WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЗАТОНСКИЙ Виктор Александрович

ЭФФЕКТИВНАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ

В ЛИЧНОСТНО-ПРАВОВОМ ИЗМЕРЕНИИ:

ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 12.00.01 теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора юридических наук

Саратов

2008

Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном

учреждении высшего профессионального образования

«Саратовский юридический институт МВД России»

Научный консультант –  доктор юридических наук, профессор

  Малько Александр Васильевич

Официальные оппоненты: Заслуженный деятель науки Российской

  Федерации, доктор юридических наук,

  профессор

  Сырых Владимир Михайлович (Москва); 

  доктор юридических наук, доктор

  политических наук, профессор

  Иванников Иван Андреевич (Ростов-н/Д);

  доктор юридических наук, доктор

  исторических наук, профессор

  Саломатин Алексей Юрьевич (Пенза)

Ведущая организация –  Государственное образовательное учреждение 

высшего профессионального образования

  «Московская государственная юридическая 

  академия»

Защита диссертации состоится 13 февраля 2009 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 203.013.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовский юридический институт МВД России» по адресу: 410034, г. Саратов, ул. Соколовая, 339, корпус 1, аудитория 201.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Саратовский юридический институт МВД России».

Автореферат разослан «___»__________2008 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент А. А. Зелепукин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Исследование государственности, её смысла и ценности, принципов устройства и механизмов эффективного функционирования, роли и пер­спектив развития является сегодня одним из важнейших направлений комплексного изучения феномена власти в чело­веческом обществе, его управляемости, проблем совершенствования правовой жизни социальных субъектов в их взаимосвязях. В последние годы усилилось внимание к анализу совре­менной российской государственности со стороны юристов, политологов, философов, исто­риков. При этом в качестве стерж­невого лейтмо­тива многих работ по данной проблематике выступает рез­кое ослабле­ние государственности, заметное снижение эффективности го­сударст­венной власти как важнейшего института, воздействующего на са­мые различные сферы общественных отношений и являющегося незамени­мым инструментом их организации, придания устойчи­во­сти процессам преобразования.

В последнее время всё больше и больше в России осознаётся, что не­обходима активная роль государства, его участие в каче­стве эф­фективно действующего субъекта в реформировании общества, но недо­пустимо восприятие государства обществом как враждебной силы, проти­востоящей его интересам.

Проблема оптимизации российской го­сударственности является исключительно важной и актуальной, прежде всего, в силу реаль­ной значимости для всей жизнедеятельности обще­ства, каждого гражда­нина. Научный поиск в этом направлении позволяет ответить на принципиальные, можно сказать, глобальные вопросы. Что представляет собой государственность как социальная реалия и пра­вовая категория? Каким качественным характери­стикам должно соответствовать государство как центральный, базовый элемент государственности? При каких условиях государство может обеспечить её эффективность? Каковы пути ра­ционального преобразования россий­ского общества, выхода из кризисного состояния, наполнения государ­ственно-правовых институтов новым со­держанием, обеспечивающим их результативное функционирование? Ка­к могут быть определены место и роль личности, гражданского общества в функ­ционировании государства? Как выстроить эффектив­ный механизм их взаимодей­ствия, сотрудничества, способный внести ре­шающий вклад в формиро­вание нового типа общества? Какие правовые процессы иг­рают определяющую роль в функционировании сис­темы государствен­ности и потому требуют первоочередных реформацион­ных усилий, ко­торые позволят государству эффективно осуществлять управление в ин­тересах каждого конкретного человека и общества в це­лом?

В диссертации предлагаются варианты ответов на эти и другие, сопутствующие вопросы, имеющие большое теоретико-методоло­гическое значение для постижения личностно-правовой сущности феномена го­сударственно­сти. В качестве основополагающих, базовых элементов государственности рассматри­ваются государство, государственный строй, правовая сис­тема, позитивная правовая активность и инициатива граждан, обширные сегменты юридической жизни общества.

Формирование научно обоснованной теории государственности – одно из ключевых направлений развития современной теоретико-правовой науки, имеющее непосредственные выходы на практику, на выстраива­ние и реа­лизацию действенной правовой политики.

Важно иметь в виду, что проблемы, связанные с эффективным функ­ционированием государственности, настолько обширны, многоаспектны, что их невозможно охватить лишь одной какой-либо наукой. Здесь нужны сопряжённые усилия многих обществоведов, в первую очередь юристов, политологов, экономи­стов, социологов, философов, историков и др. В данной работе исследуются главные, прежде всего юридически значимые личностные аспекты эффек­тивного функционирования современной российской государственности как правового феномена.

Степень научной разработанности темы. Значительный вклад в осмысление государства и государственной вла­сти, их взаимодействия с личностью и обществом внесли многие известные мыс­лители Древнего Востока, Древней Греции и Древнего Рима, Средневековья, эпохи Возрож­дения, Нового времени.

Безусловно, должно учитываться и то достояние науки – истории учений о государстве и праве, – какое образует философско-образовательный и практический опыт российских политических мыслителей и государственных деятелей прошлого времени, таких, например, как И.Т. Посош­ков, В.Н. Татищев, А.Н. Радищев, интеллектуалы-декабристы, Б.Н. Чиче­рин, П.И. Новгород­цев, Г.Ф. Шершеневич, Б.А. Кистяковский, В.С. Соловьёв, А.Д. Градов­ский, М.М. Ковалевский, Н.И. Кареев, С.Г. Рад­циг, Н.М. Коркунов, Н.А. Бердяев, Н.И. Палиенко и др.

Среди зарубежных исследователей XX века следует особо выде­лить та­ких учёных, как М. Аткинсон, М. Вебер, М. Гравитц, Э. Карр, У. Лакер, К. Лефорт, Ж. Маритен, Д. Моска, Н. Неновски, В. Остром, Т. Парсонс, К. Поппер, Р. Пэнто, Б. Рассел, Р. Саватье, Дж. Сартори, А. Страус, М. Фуко, Ф. Хайек, К. Хассе, Е. Шатшайдер и др.

В XX веке, особенно во второй половине, а также в последние годы не­мало сделали для теоретиче­ского осмысления проблем функционирования отечественной государственности российские учёные-юристы, государствоведы, многие из которых продолжают плодотворные исследования и сегодня. Среди них выделяются И.А. Азовкин, С.С. Алексеев, Р.П. Алексюк, Г.В. Атаманчук, В.К. Бабаев, В.М. Баранов, П.П. Баранов, Р.С. Байниязов, М.И. Бай­тин, И.Л. Бачило, В.А. Бачинин, А.К. Белых, И.Л. Болясный, Ф.М. Бурлацкий, Ю.А. Веденеев, В.М. Ведяхин, А.Б. Венгеров, А.М. Витченко, Г.А. Гаджиев, И.Н. Гомеров, Л.А. Григорян, В.Е. Гулиев, А.И. Демидов, А.И. Денисов, Ю.А. Дмитриев, Н.М. Добрынин, И.А. Иванников, В.П. Казимирчук, Л.М. Карапетян, Н.М. Кейзеров, А.И. Ким, С.А. Комаров, А.И. Королёв, В.М. Корель­ский, В.Н. Кудрявцев, В.В. Лазарев, И.В. Левакин, Р.З. Лившиц, Е.А. Лукашёва, В.Я. Любашиц, А.В. Малько, Г.В. Мальцев, А.Ю. Мамычев, О.Е. Мартышин, М.Н. Марченко, Н.И. Матузов, А.А. Матюхин, А.В. Мицкевич, А.С. Мордовец, А.Ю. Мордовцев, Л.А. Морозова, И.В. Мухачёв, А.Е. Мушкин, В.С. Нерсесянц, А.В. Оболонский, А.И. Овчинников, В.С. Петров, А.С. Пиголкин, А.П. Плешаков, С.В. Поле­нина, Т.Н. Радько, В.А. Ржевский, И.В. Ростовщиков, А.Ю. Саломатин, В.П. Сальников, И.Н. Сенякин, В.Н. Синюков, Л.И. Спи­ридонов, И.М. Степанов, В.М. Сырых, В.О. Тененбаум, Ю.А. Тихомиров, Л.А. Тихомиров, Л.В. Тиунова, Б.Н. Топорнин, В.А. Туманов, И.А. Умнова, И.Е. Фарбер, А.И. Хорошильцев, В.Н. Хропанюк, В.А. Четвернин, В.Е. Чиркин, Д.Ю. Шапсугов, Ю.Л. Шульженко, Б.С. Эбзеев, А.А. Экимов  и многие другие.

Во второй половине XX века исследованию подверглась проблема повышения правовой активности личности как важ­нейшей части её социальной жизни. Было опубликовано мно­жество исследова­ний учёных-юристов по проблеме правовой активности личности, меха­низма формирования её правомерного поведения. В плане нашего исследования особое значение имеют труды таких учёных, как Е.В. Аграновская, С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, С.В. Баботов, В.М. Баранов, П.П. Баранов, Р.С. Байниязов, М.И. Байтин, В.В. Бородин, Ж.Д. Бусурманов, Н.Н. Во­пленко, В.Д. Горобец, В.И. Гойман, В.П. Казимирчук, В.Н. Карташов, С.Н. Кожевников,  В.В. Копейчиков, В.Н. Кудрявцев, Л.С. Мамут, А.В. Малько, Н.И. Мату­зов, Ю.Н. Оборотов, В.В. Оксамытный, М.Ф. Орзих, И.Ф. Покровский, В.В. Русских, В.А. Рыбаков, С.Н. Сабикенов, В.П. Сальников, В.А. Сапун, Н.Я. Соколов, Л.К. Суворов, И.В. Тепляшин, В.А. Туманов, В.М. Шафиров, Н.В. Щербакова и др.

Однако в целом изученность проблем социальной и, в частности правовой, активности не может быть признано достаточ­ным ни в философско-социологическом, ни психологи­че­ском, ни в теоретико-право­вом плане. В процессе исследования возникло различное понимание характера и социальной направ­ленности правовой активности, когда она определяется с диаметрально противоположных по­зиций. Сло­жились два подхода.

Первый, разделяемый большинством (В.П. Казимирчук, Н.И. Матузов, В.И. Гойман, В.М. Ша­фиров, И.Ф. Покровский и др.), трактует правовую активность только как позитивную, правомерную, общественно полезную и, следовательно, одобряемую государством и обществом деятельность субъекта в право­вой сфере.

Согласно второму подходу, правовая активность может быть и проти­воправной, отрицательной, как со знаком «плюс», так и со зна­ком «ми­нус». Наиболее чётко эту позицию обозначил М.Ф. Орзих. Он утверждает, что правовая ак­тивность вклю­чает в себя не только деятельность по осуществлению требований права, но и деятельность, не соответствующую закону.

Данная коллизия в понимании сущности правовой активности не раз­решена до сих пор. Между тем, её научно обоснованное решение имеет существенное не только общетеоретическое, но и практическое значение, выводя на более точное понимание таких категорий, как «право», «правовая система», «правовая политика», «правовая жизнь» и др., всего процесса взаимодействия личности и государства, укрепления законности и правопорядка в обще­стве.

Резюмируя вопрос о степени научной разработанности проблем функционирования системы государственности, можно констатиро­вать, что, хотя данной проблематикой учёные-юристы основательно стали зани­маться сравнительно недавно, но, тем не менее, теоретико-пра­вовая наука имеет уже значительные достижения. Ус­пехи этой работы стали результатом не только специального теоретиче­ского анализа, но и ито­гом размышлений учёных, научные интересы кото­рых были сконцен­трированы на проблемах управления и самоуправления, демократии, со­отношения государства, государственной власти и лично­сти, активиза­ции деятельности последней в правовой жизни общества.

Почти каждый из авторов, писавших о государстве и праве вообще, в той или иной мере неизбежно касался вопросов, связанных с государственностью. Естественно, возникает мысль: по-прежнему ли актуальна ис­следуемая тема? Ответ однозначно утвердительный. Вопросы государ­ства и его взаимодействия с личностью, гражданским обществом, эффективности государственного воздействия на про­цесс повышения правовой активности граждан, проблемы укрепления тем самым государственной власти всегда были и будут одним из важ­нейших направлений научных исследований1.

Объект, предмет, цель и задачи исследования. Объектом диссерта­ционного исследования является современная российская государственность как комплексное, конкретно-историческое правовое явление, отражающее качественное состояние государственно организованного общества, обладающее национально-духовной природой и спецификой, национально-культурной ориентированностью, демонстрирующей накопленные народом духовные и иные социальные ценности.

Предметом исследования выступают основополагающие, базовые эле­менты и связи, процессы в системе государственности (факторы и условия её эффективности): государство, госу­дарственный строй, правовая система, правовая активность и инициатива граждан, их участие в ключевых юридически значимых процессах, важнейшие проявления правовой жизни со­временного российского общества в их соотношении с эффективным функционирова­нием системы отечественной государственности.

Цель диссертации заключается в комплексном анализе стержневых, опреде­ляющих компонентов и процессов функционирования современной российской государственно­сти в их личностном измерении на основе данных, накопленных по этой проблематике историко-правовой и теоретико-правовой науками, поли­тологией, философией права, а также в изучении современных юридически значимых процессов, их оценке в русле действующего зако­нодательства. Особое внимание уделяется проблеме повышения эффективности функ­ционирования как каждого основного компонента, так и всей системы современной российской государственности.

Задачами исследования являются:

уточнение категориального статуса понятия «государственность», раскрытие его структуры и научной ценности;

анализ соотношения понятий «правовая жизнь» и «правовая система»; обоснование значения для эффективного функционирования государственности категории «правовая жизнь», необходимости введения её в научный оборот, в понятийный аппарат общей теории государства и права, а также отраслевых юридических дисциплин; 

научное объяснение авторского видения сущности государства, его социаль­ного назначения и функций в современном обществе;

осмысление с позиций общей теории государства и права понятия «эффективность государственности» и условий эффективного функционирования системы современной российской государственности;

разработка и обос­нование концепции сильного государства как института, необходимого для современной России, выступающего решающим условием повышения эффективности отечественной государственности;

понятийный теоретико-правовой анализ феномена сильного государства, его главных сущностных признаков;

исследование личностных явлений, обусловливающих эффективное функционирование государственности: взаимоотношений в системе «государство – гражданское общество – личность»; правосознания; обязанностей и взаимной ответственности государства и граждан;

изучение во­просов, связанных с функционированием механизмов эффективной государственности, важнейших её элементов – правовой системы, правовой активности, пра­вовой инициативы граждан;

анализ личностно-правовых аспектов современного российского избирательного процесса как главного способа влияния граждан на деятельность государства, ба­зового механизма государственности, создающего основу её эффективности; изучение и обобщение воздействующих на качество избирательных отношений явлений – бюрократизации, свободного волеизъявления граждан, многопартийности и др.

Методологическая основа диссертационного исследования. При решении поставленных задач автор исходил из того, что развивающаяся сегодня юридическая наука основывается на признании необходи­мости использования всех современных, а также выработанных ранее ме­тодик научного познания. Вместе с тем, следует признать, что в любом го­сударстве, как и в любой науке, должен существовать основной, ведущий методологический под­ход. Не единый и обязательный для всех, а преобладающий, доминирую­щий, выступающий базой методологического инструментария той или иной науки2. Таким методологическим подходом к теоретико-правовому ис­следованию государственности, по нашему восприятию, является всеобщий диалектико-материали­стический метод и вытекающие из него законы диа­лектической и формаль­ной логики.

Исходя из данного всеобщего метода, в работе по формированию на­учно обоснованной теории российской государственности естественным образом приходится сочетать несколько методологических парадигм, то есть исходить из методологически-плюралистического подхода. Из специ­альных методов в ходе исследования применялись формально-юридиче­ский, системный, структурно-функциональный, аксиологический подходы, социологический и психологический методы, культуро­логический анализ, а также элементы других методологических подходов: сравнительного, исторического, институционального, социального прогно­зирования и др. В процессе исследования использовались и общенаучные методы познания: анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование и др.

