WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Богатырёв Валерий Викторович

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ПРАВА

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Владимир

ВЮИ ФСИН России

2012

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

профессор кафедры государственно-правовых дисциплин

Орловского юридического института МВД России

Костин Юрий Викторович

доктор юридических наук, профессор

заведующий кафедрой теории государства и права

Орловского государственного университета

Макуев Руман Харонович

доктор юридических наук, профессор

начальник кафедры государственно-правовых дисциплин

Нижегородской академии МВД России

Толстик Владимир Алексеевич

Ведущая организация – федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет»

Защита состоится «____»_____________2012 г. в __.___ на заседании диссертационного совета ДМ 229.004.01 при федеральном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Большая Нижегородская, 67е. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___»_____________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        С. В. Назаров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В XXI в. начался новый виток в истории человеческой цивилизации. Он отличается от предыдущих эпох прежде всего крутым изменением траектории развития человечества, стремительным ускорением темпов перемен в жизни каждого народа, каждого человека. Уже сейчас можно предположить, что новое столетие будет называться веком глобализации или веком глобальной цивилизации, поскольку сегодня человек стал ассоциировать себя со всем человечеством перед лицом многочисленных угроз глобального характера, перед необходимостью решать сложнейшие задачи выживания, освоения космоса и т. д., где требуются объединение усилий и ресурсов всего мирового сообщества, слаженность действий и взаимопонимание.

Для решения указанных задач необходимо, с одной стороны, кардинально изменить существующие социальные системы, а с другой, заложить фундамент новой общепланетарной структуры общества, отвечающей потребностям всего человечества. Данный процесс уже активно идет как на глобальном уровне – ведутся поиски форм и методов реформирования устаревшей ООН, совершенствования специальных глобальных организаций (МАГАТЭ, ВТО, МОТ, ВОЗ и т. д.), – так и на региональных уровнях – создан Европейский Союз, совершенствуется работа Африканского Союза, Организации американских государств и т. д. Уже существуют две надгосударственные организации, решения которых напрямую не зависят от воли национальных государств, но при этом ими признаются, – Европейский суд по правам человека и Международный уголовный суд. Попытки возглавить этот процесс, его направлять и, как следствие, получать преимущества активно предпринимаются со стороны ведущих стран мира, таких как Соединенные Штаты Америки, Франция, Великобритания, Китай, Федеративная Республика Германия и т. д. Как известно, политические элиты данных стран щедро финансируют научные исследования этого объективно существующего явления. Наработки ученых и формируют новое направление в науке – глобалистику.

В России исследованию глобализации долгое время не уделялось должного внимания. Вместо того, чтобы активно заниматься ее разработкой, велись и ведутся до сих пор дискуссии: о существовании этого явления, об искусственном или естественном его происхождении, о необходимости вообще его изучения и т. д. Это отодвигает российскую науку на периферию мировой науки, что не допустимо, учитывая вклад как российских, так и советских ученых в ее формирование. Вместе с тем следует отметить, что в последнее время в отдельных сферах научных исследований активизировалась работа по данному направлению, но ее результаты явно не сопоставимы с исследованиями зарубежных ученых.

Процессы глобализации затрагивают все сферы человеческой деятельности, подвержены им и правовые системы национальных государств. Уже стало очевидным, что право стандартизируется и унифицируется в рамках планеты Земля. Однако данный процесс протекает без надлежащего теоретического осмысления, и, более того, многими учеными-юристами он просто отвергается. Утверждается, что этого не может быть потому, что этого не может быть никогда. Но, если есть какое-либо явление, в данном случае – глобализации, оно должно быть наукой исследовано, и правовой наукой в том числе (А. Х. Абашидзе).

Как за рубежом, так и в России при поиске решений проблем глобализации права ученые активно опираются на богатое общемировое духовное наследие, полученное от прошлых поколений всего человечества, и при этом используют наработанный собственный национально-правовой опыт. Общемировое духовное наследие представляет собой знание законов развития природы и общества (наука), эмоциональное восприятие окружающего мира (культура), своды правил общения (нравственность), идеалы и мотивы деятельности (идеология и религия), систему регуляции общественных отношений (право и мораль), способы и формы передачи духовного наследия от поколения к поколению (образование).

Что касается национального правового наследия, то в современный переломный момент возникла необходимость переоценки некоторых его положений, которые вступили в противоречие с объективной действительностью и выражаются в смене научно-правовых парадигм, обновлении содержащихся в праве ценностей, крушении прежних и становлении новых идеалов, поиске эффективных правовых способов регуляции общественных отношений, революционных переменах в правовом образовании. Переоценка национального правового наследия – мучительный и длительный процесс. Он связан с крушением привычных стереотипов мышления и поведения, появлением множества альтернативных позиций, внезапным возрождением давно забытых и отброшенных взглядов.

При этом необходимо учитывать, что именно право в своей основе имеет все предпосылки для глобализации, так как оно менее других социальных регуляторов завязано на национальных особенностях и более оперативно изменяется. Вместе с тем долгое время во всех странах мира, изучая право, ученые заостряли внимание в основном на национальных особенностях правовых систем, что свидетельствует о национализме в правовой сфере. Однако сегодня следует заняться изучением сторон, объединяющих правовые системы, их интернационализирующих.

Необходимость переориентации парадигмы исследований в правовой сфере объективно определена потребностями регуляции формирующихся новых глобальных социальных структур, в рамках которых старые правовые регуляторы, как национальные, так и международные, уже не действуют.

Таким образом, формирование глобального права и интеграция всех национальных правовых систем – объективные необходимость и закономерность. Осознание важности данного явления и его исследования и обусловило выбор темы настоящей диссертационной работы.

Степень научной разработанности темы. В последние годы анализу сущности, положительных тенденций, а также рисков и угроз мировых глобализационных процессов стало уделяться серьезное внимание. Однако началом активного изучения процессов глобализации принято считать конец XX в., отмеченный значительными геополитическими трансформациями. В обсуждении процессов глобализации участвуют как зарубежные ученые (З. Бжезинский, Б. Геншель, Б. Дикон, Г. Киссинджер, Г. Мартин, А. Мейнинг, Д. Ритцер, Ф. Фукуяма, К. Хаусхофер и др.), так и отечественные.

Одним из самых изучаемых направлений глобализации является социально-экономическое. Его изучению посвящены труды Л. И. Абалкина, Г. С. Батыгина, И. Ю. Беляевой, С. С. Веселовского, С. Ю. Глазьева, А. Г. Грязновой, М. Г. Делягина, С. И. Долгова, В. Н. Захарова, А. Н. Илларионова, В. Л. Иноземцева, Э. Г. Кочетова, Д. С. Львовой, Д. М. Михайлова, А. Г. Мовсесян, Л. Ф. Обухова, В. К. Сенчагова, С. Н. Сильвестрова, А. И. Уткина, И. П. Фаминского, Г. В. Широкова, В. Н. Шенаева, Ю. В. Шишкова и др.

Однако область изучения не ограничивается исключительно проблемами экономики. В исследовании процессов глобализации участвуют представители политологии, социологии, правоведения и ряда других наук. Политические, геополитические и социологические аспекты глобализации представлены в исследованиях Ю. А. Гаврилова, Н. Ф. Ефимова, И. Г. Животовской, В. В. Загладина, Л. Д. Капрановой, Б. Ф. Ключникова, Г. Г. Пирогова, А. С. Панарина, В. В. Пчелинцева, А. Г. Синцова, Н. А. Тамарчиной, С. А. Тангяна, А. Н. Чумакова и др. При этом из года в год расширяется проблемное поле глобализации за счет включения знаний, накапливаемых в различных областях естественных и гуманитарных наук, осмысливаются особенности ее многоуровневой структуры, методов исследования в их соотношении с изучаемой объективной реальностью. На государственном и межнациональном уровнях уже созданы специальные исследовательские институты и программы, призванные способствовать изучению проблем глобализации и различных ее аспектов, в частности, влияние феномена глобализации на науку, образование, культуру, проблемы этностроительства, охраны окружающей среды, развития спорта и т. д.

В последние десятилетия в юридической литературе появились работы, авторы которых затрагивают правовые аспекты глобализации. Исследованию социокультурных и концептуальных аспектов развития российской правовой системы в условиях глобализации посвящены работы A. M. Величко, А. В. Никитина, Т. В. Никифорова, П. Ф. Пашкевича, А. С. Пересыпкина, В. Н. Синюкова.

Актуальные теоретико-правовые, аксиологические и методологические проблемы трансформации права Российского государства в условиях глобализации рассматриваются в работах А. С. Автономова, С. Ф. Афанасьева, М. И. Байтина, В. П. Беляева, Е. В. Вавилина, A. M. Величко, А. Г. Дугина, И. А. Иванникова. В контексте правовой политики эти проблемы исследуют А. В. Малько, Н. И. Матузов, А. Ю. Мордовцев, А. И. Овчинников, А. А. Павлушина, М. П. Петров, Н. В. Путило, А. В. Поляков, В. А. Рудковский, О. Ю. Рыбаков, В. Н. Синюков, В. М. Сырых, В. А. Хвалеев.

Перспективы развития российской государственности в условиях глобализации исследовали В. М. Баранов, П. П. Баранов, Н. Н. Вопленко, В. В. Гриб, В. Н. Карташов, Т. В. Кашанина, В. Н. Кудрявцев, Р. Х. Макуев, Г. В. Мальцев, О. В. Мартышин, А. Ю. Саломатин, В. П. Сальников, Н. Я. Соколов, В. А. Толстик, В. Ф. Яковлев, В. Е. Чиркин.

Юридическая защита государственного суверенитета от угроз и вызовов глобализации стала темой предметного анализа в трудах С. А. Авакьяна, Б. Н. Бессонова, О. В. Братимова, В. В. Бузгалина, А. Н. Быкова, Ю. М. Горского, М. Г. Делягина, С. И. Долгова, А. А. Коваленко, Ю. И. Котенко, А. А. Миголатьева. Взаимосвязь глобализации и институциональной модернизации права проанализирована в трудах Е. А. Лукашевой, В. Я. Любашица, Л. И. Никовской, А. С. Панарина.

Юридические механизмы защиты национальных интересов в условиях глобализации исследовались рядом российских ученых, среди которых выделяются работы Н. С. Бондаря, В. П. Войтенко, В. Д. Зорькина, Р. А. Каламкаряна, М. В. Карасева, И. Б. Кардашова, А. В. Кряжкова, И. И. Лукашук, В. В. Мамонова, С. В. Михайлова, Н. С. Никитенко, В. Н. Скабелкина, С. В. Степашина, Ю. А. Тихомирова, P. O. Халфина, Т. Э. Шуберта.

Высоко оценивая вклад названных ученых в изучение рассматриваемого феномена, вместе с тем следует отметить, что комплексных монографических исследований правовых аспектов глобализационных процессов в настоящее время не так много. В частности, в середине 2000-х гг. были опубликованы монографии М. Н. Марченко, С. В. Полениной, С. М. Шахрая и других видных правоведов России по рассматриваемой проблеме. В 2010 г. вышел фундаментальный труд доктора юридических наук профессора В. В. Сорокина «Юридическая глобалистика» в двух томах, в котором в рамках теории права и государства на монографическом уровне были раскрыты основы юридической глобалистики, ее теория и методология.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с процессом глобализации.

Предметом исследования выступают основные закономерности глобализации права: историческая ретроспектива, теоретико-правовые модели; современное состояние, динамика и основные тенденции развития, а также состояние научных разработок в этой области.

Цель исследования заключается в создании целостной концепции глобализации права, обосновании влияния глобализации на основные элементы права и выявлении концептуальных аспектов воздействия глобализации права на развитие национальных правовых систем.

Для достижения указанной цели в работе были поставлены и решены следующие задачи:

– доказать объективность глобализации и выработать авторское ее определение; проанализировать возникающие глобальные проблемы и модели устойчивого развития формирующейся глобальной социальной системы;

– выявить предпосылки появления глобального права и юридической дисциплины «Правовая глобалистика» для его изучения; исследовать глобализацию содержания и форм права;

– выяснить причины глобализации сознания и раскрыть особенности глобализации правового сознания на примере его основных элементов – правовой идеологии и правовой психологии;

– дать характеристику понятия, структуры и метода глобализации позитивного права; показать унификацию источников позитивного права в правовых системах мира;

– осмыслить понятие, структуру и предпосылки нового глобального уровня юридической деятельности; исследовать унификацию процессуальных форм видов юридической деятельности;

– дать характеристику российской цивилизации и ее нормативной системы, а также выяснить предпосылки для ее глобализации;

– раскрыть процесс глобализации российской конституционно-правовой сферы;

– рассмотреть процесс глобализации в уголовно-исполнительной сфере в правовых системах мира;

– охарактеризовать процесс глобализации в уголовно-исполни­тельном праве Российской Федерации.

