WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЖАВОРОНКОВА НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА

ЭКОЛОГО-ПРАВОВЫЕ  ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ  ПРИРОДНОГО И ТЕХНОГЕННОГО ХАРАКТЕРА

12.00.06 – природоресурсное право; аграрное право;

экологическое право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва - 2007

Работа выполнена на кафедре аграрного и экологического права Московской государственной юридической академии

Научный консультант

доктор юридических наук, профессор Краснова Ирина Олеговна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Бобылев Анатолий Иванович

доктор юридических наук, профессор

Бринчук Михаил Михайлович

доктор юридических наук, профессор

Петрова Татьяна Владиславовна

Ведущая организация

Центр стратегических исследований  гражданской защиты Министерства Российской Федерации по делам  гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации стихийных  бедствий

Защита состоится 25 октября 2007 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.03 при Московской государственной юридической академии по адресу: 123995, г. Москва, ул. Садовая Кудринская, 9, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии.

Автореферат разослан «____»___________2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук,

профессор И.В. Ершова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Высокие темпы развития техногенной сферы, повышение роли человеческого фактора, рост потребления природных ресурсов, а также отсутствие устойчивой связи «человек – природа – общество» стали причинами множества природных и техногенных катастроф в ХХ и ХХI вв. Человечество, все более вмешиваясь в природную среду и изменяя ее в соответствии со своими растущими потребностями, остается относительно беззащитным перед разрушительным воздействием крупномасштабных чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

По данным ООН, за последние 20 лет на нашей планете в результате стихийных бедствий и катастроф погибли более 3 миллионов человек. На территории России в 2005 г. произошло 2720 чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в результате чего погибли 5637 человек, пострадали 4 945 523 человека1. Эти тенденции имеют сегодня высокие темпы развития, позволяющие с большой долей уверенности полагать, что в XXI в. ситуация не изменится в лучшую сторону, а будет усугубляться, неся новые угрозы существованию и развитию человеческого общества. Эти же тенденции проявляют себя и в России.

Государство обязано принять и принимает на себя основные обязательства, связанные с предупреждением негативных последствий для жизнедеятельности общества, смягчением их наступления и защитой от них населения и территорий.

Явления и катастрофы природного и техногенного характера, опасные для жизни и здоровья людей, окружающей среды, в российской правовой доктрине и законодательстве именуются экологическими бедствиями и чрезвычайными ситуациями. По данным Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РФ (МЧС России), ежегодно доля чрезвычайных ситуаций возрастает на 5–7%. Вместе с ростом числа чрезвычайных ситуаций растет их негативное влияние на окружающую среду.

Ущерб, наносимый чрезвычайными ситуациями здоровью человека и природной среде, вполне сопоставим с ущербом, причиненным загрязнением окружающей среды от обычной деятельности крупных промышленных предприятий.

Однако анализ правового регулирования эколого-правовых проблем обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях и практики его применения выявил несовершенство законодательства, отсутствие четкой государственной политики, недостатки механизма управления в данной сфере общественных отношений. Действующее законодательство не обеспечивает эффективную защиту экологических прав граждан, соблюдение требований экологической безопасности и адекватное устранение вреда, причиненного окружающей природной среде авариями и катастрофами техногенного и природного характера. Недостаточно учитываются экологические проблемы при осуществлении государственного управления в области снижения рисков чрезвычайных ситуаций и минимизации их последствий.

Актуальность теоретического исследования по обозначенной теме обусловлена необходимостью формирования адекватного потребностям защиты личности, государства и всего общества законодательства и эффективного механизма его реализации при решении эколого-правовых проблем обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера.

Степень научной разработанности темы исследования. Научное изучение и практическое решение проблем обеспечения безопасности представляет известную сложность, предопределенную тем, что это достаточно новая и динамично развивающаяся в системе отрасли экологического права группа общественных отношений, обладающая такими качественными особенностями организационно-правового, системно-структурного и компетенционного характера, которые диктуют необходимость их исследования как во взаимосвязи с экологическими правоотношениями общего характера, так и во взаимосвязи друг с другом, комплексно. Наиболее заметные научные исследования по проблемам обеспечения защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечения экологической безопасности отражены в трудах ведущих специалистов в области экологического права: А.И. Бобылева, С.А. Боголюбова, М.М. Бринчука, М.И. Васильевой, Н.Н. Веденина, А.К. Голиченкова, О.Л. Дубовик, Н.А. Духно,  Т.В. Злотниковой, И.А. Игнатьевой, О.С. Колбасова, И.О. Красновой, О.И. Крассова, В.В. Петрова, Т.В. Петровой, А.С. Шестерюка и других авторов.

Отдельные проблемы правового регулирования обеспечения экологической и промышленной безопасности были освещены в работах Г.И. Азарова, С.Л. Байдакова, В.А. Грачева,  В.В. Гущина, В.П. Виноградова, Е.В. Кловач, И.В. Кудриной, В.Н. Лопатина, Г.И. Осипова, Г.П. Серова, В.И. Сидорова  и др.

Проблемы управления чрезвычайными ситуациями были рассмотрены в работах Н.И. Архипова, В.В. Кульбы, Б.Н. Порфирьева и др.

Специальные исследования были посвящены отдельным экологическим проблемам обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях, в частности, правовой режим экологически неблагополучных территорий (А.Н. Горбачев); возмещение вреда, причиненного стихийными бедствиями (А.П. Москалец); проблемы предупреждения стихийных бедствий и ликвидации их последствий (В.А. Евстигнеев) и др.

Труды названных ученых внесли большой вклад в науку экологического права и нашли отражение в настоящем диссертационном исследовании.

Вместе с тем проведенное нами комплексное исследование показало, что в настоящее время эколого-правовые проблемы обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, как теоретического, так и практического характера, до настоящего времени не получили достаточного развития в науке и нуждаются в дальнейшем научном осмыслении, а практика их применения – в дальнейшем совершенствовании.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с решением комплекса эколого-правовых проблем, возникающих при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера.

Предмет исследования составляет система правовых и организационных мер, направленных на защиту экологических прав граждан, обеспечение экологической безопасности, охрану окружающей природной среды в процессе предупреждения чрезвычайных ситуаций, действий в их условиях и ликвидацию последствий аварий и катастроф природного и техногенного характера.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в том, чтобы на основе комплексного теоретического и эмпирического изучения правовых норм, регулирующих эколого-правовые проблемы обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях, а также правоприменительной практики на федеральном уровне, уровнях субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, сформулировать основные положения государственной правовой политики снижения рисков чрезвычайных ситуаций и смягчения их последствий, выработать предложения по совершенствованию действующего законодательства и механизма государственного управления в данной сфере общественных отношений.

Эта цель достигается посредством решения следующих задач:

- исследование понятийного аппарата, используемого в законодательных и иных нормативных правовых актах для регулирования обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях;

- выявление роли и специфики механизма действия права в чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера;

- исследование конституционных основ обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях и действующего законодательства в данной сфере; разработка предложений по совершенствованию эколого-правового регулирования общественных отношений по предупреждению чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий;

- разработка концепции развития законодательства в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;

- анализ зарубежного опыта регулирования эколого-правовых проблем обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях;

- комплексное исследование организационного механизма реализации законодательства в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций на федеральном, региональном и местном уровнях;

- выявление специфики и сущности государственного управления в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях;

- исследование системы и функций органов государственного управления в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций;

- обоснование наиболее эффективных направлений совершенствования механизма  управления в данной сфере общественных отношений.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные диалектические методы познания, методы и приемы современной социологии и экономической теории, теории управления. Характер проблем, сформулированных и исследуемых в диссертации, обусловил системно-структурный подход к изучению проблем административно-правовой субординации в системе и структуре органов власти, осуществляющих управления в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях. Исследование проводилось на основе метода сравнительного правоведения. Для уяснения современных подходов к исследованию обозначенных вопросов проведены исторический анализ и сопоставление различных методов правового регулирования и управления. Общетеоретические положения конституционного, административного, гражданского, экологического права экстраполированы на конкретные отношения в исследуемой области отношений.

Эмпирической основой исследования послужили зафиксированные в официальной отчетности данные о работе уполномоченных органов исполнительной власти, материалы обсуждений проектов законов, практика деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Нормативную базу составили такие основополагающие правовые акты, как: Конституция Российской Федерации2, федеральные конституционные законы, федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, законы субъектов Российской Федерации, нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, нормативные правовые акты органов местного самоуправления, регулирующие общественные отношения в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера.

Теоретической основой исследования являются научные труды специалистов в области теории права, теории управления, ведущих ученых в иных областях знаний. Эти материалы используются прежде всего в качестве базы для формулирования исходных положений и разработки методики исследования. Особое внимание уделено трудам специалистов в области конституционного и административного права применительно к вопросам, затрагиваемым в диссертационном исследовании. Основу работы составили труды ученых, ведущих исследования по широкому кругу вопросов, касающихся охраны окружающей среды, обеспечения экологической безопасности, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

В работе исследованы положения, сформулированные в работах ученых – специалистов в области экологического права: А.И. Бобылева, С.А. Боголюбова, М.М. Бринчука,  М.И. Васильевой, Н.Н. Веденина, А.К. Голиченкова, О.Л. Дубовик, Н.Г. Духно, Б.В. Ерофеева, И.А. Игнатьевой, А.И. Иойрыша, Б.Д. Клюкина, О.С. Колбасова, И.О. Красновой, О.И. Крассова, В.В. Круглова, Г.И. Осипова, В.В. Петрова, Т.В. Петровой, Г.В. Чубукова, Ю.С. Шемшученко, А.С. Шестерюка и других ученых.

Рассмотрение теоретико-правовых проблем осуществлялось на основе трудов ученых-юристов, специалистов в области теории права, конституционного, административного, гражданского права: С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева,  Г.В. Атаманчука, Г.В. Барабашева, В.В. Баранчикова, И.Л. Бачило,  Д.Н. Бахраха, Ю.М. Козлова, Е.А. Козловой, О.Е. Кутафина, Б.М. Лазарева, В.В. Лазарева,  А.В. Малько, Н.И. Матузова, Н.А. Михалевой, В.П. Мозолина, Л.А. Морозовой,  А.Е. Лунева, И.И. Овчинникова, Ю.А. Тихомирова, Ю.К. Толстого, Б.Н. Топорнина, В.И. Фадеева, В.Е. Чиркина, К.Ф. Шеремета и др.

В ходе исследования были изучены работы специалистов в области теории национальной безопасности России: В.А. Акимова, Н.И. Архипова, Б.Н. Порфирьева, Ю.Л. Воробьева, Е.Г. Грацианского, В.В. Кульбы, В.А. Легасова, Н.А. Махутова,  А.А. Прохожева, С.Г. Харченко, Ю.Г. Шпаковского и др.

Научная новизна работы. Работа представляет собой первое комплексное, монографическое исследование эколого-правовых проблем обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. В работе на основе многофакторного анализа экологических проблем, имеющих решающую роль в системе национальной безопасности России, разработаны теоретические, организационные и нормативные правовые основы предупреждения негативного воздействия чрезвычайных ситуаций и их последствий на окружающую среду и здоровье населения. На основании проведенного анализа механизма управления обеспечением безопасности при чрезвычайных ситуациях на уровне Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований определена роль права в данной сфере, исследован понятийный аппарат, выработаны предложения, направленные на оптимизацию и совершенствование действующего законодательства и повышение эффективности организационного механизма в сфере снижения рисков чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и минимизации их экологических последствий.

