WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

УДК 348.01

Дорская

Александра Андреевна

ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ ПРАВА

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ КОНЦА XVIII- НАЧАЛА XX ВВ.

12.00.01 – Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва

2008

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права Российского государственного социального университета

Научный консультант:  д.ю.н., профессор

Пашенцев Дмитрий Алексеевич

Официальные оппоненты: д.ю.н., профессор

                                       Печников Андрей Павлович

                                       д.ю.н., профессор

                                       Михайлова Наталья Владимировна        

                                       д.ю.н., доцент

                                       Глухарева Людмила Ивановна

       Ведущая организация: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

       Защита состоится 20 ноября 2008 г. в 14 часов 00 минут на заседании Диссертационного совета Д 212.341.04 при Российском государственном социальном университете по адресу: 129226, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д.4, корп.2, зал диссертационных советов.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного социального университета по адресу: г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д.4, корп.2.

       Автореферат разослан «___» _____________ 200  г.

       

Ученый секретарь

       диссертационного совета,

  д.ю.н., доцент  Д.А. Сумской

       

                                       

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Начиная с конца 80-х гг. ХХ века в России стала складываться система взаимоотношений между государством и религиозными объединениями на основе сотрудничества (партнерства). Началось возрождение церквей, монастырей, появились первые законодательные разработки по регулированию государственно-церковных отношений, церковь получила права юридического лица, свобода совести стала рассматриваться не только как право на атеизм. Однако этот процесс сопровождается массой трудностей.

Во-первых, необдуманная либерализация законодательства в данной сфере уже неоднократно приводила к тяжелым последствиям. Например, после того, как в октябре 1990 г. Верховным Советом РСФСР был принят Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», создавший режим максимального благоприятствования для создания любых религиозных организаций в России, в страну хлынули представители различных сект, что способствовало еще большей дестабилизации обстановки как накануне, так и вскоре после распада СССР.

Во-вторых, несмотря на то, что ныне действующий Федеральный Закон Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» был принят одиннадцать лет назад и в него вносились поправки, не прекращаются обращения российских граждан в Европейский суд по правам человека. Если учесть, что Европейский суд в делах по свободе совести придерживается позиции, что «государство должно действовать как нейтральный и беспристрастный организатор исповедания различных религий, верований и убеждений»1, то значит, проигранные Россией дела, свидетельствуют о несовершенстве законодательства и правоприменительной практики в этой сфере. Представители различных вероисповеданий считают, что они не могут реализовать свои права в данной области. Таким образом, церковно-правовые нормы нуждаются в изучении.

В-третьих, сегодня многие специалисты говорят о двусмысленности  формулировки статьи 14 Конституции Российской Федерации, т.к. «светское государство» как минимум может быть четырех видов2

. Размытость формулировок ставит массу вопросов: могут ли религиозные объединения высказываться по политическим вопросам, возможна ли демонстрация конфессиональной принадлежности высших государственных лиц страны, каковы последствия возрождения некоторых дореволюционных церковно-правовых институтов (например, в 2000 г. Архиерейский собор принял решение о воссоздании церковных судов Русской Православной Церкви) и т.д.

В-четвертых, принципы правового регулирования взаимоотношений государства и церкви вызывают постоянную дискуссию в российском обществе: оппоненты по-разному понимают как юридическую терминологию, так и ценности, которые за ней кроются.

Кроме того, данная тема имеет важное теоретическое значение.

Изучение церковного права необходимо для осмысления истории других отраслей российского права. Специалисты XIX- начала XX вв., а также ряд современных исследователей отмечали и отмечают, что большая часть институтов русского права развивалась под влиянием права церковного. В связи с тем, что система российского права в конце XVIII – начале XX вв. еще только формировалась, изучение церковного права является необходимым для составления более полной картины становления отраслей российского права.

Церковное право сыграло огромную роль в процессе формирования современной европейской правовой системы. Как отмечает М.Ю.Варьяс, «по существу церковное право стало первой общеевропейской наднациональной системой права; институты и правовые процедуры, порожденные этой протосистемой, опередив национально-правовое регулирование по времени своего появления, легли в основу сформировавшихся позднее национальных правовых систем Европы»3.

Наконец, складывающаяся система взаимоотношений между государством и религиозными объединениями в Российской Федерации постепенно приобретает характер сотрудничества (партнерства) на основе разделения их функций4, а поэтому необходимо знание и понимание церковных норм, многие из которых складывались веками. Тем более что до недавнего времени большинство нормативных документов, регламентирующих отношения государства и религиозных объединений, деятельность последних были скрыты от глаз общественности5

.

Таким образом, для России как страны с европейскими правовыми ценностями и в то же время со значительными особенностями в правовом развитии проблема изучения церковного права, его места в системе российского дореволюционного права приобретает особую актуальность.

Состояние научной  разработанности проблемы

Проблема развития церковного права привлекала внимание исследователей, в основном, в дореволюционный период, а также в наши дни.

В 40-е гг. XIX в. появились первые работы российских богословов, представлявшие собой попытки систематизации церковных законов России (архимандрит Гавриил, протоиерей И.М.Скворцов, архимандрит Иоанн).

С 60-х гг. XIX в., когда начался постепенный перевод церковного права из разряда богословских наук в юридические, российские ученые-канонисты под воздействием исторической школы права стали уделять главное внимание изучению источников церковного права – постановлениям Вселенских и поместных соборов, проблемам развития основных институтов церковного права6.

С 80-х гг. XIX в. началось изучение вопроса о свободе вероисповеданий, который затем перерос в более глобальную проблему  свободы совести в России. Толчком к развитию этого направления послужил перевод Н.С.Суворовым книги Фридриха Маасена «Девять глав о свободной церкви и свободе совести» (Ярославль,1882)7.  Итогом этих исследований служило утверждение, что в России свобода совести давно дарована. Однако в общественном мнении (особенно после отлучения Л.Н.Толстого от церкви в феврале 1901 г.) наметилось несогласие с таким выводом.

В период революции 1905-1907 гг., а также вплоть до 1917 г., в науке церковного права шла борьба двух направлений. Представители старого направления (И.С.Бердников, П.А.Лашкарев, М.Е.Красножен и другие)  посвящали свои работы новым проблемам (соотношение церкви и государства, церковный приход, свобода совести и т.п.), но, в целом,  отстаивали традиционную для церковного права точку зрения о необходимости сохранения основных государственных устоев, в том числе по отношению к церкви. Новое направление боролось за относительную независимость церкви от государства через созыв Поместного собора Русской Православной Церкви или изучало церковное законодательство других стран (Н.А.Заозерский, Е.Н.Темниковский и другие).

В советское время церковное право не становилось предметом специальных исследований. Как отмечает М.Ю. Варьяс, «одни профессора вынуждены были уехать за границу (С.В. Троицкий), другие старались приспособиться к новым условиям (П.В. Гидулянов, С.В. Юшков), третьи погибали в лагерях (Н.Н. Фиолетов, В.Н. Бенешевич)»8. Поэтому с начала 20-х гг. исследования в области церковного издавались исключительно за границей.

Когда в 1945-1946 гг. духовные школы были возрождены в Москве и Ленинграде, в них снова началось преподавание церковного права.

В современный период новый этап в изучении церковного права начался в 1994 г., когда в свет вышла монография протоиерея В.А.Цыпина «Церковное право».

В последнее десятилетие внимание исследователей, в основном, сосредоточено на четырех направлениях.

Первое – изучение собственно церковного права (М.Ю. Варьяс9, Е.П.Гаранова10, Д.Д. Боровой11).

Второе направление исследований сосредоточено на изучении взаимоотношений государства, общества и личности. В его рамках главным вопросом является исследование законодательного закрепления свободы совести в России12.

Третье направление имеет основным предметом своего исследования теоретические основы развития российского законодательства в XIX - начале XX вв.13.

Четвертое направление связано с активным изучением развития отдельных отраслей права дореволюционной России.

Наибольшее количество научных работ посвящено взаимодействию государственного и церковного права России. Это связано с тем, что вплоть до 1917 г. Русская Православная Церковь была вписана в государственный механизм и выполняла важнейшие государственные функции (А.В. Стадников14, А.Г. Семашко15, Н.И. Комаров, Д.А. Пашенцев, С.В. Пашенцева16 и другие).

История семейного права  долго не изучалась в советский период, т.к. оно напрямую выросло из церковного права. Одной из первых работ была монография М.К. Цатуровой «Развитие русского семейного права в XVI-XVIII вв.», изданная в 1991 г. Сейчас данная проблема активно изучается17.

В последние годы активно исследуется и соотношение уголовного и церковного права18. Важнейший вывод был сделан в диссертационном исследовании А.И. Сидоркина. Он показал что уже во второй половине XVII в. «произошел разрыв светских и религиозных начал в теории уголовного права»19, однако окончательно эта двойственность не была преодолена даже в имперский период, что приводило к непоследовательности и двойственности некоторых принципов уголовного права.

Влияние церковного права на гражданское право так же в последнее время стало объектом исследований20. Так, в 2005 г. вышла монография Т.Е. Новицкой «Правовое регулирование имущественных отношений в России во второй половине XVIII века», в которой были использованы труды известного специалиста в области церковного права Н.С. Суворова.

Особо необходимо выделить монографию Е.В. Беляковой «Церковный суд и проблемы церковной жизни» (М., 2004), являющуюся первой фундаментальной работой по истории церковно-процессуального права. Сейчас это направление активно развивается21.

Среди зарубежных исследований необходимо отметить работы, посвященные положению Русской Православной Церкви. Эти сюжеты затрагивались канадским ученым Д.В. Поспеловским22, американскими исследователями Д. Куртиссом23 и Г.Л. Фризом24. Правовому положению представителей различных вероисповеданий в дореволюционной России посвящены многочисленные работы П. Верта25.

Таким образом, современные исследователи не отвергают церковное право как тему научного исследования, однако до сих пор отсутствует комплексный анализ таких вопросов, как определение места церковного права в системе права Российской империи, выделение основных научных направлений и центров церковного права, существовавших в XIX - начале XX вв., структурирование церковного права, взаимодействие церковного права с другими отраслями российского права.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывавшиеся в Российской империи в конце XVIII - начале XX вв. в процессе государственно-церковного взаимодействия в правовой сфере.

Предмет исследования – место церковного права в системе права Российской империи конца XVIII – начала XX вв.

Целью настоящей работы является исследование места церковного права в системе формировавшихся отраслей права Российской империи в конце XVIII - начале XX вв. Для ее достижения поставлены следующие задачи:

  1. раскрыть понятие "церковное право";
  2. рассмотреть различные системы церковного права, предложенные дореволюционными учеными;
  3. проанализировать основные источники церковного права Российской империи;
  4. раскрыть роль и значение  церковных канонов  для формирования источников церковного права;
  5. показать взаимодействие светского и церковного права в России конца XVIII – начала XX вв.;
  6. выделить основные этапы развития православной науки церковного права в России;
  7. выявить научные центры церковного права, существовавшие в России в конце XVIII - начале XX вв.;
  8. определить место науки церковного права в системе других юридических наук, а также показать взаимосвязь науки церковного права с философскими, богословскими и филологическими науками;
  9. выработать рекомендации, которые могли бы быть использованы в законотворческом процессе.

Хронологические рамки работы охватывают период с конца XVIII в. до 1917 г. При их определении в основу было положено два принципа: 1) приведение церковно-правовых норм в систему; 2) развитие науки церковного права, которая придала ему юридическую, а не богословскую, конструкцию.

Нижняя граница определяется концом XVIII века. Павел I самостоятельно возложил себе на голову корону, надел далматик (одежда византийских императоров, очень сходная с саккосом архиереев) и порфиру26, затем провозгласил свой указ о русском монархе как главе Церкви. Кроме того, конец XVIII в. характеризуется первыми попытками осмысления церковно-правовых норм, зарождением науки церковного права в Российской империи в конце XVIII века, а также началом процесса выделения церковного права из богословских наук и приобретения им черт юридической науки.

