WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

 

На правах рукописи

ГОЛЬЦОВ

Владимир Борисович

ЧАСТНОПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ  В  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ  ЕДИНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность 12.00.03 –

гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Санкт-Петербург

2011

Работа выполнена на кафедре гражданского права ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Пугинский Борис Иванович;

доктор юридических наук, профессор

Скворцов Олег Юрьевич;

доктор юридических наук, профессор

Тычинин Сергей Владимирович

Ведущая организация:

ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет государственной противопожарной службы МЧС России»

Защита состоится «____» ___________________ 2011 г. в «____» час. на заседании диссертационного совета Д 203.012.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации» по адресу: 198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации» (198206, Санкт-Петербург, ул.  Летчика Пилютова, д. 1).

Автореферат разослан «____» ________________2011 года

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.012.02

кандидат юридических наук, доцент                 Э.В. Лантух 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современных условиях развития общества Единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Российской Федерации (далее РСЧС)1

со сложившимися внутри нее специфическими общественными отношениями охватила практически все сферы деятельности  граждан и организаций. Такие общественные отношения обусловлены возникающими чрезвычайными ситуациями и обладают целым рядом особенностей, которые должны учитываться в их правовой регламентации. Тем не менее исследования различных по своей сути отношений в деятельности РСЧС практически отсутствуют, а имеющиеся научные разработки, описывающие деятельность подразделений  РСЧС, посвящены не анализу и комплексному исследованию проблемы, а системе органов названых подразделений, ее структуре, состоящей из различных взаимосвязанных элементов–аппаратов управлений РСЧС, служб, отрядов, частей, инспекций, построенных по иерархическому принципу. Это обусловливает необходимость выяснения состава, структуры и особенностей законодательства, распространяющегося на различные формирования системы РСЧС, а также его места в системе российского законодательства.

Отсутствие единого механизма правового регулирования различных по своей сути правоотношений, возникающих в РСЧС, привело к увеличению количества не только нормативно-правовых актов, связанных с чрезвычайными ситуациями, но и юридических проблем, возникающих в деятельности подразделений РСЧС.

Современное законодательство в этой области является разрозненным, во многом носящим противоречивый и дублирующий характер.  Его нормы часто не согласуются как между собой, так и с основополагающими отраслевыми нормативными актами, а положения  ГК РФ практически не используются.

Актуальным является и то, что в законодательстве, регулирующем различные отношения, возникающие в деятельности РСЧС, с чрезвычайными ситуациями связаны почти все нормы. Термин «чрезвычайные ситуации» употребляется во всех законах и подзаконных актах, касающихся РСЧС. Отношения в сфере РСЧС, которые связаны с чрезвычайными ситуациями, регулируются различными отраслями права: конституционным, административным, гражданским, трудовым и другими, что обусловливает необходимость изучения чрезвычайной ситуации как межотраслевого понятия, которое используется также в области здравоохранения, психологии, управления и т.д.

Актуальность проблем, рассматриваемых в рамках данной работы, обусловлена и тем, что отношения, в которых участвуют подразделения РСЧС, образуются не только в области предотвращения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, регулируемых, как правило, публично-правовыми мерами воздействия, они весьма разнообразны и имеют неоднородную природу.

Так, в частности, практически не исследованы частноправовые общественные отношения с участием подразделений РСЧС, не освещены вопросы правосубъектности таких подразделений, не рассмотрены договорные проблемы в деятельности РСЧС, нуждаются в правовой регламентации вопросы гражданско-правовой ответственности в РСЧС. Разнообразная сфера специфических услуг, оказываемых подразделениями РСЧС, также требует детального изучения в целях внедрения гражданско-правового регулирования. Указанные обстоятельства и определяют необходимость их дальнейшего изучения и исследования.

В этой связи комплексное исследование частноправовых отношений, которым практически не уделяется внимания в РСЧС, является оправданным. В условиях рыночной экономики частноправовые отношения приобретают свою значимость, а их правовое регулирование должно осуществляться в надлежащем порядке с помощью норм законодательства и детального выяснения юридической природы исследуемого феномена.

Недостаточная теоретическая разработка частноправовых вопросов в деятельности подразделений РСЧС и предопределила выбор темы диссертационного исследования.

Целью диссертационного исследования является разработка научно-теоретических положений, используемых в регулировании частноправовых отношений, возникающих в деятельности подразделений РСЧС, обоснование ряда теоретических выводов, предложений и практических рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства РСЧС.

Достижение названной цели требует решения ряда задач: обобщение и систематизация имеющихся научных положений, связанных с чрезвычайными ситуациями и проблемами регулирования отношений, возникающих в деятельности подразделений РСЧС; определение понятия чрезвычайной ситуации и его особенностей, связанных с развитием частноправовых отношений в РСЧС; классификация и определение понятий общественных отношений, возникающих в деятельности подразделений РСЧС; исследование законодательства, регулирующего деятельность подразделений РСЧС, в целях его реформирования и совершенствования с частноправовых позиций; выработка единого правового механизма регулирования различных по своей сути отношений и устранение юридических проблем, и в частности пробелов в законодательстве РСЧС; рассмотрение специфики гражданской правосубъектности и правового статуса различных подразделений РСЧС; определение понятия и значения договора в деятельности подразделений  РСЧС; проведение юридической классификации договоров РСЧС; решение наиболее значимых теоретических и практических проблем договорного характера, возникающих в деятельности подразделений РСЧС; определение оснований и особенностей гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный подразделениями РСЧС и их должностными лицами при  осуществлении своей профессиональной деятельности.

Объектом диссертационного исследования являются закономерности частноправового регулирования общественных отношений, возникающих в деятельности подразделений РСЧС.

Предметом диссертационного исследования являются нормы частного права, закрепленные в соответствующих нормативно-правовых актах, и процесс их воздействия на общественные отношения, возникающие в деятельности подразделений РСЧС; законодательство РСЧС и практика его применения.

Научная новизна диссертационного исследования выражена  в постановке и исследовании проблем, степени их разработанности и использования. Диссертация является первым в России комплексным исследованием, посвященным проблемам частноправовых отношений, возникающих в деятельности подразделений РСЧС. В представленном исследовании решаются проблемы, не нашедшие должного освещения в юридической литературе.

Конкретизация новизны исследования характеризуется: комплексным освещением основных направлений регулирования частноправовых отношений, возникающих в деятельности подразделений РСЧС; разработанностью новых подходов к правовому определению понятия чрезвычайной ситуации, с присущими ему отличительными особенностями, в отличие от непреодолимой силы и других смежных понятий (катастроф, конфликтов, кризисов и т.п.); произведенным системным анализом действующего законодательства РСЧС; выработанным единым  правовым механизмом регулирования правовой деятельности подразделений РСЧС; сформулированными путями совершенствования массива законодательства РСЧС и определением его места в системе российского законодательства; раскрытием проблемы гражданско-правовой правосубъектности подразделений РСЧС с определением их правового статуса; обоснованием новых подходов в устранении проблем, возникающих в сфере договорных отношений в деятельности подразделений РСЧС; проведенной юридической классификацией договоров с участием подразделений РСЧС; определением понятия и места договора в деятельности РСЧС; выявленными специфическими особенностями, присущими договорным отношениям в деятельности подразделений РСЧС; раскрытием проблем основных видов договоров, заключаемых РСЧС; выявленными специфическими чертами гражданско-правовой ответственности в деятельности подразделений РСЧС; сформулированными нормами совершенствования законодательства РСЧС, связанными с причинением вреда подразделениями РСЧС и их должностными лицами гражданам и организациям.

Разработанные диссертантом новеллы в области совершенствования законодательства РСЧС помогут в дальнейшем использовать в этой системе достижения цивилистической науки и концепции развития гражданского законодательства (2009 г.), положат основу развитию дальнейших исследований, связанных со сферой регулирования частноправовых отношений в РСЧС.

Методологическую основу диссертации составляют общенаучные и частнонаучные методы исследования: сравнительно-правовой, исторический, материалистической диалектики, формально-логический, системно-структурный, и др. Работа основана на критическом анализе теоретического материала и подчинена логике правоприменительного процесса.

Диссертационное исследование основывается на современных достижениях юридической науки, философских категориях, действующем законодательстве, материалах судебной и прокурорской практики. В исследовании учтены теоретические положения и выводы ученых различных отраслей права и специалистов в области РСЧС.

Эмпирическую основу диссертации образуют: международные документы, действующие в РСЧС; законодательные и иные правовые акты РФ; нормативные акты субъектов РФ и органов местного самоуправления; нормативно-правовые акты и документы министерств и ведомств, тесно связанных со структурой РСЧС (МВД России, Минобороны России, ФСБ России и др.) и перечнем сил постоянной готовности федерального уровня РСЧС (МЧС России, Минтранс России, Минздравсоцразвития России и др.); материалы судебной и арбитражной практики, периодической печати; локальные нормативно-правовые акты организаций различных форм собственности.

Теоретическую основу исследования образуют научные труды отечественных и зарубежных исследователей в области частного права –Т.Е. Абовой, М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, В.К. Андреева, Ю.М. Аристакова, Б.С. Антимонова, Ю.Г. Басина, А.М. Беляковой, В.А. Белова, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, К.М. Варшавского, Я.Р. Веберса, П.П. Виткявичуса, В.В. Витрянского, Е.М. Ворожейкина, Д.М. Генкина, М.В. Гордона, В.П. Грибанова, Н.Д. Егорова, Б.Д. Завидова, З.М. Заменгоф, О.Ф. Иваненко, В.В. Иванова, О.С. Иоффе, К.Н. Ильиных, В.Л. Исаченко, В.В. Исаченко, Ю.Х. Калмыкова, Я.А. Канторовича, Н.И. Клейн, Е.А. Кленова, Э.С. Кукса, С.М. Корнеева, Н.В. Козловой, А.Д. Корецкого, В.И. Кофмана, О.А. Красавчикова, О.С. Лейста, И. Либба, И.И. Лукашука, А.Л. Маковского, Н.С. Малеина, М.Г. Марковой, Г.К. Матвеева, Д.Н. Мейера, В.В. Меркулова, А.А. Молчанова, И.Б. Новицкого, Г.В. Нохрина, П.Е. Орловского, В.А. Ойгензихта, Е.А. Павлодского, Е.В. Пасека, Э.Э. Пирвица, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, С.В. Полениной, Б.И. Пугинского, И.М. Рабиновича, А.В. Рассудовского, В.А. Рясенцева, А.П. Сергеева, В.И. Синайского, В.Т. Смирнова, А.А. Собчака, Е.А. Суханова, Л.С. Таля, В.А. Тархова, С.В. Тычинина, Е.А Флейшиц, О.Р. Халфиной, С.А. Хохлова, Б.Б. Черепахина, Д.М. Чечота, Х.И. Шварца, Г.Ф. Шершеневича, А.К. Юрченко, К.Б. Ярошенко, В.Ф. Яковлева и многих других; публичного права - А.П. Алехина, Д.Н. Бахраха, В.М. Безденежных, В.Г. Вишнякова,  В.А. Власова, А.И. Елистратова, А.В. Карасса, А.П. Коренева, П.И. Люблинского, Н.И. Мирошниковой, А.В. Мицкевича, А.Ф. Ноздрачева, Г.И. Петрова, Ю.М. Козлова, Ю.А. Тихомирова, Ц.А. Ямпольской и др.; специалистов в области непосредственной деятельности РСЧС – Н.И. Архиповой, С.В. Белова, И.А. Бирюкова, Ю.Я. Вольдмана, С.Г. Голубева, А.С. Гринина, О.Л. Дубовика, Ю.Ю. Екатиринославского, В.Б. Ельяшевича, Е.В. Елютиной, М.И. Еропкина, Ф.Б. Зильберштейна, Б.Э. Касымова, Ф. Кюни, А.М. Ларина, Н.И.Локтионова, Т.Н. Марчук, И.В. Маршала, А.Ф. Майдыкова, А.Ф. Маленкова, А.К. Микеева, А.П. Москальца, А.А. Николаенко, Б.Н. Порфиръева, А.П. Рыжакова, П.С. Савельева, Р.С. Стефенсона, Н.И. Уткина и др.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Исходя из сложной и неоднородной природы, все общественные отношения, в которых участвуют подразделения РСЧС, в правоприменительном плане необходимо разделить на две группы: публичноправовые и частноправовые. Частноправовые отношения в своей основе регулируются гражданским правом, которое является ведущей отраслью частного права. В деятельности подразделений РСЧС требуют надлежащей оценки и соответствующего регулирования: а) отношения, возникающие при организации и деятельности  подразделений РСЧС на основе договоров с различными организациями; б) отношения, вытекающие из выполнения работ и оказания услуг в области различных сфер деятельности, связанных с чрезвычайными ситуациями; в) служебно-трудовые отношения; г) отношения, возникающие из обязательного государственного страхования сотрудников подразделений РСЧС; д) отношения, связанные с возмещением причиненного вреда. Данные отношения, носят частноправовой характер и принципиально отличаются от публичноправовых отношений, которые строятся по методу власти-подчинения.

