циклическое развитие.

Линейное развитие системы национальной безопасности включает в себя три основных фазы: образование древнерусского государства; период феодальной раздробленности; период образования централизованного государства и становления абсолютной монархии. На всех этапах линейного развития обеспечение национальной безопасности сводилось к противодействию угрозам внешней военной экспансии и внутренним смутам (дворцовым переворотам, крестьянским войнам и т.п.). При этом отсутствовал системный подход как к анализу реальных и потенциальных угроз системе национальной безопасности, так и к определению средств и методов организованного противодействия этим угрозам.

Циклическое развитие системы национальной безопасности российского государства связано с выделением обособленных циклов включающих в себя фазы становления, развития, кризиса и деформации нормативных и организационных компонентов вышеназванной системы. По мнению диссертанта в истории отечественного политогенеза выделяются два завершенных и один текущий цикл. К завершенным относятся циклы функционирования систем обеспечивавших национальную безопасность в условиях Российской Империи и Советского государства (РСФСР, СССР). Текущий цикл наблюдается в настоящее время и связан с обеспечением внутренней и внешней безопасности современной России.

Сравнительный анализ выделенных циклов, позволяет утверждать, что за основу понимания национальной безопасности и в императорской и в советской России была принята этатистская концепция, в рамках которой безусловный приоритет отводился публичным интересам государства. При этом права и свободы подданных (граждан) рассматривались как производные от общегосударственных интересов и вторичные по отношению к ним. Вполне естественно, что при таком подходе национальная безопасность сводилась к государственной, а стремлением к ее обеспечению оправдывались широкомасштабные меры репрессивного характера в отношении собственного населения.

Переход российского государства на путь демократического развития обусловил качественную переоценку сущности и содержания концепции национальной безопасности. Закрепление на конституционном уровне приоритета прав и свобод человека и гражданина по отношению к публичным интересам государства предполагает необходимость переосмысления основных ценностных детерминант положенных в основание системы национальной безопасности. В настоящий период все более широкое распространение получает точка зрения о том, что государство не есть самоцель и самоценность политико-правового развития. В рамках инструментального (рационально-правового) подхода утверждается понимание государства как средства защиты публичных и частных интересов, рассматриваемых не столько в качестве противопоставляемых, сколько как разноуровневых и взаимно обусловленных категорий. В таком понимании система национальной безопасности должна включать в себя три взаимосвязанных и взаимодействующих подсистемы: обеспечения публичной (общегосударственной), корпоративной и личной безопасности. При этом государство перестает быть единственным субъектом обеспечения национальной безопасности, однако сохраняет за собой функции основного гаранта и координатора совместных действий подчиненных общей цели – созданию оптимальных условий для сохранения и поступательного развития российского социума.

Во второй главе «Наркобизнес в системе источников угроз национальной безопасности: история и современность» – выделены параграфы: «Источники угроз национальной безопасности: понятие и система» (§1); «Наркобизнес как источник угрозы национальной безопасности: антисоциальная природа и противоправная сущность» (§2); «Незаконное производство, оборот и потребление наркотических веществ – факторы функционирования и развития теневой экономической системы» (§3); «Опыт законодательной криминализации наркобизнеса в Российской Империи, СССР и Российской Федерации» (§4).

Исследование наркобизнеса в качестве источника угроз национальной безопасности предполагает необходимость обращения к вопросам понимания феномена «угроза национальной безопасности», принципов обособления основных видов угроз, а также понимания  и научной интерпретации источников угрозы национальной безопасности и их системы.

В ст.3 Закона Российской Федерации «О безопасности», дается определение угрозы безопасности, под которой законодатель понимает «совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства». Угрозы национальной безопасности подразделяются на внутренние и внешние. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации, проводится градация угроз на основании такого критерия как сфера национальных интересов. В соответствии с этим критерием выделяются угрозы национальной безопасности в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. В этой связи диссертант обращает внимание на «размытость» используемого критерия классификации угроз национальной безопасности, на подмену понятия «угроза национальной безопасности» такими категориями как «фактор» и «условие». Немаловажным упущением является также отсутствие идеологической компоненты, т.е. обозначения национальной идеологии в качестве объекта национальной безопасности. Вместе с тем в качестве объекта безопасности должны выступать не только материальные, но и духовные ценности. Это отчасти получило закрепление в Концепции, где указывается на то, что «национальные интересы в духовной сфере состоят в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны». Вместе с тем концептуальное закрепление духовных ценностей в качестве объекта национальной безопасности, должно предопределять и концептуальное выделение угроз в идеологической сфере, связанных с дискредитацией духовных ценностей составляющих фундаментальную основу национального единства.

В Законе Российской Федерации «О безопасности» также упоминается об источниках опасности, но само понятие не раскрывается. Вместе с тем, по мнению соискателя, следует различать понятия источник опасности и источник угроз безопасности. В качестве источника опасности могут рассматриваться одушевленные и неодушевленные предметы, природные факторы и продукты человеческой деятельности которые сами по себе выступают фактором опасности (например, источником повышенной опасности является транспортное средство, объекты атомной энергетики, ядерное и химическое оружие, природные и техногенные катастрофы, социальные катаклизмы и т.п.).

По мнению диссертанта в контексте проблемы восприятия источника опасности весьма важно понимание источника угрозы национальной безопасности. Под последним предлагается понимать явления, события и деяния, создающие в комплексе ситуацию представляющую опасность для жизненно важных интересов личности, общества и государства. Источником угрозы безопасности могут выступать факторы, деструктивно воздействующие на определенные социальные интересы или деятельность (сознательные действия или бездействия) людей.  При этом следует различать факторы представляющие источник угрозы безопасности и непосредственную угрозу безопасности. В качестве источника угрозы безопасности выступают явления сам факт существования которых непосредственной опасности для конкретной политико-правовой системы не представляет. Вместе с тем, такую опасность зачастую представляют результаты функционирования соответствующих структур. Примерами источников угроз являются государственные структуры, осуществляющие разведывательную и диверсионную деятельность; экстремистские организации; политические партии ультрарадикального типа и т.п.

В свою очередь, в качестве явлений представляющих непосредственную угрозу национальной безопасности рассматриваются общественно опасные, противоправные деяния, посягающие на интересы государства, общества, личности – т.е. правонарушения. При этом государство как политико-правовая форма организации общества, юридически закрепляя базовые ценности в качестве объектов таких посягательств, определяет степень угрозы национальной безопасности исходящей из соответствующего источника, т.е. нормативно закрепляет степень общественной опасности.

Правовой аспект исследования национальной безопасности предполагает апеллирование к юридическим конструкциям. Руководствуясь этой посылкой, соискатель экстраполирует теоретико-правовую модель объекта правонарушения в область исследования феномена национальной безопасности. Это позволило разграничить источники угроз национальной безопасности на монообъектные и полиобъектные. В качестве монообъектных источников угроз национальной безопасности следует рассматривать такие события и проявления социальной активности, в результате которых возникает критическое сочетание факторов и условий угрожающее национальной безопасности, т.е. конкретным интересам личности, общества, государства в экономической, социальной, политической, экологической и в других сферах.

Монообъектным источником угроз национальной безопасности, является, например  шпионаж. Этот вид общественно опасной деятельности ставит под угрозу национальные интересы во внешнеполитической сфере.

