WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Нифонтова Оксана Львовна

СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ПАРАМЕТРОВ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ

СИСТЕМЫ УЧАЩИХСЯ ЮГРЫ

05.13.01 – системный анализ, управление

и обработка информации (биологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Сургут – 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Сургутский государственный педагогический университет» и БУ ВПО ХМАО-Югры «Ханты-Мансийский государственный медицинский институт»

Научные консультанты: КОРЧИН Владимир Иванович,

доктор медицинских наук, профессор

  БУ ВПО ХМАО-Югры «Ханты-Мансийский                                               государственный медицинский институт»;

  ФИЛАТОВА Ольга Евгеньевна,

  доктор биологических наук, профессор

  ГОУ ВПО «Сургутский государственный

  университет ХМАО-Югры».

Официальные оппоненты:  ЛОГИНОВ Сергей Иванович,

доктор биологических наук, доцент

ГОУ ВПО «Сургутский государственный

  университет ХМАО-Югры»;

                                      ВЕДЯСОВА Ольга Александровна

доктор биологических наук, доцент

ГОУ ВПО «Самарский государственный

университет»; 

ПОПОВ Юрий Михайлович

доктор биологических наук, доцент

ГОУ ВПО «Самарский государственный

Педагогический университет»;

Ведущая организация: Татарский государственный  гумманитарно-

педагогический университет 

Защита состоится «8 октября» в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 800.005.01 при Сургутском государственном университете по адресу: 628412, г. Сургут, ул. Ленина, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Сургутского государственного университета по адресу: 628412, г. Сургут, ул. Ленина, 1.

Автореферат разослан «8 сентября» 2009 г.

Текст автореферата размещён на сайте 

Учёный секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, доцент  И.Ю. Добрынина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Проблема сохранения здоровья человека на Севере тесно связана с проблемой адаптации к экстремальным климатогеографическим воздействиям Тюменского Севера. Воздействие комплекса экстремальных факторов внешней среды на организм человека приводит к напряжению механизмов регуляции гомеостаза и, как следствие, проявляется в снижениях возможностей и защитных реакций (Меерсон Ф.З., 1986; Агбалян Е.В., 2004; Агаджанян Н.А. и др., 2006;  Буганов А.А., 2006).

Современная медицина имеет дело преимущественно с отрицательными последствиями научно-технического прогресса. Она получает в качестве пациентов людей, которые не смогли адаптироваться к условиям окружающей среды. Решая с различной степенью эффективности задачи восстановления здоровья, медицина не может стать звеном обратной связи в системе человек-среда. Поэтому, вероятным решением этой важной проблемы является использование методов профилактического обследования в распознавании функциональных состояний организма в зоне, пограничной между нормой и патологией. Применение профилактического метода в практике массовых обследований населения показало его эффективность по оценке уровня здоровья отдельных групп населения (Богданов А.Н., 2001; Соколов А.Г., 2002; Карпин В.А., 2003; Козупица Г.С. и др., 2007).

В настоящее время происходит становление новой популяции человека в условиях Среднего Приобья. Детский контингент данного региона представлен, в основном, потомками пришлого населения (аборигенами первого поколения). Трансконтинентальные и трансширотные перемещения отрицательно сказываются на состоянии организма (Матюхин В.А. и др., 1986). Смена экологически привычных ареалов обитания, как правило, предъявляет повышенные требования к адаптивным возможностям организма мигрантов, вызывает существенную перестройку жизненноважных систем, а при неблагоприятных условиях создает предпосылки для развития патологических процессов (Лучанинова В.Н., 1994; Мызников И.Л., 1995; Агаджанян Н.А. и др., 1998; Зуевский В.П., 2000), что неизбежно отражается на состоянии здоровья последующего поколения.

Центральным звеном, зачастую определяющим функциональное состояние организма человека на Севере, является сердце. Электрокардиографические исследования, проведенные у детей и подростков, позволяют выявить основные возрастные закономерности развития биоэлектрической активности миокарда (Макаров Л.М., 2002; Осколкова М.К. и др., 2004; Рублева Л.В., 2005), а вариационная пульсометрия – оценить модулирующее влияние автономной нервной системы на сердечный ритм (Сапожникова Е.Н., 2003; Догадкина С.Б., 2004; Кузнецова О.В., 2007; Крысюк О.Н., 2007; Srinivasan K. et al., 2002).

Распространенность сердечно-сосудистых заболеваний в целом по России как и во всем мире неуклонно растет, причем среди подростков 15-17 лет распространенность выше, чем у детей 0-14 лет (Школьникова М.А. и др., 2003). Возрастает число детей страдающих функциональными нарушениями сердечно-сосудистой системы, поэтому проблема ранней диагностики различных изменений в миокарде и профилактика этих состояний остается крайне актуальной (Леонтьева И.В., 2005).

Правительство Российской Федерации считает вопрос сохранения, укрепления здоровья подрастающего поколения и формирования здорового образа жизни обучающихся, воспитанников образовательных учреждений одной из важнейших государственных задач (Малькова Г.А., 2005). Социально-экономическое благополучие государства и его населения напрямую зависит от здоровья взрослого населения, а оно, в свою очередь, в значительной степени определяется здоровьем детей, так как дисфункции многих систем формируются в детстве (Логинов С.И. и др., 2000; Кучма В.Р. и др., 2008; Литовченко О.Г., 2009). Поэтому без анализа приживаемости укореняющихся мигрантов нельзя решить проблемы освоения новых территорий.

В этой связи представляется наиболее целесообразным изучение реакций лимитирующих систем детского организма на воздействие суровых климатических условий в период его роста и развития. Актуальность данной проблемы определяется еще и тем, что реалии природно-климатических условий каждого северного региона специфичны, а реакции детского организма являются сенситивными к их воздействию и имеют свои характерные особенности.

За последние годы в литературе появились многочисленные исследования, посвященные вопросам патологии сердечно-сосудистой системы производительного населения, в период кратковременного пребывания человека в условиях Сибирского Севера (Агаджанян Н.А. 1996; Гудков А.Б. и др., 2002), изучения биологических ритмов и состояния кардиореспираторной системы жителей северных территорий (Карпин В.А. и др., 2002; Шестакова Г.Н., 2004; Ушаков В.Ф. и др., 2007), течения адаптационных процессов у учащихся и студентов (Гудков А.Б. и др., 2003; Солонин Ю.Г. и др., 2002; Ходас В.В., 2003; Бабейко Р.В., 2004; Лысакова Т.Н., 2005; Логинов С.И., 2008), морфофункциональных и психофизиологических характеристик детей северных территорий (Завертаная Е.И., 2002; Соколов А.Г., 2002; Вяткина Г.Я., 2004; Копосова Т.С. и др., 2008; Литовченко О.Г., 2009), изучению автономной нервной регуляции сердечного ритма у школьников (Сапожникова Е.Н., 2003; Шарапов А.Н., 2003; Догадкина С.Б., 2004; Пономарева Т.А. 2005; Кузнецова О.В., 2007; Srinivasan K. et al., 2002). В то же время, имеющиеся в публикациях сведения о состоянии сердечно-сосудистой и вегетативной нервной систем у отдельных групп населения носят противоречивый характер и требуют дальнейшего анализа и уточнения. Более того, в подобных исследованиях крайне слабо представлен системный подход, медико-кибернетические методы, разрабатываемые последние двадцать лет школой профессора В.М. Еськова (Еськов В.М. 1988-1996, Еськов В.М., Филатова О.Е. 1994-2006), которые могут существенно дополнить эколого-физиологические исследования параметров сердечно-сосудистой системы учащихся Среднего Приобья.

С позиций системного анализа сердечно-сосудистая система человека является подсистемой, выполняющей значимую и относительно самостоятельную роль в деятельности организма как базовой иерархической системы (Еськов В.М., Хадарцев А.А., Филатова О.Е., 1996-2008). Саногенные и преморбидные реакции сердечно-сосудистой системы могут быть наиболее полно представлены в рамках кибернетического подхода.

Таким образом, определение параметров порядка и минимальной размерности фазового пространства состояний сердечно-сосудистой системы детского населения северного региона в зависимости от длительности проживания в специфичных условиях Среднего Приобья, этнической принадлежности и пола представляет собой актуальную проблему биомедицинской кибернетики.

Целью настоящей работы является межпопуляционный анализ особенностей сердечно-сосудистой системы коренного и некоренного детского населения ХМАО-Югры на основе системного анализ поведения вектора состояния организма человека (ВСОЧ).

В соответствии с целью определены следующие задачи исследования:

  1. Провести сравнительный анализ антропометрических параметров и показателей центральной и периферической гемодинамики детей школьного возраста – коренного населения ханты и уроженцев Среднего Приобья, родители которых являлись мигрантами.
  2. Осуществить идентификацию системно-значимых количественных показателей физического развития и функционального состояния сердечно-сосудистой системы детей школьного возраста разных популяционных групп Среднего Приобья с учетом параметров фазового пространства, в котором находится вектор состояния организма человека.
  3. Идентифицировать размеры аттракторов поведения вектора состояния организма человека в фазовом пространстве функциональных признаков, связанных с особенностями биоэлектрической активности миокарда, а также исследовать частоту встречаемости возможных функциональных отклонений биоэлектрической активности миокарда у школьников ханты и уроженцев Среднего Приобья 7-17 лет.
  4. Исследовать состояние вегетативной регуляции сердечного ритма отдельных возрастно-половых групп в изучаемых популяциях, используя кластерный расчет параметров аттракторов вектора состояния организма человека и корреляционный анализ с показателями электро- и эхокардиографии.

Работа выполнена в рамках:

- грантов Губернатора ХМАО-Югры на создание, развитие и укрепление научно-педагогических школ «Современные подходы в формировании и оценке здорового образа жизни учащихся коренной национальности северного региона» (приказы Департамента образования и науки ХМАО-Югры от 12.09.2006г. №1064 и от 03.07.2007г. №1088);

- региональной программы «Биофизика сложных систем. Разработка теории и методов идентификации сложных систем общей теории иерархических систем» (Гос. № ВН ГИЦ 01.20.0008664).


Научная новизна работы. На основе сравнения изученных физиологических параметров школьников 7-17 лет, на территории Среднего Приобья впервые, изучены особенности адаптации детей школьного возраста к условиям среды с использованием системного анализа и синтеза интегральных характеристик функционального состояния сердечно-сосудистой системы и механизмов ее регуляции. В ходе исследования установлено, что:

- системный подход и дифференциальная оценка индивидуально-типологических особенностей физического развития показала, что основное число обследованных детей имеет слабое и очень слабое телосложение, а с возрастом увеличивается частота встречаемости лиц с умеренными брахиморфными пропорциями;

- у подавляющего большинства детей ханты и половины общего числа детей уроженцев Среднего Приобья выявлен гиперкинетический тип кровообращения;

- выявлена различная возрастная динамика возбудимости миокарда предсердий и желудочков у школьников Среднего Приобья, зависящая от пола и этнической принадлежности;

- с позиций ККТБ доказано, что динамика движения параметров аттракторов биоэлектрической активности сердца в фазовом пространстве состояний в условиях Среднего Приобья характеризуется увеличением объема многомерного параллелепипеда и общего показателя асимметрии у школьников аборигенного населения по сравнению уроженцами Среднего Приобья (кроме девочек 15-17 лет);

- получены данные о высокой частоте встречаемости синусовых аритмий у школьников ханты;

- дана характеристика и показаны особенности вегетативной регуляции сердечного ритма в популяциях школьников Среднего Приобья на основе традиционных стахостических методов и с использованием методов системного анализа и синтеза.

Теоретическая и практическая значимость работы. Материалы оценки риска неблагоприятных изменений в функциональном состоянии сердечно-сосудистой и вегетативной нервной систем на основе интегральных показателей у школьников обеих популяций Сургутского района позволили реально оценить физиологическую цену адаптации к условиям Среднего Приобья.