Эмпирическую и информационную основу диссертационного исследования составляют полученные в процессе изучения разнообразных источников обобщённые данные о современном состоянии российской государственности, реформационных процессах, правовой жизни государства, личности, структур гражданского общества, опубликованные результаты наиболее масштабных и научно достоверных социологических исследований, статистические материалы, аналитические публикации в периодической печати и других средствах массовой информации.

Автор использовал разнообразные по характеру и формам отражения действительности источники информации. Основную группу таких источников составили официальные государственно-правовые документы: Конституция Российской Федерации; федеральные конституционные и федеральные законы; акты палат Федерального Собрания Российской Федерации; указы и распоряжения Президента РФ; постановления Правительства РФ; документы государственных органов, прежде всего федеральных, – Послания Президента РФ Федеральному Собранию, решения Конституционного Суда РФ и других судебных органов; акты, входящие в систему международного права.

Важная группа источников – теоретические труды отечественных и зарубежных исследователей прошлого и настоящего по теории и истории государства и права, философии политики и права, теории государственной власти и управления, конституционному праву, другим юридическим отраслевым наукам, исследования по философии, социальной психологии и психологии личности, социологии, политологии, экономической теории.

Научная новизна. Диссертация в личностно-правовом контексте представляет собой первое монографическое исследование, посвящённое анализу двух неразрывно взаимосвязанных компонентов эффективной государственности – силь­ного государства и активной личности. В работе реализована задача комплексного рассмотрения теоре­тических правовых проблем, составляющих конструкцию дан­ной темы.

Одним из основных результатов обобщения и систематизации про­блемных вопросов выполненного исследования явилось формирование целостной концепции сильного демократического правового социального государства как основы, несущей конструкции эффективной государственности. С учётом данных общей теории государства и права, конституционного права, политической истории и политологии, а также специально-отраслевых политических и юридических наук, философии политики и права, психологии, логики, лингвистики в диссертации намечены нетрадиционные подходы, трак­товки и решения ряда рассматриваемых проблем. В частности, впервые формулируется определение государственности как комплексной поли­тико-правовой категории, отражающей всю государственную, политиче­скую и правовую, а также этнокультурную и конфессиональную организа­цию общества. Исследуется её сущность, структура, обосновывается науч­ная ценность.

Разработаны нетрадиционные, более связанные с реальностью, учиты­вающие личностное измерение рассматриваемых феноменов определения категорий «государство», «функции государства»; эти категории в макси­мальной степени увязаны с проблемой повышения эффективности совре­менной российской государственности. В диссертации вводятся в научный оборот понятия «сильное государство», «эффективная государственность», «активная личность», «мера (критерий) силы государства», «негативная правовая активность», «позитивная правовая актив­ность» и др. Предлагаются уточнённые формулировки ряда уже исполь­зуемых в науке понятий: «правовая система», «гражданское общество», «правовое общество», «социальное государство», «социальная (социально ориентированная правовая) политика», «социальная защита населения», «социально-правовая защита» и др., которые помогают более адекватно воспринимать протекающие в системе государственности и в обществе в целом процессы.

Формулируются новые выводы и подходы, вносящие определённый вклад в исследование развивающихся направлений юридической науки – правовой жизни и правовой политики. Уточняются смысл и содержание соответствующих понятий, доказывается необходимость их закрепления в качестве научных категорий.

Обосновываются соответствующие современ­ным реалиям подходы, выводы, предложения по вопросам понимания сущности и содержания правовой активности личности. Разра­ботаны основы теории правовой инициативы как высшей формы позитивной правовой активности граждан, выдвигаются пред­ложения по вопросу о праве на инициативу и его обеспечении средствами правовой политики. В контексте повышения эффективности россий­ской государственности, упрочения её правовых основ проанализирован избирательный процесс в пост­советской России, изучены влияющие на его качество феномены – бюрократизация, свободное волеизъявление граждан, многопартийность и др.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. На концептуальном уровне определяется соотношение понятий «государство» и «государственность». Государственность – это более ши­рокая катего­рия, которая даже в самом узком значении не может рассмат­риваться как сино­ним государства. Это система взаимосвязан­ных и взаимозависимых государственно-политических, социально-правовых, экономических, нравственно-этических, этнокультурных и иных (так или иначе связанных с го­су­дар­ством и реализацией его функций) компонентов, с помо­щью которых государ­ственная власть осуществляет регулятивно-органи­зующее, стабилизи­рующее, интегрирующее и активи­зирующее воздействие на обществен­ные отношения, а граждане оказывают сдерживающее, направляющее, нормо­творче­ское, орга­низацион­ное, а также ограничи­ваю­щее влияние на го­судар­ство и государ­ственную власть.

2. Элементный состав государственности включает в себя: а) компоненты, которые в процессе её функционирования поддерживают равновесие, сбалансированность всей системы, обеспечивая сохранность, эффективность, укрепление; б) компоненты, которые зародились и действуют, развиваются внутри системы государственности, но в процессе её функционирования нарушают нормальное протекание этого процесса, равновесие системы, мешают развитию, сдерживают его, ослабляют систему; имеются в виду явления не единичные, не случайные, а постоянные, достаточно массовые, ставшие устойчивыми процессами (тенденциями), «разъедающие» государственность изнутри. Решающая роль в структуре государственности принадлежит государственно-политической системе и правовой, которые, будучи объединены в рамках общества и взаимодействуя (но не сливаясь) друг с другом, образуют основу, ядро любой государственности.

3. Правовая система не может охватить собой всё, что есть юридического в обществе, всю юридическую среду, сферу. Есть целый ряд юридически значимых феноменов (состояний, отношений, взаимодействий, субъектов, видов деятельности), остающихся объективно вне рамок правовой системы. Данная категория не настолько широка, чтобы отразить всю правовую действительность. Она не может и не должна по своей сути включать в себя всех субъектов и все явления, которые имеют место в правовой жизни, складывающейся и протекающей в обществе. Существует потребность в обновлённой теории, и эта проблема может быть решена с помощью категории «правовая жизнь». Правовая жизнь является качественным показателем действенности права и правовой системы, государственности, выступает оценочным критерием работоспособности правовой системы, а через неё – всей системы государственности. Разумеется, не вся правовая жизнь общества является элементом государственности, а только её упорядоченная, государственно организованная часть – правовая система. Данная категория тем не менее должна войти в понятийный аппарат теории и практики государственности, поскольку без неё научное знание в этой важнейшей области не будет полным и адекватно отражающим существующую действительность.

4. Оптимальное определение государства должно учитывать личностный фактор. В государственной воле, выражаемой через право, проявляется, прежде всего, воля властвующих, которые, опасаясь социальных взрывов и утраты своего привилегированного положения, вынуждены считаться с волей и интересами подвластных. Именно к такому выводу приводит мировой опыт. Отсюда следует, что активная, настойчивая деятельность граждан, направленная на государство, заставляющая государственную власть действовать в интересах общества, не только возможна и желательна, но и необходима. Без учёта данного обстоятельства точное понимание сущности государства невозможно. Поэтому в определение государства следует включить позицию о том, что государство – это организация политической власти, которая (помимо всего прочего) обеспечивает условия для граждан участвовать в формировании и осуществлении властных велений и действий.

5. Сформировавшееся ещё в 70-е годы прошлого столетия и сохраняющее своё значение понимание функций государства всё же нуждается в определённой корректировке. Поскольку меняются наши представления о современной государственности, сущности государства, его социальном назначении и служебной роли, это не может не проявиться и в изменении содержания понятия функций государства, и в описании его характерных черт. Необходимо уточнение акцентов в определении государственных функций. Помимо сказанного, этого требует также реконструкция идеологической основы, на которой базировалась теория функций социалистического государства, а также потребность в переходе к новой, общецивилизационной парадигме устойчивого в своей эффективности развития отечественной государственности.

Функции государства – это обязательные, определяющие направления внутренней и внешней деятельности, которую государство непременно должно осуществлять, обусловленные его сущностью и социальным назна­чением, а также необходимостью осуществления действий, направленных на пре­иму­щественную реализацию как общесоциальных, так и конкрет­ных классо­вых,  иных групповых, национальных, религиозных и других интере­сов на данном этапе либо на всём протяжении развития общества.

Всё то, что не входит в круг обязательной деятельности государства (за­дачи, проблемы, требующие решения, и т.п.), не является его функцией. Иначе говоря, функция государства – это нечто принадлежащее именно ему, то, от чего в процессе управления обществом государство не вправе отказаться, не исполнить, не осуществить, та работа, без кото­рой данное государство на данном историческом этапе либо на всём протяжении своего развития обой­тись не может.

Функции государства – это то, что кроме него никто в обществе исполнять либо не должен, либо не способен, либо ему этого делать нельзя, запрещено, недопустимо ни при каких условиях, а также те дела (часть дел), в которых государственное участие предусмотрено законом, договором, вытекает из его социального назначения либо обусловлено потребностями жизни общества. При этом для нормального, сбалансированного социума, для эффективной государственности неприемлемо спонтанное, неупорядоченное присвоение государством тех или иных функций (своеволие государства). Контроль в этой сфере – одна из важнейших и ценнейших функций гражданского обще­ства.

Сильное эффективное государство строго функ­ционально, то есть вся его деятельность – это практическая реализация своих функций (только своих, государственных, а не иных).

6. Под эффективностью государственности следует понимать особую качественную характеристику процесса государственно-правового опосредования (главным образом – специально юридического) социальных отношений, которая включает в себя три основных компонента: 1) результативность, то есть степень достижения соответствующих целей; 2) степень социальной ценности (полезности) полученных результатов; 3) степень морального (нравственного) совершенства применяемых в процессе функционирования государственности средств.

Условия эффективности – это обстоятельства, которые, с одной стороны, способствуют максимальной реализации ценности государственности, позволяющей полнее удовлетворять интересы граждан, а с другой, выступают как сопутствующие факторы для действия компонентов государственности по достижению этой ценности, по её использованию.

К важнейшим условиям повышения эффективности современной российской государственности можно отнести: 1) легитимность компонентов государственности; нелегитимная государственная власть, например, потенциально опасна для общества, только легитимная государственная власть может быть в подлинном смысле эффективной; 2) наличие в качестве центрального компонента отечественной государственности сильного государства; 3) функционирование дееспособного гражданского общества, центральным элементом (субъектом) которого выступает активная, автономная личность; государственность эффективна тогда, когда происходит взаимовлияние государства и общества друг на друга; 4) действие в обществе эффективной избирательной системы; 5) соответствие применяемых государственно-правовых средств, то есть формы (в частности, правовых стимулов и правовых ограничений), интересам, мотивам и установкам, то есть содержанию; 6) совершенство законодательства и правоприменительной деятельности; 7) достаточно высокий уровень правосознания, правовой культуры общества и отдельных граждан; 8) состояние законности; 9) создание конкретной, чёткой, понятной и доступной каждому гражданину системы государственно-правовых стимулов и ограничений; индивидуальный и дифференцированный подходы к их реализации и др.

7. Объективной потребностью для современной России, необходимым условием роста эффективности отечественной государственности является сильное государство: 1) государство, которое чётко занимает своё место в системе общественных отношений, соблюдает минимальные границы и максимальные пределы своего вмешательства в социальные процессы, применяет все присущие ему методы управления (регулирования); 2) дееспособное государство, никогда не оставляющее стихийным силам те сферы жизнедеятельности общества, которые без государственного регулирования существовать не в состоянии; 3) государство, способное создать рациональную, внутренне согласованную систему правовых норм (право), которые бы стимулировали инициативу, активность и самоуправление граждан, повышали их роль в управлении государством, устанавливали общественный контроль над деятельностью органов государственной власти; 4) социальное государство, то есть демократическое правовое государ­ство, которое берёт на себя обязанность заботиться о социальной спра­ведливости, благополучии своих граждан, их социальной защищённости, признающее социально ориентированную политику важнейшим направле­нием своей практической деятельности и эффективно реализующее за­креплённые в конституции основные направления этой политики, благо­приятствующее труду.  Мерой силы государства является степень его доступ­ности для свободного гражданского волеизъявления, открытости, восприимчивости для конструктивной правовой активности граждан, институтов гражданского общества.

8. Усиление государства может осуществляться: 1) только в рамках демократического режима (это главное условие сохранения им своей социальной ценности); 2) только вместе с усилением и «осовремениванием» человека как личности, гражданина. России необходима такая система государственной власти, которая, не поступаясь принципами демократизма, продолжая строить, совершенствовать, развивать демократический политический режим, повышала в то же время степень способности эффективно контролировать ситуацию в стране, была бы в состоянии вести борьбу с террористической и иными опасностями, стимулировать хозяйственную и общественную инициативу граждан, укрепляя тем самым отечественную государственность. 

9. Сильное демократическое государство немыслимо без активно функционирующего гражданского общества. Усиление государства – это процесс, обязательно сопряжённый с построением такого общества. Гражданское общество – это сфера свободной, автономной, а также стимулированной правом активности граждан и созданных ими организаций, которые имеют реальную возможность и спо­собность выступать в качестве самостоятельных субъектов, преследующих позитивные цели; это сфера, ограждённая законами от прямого, необоснованного вмешательства и про­извольной регламентации деятельности граждан и организаций со стороны органов государственной власти.

10. Одним из ключевых компонентов государственности, от качества которого во многом зависит её эффективность, является правосудие. Система правосудия – это часть государственности, правовой жизни, где наиболее близко соприкасаются, даже сливаются гражданское общество и государство. Правосудие в процессе продолжающегося реформирования, оставаясь государственным институтом, должно сближаться с гражданским обществом, врастать в него, постепенно переставая быть слугой государства (на деле – чиновничьего сословия) и становясь на службу обществу в целом, воспринимая государство и личность, гражданское общество как равновеликие социальные силы, субъекты социального взаимодействия. Эффективное правосудие в равной степени выступает и как институт государства (публичный интерес), и как элемент гражданского общества (частный интерес).

11. В философском смысле автономная личность – это субъект, свободно определив­шийся, выработавший свою активную позицию в пространстве культуры и времени истории. В правовом аспекте активным следует считать гражданина, ответст­венно относя­щегося к своим правам и обязанностям, не допускающего действий, нарушающих права и свободы других лиц, имеющего чёткую установку на защиту, отстаивание своих прав, свобод и законных интересов, воспринимающего та­кое поведение в ка­честве безусловного морального правила, своего правового долга.

12. Эффективная государственность – это система, в которой: 1) государство в состоянии, устанавливая нормы права, считать себя связанным ими, подчиняться праву всегда и во всём, то есть самоограничиваться во имя общего блага; 2) действует принцип взаимной ответственности государства и личности при приоритете в их взаимоотношениях прав и свобод человека и гражданина; 3) в качестве партнёра сильного государства функционирует дееспособное гражданское общество, главным субъектом которого выступает активная, автономная личность, а деятельность государства нацелена на формирование и расширение слоя таких граждан; 4) государство в состоянии не только обеспечить признание, соблюдение и защиту прав человека, но и создать, поддерживать и совершенствовать порядок, при котором неуклонно исполняются обязанности. Ценность этого порядка повышается при наличии механизмов государственного поощрения (стимулирования) добросовестного, инициативного исполнения гражданами юридических обязанностей. Именно качественное исполнение обязанностей является важным фактором повышения эффективности современной российской государственности. 

13. Правовая активность личности – одна из важнейших со­ставных частей (видов) социальной активности, интенсивная деятельность индивида в сфере политики и права, одна из форм юридиче­ского бытия личности, специфическая форма жизнедеятельности, которая неизбежно включает и теневой, негатив­ный сектор. Право­вая активность (во всех возможных проявлениях) – это способ правового бытия личности, характеристика качественного состоя­ния (кри­терий) правовой жизни. Позитивная правовая активность – это сознательная деятель­ность субъектов, необходимый элемент социально-правового развития, деятельное участие человека в юридической жизни, характеризующееся его стремлением оптимизировать свои усилия и добиться высоких конеч­ных юридически значимых результатов.