Методологическую основу диссертации составляют, прежде всего, актуальные философские методы познания (диалектический, историко-логический, системно-аналитический). Теоретико-методологической основой авторского видения проблемы выступает социокультурный подход к исследованию права.

Для целей настоящего исследования широко использовались системно-структурный и системно-функциональный методы познания. Такой инструментарий позволил автору выявить динамические характеристики права в системе социокультурных ценностей. Право занимает особое место в культурологическом массиве, в связи с чем его преобразование вне зависимости и без связи с другими элементами общей системы нормативного регулирования невозможно. Отсюда право следует рассматривать как равноправный и равнодействующий элемент соционормативного регулирования. Культура выступает по отношению к праву макросистемой.

В диссертационной работе использован также специально-юриди­ческий метод, поскольку предметом исследования выступают, в том числе, правовые акты различных времен и государств. При этом различные историко-социальный, политический и в целом культурологический контексты существенно затрудняют сравнительно-правовое исследование, что предопределило использование историко-политического и компаративистского методологического инструментария.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют идеи, подходы и концепции видных ученых-государствоведов, теоретиков права и специалистов в области конституционного права как России, так и зарубежных стран, международного права и иных отраслевых наук.

При исследовании общей теории глобализации и построения устойчивого развития мировой цивилизации существенный интерес представили работы таких авторов, как: В. Г. Афонасьев, В. И. Вернадский, Д. М. Гвишиани, С. А. Даштамиров, М. Г. Делягин, Д. В. Иванов, В. А. Коптюг, А. И. Кочетов, К. С. Лосев, Д. Х. Медоуз, Н. Н. Моисеев, Г. И. Морозов, М. А. Мунтян, А. С. Панарин, Т. М. Пряхин, А. А. Рубанов, В. С. Стёпин, А. Д. Урсул, А. И. Уткин, А. П. Федотов, А. Н. Чумаков, А. Н. Шелехов, Ю. В Яковец и др.

Существенное влияние на позицию автора при формировании общей теории глобализации права оказали труды как иностранных авторов: У. Бека, П. Гленна, Р. Давида, А. Моргана, К. Осакве, А. Тойнби, С. Хандингтона, Д. Шиффа, О. Шпенглера, Ф. Энгельса, А. Этциони и др., так и отечественных: В. К. Бабаева, М. И. Беляева, В. В. Гаврилова, Р. А. Каламкаряна, В. В. Лазарева, И. И. Лукашук, Р. Х. Макуева, Г. В. Мальцева, Г. В. Марченко, С. В. Полениной, Р. Е. Равинского, Ю. А. Тихомирова и др.

Основой формирования позиции по глобализации массового сознания и правового сознания послужили работы зарубежных мыслителей: Дж. Брайанта, П. Бурдье, Г. В. Ф. Гегеля, В. Гумбольдта, М. Дефлюера, Д. Кристалла, Д. Смитермана, С. Томсона, Б. Хорфа и др. – и отечественных ученых: А. Ф. Байкова, Е. А. Балдина, П. П. Баранова, А. Е. Белканова, Е. П. Белозёрцева, И. В. Бойченко, В. Н. Волосинова, Л. П. Гримак, Б. А. Грушина, Ю. В. Гурьева, Г. Г. Диличенского, О. С. Кордобовского, С. А. Кравченко, В. В. Лазарева, Я. В. Любимого, Е. А. Назаретяна, В. В. Орлова, Е. А. Прилуцкого, Р. К. Русинова, А. П. Семитко, Е. В. Уваркина, М. А. Шахзадияна и др.

Для раскрытия глобализации позитивного права весьма ценными стали материалы, содержащиеся в работах иностранных авторов: П. Арчера, Д. Н. Бахраха, У. Блэкстона, Г. Брэбана, К. Джиффорда, С. Женетля, Р. Кросса, А. Рерихта, З. Фалька, Р. Шарля, М. Элона и др., а также отечественных авторов: К. А. Архопова, В. М. Баранова, К. А. Бекяшева, В. А. Василенко, В. В. Иванова, А. А. Каширина, Е. Н. Колесникова, М. Н. Марченко, Г. Ф. Покровского, Ф. М. Решетникова, А. К. Романова, Р. А. Ромашова, Л. Р. Сюкияйнена, В. А. Толстика, Г. И. Тункина, И. В. Упорова, Р. О. Халфина, В. А. Ципина, В. Е. Чиркина и др.

Существенную помощь при обосновании глобализации юридической деятельности оказали работы И. П. Блищенко, В. К. Боброва, В. М. Горшенева, В. Н. Карташова, Д. А. Керимова, В. Г. Крупина, А. Н. Леонтьевой, Ю. И. Мельникова, Н. В. Миронова, В. Г. Панова, В. Н. Протасова, Э. В. Сайко, А. К. Сергуна, С. Д. Смирнова, В. В. Сорокина, В. М. Сырых, В. В. Уварова, В. П. Феофанова, М. С. Шакаряна, Д. Ю. Шапсугова, А. И. Ященко и др.

Серьезное влияние на авторскую позицию оказали труды, в которых рассмотрены особенности формирования российской цивилизации и права, а также глобализация отраслей российского права – конституционного и уголовно-исполнительного: С. А. Авакьяна, С. М. Арутюняна, В. А. Ачкасова, Н. А. Богданова, М. Н. Булатова, Н. В. Варламова, Н. С. Гордиенко, Ф. М. Гродец, З. Б. Демичева, М. Г. Деткова, О. Г. Ковалева, О. В. Коваленко, А. В. Конопатченкова, Ю. К. Краснова, А. Г. Кузьмина, О. Е. Кутафина, В. И. Лафитского, А. Д. Марголиса, Э. И. Мишле, В. Д. Молостова, О. В. Николаева, В. А. Пархоменко, С. В. Переверзева, А. П. Печникова, Ю. С. Пивоварова, О. А. Пугина, О. М. Рапова, Л. И. Семениковой, В. Н. Синюкова, Ю. И. Скуратова, В. Б. Спицнаделя, И. М. Степанова, Т. Н. Супруна, Л. Н. Филиппова, И. Я. Фойницкого, Л. С. Явича, Р. Р. Ягафарова и др.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составляют нормы международного права, закрепляющие формы и методы сотрудничества государств как в двустороннем формате, так и в рамках международных межправительственных организаций и конференций в различных отраслях человеческой деятельности, нормы, регламентирующие создание основных международных формально-юридических источников и их использование в международном общении, а также нормы, закрепляющие механизмы международного судопроизводства и применения института международно-правовой ответственности.

Кроме того, автор исследовал нормативные блоки европейского права, регулирующие различные аспекты интеграции государств в рамках как Европейского союза, так и Совета Европы. Также были проанализированы нормы других универсальных организаций, осуществляющих сотрудничество в отдельных регионах планеты: Африке (Африканский Союз), Ближнем Востоке (Лига арабских государств), Америке (Организация американских государств) и т. д.

Кроме того, диссертантом изучены нормы внутригосударственного права стран, представляющих основные правовые системы стран мира: Великобритании, Соединенных Штатов Америки, Федеративной Республики Германии, Франции, Российской Федерации, Индии, Израиля и т. д. При исследовании их правовых систем автор акцентировал внимание на нормах конституционного права, обеспечивающих интеграцию внутригосударственного права с международным правом и правом иных стран, а также нормы уголовного, уголовно-исполнительного, гражданского, гражданско-процессуального и административного права.

Научная новизна исследования заключается в создании первого комплексного, логически завершенного, монографического теоретико-прикладного исследования, обосновывающего закономерность формирования и развития глобального права и процесса глобализации права современной России. Теория правовой глобалистики представляет собой новое перспективное научное направление, возникшее на стыке общей теории государства и права, международного права, политологии, социологии и экономики. В рамках данного направления диссертантом предпринята попытка междисциплинарного синтеза достижений отечественной юридической науки с лучшими образцами американской и западноевропейской научной мысли.

Существенно обогащена теоретико-методологическая база исследования феномена глобализации права: предпринята попытка на этой основе выявить его конкретно-исторические и проблемно-теоретические особенности.

Впервые в исследовательской практике отечественной юридической науки раскрыта нормативная структура глобализации права, выявлены и исследованы объективные и субъективные факторы, способствующие (препятствующие) утверждению теории глобализации в российском правоведении. Научная новизна исследования нашла отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

  1. Глобализация – это объективно существующее явление, затрагивающее все народы и все страны планеты. Под ней понимается объективно существующий период развития человеческой цивилизации, обусловленный возникновением и осознанием общепланетарных проблем, затрагивающих основы ее существования, а также поиском способов и методов их разрешения через создание устойчивой социальной модели ее развития.
  2. Глобализация несет в себе как положительные, так и отрицательные явления. Отрицательные выражаются в глобальных проблемах: геоэкономических, геополитических, военных, криминалистических, демографических, межэтнических, религиозных, социально-экологических. Данные проблемы угрожают самому существованию человеческой цивилизации, и выход может быть найден, если передовая часть человечества, осознав их, объединит усилия для их разрешения. При этом активное противодействие возможно только при создании предпосылок для устойчивого и прогнозированного дальнейшего развития всей человеческой цивилизации. Для достижения поставленной цели необходима (и она создается) глобальная социальная система с общим всепланетарным управлением, а значит, с единым глобальным правом.
  3. В настоящее время глобальное право представляет собой взаимосвязанную совокупность, состоящую из центрального, интегрирующего, звена – международного права – и 193 национальных правовых систем. При этом глобальное право формируется на фундаменте правовых традиций прогрессивной (западной) цивилизации, которая родилась в европейском регионе на основе мутаций традиционных культур – античного полиса и европейского христианского средневековья. Западная традиция права представлена двумя наиболее распространенными в мире правовыми семьями: англо-американской и романо-германской, на базе которых развивается почти вся публично-правовая сфера стран мира. При этом международное право создано на базе романо-германской правовой семьи.
  4. Национальные правовые системы, глобализируясь, рецепцируют формы прогрессивной (западной) традиции права, но не его содержание. При этом без гармоничного их сочетания получить единое глобальное право не представляется возможным. Данное противоречие можно разрешить через интегративное правопонимание, которое позволит показать право во всем его многообразии и сложности.
  5. Глобализация права осуществляется в основном через глобализацию правового сознания. Являясь частью сознания вообще, правовое сознание подвержено инновации через средства массовой коммуникации, особенно искусственные, которые в своей массе становятся глобальными.

Структурные элементы правосознания совершенно по-разному участвуют в его глобализации. Если правовая психология по своей сути стабильна и в большей степени национальна, то правовая идеология интернациональна и способствует внедрению инноваций в правовое сознание в целом. При этом полностью перенять правовые идеи, не модернизируя их под себя, не может ни один народ или нация в принципе, так как национальный габитус на протяжении всего существования этноса неизменен.