Системные подходы и методы оценки сердечно-сосудистой системы обеспечивают получение объективной информации о текущем ее состоянии у аборигенного и укоренившегося пришлого детского населения, что позволяет прогнозировать развитие патологических состояний в будущем, расширяют представления о динамике ВСОЧ при разной продолжительности его жизни в гипокомфортных климатических условиях Среднего Приобья.

Результаты исследования по специфике биоэлектрической активности и вегетативной регуляции могут быть использованы для создания региональной программы мониторинга здоровья школьников, проживающих на территории Среднего Приобья, при планировании и внедрении комплексных оздоровительных мероприятий в учебных заведениях северного региона.

Результаты исследования внедрены в работу Сургутской окружной клинической больницы, в лечебно-диагностический процесс лаборатории подростковой патологи НИИ медицинских проблем Крайнего Севера РАМН (г. Надым), в учебный процесс кафедры гигиены с основами экологии ГОУ ВПО «Тюменская государственная медицинская академия», кафедры госпитальной терапии и педиатрии БУ ВПО «Ханты-Мансийский государственный медицинский институт», кафедры экологии ГОУ ВПО «Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского автономного округа - Югры».

Основные положения, выносимые на защиту:

- Специфическое влияние климатических условий Среднего Приобья на функционального состояние сердечно-сосудистой системы детей школьного возраста можно оценить наиболее полно и достоверно только при использовании комплексного подхода, включающего в себя как определение морфофункциональных показателей организма ребенка в зависимости от возраста и этнической принадлежности, так и использование системного анализа на базе теории хаоса и синергетики.

- Компартментно-кластерный подход в оценке биоэлектрических процессов миокарда у детей коренного и пришлого населения Среднего Приобья отражает наиболее объективную картину движения вектора ВСОЧ в фазовом пространстве состояний.

- Анализ специфики вегетативного влияния на сердечно-сосудистую систему детского населения ХМАО-Югры позволяет проводить донозологическую диагностику с учетом длительности проживания в климатических условиях Среднего Приобья.

- Знание показателей физического развития и параметров функционального состояния сердечно-сосудистой и вегетативной нервной систем обеспечивает идентификацию возрастно-половых различий параметров порядка в популяционных группах школьников северного региона.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и обсуждены на Международной научной конференции «Естествознание на рубеже столетий» (Дагомыс, 2001); I Всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы эволюционной и популяционной физиологии человека» (Тюмень, 2001); Международной конференции «Успехи современного естествознания» (Сочи, 2002); Международном научном симпозиуме «Югра-гемо» (Ханты-Мансийск, 2003); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы экологии» (Караганда, 2004); Международной научной конференции «Современные проблемы экспериментальной и клинической медицины» (Паттайя (Таиланд), 2005); Всероссийской научно-практической конференции «Дети России Образованы и Здоровы - ДРОЗД» (Москва, 2005); IV Российская научно-практическая конференция «Вопросы профилактической медицины в регионах Крайнего Севера» (Надым, 2006); Всероссийской научно-практической конференции «Формирование здорового образа жизни населения» (Тюмень, 2006); Региональной научно-практической конференции «Здоровый образ жизни как основной фактор формирования здоровья населения Тюменского Севера» (Югорск, 2006); II Международной научной конференции «Современные наукоемкие технологии» (Доминиканская республика, 2007); VI съезде физиологов Казахстана с международным участием (Караганда, 2007); Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы сохранения здоровья в Сибири и в условиях Крайнего Севера» (Омск, 2007); XX съезде физиологического общества имени И.П. Павлова (Москва, 2007); Международной научно-практической конференции «Современные проблемы экологической физиологии» (Алматы, 2008); V Всероссийской научно-практической конференции «Окружающая среда и здоровье» (Пенза, 2008); Международной научно-практической конференции «Современные проблемы экологической физиологии» (Алматы, 2008); V Всероссийской научно-практической конференции «Окружающая среда и здоровье» (Пенза, 2008); VI Всероссийской научно-практической конференции «Экология человека: концепция факторов риска, экологической безопасности и управления рисками» (Пенза, 2009); ХVI Международном симпозиуме «Эколого-физиологические аспекты адаптации» (Москва, 2009); Международной конференция «Физиология развития человека» (Москва, 2009); III научной конференции с международным участием «Системный анализ в медицине» (Благовещенск, 2009); XXXVI Международной конференции «Информационные технологии в науке, образовании, телекоммуникации и бизнесе» (Ялта-Гурзуф, 2009); XVII Международной конференции «Новые информационные технологии в медицине, биологии, фармакологии и экологии» (Ялта-Гурзуф, 2009).

Декларация личного участия автора. Представленная диссертационная работа является обобщенным результатом многолетних комплексных натурных исследований. Планирование и организация экспедиционных выездов, проведение методик, а также обработка, анализ и обобщение материалов исследования выполнены лично автором. Доля личного участия автора в совместных публикациях составляет 70-85%.

Публикации: по теме диссертации опубликовано 59 работ, в том числе две монографии, 9 статей в журналах, рекомендованных ВАК МОиН РФ, 48 в других журналах и научных сборниках, материалах региональных, республиканских, международных конференций. 

Объём и структура диссертации. Диссертационная работа содержит 378 страниц машинописного текста. Она выполнена в традиционном стиле и состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, трёх глав, содержащих результаты собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Работа содержит  49 таблиц и 52 рисунка. Список литературы включает в себя 560 источников, в том числе 90 на иностранных языках.

ОБЪЁМ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для решения поставленной цели и задач было проведено сравнительное изучение морфофункционального состояния организма детей с помощью поперечного выборочного исследования в зависимости от возраста, пола и этнической принадлежности. Всего в исследовании приняли участие 735 учащихся Муниципальных образовательных учреждений Сургутского района ХМАО-Югры. Из числа обследованных было сформировано две генетически несвязанные группы детей: 413 школьников коренной национальности - ханты (лесные), приезжающих на период учебного года в школы-интернаты (36% от числа всех Юганских ханты в возрасте от 0 до 18 дет, проживающих в Сургутском районе) и 322 школьника (группа сравнения), родившихся в 1-2 поколении от выходцев из различных регионов России – уроженцы Среднего Приобья, постоянно проживающие в условиях сельской местности. В каждой этнической группе дополнительно было выделено по шесть групп: две по половой принадлежности и в каждой три возрастных группы (7-10, 11-14 и 15-17 лет).

Для конституциональной оценки измеряли длину и массу тела, окружность грудной клетки в 3-х фазах, рассчитывали весоростовые индексы, включая Кетле (ИК), площадь поверхности тела, индексы пропорциональности, определяли удельную плотность тела и тип телосложения по индексу Вервека-Воронцова. Для оценки состояния периферической гемодинамики методом Короткова измеряли систолическое (S) и диастолическое (D) артериальное давление, рассчитывали пульсовое давление (Р), среднее артериальное давление (А)  способом Вецлера и Богера (Макаров В.А., 2001), коэффициенты выносливости (КВ) и экономичности  кровообращения (КЭК), «двойное произведение» (ДП), индекс функциональных изменений (ИФИ). Для оценки состояния центральной гемодинамики рассчитывали систолический (СО) и минутный объем крови (МОК), индексы: ударный (УИ), сердечный (СИ), индекс кровообращения (ИК), определяли по формуле Пуазейля общее периферическое сопротивление (ОПСС) и удельное периферическое (УПСС), типы кровообращения - по методике Савицкого (Ткаченко Б.И., 1996). Оценку основных функций миокарда и вегетативной регуляции осуществляли в состоянии относительного покоя методом электрокардиографии и вариационной пульсометрии (Р.М. Баевский и др., 1997-2000) с помощью кардиоанализатора «Анкар-131» (Россия). После наложения электродов сигнал, поступивший в компьютер, представлялся в реальном масштабе времени, что удобно для контроля качества ЭКГ, правильности наложения электродов и визуального наблюдения. На бумажный носитель выводилась информация о пациенте, ЭКГ и таблицы амплитудно-временных параметров кардиоцикла (12 отведений), электрическая ось сердца, оформление результатов в виде словесного заключения, гистограммы и скатерграммы R-R и ЧСС, мода (Мо), среднеквадратическое отклонение R-R (СКО R-R), вариационный размах (R-R), индекс вегетативного равновесия (Ivr), индекс напряжения (In). Рассчитывали вегетативный индекс Кердо (ВИК). Эхокардиографические показатели исследовали с помощью аппарата ультразвукового исследования GE «Vivid 7 Pro» (США) в М-, В- и доплеровском режимах по стандартной методике с учетом рекомендаций Американского эхокардиографического общества. Определяли линейные размеры левого (ЛП) и правого предсердия (ПП), правого желудочка (ПЖ), конечный диастолический размер левого желудочка (КДР), конечный систолический размер левого желудочка (КСР), конечный диастолический объем левого желудочка (КДО), конечный систолический объем левого желудочка (КСО). Расчет объемов полостей в период систолы и диастолы определялся методом дисков Simpson. Измеряли толщину миокарда межжелудочковой перегородки (МЖП) в диастолу и систолу, толщину задней стенки левого желудочка (ЗС) в диастолу и систолу. Определяли показатели систолической функции левого желудочка: ударный объем (УО), фракцию выброса (ФВ), которую рассчитывали как процентное соотношение УО и КДО, и фракцию укорочения (ФУ), как процентное соотношение разности диастолического и систолического размеров левого желудочка к диастолическому размеру левого желудочка.

Статистический материал обрабатывался с помощью оригинальной зарегистрированной программы (Еськов В.М. и др., 2004) «Идентификация параметров аттракторов поведения вектора состояния биосистем в m-мерном фазовом пространстве», предназначенной для исследования систем с хаотической организацией. Программа позволяла представлять и рассчитывать в фазовом пространстве с выбранными фазовыми координатами параметры аттрактора состояния динамической системы. Исходные параметры (координаты в m-мерном пространстве) вводили вручную или из текстового файла. Производили расчет координат граней, их длины, объема m-мерного параллелепипеда, ограничивающего аттрактор, хаотического и статистического центров, а также показатель асимметрии стохастического и хаотического центров. Это давало возможность проследить изменение фазовых характеристик во времени и выяснить скорость изменения состояний системы. Кроме того, были использованы общепринятые методы математической обработки с помощью редактора электронных таблиц МS Excel. Определялись средние арифметические значения (), среднеквадратические отклонения (), среднеквадратическое отклонение среднего арифметического (mх), достоверность различий по методу Фишера-Стьюдента, а также коэффициент парной корреляции (r).

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Системный анализ и синтез динамики поведения ВСОЧ в разных многомерных пространствах состояний проводили в рамках теории хаоса и синергетики с учетом различных координат, характеризующих функциональное состояние организма человека с учетом длительности жизни в климатических условиях Среднего Приобья. Согласно общей теории систем любая система состоит из подсистем,  которые сами могут рассматриваться как самостоятельные системы. Нами были изучены четыре подсистемы, дающие сведения об обобщенной модели состояния сердечно-сосудистой системы детей школьного возраста 7-17 лет из числа коренных жителей ханты и уроженцев Среднего Приобья (физическое развитие, функциональное состояние гемодинамики, биоэлектрическая активность миокарда и состояние вегетативной регуляции).

Системный анализ физического развития. Одним из важнейших критериев, отражающих состояние здоровья детей, является физическое развитие, а данные, полученные при антропометрических обследованиях однородных групп детей, могут служить основой для популяционного мониторинга (Северин А.Е. и др., 2005; Гребнева Н.Н., 2006).

Анализ результатов основных морфологических данных показал, что с возрастом у мальчиков обеих популяционных групп наблюдается снижение удельной плотности тела, в то время как в этнических группах девочек динамика ИР имела обратный характер. В 7-10 лет показатель ИР у девочек ханты достоверно превышал таковой у уроженок Среднего Приобья.

С возрастом в обеих половых группах школьников ханты сохранялось преобладание мезоморфного типа, однако к 15-17 годам этот процент уменьшался за счет возрастания числа детей с умеренной и выраженной брахиморфией, характеризующейся преобладанием поперечного роста над продольным (рис. 1). Это подтверждалось данными основных антропометрических параметров.