14. Высшей формой позитивной правовой активности граждан выступает инициативная деятельность – творческий, самостоятельный, на основе свободного волеизъявле­ния осуществляемый процесс осмысления, создания и реализации каких-либо общественно значимых, полезных предложений, проектов, концепций, технических новшеств (изобретений) и т.п. Инициатива как часть правовой жизни состоит в том, что субъекты имеют возможность своими целенаправленными творческими, правомерными действиями вызывать к жизни права и обязанности, изменять или прекра­щать их, влиять на процессуальные правила их реализации.

Подлинное народовластие предполагает активное функционирование, наряду с системой представительной демократии, также институтов демократии непосредственной в самых различных формах и на разных уровнях. Наиболее эффективным средством выявления воли народа, формирования правотворческой политики и повышения тем самым эффективности государственности является референдум. Российская государственность не может быть достаточно эффективной без реальных, действующих форм участия граждан в управлении государством и обществом. В российских условиях роль референдумов нельзя недооценивать. И если по поводу целесообразности общероссийских референдумов можно спорить, то отрицать ценность этих процедур на уровне субъектов Федерации, а особенно муниципальных образований,  вряд ли целесообразно.

15. Важными формами формирования и реализации позитивно-правовой (прежде всего – правотворческой) активности, инициативы в современной России должны стать всенародные обсуждения, общественные слушания, научные и общественные экспертизы, иные формы непосредственного участия граждан, их объединений и организаций в правотворческом процессе. Ценность этих процедур и в том, что они создают благоприятные условия для успешного правоприменения. Именно поэтому мы и можем рассматривать правотворчество как один из важнейших факторов повышения эффективности отечественной государственности.

16. Негативная правовая активность – это осознанная, умышленная деятельность, форма юридического бытия индивидов и их групп, которые действуют, не считаясь с общеобязательными правилами поведения, и стремятся достичь любой ценой целей, противоречащих об­щественным и государственным задачам. Уровень негативной правовой активности (в сравнении с уровнем ак­тивности позитивной) – это показатель качественного состоя­ния правовой жизни, эффективности проводимой государством правовой политики.

17. Действенным условием повышения эффективности российской государственности может стать дебюрократизация выборов. Для этого необходимо: 1) исключить исполнительные органы из процесса формирования состава избирательных комиссий. Закрепление в избирательном законодательстве нормы, согласно которой весь состав избирательных комиссий назначали представительные органы, конечно, не устранило бы совсем, но затруднило бы попадание в состав комиссий беспринципных людей; 2) установить порядок, при котором все лица, выдвинутые в состав избирательных комиссий партиями, имеющими фракции или установленное число депутатов в Государственной Думе или региональных законодательных собраниях, обязательно были бы назначены; 3) обеспечить будущим членам избирательных комиссий возможность получать соответствующую подготовку в рамках организованной государством системы обучения; 4) создать эффективную систему политико-правового воспитания всех участников избирательного процесса; 5) законодательно закрепить действенные меры юридической ответственности за нарушения в ходе выборов со стороны их организаторов и других субъектов.

18. Агитация против выборов правомерна. Она не только возможна, но в определённых ситуациях и необходима как ненасильственный метод граж­данского протеста, реализации гражданами, народом права на сопротивле­ние. Сильное государство не должно опасаться возможных действий наро­да против власти, которой он не доволен. Возможность таких действий – условие подлинно свободного гражданского волеизъявления, предоставления в ходе выборов полной свободы выраже­ния мнения избирателям. А от органов государственной власти в связи с этим требуется только одно: исполнять свои обязанности так, чтобы на возможную агитацию против участия в выборах откликнулось как можно меньше граждан. Думается, что при этом условии проводимые в стране выборы станут действительно свободными и демократичными.

19. В качестве одного из важнейших факторов становления в Российской Федерации эффективной государственности выступает формирование и укрепление многопартийной системы. Необходимо неуклонно двигаться в сторону создания подлинной многопартийности. Это – непременное условие утверждения в России эффективной демократической государственности.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретическое значение выполнен­ной работы заключается прежде всего в самом подходе к исследованию государственности как комплексной, интегрирующей категории, отра­жающей всю государственную, политическую и правовую организацию общества; в формировании представления о государственности как о цело­стной государственно-правовой и политической действительности. Тем самым создаются большие дополнительные аналитические возможности для комплексного анализа политической, правовой и иных сфер жизни общества. Данный подход позволяет всегда иметь представление об общей панораме государственно-правового пространства, в котором по­стоянно находятся, вращаются участники социального общения. Широкое развёртывание исследований на данном направлении может существенно повлиять на содержательную сторону научных теоретико-правовых, государствоведческих разработок.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что полу­ченные в ходе исследования выводы могут быть использованы в отраслевых юридических науках, в теоретических и прикладных изысканиях. Со­держащиеся в работе рекомендации могут найти практическое применение в нормотворческой деятельности государственных органов, в процессе правореализации, в работе по оптимизации избирательных кампаний как на федеральном и региональном, так и на муниципальном уровнях, в деятельности по правовому воспитанию граждан, под­готовке специалистов-юристов. 

Апробация результатов исследования. Основные теоретические вы­воды и положения диссертации, выдвигаемые в ней предложения ком­плексно были доложены автором на научно-методологическом семинаре «Сильное государство и активная личность как потребность времени» в Саратовском филиале Института государства и права РАН (2005 г.). Док­лад и все выступления опубликованы в журнале «Правовая политика и правовая жизнь» (2005. № 3. С. 180–213). Диссертация трижды (в феврале и июне 2007, в октябре 2008 г.) детально обсуждалась на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России.

По исследуемой проблематике автор выступал с докладами и сообще­ниями на межвузовской научно-практической конференции «Наследие К.Д. Ушинского и современные проблемы гуманитаризации образования в России» (Балашов, БГПИ, 1994 г.); всероссийских научных конференциях: «Электоральные процессы и формирование политической власти в совре­менной России: региональная практика» (Саратов, СГУ, 2002 г.), «Психо­логия политической власти» (Саратов, СГУ, 2003 г.); международной на­учной конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» (Тольятти, ВУиТ, 2004 г.); круглом столе «Правовая политика: от концепции к реальности» (Саратов, филиал ИГП РАН, 2004 г.); научно-методо­логическом семинаре «Современное российское право: нравственное из­мерение» (Саратов, филиал ИГП РАН, 2004 г.); межрегиональной научной конфе­ренции «Модернизация права: зарубежный и отечественный опыт» (Пенза, Саратовский филиал ИГП РАН, ПГУ, 2004 г.); научно-практических кон­ференциях: «Государственность и право славянских народов начала XXI века» (Ростов-на-Дону, РГУПС, Международный институт предпринима­тельства и права, 2004 г.), «Государственность и право славянских наро­дов: состояние и перспективы развития» (Ростов-на-Дону, РГУПС, Международный инсти­тут предпринимательства и права, 2005 г.); всероссийском научно-практи­ческом круглом столе «Правовая политика субъекта Федерации: концеп­ция и проблемы совершенствования» (Смоленск, Администрация Смолен­ской области, областная Дума, СГАП, 2005 г.); всероссийской научно-тео­ретической конференции «Правовая политика» (Ростов-на-Дону, РЮИ МВД, 2005 г.); круглом столе «Методология юридической науки: состоя­ние, проблемы, перспективы» (Ростов-на-Дону, Ассоциация юридических вузов России; Институт управления, бизнеса и права, 2005 г.); межвузов­ской научно-практической конференции «Право как ценность и средство государственного управления обществом» (Волгоград, Академия МВД, 2005 г.); всероссийской научно-методической конференции «Преподава­ние философии в вузе: проблемы, цели, тенденции» (Магнитогорск, МГТУ, 2005 г.); межрегиональном семинаре «Реформирование права: за­рубежный и российский опыт» (Пенза, Саратовский филиал ИГП РАН, ПГУ, 2005 г.); межрегиональной научной конференции «Модернизация государства: зарубежный и отечественный опыт» (Пенза, Саратовский фи­лиал ИГП РАН, ПГУ, 2005 г.); региональной научно-практической конфе­ренции «Социальная работа и социальная политика: состояние и перспек­тивы» (Балашов, БФ СГУ, 2005 г.); IV Российском философском конгрессе (Москва, РФО, МГУ им. М.В. Ломоносова, ИФ РАН, Министерство обра­зования и науки РФ, 2005 г.); региональном научно-методологическом семинаре по обсуждению «Концепции антикоррупционной политики в Российской Федерации» (Саратов, филиал ИГП РАН, СГАП, редакция журнала «Правовая политика и правовая жизнь», 2005 г.); круглом столе «Правовая жизнь общества: методология исследования» (Самара, Самарский филиал МГПУ, Саратовский филиал ИГП РАН, 2006 г.); научно-методологическом семинаре «Новый методологический подход к идее ''правовой жизни''» (Саратов, филиал ИГП РАН, 2006 г.); межрегиональной конференции «Проблемы правовой модернизации в России» (Саратов, филиал ИГП РАН, Пензенский госуниверситет, 2006 г.); научно-методологических семинарах: «Реформа публичной власти в современной России» (Саратов, филиал ИГП РАН, 2006 г.), «Синергетика как перспективный методологический ресурс правоведения» (Саратов, филиал ИГП РАН, СГУ, 2007 г.), «Российское законодательство: состояние и тенденции развития» (Саратов, филиал ИГП РАН, СЮИ МВД РФ, 2007 г.), «Законные интересы: методология исследования» (Саратов, филиал ИГП РАН, 2007 г.), «Правоохранительная политика современной России: проблемы формирования» (Саратов, филиал ИГП РАН, СЮИ МВД РФ, 2008 г.), «Методология исследования исключений в праве» (Саратов, филиал ИГП РАН, 2008 г.); всероссийских научно-практических конференциях: «Проблемы взаимодействия субъектов правоохранительной политики» (Пенза, ПГУ, Саратовский филиал ИГП РАН, Научно-образовательный центр федеральных и региональных проблем правовой политики СГАП, 2007 г.), «Российская правовая политика в сфере образования» (Саратов, юридический факультет СГУ, филиал ИГП РАН, 2007 г.); круглых столах: «Приоритеты правоохранительной политики» (Тамбов, Институт права ТГУ, Саратовский филиал ИГП РАН, 2008 г.), «Правовая политика и правовая реформа в современной России» (Самара, ИГП РАН, Ассоциация юридических вузов, журнал «Государство и право», журнал «Правовая политика и правовая жизнь», Самарский филиал ГОУ ВПО г. Москвы «Московский городской педагогический университет», 2008 г.); международной научно-практической конференции «Политико-правовые приоритеты социально-экономического развития России», посвящённой 100-летию Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского (Саратов, СГУ, юридический факультет; Научно-образовательный центр Саратовского филиала ИГП РАН, 2008 г.) и др.

Результаты исследования изложены в двух авторских и четырёх коллективных монографиях, а также более чем в семидесяти статьях. Главные итоги опубликованы в ведущих отечественных научных журналах: «Государство и право», «Правоведение» «Вестник Московского университета», «Власть», «Закон», «Право и государство: теория и практика», «Российский юридический журнал», «Философия права», «Юрист-Правовед», «Право и политика», «Правовая политика и правовая жизнь», «Конституционное и муниципальное право», «Право и образование», «Вестник СГАП» и др. Материалы и выводы диссертации используются автором в преподавательской работе.

Структура диссертации. Работа состоит из введения и двух разделов. Первый раздел включает 2 главы, разделённые на 9 параграфов (в первой главе – 4 параграфа, во второй – 5). Во втором разделе – 2 главы, одна из которых (глава 3) представлена в 3 параграфах, другая (глава 4) содержит 2 параграфа, а третья (глава 5) включает 3 параграфа. Каждый параграф завершается итоговыми выводами, а вся диссертация – заключением и библиографическим списком.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, оценивается степень её научной разработанности, определяются объект, предмет и цель исследования, ставятся задачи, даётся краткая характеристика его методологической основы, формулируются критерии новизны полученных результатов, их научно-практической значимости, фиксируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся данные по апробации основных позиций диссертации.

Раздел I «Эффективная государственность: теоретико-методологиче­ский аспект» содержит три главы, в которых исследуются базовые категории концепции эффективной государственности в личностно-правовом измерении: «государственность», «сильное государство», «социальное правовое государство», «социально ориентированная правовая политика», «правовая система», «правовая жизнь», «активная личность», «автономная личность» и др.

Глава 1 «Государственность как социальная реалия и правовая категория» включает четыре параграфа.

В первом параграфе рассматриваются научное определение государственности, её структура и научная ценность.

Современную государственно-правовую реальность трудно, а порой невозможно отразить с помощью традиционных, зачастую слишком узких («закрытых») категорий. Тре­буются более широкие (с подвижными границами) категориальные кон­струкции, построения (комплексы), дающие возможность производить соответственно и более гибкие и адекватные научные операции, дости­гать более высоких уровней обобщения, абстракции. Одна из таких кате­горий – «государственность», научное определение которой сформулировано в данном параграфе (см. п. 1 положений, выносимых на защиту).

Выстраивание структуры государственности должно быть предельно объективным (соответствующим действительности), обоснованным, исключающим любые конъюнктурные соображения. Государственность – социальная реалия и категория, включающая в себя две группы компонентов.

Первая группа. Компоненты, которые в процессе функционирования государственности поддерживают равновесие, сбалансированность всей системы, её сохранность, эффективность, укрепление. В реферируемой диссертации они подразделяются на первичные (центральные, базовые, основополагающие, системообразую­щие) и вторичные элементы государственности. К последним автор относит компоненты, которые связаны с первичными, исхо­дят из них. Это не означает меньшей значимости этих элементов. Они так же, как и первичные, имманентно присущи государ­ственности, неизбежно включаются в её структуру. Их выделение, «обо­собление» представляется обоснованным с точки зрения удобства вос­приятия и понимания сущности этих элементов.

Первичными элементами государственности являются сле­дующие составляющие (узлы, блоки):

а) государство, государственная власть, политическая система в целом;

б) личность во взаимоотношениях с государством (здесь располагаются также поли­тико-правовые принципы, на которые опираются названные отношения: справедливость, гуманизм, интернационализм, патриотизм, гражданственность как политико-правовое выражение нравственности и др.; взаимная ответственность, законность, равноправие, всеобщее уважение прав и свобод человека, его законных интересов, политический и идеологический плюрализм, а также юридически и политически значимая деятельность, субъективные права и юридические обязанности и др.). В качестве элементов государственности могут рассматриваться и такие феномены, как принадлежность всей полноты политической вла­сти народу; фактическое, самостоятельное и решающее участие каждого в управлении всеми государственными и общественными делами и проч.; государственность – это не только пространство государственной поли­тики, но и поле, в рамках которого разворачивается деятельность граждан, направленная на государство либо выстраиваемая под влиянием государства;

в) правовая система как комплексная, интегрирующая категория, социальная реалия, выражающая и включающая всю правовую органи­зацию общества, целостную упорядоченную, организованную правовую действительность. Ядром и нормативной основой правовой системы, всей государственности, её связующим и цементирующим звеном выступает право. Важным элементом государственно­сти является правовая политика в различных её проявле­ниях, но прежде всего – как способ организации правовой жизни обще­ства;

г) государственный строй как совокупность социально-правовых, общественно-полити­ческих отношений, выражающих наиболее принципиальные свойства, взаимосвязи и взаимодействие в механизме организации и функциони­рования государственности. Это обобщающая категория, по объёму са­мая близкая к рассматриваемой, но не сливающаяся с ней, не идентичная ей.