На защиту выносятся следующие основные  положения, отражающие новизну диссертационного исследования:

1. Правовая природа режима чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, как паллиатива режиму чрезвычайного положения, характеризуется оперативностью, упрощением порядка принятия необходимых организационных, экономических, экологических и социальных мер, направленных на предотвращение и минимизацию последствий чрезвычайных ситуаций, включая систему мер по реабилитации экологически неблагополучных территорий.

2. В настоящее время отсутствует единый, однозначно определенный понятийный аппарат в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях. На фоне множественности определений, таких как: «источник», «причина», «условия», «вид и тип» чрезвычайной ситуации, по-разному трактующихся в законодательных актах и ГОСТах, отсутствует легальное определение таких ключевых понятий как: техногенные и природные чрезвычайные ситуации; экологическое бедствие, стихийное бедствие, экологически неблагополучные территории, зона экологического бедствия. Отсутствуют наиболее важные базовые понятия, такие как: жизненно важные экологические интересы и состояние защищенности жизненно важных экологических интересов, являющихся критерием экологической безопасности населения и территорий. Их предлагается определить через экологические потребности, обеспечивающие достойную жизнь в окружающей среде и понимаемые как необходимый и достаточный уровень качества окружающей среды, который надежно обеспечивает безопасное существование и развитие личности, общества и государства. Под состоянием «защищенности жизненно важных интересов» необходимо понимать такое состояние окружающей природной среды, которое позволяет обеспечивать право граждан на благоприятную окружающую среду; удовлетворять совокупность наиболее важных экологических, экономических и социальных потребностей личности.

Необходимо законодательное закрепление понятийного аппарата, дающего возможность единообразного понимания и применения классифицирующих  признаков чрезвычайных ситуаций различного характера и их последствий.

  3. В зависимости от характера источника чрезвычайных ситуаций: техногенные, вызванные антропогенной деятельностью человека, и природные – не зависящие от воли человека и являющиеся последствием естественных природных процессов, оцениваются последствия их воздействия на окружающую среду. Чрезвычайные ситуации природного характера вызваны порождающими факторами  окружающей природной среды и значимы для самой окружающей среды. Подобные ситуации вызывают негативные последствия для людей, их жизни, здоровья, имущества, охраняемых законом прав. Чрезвычайные ситуации техногенного характера влекут негативные последствия для окружающей природной среды. Для человека важнейшей задачей в случае чрезвычайной ситуации природного характера являются  прогнозирование и минимизации ее последствий, а в случае чрезвычайной ситуации техногенного характера – профилактика (нормирование, экспертиза, лицензирование, контроль и т.д.) ее возникновения и устранение негативных изменений в состоянии окружающей среды.

4. Роль права в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях проявляется в том, что потребность в праве возрастает, право приобретает догматический, силовой и авторитарный характер. Изменяется содержание и процесс реализации права, приобретающих форму чрезвычайного административного режима особого положения, специфика которого определяется в каждом конкретном случае чрезвычайной ситуации руководителем аварийно-спасательных работ. Такое положение необходимо изменить. Право должно приобрести черты публичности, открытости, процедурности, что необходимо для защиты прав личности в экстремальных  ситуациях.

5. Правовые нормы, регулирующие различные аспекты безопасности при чрезвычайных ситуациях, содержатся в различных отраслях права: конституционном, административном, экологическом, гражданском, уголовном и др. Наиболее комплексно и полно правовые нормы в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций аккумулируются в экологическом праве и фактически являются основными и доминирующими в содержании института экологической безопасности населения и территорий.

Вместе с тем в силу совокупности обстоятельств и причин объективного характера (значительный рост числа природных и техногенных аварий и катастроф, увеличение размеров ущерба, причиненного окружающей среде и здоровью населения) и субъективного характера (ведомственный интерес при формировании законодательства; концентрация управленческих функций по нормотворчеству, мониторингу, контролю, надзору, оказанию государственных услуг в руках МЧС России) сформировалась сфера правоотношений, которая позволила возникнуть комплексной отрасли законодательства, определяемой в доктрине как «право чрезвычайных ситуаций». Эта отрасль, хотя и  взаимосвязана с другими отраслями, охватывает специфические виды отношений, требующие самостоятельного, юридически своеобразного регулирования.

Предмет отрасли «Право чрезвычайных ситуаций» включает сложный комплекс общественных отношений, возникающих в процессе предупреждения чрезвычайных ситуаций, действий в условии режима чрезвычайной ситуации (либо чрезвычайного положения), ликвидации последствий аварий и катастроф природного и техногенного характера. Данная отрасль регулируется разветвленной системой источников права, как собственных, так и относящихся к другим отраслям законодательства при наличии головного базового комплексного Закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Право чрезвычайных ситуаций частично охватывает экологические отношения, и в этой сфере законодательство о чрезвычайных ситуациях должно развиваться на основе общих принципов, задач и доктрин экологического права.

6. Анализ совокупности документов, носящих стратегический характер, например «Концепция национальной безопасности России», «Экологическая доктрина Российской Федерации», «Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» и другие, показывает необходимость разработки общегосударственной доктрины в сфере снижения рисков чрезвычайных ситуаций и смягчения их последствий, основу которой должна составить правовая доктрина, включающая, наряду с иными компонентами, систему научно обоснованных представлений о формировании правовой политики государства в данной сфере. Эта  доктрина должна базироваться на принципах теории устойчивого развития и положениях «Концепции национальной безопасности России» и закреплять, в частности, государственную эколого-правовую политику в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. 

7. Элементы эколого-правовой политики в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях включают в себя цель, задачи, принципы, механизм координации деятельности субъектов реализации, адекватный механизм финансирования.

Главной целью такой политики должно стать создание оптимального правового механизма регулирования экологических проблем на стадиях предупреждения чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий, как на краткосрочный период (в период действия административного режима чрезвычайной ситуации), так и на долгосрочный период, учитывая латентный характер последствий чрезвычайных ситуаций.

Достижение этой цели предполагает решение следующих основных задач: формирование в законодательно закрепленных экологических требованиях, направленных на: снижение риска чрезвычайных ситуаций и минимизацию их последствий; правовых гарантий, обеспечивающих соблюдение прав граждан на благоприятную окружающую среду и формирование достаточной юридической ответственности и, в первую очередь, механизма возмещения вреда, причиненного окружающей среде крупномасштабными авариями и катастрофами, вызванными виновными действиями; установление многообразия правовых режимов экологически неблагополучных территорий, детальной процедуры установления и снятия статуса кризисной территории; механизма финансирования мер по реабилитации таких территорий. Достижение указанных целей потребует принятия пакета нормативных  правовых актов, последовательно и комплексно обеспечивающих решение эколого-правовых проблем обеспечения безопасности населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

8. Концепция развития законодательства, являющаяся неотъемлемым элементом эколого-правовой доктрины обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях, включает:

- теоретические основы системы законодательства о чрезвычайных ситуациях;

- оценку существующей законодательной базы в области регулирования проблем безопасности при чрезвычайных ситуациях; сравнительный анализ зарубежного законодательства в данной области;

- уровень и очередность  законодательного решения экологозначимых проблем в области предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий;

- выработку единой терминологии и понятийного аппарата для пакета законодательных актов в данной сфере;

-  перечень законодательных актов, которые необходимо разработать и принять для комплексного обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях; последовательность разработки законодательных актов;

- разработку концепции отдельных законодательных актов, согласование положений смежных законов в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях.

9. Анализ действующего законодательства показывает, что в настоящее время отсутствует адекватный правовой механизм регулирования правового режима так  называемых «экологически неблагополучных территорий», таких как: зоны экологического бедствия; зоны стихийного бедствия; территории, пострадавшие в результате крупномасштабных техногенных и природных катастроф.

Целесообразно разработать и принять комплексный закон об экологически неблагополучных территориях, определяющий: понятие экологически неблагополучных территорий; их классификацию; порядок придания им соответствующего правового статуса, условия и процедуру снятия указанного статуса; порядок финансирования мер, направленных на реабилитацию негативных экологических последствий в зависимости от категории кризисных территорий.

10. В Российской Федерации ныне реализуется ряд федеральных целевых программ (ФЦП) в том числе в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях, например ФЦП «Снижения рисков чрезвычайных ситуаций и минимизации их последствий». В их содержании недостаточно учтены экологические факторы, в частности,  мероприятия по снижению экологических рисков природных и техногенных катастроф, стабилизации экологической ситуации в зонах чрезвычайной ситуации, а также адекватной системы мер, направленных на финансирование мероприятий по выводу пострадавших территорий из кризисного состояния. Разделы «Экологическая безопасность населения и территории» и «Риски возникновения чрезвычайных ситуаций» должны быть практически в каждой ФЦП и соответствовать основным целям, задачам, объему выделяемых ресурсов.

11. Административная реформа изменила систему федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих государственное управление в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях и привела к частичному нарушению системных связей в сфере правового регулирования экологической безопасности, умалению роли института экологической экспертизы, единого надзора в экологической сфере, дублированию разрешительных полномочий в сфере обеспечения промышленной безопасности, передаче ряда полномочий на уровень субъектов Российской Федерации и уровень муниципальных образований без соответствующего ресурсного и финансового обеспечения. В результате система государственного управления в области защиты населения и территорий от  чрезвычайных ситуаций не корреспондируется с задачами охраны окружающей  среды.

Устранение указанных недостатков требует создания самостоятельного федерального агентства, обеспечивающего комплексный подход к экологической  безопасности, устранению экологических последствий чрезвычайных ситуаций, вызванных загрязнением или иным негативным воздействием на окружающую природную среду, в том числе и в результате техногенных аварий и катастроф.

12. Анализ системы и функций органов государственного управления в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций выявил необходимость принятия ряда политико-правовых, организационных и законотворческих решений,  к ним  можно  отнести:

- создание и передача уполномоченному федеральному агентству части функций по предупреждению чрезвычайных ситуаций, включая прогнозирование, лицензирование, декларирование, экспертизу, государственный контроль и надзор за деятельностью объектов повышенной опасности, сосредоточив функции МЧС России на проведении мероприятий по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций; при этом полномочия по долгосрочной реабилитации экологически неблагополучных территорий следует возложить на Министерство природных ресурсов РФ;

- введение эколого-экономических критериев эффективности государственного управления с учетом роста и масштабов чрезвычайных ситуаций, такие как учет предотвращенного ущерба на различных территориальных уровнях, уголовная  ответственность за потенциальный и причиненный ущерб, обязательное страхование рисков;

- восстановление в качестве объектов государственной экологической экспертизы технико-экономических обоснований намечаемой хозяйственной деятельности, связанной с повышенными рисками антропогенного воздействия на окружающую среду;

- дальнейшая передача части функций по обеспечению безопасности населения и территорий от МЧС России субъектам Российской Федерации, при этом укрепив системы обеспечения безопасности наиболее значимых для  страны потенциально опасных производственных объектов и системы реагирования на аварии общефедерального уровня;

- обеспечение эффективной координации контрольно-надзорных функций органов государственной власти по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций на всех уровнях власти и управления путем создания  информационно-  аналитической  мониторинговой службы в рамках МЧС России.