В качестве полиобъектного источника угроз национальной безопасности выступают события и виды деятельности, в результате которых возникает сочетание факторов и условий угрожающее двум и более объектам национальной безопасности. К такому виду источников угроз национальной безопасности, следует относить наркобизнес как вид деятельности, в результате которой создается сочетание факторов и условий, ставящих под угрозу интересы личности, общества и государства в социальной, идеологической, экономической, внутриполитической, международной и даже в  военной сфере.

Диссертант указывает, на то, что предлагаемая модель, носит, теоретический характер и как все конструкции подобного плана весьма условна. Вместе с тем она, в комплексе с другими критериями (например, с приоритетностью социальных ценностей),  позволяет определить степень опасности конкретных источников угроз, а соответственно позволяет на законодательном уровне определить приоритетность направлений  в обеспечении национальной безопасности. Взяв за основу дальнейшего исследования, данную теоретическую модель, соискатель приступает к исследованию наркобизнеса в качестве полиобъектного источника угроз национальной безопасности.

В этой связи отмечается, что в отечественной юридической науке на настоящий момент не сложилось единого концептуального подхода к проблеме наркобизнеса, не сформировалось единого понимания этого феномена. Наиболее распространенным следует признать криминологические интерпретации наркобизнеса как особого рода преступной деятельности или действий направленных на извлечение прибыли. Так, например, В.И. Брылев определяет наркобизнес как «особый вид разнообразной, широко разветвленной профессиональной преступной деятельности высокоорганизованных и хорошо законсперированных наркообъединений, имеющих международные контакты, широкие коррумпированные связи и занимающихся в виде промысла незаконным оборотом наркотиков в целях систематического получения максимальных доходов, а также влияния в политической и общественной жизни»11. Иногда наркобизнес определяется через составы преступлений, так или иначе связанных с наркотическими веществами, т.е. как «совершение действий, подпадающих под признаки преступлений (хищения наркотических средств; незаконный оборот наркотических средств; нарушение правил обращения с наркотическими средствами; другие незаконные действия с наркотическими средствами), являющегося промыслом и источником личного обогащения и наживы, или же вложение преступно нажитых средств в различные структуры власти, управления, формы и виды собственности»12. Наркобизнес определяется также как экономическая деятельность, связанная с культивированием, производством и торговлей наркотиками, с целью получения прибыли13, или просто как «нелегальный бизнес с наркотиками, осуществляемый организованной преступностью»14.

Комплексный анализ наиболее распространенных подходов к пониманию наркобизнеса, позволил диссертанту выделить ряд характерных черт, которые предлагается рассматривать в качестве сущностных признаков этого явления.

Во-первых, наркобизнес – это разновидность бизнеса. Эквивалентом термина «бизнес» в русском языке, и соответственно, в российском законодательстве является понятие предпринимательской деятельности, которая в ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации определяется как «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Как разновидность предпринимательской деятельности, наркобизнес включает такие составляющие как производство и распределение продукта, в широком (экономическом) смысле, в экономическом контексте производство это не только, действия, направленные на серийное получение наркотических средств или психотропных веществ из химических веществ и (или) растений, но также и культивирование растений; разработка, переработка, соответствующих веществ с конечной целью систематического получения прибыли. Распределение продукта выражается в таких видах деятельности как  хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, распределение (в узком, законодательном значении), приобретение, использование, ввоз на таможенную территорию Российской Федерации, вывоз с таможенной территории Российской Федерации и т.д.

Во-вторых, в качестве предмета предпринимательства в данном случае, выступают наркотические и психотропные вещества, их аналоги, а также прекурсоры. Все эти вещества являются источником повышенной опасности, в силу чего их оборот ограничен законодательно в «целях  охраны  здоровья  граждан,  государственной  и общественной безопасности»15. Основным формально-юридическим признаком указанных веществ является их включенность в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. В качестве материального признака, по всей видимости, следует указать на свойства, характеризующие эти вещества как источник опасности для здоровья  граждан,  государственным  и общественным  интересам. Это, прежде всего, вызывание талерантности организма, влекущее физиологическую и психическую зависимость, подмену социальных ценностей, деградацию личности, а в последствие необратимые процессы, связанные с разрушением центральной нервной системы и органов, обеспечивающих жизнедеятельность человека.

В-третьих, наркобизнес – это разновидность незаконного бизнеса, незаконной предпринимательской деятельности. Этот формально-юридический признак является обязательным. В юридической науке совершенно справедливо указывается на то, что существует и правомерная деятельность, связанная с оборотом наркотиков. Вместе с тем вряд ли целесообразно вести речь о «правомерном наркобизнесе» и «криминальном наркобизнесе». Термин «наркобизнес», как и само это социальноопасное явление давно имеет международное значение и в общественном сознании, почти традиционно связывается именно с осуждаемой обществом незаконной деятельностью. Поэтому предлагаемые некоторыми авторами терминологические нововведения представляются совершенно нецелесообразными.

В-четвертых, наркобизнес – это сложноорганизованная деятельность. Следует указать на такую особенность наркобизнеса как масштабность, обусловленную многофункциональностью, организационным единством участников и функциональной градацией их деятельности в рамках системной целостности. Это, как правило, деятельность не одного человека, а корпоративная деятельность преступного сообщества (организации), специализирующейся на незаконных операциях с наркотическими веществами и имеющей межрегиональные или международные связи. Наряду с производством и реализацией наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, этой организации необходим действенный механизм легализации (отмывания) денежных средств, полученных от незаконных операций с наркотическими веществами, а также наличие коррумпированных связей в органах государственной власти и управления.

Исходя из вышеперечисленных признаков, диссертант предлагает  понимать под наркобизнесом основанную на организационном единстве участников, деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от незаконного производства и оборота наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров,

Как полиобъектный источник угроз национальной безопасности наркобизнес ставит под угрозу: а) интересы личности – жизнь, здоровье, нормальное физиологическое и духовное развитие; б) интересы общества – посягает на его духовные ценности, моральные устои, способствует подмене социальных ценностей и провоцирует целый комплекс общественно опасных деяний; в) интересы государства – способствует возникновению факторов и условий угрожающих государственной безопасности во внутриполитической, международной, пограничной, а в ряде случаев и в военной сфере.

В противодействии наркобизнесу весьма велика роль законодательной власти т.к. основным средством государственно-правового регулирования выступают юридические нормы. Когда речь ведется о государственно-правовом противодействии каким либо угрозам, то, прежде всего, следует иметь ввиду что это противодействие должно осуществляться посредством и на основе юридических норм. В этом смысле государственно-правовое противодействие видам деятельности, ставящим под угрозу национальную безопасность, начинается (или, по крайней мере, должно начинаться) с формально-юридического закрепления этих видов деятельности в качестве конкретных деяний представляющих опасность для интересов государства, общества, личности. Юридическую формализацию деяний, представляющих наибольшую опасность принято рассматривать как законодательную криминализацию, т.е. формально-юридическое закрепление общественно опасной деятельности как преступления. Законодательство определенным образом отражает основные тенденции, приоритеты государства и общества в сфере противодействия тем или иным деструктивным явлениям. Поэтому необходимым условием полноты и всесторонности исследования, связанного с определением  места наркобизнеса в системе источников угроз национальной безопасности является анализ опыта законодательной криминализации этого общественно опасного вида деятельности в Российской Империи, СССР и Российской Федерации.