К основным вторичным элементам государственности могут быть отне­сены следующие феномены:

а) экономический строй общества и комплекс взаимодействий в сфере государственного регулирования экономических, хозяйственных отношений, прежде всего отношений собственности; б) социальная организация общества и социальная политика госу­дарства как основной механизм её функционирования; регулирование, упорядочение межнациональных отношений; режим взаимоотношений государства и различных конфессий; в) духовно-культурная организация общества, прежде всего – отра­жение в ней государственных, политических, правовых ценностей; г) система связей, взаимодействий государства и гражданского об­щества; д) система взаимоотношений между государственными органами, кандидатами на выборные должности и гражданами (электоратом) в ходе избирательных процессов, в результате которых формируются ор­ганы государственной власти; е) информатизация как новый этап совершенствования государства, права, демократии и законности; информационные отношения как об­щественные отношения, которые урегулированы государством посред­ством права и возникают между различными субъектами в процессе ак­кумуляции, обработки и использования информации.

Вторая группа. Компоненты, которые нарушают нормальное функционирование государственности, рав­новесие системы, мешают развитию, сдерживают его, ослабляют сис­тему. Имеются в виду явления не единичные, не случайные, а постоян­ные, достаточно массовые, ставшие устойчивыми процессами (тенден­циями), «разъедающие» государственность изнутри.

К таким (негативным, нежелательным) элементам государст­венности могут быть отнесены, к примеру, следующие явления: а) неучастие части граждан в управлении делами общества и госу­дарства; б) бюрократизация всех сторон жизни и деятельности государства и общества; в) «бюрократическая реакция», проявляющаяся в функционировании чиновничества как «замкнутой и подчас просто надменной» касты, по­нимающей «государственную службу как разновидность бизнеса», по­требляющей «достигнутую стабильность в своих корыстных интересах», использующей «появившиеся у нас, наконец, благополучные условия и появившийся шанс для роста не общественного, а собственного благо­состояния», не желающей «слышать запросы людей»; «откровенный рэ­кет со стороны государственных структур» в отношении предпринима­телей3; г) абсентеизм как показатель отчуждения граждан от власти, инди­катор доверия к политикам, отсутствия интереса к политической деятельности, воз­можная угроза легитимности представительных органов, авторитету из­бранных депутатов, должностных лиц; д) закрытость политической элиты; е) низкий уровень законности; практическое неисполнение ряда принятых законов; устойчивость правового дилетантизма, идеализма, по­пулизма и нигилизма; з) коррупция, злоупотребления, деформация правосознания, ошибки в праве и иные явления (абсолютно все перечислить невозможно), препятствующие эффективному функционированию государственности факторы.

Государственность не оставляет за своими рамками негативные, нежелательные процессы. И если в одних случаях эти процессы объективны, естественны, государственность вынуждена уживаться с ними, учитывать, подстраиваться под них, минимизируя отрицательные эффекты, то в других – речь идёт о нетерпимых явлениях, которые опасны для системы и должны быть удалены из неё.

По мнению диссертанта, система государственности – сложное, разноуровневое, иерархическое и динамическое образование, границы которого подвижны, в структуре которого есть свои системы и подсистемы, узлы и блоки. Большинство элементов государственности выражается в виде связей, отношений, состояний, режимов, статусов, установок, гарантий, принципов, предпочтений, ценностей, идеологических (мировоззренческих) позиций, политико-правовых, политико-экономических, этнокультурных процессов, правосубъектности и других специфических феноменов, из которых складывается обширная инфраструктура – государственно-правовая, государственно-политическая сфера, правовая, политическая, хозяйственно-экономическая и иная жизнедеятельность государства и других социальных субъектов, взаимодействующих с ним, то есть государственность.

Стержневыми позициями первого параграфа главы I являются следующие положения.

1. В своём адекватном реальности понимании государственность никак не может быть сведена лишь к государству и его структурам. Она представляет собой конкретно-историческое явление, отражающее качественное состояние государственно организованного общества, обладающее национально-духовной природой и спецификой, национально-культурной ориентированностью, демонстрирующее накопленные данным народом духовные и иные социальные ценности.

2. Государственность – комплексная, интегрирующая категория, отражающая всю государственно-правовую и политическую действительность, позволяющая изучать и оценивать политико-правовую жизнь общества в целостном осмыслении.

3. Государственность как социальная реалия есть именно система, а не совокупность элементов. В ней принципиально важно видеть не только элементы, поддерживающие равновесие, сбалансированность всей системы, её сохранность, эффективность, укрепление, но и компоненты (явления), нарушающие нормальное протекание процесса функционирования государственности, «разъедающие» её изнутри. В самом общем виде развитие государственности выступает как процесс двоякий (двуединый): с одной стороны, это совершенствование, закрепление позитивных элементов, а с другой – борьба с явлениями нетерпимыми, опасными для системы и требующими либо минимизации, либо удаления из неё.

4. Категория «государственность»: а) даёт практически неограниченные аналитические возможности для комплексного анализа политико-правовой и во взаимодействии с ней всех иных сфер жизни общества; б) предоставляет реальную возможность глубоко и всесторонне анализировать и оценивать постоянно изменяющуюся государственно-правовую и социально-политическую действительность как целостный феномен, как систему; в) позволяет точнее отразить и представить общую картину с учётом постоянно происходящих в системе государственности сложных интеграционных и дезинтеграционных процессов.

5. Государственность не есть простая механическая совокупность элементов, её компоненты связаны между собой единым нормативно-волевым началом. Скрепляющим каркасом, обеспечивающим прочность системы, является право, правовые нормы и порождаемые ими правовые отношения.

Во втором параграфе изучается вопрос о сущности, социальном назначении и функциях государства как центрального компонента государственности в его личностно-правовом контексте. Здесь подчёркивается, что попытка некоторых авторов исключить государство из числа национальных, социальных, индивидуальных ценностей россиян бесперспективна. Государство – неотчуждаемая ценность. Это субстанция, неотрывная от личности и общества.

На основе историко-правового анализа развития представлений о государстве, а также наиболее распространённых в литературе его определений диссертант приходит к следующим выводам.

1. Государство, существуя на протяжении многих тысячелетий, изменяется вместе с развитием общества, одной из важнейших составных частей которого оно является. В этом, помимо всего прочего, заключается социальная ценность государства.

2. Сущностная характеристика государства и его ценностный аспект совпадают и неразделимы, обязательно включают в себя особенности взаимоотношений государства и личности, воплощения в государственном устройстве, в его деятельности рациональности, принципов свободы и прав человека.

3. Если направленность на государственную власть политико-правовой деятельности есть сущностная черта данной деятельности (это общепринятая в науке позиция), то можно утверждать, что позитивная активность граждан в правовой жизни общества, её стимулирование со стороны государства является одной из сущностных характеристик самого государства. Имеющиеся в литературе определения государства не могут быть признаны достаточно полными именно потому, что в них отсутствует необходимая позиция о государстве в его соотношении с личностью и обществом. Только в таком качестве государство может быть центральным элементом эффективной государственности.

4. В государственной воле, выражаемой через право, проявляется воля власть предержащих, которые, опасаясь социальных взрывов и утраты своего привилегированного положения, зачастую вынуждены считаться с волей и интересами подвластных. Отсюда следует, что активная, настойчивая деятельность граждан, направленная на государство, государственную власть, заставляющая государство действовать в интересах подвластных, не только возможна и желательна, но и необходима. Без учёта данного фактора адекватное реальности понимание сущности современного государства невозможно.

5. В ряду факторов (начал), оказывающих непосредственное влияние на сущность и социальное назначение государства в конкретных исторических условиях развития отдельных стран, следует учитывать религиозный и национальный факторы. Они чрезвычайно важны для понимания сущности и предназначения современного Российского государства, а их учёт весьма актуален в плане повышения эффективности отечественной государственности.

Основываясь на изложенных положениях, диссертант предлагает следующее определение.

Государство это единственная суверенная организация полити­ческой власти определённых социальных сил, правящая обществом при помощи аппарата управления и принуждения, посредством правовых ак­тов, а также прямого администрирования, обеспечивающая условия для граждан участвовать в формировании и осуществлении властных велений, направленных на пре­имущественное осуществление как общесоциальных, так и конкретных классовых, групповых, национальных, религиозных и других интере­сов в пределах определённой территории.

Теоретико-правовое исследование вопросов эффективности современной государственности (в любом контексте, в том числе и личностно-правовом) связано, прежде всего, с функциональной ролью государства в обществе, с тем, насколько эффективно оно выполняет свои функции. Именно функциональная характеристика лежит в основе сильного, эффективного государства. И коль скоро меняются наши представления об основных свойствах современной государственности вообще, то, естественно, это должно сопровождаться и уточнением содержания категорий, которыми описывается теория государства, и прежде всего, – понятия «функции государства».

Проанализировав основные дефиниции данной категории, диссертант пришёл к выводу о том, что в отечественной юридической науке существует во многом объективно сложившаяся ситуация, характеризующаяся, во-первых, отсутствием единого подхода к пониманию функций государства, во-вторых, – многообразием определений, и в-третьих, отсутствием определения, которое адекватно отражало бы сущность и содержание категории «функции государства». В реферируемой диссертации предлагается и обосновывается авторское определение данного понятия (см. п. 5 положений, выносимых на защиту).

В работе на конкретных примерах доказывается, что распыление государственных сил и средств на исполнение не своих, не свойственных государству дел – свидетельство и одна из причин низкой эффективности государства. В то же время современное Российское государство не исполняет целый ряд присущих ему, своих по сути функций. При этом не учитывается одно из важнейших свойств государственных функций – их объективная природа, обусловленность каждой функции объективно стоящими перед государством задачами, порождёнными необходимостью властного реагирования на факторы внутренней и внешней среды. Каждая функция государства выступает как объективная реальность, необходимость осуществления которой менее всего зависит от желания или нежелания правителей и правительств. Игнорирование данного обстоятельства влечёт опасность произвольной оценки роли и значения той или иной функции, отказа (ни при каких условиях он не может быть обоснованным) от исполнения какой-либо из них. Именно так обстоит дело с идеологической, прямо связанными с ней воспитательной и мобилизующей, а также интеграционной функциями государства.

Выяснению соотношения категорий «правовая жизнь» и «правовая система», их места в системе государственности посвящён третий параграф главы 1. Правовая жизнь занимает особое место в ряду важнейших категорий и одновременно реалий, обеспечивающих и отражающих функционирование государственности и всего социального механизма. Автор придерживается понимания правовой жизни как «формы социальной жизни, выражающейся преимущественно в правовых актах и правоотношениях, характеризующей специфику и уровень правового развития данного общества, отношение субъектов к праву и степень удовлетворения их интересов»4. Для конкретизации этой позиции, познания её глубинной сути в диссертации выясняется соотношение категории «правовая жизнь», диалектика её взаимосвязи с понятием «правовая система». Именно «разведение» этих «родственных» феноменов позволяет установить и закрепить в правоведении понятие «правовая жизнь» как самостоятельную научную категорию.

Главные предназначения правовой системы, её место в современной российской правовой жизни и в структуре государственности могут быть охарактеризованы следующими положениями.

1. Правовая система – это составная часть правовой жизни как социальной реалии и категории более широкой. В этом качестве она в полном объёме входит в структуру государственности, вместе с политической системой образуя её основу, ядро.

2. Правовая система: а) носит официальный, организованный, властно-императивный или диспозитивный нормативно-упорядоченный характер; б) это правовой строй общества, его правовая организация; формализованная, подчинённая и подчиняющаяся нормам права часть правовой жизни, компонент государственности; в) система правовой упорядоченности, включающая в себя те институты, процессы, явления, отношения, традиции, устои и проч., которые объединены в целое не в качестве совокупности, а в виде системы, составляющей «правовое лицо» данного государства; правовая система отражает не всю правовую жизнь, а, скорее, правовой порядок, упорядоченную часть правовой жизни общества, государственности. Правовая жизнь же далеко не всегда основывается на законах и иных правовых актах, подчиняется установленным правилам, требованиям. Изменить эту ситуацию, совершенствовать правовую жизнь, обеспечить нормальное, стабильно позитивное и эффективное протекание правовой жизни – главная задача правовой системы государства.

3. Правовая система создаёт условия для совершенствования правовой жизни, обеспечения её стабильности, нейтрализации и вытеснения из неё негативных юридических явлений (правонарушений, злоупотреблений и проч.). Правовая система призвана придавать правовой жизни, а через неё – и всему обществу высокое правовое качество, правовую положительность, задавать ей эффективный алгоритм, прогрессивную интенсивность. Правовая жизнь же является показателем действенности права и правовой системы, эффективности государственности. Именно она даёт конкретную информацию для оценки работоспособности правовой системы, а через неё – всей системы государственности.

4. Главное социальное назначение правовой системы – быть катализатором инициативных действий субъектов, защитником их прав, свобод и законных интересов, потребностей и устремлений, удерживать поведение индивидов в рамках правомерности и правопослушности, правоуважения, максимизировать численность таких субъектов.

Диссертант приходит к выводу о том, что получившая развитие категория «правовая система» уже не вмещает весь наличный аналитический материал, возникла потребность в обновлённой теории и эта проблема может быть решена с помощью категории «правовая жизнь». Она в полной мере позволяет оценить движение права под углом зрения личности, коллективов; именно здесь главное назначение феномена правовой жизни. Разумеется, не вся правовая жизнь общества является компонентом государственности, а прежде всего её упорядоченная, государственно организованная часть – правовая система. Данная категория тем не менее должна войти в понятийный аппарат теории и практики государственности, поскольку без неё научное знание в этой важнейшей области не будет полным и адекватно отражающим существующую реальность.

Логически завершённый смысл категории «правовая жизнь» придаёт определение в качестве главного направления её развития линии на укрепление взаимодействия граждан и государства (государственной власти). Упрочение государственности, повышение эффективности правовой политики государства – важнейшая задача теории и практики правовой жизни современного российского общества.

Завершающий (четвёртый) параграф главы 1 содержит анализ категорий «эффективность государственности» и «условия эффективности». Здесь обосновывается позиция о том, что под эффективностью государственности следует понимать особую качественную характеристику процесса государственно-правового опосредования (главным образом – специально-юридического) социальных отношений, которая включает в себя три основных компонента: 1) результативность (степень достижения государственно-правовых целей); 2) степень социальной ценности полученных результатов; 3) степень морального совершенства применяемых в процессе функционирования государственности средств5. Чтобы обеспечить желаемую степень эффективности государственности, гарантировать именно высокую эффективность, нужны соответствующие условия – обстоятельства, которые, с одной стороны, способствуют максимальной реализации ценности государственности, позволяющей полнее удовлетворять интересы граждан, а с другой – выступают сопутствующими факторами для действия компонентов государственности по достижению этой ценности, по её использованию.

Глава 2 «Сильное государство как объективная потребность российской государственности» содержит пять параграфов.

В первом параграфе обосновывается необходимость для современной России построения сильного государства, с позиций личностно-правового подхода формулируется его научное определение. На конкретных примерах диссертант показывает, что усиление роли государства и повышение эффективности государственного регулирования во всех областях общественной жизни стало ведущей тенденцией современности, нашедшей отражение как в официальных, экспертных оценках и высказываниях, так и в научных исследованиях (и отечественных, и зарубежных), которые различают сильное и слабое государство. По мнению автора, в теоретической трактовке категории «сильное государство» необходимо иметь в виду следующие аспекты.

1. Наличие у государства имманентно присущей ему силы, волевого начала вовсе не означает, что оно сильное. Востребованность определённого уровня силы в государстве диктуется временем, действием ряда социальных закономерностей. Сила – критерий, который позволяет проводить сравнительное сопоставление власти государства в различные периоды его существования. Силы может быть недостаточно, и она может быть избыточна в государстве.

2. Существует точно востребованный уровень силы государства, определяемый суммой задач, поставленных перед ним, и уровнем развития его ресурсов. Поэтому целесообразно различать статичную силу государства, являющуюся его пусковым механизмом, нормой управляемости, запасом прочности, и динамичную силу, обусловленную новыми факторами государственного развития и перспективными задачами совершенствования государственности.