2. Во избежание отождествления чрезвычайных ситуаций с непреодолимой силой в законодательном определении чрезвычайной ситуации необходимо указать на цель – определить наличие угрозы чрезвычайного явления гражданам и организациям. В дальнейшем, при составлении различных отраслевых норм и нормативно-правовых актов в РСЧС необходимо учитывать то, что понятие чрезвычайной ситуации, исходящее в своей основе из публично-правовых положений, следует четко отличать от понятия непреодолимой силы, в основу которой, наоборот, вкладываются частноправовые начала. Несмотря на сходные признаки и общую терминологию, применяемую к обоим понятиям, их обобщающее значение и цели формирования рассматриваемых понятий являются различными. В отличие от чрезвычайной ситуации непреодолимой силе сопутствует цель – определение предела (границы) ответственности лица за совершенное правонарушение.

3. Общие нормы о РСЧС и ее подразделениях должны быть отражены в едином кодифицированном центре, основой которого может стать Кодекс чрезвычайных ситуаций РФ (КЧС РФ). В указанном Кодексе следует выделить нормы, регулирующие специфические виды общественных отношений в сфере РСЧС, объединяющих общую и особенную части, состоящие из соответствующих институтов и субинститутов. Его принятие послужит основой объединения действующей совокупности различных законов и иных нормативно-правовых актов в сфере РСЧС, поможет устранить имеющиеся недостатки в содержательной части и структуре законодательства РСЧС.

КЧС РФ должен быть комплексным нормативным актом, включающим в свой состав нормы как публичноправового, так частноправового характера. Отличительной чертой КЧС РФ как высшего акта, действующего в системе РСЧС, будет являться закрепление в нем целого ряда общих норм,  определяющих, в частности, виды и основные задачи подразделений РСЧС, понятия, основные функции и принципы системы РСЧС и ее подразделений, разработку и реализацию мер по взаимодействию с подразделениями РСЧС. Предлагаемый к принятию КЧС РФ должен заменить собой действующие в настоящее время разрозненные и подчас не согласующиеся друг с другом федеральные законы, посвященные отдельным аспектам деятельности подразделений РСЧС. Разработанные в диссертации предложения по внесению изменений и дополнений в действующие ныне законы в сфере РСЧС могут быть реализованы при разработке проекта КЧС РФ.

4. Значительный объем нормативно-правовых актов, а также обширный объект правового регулирования (отношения, связанные с чрезвычайными ситуациями) позволяет говорить о формировании отрасли законодательства  РСЧС, имеющей комплексный характер, Указанная комплексная отрасль законодательства основывается на паритетности соотношения императивных и диспозитивных начал, присутствии в ней множества норм различных отраслей права, объединяющим началом которых служит их связь с чрезвычайными ситуациями.

5. В договорной деятельности профессиональных подразделений РСЧС недопустимо оформление на основе договора тех отношений, в которых непосредственно реализуются функции подразделений, деятельность которых финансируется государством, за исключением случаев, на которые прямо указывает специальное законодательство РСЧС. В этих целях следует включить в Федеральный закон «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» статью следующего содержания: «Профессиональные аварийно-спасательные службы, профессиональные аварийно-спасательные формирования могут в целях реализации требований законодательства РСЧС, а также в целях предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций выполнять по договорам работы и оказывать услуги, кроме тех, которые являются функциями таких подразделений, за исключением случаев, предусмотренных специальным законодательством».

6.  Классификация различных по своей направленности и сущности договоров, заключаемых в сфере РСЧС, должна производиться исходя из содержания непосредственной деятельности подразделений РСЧС, соответственно разделяясь на три основные группы: 1) обеспечительные (имущественные); 2) организационные; 3) смешанные.

К обеспечительным (имущественным) договорам можно отнести те, которые направлены на удовлетворение подразделений РСЧС в различных имущественных благах. Их отличительной чертой служит направленность на получение имущества или иного имущественного блага, достигаемого исполнением обязательства.  Цель договоров этой группы должна исходить из непосредственных специальных функций и задач  подразделений РСЧС и быть направлена на материальное обеспечение подразделений РСЧС, что будет способствовать их эффективному, мобильному функционированию и развитию.

К организационным договорам следует относить те, которые предназначены создать предпосылки, предусмотреть возможности взаимодействия и сотрудничества в области решения вопросов и задач, связанных с чрезвычайными ситуациями.

К смешанным договорам следует относить те, в которых сочетаются элементы двух предыдущих групп договоров (обеспечительных (имущественных) и организационных). Данная классификация может быть использована и подразделениями МВД России, при реализации своих специфических целей и задач.

7. В пункте 2 статьи 779 ГК РФ в целях устранения неясности в определении юридической природы спасательных договоров в сфере РСЧС, наряду с услугами связи, медицинскими, ветеринарными и иными, необходимо включить и спасательные услуги. В практической сфере деятельности подразделений РСЧС это поможет не только применять положения ГК РФ о соответствующих видах договоров к реально складывающимся правоотношениям, но и устанавливать надлежащие юридические связи при оформлении договоров в подразделениях РСЧС, не подменяя их подрядными или иными договорами, не соответствующими их правовой природе.

8. Договоры на пожарную охрану объектов нуждаются в классификации в практической деятельности РСЧС. В зависимости от основных функций и видов деятельности, выполняемой подразделениями пожарной охраны по договору (профилактика и тушение пожаров), в указанной сфере можно выделить три устойчивых договорных вида:

1). Договор на охрану от пожаров различных объектов (где функции профилактики и тушения пожаров обобщены).

2). Договор на охрану от пожаров различных объектов, с непосредственным тушением возникших пожаров.

3). Договор на  пожарно-профилактическое обслуживание различных объектов.

В зависимости от места создания того или иного подразделения пожарной охраны три вышеназванных вида договоров дифференцируются на подвиды:

а) договор на пожарную охрану обслуживаемых объектов без непосредственного создания на них  того или иного подразделения пожарной охраны;

б) договор на пожарную охрану обслуживаемых объектов с созданием на их имущественной базе соответствующего подразделения пожарной охраны.

9. Формулировку пункта 2 статьи 969 ГК РФ, предписывающую осуществление обязательного государственного страхования жизни, здоровья и имущества государственных служащих (в том числе и сотрудников РСЧС), необходимо изложить в следующей редакции: «Обязательное государственное страхование осуществляется страховщиками и страхователями на основании договоров страхования, в соответствии с условиями, установленными законом и иными правовыми актами о таком страховании». Используемая в настоящее время формулировка не позволяет четко отграничить обязательства по социальному страхованию и обязательства по обязательному государственному страхованию, что неизбежно ведет к смешению данных понятий, к возникновению проблем в правоприменительной деятельности. 

10. На законодательном уровне необходимо решить вопрос об эффективном взаимодействии и сотрудничестве подразделений РСЧС с различными организациями, в том числе и подразделениями МВД России, Минобороны России, ФСБ России, и других связанных с правоохранительной деятельностью, которое может складываться посредством двух форм:

1). При помощи договоров о взаимодействии и сотрудничестве.

2). При помощи административно-правовых предписаний (приказов, распоряжений, инструкций, утверждаемых положений), предусматривающих дальнейшее взаимодействие и сотрудничество.

Надлежащее развитие первой формы возможно с включением в главу 3 «Государственное управление в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций» Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», наряду с нормами управляющего и координационного воздействия, нормы частноправового характера, позволяющей урегулировать взаимодействие федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления как между собой, так и  с другими органами, организациями и формированиями,  не относящимися к системе РСЧС. Указанная норма могла бы иметь следующее содержание: «По вопросам разграничения полномочий, взаимодействия и четкого функционирования, иных вопросов, связанных с чрезвычайными ситуациями, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления осуществляют свою деятельность во взаимодействии на основе соглашений между собой, а также с другими органами, организациями и формированиями, не относящимися  к РСЧС».

Договор о взаимодействии и сотрудничестве, заключаемый подразделениями РСЧС, представляет собой добровольное объединение его участников без образования юридического лица, взаимно обязывающий их к определенным действиям, ведущим к достижению единой цели, непосредственно связанной с деятельностью РСЧС. Такому договору присущи характерные черты договора простого товарищества (гл. 55 ГК РФ), традиционно отождествляемые с отношениями, вытекающими из договора о совместной деятельности (п. 1 ст. 1041 ГК РФ).

11. Договорное взаимодействие и сотрудничество подразделений РСЧС с гражданами, наряду с административно-властным их привлечением, возможно с установлением в законодательстве РСЧС  нормы следующего содержания: «Договорное взаимодействие и сотрудничество подразделений РСЧС с гражданами возможно в рамках реализации специальных целей и задач, установленных законодательством РСЧС». Данную формулировку можно предусмотреть либо в Кодексе чрезвычайных ситуаций, либо одним из пунктов ст. 14 Федерального закона «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей».

12. В Федеральных законах «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» и «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей», распространяющих свое воздействие на все подразделения РСЧС, следует установить отсылочные правила об ответственности подразделений РСЧС на случай причинения вреда их противоправными действиями гражданам и организациям. В соответствии с такими правилами, подразделения РСЧС возмещают убытки в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход), за вред, причиненный гражданам и организациям вследствие неправомерных действий (бездействия) должностных лиц при исполнении ими служебных или трудовых обязанностей в соответствии с законодательством РФ. За противоправные действия подразделений РСЧС, которые отвечают признакам актов власти, ответственность должна нести казна РФ, казна субъектов РФ и казна муниципальных образований.

В свою очередь, в общих руководящих принципах деятельности всех подразделений РСЧС, определяемых в настоящее время ст. 3 Закона РФ «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей», необходимо предусмотреть и принцип недопущения необоснованного вреда гражданам и организациям при осуществлении своей профессиональной деятельности.

13. Подразделения РСЧС и иные публично-правовые образования, обладающие властью, способны, согласно части 1 статьи 1064 ГК РФ, также как граждане и юридические лица, стать потерпевшими от незаконных действий или бездействия других органов государственной власти или их должностных лиц, при наличии определенных условий, установленных в законодательстве РСЧС.

Во-первых, при отношениях, складывающихся внутри самой государственной деятельности, носящей властный характер, стороны не должны находиться в прямой служебной подчиненности, определяемой и предписанной им каким-либо законодательным актом, и, соответственно, должны обладать равным правовым статусом с определяемыми признаками юридического лица.

Во-вторых, соответствующие отношения складываются, как правило, на базе государственного имущества, закрепленного за соответствующими органами и подразделениями на каком-либо вещном праве, которому и может быть нанесен вред. Но данные условия в соответствии со статьей 305 ГК РФ не отрицают как возможности использования соответствующего имущества, так и возможности обращения за защитой своего нарушенного гражданского права, в том числе и тех лиц, которым это имущество не принадлежит на праве собственности.