В группах уроженцев Среднего Приобья в 15-17-летнем возрасте преобладало число детей с умеренной и выраженной брахиморфией, особенно в группах мальчиков.

Рис.1. Оценка направленности ростовых процессов в популяциях девочек (а) и мальчиков (б) по индексу Вервека-Воронцова, %.

В рамках анализа параметров аттракторов ВСОЧ было установлено, что наибольшие межпопуляционные различия морфологические показатели имели в 11-14 лет у мальчиков (для детей ханты: General asymmetry value rX=15,05 General V value: 1,18e+010; для уроженцев Среднего Приобья: General asymmetry value rX=59,57 General V value: 2,22e+012) и в 15-17 лет у девочек (для детей ханты: General asymmetry value rX=11,01 General V value: 3,84e+009; для уроженок Среднего Приобья: General asymmetry value rX=33,75 General V value: 2,60e+011).

Результаты ранжирования идентификации параметров порядка (ПП) антропометрических показателей в сравниваемых группах выявили тот факт, что показатель мышечной плотности – ИК являлся наиболее значимым признаком. В группах мальчиков, уроженцев Среднего Приобья ИК достоверно преобладал во всех изучаемых возрастах, а в группах девочек – в 11-14 и 15-17 лет.

Не исключено, что более низкие показатели асимметрии, объема по весоростовым признакам и интегральным параметрам у современного подрастающего поколения ханты указывают на процесс грацилизации уже в младшем школьном возрасте, а у школьников, уроженцев Среднего Приобья - на отдельные проявления акцелерации (у мальчиков в 11-14 лет, а у девочек в 15-17 лет). Выявленные особенности, по-видимому, можно объяснить внутригрупповой изменчивостью, то есть изменением соотношения основных компонентов тела у представителей всех типов конституции, на что в своих исследованиях указывает Ю.А. Ямпольская (2006).

Системный анализ функционального состояния гемодинамики. Нами проведены исследования параметров периферической и центральной гемодинамики. Частота сердечных сокращений в обеих популяционных группах урежалалась с возрастом, что соответствует ее закономерной динамике (Литовченко О.Г., 2009). В 7-10 лет ЧСС у девочек ханты достоверно превышала таковую у девочек, уроженок Среднего Приобья и свидетельствовала о легкой тахикардии, что полностью совпадает с мнением А.Г. Соколова (2002). В этнических группах мальчиков искомый параметр находился в пределах возрастных физиологических норм (Осколкова М.К. и др., 2001) и достоверных различий не имел.

Показатели системного артериального давления свидетельствовали о достоверном превышении S и D у мальчиков ханты 7-10 лет, а в 11-14 лет S увеличивалось у мальчиков другой этнической группы (р<0,05). В изучаемых группах девочек просле-живалась аналогичная тенденция с преобладанием S (р<0,001) и D (р<0,05) у школьниц ханты в 7-10 лет и отставанием D (р<0,001) в возрасте 15-17 лет (рис. 2).

В группах школьников ханты 7-17 лет было выявлено превышение (у мальчиков ханты на 11-15%; у девочек ханты на 10-12%) возрастных норм в показателях среднего динамического давления (Аринчин Н.И. и др., 1969), в то время как у уроженцев Среднего Приобья оно составило у мальчиков 11-17%, у девочек - 13-19%. Достоверные межпопуляционные различия с преобладанием этого показателя обнаружены в возрасте 7-10 лет у мальчиков и девочек ханты, а более низкая величина - зарегистрирована у 15-17-летних девочек, уроженок Среднего Приобья (р<0,01).

Коэффициент экономичности кровообращения (КЭК) в изучаемых группах имел различные значения. Так, КЭК был достоверно выше в хантыйских группах мальчиков и девочек 7-10 лет и ниже у мальчиков 11-14 лет, что, по-видимому, свидетельствует о различных функциональных возможностях системы кровообращения у школьников в этом возрасте. Заслуживает внимания тот факт, что значения интервалов КЭК в обследуемых группах детей существенно больше по сравнению с остальными анализируемыми гемодинамическими показателями. Так в группах младшего школьного возраста, у девочек, уроженок Среднего Приобья - IntervalX5=5282,00, у девочек ханты - IntervalX5=4047,00; у мальчиков  IntervalX5=3960,00 и IntervalX5=5664,00, соответственно; в группах 11-14-летних: у девочек IntervalX5=5434,00 и IntervalX5= 5634,00, у мальчиков IntervalX5=4504,00 и IntervalX5=4424,00, соответственно; в группах 15-17-летних: у девочек IntervalX5=3504,00 и IntervalX5=5062,00, у мальчиков IntervalX5=5101,00 и IntervalX5=2925,00, соответственно.

Следует отметить, что более низкие значения СО были характерны для школьников ханты 7-10 и 11-14 лет обеих половых групп. В 15-17 лет СО достоверно превышал в группе девочек, уроженок Среднего Приобья (р<0,001). МОК с возрастом увеличивался у мальчиков и девочек ханты и к 15-17 годам уже достигал нормальных значений взрослого человека, что, вероятно, может быть связано с усилением симпатического тонуса и повышением энергетических трат (Вейн А.М., 1998). В ходе исследования были выявлены более высокие показатели МОК во всех возрастных группах мальчиков, уроженцев Среднего Приобья, которые носили достоверный характер в 11-14 лет. Параметры аттракторов в этом возрасте составили - IntervalX9=5331,00 у уроженцев Среднего Приобья и IntervalX9=5139,00 у ханты. В группах девочек аналогичная тенденция прослеживалась в популяции ханты, но достоверно МОК отличался лишь в 15-17 лет (IntervalX9=5954,00) сравнительно с таковым у уроженок Среднего Приобья (IntervalX9=3974,00).

Наряду с этим достоверно более высокие показатели ОПСС и УПСС были зарегистрированы нами у школьниц ханты на всех изучаемых периодах онтогенеза, а именно: значения УПСС – во всех возрастных группах, ОПСС – у 7-10-летних, в то время как у мальчиков ханты эти же показатели были ниже своих сверстников, уроженцев Среднего Приобья 7-10 и 15-17 лет.

Для всех изучаемых возрастно-половых групп ханты были характерны более высокие значения индекса кровообращения. Так в возрастных группах школьниц Икр достоверно преобладал у 7-10-летних девочек ханты на 24,93 мл/кг мин (у ханты: IntervalX12=231,00; у уроженок Среднего Приобья: IntervalX12=218,00); у 11-14-летних - на 22,03 мл/кг мин (IntervalX12=220,00 и IntervalX12=274,00 соответственно); у 15-17-летних – на 24,58 мл/кг мин (IntervalX12=173,00 и IntervalX12=94,00). В возрастных группах мальчиков ИКр был выше у ханты 7-10 лет – на 17,48 мл/кг мин (IntervalX12=280,00 и IntervalX12=192,00 соответственно); 11-14 лет – на 24,60 мл/кг мин (IntervalX12=191,00 и IntervalX12=171,00 соответственно); 15-17 лет – на 15,10 мл/кг мин (IntervalX12=114,00 и IntervalX12=79,00 соответственно).

В этнических группах СИ характеризовался достоверно более высокими значениями у девочек ханты во всех возрастных группах, в то время как у мальчиков ханты только в среднем и старшем школьном возрасте.

Достоин внимания тот факт, что на всех этапах онтогенеза в обследованных группах учащихся явно доминировал гиперкинетический тип кровообращения, однако при межэтническом сравнении наблюдались отличительные особенности (рис. 3).

Рис. 3. Удельный вес типов кровообращения в популяциях девочек (а) и мальчиков (б) в различные возрастные периоды, %.

Так, если у девочек ханты 7-10 лет ГрТК кровообращения встречался в 90% случаев, то с началом периода полового созревания (11-14 лет) этот процент снижался до 75% и оставаясь относительно высоким - 68% в 15-17 лет. У мальчиков ханты резкое снижение общего числа случаев с ГрТК наблюдалось только к 15-17 годам (51%). Среди учащихся, уроженцев Среднего Приобья была выявлена следующая частота встречаемости ГрТК: в возрасте 7-10 лет - 73% у девочек и 61% у мальчиков, в 11-14 лет - 51% и 35% соответственно, в 15-17 лет - 49% и 35% соответственно. Следует отметить, что с возрастом в обеих популяционных группах увеличивалось число детей с более благоприятным ЭТК, а количество школьников, имеющих ГТК, оставалось относительно стабильным и не выходило за рамки 11% в группе ханты и 20% у уроженцев Среднего Приобья.

Таким образом, у подростков ханты 15-17 лет обоего пола были установлены более выраженные адаптивные изменения в гемодинамических показателях, что может быть обусловлено снижением оптимизации механизмов регуляции кровообращения. Вероятно, адаптивные возможности организма мальчиков ханты развиты несколько лучше, чем у девочек данной популяции, поскольку у них с возрастом было зафиксировано увеличение пульсового давления за счет минимального прироста диастолического давления, а также увеличения МОК преимущественно за счет возрастания систолического объема крови и более низкой частоты встречаемости ГрТК на всех этапах онтогенеза. В группе уроженцев Среднего Приобья наибольшие адаптивные перестройки были характерны для учащихся среднего и старшего школьного возраста обоего пола. Более благоприятные гипо- и эукинетические типы кровообращения составили 51% всех случаев у мальчиков и 48% у девочек.

Системный анализ биоэлектрической активности миокарда. Электрокардиографические исследования, проведенные среди детей всех возрастных групп свидетельствуют о том, что амплитуда зубца Р была достоверно выше у 7-10-летних девочек ханты в V2, у 11-14-летних в I, у 15-17-летних в aVR, а его длина в I и III стандартных отведениях у 11-14-летних. В популяционных группах мальчиков амплитуда зубца Р была достоверно выше только у 15-17-летних уроженцев Среднего Приобья в aVR, а длительность меньше в I, aVL и V6 – у 7-10-летних, в aVL, V1 и V4 – у 15-17-летних. Во II стандартном отведении у девочек ханты регистрировалась высокая возбудимость миокарда предсердий с интенсивным уменьшением показателя с возрастом, в то время как у уроженок Среднего Приобья она резко возрастала с началом периода полового созревания и оставалась относительно стабильной и в старшем школьном возрасте. В популяционных группах мальчиков амплитуда зубца Р свидетельствовала о постепенном нарастании возбудимости миокарда предсердий к началу периода активных пубертатных перестроек (рис. 4).

Зубец Q отсутствовал в группах школьников ханты лишь у девочек 15-17 лет в грудных отведениях V1, V2, V3 и V4, в то время как у школьников, уроженцев Среднего Приобья таковой не регистрировался в обеих половых группах: в V1, V2, V3 – у 11-14-летних и в V1, V2, V3 – у 15-17-летних девочек, а также в V1 – у 11-14-летних и в V1, V2, V3 – у 15-17-летних мальчиков. При межпопуляционном сравнении у девочек ханты зубец Q регистрировался как достоверно более глубокий в возрасте 7-10 лет в V1, V3, V5, V6 и в 11-14 лет – в I, V2, а широкий - в 11-14 лет в I, V2-V5 (р<0,05-0,01). В группах мальчиков 7-10 лет у ханты зубец Q был более глубокий во II (р<0,05), а у уроженцев Среднего Приобья - в V4 (р<0,05); в возрасте 11-14 лет данный зубец выше у ханты в I, II, V6 (р<0,05-0,001) и ниже в aVR (р<0,05), шире в I, II, V1, aVR (р<0,05-0,001) и уже в aVR (р<0,001); в возрасте 15-17 лет более высокий зубец Q у ханты кто? регистрировался в отведениях aVF, V1 (р<0,05).

Рис. 4. Возрастные изменения амплитуды зубца Р у школьников 7-17 лет во II стандартном отведении, mkV.