Верхняя граница работы определяется февралем 1917 г., когда была изменена вся система государственного права России, в том числе и статус церкви как государственного учреждения.

Источники исследования

В работе использовались материалы тринадцати фондов Российского государственного исторического архива (РГИА). Прежде всего, это фонды высших государственных органов России, а также личные фонды государственных деятелей и ученых той эпохи.

Источники церковного права разбиты на две группы. Первая – источники церковного права в собственном смысле слова. Вторая – источники, характеризующие науку церковного права в России.

К первому кругу источников относятся нормативно-правовые акты и подготовительные материалы к ним,  статистические сведения.

Главными законодательными источниками являлись: Духовный регламент 1721 г., в 6 статье которого в качестве источников церковного права были закреплены Закон Божий, законы или правила святых Апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов, императорские указы, определения Святейшего Синода, государственное законодательство, Устав духовных консисторий, Уставы духовных дел иностранных исповеданий (Свод законов Российской империи (далее - СЗРИ), т.I, ч.I), Закон о состояниях, определявший сословные права духовных лиц инославных и иноверных исповеданий (СЗРИ, т.IX), Законы гражданские, устанавливавшие порядок заключения браков (СЗРИ, т.X, ч.I), Устав строительный, в котором излагался порядок разрешения  постройки храмов и молитвенных домов (СЗРИ, т.XII, ч.I), Уложение о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1885 г. (СЗРИ, т.XV) и новое Уголовное уложение 1903 г., где уголовная ответственность устанавливалась за “совращение” из православия  и другие религиозные преступления, Устав о паспортах, регламентировавший порядок пересечения границы иностранными духовными лицами (СЗРИ, т.XIV), Устав о предупреждении и пресечении преступлений, определявший порядок деятельности духовных лиц различных вероисповеданий (СЗРИ, т.XIV).

К нормативно-правовым актам относятся также законы и указы времен первой русской революции: пункт шестой указа 12 декабря 1904 г. “О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка”, указ 17 апреля 1905 г. “Об укреплении начал веротерпимости”, пункт первый Манифеста 17 октября 1905 г. “Об усовершенствовании государственного порядка”, закон 17 октября 1906 г. “О старообрядческих и сектантских общинах”.

Законопроекты также являются важнейшим источником, т.к. показывают направление развития церковно-правовых институтов, нужды представителей различных вероисповеданий, требующих законодательного регулирования. В связи с тем, что  многие из них не опубликованы, главным источником здесь являются фонды Российского государственного исторического архива.

В работе использованы официальные статистические данные, собранные Министерством внутренних дел и Министерством юстиции; цифры, полученные на основании переписи населения 1897 г.; данные по вероисповеданию студентов юридических факультетов различных университетов Российской империи. Проводились и самостоятельные подсчеты.

Ко второй группе источников, характеризующих науку церковного права, относятся научные труды, рецензии на научные работы, письма, дневники, мемуары людей, которые занимались церковным правом, а также периодическая печать того времени.

Практически все исследователи церковного права оставили учебники и учебные пособия, а также монографии.

Важным источником являются магистерские и докторские диссертации по церковному праву, отражающие специфику научных интересов ученых на различных этапах развития церковно-правовой науки.

Значимым источником являются рецензии исследователей в области церковного права на работы друг друга, т.к. позволяют сделать выводы о формировании различных научных направлений, борьбе течений внутри науки церковного права.

Особое место среди источников занимают письма, дневники, мемуары людей, занимавшихся церковным правом, а также некрологи ученых.

Богатым  источником является периодическая печать. В диссертации использованы некоторые официальные издания: орган Святейшего Синода “Церковные ведомости” и “Прибавления” к ним, “Санкт-Петербургские ведомости”, “Московские ведомости”, “Вестник Временного правительства” и другие.

Некрологи помогли установить биографические сведения многих ученых-канонистов, правда, скончавшихся до 1917.

Таким образом, имеющиеся источники позволяют показать место церковного права в системе права Российской империи, выявить научные школы церковного права, показать отношение общества к вопросам, регулируемым церковным правом, раскрыть основные этапы развития церковного права в законодательном и научном смысле.

Методологическая основа исследования

При разработке темы использовались различные методы.

С помощью хронологического метода установлена последовательность и преемственность развития основных институтов церковного права.

Дескриптивный метод позволил показать содержание важнейших источников церковного права.

Применение диалектического метода выявило противоречие, заключающееся в том, что развитие церковного права разрушало существовавшую в России «симфонию властей». 

Использование сравнительно-исторического метода помогло выявить влияние зарубежных источников и исследований на развитие церковного права в Российской империи в конце XVIII - начале ХХ века, провести анализ взаимодействия светского и церковного права.

Сравнительно-правовой метод позволил  разработать периодизацию развития науки церковного права, выявить основные этапы взаимодействия церковного права и других отраслей права.

Анализ вероисповедной принадлежности студентов юридических факультетов российских университетов, выявление значимости исследований зарубежных авторов в развитии науки церковного права в России (подсчеты ссылок) были проведены с помощью статистического метода.

При определении компетенции высших и центральных государственных органов, участвовавших в выработке церковной политики и правовых норм, а также при анализе законодательства  применялся формально-юридический метод.

Разработка рекомендаций, которые могли бы быть использованы в совершенствовании современного законодательства, проведена на основе метода правового моделирования.

Научная новизна диссертации состоит в следующем.

Во-первых, в работе решены новые для историко-правовой и теоретико-правовой науки проблемы: определено место церковного права в системе права Российской империи, разработана периодизация развития науки церковного права в России, сформулировано авторское определение самого церковного права. Данные вопросы не могли быть комплексно изучены ранее, т.к. в дореволюционный период предмет исследования находился в стадии становления, а в советское время вследствие того, что церковные нормы перестали иметь характер правовых, практически не рассматривался.

Во-вторых, в диссертации в научный оборот вводится ряд новых архивных материалов, хранящихся в фондах Российского государственного исторического архива (фонды: 796 – Канцелярия Святейшего Синода, 799 – Хозяйственное управление при Святейшем Синоде, 1081 – М.П. Чубинского, 1149 – Департамент законов Государственного Совета, 1574 – К.П. Победоносцева и другие).

В-третьих, в диссертации выявлено влияние процесса систематизации российского права во второй четверти XIX века на церковное право.

В-четвертых, работа восполняет существующий в российской науке теории и истории права и государства пробел, заключающийся в отсутствии четкого определения места церковного права, без чего невозможно судить о системе права Российской империи в целом. Церковное право доказывало невозможность деления системы российского дореволюционного права только на публичное и частное, т.к. имело и публично-правовой и частно-правовой характер.

В-пятых, впервые целостно раскрыто развитие науки церковного права в конце XVIII – начале XX вв., тогда как в предшествующих работах изучались или научные взгляды отдельных представителей церковно-правовой науки, или давалась краткая периодизация истории науки церковного права.

В-шестых, в диссертации впервые российской практикой доказывается тезис, высказанный зарубежными исследователями в начале XX века,  что развитие церковного права противоречило общему учению о церкви и, таким образом, расшатывало существующие государственные устои, основанные на "симфонии властей".

В-седьмых, в работе выявлена зависимость развития церковного права от господствующих в юриспруденции теорий: сначала исторической, а затем социологической школ права.

В-восьмых, в работе выделены научные центры церковного права,  изучены научные дебаты среди русских ученых-канонистов по разным церковно-правовым  вопросам. 

В результате проделанной работы на защиту выносятся следующие положения:

1) Церковное право Российской империи должно быть рассматриваемо как отрасль права, наука и учебная дисциплина. Изучение церковного права требует комплексного исследования этих вопросов.

2) Формирование и развитие церковного права тесно связано с развитием философии права. Значительное влияние на повышение интереса к церковному праву в XIX веке оказала историческая школа права. В конце XIX века социологическое направление в юриспруденции поставило новые задачи – изучение Церкви наряду с другими социальными явлениями – государством и правом, что нашло свое отражение в изучении взаимодействия и взаимовлияния церковного права с другими отраслями российского права.

3) Современная юридическая наука позволяет определить церковное право Российской империи как отрасль права, представляющую собой совокупность правовых норм, определяющих статус церквей, а также права и обязанности духовного сословия, подданных (граждан) в зависимости от отношения к ним. В связи с тем, что в юридической науке XIX – начала XX вв. система права, в основном, понималась как совокупность публичного и частного права, но при этом шло формирование и отраслевого деления, дореволюционные юристы определяли церковное право как “особую правовую систему”. Однако церковное право дореволюционной России имело свой объект регулирования – все сферы жизни, прямо или косвенно связанные с интересами церкви. Предметом церковного права были общественные отношения, возникающие в процессе осуществления прав церковной организации и верующих. К методам церковного права можно отнести как императивный, так и диспозитивный, при преобладании первого. Таким образом, применение к церковному праву дореволюционной России современных признаков отраслей права позволяют назвать его отраслью права.

4) Наука церковного права развивалась в крупных центрах Российской империи, где существовали университеты, духовные академии или другие учебные заведения, специализировавшиеся на юриспруденции или богословии. Основными центрами развития науки церковного права в России в XIX-начале ХХ вв. были университеты (Московский, Юрьевский, Казанский, Харьковский, Санкт-Петербургский, Киевский, Томский и Варшавский), духовные академии, а также еще несколько учебных заведений, в которых преподавалось церковное право (Демидовский юридический лицей в Ярославле, Военно-юридическая академия и Училище правоведения в Санкт-Петербурге). Выделить научные школы церковного права по географическому принципу не представляется возможным в связи с тем, что в центре юридического или богословского образования чаще всего было только одно место по кафедре церковного права, профессора не имели возможность готовить свою смену.

5) Вплоть до 1917 г. система церковного права не была определена ни в законодательном, ни в научном смысле в связи с переплетением государственного и церковного законодательства. Вследствие отсутствия в Российской империи систематизированного законодательного источника можно говорить только о системах церковного права, обсуждавшихся в научной аудитории. Таким образом, в XIX – начале XX вв. происходило становление системы церковного права. Большинство специалистов показывали, что церковное право имеет двойственную природу: в объективном смысле – это система норм, определяющих взаимоотношения церкви с другими общественными институтами, а в субъективном – это совокупность прав и обязанностей верующих с учетом их положения в церкви. Эта двойственность нашла свое отражение в системах церковного права, разработанных российскими учеными. Как правило, они выделяли внешнее право Церкви – отношение Русской Православной Церкви к государству, к инославным и иноверным исповеданиям, внутреннее право Церкви – церковное управление, законодательство, учение, богослужение, церковный суд и дисциплина.





6) История науки церковного права конца XVIII – начала XX вв. может быть разделена на четыре периода. Первый  – конец XVIII в. - 50-е гг. XIX века – богословский, когда церковное право развивалось в системе богословских наук. В этот период труды по церковному праву создавались исключительно духовными лицами. Основным направлением изучения являлись источники церковного права, попытки определения системы церковного права, его задач и методов. Второй период – 60-90-е гг. XIX в., когда церковное право начинает активно изучаться юристами. Основными изучаемыми вопросами становятся: место церковного права в системе юридических наук, соотношение светского и церковного законодательства в России, западноевропейская наука церковного права и ее влияние на российское законодательство и науку. Третий период – с начала ХХ века приблизительно до 1909-1911 гг. – время наибольшего внимания к вопросам церковного права со стороны общественности и серьезных изменений в законодательстве, когда главными вопросами было положение церквей в России, зависимость правового статуса подданных Империи от их вероисповедания, гражданский брак и развод, возрождение прихода и т.д. Четвертый период – 10-е гг. ХХ века - вплоть до Февральской революции 1917 г., когда церковное право потеряло свою актуальность, во-первых, в связи с разочарованием в законодательной деятельности III Государственной Думы, а во-вторых, с началом в 1914 г. Первой мировой войны, которая переключила внимание и ученых, и общественности на чисто военные нужды. Изучалось церковное право других стран.

