WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Хадарцева Кызылгуль Абдурахмановна

Системный анализ параметров вектора состояния организма женщин репродуктивного возраста при АКУШЕРСКО-ГИНЕКОЛОГИЧЕСКИХ патологиях

05.13.01 системный анализ, управление и обработка
информации (медицинские науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Сургут 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Тульский государственный университет»

Научные консультанты:

ФИЛАТОВА Ольга Евгеньевна

доктор биологических наук, профессор

Живогляд Райсе Нурлыгаяновна

  доктор медицинских наук, доцент

Официальные оппоненты:

Серов Владимир Николаевич

академик РАМН, доктор медицинских

наук, профессор

Добрынина Ирина Юрьевна

доктор медицинских наук, профессор

  Рогозин Олег Николаевич

доктор медицинских наук, профессор

Ведущая организация:         ГУ НИИ нормальной физиологии

им. П.К. Анохина РАМН

Защита состоится «7» ноября 2009 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 800.005.01 при Сургутском государственном университете по адресу: г. Сургут, пр-т Ленина, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Сургутского государственного университета по адресу: 628400, г. Сургут, ул. Ленина, 1.

Автореферат разослан «7» октября 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, доцент

И.Ю. Добрынина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. Напряжение механизмов адаптации и различные формы дезадаптации наблюдается у 59–80 % населения нашей страны, а в условиях ХМАО-Югры это достигает 95-96%. Приспособление к условиям внешней среды – важное свойство саморегулирующихся биологических динамических систем (БДС), к которым в первую очередь относится все функциональные системы организма (ФСО) человека, находящихся в условиях саногенеза или патогенеза (П.К. Анохин, 1960-1971). Сохраняя видовые и индивидуальные особенности, БДС реализуются  в процессе жизнедеятельности определенные цели, направленные на получение полезного конечного результата. Для оптимальной деятельности внутренних систем организма человека, обеспечивающих его устойчивость и соответственно выживание в изменяющихся условиях существования, имеются специальные механизмы сохранения структуры, обмена веществ, энергии и информации. Целью деятельности этих механизмов является гомеостаз, который обеспечивает устойчивость организма к меняющимся условиям внешней среды. При действии более сильного раздражителя или повышенной реактивности ЦНС гомеостаз не может поддерживаться и организм переходит на другой тип реагирования, целью которого является поддержание функции в изменившихся условиях среды, так называемый энантиостаз (В.М. Еськов, О.Е. Филатова, 1991 – 2008 г.г.).

Поскольку миграционные процессы в связи с освоением Севера РФ нарастают, то проблемы адаптации и особенно женского организма (в связи с выполнением детородных функций в условиях Севера) будут только усугубляться. Сложность этих проблем заключается еще и в том, что пришлое население уже становится адаптирующимся населением из-за переживающей 2-й и 3-й генерации. Сейчас участвует в воспроизводстве уже внуки тех первых поселенцев, которые прибыли в Югру в 60-е и 70-е годы. В этой связи изучение особенностей протекания беременностей, родов и женских патологий, в целом, представляет особый интерес для клиницистов, специалистов в области акушерства и гинекологии.

В подобных исследованиях особую значимость приобретаю вопросы использования современных методов системного анализа и синтеза, использование новых методов науки синергетики. Изучение поведения динамики вектора состояния организма женщин (ВСОЖ) в фазовом пространстве состояний с целью разработки новых методов диагностики и лечения представляет особую задачу современной медицины, ее передового раздела – клинической кибернетики. При этом весьма перспективным представляется направление, связанное с изучением параметров аттракторов, внутри которых наблюдается движение ВСОЖ, использование информации об этих параметрах для прогнозирования клинических исходов и выбора оптимальных методов лечения женских заболеваний (В.Н. Серов, 1996-2006 г.г.).

К последним относится весьма распространенное и тяжелое по последствиям для матери и плода заболевание гестоз. Гестозы занимают первое место в структуре патологических состояний второй половины беременности и остаются одной из ведущих причин материнской  и перинатальной заболеваемости и смертности. По данным клинического перинатального Центра г. Сургута частота гестозов варьирует в пределах 7-16%. Отмечена зависимость частоты заболевания от климатических условий (в странах с резко континентальным и холодным климатом гестозы встречаются чаще). 

В последние годы в России зарегестрировано увеличение частоты гестозов (в частности, по г. Москва до 17-18%), что объясняется как улучшением диагностики заболевания, так и возрастанием числа беременных групп высокого риска по развитию ОПГ-гестозов. Среди причин обуславливающих развитие ОПГ-гестозов ведущая роль принадлежит экстрагенитальной патологии (64%). При этом особое значение отводится ожирению (17%), заболеваниям почек (10%), гипертензионным состояниям  (8%), а также их сочетанию (17%). Помимо этих факторов, другими факторами риска развития гестозов являются частые инфекции верхних дыхательных путей, профессиональные вредности и неблагоприятные социальные условия, наличие гестоза и перинатальных осложнений во время предыдущей беременности.

Течение гестоза во многом зависит от предшествующих заболеваний, в связи с чем выделяют неосложненные и сочетанные (осложненные) формы гестоза. Осложненная форма чаще всего развивается на фоне диэнцефального нейро-обменно-эндокринного-обменного синдрома, заболевания почек, гипертонической болезни. Для неё характерно раннее  клиническое проявление и более тяжелое течение, обычно с преобладанием симптомов заболевания, на фоне которого развился гестоз. Гестоз на фоне диэнцефального нейро-обменно-эндокринного синдрома выделен в особую группу, благодаря особенностям клинической картины заболевания, указывающей на диэнцефальную патологию. Тяжело и с неблагоприятными последствиями для плода и новорожденного протекает гестоз на фоне заболевания почек. В последние годы отмечено повышение частоты почечной патологии у беременных. Так, гестационный пиелонефрит определяется у 6-8% беременных, частота гломерулонефрита доходит до 0,1-0,2%.

Гестоз на фоне заболевания почек развивается с 24-26 недель беременности, в то время как неосложненная его форма чаще с 32-36 недель. Раннее начало гестоза (до 32-34 недель) всегда должно настораживать в отношении сочетанных форм заболевания, наличие которых следует уточнить, так как особенности лечения сочетанных форм очень существенны. У беременных с заболеваниями почек и гестозом, особенно при выраженной гипертензии, нередко (5-6%) отмечается преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты с тяжелыми последствиями для здоровья матери и плода.

Как правило, тяжело протекает гестоз на фоне гипертонической болезни. Даже нейроциркуляторная дистония по гипертоническому типу в сочетании с гестозом становится у некоторых женщин крайне неблагоприятным фоном, определяющим тяжелое течение заболевания. Сочетание экстрагенитальной патологии и акушерских осложнений, в частности гестоза, заслуживает самого пристального внимания, так как именно экстрагенитальная патология ограничивает возможности адаптации к тем многообразным изменениям, которые происходят во время беременности. Частота сочетанных гестозов велика и составляет около 70%.

Учитывая все сказанное становится ясным, что изучение женской патологии в сравнительном аспекте с учетом экофакторов среды (например, Тулы - Сургута) и с учетом возрастных особенностей представляет весьма актуальную проблему не только для клиники женских заболеваний и акушерства, но имеет и общебиологические аспекты, связанные с вопросами адаптации пришлого населения РФ. За последние 15 – 20 лет эта проблема приобретает особую остроту, а ее решение становится государственной проблемой и зафиксирована в плане В.В. Путина на ближайшие годы из-за неблагоприятной демографический обстановки в РФ.

Цель исследований: сравнительное изучение с позиций новых методов системного анализа и синтеза особенностей состояний функций женского организма в норме и при патологии в условиях проживания в средней полосе РФ (г. Тула) и Севера РФ (г. Сургут).

Задачи исследования вытекают из цели и включают в себя:

  1. Разработка и адаптация методов системного анализа и синтеза в клинике гинекологии и акушерства.
  2. Системный анализ и синтез параметров вектора состояния организма женщин  (ВСОЖ) в условиях управляющих воздействий при различных патологиях беременности.
  3. Анализ параметров квазиаттракторов поведения ВСОЖ в ФПС при диагностике и лечении гестозов в условиях Югры и средней полосы РФ с целью установления существенных различий между возрастными группами обследуемых, проживающих в разных экологических условиях.
  4. Изучение в рамках системного анализа и синтеза особенностей фазического и тонического состояния организма женщин на фоне применения адаптогенов и коррекции фазатона мозга.
  5. Идентификация параметров квазиаттракторов ВСОЖ при гирудотерапевтических управляющих воздействиях в клинике женских заболеваний.
  6. Изучение системных изменений в функциональных систем организма (ФСО) человека при физиотерапевтических воздействиях (магнитотерапия).

Научная новизна работы:

  1. Впервые разработан алгоритм идентификации параметров квазиаттракторов поведения ВСОЖ в ФПС в варианте двумерного представления (на плоскости) и апробирован на различном клиническом материале при изучении женской патологии.
  2. Установлены параметры аттракторов ВСОЖ при гестозах для Севера РФ и средней полосы РФ. При этом идентифицированы параметры порядка (наиболее важные диагностические признаки), представляющие возрастные и широтные различия при этой патологии.
  3. Установлены новые закономерности в поведении параметров ВСОЖ при использовании адаптогенов в рамках фазатонной теории мозга и компартментно – кластерного подхода.
  4. Идентифицированы параметры порядка ВСОЖ при гирудотерапевтических управляющих воздействиях в клинике женских заболеваний.
  5. Впервые изучена и установлена колебательная динамика движения квазиаттракторов ВСОЖ в ФПС при гирудотерапевтических воздействиях.
  6. Установлены новые закономерности изменения параметров гомеостаза при физиотерапевтических управляющих воздействиях.

Теоретическая и практическая значимость работы:

  1. Разработанный и апробированный алгоритм идентификации параметров квазиаттракторов на плоскости целесообразно применять в клинике женских заболеваний  для выявления возрастных и территориальных (экологических) особенностей и различий в протекании патологических процессов в женском организме.
  2. Новые методы диагностики параметров квазиаттракторов движения ВСОЖ в ФПС обеспечивают реальную идентификацию особенностей лечения ряда женских заболеваний в условиях Севера РФ и средней полосы РФ, что целесообразно использовать в клинической практике г.г. Тулы и Сургута.
  3. Гирудотерапевтические воздействия сдвигают параметры ВСОЖ из квазиаттрактора псевдонормы (при хронической патологии) в область глубокого тонического состояния и далее ВСОЖ возвращается в состояние нормотонии  - этим объясняется механизм саногенного управляющего воздействия гирудотерапии.
  4. Адаптогены и физиотерапевтические воздействия вызывают смещение квазиаттракторов движения ВСОЖ в ФПС в область саногенеза, что ускоряет процесс выздоровления пациента и уже используется в клинической практике.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Использование новых алгоритмов идентификации параметров квазиаттракторов на плоскости и в m-мерном фазовом пространстве обеспечивает идентификацию возрастных особенностей протекания гестозов у женщин, проживающих в условиях средней полосы РФ и Севера РФ.
  2. Применение адаптогенов в практике акушерства и гинекологии обеспечивает управление запусков синтоксических или катотоксических программ адаптации, что ускоряет процесс выздоровления как в условиях Севера так и Средней полосы РФ.
  3. Целесообразно использовать гирудотерапевтические воздействия для управления основными функциями женского организма в норме и при патологии путем сдвига вектора параметров ВСОЖ из нормотонии в глубокую тоническую фазу и обратно. Такие колебательные движения активизируют защитные силы организма.
  4. Физиотерапевтические воздействия обеспечивают переходы основных функций организма женщины от синтоксических к катотоксическим программам адаптации в условиях беременности и при развитии гестозов.

Апробация работы. Материалы диссертации доложены на: Всероссийской конференции "Физиотерапевтическая аппаратура, применение и перспекти­вы на современном этапе" (Москва, 1993); Второй Международной научно-практическая конференция "Проблемы охра­ны здоровья и социальные аспекты освоения газовых и нефтяных месторождений в арктиче­ских районах" (Надым, 1995); Международной научно-практической конференции "Физика и радиоэлек­троника в медицине и биотехнологии" (Владимир, 1996); Международном научно-техническом семинаре "Новые техноло­гии " (Казань, 96); Второй Всероссийская научно-практической конференции "Высшая школа России: конверсия и приоритетные технологии" (Москва, 1996); Научно-технической конференции "Приборостроение " (Калуга, 1996);  III-й Международной научно- практической конференции "Современные тех­нологии в аэрокосмическом комплексе" (Житомир, 1997); Четвертом международ­ном конгрессе "Проблемы лазерной медицины" (Видное, 1997);  Научно-практической конференции "50 лет сотрудничества" (Тула, 1997); Заочной электронной конференции «Диагностика и лечение наиболее распространенных заболеваний человека» (Москва, 15-20 апреля, 2007); Научно-практической конференции, посвященных 10-летию деятельности учебного центра послевузовского профессионального образования врачей Тульской области - филиала ФППОВ ММА им. И.М. Сеченова (Тула, 2005); Всероссийской научной конференции (Самара, октябрь 2008); Всероссийской конференции “ Нелинейная динамика в когнитивных исследованиях ”, (Нижний Новгород, 13-15 мая 2009).