В-третьих, сама деятельность, в рамках которой может быть причинен вред, должна быть незаконной, т. е. выходить за рамки функций и задач, предписанных таким органам и подразделениям их специальным законодательством, иначе соответствующая деятельность окажется правомерной.

14. В Кодексе чрезвычайных ситуаций или в действующем ныне законодательстве РСЧС следует установить норму, согласно которой «вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате противоправных действий (бездействия) подразделений РСЧС, их органов либо должностных лиц, в том числе в результате издания акта, не соответствующего закону, подлежит возмещению независимо от вины».

Теоретическая значимость работы. Представленная работа является одной из первых в России, где проведен обобщенный анализ различных по своей сути отношений, возникающих в деятельности подразделений РСЧС,  с выявлением и детализацией особенностей, присущих гражданско-правовому регулированию. В диссертации осуществлена разработка комплекса теоретических проблем, связанных с совершенствованием правового регулирования отношений в сфере РСЧС. Работа содержит ряд предложений по совершенствованию и реформированию законодательства РСЧС и определению путей его оптимизации в сфере гражданско-правового регулирования.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования сформулированных в работе выводов и рекомендаций в правоприменительной деятельности подразделений РСЧС, а также других ведомств и структур (МВД России, Минобороны России, ФСБ России и др.), тесно связанных с предотвращением и устранением чрезвычайных ситуаций и их последствий. Материалы диссертации могут быть использованы в дальнейших научных разработках и исследованиях в сфере деятельности РСЧС, в процессе подготовки кадров и специалистов правоохранительных и других служб, в преподавании курса гражданского, международного частного, предпринимательского права, а также в направлениях, связанных с публично-правовой сферой деятельности силовых структур и ведомств.

Апробация результатов диссертации. Основные положения работы нашли отражение в научных публикациях автора. Результаты диссертации получили апробацию в ходе научных сообщений и докладов на: международной научно-практической конференции «Общество, право, полиция» (Санкт-Петербург, май 1996 г.); международной научно-практической конференции «МВД России – 200 лет» (Санкт-Петербург, май 1998 г.); международно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования преподавания гражданского права в современных условиях» (Санкт-Петербург, март 1999 г.); четвертом международном съезде союза ученых, инженеров, и специалистов производства к 300-летию Санкт-Петербурга «Наука, промышленность, сельское хозяйство и культура в Санкт-Петербурге и Ленинградской области на пороге 21 века: состояние и развитие» (Санкт-Петербург, август – 16 сентябрь 1999 г.); международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы подразделений военной прокуратуры» (Душанбе, апрель 2002 г.); международной научно-практической конференции «Проблемы космической безопасности» (Санкт-Петербург, июнь 2004 г.); международной научно-практической конференции «Проблемы взаимодействия МВД и МЧС России в сфере обеспечения безопасности дорожного движения» (Санкт-Петербург, март 2006 г.); международной научно-практической интернет конференции «Пути повышения эффективности деятельности органов государственного и муниципального управления в условиях современной административной реформы» (Орел, ноябрь 2007 г.); международной научно-практической конференции «Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение» (Москва, декабрь 2007 г.);  международной межвузовской научно-практической конференции «Проблемы права в современной России» (Санкт-Петербург, апрель 2008 г.); международной научно-теоретической конференции адъюнктов и докторантов «Правоохранительная деятельность органов внутренних дел России и зарубежных государств в контексте современных научных исследований» (Санкт-Петербург, июнь 2008 г.); международной научно-практической конференции «Правовая регламентация правозащитной деятельности в Российской Федерации (теория и практика реализации предписаний Конституции РФ и Всеобщей декларации прав человека)» (Санкт-Петербург, декабрь 2008 г.) и др.

Материалы диссертации использовались при чтении специальных курсов в Главном управлении МЧС России по Ханты-Мансийскому автономному округу-Югре, при чтении лекций по курсам «Гражданское право», «Международное частное право», «Предпринимательское право» в ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации», в Нижневартовском филиале Северо-Западной академии государственной службы РФ; а также в выступлениях с докладами на научно-практических семинарах по повышению квалификации сотрудников ОВД России и МЧС России в вузах и подразделениях специального назначения. Ряд теоретических положений и выводов диссертации внедрены и используются подразделениями РСЧС при составлении различных договоров,  взаимодействии и сотрудничестве.

Структура работы соответствует основным целям и задачам проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, объединяющих двенадцать параграфов, заключения и списка использованных источников.

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, его методологическая основа и научная новизна, формулируются положения,  выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

В первой главе «Влияние чрезвычайных ситуаций на развитие частноправовых отношений в деятельности подразделений РСЧС» исследуется понятие чрезвычайной ситуации и правоотношения, возникающие в связи с ними  в деятельности подразделений РСЧС.

В первом параграфе формулируется юридическое определение чрезвычайной ситуации, раскрываются его важные составляющие признаки, определяется значение в социально-экономическом и политическом плане развития нашей страны, а также обосновываются принципы и подходы к формированию комплексной отрасли законодательства о чрезвычайных ситуациях.

Указывается, что в правовой доктрине и современном понимании чрезвычайных ситуаций нет единства взглядов на их правовую сущность, вследствие чего законодательные акты о чрезвычайных ситуациях по-разному раскрывают и толкуют данное понятие. Это оказывает негативное воздействие на правовое регулирование отношений в рассматриваемой области, в частности приводит к изданию нормативно-правовых актов, в которых в понятие «чрезвычайная ситуация» вкладывается самое различное содержание, что нередко оборачивается нарушением прав и законных интересов граждан и организаций.

Обосновывается вывод о том, что понятие чрезвычайной ситуации должно быть единым во всем массиве законодательных актов, образующих в своей совокупности комплексную отрасль о чрезвычайных ситуациях.

Подчеркивается, что понятие чрезвычайной ситуации, исходящее в своей основе из публично-правовых положений, следует четко отграничивать от понятия непреодолимой силы, в основу которой, наоборот, вкладываются частноправовые начала. Несмотря на сходные признаки и общую терминологию, применяемую к обоим понятиям, обобщающее значение и цели формирования рассматриваемых понятий являются различными. Если в непреодолимой силе целью будет являться определение предела (границы) ответственности лица за совершенное правонарушение, то в чрезвычайной ситуации цель – определить наличие угрозы чрезвычайного явления для людей и организаций. Цели в любом случае должны исходить из опасности жизни и здоровью людей. Включение такой цели в законодательное определение чрезвычайной ситуации позволит избежать в дальнейшем отождествления чрезвычайных ситуаций с непреодолимой силой.

На  данной основе в диссертации понятие чрезвычайной ситуации определяется как состояние угрозы возникновения опасных явлений, связанных с высшими конституционными ценностями, и в первую очередь с жизнью и здоровьем людей, выразившееся в преднамеренных, непреднамеренных или смешанных фактах, которые повлекли за собой негативные изменения в системе, ставшие следствием определенного события либо совокупности событий, в результате которых возникает необходимость введения на определенной территории некоторых правовых ограничений императивного характера, устанавливаемых специально предусмотренными органами и подразделениями РСЧС по предусмотренной законом процедуре.

Во втором параграфе исследуются виды имущественных отношений, в  которых участвуют подразделения РСЧС.

Исходя из сложной и неоднородной природы, все общественные отношения, в которых участвуют подразделения РСЧС, в правоприменительном плане подразделяются на две большие группы: частноправовые и публичноправовые.

Акцентируется внимание на том, что в деятельности подразделений РСЧС частноправовым отношениям уделяется значительно меньше внимания по сравнению с публичноправовыми, что не совсем оправданно в условиях рыночной экономики.

Определяется, что необходимо установить сбалансированное правовое регулирование публично-правовых и частноправовых отношений. В противном случае возникает опасность снижения внутренней активности субъектов деятельностью РСЧС, подавления их внутренней воли, что отрицательно сказывается на выполняемой ими работе.

В диссертации обосновывается невозможность эффективного публично-правового регулирования из единого центра всех многочисленных и многогранных отношений в сфере деятельности РСЧС. Подвергаются критике существующие точки зрения о том, что последние находятся лишь под административно-правовым регулированием. 

Отмечается, что частноправовые отношения в своей основе регулируются гражданским правом. В связи с этим в деятельности подразделений РСЧС требуют надлежащей оценки и соответствующего регулирования: а) отношения, возникающие при организации и деятельности  подразделений РСЧС на основе договоров с организациями; б) отношения, вытекающие из выполнения работ и оказания услуг в области различных сфер деятельности, связанных с чрезвычайными ситуациями; в) служебно-трудовые отношения; г) отношения, возникающие из обязательного государственного  страхования сотрудников подразделений РСЧС; д) отношения, связанные с возмещением причиненного вреда и многие другие. Данные отношения носят частноправовой характер и принципиально отличаются от публичноправовых отношений, которые строятся по методу власти-подчинения.

Во второй главе «Участие подразделений РСЧС в имущественных отношениях гражданско-правового характера» анализируется структура законодательства РСЧС, раскрываются вопросы правового статуса и правосубъектности подразделений данной структуры.

В первом параграфе исследуются различные правовые акты, регулирующие деятельность подразделений РСЧС, в совокупности образующие их законодательную основу. Определяется место законодательства РСЧС в социально-экономической структуре, его понятие, значение и признаки.

Все акты, регулирующие отношения в сфере деятельности  РСЧС, подразделяются на три группы.

Первая из них содержит нормы по организации различных структур, формирований и подразделений, связанных с чрезвычайными ситуациями  и обслуживанием населения, организаций различных форм; по  вопросам организации структурных подразделений РСЧС; по профилактике и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, а также обучения населения мерам защиты при их возникновении.

Вторую группу составляют нормы, регулирующие службу и работу по найму в подразделениях РСЧС, трудовые отношения, проведение научно-технической работы, оказание профессионально-методической помощи и т.д., т.е. те нормы, которые лишь косвенно связаны с профессиональными задачами РСЧС.

Третью группу образуют нормы, регулирующие взаимодействие подразделений РСЧС с гражданами, другими структурами и ведомствами (например, нормативные акты межведомственных комиссий по вопросам ликвидации последствий стихийных бедствий, пожарной безопасности в РФ, акты предприятий, организаций и учреждений по вопросам взаимодействия с другими службами на случай наступления чрезвычайной ситуации, акты, направленные на взаимодействие подразделений РСЧС с общественными объединениями и гражданами при ликвидации чрезвычайных ситуаций и их последствий и т.д.).

С учетом этого законодательство, регулирующее деятельность подразделений РСЧС, определяется как система нормативно-правовых актов, регулирующих общественные отношения в сфере организации, деятельности и взаимодействия вышеназванных подразделений с органами исполнительной власти и управления, организациями и гражданами по поводу  предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и устранения их последствий на территории РФ.

На основании паритетности соотношения императивных и диспозитивных начал и присутствия в законодательстве, регулирующем деятельность подразделений РСЧС, множества норм различных отраслей права, делается вывод о том, что оно носит комплексный характер, развиваясь вокруг безопасности, связанной с чрезвычайными ситуациями.

При анализе иерархической структуры законодательства в исследуемой области, обусловленной различием в правовой силе актов, издаваемых разными нормотворческими органами, отмечаются недостатки, и в частности непоследовательность законодателя в вопросах организации и взаимодействия органов власти как между собой, так и с различными подразделениями  и формированиями, входящими в РСЧС, и с иными органами, формированиями и организациями, не относящимися к этой системе. На этой основе предлагается включить в главу 3 «Государственное управление в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций» Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», наряду с нормами управляющего и координационного воздействия, нормы частноправового характера, позволяющие урегулировать взаимодействие федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, как между собой, так и  с другими органами, организациями и формированиями,  не относящимися к системе РСЧС.

Кроме того, в диссертации отмечаются недостатки Федерального закона «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей», связанные: с противоречиями и дублирующим характером норм законодательства в отношении деятельности подразделений РСЧС; несовершенством многих связей между органами исполнительной власти и многими подразделениями, входящими в РСЧС;  недостаточностью урегулирования и детализации договорных связей в международной сфере; неэффективностью взаимодействия между подразделениями РСЧС и подразделениями других ведомств и организаций. 