Преобладание амплитуды зубца R регистрировалось нами у школьниц ханты 7-10 лет по отношению к уроженкам Среднего Приобья в отведениях II, aVL, V1-V6 (р<0,05-0,001), а в популяции мальчиков ханты этого возраста в отведениях I, aVL, V1, V2 (р<0,05-0,001). В 11-14 лет у девочек ханты достоверное увеличение амплитуды зубца R регистрировалось в отведениях I, aVL, V1-V4, а также снижение его в III стандартном отведении (р<0,05). В популяциях мальчиков зубец R был выше в I, II стандартных отведениях и грудных V1-V3 и V6 (р<0,05-0,001). В 15-17 лет данный зубец достоверно преобладал у девочек ханты в II, V2, V3, а у мальчиков ханты в II, III, aVF и был ниже у девочек ханты в грудных отведениях V4, V5. Длительность изучаемого зубца в 7-10 лет в популяциях школьников достоверных различий не имела, в то время как в 11-14 лет более широкий зубец регистрировался у школьниц ханты в стандартном отведении I (р<0,05), усиленном от конечности aVF и грудных отведений V1-V3, но в отведениях II и V6 он был короче (р<0,05-0,01). В данной возрастной группе мальчиков длительность зубца преобладала у ханты в V2 и была меньше в V5 и V6 (р<0,05).

Зубец R в I и II стандартных отведениях увеличивается с возрастом за счет уменьшения глубины зубца S (Осколкова М.К. и др., 2001). В наших исследованиях у школьников ханты таких изменений не происходило. У девочек ханты в I отведении к 11-14 годам наблюдался незначительный прирост амплитуды зубца, а к 15-17 годам – его снижение, как и во II отведении; для девочек, уроженок Среднего Приобья аналогичная картина была характерна во II стандартном отведении. У мальчиков обеих популяций в I отведении с возрастом амплитуда зубца снижалась, а во II отведении повышалась. Возрастной анализ функции возбудимости миокарда желудочков у мальчиков ханты свидетельствовал о ее плавном повышении к 15-17 годам, тогда как у девочек ханты наблюдался обратный процесс, а с началом пубертата этот дисбаланс резко увеличивался. Деполяризация желудочков, преимущественно левого, у мальчиков, уроженцев Среднего Приобья в процессе возрастного развития нарастала стабильно и постепенно. У девочек данной популяционной группы функция возбудимости миокарда желудочков к 11-14 годам резко увеличивалась, а в 15-17 лет так же резко снижалась (рис. 5).

Рис. 5. Возрастные изменения амплитуды зубца R у школьников 7-17 лет во II стандартном отведении, mkV.

Примечание: достоверность различий по полу: * - р<0,05, ** - р<0,01; достоверность межпопуляционных различий: - р<0,05; - р<0,01.

При сравнении амплитуды зубца S между школьниками ханты и уроженцами Среднего Приобья нами были выявлены достоверно низкие значения у девочек ханты 7-10 лет в отведениях II, aVF и у 11-14-летних в отведении aVL, а у мальчиков ханты этого возраста в I-III. Более глубокий зубец S в усиленных отведениях aVR, aVL и грудных однополюсных V2-V6 (р<0,05-0,001) наблюдался у девочек ханты 7-10 лет; в aVR и V6 - в 11-14 лет и в V1-V3, V5, V6 – в возрасте 15-17 лет (р<0,05-0,001). Мальчикам ханты было свойственно достоверное преобладание зубеца S в aVR, V1, V2, V5, V6 – в 7-10-летнем возрасте (р<0,05-0,001); в отведениях aVR и V1 – 11-14-летнем возрасте (р<0,01-0,001) и в отведениях V1, V2  – в 15-17-летнем возрасте (р<0,05). Длительность зубца S в сравниваемых группах девочек была достоверно больше у школьниц ханты 11-14 лет в отведении aVR и меньше в I и aVL. У мальчиков ханты в младшем и среднем школьном возрасте зубец был шире в aVR, но уже в отведениях II, aVF – в 7-10 лет и в отведениях I-III, aVF, V2, V4-V6 – в 11-14 лет(р<0,05-0,01).

Известно, что зубец Т в норме отражает процессы обмена веществ в миокарде, в частности, восстановительные (Никитина Т.Н., 1970). В наших исследованиях зубец Т в отведении aVR был всегда отрицателен. У девочек ханты 7-10 лет амплитуда зубца Т достоверно преобладала над таковой у уроженок Среднего Приобья в отведениях I-III, aVR, аVF, V1, V5, V6, а длительность была меньшей в I (р<0,05). У мальчиков ханты этого возраста зубец Т был выше во II и шире в V2, чем у мальчиков другой популяционной группы (р<0,05-0,01). В возрасте 11-14 лет в группах девочек отмечено достоверное превышение амплитуды зубца Т у ханты в отведениях I, II, aVR, аVF, V1, V4-V6 и длительности этого зубца во II, III, aVR, V1, V5, V6. У мальчиков ханты 11-14 лет данная тенденция отмечена нами лишь в амплитуде зубца в I-III, aVR, аVF, V4-V6 (р<0,05-0,001). В возрасте 15-17 лет у девочек ханты зубец Т был шире в отведениях I, II, aVR, V2-V6 (р<0,05-0,01), глубже в aVR (р<0,01) и выше в V1, V4-V6 (р<0,05), но ниже в грудном отведении V3 (р<0,05). У мальчиков данной возрастной группы амплитуда зубца преобладала во II, aVR, аVF и V1 (р<0,05-0,01).

Анализ электрокардиографических показателей позволил выявить различный характер изменений длительности интервалов. Так, интервал P-Q, соответствующий времени прохождения импульса от начала возбуждения предсердий до начала возбуждения желудочков, у школьников ханты несколько превышал существующие нормы для данного возраста и демонстрировал большие значения, чем в половых группах уроженцев Среднего Приобья, а в 7-10 лет у мальчиков ханты это превышение носило достоверный характер (рис. 6.).

Рис. 6. Возрастные изменения предсердной проводимости во II стандартном отведении, ms.

Скорость распространения возбуждения по миокарду желудочков, оцениваемая по комплексу QRS, в межпопуляционном сравнении была достоверно выше у уроженцев Среднего Приобья, особенно у мальчиков в возрасте 11-14 лет и у девочек - 7-10 лет (рис. 7).

Достоверно более высокие значения интервала Q-T были выявлены нами в группе мальчиков ханты (р<0,05).

Сегмент S-T является одним из показателей обеспечения кислородом миокарда и метаболизма сердечной мышцы. Неадекватный кровоток может привести к подъему или депрессии сегмента (Морман Д. и др., 2000), а подъем выше изолинии боле 1 мм свидетельствует о повреждении миокарда (Сабирьянов А.Р. и др., 2003). Исследованиями установлено, что с началом периода активных пубертатных перестроек процесс реполяризации в сердечной мышце у детей обеих популяций протекал специфично. Во всех половозрастных группах средние значения сегмента не выходили за 1 mkV. В сравнении со школьниками ханты статистически достоверное снижение S-T установлено нами только у 7-10-летних мальчиков, уроженцев Среднего Приобья в V1.

Рис. 6. Возрастные изменения внутрижелудочковой проводимости во II стандартном отведении, ms.

Наиболее значимое его смещение от изолинии у школьников ханты наблюдалось в группах девочек – в 7-10 и 15-17 лет, а в группах мальчиков – в 11-14 лет. У уроженцев Среднего Приобья выявлена несколько другая тенденция, а именно: у девочек наибольшее удаление сегмента приходилось на 11-14 лет, а у мальчиков – 7-10 лет. Достоверные межпопуляционные различия в расположении точки J выявлены у девочек 7-10 лет во II, III,  aVR, aVL, aVF, V2; в 11-14 лет - III, aVF, V1-V4, V6; в 15-17 лет – V4. У мальчиков 7-10 лет – V4, V5; 11-14 лет – II, aVR, aVF, V5, V6 (р<0,05-0,001). Данная особенность, по-видимому, может свидетельствовать о некотором ухудшении метаболизма и процессов реполяризации в сердечной мышце.

По данным электрокардиографии ЧСС в пределах возрастной нормы находилось у 25% обследованных детей ханты (в 7-10 лет у девочек - 10,25%, у мальчиков - 21,82%; в 11-14 лет – 15,39% и 10,98%; в 15-17 лет - 64,44% и 67,57% соответственно) и 47,52% уроженцев Среднего Приобья (в 7-10 лет - 23,08% и 12,25%; в 11-14 лет – 50,85% и 61,02% и в 15-17 лет - 71,15% и 62,75% соответственно) (табл.1).

Наибольшие показатели объема и асимметрии в популяционных группах были также характерны и для мальчиков ханты на всех изучаемых периодах онтогенеза.

Длительность сердечного цикла была выше в группах уроженцев Среднего Приобья только в 7-10 лет, а с началом периода полового созревания интервал R-R был ниже как у мальчиков, так и у девочек.

Анализ частоты встречаемости функциональных дизритмий показал, что синусовая тахикардия чаще встречалась у детей в младшего школьного возраста в 73% - у девочек коренной национальности и в 55% - у мальчиков, уроженцев Среднего Приобья.

Таблица 1

Частота встречаемости номотопных аритмий

у школьников ХМАО-Югры 7-17 лет

Возраст

Пол

n

Син.тахикардия

Син.брадикардия

Син.аритмия

Факт.

%

Факт.

%

Факт.

%

ханты

7-10 лет

М

55

27

49,09

16

29,09

33

60,00

Д

78

57

73,08

13

16,67

48

61,54

11-14 лет

М

82

19

23,17

57

69,51

58

70,73

Д

104

40

38,46

52

50,00

61

58,65

15-17 лет

М

37

3

8,11

9

24,32

24

64,86

Д

45

10

22,22

6

13,33

25

55,56

уроженцы Среднего Приобья

7-10 лет

М

49

27

55,10

16

32,65

13

26,53

Д

52

23

44,23

17

34,69

10

19,23

11-14 лет

М

59

5

8,48

18

30,51

9

15,25

Д

59

18

30,51

11

18,64

14

23,73

15-17 лет

М

51

8

15,69

11

21,57

12

23,53

Д

52

5

9,62

10

19,23

9

17,31

Системный анализ состояния биоэлектрической активности миокарда детей, проживающих в ХМАО-Югре, показал, что в группе девочек ханты 7-10 и 11-14-летнего возраста объемы многомерных параллелепипедов, ограничивающих аттракторы движения вектора состояния системы и общий показатель асимметрии больше по сравнению с таковыми у уроженок Среднего Приобья (табл. 2).

Таблица 2

Параметры аттракторов ВСОЧ школьников ХМАО-Югры (координаты вектора - параметры электрокардиографии)

Уроженцы Среднего Приобья

Ханты

Девочки 7-10 лет

General asymmetry value rX = 11,64

General V value : 4,44e+025

General asymmetry value rX = 20,52

General V value : 4,69e+045

Девочки 11-14 лет

General asymmetry value rX = 13,81

General V value : 1,94e+023

General asymmetry value rX = 19,01

General V value : 3,28e+039

Девочки 15-17 лет

General asymmetry value rX = 12,46

General V value : 1,93e+022

General asymmetry value rX = 9,36

General V value : 6,56e+002

Мальчики 7-10 лет

General asymmetry value rX = 17.83

General V value : 3.49e+034

General asymmetry value rX = 21.29

General V value : 1.60e+035

Мальчики 11-14 лет

General asymmetry value rX = 13.81

General V value : 1.93e+023

General asymmetry value rX = 19.01

General V value : 3.28e+039

Мальчики 15-17 лет

General asymmetry value rX = 14.57

General V value : 4.33e+023

General asymmetry value rX = 22.37

General V value : 2.67e+034

Максимальное количество синусовой брадикардии в обследованных группах регистрировалось у мальчиков и девочек ханты 11-14 лет (70% и 50% соответственно). В старших возрастных группах (15-17 лет) наблюдалось снижение частоты встречаемости данной дизритмии.