Декларация личного участия автора заключается в получении первичных материалов при обследовании женщин в условиях клиники с определенными видами гинекологических заболеваний, а также анализ полученных результатов. С непосредственным участием автора исследованы закономерности изменения параметров реальных аттракторов состояния ВСОЖ под действием внешних факторов и внутренних изменений.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 55 работ, в том числе 1 открытие, 1 свидетельство о государственной регистрации программ ЭВМ, 4 монографии и 19 статей в изданиях, рекомендованных ВАК для соискания степени доктора медицинских наук и 30 статей в различных научных журналах и материалах конференций.

Структура и объём диссертации. Диссертационная работа содержит 236 страниц машинописного текста. Она исполнена в классическом стиле и состоит из введения, обзора литературы, описания объектов и методов исследования, четырех глав, содержащих результаты собственных наблюдений, заключения, выводов, списка литературы. Работа содержит 22 рисунка и 28 таблиц. Список используемой литературы включает в себя 214 источников, в том числе 43 на иностранном языке.

Объекты И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Использовались материалы обследования 638 больных женщин (беременных, беременных с гестозом и женщин находящихся в условиях наблюдения в гинекологических кабинетах с определенными видами женских заболеваний – эндометриоз, гиперплазия эндометрия, хронический сальпингоофорит). Больные подвергались традиционным методам лечения (общепринятая терапия), а также гирудотерапевтическим и магнитотерапевтическим воздействиям. При этом использовались диагностические процедуры: забор крови и ее анализ по традиционным методикам. 

Гематологические и биохимические методы исследования проводились в Тульском медицинском институте при ТулГУ, Сургутской окружной клинической больницы: анализировали показатели периферической крови: гемоглобин (г/л); содержание лейкоцитов периферической крови (x109/л); содержание эритроцитов периферической крови (х1012/л); цветной показатель т.е. относительное содержание гемоглобина в эритроците; скорость оседания эритроцитов мм/ч; гематокрит (отношение объема плазмы крови и форменных элементов крови - %); содержание тромбоцитов переферической крови; билирубин (мкммоль/л); общий белок (г/л); креатинин (мкммоль/л); глюкоза крови моль/л; протромбиновый индекс; фибриноген.

Капиллярную кровь брали из пальца по общепринятой методике утром натощак в пробирки “Microwette” (Германия) объемом 1 мл, содержащих стандартное количество антикоагулянта, и капилляр Панченкова для определения СОЭ. Непосредственно после взятия крови проводили ее анализ на гематологическом анализаторе“Bekman-Coulter” (фирма “Bekman-Coulter” США); уровень глюкозы определялся в цельной капиллярной крови на автоматическом анализаторе глюкозы «EKSAN GM» фирмы «ANALITA».

Полученные данные группировались в кластеры и обрабатывались в рамках трех подходов для получения параметров порядка (наиболее важных диагностических признаков) и оценки степени эффективности продольных лечебных мероприятий.

Использовалось три основных метода идентификации параметров порядка любой БДС, которые  базируются на трех различных подходах:

  • детерминистский -  использовался метод минимальной реализации (ММР) для минимизации размерности фазового пространства;
  • стохастический - используются  традиционные методы и элементы хаотической динамики (нейросетевые технологии – нейронные  сети и нейро-ЭВМ);
  • методы анализа параметров аттракторов путем сравнения параметров различных кластеров, представляющих БДС в фазовом пространстве состояний.

К таким кластерам могут относиться одни и те же БДС, но находящиеся в разных экологических состояниях или в разных временных режимах. В любом из этих случаев мы можем произвести сравнение параметров аттракторов как минимум для двух кластеров. Однако, возможно сравнение и многих кластеров, т.е. трех, четырех и так далее (это разные возрастные группы больных гестозом, например, проживающие в условиях Севера и средней полосы РФ).

Разработанный подход  основывается на сравнении различных кластеров, представляющих БДС. К этим кластерам могут относиться одни и те же БДС, но находящиеся в разных экологических состояниях или в разных временных режимах. В любом из этих случаев мы можем произвести сравнение параметров аттракторов как минимум для двух кластеров. Эти методы основаны на идентификации объема аттрактора в фазовом пространстве первоначально для одного кластера и далее для другого. Затем поэтапно (поочередно) исключаются из расчета отдельные компоненты вектора состояния БДС с одновременным анализом параметров аттракторов и сравнением существенных или несущественных изменений в параметрах аттрактора после такого исключения. Алгоритм такой процедуры основывается на следующих шагах:

  1. В программу расчета на ЭВМ поочередно вводятся исходные значения (компоненты ВСОЧ) в виде матриц = биосистемы,  например параметры ФСО,  по  каждому  из k кластеров  (видов болезни или группам людей). Данные могут вводиться вручную либо из текстового файла; т.е. получаем матрицу состояний для всех кластеров в – мерном фазовом пространстве. Здесь - бегущий индекс  компоненты вектора () , a - номер биообъекта (пациента) (), номер  кластера k тоже  может изменяться (). Иными  словами элемент  такой  матрицы  представляет-й кластер БДС, -й компонент ВСОЖ для -го пациента (группы больных).
  2. Производится поочередный расчет координат граней для всех i-х параметров ВСОЖ, для всех  -х пациентов () из -го кластера (); в частности, их длины (Interval), например, для 2-х кластеров (х и у) будем иметь: , , где координаты крайних точек, совпадающих с нижней и верхней границей фазовой области. Далее рассчитывается вектор объемов (General Value) ,  ограничивающих всеаттракторов, а так же показатели асимметрии (Asymmetry) в виде матриц размерности () для стохастического , и хаотического центров . Здесь - идентификация стохастического центра аттракторов, который находится путем вычисления среднего   арифметического одноименных координат точек, представляющих проекции конца вектора состояния БДС на каждую из координатных осей. Отметим, что для каждого из всех P кластеров имеем, - идентификация хаотического центра аттракторов, где ширина фазовой области аттрактора (размер интервала изменения переменной х) в проекции на i-ую координату.
  3. Вводится параметр R, показывающий степень изменения объема аттракторов для -го кластера до и после уменьшения размерности фазового пространства. В исходном приближении вычисляем .  Здесь  -общий объем параллелепипеда (=), внутри которого находится 1-й аттрактор движения ВС (например, ВСОЧ) для 1-го кластера данных в m-мерном фазовом пространстве; - объем  параллелепипеда (=), внутри которого находится 2-й аттрактор движения ВС для ВС 2-го кластера данных.
  4. После исключения поочередно каждого из компонент вектора т.е. для одного и другого кластера одновременно и поочередно для всех j вычисляется вторые и далее i-е приближения параметра аттракторов. Таким образом, получаем значений, т.е. вектор размерности , по которым можно определить уменьшилась или увеличилась относительная величина аттракторов V при изменении размерности фазового пространства. При уменьшении размеров аттракторов V, анализируются параметры системы и на основе их почти неизменности делается заключение о существенной (если параметры существенно меняются) или несущественной (параметры почти неизменны) значимости конкретного, каждого компонента ВС .

При реализации этой процедуры важно понимать, что с БДС может что-то произойти (усугубляется  патология, реально начнут влиять экофакторы среды обитания и т.д.), если начнут изменяться  размеры аттракторов (=) или координаты центра аттрактора. В последнем случае размеры аттракторов () могут даже не измениться, но новый аттрактор будет другой, его центр в фазовом m-мерном пространстве переместится в другую область фазового пространства. Возникают новые методы оценки динамики поведения ВС и в особенностей  ВСОЧ, что имеет большое значение для медицины.

В результате такого подхода нами было также установлено, что чем больше расстояние между хаотическим (геометрическим) и стохастическим (среднестатистическим) центрами аттракторов в фазовом m-мерном пространстве состояний, тем ярче выражена мера хаотичности в динамике поведения вектора состояния организма женщин.

Процедура поэтапного (поочередного) исключения из расчета отдельных компонент ВСОЖ с одновременным анализом параметров аттракторов и сравнением существенных или несущественных изменений в параметрах аттракторов после такого исключения позволила выявить те признаки, которые существенно влияют на показатели расчетных параметров аттракторов.

Таким образом, данный  метод  и программный продукт позволяет проводить объективную  диагностику различий между динамикой стохастического поведения биологической динамической системы и хаотической динамикой этих же БДС, а также проводить выявление значимых признаков, существенно влияющих на параметры аттракторов ВСОЖ, что составило предмет открытия №370 и получения диплома на него.

В аналитических расчетах использовалась алгебраическая модель конструктивной  (интуитивистской) логики. При этом брались массивы X[1...m, 1...n], Y[1...m, 1...l] вещественных чисел (в  частности  целых) и строка-цель Y[0...l] целых чисел (в частности булевых 0 и 1), указывающие для каждого столбца Y[1..m] классы эквивалентности Yσ, в частности Z, которые  кодируются,  например,  как 0 или 1, относительно которых далее будут вычисляться модели. Строки X, Y упорядочены естественным образом, например,  по  времени (т. е.  в  частности  i=t).

В качестве выхода получалась тупиковая дизъюнктивная нормальная форма относительно всех классов эквивалентности для Z. В используемом алгоритме эта форма обозначается как АМКЛ; распознавание принадлежности новой строки m+1 к одному из классов Z; вычисление “контекста” - интервалов [min x, max x], [min y, max y] для каждого вывода (импликации К) по указанию пользователя.

В качестве примера представим один из вариантов табличного  представления  входных  и  выходных  массивов  данных:

1 ... j ... n

1 ... l

1 ... l

t

1

.

.

i

.

.

.

m

X

Y

Z

m+1

?

?

?

В алгоритме использовались следующие основные  блоки:

I. Вычисление квантованного на σ=0, 1,... классов эквивалентности массивов Y и Z.

II. Вычисление импликаций К=x&x&...x=Z, где x - область определения для К и ⊃ - импликация (“если... , то...”).

III. Минимизация покрытия всех строк i и вычисление АМКЛ.

IV. Вычисление контекста АМКЛ.

V. Распознавание принадлежности новой строки m+1 к одному из классов Z.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Постоянство внутренней среды организма, находящегося фактически в хаотических условиях внешней среды Югры, поддерживается двумя типами адаптивных  реакций: синтаксической (с позиций теории фазатона мозга – тонической фазы), при которой достигается сосуществование организма с внешним или внутренним раздражителем, либо кататоксической (фазической), при которой инициируется гибель чужеродного  для организма агента. Нами получены многочисленные клинические подтверждения наличия этих программ адаптации с позиций синергетики у человека в норме и при патологии и определены возможные пути использования этих механизмов в оздоровительных и лечебных целях.

Проведенные нами исследования показали также наличие в организме двух систем, реализующих синтоксические (тонические) и кататоксические (фазические) программы: гипоталамо-гипофизарно-репродуктивной (ответственной за синтоксические программы адаптации – СПА) и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (модератор кататоксических программ адаптации – КПА). Эти управляющие программы с позиции системного синтеза были дополнены еще одной – допамин-ГАМК-эргической системой. Такая триада и определяет состояние русел организма человека в многомерном фазовом пространстве состояний, где координатами могут быть биохимические показатели крови, параметры ФСО (чаще всего мы брали кардио-респираторную систему – КРС женщин, находящихся в условиях саногенеза или патогенеза).

Непротиворечивое понятие фазатона мозга (как центрального регулятора всех функций организма человека) с двумя реципрокными видами реагирования организма  (фазическим и тоническим) соответствует этим программам (КПА и СПА соответственно). В качестве основных системокомплексов, которые управляются фазатоном мозга, мы брали: нейромоторный, нейротрансмиттерный и нейровегетативный системокомплексы (НМС, НТС, НВС соответственно).

В эндокринной системе содержание кортикотропина (АКТГ) и кортизола сопряжено с активностью симпатической нервной системы, представляющей НВС. Кортизол обеспечивает: увеличение содержания в крови лейкоцитов и эритроцитов, нейтрофилез, гипергликемию, активацию гликолиза и избыток пирувата в крови, усиление глюконеогенеза, катаболизма белков и увеличение аминокислот в крови, торможение утилизации глюкозы, повышение артериального давления, устойчивости к инсулину, гиперхолестеринемию и гиперфосфолипидемию, гипотриглицеридемию, угнетение секреции «воспалительных» цитокинов. Аналогичны эффекты глюкокортикостероидов, непосредственно участвующих в синтезе метилтрансферазы (катализатора адреналина), ингибируют активность супероксиддисмутазы и глютатионпероксидазы (прооксидантный эффект), индуцируют апоптоз клеток в дофамин-чувствительных нейронах. Все это представляет НТС на молекулярном уровне (см.табл.1).