7) В XVIII веке в России окончательно утвердилась система тесного взаимодействия государства и церкви, основанная на византийской теории "симфонии властей", поэтому взаимодействие позитивного и канонического (церковного) права было значительным. Церковь имела судебную, исполнительную и отчасти законодательную функции. Государство взяло на себя часть традиционно церковных функций: общественное призрение, просвещение и т.д. Государственное право в XVIII - начале XX вв. оказало значительное влияние на церковные нормы. Это выразилось в отмене части древних канонов, в приведении в соответствие церковных правил нормам Свода законов Российской империи, в государственной защите церкви от преступлений. Церковное право стало частью позитивного права. Вероисповедный ценз играл важную роль при определении правового статуса личности в Российской империи.

8) Развитие науки церковного права в конце XVIII - начале XX вв. выявило внутренние противоречия в церковном праве. Положение церкви как государственного учреждения не соответствовало новым юридическим принципам, выразившимся в лозунге "Свободная церковь в свободном государстве". Развитие церковного права как науки расшатывало существующую “симфонию властей”, т.к. выявляло ее внутренние противоречия.

9) В последнее десятилетие существования Российской империи Предсоборным присутствием и Государственной Думой предпринимались попытки превратить церковное право в самостоятельную систему, но взаимосвязь Церкви и государства сделали это невозможным. Это привело бы к изменению основных принципов государственного права.

10) Дореволюционный опыт свидетельствует, что существование в государстве двух параллельных правовых систем отрицательно сказывается на состоянии правового порядка в стране в целом.

Теоретическая значимость исследования состоит в следующем:

  1. произведена реконструкция системы права Российской империи конца XVIII – начала XX вв., что позволяет более структурировано подходить к историко-правовому материалу;
  2. исторически конкретизировано понятие церковного права;
  3. показано соответствие церковного права Российской империи признакам современных отраслей права;
  4. выявлена зависимость церковного права от научных правовых школ: исторической школы права, социологической школы права;
  5. на примере церковного права показано взаимодействие юридической науки и практики;
  6. анализ  источников церковного права, исследование места церковного права в системе права Российской империи, предпринятые в диссертации,  расширяют наши представления об уровне правовой культуры российского общества конца XVIII - начала XX века;
  7. показан процесс уменьшения зависимости российского права в XIX – начале XX вв. от церковного влияния.

Практическая значимость исследования

Богатый опыт России по вопросам регулирования государственно-церковных отношений может быть использован при выработке новой религиозной политики. Выводы диссертации доказывают, что придание церковным правилам характера правовых норм в условиях многонациональной и многоконфессиональной России может привести к тяжелым последствиям как для государства, так и религиозных объединений. Правовое регулирование государственно-церковных отношений должно базироваться на отношениях партнерства, при четком разделении миссии и функций.  Положения работы могут найти применение в вузовских курсах по истории отечественного государства и права, теории государства и права, а также спецкурсах на юридических факультетах.

Материалы и выводы работы были использованы в докладе ректора Санкт-Петербургской Православной Духовной Академии, викария Санкт-Петербургской епархии, архиепископа Тихвинского Константина (Горянова) на конференции, посвященной 100-летию российской парламентаризма в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации в апреле 2006 г27.

Полученные в работе результаты позволяют внести следующие предложения по совершенствованию российского законодательства.

Во-первых, в статье 28 Конституции Российской Федерации возможно исключить указание на свободу совести и свободу вероисповеданий как однопорядковых понятий, в связи с тем, что сложившаяся в российской юридической науке и законодательстве традиция включает в свободу совести свободу вероисповеданий, а также право на атеистические воззрения.

Во-вторых, необходимо внести уточнение в пункт 1 статьи 6 Федерального Закона Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г., содержащий понятие «религиозная организация». В определение религиозной организации необходимо добавить, что это «некоммерческое добровольное объединение граждан Российской Федерации…». В настоящее время, в соответствии  со статьей 6 Федерального Закона Российской Федерации «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 г., религиозные организации рассматриваются как форма некоммерческих организаций. Однако обязательности некоммерческого характера деятельности для религиозных организаций ни один закон не содержит.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации были изложены автором в ряде выступлений на международных и республиканских конференциях: Межвузовских конференциях «Герценовские чтения» 2002-2008 гг. (Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена (далее – РГПУ им. А.И. Герцена), Санкт-Петербург), Всероссийской научно-практической конференции «Измерение социальной напряженности: теория, методология и методика исследования» (25-27 сентября 2002 г., РГПУ им. А.И. Герцена), Всероссийской научно-практической конференции «Стратегии взаимодействия философии, культурологии и общественных коммуникаций» (28-29 ноября 2003 г., РГПУ им. А.И. Герцена), Всероссийской научно-практической конференции «Образование и право» (1-2 декабря 2003 г., РГПУ им. А.И. Герцена), Общевузовской научно-практической конференции «Права коренных народов Севера: реализация международно-правовых стандартов в Российской Федерации» (27 сентября 2005 г., РГПУ им. А.И. Герцена), VI Международном конгрессе этнографов и антропологов России (28 июня-2 июля 2005 г.),  Международной научной конференции «Власть и общество в России во время русско-японской войны и революции 1905-1907 гг.» (29-30 сентября 2005 г., Российский государственный гуманитарный университет), Международной конференции «Правовые проблемы европейской интеграции» (26 сентября 2006 г., РГПУ им. А.И. Герцена), Международной научно-практической конференции «Международные организации России и проблемы культурной интеграции» (16-17 мая 2006 г., РГПУ им. А.И. Герцена), Международной научной конференции «Философия и право (памяти Ю.Я. Баскина)» (17 ноября 2006 г., Северо-Западная академия государственной службы), Всероссийской научной конференции «Принципы права» (30 ноября 2006 г., Санкт-Петербургский государственный университет), Международной научно-практической конференции «Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ» (1-2 декабря 2006 г., Санкт-Петербургский университет МВД России), Международной научно-практической конференции «Уроки революций ХХ века» (16-17 марта 2007 г., Санкт-Петербургский университет экономики и финансов), Международной научно-практической конференции «Бунты и революции в России (к 90-летию Февральской революции)», (23-24 марта 2007 г., Санкт-Петербургский университет МВД России), Международной научной конференции «Россия и революция 1917 г.: опыт истории и теория» (12-13 ноября 2007 г., Российский государственный гуманитарный университет), Международной научно-теоретической конференции «Правовой статус и правосубъектность лица: теория, история, компаративистика» (14-15 декабря 2007 г., Санкт-Петербургский университет МВД России), XVI Международных Рождественских чтениях (30-31 января 2008 г., Российский государственный социальный университет), Международной научно-практической конференции «Международно-правовые механизмы защиты прав человека» (22 мая 2008 г., РГПУ им. А.И. Герцена).

Работа была поддержана грантом Министерства образования РФ в области фундаментальных исследований 2003-2004 гг. Монография «Государственное и церковное право Российской империи: проблемы взаимодействия и взаимовлияния» была отмечена медалью и дипломом на конкурсе Европейской академии 2005 г. В 2007 г. при содействии Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)  в рамках работы над  грантом была опубликована монография «Влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей российского права».

Диссертация (в целом и по главам) обсуждалась на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Российского государственного социального университета.

Материалы диссертации использовались в таких учебных курсах как «Международное право и религия» (Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена), «История отечественного государства и права» (Российская академия правосудия, Северо-Западный филиал).

Всего по теме диссертации опубликовано 63 работы, из которых 3 – монографии.

Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, четырех глав, Заключения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, хронологические рамки, определяется цель и задачи исследования, дается характеристика источников и историографический обзор, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Церковное право Российской империи: теоретико-правовой анализ» состоит из трех параграфов.

В § 1  «Понятие церковного права в юридической науке конца XVIII – начале XX вв.» показано, что в российском законодательстве конца XVIII – начала XX вв. определения церковного права не было. В связи с этим необходимым является обращение к доктринальным источникам - определениям церковного права, которые давали специалисты данного периода.

Все исследователи конца XVIII - начала XX вв. начинали определение церковного права с понятия "церковь", но вкладывали в него разное юридическое содержание. Главным вопросом, по которому возникли научные споры, стало соотношение в церкви «видимой» и «невидимой» частей. В XIX веке в юридической литературе выделилось три основных направления. Первое – об одновременности возникновения «видимой» и «невидимой» церкви (Н.К. Соколов, М.Е. Красножен), второе -  «невидимая» церковь формирует «видимую» (Н.С. Суворов, А.С. Павлов), третье – «видимая» церковь формирует «невидимую» (М.А. Остроумов, М.И. Богословский, М.И. Горчаков).

В начале ХХ века в России появились новые теории о том, что церковное право стоит в противоречии с существом церкви, церковь не может быть ни сама юридической организацией, ни носительницей какого-то «божественного права».

В связи с отсутствием единого мнения о юридическом содержании понятия "церковь" не было единого подхода и к определению церковного права. В работе выделены основные пункты разногласий.

Во-первых, некоторая неясность наблюдалась в соотношении понятий "церковное право" и "каноническое право". На Западе под каноническим правом понималась совокупность всех исходящих от церкви постановлений, независимо от того, являлись ли они предметом церковных или гражданских отношений, а под церковным – совокупность норм, исходящих как от церкви, так и от государства, и регулирующих чисто церковные отношения. На православном Востоке в связи с тем, что церковное законодательство, как правило, находилось в соответствии с государственными законами, такому различию в названиях часто не придавали значения. По нашему мнению, термины «церковное право» и «каноническое право» в России в конце XVIII – начале XX вв. существенно различались. Нормы канонического права принимались только церковными органами и становились нормами церковного права, только если получали санкцию государства (например, в Уставе духовных консисторий). Церковное право – это позитивное право, источником которого являлось государство.

Во-вторых, в связи с тем, что в Российской империи проживали представители разных вероисповеданий, дискуссионным являлся вопрос о том, можно ли считать церковным правом право неправославных исповеданий.

В-третьих, церковным правом в России занимались как богословы, так и юристы, что так же вызывало разнообразие подходов.

Обобщение определений церковного права России конца XVIII – начала XX вв. позволяет определить его как совокупность норм, установленных и защищаемых государством, определяющих структуру и деятельность церквей.

В  § 2 «Источники церковного права Российской империи: классификация и характеристика» показывается, что в 1841 г. в статье 6 Устава духовных консисторий были перечислены источники действующего права Русской церкви. К ним были отнесены: Закон Божий, законы или  правила Святых Апостолов, святых вселенских и поместных соборов  и святых отцов, Духовный регламент и последовавшие за ним императорские указы и определения Святейшего Синода, действующие  государственные узаконения. Перечень этих источников был неизменен вплоть до 1917.

Охарактеризованы три классификации источников церковного права Российской империи. Первая (архимандрит Гавриил) – деление источников на первоначальные и вспомогательные (доктринальные источники и право неправославных церквей). Вторая (М.Е. Красножен) – «историческая», разделившая источники церковного права на три группы: а) законодательство Византийской империи, воспринятое на Руси вместе с христианством, б) постановления русских церковных соборов, в) государственные постановления по делам церкви. Внутри данной классификации выделялись общие источники (например, признаваемые всеми христианскими церквами) и особенности, отражающие специфику исповедания. Третья классификация – деление источников церковного права на основные, исторические и практические (митрополит Макарий).