13. Анализ действующего законодательства, практики его реализации, государственных концепций и программ в сфере снижения рисков чрезвычайных ситуаций и смягчения их последствий позволяет сделать ряд выводов и обобщений. На уровне высших органов государственной власти происходит разработка новых, более общих и системных целей в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях, в частности: намечены контуры долгосрочной стратегии развития страны с учетом концепции техногенного и природного риска, обеспечения устойчивого, безопасного развития: это проявляется в индикативном планировании, переходе на трехлетние плановые циклы, формировании пакета федеральных целевых программ, концепций, доктрин. Определены параметры концепции законотворческой работы в данной области, например в Концепции федеральной системы мониторинга критически важных объектов и потенциально опасных объектов инфраструктуры Российской Федерации.

Вместе с тем  необходимо:

- предусмотреть использование методологии «управление риском», включающей моделирование и прогнозирование всей совокупности условий, которые могут привести к негативным экологическим последствиям, в том числе и к чрезвычайным ситуациям;

- дополнить Бюджетный кодекс РФ и Федеральный закон «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» более детальной правовой регламентацией  процедуры разработки, приоритетности и комплексности экологозначимых мероприятий, включаемых в целевые программы.

- использовать при разработке программ развития территорий методологию  целевого и программно - целевого управления как вероятностную модель  минимизации возникновения риска чрезвычайных ситуаций.

14. Управление чрезвычайными ситуациями на муниципальном уровне характеризуется отдельными противоречиями между федеральными законами о полномочиях и ответственности органов местного самоуправления в части исполнения переданных  (делегированных) «государственных» функций по защите от чрезвычайных ситуаций. Для устранения указанных противоречий необходимо:  обеспечить соответствующими ресурсами органы местного самоуправления, как  выполняющих государственные полномочия по защите от чрезвычайных  ситуаций, установить новый упрощенный порядок организации управления и механизм действия в чрезвычайных ситуациях на уровне поселений и муниципальных образований в рамках Единой  Российской системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (далее – РСЧС).

Практическая значимость исследования заключается в том, что предложения и рекомендации, сформулированные в работе, могут быть использованы в правотворческой деятельности, направленной на совершенствование действующего законодательства; в правоприменительной практике органов государственной власти и местного самоуправления в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях; в процессе преподавания экологического права в ведущих юридических и технических высших учебных заведениях России и других стран СНГ.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре аграрного и экологического права Московской государственной юридической академии.

Основные выводы и положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, обсуждались на кафедре аграрного и экологического права МГЮА, нашли отражение в опубликованных автором монографиях и научных статьях. Результаты исследования использованы автором при: разработке проектов законодательных и иных нормативных правовых актов в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера; подготовке аналитических материалов и отчетов в рамках Федеральной целевой научно-технической программы «Безопасность населения и народнохозяйственных объектов с учетом риска возникновения природных и техногенных катастроф» (ФНТП «Безопасность) 1993 – 2001 гг.; подготовке в качестве руководителя  проекта «Методические рекомендации для должностных лиц и руководителей муниципальных образований первого и второго уровня по реализации положений Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131 в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечения пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах» 2006 г.; реализации проекта МЧС России «Гармонизация законодательства стран – участников СНГ в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях» 2000 – 2002 гг.

Структура диссертационного исследования определяется его предметом и включает введение, четыре главы, заключение и библиографию.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и научная новизна темы диссертационного исследования, определяются цели, задачи, объект и предмет исследования, отражаются методологическая, теоретическая и эмпирическая основы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также определяется практическая значимость работы.

В первой главе «Методологические основы правового обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях» исследуются проблемы эффективности и достаточности понятийного аппарата, роли права как императивного регулятора отношений в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях,  правового регулирования общественных отношений в данной сфере в различных отраслях права; позволяющие раскрыть субстанцию феномена чрезвычайных ситуаций.

В первом параграфе «Понятийный аппарат обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях» обосновывается тезис о том, что одной из важнейших проблем формирования адекватного правового механизма защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуациях является наличие достаточного понятийного аппарата, позволяющего обеспечить комплексный, единообразный подход при формировании законодательства в данной сфере общественных отношений.

Диссертант считает, что потенциальная возможность унифицированного подхода к пониманию эколого-правовых проблем и в том числе проблем обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях тесно связана с необходимостью не только дальнейшего развития и совершенствования законодательства, но и создания механизма адаптации, своеобразного «перевода», в частности, естественно-научной лексики в терминологию нормативного правового характера. Особенно это важно для кризисных ситуаций, требующих немедленной и адекватной реакции как населения, так и органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц, действующих в режиме чрезвычайных ситуаций. Как справедливо отмечает О.Л. Дубовик, к особенностям экологического права относится специфичность терминологии. Многие акты, особенно подзаконные, ведомственные, насыщены естественно-научной терминологией, в первую очередь отражающей понятия и процессы физики, химии, биологии и других наук. «Имеется и второй аспект – специализированность юридического языка в целом, или скорее узкопрофессиональная ориентированность текстов нормативных правовых актов»3.

Противоречивость, не комплексность, а зачастую и отсутствие необходимой легальной терминологии порождают значительные проблемы, как с позиции эффективности юридической техники при разработке нормативной базы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, так и с позиции правоприменительной практики. По мнению диссертанта, важнейшая правоприменительная проблема  заключается в точной квалификации чрезвычайной ситуации, которая должна определять экономические механизмы в сфере снижения рисков и смягчения последствий чрезвычайных ситуаций, включая компенсационные издержки на восстановление нарушенного экономического и экологического потенциалов пострадавшей территории, проведение экологических мероприятий, оказание помощи пострадавшему населению. Но самое важное – точная юридическая квалификация чрезвычайной ситуации должна определять всю стратегию действий уполномоченных юридических и должностных лиц, а также стратегию поведения населения в зоне чрезвычайной ситуации. Автор считает, что понятие и уровень чрезвычайной ситуации, установленный в соответствии с данной юридической квалификацией, должны определять:

– масштабы и порядок действий органов государственной власти на уровне Федерации, субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных организаций (например, общественных формирований спасателей), включая определение стратегии и тактики поведения всех юридических лиц и населения в зоне чрезвычайной ситуации;

– характер и порядок действий специально уполномоченных государственных органов в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях, стратегию и тактику их поведения в зоне чрезвычайной ситуации;

– размер и характер государственных компенсаций (финансовых и материальных) пострадавшим территориям (включая восстановление нарушенных свойств окружающей природной среды) и населению из специализированных бюджетных фондов предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций;

– размер компенсаций страховых компаний юридическим и физическим лицам при страховании гражданско-правовой ответственности при чрезвычайных ситуациях.

В настоящее время отсутствует единый, однозначно понимаемый понятийный аппарат в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях.

Легальное понятие чрезвычайной ситуации дано в Федеральном законе от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Он устанавливает, что чрезвычайная ситуация – это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей.

Из приведенного понятия мы видим, что наличие возможности наступления определенных данным Законом последствий в связи с экстремальным событием также является важнейшим основанием отнесения его к чрезвычайной ситуации. Вместе с тем законодатель не дает четкого ответа на вопрос, действуют ли перечисленные критерии одновременно, или достаточно одного из них или двух. Диссертант отмечает, что Закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» не дает определения понятий значительный материальный ущерб, ущерб здоровью людей или окружающей природной среде, нарушение условий жизнедеятельности людей применительно к условиям чрезвычайной ситуации.

Важность точного правового определения понятийного аппарата обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях определяется и тем, что оно необходимо для создания оптимального режима деятельности уполномоченных органов как на федеральном уровне, так и на уровнях субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Диссертант полагает, что особую роль в решении данной проблемы играет классификация чрезвычайных ситуаций, которую необходимо рассматривать как основание для выделения различных видов чрезвычайных ситуаций по определенному  критерию для решения следующих задач:

- установление единых требований и подходов к предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций;

- детализация и учет опасных факторов, которые могут быть источниками чрезвычайных ситуаций;

- разграничение полномочий и ответственности между различными уровнями ответственности по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций;

- создание базы для проведения научно-исследовательских, методических и практических работ предупредительного характера с целью снижения риска чрезвычайной ситуации;

- создание основы для легитимации признания ущерба для населения, окружающей среды от чрезвычайных ситуаций как последствий действий, бездействия организаций и должностных лиц.

Чрезвычайные ситуации в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2007 г. № 304 «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» подразделяются на локальные, муниципальные, межмуниципальные, региональные, межрегиональные и федеральные в зависимости от территории, на которой сложилась чрезвычайная ситуация и нарушены условия жизнедеятельности людей (зона чрезвычайной ситуации); количества людей, погибших или получивших ущерб здоровью; либо размера ущерба окружающей природной среде и материальных потерь.

Данную классификацию диссертант считает не очень удачной по следующим причинам:

- при определении вида чрезвычайной ситуации используются одновременно несколько разнотипных критериев, что на практике вызывает множество проблем, связанных с приданием такой ситуации официального статуса;

- достаточно сложно определить ущерб окружающей среде, так как в экологическом законодательстве и законодательстве о защите населения и территорий такого понятия не содержится. В федеральном законе «Об охране окружающей среды» определяется вред окружающей среде как негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее деградацию естественных экологических систем;

- «нарушение условий жизнедеятельности» также не может быть определено, так как не выработаны критерии, характеризующие необходимые условия жизнедеятельности;

- отсутствует такая категория, как трансграничная чрезвычайная ситуация, что не соответствует современным реалиям, когда чрезвычайная ситуация происходит за пределами территории Российской Федерации, но поражающие факторы оказывают негативное воздействие на окружающую среду и здоровье населения России.

По мнению автора, для реализации эффективной законотворческой политики в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций следует:

- специально выделить и определить базовые понятия «опасность» и «безопасность» как правовые категории равнозначно применимые к человеку, населению, территории, природной среде и отдельным ее компонентам, развитию и, или «устойчивости», жизнеобеспечения;

- сформулировать и закрепить в законодательстве такие понятия как техногенные и экологические факторы опасности, уточнить понятия «причина», «источник», «угроза», «экологическая опасность» с учетом комплексной оценки опасностей;

- унифицировать терминологию, применяемую в ведомственных нормативных актах, прибегнув к изданию специального глоссария терминов по экологической  безопасности  и  чрезвычайным ситуациям.

- внести изменения в базовый Федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» в части принятия дополнительного раздела «Понятия и определения». Принять специальный технический регламент «Термины и определения в области обеспечения безопасности от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

       Во втором параграфе «Значение права в обеспечении безопасности при чрезвычайных ситуациях» диссертантом обоснована необходимость изучения действия права в чрезвычайных ситуациях для определения того, какие стороны таких ситуаций релевантны к формированию и реализации права, как они влияют на эти процессы, на их организационно-ресурсную основу, как сказываются на правовом поведении субъектов, а следовательно, на результативности права.

Право выступает как система правовых актов, совокупность норм, устанавливающая субъективные права и обязанности, т.е. полномочия, которыми обладают физические и юридические лица, иные субъекты в рамках не только правоотношений, но и вне их, как некоторый принятый порядок отношений, действий, реакций и т.д.