Гипертензивный эффект реализуется через ренин-антгиотензиновую систему (повышение концентрации ренина и ангиотензина II). Ангиотензин II – синергист катехоламиновых эффектов, индуцирует повышение эндотелина в 3 раза, стимулирует глюконеогенез, участвуя в регуляции гомеостаза глюкозы. Эти эффекты – проявление кататоксических программ адаптации на уровне НТС и НМС (повышается работоспособность НМС).

Эндогенные медиаторы, полипептиды цитокины формируют адаптационные реакции, они делятся на провоспалительные и противовоспалительные. Интерлейкины (ИЛ) 1, 4, 6, 10 активируют симпатический отдел вегетативной нервной системы (КПА), а ИЛ 2, 12 –парасимпатический отдел (СПА). Цитокины, синтезирующиеся Т-хелперами (Th-1) – ИЛ-2 и гамма-интерферон – угнетают созревание популяции хелперов Th-2, продуцирующих ИЛ 1, 4, 5, 6, 10, а баланс между созреванием Th-1 и Th-2 поддерживается балансом гормонов – кортизолом и дегидроэпиандростероном. Участие в формировании адаптации принимают также серотонин, ГАМК, дофамин, аминокислоты (глютаминовая кислота, глицин).

Нами выявлены реципрокные изменения в свертывающей и противосвертывающей системах, в электролитном составе, в форменных элементах крови, в иммунной системе, в окислительных процессах. В модуляции механизмов адаптации организма женщин к экофакторам среды или в процессе беременности (и развитии гестозов) существенно значимы также фертильные факторы, характеризующие гипоталамо-гипофизарно-репродуктивную систему. Это синтоксины (АМГФ, трофобластический β1-гликопротеид (ТБГ), ХГЧ, плацентарный лактоген человека) и кататоксины (ПАМГ-1, пролактин), колебания которых обеспечивают переориентацию программ адаптации. Процессы саморегуляции при этом могут быть (при помощи внешних воздействий, активирующих необходимые программы адаптации) видоизменены  и направлены на достижение предсказуемого результата. Причем на процесс самоорганизации влияют только минимальные усилия, не разрушающие систему. Рассмотрим ряд примеров для некоторые результаты исследований в этом синергетическом аспекте.

В сериях экспериментов исследовано 160 крыс весом 190–210 грамм. Фитоэкдистерон (экзогенный адаптоген) вво­дился в боковой желудочек мозга (Albe-Fessard D. et al., 1966) 10 мкг/100 грамм массы тела, синтоксин АМГФ (эндогенный адаптоген) в дозе 2 мкг/100 гр., и ТБГ - 1 мкг/100 гр. массы тела также в боковой желудочек мозга.

Введение фитоэкдистероидов и фертильных факторов (синтокси­нов) обеспечило активацию СПА, улучшению тканевого обмена и микроциркуляции с торможением развития патологического процесса. Нами получены экспери­ментальные данные, указывающие на действие фитоэкдистероидов, как синтоксинов, на уровне гипоталамических структур.

Введение фитоэкдистероидов и фертильных факторов (синтоксинов) в эксперименте и клинике сопровождалось активацией антиоксидантных и противосвертывающих механизмов крови с иммуносупрессией, что позволяло организму сопереживать с различного рода раздражи­телями. Концентрация ацетилхолина в структурах подбугорья при введении фитоэкдистероидов снижается, а норадреналина повышается, что является показателем включения СПА. На это указывает и резкое увеличение концентрации ацетилхолина в крови, увеличивается КАСПА, активируются антиоксидантные и противосвертывающие механизмы крови. Увеличение концентрации ГАМК в гипоталамических структурах также является индика­тором включения СПА. Очень активны вещества, находящиеся в сперме человека, интравентрикулярное введение которой приводит к увеличению КАСПА, что соответствует интравентрикулярному введению ТБГ и АМГФ.

Таблица 1

Фазатонный механизм регуляции СПА и КПА (с участием НМС, НТС, ВНС)

Понятие о СПА и КПА (тонических и фазических реакций ФМ) позволяет оценить системные механизмы медиаторного и вегетативного обеспе­чения функций. Эти программы показывают, что со сменой на организменном уровне ве­гетативного баланса, нейродинамическая перестройка охваты­вает весь комплекс иерархически организованной адаптивной системы поведения и вегетативного обеспечения функции. Эти изменения возникли в ходе эволюционного при­способления организмов к действию раздражителей, и проявляются в трех фазах переходного процесса, которые особенно выражены в условиях Севера РФ в период беременности и родов. Сравнение состояний СПА и КПА на биохимическом и функциональном (состояние КРС у беременных в разные стадии заболеваний) и составило основу настоящих исследований в рамках системного анализа и синтеза.

Изучены показатели центральной гемодинамики при нормально протекающей беременности, и при гестозах до и после лазерофореза янтарной кислоты, которые приближались к нормативным показателям, что свидетельствует об  участии янтарной кислоты в формировании программ адаптации. Результаты свидетельствуют об улучшении показателей работы сердца, изменении типа гемодинамики в сторону эукинетического, улучшении работы левого желудочка, с повышением  ударных показателей (УОК, УИ), уменьшением сосудистого сопротивления.

Уменьшение ОПСС и УПСС свидетельствует о благоприятном воздействии компонентов янтарной кислоты на центральную гемодинамику. Такой эффект возможен только как результат внешней модуляции программ адаптации и, как следствие, эндогенной активации синтоксических программ адаптации.

Изменение показателей микроциркуляции также показало приближение их к норме (табл. 2).

Достоверная динамика показателей ЛДФ после коррекции программ адаптации янтарной кислотой является фактором, подтверждающим значимость изменений микроциркуляции крови, как основы патогенеза различных заболеваний и патологических состояний и  также свидетельствует о коррекции программ адаптации по синтоксическому типу.

Таблица 2

Показатели ЛДФ при нормально протекающей беременности (норма),

и при фетоплацентарной недостаточности до и после

лазерофореза янтарной кислоты

Показатели

Норма

(n = 15)

До лечения (n=27)

После лечения

(n=27)

P

ПМ (перф. ед.)

5,41±0,29

4,37±0,29

5,43±0,12

<0,05

АLF (перф. ед.)

1,21±0,01

0,59±0,08

1,12±0,08

<0,05

ACF (перф. ед.)

0,19±0,02

0,12±0,04

0,18±0,10

<0,05

ИКCF (ед.)

79,18±1,14

61,17±1,83

76,29±1,09

>0,05

ИЭМ (ед.)

2,04±0,14

1,32±0,15

1,94±0,12

<0,05

ИСТ (%)

81,54±6,32

107,12±8,75

89,47±3,67

<0,05

ΔПМдых. (%)

25,52±0,74

19,49±1,73

24,35±0,65

>0,05

ΔПМпост. (%)

39,73±1,12

26,44±1,15

38,39±0,85

>0,05

РКК (%)

217,39±4,18

182,37±4,26

209,37±4,6

<0,01

Параметр «ξ»измерялся на ногтевой фаланге 3 пальца кисти у 42 женщин при нормально протекающей (15 человек – контрольная группа) и осложненной гестозом беременности (27 человек – основная группа) – табл. 3

Отмечается значительное достоверное уменьшение исследуемого параметра в основной группе, связанное с уменьшением тканевой гипоксии при гестозах после воздействия янтарной кислоты. В контрольной группе при нормально протекающей беременности динамика не достоверна, но отмечается снижение параметра, объясняющееся скрытой тканевой гипоксией, что свидетельствует о значительной чувствительности метода.

Таблица 3

Изменение параметра «ξ» у беременных при воздействии

лазерофореза с янтарной кислотой

Группа

Фоновые значения

Через 1 час после процедуры

Через 3 часа после процедуры

Р

Основная (n = 27)

1,16±0,014

0,95±0,021

0,37±0,011

< 0,01

Контрольная (n = 15)

0,54±0,012

0,49±0,019

0,36±0,014

> 0,05

Достоверное уменьшение спектра свечения и интенсивности дискоцитов после лазерофореза янтарной кислоты свидетельствуют о регулирующем ее воздействии на процессы тканевого окисления. Интенсивность свечения и спектр эхиноцитов, стоматоцитов, пойкилоцитов и шизоцитов меняется недостоверно и не может использоваться при анализе эффективности янтарной кислоты

Проведено комплексное обследование 55 больных сахарным диабетом 2 типа, осложненным атеросклерозом периферических артерий с явлениями сосудистой декомпенсации, но без некрозов, гангрен.

Изучены показатели центральной гемодинамики до и после лазерофореза янтарной кислоты, улучшение которых свидетельствует о регулирующем эффекте  участии янтарной кислоты в формиров*ании программ адаптации.

Результаты свидетельствуют об улучшении показателей работы сердца, изменении типа гемодинамики в сторону эукинетического, улучшении работы левого желудочка, с повышением  ударных показателей (УОК, УИ), уменьшением сосудистого сопротивления.

Более достоверное уменьшение ОПСС и УПСС свидетельствует о благоприятном воздействии компонентов янтарной кислоты на центральную гемодинамику. Однако, остальные показатели центральной гемодинамики, хоть и меняются в лучшую сторону, но не достоверно. Такой эффект объясняется итогом  внешней модуляции программ адаптации, эндогенной активацией синтоксических программ адаптации, но сам эффект представляется менее значимым, чем в группе женщин с патологией беременности, что связано с большими морфо-функциональными изменениями при сахарном диабете.

Изменение показателей микроциркуляции соответственно происходили в лучшую сторону.

Динамика показателей ЛДФ после коррекции программ адаптации янтарной кислотой в лучшую сторону является фактором, подтверждающим значимость изменений микроциркуляции крови, как основы патогенеза различных заболеваний и патологических состояний и  также свидетельствует о коррекции программ адаптации по синтоксическому типу (особенно при развитии гестозов, о чем будет сказано ниже).

Нами также впервые была разработана универсальная, комплексная методология применения искусственных нейронных сетей (ИНС) для обработки и интерпретации информации, полученной в ходе медико-биологических исследований на широком спектре биологических объектов. Впервые разработан метод количественной оценки схожести исследуемых моделей в выбранной системе параметров, основанный на применении сети Кохонена. Разработан подход по использованию сети Кохонена для решения задач моделирования, возникающих в ходе медико-биологических исследований, в частности, при изучении гестозов в условиях Тулы и Сургута.

Для обработки и интерпретации информации, полученной в ходе медико-биологических исследований, были использованы ИНС. Искусственная нейронная сеть – устройство, состоящее из большого числа простых параллельно работающих процессорных элементов – нейронов, соединенных адаптивными линиями передачи информации. Работа нейросети заключается в преобразовании входного вектора в выходной вектор. Использован многослойный персептрон (МСП) и самоорганизующиеся карты признаков (сеть Кохонена).

МСП может моделировать функцию практически любой степени сложности. Число слоев и число элементов в каждом слое определяется сложностью функции и подбирается эмпирически в ходе решения конкретной задачи исследования. На практике создание подобной структуры осуществляется программными средствами. Сеть Кохонена, обучаясь на базе данных, способна построить двумерное отображение – топологическую карту многомерных данных с минимально возможными искажениями.

Обучение сети производилось следующим образом: база данных (набор обучающих пар) делилась на две неравные части. Большую часть использовали как обучающую, а меньшую как тестирующую базу. Обучающая база вводилась в нейросеть, сеть дает ответ. Если ответы сети совпадают с экспертной оценкой – сеть обучена. Критерием достижения цели (обучение сети) был результат тестирования набором примеров с известными ответами, не входящими в обучающую выборку.

При работе с сетью Кохонена использовали «обучение без учителя», процесс, при котором на вход нейронной сети подаются данные, содержащие только значения входных переменных. Такие алгоритмы предназначены для нахождения кластеров во входных данных.

Использование методов синергетики анализа в акушерстве позволяет выполнить системный анализ значимости признаков, установить их диагностическую ценность, при сравнении групп обследуемых, проживающих на разных широтах. Особое значение это имеет при сравнении состояний организма беременных  до постановки диагноза гестоз и после постановки диагноза гестоз, что обеспечивает выявление различий в состоянии функций организма женщин, проживающих на Севере РФ и в средней полосе России (г.Тула). В частности,  нами выполнены такие сравнительные исследования на нейро-ЭВМ и в параметрах квазиаттракторов движения ВСОЖ.

Так например, сравнительный анализ данных состояний функций беременных женщин городов Тулы и Сургута (так называемый «широтный анализ», т.е. анализ данных обследуемых, проживающих в средних и северных широтах РФ) 1-й возрастной группы (15-19 лет) до постановки диагноза гестоз (см. рис. 1) показал, что для них наиболее значимые отличительные признаки это: Х8 (билирубин), Х10 (креатинин), Х13 (фибриноген), а параметры Х1-Х7 белой и красной крови малозначимы.