3. Именно динамический фактор является исходным для обоснования концепции сильного государства, способного решать проблемы переходного периода. Статичная же сила государства и государственной власти предопределена их природой. Она предшествует актам самой властереализации. Власть основана на данной силе, на возможности её использования. Реальной же государственную власть делает сила, воспринятая и усвоенная в социальной практике подчинёнными этой силе субъектами. Незримо присутствуя во многих актах государства, именно эта сила делает его публичным институтом, умеющим использовать овеществлённую власть.

4. Если статичный элемент силы рассматривается как потенциал государства, его запас прочности, то динамичный компонент более практичен, связан с развитостью инфраструктуры и правовой основы управления делами общества. Государство может иметь огромную внутреннюю силу, но внешне быть слабым, не способным отправлять свои элементарные функции из-за нерационального использования своей силы, искусственного сдерживания силы властных предписаний, а также других причин, имеющих одну и ту же временную (объективную) либо искусственную (субъективную) природу. Такая ситуация возможна только в тех государствах, где имеются управленческие просчёты, глухие места властной вертикали, где «сила права» ничего не может поделать с «правом силы»6, с всеподавляющим господством административного ресурса, а весь государственный аппарат страдает от произвола отдельных лиц. Из-за недостаточного внимания к правовым средствам государство скатывается к неправомерному (правонарушающему) пути развития, перестаёт быть правовым.

5. Слово «сила» в его узком, традиционном и привычном, авторитарно-тоталитарном смысле никак не может быть исходным для определения сущности сильного демократического государства. Такое государство – не есть организация, опирающаяся на силу, заложенную в ней по природе, на силовое давление, непосредственное принуждение. Рассуждения о силе в таком понимании уводят от истинных целей государства. Сила – не только и не столько инструмент в деятельности современного цивилизованного государства, а качественная, функциональная характеристика, охватывающая все его внутренние и внешние стороны, устройство (юридическое оформление) и деятельность по реализации функций, достижению определённых целей. Что делает государство? Как оно это делает? Зачем делает? Каков результат? Вот главные усиливающие характеристики современного государства.

Термин «сила» в применении к концепции сильного государства означает энергию, воздействующую на общественные процессы, степень интенсивности, позитивно направленной напряжённости этой энергии. Сила государства – это материальное начало, источник энергии, деятельности, творческий потенциал, фактор движения, активности; это также способность проявления какой-либо деятельности, состояние, отличающееся определённой степенью напряжённости, устремлённости, воли. Имеется в виду сила, без которой нет могущества, нет власти. Власть сама по себе, автоматически не может стать сильной. Такой её делает принадлежность государству. Она есть проявление силы государства, государственная воля в действии, материализованная сила государства.

Сильное государство – это властная политико-правовая организация, которая всегда и во всём «в силах», «в состоянии», может эффективно исполнять свои функции, свою работу, активно действовать. Это государство, находящееся в таком состоянии, когда есть (ощущается обществом, каждым гражданином) власть, влияние. Сильное государство – основательное, безупречно юридически оформлен­ное, устойчивое, стабильно прочное; его доводы сильны, государственный механизм эффек­тивен, Вооружённые силы абсолютно надёжны, политическая воля тверда и целенаправленна, социально справедли­ва. Его представители – компетентные, профессионально подготовленные, уважаемые народом должностные лица.

Таким образом, сильное государство – довольно неоднозначное и широкое понятие. Это даёт основание толковать его по-разному. Автор убеждён в том, что сильное государство не есть однозначно антипрогрессивное и неэффективное явление. Это понятие – социологически инструментальное, это – один из действенных способов реализации общественных задач. Позитивная или негативная его оценка зависит от соответствия его действий социальному контексту и от его отношений с законностью и демократией.

Далее диссертант на основе анализа материалов социологических опросов показывает, что: а) доминирующим настроением сегодня в России является стремление поднять авторитет государства, восстановить сильное государство на демократической основе, с которым связываются надежды общества на наведение порядка, активизацию борьбы с преступностью, установление мира и благополучия; б) эти пожелания исходят не только от элиты и близких к ней слоёв общества, но и от народа, стремящегося к самоорганизации и исторической самодеятельности; в) народ пока молчит, но это не «тупое», не «пустое» молчание; массовое сознание россиян не только не «незрелое», оно продвинулось максимально далеко, насколько это возможно для непрофессиональной политико-правовой мысли; г) большинство российских граждан высказывается за соединение рынка (против возврата к тоталитарному прошлому) и сильного социального, с развитыми регуляционными функциями государства (в этом может быть усмотрен знак протеста против радикально-либерального авантюризма).

Выстраиваемая в диссертации концепция сильного государства исходит из того, что государство существует и действует как часть общества. Не просто государство, а система государственности, система отношений, в которой главным, движущим компонентом является взаимодействие публичной власти и её объектов, государства и гражданского общества (если говорить обобщённо). Чтобы такая сложнейшая система (система систем) была управляемой, каждый её элемент должен быть сильным, способным подчинять другого своей воле, а при необходимости находить в себе силу признать правоту оппонента и подчиниться, пойти на компромисс либо достигнуть консенсуса.

Бытующий в литературе тезис о том, что сильной может быть только та система, которая противопоставляется менее сильной, вряд ли применим к процессу функционирования современной демократической государственности. Речь должна идти не об «усилении против», а об «усилении за»7, об усилении государства для обеспечения позитивного развития в обществе модернизационных процессов. Бесспорно, в таком обществе, где только один сильный субъект – государство, ставить вопрос о его усилении нет смысла и даже опасно. Точно так же вредно рассматривать задачу усиления государства в отрыве от проблемы одновременного укрепления, повышения конструктивной активности институтов гражданского общества. Государство в принципе не может быть сильным, оставаться демократическим без тесного партнёрства с гражданским обществом. Сила государства на переходном этапе – в способности создать условия для формирования такого общества. Без него государство становится монстром, представляющим опасность, а не благо для собственного народа, да и для народов других стран.

Сильное государство – не силовое, хотя его силовое превосходство потенциально всегда было, есть и будет. Иначе оно перестало бы быть государством как таковым. Силовое превосходство государства – не есть показатель его силы. Ведь есть не только сила оружия, сила тюрем, сила принуждения. Есть ещё сила права, сила убеждения, сила коллектива, сила организации, сила дисциплины, сила идеологии и т.п. Сильное государство – это инициатор, вдохновитель и гарант созидательной деятельности. Другого такого уникального по своим возможностям, выражаясь языком зарубежных учёных, «социального актора» нет. Суть дела не просто в том, чтобы усилить роль государства в социальном развитии, а в том, чтобы сделать эту роль прогрессивной, чтобы сформировать не просто сильное, а сильное эффективное государство.

Сильное государство не является каким-то особым, отдельным типом (видом) государства. Это особое состояние государства, его качественная характеристика, основным содержанием которой является состояние, работоспособность, эффективность государства на данный мо­мент времени; это эффективное, полноценное, авторитетное и уверенное в себе государство, чётко выполняющее все свои функции и социальное назначение.

Второй параграф главы 2 посвящён выяснению зависимости государственной силы и демократического режима как оптимальной, по мнению соискателя, формы функционирования сильного государства. Тоталитаризм и демократия – абсолютно противоположные, несовместимые типы организации государственной власти, всех общественных отношений. Тоталитаризм – это такое обустройство общественных отношений, которое обеспечивает полное (тотальное) подчинение народа и личности интересам власти. В условиях тоталитаризма государство не сильное, а силовое, насильственное, карательное. России необходимо сильное демократическое правовое государство. Хотя «каждое государство по существу своему представляет организацию силы и властвования»8, эти «сила и властвование» могут быть как правовыми, демократическими, справедливыми, так и неправовыми, несправедливыми. Ценность личностно-правового начала в развитии государственности следует всячески поддерживать и сохранять. Без этого невозможно функционирование подлинного демократического режима. При этом необходимо учитывать и принципиальную важность, значимость гражданского общества во взаимодействии с государством (правового общества) для осуществления прав и свобод индивида, повышения позитивной правовой активности и инициативы личности.

Таким образом, усиление государства может осуществляться только в русле демократического режима. Лишь тогда государство и вся система государственности сохранит и укрепит свою социальную ценность. Ни о каком, даже «дозированном» тоталитаризме и речи быть не должно в обществе, которое декларировало себя в качестве демократического и правового.

Сильное государство немыслимо в отрыве от личности, от взаимодействия с ней. Усиление государственности, её «осовременивание» возможно только вместе с усилением и «осовремениванием» человека как личности. Процесс укрепления демократической правовой государственности и политико-правовой активизации личности – сопряжённый, взаимно дополняемый, взаимно детерминированный процесс. России необходима такая система государственной власти, которая, не поступаясь принципами демократизма, продолжая строить, совершенствовать, развивать демократический политический режим, повышала, в то же время, степень способности эффективно контролировать ситуацию в стране, была бы в состоянии вести борьбу с террористической и иными опасностями, стимулировать хозяйственную и общественную инициативу граждан, укрепляя тем самым российскую государственность.

В третьем параграфе выясняется роль и место государства в экономическом, хозяйственном развитии, поскольку именно с этими факторами связан, прежде всего, вопрос о сильном государстве. Исследуя роль государства, его правовой политики в рыночной экономике, мы тем самым определяем его место и роль в обществе, без чего невозможно уяснить вопрос о взаимодействии государства и личности, разобраться в принципиальных аспектах сущности сильного государства.

В диссертации обосновывается положение о том, что сильное государство – это государство цивилизованное. Оно чётко знает своё место в системе общественных отношений, минимальные границы и максимальные пределы своего вмешательства в социальные процессы, применяет все присущие государству методы регулирования, как косвенные (экономические, воспитательные, стимулирующие), так и прямые (административные, ограничивающие).

Государство ни в каких ситуациях, ни при каком стечении обстоя­тельств не должно оставлять стихийным силам те сферы жизнедея­тельности общества, которые без государственного регулирования суще­ствовать не могут. Речь идёт о дееспособности государства. Государство, отказывающееся от исполнения имманентно присущих ему функций, уходящее (путём прекра­щения регулирования) из тех сфер общества, откуда уходить оно не имеет права, становится слабым, недееспособным. Без сильного государства не­возможно совершить коренную модернизацию общества. Свободный ры­нок, частная собственность, цивилизованные формы демократии несовмес­тимы с распущенностью и эгоистическим своеволием, разрушающими реформационные общественные процессы.

Границы государственного вмешательства, которые определены спецификой рыночной экономики, – это своеобразная гарантия от «сползания» к авторитаризму. Однако этот фактор не действует автоматически. Необходимы, во-первых, нацеленность государства на то, чтобы удерживать себя в указанных границах, и, во-вторых, активная деятельность граждан, их добровольных ассоциаций, способная в случае необходимости «заталкивать» государство в правовые пределы. Иначе говоря, дело охраны рынка от деформирующих его ненужных вмешательств со стороны государственных структур и чиновников – это настолько сложное дело, что справиться с ним в одиночку даже самое лояльное к рынку государство не в силах. Нужна активная личность.

В четвёртом параграфе второй главы исследуется такой качественный показатель силы государства, как его социальная ориентированность («социальность»). Социальная ориентированность – важнейшая черта сильной рациональной политической власти. Сущность этого аспекта характеристики современной правовой государственности в диссертации раскрывается через выяснение содержания таких научных категорий, как «социальное государство», «социальная (социально ориентированная) политика», «социальная (социально-правовая) защита населения» и др.

Социальное государство – это демократическое правовое государ­ство, которое берёт на себя обязанность заботиться о социальной спра­ведливости, гарантировать право граждан на достойную жизнь, их социально-правовую защищённость, признающее социально ориентированную политику важнейшим направле­нием своей практической деятельности и эффективно реализующее за­креплённые в конституции основные направления этой политики, благо­приятствующее труду. Принципиальным моментом является то, что социальное государство (в прогрессивном его понимании) не стремится решить социальные про­блемы путем уравниловки, за счёт отказа от свободы, как это делало тоталитарное государство. Оно направляет свои усилия, исполь­зует свои возможности для защиты социально слабых слоёв в рамках свободы, не ограничивая последнюю, а, напротив, развивая её, используя свободу, кото­рой может пользоваться для повышения своего благосостояния большая часть общества, и помогая людям непредприим­чивым и бедным.

Наиболее характерные черты социального государства находят отражение в его социальной политике, которая в соответствии со статьёй 7 Конституции РФ направлена «на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Социальная (социально ориентированная правовая) политика – это часть общей политики государства, которая регу­лирует посредством права отношения между социальными группами, между обществом в целом и его членами, связанные с изменениями в социальной структуре общества, рос­том благосостояния граждан, улучшением их жизни, удовлетворением их мате­риальных и духовных потребностей, совершенствованием образа жизни. 

Демократическое правовое социальное государство, ак­тивно действующие граждане, свободно объединяющиеся в группы, объе­динения, ассоциации и т.п., взаимодействующие между собой и с государ­ством на основе права, – это и есть общество, в основе которого находится эффективная система государственности.

Пятый параграф содержит характеристику концепции сильного государства в контексте модернизации политической власти в Российской Федерации. О сильном государстве можно вести речь только при наличии эффективно функционирующей власти. Автор подчёркивает, что ключевой проблемой укрепления российской государственности является вопрос о том, насколько страна, общество управляемы, какова может быть более демократичная, справедливая и как можно более эффективная модель управления ими. Ещё важнее понять, кто является субъектом этого управления.

По мнению диссертанта, следует исходить из того, что в принципе неверно ставить вопрос об управляемости общественным развитием каким-либо индивидуальным или коллективным субъектом, фактически абстрагируясь от того, какого качества и уровня (главным образом профессионального и интеллектуального) эти субъекты. И прежде всего следует озаботиться задачей обеспечения такой системы управления, которая сама в себе содержала бы механизм эффективности (социальный, политический, правовой). В качестве такого механизма, по мнению соискателя, выступает процесс оптимального взаимодействия таких дихотомий, как «государство – личность», «государство – гражданское общество». Только при наличии этого механизма государство может стать сильным, гражданское общество – дееспособным, личность – позитивно активной и инициативной, а вся общественная система – правовой.

  Раздел II «Эффективность государственности и активность граждан в правовой жизни общества» включает в себя три главы, в которых исследуются личностные явления, обусловливающие эффективное функционирование государственности (взаимоотношения в системе «государство – гражданское общество – личность»; правосознание; обязанности и взаимная ответственность государства и граждан); изучаются вопросы, связанные с действием механизмов эффективной государственности, важнейших её элементов – правовой активности и правовой инициативы граждан; анализируются личностно-правовые аспекты современного российского избирательного процесса как главного способа (канала) влияния граждан на деятельность государства, базового механизма государственности, создающего основу её эффективности; изучаются и обобщаются воздействующие на качество избирательных отношений явления – бюрократизация, свобода волеизъявления граждан, многопартийность и др.

Глава 3 «Автономная личность и дееспособное гражданское общество как сущностный признак сильного государства, условие эффективного функционирования государственности» состоит из трёх параграфов.

Материалы первого параграфа позволяют сформулировать вывод о том, что сильное государство (как стержневой элемент эффективной государственности) – это государство, не приемлющее и не допускающее умаления самостоятельности личности и индивидуальных свобод. Оно всячески поддерживает, стимулирует формирование в массовом сознании таких качеств, как личная инициатива, предприимчивость, готовность идти на риск, личная ответственность за самостоятельно принятые решения и успех или неуспех в их реализации и др.

Важнейшим фактором, связующим личность и государство, является право и выстраиваемая на его основе политико-правовая активность граждан. Сильное государство – это государство, способное создать рациональную, внутренне согласованную систему правовых норм, которые стимулировали бы инициативу, активность и самоуправление граждан, повышали бы их роль в управлении государством, устанавливали бы общественный контроль над деятельностью органов государственной власти.