Проведенный анализ показал, что статья 6 Устава Духовных консисторий закрепила огромное количество разнообразных источников церковного права Русской Православной Церкви. Все они стали источниками церковного права благодаря государственному признанию и только в том объеме, который был признан государством. Основным источником являлись императорские указы, определения Святейшего Синода, законы по делам церкви. Такое количество разнородных источников создавало трудности в определении системы церковного права, а также противоречия в церковно-правовых нормах. Кроме того, Российское государство признавало и санкционировало и канонические источники других вероисповеданий. Это отразилось в том, что в томе XI Свода законов Российской империи были собраны  Уставы духовных дел иностранных исповеданий. Том состоял из пяти книг: об управлении духовных дел христиан римско-католического и армяно-католического исповеданий, об управлении духовных дел христиан протестантского исповедания, об управлении духовных дел христиан армяно-григорианского исповедания, об управлении духовных дел евреев, об управлении духовных дел магометан, об управлении духовных дел ламаитов и язычников.

В §3 рассматривается вопрос о системе церковного права Российской империи в конце XVIII – начале XX вв. Система церковного права являлась дискуссионным вопросом в юридической науке конца XVIII - начала ХХ вв. Основная проблема состояла в том, что церковно-правовые нормы не были систематизированы.

Первой попыткой объединить и систематизировать церковное законодательство стал труд служащего Святейшего Синода Я. Гиновского «Оглавление законов Греко-российской Церкви» (части 1 и 2, 1827-1828 гг.), но тираж был арестован. В марте 1835 г. по инициативе обер-прокурора Святейшего Синода С.Д.Нечаева были собраны воедино все постановления, касающиеся церковного управления, начиная с 1721 г. Следующий обер-прокурор Н.А.Протасов посчитал эту работу полезной для того, чтобы Святейший Синод мог получать справки при рассмотрении различных дел, но неудобной для опубликования.

Таким образом, ни один из официальных источников не давал представлений о системе церковного права. Не была решена эта проблема и в Своде законов Российской империи. Вплоть до 1917 г. системы церковного права создавали только ученые, которые за основу брали, в основном, труды протестантских ученых (Филлипса, Вальтера, Рихтера, Буеса, Шульте).  Возникали различные мнения.

Изучение систем церковного права, созданных российскими учеными-канонистами, позволило сделать следующие выводы.

Во-первых, в формировании системы церковного права можно выделить три подхода. Богословский, представленный митрополитом Филаретом, митрополитом Макарием, епископом Иоанном, протоиереем И.М. Скворцовым, М.И. Богословским, П.А. Лашкаревым, А.И. Алмазовым, которые считали церковное право производным от догматики. Юридический, основы которого заложил архимандрит Гавриил, а затем продолжили Н.К. Соколов, А.С. Павлов, М.И. Горчаков, М.А. Остроумов, И.С. Бердников,  М.Е. Красножен. Они применяли к церковному праву юридические конструкции, известные правовой науке того времени. Еще один подход базировался на неприятии существующего положения Православной церкви в России и проявлялся либо в отказе от построения системы  церковного права (Н.А. Заозерский), либо в обращении к западным системам (М.П. Альбов, Н.С. Суворов).

Во-вторых, главное отличие богословского и юридического подходов состояло в том, что первый в качестве системообразующего элемента рассматривал правовое положение Церкви и ее взаимоотношения с государством, второй же занимался, прежде всего, изучением правового статуса верующих, как духовенства, так и мирян.

В-третьих, и богословское, и юридическое направления в науке церковного права изучали такие институты, как церковно-имущественное право, наказующая власть церкви (религиозные преступления и наказания за них), семейное право, церковно-процессуальное право.

В-четвертых, построение системы церковного права во многом определялось тем понятием церковного права, которого придерживался то или иной ученый. Сторонники богословского направления преимущественно говорили о богословских проблемах, облеченных в форму законов, и поэтому даже применяли термин «церковное законоведение». Представители юридического направления подчеркивали двойственный характер церковного права, а отсюда – и системы науки церковного права. Они предпочитали говорить о внешнем и внутреннем праве Церкви, возникающем в соотношении ее видимой и невидимой частей.

       В-пятых, на наш взгляд, наиболее удачным критерием создания системы церковного права является ее деление на 1) внешнее право церкви, содержащее вопросы правового регулирования взаимоотношений с государством и другими церквами и религиозными союзами, 2) внутреннее право церкви, включающее проблемы устройства церкви (вступление в церковь, личный состав церковного общества, органы церковной власти) и церковного управления (церковно-процессуальные вопросы, освящающая власть церкви, церковно-имущественное право).

Вторая глава «Государственно-церковные отношения в российской империи и их правовое регулирование» состоит из трех параграфов.

§1 посвящен рассмотрению системы права Российской  империи. Предложено несколько принципиальных положений.

Во-первых, и в дореволюционный, и в советский периоды, а также на современном этапе вопрос о системе права является одним из наиболее дискуссионных в юридической науке. До революции основными участниками дискуссии о системе права были К.Д. Кавелин, С.А. Умов, Д.И. Мейер, П.П. Цитович, С.А. Муромцев, Ю.С. Гамбаров, Н.Л. Дювернуа, Н.М. Коркунов, Л.И. Петражицкий, Г.Ф. Шершеневич. Их основные выводы состояли в том, что «1) необходимо сочетать при построении системы права материальный и формальный критерии; 2) невозможно четко определить существующие нормы по отраслям частного и публичного права»28. В советское время итогом дискуссий о системе права (1938-1941, 1955-1958, 1980 гг.) стало признание в качестве важнейших критериев деления права на отрасли и институты предмета и метода правового регулирования. В 1996 и 2003 г. снова поднимался вопрос о системе права. Предметом дискуссии стали вопросы систематизации права по отраслевому принципу, определения понятий самой системы права, ее элементов, критериев типологизации.

Во-вторых, система права – понятие историческое, в разные эпохи существуют различные системы права и подходы к их формированию. Это процесс непрерывный.

В-третьих, изучение системы права России в XIX – начале XX вв. возможно только по Своду законов Российской империи, различные редакции которого показывали изменения, происходившие в системе. До выхода первого издания Свода законов в 1832 г. говорить о системе права практически невозможно, т.к. в XVIII – начале XIX в. в российском праве царил хаос, о чем свидетельствует работа десяти комиссий, созданных в разное время для приведения законодательства в систему.

В-четвертых, господствующим в XIX – начале XX вв. было деление права на публичное и частное. Такое деление, известное еще в древнем мире, возродилось в Европе только в XVIII в. Все буржуазные революции проходили под лозунгом противопоставления прав частного лица правам государства. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в XIX в., прежде всего в Своде законов, в России стали утверждаться принципы буржуазного права. В связи с отсутствием единого критерия деления права на частное и публичное возникали проблемы с определением места церковного права Российской империи в системе права. В результате церковно-правовые нормы содержались практически во всех томах Свода законов. Соотношение церковного права с отраслями права также вызывало дискуссии. Церковно-правовые нормы присутствовали в государственном, полицейском (административном), гражданском, уголовном, процессуальном праве, полностью пронизывали собой семейное право.

В § 2 раскрывается взаимодействие государственных и церковных органов Российской империи. При изучении соотношения государственного (с 1906 г. можно сказать конституционного) и церковного права Российской империи исходным положением является то, что "первенствующее и господствующее" положение было у Русской Православной Церкви.

       Вопрос о церковных органах Российской империи хорошо изучен в юридической и исторической литературе. Наиболее дискуссионным является вопрос о роли российского монарха в церковном управлении. Анализ законодательства Российской империи позволил сделать вывод о том, что правовой статус российского императора в Русской Православной Церкви был точно определен. Единственное, что вызывало некоторое затруднение: разграничение земных и «небесных» дел. Еще М.М. Сперанский подчеркивал, что "Слово неограниченность власти означает то, что никакая другая власть на земле, власть правильная и законная ни вне, ни внутри Империи, не может положить пределов верховной власти российского Самодержца"29. Этой же точки зрения придерживались специалисты как в области государственного, так и церковного права30.

       Автор проанализировал «Штат Святейшего Синода» от 9 июля 1819 г., показал усиление позиций как в самом Святейшем Синоде, так и в системе высшей государственной власти обер-прокурора и его товарища, раскрыл особенности правового статуса и функций вспомогательных органов при Синоде, охарактеризовал епархиальное деление Российской империи. Особое внимание было уделено Инструкциям церковным старостам как низшему звену церковного управления.

       Российское государство формировало церковную власть не только Русской Православной Церкви, но и протестантских, католической, армяно-григорианской церквей. Особое положение Русской Православной Церкви как «первенствующей и господствующей» определялось  тем, что император обязан был принадлежать к православию, являлся его защитником, а Святейший Синод являлся единственным церковным органом, относящимся к высшей государственной власти. Государственное вмешательство в управление нехристианских религиозных союзов формально отрицалось, но регламентировалась индивидуальное поведение каждого нехристианина как подданного Российской империи.

В § 3 выявляются особенности правового статуса подданных Российской империи в зависимости от их вероисповедной принадлежности.

Еще в петровское время закон провозгласил свободу вероисповеданий в России для иностранцев, старообрядцев (правда, при условии записи в двойной подушный оклад), было разрешено заключение браков между пленными шведами и православными русскими девушками. Однако именно в это время православная церковь окончательно была включена в состав  государственной машины и стала неотъемлемой ее частью. В царствование Николая I, когда официальную идеологию стала отражать формула “Православие - Самодержавие - Народность” начался новый нажим на иноверцев в широком смысле слова и даже массовые гонения. Именно этот курс был закреплен в Своде законов Российской империи, который с небольшими изменениями  действовал до 1917 г.  В нем существовала строгая градация вероисповеданий, которые подразделялись на три основные группы: первенствующая господствующая религия, терпимые, гонимые31.

Первенствующей и господствующей в Российской империи признавалась “вера христианская православного кафолического восточного исповедания”. Лишь православным давалось право пропаганды своего учения. Только для Русской Православной Церкви не подлежала никаким ограничениям публичность осуществления религии, религиозных церемоний, процессий.

Ко второй группе – “терпимых” – относилось четыре категории вероисповеданий. Во-первых, инославные, т.е. христианские исповедания, признанные в России: римско- и армяно-католическое, армяно-григорианское, евангелическо-лютеранское и евангелическо-реформатское. Во-вторых, иноверные исповедания или нехристианские: мусульманство, иудаизм, буддизм (ламаизм) и языческие верования. В-третьих, сюда относились некоторые секты, признанные законом: гернгутеры, меннониты, баптисты, шотландские колонисты в Каррасе (Терская область), братские общества аугсбургского исповедания. В-четвертых, на практике было допущено существование еще некоторых сект, но без признания их особым вероисповеданием и с разрешением им лишь производить богомоления по их обрядам32.

В связи с тем, что отпадение от православия не признавалось, все они могли рассчитывать только на естественный прирост приверженцев своей веры, тогда как переход в православие сопровождался всевозможными поощрениями и, прежде всего, освобождением от уплаты всех или некоторых податей. Государство, допуская деловые, частные связи приверженцев официальной церкви с представителями других вероисповеданий и учений, полностью отрицало возможность религиозного общения: в обрядах, молитвах и т.д. У нехристиан государство пыталось перевести максимальное количество вопросов в сферу светского регулирования. Представители всех конфессий испытывали на себе ограничения со стороны государственной власти. Их объем зависел от отношения государства к данному религиозному союзу и его взаимоотношений  с Русской Православной Церковью. Однако, в целом, российское законодательство дозволяло незапрещенным неправославным исповеданиям соблюдать основные религиозные обычаи.