Рис. 1. Результаты идентификации с помощью нейро-ЭВМ весовых значений диагностических признаков у беременных женщин до постановки диагноза гестоз (возраст 15-19 лет) г. Тула и г. Сургута (широтный анализ). Здесь и далее в рисунках: X1 – гемоглобин (г/л); X2 – содержание лейкоцитов периферической крови (x109/л); X3 - содержание эритроцитов периферической крови (х1012/л); Х4 – цветной показатель, т.е. относительное содержание гемоглобина в эритроците; Х5– скорость оседания эритроцитов (мм/ч); Х6– гематокрит  (%); Х7 – содержание тромбоцитов периферической крови (x109/л); Х8 – билирубин (мкммоль/л); Х9 – общий белок (г/л); Х10 – креатинин (мкммоль/л); Х11 – глюкоза крови (ммоль/л); Х12 – протромбиновый индекс; Х13– фибриноген (г/л).

Данные сравнительного анализа этих же групп женщин после постановки диагноза  гестоз выявили наиболее значимые отличительные признаки для этих двух групп: Х9 (общий белок), Х12 (ПТИ). Однако параметры Х8,  Х10 и Х13 также существенны (не потеряли своей значимости) и поднялась значимость показателей крови (Х1, Х2, Х3, Х5), что представлено на рис. 2.

Рис. 2. Результаты идентификации с помощью нейро-ЭВМ весовых значений диагностических признаков у беременных женщин городов Тулы и Сургута (широтный анализ) (возраст 15-19 лет) с диагнозом гестоз. Здесь под X1-X14 обозначаются те же переменные, что на рис.1.

При расчетах, проведенных на нейро-ЭВМ, для беременных женщин городов Сургута и Тулы (см. рис. 3) 3-й возрастной группы (31-45 лет) до постановки диагноза гестоз получены несколько другие результаты: наиболее значимые отличительные признаки: Х6  (гематокрит), Х7  (тромбоциты),  Х10 (креатинин) и Х11(глюкоза крови). 

Рис. 3. Результаты идентификации с помощью нейро-ЭВМ весовых значений диагностических признаков у беременных женщин городов Тулы и Сургута  (31-45 лет) до постановки диагноза гестоз. Здесь под X1-X14 обозначаются те же переменные, что на рис.1.

При  сравнении этих же возрастных групп женщин (см. рис. 4) после постановки диагноза гестоз (анализ значимости признаков с помощью нейро-ЭВМ) результаты сводятся к следующим данным: наиболее важными  признаками, отличающими эти группы, являются Х2 (лейкоциты) и Х7 (тромбоциты), но наиболее значим признак Х11(глюкоза крови), и менее всего Х13 (ПТИ).  Как и для групп возрастных 15-19 лет после постановки диагноза гестоз диагностические признаки крови возросли в значимости (например, Х2 вышел на второе место), что представлено на рис.4.

Рис. 4. Результаты идентификации с помощью нейро-ЭВМ весовых значений диагностических признаков у беременных женщин городов Тулы и Сургута  (31-45 лет) с диагнозом гестоз. Здесь под X1-X14 обозначаются те же переменные, что на рис.1.

Отдельно выполненный сравнительный анализ результатов данных до диагноза гестоз  и после постановки диагноза гестоз показал, что  диагностические признаки (их уровни  значимости) для женщин г.Тулы 1-й возрастной группы (15-19 лет) имеют следующие наиболее важные значения ( см.рис.5), отличающие состояние организма обследуемых до постановки диагноза гестоз от состояния с гестозом: Х4 (цветной показатель), Х11 (глюкоза крови), Х12 (ПТИ), Х13 (фибриноген).

Рис. 5. Результаты идентификации с помощью нейро-ЭВМ весовых значений диагностических признаков у беременных женщин города Тулы  (15-19 лет) до и после постановки диагноза гестоз. Здесь под X1-X14 обозначаются те же переменные, что на рис.1.

Анализ значимости параметров организма беременных женщин г. Тулы возраста 31-45 лет до и после постановки диагноза гестоз (см. рис. 6) выявил следующие отличительные признаки: Х13 (фибриноген), Х12 (ПТИ), Х5 (СОЭ), т.е. имеются общие признаки и для Тулы, и для Сургута (Х12 и Х13). Однако при этом есть и существенное различие  по параметру Х4 (на рис.5 его значимость велика, сравнительно с рис.6) . В целом, параметры крови (Х1-Х7) при ранжировании состояний до «гестоза» и после постановки диагноза «гестоз» и у жительниц Тулы, и у жительниц Сургута играют существенную роль в разделении состояний организма  до заболевания и в разгар заболевания. Однако, как мы уже отмечали выше, в разделении сургутянок  и жительниц Тулы (их дифференцировки) как для младшей, так и для старшей групп показатели белой и красной        крови Х1-Х7 не играют большой роли сравнительно с параметрами системы свертывания крови (Х12 и Х13). Иными словами, при сравнении групп в пределах одного региона эти параметры (Х1-Х7) существенны, а при сравнении групп, находящихся на разных широтах они не существенны. Однако после постановки диагноза гестоз значимость этой группы признаков повышается (они начинают играть значительную роль, как и при разделении групп по широтным признакам). 

Рис. 6. Результаты идентификации с помощью нейро-ЭВМ весовых значений диагностических признаков у беременных женщин города Тулы  (31-45 лет) до и после постановки диагноза гестоз. Здесь под X1-X14 обозначаются те же переменные, что и на рис.1.

В целом, разработанная процедура обеспечивает идентификацию наиболее значимых признаков в диагностике особенностей заболеваний гестозом разных возрастных и широтных групп. Это подчеркивает особенности протекания заболеваний в разных возрастных и разных широтных группах. Одновременно мы делали расчеты возможности исключения  некоторых  малозначимых признаков при такой дифференциальной диагностике, что относится к системному синтезу, т.е. к идентификации параметров порядка (наиболее важных диагностических признаков). 

Алгоритм такой процедуры сводится к следующему: если нейросеть обеспечивала дифференцировку по остальным признакам, кроме одного определённого Xi, то такой исключенный признак Xi  попадал в определение параметров порядка. Использование такого подхода позволило выделить те значения xi, которые после исключения малозначимых признаков имели величины коэффициентов ранжирования выше 0,4.  В качестве примера представим результат идентификации диагностических признаков (как малозначащих), которые слабо (или совсем никак) влияют на дифференцировку (установление различий) между указанными группами (15-19 лет и 31-45 лет) как между ними, так и внутри них (до постановки диагноза «гестоз» и после постановки диагноза «гестоз»). На рис.7 представлены данные расчёта значимости признаков после исключения наименее значимых исходно (первые Х1-Х6) по группе, которая была представлены на рис.1 (как пример реализации подобного алгоритма) в задачах идентификации параметров порядка (наиболее значимых диагностических признаков).

Рис. 7. Результаты идентификации с помощью нейро-ЭВМ весовых значений диагностических признаков у беременных женщин до постановки диагноза гестоз (группа 15-19 лет) г. Тула и г. Сургута. Здесь: Х1 – содержание тромбоцитов периферической крови (x109/л); Х2 – билирубин (мкммоль/л); Х3 – общий белок (г/л); Х4 – креатинин (мкммоль/л); Х5 – глюкоза крови (ммоль/л); Х6 – протромбиновый индекс; Х7– фибриноген (г/л).

Существенно, что перебирая все возможные комбинации (попарно, затем триадами и т.д.) мы можем идентифицировать те группы признаков, которые существенно влияют на дифференцировку. В этом случае без них нейросеть не может различить необходимые классы: до гестоза и после или одинаковые пары групп в Туле и Сургуте.

Общий результат идентификации значимости признаков по отдельным Xi для парного сравнения всех групп представлен в таблице 4. Из неё следует, что Х13 (фибриноген) является почти абсолютным идентификатором (почти все группы используют), Х12 (протромбиновый индекс) в меньшей степени и Х10 (креатинин) аналогично по значимости (как и X12).

 

Таблица 4

Сводная таблица результатов ранжирования значимых диагностических признаков

15-19 лет до и после

31-45 лет до и после

15-19 лет Тула и Сургут

31-45 лет Тула и Сургут

Хi

Тула

Тула

До

после

до

после

Х1

Х2

+

Х3

Х4

+

Х5

+

Х6

+

Х7

+

+

Х8

+

+

Х9

+

Х10

+

+

+

Х11

+

+

+

Х12

+

+

+

Х13

+

+

+

+

++

Таким образом, процедура полной идентификации малозначащих признаков должна включать в себя первоначальное исключение по одному признаку, затем по два признака (все комбинации), далее по 3 признака (все комбинации) и т.д. до идентификации минимального числа признаков, при которых еще нейросеть осуществляла различия между группами разных возрастов или одного возраста, но при этом группы находятся в разных экологических условиях. Оставшиеся после такой процедуры Xj  обозначались нами как параметры порядка  (ПП), т.к. без них различать две сравниваемые  (или 3 в общем случае) группы было уже невозможно.

В наших исследованиях диагностику ПП для женских заболеваний мы проводили и по результатам анализа параметров квазиаттракторов и расстояний Zij между центрами квазиаттракторов, для всех 12-ти групп (3 возрастные группы в двух городах до и после постановки диагноза гестоз). Производились градации были широтные и внутренние возрастные по 2-м критериям: до постановки диагноза гестоз и после. Существенно, что для сравнения величин Zij (расстояние между центрами аттракторов i-ой и j-ой групп) необходимо иметь одинаковое количество измерений (число измерений в выборке) по всем динамическим признакам (у нас было либо m=14, либо m=7)        

Поэтому в общем случае мы будем иметь дело с матрицами расстояний Zij между аттракторами разных групп больных (север и средняя полоса, а также до заболевания и после постановки диагноза гестоз). В качестве примера реализации такого подхода представим сначала отдельные результаты расчётов параметров квазиаттракторов (в частности, размеров m-мерных параллелепипедов, внутри которых находились квазиаттракторы), а затем и отдельные матрицы расстояний Zij между возрастными или широтными группами – компартментами (внутри одинаковых возрастных групп или для групп одинаковых широт), а затем и между кластерами (Тула-Сургут, например).        

Отметим, что при использовании запатентованной программы были получены результаты (таблицы 2 - 9, представляющие размеры каждого из интервалов xi  для соответствующих параметров порядка xi и показатели асимметрии (Asy-try) для каждой координаты xi. В таблицах, полученных после применения ЭВМ представлены размеры этих интервалов (колонки  Interval X1…), при  числе параметров ВСОЧ m = 14. Существенно, что для наглядной иллюстрации всех таблиц было выполнено построение движения ВСОЖ в трёхмерном ФПС, где в качестве координат брались 3 параметра порядка (наиболее важные диагностические признаки, которые определялись исходно методами нейрокомпьютинга).  ЭВМ рассчитывала итоговые значения (по всем координатам) общий показатель асимметрии (Rx – расстояние между геометрическим центром аттрактора и статистическим центром) и общий объём многомерного параллелепипеда V (General V value), которые  дают представление о параметрах аттрактора поведения ВСОЖ. Для 1-й группы беременных были получены следующие  данные, представленные в таблице 5.

Таблица 5

Результаты расчета размеров граней всего объёма m-мерного параллелепипеда диагностических признаков для беременных женщин Тулы (15-19 лет) до и после постановки диагноза гестоз

15-19  лет ДО гестоза

15-19 лет ПОСЛЕ

Количество измерений N = 21

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 4  AsymmetryX1= 0.24

IntervalX2= 62  AsymmetryX2= 0.14

IntervalX3= 12.9 AsymmetryX3= 0.1

IntervalX4= 2.4 AsymmetryX4= 0.11

IntervalX5= 0.1 AsymmetryX5= 0.45

IntervalX6= 29  AsymmetryX6= 0.13

IntervalX7= 17  AsymmetryX7= 0.19

IntervalX8= 181  AsymmetryX8= 0.27

IntervalX9= 9.2 AsymmetryX9= 0.04

IntervalX10= 18  AsymmetryX10= 0.17

IntervalX11= 48  AsymmetryX11= 0.06

IntervalX12= 3.1 AsymmetryX12= 0.23

IntervalX13= 35  AsymmetryX13= 0.23

IntervalX14= 3.8 AsymmetryX14= 0.27

General asymmetry value Rx = 50.68

General V value Vx = 2.25·1014

Количество измерений N = 21

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 4 AsymmetryX1= 0.24

IntervalX2= 25 AsymmetryX2= 0.09

IntervalX3= 7.4  AsymmetryX3= 0.19

IntervalX4= 1.2  AsymmetryX4= 0.02

IntervalX5= 0.0  AsymmetryX5= 0.0

IntervalX6= 50 AsymmetryX6= 0.07

IntervalX7= 8 AsymmetryX7= 0.08

IntervalX8= 109 AsymmetryX8= 0.02

IntervalX9= 15.1  AsymmetryX9= 0.08

IntervalX10= 17 AsymmetryX10= 0.09

IntervalX11= 21 AsymmetryX11= 0.07

IntervalX12= 10.7  AsymmetryX12= 0.33

IntervalX13= 33 AsymmetryX13= 0.21

IntervalX14= 2.9  AsymmetryX14= 0.014

General asymmetry value Rx = 9.63

General V value Vx = 2.14·1014

Для иллюстрации всей картины нами была разработана специальная программа на ЭВМ, которая представляет проекцию m-мерного пространства (m=14) на плоскость в виде набора трапеций или многогранников (с некоторым центром и радиальным расположением линий через равные углы ). В этом случае картина получается другой, и она представлена на рисунке , что более подробно представлено ниже. Существенно, плоскостные диаграммы охватывают все m-мерное фазовое пространство, но проигрывают в точности расчета объема m-мерного параллелепипеда (погрешность менее 10%).