Главный вывод данной части диссертационного исследования состоит в том, что в качестве механизма, способного обеспечить повышение эффективности системы государственного управления, выступает процесс оптимального взаимодействия государства, права и личности. Формирование дееспособного гражданского общества является одной из главных стратегических задач, без решения которой невозможно построить систему эффективной государственности, обеспечить безопасность и достойную жизнь людей9

.

Поэтому ведущим стратегическим направлением (целью) развития современной отечественной государственности является, с одной стороны, выстраивание государственно-правового механизма, способного реально обеспечивать одну из базовых основ конституционного строя России – положения о правах человека как высшей ценности, а с другой – создание системы активного воздействия граждан на государство через институты гражданского общества. Такой двуединый механизм функционирования отечественной государственности пока не построен, он находится в стадии становления. Государственность эффективна лишь тогда, когда происходит взаимовлияние публичной власти и общества друг на друга. Только при этом условии может эффективно функционировать стержневой механизм развития государственности – механизм взаимодействий в системе «сильное государство – дееспособное гражданское общество».

Во втором параграфе изучается зависимость эффективности государственности от правосознания, показывается его роль как важнейшего фактора повышения дееспособности гражданского общества и укрепления государственности.

В диссертации на основе анализа статистической информации доказывается, что самыми необходимыми условиями для преодоления деформаций правосознания россиян (как обычных граждан, так и тех, кто правит ими), социального хаоса на современном этапе становятся неразрывно взаимосвязанные задачи стимулирования свободы (инициативы) и укрепления законности. Выход в сложившейся ситуации один – укреплять законность, мобилизуя на решение этой задачи и всю правовую политику государства и наращивая в процессе её решения дееспособность гражданского общества. Сосредоточение внимания на укреплении законности – залог успешного строительства в России и гражданского общества, и правового государства.

Третий параграф главы 3 посвящён характеристике обязанностей и взаимной ответственности государства и граждан как необходимого условия их оптимального взаимодействия.

Сильное правовое государство, будучи управляющей системой, признающей свою зависимость от гражданского общества и направляющей свою деятельность на защиту прав и свобод человека и гражданина, непременно должно обеспечить вместе с тем исполнение обязанностей всеми субъектами социальных отношений. Это является необходимым условием повышения эффективности системы государственности. В диссертации отмечается, что распространённая в юридической литературе трактовка юридических обязанностей как «реестра требований, предъявляемых обществом к личности» является неточным и ограниченным представлением. Носителями обязанностей выступают все субъекты общества: как человек, так и само общество (носители естественных обязанностей), а также граждане, государство, его органы (носители юридических обязанностей, закреплённых в позитивном праве – В.Д. Перевалов).

Более того, в нынешних российских условиях особенно важно чётко прописать и конкретизировать в законах (прежде всего – в Конституции) именно обязанности власти, всех её ветвей, органов, чиновников, ибо одной абстрактной конституционной нормы о том, что «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» (ст. 2), явно недостаточно. Усилить данную нормативную позицию, по мнению соискателя, можно было бы путём включения в соответствующую главу Конституции РФ положения о том, что «государство, все органы и должностные лица при осуществлении властных полномочий не вправе инициировать (в том числе в виде законопроектов) и принимать, а также осуществлять акты и решения, прямо или косвенно нарушающие или игнорирующие права, свободы и законные интересы всех, кто находится под его юрисдикцией». Это способствовало бы более эффективному взаимодействию между государством и обществом. 

Гражданское общество дееспособно благодаря его правовой организации. Поэтому уместно использовать понятие «правовое общество». Оно означает подчинённость гражданского общества праву, желание и – главное – обязанность этого общества «жить по праву». Правовое общество – это такое общество, в котором сильное государство подчинено праву и в социальных отношениях жёстко ограничено им, не вправе нарушать законодательно установленные для него запреты, ограничения, а физические и юридические лица свободны делать всё, что не запрещено правом, имея достаточно высокую общую и политико-правовую культуру и не позволяя себе действовать анархично; это общество, в котором утверждён принцип господства права и действует оптимальный механизм взаимодействия государства, права, личности и гражданского общества.

Глава 4 «Позитивно-правовая активность личности необходимый компонент эффективной государственности» посвящена исследованию вопросов, связанных с функционированием механизмов эффективной государственности, важнейших её элементов – правовой активности и правовой инициативы граждан.

В первом параграфе правовая активность предстаёт как критерий качественного состояния правовой жизни. Качественное состояние правовой жизни – это совокупность признаков, характеристик, показывающих степень развитости процессов, связанных с активным использованием права для решения насущных проблем общественного развития: построения правового государства, гражданского общества, повышения уровня правовой культуры и т.д. Категория «качественное состояние правовой жизни» выражает, прежде всего, подвижность правовой жизни, её развитие. Преобразование общества, совершенствование его правовой жизни – основная, глобальная цель свободных индивидов. Поэтому именно через правовую активность личности можно анализировать качественное состояние правовой жизни и, следовательно, – степень эффективности всей системы государственности.

В диссертации обращается внимание на то, что правовая активность является одной из важнейших характеристик человека в юридической сфере. В большинстве случаев такая активность направлена на достижение законной цели законным способом. Но в реальной правовой жизни имеются многочисленные случаи правовой активности в направлении, которое пролегает рядом с официальными способами поведения человека в обществе, не совпадая с ними.

Негативная часть правовой жизни – это явление: а) социальное; б) правовое. Для адекватного восприятия правовой жизни как социальной реалии и научной категории, а также правовой активности как её формы (способа) и критерия качества принципиально важна уверенность в определении границ собственно права и правил другой природы, действующих в обществе. Иначе говоря, необходимо чётко знать, где кончается правовое поле (юридическое пространство) и где оно начинается; что означает категория «неправо» (Гегель) и что при этом следует иметь в виду – «негативное право» (негативное, но право) (В.А. Бачинин) или «то, что не есть право» (В.К. Самигуллин).

Автор диссертации обосновывает свою позицию. Всё правовое начитается там и тогда, где и когда появляется право как система общеобязательных, формально определённых норм, как властно-официальный регулятор общественных отношений, как мера юридической свободы, как определитель правомерного и неправомерного, законного и незаконного поведения. Отсюда выходит, что юридическое пространство – это вся сфера бытия права и всех субъектов, действующих в ней, со всеми позитивными (правомерными, законными) и негативными (неправомерными, противозаконными, но, по сути, тоже правовыми) его (права) проявлениями. И те и другие проявления различаются по природе и направленности, как, например, правомерное и противоправное поведение. Однако по своему характеру они правовые и выступают составными частями юридической сферы, являются сегментами правовой жизни.

Диссертант приходит к выводу о том, что правовое – это всё то в обществе, что небезразлично праву. В это пространство включены: а) позитивные процессы и отношения; б) негативные проявления, не безразличные праву, фиксируемые им в качестве отрицательных, общественно вредных или опасных; они тоже правовые, но со знаком «минус»; этот блок правовых явлений можно называть «неправовым» («действуя так, ты не прав, поскольку эти действия запрещены нормами права, которое не оставит тебя в покое, пока ты будешь так действовать, либо подвергнет тебя наказанию»), а лучше и понятнее – негативно-правовым. Те же явления в обществе, которые не имеют отношения к праву, безразличны ему, – внеправовые, поскольку не включены в сферу права, существуют и развиваются вне правового (регулируемого правом) пространства, вне правовой жизни.

Правовая жизнь и правовая активность не потому называются правовыми, что они содержат только правомерные, законопослушные, соответствующие юридическим нормам явления (деяния), а потому, что они включают общественные отношения, процессы, которые не безразличны праву и с этой смыслообразующей позиции урегулированы, подчинены правовым нормам. Но правовым нормам подчинено и поведение правопослушных, позитивно действующих, инициативных индивидов и тех, кто ведёт себя иначе, в том числе преступников.

Правовое – это не просто «вместилище» права, это пространство, в котором право действует, регули­рует различные отношения. В их числе не только правомерные действия, не только поведение, которое удалось сделать правомерным, а и то, которое пока не стало таковым, но его непременно надо ввести в правомерное поле, то есть поведение неправомерное, но тоже имеющее правовой характер, охваты­ваемое правом. А для этого такую деятельность, такое поведение никак нельзя искусственно выводить из правового пространства, отталкивая тем самым от регулирующего воздействия права. Действие права в негативном сегменте правовой жизни (по отношению к нему) есть фактическая борьба за право (Р. Иеринг). Это борьба за осуществление идеи права, которая часто разворачивается в неблагоприятных условиях. При этом важно понимать истинную сущность права, его социальное предназначение. Сущность и ценность права проявляются не только в правомерных феноменах, но и в «неправе», отрицая которое, право утверждает себя как самоценность в изначальном, всеобщем смысле права как уникального явления. Как писал Гегель, посредством борьбы с неправом «право получает определение прочного и действующего», «оно… есть и имеет силу посредством своей необходимости»10.

Резюмируя, диссертант отмечает, что правовая жизнь, правовая актив­ность личности и правовая политика государства взаимосвязаны и взаимо­зависимы. С одной стороны, правовая жизнь (и правовая активность как её важнейшая часть) даёт возможность оценить эффективность правовой по­литики, исследовать её сущность, поскольку она (правовая политика) ре­ально воплощается именно в юридической действительности, в правовой жизни личности, государства, всего общества. С другой стороны, правовая политика играет огромную роль в упорядочении и организации правовой жизни, развитии позитивной и сдерживании, минимизации негативной ак­тивности граждан, в планировании будущего развития российского зако­нодательства, в становлении позитивных политико-правовых процессов и последова­тельной борьбе с негативными проявлениями.

Во втором параграфе главы 4 анализируется такое явление современной правовой жизни российского общества, как инициатива, выступающая, по мнению соискателя, высшей формой позитивной правовой активности граждан, необходимый элемент эффективной государственности.

Правовая инициатива (инициатива как часть правовой жизни, её форма, способ) состоит в том, что субъекты имеют возможность своими целенаправленными правомерными творческими действиями вызывать к жизни права и обязанности, изменять или прекращать их, влиять на процессуальные правила их реализации, в максимальной мере осуществлять свои права, свободы и законные интересы, имея целью достижение прогрессивных изменений, усовершенствований в правовой системе общества, содействие её эффективному функционированию.

Правовая инициатива: а) выступает в качестве ответа на назревшие потребности общественного развития: выражает необходимость разрешения противоречий, без преодоления которых тормозится прогрессивное развитие общества; б) её носителем (автором) может быть любой человек (группа людей), если их почин носит не узкогрупповой, не личностный, а общественно значимый характер; в) представляет собой конкретный акт проявления активной деятельности личности, поступок, который необычен, экстраординарен, по-особому мотивирован; это позитивная активность в её высшем проявлении; г) явление прерывистое; правовая жизнь общества не может состоять из сплошного потока инициативы; она – всегда значимое, заметное событие в жизни и деятельности людей.

Специфическими чертами правовой инициативы являются: а) решения о практических действиях по изменению каких-либо эле­ментов общественной жизни принимаются субъектом свободно, из собст­венных побуждений; б) самостоятельное осуществление действий, ориентированных на решение актуальной социальной задачи; в) настойчивое преодоление препятствий и сопротивления в борьбе за новое, прогрессивное; стремление доказать свою правоту; г) создание личным примером импульса (сигнала) к развёртыванию более широких действий. Главное свойство правовой инициативы состоит в том, что она связана, в первую очередь, с правотворческой деятельностью; практически все правовые инициативы реализуются через правовые акты.

Диссертант считает, что особое значение правотворческая инициатива граждан имеет на муниципальном уровне российской государственности. Федеральный закон № 131–ФЗ  указывает, что порядок осуществления правотворческой инициативы граждан устанавли­вается нормативным правовым актом представительного органа муниципаль­ного образования. Следует согласиться с мнением о том, что такой единый акт представи­тельного органа можно назвать «О порядке осуществления правотворческой инициативы граждан» (В.И. Васильев), а наиболее существенными процедурными моментами, которые следует отразить в данном акте, могли бы стать следующие позиции.

1. Обязанность органов и должностных лиц местного самоуправления со­действовать гражданам в оформлении их правотворческой инициативы. Речь может идти, например, о таких формах содействия, как консультации по просьбе инициаторов подготовки проекта правового акта о соответствии его действующему законодательству, о возможных расходах, связанных с его реа­лизацией, и др.

2. Для представителей инициативной группы целесообразно установить возможность и определить процедуру их участия в работе по подготовке вне­сённого проекта и принятию его в том органе, который будет проект утвер­ждать. При таком подходе могут быть своевременно сняты спорные вопросы, достигнут компромисс, а результатом будет оптимальный и по форме, и по со­держанию документ.

3. В чётком урегулировании нуждается процесс прохождения и оформле­ния правотворческой инициативы граждан, прежде всего такие его элементы, как регистрация инициативы, форма подписного листа для выдвижения и под­держки инициативы, проверка подписей в подписных листах, рассмотрение правотворческой инициативы на заседаниях органа местного самоуправления и должностным лицом местного самоуправления.

4. Нужен механизм стимулирования правотворческой инициативы граж­дан, меры социальной (в том числе судебной) защиты инициативных проектов и их авторов, система правовых, моральных, социальных, материальных и иных гарантий.

5. Есть смысл в чётком определении обязанностей средств массовой информации, в том числе электронных, по обнародованию содержа­ния инициативных предложений в сфере муниципального правотворчества. Не­обходим также отлаженный, строгий учёт правотворческих проектов, вносимых гражданами, на всех этажах управления и самоуправления общественными процессами. Сбор, обобщение, анализ и оценка правотворчества с участием граждан должны носить систематический характер, осуществляться под посто­янным контролем.

Реализация права на инициативу в наиболее концентрированной форме выражает и позитивные изменения, и противоречия процесса демо­кратизации, различные, порой конфликтные проявления свободы творче­ства, самоуправленческих начал, дисциплины и ответственности в право­вой жизни современного российского общества. Право на инициативу ну­ждается в глубоком осмыслении, в увязке с системой действующего зако­нодательства, укреплении правового статуса и комплекса правовых, мо­ральных, социальных, материальных и иных гарантий.

Глава 5 «Совершенствование правовых основ избирательного процесса как важнейшее средство оптимизации государственности» разделена на три параграфа.

В первом рассматриваются ключевые вопросы теории и практики политико-правового участия как фактора формирования эффективной государственности (на примере избирательного процесса). Ведь начиная с 1989 г. развитие российской государственности во многом определяется характером и результатами проходящих в стране выборов органов и должностных лиц федерального, регионального и местного уровней.

В диссертации обоснована позиция о том, что сфера политико-правового участия является одним из базовых элементов государственности. Она определяется как особая сфера жизнедеятельности гражданского общества, в которой индивиды, организованные в соответствии со своими частными интересами, одновременно выступают как граждане, участвующие в формировании механизма государственной власти. Сфера политико-правового участия есть система отношений, «связующих неполитическую сферу гражданского общества с политической сферой государства» (В.А. Четвернин). В этих отношениях наиболее ярко проявляется тесное взаимодействие политики и права, их сотрудничество.

В диссертации рассмотрены ключевые вопросы народного участия в формировании властных структур: явка на выборы, иные формы гражданской активности. Автор приходит к выводу о том, что активизации как общественной жизни в целом, так и жизни политико-правовой в нашей стране во многом мешает продолжающийся процесс бюрократизации всех сторон жизнедеятельности общества, в том числе и избирательных отношений. Их совершенствование предполагает решение ряда первоочередных проблем, которые раскрываются в реферируемом исследовании: проблемы, связанные с избирательными комиссиями; проблема профессионализма и правовой культуры участников избирательного процесса; проблема ответственности и иных ограничений.