Совершенно особое место в российском законодательстве занимали раскольники. С одной стороны, еще с Большого московского церковного собора 1666-1667 годов принято было считать, что раскольники – это особая группа православных, несогласная с некоторыми пунктами официальной церкви33. Но, с другой стороны, государство в силу своей позиции не могло уравнять их с господствующим православием. Раскольники не преследовались за их мнения о вере; они могли совершать общественные молитвы, богослужения в частных домах и особо предназначенных для этого зданиях, нести впереди похоронной процессии икону и совершать обрядовые действия на специальных участках кладбищ, предназначенных для раскольников. 19 апреля 1874 года получили законную силу браки между старообрядцами-беспоповцами, зарегистрированные в метрических книгах полицейских участков. Но запрещалось “публичное оказательство раскола”.

К гонимым вероисповеданиям относились, главным образом, секты, причем “отпавшие от православия”. Статья 203 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (редакция 1885 г.) относила к таковым секты, учение которых соединяется со свирепым изуверством и фанатическим посягательством на свою жизнь, жизнь других или с противонравственными действиями (федосеевцы, странники, скопцы, хлысты и другие). Этот список не был закрытым и время от времени пополнялся.

Серьезные изменения в данной сфере могли произойти в годы первой российской революции, но, несмотря на огромное количество проектов законов, практически ничего не было сделано.

Третья глава «Взаимодействие церковного права с другими отраслями российского права» состоит из пяти параграфов.

В § 1 выделены  основные этапы взаимодействия уголовного  и церковного права Российской империи. Автором выделены два этапа.

Первый этап – XVII - конец XIX вв. – характеризовался серьезным влиянием церковных канонов на развитие уголовного права. Именно церковным правом было определено значительное количество преступных деяний. В светском источнике впервые религиозные преступления были помещены в первой главе Соборного уложения 1649 г. "О богохульниках и церковных мятежниках". При составлении Свода законов Российской империи все религиозные преступления были отнесены ко второму разделу первой книги XV тома "О преступлениях против веры". Этот раздел состоял из следующих глав: 1) о богохулении и порицании веры, 2) об отступлении и отвлечении от веры, 3) о наказаниях за ереси и расколы, 4) о подложном проявлении чудес, лжепредсказаниях, колдовстве и чародействе, 5) о нарушении благочиния в церквах, притом учиненное а) мирянами и б) духовными лицами, 6) о святотатстве (похищении церковных вещей и денег, разрытии могил и ограблении мертвых тел). В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. система Свода законов относительно религиозных преступлений была сохранена.

Серьезное влияние церковное право оказало и на систему наказаний. Во-первых, церковное право способствовало постепенной трансформации цели наказания от устрашения к перевоспитанию преступника. Говоря о целях церковных наказаний, исследователи церковного права обычно обращались к главе XVIII Евангелия от Матфея. Именно наличие церковных наказаний позволило не распространять уголовную ответственность на совершивших невиновные деяния. Во-вторых, церковные наказания активно использовались государством. К церковным наказаниям относились: отлучение, церковное покаяние, лишение церковного погребения и другие.

Новый этап взаимодействия церковного и уголовного права начался в 1885 г., когда началась разработка нового Уголовного уложения. Среди специалистов в области уголовного права не было единства относительно существа религиозных преступлений. Это объяснялось тем, что историческая школа права, господствовавшая в первой половине XIX века, постепенно стала вытесняться социологическим направлением в юриспруденции, согласно которому право необходимо было рассматривать только вместе с другими социальными явлениями, в том числе и государством, церковью и т.д. Отличительными чертами нового Уголовного уложения 1903 г. являлись: I. отказ от старого канонического взгляда на существо религиозных преступлений и признание за ними, прежде всего, нарушений общественного характера; II. удаление из числа преступлений этой группы деяний, не затрагивающих непосредственно самой религии (лжеприсяги, святотатства, повреждения предметов как освященных употреблением при богослужении, так даже и почитаемых священными, т.к. нет надругательства над святыней, случаи отклонения от исполнения церковных постановлений). Таким образом, уголовное право освобождалось от непосредственного церковного влияния и, наоборот, навязывало ему юридические конструкции.

В результате сделан вывод о том, что история уголовного и церковного права на протяжении веков была неразрывна. Взаимовлияние церковного и уголовного права было сложным: с одной стороны, церковное право долгое время тормозило развитие уголовного права, с другой стороны, развитие институтов уголовного права расшатывало "наказующую" власть церкви, являющуюся необходимым атрибутом Церкви как государственного органа. Однако было и положительное влияние: если церковные преступления и наказания после 1917 г. в связи с отделением церкви от государства исчезли, то такие принципы, как наличие вины как признак преступления, допущение раскаяния преступника, утверждение различных целей наказания, а не только устрашения, послужили исходной позицией для дальнейшего развития уголовного права.

§ 2 посвящен полицейскому (административному) праву и его роли в реализации церковно-правовых норм. Полицейское (административное) право активно развивалось параллельно с церковным правом во второй половине XVIII – начале XX вв. Уже родоначальники полицейского права признавали его связь с церковным правом, однако специалисты в области церковного права, как правило, обходили этот вопрос молчанием.

Российские исследователи разделились на две группы по вопросу о соотношении полицейского и церковного права.

Представители первой, как и их зарубежные коллеги, подчеркивали взаимосвязь церковного и полицейского права (И.Т. Тарасов, М.М. Шпилевский, В.Ф. Дерюжинский). Они считали, что взаимодействие происходит в сфере социального служения церкви: народное образование, общественное призрение и благотворительность.

Представители второй группы не выявляли взаимосвязь церковного и полицейского права (И.И. Янжул, Н.Х. Бунге, А.Трифонов).

В России полицейское законодательство вошло главным образом в XI –XIV тома Свода Законов Российской империи. Тома XI и XII содержали законы государственного благоустройства, а XIII и XIV тт. – законы государственного благочиния. Том XI содержал Уставы духовных дел иностранных исповеданий, кредитный, торговый, фабричный, заводской и ремесленный уставы. Том XII – уставы путей сообщения, почтовый, телеграфный, строительный, пожарный уставы, а также уставы о городском и сельском хозяйстве, о благоустройстве в казенных и казачьих селениях и о колониях иностранцев в России. В томе XIII содержались уставы о народном продовольствии, общественном призрении и врачебный устав, а в XIV томе – уставы о паспортах, о предупреждении и пресечении преступлений, о цензуре, о содержащихся под стражей и о ссыльных.

Полиция следила за тем, чтобы церковные здания строились в соответствии с Уставом строительным, соблюдались ограничения в отношении представителей неправославных вероисповеданий, благотворительность в отношении бедных духовных лиц не выходила за рамки, установленные законом, соблюдались правила поведения в церквах во время богослужения и совершения церковных обрядов и т.д.

Таким образом, основной задачей полицейского (административного) права Российской империи являлась защита общественной безопасности и благосостояния, которые развивались под воздействием трех основных субъектов – государства, общества и церкви. В связи с этим в функции полиции входила охрана церковных канонов и правил различных конфессий, получивших государственную поддержку. Полицейское право помогало реализации норм церковного права в таких сферах, как отправление богослужения, общественное призрение, благотворительность и образование.

§3  «Церковь и правовое регулирование имущественных отношений»  посвящен выявлению и анализу трех основных проблем: 1) канонические основания необходимости церковного имущества, на которые ссылалось государство, 2) определение имущественных прав Церкви и ее учреждений как юридических лиц, 3) особенности  гражданской правоспособности духовенства в Российской империи.

Необходимость для церкви иметь свое имущество выводилась из Евангелия от Иоанна, где евангелист говорил о денежном ящике, находившемся у Иуды и предназначенном для удовлетворения насущных потребностей общества Христова и подаяния нищим. Охране и защите церковного имущества государство уделяло большое внимание. Существовали привилегии церковного имущества.

В Своде законов Российской империи признавались следующие способы приобретения церковного имущества: 1) отвод от казны земель и угодий монастырям от 100 до 150 десятин, приходским церквам – от 33 до 99 десятин, 2) получение временных пособий и штатных сумм на содержание церковных установлений из государственного казначейства, 3) пожертвования, 4) покупка, 5) давность владения, 6) наследование по завещанию. Относительно пользования и распоряжения церковным имуществом государство ввело некоторые ограничения. Отчуждение недвижимого церковного имущества  было возможно только с разрешения Императора, которое давалось через Комитет министров. Недвижимость, принадлежащая монастырям, церквам или архиерейским домам, могла отдаваться в аренду не более чем на двенадцать лет, при утверждении епархиальным начальством. Земли вокруг монастырей или церковных оград не могли сдаваться в наем под торговые заведения. Дома и другая недвижимость, принадлежащие духовному ведомству, могли закладываться в городские кредитные учреждения только с разрешения Св. Синода. Церковь могла приобретать только государственные кредитные бумаги.

Относительно белого духовенства в российском законодательстве существовали следующие ограничения в правоспособности: 1) духовные лица не могли обязываться и ручаться за других в судах по подрядам и подобным делам, 2) духовные лица не могли быть поверенными в делах за исключением дел, когда они представляют духовное ведомство, своих жен или детей, а также лиц, находящихся на их попечении, 3) запрещались промыслы, налоги с которых могли бы отнести духовное лицо к торговому классу. В отношении монахов существовали дополнительные ограничения.

Русская Православная Церковь являлась субъектом гражданского права дореволюционной России. Она не влияла на развитие основных институтов гражданского права, однако занимала привилегированное положение среди остальных субъектов. Светское законодательство, наоборот, влияло на развитие церковно-имущественного права: Церковь обладала значительным имуществом, являлась активным участников обязательственных отношений, становилась наследницей.

§ 4 «Влияние церковного права на развитие семейного права» посвящен той области права, в которой влияние церковно-правовых норм было максимальным. На Руси, а потом в России вплоть до 1874 г. признавалась только церковная форма брака через венчание, а для большинства поданных Российской империи это правило сохранялось вплоть до 1917 г.

Автор показал, что в XIX веке государство стало активно вмешиваться в церковные нормы, «смягчая» условия вступления в брак.

В XIX веке вопрос о гражданском браке стал актуальным по нескольким причинам. Во-первых, в первой половине XIX в. к Российской империи были присоединены новые территории, населенные представителями различных вероисповеданий и национальностей. Возникал вопрос о смешанных браках. Во-вторых, во многих европейских странах эта проблема уже была решена положительно.

Изменения в семейном законодательстве не могли не коснуться России. 19 апреля 1874 г. были изданы Правила, согласно которым старообрядцам-беспоповцам было разрешено регистрировать браки в полицейских участках. Данные Правила вызвали различную юридическую оценку со стороны специалистов. Несмотря на то, что в годы первой российской революции семейные вопросы нередко поднимались в обществе и даже рассматривались Государственной думой, в целом церковные нормы действовали до 1917 г.

Также остро на повестке дня в XIX – начале XX вв. стоял вопрос о бракоразводных процессах. В российском законодательстве господствовали способы прекращения брака, признаваемые церковью. Только церковь определяла, какие поводы могут привести к разводу. Лишь в годы первой российской революции была предпринята попытка решить данный вопрос законодательно. Одной из главных проблем в бракоразводном процессе стало распределение обязанностей в определении поводов к разводу между государством и церковью, а затем - между Св. Синодом, с одной стороны, и Государственной думой и Государственным советом, с другой. Однако и этот вопрос не нашел своего разрешения до 1917 г. Государство пыталось сохранять старые устои.

§ 5 «Церковные суды в системе судоустройства и участие духовенства в светском судопроизводстве» имеет особую  актуальность, т.к. в 2000 г. на Архиерейском соборе было принято решение о воссоздании церковных судов.

В России издавна Православная Церковь получила в свое ведение уголовные дела разного рода: преступления против веры и церкви, против семейного союза, против целомудрия, убийства бесправных лиц, находящихся под покровительством церкви, преступления внутри семьи, против женщин или совершенные особо позорным способом. Духовенство подлежало ведению церковного суда по всем преступлениям, кроме убийств, разбоев, кражи с поличным. Петр I сузил компетенцию церковных судов. По настоянию Св. Синода духовенство было освобождено от подсудности светским учреждениям.