а

б

Рис.8. Внешний вид распределений вектора состояний организма женщин г. Тулы (группа 15-19 лет) в трёхмерном фазовом пространстве: а) до гестоза; б) после постановки диагноза гестоз.

Анализируя, эти данные мы видим следующую картину (рис.8): у беремен-

Таблица 6

Результаты расчета размеров граней и всего объёма m-мерного параллелепипеда диагностических признаков для женщин Сургута (15-19 лет)  до и после постановки диагноза гестоз

15-19 лет ДО

15-19 ПОСЛЕ

Количество измерений N = 8

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 2 AsymmetryX1= 0.13

IntervalX2= 18 AsymmetryX2= 0.10

IntervalX3= 4.2  AsymmetryX3= 0.07

IntervalX4= 0.6  AsymmetryX4= 0.17

IntervalX5= 0.5  AsymmetryX5= 0.38

IntervalX6= 31 AsymmetryX6= 0.12

IntervalX7= 9 AsymmetryX7= 0.04

IntervalX8= 75 AsymmetryX8= 0.23

IntervalX9= 6.7  AsymmetryX9= 0.141

IntervalX10= 10 AsymmetryX10= 0.06

IntervalX11= 31 AsymmetryX11= 0.13

IntervalX12= 2.3 AsymmetryX12= 0.02

IntervalX13= 17  AsymmetryX13= 0.14

IntervalX14= 0.9 AsymmetryX14= 0.14

General asymmetry value Rx = 18.08

General V value Vx = 6.94·1010

Количество измерений N = 8

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 2 AsymmetryX1= 0.12

IntervalX2= 23 AsymmetryX2= 0.11

IntervalX3= 7.6  AsymmetryX3= 0.07

IntervalX4= 1.5  AsymmetryX4= 0.04

IntervalX5= 0.0  AsymmetryX5= 0.00

IntervalX6= 33 AsymmetryX6= 0.19

IntervalX7= 8 AsymmetryX7= 0.22

IntervalX8= 25 AsymmetryX8= 0.0

IntervalX9= 4 AsymmetryX9= 0.05

IntervalX10= 13 AsymmetryX10= 0.14

IntervalX11= 44 AsymmetryX11= 0.07

IntervalX12= 1.4  AsymmetryX12= 0.13

IntervalX13= 10 AsymmetryX13= 0.09

IntervalX14= 0.9  AsymmetryX14= 0.11

General asymmetry value Rx = 7.69

General V value Vx = 9.98·1010

Здесь и далее под xi  мы понимаем следующие клинические данные: X1- возраст; X2 – гемоглобин (г/л); X3 – содержание лейкоцитов периферической крови (x 10 9/л); X4 - содержание эритроцитов периферической крови (х 10 12/л); Х5 – цветной показатель т.е. относительное содержание гемоглобина в эритроците; Х6– скорость оседания эритроцитов мм/ч; Х7– гематокрит  (%); Х8 – содержание тромбоцитов периферической крови (x 10 9/л);; Х9 – билирубин (мкммоль/л); Х10 – общий белок (г/л); Х11 – креатинин (мкммоль/л); Х12 – глюкоза крови (ммоль/л); Х13 – протромбиновый индекс; Х14 – фибриноген (г/л).

ных женщин, проживающих в городе Тула и имеющих возраст 15-19 лет показатель асимметрии (Rx – расстояние между геометрическим центром аттрактора и статистическим центром) до постановки диагноза гестоз был 50.68, а после постановки диагноза гестоз  9.63, т.е. значительно уменьшается.

Однако, объем m-мерного параллелепипеда, ограничивающего квазиаттрактор, составляет 2.25·1014до постановки  диагноза гестоз и 2.14·1014 после постановки диагноза гестоз, т.е. объемы почти не меняются до и после постановки диагноза гестоз. Это отличает группу женщин г. Тула от таковых, проживающих в городе Сургуте (там объёмы увеличились почти на 50%, см. таблицу 3). 

В целом, из таблицы 6 следует, что и суммарный показатель асимметрии, и общий объем VG  аттрактора ВСО беременных в 1-й возрастной группе (15-19 лет) выше до постановки им диагноза гестоз (Rx = 18.08), сравнительно с тем, что мы получили после постановки диагноза гестоз (Rx равен 7.69). Соответственно VG =6.94·1010 и 9.98·1010. 

А

б

Рис.9. Внешний вид распределений вектора состояний организма женщин г. Сургута (15-19 лет) в трёхмерном фазовом пространстве: а) до гестоза; б) после постановки диагноза гестоз.

На рис.9 представлены картины распределений ВСОЖ в ФПС для трёхмерного случая у женщин г. Сургута (15-19 лет) до постановки диагноза «гестоз» - а), и после постановки этого диагноза, что наглядно представляет (частично) результаты таблицы 6.

Далее рассмотрим данные сравнения параметров квазиаттракторов ВСОЖ беременных женщин (см. таблицу 7) 31-45 лет, проживающих в городе Тула. Показатель асимметрии (Rx – расстояние между геометрическим центром аттрактора и статистическим центром) до постановки диагноза гестоз составляет 31.7, а после постановки диагноза гестоз 36.27; объем 14-мерного параллелепипеда составляет 1.48  ·1015  до постановки диагноза гестоз и 7.25 ·1015 после постановки диагноза гестоз, т.е. объём стал больше после постановки диагноза почти в 5 раз, в отличие от женщин города Сургута (там объем уменьшился), что свидетельствует о значительном физиологическом разбросе параметров всех функций организма (и в первую очередь системы крови, показатели которой мы мониторировали) у этих женщин сравнительно с женщинами г. Сургута, где объём VG наоборот уменьшился, почти в 2 раза.

                                                                                      Таблица 7

Результаты расчета размеров граней и всего объёма m-мерного параллелепипеда диагностических признаков для женщин Тулы (31-45 лет) до и после постановки диагноза гестоз

31-45 до гестоза

31-45 после

Количество измерений N = 22

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 7  AsymmetryX1= 0.16 

IntervalX2= 39  AsymmetryX2= 0.027

IntervalX3= 10.9 AsymmetryX3= 0.14 

IntervalX4= 1.5 AsymmetryX4= 0.05 

IntervalX5= 0.0 AsymmetryX5= 0.0

IntervalX6= 31  AsymmetryX6= 0.31 

IntervalX7= 13  AsymmetryX7= 0.03 

IntervalX8= 180  AsymmetryX8= 0.16 

IntervalX9= 11.2 AsymmetryX9= 0.04 

IntervalX10= 29  AsymmetryX10= 0.09 

IntervalX11= 44  AsymmetryX11= 0.1

IntervalX12= 2.7 AsymmetryX12= 0.14 

IntervalX13= 36  AsymmetryX13= 0.14 

IntervalX14= 3.3 AsymmetryX14= 0.006

General asymmetry value Rx = 31.7 

General V value Vx = 1.48  ·1015

Количество измерений N = 22

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 7 AsymmetryX1= 0.16 

IntervalX2= 44 AsymmetryX2= 0.092

IntervalX3= 9 AsymmetryX3= 0.15 

IntervalX4= 34 AsymmetryX4= 0.42 

IntervalX5= 0.0  AsymmetryX5 = 0.0

IntervalX6= 40 AsymmetryX6= 0.074

IntervalX7= 13 AsymmetryX7= 0.09 

IntervalX8= 188 AsymmetryX8= 0.17 

IntervalX9= 12.3  AsymmetryX9= 0.14 

IntervalX10= 16 AsymmetryX10= 0.009

IntervalX11= 27 AsymmetryX11= 0.12

IntervalX12= 2.3  AsymmetryX12=0.01 

IntervalX13= 28 AsymmetryX13= 0.19 

IntervalX14= 2.3  AsymmetryX14= 0.05

General asymmetry value Rx = 36.27

General V value Vx = 7.25 ·1015

Более того, общие объемы параллелепипедов, внутри которых находятся аттракторы движения ВСОЖ беременных г.г. Тулы и Сургута,  также различаются значительно. У женщин Тулы до постановки диагноза гестоз он был меньше (V1 = 1,48·1015) сравнительно со значениями после постановки  диагноза гестоз (V3 = 7,25·1015). Таким образом,  параметры квазиаттракторов у сургутянок после заболевания значительно уменьшается сравнительно с женщинами Тулы, и это свидетельствует о существенном напряжении функций организма у женщин на Севере во время гестоза (см. табл. 5 и табл. 7). 

Действительно, у беременных женщин 3-й возрастной группы, проживающих в Сургуте, общий показатель асимметрии (Rx – расстояние между геометрическим центром аттрактора и статистическим центром) до постановки им диагноза гестоз равен 31.29, а  после постановки диагноза гестоз - 27.55, т.е. этот показатель выше до постановки диагноза гестоз. Объем m-мерного параллелепипеда, ограничивающего квазиаттрактор, составляет:  для женщин г. Сургута до постановки диагноза гестоз Vy=2.17 ·1012и с диагнозом гестоз он составляет Vx = 9.09·1011, т.е. в 2 раза был увеличен до постановки диагноза гестоз.                                                                      

Таблица 8

Результаты расчета размеров граней и всего объёма m-мерного параллелепипеда диагностических признаков для женщин Сургута (31-45 лет) до и после постановки диагноза гестоз

31-45 лет ДО

31-45 лет ПОСЛЕ

Количество измерений N = 8

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 10 AsymmetryX1= 0.24

IntervalX2= 29 AsymmetryX2= 0.05

IntervalX3= 5.6  AsymmetryX3= 0.03

IntervalX4= 1 AsymmetryX4= 0.023

IntervalX5= 0.0  AsymmetryX5= 0.0

IntervalX6= 26 AsymmetryX6= 0.04

IntervalX7= 14 AsymmetryX7= 0.04

IntervalX8= 141 AsymmetryX8= 0.22

IntervalX9= 3.9  AsymmetryX9= 0.1

IntervalX10= 9 AsymmetryX10= 0.13

IntervalX11= 30 AsymmetryX11= 0.08

IntervalX12= 2.5  AsymmetryX12= 0.16

IntervalX13= 9 AsymmetryX13= 0.11

IntervalX14= 1.1  AsymmetryX14= 0.03

General asymmetry value Rx = 31.29

General V value Vy = 2.17 ·1012

Количество измерений N = 8

Размерность фазового пространства = 14

IntervalX1= 10 AsymmetryX1= 0.24

IntervalX2= 18 AsymmetryX2= 0.06

IntervalX3= 6.4  AsymmetryX3= 0.12

IntervalX4= 0.9  AsymmetryX4= 0.10

IntervalX5= 0.0  AsymmetryX5= 0.0

IntervalX6= 36 AsymmetryX6= 0.17

IntervalX7= 6 AsymmetryX7= 0.06

IntervalX8= 95 AsymmetryX8= 0.27

IntervalX9= 3.9  AsymmetryX9= 0.08

IntervalX10= 15 AsymmetryX10= 0.18

IntervalX11= 26 AsymmetryX11= 0.15

IntervalX12= 1.2  AsymmetryX12= 0.06

IntervalX13= 13 AsymmetryX13= 0.08

IntervalX14= 1.8  AsymmetryX14= 0.13

General asymmetry value Rx = 27.55

General V value Vx = 9.09·1011

Для более наглядного представления результатов обработки данных (расчёта объёмов квазиаттракторов) в фазовом пространстве состояний в НИИ БМК был разработан специальный программный продукт, позволяющий представить на плоскости m-мерное фазовое пространство и показать аналоги объектов, (аттракторов) в виде плоской фигуры. На рис. 10 представлен образец такой фигуры в виде внешнего и внутреннего многоугольников с замкнутыми жирными линиями (местами выпуклыми, местами вогнутыми), внутри которых находится площадь фигуры, которая эквивалента объёму многомерного квазиаттрактора в m-мерном фазовом пространстве состояний.