При исследовании структуры и содержания законодательства в сфере деятельности подразделений РСЧС отмечается, что действующая совокупность различных законов и иных нормативно-правовых актов несовершенна, так как не содержит единой или хотя бы  взаимосвязанной концепции. Вместо группирования  норм законодательства, связанного с РСЧС и их подразделениями, вокруг его активного центра происходит рассредоточение таких норм по другим законам, являющимся активными центрами в других видах деятельности, не имеющих отношения к РСЧС, вплоть до полной потери связи между регулируемыми отношениями.

Выход из сложившейся ситуации видится в закреплении общих норм о РСЧС и ее подразделениях в едином кодифицированном центре, основой которого может стать Кодекс чрезвычайных ситуаций Российской Федерации (КЧС РФ), в котором следует выделить нормы, регулирующие специфические виды общественных отношений в сфере РСЧС, объединяющих общую и особенную части, состоящие из соответствующих институтов и субинститутов.

Принятие КЧС РФ послужит основой объединения действующей совокупности различных законов и иных нормативно-правовых актов в сфере РСЧС, поможет устранить имеющиеся недостатки в содержательной части и структуре законодательства РСЧС.

В обобщенном виде в диссертации определяется структура КЧС РФ.

В общей части КЧС РФ должны быть отражены:

1. Основные начала законодательства РСЧС, из которых следует, что нормы законодательства РСЧС исходят из необходимости защиты граждан РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории РФ, всего земельного, водного, воздушного пространства в пределах РФ или его части, объектов производственного и социального назначения, а также окружающей природной среды от чрезвычайных ситуаций.

2. Цели и задачи законодательства РСЧС,  в соответствии с которыми подразделения РСЧС должны действовать: предупреждение возникновения и развития чрезвычайных ситуаций, снижение размеров ущерба и потерь от чрезвычайных ситуаций и др., определенных  в ст.ст. 3, 4 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

3. Отношения, регулируемые законодательством РСЧС, в том числе определяющие, что законодательство РСЧС распространяется на отношения имущественного характера, возникающие в сфере деятельности органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, а также любых других организаций независимо от их организационно-правовой формы и населения в области их защиты от чрезвычайных ситуаций. Особо отмечается, что отношения, регулируемые законодательством РСЧС, хоть и объединены предметным единством (потребностью в защите граждан, территорий и имущества от чрезвычайных ситуаций), но в то же время разнообразны и неоднородны по своему составу и дифференцируются на административно-властные (например, по соподчиненности и управлению между подразделениями РСЧС и органами государственной власти и управления РФ), и отношения, основанные на равенстве их участников (например, отношения по поводу заключения различного рода договоров об использовании финансовых ресурсов, техники, средств связи, различных юридических лиц). Следствием отражения данной дефиниции будет являться то, что отношения, регулируемые законодательством РСЧС, в совокупности представляют собой правила поведения, регулируемые различными отраслями права.

4. Законодательство РСЧС и иные акты, содержащие в себе нормы права, связанные с данным законодательством, указывающие на соответствие их Конституции РФ, а также на то, что законодательство РСЧС состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним других федеральных законов, законов субъектов РФ. Здесь должны быть установлены некие границы правового регулирования возникающих в деятельности РСЧС отношений, а, соответственно, и их источников. На наш взгляд, построение совокупности норм, в публично-правовом и частноправовом аспектах, должно исходить из основных мероприятий и режима деятельности, проводимых органами управления и иными подразделениями РСЧС, определенных в п. 28. Положения о единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (2005 г.), которые в дальнейшем могут быть преобразованы в отдельные главы Кодекса. В данном случае предусматриваются три режима деятельности органов и подразделений РСЧС: режим повседневной деятельности, режим повышенной готовности, режим чрезвычайной ситуации. Эти три режима соответствуют содержанию Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г.

5. Основные принципы правового регулирования отношений, возникающих в деятельности РСЧС.

6. Определения понятий, используемых в КЧС РФ, начиная с понятия «чрезвычайная ситуация» и соответствующих смежных понятий.

7. Четкая дифференциация между различными подразделениями РСЧС, являющимися по своей сути государственными и негосударственными органами и организациями.

Особенная часть должна включать:

1. Основные положения о подразделениях РСЧС, дифференцируемых исходя из их компетенции и полномочий по принятию норм и правовых предписаний в области чрезвычайных ситуаций, опирающихся  на основные режимы деятельности (режим повседневной деятельности,  режим повышенной готовности,  режим чрезвычайной ситуации), установленных в общей части Кодекса.

В данном случае предусматривается  дифференцировать все подразделения РСЧС на шесть групп, которые будут соответствовать разделам особенной части КЧС РФ: общие, профессиональные, отраслевые, комиссионные, специализирующиеся, общественные.

2. Существующие нормы законодательства РСЧС, которые отражают сложившиеся отношения в этой сфере. В частности, по отношению к Федеральному закону РФ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» к таковым можно отнести: главу 4 «Права и обязанности граждан Российской Федерации в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций и социальная защита пострадавших»; главу 7 «Государственная экспертиза, надзор и контроль в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций»; главу 8 «Международные договоры Российской Федерации в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций».

При этом следует проявлять разумную осторожность во избежание дублирования и противоречий. Так, в связи с представленной классификацией, утратит свое назначение глава 5 «Подготовка населения в области защиты от чрезвычайных ситуаций» указанного Закона, так как ее концептуальные положения должны быть переработаны и включены в сферу действия отраслевой функциональной подсистемы РСЧС Минобрнауки России, выделенной в качестве отдельной главы КЧС РФ, а также множество других глав и положений законодательства РСЧС.

3. Положения об ответственности, где весьма продуктивным представляется закрепление отсылок к другим кодифицированным актам, предусматривающим соответствующие санкции за определенные противоправные действия. Так, особенности ответственности за нарушение требований пожарной безопасности должны опираться на ст. 38 Федерального закона «О пожарной безопасности», предусматривающую такую ответственность; особенности ответственности, связанной со спасательными операциями на воде, должны опираться  на главу 20 «Спасание судов и другого имущества» и главу 21 «Ограничение ответственности по морским требованиям» Кодекса торгового мореплавания РФ и т. п.

В заключительных положениях должны быть предусмотрены: введение в действие Кодекса; порядок применения правил, установленных Кодексом; приведение нормативно-правовых актов законодательства РСЧС в соответствие с Кодексом.

Во втором параграфе раскрывается правовой статус, компетенция и правосубъектность подразделений РСЧС. В зависимости от оснований образования такие подразделения делятся на две группы: обязательные и добровольные.

В свою очередь, первая группа разделяется на три категории: общего назначения (Президент РФ, Федеральное Собрание РФ и др.)2; локального назначения (комиссии различных уровней, подразделения Спецстроя России и др.); специального назначения (подразделения МЧС России, профессиональные аварийно-спасательные формирования и др.). Вторая группа разделяется на две: общественные объединения, участвующие в деятельности РСЧС и ликвидации чрезвычайных ситуаций; подразделения добровольной  и частной пожарной охраны.

При рассмотрении компетенции и правосубъектности подразделений первой группы выявлены их отличия друг от друга. Акцентируется внимание на том, что права и обязанности, отражающие компетенцию того или иного подразделения РСЧС, распределяются между внутренними организациями и отдельными должностными лицами. При этом субъектом гражданских правоотношений является только тот участник, который обладает правами юридического лица (МЧС России, НИИ МЧС России и др.), либо тот или иной орган, которому государство делегировало (на основании законодательных актов) свои полномочия на совершение тех или иных действий (в пределах его компетенции) в гражданском обороте (Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ и др.). В данном случае возникают специфические отношения представительства, основанные на законе (отличные, однако, от обычного представительства по доверенности), к которым могут применяться положения главы 10 ГК РФ.

Определение содержания гражданской правосубъектности связано с установлением признаков юридического лица у подразделений РСЧС, что позволяет определить их участие в определенных видах гражданских правоотношений. Наличие института юридического лица и правосубъектности служит средством осуществления различных операций по оказанию услуг, заключению договоров, снабжению, ремонту и т.д., и позволяет подразделениям РСЧС самостоятельно использовать денежные средства, пользоваться банковским кредитом в целях выполнения своих задач, осуществлять оперативно-хозяйственную и иную деятельность в гражданском обороте.

В диссертации  раскрываются проблемные вопросы, связанные с организационным строением и признаками юридического лица у подразделений РСЧС как первой, так и второй групп и  предлагаются наиболее оптимальные пути их решения.

При раскрытии признака обособленности имущества отмечается, что обособленным имуществом не обладают подразделения РСЧС общего назначения, относящиеся к первой группе, которые являются исполнительными органами государства, и обладают, в основном, контрольными полномочиями в сфере РСЧС (принятие, согласование, утверждение, контроль и т.п.); комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций (относящиеся к подразделениям РСЧС локального назначения); подразделения функциональных подсистем РСЧС, относящиеся к категории локального назначения (например, такие как Спецстрой России, Минобрнауки России, Минтранс России и др.). Такие подразделения  РСЧС могут обладать различным имуществом, однако оно, будучи закрепленным за ними на каком-либо вещном праве, принадлежит не  функциональным подсистемам РСЧС, а организациям по их ведомственной принадлежности. Именно поэтому функциональные подсистемы РСЧС,  созданные федеральными органами исполнительной власти для организации работы в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, входят в систему РСЧС как обеспечивающие силы и средства органов управления, а не как организации со своим обособленным имуществом.

В работе раскрываются и другие признаки юридических лиц, которыми обладают организации РСЧС.

В заключение параграфа формулируются предложения по изменению действующего законодательства, регламентирующего вопросы правоспособности отдельных видов подразделений РСЧС.

Третья глава «Договор и его место в РСЧС» посвящена исследованию сущности договора в РСЧС и классификации различных его видов.

В первом параграфе рассматривается понятие и значение договора в деятельности подразделений РСЧС, исследуются его существенные признаки, на основе которых формулируется уточненное понятие гражданско-правового договора. Определены границы использования конструкции договора в силовых ведомствах и деятельности РСЧС. Отмечается, что договор как гибкая правовая форма, в которую  могут облекаться различные по характеру общественные отношения, позволяет подразделениям РСЧС самостоятельно решать множество различных вопросов в сфере выполняемых ими работ и оказания услуг. Подвергается анализу основа гражданско-правового договора в сравнении с иными юридическими фактами и нормативными актами.

При определении значения договора в сфере РСЧС показано его превосходство перед нормативно-правовым регулированием различных отношений, связанных с чрезвычайными ситуациями, что подтверждается отказом, во многих случаях, от типовых форм договоров, утвержденных государственными органами, нормы которых имели в большинстве случаев абсолютно обязательный характер и не могли быть изменены соглашением сторон.

В диссертации отмечается, что традиционное понимание сущности договора как со­глашения (Г.Ф. Шершеневич; Д. И. Мейер; К. П. Победоносцев и др.), характерное не только для гражданского, но и для международного права, наложило свой отпечаток на его понимание и в силовых структурах. Тем не менее, анализ правоприменительной и судебной практики показывает, что такое отождествление договора и соглашения отрицательно сказывается как в общеправовом поле деятельности различных организаций, так и в правоприменительной деятельности подразделений РСЧС. В связи с этим формулируется следующее определение договора: договор — это особая обязательственная форма правоотношения, ос­нованная на взаимной свободной воле сторон, заключающаяся в оценке и реализации своих фактических действий в целях достижения юридических последствий в собственных интересах. Делается вывод  о целесообразности уточнения определения гражданско-правового договора, сформулированного в п. 1 ст. 420 ГК РФ.