Во втором параграфе анализируются предвыборная агитация и свободное волеизъявление граждан как основа эффективности российского избирательного процесса. Процесс повышения эффективности государственности выступает во многом как процесс активизации государства в исполнении своей «политической обязанности» (О.В. Мартышин), то есть в обеспечении безопасности граждан, что предполагает обеспечение свободы и прав человека, справедливости, общего блага. А ответом, реакцией на это становится повышение активности граждан в исполнении их политической обязанности. Главным и общепризнанным её компонентом является долг гражданина перед государством. Поэтому, когда мы говорим, что участие в выборах, голосование есть право, а не обязанность гражданина России, то это вовсе не означает абсолютной свободы гражданина от исполнения гражданского долга. Здесь речь идёт о том, что исполнение этого долга, подчинение политической обязанности должно быть осознанным, включать элемент сознательности и ответственности. Такое состояние достигается активной и целенаправленной работой государства по правовому воспитанию всех субъектов избирательного процесса.

Государство, исполняющее свои обязанности, вправе рассчитывать на активное поведение граждан в ходе выборов (как и в других общественно значимых процессах). Гражданин и государство в демократическом обществе связаны друг с другом взаимными обязательствами. В избирательном процессе они выступают как взаимно обязанные субъекты, что является существенным аспектом свободы личности и прав человека, важной проблемой политико-правовой теории и практики, в которой сфокусированы отношения между гражданином и государством.

Отмечая, что время выборов – серьёзное испытание и для гражданской позиции электората, и для всех других участников избирательного процесса, в том числе СМИ, диссертант подчёркивает, что главным условием является тщательная разработка и скрупулёзное исполнение демократического избирательного законодательства. Оно должно обеспечить:

а) допуск к участию в выборах таких претендентов, которые уже на предварительной стадии (как в американской системе primary elections) продемонстрировали свои взгляды, выражающие интересы всех значимых групп электората, и получили достаточную поддержку; б) равные возможности в ведении предвыборной агитации;  в) защиту от недобросовестных действий соперников; истинный демократизм выборов возможен лишь при условии строгой гражданской позиции СМИ (и других организационно-агитационно-пропагандистских служб, организаций) в сочетании с высокой гражданственностью избирателей.

Завершающий (третий) параграф главы 5 посвящён рассмотрению такого фактора оптимизации избирательного процесса и становления эффективной государственности, как многопартийная система. Развитая многопартийность, с одной стороны, способствует более структурированному выражению интересов и политической воли различных слоёв населения при выработке и принятии решений по экономическим и социальным вопросам как на общефедеральном, так и на региональном, а также местном уровнях управления. С другой стороны, политические партии являются неотъемлемой частью системы обратной связи между субъектом и объектом управления, то есть между принимающими решения и разрабатывающими соответствующие нормативные акты, а также осуществляющими деятельность, направленную на их реализацию органами государственной власти и населением страны. Иными словами, партии призваны сыграть важную роль в оптимизации взаимоотношений общества и государства, так как выполняют функции посредников между гражданским обществом и государством.

В реферируемой диссертации данная проблема рассматривается в контексте потенциальных возможностей воздействия политических партий на степень эффективности системы государственности. Реальная же политико-правовая практика сегодняшней Российской Федерации такова, что Россия всё больше движется в сторону укрепления управляемой высшим эшелоном власти демократии, снижения роли партий как инструмента контроля структур гражданского общества за деятельностью государственных органов, к всё большему отдалению граждан от принятия затрагивающих их интересы решений и тем самым – к отчуждению от любых властных государственных структур. Такое положение опасно и долго существовать не может, во всяком случае не должно, поскольку «государство, не имеющее в обществе социальной опоры, рискует получить всё общество в качестве оппозиции» (Н.В. Варламова). Необходимо, пусть медленно, но неуклонно двигаться в сторону создания подлинной многопартийной системы. Это – непременное условие утверждения в России эффективной демократической государственности. 

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы, обозначены перспективные направления, ориентиры как для дальнейших теоретических изысканий в области становления в России эффективной государственности, так и для практических действий в этой сфере.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

МОНОГРАФИИ И УЧЕБНЫЕ ИЗДАНИЯ

1. Затонский В.А. Сильное государство и активная личность: теоретико-правовой аспект / Под ред. А.В. Малько. – Саратов: Изд-во Саратов­ского ун-та, 2005. – 268 с. (16,75 п. л.);

2. Затонский В.А. Эффективная государственность / Под ред. А.В. Малько. – М.: Юристъ, 2006. – 286 с. (18,0 п. л.); 

3. Затонский В.А. Правовая активность граждан как форма проявления правовой жизни // Правовая жизнь в современной России: теоретико-методо­логиче­ский аспект / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная ака­демия права», 2005. – 528 с. – Глава 13. С. 367–393 (2,0 п. л.);

4. Затонский В.А. Антикоррупционная политика как фактор повышения эффективности российской государственности // Антикоррупционная политика в современной России / Под ред. А.В. Малько. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. – 240 с. – Глава 9. С. 205–221 (1,2 п. л.);

5. Затонский В.А. Правовая политика как способ усиления российской государственности // Правовая политика России: теория и практика / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: ТК Велби; Изд-во «Проспект», 2007. – 752 с. – В.А. Затонский: С. 187–218 (2,1 п. л.);

6. Затонский В.А. Региональная правовая политика и эффективность государственности: личностный фактор // Правовая политика в Российской Федерации: региональный уровень / Под ред. А.В. Малько. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – 363 с. – Глава 1. С. 15–30 (1,2 п. л.);

7. Затонский В.А. Социально-экономическое и политико-правовое развитие современной цивилизации: Учебное пособие для абитуриентов, поступающих на гуманитарные специальности высших учебных заведений. – Балашов: Изд-во Балашовского гос. пед. ин-та, 1997. – 108 с. (6,75 п. л.).

СТАТЬИ В ВЕДУЩИХ РЕЦЕНЗИРУЕМЫХ

НАУЧНЫХ ЖУРНАЛАХ И ИЗДАНИЯХ

8. Затонский В.А. Сильное государство в его взаимодействии с лично­стью как категория и социальная ценность // Вестник Самарской государственной экономической академии. Специальный выпуск: Актуальные проблемы правоведения. 2003. № 1–2. С. 36–45 (1,2 п. л.);

9. Затонский В.А. Дебюрократизация выборов и активность электората: проблемы и возможные пути их решения // Власть. 2003. № 4. С. 42–43 (0,2 п. л.);

10. Затонский В.А. К вопросу о ценности государства и осуществляемого им правового регулирования: личностные и социальные аспекты // Вестник Самарской государственной экономической академии. Специальный выпуск: Актуаль­ные проблемы правоведения. 2004. № 1. С. 69–74 (1,2 п. л.);

11. Затонский В.А. Реабилитация права и формирование гражданского об­щества как взаимосвязанные цели правовой политики в России // Филосо­фия права. 2004. № 2. С. 30–39 (1,25 п. л.);

12. Затонский В.А. Правовая политика в сфере экономики и проблема уси­ления российской государственности // Вестник Самарской государствен­ной экономической академии. 2004. № 3. С. 235–245 (0,9 п. л.);

13. Затонский В.А. Правовое общество как основной целеполагающий идеал правовой политики Российского государства // Право и образование. 2005. № 3. С. 145–163 (1,3 п. л.);

14. Затонский В.А. Многопартийная система как фактор оптимизации из­бирательного процесса и становления эффективной государственности // Юрист-Правовед. 2006. № 1. С. 11–18 (1,0 п. л.);

15. Затонский В.А. Категория «государственность»: сущность и научная ценность // Философия права. 2006. № 1. С. 8–16 (1,0 п. л.);

16. Затонский В.А. Государственность как категория и социальная реа­лия: понятие и структура // Вестник Саратовской государственной академии права. 2006. № 2. С. 51–61 (1,2 п. л.);

17. Затонский В.А., Малько А.В. Категория «правовая жизнь»: опыт теоре­тического осмысления // Право­ведение. 2006. № 4. С. 4–17 (1,35 п. л.; личный вклад – 0,7 п. л.);

18. Затонский В.А. Социальная государственность: понятийно-правовое осмысление // Современное право. 2006. № 4. С. 15–22 (1,0 п. л.);

19. Затонский В.А. Правовая инициатива – мощный фактор прогресса. Право на инициативу и его обеспечение // Конституционное и муниципаль­ное право. 2006. № 5 (0,5 п. л.);

20. Малько А.В., Затонский В.А. Правовая политика в сфере местного само­управления как средство усиления российской государственности // За­кон. 2006. № 11. С. 89–95 (0,6 п. л.; личный вклад – 0,3 п. л.);

21. Малько А.В., Затонский В.А. Правовая система – ключевой компонент государственности, качественная основа правовой жизни общества // Российский юридический журнал. 2007. № 2. С.14–23 (1,0 п. л.; личный вклад – 0,5 п. л.);

22. Затонский В.А. О демократии участия, правовой инициативе и их роли в повышении эффективности отечественной государственности // «Чёрные дыры» в Российском Законодательстве. 2007. № 3. С. 69–75 (1,05 п. л.);

23. Затонский В.А. Правовой менталитет, правосознание и правовая актив­ность граждан в контексте повышения эффективности российской госу­дарственности // Право и политика. 2007. № 6. С. 122–129 (1,1 п. л.);

24. Затонский В.А. Агрессия как правовое явление // Право и государ­ство: теория и практика. 2007. № 6. С. 8–16 (1,0 п. л.);

25. Затонский В.А. Государство и личность в системе государственности (К вопросу о содержании базовых категорий теории государства и права) // Государство и право. 2007. № 10. С. 5–12 (1,0 п. л.);

26. Затонский В.А. Гражданское общество и государство: противостояние или партнёрство? // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 16. С. 10–13 (0,6 п. л.).

ПУБЛИКАЦИИ ПО ИТОГАМ МЕЖДУНАРОДНЫХ, ВСЕРОССИЙСКИХ,

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ НАУЧНЫХ КОНГРЕССОВ,

КОНФЕРЕНЦИЙ, СЕМИНАРОВ, КРУГЛЫХ СТОЛОВ

27. Затонский В.А. Наследие К.Д. Ушинского и политико-правовое воспи­тание молодёжи в современных условиях // Материалы межвуз. науч-практ. конф., 19–20 мая 1994 г. – Балашов: Изд-во БГПИ, 1994. – С. 22–23 (0,2 п. л.);

28. Затонский В.А. О сущности демократической государственности // Ма­териалы науч-теор. конф. преподавателей Балашов­ского представительства НИиЕВ. – М.: Изд-во Национального Института им. Екатерины Великой, 2001. – С. 18–21 (0,3 п. л.);

29. Затонский В.А. Вопросы дебюрократизации выборов и активность элек­тората в современной России // Электоральные процессы и формирова­ние политической власти в современной России: региональная практика (Ма­териалы всерос. науч. конф., 23–25 дек. 2002 года). – Са­ратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2003. – С. 207–214 (0,6 п. л.);

30. Затонский В.А. Правовая политика в сфере взаимодействия государ­ства и личности // Правовая политика: от концепции к реальности (Материалы всерос. «круглого стола», состоявшегося 3 июня 2004 г. в Саратовском филиале Института государства и права РАН) / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. –М.: Юрист, 2004. С. 73–75 (0,2 п. л.);

31. Затонский В.А. Психологические элементы политико-правовой актив­ности личности // Психология политической власти: Науч. доклады. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2004. – С. 233–242 (0,65 п. л.);

32. Затонский В.А. Государство, право, активная личность: взаимодейст­вие как фактор усиления российской государственности // Модернизация права: зарубежный и отечественный опыт: Сб. науч. ст. (на основе материалов межрег. науч. конф., состоявшейся 30 сент. 2004 г. в Пензенском гос. ун-те) / Отв. ред. А.В. Малько и А.Ю. Саломатин. – Пенза: Информ-изд. центр ПГУ, 2004. – С. 139–145 (0,5 п. л.);

33. Затонский В.А. Реабилитация права как важнейшая задача правовой по­литики: Выступление на научно-методологическом семинаре в Саратов­ском филиале Института государства и права РАН // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 4. С. 180–181 (0,2 п. л.);

34. Затонский В.А. Основные тенденции эволюции права в его соотноше­нии с другими регуляторами общественных отношений // Материалы меж­дунар. науч. конф. «Татищевские чтения: актуальные про­блемы науки и практики», 21–24 апр. 2004 г. В 2 ч. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2004. – Ч. 1: Правоотношения и юридическая ответственность. С. 180–185 (0,4 п. л.);

35. Затонский В.А. Сильное эффективное государство как цель современ­ного этапа модернизации // Модернизация государства: зарубежный и отече­ственный опыт: Сб. науч. ст. (по итогам межрег. науч. конф., состоявшейся 3 июня 2005 г. в Пензенском гос. ун-те) / Отв. ред. А.В. Малько и А.Ю. Саломатин. – Пенза: Информ-изд. центр ПГУ, 2005. – С. 101–107 (0,4 п. л.);

36. Затонский В.А. Активная жизненная позиция как целеполагающий ре­сурс философско-правовой подготовки специалиста // Преподавание фило­софии в вузе: проблемы, цели, тенденции: Сб. ст. всерос. науч-метод. конференции / Под ред. А.М. Арзамасцева. – Магнито­горск: Изд-во Магнитогорского гос. техн. ун-та, 2005. – С. 237–243 (0,4 п. л.);

37. Затонский В.А. Сильное государство и активная личность как потреб­ность времени: Доклад на науч-методол. семинаре в Саратовском филиале Института государства и права РАН // Правовая политика и право­вая жизнь. 2005. № 3. С. 180–185 (0,5 п. л.);

38. Затонский В.А. Социальное государство и социально ориентиро­ван­ная правовая политика как компоненты сильной государственности // Право­вая политика: Сб. науч. тр. (по итогам всерос. науч. конф., состоявшейся в Ростовском юрид. ин-те МВД России 27–28 апр. 2005 г.). Ч. 1: Теоретико-методо­логиче­ские и доктринальные принципы исследования правовой политики / Отв. ред. П.П. Баранов и А.В. Малько. – Ростов-на-Дону–Таганрог: Изд-во Таганрогского гос. пед. ин­-та, 2005. – С. 47–49 (0,2 п. л.);

39. Затонский В.А. Законные интересы и правовая активность граждан: взаимообусловленность и социальная ценность // Философия и будущее ци­вилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24–28 мая 2005 г.): В 5 т. – М., 2005. – Т. 5. С. 104–105 (0,2 п. л.);

40. Затонский В.А. Государство и право как эпицентр государственности, важнейший фактор её эффективности // Реформирование права: зарубежный и российский опыт (Материалы межрег. «круглого стола» по тео­ретическим аспектам модернизации права и сравнительному правоведению). – Пенза: Информ-изд. центр ПГУ, 2005. – С. 155–163 (0,7 п. л.);

41. Затонский В.А. Социальное государство и социально-правовая поли­тика: вопросы теории и практики // Социальная работа и социальная поли­тика: состояние и перспективы: Сб. науч. тр. (Материалы рег. науч-практ. конф. в Балашовском филиале Саратовского гос. ун-та им. Н.Г. Чернышевского). – Балашов: Изд-во «Николаев», 2005. – С. 32–36 (0,3 п. л.);

42. Затонский В.А. Борьба за справедливость как естественная субъективная обязанность, важнейший элемент воспитательного механизма действия права // Право как ценность и средство государственного управления обществом: Сб. науч. тр. Вып. 2: Материалы межвуз. науч-практ. конф., проходившей в Волгоградской академии МВД России 28–29 апр. 2005 г. / Редкол.: Анисимов П.В., А.Г. Фастов, В.А. Рудковский, А.В. Кантемиров. – Волгоград: ВА МВД России. 2005. – С. 123–128 (0,4 п. л.);

43. Затонский В.А. Современная государственность: теоретико-правовые основания и методология исследования // Методология юридической науки: состояние, проблемы, перспективы. Вып. 1: Сб. (на основе материалов «круглого стола», проведённого под эгидой Ассоциации юридических вузов России 20–21 мая 2005 г. в Ростове-на-Дону на базе Института управления, бизнеса и права) / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Юрист, 2006. – С. 224–242 (1,1 п. л.);