Погрешность расчетов плоского варианта квазиаттрактора и истинно (в m-мерном фазовом пространстве) на превышала в наших вычислениях 5-7%, что подтверждает целесообразность и возможность применения этого программного продукта во всех расчетах. Такое утверждение базируется на том, что погрешность измерительных приборов в медицине также укладывается в 5-7%  (см.рис.10).

Наши расчеты показали, что использованные плоскостных вариантов квазиаттракторов не изменило суть полученных выводов, т.к. в относительных единицах (соотношение объемов для гестозов женщин Тулы и Сургута в сравнительном варианте остались без изменений, например, в 100 раз отличаются Vx для женщин Тулы сравнительно с женщинами Сургута).

Пунктирные линии на этом графике (рис.10) представляют положение координат геометрических (хаотических) и стохастических  центров в пределах плоскостных проекций квазиаттракторов, что обеспечивает расчет Rx, которые также аналогичны полученным ранее.

а)

б)

Рис. 10. Пример представления m-мерного фазового пространства на плоскости, где объемы квазиаттракторов представляются площадями фигур (внешняя и внутренняя жирные линии ограничивают эти площади), а расстояния Rx между геометрическими стохастическим центрами представлены пунктирными линиями. На а) представлены плоскостные варианты квазиаттракторов ФПС для женщин 31-45  с гестозом (г. Тула); на б) аналогичные данные для женщины 31-45 с гестозом (г. Сургут).

Подводя итог сравнения данных беременных женщин до постановки диагноза гестоз и с гестозом разных возрастных групп (в частности, наиболее контрастно младшая и старшая возрастная группа) и проживающих в условиях высоких широт и в средней полосе России можно отметить следующие общие закономерности: 

1. Параметры аттракторов динамики поведения ВСОЖ беременных женщин разных  возрастных групп до постановки диагноза гестоз и с диагнозом гестоз различаются в рамках разработанного нами метода, основанного на идентификации объемов аттракторов  движения ВСОЧ в фазовом пространстве: у сургутянок младшей возрастной группы (15-19 лет) эти различия невысоки (до – Vх – 6,99 ·1010, после 9,98 ·1010), а у женщин из Тулы они почти не отличаются по Vх. Большие различия параметров имеются у женщин более старшего возраста (31-45 лет), нежели у беременных женщин более молодого возраста (15-19 лет). Женщины 3-й возрастной группы (31-45 лет) имеют гораздо большие исходные объемы многомерных параллелепипедов (у женщин Тулы они доходят до 1015 и после постановки диагноза гестоз увеличивается в 4,9 раза), несколько увеличивается и расстояния Rx между геометрическим центром и статистическим центрами. В этих же группах имеются и гораздо большие отличия между состоянием до гестоза и после (в Туле имеем увеличение почти в 5 раз, а в Сургуте уменьшение почти в 2 раза). Беременные молодого возраста, проживающие в городе Сургуте с диагнозом гестоз, также имеют  другие объемы V многомерных параллелепипедов, а расстояние Rx между геометрическим центром и статистическим центром, меньше, нежели до постановки диагноза гестоз.

2. Сравнение состояний движения ВСОЧ в ФПС между жительницами Тулы и Сургута, находящихся в одинаковых состояниях (отдельно до гестоза и отдельно после гестоза), также позволили установить существенные различия между значениями Vx и Rx. Так, например, у беременных с диагнозом гестоз старшего возраста, проживающих в городе Сургуте объем многомерных параллелепипедов меньше почти в 6 раз, чем в Туле, а расстояние Rx между геометрическим центром и статистическим центром также уменьшается, что их резко отличает от тульчанок. У беременных города Тулы объемы V многомерных параллелепипедов и расстояние Rx между геометрическим центром и статистическим центром почти не отличаются после постановки им диагноза гестоз.

Наоборот, у младшей группы эти различия огромны и гестоз их усиливает. До постановки диагноза гестоз у сургутянок также меньше, как и у жительниц Тулы, но эти различия более существеннее (почти в 20 раз). Иными словами гестоз у старшей группы как бы сглаживает различия между Тулой и Сургутом сравнительно с данными по младшей возрастной группе, где эти различия огромны (в группе 15-19 лет до гестоза различия между жительницами Тулы и Сургута составляют 24 раза, а после гестоза эти различия достигли 100 кратного значения). Таким образом, мы установили огромные различия в динамике поведения молодых жительниц Тулы и Сургута до гестоза и после в сравнение с более старшей возрастной группой, где эти различия частично сглаживаются. Общие результаты этих расчетов в ФПС представлены в сводных таблицах 9 и 10.

Таблица 9 наглядно и убедительно показывает какие изменения происходят на системном уровне в организме женщин Тулы и Сургута (отдельно) при сравнении состояний функций до гестоза и после (т.е. показывают, что изменяет гестоз в организме женщин на системном уровне). Таблица же 10 дает сравнение в аспекте широтных различий, т.е. чем отличаются беременные женщины Тулы и Сургута до постановки диагноза гестоз, а также чем они отличаются после постановки диагноза гестоз (отличия опять-таки между Тулой и Сургутом) для разных возрастных групп.

Таким образом, использование алгоритмов идентификации параметров аттракторов, внутри которых движется вектор состояния организма беремен-

Таблица 9

Сводная таблица результатов Rx и Vx до и после постановки диагноза гестоз при сравнении параметров функций организма

беременных Сургута и Тулы.

Сургут

15-19

Сургут

31-45

Тула

15-19

Тула

31-45

до

После

до

после

До

после

до

после

18.08

7.69

31.29

27.55

50.68

9.63

31.7 

36.27

Vx

6.94·1010

9.98·1010

2.17·1012

9.09·1011

2.25·1014

2.14·1014

1.48·1015

7.25 ·1015

Таблица 10

Сводная таблица результатов Rx и Vx  по г. Сургуту и г. Тула, т.е. сравнение широтных различий (между беременными Тулы и Сургута).

15-19 до

Гестоза

15-19

После

31-45 до

гестоза

31-45

после

Сургут

Тула

Сургут

Тула

Сургут

Тула

Сургут

Тула

18.09

45.86

7.69

8.72

31.29

15.0

27.55

27.74

Vx

6.94·1010

1.69·1012

9.98·1010

1.57·1013

2.17·1012

4.96·1013

9.09·1011

5.98·1012

ных        женщин с гестозами и без гестозов, позволяет установить новые закономерности в различиях состояний организма женщин, проживающих в разных экологических условиях, а также для разных возрастных групп женщин с гестозами и без гестозов. Следует отметить, что заболевание (гестоз) или же проживание в различных экологических условиях изменяют, не только размеры аттракторов, но и их положение в областях пространства. Ранее уже отмечалось, что разные возрастные группы, разные заболевания приводят к изменению положения квазиаттрактора в ФПС. Например, старение, сложные экоусловия проживания смещают центры квазиаттракторов ВСОЧ в область мортального квазиаттрактора. В этой связи, несомненно, научный интерес представляет изучение закономерностей движения центров квазиаттракторов в ФПС под действием беременности и гестозов.

Для изучения таких закономерностей нами были выполнены расчеты по изучению расстояний между центрами квазиаттракторов в ФПС для разных возрастных и широтных (Тула-Сургут) групп беременных женщин. Общий результат таких расчетов для двух крайних возрастных групп (15-19 лет и 31-45 лет) представлен в таблице 11, из которой следует, что расстояние между центрами квазиаттракторов родственных групп (например, женщины Сургута до постановки диагноза гестоз и после постановки диагноза гестоз для 2-х возрастных групп, т.е. Z11 или Z22) различаются менее значимо, чем разные группы, например, возрастные.

Из таблицы 11 следует, что расстояния между центрами аттракторов движения ВСОЖ 15-19 лет г. Сургута до и после постановки диагноза гестоз составляют всего 15,56 у.е., а для старшей возрастной группы мы уже получаем 24 у.е. Расстояние же между разными возрастными группами имеет большие величины: между молодыми сургутянками (до гестоза) и группой 31-45 лет после гестоза составило Z12=20 у.е., а между группой 31-45 до и 15-19 лет после - 34 у.е.

Сходные по направленности данные мы имеем и для Тулы: для группы

Таблица 11

Матрица сравнений расстояний между центрами квазиаттракторов движения вектора состояния организма  беременных женщин г. Тулы и г. Сургута в фазовом пространстве состояний при их попарном сравнении (широтный анализ) в двух крайних возрастных группах (младшая 15-19 лет и старшая 31-45 лет)

После  До

Сургут

15-19 после

Сургут

31-45 после

Тула

15-19 после

Тула

31-45 после

Сургут

15-19 до

{Z11}=15,56

{Z12}=20

{Z13}=43,1

{Z14}=44,7

Сургут

31-45 до

{Z21}=34

{Z22}=24

{Z23}=40,5

{Z24}=36

Тула

15-19 до

{Z31}=27

{Z32}=49,5

{Z33}=22,2

{Z34}=34,6

Тула

31-45 до

{Z41}=50,5

{Z42}=44,04

{Z43}=36,3

{Z44}=35,7

молодых беременных (сравнение до и после гестоза) Z33=22,2, а для старшей группы – Z44=35,7 у.е. (сравните: 24/15,56=1,5, для сургутянок группы 31-45 и 15-19, а для жительниц Тулы имеем 35,7/22,2=1,6). Иными словами общая картина расстояний между центрами аттракторов (при сравнении до гестоза и после) у сургутянок старшей и младшей группы составило 1,5 раза больше сдвига в фазовом пространстве состояний у старшей группы по отношению к младшей, а у жительниц Тулы аналогичные данные при их сравнении дали цифру 1,6, т.е имеем тоже увеличение для старшей группы по отношению к младшей.

Иными словами аттракторы у старшей группы беременных после диагноза гестоз сдвигались в фазовом пространстве состояний на относительно такую же величину, как у младшей возрастной группы, но сами расстояния до и после постановки диагноза гестоз сдвигаются на большую величину у старшей группы, чем у младшей (в Сургуте Z11=15,56 и в Туле Z33=22,2 соответственно в старшей группе Z22=24 и Z44=35,7). Эта тенденция отличается от объемов аттракторов Vx, которые для молодых беременных разнятся даже в 100 раз, а в старшей группе эти отличия выражены более умеренно (даже нивелируются различия Vx).

Однако при измерении для разных широтных групп (Тула и Сургут) и для разных возрастов эти расстояния значительно увеличиваются. Например, Z41=50,5 т.е. расстояния между центрами квазиаттракторов у тульских женщин возраста 31-45 до гестоза и сургутянок 15-19 лет после гестоза составляло большую цифру. Аналогично Z14=44,7 (т.е. Тула 31-45 после и Сургут 15-19 лет до гестоза). Эти цифры показывают различия в расстояниях между центрами аттракторов двух (попарных) групп, которые различаются не только по возрасту, но и по диагнозу (до гестоза и после).

В целом, метод оценки расстояний между центрами аттракторов беременных разных возрастов и проживающих на разных территориях позволил установить четко выраженные количественные закономерности: расстояние между центрами аттракторов увеличиваются в фазовом пространстве состояний с увеличением различий в возрасте и при широтных перемещениях. Это более выражено проявляется при анализе до гестозов и после постановки диагноза гестоз.

В работе подробно исследуются эффекты влияния гирудотерапии и физиотерапевтических воздействий (как управляющих воздействий на фазатон мозга) на состояние основных функций организма беременных (нормально протекающей беременности и беременности с осложнениями). Было установлено, что магнитотерапия существенно влияет на СПА КПА, т.е. явялется фактром существенно сдвигающим параметры фазатона мозга в тоническую или фазическую область. Определенные эффекты дает и гирудотерапия, которая вызывает колебательные движения ВСОЖ в фазовом пространстве состояний.  У женщин с эндометриозами и гиперплазия эндометрия гирудотерапия вызывает колебательные движения квазиаттракторов из нормотонии в область глубокого тонического состояния – СПА. Приведем ряд характерных примеров. 

До гирудотерапии больные эндометриозом матки получали лечение гестогенами (норколутом – 24 чел., гестрином – 30 чел., эстраген-гестагенами – 30 чел.). Им проводилась также противовоспалительная терапия общепринятыми медикаментозными и физиотерапевтическими средствами, назначались болеутоляющие препараты, санаторно-курортное лечение. Однако вся перечисленная терапия давала незначительное улучшение, отмечались рецидивы заболевания.

  11.1 11.2

Рис.11. Характерный пример динамики изменения показателей ФСО (кардио-респираторной системы) под действием гирудотерапии у больной хроническим сальпингоофоритом Х.И.А. На рис. 11.1 до воздействия: (2)-СИМ – 12 у.е., (3)-ПАР – 2 у.е., (4)-SpO2 – 99 %, (1)-РГ – 720, (5)-ИНБ – 220 у.е. На рис. 11.2. после воздействия: (2)-СИМ – 3 у.е., (3)-ПАР – 14 у.е., (4)-SpO2 – 97 %, (1)-РГ – 680, (5)-ИНБ – 45 у.е., что свидетельствует о переходе из области F в область T под действием гирудотерапии.