27 марта 1841 г. был принят Устав духовных консисторий, а в 1883 г. - его второе переработанное издание. По статье 1 данного Устава, духовные консистории – это "присутственное место, через которое под непосредственным начальством епархиального архиерея, производится управление и духовный суд в поместном пределе Православной Русской Церкви, именуемом епархией". Судебное разбирательство осуществлялось коллегиально духовными лицами, назначенными архиереем и утвержденными Святейшим Синодом. Важным лицом был секретарь консистории, который отчитывался за ведение дел перед обер-прокурором Святейшего Синода. Архиерей лишь знакомился с итогами и утверждал определения. Согласно Уставу духовных консисторий, светские лица подлежали церковному суду по делам: 1) о браках, заключенных незаконно, 2) о расторжении и прекращении браков, 3) по случаям, когда нужно удостовериться в действительности заключения брака или о рождении от законного брака.

Духовные лица относились к юрисдикции церковных судов по взаимным спорам, возникающим из пользования недвижимой и движимой церковной собственностью, по просьбам о побуждении духовных лиц к исполнению бесспорных обязательств и уплате долгов.

Наличие церковных судов вызывало множество проблем. Прежде всего, к ним относилось обоснование «наказующей» власти Церкви.

Серьезные преобразования в церковно-судебной системе могли произойти при разработке Судебных уставов 1864 г. Однако, несмотря на созданные проекты, изменений не произошло. Единственным серьезным итогом работы в области церковно-процессуального реформирования стала дискуссия о необходимости созыва Поместного собора как высшей судебной инстанции.

Еще одним важным вопросом было участие церкви, духовенства в гражданском судопроизводстве. По Своду законов Российской империи духовные учреждения, архиерейские дома, академии, лавры являлись юридическими лицами, иски к которым предъявлялись по месту центра их хозяйственной деятельности. Церковные учреждения, монастыри могли выступать в качестве стороны в процессе.

Существовали серьезные ограничения для духовенства в праве выступать в качестве судебных представителей. Монахи могли выступать представителями только по делам, в которых они ходатайствовали за свои монастыри и обители или по поручению монастырского начальства. Представители белого духовенства могли представлять только духовное ведомство или своих жен или детей, а также лиц, находящихся на их попечении. Духовные лица не могли выступать свидетелями в отношении признаний, сделанных на исповеди.

Гражданские и церковные суды работали во взаимодействии. Например, производство в гражданском суде по делу об обязанностях супругов приостанавливалось, если в церковном суде возбуждался вопрос о законности данного брака. Без решения церковного суда не могло быть вынесено решение гражданского суда.

В годы первой российской революции был создан проект Церковного судебника, но реформирования церковных судов опять не последовало.

Четвертая глава  «Место церковного права в юридической науке и юридическом образовании России в конце XVIII начале XX вв.» состоит из трех параграфов.

В § 1 раскрыты и охарактеризованы этапы развития науки  церковного права. Анализ различных направлений в науке церковного права позволил предложить следующую периодизацию.

Первый этап – конец XVIII в.-50-е гг. XIX века – богословский, когда церковное право развивалось в системе богословских наук. В этот период труды по церковному праву создавались исключительно духовными лицами (архимандрит Гавриил, архимандрит Иоанн, протоиерей И.М.Скворцов и другие). Основным направлением изучения являлись источники церковного права, попытки определения системы церковного права, его задач и методов.

Второй этап – 60-90-е гг. XIX в., когда церковное право активно начинает изучаться юристами. Основными изучаемыми вопросами становятся: место церковного права в системе юридических наук, соотношение светского и церковного законодательства в России, западноевропейская наука церковного права и ее институты (Н.К.Соколов, Н.С.Суворов, М.П.Альбов, П.А.Лашкарев, А.С.Павлов и другие).

Третий этап – с начала ХХ века до 1909-1911 гг. – время наибольшего внимания к вопросам церковного права со стороны общественности и серьезных изменений в законодательстве, когда главными вопросами были положение церквей в России, зависимость правового статуса подданных Империи от их вероисповедания, гражданский брак и развод, возрождение прихода и т.д. (М.Е.Красножен, И.С.Бердников, Н.А.Заозерский и другие).

Четвертый этап – 10-е гг. ХХ века – вплоть до Февральской революции 1917 г., церковное право потеряло свою актуальность, во-первых, в связи с разочарованием в законодательной деятельности III Государственной Думы, а во-вторых, с началом в 1914 г. Первой мировой войны, которая переключила внимание и ученых, и общественности на чисто военные нужды. Изучалось церковное право других стран.

§ 2 «Основные центры развития науки церковного права в дореволюционной России» охватывает собой не только практически все дореволюционные центры развития церковного права, но и материал о специалистах в этой области.

Идея о том, что центры развития церковного права можно разделить на богословские (духовные академии) и светские (университеты и другие высшие учебные заведения) не нашла подтверждения. Взгляды ученых определялись не местом их службы или работы, а их работой с источниками, научными предпочтениями, влияниями на них со стороны других представителей науки.

Изучение центров развития церковного права позволило выделить следующие тенденции:

  1. Наука церковного права, в основном, развивалась в крупных центрах Российской империи, где существовали университеты, духовные академии или другие учебные заведения, специализирующиеся на юриспруденции или богословии.
  2. Развитие науки церковного права во многом обусловливалось личностным фактором, степенью популярности того или иного ученого, его желанием развивать науку церковного права.
  3. Русские ученые-канонисты были хорошо знакомы с работами друг друга, что доказывают их многочисленные рецензии. Как правило, они отличались корректностью и глубоким знанием дела. Русские специалисты в сфере церковного права поддерживали друг друга, т.к. эта сфера науки не была популярной среди коллег-юристов, зачастую студентов, неоднозначной была реакция церковных властей.
  4. Выделить научные школы церковного права по географическому принципу не представляется возможным в связи с тем, что в центре юридического или богословского образования чаще всего было только одно место по кафедре церковного права, что не позволяло создать преемственность. Вследствие этого попытка выделения научных школ может быть основана только на системах церковного права, предлагаемых различными учеными.

§ 3 «Наука церковного права в системе гуманитарных наук» посвящен соотношению науки церковного права с философией, богословием, юриспруденцией и филологией.

Философия являлась наукой, на которой базировались основные научные представления во всех областях знаний. Так, А.Ф. Кистяковский доказал, что в основе демократизации уголовного права в начале ХХ века в сфере религиозных преступлений лежало правило, сформулированное Ш.Л. Монтескье еще в 1748 г. в работе "О духе законов".

Среди богословских наук показана взаимосвязь церковного права с догматическим богословием, нравственным богословием, литургикой, а также вспомогательными богословскими науками – церковной географией, хронологией, статистикой, историей, археологией, пасторским богословием.

Взаимосвязь церковного права с филологическими науками объяснялась тем, что необходимо было изучать древние источники Православной церкви и знакомиться с трудами иностранных ученых, прежде всего, немецких. Подтверждением этого является то, что практически все исследователи детально разбирали источники церковного права Византийской империи на греческом языке, заимствованные на Руси после принятия христианства, обращались к латинским терминам, которые были заимствованы из римского права.

С конца XVIII в. наука церковного права стала выделяться из богословских наук и приобретать свое юридическое содержание. Развитие церковного права было обусловлено господством в юриспруденции конца XVIII – первой половины XIX вв. исторической школы права. Стимулом послужило включение с 1835 г. церковного права  в систему юридического образования в качестве обязательной учебной дисциплины. Определение места церковного права в юридической науке и юридическом образовании наталкивалось на политические вопросы о соотношении государственного и церковного правового регулирования, ответы на которые не могли устроить ни представителей богословского направления в церковном праве, ни юридического. Первые не отвечали потребностям жизни, боясь признаться, что в законодательном закреплении многих вопросов церковного права главную роль играет государство. Вторые – зачастую пытались придать юридическую конструкцию нормам, носящим чисто церковно-религиозный характер.

В Заключении подведены итоги проведенного исследования, сделаны обобщения и выводы.

При определении места церковного права в системе права Российской империи конца XVIII – начала XX вв. необходимо учитывать три обстоятельства. Во-первых, то, что дореволюционные специалисты в данной сфере считали церковное право особой правовой системой. Во-вторых, что к таким базовым понятиям, как система права, отрасль права, институт права необходимо подходить исторически, учитывая терминологию рассматриваемого периода. В-третьих, квалификацию современными исследователями церковного права как «корпоративной правовой системы».

Определение церковного права российских ученых-канонистов, как внешнего, необходимого, от личной воли независимого порядка, который должен господствовать в религиозном союзе, установленном для осуществления целей христианства, а также совокупности различных прав и обязанностей, принадлежащих членам церкви, находится в полном соответствии с выводами современных исследователей. В частности, М.Ю. Варьяс считает, что “корпоративное право как социальное явление можно определить как систему правил поведения, разработанных различными корпорациями для регулирования своих внутренних отношений этих корпораций, так и отношений между этими корпорациями и иными внешними субъектами (другими корпорациями, частными лицами, государством), выражающих волю данной корпорации (через ее руководящие органы или иные процедуры волеизъявления членов корпорации), обеспеченных силой корпоративного, а в ряде случаев, государственного принуждения”34.

Однако данное определение не совсем подходит для церковного права дореволюционной России. Влияние церковного права на остальные отрасли права было слишком велико. Церковное право Русской Православной Церкви регулировало жизнь не только духовенства, не только православных верующих, но в силу государственного положения православия – жизнь и деятельность абсолютно всех слоев российского населения. Таким образом, в конце XVIII – начале XX вв. вряд ли можно рассматривать церковное право как право одной корпорации.

Церковное право Российской империи являлось отраслью дореволюционного российского права. Оно имело свой объект регулирования – все сферы жизни, прямо или косвенно связанные с интересами Церкви. Предметом церковного права были общественные отношения, возникающие в процессе осуществления прав церковной организации и верующих. К методам церковного права можно отнести как императивный, так и диспозитивный, при преобладании первого. Однако в данном случае мы применили к церковному праву дореволюционной России современные признаки отрасли права, которые еще не настолько четко выделились в XIX веке. Даже Свод законов Российской империи был построен не по отраслевому принципу, а по тематически-отраслевому. В этом смысле дореволюционным исследователям ничего не оставалось, как определить церковное право особой правовой системой.

Дореволюционные специалисты не могли считать церковное право отраслью права, т.к. не были четко определены признаки отраслей права, поэтому ограничивались абстрактным понятием «особая правовая система». Современное церковное право, как справедливо отмечают современные исследователи, можно определить как корпоративное право.

Тогда как остальные отрасли права дореволюционной России продолжали развиваться и в послереволюционный период, развитие церковного права было прервано на несколько десятилетий. 

Основные выводы и содержание диссертации отражены в публикациях:

Монографии:

  1. Дорская А.А. Свобода совести в России: судьба законопроектов начала ХХ века. Монография. СПб., 2001. 9 п.л.
  2. Дорская А.А. Государственное и церковное право Российской империи: проблемы взаимодействия и взаимовлияния. Монография. СПб., 2004. 14,25 п.л.
  3.   Дорская А.А. Влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей российского права. СПб., 2007. 9,8 п.л.