Нарушение функции автоматизма у детей ханты 7-17 лет проявлялось более высокой частотой встречаемости синусовой аритмии, по сравнению со сверстниками – уроженцами Среднего Приобья, что может свидетельствовать, прежде всего, об активности парасимпатических влияний на синусовый ритм (Grossman P. et al., 1990). Следует отметить, что аритмии у школьников ханты встречались относительно стабильно во всех возрастных интервалах, однако у девочек максимальное число случаев было зарегистрировано нами в 7-10 лет (62%), а у мальчиков – в 11-14 лет (71%).

Ряд электрофизиологических феноменов, выявляемых на стандартной ЭКГ типичны для детского возраста и поэтому относятся некоторыми авторами к разряду особенностей детской ЭКГ (Аргунова В.М. и др., 2000; Осадчая Е.В. и др., 2000).

Достаточно часто у детей встречается синдром ранней реполяризации желудочков и их преждевременного возбуждения (Мурашко Е.В. и др., 2000). Данный синдром возникает, по мнению ряда авторов, вследствие нарушения в вегетативной сфере с преобладанием вагусного влияния (Бенюмович М.С. и др., 1984; Большакова Т.Ю., 1992; Morace G. et al., 1979) или является самостоятельным фактором, способствующим развитию сердечной недостаточности (Бобров А.Л. и др., 2005; Шуленин С.Л. и др., 2008). В наших исследованиях признаки ранней реполяризации желудочков чаще регистрировались в популяционных группах мальчиков, причем если у мальчиков ханты наибольшее число случаев соответствовало возрасту 15-17 лет (37%), то у уроженцев Среднего Приобья – 11-14 годам (39%).

Синдром замедления проведения возбуждения по ножкам пучка Гиса отсутствовал в 7-10 и 11-14 лет у мальчиков и девочек, уроженцев Среднего Приобья, а в 7-10 лет - только у девочек ханты.

Нетипичные внутрижелудочковые блокады у уроженцев Среднего Приобья встречались в каждой возрастно-половой группе, несколько снижаясь к 15-17 годам. В группах ханты данное функциональное изменение регистрировалось только у девочек.

Синдром удлиненного Q-T у обследованных школьников встречался нечасто, в то время как короткого Q-T выявлялся во всех группах, но наиболее часто диагностировался в популяциях детей 7-10 лет.

При анализе данных эхокардиографии наибольшее количество достоверных межполовых различий было отмечено нами в возрасте 7-10 лет, как в группе ханты, так и уроженцев Среднего Приобья (табл. 3). В данной возрастной группе уроженцев Среднего Приобья размеры правого предсердия были достоверно больше у девочек, а в 11-14 лет – у мальчиков. В группах ханты изучаемый параметр преобладал у девочек в 11-14 лет (р<0,05). При сравнении популяций установлено, что размер правого предсердия у 7-10-летних мальчиков ханты достоверно превышал таковой у уроженцев Среднего Приобья, однако в более старшем возрасте этот размер был меньше. В популяциях девочек подобные отличия были выявлены только к 15-17 лет (р<0,05).

Таблица 3

Показатели эхокардиографии школьников 7-17 лет (±mх)

Показатель

Ханты

Уроженцы Среднего Приобья

Мальчики

Девочки

Мальчики

Девочки

7-10 лет

Пр. предс., мм

19,83±1,04

21,50±1,32

15,50±1,65

22,00±0,92**

Лев. предс., мм

21,92±0,48*

20,33±0,54

20,90±1,29

21,40±0,50

Пр. жел., мм

20,25±0,45

20,67±0,86

10,90±0,94

20,70±0,53***

Левый желудочек

КДР, мм

37,42±1,30**

31,00±1,11

33,30±1,16

32,60±0,71

КСР, мм

23,17±0,47***

20,67±0,54

20,20±2,45

20,20±0,39

КДО, мл

57,75±2,32**

49,83±1,35

46,58±3,62

46,80±1,92

КСО, мл

19,00±0,81***

14,83±0,44

19,20±2,07

14,80±0,60

УО, мл

38,75±1,57

35,50±1,22

27,30±0,86

39,80±0,50***

ФВ, %

66,42±0,50

70,50±1,51*

59,70±1,79

70,20±1,09***

ФУ, %

36,17±0,37

39,17±1,36*

31,00±1,20

37,00±0,93***

МЖП, мм

6,08±0,26

6,00±0,35

4,00±0,21

5,50±0,15***

ЗС, мм

6,08±0,29

5,67±0,33

4,20±0,13

5,80±0,11***

11-14 лет

Пр. предс., мм

20,55±0,93*

23,50±0,69

27,27±0,71*

24,78±0,94

Лев. предс., мм

22,73±0,90

21,67±0,73

26,27±0,54

27,22±1,19

Пр. жел., мм

17,09±1,73

20,50±1,33

23,36±1,94

22,22±1,30

Левый желудочек

КДР, мм

41,00±2,11

39,17±1,53

40,82±0,69

41,11±1,41

КСР, мм

25,09±1,44

23,83±1,21

25,00±0,40

24,89±1,29

КДО, мл

67,55±4,46

61,17±1,41

76,18±3,12

69,00±5,18

КСО, мл

17,73±0,98

17,17±1,16

23,91±0,99

23,22±3,14

УО, мл

50,91±3,83

44,17±1,26

52,55±2,34

46,33±3,40

ФВ, %

73,64±1,21

71,50±1,42

68,64±0,53

68,67±3,19

ФУ, %

42,09±1,16

40,50±1,26

36,82±0,64*

33,89±0,98

МЖП, мм

5,44±0,31

6,00±0,46

6,36±0,24

7,89±0,42**

ЗС, мм

5,98±0,38

6,33±0,45

6,45±0,28

7,33±0,50

15-17 лет

Пр. предс., мм

22,36±0,91

23,50±1,88

26,75±1,96

28,27±0,49

Лев. предс., мм

25,91±0,68*

22,50±1,31

30,00±1,61

28,55±0,79

Пр. жел., мм

18,91±1,75

18,25±2,30

24,00±2,21

23,91±0,87

Левый желудочек

КДР, мм

51,00±1,65

48,25±1,07

46,25±1,01

43,55±1,52

КСР, мм

28,45±1,59

25,00±1,40

28,50±0,34

27,18±0,85

КДО, мл

99,27±11,76

85,25±8,33

101,50±5,39

88,36±7,09

КСО, мл

38,64±6,80

24,25±3,29

29,75±1,47

28,09±1,91

УО, мл

66,27±7,34

60,75±5,81

62,00±4,25

60,27±5,57

ФВ, %

66,18±1,31

71,50±2,19*

69,00±2,02

67,45±1,15

ФУ, %

36,73±1,15

41,00±1,75

41,75±1,30**

37,00±1,04

МЖП, мм

6,59±0,34

6,75±0,33

7,50±0,62

6,59±0,18

ЗС, мм

6,41±0,28

6,25±0,25

7,71±0,50

6,82±0,18

Заслуживают внимания результаты исследования размера левого предсердия,  величина которого у мальчиков ханты младшей и старшей возрастной групп, а также уроженцев Среднего Приобья в 11-14 лет была достоверно выше в сравнении с девочками данных возрастов. В популяционном сравнении в группах ханты 11-14 и 15-17 лет размер левого предсердия был ниже как у мальчиков, так и у девочек (р<0,05-0,001).

Размер правого желудочка был достоверно меньше у 7-10-летних мальчиков, уроженцев Среднего Приобья при сопоставлении с таковым у девочек данной группы. В популяциях же школьников этот показатель был выше у мальчиков ханты в 7-10 лет (р<0,001), но ниже в 11-14 лет (р<0,05), а в 15-17 лет он преобладал у уроженок Среднего Приобья (р<0,05).

Анализ результатов исследования параметров левого желудочка выявил, что КДР и КСР с возрастом значительно увеличиваются в обеих популяционных группах. Достоверное преобладание КДР и КСР в половых группах было выявлено нами лишь у школьников ханты в возрасте 7-10 лет. В популяционных группах КДР был больше у мальчиков 7-10 и 15-17 лет (р<0,05), и у девочек ханты  старшей возрастной группы (р<0,05). Значения КСР были достоверно выше у мальчиков ханты в возрасте 7-10 лет по сравнению с таковыми у девочек. Подобные изменения выявлены и в отношении КДО и КСО, которые свидетельствовали о том, что у мальчиков ханты в возрасте 7-10 лет они достоверно превосходили таковые показатели у девочек.

На фоне более низких размеров полостей сердца у мальчиков и девочек ханты 7-17 лет, по сравнению с их сверстниками, уроженцами Среднего Приобья имело место, как повышение, так и снижение показателей внутрисердечной гемодинамики. Так нами было выявлено достоверное увеличение УО левого желудочка у мальчиков ханты и снижение – у девочек ханты в возрасте 7-10 лет по сравнению с уроженцами Среднего Приобья.

Одновременно с этим были также зарегистрированы и достоверно более высокие показатели ФВ левого желудочка у девочек по сравнению с мальчиками соответствующих популяционных групп в возрасте 7-10 лет и в группе школьников ханты 15-17 лет. Кроме того, ФВ была выраженнее у мальчиков ханты младшего и среднего школьного возраста в сравнении с таковой у уроженцев Среднего Приобья (р<0,01).

Гендерные различия ФУ левого желудочка были характерны для обеих изучаемых популяций школьников: достоверное возрастание ФУ в обеих группах девочек 7-10 лет и снижение - в 11-14 и 15-17лет у уроженок Среднего Приобья. При межпопуляционном сравнении ФУ демонстрировала более высокие значения в группах мальчиков ханты 7-10 и 11-14 лет и девочек ханты 11-14 лет (р<0,001), а более низкие значения у мальчиков ханты в возрасте 15-17 лет (р<0,01).

Толщина межжелудочковой перегородки была минимальна у 7-10-летних мальчиков, уроженцев Среднего Приобья сравнительно с девочками данной популяционной группы (р<0,01) и мальчиками ханты этого возраста (р<0,001). Аналогичная картина наблюдалась и по показателю толщины задней стенки левого желудочка. В среднем школьном возрасте МЖП демонстрировала у мальчиков Среднего Приобья более низкие значения (р<0,01) при сравнении с девочками и более высокие (р<0,05) при сравнении с ханты. Значение толщины МЖП сердца девочек ханты было также меньше, чем у уроженок Среднего Приобья (р<0,01). Обращает на себя внимание тот факт, что при межпопуляционном сравнении ЗС была толще у мальчиков ханты 7-10 лет (р<0,001) и тоньше в возрасте 15-17 лет (р<0,01), чем у мальчиков данных возрастов, являющихся уроженцами Среднего Приобья.

Наиболее выраженные различия параметров аттракторов установлены в группах школьников 11-14 лет, когда происходит активизация всех ростовых процессов на фоне усиления активности симпато-адреналовой системы (Кожевникова О.В. и др., 1997; Баранов А.А. и др., 2006). Уроженки Среднего Приобья имели следующие параметры аттрактора: General V value: 1,63e+013, что на два порядка больше, чем объем аттрактора у девочек ханты (5,27e+011); rX=8,13 и rX=5,17 соответственно. У мальчиков прослеживалась обратная тенденция, поэтому у уроженцев Среднего Приобья объем многомерного параллелепипеда составил 5,80e+009, показатель асимметрии rX=2,60, в то время как в группе ханты объем параллелепипеда был на четыре порядка больше (3,48e+013), а показатель асимметрии rX=10,63.

Системный анализ состояния вегетативной регуляции. Анализ вариационной пульсометрии в покое позволил получить сведения об уровне взаимодействия различных звеньев регуляции, отразил характер компенсаторно-приспособительных реакций и функциональных возможностей организма детей, а также охарактеризовал изменения уровня вегетативных влияний при отсутствии видимых сдвигов основных физиологических показателей (Волокитина Т.В. и др., 2004; Scharpley C.F. et al., 2000).

Мода, как парасимпатический маркер в половых группах ханты достоверно преобладал у мальчиков во всех возрастных периодах. В группах уроженцев Среднего Приобья Мо у мальчиков была выше как в среднем, так и старшем школьном возрасте, но достоверные отличия имела только в возрасте 11-14 лет. Индекс вегетативного равновесия в этой популяционной группе был достоверно выше у девочек среднего школьного возраста. Остальные параметры вариационной пульсометрии достоверно значимых гендерных различий не имели.