Особое значение представляет анализ возможностей рецидивов основных признаков гинекологических заболеваний после окончания курса лечения. По нашим наблюдениям, после гирудотерапии рецидивов не было более 1 года наблюдения. У 12 больных эндометриозом периодически возникали боли в поясничной области и внизу живота после переохлаждения или физических нагрузок. В более поздние сроки (спустя 3 года) у 14 пациенток наблюдались нарушения менструального цикла.

  12.1  12.2

Рис.12. Характерный пример динамики изменения показателей ФСО (кардио-респираторной системы) под действием гирудотерапии у больной эндометриозом В.Т.Г. На рис. 12.1 до воздействия: (2)-СИМ – 14 у.е., (3)-ПАР – 3 у.е., (4)-SpO2 – 98 %, (1)-РГ – 540, (5)-ИНБ – 480 у.е. На рис. 12.2. после воздействия: (2)-СИМ – 4 у.е., (3)-ПАР – 11 у.е., (4)-SpO2 – 99 %, (1)-РГ – 810, (5)-ИНБ – 80 у.е., что свидетельствует о переходе из области F в область T  под действием гирудотерапии.

Таким образом, наблюдение за динамикой клинических проявлений при эндометриозе показало положительные клинические результаты гирудотерапии. Эффективность лечения определялась прежде всего исчезновением альгодисменореи и межменструальных болей, нормализацией менструального цикла, восстановлением репродуктивной функции, сдвигом показателей ФСО из тонической области в фазическую (хотя первые сеансы гирудотерапии усиливали индексы ПАР для всех больных и добровольцев, что представлено на рис.5).

Выводы

  1. Разработанные и внедренные в практику гинекологии и акушерства новые алгоритмы и методы оценки параметров аттракторов движения вектора состояния организма женщин, обеспечивают количественную оценку состояния функций организма в норме, при беременности и развитии патологий.
  2. Разработанные новые методы на базе алгоритма модели конструктивной логики – АМЛК обеспечивают диагностику различий между разными группами заболевших и беременных женщин с различными патологиями на фоне беременности, в частности у больных с гестозом и сопутствующими заболеваниями.
  3. Использование нейро-ЭВМ и алгоритмов анализа параметров аттракторов движения вектора состояния женщин в фазовом пространстве состояний образует определенный тандем взаимно дополняющих друг друга методов идентификации наиболее важных диагностических признаков (параметров порядка).
  4. При сравнении групп обследуемых беременных женщин с гестозами и без гестозов показатели белой и красной крови (X1-X7) имеют существенное значение для диагностики различий в пределах одного региона. Для выявления различий состояния функций беременных женщин разных регионов (разных широт) более значимыми являются параметры свертываемости крови (признаки X12 и X13). При этом после постановки диагноза гестоз значимость признаков X1-X7 повышается.
  5. Исключение группы признаков, характеризующих параметры белой и красной крови (X1-X7) не оказывало существенного влияния на идентификацию различий между группами до постановки диагноза гестоз и после таковой, а также при идентификации различий между группами беременных из Тулы и Сургута, т.е. эти признаки не являются параметрами порядка, а наиболее значимый признак из всех 14-ти – это X13 (фибриноген).
  6. Сравнительный системный анализ параметров аттракторов движения вектора состояния организма женщин в фазовом пространстве состояний выявил существенные различия в динамике изменений размеров квазиаттракторов до постановки диагноза и после: у сургутянок после заболевания объем квазиаттракторов значительно уменьшался, а у жительниц Тулы, наоборот, увеличивался (почти в 5 раз), что свидетельствует о значительном напряжении функций организма сургутянок в ходе беременности при возникновении гестозов.
  7. Сравнение параметров аттракторов жительниц Тулы и Сургута младшей возрастной группы показал, что после заболевания гестозом у женщин Тулы увеличивается почти в 100 раз сравнительно с женщинами Сургута (в Туле - 9,57 ·1015, а в Сургуте - 9,98 ·1010); до постановки диагноза гестоз эти различия также существенны (1,69 ·1012 и 6,94 ·1010 соответственно), но несколько менее выражены (в 24,4 раза больше в Туле, чем в Сургуте). У женщин старшей возрастной группы подобные различия имеются, но выражены менее значимо: до гестоза женщины Тулы по объему квазиаттрактора отличаются от сургутянок в 22,9 раза, а после постановки диагноза гестоз в 6,6 раза т.е. эти различия менее значимы для старшей группы, чем для младшей возрастной группы.
  8. Сравнение расстояний между центрами аттракторов движения вектора состояния организма женщин г. Тулы и г. Сургута до постановки диагноза гестоз и после постановки диагноза показало общую закономерность: у женщин старшей возрастной группы (31-45 лет) это расстояние в 1,5 (для Сургута) и в 1,6 (для Тулы) раза больше, чем для младшей возрастной группы (15-19 лет). Одновременно расстояния между разными возрастными и широтными группами более значительно увеличивается (например, Z14=44,7, а Z41=50,5). Это показывает характер сдвига центров аттракторов под действием заболевания гестоз или из-за проживания в разных широтах РФ в сторону увеличения .
  9. Применение адаптагенов (янтарной кислоты, фитоэстрогенов, фертильных факторов) обеспечивает направленные управляющие воздействия на вызванные СПА и КПА, что в конечном итоге приводит к нормализации функций организма человека.
  10. Использование гирудотерапевтических управляющих воздействий обеспечило целенаправленное управление первоначально синтоксическими программами адаптаций (тоническим состоянием фазатона мозга), а затем и кататоксическими программами адаптации (фазическим состоянием фазатона мозга). Такой колебательный характер управляющих воздействий способствует переходу от патогенеза к саногенезу по оптимальным траекториям в фазовом пространстве состояний.
  11. Физиотерапевтические управляющие воздействия (в частности, магнитотерапия) обеспечивают направленное движение вектора состояния организма человека из квазиаттрактора патологии в квазиаттрактор нормы.

Внедрение в практику

  1. Использование новых разработанных программ ЭВМ обеспечивает идентификацию важных диагностических признаков в акушерстве и гинекологии при оценке тяжести развития гестозов в условиях средней полосы РФ и Севера РФ. Алгоритмы внедрены в работу клиник г.Тулы и г.Сургута.
  2. Новый алгоритм представления и расчета многомерных фазовых пространств в двумерной (плоскостной интерпретации) обеспечивает наглядную иллюстрацию состояния организма беременных в норме и при патологии (при гестозах, эндометриозах и т.д.), что нашло применение в практической работе органов здравоохранения г.Тулы и г. Сургута.
  3. Использование алгебраической модели конструктивной  (интуитивистской) логики в практическом здравоохранении обеспечило идентификацию классов – групп больных, объединяемых в рамках определенных нозологических единиц (расчет двусторонних вероятностей с разным числом степеней свободы).

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Открытие:

  1. Хадарцева К.А. Закономерность изменения параметров реальных аттракторов состояния биоорганизмов под действием внешних факторов и внутренних изменений. Диплом на открытие №370.  / В.М. Еськов,  О.Е. Филатова, В.В. Еськов, К.А. Хадарцева // Научные открытия. Сборник кратких описаний. Вып.6, М.: 2009. - С. 15 – 17.

Патенты, свидетельства о государственной регистрации программ ЭВМ:

    1. Хадарцева К. А. Расчет параметров аттракторов поведения m-компонентного вектора состояния биосистемы в двумерном пространстве. / В.М. Еськов, М.Я. Брагинский, К.А. Хадарцева, В.В. Полухин //  Свидетельство об офицальной регистрации программы на ЭВМ № 200911271 РОСПАТЕНТ. – Москва, 2009.

Монографии:

  1. Хадарцева К.А. Системный анализ, управление и обработка информации в биологии и медицине. Часть VII. Синергетический компартментно-кластерный анализ и синтез динамики поведе­ния вектора состояния организма человека на севере РФ в условиях саногенеза и патогенеза. / В.И. Адайкин, Ф.И. Аушева, Ю.Г. Бурыкин К.А. Хадарцева и др.; Под ред. В.М. Еськова и А.А. Хадарцева.-Самара: ООО «Офорт», 2008.- 159 с.
  2. Хадарцева К.А. Избранные технологии диагностики: Монография / В.М. Еськов [и др.]; под ред. А.А. Хадарцева, В.Г. Зилова, Н.А. Фудина.- Тула: ООО РИФ «ИНФРА», 2008.- 296 с.
  3. Хадарцева К.А. Диверсификация управленческих решений в здравоохранении на основе геоинформационного анализа: Монография.- Москва - РАМН, 2009.- 215 с.
  4. Хадарцева К.А.  Системный анализ, управление и обработка информации в биологии и медицине. Часть VIII. Общая теория систем в клинической кибернетике. / Живогляд Р.Н., Хадарцева К.А., Шипилова Т.Н.;  Под ред. В.М. Еськова. А.А. Хадарцева. - Самара: ООО «Офорт» (гриф РАН), 2009.- 187 с.

Статьи в журналах по списку ВАК:        

  1. Хадарцева К.А.  Технология использова­ния КВЧ и низкоэнергетического лазерного излучения в гинекологической практике. / В.Т.Толстых, А.А. Хадарцев, К.А. Хадарцева, А.А. Яшин // Тези­сы докладов I Международного симпозиума "Биофизика полей и излучений и биоинформатика" (Ясная Поляна - 96"). - Тула: Вестник новых медицинских технологий, 1996. - N4.- С. 18-20.
  2. Хадарцева К.А.  Ис­пользование методов теории хаоса для сравнения параметров аттракторов у беременных женщин с гестозами в условиях Севера РФ. /  Р.Н. Живогляд, Е.В.Сурвилло, К.А. Хадарцева, С.М. Чантурия, Т.Н. Шипилова // Вестник новых медицинских технологий.- 2007.- Т. XIV, № 1.- С. 44-45.
  3. Хадарцева К.А.  Особенности параметров аттрак­торов вектора состояния организма женщин на Севере РФ в связи с месячными циклами овуляции. / Л.У. Гайнуллина, О.Е. Филатова, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.- 2007.- Т. XIV, № 1.- С. 59-60.
  4. Хадарцева К.А.  Психонейроиммунологические особенности процессов адаптации у больных с поздним гестозом. / О.Н. Абрамова, Ю.К. Гусак, В.Н. Дармограй, Ю.В. Карасева, В.И. Морозова, В.Н. Моро­зов, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.- 2007.- Т. XIV, № 2.- С. 75-78.
  5. Хадарцева К.А.  Способ повышения фертильности женщин с нарушенным менструальным циклом. /  В.Н. Морозов, К.А. Хадарцева, Ю.В. Карасева, В.Н. Дармограй, В.И. Морозова // Вестник  новых медицинских технологий.- 2007.- Т. XIV, № 2.- С. 78-79.
  6. Хадарцева К.А.  Возможности оценки параметров идеальных аттракторов вектора состояния организма человека в норме и при патологии. / В.М. Еськов, О.Е. Филатова, К.А. Хадарцева, В.В. Еськов // От экспериментальной Биологии к Превентивной и Интегративной Медицине: Международный Междисциплинарный Симпозиум (Украина)- 2008 – С.58-59.
  7. Хадарцева К.А.  Системный анализ и синтез влияния динамики климато-экологических факторов на заболеваемость на­селения Севера РФ. / В.М. Еськов, А.Г. Назин, С.Н.Русак, О.Е. Филатова, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 1.- С. 26-29.
  8. Хадарцева К.А. Медико-биологическая трактовка понятия стационарных режимов биологических ди­намических систем. / А.С.Ануфриев, В.М. Еськов, А.Г. Назин, В.В. Полухин, С.А. Третьяков, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 1.- С. 29-32.
  9. Хадарцева К.А. Оценка эффективности секрета слюны пиявки в лечении цереброваскулярной и гинекологической патологии. / Ю.В. Добрынин,  Р.Н., Живогляд, К.А. Хадарцева, Т.Н. Шипилова // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 1.- С. 96-97.
  10. Хадарцева К.А. Синтоксические и кататоксические программы адаптации при различных за­болеваниях человека. / В.Н. Дармограй, Ю.В. Карасева, В.Н. Морозов, В.И. Морозова, К.А. Хадарцева, А.В. Хапкина // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 2- С. 251-252.
  11. Хадарцева К.А. Депрессия синтоксических программ адаптации как основа развития стресса. /  О.Н. Абрамова, В.Н. Дармограй, Ю.В. Карасева, В.Н. Морозов, В.И. Морозова, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 2.- С. 23-25.
  12. Хадарцева К.А. Системные эффекты гормонального воздействия на процессы пролиферации и апоптоза при гиперпластических процессах эндо­метрия. /  Т.В. Слукина, К.А. Хадарцева, Г.Е. Чернуха // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 2.- С. 222-223.
  13. Хадарцева К.А. Оценка параметров аттракторов вектора состояния организма беременных при гестозах в условиях Югры./  О.Е. Филатова, С.М. Чантурия, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 3.- С. 206-207.
  14. Хадарцева К.А. Сис­темный анализ суточной динамики показателей сердечно-сосудистой системы у больных при артериальной гипертензии. /  Ф.И. Аушева, И.Ю. Добрынина, Е.А. Мишина, В.В. Полухин, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.- 2008.- Т. XV, № 4.- С. 208-210.
  15. Хадарцева К.А. Насколько экономически эффективно внедрение методов теории хаоса и синергетики в здравоохранение./  В.М. Еськов, В.И. Адайкин, Ю.В.Добрынин, В.В. Полухин, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.-2009 - XVI, №1 – С. 25-28.
  16. Хадарцева К.А. Реализация здоровьесберегающих технологий в вузах. / Н.В. Акинина, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.-2009 - XVI, №1/1 – С. 144-146.
  17. Хадарцева К.А. Динамика параметров квазиаттракторов вектора состояния организма женщин при овуляционных циклах./ О.Е.Филатова, А.Р. Насирова, Т.Н.Шипилова, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских технологий.-2009 - XVI, №1/1 – С. 125-127.
  18. Хадарцева К.А. Сравнительный системный анализ параметров аттракторов женщин с гестозом, без гестоза и небеременных. / О.А. Ведясова, А.Р. Насирова, О.В. Жибаркина, К.А. Хадарцева // Информатика и системы управления - №4 (22)- 2009 – С. 53-54
  19. Хадарцева К.А. Изменение параметров квазиаттракторов движения вектора состояния организма больных в условиях физиотерапевтических  воздействий. / Д.И.Степанова, О.А. Кошевой, В.В. Полухин, К.А. Хадарцева // Информатика и системы управления - №4 (22)- 2009 – С.55-56.