В этой связи отмечается, что с наркоманией как социальным явлением Россия столкнулась в XIX в. по мере освоения Закавка­зья, Средней Азии, юга Дальнего Востока. Начало возде­лывания опийного мака в Средней Азии относится к 1879 г. В то же время, еще в 1841 г. Николай I издал указ, который воспрещал всякую продажу опиума китайцам, проживавшим в Китайской торговой слободе. Виновные подлежали военному суду. О начале распространения наркомании в южных колониях России гово­рит и тот факт, что по просьбе начальника Туркестанского таможенного округа от 11 августа 1898 г. была увеличена численность таможенной полиции для задержания контрабандистов с наркотиками.

Правительство Советской России уже в первые месяцы своего существо­вания вплотную столкнулось с проблемой наркомании в стране. О серьезности проблемы в тот период свидетельствует, например, то обстоятельство, что Совет Народных Комиссаров предписанием от 31 июня 1918 г. «О борьбе со спекуля­цией кокаином» вменил в обязанность правоохранительным органам вести борьбу с преступностью, связанной с наркотиками. Посевы опийного мака и заготовка опия - сырца были сосредоточены на территории Киргизии, входившей в Семиреченскую область. Посев опийного мака в других местах Туркестана и на Дальнем Востоке был прекращен. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., в котором впервые были сформулированы и приведены в систему все нормы советского уголовного права, не содержал специальной статьи, предусматриваю­щей уголовную ответственность за преступления, связанные с наркотическими средствами. Однако, за такие преступные действия, как уклонение от сдачи и несдача государству в соответствии с договорными условиями опия, виновные привлекались к уголовной ответственности в соответствии со ст. 10 УК по аналогии со ст. 139 УК, которая предусматривала ответственность за «скупку и сбыт в виде промысла продуктов, материалов, изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение». Целенаправленная уголовно-правовая борьба с незаконным оборотом наркотиков получила свое дальнейшее развитие в уголовно-правовых нормах, включенных в УК РСФСР 1926 г., и в ряде директивных документов, направленных на профилактику распространения наркомании, упорядочение получения и распределения наркотических средств.

К началу 80-х гг. проблема наркомании в России резко обострилась, значительно возросли масштабы незаконной торговли наркотиками, а также число лиц, допускающих их немедицинское потребление. Незаконный оборот наркотиков превратился в серьезную социальную проблему. С учетом масштабности проблемы ее успешное решение становилось возможным лишь при условии осуществления скоординированных общегосударственных мер направленных на противодействие наркотизации общества.  В связи с этим в октябре 1982 г. было принято закрытое постановление ЦК КПСС об организации борьбы с наркоманией, однако реальных практических мер в этом направлении принято не было.

Началом следующего этапа развития советского законодательства по борьбе с незаконным оборотом наркотиков следует считать принятие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1987 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР», а также постановления Совета Министров СССР от 12 июня 1987 года «О запрещении посева и выращивания гражданами масличного мака». Указом Президиума Верховного Совета СССР был расширен перечень наркотикосодержащих растений, за посев и выращивание которых устанавливалась уголовная ответственность. Впервые в истории государственно-правового противодействия незаконному обороту наркотических средств лица, добровольно сдавшие наркотические средства, освобождались от уголовной и административной ответственности за приобретение данных средств, а также за их хранение, перевозку и пересылку. Кроме того, освобождались от ответственности лица, добровольно обратившиеся в медицинское учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с потреблением наркотических средств в немедицинских целях. В рассматриваемый период, учитывая большую социальную опасность бесконтрольного обращения психотропных веществ, в 1971 г. в Вене состоялась Международная конференция с участием 90 стран, в том числе и СССР. Конференция приняла Конвенцию о психотропных веществах. Согласно этому документу государства-участники обязались установить в отношении психотропных веществ режим, аналогичный правилам производства, хранения, оборота, перевозки и пересылки наркотических средств.

В целом, основные тенденции становления и развития советского законодательства по контролю за оборотом наркотических средств в рассматриваемый период прослеживаются по линии установления: а) уголовно-правовых мер, и соответственно, уголовных наказаний; б) мер административно-правового принуждения; в) мер медицинского характера.

В третьей главе «Концептуальные и структурно-институциональные основания функционирования механизма противодействия наркобизнесу в Российской Федерации» – выделены параграфы: «Основополагающие начала противодействия наркобизнесу в рамках концепции национальной безопасности России» (§1); «Механизм противодействия наркобизнесу в системе национальной безопасности России: понятие, структура, элементы» (§2); «Критерии эффективности функционирования механизма противодействия наркобизнесу» (§3); «Зарубежный опыт государственного противодействия наркобизнесу: возможность концептуально-институционального заимствования и уголовно-правовой рецепции в России» (§4).

Исследование концептуальных и структурно-институциональных оснований функционирования механизма противодействия наркобизнесу в Российской Федерации, диссертант начинает с  анализа основополагающих начал (принципов) противодействия наркобизнесу.

Общие принципы противодействия наркобизнесу – это основополагающие начала противодействия незаконному производству, обороту, потреблению наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, как факторам создающим угрозу национальной безопасности. Особенность этих принципов заключается в их универсальном характере, т.е. на их основе строится противодействие всем источникам угроз национальной безопасности. Перечень общих принципов содержится в ст. 5 Закона Российской Федерации «О безопасности». Это в частности: законность; соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства; взаимная ответственность личности, общества и государства по обеспечению безопасности; интеграция с международными системами безопасности.

Специальные принципы противодействия наркобизнесу –  это основополагающие начала, носящие более конкретизированный характер. В данном случае, конкретизация осуществляется за счет привязки к предмету деятельности. Речь идет о наркобизнесе не как об источнике угроз национальной безопасности вообще, а как о деятельности связанной с незаконным производством и оборотом именно наркотических веществ. Концепция национальной безопасности Российской Федерации не содержит специальных принципов противодействия всем обозначенным в ней источникам угроз, и в частности отсутствуют специальные принципы противодействия наркобизнесу. Вместе с тем следуя логике документа можно сделать вывод, что юридическая конкретизация основополагающих начал противодействия этому источнику угрозы национальной безопасности осуществлена в Федеральном законе «О наркотических средствах и психотропных веществах».

В Законе формулируется следующая система принципов осуществления государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту: 1) государственная монополия на основные виды деятельности, связанные с оборотом наркотических средств, психотропных веществ; 2) лицензирование всех видов деятельности, связанных с оборотом наркотических средств, психотропных веществ; 3) координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления; 4) приоритетность мер по профилактике наркомании и правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, стимулирование деятельности, направленной на антинаркотическую пропаганду; 5) государственная поддержка научных исследований в области разработки новых методов лечения наркомании; 6) привлечение негосударственных организаций и граждан к борьбе с распространением наркомании и развитию сети учреждений медико-социальной реабилитации больных наркоманией; 7) развитие международного сотрудничества в области противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ на многосторонней и двусторонней основе.