Статьи в периодических изданиях, рекомендуемых ВАК:

  1. Дорская А.А. История науки церковного права Российской империи конца XVIII- начала XX вв. // Вестник молодых ученых. Серия "История". 2004. № 3. С.12-21 (0,6 п.л.).
  2. Дорская А.А. Церковное и уголовное право Российской империи: проблемы взаимодействия и взаимовлияния // История государства и права. 2005. № 3. С.55-58 (0,25 п.л.).
  3. Дорская А.А. Церковное право в системе юридического образования России конца XVIII – начала XX вв. // Правоведение. 2005. № 3. С.213-227 (0,9 п.л.).
  4.   Дорская А.А. Правовой плюрализм в Российской империи: отношение государства к обычаям «инородцев» / Обычное право сегодня. Круглый стол // Этнографическое обозрение. 2005 № 5. С. 32-35 (0,25 п.л.).
  5. Дорская А.А. Взаимодействие уголовного и процессуального права Российской империи с церковным правом // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2005. № 5 (11). С.255-269 (1 п.л.).
  6. Дорская А.А. Место церковного права в системе права Российской империи // Правоведение. 2006. № 4. С.237-247 (0,7 п.л.).
  7. Дорская А.А. Гражданский развод в Российской империи: историко-правовой аспект // История государства и права. 2007. № 6. С.6-8 (0,2 п.л.).
  8. Дорская А.А. Церковные каноны как источник правового регулирования имущественных отношений Церкви в Российской империи // История государства и права. 2007. № 9. C.21-22 (0,2 п.л.).
  9. Дорская А.А. Попытки реформирования церковных судов в Российской империи во второй половине XIX – начале XX вв. // История государства и права. 2007. № 19. С.22-23 (0,2 п.л.).
  10. Дорская А.А. Гражданский брак в Российской империи: историко-правовой аспект // История государства и права. 2008. № 6. С.21-22 (0,2 п.л.).

       Другие публикации

  1. Дорская А.А. Российское законодательство XIX - начала ХХ ВВ.  о положении иноверцев // Россия в девятнадцатом веке. Политика, экономика, культура. Сборник научных статей. Часть 1. СПб., Третья Россия,1994. С.63-70 (0,5 п.л.).
  2. Дорская А.А. Религиозная жизнь Петербурга середины XIX в. глазами англиканского духовенства // Проблемы интенсивного обучения неродным языкам. Материалы международной конференции. СПб., Образование,1994. С.138-139 (0,1 п.л.).
  3. Дорская А.А. Законодательство Временного правительства о свободе совести в России в 1917 г. // Революция 1917 г. в России. Сборник научных статей. СПб., Третья Россия, 1995. С.146-152 (0,4 п.л.).
  4. Дорская А.А. Вопрос о свободе совести в деятельности Государственной думы (I-IV созывов) // История парламентаризма в России (к 90-летию 1 Государственной Думы). Сборник научных статей. Часть 1. СПб., Минерва, 1996. С.51-54 (0,25 п.л.).
  5. Дорская А.А. Планы семинарских занятий по истории отечественного государства и права // С.П.Александрова, А.А.Дорская, И.Ф.Ракитская. Практикум для студентов I курса отделения «юриспруденция». СПб, Издательство РГПУ им. А.И.Герцена, 1997. С. 17-36 (1,25 п.л.).
  6. Дорская А.А. Деятельность комитета министров по подготовке указа 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал  веротерпимости» // Герценовские чтения 1997 г. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 1998. С.23-25 (0,3 п.л.).
  7. Дорская А.А. Особое вневедомственное совещание для согласования действующих узаконений по делам веры с указом 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» под председательством графа А.П. Игнатьева // Герценовские чтения 1998. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 1998. С.100-102 (0,3 п.л.).
  8. Дорская А.А. Вопрос о соединении англиканской и православной церквей в XVIII - пер. пол. XIX вв. // Феодальная Россия. Новые исследования. Вып. II.  Сборник научных статей / под редакцией М.Б. Свердлова. СПб., Третья Россия, 1998. С.70-75 (0,4 п.л.).
  9. Дорская А.А. История государственных учреждений  России до 1917 г. Учебное пособие. СПб., издательство РГПУ им. А.И.Герцена, 1998. 112 с. (7 п.л.).
  10. Дорская А.А. Российское законотворчество о свободе совести в 1905-1917 гг. // Проблемы социально-экономической и политической истории России XIX-XX века. Сборник научных статей памяти В.С. Дякина и Ю.Б. Соловьева. СПб., Алетея, 1999. С.354-363 (0,7 п.л.).
  11. Дорская А.А. С.Ю. Витте и вероисповедный вопрос // С.Ю.Витте выдающийся государственный деятель. Тезисы докладов и сообщений  научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения С.Ю.Витте. СПб., 1999. С.49-53 (0,25 п.л.).
  12. Дорская А.А. Вопрос о свободе совести в программах политических партий в годы первой русской революции // Герценовские чтения 1999 г. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 1999. С.154-156 (0,2 п.л.).
  13. Дорская А.А. Разработка указа 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости»  и реакция на него российского общества // Православие в истории России. Материалы научной конференции «Православие в истории России. Прошлое и современность». СПб., 1999. С.131-148 (1,2 п.л.).
  14. Дорская А.А. Вопрос о свободе совести в науке и общественной жизни России в начале ХХ в. // Герценовские чтения 2000. Актуальные проблемы политологии и социологии. СПб., 2000. С.17-21 (0,2 п.л.).
  15. Дорская А.А. Наука церковного права в России в XIX - начале XX вв. // Герценовские чтения 2000. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2000. С.107-109 (0,2 п.л.).
  16. Дорская А.А. Вероисповедные законопроекты правительства П.А. Столыпина // Проблемы социально-экономической и политической модернизации в России. Сборник научных статей. СПб., Центр исторических и гуманитарных исследований "Клио", 2001.  С.52-64 (0,75 п.л.).
  17. Дорская А.А. Министерские законопроекты о свободе вероисповеданий (1905-1906 гг.) // Герценовские чтения 2001. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2001. С.132-134 (0,32 п.л.).
  18. Дорская А.А. Законодательное закрепление свободы совести Временным правительством // Герценовские чтения 2001. Актуальные проблемы политологии, права и социологии. Ч.1. СПб., издательство РГПУ им.А.И.Герцена, 2001. С. 170-174 (0,4 п.л.).
  19. Дорская А.А. Правовой статус подданного Российской империи в начале ХХ века: вероисповедный аспект // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. Научный журнал. СПб., 2002. № 2. С.213-224 (0,75 п.л.).
  20. Дорская А.А. Источники церковного права Российской империи // Герценовские чтения 2002. Актуальные проблемы социальных наук. СПб,, 2002. С. 156-158 (0,32 п.л.).
  21. Дорская А.А. Политико-правовые идеи в кальвинизме и пуританизме // Измерение социальной напряженности: теория, методология и методика исследования. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 25-27 сентября 2002 г. СПб., 2002. С.53-57 (0,25 п.л.).
  22. Дорская А.А., Бахарева А.Н. История отечественного государства и права. Программа учебной дисциплины // Гражданско-правовое образование в педагогическом ВУЗе. СПб., 2003. С.69-88 (0,2 п.л.).
  23. Дорская А.А. Проблема взаимодействия государственного и церковного права в дореволюционной России // Герценовские чтения 2003. Актуальные проблемы юриспруденции. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 10-12 апреля 2003 г. СПб., 2003. С.32-36 (0,25 п.л.).
  24. Дорская А.А. Развитие науки церковного права в Российской империи в XIX - начале XX вв. // Стратегии взаимодействия философии, культурологии и общественных коммуникаций. Материалы Всероссийской конференции, посвященной 10-летнему юбилею факультета философии человека РГПУ им. А.И. Герцена  28-29 ноября 2003 г. СПБ., 2003. С.230-236 (0,32 п.л.).
  25. Дорская А.А. "Церковь" и "церковное право": юридическое содержание понятий в XIX - начале XX вв. // Герценовские чтения 2003. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2003. С.256-260 (0,25 п.л.).
  26. Дорская А.А. Проблема реализации свободы совести в образовательных учреждениях (анализ проекта кодекса Российской Федерации об образовании) // Образование и право: статус участников образовательных отношений. СПб., 2003. С.206-211 (0,3 п.л.).
  27. Дорская А.А. Церковное право в системе отечественной историко-правовой науки // Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2004. С.310-313 (0,25 п.л.).
  28. Дорская А.А. Основные этапы развития науки  церковного права в России в XIX - начале XX вв. // Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2004. С.300-310 (0,63 п.л.).
  29. Дорская А.А. Взаимосвязь церковного права Российской империи XIX - начала XX вв. с другими науками (к вопросу о предмете дореволюционного церковного права) // Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы юриспруденции. СПб., 2005. С.26-32 (0,4 п.л.).
  30. Дорская А.А. Международное право и религия // Международное и зарубежное право. Сборник учебных программ. СПб., 2004. С.72-77 (0,3 п.л.).
  31. Дорская А.А. Церковное судоустройство и судопроизводство в дореволюционной России // Научные труды РАЮН. Выпуск 5. В 3-х тт. М., 2005. Т.1. С.64-66 (0,2 п.л.).
  32. Дорская А.А. Церковное право и права человека в России (теоретический и историко-правовой аспекты) // Права человека в современном обществе. Материалы межвузовской научно-теоретической конференции 27 января 2005 г. СПб., 2005. С.57-61 (0,3 п.л.).
  33.   Дорская А.А. Характеристика основных источников православного церковного права // Герценовские чтения 2005. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2005. С.321-329 (0,5 п.л.).
  34. Дорская А.А. К вопросу о правовом статусе высшей церковной власти в Российской империи // Герценовские чтения 2005. Актуальные проблемы юриспруденции. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. СПб., 2006. С.20-29 (0,6 п.л.).
  35. Дорская А.А. Государственный и церковный элементы в семейном праве Российской империи // Герценовские чтения 2005. Актуальные проблемы юриспруденции. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. СПб., 2006. С.106-117 (0,75 п.л.).
  36. Дорская А.А. Изучение вероисповедного вопроса в Российской империи в конце XIX - начале XX вв.: научно-педагогическая деятельность Михаила Егоровича Красножена // Отечественная история и историческая мысль в России XIX-XX веков. Сборник статей, посвященных 75-летию А.Н. Цамутали. СПб., 2006. С.296-304 (0,55 п.л.).
  37. Дорская А.А. Проблемы соотношения государственного и церковного регулирования условий вступления в брак в Российской империи // Проблемы права в современной России. Сборник  статей городского межвузовского научно-практического семинара. СПб., 2006. С. 53-60 (0,5 п.л.).
  38. Дорская А.А. Правовое взаимодействие в дореволюционной России (на примере светского и церковного права) // Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ. Материалы VII международной научно-теоретической конференции. (СПб., 1-2 декабря 2006 г.). СПб., 2006. С.373-380 (0,5 п.л.).
  39. Дорская А.А. Развитие науки церковного права в Санкт-Петербурге в XIX – начале XX вв. // Проблемы права в современной России. Сборник статей Международной межвузовской научно-практической конференции 31 мая-1 июня 2006.  СПб., 2006. С. 103-111 (0,55 п.л.).
  40. Дорская А.А. Проблема влияния церковных правил на источники отраслей права // Истоки и источники права. Очерки / под ред. Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. СПб., 2006. С.675-704 (1,9 п.л.). 
  41. Дорская А.А. К вопросу об изучении системы права Российской империи // Актуальные проблемы юридической науки. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 1. СПб., 2006. С.5-8 (0,25 п.л.).
  42. Дорская А.А. Европейская интеграция и проблема свободы совести // Проблемы европейской интеграции: правовой и культурологический аспекты / под ред. С.А. Гончарова, А.А. Дорской. CПб., Астерион, 2007. С.92-98 (0,4 п.л.).
  43. Дорская А.А. Правовой статус и правосубъектность физических лиц в Российской империи в зависимости от их принадлежности к религиозным союзам // Правовой статус и правосубъектность  лица: теория, история, компаративистика. Материалы VIII Международной научно-теоретической конференции (Санкт-Петербург, 14-15 декабря 2007 г.)/ под ред. Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. СПб., 2007. Ч.2. С.299-305 (0,4 п.л.).
  44. Дорская А.А. Влияние Первой русской революции на церковно-правовую литературу // Власть и общество в России во время
    русско-японской войны и революции 1905-1907 гг.: Материалы
    научно-теоретической конференции 29-30 сентября 2005 года. СПб, Олеариус Пресс, 2007. С.146-154 (0,5 п.л.).
  45. Дорская А.А. Соотношение международного права и религии в трудах юристов-международников второй половины XIX – начала XX вв. // Актуальные проблемы юридической науки. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. СПб., 2007. С.11-18 (0,5 п.л.).
  46. Дорская А.А. Правовые и религиозные принципы: противоречия и взаимодействие // Принципы права. Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции 30 ноября 2006 г./ под ред. Д.И. Луковской. СПб., 2007. С.232-240 (0,6 п.л.).
  47. Дорская А.А. Образ государства и проблема светскости в современном российском правосознании // Образ государства в современном правосознании. Восьмые Спиридоновские чтения / под ред. И.Л. Честнова. СПб., 2008. С.93-101 (0,6 п.л.).
  48. Дорская А.А. Влияние церковных норм на развитие современных международно-правовых стандартов о свободе совести // XVI Международные Рождественские образовательные чтения «Православные ценности и современное образование». Конференция «Влияние религиозного фактора на жизнь современного общества» 30 января 2008 г. Материалы выступлений. М., Издательство РГСУ, 2008. С.46-54 (0,5 п.л.).
  49. Семашко А.Г., Дорская А.А. Каноническое право. Учебно-методические материалы по направлению подготовки «520200 - теология». М., Издательство РГСУ, 2008. 18 с. (1,2 п.л.)
  50. Дорская А.А. Правовые основы образования человека в поликультурном обществе // Образование человека в поликультурном обществе. Междисциплинарное исследование / под ред. Л.Н. Бережновой. СПб., Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 2008. С.367-377 (0,7 п.л.). 