При анализе договорной деятельности профессиональных подразделений РСЧС выявляются недостатки, связанные как с понятием гражданско-правового договора, так и касающиеся свободного выражения такими подразделениями РСЧС своих полномочий и компетенции в реализации договорных прав и обязанностей, и, в частности, превышение должностными лицами своих полномочий по выполнению различного рода работ и оказанию услуг,  оформление на основе договора таких отношений, которые не должны облекаться в договорную форму, так как являются непосредственными функциями профессиональных подразделений РСЧС. Это объясняется тем, что: во-первых, компетентными лицами подразделений РСЧС предоставленная им договорная свобода трактуется в более широком смысле, чем  предполагается действующим законодательством РСЧС; во-вторых, в действующем законодательстве РСЧС, действительно, не указаны критерии, ограничивающие пределы такой договорной свободы; в-третьих, в законодательстве РСЧС недостаточно четко выражена компетенция должностных лиц по заключению различного рода договоров и соглашений, что позволяет устанавливать договорные отношения с различными организациями и по различному роду деятельности, не связанной с их основными целями и задачами.

В диссертации определяются пути устранения указанных недостатков, и обосновывается вывод о целесообразности включения в Федеральный закон «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» статьи следующего содержания: «Профессиональные аварийно-спасательные службы и аварийно-спасательные формирования  могут в целях реализации требований законодательства РСЧС, а также в целях предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций выполнять по договорам работы и оказывать услуги, кроме тех, которые являются функциями таких подразделений, за исключением случаев, предусмотренных специальным законодательством». Формулируются другие выводы по изменению законодательства РСЧС относительно договоров и соглашений.

Во втором параграфе определяется место и природа различных договоров, заключаемых подразделениями РСЧС, обосновываются и раскрываются их родовые признаки. Подразделения РСЧС в некоторых случаях обладают определенными властными полномочиями в своей сфере деятельности по отношению к гражданам и организациям, являющимся контрагентами в обязательствах при заключении и реализации различных договоров, а в законодательстве  РСЧС не содержится никаких разъяснений относительно юридической природы и места договоров, на основе которых строятся правоотношения между контрагентами.

Это позволяет усомниться в том, что возникающие договорные отношения в сфере РСЧС должны рассматриваться не только в рамках отрасли гражданского права, но и далеко за ее пределами. По этому поводу в специальной литературе, посвященной деятельности РСЧС, широко распространилось мнение о том, что множество договоров в РСЧС должны рассматриваться как комплексный  правовой институт, для которого характерна тесная связь административных и гражданско-правовых отношений (А.А. Шохин, И.А. Бирюков). Представленное мнение аргументировано опровергается диссертантом.

В работе отмечается, что типовые договоры, как и множество других договоров в сфере деятельности РСЧС, хоть и являются непоименованными, но по своей правовой природе представляют собой гражданско-правовые договоры. Нормы, которые их регулируют, носят специальный характер и отражают особенности деятельности данных подразделений РСЧС в соответствии со специальным законодательством. Административно-правовое регулирование в отношении договоров, заключаемых в сфере деятельности РСЧС, вообще неприемлемо, что может быть подтверждено практикой установившихся связей между сторонами по заключению, изменению и прекращению взаимоотношений по ним. В диссертации проводится сравнение договоров, заключаемых подразделениями РСЧС, с другими непоименованными договорами в Водном кодексе РФ,  Кодексе торгового мореплавания РФ и др.

В диссертации рассматриваются спорные вопросы о так называемом административном договоре (Д.Н. Бахрах, А.И. Елистратов, Ц.А. Ямпольская и др.) и приводится аргументированное опровержение его  существования.

Договор (как цивилистическая конструкция) может существовать только между субъектами, занимающими при его заключении изначально равноправное положение.  Это означает, что у субъектов, вступающих в такие отношения, как правило, есть право выбора – вступать в такие отношения с контрагентом, либо отказаться. Если такого права нет, а есть строгое исполнение той или иной формы, в которую облечено правоотношение, то налицо не договор (даже если он и будет называться таковым), а административный акт. Именно поэтому в п. 3. ст. 2 ГК РФ выделены отношения, которые находятся за пределами частноправового регулирования.

Значительное внимание в исследовании уделено научно обоснованной системе договоров, которая необходима для того, чтобы выявить специфику тех или иных договорных отношений и выработать соответствующую правовую регламентацию. Обосновывается применение смешанного, или комбинированного, критерия, соединяющего в себе экономические и юридические признаки, как наиболее приемлемого. Делается вывод, что по своей правовой природе многие  договоры,  заключаемые подразделениями РСЧС, являются смешанными.

Обосновывая положения п. 3 ст. 421 ГК РФ, автор делает вывод о том, что смешанные договоры делятся на три группы: урегулированные, детализированные и общие. 

К числу урегулированных смешанных договоров можно отнести такие, которые содержат в себе элементы только определенных ГК РФ типов договоров. Особенностью таких договоров является то, что в них условно можно выделить два обязательства: основное и дополнительное.

Детализированные смешанные договоры можно разделить, в свою очередь, на две подгруппы:  детально урегулированные и развивающиеся. К детально урегулированным смешанным договорам следует относить те, которые детализируют нормативное применение его элементов в отдельно взятой норме или в нормах, посвященных отдельному такому виду в одном основополагающем нормативном акте (ГК РФ). К развивающимся смешанным договорам следует относить такие, видовое определение которых, хотя и отражено в отдельно определяемой норме (нормах) ГК РФ, но не столь подробно, как в первом случае,  и, как правило, такие нормы указывают на особенности его смешанных элементов не в одном основополагающем нормативном акте, а в нескольких.

На основе приведенной классификации отмечается, что к числу общих смешанных договоров относится Типовой договор на пожарную охрану объектов подразделениями противопожарной службы МЧС России.

При анализе содержания договоров, заключаемых в сфере деятельности РСЧС, обращается  внимание на контрольные и другие административно-правовые обязывающие функции, которые также присутствуют в рассматриваемых договорах, и которые в основном  являются предметом различных взглядов относительно места и природы договоров в РСЧС. Автор отмечает, что такие контрольные функции должны рассматриваться не в рамках договорных отношений, а за их пределами, поскольку они есть не что иное, как реализация стороной условий заключенного договора и могут проявляться при реализации любых гражданско-правовых договоров, главное, чтобы стороны изначально условились об этом при их заключении и реализации.

В третьем параграфе производится классификация договоров, заключаемых в РСЧС.

Отмечается, что разнообразие договоров в деятельности РСЧС не формируется в специальную, строго определенную законодательством РСЧС систему, а подпадает под очерченный законодательный контур, определяемый гражданским законодательством. В нем могут обозначаться как четко выраженные (например, договоры купли-продажи, аренды  различного имущества РСЧС), так и нечетко выраженные (договоры на устранение последствий чрезвычайных ситуаций, на пожарную охрану),  содержащие в себе либо признаки разных типов и видов договоров, либо вообще не подпадающие под известные виды договоров (договоры о взаимодействии и сотрудничестве, о правах и обязанностях в отношении объекта и имущества гражданской обороны, о выполнении мероприятий по гражданской обороне).

При систематизации договорных отношений в деятельности РСЧС устанавливается различие между типом и видом договора.

В работе используются традиционные способы и основания классификационных критериев гражданско-правовых договоров, и при этом не ставится цель разработки новой классификации имеющихся гражданско-правовых договоров, а используются уже имеющиеся классификационные конструкции в разрешении договорных проблем в сфере деятельности РСЧС. В соответствии с этим разработанная классификация договоров, заключаемых в сфере деятельности  РСЧС, разрешает одну из главных задач – определение, нуждаются ли те или иные договорные отношения в сфере РСЧС в новой правовой регламентации с возможным выделением новых договоров или возможно отнесение их к ранее известным договорам с одновременным введением в законодательство РСЧС ряда специальных норм, которые учитывали бы видовые особенности соответствующего договора.

Дальнейшее разграничение договоров производится, исходя из содержания непосредственной деятельности подразделений РСЧС, на три основные группы:

1. Обеспечительные (имущественные), которые, в свою очередь, разделяются на два вида: а) потребительские (направлены на удовлетворение потребностей подразделений РСЧС в приобретаемых товарах, работах и услугах); б) инициативные (направлены на извлечение прибыли от разрешенной подразделениям РСЧС деятельности на выполнение различных специальных работ и оказание услуг). Среди обеспечительных (имущественных) выделяются три устойчивых типа договоров, соответствующих обеспечительному характеру деятельности подразделений РСЧС в различных имущественных благах: договоры на передачу имущества; договоры на выполнение работ; договоры на оказание услуг. К этим договорам должны применяться общие положения ГК РФ о соответствующих видовых и подвидовых группах обязательств и договорах.

2. К организационным договорам следует относить те, которые предназначены создать предпосылки, предусмотреть возможности взаимодействия и сотрудничества в области решения вопросов и задач, связанных с чрезвычайными ситуациями. Исходя из целей организационных договоров, они делятся на два вида: распределяющие и объединяющие. Распределяющие договоры имеют своей целью распределение обязанностей (с вытекающими из них правами) между подразделениями РСЧС и другими организациями в отношении имеющихся у них полномочий в области решения задач, связанных с чрезвычайными ситуациями. Отличительной особенностью таких договоров является то, что они  заключаются между независимыми (равноправными) сторонами, имеющими одинаковые возможности в осуществлении своих полномочий на определенной территории (например,  между министерствами). Такие договоры, помимо подписания их сторонами, утверждаются нормативно-правовыми актами, а их условия (приобретая ранг существенных) не могут быть изменены в дальнейшем соглашением сторон, если в самом договоре не указано иное. Объединяющие договоры  направлены на объединение усилий сторон по выражению их общих интересов, связанных с непосредственной деятельностью РСЧС,  и разделяются на два вида: направленные на создание единой организации; не направленные на создание единой организации. Объединяющие договоры (не направленные на создание единой организации) могут регулировать взаимоотношения сторон как непосредственно в решении тех или иных вопросов взаимодействия и сотрудничества, так и положить начало по взаимодействию и сотрудничеству в будущем, наметить пути, по которым в дальнейшем будет происходить такое сотрудничество. Исходя из непосредственной цели таких договоров, к ним должна быть применена выработанная в науке гражданского права классификация на основные и предварительные. Опираясь на непосредственные условия, объединяющие договоры (не направленные на создание единой организации) разделяются на три подвида: перспективные, непосредственные и  совмещающие.

3. Смешанные договоры.  К смешанным договорам следует относить те, в которых сочетаются элементы двух предыдущих групп договоров (обеспечительных (имущественных) и организационных). Иными словами, это такие договоры, в которых содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными нормативными актами. Детализация смешанных договоров в сфере деятельности подразделений РСЧС, в зависимости от содержащихся в них элементов и условий различных договоров, позволяет выявить в них, как и в других договорах, три устойчивые группы: урегулированные, детализированные, общие. Урегулированные смешанные договоры  содержат в себе элементы только тех договоров, тип которых определен ГК РФ (в них условно можно выделить два обязательства: основное и дополнительное). Детализированные смешанные договоры делятся на две подгруппы:  детально урегулированные и развивающиеся. К общим смешанным договорам относятся такие, которые выходят за пределы ГК РФ, однако при этом остаются названными другими законодательными актами. При более детальном рассмотрении общих смешанных договоров в деятельности РСЧС они разделяются на две группы – главные и формальные.

В завершение параграфа даются рекомендации по законодательному решению договорных проблем в деятельности подразделений РСЧС и оптимизации их договорных связей.

В четвертой главе «Основные виды договоров, заключаемых в подразделениях РСЧС» проводится исследование и детализация основных видов договоров в сфере РСЧС, их отличия от иных смежных договоров гражданского права.

Среди большого разнообразия договоров, заключаемых в РСЧС,  рассматриваются лишь те, которые имеют особенности и наиболее существенное значение и нуждаются в правовой регламентации с целью устранения проблем в их содержательной части.