Анализ систем общих и специальных принципов позволяет сделать вывод об их несоответствии логическому соотношению «общее - особенное» а также о явной неполноте. В этой связи указывается на дублирование и «пресечение» таких основополагающих начал как «интеграция с международными системами безопасности» и «развитие международного сотрудничества». При этом понятие «интеграции с международными системами безопасности» явно уже по смыслу, чем понятие «международного сотрудничества» используемого в нормативно-правовом акте специального характера. Кроме того, целесообразно было бы юридическое закрепление такого общего принципа как «комплексность противодействия источникам угроз национальной безопасности». Этот принцип подразумевает необходимость противодействия наркобизнесу не посредством отдельных институтов, а всем комплексом имеющихся в арсенале государства сил и средств. В этой связи диссертант апеллирует к положительному опыту США, где почти 50 федеральных ведомств задействованы в борьбе с незаконным производством и оборотом наркотиков. По мнению соискателя, конкретизация принципа комплексности относительно сферы противодействия наркобизнесу должна заключаться в установлении форм взаимодействия, степени участия государства, общества, граждан. Должны быть сформулированы основополагающие начала взаимодействия государственных органов, государственных органов и институтов гражданского общества не просто в рамках институциональной составляющей,  а в рамках механизма противодействия наркобизнесу, т.е. с учетом динамической составляющей.

Содержание категории «механизм противодействия наркобизнесу» раскрывается диссертантом через аспекты отражающие суть понятия «механизм». Диссертант, экстраполируя данное понятие в область своего исследования, выделяет несколько особенностей, характеризующих механизм противодействия источникам социальных угроз вообще, и наркобизнесу в частности.

Во-первых, механизм противодействия наркобизнесу, предполагает конкретную цель его создания и использования. Эта цель отражает полиобъектную природу наркобизнеса и заключается в минимизации исходящих от наркобизнеса угроз интересам личности, общества и государства. Достижение этой цели предполагает комплексное решение двух важнейших задач, или достижения промежуточных целевых установок: 1) сокращение сферы потребления, что должно способствовать снижению важнейшего фактора детерминирующего развитие наркобизнеса, 2) сокращение объемов производства и распределения наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. Этим целевым предназначением механизма определяется также сфера его применения.

Во-вторых, механизм противодействия наркобизнесу предполагает наличие специальных субъектов, осуществляющих его использование. В качестве таких специально уполномоченных субъектов в соответствии с российским законодательством выступают Генеральная прокуратура Российской Федерации, федеральный орган исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, федеральный орган исполнительной власти в области внутренних дел, федеральный орган исполнительной власти по таможенным делам, федеральная служба безопасности, федеральная служба внешней разведки, федеральный орган исполнительной власти в области здравоохранения, а также другие федеральные органы исполнительной власти в пределах предоставленных им Правительством Российской Федерации полномочий. При этом функция координации за деятельностью органов исполнительной власти в сфере противодействия наркобизнесу закреплена за Государственным комитетом Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Эта государственная структура ведет мониторинг развития наркоситуации в стране, вырабатывает общий замысел и тактику совместных операций по противодействию наркобизнесу, взаимодействует с МВД, ФСБ, ФТС, другими государственными структурами16.

В-третьих, механизм противодействия наркобизнесу предполагает наличие системы взаимодействующих средств, под которыми понимается «инструменты достижения целей, превращения идеальных стремлений в реальные действия и результаты»17. Указанные средства в данном случае выступают в качестве особой целостности, функционирование которой определяется единством цели. В рамках данного диссертационного исследования под средствами понимается идеологический, экономический, юридический инструментарий, при помощи которого оказывается воздействие на общественные отношения, обусловливающее сокращение сфер потребления, снижение объемов производства и распределения наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. В рамках механизма противодействия наркобизнесу, инструментальную основу должны составлять средства экономического и юридического воздействия, что предопределяется природой наркобизнеса как противоправной предпринимательской деятельности. Вместе с тем совершенно неверным является недооценка и почти полное игнорирование идеологической составляющей, предполагающей интенсивное пропагандистско-идеологическое воздействие на общественное сознание.

В-четвертых, наряду с такими, характеристиками как наличие целевой установки (конкретного предназначения), привязка к конкретным субъектам способным использовать данный механизм, наличие системы элементов (комплекса средств), диссертант выделяет также динамическую характеристику. Применительно к понятию механизма проиводействия наркобизнесу динамика – это процесс последовательного прохождения определенных стадий, каждая из которых завершается решением конкретной задачи, достижением промежуточной целевой установки. Объективно динамика функционирования механизма выражается в сроках разрешения задач, в осуществлении, процедур, определенной последовательности решения задач и применения средств. В определенной смысле, динамическую составляющую механизма характеризует степень и виды воздействия на сферы и области объекта противодействия (источника угроз безопасности), приоритеты, координация, сочетание сил и средств в конкретных ситуациях, виды, сочетание инструментария, способы и степень его приложения. Рассматриваемый в динамике механизм противодействия наркобизнесу представляет собой процесс, зеркально отражающий динамику социально опасной деятельности, т.е. ее генезис, реализацию и завершение. Соответственно динамику функционирования механизма противодействия наркобизнесу должны отражать три этапа: 1) устранение предпосылок возникновения этого явления, осуществляемое по двум ключевым направлениям: во-первых, идеологическая и медицинская профилактика потребления наркотических и психотропных веществ в обществе; во-вторых, частная и общая государственная превенция производства, незаконного оборота этих веществ. 2) устранение источника, угрозы национальной безопасности в лице наркобизнеса. При этом, если рассматривать наркобизнес в широком смысле в качестве антисоциального явления, то речь может, безусловно идти лишь о пресечении отдельных его проявлений - общественно опасных деяний, но никоим образом не об искоренении явления в целом. Здесь предполагается эффективное, максимально возможное сдерживание. На этом этапе ключевой является осуществление противодействия наркобизнесу в форме оперативно-розыскной деятельности. Этот этап характеризуется также активным применением мер государственного принуждения присекательного характера. 3) Устранение последствий наркобизнеса как общественноопасной деятельности, что предполагает восстановление условий нормальной реализации интересов личности, общества, государства. Юридически это выражается государственном обеспечении восполнения ущерба, в восстановлении прав, в привлечении к юридической ответственности виновных, в реализации наказания, реализация юридически установленной обязанностей государства по лечению (в том числе и принудительному), по реабилитации наркоманов.

Указанные особенности, характеризующие механизм противодействия наркобизнесу как источнику угроз национальной безопасности, рассматриваются диссертантом в качестве сущностных признаков, позволяющих сформулировать следующее определение: Механизм противодействия наркобизнесу – это система государственных органов и общественных институтов, экономических, политических и правовых средств которые в своем последовательном взаимодействии направлены на предупреждение, пресечение, проявлений наркобизнеса как комплекса общественноопасных деяний, а также на устранение последствий незаконного оборота и потребления наркотических и психотропных веществ, восстановление социальной справедливости, нормального безопасного функционирования социальной системы.

Основной, общей характеристикой механизма противодействия наркобизнесу является его эффективность. Под эффективностью в экономике понимают количественный (размерный) показатель, характеризующий скорость изменения величины во времени или чувствительность величины к фактору, обусловившему ее изменение. В юридической науке, также широко используется категория «эффективность».  В частности  под эффективностью норм права понимается соотношение между фактическими результатами их действия и теми социальными целями, для достижения которых эти нормы были приняты18. Таким образом, суть понятия эффективности составляет соотношение затрат (материальных и временных) и результата. Исходя из этого эффективность механизма противодействия наркобизнесу рассматривается как минимизация  затрат со стороны государства  (финансовых, материально-технических, организационных, духовных и пр.) при снижении временных параметров достижения результата, т.е. сокращение до размеров не представляющих угрозу национальной безопасности сферы потребления, объемов производства и экономического  распределения наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. Повышение эффективности функционирования механизма противодействия наркобизнесу, то есть максимальное достижение целей при минимизации необходимых социальных затрат, а также сокращении расходуемого на достижение этих целей времени оценивается в соответствии с определенными критериями. В науке высказывались и высказываются различные суждения по этой проблеме, приводятся различные системы классификаций. Диссертант исходит из плюралистического подхода, предполагающего, что оценка эффективности функционирования столь сложного государственно-правового инструментария как механизм противодействия наркобизнесу, должна носить синтезированный характер, строиться на системе оценочных критериев отражающих специфику сферы  противодействия. При этом, по мнению диссертанта, в основу оценки эффективности должны быть положены, прежде всего, социально-экономические и формально-юридические показатели результативности.