Сложность определения роли права в формировании принципиально нового подхода к системе «человек – природа» представляется не «внутренней» проблемой, как отмечает А. Шестерюк, а «принципиальной методологической трудностью эколого-правовой теории; не в присутствии “субъективного фактора”».4

Диссертант отмечает, что важной проблемой является определение места права как регулятора общественных отношений в суперсистемах, к которым принадлежат отношения: человек – общество – природа – антропогенная среда.

Причины и источники экологических проблем кроются в большинстве случаев не в естественных экологических процессах, а в непонимании сущности, смысла и целей человеческой деятельности. Автор полагает, что коль скоро проблемы чрезвычайных ситуаций в большей степени порождены нами самими и являются прямым результатом антропогенной деятельности, необходимо не столько устранять последствия, сколько предупреждать их появление, не только ограничивать природопользование, но исходить из примата жизни, примата неразрывности законов развития человека и природы.

Роль права в решении экологических проблем не вызывает острых дискуссий, другое дело – право чрезвычайных ситуаций, или правовые проблемы экологической безопасности. Здесь не существует общепризнанной точки зрения и устоявшихся мнений, но есть много вопросов теоретического, практического и методологического характера. Прежде всего хотелось обратить внимание на сам предмет правового регулирования. Отношения, складывающиеся в фазе как «предупреждения» так и «ликвидации» чрезвычайных ситуаций, носят крайне выраженную специфику. Любая чрезвычайная ситуация усиливает потребность в четком, жестко определенном поведении, направленном на преодоление и ликвидацию последствий.

Чрезвычайная ситуация должна устраняться, преодолеваться, т.е. целенаправленно, с помощью дополнительных усилий, удерживаться в некоторых рамках и на этой основе трансформироваться в нормальную, естественную ситуацию.

Законодатель должен прежде всего оценить потенциальную опасность чрезвычайной ситуации, риск как неизбежного явления, сопутствующего технологическому этапу развития общества. Целью законодательства и, следовательно, права в области предупреждения чрезвычайных ситуаций является, по мнению диссертанта, избрание определенной, наиболее эффективной государственной экологической, социально-экономической, научно-технической стратегии развития государства.

Далее диссертант отмечает, что право чрезвычайных ситуаций как никакая другая сфера правового регулирования нуждается в реальном и постоянном подтверждении и отстаивании доктрины прав личности, несмотря на очевидную опасность чрезвычайных ситуаций.

Поэтому мы называем его «обязывающим», а не «дозволительным» правом. Действительно, особый режим деятельности, особые отношения не предполагают широкой свободы выбора и соблюдения большого числа демократических институтов поддержки. Напротив, свободы временно ограничиваются, права (во время установления режима чрезвычайного положения или чрезвычайной ситуации) государственных органов и государства в целом расширяются. Это нередко дает импульс к наращиванию принудительного воздействия, ужесточению принудительных мер и инструментов. И тогда процесс, который с помощью  обязывающих юридических средств, как казалось, должен был бы привести к наступлению запрограммированного результата, прерывается, и ожидаемый результат не наступает. Нормальные, привычные условия жизнедеятельности сменились на необычные, экстремальные, а наше сознание (тем более, юридические институты) продолжают работать в прежнем режиме.

Диссертант отмечает, что императивность и догматизм права не отрицают, а наоборот, предполагают дискретность и вариабельность поведения при чрезвычайных ситуациях в зависимости от их характера, масштабов, локализации, величины ущерба и количества пострадавших людей. 

Существующий уровень правового регулирования требует  консолидации правовых институтов прежде всего экологического права, административного права, нормативов и правил безопасности, управления риском в некий единый блок законодательства со своей соподчиненностью и институциализацией правовых форм. Консолидация права неразрывно связана с системностью права. В развитых правовых системах на общественную жизнь эффективно воздействуют не отдельно взятые, сравнительно изолированно существующие правовые нормы, иные правовые средства (хотя бы и приведенные в устойчивые, институализированные правовые формы), а законодательные системы, комплексы, отрасли порой довольно сложно организованные. Именно через системы правовых средств обеспечивается многостороннее правовое воздействие на общественные отношения, складывающиеся в многообразии форм осуществления безопасности. В законодательстве о чрезвычайных ситуациях учитываются интересы различных субъектов, в полной мере реализуются в юридическом и социальном плане глубокие правовые начала, надежно юридически гарантируются правовые позиции субъектов. Закономерно возникает вопрос о необходимости не только отраслевой специализации законодательства о чрезвычайных ситуациях, но и необходимости его кодификации.

Во-первых, уже можно говорить о формировании отдельной ветви законодательства чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Во-вторых, следует отметить постепенное расширение понятия «чрезвычайные ситуации» и применимость категорий «экологическая безопасность» и «оценка риска» как синтетической, комплексной отрасли законодательства, вбирающего в себя и чрезвычайные ситуации. Если в настоящее время сложно объединить в одну отрасль законодательства всю совокупность актов по экологической, технологической, промышленной безопасности, рискам, чрезвычайным ситуациям, то кодификация законодательства будет весьма эффективна  прежде  всего  в  практическом плане.

Соединить правовые средства, используемые при формировании законодательства чрезвычайных ситуаций во взаимосвязанные комплексы, в целостные системы можно при помощи нормативной формы, точнее, при помощи последовательного принятия системы последующих, правоприменительных нормативных документов, в особенности кодифицированных, которые в первую очередь затрагивают содержание права, саму правовую материю. С этой точки зрения суть кодификации законодательства о чрезвычайных ситуациях заключается в подготовке и формировании более широких нормативных обобщений, иными словами, в строго определенной  систематизации действующего законодательства в данной сфере общественных отношений.

Кодифицированные документы по чрезвычайным ситуациям должны включать  самый разносторонний нормативный материал, разбросанный по отдельным, не связанным друг с другом отраслям права  и  дополненный  семантически четким понятийным аппаратом. Следующим шагом  станет создание теории права чрезвычайных ситуаций и  систематизация всего массива законодательства в данной сфере общественных отношений.

Таким образом, можно согласиться с мнением О.Л. Дубовик, что применительно к чрезвычайным ситуациям потребность в «естественном» праве как  моральном  регуляторе возрастает,  более значимой становится роль неформального (чаще всего профессионального) авторитета и связанных  с ним формальных и неформальных договоренностей5. На повестке дня  современной правовой доктрины в сфере чрезвычайных ситуаций стоит выработка критериев, догм «права чрезвычайных ситуаций». Велика  вероятность такого развития событий при которых то, что сегодня называется «чрезвычайным» завтра может стать повседневным. В связи с этим должно изменяться содержание регулятивного потенциала права, как иной, адекватной содержанию субстанции чрезвычайной ситуации значимость и реализуемость правовых норм.

Диссертант полагает что, «критерии безопасности жизнедеятельности» меняются, меняется государственная и общественная оценка рисков развития, Вместе с ними, формируя данные критерии, ставя цели устойчивого развития, канализируя волю граждан, государство достигает цели безопасного и экологически ориентированного развития, путем изменения содержания права, выработки  специальных правовых критериев и форм реализации права.

В параграфе третьем «Правовое регулирование безопасности при чрезвычайных ситуациях как институт конституционного, административного, экологического и других отраслей права» показано, что в современных условиях постоянного и кардинального изменения природоохранительного законодательства, формирования концептуальной и доктринальной основы обеспечения как национальной безопасности в целом, так и экологической безопасности, особую роль приобретает необходимость формирования адекватного институционального подхода, способного выявить общие и характерные черты обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера как совокупности внутренне связанных норм, регулирующих отдельную группу однородных, взаимосвязанных общественных отношений.

В классическом понимании «правовой институт» – это система взаимосвязанных норм права, регулирующих относительно самостоятельную совокупность общественных отношений или какие-либо их компоненты, свойства.

Правовые институты, как отмечает О.Е. Кутафин, призваны регламентировать отдельные участки, фрагменты, стороны общественной жизни. Такие институты функционируют в тесной взаимосвязи друг с другом – как внутри данной отрасли, так и вне ее. 6 По мнению С.А. Авакьяна, юридической категорией, позволяющей связать реальные сферы общественных отношений и право, и являются правовые институты7. Появление новой сферы общественных отношений в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях поставило, по мнению диссертанта, перед юристами-экологами ряд сложных теоретических и практических проблем о:

– границах проблематики в сфере чрезвычайных ситуаций, ее соотношении с конституционным, административным, гражданским, экологическим законодательством, законодательством в сфере промышленной, биологической и химической безопасности и др.;

– новых взглядах на систематизацию и кодификацию экологического законодательства;

– взаимопроникновении качественно разнородных дисциплин (наук), об использовании их определений, научного аппарата, различных аспектов правового регулирования в рамках различных отраслей права. Речь идет скорее не только и не столько о теоретическом вкладе в осмысление права чрезвычайных ситуаций, а о сугубо практическом направлении законотворчества. При этом нелишне подчеркнуть, что речь идет о минимальном времени, отведенном на выработку правовых доктрин и адекватных резко ухудшающейся ситуации новых институтов права, способных буквально спасти сотни тысяч жизней и обширные территории России.

В соответствии со ст.72 Конституции РФ обеспечение экологической безопасности, защита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций отнесены к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, что создает основу для формирования законодательства в данной сфере общественных отношений на федеральном и региональном уровнях. Классификатор правовых актов относит законодательство о чрезвычайных ситуациях к административному праву в части регулирования административных режимов и к экологическому праву в части правового регулирования зон чрезвычайной ситуации и зон экологического бедствия. Вместе с тем нормы, регулирующие общественные отношения в сфере чрезвычайных ситуаций, содержатся и в конституционном праве (например, режим чрезвычайного положения), в гражданском праве (обстоятельства непреодолимой силы) и в других отраслях права и законодательства.

На основании подробно анализа содержания правоотношений в сфере чрезвычайных ситуаций в различных отраслях права, автором делается вывод о том, что в наиболее концентрированном виде правовое регулирование различных аспектов предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций рассматривается в экологическом праве как самостоятельный правовой институт либо как субинститут института экологической безопасности.

Институт права чрезвычайных ситуаций, по мнению диссертанта, отражает избранный им подход о наибольшей общественной опасности деятельности, связанной с высокими антропогенными рисками; чрезвычайными ситуациями природного и техногенного характера. К этим отношениям наиболее близко зонирование экологически неблагополучных территорий. Очевидно, что урегулированные нормами экологического права отношения по экологическому нормированию, экологическому контролю, экологическому аудиту и сертификации, экологической экспертизе также направлены на предупреждение чрезвычайных ситуаций.

Обособление института «экологической безопасности» и его субинститута «права чрезвычайных ситуаций» формируется, во многом исходя из развития экологического права, национальной и территориальной безопасности, правовых норм, регулирующих различные сферы высокорисковой деятельности: техногенной безопасности, промышленной, химической, биологической, пожарной и других видов безопасности.

По нашему мнению, можно говорить либо о формировании комплексной отрасли законодательства – «права чрезвычайных ситуаций», объединяющей нормы в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях. Система законодательства о чрезвычайных ситуациях, включает как человека, так и  окружающую среду, она развивается, и это развитие предполагает подготовку и принятие ряда законодательных актов, которые необходимы уже в самое ближайшее  время.        