При популяционном сравнении наиболее значимые различия установлены нами у 7-10-летних школьников: снижение Мо (р<0,001) и повышение In (р<0,001) и Ivr (р<0,05) у девочек ханты; снижение СКО (р<0,001) и повышение R-R (р<0,05), In (р<0,05), Ivr (р<0,05) у мальчиков. В 11-14-летнем возрасте эта тенденция была характерна для Ivr (р<0,01) у мальчиков ханты.

Возрастные изменения водителя ритма у школьников ханты 7-10 лет демонстрировали высокую долю как адренергических, так и холинергических влияний, но в онтогенезе (к 15-17 годам) тонус вегетативной нервной системы смещался в сторону парасимпатического отдела. У 7-10-летних мальчиков и 11-14-летних девочек выявлено состояние напряжения регуляторных механизмов с малым вариационным размахом, большим индексом напряжения и амплитуды моды, что соответствует высокому уровню активности симпатоадреналовой системы.

Показатели водителя ритма у школьников, уроженцев Среднего Приобья также отражали известную тенденцию повышения парасимпатической активности вегетативной нервной системы с возрастом. Однако, уровень симпатических влияний на хронотропную функцию сердца у девочек, уроженок Среднего Приобья к 11-14 годам выше, чем у мальчиков. Это, по-видимому, связано у девочек с более ранним периодом полового созревания (Агаджанян Н.А. и др., 2006).  Высокий уровень напряжения регуляторных механизмов у мальчиков 15-17 лет и девочек 11-14 лет этой популяционной группы и в младшем и среднем школьном возрасте у девочек и младшем у мальчиков группе ханты позволяет говорить о некотором снижении функциональных резервов у школьников этих возрастов. По всей видимости, периоды напряжения регуляторных механизмов следует считать периодами временного риска срыва адаптации.

Для популяционных групп были идентифицированы следующие параметры аттракторов: в группе 7-10-летних школьниц, уроженок Среднего Приобья объем аттрактора составлял 7,70e+013, общий показатель асимметрии rX=628,40; в группе ханты – на порядок больше (2,20e+014) и rX=943,78. В среднем школьном возрасте у девочек аттракторы практически не различались по объему: у девочек, уроженок Среднего Приобья объем многомерного параллелепипеда соответствовал значению 1,70e+014, а показатель асимметрии rX=938,84; в группе ханты - 2,19e+014 и rX=785,69 соответственно. В старшем школьном возрасте у уроженок Среднего Приобья General V value: 9,94e+013, rX=579,30; у девочек ханты General V value: 8,83e+013, а показатель асимметрии был минимальным для всех сравниваемых групп девочек и составляет rX=538,08 (рис.7).

Уроженки Среднего Приобья

               7-10 лет                                11-14 лет                                15-17 лет

Ханты

Рис. 7. Положение ВСОЧ девочек ХМАО-Югры в фазовом подпространстве состояний по показателям вариационной пульсометрии (моде, среднеквадратическому отклонению и индексу напряжения).

Для сравниваемых групп мальчиков установлено, что различия параметров аттракторов менее выражены, чем для популяционных групп девочек. В возрасте 7-10 лет у уроженцев Среднего Приобья объем аттрактора соответствовал 8,45e+013, а rX=358,45; у мальчиков ханты – 7,65e+013 и rX=543,60 соответственно. В группе среднего школьного возраста объемы аттракторов были максимальны и составили: у мальчиков, уроженцев Среднего Приобья 5,87e+013 и rX=904,91; у мальчиков ханты – 9,04e+013 и rX=491,62 соответственно. В 15-17 лет объемы аттракторов и показатель асимметрии минимальны (рис. 8).

Уроженцы Среднего Приобья

               7-10 лет                                11-14 лет                                15-17 лет

Ханты

Рис. 8. Положение ВСОЧ мальчиков ХМАО-Югры в фазовом подпространстве состояний по показателям вариационной пульсометрии (моде, среднеквадратическому отклонению и индексу напряжения).

Для выявления взаимосвязей между отдельными изучаемыми параметрами был использован метод корреляционного анализа. В анализ включены взаимосвязи между показателями вариационной пульсометрии  и биоэлектрической активности миокарда (рис. 9; 10).

Достоверная обратная связь между показателем возбудимости миокарда предсердий (P, mkV) и водителем ритма (Мо, мс) отмечена нами у мальчиков, уроженцев Среднего Приобья в возрасте 15-17 лет (r=-0,58), а между таковым и активностью симпатического отдела вегетативной нервной системы (In, %/с, Ivr, %/с) в возрасте 11-14 лет у девочек этой группы (r=-0,51 и r=-0,55).

Отрицательные корреляционные связи длительности зубца Р и Мо, мс (r=-0,54) отмечались у мальчиков ханты 7-10 лет, а в 15-17 лет – с Ivr, %/с (r=-0,55). Положительные корреляционные связи между Р-Q, мс – показателем атриовентрикулярной проводимости и Ivr, %/с (r=0,51), а также АМо,% - показателем отражающем меру мобилизирующего влияния симпатического отдела (r=0,52) выявлены у девочек ханты 15-17 лет, Это свидетельствовало об обратной - у мальчиков ханты и школьников, уроженцев Среднего Приобья и прямой – у девочек ханты взаимосвязи между проведением возбуждения по предсердиям и атриовентрикулярному узлу и уровнем суммарных нервно-гумморальных влияний на ритм сердца.

Обращает на себя внимание от факт, что практически во всех возрастно-половых группах выявлены достоверные положительные корреляционные связи  R-R, ms – параметра, отражающего длительность сердечного цикла и показателями парасимпатической активности вегетативной нервной системы, и достоверные обратные – с показателями симпатической активности.

Интенсивность метаболических процессов в миокарде (Т, mkV) связана прямой связью с Мо, мс (r=0,70) у мальчиков ханты 15-17 лет и обратной с Ivr, %/с (r=-0,55) и In, %/с (r=-0,62) у девочек 7-10 лет при усилении активности парасимпатического отдела вегетативной нервной системы.

Интервал Q-T, ms находился в прямой взаимосвязи с Мо, ms, причем в группе мальчиков ханты теснота этой связи выше, чем у девочек (r=0,75; r=0,64; r=0,79 – r=0,32; r=0,69; r=0,65 соответственно). В группе школьников, уроженцев Среднего Приобья просматривалась противоположная тенденция и поэтому обсуждаемая связь была теснее у девочек (r=0,73; r=0,55; r=0,55 – r=0,60; r=0,60; r=0,72 соответственно). Это указывало на прямую зависимость показателя процесса реполяризации миокарда от величины суммарного эффекта влияния симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы на синусовый узел.

Ханты

       

               7-10 лет                                11-14 лет                                15-17 лет

Уроженки Среднего Приобья

Рис. 9. Корреляционные взаимосвязи (r>0,5) показателей биоэлектрической активности миокарда и вариационной пульсометрии у девочек ХМАО-Югры.

Ханты

       

       7-10 лет                                11-14 лет                                15-17 лет

Уроженцы Среднего Приобья

Рис. 10. Корреляционные взаимосвязи (r>0,5) показателей биоэлектрической активности миокарда и вариационной пульсометрии у мальчиков ХМАО-Югры.

Большое количество отрицательных корреляционных связей интервалов Q-T, ms и Q-Tс, ms с симпатическими маркерами выявлены нами у девочек ханты 11-14 лет (Ivr, %/с (r=-0,52); In, %/с (r=-0,54); АМо,% (r=-0,59)) и мальчиков ханты 15-17 лет (Ivr, %/с (r=-0,61); АМо,% (r=-0,52)).

В этих же возрастно-половых группах школьников ханты установлено наличие связи обсуждаемых интервалов с RR, мс – отражающего степень вариативности значений кардиоинтервалов в исследуемом динамическом ряду (r=0,50 – у девочек; r=-0,56 – у мальчиков). В возрастно-половых группах школьников, уроженцев Среднего Приобья аналогичная тенденция по отношению к симпатическим маркерам наблюдалась лишь у 15-17-летних девочек (Ivr, %/с (r=-0,59); In, %/с (r=-0,62); АМо,% (r=-0,60)). Этот факт указывает на тесные взаимосвязи между электрической систолой желудочков и высокой активностью симпатического отдела вегетативной нервной системы у школьников проживающих в условиях Среднего Приобья на обсуждаемых этапах онтогенеза.

Результаты выявления взаимосвязей между отдельными показателями вариационной пульсометрии и эхокардиографии у изучаемых популяционных групп представлены в таблицах 5.3-5.14. Из материалов каждой из этих таблиц следует, что существует значительная вариабельность величин парных коэффициентов корреляции между указанными выше показателями в возрастном аспекте. Так в группах девочек, уроженок Среднего Приобья к 15-17 годам максимально увеличивается общее число умеренных и значительных взаимосвязей, в то время как у девочек ханты этот процесс наблюдается уже в 11-14 лет, а к 15-17 годам теснота взаимосвязей между показателями вариационной пульсометрии и ЭХО резко снижается. В группах мальчиков ситуация складывалась несколько иначе, поэтому у уроженцев Среднего Приобья наибольшее количество взаимосвязей отмечено нами в возрасте 7-10 и 11-14 лет, а в группе ханты – 7-10 и 15-17 лет.

Обращает на себя внимание тот факт, что наибольшее количество сильных связей между параметрами ЭХО и вариационной пульсометрии выявлено нами у девочек ханты 11-14 лет и у девочек, уроженок Среднего Приобья 15-17 лет. В группах мальчиков ханты такая взаимосвязь установлена минимальное количество раз в 7-10 лет, а у уроженцев Среднего Приобья она отсутствовала вообще. Кроме того, у девочек ханты к 11-14 годам постепенно нарастала теснота корреляционных связей эхокардиографических показателей с показателями как симпатической, так и парасимпатической активности. У мальчиков ханты этот процесс касался преимущественно линейных размеров сердца и постепенно нарастал к 15-17 годам. В популяции уроженцев Среднего Приобья, у мальчиков 7-10 лет практически все обсуждаемые эхокардиографические показатели имели значительную корреляционную связь с водителем ритма, которая с возрастом ослабевала.

Анализ таблиц показал, что размер правого предсердия имел значительную корреляционную связь у девочек ханты и уроженок Среднего Приобья в 11-14 лет с СКО (r=-0,57), R-R (r=-0,63), Ivr (r=0,60), In (r=0,60) и с СКО (r=-0,61), R-R (r=-0,52) соответственно; в 15-17 лет данная тенденция была характерна только для уроженок Среднего Приобья (СКО (r=0,64), R-R (r=0,65), Ivr (r=-0,59), In (r=-0,60)). В группах мальчиков этого возраста размер правого предсердия имел прямую значительную связь с СКО (r=0,68), R-R (r=0,66) и обратную с Ivr (r=-0,59), In (r=-0,56) лишь у ханты 15-17 лет.

Размер левого предсердия в группах девочек ханты 11-14 лет прямопропорционально коррелировал с Ivr (r=0,72), In (r=0,68), обратнопропорционально с СКО (r=-0,80), R-R (r=-0,68) и в возрасте 15-17 лет прямопропоционально с СКО (r=0,62), R-R (r=0,59) и обратнопропорционально с Ivr (r=-0,60), In (r=-0,61) в группах девочек, уроженок Среднего Приобья. У мальчиков значительная корреляционная связь по данным показателям выявлена в 11-14 лет и 15-17 лет у ханты (СКО (r=0,68), R-R (r=0,63), Ivr (r=-0,56), In (r=-0,51) и СКО (r=0,68), R-R (r=0,66), Ivr (r=-0,59), In (r=-0,56) соответственно) и в 7-10 лет у уроженцев Среднего Приобья (Мо (r=-0,57), In (r=0,51)).