Статьи в других журналах и материалы конференций:

  1. Хадарцева К.А. Некоторые варианты лечебного при­менения лазерного излучения. / К.А. Хадарцева, И.Г. Даниляк, А.А. Хадарцев // Научно- технический прогресс и здравоохранение.- Тула: I ММИ им. И.М. Сеченова, 1987.- С.131-132.
  2. Хадарцева К.А. Опыт лечения псевдоэрозий шейки матки воздействием лазерного и электромагнитного излучений в миллиметровом диапазоне. / К.А. Хадарцева, Е.И. Черниенко, А.А. Хадарцев // Всероссийская конференция "Физиотерапевтическая аппаратура, применение и перспекти­вы на современном этапе".- М.: ВНИИМТ, 1993.- С.27.
  3. Хадарцева К.А. Лазерное излучение низких энер­гий в сочетании с плазмаферезом и крайневысокочастотным излучением в лечении воспали­тельных заболеваний придатков матки. / К.А. Хадарцева, Л.М. Ваславский, А.А. Хадарцев // В сб.: Актуальные проблемы лазерной терапии. - Воронеж: Госмедакадемия, 1995. - С.33-34.
  4. Хадарцева К.А. Низкоэнергетическое лазерное и край-нечастотное излучение в гинекологической практике. / К.А. Хадарцева, А.А. Яшин, А.А. Хадарцев // В сб.: Актуальные проблемы лазер­ной терапии. - Воронеж: Госмедакадемия, 1995. - С.35-36.
  5. Хадарцева К.А.  Совместное применение лазерного и КВЧ-излучений при лечении эрозий и псевдоэрозий шейки матки. / К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев // В сб.: Актуальные проблемы лазерной терапии. - Воронеж: Госмедакадемия, 1995. - С.34-35
  6. Хадарцева К.А. Потенцирующий эффект электромаг­нитных полей крайневысокочастотного диапазона при использовании лекарственных ве­ществ. /  А.А. Хадарцев, А.А. Яшин, К.А. Хадарцева // В сб.: Вторая Международная научно-практическая конференция "Проблемы охра­ны здоровья и социальные аспекты освоения газовых и нефтяных месторождений в арктиче­ских районах". - Надым: Тюменский мединститут. - 1995. - С.107.
  7. Хадарцева К.А. Эффективность сочетания низкоэнерге­тического лазерного и крайневысокочастотного излучений при лечении гинекологической патологии. /  К.А. Хадарцева, А.А. Яшин, А.А. Хадарцев // В сб.: Международная научно-практическая конференция "Физика и радиоэлек­троника в медицине и биотехнологии" (ФРЭМБ-96). - Владимир: Владимирский государст­венный технический университет, 1996. - 4.1. - С. 115-116.
  8. Хадарцева К.А. Технология сочетанного воздействия низкоэнерге­тическим лазерным и крайневысокочастотным излучениями при некоторых гинекологиче­ских заболеваниях. / К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев // В сб.: Международный научно-технический семинар "Новые техноло­гии - 96". - Казань, 1996.
  9. Хадарцева К.А. Иммуностимулирующий эффект со­четанного лазерного и крайневысокочастотного излучений и интервальной нормобарической гипоксической тренировки в клинической практике. / К.А. Хадарцева, О.Н. Борисова, А.А. Хадарцев // В сб.: Вторая Всероссийская научно-практическая конференция "Высшая школа России: конверсия и приоритетные технологии". – М., 1996.
  10. Хадарцева К.А. Возможности сочетания низкоэнергетического лазерного и крайневысокочастотного излучений в гинекологической практике. / К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев, А.А. Яшин, В.Т. Толстых // В сб.: Научно-техническая конференция "Приборостроение - 96". - Калуга, 1996. - С.97.
  11. Хадарцева К.А. Сочетание низкоэнергети­ческого лазерного и крайневысокочастотного излучений у женщин с гинекологической пато­логией. / К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев, М.С. Найок, А.А. Яшин // В сб.: III Международная научно- практическая конференция "Современные тех­нологии в аэрокосмическом комплексе". - Житомир, 1997. - С. 165-166.
  12. Хадарцева К.А. Комбинированные лучевые способы лечения гинекологических заболеваний. / К.А. Хадарцева, Н.М. Побединский, А.А. Хадарцев, М.А. Найок // В сб.: Четвертый Международ­ный конгресс "Проблемы лазерной медицины". - Видное, 1997. - С. 136-137.
  13. Хадарцева К.А. Основы применения соче­тания низкоэнергетического лазерного и краиневысокочастотного излучения при лечении гинекологической патологии. / К.А. Хадарцева, В.Г. Волков, А.А. Яшин, А.А. Хадарцев // В сб.: Тезисы докладов научно-практической конференции "50 лет сотрудничества". - Тула, 1997. - С.272
  14. Хадарцева К.А. Новые способы диагностики и восстановительного лечения. /  К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев, Е.А. Рязанова, Н.С. Руднева // Фундаментальные исследования: Тез. докл. заочной электронной конференции «Диагностика и лечение наиболее распространенных заболеваний человека» (15-20 апреля 2007).-М., 2007.-№ П.-С. 127-128.
  15. Хадарцева К.А. Лазерное и электромагнитное излучение в милли­метровом диапазоне при лечении псевдоэрозий шейки матки. / К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев // Нижегородский медицинский  журнал, 1991.-№4.-С.12-13.
  16. Хадарцева К.А. Варианты сочетанного применения низкоэнергетического лазерного и краиневысокочастотного излучений в гинекологии. / К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев // В сб.: Клиническое и экспериментальное применение новых лазерных технологий.- Москва - Казань, 1995.- С. 256-257.
  17. Хадарцева К.А. Эффективность низкоэнергетического лазерного излучения и электромагнитных полей краиневысокочастотного диапазона в дерматологической и гинекологической практике. /  А.Г. Адырхаев, К.А. Хадарцева, А.А. Хадарцев // В сб.: Клиническое и экспериментальное применение новых лазерных технологий.- Москва - Казань, 1995.- С. 146-147.
  18. Хадарцева К.А. Модуляторы программ адаптации при действии раздражителей внешней и внутренней среды. /  А.А. Хадарцев, В.Н. Морозов, А.В. Хапкина, Ю.К. Гусак, К.А. Хадарцева // Ма­териалы научно-практических конференций, посвященных 10-летию деятельности учебного центра послевузовского профессионального образования врачей Тульской области - филиала ФППОВ ММА им. И.М. Сеченова.-2005.- С. 174-179.
  19. Хадарцева К.А. Про­граммы адаптации в различные периоды нормально протекающей беременности. / В.Н. Морозов, А.А. Хадарцев, Ю.В. Карасева, К.А. Хадарцева, Ю.К. Гусак // Материа­лы научно-практических конференций, посвященных 10-летию деятельности учебного цен­тра послевузовского профессионального образования врачей Тульской области - филиала ФППОВ ММА им. И.М. Сеченова.- 2005.- С. 179-182.
  20. Хадарцева К.А. Основные законы и противоречия синергетики в экологии и общей теории познания мира. /  В.М. Еськов, К.А. Хадарцева, Ю.М. Попов, О.Е. Филатова // Экологический вестник Югории.  – 2007. – Т.IV, №2-3. – С. 4-16.
  21. Хадарцева К.А.  Синергетический подход в оценке особенностей гестозов у женщин Севера РФ и средней полосы России. / В.В. Козлова, СМ. Чантурия, К.А. Хадарцева, Т.Н. Шипилова // Экологический вестник Югории.- 2007.- Т. IV, № 2-3.- С. 56-74.
  22. Хадарцева К.А. Анализ хаотической динамики факторов, формирующих среду обитания урбанизированной территории. / Г.С. Козупица, А.С. Пашнин, С.Н. Русак, Ш.К. Магамедов, К.А. Хадарцева // Экологический вестник Югории. – 2007. – Т.IV, №4. – С. 8-23.
  23. Хадарцева К.А. Сравнительная оценка показателей загрязняющих веществ в атмосферном воздухе урбанизированной территории и их влияние на здоровье населения. / С.Н. Русак, О.Е. Филатова, К.А. Хадарцева // Экологический вестник Югории.  – 2008. – Т.V, №1. – С. 11-19.
  24. Хадарцева К.А.  Аналог предельной теоремы Бернулли в синергетике и его использование в биологических исследованиях. / В.М. Еськов, В.И. Вечканов, А.С. Ануфриев, К.А. Хадарцева // Сборник статей Всероссийской научной конференции (Самара) – 2008 – С. 17-20.ю= 
  25. Хадарцева К.А. Использование методов теории хаоса для сравнения параметров аттракторов у беременных женщин с гестозами в условиях Севера РФ. / В.И. Адайкин, Р.Н. Живогляд, О.Е. Филатова, К.А. Хадарцева, С.М. Чантурия // Сборник статей Всероссийской научной конференции (Самара) – 2008 – С. 144-147.
  26. Хадарцева К.А. Системный анализ хаотической динамики экофакторов Югры, влияющих на параметры ФСО человека. / В.М. Еськов, В.В. Полухин, С.Н.Русак, О.Е. Филатова, К.А. Хадарцева // Сборник статей Всероссийской научной конференции (Самара) – 2008 – 175-178.
  27. Хадарцева К.А. Медико-кибернетический подход в исследовании нормы и патологии женских заболеваний. / Живогляд Р.Н., Чантурия С.М., Хадарцева К.А.,  Кошевой О.А., Жибаркина О.В.// Экологический вестник Югории.  – 2008. – Т.V, №3. – С.55-61.
  28. Хадарцева К.А. Теория устойчивости биосистем: от Ляпунова к синергетике. / В.М. Еськов, О.Е. Филатова, А.А. Хадарцев, К.А. Хадарцева // Нелинейная динамика в когнитивных исследованиях: Всероссийская конференция, 13-15 мая 2009 г., Нижний Новогород : тезисы докладов /  Рос. акад. Наук, Ин-т прикладной физики [и др]. – Нижний Новгород: ИПФ РАН, 2009. – С. 54-56.
  29. Хадарцева К.А. Сравнительный анализ параметров организма беременных женщин с диагнозом гестоз, проживающих в городах Сургуте и Туле./  С.М. Чантурия, Р.Н. Живогляд, К.А. Хадарцева, Т.Н. Шипилова // Материалы XV международной конференции «Проблемы нейрокибернетики» (Ростов-на-Дону)- 2009.- С. 59-63
  30. Khadartceva K.A.  Normal and pathological states of brain according to new synergetic paradigm. /  V.M.Eskov, V.V. Poluhin, Y.V.Dobrinin, K.A. Khadartceva  // The XV conference of neurocybernetic problem (Rostov-on-Don)- 2009.- P. 112-116.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.