  1. Наиболее наглядно процесс глобализации прослеживается на примере позитивного права. В настоящее время под влиянием процесса глобализации идет унификация видов формальных юридических источников во всех правовых семьях мира. Центральное место в глобальном праве займут закон, судебный прецедент и международно-правовой договор, второстепенными станут правовая доктрина и правовой обычай. В настоящее время в англо-американской семье возрастает роль статутов, романо-германской – судебных прецедентов, религиозных правовых семьях – законов и подзаконно-нормативных актов, и при этом во всех них, как правило, признаются и используются нормы международного права – международные договоры.
  2. Наиболее сложно процесс глобализации прослеживается в юридической деятельности. Данное явление проявляется во внутренних процессуальных формах, с помощью которых юридическая деятельность и осуществляется. Процессуальные формы юридической деятельности, глобализируясь, унифицируются, сближаясь как в правотворчестве, так и в судебном и административном правоприменении.
  3. Российская цивилизация, так же как и весь остальной мир, подвержена процессу глобализации. По цивилизационному типу она относится к особой славянской группе, которая находящейся между цивилизациями прогрессивного и циклического типов. В ней отражаются как восточные, так и западные особенности. Данное утверждение обусловлено особенностями формирования национального габитуса, который сформировался в процессе этнической фузии между славянскими, балтскими (варяги-русь), финно-угорскими (чудь, весь, меря) и иранскими племенами (названия не сохранились). При этом каждое племя и каждый народ, вошедший в состав Древнерусского государства, принес особенности собственной организации общества, свою нормативную систему, что послужило предпосылкой формирования квазизападного права в Российском государстве, которое сегодня состоит из славянской обычно-правовой сущности и глобализирующейся романо-германской правовой формы.
  4. Конституционное право России является фундаментом процесса глобализации в российском праве. Его основной формально-юридический источник – Конституция РФ 1993 г. – несет в себе все элементы классического конституционализма. Однако в большей степени в ней содержится его форма, а не смысл. Сформировавшись в XVIII в. в Англии и Франции, в XIX в. идеи конституционализма активно стали рецепцироваться в правовые системы стран мира. В настоящее время данная глобальная идея признана и реализуется на всей планете. В России об элементах конституционализма заговорили в XVIII в., но реализовывать их начали лишь в XX в.
  5. В уголовно-исполнительных системах стран мира процесс глобализации начался еще в XIX веке через участие стран в международных уголовно-исполнительных конгрессах. Хотя международной уголовно-исполнительной отрасли не сформировалось до настоящего времени, но она формируется на базе имеющих место региональных – европейских стандартов содержания осужденных в местах лишения свободы, которые активно внедряются в уголовно-исполнительные системы, как стран Европы, так и стран других регионов планеты.
  6. Уголовно-исполнительная система России развивается под воздействием процесса глобализации, так же как и системы других стран планеты. Она была создана на базе западного пенитенциарного опыта и развивается в одном с ними направлении, о чем говорит содержание реформ как конца XIX, так и начала XXI в. Главное влияние на нее было осуществлено через международные пенитенциарные конгрессы, а также через решения и стандарты региональных и глобальных международных организаций.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что сформулированные в ней теоретические положения и выводы развивают и дополняют многие разделы общей теории права и государства, истории политических и правовых учений, международного права, конституционного права, а также уголовно-исполнительного права. Исследуемые в работе проблемы формирования и функционирования глобального права и процессов глобального уровня интеграции национальных правовых систем являются фундаментальными в современной науке о государстве и праве, а их новое теоретическое осмысление обусловливает теоретическую ценность проведенного исследования.

Практическая значимость работы состоит в том, что выводы и предложения, содержащиеся в ней, могут быть использованы:

а) в научно-исследовательской деятельности при анализе современного состояния и перспектив глобализации российского права и совершенствования механизмов в процессе правового регулирования;

б) законотворческой деятельности по закреплению и формулированию принципов и требований глобализации в различных отраслях российского права;

в) практической деятельности правоохранительных органов Российской Федерации по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина;

г) при подготовке лекционных курсов, проведении семинарских и практических занятий по общей теории права и государства, истории политических и правовых учений, конституционному праву, международному праву, политологии и т. д.;

д) подготовке спецкурсов по проблемам правоохранительной и правоприменительной деятельности органов уголовно-исполнительной системы.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний, а также были изложены автором в ряде выступлений на международных и межвузовских конференциях: международной научно-практической конференции «Творческий подход к обучению в высшей школе» (24 апреля 2002 г., Владимирский государственный университет); круглом столе «Воспроизведение населения в современном российском обществе и право человека и гражданина на свободное демографическое поведение» (26 марта 2002 г., администрация Владимирской области); международной научно-практической конференции «Государство и право в условиях глобализации: проблемы и перспективы» (22–23 апреля 2004 г., Екатеринбург, УрГЮА); международной научно-практиче-ской конференции «Реформа уголовно-исполнительной системы России: состояние, проблемы, перспективы» (27–30 октября 2004 г., Рязань, Академия права и управления Минюста России); межрегиональной научно-практической конференции «Обеспечение взаимных обязанностей государства и личности» (26 ноября 2006 г., администрация Владимирской области); международном симпозиуме «История, теория и практика правового регулирования» (19–23 мая 2008 г., Владимирский государственный гуманитарный университет); всероссийской научно-практической конференции «К 15-летию Конституции РФ и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека» (10 ноября 2008 г., Нижегородская академия МВД России); международной научно-практической конференции «Российское общество и государство: актуальные проблемы на современном этапе» (24 марта 2009 г., Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний); международном симпозиуме «История и методология правовой науки: тенденции и перспективы» (26–28 марта 2009 г., Владимирский государственный гуманитарный университет); международной научно-практической конференции «Обеспечение прав человека в условиях современного государства» (10–11 декабря 2009 г., Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний); ежегодной межвузовской конференции «Актуальные проблемы международного права» (9–10 апреля 2010 г., Российский университет дружбы народов); международной научно-практической конференции «Преступления и наказания: теоретическое моделирование, законодательное закрепление, правоприменительная практика» (25–27 июня 2010 г., Самарский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний); ежегодном собрании Ассоциации международного права «65 лет Великой Победы в свете современного международного права» (29 июня – 2 июля 2010 г., Москва); международной научно-практической конференции «Обеспечение прав человека в условиях современного государства» (9–10 декабря 2010 г., Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний); ежегодной межвузовской конференции «Актуальные проблемы международного права» (8–9 апреля 2011 г., Российский университет дружбы народов); ежегодном собрании Ассоциации международного права «Применение международного права и внутренний правопорядок России» (29 июня – 1 июля 2011 г., Москва); межвузовской научной конференции «От правосознания к правовому государству» (22 июня 2011 г., Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова).

Материалы диссертации использовались в таких учебных курсах, как «Международное право» – во Владимирском юридическом институте Федеральной службы исполнения наказаний, «Сравнительное правоведение» и «Правовая глобалистика» – во Владимирском государственном гуманитарном университете.

Всего по теме диссертации автором опубликовано 56 работ общим объемом 68,35 печ. л.

Структура работы обусловлена предметом, целями и задачами исследования и направлена на системное отражение основных положений диссертации. Работа состоит из введения, трех разделов, семи глав, включающих пятнадцать параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определены актуальность темы, степень ее научной разработанности, объект и предмет, цели и задачи исследования, характеризуются методологическая и теоретическая основы, эмпирическая база, сформулированы положения и выводы, выносимые на защиту; обоснованы научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, а также приводятся сведения об апробации результатов работы.

Первый раздел «Глобализация и теория правовой глобализации» состоит из двух глав и шести параграфов.

Первая глава «Глобализация и теория глобализации права» включает три параграфа.

В первом параграфе «Объективность процесса глобализации и определение его понятия» автор утверждает, что в современной цивилизации происходит мощный процесс перестройки мирового порядка, в котором растут понимание и осознание общности судьбы человечества. Этот процесс затронул практически все сферы человеческой деятельности: экономику, политику, образование и т. д. Однако наиболее ярко он проявляется в экономической сфере, которая выступает «локомотивом» изменений во всей мировой системе. Данный процесс получил название «глобализация».

Следует отметить, что процесс глобализации – это не только одна из основных тенденций экономического мирового развития. Сегодня этим термином обозначается также становление новой системы международных политических, культурных, социальных и других отношений.

Современные исследователи процесса глобализации выделяют в истории данного явления четыре основных этапа:

– I этап соответствует XVI–XIX вв. Это была эпоха великих географических открытий, промышленной революции, образования колониальных империй, формирования мирового рынка и возникновения международного торгово-экономического сотрудничества;

– II этап представлен первой половиной XX в. и характеризуется становлением империализма, переделом мира, что привело к двум мировым войнам, образованию Лиги Наций, зарождению национально-освободи­тельных движений в колониальных странах и всеобщему господству государственно-монополистического капитализма;

– III этап начинается во второй половине XX в. с момента крушения колониальной системы империализма и характеризуется появлением большой группы молодых независимых государств, образованием ООН и расширением ее функций, возникновением и быстрым распространением транснациональных корпораций (ТНК), образованием наднациональных валютно-финансовых органов (МВФ, Мирового банка и др.), созданием НАТО, ВТО, Римского клуба и других международных организаций;

– IV этап начинается на рубеже XX и ХXI вв. и характеризуется разрастанием конфликтов не по классовому или этническому принципу, а глобального конфликта между Востоком и Западом, а также Югом и Севером. Новая доктрина глобального мира предусматривает ослабление роли национальных государств и экспансию ТНК в их экономическую, политическую и правовую системы при ослаблении роли ООН.

При этом осознание процесса глобализации произошло довольно поздно – в 60-е гг. XX в. Это обусловлено особенностями человеческого мышления, которое А. Н. Чумаков назвал эффектом позднего восприятия1.

Суть данного эффекта заключается в том, что участники тех или иных событий осознают их значительно позже того момента, когда они происходят на самом деле. Прорыв в осознании новой ситуации наступает, как правило, не у всех и не сразу, а в начале у кого-то наиболее проницательного. Таких прорывов в сознании можно обнаружить в истории великое множество. Именно так обстоит дело с глобальными проблемами, а тем более с процессами глобализации. Первоначально эти проблемы зарождались объективно как частные, затем их количество возрастало по мере расширения восприятия человеком мира, т. е. локальные проблемы становились региональными, а сейчас выросли до глобальных. И на каждом уровне происходит разрыв между качеством объективно существующих проблем и их осознанием. Причем осознание, как правило, запаздывает.

Сам термин «глобализация» приобрел широкую известность только на стыке XX и XXI вв. В настоящее время существует множество его трактовок. Они разрабатываются в рамках как отраслевых наук (геоэкономика, геофинансы, геогенетика и т. д.), так и формирующейся науки глобалистики.

В работе проанализированы различные подходы к определению данного явления и выработан авторский подход. В частности, под глобализацией он понимает объективно существующий период развития человеческой цивилизации, обусловленный возникновением и осознанием общепланетарных проблем, затрагивающих основы ее существования, а также поиском способов и методов их разрешения через создание устойчивой социальной модели ее развития.

Во втором параграфе «Глобальные проблемы и устойчивое развитие» автор доказывает, что ярким проявлением глобальных процессов служат глобальные проблемы, количество которых все увеличивается. В исследованиях глобализации понятие «проблема» является одним из центральных.

История человечества всегда сопровождалась всевозможными проблемами, и нет достаточных оснований полагать, что для людей когда-нибудь наступит беспроблемное будущее. Наличие общих проблем стимулирует превращение человечества в общность людей (В. Кувалдин назвал ее новым качеством всеобщности2), вынужденных сплотиться для объединения усилий при их решении. Глобальными проблемами можно считать те, которые актуальны относительно любого региона планеты, т. е. проявляются в каждом из них. При этом очень важно определить иерархию, т. е. приоритетность, глобальных проблем, которые требуют первоочередного решения и являются определяющими для последующего развития общества.

К таким наиболее важным и актуальным относятся следующие глобальные проблемы: 1) геоэкономические; 2) геополитические;3) военные, ядерные конфликты и международная преступность; 4) демографические, межэтнические, религиозные отношения; 5) социально-экологические.

Глобальные проблемы человечества – категория подвижная и динамичная. Автор считает, что основными задачами науки являются изучение этих процессов и проблем и выработка предложений для снижения угрозы и обеспечения существования жизни на Земле.

Комплексное исследование глобальных проблем было осуществлено учеными – членами международной негосударственной организации «Римский клуб». Они впервые предложили механизм решения данных проблем, основой которого стала модель устойчивого развития мира. При этом члены Римского клуба предложили разные модели возможного развития человечества в XXI в., которые получили отражение в книге «За пределами роста» (М., 1994) в виде 13 предполагаемых сценариев развития земной цивилизации в ближайшие 100 лет.

Для реализации наиболее оптимистических сценариев развития человеческой цивилизации необходимо создать модель ее устойчивого развития. Содержание понятия «устойчивое развитие» включает в себя следующие взаимосвязанные положения:

  1. стремление избежать экологической катастрофы и возможного уничтожения человека;
  2. достижение устойчивого развития в общечеловеческом, планетарном, всемирном масштабе при участии каждой страны в решении своих задач как части общемировых;
  3. обеспечение развития современного мирового сообщества таким образом, чтобы не нанести вреда условиям жизни будущих поколений;
  4. обеспечение хотя бы минимального уровня жизни каждому жителю Земли, постепенное закрепление принципов социальной справедливости, допустимых норм потребления для достижения устойчивого развития;
  5. развитие современных новейших техники и технологии на всех направлениях, замена устаревших и экологически вредных технических средств ресурсо- и энергосберегающими, малозатратными и эффективными, т. е. такими, которые бы обеспечивали реализацию вышеназванных пунктов и одновременно создавали достойные условия материальной и духовной жизни для каждого жителя Земли.