1 Гарлицкий Л. Государственное регулирование религии: противоречивые тенденции? Замечания относительно недавней практики применения прецедентов, касающихся статьи 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Сравнительное конституционное обозрение. 2006. № 3 (56). С.51.

2 См., напр.: Понкин И.В. Современное светское государство: конституционно-правовое исследование. М., 2005. С.293-303.

3 Варьяс М.Ю. Церковное право в романо-германской правовой системе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М.,1997. С.3.

4 См., напр.: Прокошин В.А. Партнерство государства и церкви во имя гражданского согласия и благополучия России // Партнерство государства и церкви. Стабильность политической системы гражданского общества. Сборник материалов Международной научно-теоретической конференции, посвященной 250-летию со дня рождения преподобного Серафима Саровского (25-26 июня 2004 г.). Курск, 2004. С.30-41.

5 Например, систематизированный сборник «Законодательство о религиозных культах» (М., 1971) был издан с грифом «Для служебного пользования» и предназначался только для работников Советов народных депутатов, уполномоченных Совета по делам религии, судебно-прокурорских работников.

6 А.С.Павлов «Первоначальный славяно-русский Номоканон» (Ученые записки Казанского университета, 1869), П.А.Лашкарев «Система церковного права» (Киев, 1886), М.И.Горчаков «О тайне супружества – происхождение, историко-юридическое значение и каноническое достоинство 50-й главы печатной Кормчей» (СПб.,1880),  Н.А. Заозерский «Историческое обозрение источников права Православной Церкви» (М.,1891) и др.

7 До революции 1905 г. появился ряд теоретических работ, посвященных данному вопросу: Кипарисов В. «О свободе совести. Опыт критического исследования вопроса в области церкви и государства с I по IX в.» М.,1883; Вып.1;  Сильвестр, архимандрит. «Современные искатели полной свободы совести перед судом православной церкви. Опыт критического решения этого вопроса». Харьков,1903; Бердников И.С. «Новое государство в его отношении к религии (К вопросу о свободе совести). Речь, произнесенная на торжественном собрании Казанской духовной академии». Казань,1904; Арсеньев К.К. «Свобода совести и веротерпимость». Сборник статей. СПб.,1905 и другие.

8 Варьяс М.Ю. Краткий курс церковного права. Учебное пособие. М., 2001. С.6.

9 Варьяс М.Ю. Церковное право в романо-германской правовой системе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М.,1997. С.18-24.

10 Гаранова Е.П. Церковное право в правовой системе российского общества (общетеоретический и исторический аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород, 2004. С.9-10.

11 Боровой Д.Д. Каноническое (церковное) право как нормативная система социально-правового регулирования // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ставрополь, 2004. С.18.

12 Ловинюков А.С. Свобода совести (анализ, практика, выводы) // Государство и право. 1995. № 1; Пчелинцев А.В. Религия и права человека // Религия и права человека. На пути к свободе совести. Вып.3. М., 1996; Вишнякова И.Н. Конституционно-правовое регулирование свободы вероисповедания. Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2000;  Тачиева Т.Ю. Конституционно-правовое регулирование свободы совести в Российской Федерации. Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург, 2003; Сафонов А.А. Правовое регулирование функционирования религиозных объединений в России в начале ХХ века. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2008 и другие.

13 В частности, этому посвящены работы С.В.Потаниной, которая, изучая взаимоотношения государства и религии за рубежом, выделила некоторые этапы развития церковного права христианской церкви. Н.В.Акчурина в своей докторской диссертации, изучая историческое направление в русском правоведении XIX в., показала, что «направление русской юридической науки, которое возникло под влиянием данной школы, занималось, главным образом, теоретическим осмыслением процесса происхождения и развития русского права». Это делало неминуемым обращение к источникам русского права, которые были заимствованы из Византийской империи вместе с христианством. Отчасти теоретическим вопросам развития российского права в XIX в. посвящены исследования Д.В.Березовского, который показал, что существовавшие понятия прав и свобод в трудах российских ученых в XIX- начале XX вв. были напрямую связаны с двумя течениями в русской правовой науке: либеральным государствоведением, которое опиралось на теорию естественного права (Е.Н.Трубецкой, Б.Н.Чичерин и другие), и позитивизмом, основанного на идее производности права от государства (Г.Ф.Шершеневич). В работе Р.О. Полухина «Проблемы соотношения общества, права и государства в правовой мысли России (конец XIX-начала XX вв.)” проведен анализ трудов Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, С.А. Котляревского, Ф.Ф. Кокошкина, Ф.В. Тарановского, на основании которого был сделан вывод, что данные ученые считали “государство не единственным творцом права”. Это соответствовало идее русских ученых канонистов, доказывающих, что Церковь способна на самостоятельную правоустанавливающую деятельность. Кроме того, он выделил в начале ХХ века так называемый консерватизм охранительный и консерватизм творческий. Данное деление прекрасно подходит к характеристике основных направлений развития науки церковного права в этот период. В диссертации Г.П. Курдюк «Отрасль права как элемент системы права (теоретико-правовое исследование)» (Краснодар,2004) сделан важный вывод о том, что «эволюционирование признаков отрасли права (также как и критериев отраслевого деления права) предопределено объективными процессами изменения самого содержания общественных отношений, изменениями в оценках социальной ценности права, в соотношении частного и публичного начала» (с.10).

14 Стадников А.В. Взаимоотношения государства, церкви и общества в русской политической и правовой мысли второй половины XIV – первой половины XVII веков. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2007. С. 26.

15 Семашко А.Г. Русская Православная Церковь в государственном механизме Российской империи XIX века: историко-правовой аспект. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2007.

16 Комаров Н.И., Пашенцев Д.А., Пашенцева С.В. Очерки истории права Российской империи (вторая половина XIX – начало XX вв.). М., 2006. С.346.

17 Момотов В.В. Формирование русского средневекового права в IX-XIV вв. Автореферат на соискание ученой степени доктора юридических наук. М.,2003. С.35; Левшин Э.М. Становление и развитие брачно-семейного законодательства в дореволюционной России. Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород, 2003. С.8; Левшин Э.М.  Брачный договор (историко-правовое исследование и анализ современного законодательства): Учебное пособие. Нижний Новгород, 2003; Латыпова Д.Ф. Правовое положение женщин (историко-методологический аспект). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань, 2004; Нижник Н.С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в контексте эволюции государственно-правовой системы России (IX-XX вв.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. СПб., 2003; Трапезникова М.М. Возникновение и развитие законодательства о брачном договоре в Древнерусском и Российском государстве в Х - начале ХХ вв. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ставрополь, 2005;

18 Федосова Н.С. Уголовное право и религия: проблемы взаимовлияния и взаимодействия. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Владивосток, 2003; Липский Н.А. Влияние христианства на развитие уголовной политики и судопроизводства в России (историко-правовой анализ). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб.,2003; Холопов А.В. Методика расследования ритуальных убийств. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб.,2004; Яковлев С.П. Организационно-правовые формы трудоиспользования лиц, осужденных к лишению свободы в дореволюционной России (XVII – начала XX вв.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород, 2005; Сафонов А.А. Правовой статус религиозных конфессий в Российской империи на рубеже XIX-XX вв. Тамбов, 2006.

19 Сидоркин А.И. Наказания, связанные с лишением и ограничением свободы в русском уголовном законодательстве IX – XVII вв.: проблемы правового регулирования, систематизации и применения. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Казань, 2005. С.46.

20 Рубаник В.Е. Отношения собственности в восточнославянской традиции правового регулирования (начало Х в.-1991 г.). Историко-правовое исследование. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М.,2004;  Садков А.Н. Религиозные организации как субъекты гражданского права. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград, 2004.

21 Гаранова Е.П. Соотношение церковной и светской юрисдикции: история и современность // История государства и права. 2007. № 21. С.13-15; Савченко И.В. Изучение института церковного суда в российской науке XIX- начала XX вв. История государства и права. 2008. № 6. С.25-26.

22 Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в ХХ в. М., 1995.

23 Curtiss J.Sh. Church and State in Russia. The last years of Empire. 1900-1017. New York, 1940.

24 Фриз Г. Церковь, религия и политическая культура на закате старого режима // Реформы или революция? Россия. 1861-1917 гг.” СПб.,1992. С.31-43

25 Werth P.W. Arbiters of the Free Conscience State, Religion, and the Problem of Confessional Transfer after 1905 // Sacred Stories: Religion and Spirituality in Modern Russia, ed. H.Coleman and M.Steinberg. Bloomington, 2005; Верт Пол. Трудный путь к католицизму. Совесть, вероисповеданая принадлежность и гражданское состояние после 1905 г. // Доклад для Ежегодника литовской католической академии наук. Вильнюс, 2005 Рукопись. С.1-30; Werth P.W. Schism Once Removed: State, Sects, and Meaning of Religious Toleration in Imperial Russia // Imperial Rule, ed. A.Miller and A. Rieber. Budapest, 2004.

26 Манифест «О назначении коронации Императора Павла I и Императрицы Марии Федоровны в Москве в апреле месяце 1797 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. СПб., 1830. № 17659. С.243-244.

27 http://pokrov-forum.ru/action/scien_pract_conf/pokrov_reading/sbornik_2005-2006/txt/arh_kostantin.php?print=Y

28 Черенкова Е.Э. Система права и система законодательства Российской Федерации: понятие и соотношение. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2006. С.15.

29 Сперанский М.М. Руководство к  пониманию законов. СПб.,1845. С.56.

30 См., напр.: Градовский А.Д. Собрание сочинений. СПб., 1901. Т.VII. С.134.

31 Свод законов Российской империи. Т.1. Ч.1. Разд.1. Спб.,1906. С.62.

32 Справка о свободе совести, составленная Департаментом духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел. СПб.,1906. С.19.

33 Толстой М.В. История русской церкви. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря,1991. С.594.

34 Варьяс М.Ю. Церковное право в романо-германской правовой системе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1997. С.20-21.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.