Повышение эффективности функционирования механизма противодействия наркобизнесу – комплексная проблема. На ее решение оказывают влияние экономические, политические, социальные, организационные,  юридические и другие условия, в которых осуществляется соответствующая государственная деятельность, т.е. определяется конкретной национальной спецификой.

Сравнительно-правовой анализ национальных систем государственно-правового противодействия незаконному обороту наркотических веществ позволяет выделить три концептуальные модели, положенные в основу организации и функционирования механизма противодействия наркобизнесу –  жесткую, умеренную и либеральную. Критериями обособления каждой модели являются: а) концептуальная оценка степени и количества угроз, исходящих от наркобизнеса; б) степень государственного участия в противодействии, определяемая комплексом государственно-властных полномочий; в) соотношение принципа комплексности и полифункциональности при организации; г) приоритетность сферы государственно-правового воздействия (производство, экономическое распределение, потребление).

Наряду с вышеперечисленными факторами, в комплексе характеризующими конкретную модель государственно-правового противодействия наркобизнесу, диссертант выделяет такой показатель как законодательная регламентация мер ответственности за незаконную деятельность, связанную с оборотом наркотических веществ. В этой связи, также выделяются три модели законодательной регламентации – жесткая, мягкая, либеральная. К странам с жесткой законодательной регламентацией оборота наркотических средств относятся: Малайзия, Иран, Паки­стан, Сирия, Сингапур, Египет и ряд других стран, в основном расположенных в Азии и Африке. В этих странах, как правило, смертная казнь применяется очень часто, устанавливается уголовная ответственность за потребление нар­котических средств, применяются такие виды наказаний, как ка­торжные работы, а иногда и меры физического насилия в отно­шении преступников. К государствам, в которых действует умеренная модель законодательства о наркотиках, относятся США, государства Латинской Америки (например, Аргентина, Колумбия, Бразилия), ряд государств Западной Европы (например, Германия, Франция, Великобритания). На наш взгляд, наибольшее развитие системы противодействия незаконному распространению наркотиков в XX веке получила в США – стране с большим числом населения и сравнительно высоким уровнем жизни, что, наряду с такими факторами, как близость государств – производителей наркопрепаратов (прежде всего, кокаина, каннабиса), всегда делало США весьма привлекательной зоной распространения наркотических средств для транснациональных наркосиндикатов. Представителями государств с либеральной моделью законодательства о наркотиках являются Нидерланды и Швейцария, где установлено разделение наркотических средств на «легкие» и «тяжелые». При этом острие уголовной репрессии направлено на противодействие распространению высокоактивных наркотиков, прежде всего опийной группы (героин и др.).

Сравнительно-правовой анализ национальных законодательных систем, позволил диссертанту обратить внимание на интеграцию национальных моделей, на общую тенденцию унификации нормативно-правовых основ и принципов функционирования. Независимо от принадлежности к модели механизма противодействия наркобизнесу во всех странах организованная преступная деятельность в сфере производства и экономического распределения наркопродука преследуется  в уголовном порядке и за совершение данной категории преступлений предусматриваются достаточно жесткие санкции. Вопрос о либерализации законодательства о наркотиках касается в основном ответственности потребителей наркотических средств. Но, несмотря на общую тенденцию унификации, специфика построения, функционирования и оценки эффективности механизма государственно-правового противодействия наркобизнесу во многом определяется национальными традициями, ценностными приоритетами, свойственными для данной конкретной национальной политико-правовой системы. Диссертант акцентирует внимание на том, что принципы сочетания факторов, обусловливающих принадлежность к той или иной модели противодействия наркобизнесу определяются историческим опытом государств, особенностями наблюдающейся в них динамики наркоситуации, типами правовых систем, особенностями правоприменительной практики и целым рядом других факторов. Поэтому восприятие опыта, согласование взаимодействия систем национальной безопасности различных государств, не говоря уже о рецепции концептуальных и нормативных основ должны носить адаптационный характер. Это предполагает учет особенностей национальной правовой культуры и политико-правовой традиции положенной в основу функционирования соответствующей системы национальной безопасности.

  В четвертой главе «Нормативно-правовые основы государственного противодействия наркобизнесу в Российской Федерации: современное состояние и перспективы развития» – выделены параграфы: «Наркобизнес как объект комплексного (межотраслевого) нормативно-правового противодействия» (§1); «Проблема криминализации наркобизнеса в законодательстве Российской Федерации» (§2); «Юридическая ответственность участников наркобизнеса: вопросы нормативного установления и реализации» (§3); «Нормативно-правовые и организационные аспекты противодействия наркобизнесу транснациональных организованных преступных сообществ в условиях экономической глобализации» (§4).

В отечественной юридической науке, при рассмотрении вопросов, связанных с противодействием наркобизнесу, традиционно акцентируется внимание на уголовно-правовом аспекте. Это объясняется, высокой степенью общественной опасности этого вида антисоциальной деятельности. Отмечая объективность дифферента в пользу уголовно-правовой сферы, диссертант указывает на то, что сложная структура и полиобъектный характер накркобизнеса, а также принцип комплексности противодействия данному источнику угроз национальной безопасности предполагают, что этот деструктивный для интересов личности, общества и государства феномен должен рассматриваться в качестве объекта комплексного (межотраслевого) нормативно-правового противодействия. Такой подход предполагает правовое противодействие по всему спектру направлений, отражающих отраслевую градацию национальной правовой системы. При этом комплексность нормативно-правового противодействия, безусловно, предполагает наличие неких общих, координирующих правовых основ, которые позволяют избежать аномии, коллизионности, дисфункциональности, и, как следствие, недостаточной эффективности нормативно-правового противодействия наркобизнесу как системному явлению, а также его отдельным проявлениям. Основываясь на вышеизложенной посылке, соискатель наряду с уголовно-правовой, исследует также административно-правовую и гражданско-правовую области нормативного противодействия наркобизнесу.

Анализ действующего российского законодательства, позволил диссертанту определить специфику административно-правового противодействия по двум направлениям. Первое направление носит организационно-управленческий аспект и обусловливается сутью административного права как системы норм, направленных на регулирование общественных отношений в сфере государственного управления. В рамках этого аспекта административно-правовое противодействие проявлениям наркобизнеса осуществляется путем нормативного регламентирования отдельных видов управленческой деятельности, установления административно-правового статуса государственных органов призванных осуществлять контроль за оборотом наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, оказывать противодействие незаконному обороту этих веществ. В этой связи, анализируется Положение о Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков19. Второе направление административно-правового противодействия связывается с юридической формализацией соответствующих деяний в качестве административно-правового деликта, т.е. в качестве правонарушения, не достигшего степени общественной опасности характеризующей преступление. Эти противоправные явления не являются прямыми проявлениями наркобизнеса, они находятся в определенной зависимости от этого системного общественно опасного явления и являются так называемыми «сопутствующими» правонарушениями. К их числу в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях относятся: незаконное приобретение либо хранение наркотических средств или психотропных веществ, а также оборот их аналогов (ст. 6.8.) и потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача (ст. 6.9.).