Размер правого желудочка имел более тесную связь у школьниц изучаемых популяций только в 11-14-летнем возрасте, причем у девочек ханты сильная обратная корреляционная связь была выявлена с показателями парасимпатической активности (СКО (r=-0,73), R-R (r=-0,81)); сильная и значительная с симпатическими - Ivr (r=0,72), In (r=0,69). У уроженок Среднего Приобья значительная прямая корреляционная связь с симпатическими показателями Ivr (r=0,54) и In (r=0,54). У мальчиков данная тенденция отсутствовала.

Линейные размеры левого желудочка у девочек ханты 11-14 лет обратно коррелировали между КДР и Мо (r=-0,55). У уроженок Среднего Приобья этого возраста прямая корреляция между КСР и СКО (r=0,61), КСР и R-R (r=0,52), а в 15-17-летнем возрасте между КДР и Мо (r=-0,62), R-R (r=-0,55) и между КСР и СКО (r=-0,58), R-R (r=-0,70), Ivr (r=0,55), In (r=0,52). В группах мальчиков выявлена связь между КДР и СКО (r=-0,59), Ivr (r=0,53) у ханты 7-10 лет и КДР и СКО (r=-0,74), R-R (r=-0,52), Ivr (r=0,59), In (r=0,57) у ханты 15-17 лет; между КДР и Мо (r=-0,57), In (r=0,52) и КСР и Мо (r=-0,60), In (r=0,52) у уроженцев Среднего Приобья 7-10 лет, между КСР и R-R (r=0,53), Ivr (r=-0,56), In (r=-0,54) у 15-17-летних мальчиков этой популяции.

Корреляционная связь объемных размеров левого желудочка с параметрами вариационной пульсометрии оценивалась как обратная, так и прямая. У девочек ханты наиболее тесные корреляции установлены нами в 11-14 лет между КСО и СКО (r=-0,77), R-R (r=-0,65), Ivr (r=0,76), In (r=0,75), а у уроженок Среднего Приобья как в 11-14 лет (между КСО и СКО (r=0,60), R-R (r=0,50), Ivr (r=-0,47), In (r=-0,48)), так и в 15-17 лет (между КДО и Мо (r=-0,65), КСО и СКО (r=-0,62), R-R (r=-0,73), Ivr (r=0,58), In (r=0,56), УО и Мо (r=-0,70)). У мальчиков, уроженцев Среднего Приобья значительная корреляционная связь между обсуждаемыми параметрами в 7-10 лет выявлена нами между КДО и Мо (r=-0,58), In (r=0,52), КСО и Мо (r=-0,62, In (r=0,51), а в 15-17 лет между КСО и симпатическими показателями (Ivr (r=0,53), In (r=0,55)).

Фракции выброса и укорочения демонстрировали наиболее значимые корреляционные связи с показателями структуры сердечного ритма у девочек обеих популяций в среднем школьном возрасте. Так у девочек ханты ФВ коррелировала с СКО (r=0,58), R-R (r=0,53), Ivr (r=-0,56), In (r=-0,56), а ФУ с СКО (r=0,71), R-R (r=0,65), Ivr (r=-0,68), In (r=-0,67) в возрасте 7-10 лет, а у девочек, уроженок Среднего Приобья ФВ с СКО (r=-0,58), R-R (r=-0,53), Ivr (r=0,59), In (r=0,60) в возрасте 11-14 лет и ФВ с Мо (r=-0,60), ФУ с Мо (r=-0,63) в возрасте 15-17 лет. Значительная корреляционная связь установлена нами у мальчиков обеих популяций в возрасте 7-10 лет: у ханты ФВ коррелировала с СКО (r=0,59), In (r=-0,60), а ФУ с СКО (r=0,58), R-R (r=0,65), Ivr (r=-0,59), In (r=-0,57); у уроженцев Среднего Приобья ФВ с Мо (r=0,63), а ФУ с Мо (r=0,62). В возрасте 15-17 лет ФВ коррелировала с Мо (r=-0,53) и ФВ с Мо (r=-0,55) у мальчиков ханты.

Корреляционный анализ толщины МЖП и ЗС с обсуждаемыми показателями выявил взаимосвязь между МЖП и СКО (r=0,54), R-R (r=0,63), Ivr (r=-0,55), In (r=-0,56) у девочек и ЗС и R-R (r=-0,54) у мальчиков ханты 7-10 лет, а также ЗС и СКО (r=0,52) у мальчиков ханты 11-14 лет. В популяционной группе уроженцев Среднего Приобья такая связь отмечена нами у девочек 11-14 лет (МЖП и СКО (r=0,58)) и 15-17 лет (ЗС и СКО (r=-0,69), R-R (r=-0,59), Ivr (r=0,75), In (r=0,74)).

Таким образом, метод вариационной пульсометрии при исследовании детского населения ХМАО-Югры позволил регистрировать сдвиги нейрогуморального равновесия, степень участия симпатического и парасимпатического звеньев в регуляции ритма сердечных сокращений, степень централизации его управления.

Выводы:

1. Физическое развитие обследованных нами школьников свидетельствовало о преобладании мезоморфных процессов в младшем школьном возрасте и возрастанием числа случаев умеренно брахиморфных пропорций в старшем школьном возрасте. Вероятно, более низкие показатели асимметрии, объема фазового пространства по весоростовым признакам и интегральным параметрам у современного подрастающего поколения ханты указывают на процесс грацилизации уже в 7-10 лет, а у школьников, уроженцев Среднего Приобья - на отдельные проявления акцелерации.

2. Дифференциальная оценка функции сердечно-сосудистой системы показала, что 74% обследованных детей ханты и 50% детей уроженцев Среднего Приобья имели гиперкинетический тип кровообращения.

3. Выявлены популяционные особенности биоэлектрической активности миокарда детей ханты 7-17 лет. У девочек ханты установлена высокая возбудимость миокарда предсердий и желудочков в 7-10 лет; у мальчиков на всех этапах онтогенеза – низкая предсердная, а в 15-17 лет и желудочковая возбудимость. Длительность предсердной проводимости в обеих половых группах ханты оставалась высокой, в то время как атриовентрикулярная проводимость характеризовалась как низкая. Удлинение времени проведения возбуждения по предсердиям и желудочкам сердца у мальчиков, уроженцев Среднего Приобья среднего и старшего школьного возраста совпадает со временем наиболее быстрого увеличения общего размера сердца в этом возрасте. Наиболее выраженные различия параметров аттракторов ВСОЧ установлены в группах школьников 11-14 лет.

4. Полученные данные стандартной ЭКГ свидетельствовали о высокой частоте встречаемости номотопных аритмий в популяции ханты (75%), особенно в младшем школьном возрасте. У уроженцев Среднего Приобья дизритмии зарегистрированы в более 50% случаев.

5. У школьников ханты 7-10 лет установлена высокая доля как адренергических, так и холинергических влияний, но в онтогенезе, в обеих популяционных группах, (к 15-17 годам) тонус вегетативной нервной системы смещался в вагальную сторону. В 7-10 лет у мальчиков и в 11-14 лет у девочек ханты выявлено некоторое напряжение регуляторных механизмов с малым вариационным размахом и большим индексом напряжения и амплитудой моды, что может быть обусловлено снижением функции парасимпатической и повышением функции симпатической нервной системы. В группах уроженцев Среднего Приобья эти периоды приходятся на 11-14 лет у девочек и 15-17 лет у мальчиков.

6. К 7-10 годам у мальчиков и 11-14 годам у девочек ханты, а также 7-10 годам у мальчиков и 15-17 годам у девочек, уроженцев Среднего Приобья происходит увеличение числа значительных и сильных корреляционных связей между изученными параметрами электро- и эхокардиографии и вариационной пульсометрии, что свидетельствует об усилении адаптационного напряжения сердца в этом возрасте.

Практические рекомендации

Исследование функционального состояния сердечно-сосудистой системы с использованием предложенных методов показано всем детям школьного возраста в целях повышения информативности оценки и мониторинга общего функционального состояния организма и выраженности вегетативных расстройств. Снижение текущего функционального состояния ВНС ребенка, вероятно, является самостоятельным фактором риска развития сердечно-сосудистой патологии.

При принятии решения об отнесении ребенка к группе риска по сердечно-сосудистой патологии, при занятиях физической культурой в спецмедгруппах, а также возможной постановке на диспансерный учет, необходимо учитывать общее функциональное состояние, ориентируясь на показатель суммарной активности регуляторных механизмов по среднему квадратическому отклонению (СКО R-R), баланс отделов вегетативной нервной системы и показатель симпатической активности – In, отражающий степень централизации управлении сердечным ритмом.

При необходимости проведения медикаментозной коррекции выбор лекарственного препарата должен осуществляться с учетом фона нейрогуморальной регуляции.

По теме диссертации были опубликованы следующие работы:

Монографии:

  1. Нифонтова, О.Л. Эколого-физиологические аспекты адаптации и вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы человека в условиях Среднего Приобья / О.Л. Нифонтова. - Сургут: РИО СурГПУ, 2006. – 138 с.
  2. Нифонтова, О.Л. Особенности функционального состояния сердечно-сосудистой системы детей школьного возраста, проживающих в северном регионе (на примере Сургутского района ХМАО-Югры) / О.Л. Нифонтова, В.И. Корчин, О.Е. Филатова. – Сургут: РИО СурГПУ, 2009 – 156 с.

Публикации в научных журналах, рекомендованных ВАК при соискании ученой степени доктора биологических наук:

  1. Нифонтова, О. Л. Состояние сердечно-сосудистой системы студентов – уроженцев Среднего Приобья / В.С. Соловьев, О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Гигиена и санитария. – 2004. - № 1. – С. 44-47.
  2. Нифонтова, О.Л. Эколого-географическая характеристика Среднего Приобья / О.Л. Нифонтова // Экология человека. – 2006. - № 9. – С. 3-7.
  3. Нифонтова, О.Л. Некоторые показатели состояния сердечно-сосудистой системы у детей коренной народности Севера (ханты) / В.И. Корчин, О.Л. Нифонтова // Экология человека. – 2007. – № 7. – С. 34–38.
  4. Нифонтова, О. Л. Антропометрические параметры у детей и подростков Тюменского Севера / В.И. Корчин, О.Л. Нифонтова // Экология человека. – 2007. – № 6. – С. 15-18. 
  5. Нифонтова, О.Л. Сравнительная оценка антропометрических и электрокардиографических показателей детей школьного возраста Тюменского Севера / О.Л. Нифонтова // Вестник Поморского университета. Серия физиологические и психолого-педагогические науки. – 2007. – № 1 (11). – С. 15–20.
  6. Нифонтова, О.Л. Показатели центральной и периферической гемодинамики школьников Среднего Приобья / О.Л. Нифонтова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008. – № 11. – С. 83-90.
  7. Нифонтова, О.Л. Амплитудные и временные показатели электрокардиографии детей коренной народности Севера (ханты) / В.И. Корчин, О.Л. Нифонтова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008. – № 12. – С. 83-90.
  8. Нифонтова, О.Л. Системный анализ и синтез параметров квазиаттракторов поведения вектора состояния сердечно-сосудистой системы детского населения Югры / Е.А. Багнетова, О.В. Климов, О.Л. Нифонтова, О.Е. Филатова, Е.А. Шапошникова // Открытое образование. – 2009. - № 3. – С. 115-125.
  9. Нифонтова, О.Л. Использование метода системного анализа в оценке адаптивных возможностей вегетативной нервной системы организма учащихся северного региона / Е.А. Багнетова, В.В. Козлова, О.Л. Нифонтова, О.Е. Филатова, А.П. Шокарев // Открытое образование. – 2009. - №3. – С. 126-132.