В первом параграфе исследуются договоры на пожарную охрану, заключаемые в подразделениях РСЧС, которые достаточно разнообразны и заключаются не только подразделениями Государственной противопожарной службы МЧС России (управлениями, отделами, отрядами, частями), но и подразделениями муниципальной, ведомственной, частной, добровольной пожарной охраны РСЧС.

В зависимости от основных функций и видов деятельности, выполняемой подразделениями пожарной охраны по договору (профилактика и тушение пожаров), выделяется три устойчивых их вида:

1. Договор на охрану от пожаров различных объектов (где функции профилактики и тушения пожаров обобщены).

2. Договор на охрану от пожаров различных объектов с непосредственным тушением возникших пожаров.

3. Договор на  пожарно-профилактическое обслуживание различных объектов.

В зависимости от места создания того или иного подразделения пожарной охраны три вышеназванных вида дифференцируются на последующие их подвиды:

а) договор на пожарную охрану обслуживаемых объектов без непосредственного создания на них  того или иного подразделения пожарной охраны;

б) договор на пожарную охрану обслуживаемых объектов с созданием на их имущественной базе соответствующего подразделения пожарной охраны.

  При сравнении договора на пожарную охрану с известными видами договоров гражданско-правового характера отмечается, что отождествление его с подрядом, с хранением, либо с иными похожими договорами в практической деятельности РСЧС неверно, так как имеются существенные различия. Договор на пожарную охрану в силу своих специфических особенностей относится к договорам услуг и представляет собой самостоятельный вид договора, отличающийся от других гражданско-правовых договоров.

Внутреннее содержание договоров на пожарную охрану имеет множество недостатков, что приводит к конфликтам и противоречиям на практике. Проблематичным является порядок заключения договора на пожарную охрану и урегулирование преддоговорных споров между контрагентами. Особенно ярко такие проблемы проявляются в договорах на пожарную охрану обслуживаемых объектов с созданием на их имущественной базе соответствующего подразделения пожарной охраны.

Ни один правовой акт, регулирующий деятельность пожарной охраны, в том числе и сам договор, не предусматривает порядок организации преддоговорной работы, которую проводят на практике будущие контрагенты. В законодательстве РСЧС соответствующие положения не предусмотрены. На этой основе делается вывод о закреплении на законном или подзаконном уровне примерной формы, предусматривающей  преддоговорную работу между контрагентами.

В диссертации подробно раскрываются специфические признаки договора на пожарную охрану, существенные и обычные его условия, а также явные  его недостатки – не указывается предмет и объект договора, характеризуемые как существенные его условия.

При исследовании признаков договора на пожарную охрану отмечается, что такой договор, утвержденный в типовой или иной стандартной форме, отвечает признакам договора присоединения и является таковым. Его характерной особенностью является способ заключения (путем присоединения), что характерно для организаций-контрагентов, заключающих таким образом договоры с пожарной охраной. В остальных же случаях такие договоры являются взаимосогласованными.

Во втором параграфе рассматриваются договоры страхования, заключаемые в подразделениях РСЧС, их источники, основание и содержание. Выявляются такие страховые отношения, которые имеют свою специфику, особый смысл и значимость как для подразделений РСЧС, так и для их страховых  контрагентов при реализации страховых обязательств обязательного государственного страхования, которые отличаются от стандартных обязательственных страховых взаимоотношений и тем самым нуждаются в правовом регулировании их специфических связей.

При исследовании источников правового регулирования страховых отношений в деятельности подразделений РСЧС указывается, что они содержат множество недостатков. Нормы соответствующего законодательства в большинстве своем противоречат или дублируют друга, не содержат разъяснений относительно природы страховых отношений, возникающих на основе договоров, заключаемых в сфере деятельности РСЧС.  Делается вывод, что нормы об обязательном государственном страховании в РСЧС нуждаются в тщательной систематизации и приведении их в соответствие с положениями ГК РФ. В самом ГК РФ следует закрепить общие для всех, а не только для «государственных служащих определенных категорий» и категорий, указанных в п. 1 ст. 969 ГК РФ,  положения об обязательном государственном страховании, порядок его осуществления, либо сделать это в  отдельном законе РФ.

Исходя из анализа структуры и оснований возникновения договорных правоотношений в страховой деятельности подразделений РСЧС,  критикуется точка зрения о том, что отношения по обязательному страхованию возникают непосредственно на основании закона, который является юридическим фактом возникновения соответствующих правоотношений (Н.В. Логвина). Установленные в законе порядок и условия обязательного страхования содержат в себе нормы объективного права, которые являются предпосылкой возникновения различных по своей сути правоотношений. Что же касается конкретных обязательств с соответствующими правами и обязанностями, то они возникают в момент заключения договора страхования, который в силу ст.ст. 927, 936 ГК РФ является необходимым условием осуществления как добровольного, так и обязательного страхования.

При исследовании возникновения обязательственных отношений в РСЧС по поводу осуществления обязательного государственного страхования жизни, здоровья и имущества сотрудников РСЧС, определяется, что не следует смешивать социальное страхование с гражданско-правовым обязательным страхованием. Социальное страхование, действительно происходит, в бездоговорной форме и основывается не на гражданско-правовых началах, а на принципах, присущих праву социального обеспечения, с вытекающими отсюда различиями как в предмете и методе правового регулирования, так и в субъектном составе возникающих отношений по страхованию. В социальном страховании не договором, а законом должны быть четко определены страховщики, страхователи и застрахованные лица (выгодоприобретатели) и все конкретные условия страхования (страховые случаи). В качестве оснований возникновения страховых отношений по социальному страхованию также выступают конкретные юридические факты, будь то заключение трудового договора, уплата страховых взносов, регистрация страхователя и другие. Но данные отношения, действительно,  могут осуществляться без заключения гражданско-правового договора. Что касается гражданско-правовых страховых обязательств по обязательному государственному страхованию, то они могут возникнуть лишь на основании других юридических фактов, а именно заключения гражданско-правовых договоров. В соответствии с этим п. 2 ст. 969 ГК РФ требует следующей корректировки:  «Обязательное государственное страхование осуществляется страховщиками и страхователями на основании договоров страхования, в соответствии с условиями, установленными законом  и иными правовыми актами о таком страховании».

При рассмотрении субъектного состава и наиболее значимых элементов договора обязательного государственного страхования в РСЧС отмечается, что обязанность страхователя по ознакомлению застрахованных лиц с условиями и порядком осуществления обязательного государственного страхования, предусмотренных п. 2 ст. 7 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» от 28 марта 1998 г.  № 52-ФЗ в практике подразделений РСЧС не находит своей реализации. В связи с этим предлагается указать в законодательстве на то, что обязанность страхователя по обязательному государственному страхованию должна быть включена в трудовой договор (контракт о службе в МЧС России), где должны быть указаны страховые случаи, размеры страховых сумм, адрес страховщика, период действия страховой защиты, обязанности участников страхования.

В диссертационном исследовании обосновывается необходимость внедрения в основополагающие акты страхования законодательства РСЧС правила, согласно которому «страховщик освобождается от выплаты страховой суммы, если в результате расследования выявлено, что страховой случай произошел во внеслужебное (нерабочее) время, при действиях сотрудника РСЧС, которые не связаны с теми действиями, которые обычно исполняются им при реализации условий трудового договора (контракта)». Рассмотрены и другие проблемы договора обязательного государственного страхования в РСЧС, касающиеся застрахованных лиц и выгодоприобретателей; объекта  и предмета, страховых премий, тарифов и суммы, условий наступления страховых случаев и др., внесены  предложения по устранению существующих недостатков.

Третий параграф посвящен исследованию договоров о взаимодействии и сотрудничестве, заключаемых в подразделениях РСЧС, особенностям соответствующих договорных обязательств, детализации элементного состава, определению юридической природы, выявлению признаков, позволяющих отграничивать такие договоры от других гражданско-правовых договоров.

Обращается внимание на тот факт, что непосредственные указания по взаимодействию и сотрудничеству в РСЧС с различными организациями носят обобщающий характер и недостаточно отражены на законодательном уровне. В гражданском законодательстве также непосредственно не установлено регулирование отношений по взаимодействию и сотрудничеству, а это, в свою очередь, позволяет регулировать и рассматривать отношения по взаимодействию и сотрудничеству в РСЧС не только в рамках гражданского права, но и в других отраслях, например, административного и финансового, применяя при этом соответствующие подходы. Поэтому взаимодействие и сотрудничество подразделений РСЧС с различными организациями может складываться посредством двух форм:

1. При помощи договоров о взаимодействии и сотрудничестве.

2. При помощи административно-правовых предписаний (приказов, распоряжений, инструкций, утверждаемых положений), предусматривающих дальнейшее взаимодействие и сотрудничество. Вторая форма взаимодействия и сотрудничества наиболее развита в подразделениях РСЧС, однако она не столь эффективна, как первая.

Исследуя особенности и характерные черты соответствующих договорных обязательств в сфере деятельности РСЧС, автор приходит к выводу о том, что участники совместной деятельности по взаимодействию и сотрудничеству в  сфере РСЧС заключают договор, содержание которого подпадает под регулирующее воздействие отношений, вытекающих из договора простого товарищества (гл. 55 ГК РФ).

Анализ субъектного состава договора о взаимодействии и сотрудничестве в РСЧС показывает, что заключение соответствующих договоров, наряду с организациями, в определенных случаях вполне возможно и с гражданами, в том числе и с теми, которые не имеют статуса спасателя, но обладают необходимой правосубъектностью и имеют общие интересы, которые соответствуют целям и задачам, определяемым законодательством РСЧС (например, при пропаганде и обучении, подготовке населения  к действиям в чрезвычайных ситуациях и др.). Это положение  должно быть отражено в законодательстве РСЧС. Непосредственная норма, регулирующая такое договорное взаимодействие и сотрудничество, должна устанавливать следующее – договорное взаимодействие и сотрудничество подразделений РСЧС с гражданами возможно в рамках реализации специальных целей и задач, установленных законодательством РСЧС. В частности, соответствующую формулировку можно предусмотреть  одним из пунктов ст. 14 Федерального закона «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей».

В диссертации обращено внимание на единство целей (цели), рассматриваемого договора, которое является квалифицирующим условием, позволяющим выстраивать отношения, укладывающиеся  в рамки договора простого товарищества, и в то же время отграничивать такие договоры от иных по юридической природе договоров, внешне схожих, или облеченных в соответствующую договорную форму. Отмечается, что единство целей участников в деятельности РСЧС может формироваться тремя способами: свободно, не свободно (исходя из норм законодательства) и смешанно.

При анализе различных договоров о взаимодействии и сотрудничестве заключаемых подразделениями РСЧС, отмечается, что некоторые из них, где усматриваются элементы других видов договоров, определяемых ГК РФ, носят смешанный характер.

Далее определяется, что договор о взаимодействии и сотрудничестве, заключаемый в подразделениях РСЧС, является консенсуальным и возмездным. При этом критикуется позиция отдельных авторов о безвозмездности договоров соответствующего вида.

Учитывая особенности предмета договора, диссертантом отмечается необходимость фиксации его в договоре, при этом сам предмет определяется как совместная согласованная деятельность сторон по взаимодействию и сотрудничеству в области поставленных перед РСЧС задач, связанных с чрезвычайными ситуациями,  сопряженная общей целью (целями), направленной на достижение общего результата.

Объект рассматриваемого договора в соответствии с вносимыми участниками вкладами автор разделяет на пять составляющих, которые впоследствии необходимо использовать при разработке и заключении договоров о взаимодействии и сотрудничестве в РСЧС.

  1. Вещные, где вкладом выступают сами непосредственные материальные вещи, имущество.
  2. Вещно-обязывающие, где вкладом выступает не вещь, а соответствующее право пользования этой вещью, которое и обязывает участников только к пользованию соответствующей вещью.
  3. Обязательственные, где вкладом выступают выполненные работы и оказанные услуги.
  4. Личные, где вкладом могут быть личные неимущественные блага, неотделимые от субъекта права (профессиональные качества, деловая репутация, умение управлять, иная личная деятельность и действия и т.д.).
  5. Смешанные, где вкладом могут выступить все вышеперечисленные составляющие.