Специфика гражданско-правового противодействие наркобизнесу, определяется особенностями гражданского права как  системы норм направленных на регулирование имущественных и некоторых связанных с ними неимущественных отношений на основании принципа автономии воли субъектов. Особое значение гражданско-правового противодействия наркобизнесу определяется сущностью наркобизнеса как незаконного предпринимательства. В этой связи акцентируется внимание на формах гражданско-правового противодействия наркобизнесу, закрепленных в Федеральном законе «О наркотических средствах и психотропных веществах». В частности это такие меры как, например, «ликвидация юридического лица в связи с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ» (ст. 51); «ликвидация юридического лица, осуществляющего финансовые операции в целях легализации (отмывания) доходов, полученных в результате незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ» (ст. 52).

Далее соискатель отмечает, что высокая степень общественной опасности наркобизнеса предопределяет тенденцию криминализации целого ряда ее конкретных праксиологических проявлений (деятельностных форм выражения). Эти отдельные проявления наркобизнеса как системного явления, увязанные в общность на основании предмета как источника опасности, законодатель относит к преступлениям, т.е. к  виновно совершенным общественно опасным деяниям, запрещенным уголовным законом, под угрозой наказания. На сегодняшний день криминализированы деятельностные формы проявления наркобизнеса указанные в рамках главы 25 Уголовного Кодекса Российской Федерации «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» (Ст. ст. 228 – 233). Вместе с тем эти явления не характеризуют наркобизнес как системное явление – целенаправленную деятельность (производство и экономическое распределение), направленную на систематическое извлечение прибыли и наносящую при этом ущерб интересам личности, общества и государства. Указанные составы не дают возможности квалифицировать деятельность как наркобизнес, т.к. в них отсутствует такой элемент объективной стороны как организационное единство, организованность участников. Это в свою очередь предполагает: наличие преступного сообщества (организации), специализирующейся на незаконных операциях с наркотиками и имеющего межрегиональные или международные связи (Ст. 210, 228, 188); наличие коррумпированных связей в органах государственной власти и управления (Ст. ст. 290 - 291); наличие системы легализации (отмывания) денежных средств, полученных от незаконных операций с наркотиками (Ст. 174, 1741).  Эти юридически формализованные составы в своей совокупности характеризуют признак организационного единства наркобизнеса, но они распределены по разным главам Кодекса, и каждый выполняет самостоятельную квалифицирующую функцию. Вместе с тем наркобизнес представляет собой единую систему противозаконной деятельности, элементы которой существуют не обособленно друг от друга, а взаимообусловленно. Кроме того важна целевая установка участников на систематическое извлечение прибыли, что является одним из факторов повышающих степень угрозы исходящей от этого вида общественно опасной деятельности. Угроза, исходящая от наркобизнеса намного превышает общественную опасность предусмотренных Уголовным кодексом РФ преступлений, связанных с незаконным изготовлением, хранением и сбытом наркотических средств и психотропных веществ, а также с рядом иных сопутствующих преступных деяний. Объектом наркобизнеса выступают не просто физическое здоровье населения и нравственные устои, под угрозу ставится состояние национальной безопасности. Вышеизложенное позволило соискателю прийти к выводу  о целесообразности юридической формализации наркобизнеса в качестве самостоятельного состава преступления. При этом соответствующая статья Уголовного кодекса Российской Федерации, должна располагаться не в главе 25 – «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» – где находятся статьи 228 – 233, а в главе 24 – «Преступления против общественной безопасности».

Дефинитивная юридическая формализация наркобизнеса в рамках уголовного закона, должна составлять основу, эталон понимания этого явления в контексте иных отраслей. Но при этом реализация охранительной функции права всегда будет осуществляться в соответствии с отраслевой спецификой, обусловленной предметом и методом правового регулирования. Диссертант констатирует, что важнейшим условием законодательной криминализации общественно опасных деяний, является нормативное установление конкретных мер юридической ответственности. Меры юридической ответственности за наркобизнес также обусловлены отраслевой спецификой. В соответствии с выделенным в рамках диссертационного исследования отраслевым инструментарием противодействия наркобизнесу, можно выделить уголовно-правовую, административно-правовую и гражданско-правовую ответственность. Но при более общей градации на основе такого критерия как метод правового регулирования, юридическая ответственность подразделяется на публичноправовую (уголовную или административную) и частноправовую (гражданско-правовую)20. При этом диссертант отмечает, что полиобъектная направленность наркобизнеса как явления представляющего угрозу частным и публичным интересам, предопределяет необходимость комплексного применения мер ответственности публично- и частноправового характера. Кроме того, принципом уголовной ответственности, по российскому законодательству является принцип индивидуализации наказания. Наказание, как мера уголовной ответственности и форма ее реализации может применяться лишь к физическим лицам, т.е. к индивидуальным субъектам права. В этой связи также весьма важно комплексное сочетание мер уголовно-правовой ответственности с мерами гражданско-правовой ответственности, которая предполагает воздействие и на коллективные субъекты.

Далее, диссертант указывает на то, что наряду с внутренней сферой государственно-правового противодействия наркобизнесу, следует выделять сферу внешнего противодействия. В соответствии с положениями Концепции национальной безопасности Российской Федерации наркобизнес рассматривается как источник внутренней и внешней угрозы. Экономический характер этого явления предопределяет существенное повышение степени его опасности в условиях экономической глобализации. Положительным фактором в условиях глобализации является «экономия на масштабах производства, что потенциально может привести к сокращению издержек и снижению цен, а следовательно и к устойчивому экономическому росту»21. Этот же фактор, влияет и на развитие наркобизнеса. Глобализация легальной экономики неизменно влечет за собой и глобализационные процессы в сфере теневой экономики.

Одной из наиболее важных тенденций наблюдающегося в последние годы развития незаконного оборота наркотиков в России является активная интеграция российской организованной наркопреступности в мировую систему наркобизнеса. В настоящее время более 50% наркотических веществ поступает на российский нелегальный рынок контрабандным путем. Российская Федерация за последние годы стала объектом активной наркоэкспансии, осуществляемой, прежде всего, из центрально-азиатского региона. По экспертным оценкам, российская организованная наркопреступность за последние годы имела контакты более чем в 70 государствах мира, включая Колумбию, Тайланд, Афганистан и другие страны – производители наркотических веществ. В этой связи в Концепции национальной безопасности Российской Федерации акцентируется внимание на том, что сегодня объективно сохраняется общность интересов России и интересов других государств по такой проблеме международной безопасности, как борьба с международным наркобизнесом.

Глобализация наркобизнеса, объективно обуславливает и интеграцию систем государственно-правового противодействия этому явлению. Эта тенденция – частное проявление глобализации как процесса «трансформации государственно-правовых, политичес­ких, экономических, хозяйственных структур в направлении станов­ления целостной и единой мировой геостратегической реальности»22.