В главе второй «Современное состояние и тенденции развития законодательства о чрезвычайных ситуациях » дан анализ развития современного  законодательства. В параграфе первом «Конституционные основы обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях» раскрыта роль  Конституции  РФ как источника права, в котором содержатся основополагающие нормы, регулирующие общественные отношения, складывающиеся в сложной системе человек – общество – окружающая природная среда – антропогенная (техногенная) среда. 

Основным фактором, определяющим значение и, соответственно, место конституционного регулирования в рассматриваемой сфере правоотношений, служит то, что обеспечение безопасности при чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера  составная часть национальной и экологической безопасности любой страны, регулирование которой базируется на основном законе – конституции государства.

Конституционные нормы, содержащие либо опосредующие отношения в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, непосредственно связаны с проблемами обеспечения экологических прав граждан; охраны окружающей среды; обеспечения экологической безопасности.

В Конституции РФ вопросы обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях регулируются в основном косвенно:

  1. путем закрепления базовых принципов основ конституционного строя;
  2. путем установления институциональных прав и свобод человека и гражданина;
  3. путем установления системы их гарантий и защиты и, в первую очередь, установления исчерпывающего перечня их ограничений;
  4. путем определения компетенции органов государственной власти, например, введение Президентом РФ чрезвычайного положения;
  5. путем введения в Конституцию отдельных норм, касающихся установления и разграничения предметов ведения и полномочий между различными уровнями государственной власти (исключительная компетенция Российской Федерации, совместные предметы ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, предметов ведения субъектов Российской Федерации;

Значимым представляется выделение в рамках конституционного регулирования  прав человека на благоприятную окружающую среду, достоверную экологическую информацию и возмещение ущерба, причиняемого экологическими правонарушениями; а также обязанностей в области охраны окружающей природной среды как конституционно-правовых норм, непосредственно связанных с проблемами снижения природных и техногенных рисков чрезвычайных ситуаций.

Конституция РФ, существенно расширяет предмет конституционного  регулирования, а именно, организация государственной власти и правовой статус личности, ограниченный гражданскими и политическими правами и свободами, за счет включения новых отношений между государством и личностью, предоставления гражданам ряда социальных благ, например, экономических, социальных, экологических прав, реализация которых невозможна без содействия государства8.

Базовыми, предопределяющими дальнейшее правотворчество в сфере обеспечения безопасности от чрезвычайных ситуаций, являются следующие положения:

Зафиксированный в ст. 2 Конституции РФ принцип высшей ценности прав и свобод человека и презюмирование обязанности государства по их признанию, соблюдению и защите означает:

  1. закрепление в Конституции и законах наиболее широкого спектра прав и свобод, как вытекающих из естественного неотъемлемого права, так и базирующихся на общепризнанных нормах международного права;
  2. соблюдения государственными органами норм, запрещающих нарушать или ущемлять права и свободы (как в форме действия, так и бездействия), а также их обязанность создавать условия для реализации прав и свобод в полном объеме;
  3. защита предусматривает систему действий судебных и административных органов по восстановлению нарушенных прав, а также создание соответствующих правовых гарантий9.

Далее диссертант проводит исследование содержания норм Конституции РФ, связанных с экологическими правами граждан, режимом чрезвычайного положения, разграничением предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Исследование проводится на основе сравнительного анализа норм Конституции РФ и аналогичных норм конституций Германии, Франции, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Украины и др.

  На основе проведенного исследования делается вывод о том, что отсутствие в Конституции РФ понятий «национальная безопасность», «чрезвычайная ситуация» и в то же время  фиксация терминов «безопасность и оборона», «экологическая безопасность» и т.д., вызывает определенные теоретические и практические проблемы при формировании системы норм, регулирующих обеспечение безопасности при чрезвычайных ситуациях в последующем правотворчестве. Например, достаточно трудно определить соотношение понятий экологическая безопасность и безопасность при чрезвычайных ситуациях. Возможно, поэтому законодательство различных отраслей права по-разному конструирует понятийный и правореализационный аппарат, что в конечном итоге ведет к несогласованности, дублированию в действующем правовом регулировании экологических и иных проблем безопасности.

В параграфе втором «Характеристика современного законодательства в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях» диссертант отмечает, что эффективность государственного регулирования национальной политики снижения рисков и смягчения последствий чрезвычайных ситуаций зависит от формирования адекватной правовой базы, включающей систему законодательных и иных нормативных правовых и индивидуально-правовых актов, составляющих основу для всей системы принятия решений в данной сфере правоотношений.

Диссертант полагает, что формирование законодательной базы регулирования проблем обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях в определенной мере связано с тремя объективными факторами:

- во-первых, экономическим состоянием развития страны, позволяющим придавать безопасности как принципу жизнедеятельности первостепенное значение. Превентивные меры в этом случае имеют приоритетный характер;

- во-вторых, негативным прошлым опытом, предопределившим необходимость государственного регулирования, путем принятия специальных законов как комплексного характера, например Федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», так и экологического законодательства, законодательства о промышленной безопасности, законодательства в сфере обеспечения социальных прав граждан, пострадавших в результате крупных техногенных катастроф;

- в-третьих, значительным ростом числа аварий и катастроф, возрастанием их потенциальной угрозы в природной и техногенной сферах. Особую опасность представляют высокорисковые объекты, которые в силу ряда факторов могут стать источником крупномасштабных чрезвычайных ситуаций. К таким факторам можно отнести: изношенность оборудования, человеческий фактор, недостаточность финансовых и материальных ресурсов, негативное воздействие природных факторов и пр.

Комплексный анализ законодательства в области обеспечения безопасности от чрезвычайных ситуаций показал, что его основной особенностью является упор на регулирование отношений, возникающих либо в период самой чрезвычайной ситуации, либо при ликвидации ее последствий. На эффективность законодательного регулирования проблем снижения рисков чрезвычайных ситуаций, по мнению автора, существенно влияют следующие факторы:

- отсутствие единой концептуальной основы и стратегии принятия законодательных и иных нормативных правовых актов, определяющих уровень и очередность законодательного регулирования;

- отсутствие в федеральном законодательстве (прежде всего это касается Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера») механизма решения проблем снижения рисков чрезвычайных ситуаций;

- преобладание ведомственного интереса в определении приоритетности принятия законодательных актов, что приводит к фрагментарности, некомплексности, значительной пробельности в правовом регулировании отдельных важнейших проблем обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях;

- распространение правовых актов одного уровня на различные субъекты правоотношений и разное территориальное пространство, что мало способствует решению проблемы комплексно и в полном объеме. Действующие законодательные акты недостаточно согласованны между собой, иногда противоречат друг другу;

- незначительная доля федеральных базовых законов по сравнению с количеством подзаконных актов, учитывая специфику и значимость регулируемых проблем;

- отсутствие нового (по своей концепции и сущности) базового системообразующего закона «О безопасности» и федерального закона в области снижения рисков чрезвычайных ситуаций и минимизации их последствий, включая отдаленные последствия, которые формировали бы основы национальной политики в данной сфере правоотношений.

Решению указанных проблем могло бы способствовать:

- разработка базового, межотраслевого, комплексного законодательного акта, формирующего основы национальной политики и механизма ее реализации в области обеспечения экологической, промышленной и техногенной безопасности; адекватно регулирующего не только полномочия органов государственной власти, но и создающего условия и гарантии реальной защищенности личности и окружающей среды от техногенных аварий и катастроф;

- разработка системы нормативных актов, детально регламентирующих процедурные вопросы координации деятельности уполномоченных органов; разграничения их полномочий и взаимодействия в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях.

В параграфе третьем «Роль и место доктрины в формировании законодательства о  чрезвычайных ситуациях» раскрывается понятия  и роль доктрины в системе правового регулирования обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях. Диссертант полагает, что одним из современных специфических условий развития российского правового регулирования общественных отношений в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях является усиление роли доктринальных (концептуальных) документов. Под термином «доктрина» понимается, как правило, в широком смысле, система взглядов и концепций о сущности и назначении права в конкретных исторических условиях, в узком – как научные труды ученых-юристов10.

Феноменом российской правовой системы является появление ряда документов, либо прямо называемых «доктрина», например, «Доктрина информационной безопасности», «Экологическая доктрина Российской Федерации», либо схожих с ними по своему характеру как, например, «Концепция национальной безопасности Российской Федерации», «Концепция перехода России к устойчивому развитию», «Основы государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности» и др.

Эта форма правотворчества направлена на создание путем обобщений  типизированных решений жизненных ситуаций определенного рода (т.е.  рассчитанных на применение неопределенным кругом субъектов неопределенное число раз) в данном случае правоотношений в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечения экологической безопасности, устойчивого развития; формирует посредством доктрины многовариантные модели, развивающегося, изменяющегося подхода  государства к законодательству.

Автор выделяет следующие черты таких доктринальных документов как: а) обобщенность, повествовательность; б) направленность в будущее, охваченность значительных его отрезков во времени и прогностичность; в) обладание определенной юридической силой, так как они должны служить идейно-теоретической основой законотворчества, стимулом для развития законодательства и управленческой работы всего госаппарата; г) значимость, глобальность, междисциплинарность сформулированных в них проблем и подходов к их решению.

Приоритетное значение в системе «доктринальных»  или  стратегических документов в данной сфере имеет Концепция национальной безопасности Российской Федерации (далее – Концепция).

В Концепции сформулированы важнейшие направления внутренней и внешней политики государства.

Концепция, изложенная в форме политического документа, является основой для формирования и проведения политики национальной безопасности, обеспечивающей реализацию жизненно важных интересов личности, общества и государства, а также для разработки стратегии обеспечения национальной безопасности в различных сферах жизнедеятельности.

Вместе с тем, эколого-правовые проблемы обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях решаются в Концепции фрагментарно, индикативно. Назрела настоятельная необходимость формирования как научной правовой доктрины в данной сфере правоотношений, так и разработки долгосрочной государственной стратегии, утверждаемой указом Президента РФ «О государственной политике в области снижения рисков и смягчения последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В параграфе четвертом «Предпосылки формирования комплексной отрасли законодательства о чрезвычайных ситуациях» проводится различие между системой права и системой законодательства. Отрасль права, составляя по своей сути разные стороны единого явления, тем не менее, по многим показателям и характеристикам не тождественна отрасли законодательства.

Отраслью права большинство ученых называют совокупность однородных правовых норм, регулирующих определенную сферу общественных отношений. Как свидетельствуют авторы многочисленных учебников, для образования самостоятельной отрасли права необходима степень своеобразия тех или иных отношений, невозможность урегулировать возникшие отношения с помощью норм других отраслей, необходимость применения особого метода регулирования.

Для признания законодательства о чрезвычайных ситуациях отдельной отраслью законодательства в настоящее время есть и многочисленные условия, и определенные проблемы. В настоящее время процесс законотворчества в области чрезвычайных ситуаций носит ситуативный характер и является скорее ответом на отдельные события – аварии и катастрофы.

Выделение системы законодательства, в каком-то виде упорядочение, систематизация законодательства о чрезвычайных ситуациях должна предшествовать систематизации «права чрезвычайных ситуаций». С практической точки зрения, как нам представляется, необходимо навести вначале порядок с текущим законодательством и уже на этой основе определять систему права и отрасли законодательства о чрезвычайных ситуациях.