44. Малько А.В., Затонский В.А. Административная реформа как средство усиления российской государственности // Право как ценность и средство государственного управления обществом: Сб. науч. тр. Вып. 3: Материалы межвуз. науч-практ. конф., проходившей в Волгоградской академии МВД России 15 июня 2006 г. / Редкол.: П.В. Анисимов (отв. ред.), А.Г. Фастов (отв. секретарь), В.А. Рудковский, А.В. Кантемиров. – Волгоград: ВА МВД России, 2006. – С. 30–38 (0,75 п. л.; личный вклад – 0,4 п. л.);

45. Затонский В.А. Действенная антикоррупционная политика и проблема становления в России эффективной государственности: Выступление на семинаре «Концепция антикоррупционной политики: необходимость формирования» в Саратовском филиале Института государства и права РАН // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 4. С. 191–192 (0,2 п. л.);

46. Затонский В.А. Государство, право и развитие инициативы граждан в контексте активизации правовой жизни российского общества // Актуальные проблемы российской правовой жизни: Материалы «круглого стола», состоявшегося 16 марта 2006 года в Самарском филиале Московского гор. пед. ун-та / Под ред. А.В. Малько. – Самара: Изд-во МГПУ, 2006. – С. 29–36 (0,55 п. л.);

47. Затонский В.А. Правовая модернизация в России и эффективная государственность: теоретико-методологические ориентиры // Проблемы правовой модернизации в России: Сб. науч. материалов с метод. рекомендациями для использования в учеб. процессе (по итогам науч. конф., состоявшейся в сент. 2006 в Саратовском филиале ИГП РАН) / Отв. ред. А.В. Малько и А.Ю. Саломатин. – Пенза: Информ-изд. центр ПГУ, 2006. – С. 70–78 (0,6 п. л.);

48. Затонский В.А. Региональная правовая политика и становление эффективной государственности: личностный аспект // Региональное нормотворчество: Аналит. бюллетень. Вып. 2 (Материалы всерос. «круглого стола» «Правовая политика субъектов Российской Федерации: концепция и проблемы совершенствования», Смоленск, 22 сент. 2005 г.) / Под ред. В.М. Манохина, А.В. Малько, Н.Т. Разгельдеева (Администрация Смоленской области, Смоленская областная Дума, Смоленский филиал Саратовской государственной академии права). – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. – С. 86–94 (0,5 п. л.);

49. Затонский В.А. Об эвристическом потенциале категории «правовая жизнь»: Выступление на науч-методол. семинаре «Новый подход к идее ''правовой жизни''» в Саратовском филиале ИГП РАН // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 4. С. 211–212 (0, 25 п. л.);

50. Затонский В.А. Государство, право и экономика (К вопросу о правовом регулировании региональных экономических отношений) // Перспективы социально-экономического развития регионов России: Материалы рег. науч-практ. конф. (Саратовский гос. соц-эконом. ун-т. Балашовский филиал, 17–19 апр. 2007 г.). – Балашов: Изд-во «Николаев», 2007. – С. 272–277 (0,35 п. л.);

51. Затонский В.А. Совершенствование правотворчества как один из важ­нейших компонентов правовой модернизации в России (в контексте повыше­ния эффективности отечественной государственности): Выступление на межрег. конф. «Проблемы правовой модернизации в России» (Саратов, филиал ИГП РАН, Пензенский госуниверситет) // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 1. С. 206–207 (0,2 п. л.);

52. Затонский В.А. Актуальные вопросы совершенствования публичной власти в России: Выступление на науч-методол. семинаре «Реформа публичной власти в современной России» (Саратов, филиал ИГП РАН, 2006 г.), // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 2. С. 168–170 (0,25 п. л.);

53. Затонский В.А. Концепции самоорганизации как методологическое средство формирования модели эффективного государства: Выступление на методол. семинаре «Синергетика как перспективный методологический ресурс правоведения» (Саратов, филиал ИГП РАН, СГУ, 2007 г.) // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 3. С. 211–212 (0,2 п. л.);

54. Затонский В.А. Современная российская государственность: критерии эффективности // Инновационные методы и подходы в экономике, управлении, образовании: Материалы межвуз. науч-практ. конф. (Саратовский гос. соц-эконом. ун-т. Балашовский филиал, 15–17 апреля 2008 г.). – Балашов: Изд-во «Николаев», 2008. – С. 39–44 (0,4 п. л.);

55. Затонский В.А. Правоохранительная политика как сфера совместной деятельности государства и граждан // Проблемы взаимодействия субъектов правоохранительной политики: Сб. ст. по материалам всерос. науч-практ. конф. / Под ред. А.В. Малько и В.А. Терёхина. – Пенза: Изд-во Пензенского гос. ун-та, 2008. – С. 120–130 (0,6 п. л.).

ИНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

56. Затонский В.А. Рабочие в управлении государством // Блокнот агита­тора и политинформатора. Махачкала, 1985. № 10. С. 24–26 (0,25 п. л.);

57. Затонский В.А. Демократизация – главная предпосылка раскрытия творческого потенциала человека. – Махачкала: Редакционно-издательский отдел (РИО) Госкомиздата Республики Дагестан, 1989. – 24 с. (1,5 п. л.);

58. Затонский В.А. Демократизация общества и реформа его политической системы. – Махачкала: РИО Госкомиздата Республики Дагестан, 1990. – 24 с. (1,5 п. л.);

59. Затонский В.А. Партии в обновляющемся обществе. – Махачкала: РИО Госкомиздата Республики Дагестан, 1990. – 28 с. (1,75 п. л.);

60. Затонский В.А. Гуманное, демократическое общество: сущность и пути реализации. – Махачкала: РИО Госкомиздата Республики Дагестан, 1990. – 30 с. (1,9 п. л.);

61. Затонский В.А. Необходимость и цели правовой реформы в СССР. – Махачкала: РИО Госкомиздата Республики Дагестан, 1990. – 20 с. (1,25 п. л.);

62. Затонский В.А. Актуальные проблемы политического и правового развития общества. – Махачкала: РИО Госкомиздата Республики Дагестан, 1991. –32 с. (2,0 п. л.);

63. Затонский В.А. К вопросу о глобальных конфликтах // ВЕСЫ: Альманах гуманитарных кафедр Балашов­ского гос. пед. ин-та / Сост. А.Г. Догалаков. 1996. № 1. С. 12–15 (0,3 п. л.);

64. Затонский В.А. Социальный конфликт: В 2 ч. // Российский ис­торический журнал. Балашов, 1996. № 2. Ч. 1. С. 28–32 (0,4 п. л.);

65. Затонский В.А. Социальный конфликт: В 2 ч. // Российский историче­ский журнал. Балашов, 1996. № 4. Ч. 2. С. 30–32 (0,25 п. л.);

66. Затонский В.А. Гуманизм как необходимое условие становления гармо­ничной личности (Политико-правовой аспект) // Проблемы становления гармоничной личности: Сб. науч. ст. – Балашов: Изд-во БГПИ, 2000. – С. 30–39 (0,7 п. л.);

67. Затонский В.А. Социальное государство как предпосылка свободного развития человека // Цивилизация на пороге тысячелетия: Сб. науч. ст. Вып. 2. Т. 1. – Балашов: Изд-во БГПИ, 2001. – С. 33–37 (0,5 п. л.);

68. Затонский В.А. Агрессия: психологические корни и правовые основы // Правовая политика и правовая жизнь. 2001. № 4. С. 164–178 (1,3 п. л.);

69. Затонский В.А. Политико-правовая активность: теоретический аспект // Проблемы политологии и политической истории: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 11. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2002. – С. 24–37 (0,9 п. л.);

70. Затонский В.А. Деятельность и активность. Природа и ценность соци­альной активности // Юридическая мысль. СПб., 2003. № 2. С. 37–47 (1,3 п. л.);

71. Затонский В.А. Правовая активность как качественное состояние право­вой жизни // Правовая политика и правовая жизнь. 2003. № 3. С. 6–14 (1,0 п. л.);

72. Затонский В.А. Государство, политика, право, выборы: актуальные во­просы теории и практики демократии участия // Право и политика. 2003. № 5. С. 31–41 (2,0 п. л.);

73. Затонский В.А. Многопартийность и демократия участия: принципи­альные основы понимания и развития // Проблемы политологии и политиче­ской истории: Межвуз.сб.науч.тр. Вып. 13. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2004. – С. 48–57 (0,7 п. л.);

74. Затонский В.А. Государство и личность: нравственно-правовые ос­новы взаимодействия // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып. 42. Тольятти, 2004. С. 178–196 (1,2 п. л.);

75. Затонский В.А. Сильное государство и активная личность: актуаль­ные проблемы взаимодействия // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2004. № 1. С. 70–88 (1,2 п. л.);

76. Затонский В.А. Безопасность личности, общества и государства как важнейшая цель правовой политики в Российской Федерации // Правовая по­литика и правовая жизнь. 2005. № 1. С. 187–194 (1,0 п. л.);

77. Затонский В.А. Правовая активность как способ правовой жизни и объ­ект правовой политики: позитив и негатив // Правовая политика и право­вая жизнь. 2005. № 2. С. 30–42 (1,2 п. л.);

78. Затонский В.А. Тоталитаризм, демократия и концепция сильного госу­дарства: проблемы совместимости и соотношения // Юридические за­писки. Вып. 18: Современный этап развития Российского государства: на пути к «сильному» или правовому государству? – Воронеж: Изд-во Воронеж­ского гос. ун-та, 2005. – С. 127–140 (0,8 п. л.);

79. Затонский В.А. Правосознание как важнейший фактор повышения дее­способности гражданского общества и усиления государственности // Но­вая правовая мысль. Волгоград, 2005. № 2. С. 9–14 (1,0 п. л.);

80. Затонский В.А. Обязанности как необходимое условие оптимального взаимодействия государства, права и личности // Актуальные проблемы по­литики и права: Межвуз. сб. науч. ст. Вып. 8. – Пенза: Информ-изд. центр ПГУ, 2005. – С. 142–157 (1,0 п. л.);

81. Затонский В.А. Правовая инициатива как фактор укрепления россий­ской государственности // Труды членов Российского философского обще­ства. Вып. 10. М.: РФО, 2005. С. 169–190 (1,5 п. л.);

82. Затонский В.А., Петров М.П. Сильное государство: ключевые вопросы теории и модернизационной политики // Ленинградский юридический журнал. 2005. № 3. С. 192–206 (1,0 п. л.; личный вклад – 0,5 п. л.);

83. Затонский В.А. Функции государства: общетеоретический аспект // Право и политика. 2005. № 9. (1,5 п. л.);

84. Малько А.В., Затонский В.А. «Правовая жизнь» и «правовая система»: соотношение понятий // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 2. С. 6–20 (1,1 п. л.; личный вклад – 0,5 п. л.);

85. Затонский В.А. Государство как субъект политической жизни общества: вопросы эффективности // Политика и общество. 2006. № 3. С. 13–26 (1,2 п. л.);

86. Затонский В.А. Предвыборная агитация и свободное волеизъявление граждан – основа эффективности российского избирательного процесса (политико-правовой аспект) // Избирательное право. Иркутск, 2006. № 1. С. 10–17 (0,85 п. л.);

87. Затонский В.А. Государство как гарант стабильности, оптимальности и цивилизованности рыночной экономики (теоретико-правовой аспект) // Актуальные проблемы юридической науки и практики: Сб. науч. ст., посв. 60-летию проф. В.М. Пучнина / Тамбовский гос. ун-т им. Г.Р. Державина. Институт права. – Тамбов: Интеграция, 2006. – С. 88–95 (0,55 п. л.);

88. Затонский В.А. Государство и право в сфере экономики: главные итоги прошедшего этапа и современные приоритеты // Право и государство: теория и практика. 2006. № 10. С. 142–147 (0,65 п. л.);

89. Затонский В.А., Петров М.П. Концепция сильного государства в контексте модернизации власти в России // Право и государство: теория и практика. 2006. № 12. С. 31–43 (1,2 п.л.; личный вклад – 0,6 п. л.);

90. Затонский В.А. Социализация и индивидуализация как способы активного бытия личности в её взаимодействии с обществом // Труды членов Российского философского общества. Вып. 13.М.:РФО, 2007.С.108–128 (1,35 п. л.);

91. Затонский В.А., Петров М.П. К вопросу о сущности правового государства // Новая правовая мысль. Волгоград, 2007. № 2. С. 9–12 (0,7 п. л.; личный вклад – 0,4 п. л.);

92. Затонский В.А. Гражданское общество и государство: противостояние или партнёрство? // Человек и закон. 2007. № 11. С. 94–103 (0,6 п. л.);

93. Затонский В.А. Политико-правовое участие как фактор формирования эффективной государственности: вопросы теории и избирательной практики // Ленинградский юридический журнал. 2007. № 3. С. 53–70 (1,2 п. л.);

94. Затонский В.А., Петров М.П. Административная реформа как способ повышения качества правовой жизни // Политическая и правовая жизнь изменяющейся России: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Г.Н. Комковой и А.В. Малько. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2007. – Вып. 1. С. 192–210. (1,2 п. л.; личный вклад – 0,6 п. л.); 

95. Затонский В.А. О некоторых институтах непосредственной демократии в контексте повышения эффективности муниципальной правовой политики и укрепления российской государственности // Человек и общество: проблемы прошлого и настоящего: Межвуз. сб. науч. ст. и тез. Вып. 3 (Саратовский гос. соц-эконом. ун-т. Балашовский филиал). – Балашов: Изд-во «Николаев», 2008. – С. 133–142 (0,6 п. л.);

96. Малько А.В., Затонский В.А. Ответственность публичной власти как способ повышения эффективности российской государственности // Вектор науки Тольяттинского гос. ун-та (ТГУ). Спец. выпуск «Правоведение». 2008. № 1. С. 32–39 (0,9 п. л.; личный вклад – 0,5 п. л.).


1 См.: Кудрявцев В.Н. Основные направления научных исследований Инсти­тута государства и права // Советское государство и право. 1976. № 11. С. 7; Топор­нин Б.Н. Сильное государство – объективная потребность времени // Вопросы фило­софии. 2001. № 7. С. 11.

2 См.: Сырых В.М. Методология юридической науки: состояние, проблемы, основные направления дальнейшего развития // Методология юридической науки: состояние, проблемы, перспективы: Сб. ст. Вып. 1 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 2005. С. 15–44. 

3 Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации: Текст выступления Президента РФ В. Путина перед депутатами Федерального Соб­рания в Кремле 25 апреля 2005 г. // Российская газета. 2005. 26 апр.

4 Малько А.В. Правовая жизнь: основы теории // Правовая жизнь в современной России: теоретико-методологический аспект / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. Саратов, 2005. С. 43.

5 Автор диссертации считает необходимым особо отметить большое значение для юридической науки и практики уже имеющихся исследований по вопросам эффективности правовой политики, на которые он опирался в интересах своих изысканий. См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. Саратов, 2003. С. 197–292; Шундиков К.В. Цели, средства и результаты правовой политики // Российская правовая политика: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2003. С. 112–131.

6 Терминология В.С. Соловьёва. См.: Соловьёв В.С. Оправдание добра. Нравственная философия // Собрание сочинений: В 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 24.

7 См.: Путин В.В. Выступление при представлении ежегодного Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 г.: Официальный текст. М., 2000. С. 9.

8 Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908. С. 141. См. также: Михайловский И.В. Очерк философии права. Томск, 1914. Т. 1. С. 82, 84 и др.

9 См.: Послание Федеральному Собранию Российской Федерации Президента России Владимира Путина от 26 апреля 2007 г. // Российская газета. 2007. 27 апр.

10 Гегель Г.В.Ф. Философия права: Пер. с нем. / Ред. и сост. Д.А. Керимов и В.С. Нерсесянц. М., 1990. С. 138, 152.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.