Исследование способов и методов перехода к устойчивому развитию является, по сути, целью современной науки глобалистики, которая, объединяя все науки, организовывает их для ее осуществления.

В третьем параграфе «Глобальная социальная система и ее регулятивная подсистема» автор утверждает, что под воздействием глобализации происходит трансформация общественного устройства, в котором человечество существовало и развивалось в течение столетий. Сегодня формируется новая общность, которая характеризуется как глобальная социальная система, или мегаобщество.

Данное явление имеет общие черты и специфические особенности по отношению к уже имеющимся. К числу общих черт относятся следующие: во-первых, данная система является прежде всего социальной, поэтому она должна рассматриваться как сложная адаптирующаяся система, которую нельзя считать механической совокупностью элементов. Кроме того, международная социальная система относится к типу открытых, слабо организованных систем.

Во-вторых, основные элементы международной системы представлены социальными общностями, группами и отдельными индивидами, а значит, международная система – это система взаимодействия людей, руководствующихся в своих действиях волей, сознанием, ценностными ориентациями и т. д.

В-третьих, отношения в глобальной социальной системе по преимуществу являются политическими, стержнем которых остается пока взаимодействие между государствами. В связи с этим ядром глобальной международной системы выступает система межгосударственных отношений.

Главная из специфических особенностей международной системы заключается в том, что данная система характеризуется отсутствием верховной власти, «плюрализмом суверенитетов», низким уровнем внешней и внутренней централизации. Иначе говоря, международная система – это социальная система особого типа, отличающаяся слабой степенью интеграции элементов в целостности, а также значительной автономией этих элементов.

По мнению диссертанта, внутренняя структура глобальной социальной системы сегодня представлена тремя элементами, которые находятся во взаимодействии и взаимовлияют друг на друга:

Формирование модели устойчивого развития глобальной социальной системы во многом зависит от создания устойчивой подсистемы управления, необходимой для целенаправленной и взаимосогласованной деятельности людей во всех сферах человеческой деятельности и обязательной для успешного решения глобальных проблем. Одно из центральных мест в управлении глобальной социальной системой занимает социальная регулятивная подсистема.

Создание единой глобальной регулятивной системы – процесс долгий и далеко не однозначный. На разных этапах своего становления человечество создало довольно разветвленную структуру механизма социального регулирования. Согласно классификации, предложенной В. И. Гойман и Т. Н. Радько, социальные нормы в зависимости от степени и характера регулирующего воздействия на общественные отношения подразделяются на следующие виды: обычаи, мораль (нравственность), право, корпоративные нормы, религиозные нормы. При этом на разных этапах человеческого развития и в разных национальных системах главенствовали или главенствуют разные виды социальных нормативных регуляторов. В настоящее время в качестве центрального нормативного регулятора в глобализирующейся социальной системе выходит право. Это обусловлено, прежде всего, меньшей его зависимостью от особенностей исторического развития социальных систем и национальных особенностей народов, их составляющих. Право в общечеловеческой цивилизации становится глобальным.

Вторая глава «Общая теория глобализации права» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Предпосылки появления глобального права и правовой глобалистики» автор исследует механизм глобализации права при формировании общечеловеческой цивилизации.

Общечеловеческая цивилизация формируется из множества цивилизаций, сществующих на планете. По мнению Л. Семенниковой, их можно сгруппировать в три типа цивилизаций: непрогрессивного, циклического (традиционалистического) и прогрессивного (техногенного) развития. Ею был сделан вывод, что развитие происходит только в обществах, принадлежащих циклическому и прогрессивному типам с лидерством последнего.

Цивилизации именно прогрессивного типа возглавляют сегодня процесс глобализации, являясь лидерами цивилизационного процесса. И именно данные цивилизации выступают прообразами глобальной человеческой цивилизации.

Как известно, прогрессивная (техногенная) цивилизация родилась в европейском регионе на основе мутаций традиционных культур – античного полиса и европейского христианского средневековья. Грандиозный синтез их достижений в эпохи Реформации и Просвещения сформировал ядро системы ценностей прогрессивной (техногенной) цивилизации. В связи с тем, что данный вид цивилизации является лидером цивилизационного процесса, созданные им социальные структуры и нормативные регуляторы составляют основу глобальной социальной и глобальной нормативной систем. Именно западные образцы права создадут каркас глобальной правовой системы.

Однако в современном мире до формирования единой глобальной правовой системы еще не дошло. Пока глобальное право представляет собой скорее совокупность нормативно-правовых блоков, чем систему. Хотя входящие в глобальное право блоки, такие как международное право и 193 национальных правовых систем (НПС), в сегодняшнем мире взаимосвязаны. Национальное право каждой страны связано с правом другой страны, а также с международным правом, международное право – с правом всех стран, существующих в мире (А. А. Рубанов). Используя теорию кругов, можно представить примерную модель данного правового явления следующим образом:

Возможности глобализироваться у всех национальных правовых систем различны. При этом в чистом виде ни одной правовой системы на планете не существует. Автор утверждает, что публичная сфера во всех странах мира регулируется по образцу либо романо-германской, либо англо-американской правовой семьи. Следовательно, интеграция позитивного права в основном происходит именно между ними. Действительно, в современном мире в публичном праве главенствует западная традиция права, международное право есть плоть от плоти романо-германской правовой семьи и имеет идентичные с ней формы – источники права. Иными словами, наличие у основных элементов глобального права общих корней и принадлежность их к западной культуре предоставляют им наибольшие возможности для интеграции, а значит, и глобализации.

Возможность глобализации закладывается в самой сущности права, поскольку по своей сути оно является сложной социальной системой, притом открытой системой для взаимодействия как с другими видами социальных систем, так и с правовыми системами других государств. Для развития правовая система должна получать мощный поток заимствований извне, без них она обречена на вырождение, которое будет сопровождаться преобладанием деструктивных, саморазрушающих, тенденций. Таким образом, заимствования – благо для правовой системы. Но при этом надо учитывать, если заимствуется институт, который хорошо работает в определенных условиях, но не адаптирован к условиям рецепиента, не соответствует его историческому опыту, экономическим, политическим, правовым условиям, этот институт не сможет эффективно функционировать, достаточно быстро выродится и разрушится. Чтобы исключить возможные ошибки при принятии решений, а в крупных системах они чреваты серьезными социальными потрясениями, необходимо руководствоваться глубокими исследованиями в сфере данных явлений. Это обусловливает создание специальной юридической дисциплины, которая уже формируется в рамках глобалистики и в настоящее время  имеет два названия: «Правовая глобалистика» и «Юридическая глобалистика». Она представляет собой систему знаний о становлении и функционировании глобальной правовой системы.

Формирование специальной юридической дисциплины может проходить в двух направлениях. Первое, широкое, направление – это исследование перспектив формирования глобальной правовой системы. Второе, более узкое, ограничено рамками исследования формирования единых универсальных норм, необходимых для регулирования глобальных процессов, проходящих в мире.

По мнению большинства юристов, процесс глобализации в праве проявляется в форме интеграции (С. В. Поленина и другие), но сама «глобализация является новым этапом в развитии человечества, а не новым наименованием интеграции», поэтому к правовой глобалистике необходим и качественно новый подход, отражающий «изменение самого предмета человеческого труда… преобразование живого человеческого сознания» (М. Г. Делягин).

Во втором параграфе «Глобализация содержания и форм права» автор исследует понятия «содержание» и «форма» применительно к праву, их соотношение в современных условиях глобализации.

Следует отметить, что диалектика формы и содержания права конкретизирует представление о структурности как об атрибуте права, связывает структурность с противоречиями, возникающими в нем, с его развитием (может, даже больше, чем категории части и целого), при этом отсекает односторонность в их трактовке и выявляет новые грани в проблеме глобализации правового пространства.

Под содержанием в философии понимается все, что содержится в системе. Сюда входят не только субстраты – элементы, но и отношения, связи, процессы, тенденции развития, все части системы.  Понятие формы многозначно. Часто под формой понимается способ внешнего выражения содержания, иногда при этом указывается, что форма, к тому же, есть относительно устойчивая определенность связи элементов (точнее, компонентов) содержания и их взаимодействия, тип и структура содержания.

Различные национальные правовые системы имеют различное содержание: существенное и несущественное, необходимое и случайное, материальное и «идеальное» и т. п., а соответственно и различные типы форм права. При этом процесс их унификации идет неоднородно – как правило, рецепцируется форма, которая затем наполняется собственным содержанием.

Для уяснения важности гармоничного сочетания формы и содержания права необходимо рассмотреть диалектику их соотношения.

Диалектическую позицию в трактовке соотношения формы права и его содержания достаточно четко выражают следующие положения: 1) неразрывность содержания и формы; 2) неоднозначность их связи; 3) противоречивость единства; 4) оптимальность развития – при соответствии формы содержанию, содержания – форме.

Соответствие и несоответствие формы права его содержанию свидетельствуют о ее относительной самостоятельности, возможности ее двоякого – позитивного и негативного, организующе-конструктивного или деструктивного – воздействия на содержание. Это, в свою очередь, приводит к мысли: а нельзя ли сначала создать конструктивную форму, а потом «подтягивать» под нее содержание? Конечно, могут быть и нежизненные, преждевременные и просто никуда не годные формы, насильно навязываемые содержанию, как, например, при волюнтаристском подходе к правовым структурам. Но это тоже ведет к несоответствию формы содержанию. Таким образом, при глобализации права рецепцироваться должны как формы, так и содержание, только тогда можно получить однородную глобальную правовую систему.

Анализируя идущий процесс глобализации права, автор приходит к выводу, что в первую очередь должен стандартизироваться смысл права как составная часть содержания. Под смыслом диссертант понимает сущность любого феномена, мнимое или реальное предназначение каких-либо вещей, слов, понятий или действий, заложенное конкретной личностью или общностью.

Говоря о смысле права, диссертант имеет в виду уяснение его сути. При этом сущность права, как правило, выражается в различных его определениях.

Правопонимание – это, без преувеличения, центральный вопрос теории права. Существует значительное количество дефиниций права, и среди них нет ни одной общепризнанной, разделяемой всеми, кто его ценит и изучает. Облик этого универсального явления меняется от одной эпохи к другой, от одной страны к другой (Г. В. Марченко).

Следует отметить, что данное противоречие вполне разрешимо в рамках унификации смысла права при его глобализации. По мнению автора, унификация смысла права должна осуществляться в рамках интеграции основных подходов к правопониманию. Как известно, таких подходов огромное количество, но если проанализировать историю правовой мысли и обобщить все разнообразие взглядов и представлений о праве, то можно выделить три основные тенденции в правопонимании: 1) позитивно-нормативную; 2) естественно-правовую (философско-доктринальную); 3) социологическую. Все остальные вариации и толки в правопонимании так или иначе укладываются в приведенную классификацию.

Используя интегративный подход, диссертант формулирует рабочее определение права: это сложная нормативная система, регулирующая социальную действительность, обусловленная представлениями людей о справедливости и свободе, закрепленная в системе юридических норм и реализуемая в общественных отношениях определенного рода.

Опираясь на это определение, автор выводит структуру права, которая позволит раскрыть глобальные процессы, проходящие в нем. Право наиболее ярко характеризуют три элемента: правовое сознание, позитивное право и правоприменение.

Второй раздел «Глобальные процессы в структурных элементах права» состоит из трех глав и шести параграфов.

Первая глава «Глобализация правового сознания» включает два параграфа.

В первом параграфе «Общее и особенное в глобализации сознания» автор исследует понятие «сознание», предпосылки его глобализации, факторы, способствующие данному процессу.

По мнению диссертанта, глобализация права осуществляется через глобализацию правового сознания. При этом уровень глобализации правового сознания зависит: во-первых, от уровня развития сознания общества и, во-вторых, от уровня самого правосознания той или иной социальной группы. Сознание представляет собой целостное и непрерывное явление, динамичное отображение образа окружающего мира, формируемого в потоке интегрируемых живым существом ощущений под воздействием получаемой информации. Это значит, что изменение сознания происходит в основном под воздействием получаемой извне информации.

Являясь сложным многослойным образованием, сознание представлено различными видами: индивидуальным и общественным, коллективным и массовым, теоретическим и обыденным, религиозным и политическим, а также локальным, региональным, глобальным.

Формирование глобального сознания – процесс длительный и неоднозначный, он уходит своими корнями в период возникновения общечеловеческой памяти. Накопление знаний, их переработка и осознание приводят к расширению знаний о мире поэтапно: сначала в рамках отдельных локальных территорий, затем регионов, а потом и всей планеты.