Отрасль права и отрасль законодательства не имеют единого метода регулирования, но всегда имеют общий предмет регулирования. В данном случае, повторяем, речь идет о необходимости выделении законодательства о чрезвычайных ситуациях в отдельную отрасль.

Законодательство о чрезвычайных ситуациях имеет  специфический объект правоотношений, отличный от других. Это комплексная отрасль законодательства, вбирающая в себя нормы административного, гражданского, экологического права. Система законодательства о чрезвычайных ситуациях шире системы  права, так как она состоит не только из правовых норм, но также доктрин, программ, стандартов, правил, других документов. Объективная необходимость обособления законодательства отражена в наличии самих отношений, возникающих в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, субъективность детерминирована наличием определенных социально-экономических  процессов.

Выделение новой отрасли законодательства о чрезвычайных ситуациях  связанно с необходимость упорядочения законотворческого процесса, с одной стороны, и обеспечению доступности, логичности, согласованности, устранению множественности законодательства, правильности и эффективности его применения, с другой.

Применительно к законодательству о чрезвычайных ситуациях мы предлагаем следующую  последовательность:

- создание «словника», понятийного аппарата, тезауруса терминов в области  чрезвычайных ситуаций;

- описание  круга отношений и объектов правового регулирования;

- определение законодательства, подлежащего включению в свод законов о чрезвычайных ситуациях;

- определение принципов законодательства о чрезвычайных ситуациях;

- определение границ системы регионального законодательства,  включая  нормативные акты  органов  местного самоуправления;

- определение условий и форм ответственности за противоправное поведение; 

- определение системы органов государственного регулирования отношений в области  чрезвычайных ситуаций. 

Можно отметить, что законодательство о чрезвычайных ситуациях сравнительно мало ориентируется на решение экологических проблем как на стадии превентивных мер, так и на стадии устранения последствий или действий в условиях чрезвычайной ситуации. Например, вопросы восстановления  нарушенных свойств окружающей природной среды, как правило, либо вообще не стоят в списке первоочередных мер, либо стоят на последнем месте. Можно отметить, что интенсивно развивающееся законодательство о чрезвычайных ситуациях фактически поглощает ранее существовавшие нормы и институты экологического права, например, такие как зоны чрезвычайной экологической ситуации.

Для динамичного развития правоотношений в этой области одна из главных проблем - переработка и приведение многочисленных  норм в области чрезвычайных ситуаций в единую систему, объединение  нескольких правовых институтов в один. Здесь уместно снова обратиться к уже имеющемуся опыту и предложениям по кодификации экологического права.

На базе предлагаемой «Концепции развития законодательства о чрезвычайных ситуациях» можно решить ряд принципиальных моментов, не решаемых  в настоящее время:

- о месте и роли  экологического права в предупреждении чрезвычайных  ситуаций;

- о соотношении терминов «устойчивое развитие», «эффективность  управления в условиях кризиса», «экологическая безопасность» с термином  «предупреждение и ликвидация  чрезвычайных ситуаций»;

- об обеспечении конституционных  прав и обязанностей граждан во  время чрезвычайных ситуаций; 

- о процедуре принятия решений, ответственности, формах вины и т.д. во время чрезвычайной ситуации.

В параграфе четвертом «Зарубежный опыт правового регулирования безопасности при чрезвычайных ситуациях» на основе сопоставимого анализа зарубежного опыта правового регулирования в области снижения рисков и смягчения опасности чрезвычайных ситуаций, состоящего из трех блоков: а) законодательства об охране здоровья персонала и местного населения и безопасности производства в целом; б) законодательства, регулирующего соответствующие обязанности владельцев предприятий и местные власти по разработке и осуществлению планов подготовки и действий в чрезвычайных ситуациях, их координации и контроле исполнения; в) законодательства о планировании, территориальном размещении (так называемые законы о землепользовании), лицензировании предприятий, выдачу разрешений на их строительство и экологическую экспертизу, диссертантом делается ряд выводов и предложений о применимости зарубежного опыта в России. В частности, законодательное регулирование проблем снижения риска чрезвычайных ситуаций и смягчения их последствий должно сместиться от регулирования вопросов подготовки к чрезвычайным ситуациям и ликвидации их последствий в сторону профилактических мер: оценки технологий, экологической экспертизы, разрешительного  и лицензионного механизма.

       В главе третьей «Правовой режим экологически неблагополучных территорий», в параграфе первом «Понятие и виды экологически неблагополучных территорий» раскрыто правовое содержание понятий «чрезвычайные  ситуации», «чрезвычайные экологические ситуации», «зоны экологического бедствия». 

       По оценкам специалистов, около 15% территории Российской Федерации находится в критическом состоянии. Можно говорить о четырех основных категориях экологически неблагополучных территорий:

       во-первых, зоны экологического бедствия, правовое регулирование которых осуществляется в рамках экологического законодательства;

       во-вторых, зоны чрезвычайной ситуации, образуемые в результате различных техногенных и природных аварий и катастроф, являющихся объектом  регулирования законодательства в области обеспечения безопасности населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;

       в-третьих, отдельные категории территорий, подвергшихся радиоактивному или иному антропогенному воздействию, правовой режим которых, а также меры социальной поддержки населения регулируются отдельными законами, как правило, социальной направленности;

       в-четвертых, территории или их отдельные зоны, предусмотренные градостроительным, водным, земельным или иным законодательством.

Анализа правового регулирования отдельных категорий экологически неблагополучных территорий, а также экономических механизмов их реабилитации показывает, что законодатель пошел путем стратификации зон чрезвычайной экологической ситуации и зон чрезвычайной ситуации; фактически не изменилась ситуация с регулированием территорий, подвергшихся радиационному воздействию; отсутствует законодательство, регулирующее правовой режим зон экологического бедствия.        

       В параграфе втором «Понятие и специфика правового режима экологически неблагополучных территорий» анализируются эколого-правовые проблемы режима чрезвычайного положения и режима чрезвычайной ситуации, как специфического административно-правового режима особого положения.

«Правовой режим» определяется как порядок регулирования, комплекс правовых способов, которые характеризуют особое объединение взаимодействующих разрешений, запретов, а также положительных обязательств, что создает особую направленность регулирования.

       Правовым режимам присущи следующие основные признаки:

       - они устанавливаются законодательством и обеспечиваются государством;

       - имеют целью специфическим образом регламентировать конкретные области общественных отношений, выделяя во временных и пространственных границах те или иные субъекты и объекты права;

       - представляют собой особый порядок правового регулирования, состоящий из совокупности юридических средств и характеризующийся определенным их сочетанием;

       - создают конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности для удовлетворения интересов субъектов и их объединений11.

       М.М. Бринчук под правовым режимом экологически неблагополучной территории понимает совокупность правил об объявлении, обеспечении функционирования таких территорий и снятии их особого статуса. С учетом общественной важности и заинтересованности в последовательном восстановлении благоприятного состояния окружающей среды, развитии правового регулирования в данной сфере совокупность правовых норм, определяющих критерии и режим экологически неблагополучных территорий, можно рассматривать как институт права окружающей среды12.

       Важным элементом правового режима экологически неблагополучных территорий является легитимация статусности территории, т.е. легальных процедур объявления территории зоной экологического бедствия или зоны чрезвычайной ситуации и процедуру снятия их с особого статуса.

       Законодательство России предусматривает три основные разновидности чрезвычайных режимов: 1) чрезвычайное положение; 2) чрезвычайная ситуация; 3) военное положение.

       В последнее время в теоретическом плане выделяется административно-правовой режим особого положения. Как отмечает Д.Н. Бахрах, «особое положение – это собирательное понятие, включающее в себя различные режимы, опосредующие экстремальную ситуацию (право экстремальных ситуаций) «регионального бедствия», диктующую необходимость принятия особых мер, по жесткости и объему правоограничений уступающих мерам, которые используются при режиме чрезвычайного положения»13. В.В. Гущин говорит о том, что особое положение отличается от иных специальных режимов порядком установления, степенью жесткости и объемом правоограничений, характером изменения организационно-управленческого механизма14.

       Таким образом, особое положение – это специальный правовой режим, включающий необходимость применения особых мер, которые по жесткости и объему правоограничений значительно уступают мерам, используемым при режимах чрезвычайного и военного положения.        

       Анализ оснований правового режима чрезвычайной ситуации позволяет сформулировать следующее определение данного явления – это вызванная природными, техногенными или социально-биологическими причинами чрезвычайная ситуация, влекущая установление специального административно-правового режима, характеризующегося  мероприятиями по созданию специальных органов, изданию специальных нормативных правовых актов, применению усиленных мер охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности в целях восстановления и поддержания порядка, обеспечения безопасности личности, общества и государства.

       Диссертант полагает, что для упорядочения правового режима особого положения необходимо принять специальный федеральный закон о режиме чрезвычайной ситуации природно-техногенного характера. Ограничение свободы передвижения и некоторых других прав – это неизбежные последствия аварийно-спасательных, восстановительных, предупредительно-организационных, эвакуационных мероприятий. Такой режим не должен предполагать изменения компетенции органов публичной администрации и органов местного самоуправления15.

       В  параграфе третьем главы  третьей  «Правовой статус зон чрезвычайной ситуации и зон экологического бедствия» диссертантом анализируются источники и причины возникновения зон экологического бедствия и зон чрезвычайной экологической ситуации, специфика правового  регулирования кризисного состояния окружающей среды в указанных зонах, а также процедуры придания пострадавшей территории соответствующего особого статуса и систему мероприятий, направленный на реабилитацию экологически неблагоприятных территорий.         Экологически опасные ситуации существуют на некой ограниченной территории  и именно территориальная локализация позволяет в теоретическом плане говорить о феномене экологически неблагополучных территорий16. Вместе с тем действующее законодательство о чрезвычайных ситуациях и об охране окружающей среды в качестве интегрирующей  дефиниции употребляет термин «зоны», что позволяет в научной литературе употреблять термины «зоны экологического неблагополучия»17 или «кризисные зоны»18. Под зонированием в данном случае понимается выявление критических, неблагоприятных, ограниченно благоприятных для хозяйственного освоения и использования, воздействия на здоровье населения участков территории с точки зрения состояния окружающей среды и возможностей природопользования. Границы пострадавшей территории не всегда совпадают с административно-территориальным делением, и более того, зона чрезвычайной ситуации не всегда совпадает с границами экологически неблагополучной территории, поскольку реальные экологические последствия могут быть выявлены значительно позже, чем объявлен режим чрезвычайной ситуации и установлена зона чрезвычайной ситуации.

  Диссертант анализирует позиции ученых по поводу соотношения зон чрезвычайной ситуации, чрезвычайной экологической ситуации, зон экологического неблагополучия и зон экологического бедствия.

       Отождествление в законодательстве зон чрезвычайной экологической ситуации (как вида зон экологического неблагополучия) и зон чрезвычайной ситуации не имеет под собой достаточных оснований, поэтому в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» представляется целесообразным восстановить зону чрезвычайной экологической ситуации как самостоятельную категорию экологически неблагополучных территорий.

       Глава четвертая «Организационный механизм реализации законодательства в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» посвящена исследованию механизма управления в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях на федеральном, региональном и местном уровнях.