При исследовании особенностей объекта и его составляющих отмечается, что заключение договоров о взаимодействии и сотрудничестве в подразделениях РСЧС, не выходящих за пределы их компетенции, специальных целей и задач, возможно даже в отношении имущества,  изъятого из гражданского оборота. Например, между подразделениями МЧС России, МВД России, Минобороны России, ФСБ России, Прокуратуры России и других силовых ведомств, которые также обладают соответствующим имуществом. Однако само это имущество, поскольку оно изъято из оборота, внести в качестве вклада в общее дело не представляется возможным. Можно говорить лишь о вещно-обязывающей составляющей, т.е. о внесении целевого права пользования этим имуществом в специальных строго очерченных законодательством целях. В связи с этим обосновывается необходимость включения соответствующих составляющих объекта в законодательство РСЧС.

При последующем рассмотрении данного договора исследуются  его форма, процесс заключения (оферта и акцепт), права и обязанности, а также внутренняя и внешняя ответственность участников, другие его элементы. Подробно освещаются вопросы договорного взаимодействия и сотрудничества как с внутренними подразделениями РСЧС, так и с внешними организациями других ведомств, не входящих в РСЧС, даются рекомендации по совершенствованию их специального законодательства.

Пятая глава «Гражданско-правовая ответственность в деятельности подразделений РСЧС» посвящена анализу положений внедоговорной (деликтной) ответственности подразделений РСЧС перед гражданами и организациями при осуществлении своей профессиональной деятельности.

В первом параграфе раскрываются основные понятия и общие положения о гражданско-правовой ответственности, связанные с причинением вреда (убытков) в деятельности подразделений РСЧС.

Отражается специфика деятельности подразделений РСЧС, во многом связанная не только с выполнением определенных специфических работ и услуг, но и с осуществлением властных  полномочий в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Такая властная деятельность подразделений РСЧС и образует специфические отношения, связанные с причинением вреда имуществу граждан и организаций, а последствия такой деятельности указанных подразделений, к сожалению, не всегда обусловлены правомерными решениями, действиями (бездействием) уполномоченных должностных лиц при исполнении ими своих служебных и трудовых обязанностей.

При рассмотрении специфики деятельности подразделений РСЧС отмечается, что для последних, связанных в ряде случаев с устранением и предотвращением чрезвычайных ситуаций, характерна необходимость причинения вреда имуществу гражданам и организациям (при спасении пострадавших, при проникновении к местам опасных факторов, пожаров, других опасных проявлений, аварий, катастроф, иных чрезвычайных ситуаций и т.п.). Такие действия подразделений РСЧС часто квалифицируются как правомерные, а сами подразделения РСЧС, по общему правилу, никакой гражданско-правовой ответственности не несут. В специальном законодательстве РСЧС вопросы причинения вреда детально не урегулированы, не позволяют точно установить тот или иной вид ответственности, ее правовую природу, и, соответственно, требуют правового разрешения. Все это, в свою очередь, ведет к тому, что отраслевые нормативные положения об ответственности в законодательстве РСЧС развиваются неадекватно складывающимся отношениям, и в определенных ситуациях (особенно при причинении вреда (убытков) разнообразным субъектам) имеющиеся разработанные наукой отраслевые положения об ответственности не используются надлежащим образом различными субъектами права.  В итоге, это приводит к нарушению законных прав граждан и организаций в сфере деятельности РСЧС.

Ответственность в деятельности подразделений РСЧС довольно часто отождествляется с государственным принуждением и санкцией (В.А. Акимова, Е.В. Елютина и др.). Отождествление ответственности в деятельности РСЧС с одним лишь принуждением приводит к усилению норм публично-правового характера, а нормы гражданско-правовой ответственности остаются невостребованными, что подтверждается судебной практикой. Это, в свою очередь, приводит к случаям причинения необоснованного вреда (убыткам) гражданам и организациям в практической деятельности подразделений РСЧС и, как правило, последние освобождаются от возмещения имущественного вреда.

Опираясь на имеющиеся взгляды Н.Д. Егорова, Е.А. Суханова и др., автором обосновывается положение о том, что такой подход в целом вряд ли может быть оправданным. Делается вывод, что в законодательстве РСЧС присутствует отождествление ответственности с принуждением либо санкцией, отражающих, в основном, свойства юридической ответственности. Последнюю можно определить как последствия совершенных правонарушений, выраженных в отрицательных для правонарушителя мерах лишения личного, имущественного или смешанного характера, сочетающую в себе как личные, так и имущественные последствия. При этом раскрываются меры лишения личного, имущественного или смешанного характера в деятельности РСЧС.

Обращается внимание на особенности имущественного характера и свойства гражданско-правой ответственности в деятельности подразделений РСЧС. Под гражданско-правовой ответственностью в этом контексте следует понимать такие меры компенсационного характера, в результате которых правонарушитель лишается той части своего имущества, которая необходима для восстановления имущественных потерь потерпевшего и которую правонарушитель не утратил бы, если бы не совершил правонарушение.

Подразделения РСЧС, обладающие властными полномочиями, должны учитывать надлежащим образом не только государственные, но и частные интересы участников гражданского оборота, где имущественные последствия неправомерных действий подразделений РСЧС не отрицают гражданско-правовой природы возникающих при этом отношений и особенностей гражданско-правовой ответственности.

В заключение параграфа, с учетом опыта и основополагающего законодательства других ведомственных структур, обосновываются предложения по урегулированию отношений в сфере причинения вреда (убытков) подразделениями РСЧС гражданам и организациям. В частности, предусматривается: в общих принципах деятельности всех подразделений РСЧС, которыми они руководствуются, и которые в настоящее время закреплены в ст. 3 Федерального закона «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» (гуманизма и милосердия, приоритетности задач спасения жизни и сохранения здоровья людей и т.п.), отразить и принцип недопущения необоснованного вреда гражданам и организациям при осуществлении своей профессиональной деятельности; в вышеназванном Законе и Федеральном законе «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», распространяющем свое воздействие на все подразделения РСЧС, следует закрепить отсылочные нормы об ответственности подразделений РСЧС на случай причинения вреда их противоправными действиями гражданам и организациям. В соответствии с такими правилами, подразделения РСЧС возмещают убытки в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход), за вред, причиненный гражданам и организациям вследствие неправомерных действий (бездействия) должностных лиц при исполнении ими служебных или трудовых обязанностей в соответствии с законодательством РФ. За противоправные действия подразделений РСЧС, которые отвечают признакам актов власти, ответственность должна нести казна РФ, казна субъектов РФ и казна муниципальных образований.

Во втором параграфе раскрываются особенности и основания гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный подразделениями РСЧС и их должностными лицами гражданам и организациям при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Раскрывая специфику деятельности подразделений РСЧС, автор указывает, что наряду с обоснованным причинением вреда гражданам и организациям, возможно и необоснованное (противоправное) причинение вреда таким субъектам (вследствие выдачи необоснованного протокола или предписания обязательных к исполнению гражданами и организациями, действий или бездействия участников тушения пожаров и их руководителей, неквалифицированных и неправомерных решений, принимаемых при возникновении чрезвычайных ситуаций и устранении их последствий и др.). При этом отмечается, что в настоящее время при возникновении данных обстоятельств вопросы об основаниях такой ответственности рассматриваются подразделениями РСЧС в соответствии с  нормами отраслевого законодательства, в котором практически не учитываются положения о гражданско-правовой ответственности.

Ответственность подразделений РСЧС в соответствии со ст. 1069 ГК РФ может наступить лишь при наличии властной - служебной  (т.е. при реализации лицом своей компетенции) деятельности органов и подразделений, т.е. при реализации предоставленных им государством полномочий. Если же вред причинен при осуществлении обычной (не властной) деятельности подразделений РСЧС, то наступление ответственности должно происходить по общим правилам деликтной ответственности, предусмотренной ст. 1064 ГК РФ, с учетом отраслевых положений и особенностей.

В диссертации анализируются спорные ситуации, которые могут возникать внутри самой властвующей деятельности, проявляющиеся в практической деятельности подразделений РСЧС и МВД России во взаимоотношениях с другими подразделениями правоохранительных служб и ведомств, которые не входят в РСЧС (подразделения ФСБ России, Прокуратуры России, ФТС России и др.). Такие подразделения, в зависимости от различных факторов обладающие равным правовым статусом  (с равными правами и обязанностями), могут действовать при этом и самостоятельно в соответствии с ведомственными нормативно-правовыми актами, где и может наноситься имущественный вред тому или иному подразделению. При этом подчеркивается, что если соответствующие органы или подразделения действуют не под единым руководством, а в соответствии с нормами ведомственного законодательства, где каждый принимает решение самостоятельно, и при этом причиняется имущественный вред подразделению другого ведомства, выполняющего свои задачи в чрезвычайных условиях, то в этом случае вполне допустимо использование генерального деликта – ст. 1064 ГК РФ.

Далее определяются условия, при наличии которых подразделения РСЧС и иные публично-правовые образования, обладающие властью, способны согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, так же как другие граждане и юридические лица, стать потерпевшими от незаконных действий или бездействия других органов государственной власти или их должностных лиц. Формулируется вывод о закреплении соответствующих условий в законодательстве РФ, имеющих одинаковую юридическую силу для всех властных структур.

Опираясь на судебную практику, автор отмечает, что властная деятельность, подпадающая под действие ст. 1069 ГК РФ, может пониматься достаточно широко, но, тем не менее, она обязательно связана с письменной формой обязательных для исполнения предписаний, адресованных третьим лицам. Это отличает властную деятельность подразделений РСЧС от властной деятельности других структур (ОВД России, ФСБ России и др.), где помимо письменных предписаний и указаний, носящих нормативный, подзаконный характер, могут присутствовать действия (бездействие), противоречащие правовым нормам, совершаемые в устной форме.

В диссертации, основываясь на примерах из практики, подробно исследованы условия наступления гражданско-правовой ответственности в деятельности подразделений РСЧС и состав гражданского правонарушения (противоправность поведения субъекта ответственности; причинная связь между противоправным поведением и возникшим вредом (убытками); соответствующая вина нарушителя, проявляющаяся в противоправном поведении и наступивших вредоносных результатах). Обращается внимание на то, что при решении вопроса об ответственности за причиненный вред гражданам и организациям внимание суда должно быть более сконцентрировано не на установлении самой вины как условия гражданско-правой ответственности за причиненный вред, а на поиске причинно-следственной связи в цепи событий и установлении незаконности действий (бездействия) того или иного должностного лица. Определяется, что граждане и организации в процессе осуществления особой деятельности подразделений РСЧС подчинены последним, и между ними устанавливаются властные отношения, в рамках которых и может причиняться противоправный вред (убытки). В таких отношениях граждане и организации практически лишены возможности действовать иначе. Отсюда делается вывод, что ответственность подразделений РСЧС должна характеризоваться не как виновная, а как безвиновная, а в законодательстве в сфере деятельности подразделений РСЧС необходимо предусмотреть общую для всех норму, согласно которой «вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате противоправных действий (бездействия) подразделений РСЧС, их органов либо должностных лиц, в том числе в результате издания акта, не соответствующего закону, подлежит возмещению независимо от вины».

В диссертации  проводится различие между действиями подразделений РСЧС в условиях чрезвычайных ситуаций, не являющихся для них объективными событиями, и ситуациями, в которых имеет место случай или непреодолимая сила (квалифицированный случай). Характеризуется форма и степень вины, которые не имеют столь важного юридического значения при квалификации правонарушения и объема гражданско-правовой ответственности подразделений РСЧС. Даются рекомендации по совершенствованию законодательства РСЧС в области гражданско-правовой ответственности.

В заключении сформулированы основные выводы исследования и предложения по совершенствованию законодательства.

Основные публикации по теме исследования:

I. Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах

и изданиях, включенных в перечень ВАК

1. Гольцов В.Б. К вопросу о возникновении гражданско-правовых отношений в деятельности ОВД России // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2002. № 4 (16). – С. 175-178. - 0,5 п. л.