Ускорение формирования планетарного сознания произошло в период великих географических открытий европейцев, расширивших знание о мире и обнаруживших ограниченность земного физического пространства, что и выступило одной из предпосылок осознания конечности земного мира, а в последующем – единства и целостности человеческой цивилизации.

При этом процесс глобализации сознания начал осуществляться не одновременно на различных уровнях человеческого социума, т. е. осознание целостности мира появилось первоначально у отдельных индивидуумов в рамках индивидуального сознания, затем оно стало уровнем группового сознания элитарных групп национальных государств, а сейчас, когда появились новые средства коммуникаций и передвижения, оно начинает становится массовым.

Значительное место в глобализации сознания играют средства массовой коммуникации, через которые сегодня в основном и осуществляется диффузия инноваций. Под средствами массовой коммуникации понимают вещественные, материальные компоненты коммуникативного процесса, которые выражаются через способы передачи, сохранения, производства и распространения культурных ценностей общества. Современной науке известны два типа средств коммуникации: естественно возникшие (язык, мимика, жесты) и искусственно созданные (технические), которые включают в себя такие средства, как традиционные (книгопечатание, письменность, пресса) и типично современные (радио, телевидение, кинематограф, Интернет).

Проанализировав воздействие каждого из видов массовых коммуникаций, автор приходит к выводу, что с их помощью можно активно манипулировать массовым сознанием населения как отдельной страны, так и всей планеты, при этом стандартизируя его и глобализируя.

Однако степень глобализации сознания в разных отраслях человеческой деятельности различна. В частности, в процессе глобализации лидирует глобализация экономического сознания, активно осуществляется глобализация политического сознания, а за ними естественно стал нарастать процесс глобализации правового сознания. Вместе с тем в практической жизни все виды сознания настолько тесно переплетены, взаимодействие их настолько неразрывно, что такое выделение возможно только теоретически, поскольку на практике это будет напоминать вивисекцию.

Во втором параграфе «Глобализация элементов правового сознания» автор анализирует причины глобализации сознания через глобализацию его основных элементов: правовой психологии и правовой идеологии.

Глобализация правосознания осуществляется в общем русле глобализации массового сознания общества, однако она имеет собственную специфику развития, обусловленную логикой и преемственностью самого правосознания.

В глобализации правосознания прослеживаются следующие закономерности: во-первых, в процессе развития правосознания наблюдается постепенный переход от запретительно-предписывающего характера регулирования к преимущественно дозволительному, при котором акцент делается на юридических дозволениях, субъективных правах; во-вторых, автономия личности приобретает все более устойчивый правовой статус; в-третьих, власть государства подвергается все большей регламентации и становится подконтрольной гражданскому обществу; в-четвертых, все больше проявляются гуманистические начала в построении системы правового регулирования.

Данные закономерности привели к закреплению в массовом правосознании общих для всего человечества принципов, таких как: главенство прав и свобод человека и гражданина в правовой организации общественной и государственной жизни; утверждение чувства уважения к закону и правопорядку, идей и ценностей господства права; правовая активность граждан в осуществлении своих прав и надлежащем исполнении своих юридических обязанностей и пр.

Более детальное рассмотрение глобализации правосознания требует анализа глобализации его элементного состава. Традиционно выделяются два основных элемента: правовая психология и правовая идеология. Правовая психология соответствует эмпирическому, обыденному, уровню общественного сознания, формирующемуся в результате повседневной практики как отдельных людей, так и социальных групп. Содержанием правовой психологии выступают чувства, эмоции, переживания, настроения, привычки, стереотипы, которые возникают у людей в связи с существующими юридическими нормами и практикой их реализации.

При этом одни элементы правовой психологии динамичны, другие консервативны. К консервативной группе относятся правовые привычки и правовые традиции, которые и сдерживают темпы правовой глобализации. Чтобы уяснить, почему так происходит, необходимо разобраться с особенностями данной группы.

Для этого автор вводит в поле исследования правовой психологии структуру психики отдельного человека и этнических групп, предложенную П. В. Симоновым, который делит ее на три уровня: сверхсознание, сознание, подсознание.

Из названной выше триады два элемента – сверхсознание и подсознание – входят в сферу бессознательного, которое представляет собой совокупность психических процессов и состояний, пребывающих либо над сознанием (сверхсознание, вдохновение, откровение, духовное озарение, интуиция и т. д.), либо ниже его (бессознательное, инстинкт, подавление или вытеснение из сознания влечения). Ряд ученых полагают, что все неосознанное (бессознательное) образует как бы второй уровень психической регуляции, активно взаимодействует с первым – сознательным.

Бессознательное в социологии обозначается термином «габитус», выступающим целостной системой диспозиций восприятия, оценивания, классификации и действий, результатом опыта и интериоризации индивидом социальных структур. Данная система носит неосознанный характер. В процессе длительной эволюции первая часть габитуса (бессознательного) – подсознание – возникла как средство защиты сознания от лишней работы и непереносимых нагрузок. Благодаря ему человек и социум способны быстро забывать то, что не считают возможным помнить, вытеснять из сферы сознания мотивации, утратившие актуальность, автоматизировать ранее сознательные действия до состояния неосознаваемого действия – навыка. При этом следует отметить, что габитус выступает не только как хранилище памяти, того, что туда сбрасывает сознание, он подключается к сознательным регулятивным процессам именно тогда, когда возникает в этом необходимость. Иногда он регулирует действия наряду с сознанием. С помощью имеющихся у габитуса средств человек хранит в себе все пережитое, передуманное, прочувствованное, вроде забытое, но прочно осевшее как в индивидуальном опыте, так и в групповом, а также в этническом. Все хранимое в этой части габитуса готово «воскреснуть» в памяти, вновь ожить в эмоциях и переживаниях.

Таким образом, благодаря этнической правовой психологии любое новшество не будет воспроизводиться полностью, а будет изменяться в соответствии с габитусом, созданным этносом в течение его истории и составляющим социальную систему.

При этом автор утверждает, что правовая психология стандартизируется и глобализируется в основном через правовую идеологию, под которой понимается совокупность юридических идей, теорий, взглядов, в концептуальном, систематизированном виде отражающих и оценивающих правовую реальность и являющихся теоретической основой правосознания. Правовые идеи, составляющие современную правовую идеологию, создавались личностями, обладавшими сверхсознанием, благодаря которому они сумели воспринять правовую действительность, проанализировать ее и сделать теоретические выводы о праве. Совокупность идей, имеющих единое смысловое ядро, составляет ту или иную правовую идеологию.

В настоящее время в рамках мировой правовой науки уже создана глобальная правовая идеология, стержнем которой является мировоззрение о верховенстве права, получившее широкое распространение в двух концепциях: 1) правового государства и 2) правления права. Наличие двух идеологических вариантов правового мировоззрения отражает дуализм глобального правового мировоззрения, господствующего на планете. При этом идея правового государства превалирует в основном в странах, правовые системы которых относятся к романо-германской правовой семье, а концепция правления права – в странах англо-американской правовой семьи. Поскольку эти две правовые семьи являются господствующими в современном мире, идея верховенства права выступает глобальной идеей, определяющей мировоззрение большинства населения планеты.

На основании вышеизложенного диссертант приходит к выводу, что правовая психология и правовая идеология взаимосвязаны и взаимозависимы. Причем на научном и профессиональном уровне главное место в правовом сознании занимает правовая идеология, а обыденное правосознание определяется правовым опытом, обычаями, традициями, стандартами поведения: чувственное здесь преобладает над рациональным.

Вторая глава «Глобализация позитивного права» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие и структура глобализации позитивного права» исследуются особенности глобализации позитивного права.

Наиболее наглядно процесс глобализации прослеживается на примере позитивного права, под которым автор понимает совокупность нормативно-правовых актов органов государственной власти, формально закрепляющих представления о справедливости и свободе государственно-властной элиты и обеспеченных аппаратом государственного принуждения.

В современной теории права позитивное право как система формально-юридических источников достаточно хорошо разработано. Как правило, к этой системе относят: законы, подзаконные акты, правовые договоры, судебные и административные прецеденты, правовые обычаи, правовые доктрины. В настоящее время под влиянием процесса глобализации идет их унификация во всех правовых семьях мира. При этом степень унификации, ее интенсивность в каждой правовой семье индивидуальны. К тому же в каждой национальной правовой системе сохраняется характерная только для нее иерархия формально-юридических источников. При этом одни из них являются основными, а другие – второстепенными. Так, в романо-германской правовой семье в качестве основных источников выступают законы и подзаконно-нормативные акты, в англо-американской – судебные и административные прецеденты, в религиозных правовых семьях – правовые обычаи и правовые доктрины, а в международном праве – правовые договоры и правовые обычаи.

В современный период явно прослеживается процесс унификации системы позитивного права. Так, в англо-американской семье возрастает роль статутов, романо-германской – судебных прецедентов, религиозных правовых семьях – законов и подзаконно-нормативных актов, и при этом во всех них, как правило, признаются и используются нормы международного права – международные договоры.

Вместе с тем надо учитывать особенности самих видов формально-юридических источников. Дело в том, что тот или иной вид, как правило, главенствует на определенном уровне исторического развития, поскольку, с одной стороны, отражает состояние правовой культуры социальной группы и всего человечества в целом, а с другой, обладая только ему присущими особенностями, наиболее оптимально подходит для регулирования общественных отношений в той или иной общественно-экономичес­кой формации.

Закон исходит от законодателей, т. е. представителей политической элиты, управляющей тем или иным государством; судебный прецедент – от судебных органов, особой группы государственной элиты; правовой обычай – непосредственно от народа; доктрина – от интеллектуальной или религиозной элиты – ученых-юристов или религиозных деятелей; нормативный договор – от двух равных договаривающихся сторон.

Интеграция позитивного права проходит в различных формах. За основу автор взял классификацию форм, предложенную профессором Ю. А. Тихомировым, который считает, что интеграция формально-юридических источников происходит в следующих формах: сближение, гармонизация, унификация, стандартизация и имплементация. В работе проанализированы все формы и дана их характеристика на стадии глобализации права.

Во втором параграфе «Методы глобализации источников позитивного права» анализируется каждый из источников позитивного права в основных правовых семьях мира и влияние на них процесса глобализации.

Первым по важности и территории распространения из формально-юридических источников является закон. Традиционно он выступает основным источником права в странах, относящихся к романо-германской правовой семье, а также в тех смешанных религиозно-светских правовых семьях, где публичная сфера регулируется по образцу французской или немецкой системы права. Хотя данный источник права стал интенсивно применяться и в странах с англо-американским правом.

Распространение закона как основного формально-юридического источника почти по всему миру обусловлено рядом причин: во-первых, расширением роли государства во всех областях общественной жизни, потому что государственные и административные органы имеют, несомненно, больше, чем кто-либо иной, возможностей для координации деятельности различных секторов общественной жизни и для определения общего интереса. Во-вторых, превалирование демократического режима в странах мира выводит на первое место законодательный орган государства, так как законодатели, будучи представителями народа и создавая законы, реагируют на запросы своих избирателей, реализуя тем самым их волю в нормативно-правовых актах. В-третьих, закон в силу своей строгости изложения представляется лучшим техническим способом установления четких норм в эпоху усложнения общественных отношений и создания единого мирового пространства.

Следует отметить, что возрастанию роли закона как источника права способствовало увеличение интенсивности глобализации мира в XIX в., когда появилась тенденция к принятию во многих странах мира кодексов и писаных конституций.

Вторым по важности и территории распространения из формально-юридических источников является судебный прецедент. Традиционно он является основным источником в странах, относящихся к англо-американской правовой семье, а также в тех смешанных религиозно-светских правовых семьях, где публичная сфера регулируется по образцу английской или американской системы права. Хотя данный источник права стал интенсивно применяться и в странах с романо-германским правом.

Распространение правового прецедента как источника права обусловлено следующими факторами: во-первых, возрастанием роли судебной власти в системе разделения властей при разрешении конкретных вопросов правосудия и, во-вторых, увеличением скорости развития общественных структур, при которой законодатель физически не способен вовремя успеть за возникающими общественными отношениями, которые необходимо урегулировать правом, что дает основания для развития судебного нормотворчества. Автор анализирует положительные моменты правового прецедента и его отрицательные черты, которые сдерживают его распространение как глобального источника позитивного права, раскрывает отношение к нему в романо-германской, англо-американской, смешанных правовых семьях и международной правовой системе. В результате анализа делается вывод, что применение данной формы права стало интенсивно расширяться во всех правовых системах мира.