       В параграфе первом «Понятие и сущность государственного управления в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях»   исследуются теоретические проблемы понятия управления в целом, государственного управления в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, его соотношения с понятием государственного экологического управления. Диссертант исходит из понимания государственного управления как специфического вида деятельности, основанного на принципе разделения властей, в рамках которой практически реализуется исполнительная власть.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» целью государственного управления является: предупреждение возникновения и развития чрезвычайных ситуаций; снижение потерь от них; ликвидация их последствий.

Между тем анализ действующего законодательства и правоприменительной практики, а также сути феномена чрезвычайной ситуации позволяет утверждать, что цель государственного управления в области чрезвычайных ситуаций носит более общий характер – обеспечение безопасности государства, т.е. его территории, населения, экономики, окружающей природной среды и систем жизнеобеспечения.

  Управление в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций осуществляется в наиболее сложной системе: «человек – техника (технология) – окружающая среда». При этом окружающая среда представляет собой совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а также антропогенных объектов (Ст.1 Федерального закона «Об охране окружающей среды»). Традиционно существовавшее определение окружающей среды как совокупности естественных систем, природных объектов, природно-антропогенных объектов и природных ресурсов в действующем законодательстве усложнено за счет включения нового элемента – «антропогенный объект». Под антропогенным объектом понимается – объект, созданный человеком для обеспечения его социальных потребностей и не обладающий свойствами природных объектов. В содержание понятия «окружающая среда» законодатель включил (по мнению автора неоправданно) и технику (технологию), и промышленные объекты, объекты энергетики, объекты социальной инфраструктуры и т.д. Таким образом суть управления в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций во многом совпадает с содержанием экологического управления.

Вместе с тем, управление чрезвычайными ситуациями существует в рамках взаимодействия людей, но в пределах фактора чрезвычайности. В случае чрезвычайных ситуаций система функционирует в экстраординарном режиме, что предполагает усиление значения субъективного фактора, реализуемого посредством административно-властных предписаний и действий, направленных на предупреждение дестабилизации системы и восстановления ее нормального функционирования.

В параграфе втором главы четвертой «Система и полномочия органов  исполнительной власти федерального уровня в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях»

В соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» и Указом Президента РФ от 20 мая 2004 г. «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти» основными федеральными органами исполнительной власти, занимающимися проблемами предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, являются:

- Министерство по гражданской обороне, предупреждению чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и ликвидации стихийных бедствий (МЧС России);

- Министерство природных ресурсов РФ (МПР РФ), включающее Федеральную службу по надзору в сфере природопользования, Федеральное агентство водных ресурсов, Федеральное агентство водного хозяйства и Федеральное агентство по недропользованию;

- Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор России), напрямую подчиненная Правительству РФ и не входящая в ведомственную вертикаль федеральных министерств.

МЧС России является федеральным органом исполнительной власти, объединяющим полномочия: по разработке государственной политики в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях; нормотворчеству; координации деятельности федеральных органов исполнительной власти в указанной области;  государственному контролю и надзору; а также оказанию государственных услуг юридическим и физическим лицам.

  Рассмотрение проблем, влияющих на эффективность деятельности государственных органов и организационного механизма, в целом позволяет сделать вывод: компетенция специальных органов государственного управления в области защиты от чрезвычайных ситуаций образует органическое единство целей и задач, функций и методов  управления.

В настоящее время организационной основой реализации единой государственной политики в области защиты от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера является  РСЧС.

Система РСЧС объединяет органы управления, силы и средства федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций, в полномочия которых входит решение вопросов в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, она состоит из функциональных и территориальных подсистем, действует на федеральном, региональном, территориальном, местном и объектовом уровнях.

Оценивая в целом работу федеральных органов исполнительной власти в области защиты от чрезвычайных ситуаций системы и особенно результативность  системы РСЧС, можно отметить:

- существующая система федеральных органов в целом соответствует задачам по  предупреждению и ликвидации чрезвычайных  ситуаций;

- главным, наиболее существенным федеральным органом специальной компетенции по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций является МЧС Росси;

- созданная и постоянно развивающаяся Единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС) по-своему  уникальна, она охватывает федеральный, региональный, локальный и объектовый уровни;

- важнейшим достижением политики координации действий государственных органов является создание Национального центра управления в кризисных ситуациях и Службы спасения с разветвленной сетью региональных и национальных аварийно-спасательная служб.

В то же время анализ системы и структуры органов государственного управления в области предупреждения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий аварий и катастроф дает основания для выделения некоторых проблемных областей, которые потребуют определенного реформировании:

- сосредоточение в едином органе управления таких функций как правотворчество, контроль, надзор, оказание государственных услуг противоречит сущности проводимой в России административной реформы. Представляется целесообразным создание в системе МЧС России самостоятельной федеральной службы, осуществляющей контрольно-надзорную деятельность в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях, в том числе и в сфере обеспечения экологической безопасности;

- деятельность специально уполномоченных органов в сфере обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях (МЧС России, Ростехнадзор России) в основном ориентированна на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. Необходимо уточнить компетенцию органов исполнительной власти в части создания эффективного механизма предупреждения чрезвычайных ситуаций;

- при осуществлении управления в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций фактически не учитываются экологические проблемы. Диссертант полагает, что для обеспечения скоординированного решения данных проблем необходимо создать федеральное агентство по загрязнению по аналогии с опытом США.

       В параграфе четвертом «Управление чрезвычайными ситуациями на уровне субъектов Российской Федерации»  исследована роль субъектов Федерации в обеспечении защиты населения и территории от чрезвычайных ситуаций.

В соответствии с Конституцией РФ, Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»19, на субъекты Федерации возложены функции по регулированию отношений в сфере обеспечения безопасности населения и территорий от угроз чрезвычайных ситуаций. Во всех  субъектах Федерации в настоящее время приняты законы, постановления, положения, программы, регулирующие полномочия региональных органов по обеспечению защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций на уровне субъекта Федерации. Только за 2005 г. в субъектах Федерации было принято более тысячи нормативных правовых актов и 102 закона субъекта Федерации по вопросу обеспечения безопасности населения и территорий от чрезвычайных ситуаций. 

В рамках действующей системы  РСЧС в субъектах Федерации на единой методической основе работает весь комплекс государственного управления, включая  противоаварийные программы. Как правило, органы, созданные в субъектах Федерации, являются одновременно частью системы региональных органов  по  предупреждению  и ликвидации чрезвычайных ситуаций как в рамках РСЧС, так и по  принятым Соглашениям о сотрудничестве с МЧС России. Накоплен громадный  опыт  успешного решения  программ защиты от чрезвычайных ситуаций. На основе  проведенного анализа деятельности  органов управления в 36 субъектах Федерации  можно сделать ряд предложений организационно-правового характера:

- с целью укрепления «вертикали управления» необходимо создать в каждом регионе свои «региональные ситуационные центры безопасности» на основе  Комиссий субъекта Федерации по предотвращению  чрезвычайных ситуаций;

- компетенция органов управления субъектов Федерации не должна  копировать полномочия федеральных структур. Каждый регион имеет свой  уникальный набор природно-техногенных условий и «опасностей»,  предопределяющих потенциальные угрозы и способы их предотвращения. В  соответствии с этим реальным, а не гипотетическим  «паспортом безопасности»  необходимо строить систему управления. Для определенных территорий  угроза от наводнения не представляет серьезных опасностей, для других – лесные пожары, для  третьих – промышленные аварии. Органы управления субъектов Федерации должны иметь соответствующую компетенцию и структуру в соответствии с особенностями  потенциальных опасностей на своих территориях, иметь свои специфические  направления  работы и методы  предупреждения чрезвычайных ситуаций;

- в каждом регионе целесообразно иметь собственную систему оценки опасностей, выраженную в областном (республиканском) законе и определяющую основу для страхования рисков и  возмещения (компенсацию) нанесенного ущерба;

- необходима инвентаризация избыточных функций системы регионального  управления по защите населения от чрезвычайных ситуаций.

В параграфе «Роль местного самоуправления в решении проблем защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» дана подробная характеристика полномочий органов местного самоуправления в сфере обеспечения безопасности от чрезвычайных ситуаций.

В целом анализ законодательства, региональных актов и актов органов местного самоуправления позволяет сделать следующие замечания и предложения:

- принять на уровне муниципальных образований дополнительно нормативные акты общего характера по защите населения и территории от угроз чрезвычайных ситуаций;

- разграничить полномочия между уровнем субъекта Федерации и муниципальным образованием, имея в виду, что отнесение в соответствии с Конституцией РФ и  Законом  №  131 «Об общих принципах организации местного  самоуправления в Российской Федерации» к полномочиям органов местного самоуправления обязанности по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций своими силами и средствами противоречит принципу единой государственной системы предупреждения чрезвычайных ситуаций. Если РСЧС – государственная система, тогда обязательства по ликвидации последствий  чрезвычайных ситуаций не должны являться «делом местного значения» и быть расходным обязательством муниципалитета, а дополнительно финансироваться из государственного бюджета субъекта Федерации;

- принять муниципальные и (главное) межмуниципальные программы экологической безопасности и предупреждения чрезвычайных ситуаций, аналогичные Федеральной целевой программе «Снижения рисков и смягчения последствий чрезвычайных ситуаций. 

       В параграфе пятом «Состояние и перспективы совершенствования государственного контроля, надзора и экспертизы в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях» проанализированы основные функции управления в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях. К наиболее значимым функциям автор относит: мониторинг и прогнозирование чрезвычайных ситуаций; техническое регулирование и сертификацию; государственный контроль и надзор; лицензирование; экспертизу размещения и строительства высокорисковых объектов. Учитывая рамки диссертационного исследования, в данной главе наиболее подробно исследуются проблемы повышения эффективности государственного контроля, надзора и экспертизы в данной сфере общественных отношений. 

Наблюдение, контроль и надзор за состоянием окружающей природной среды и потенциально опасных объектов осуществляется как в рамках РСЧС, так и на уровне субъектов Федерации, объектах министерств и ведомств, муниципальных органов.

Государственная экспертиза предполагаемых для реализации проектов строительства и решений по объектам производственного и социального назначения и процессам, которые могут быть источниками чрезвычайных ситуаций или могут влиять на обеспечение защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций,  проводится в рамках градостроительной экспертизы, что существенно снижает возможность комплексного учета экологических факторов.

В заключении диссертантом подводится общий итог проведенного исследования, формулируются его основные теоретические и практические выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

  1. Жаворонкова Н.Г. Деятельность городских Советов народных депутатов в области окружающей среды. Монография. М.: Наука, 1985 – 7,06 п.л.
  2. Жаворонкова Н.Г. Эколого-правовые проблемы обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера: Монография. М.: Юриспруденция, 2007 – 10,5 п.л.