Отправным правовым началом при объединении усилий государств в сфере противодействия международному наркобизнесу следует считать Шанхайскую комиссию 1909 года. 13 государств приняли 9 резолюций, ограничивающих потребление и оборот наркотических средств. В 1912 году в Гаване была подписана первая международная конвенция, в рамках которой запрещался оборот опиума. В период с 1925 по 1953 годы также был принят ряд международных актов, направленных на противодействие наркобизнесу и ограничение потребительской сферы: Женевская международная конвенция по запрещению опиума (1925 г.); Женевская международная конвенция об ограничении и регламентации распределения наркотических средств (1931 г.); Женевская международная конвенция по борьбе с незаконным оборотом вредных лекарственных веществ (1936). В 1946 году сформирован первый международный институт, функционально предназначенный оказывать противодействие наркобизнесу – Комиссия ООН по наркотическим средствам. Несколько позднее, были подписаны международные документы, определяющие сегодня вектор развития национальных государственно-правовых механизмов противодействия наркобизнесу – Единая конвенция о наркотических средствах (1961 г.) (с поправками, внесенными в нее в соответствии с протоколом 1972 г.), Конвенция о психотропных веществах  (1971 г.), Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. 

Кроме вышеперечисленных актов нормативно-правовые и организационные основы противодействия наркобизнесу транснациональных организованных преступных сообществ в условиях экономической глобализации, устанавливаются соглашениями между государствами. Это определяется необходимостью адаптации основополагающих начал к конкретным условиям межгосударственного взаимодействия наркобизнесу. В этой связи Российской Федерацией заключены двусторонние соглашения с Кубой, с Аргентиной, с Узбекистаном, со Словацкой Республикой, с Туркменистаном, Ирландией, Республикой Нигерия, Королевством Камбоджа, Социалистической Республикой Вьетнам, Украиной, Республикой Казахстан, Белоруссией, Коста-Рикой, Боливией. Кроме того, постановлением Правительства Российской Федерации от 30 октября 2000 г. №836 одобрено Соглашение о сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе  с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Российской Федерацией был заключен еще целый ряд международных соглашений о сотрудничестве между правоохранительными органами. К их числу относятся: Соглашение между МВД России и МВД Итальянской Республики о сотрудничестве в борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ от 11 сентября 1993 г.; Соглашение между МВД России и МВД Туркменистана в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств от 18 мая 1995г. Несмотря на объективно складывающуюся тенденцию интеграции национальных систем противодействия наркобизнесу, нормативные основы этого противодействия закрепляют в основном общие положения. Они в основном ориентированы на обмен информацией и периодическое проведение встреч представителей министерств и ведомств, работающих по линии пресечения незаконного оборота наркотиков.  Вместе с тем необходимо установление общих задач, принципов содействия друг другу в области проведения мероприятий по выявлению и пресечению каналов транзита наркотиков.

В этой связи в качестве положительного опыта межгосударственного правотворчества в сфере противодействия наркобизнесу диссертант приводит соглашений между геостратегическими партнерами в  этой области – государствами, образовавшимися на постсоветском пространстве. В целях координации совместных усилий по противодействию наркобизнесу  в 1992 г. в Киеве было подписано Соглашение о сотрудничестве МВД Азербайджанской Республики, Республики Армения, Беларусь, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Российской Федерации, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Украины, Эстонской Республики о борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Данное соглашение предусматривает: обмен оперативно-розыскной, оперативно-справочной и криминалистической информацией; проведение по запросам одной из сторон, подписавших соглашение, оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в т.ч. – осуществление непрерывного оперативного наблюдения за передвижением сбытчиков наркотиков, имеющих международные связи; осуществление согласованных мероприятий по перекрытию каналов транзита наркотиков, в том числе – проведение контролируемых поставок; оказание взаимной помощи в сфере борьбы с легализацией доходов, полученных от незаконных операций с наркотиками; взаимодействие в сфере контроля за легальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также их прекурсоров и ряд других мер.

Анализ нормативно-правовых и организационных основ противодействия наркобизнесу транснациональных организованных преступных сообществ в условиях экономической глобализации, позволил диссертанту констатировать наличие параллельной интеграционной тенденции в области противодействия наркобизнесу. На фоне трансформации национальных политико-правовых систем усматривается устойчивая и в достаточной степени рельефно проявляющая себя тенденция к формированию наднациональной системы противодействия наркобизнесу. В качестве аргументов подтверждающих высказанный тезис следует рассматривать следующие обстоятельства: 1) формирование межгосударственной политико-правовой идеологии, в основе которой лежит понимание наркобизнеса как полиобъектного источника угрозы национальной безопасности, степень опасности которого существенным образом повышается в условиях глобализационных процессов; 2) формирование наднациональных правовых основ противодействия наркобизнесу; 3)  становление наднациональных институтов политико-правового противодействия наркобизнесу как источнику угроз национальной и международной безопасности; 4) международная политико-правовая практика в сфере противодействия наркобизнесу, включающая правоотношения, правоприменительную, правотворческую и иные виды деятельности.

В заключение диссертации формулируются основные выводы и положения обобщающего характера, а также определяются перспективные направления исследований в области теоретико-правового моделирования, формирования концептуально-правовых основ и программных установок, связанных с  совершенствованием государственно-правового механизма противодействия наркобизнесу.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих опубликованных работах автора:

Монографии:

1. Проблемы противодействия наркобизнесу в Российской Федерации. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. 9,3 п.л.

2. Наркобизнес-угроза национальной безопасности России. М.: Nota Bene, 2006. 11,5 п.л.

Научные статьи.

3. К вопросу о состоянии борьбы с наркобизнесом в России // Российский следователь. № 3. 2002. 1,2 п.л.

4. Государственная безопасность и вопросы совершенствования российского законодательства. Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2005. № 4. (28 - 2). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. 1 п.л.

5. Некоторые вопросы становления общей теории государственной безопасности. Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2005. № 4. (28 – 2). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. 0,7 п.л.

6. Система национальной безопасности России: понятие, структура, нормативно-правовые основы функционирования. Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2005. № 4. (28 - 2). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. 1,1 п.л.

7. Государственно-правовое противодействие наркобизнесу в России как направление обеспечения национальной безопасности. Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2006. № 4. (32). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006. 0,9 п.л.

8. Проблема интерпретации феномена национальной безопасности в юридической науке и политико-правовой практике. Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2006. № 4. (32). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006. 0,7 п.л.

9. Состояние незаконного оборота наркотиков в России. «Российский следователь» № 1, 2006. 0,4 п.л.

10. Наркобизнес и национальная безопасность России. «Российский следователь» № 2, 2006. 0,5 п.л.

11. О современном состоянии законодательства Российской Федерации в области национальной безопасности. «Российский следователь» № 4, 2006. 0,8 п.л.

12. Обеспечение национальной безопасности в средневековой Руси // «История государства и права», №10, 2006 г. 0,3 п.л.

13. Правовые  аспекты  противодействия наркобизнесу транснациональных организованных преступных сообществ // «Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России», № 3 (31) 2006. 0,9 п.л.

14. О месте наркобизнеса в уголовном праве России. // «Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России», № 3 (31) 2006. 0,6 п.л.

15. К вопросу об определении категориального статуса наркобизнеса // Вестник Московского университета МВД России, № 4, 2007. 0.2 п.л.

16. Основные угрозы национальной безопасности России // Вестник Московского университета МВД России, № 3, 2007. 0,2 п.л.