Интересны и своеобразны роль и место правового обычая в системе источников права в различных правовых системах мира. Обычное право – это обязательный источник в правовых системах любого типа, но при создании глобального права национальные правовые обычаи почти не используются, тогда как международно-правовые обычаи активно внедряются в его структуру.

Важность правовых обычаев в условиях глобализации и увеличивающейся правовой интеграции заключается в том, что именно в них концентрируются менталитеты наций и народностей, которые составляют определенные образы мышления, коллективные представления, включающие архетипы социокультурной памяти, ценностей, чувств. Эти качества имеются у правового обычая потому, что он создается непосредственно нацией или народом на основе их жизненного опыта, обусловленного особыми условиями их формирования и функционирования.

Следующим формально-юридическим источником является правовая доктрина. В качестве источника права она имеет место во всех правовых семьях мира, но в одних она является вторичным, идеологическим, источником, а в других – формально-юридическим источником права. В связи с этим С. В. Бошно предлагает изучать данный феномен, как минимум, в двух плоскостях: как самостоятельную форму права, с одной стороны, и как идеологию, получающую внешнее оформление за счет других правовых явлений – закона и судебного прецедента, с другой.

Доктрина как источник позитивного права принадлежит к правовым явлениям, которые многократно меняют свой статус. Она растворяется в науке, судебной практике, религии, в общих принципах и других формах и источниках права.

Правовая доктрина имеет ярко выраженные особенности, которые делают ее важной составной частью глобального права. К ним относятся авторитетность, востребованность, влиятельность, регулятивный потенциал, убедительность. Однако, проанализировав формирующееся отношение к правовой доктрине в глобальном праве, автор приходит к выводу, что ей будет отводиться второстепенная роль, что и происходит во всех правовых системах мира.

Особым формально-юридическим источником права является договор нормативного содержания. В начале XXI в. внимание к нему возрастает, что обусловлено объективными причинами: во-первых, расширением процесса глобализации, при котором повышается значение нормативного договора; во-вторых, изменением роли государства в современной глобальной социальной системе.

Проанализировав роль и место правового договора в основных правовых семьях мира, автор делает вывод, что роль нормативного договора международного права в процессе глобализации правового пространства все время будет возрастать, но во внутренних правовых системах данная форма все же будет второстепенной и подчиненной закону и судебному прецеденту.

В конце главы делается вывод, что в мировом праве благодаря усилению роли политических элит в управлении всей планеты основными формально-юридическими источниками будут: закон, подзаконные нормативно-правовые акты и судебные прецеденты.

Третья глава «Глобализация юридической деятельности» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие, структура и предпосылки возникновения нового глобального уровня юридической деятельности» исследуется процесс глобализации в юридической деятельности.

Наиболее сложно процесс глобализации прослеживается в отношении юридической деятельности, поскольку ее осуществляют значительное количество субъектов, уровень подготовки и качество наработанного опыта которых различен, что оказывает существенное влияние на восприятие и осуществление глобализированных норм как в национальном, так и международном правовом пространстве.

Проведя анализ научных подходов к понятию «деятельность», автор применил их к понятию «юридическая деятельность» и сделал вывод, что последнее также употребляется, как правило, в трех значениях: это совокупность последствий юридической практики, результатом которой являются нормы позитивного права; процесс самоизменения человеческого представления о праве, т. е. совершенствования правосознания; юридические деяния, или юридическая практика.

В указанной выше триаде главенствует юридическая практика, и поэтому в юридической науке юридическую деятельность, как правило, отождествляют именно с ней. В частности, под юридической деятельностью понимают опосредованную правом профессиональную, трудовую, государственно-властную деятельность по вынесению юридических решений компетентными органами, которая нацелена на выполнение общественных функций и задач и удовлетворение тем самым общесоциальных, групповых и индивидуальных потребностей и интересов.

Следует отметить, что по поводу элементного состава юридической деятельности в науке высказываются разные точки зрения. Диссертант, в свою очередь, использовал классификацию, в которой выделены два основных структурных элемента юридической деятельности: правотворчество и правоприменение (судебное и административное).

Глобализацию юридической деятельности можно проследить, только исследуя внутреннюю форму последней, с помощью которой осуществляется организация данного явления и внутренняя связь элементов, ее составляющих.

Процессуальные формы выступают цементирующим началом для всех разновидностей юридической деятельности, в частности, правотворчества и правоприменения (правореализации). Формы юридической деятельности, глобализируясь, унифицируются, сближаясь.

Важное значение в глобализации процессуальных форм юридической деятельности имеет юридический опыт, под которым понимается совокупность знаний и умений, полученных людьми в результате юридической деятельности. Таким образом, юридическая деятельность и юридический опыт находятся в диалектическом единстве и взаимосвязи. Применительно к юридическому опыту выделяются следующие уровни: 1) чувственный – это юридический опыт, который, как правило, имеют все без исключения люди, когда-либо или с кем-либо вступавшие в правовые отношения; 2) практический – опыт, приобретаемый специальной группой людей, которые профессионально занимаются осуществлением юридической деятельности; 3) более сложный – теоретический – опыт, который получают люди, профессионально занимающиеся как научной, так и преподавательской деятельностью. Данные уровни характерны для всех национальных правовых систем.

Диссертант отмечает противоречивость роли юридического опыта. С одной стороны, он может способствовать совершенствованию правовой культуры субъектов правоотношений, а с другой – сдерживать их развитие. Дело в том, что опыт определяется как единство умения и знания. Умение, как правило, ограничено рамками какой-то конкретной операции и представляет собой определенный навык, приобретаемый в процессе повторяющейся деятельности. При совершенствовании навыка знание конкретного все больше растворяется, навык становится привычкой. Действуя по привычке, человек совершает определенную операцию автоматически, как бы с заснувшим, выключенным по отношению к привычному ходу действия, сознанием. Сознание просыпается здесь в том случае, когда привычный ход действий нарушается, однако включение сознания происходит именно потому, что по той или иной причине привычное перестает быть привычным.

Приобретение юридического опыта – процесс постоянный на уровне как внутригосударственной, так и международной юридической деятельности. Приобретаемый положительный юридический опыт формирует не только национальную, но и общечеловеческую (глобальную) правовую культуру. По своей сути глобальная правовая культура является продуктом селекции юридического опыта наций и народов.

Таким образом, юридическая деятельность глобализируется благодаря приобретенному юридическому опыту как на национальном, так и на международном уровне. При этом в каждом виде юридической деятельности нарабатывается собственный опыт, соответствующий особенностям данного вида.

Во втором параграфе «Специфика глобализации процессуальных форм отдельных видов юридической деятельности» автор анализирует процесс глобализации в правотворческой и правоприменительной (административной и судебной) процессуальных формах юридической деятельности.

Правотворчество как самостоятельная сфера организационно-правовой деятельности государства и совокупности государств имеет свою особую процедуру, т. е. упорядоченную систему стадий деятельности по возведению воли как отдельной государственной элиты, так и мировых государственных элит в общеобязательное правило. Такую процедуру называют правотворческим процессом. При этом и во внутригосударственном, и в международном пространстве в процессуальных процедурах имеются различия, хотя явно просматривается их единство.

Так, в странах романо-германской правовой семьи в рамках общей теории государства и права выработан единый подход к определению стадий осуществления процессуальных правотворческих форм. К числу таких стадий относятся: законодательная инициатива; подготовка первоначального варианта законопроекта; его предварительное и последующее чтение; принятие парламентом, а затем подписание главой государства.

При принятии статутов Парламентом в английской правовой системе осуществляется ряд таких обязательных стадий, как: внесение законопроекта; первое чтение; второе чтение; работа в комитетах; отчет о работе над законопроектом; третье чтение; обсуждение поправок; получение согласия короля. Очевидно, что правотворческая процессуальная форма в Великобритании имеет явное сходство с процессуальной формой континентального права. Значительное влияние на сближение правотворческого процесса оказало объединение Европейских стран в Европейский Союз. Общими чертами, характерными для законодательных процедур Европейского Союза, являются наличие одних и тех же субъектов, участвующих в решении, и осуществление процесса принятия решений в три этапа: подготовка проекта и законодательная инициатива, обсуждение проекта решения, принятие решения.

Таким образом, в современном глобализирующемся праве идет унификация процессуальных форм правотворческой деятельности как на глобальном, региональном, так и на внутригосударственном уровнях.

Судебные процессуальные формы в правовых системах мира имеют несколько видов в зависимости от вида судебного органа, в котором они существуют. Наиболее распространенными формами судебных процессов являются уголовно-процессуальная и гражданско-процессуальная.

В судебной гражданско-процессуальной форме имеет место как общее, так и различное. В частности, в странах романо-германской правовой семьи ей присущ исключительно четкий, детальный характер, а в странах англо-американского права строгая регламентация отсутствует. Однако, несмотря на то, что существуют отдельные несовпадения элементного состава гражданско-процессуальной формы, основные ее элементы, как правило, идентичны.

Например, в правовой системе Германии судебное разбирательство делится на пять стадий: 1) открытие судебного заседания; 2) введение в судопроизводство; 3) слушание дела; 4) исследование доказательств; 5) вынесение решений по делу. В английской правовой системе выделяется типичная схема последовательно осуществляемых этапов судебного слушания: 1) открытие заседания; 2) вступительная речь истца или его адвоката; 3) исследование доказательств истца; 4) вступительная речь ответчика или его адвоката; 5) исследование доказательств ответчика; 6) заключительное выступление ответчика; 7) заключительное выступление истца; 8) вынесение судом решения.

Похожие процессы идут и в уголовно-процессуальной деятельности. Автор доказывает на примерах, что уголовно-процессуальная форма во всех правовых системах мира унифицируется по образцу стран англо-амери­канской и романо-германской правовых семей, в которых идет их сближение. Это же можно сказать и о судебных процессуальных формах.

Следующим видом правоприменительной деятельности является административно-правовая. В ее рамках идут унификация и стандартизация правовых форм, в которых она осуществляется. Однако из всех видов правоприменительной деятельности административно-правовая форма унифицируется в последнюю очередь, что обусловлено особенностями и количеством субъектов, ее осуществляющих. Уровень глобализации административных работников среднего и низшего управленческого звена, как правило, низок, поскольку напрямую их деятельность не связана с общемировыми тенденциями, а значит, глобализируется в последнюю очередь. Замедляет унификацию административно-процессуальной формы и то, что субъекты административной деятельности, особенно управляющие, не заинтересованы в детализации и стандартизации своей деятельности, так как это сузит возможность проявления их самостоятельной воли. Однако в условиях демократических режимов, когда общественность пытается установить контроль за административной деятельностью исполнительных органов власти, становление и унификация административно-процессуаль-ной формы не только признаны целесообразными, но и активно разрабатываются и развиваются.

Административно-процессуальная форма по своей сути имеет общие черты с процессуальными формами других видов юридической деятельности, а значит, она подвержена тем же общим тенденциям, что и они, т. е. она тоже унифицируется, но со своими особенностями.

В конце главы делается вывод, что в современных правовых системах активно идет процесс унификации процессуальных форм как в правотворческой, так и правоприменительной (административной и судебной) юридической деятельности.

Третий раздел «Право России в условиях глобализации» состоит из двух глав и четырех параграфов.

Первая глава «Россия в процессе глобализации» включает два параграфа.

В первом параграфе «Особенности основ российской цивилизации и ее нормативной системы» исследуются предпосылки, имеющиеся в габитусе российской цивилизации, которые позволяют ей успешно глобализироваться.

Чтобы понять, как проходит процесс глобализации в российском праве, необходимо разобраться с особенностями цивилизации, его породившей, и выяснить, есть ли в ней предпосылки для его глобализации. Главной проблемой унификации национальных правовых систем являются национальная правовая психология и ее главный элемент – этнический габитус. Основы национального габитуса уходят корнями в историю формирования этноса, и его особенности сохраняются на протяжении всего существования народа. Следовательно, чтобы понять основы российской правовой психологии и особенности ее глобализации, необходимо уяснить особенности формирования российского национального габитуса.

Опираясь на классификацию цивилизаций, предложенную Л. Семенниковой, автор анализирует особенности прогрессивного, циклического и непрогрессивного видов цивилизации и приходит к выводу, что российское общество – это особая разновидность славянской цивилизации, в которой сошлись восточные и западные влияния, но в горниле этнического социального опыта произошел сплав, составивший особый национальный габитус, определивший существование специфического, качественно нового общественного образования, получившего название этнической фузии.