Научные статьи из перечня ведущих рецензируемых журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук по юридическим наукам:

  1. Жаворонкова Н.Г., Махутов Н.А., Корнейчук Л.В., Зацаринный В.В. Сближение и гармонизация национальных законодательств государств–участников СНГ: предпосылки, трудности, основные направления, принципы // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 2003. № 1. – 0,88 / 0,22 п.л.
  2. Жаворонкова Н.Г. Федеральный закон «О техническом регулировании»: за и против // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 2003. № 6. – 1,1 п.л.
  3. Жаворонкова Н.Г. Некоторые проблемы управления чрезвычайными ситуациями в свете административной реформы // Право и образование. М., 2004. № 6. –  0,5 п.л.
  4. Жаворонкова Н.Г., Русин И.И. Организационно-правовые проблемы обеспечения экологической безопасности в условиях реформы местного самоуправления // Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций. М., 2005, № 3 – 0,5 п.л.
  5. Жаворонкова Н.Г., Максимов Е.Л. Правовые проблемы деятельности правоохранительных органов по обеспечению экологической безопасности // Lex Russica. М., 2005. №  4. – 0,4 п.л.
  6. Жаворонкова Н.Г. Управление чрезвычайными ситуациями в свете административной реформы // Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций. М., 2005. № 1. – 0,4 п.л.
  7. Жаворонкова Н.Г. Экологическая безопасность как институт экологического права России // Lex Russica. М., 2006. № 6. – 0,7 п.л.
  8. Жаворонкова Н.Г. Конституционные проблемы обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера // Право и государство: теория и практика. М., 2007. № 3. – с. 103-110.
  9. Жаворонкова Н.Г. Роль права в обеспечении безопасности при чрезвычайных ситуациях // Черные дыры в Российском законодательстве. М., 2007. № 3. – с. 194-196.
  10. Жаворонкова Н.Г. Теоретические проблемы развития законодательства в области обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях // Право и образование. М., 2007. № 3. – 0,5 п.л.

Научные статьи:

  1. Жаворонкова Н.Г., Иойрыш А.И., Супатаева О.П. Концепция системы законодательства о предотвращении и ликвидации чрезвычайных ситуаций и их последствий // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 1993. №1. – 0,45/ 0,15 п.л.
  2. Жаворонкова Н.Г. Правовое регулирование экспертизы проектов с учетом риска возникновения аварий и катастроф // Обеспечение безопасности населения и территорий. М.: ИГП РАН, 1994. – 0,24 п.л.
  3. Жаворонкова Н.Г., Кловач Е.В., Иойрыш А.И., Дубовик О.Л., Супатаева О.А. Безопасность населения, территорий и хозяйственных объектов. Коллективная монография // М.: ИздАТ, 1994. – 22,0/4,4 п.л.
  4. Жаворонкова Н.Г., Супатаева О.П. Систематизация законодательства по проблемам безопасности и чрезвычайных ситуаций // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 1994. № 5. – 0,26/ 0,13 п.л.
  5. Жаворонкова Н.Г., Козельцев М.Л., Ретеюм А.Ю., Понизова О.А. Альтернативный план действий России по охране окружающей среды // М.: МГУ, 1996. – 9,8 /  0,4 п.л.
  6. Жаворонкова Н.Г. Координация деятельности уполномоченных органов по защите населения от природных и техногенных аварий и катастроф // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 1996. № 1. – 0,3 п.л.
  7. Жаворонкова Н.Г. Совершенствование компетенции уполномоченных органов в области обеспечения безопасности населения и территорий // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 1996. № 2. – 0,56 п.л.
  8. Жаворонкова Н.Г. Правовые проблемы предупреждения чрезвычайных ситуаций // Правовые проблемы регулирования безопасности. Сб. статей. – М.: Институт машиноведения РАН, 1997. – 0,69 п.л.
  9. Жаворонкова Н.Г. Законодательные основы управления риском // Сб. пленарных докладов и тезисов международного симпозиума «Партнерство во имя жизни – снижение риска чрезвычайных ситуаций, смягчение последствий аварий и катастроф». – М.: ИИЦ ВНИИ ГОЧС, 1998. – 0,12 п.л.
  10. Жаворонкова Н.Г. Чрезвычайные ситуации: предупреждение и контроль в условиях мегаполиса // М.: Вестник Международного университета (в Москве), 1999. № 2. – 0,27 п.л.
  11. Жаворонкова Н.Г. Правовое регулирование экспертизы высокорисковых объектов // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 2000. № 2. – 0,88 п.л.
  12. Жаворонкова Н.Г. Правовое регулирование режима кризисных территорий // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 2000. № 4. – 0,75 п.л.
  13. Жаворонкова Н.Г. Концепция национальной безопасности Российской Федерации и некоторые проблемы совершенствования законодательства в области снижения рисков и смягчения последствий чрезвычайных обстоятельств // Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях. М., 2000. № 5. – 0,3 п.л.
  14. Жаворонкова Н.Г. Местное самоуправление и режим чрезвычайного положения // М.: Вестник Международного университета (в Москве), 2000. № 4. – 0,15 п.л.
  15. Жаворонкова Н.Г. Зоны чрезвычайной экологической ситуации и экологического бедствия // Юридическая энциклопедия / Под ред. акад. Б.Н. Топорнина. – М.: ИГП РАН, «Юристъ», 2001. – 134,4/0,25 п.л.
  16. Жаворонкова Н.Г. Доктринальный подход к формированию законодательства в области снижения риска и смягчения последствий чрезвычайных ситуаций // Правовое регулирование проблем безопасности. – М.: ИМАШ РАН, 2002. – 22,62/1,46 п.л.
  17. Жаворонкова Н.Г. Некоторые проблемы правового обеспечения управления чрезвычайными ситуациями // М.: Вестник Международного университета (в Москве), серия «Экономика. Менеджмент», 2003. № 4. – 1,12 п.л.
  18. Жаворонкова Н.Г. Некоторые проблемы правового регулирования обеспечения безопасности при чрезвычайных ситуациях в зарубежных странах // Правовые и экономические проблемы управления безопасностью и рисками. – М.: ИМАШ РАН, 2003. – 1,25 п.л.
  19. Жаворонкова Н.Г. Административная реформа и полномочия муниципальных органов в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности // Регионы и власть: экономика, управление, кадры. Сб. трудов Четвертой ежегодной всероссийской конференции. – М.: Международный университет (в Москве), 2003. – 0,31 п.л.
  20. Жаворонкова Н.Г. Правовое регулирование обращения с химическими и биологическими веществами // Аграрное и земельное право. М., 2006. № 11. –  с. 62-69.
  21. Жаворонкова Н.Г. Передача отдельных государственных полномочий муниципальным образованиям: теория и практика // Вестник Одинцовского гуманитарного университета. Одинцово, 2006. Вып. 1 «Муниципальные реформы: перспективы и последствия». – 0,5 п.л.
  22. Жаворонкова Н.Г. Понятие и виды экологически неблагополучных территорий // Аграрное и земельное право. М., 2007. № 4. – 1,5 п.л.

Главы в коллективных монографиях:

  1. Жаворонкова Н.Г., Колбасов О.С., Краснов Н.И. Эффективность юридической ответственности в охране окружающей среды. Коллективная монография. М.: Наука, 1985. – 14,0/4,69 п.л.
  2. Жаворонкова Н.Г., Колбасов О.С. Правовая охрана окружающей среды в сельском хозяйстве. Монография. М.: Наука, 1989. – 11,7/5,84 п.л.
  3. Жаворонкова Н.Г., Бринчук М.М., Дубовик О.Л., Колбасов О.С. Экологическое право: от идей к практике. Коллективная монография. М.: ИГП РАН, 1997. – 0,91/0,30 п.л.
  4. Жаворонкова Н.Г., Вангородский С.Н., Воробьев Ю.Л., Зацаринный В.В. Законодательство стран СНГ по проблемам чрезвычайных ситуаций. Коллективная монография. М.: МЧС России, 2000. – 27/2,45 п.л.
  5. Жаворонкова Н.Г., Зацаринный В.В., Зацаринная Л.Д., Корнейчук Л.В. Законодательные и нормативные акты стран СНГ по проблемам чрезвычайных ситуаций. Коллективная монография. М.: ВНИИ ГОЧС, 2001. – 23,8/2,64 п.л.

Учебники и учебные пособия:

  1. Жаворонкова Н.Г. Земельное право. Учебник / Под ред. Г.Е. Быстрова, Р.К. Гусева. М.: Проспект, 2006. – 45 п.л. (авторский коллектив – Быстров Г.Е., Гусев Р.К., Максимов Е.Л., Зиновьева О.А., Пашова М.С., Навасардова Э.С., Клюкин Б.Д., Краснова И.О., Солдатенков В.В., Дмитриев А.В.).
  2. Жаворонкова Н.Г. Экологическое право. Учебник под ред. Г.Е. Быстрова, И.О, Красновой, Н.Г. Жаворонковой. М.: издательство «Проспект», 2007 – 45 п.л. (авторский коллектив - Быстров Г.Е., Гусев Р.К., Максимов Е.Л., Зиновьева О.А., Навасардова Э.С., Клюкин Б.Д., Краснова И.О., Рюмина Р.Б., Выпханова Г.В.).

1 См.: Государственный доклад «О состоянии защиты населения и территорий Российской Федерации от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в 2005 году». М.: МЧС России, 2006. С.7.

2 Российская газета. 1993. № 237; СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 152; № 7. Ст. 676; 2001. № 24. Ст. 2421; 2003. № 30. Ст. 3051; 2004. № 13. Ст. 1110.

3  Дубовик О.Л. Экологическое право. Учебник. М., 2004. С. 10–11.

4 Шестерюк  А,С. Экологическое право: вопросы  теории  и  методологии анализа. СПб., 2000. С.15.

5 См.: Дубовик О.Л. Механизм действия права в чрезвычайных ситуациях. М., 1994. С. З-4.

6 См.  Кутафин  О.Е.  Предмет  конституционного права. М. 2001. С. 56.

7 См. Авакьян  С.А.  Государственно- правовые  институты:  понятия  и  формирование  Советское  государство  и право. 1977. №2. С. 13-19.

8 См.: Сравнительное конституционное право. – М.: Манускрипт, 1996. С. 87.

9 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М.: НОРМА, 2000. С. 102.

10 Большой юридический словарь. – М.: ИНФРА, 1998. С. 185.

11 См. подробнее: Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: вопросы теории и практики // Правоведение. 1996. № 4.

12 См.: Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды). М.: Юристъ, 2000. С. 600.

13 Бахрах Д.Н. Административное право. М., 1996. С. 208.

14 См.: Гущин В.В. Чрезвычайное положение: административно-правовой аспект. М., 1996. С. 24.

15 См.: Бахрах Д.Н. Административное право. М.: Эксмо, 2006. С.

16 См., например: Бринчук М.М. Экологическое право. М.: Юристъ, 2005. С. 571.

17 Следует отметить, что под зонами экологического неблагополучия обычно понимаются зоны экологического бедствия или зоны чрезвычайной экологической ситуации (см.: Горбачев А.Н. Соотношение зон экологического неблагополучия и зон чрезвычайных ситуаций с неблагоприятными экологическими последствиями. Сб. материалов научно-практических конференций. Юбилейный выпуск. Т. 1. М., 2004. С. 346–348.

18 См. например: Горбачев А.Н. Концептуальные основы правового регулирования процесса оздоровления экологически неблагополучных территорий. Экологическое право России. Сб. материалов научно-практических конференций. Юбилейный выпуск. Т. 2. М., 2004. С. 28–29.

19 См.: ст. 42–45, 51, 56, 59 ФЗ от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации работы  законодательных (представительных) и исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов  Российской Федерации». 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.