17. Становление и развитие уголовно-правового противодействия незаконному обороту наркотиков в СССР в 20-30-е годы ХХ века //  «История государства и права», № 6, 2007. 0,3 п.л.

18. Уголовно-правовые проблемы противодействия наркобизнесу в России // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Материалы научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 3 – 4 октября 2001 г. / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб., 2001. (в соавторстве) 0,1 (0,05) п.л. 

19. Наркоситуация в России в 1998 – 2000 гг. и отражение проблем, связанных с наркотизмом и наркопреступностью в российской прессе // Наркотики и пресса в России. 1998 – 2000 гг. / Под ред. К.С. Кузьминых. СПб., 2001. (в соавторстве) 2,75 (1,4) п.л.

20. Проблемы квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, совершаемых организованными преступными группами, по ст. 210 УК РФ // МВД России – 200 лет: история и перспективы развития. Тезисы докладов на научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 20 – 21 сентября 2002 г. Ч.II / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб., 2002. 0,2 п.л.

21. Вопросы уголовно-правового противодействия наркобизнесу // Практика взаимодействия ОВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области с государственными и общественными организациями в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Материалы научно-практического семинара. Информационный бюллетень № 15. Специальный выпуск. СПб.: ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, 2002. 0,3 п.л.

22. Концепция государственного суверенитета (социально-политическая и идейно-теоретические истоки) // Государственность и ее обеспечение в России. Сборник научных трудов / под общ. ред. И.Ф. Покровского и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2003. (в соавторстве) 0,5 (0,25) п.л.

23. Некоторые аспекты национальной безопасности России в контексте реформационных преобразований // Гражданское общество и правопорядок: история, теория и практика. Сборник научных трудов / под общ. ред. В.М. Боера и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

24. Общая теория национальной безопасности в России: вопросы становления и приоритетов // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко, М.В. Сальникова и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

25. Наркобизнес как финансово-экономическая основа терроризма // Российское государство и уголовная политика: современные проблемы. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко и М.Ю. Павлика. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

26. Генезис и эволюция системы законодательного противодействия незаконному обороту наркотических средств в России // Законность, правопорядок и борьба с преступностью. Сборник научных трудов / под общ. ред. П.А. Оль, М.В. Сальникова и В.М. Егоршина. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

27. Наркобизнес: проблема формулировки понятия и юридической формализации // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко, М.В. Сальникова и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

28. Наркобизнес: проблема законодательной формулировки и юридической ответственности // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко, М.В. Сальникова и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

29. Наркобизнес и терроризм как взаимообусловленные источники социальной опасности // Российское государство и уголовная политика: современные проблемы. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко и М.Ю. Павлика. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

30. Роль государственного аппарата в обеспечении национальной экономической безопасности России: прошлое и настоящее // Гражданское общество и правопорядок: история, теория и практика. Сборник научных трудов / под общ. ред. В.М. Боера и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

31. Основные угрозы национальной безопасности России: концептуальная градация и правовое противодействие // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко, М.В. Сальникова и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

32. Основные концептуальные модели государственно-правового противодействия наркобизнесу в зарубежных странах // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко, М.В. Сальникова и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,1 п.л.

33. Некоторые вопросы правового противодействия транснациональному наркобизнесу // Законность, правопорядок и борьба с преступностью. Сборник научных трудов / под общ. ред. П.А. Оль, М.В. Сальникова и В.М. Егоршина. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,2 п.л.

34. Права и свободы человека в системе объектов национальной безопасности // Гражданское общество и правопорядок: история, теория и практика. Сборник научных трудов / под общ. ред. В.М. Боера и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. 0,4 п.л.

35. Об уголовно-правовой ответственности за наркобизнес. «Наркоконтроль», № 3, 2006. 0,5 п.л.

36. Генезис и эволюция политико-правовой концепции «Сильного государства» // Гражданское общество и правопорядок: история, теория и практика. Сборник научных трудов / под общ. ред. В.М. Боера и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. (в соавторстве) 0,5 (0,25) п.л.

37. Государственный интерес: к вопросу об определении категориального статуса // Гражданское общество и правовое государство: понятие, соотношение и перспективы становления. Сборник научных трудов / под общ. ред. С.Б. Глушаченко, М.В. Сальникова и Н.Г. Янгола. СПб.: изд-во Фонд «Университет», 2006. (в соавторстве) 0,3 (0,2) п.л.


1 Послание Президента В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации. Российская газета 10 мая 2006г.

2 Скакунов Э.И. Всеобъемлющая безопасность: модель перестройки международных отношений // Советское государство и право. 1987. № 5. С. 104.

3 Дипломатический словарь. М., 1985. Т. 2. С. 190.

4 Герасимов А.П. Роль государства и права в обеспечении социальной безопасности // Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 339 – 340.

5 Бельков О.А. Понятийно-категориальный аппарат концепции национальной безопасности // Безопасность. Информационный сборник. 1994. № 3 (19). С. 91.

6  Александров А.И., Ковалевский С.С., Коровников А.В., Сурков К.В. Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. М., 2003. С.7.

7 Устав организации Объединенных Наций. Нью-Йорк: Деп. общ. инф. ООН, 1990. С.8.

8Закон РФ от 5 марта 1992г. №2446-I «О безопасности» (с изменениями от 25 декабря 1992 г., 24 декабря 1993 г., 25 июля 2002 г., 7 марта 2005 г.).

9 Концепция национальной безопасности Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300) (в ред. Указа Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 24).

10 Концепция национальной безопасности Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300) (в ред. Указа Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 24).

11 Брылев В.И. Проблемы раскрытия и расследования организованной преступной деятельности в сфере наркобизнеса. Дисс. … д-ра. юрид. наук. Екатеринбург. 1999. С.44.

12 Меретуков Г.М. Криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом организованных преступных групп. М., 1995. С.145.

13 Калачев Б.Ф., Кикоть В.Я., Голубовский В.Ю. и др. Глобальная угроза безопасности России (основные тенденции и прогноз развития наркоситуации на постсоветском пространстве). СПб., 2000. С.8.

14 Омигов В.И. Концепция борьбы с незаконным оборотом наркотиков и роли органов внутренних дел в ее осуществлении в Российской Федерации. Пермь, 1994. С.12.

15 Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» (с изм. и доп. от 25 июля 2002 г., 10 января, 30 июня 2003 г., 1 декабря 2004 г., 9 мая 2005 г.).

16 Указ Президента Российской Федерации от 28 июля 2004 г. № 976 «Вопросы Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков» (с изменениями от 10 октября 2005 г.)

17  Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России. М., 2000. С. 78.

18 Кудрявцев В.Н., Никитинский В.И., Самощенко И.С. и др. Эффективность правовых норм. М.,, 1980. С.21 – 25.

19 Указ Президента Российской Федерации от 28 июля 2004 г. № 976 «Вопросы Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков» (с изменениями от 10 октября 2005 г.)

20 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России. М., 2001. С.440; Кислухин В.А. Виды юридической ответственности. Автореф. дисс.  … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 17 – 19 и др.

21 Шахрай С.М.  Государство и глобализация: методологические и политико-правовые проблемы. СПб., 2005. С.62. 

22 Шахрай С.М. Глобализация. Государство. Право: теоретико-методологические проблемы (вопросы теории и практики). Монография. М., 2003. С.33.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.