Определяющим фактором, породившим особую славяно-русскую цивилизацию, по мнению диссертанта, является неоднородность населения, сформировавшего Русь. Прежде всего, в создании русского этноса, а значит, и его габитуса, участвовали как многочисленные славянские племена (поляне, древляне, ильменские словены, кривичи, полочане, северяне, вятичи, радимичи, дреговичи, дулебы, волыняне, бужане, титверцы, угличи), так и другие ассимилированные ими народы – балтские (варяги-русь), финно-угорские (чудь, весь, меря), иранские племена (названия не сохранились). При этом каждое племя и каждый народ, вошедший в состав Древнерусского государства, принес особенности собственной организации общества. Особый вклад в формирование национального габитуса внесли по причине своей массовости собственно славяне и изначально неславянские племена варягов-руси.

Фактор многоэтничности Древней Руси и наличие у каждой из них собственной организации общества сформировали своеобразную государственность. Однако определяющими для формирования древнерусской государственности стали формы организации общины у славян и варягов-руси: у славян – территориальная, у варягов-руси – кровнородственная община.

Следующим фактором, который способствовал формированию российского габитуса, является православная христианская вера, на становление этнической и социокультурной самобытности которой оказали существенное влияние византийское христианство, христианские ереси и славяно-русское язычество.

Следует отметить, что благодаря принятию христианства в менталитет русского этноса были привнесены общие для всей Европы нормы, традиции, структуры. При этом выбор именно православной ветви христианства, как ни парадоксально, был связан с проявлением формирующихся элементов общецивилизационного пути развития и процессами интеграции.

В заключение параграфа автор отмечает, что особенности этнической фузии, постоянная рецепция правовых норм германского права привели к формированию в России особой правовой системы – квазизападного права, что предопределяет ее восприимчивость к процессам правовой глобализации.

Во втором параграфе «Процесс глобализации отраслей российского права (на примере конституционного)» раскрывается влияние глобальных идей конституционализма на правовую сферу России.

По мнению диссертанта, появление первых конституций, затем формирование конституционного права и идеи конституционализма являются первыми предвестниками начала глобализации в правовой сфере планеты, т. е. на базе общей глобальной правовой доктрины конституционализма складывается определенная однородность конституционного права различных стран мира (В. Е. Чиркин).

Доктрина конституционализма, возникнув в западной правовой культуре, была рецепцирована народами других цивилизаций и, в частности, Россией. Под конституционализмом диссертант понимает особое либерально-демократическое политико-правовое качество государственно-правовой сферы общества и его особое состояние, при котором в общественной системе главенствующее положение занимает личность, а государство обеспечивает и защищает его интересы.

В настоящее время в различных правовых системах доктрину конституционализма трактуют по-разному, что дало повод говорить о сформировавшихся национальных интерпретациях данного правового учения – французского, английского, бразильского и, разумеется, российского. С этим утверждением следует согласиться, но при этом ядром рассматриваемой доктрины является классический конституционализм, созданный европейскими учеными, такими как: Дж. Локк, А. Сидней, Г. Блэкстон, Д. Юм, Г. Болинброк, Ф. Вольтер, Ш. Монтескье, Б. Констан, Ж.-Ж. Руссо и т. д.

Сегодня конституционализм – это сложное, многоуровневое явление, элементами которого выступают совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих идей, наличие соответствующего нормативно-правового фундамента, достижение определенного фактического режима, система защиты конституционного строя и конституции.

В России попытки рецепцировать идеи конституционализма были впервые предприняты во времена Екатерины II, Александра I, Александра II, Николая II. Затем формально они реализовывались в конституциях 1918 г., 1936 г., 1977 г., которые не имели прямого действия. С принятием Конституции 1993 г. Российская Федерация заявила как о своей приверженности общемировым ценностям, так и о возврате к общемировому, охваченному глобализацией, пути развития. Вместе с тем, хотя идеи конституционализма формально присутствуют в Конституции РФ 1993 г., они фактически не реализуются в реальной жизни государства и общества. До настоящего времени Конституция РФ 1993 г. является образцом рецепцирования формы, но не содержания конституционализма.

В конце главы делается вывод, что в российской социальной системе заложена предрасположенность к восприятию процессов глобализации и глобализации права, в том числе. Это проявляется как в особенностях ее правовой системы, характеризуемой автором как квазизападное право, так и во внедрении в ее конституционную отрасль мировых идей конституционализма.

Вторая глава «Процесс глобализации уголовно-исполнительного права России» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Интеграционные процессы в сфере исполнения уголовных наказаний в странах планеты» диссертант изучает специфику осуществления процесса глобализации уголовно-исполнительного права в разных государствах.

Процесс глобализации уголовно-исполнительного права в основных странах мира начался значительно раньше конституционного. Дело в том, что конституционное право касается в основном вопросов распределения политической, государственной, власти, что всегда затрагивает интересы властвующей политической элиты, чему она, естественно, сопротивляется. Тогда как состояние уголовно-исполнительной сферы напрямую связано с борьбой с уголовной преступностью, где интересы народа и политической элиты совпадают. Поэтому с появлением элементов глобализации преступности политическая элита активно вступила в общемировой процесс борьбы с ней.

Началом формирования глобального уголовно-исполнительного права можно считать середину XIX в., так как именно в этот период пришло осознание передовыми людьми ведущих стран мира необходимости сотрудничества в пенитенциарной сфере. Такое сотрудничество диссертант делит на несколько этапов, которые отличаются друг от друга по форме, количеству участников, статусу, а также представительству территорий, которые они представляют.

Первый этап данной деятельности (первая половина XIX в.) начался с проведения первых международных тюремных конгрессов, которые по своей организационно-правовой форме относились к международным негосударственным конференциям.

Второй период (вторая половина XIX в. – первая половина XX в.), уже межгосударственного сотрудничества в пенитенциарной сфере, был довольно продуктивным. За это время было проведено 12 конгрессов, на которых проводилось обобщение пенитенциарного опыта, приобретенного как в результате тюремной практики, так и в сфере пенитенциарного законодательства передовых стран.

Третий этап (середина XX в. – настоящее время) при всех сложностях международных отношений того времени уже в полной мере можно назвать глобальным международным сотрудничеством в сфере пенитенциарной деятельности. Эта деятельность напрямую связана с созданием и функционированием глобальной универсальной международной организации – ООН. Конгрессы ООН играют основную роль в выработке международных правил, стандартов и рекомендаций по предупреждению преступности и уголовному правосудию. К настоящему времени было проведено 12 конгрессов, решения которых существенно укрепили научную и правовую базу международного сотрудничества.

Кроме того, в рамках третьего этапа в основном были созданы глобальные стандарты содержания осужденных в местах лишения свободы, которые реализуются странами в своих уголовно-исполнительных системах.

Во втором параграфе «Интеграционные процессы в уголовно-исполнительном праве Российской Федерации» автор исследует осуществление процесса глобализации уголовно-исполнительного права в России.

Процесс глобализации уголовно-исполнительного законодательства и всей уголовно-исполнительной системы России начался одновременно с глобализацией пенитенциарных систем всего мира. Как писал, известный основоположник пенитенциарной науки России И. Я. Фойницкий, «история русской тюрьмы представляет собой отражение общемировых законов развития этого института, хотя и имеет некоторые особенности».

Внешнее влияние на формирование и функционирование пенитенциарной системы и права России можно разделить на две составляющие: первая – это прямое влияние правовых и административных идей государств – лидеров цивилизационного процесса и вторая – влияние через международные универсальные и специальные организации.

Первые элементы глобализации уголовно-исполнительного права в России стали появляться еще во времена Петра I, затем Екатерины II, Александра I. При этом тюремная система и регулирующая ее нормативная база в современном представлении стали складываться только в начале XIX в.

Определяющее влияние на пенитенциарную систему и право России оказали первые шесть межгосударственных тюремных конгрессов. Решения первых двух из них частично были использованы при проведении тюремной реформы 1879 г., роль которой трудно переоценить, так как она вывела на новый международный уровень российскую пенитенциарную систему и уголовно-исполнительное право. Именно данная реформа явилась элементом глобализации пенитенциарной юридической науки и практики, поскольку в ней использовался опыт тюремных систем Австрии, Англии, Бельгии, Германии, Голландии, Дании, Ирландии, Италии, Королевства Прусского, Норвегии, Саксонии, США, Франции, Швейцарии, Швеции.

В начале XX в. преобразования в пенитенциарной системе России и использование иностранного опыта в ее реформировании были прерваны, как писал В. Б. Спицнадель, «в последующий период вплоть до 1917 года управление пенитенциарными заведениями практически не изменялось».

С первых лет советской власти и вплоть до середины 1950-х гг. пенитенциарная система была ориентирована на обеспечение хозяйственной потребности Советского государства. Для этих целей лучше всего подходила новая форма содержания осужденных – концентрационные лагеря. При этом ее использование являлось общемировой тенденцией в первой половине XX в. До последних дней существования пенитенциарная система СССР практически не изменялась, хотя попытки ее реорганизации предпринимались неоднократно.

Значительные перемены в уголовно-исполнительной системе начали происходить после падения Советского Союза и всей социалистической системы в целом. Первым шагом к возврату к общемировому направлению развития в пенитенциарной сфере стало принятие 18 декабря 1996 г. Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. После вступления Российской Федерации в Совет Европы в 1996 г. уголовно-исполнительная система была передана из МВД России в ведение Минюста России.

Последующими актами, направленными на реформирование уголовно-исполнительной системы, стали Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1314 «Вопросы Федеральной службы исполнения наказаний», который реорганизует систему исполнения наказаний в соответствии с общей реформой исполнительной власти Российской Федерации, и распоряжение Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 1772-р «Об утверждении Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года».

В конце главы автор делает вывод о том, что современные реформы уголовно-исполнительной системы России содержат положения, которые планировалось реализовать еще в ходе реформ 1879 г. В настоящее время благодаря предпринятым мерам уголовно-исполнительная система России активно глобализируется, так как все компоненты, предусмотренные в реформах, уже реализованы в большинстве пенитенциарных систем мира и являются признанными компонентами глобального пенитенциарного права.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, обозначаются перспективы дальнейшей разработки рассматриваемой проблемы.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

Монографии, учебные пособия

  1. Богатырёв В. В. Современные политико-правовые связи личности и государства в Российской Федерации (теоретико-правовое исследова-ние) : монография / В. В. Богатырёв, Ю. К. Волконский. – Брянск : БФ  МосУ МВД России, 2007. – 10,65/5,65 печ. л.
  2. Богатырёв В. В. Гражданское общество и экономические организации (теоретико-правовой аспект) : монография / В. В. Богатырёв, А. В. Красильщиков. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2009. – 8,14/4 печ. л.
  3. Богатырёв В. В. Воздействие национальной и глобальной политических элит на правовую систему России : монография / В. В. Богатырёв, И. В. Дунаева ; Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2009. – 7,91/4 печ. л.
  4. Богатырёв В. В. Правовая глобалистика : учеб. пособие / В. В. Богатырёв ; Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний, Каф. гос.-правовых дисциплин. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2010. – 11 печ. л.
  5. Богатырёв В. В. Особенности правовой системы современного Китая : монография / В. В. Богатырёв, Т. В. Степанова ; Федер. cлужба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2011. – 7,67/ 4 печ. л.
  6. Богатырёв В.В. Глобальные процессы в праве : монография / В. В. Богатырёв ; Федер. служба исполнения наказаний; Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2011. – 12,56 печ. л.