2. Гольцов В.Б., Афанасьев А.В. Основные перспективные направления социальной работы в ОВД // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2003. № 3 (19). – С. 129-138. - 0,7 (0,6) п. л.

3. Гольцов В.Б., Вележев С.И. О договорных проблемах страхования в ОВД России // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2004. № 1 (21). – С. 113-117. - 0,4 (0,1) п. л.

4. Гольцов В.Б. О понятии договора в гражданском праве // Правоведение. 2005. № 4. – С. 46-56. - 1,0 п. л.

5. Гольцов В.Б. Разграничение договора и соглашения в гражданском праве // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2005. № 3 (27). – С. 165-173. - 0,9 п. л.

6. Гольцов В.Б. Отличие договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, заключаемых в подразделениях Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в РФ, от других схожих договоров гражданско-правового характера // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2005. № 4 (28–2). – С. 376-380. -0,8 п. л.

7. Гольцов В.Б. Место законодательства, регулирующего деятельность подразделений МЧС РФ // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2006. № 3 (31). – С. 307-313. - 0,9 п. л.

8. Гольцов В.Б. Участие подразделений Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям, и ликвидации последствий стихийных бедствий в частноправовых отношениях // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2006. № 4 (32). – С. 180-184. - 0,9 п. л.

9. Гольцов В.Б. Перспективные направления совершенствования иерархической структуры законодательства Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций РФ // История государства и права. 2009. № 1. – С.2-5. - 0,7 п. л.

10. Гольцов В.Б. Юридические проблемы структуры законодательства Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций РФ // История государства и права. 2009. № 2. – С. 2-5.- 0,7 п. л.

11. Гольцов В.Б. Чрезвычайная ситуация – теория или юридический факт (проблемы законодательного определения) // Юридический мир. 2009. № 2. – С.49-54.- 0,7 п. л.

12. Гольцов В.Б. Спорные вопросы вины гражданско-правовой ответственности подразделений по чрезвычайным ситуациям за вред, причиненный гражданам и организациям при осуществлении профессиональной деятельности  // Ученые записки юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов. 2010. № 17 (27) – С. 44-50. – 0,6 п.л.

13. Гольцов В.Б. Особенности работы полиции земли Северный Рейн Вестфалия (Германия) при возникновении чрезвычайных ситуаций // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2010. № 3 (47) – С. 31-33. – 0,3 п. л.

14. Гольцов В.Б. О необходимости классификации договоров, заключаемых в подразделениях Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Российской федерации // Закон и право 2010. № 12/10. – С. 52-53. – 0,3 п. л.

II. Монографии,  учебники и пособия

15. Гольцов В.Б. Договор страхования и чрезвычайные ситуации: монография. СПб.: Санкт Петербургский университет МВД России, 2005.- 97с. - 6,1 п. л.

16. Гольцов В.Б. Частноправовые отношения в деятельности подразделений Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций РФ: монография. Ханты-Мансийск.: Санкт-Петербургский университет МВД России, Главное управление МЧС России по Ханты-Мансийскому автономному округу-Югре, 2008. – 448с. - 44,0 п. л.

17. Гольцов В.Б., Озеров В.С. Трудовое право России (с особенностями правоохранительной деятельности): учебник. Ханты-Мансийск: Изд-во «Печатное дело». 2008. – 365с. - 18,0 (17,0) п. л.

18. Гольцов В.Б. Гражданское право (в схемах): учебно-практическое пособие: часть первая. СПб.: Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, 1999. – 118с.- 7,5 п. л.

19. Гольцов В.Б. Гражданское право (в схемах): учебно-практическое пособие: часть вторая. СПб.: Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, 1999. – 98с. - 6,25 п. л.

III. Статьи, тезисы докладов и сообщений на научных конференциях

и семинарах, опубликованные в других изданиях

20. Гольцов В.Б., Скопинов Д.А. Актуальные проблемы лизинговых отношений и пути использования лизинга системой МВД // МВД России - 200 лет. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 28-29 мая 1998 года. Часть 2 / под общ. ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России. 1998. – С.154-159.- 0,2 (0,1) п. л.

21. Гольцов В.Б. Преподавание гражданского права в учебных заведениях системы правоохранительных органов // Актуальные проблемы совершенствования преподавания гражданского права в современных условиях: материалы конференции (Санкт-Петербург, 23–24 марта 1999 г.). СПбГУ, 1999. – С.14-17.- 0,3 п. л.

22. Гольцов В.Б. Договор ОВД на пожарную охрану предприятий подразделениями Государственной противопожарной службы МВД РФ // Актуальные проблемы гражданско-правого регулирования деятельности ОВД. Сборник научных статей. Белгород: Белгородский юридический институт МВД России. 2000. – С.23-26.- 0.5 п.л.

23. Гольцов В.Б. О проблеме договорной формы страхования в системе государственной службы // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей: Вып. 16 / под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России. 2002. – С.154-159.- 0,5 п. л.

24. Гольцов В.Б., Шило В.Н. Основные принципы безопасного движения транспортных средств // Труды военной прокуратуры – войсковая часть полевая почта 62507: сб. научных трудов / под общ. ред. П. Л. Николаева. Душанбе: Военная прокуратура Приволжско-Уральского военного округа, 2002. – С.44-50.- 0,4 (0,2) п. л.

25. Гольцов В.Б. Роль договора в социально-правовой защите сотрудников ОВД // Социально-правовая защита сотрудников ОВД: состояние и перспективы: материалы международной научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 26 июня 2003 г.). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. – С.74-76.- 0,4 п. л.

26. Гольцов В.Б., Шило В.Н. Борьба с паникой и продолжительным ужасом людей-заложников // Вестник Международной академии «Информация, связь, управление в технике, природе, обществе». № 11. 2003. – С.18-22.- 0,3 (0,2) п. л.

27. Гольцов В.Б. Правовые трудности в определении чрезвычайных ситуаций // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2007. № 2 (34).  С. 68-73. - 0,6 п. л.

28. Гольцов В.Б. Об актуальности вопроса правовой природы и места договора в подразделениях МЧС России // Развитие гражданского законодательства стран – участниц Содружества Независимых Государств на современном этапе: материалы международной научно-практической конференции (Белгород, 15–16 ноября 2007 г.). Белгород: БГУ, 2009. – С. 24-28.- 0,5 п. л.

29. Гольцов В.Б. Актуальные проблемы государственного управления: О природе общественных отношений в системе МЧС РФ // Пути повышения эффективности деятельности органов государственного и муниципального управления в условиях современной административной реформы: материалы международной научно-практической интернет-конференции (Орел, ноябрь 2007 г.). Орел: Орловская региональная академия государственной службы, 2007. – С.15-23. - 0,6 п. л.

30. Гольцов В.Б. О чрезвычайных ситуациях в цивилистике // Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение: сб. научных трудов РАЮН. № 8. М.: МГУ, 2007. – С.137-147.- 0,7 п. л.

31. Гольцов В.Б. О видах и природе договоров на пожарную охрану, заключаемых в подразделениях Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций // Проблемы права в современной России: Сб. статей международной межвузовской научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 21–22 апреля 2008 г.). СПб.: Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, 2008. – С.33-39.- 0,7 п. л.

32. Гольцов В.Б. О проблемах взаимодействия и сотрудничества подразделений Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в РФ с организациями силовых ведомств МВД РФ, ФСБ РФ, МО РФ и других // Правоохранительная деятельность органов внутренних дел России и зарубежных государств в контексте современных научных исследований: материалы международной научно-теоретической конференции адъюнктов и докторантов (Санкт-Петербург, 27 июня 2008 г.). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2008. – С.96-102.- 0,7 п. л.

33. Гольцов В.Б., Канюков С.К. Об особенностях страхования в системе силовых структур государственной службы России // Управленческое консультирование. 2008. № 3. - С. 26-39. – 0,9(0,2) п.л.

34. Гольцов В.Б. Некоторые проблемы организационного единства в правосубъектности добровольных подразделений Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в РФ // Военно-юридический журнал. 2009. № 1. - С. 4-11. - 1,1 п.л.

35. Гольцов В.Б. Особенности договорных отношений в воинских подразделениях при подготовке к возникновению чрезвычайных ситуаций // Экономико-правовые проблемы современной России: Материалы секции 6-й международной научно-практической конференции «Проблемы естествознания и безопасности человека» (Санкт-Петербург, 6–7 декабря 2008 г.). СПб.: Всемирная научная ассоциация (Санкт-Петербургское отделение); Международная академия «Информация, связь, управление в технике, природе, обществе», 2008. – С.13-26. - 1,0 п. л.

36. Гольцов В.Б. Проблемные вопросы правового статуса фондов в РСЧС (на примере деятельности фонда развития системы безопасности «Защита Югры» // Правовая регламентация правозащитной деятельности в Российской Федерации (теория и практика реализации предписаний Конституции РФ и Всеобщей декларации прав человека): материалы международной научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 10–11 декабря 2008 г.). СПб.: Академия управления и экономики, 2008. – С.230-234.- 0,6 п. л.

37. Гольцов В.Б. Рекомендации командирам воинских и иных подразделений по заблаговременному договорному взаимодействию и сотрудничеству в чрезвычайных ситуациях // Актуальные проблемы обязательственного права: материалы Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 29 апреля 2009 г.). СПб.: Северо-западный филиал Российской правовой академии Минюста России, 2009. – С.92-104.- 1,1 п. л.

38. Гольцов В.Б. Некоторые особенности договорных отношений между подразделениями Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и гражданами // Проблемы реализации норм гражданского права в России: Сборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 21 мая 2009 г.). СПб.: Санкт-Петербургская юридическая академия, 2009. – С.61-65.- 0,4 п. л.

39. Гольцов В.Б. Актуальность исследования частноправовых вопросов связанных с безопасностью общества и предупреждением чрезвычайных ситуаций // Информационная безопасность регионов России (ИБРР-2009): материалы конференции (Санкт-Петербург, 28-30 октября 2009 г.). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2009.- С.26-27.- 0,3 п. л.

40. Гольцов В.Б. О необходимости создания Кодекса чрезвычайных ситуаций в Единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в РФ // Вестник Международной академии «Информация, связь, управление в технике, природе, обществе». 2009. № 4 (34). – С.14-29.- 1,6 п. л.

41. Гольцов В.Б. О необходимости совершенствования норм деликтной ответственности в законодательстве Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций Российской Федерации // Вестник Международной академии «Информация, связь, управление в технике, природе обществе» 2010. № 1 (43). С.18-27.- 0,8 п.л.

42. Гольцов В.Б. Вина в механизме гражданско-правовой ответственности за причинения вреда в условиях чрезвычайных ситуаций // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии. 2010. № 2 (7). – С.73-75. – 0,4 п.л.

43. Гольцов В.Б. Опыт Земли Северный Рейн-Вестфалия в чрезвычайных условиях  // На страже закона № 5 (119) май 2010. – С. 10. – 0,2 п.л.

44. Гольцов В.Б. Экология, чрезвычайные ситуации и особенности специальных подразделений полиции Земли Северный Рейн-Вестфалия в Германии // Правовые проблемы охраны окружающей среды: Сб. статей по материалам 9 международной научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 9 июня 2010 г.). СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2010. – С. 70 – 75.- 0,5 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет более 100 п.л.


1 Постановление Правительства РФ от 30 декабря 2003 г. № 794 (в ред. Постановления Правительства РФ от 27 мая 2005 г. № 335) «О единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» // СЗ РФ. 2004. № 2. Ст.121; 2005. № 23. Ст.2269.

2 Отнесение указанных органов к подразделениям РСЧС в некотором смысле является условным и опирается на положения ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (см. напр.: абз.1. ст.4; ст.8, 9,10,11) в соответствии с которыми именно эти органы уполномочены на принятие ряда важных решений, связанных с чрезвычайными ситуациями.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.