Публикации в рецензируемых научных журналах и изданиях

  1. Богатырёв В. В. Глобальное гражданское общество как основополагающий элемент современного мегаобщества / В. В. Богатырёв // Вестн. Нижегор. ун-та им. Н. И. Лобачевского. Сер. «Право». – 2005. – Вып. 1(8) : Власть и право. – 0,75 печ. л.
  2. Богатырёв В. В. Правовая глобалистика – новый этап развития юридической науки / В. В. Богатырёв // Правовая политика и правовая жизнь. – 2006. – № 3(24). – 0,75 печ. л.
  3. Богатырёв В. В. Глобальное право как закономерный этап правового развития / В. В. Богатырёв // Вестн. Иван. гос. энергет. ун-та.– Иваново, 2006. – Прил.: Актуальные проблемы экономического и социально-гуманитарного знания. – 0,65 печ. л.
  4. Богатырёв В. В. Глобализация правосознания / В. В. Богатырёв // «Черные дыры» в рос. законодательстве. – 2008. – № 1. – 0,7 печ. л.
  5. Богатырёв В. В. Правовая глобалистика / В. В. Богатырёв // Государство и право. – 2008. – № 8. – 0,75 печ. л.
  6. Богатырёв В. В. Глобализация позитивного права / В. В. Богатырёв // Рос. следователь. – 2008. – № 19. – 0,56 печ. л.
  7. Богатырёв В. В. Унификация места и роли судебного прецедента в правовых системах мира и становление его как источника глобального права / В. В. Богатырёв, Е. В. Юдина // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2008. – № 4(9). – 0,8/0,5 печ. л.
  8. Богатырёв В. В. Глобальная элита / В. В. Богатырёв, И. В. Дунаева // Бизнес в законе. – 2009. – № 1. – 0,7/0,5 печ. л.
  9. Богатырёв В. В. Региональная интеграция в современной Африке. / В. В. Богатырёв, Е. А. Волкова // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2009. – № 2(11). – 0,8/0,5 печ. л.
  10. Богатырёв В. В. Закрепление норм морали в глобальном праве как гарантия безопасности современной цивилизации / В. В. Богатырёв // «Черные дыры» в рос. законодательстве. – 2009. – № 3. – 1 печ. л.
  11. Богатырёв В. В. Роль и место юридического опыта в процессе глобализации юридической деятельности / В. В. Богатырёв // Закон и право. – 2010. – № 2. – 0,32 печ. л.
  12. Богатырёв В. В. Принципы права как основной элемент глобального права / В. В. Богатырёв, Н. А. Горшков // Пробелы в рос. законодательстве. – 2010. – № 1. – 0,75/0,5 печ. л.
  13. Богатырёв В. В. Роль и место стран – лидеров цивилизационного процесса в развитии права / В. В. Богатырёв, Н. А. Лукьянов // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2010. – № 2(15). – 1/0,7 печ. л.
  14. Богатырёв В. В. Угрозы Российскому государству в условиях глобализации / В. В. Богатырёв // Вестн. Орл. гос. ун-та. Сер. «Новые гуманитарные исследования». – 2010. – № 4(12). – 0,75 печ. л.
  15. Богатырёв В. В. Роль тюремных конгрессов в глобализации уголовно-исполнительной системы планеты / В. В. Богатырёв // Вестн. Орл. гос. ун-та. Сер. «Новые гуманитарные исследования». – 2011. – № 1(15). – 1,12 печ. л.

Иные публикации

  1. Богатырёв В. В. Конституционализм / В. В. Богатырёв // Актуальные проблемы юриспруденции : сб. науч. тр. – Владимир : ВГПУ, 2001. – Вып. 2. – 0,4 печ. л.
  2. Богатырёв В. В. Отдельный аспект проблемы развития и становления правового государства в России / В. В. Богатырёв // Творческий подход к обучению в высшей школе : материалы междунар. науч.-практ. конф. – Владимир, 2002. – 0,5 печ. л.
  3. Богатырёв В. В. Глобальные демографические проблемы и задачи российской  государственности / В. В. Богатырёв // Воспроизводство населения в современной российском обществе и право человека и гражданина на свободное демографическое поведение : материалы круглого стола. – Владимир, 2002. – 0,4 печ. л.
  4. Богатырёв В. В. Конституционная отрасль в международном праве / В. В. Богатырёв // Актуальные проблемы юриспруденции : сб. науч. тр. – Владимир, 2003. – Вып. 4. – 0,45 печ. л.
  5. Богатырёв В. В. Модели глобализации и право / В. В. Богатырёв // Государство и право в условиях глобализации: проблемы и перспективы : тез. науч. докл. междунар. науч.-практ. конф. – Екатеринбург, 2004. – 0,45 печ. л.
  6. Богатырёв В. В. Глобальное пенитенциарное право / В. В. Богатырёв // Реформа уголовно-исполнительной системы России: состояние, проблемы, перспективы : тез. выступлений участников междунар. науч.-практ. конф. – Рязань, 2004. – 0,5 печ. л.
  7. Богатырёв В. В. Конституция как главный элемент устойчивого развития / В. В. Богатырёв // Актуальные проблемы юриспруденции : сб. науч. тр. – Владимир, 2004. – Вып. 5. – 0,4 печ. л.
  8. Богатырёв В. В. Право и глобальные проблемы / В. В. Богатырёв // Право и государство: проблемы, тенденции, перспективы : сб. науч. ст. / ВЮИ ФСИН России ; [редкол.: В. С. Жеребин и др.]. – Владимир, 2005.
    – 0,45 печ. л.
  9. Богатырёв В. В. Влияние процесса глобализации на человека / В. В. Богатырёв // Актуальные проблемы юриспруденции : сб. науч. тр.
    – Владимир, 2005. – Вып. 6. – 0,3 печ. л.
  10. Богатырёв В. В. Отраcль «права человек» как центральный элемент формирующейся системы глобального права / В. В. Богатырёв // Юридическая наука  в трудах молодых ученых : сб. науч. ст. / ВЮИ ФСИН России ; [редкол.: Б. Ю. Житников и др.]. – Владимир, 2005. – 0,5 печ. л.
  11. Богатырёв В. В. Влияние правового менталитета на принципы права / В. В. Богатырёв, Н. А. Горшкова // Современная пенитенциарная наука: тенденции, перспективы развития : сб. науч. тр. / Владим. юрид. ин-т ; [редкол.: В. М. Морозов (пред.) и др.]. – Владимир, 2006. – 0,5/0,3 печ. л.
  12. Богатырёв В. В. Метод моделирования в глобальном праве / В. В. Богатырёв // Вестн. Владим. гос. пед. ун-та. – 2006. – Вып. 12.
    – 0,75 печ. л.
  13. Богатырёв В. В. Правовой менталитет как основная проблема правовой глобализации / В. В. Богатырёв // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2006. – № 1. – 0,45 печ. л.
  14. Богатырёв В. В. Государство в современном мире / В. В. Богатырёв // Актуальные проблемы юриспруденции : сб. науч. тр. – Владимир, 2006. – Вып. 7. – 0,65 печ. л.
  15. Богатырёв В. В. Современная элита российского общества (проблемы национальной идентификации) / В. В. Богатырёв // Обеспечение взаимных обязанностей государства и личности : материалы межрегион. науч.-практ. конф. («Жеребенские чтения»). – Владимир, 2007. – 0,81 печ. л.
  16. Богатырёв В. В. Принцип равенства перед законом в правовой системе Российского государства / В. В. Богатырёв, Н. А. Горшкова // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2007. – № 2(3). – 0,56/0,4 печ. л.
  17. Богатырёв В. В. Конституционализм как элемент правовой глобалистики / В. В. Богатырёв // PANDECTAE : сб. ст. преподавателей и аспирантов каф. гос.-правовых дисциплин юрид. фак. ВГПУ. – Владимир, 2007. – Вып. 3. – 0,6 печ. л.
  18. Богатырёв В. В. Сущность принципов-идей и принципов-начал в правовой науке / В. В. Богатырёв, Н. А. Горшкова // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2008. – № 1(6). – 0,56/0,4 печ. л.
  19. Богатырёв В. В. Факторы, влияющие на изменения правовой психологии в условиях глобализации / В. В. Богатырёв, Д. В. Гаранина // Юриспруденция в системе российской и мировой науки: опыт, проблемы и перспективы : материалы междунар. симпозиума. – Владимир, 2008.
    – 0,69/0,4 печ. л.
  20. Богатырёв В. В. Особенности современного нормативного регулирования у чеченского народа / В. В. Богатырёв, С. М. Эльмурзаев // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2008. – № 2(7). – 0,6/0,4 печ. л.
  21. Богатырёв В. В. Роль телевидения в формирования глобального сознания / В. В. Богатырёв // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2008. – № 3(8). – 0,5 печ. л.
  22. Богатырёв В. В. Формирование глобального языка как фактор глобализации массового сознания / В. В. Богатырёв // История, теория и практика правового регулирования : материалы междунар. симпозиума.
    – Владимир, 2008. – 0,56 печ. л.
  23. Богатырёв В. В. Ответственность правозащитного движения / В. В. Богатырёв // Гражданская самоорганизация российского общества : сб. теорет.-практ. докл. и сообщ. / под общ. ред. Л. В. Якушевой, Л. А. Чалой. – Владимир, 2009. – 0,37 печ. л.
  24. Богатырёв В. В. Маргинальность как обязательное условие глобализации сознания / В. В. Богатырёв // Российское общество и государство: актуальные проблемы на современном этапе : материалы междунар. науч.-практ. конф. / сост. и общ. ред. А. С. Тимощук ; Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2009. – 0,65 печ. л.
  25. Богатырёв В. В. Глобализация и человек / В. В. Богатырёв // Науч. жизнь. – 2009. – № 4. – 0,4 печ. л.
  26. Богатырёв В. В. Права человека – основной элемент глобального права / В. В. Богатырёв // Права и свободы человека в современном мире (к 15-летию Конституции Российской Федерации и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека) : материалы всерос. науч.-практ. конф., 10 дек. 2008 г. / под общ. ред. В. А. Толстика. – Н. Новгород, 2009. – Т. 1.
    – 0,43 печ. л.
  27. Богатырёв В. В. Правовая доктрина как источник глобального права / В. В. Богатырёв // История и методология правовой науки: тенденции и перспективы : материалы междунар. симпозиума. – Владимир, 2009. – 0,69 печ. л.
  28. Богатырёв В. В. Права и свободы человека как основа формирующегося глобального правового пространства / В. В. Богатырёв // Обеспечение прав человека в условиях современного государства : материалы междунар. науч.-практ. конф., Владимир, 10–11 дек. 2009 г. / Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир, 2009. – 0,44 печ. л.
  29. Богатырёв В. В. Роль и место международного права в стандартизации процессуальных форм при юридической деятельности / В. В. Богатырёв // Актуальные проблемы современного международного права : материалы ежегод. межвуз. науч.-практ. конф., Москва, 9–10 апр. 2010 г. / под ред. А. Х. Абашидзе, М. Н. Копылова, Е. В. Киселевой. – М., 2011.
    – Ч. 2. – 0,62 печ. л.
  30. Богатырёв В. В. Глобальные источники в уголовно-исполнитель-ном праве Российской Федерации / В. В. Богатырёв // Преступление и наказание: теоретическое моделирование, законодательное закрепление, правоприменительная практика : материалы междунар. науч.-практ. конф. (25–27 июня 2010 г.) / под общ. ред. Р. А. Ромашова. – Самара, 2010. – Т. 1 : Преступление: социально-правовая девиация и явление культуры. – 0,5 печ. л.
  31. Богатырёв В. В. Глобально-правовые стандарты как основа унификации прав человека в процессе построения мегаобщества / В. В. Богатырёв // Обеспечение прав человека в условиях современного государства : материалы междунар. науч.-практ. конф., Владимир, 9–10 дек. 2010 г. / Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний ; [редкол.: С. Н. Емельянов (пред.) и др.]. – Владимир, 2010. – Ч. 1. – 0,3 печ. л.
  32. Богатырёв В. В. Соотношение международной и внутригосударственной процессуальных форм судебной деятельности при формировании глобальной юстиции / В. В. Богатырёв // Российский ежегодник международного права, 2010. – 0,56 печ. л.
  33. Богатырёв В. В. Глобализация правового сознания российского социума / В. В. Богатырёв // От правосознания к правовому государству : сб. тез. межвуз. науч. конф., 22 июня 2011 г. / под общ. ред. Е. Г. Багреева. – М., 2011. – 0,56 печ. л.
  34. Богатырёв В. В. Соотношение морали и нравственности в условиях формирования глобального права / В. В. Богатырёв // Актуальные проблемы юриспруденции. – Владимир, 2011. – Вып. 7. – 0,5 печ. л.
  35. Богатырёв В. В. Формирование глобального уголовно-исполни-тельного права и реформирование уголовно-исполнительного законодательства России // Теория права в обеспечении деятельности по исполнению наказания : монография / под ред. Р. Б. Головкина ; Федер. служба исполнения наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир, 2011. – 0,5 печ. л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 68,35 печ. л.

Богатырёв Валерий Викторович

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ПРАВА

________________________________________________________________

Подписано в печать 27.02.12. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 2,79. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования

«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.


1 Чумаков А. Н. Глобализация. Контуры целостного мира : монография. М., 2005. С. 25.

2 Кувалдин В. Глобализация – светлое будущее человечества? // НГ-Сценарии. 2000. № 9. С. 13.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.