Статьи и сообщения в научных журналах и сборниках:

  1. Нифонтова, О.Л. Адаптация сердечно-сосудистой системы к условиям Севера / О.Л. Нифонтова // Межвузовский сборник научных трудов. – 2001. – С. 18-20.
  2. Нифонтова, О.Л. Состояние сердечно-сосудистой системы студентов спортсменов 17-20 лет, проживающих в условиях Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Материалы Международной конференции «Естествознание на рубеже столетий». - Т.2. «Медицинские науки». – Дагомыс: РАЕ, 2001. – С. 91.
  3. Нифонтова, О.Л. Влияние климатогеографических условий Среднего Приобья на адаптацию организма к физическим нагрузкам / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова, А.А. Пилепюк // Спорт, физическая культура и здоровье: сборник научных статей ученых Западной Сибири и Урала. Выпуск №1. – Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2001. – С. 151-154.
  4. Нифонтова, О.Л. Антропометрические и функциональные показатели подростков северного города / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова, М.А. Махеева // Сборник научных статей ученых Западной Сибири и Урала «Спорт, физическая культура и здоровье». – 2001. – № 1. – С. 155-158.
  5. Нифонтова, О.Л. Состояние сердечно-сосудистой системы юношей и девушек 17-20 лет – уроженцев г. Сургута / О.Г.Литовченко, О.Л. Нифонтова // Материалы Международной конференции «Успехи современного естествознания» (Сочи, октябрь 2002). – М.: РАЕ, 2002.- №6. – С. 68-70.
  6. Нифонтова, О.Л. Показатели электрокардиограммы юношей и девушек 17-20 лет г. Сургута / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова, А.С. Положенцев // Межвузовский сборник научных трудов. – 2002. – С. 123-131.
  7. Нифонтова, О.Л. Состояние гемодинамики взрослого населения Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова, Н.В. Андрусенко // Материалы Международного научного симпозиума «Югра-гемо». – Ханты-Мансийск, 2004. – С.118-121.
  8. Нифонтова, О.Л. Проблемы здоровья детей в Среднем Приобье / О.Л. Нифонтова // Материалы III Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы экологии». -  Караганда, 2004. – С. 61-62.
  9. Нифонтова, О.Л. Вегетативная регуляция работы сердца на Севере / О.Л. Нифонтова // Материалы международной научной конференции «Современные проблемы экспериментальной и клинической медицины» (Паттайя (Таиланд), 2005). – М.: РАЕ, 2004. - №12. – С. 68-70.
  10. Нифонтова, О.Л. Некоторые морфофункциональные показатели детей 8-13 лет г. Сургута с высоким уровнем двигательной активности / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова, В.Н. Собакарь // Тезисы докладов научно-образовательного форума молодых ученых «Наука о физической культуре и спорте – шаг в 21 век. Инновационные технологии и перспективы развития спортивной науки». – М.: Флинта: Наука, 2005. – С. 113-114.
  11. Нифонтова, О.Л. Некоторые гемодинамические характеристики сургутян 17 лет в зависимости от северного стажа / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Тезисы региональной научно-практической конференции «Человеческое измерение регионального развития: экология, экологическое образование и воспитание». - Нижневартовск, 2005. – С. 29-31.
  12. Нифонтова, О.Л. Межпопуляционный анализ физического развития и функционального состояния сердечно-сосудистой системы детей Сургутского района / О.Л. Нифонтова // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции «Дети России Образованы и Здоровы-ДРОЗД». – Москва, 2005. – С. 253-255.
  13. Нифонтова, О.Л. Здоровье жителей Среднего Приобья: современное состояние проблемы / О.Л. Нифонтова // Сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции «Потенциал развития России ХХI века». – Пенза, 2006. – С. 129-131.
  14. Нифонтова, О.Л. Состояние некоторых гемодинамических показателей сельских школьников 13-15 лет / О.Л. Нифонтова, А.Э. Щербакова // Сборник тезисов Четвертой Российская научно-практическая конференция «Вопросы профилактической медицины в регионах Крайнего Севера» (Надым, 2006). - Омск: Изд-во ОмГМА. – С. 117-118.
  15. Нифонтова, О.Л. Особенности морфофункционального развития детей отдельных регионов Тюменского Севера / О.Л. Нифонтова // Сборник материалов 2-ой региональной научно-практической конференции «Экологическое образование и здоровый образ жизни». – Сургут: РИО СурГПУ, 2006. – С.135-136.
  16. Нифонтова, О.Л. Распространенность нарушений адаптивных процессов в Северной популяции современного человека / О.Л. Нифонтова // Сборник материалов IV Всероссийской научно-практической конференции «Формирование здорового образа жизни населения». -  Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2006. – 130-132.
  17. Нифонтова, О.Л. Некоторые показатели сердечно-сосудистой системы детей ханты Сургутского района Здоровый образ жизни как основной фактор формирования здоровья населения Тюменского Севера / О.Л. Нифонтова // Материалы Региональной научно-практической конференции (Югорск, 2006). – Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2006. – С. 130-132.
  18. Нифонтова, О.Л. Физическое развитие и здоровье школьников на Тюменском Севере Проблемы совершенствования вузовской науки и образования: Труды СурГПУ, (Серия «Научные труды СурГПУ»). – Сургут: РИО СурГПУ, 2006. – Вып.3. – С. 154-161.
  19. Нифонтова, О.Л. Региональные особенности состояния здоровья жителей урбанизированного Севера / О.Л. Нифонтова, А.Э. Щербакова // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни». – Сургут: РИО СурГПУ, 2007. – С.129-132.
  20. Нифонтова, О.Л. Оптимизация учебной нагрузки детей ханты на основе данных физиологических исследований / О.Л. Нифонтова, А.А. Говорухина, Е.А. Багнетова // Материалы Всероссийской научно-практическая конференции с международным участием «Интеграция инновационных процессов в системе российского образования». - Тюмень: ТОГИРРО, 2007. – С. 36-38.
  21. Нифонтова, О.Л. Адаптивные возможности школьников Тюменского Севера / О.Л. Нифонтова, А.А. Говорухина // Материалы II Международной научной конференции «Фундаментальные исследования» (Доминиканская республика, 2007). – М.: РАЕ, 2007. - №5. – С.85-86.
  22. Нифонтова, О.Л. Адаптационные способности основных функциональных систем организма коренного и пришлого населения в гипокомфортных климатогеографических условиях ХМАО-Югры / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // Материалы VI съезда физиологов Казахстана с международным участием. – Караганда: изд-во КГМА, 2007. – С. 158.
  23. Нифонтова, О.Л. Функциональные показатели детей школьного возраста Тюменского Севера / О.Л. Нифонтова, А.А. Говорухина // Материалы всероссийской научно-практической конференции «Проблемы сохранения здоровья в Сибири и в условиях Крайнего Севера». - Омск: Изд-во СибГУФК, 2007. – С.122-127.
  24. Нифонтова, О.Л. Оценка основных показателей гемодинамики у сельских и городских школьников 13-15 лет, проживающих в климатических условиях высоких широт / О.Л. Нифонтова, А.Э. Щербакова // Материалы всероссийской научно-практической конференции «Проблемы сохранения здоровья в Сибири и в условиях Крайнего Севера». - Омск: Изд-во СибГУФК, 2007. – С.130-132.
  25. Нифонтова, О.Л. Вегетативный статус детей Севера / О.Л. Нифонтова // Тезисы докладов XX съезд физиологического общества имени И.П. Павлова. - Москва, 2007. - С. 357.
  26. Нифонтова, О.Л. Особенности адаптации организма учащихся коренной национальности ханты / О.Л. Нифонтова // Сборник научных материалов окружной научно-практической конференции «VI Знаменские чтения». – СурГПУ, 2007. – С. 23-28.
  27. Нифонтова, О.Л. Популяционные особенности и медико-биологические проблемы населения Ханты-Мансийского автономного округа - Югры / О.Г. Литовченко, О.Л. Нифонтова // ВИНИТИ 29.09.07. № 917 - В2007.  - 20 с.
  28. Нифонтова, О.Л. Характеристика параметров ритма сердца у детей коренного населения Ханты-Мансийского автономного округа / О.Л. Нифонтова, А.Б. Гудков, А.Э. Щербакова // Экология человека. – 2007. – № 11. – С. 41-45.
  29. Нифонтова, О.Л. Состояние вегетативной регуляции сердечного ритма школьников, уроженцев Среднего Приобья / О.Л. Нифонтова, О.Г. Литовченко // ВИНИТИ 13.03.08. № 218 - В2008. - 12 с. 
  30. Нифонтова О.Л. Характер и особенности адаптивных реакций вегетативной нервной системы детей ханты в условиях Среднего Приобья / О.Л. Нифонтова // Вопросы полярной медицины. – 2008. – № 2 (15). – С. 30-36.
  31. Нифонтова, О.Л. Вегетативные реакции сердечно-сосудистой системы у сельских школьников В условиях Тюменского севера / О.Л. Нифонтова // Научный вестник Ханты-Мансийского государственного медицинского института. – 2008. - № 4. – С. 94- 98.
  32. Нифонтова, О.Л. Физиология адаптационных процессов в условиях Севера / О.Л. Нифонтова // Научный вестник Ханты-Мансийского государственного медицинского института. – 2008. - № 4. – С. 87- 93.
  33. Нифонтова, О.Л. Оценка показателей вегетативного статуса у детей школьного возраста Тюменского севера / О.Л. Нифонтова // Сборник статей V Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни». – Сургут: РИО СурГПУ, 2008. – С. 173-174.
  34. Нифонтова, О.Л. Особенности функционального состояния сердечно-сосудистой системы у школьников – коренных жителей Ханты-Мансийского автономного округа // Сборник статей V Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни». – Сургут: РИО СурГПУ, 2008. – С. 175-177.
  35. Нифонтова, О.Л. Морфофункциональные особенности детей ханты / О.Л. Нифонтова, А.Э. Щербакова // Материалы Международной научно-практической конференции «Современные проблемы экологической физиологии». – Алматы, 2008.- С. 110.
  36. Нифонтова, О.Л. Показатели электрокардиографии и вариационной пульсометрии у подростков, уроженцев ХМАО-Югры / О.Л. Нифонтова, А.Э. Щербакова, В.Р. Сафонова // Сборник статей V Всероссийской научно-практической конференции «Окружающая среда и здоровье». – Пенза: РИО ПГСХА, 2008. – С. 147-150.
  37. Нифонтова, О.Л. Антропометрические показатели школьников коренной национальности (ханты) / О.Л. Нифонтова, А.А. Говорухина, А.Э. Щербакова // Материалы V Международной научно-практической конференции «Оздоровление средствами образования и экологии». – СПб. - Челябинск: ЦНИТ «АСТЕРИОН»; Изд-во ЧГПУ, 2008. – С. 204-206.
  38. Нифонтова, О.Л. Влияние климатических условий Западной Сибири на вегетативный гомеостаз сельских школьников / О.Л. Нифонтова, А.Э. Щербакова // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Академическая мобильность студентов: возможности и перспективы». – Сургут: РИО СурГПУ, 2008. - С. 116-118.
  39. Нифонтова, О.Л. Некоторые показатели сердечного ритма и системы внешнего дыхания детей ханты Сургутского района / О.Л. Нифонтова // Научный вестник Ханты-Мансийского государственного медицинского института, 2008. - № 3-4. – С. 99-105.
  40. Нифонтова, О.Л. Изучение показателей ритма сердца детей школьного возраста с применением метода вариационной пульсометрии / О.Л. Нифонтова // Научный вестник Ханты-Мансийского государственного медицинского института, 2008. - № 3-4. – С. 106-109.
  41. Нифонтова, О.Л. Морфофункциональное развитие школьников коренного населения Среднего Приобья / О.Л. Нифонтова // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физического воспитания и спортивной тренировки учащейся молодежи». – Москва-Новочебоксарск, 2009. – С. 188-192.
  42. Нифонтова, О.Л. Функциональные показатели детей школьного возраста, жителей Югры / О.Л. Нифонтова // Сборник статей VI Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физической культуры и здорового образа жизни». – Сургут: РИО СурГПУ, 2009. – С. 156-159.
  43. Нифонтова, О.Л. Интервал ST у детей коренной национальности ханты 7-17 лет, по данным стандартной электрокардиографии / О.Л. Нифонтова // Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции «Экология человека: концепция факторов риска, экологической безопасности и управления рисками». – Пенза, 2009. - С. 102-106.
  44. Нифонтова, О.Л. Здоровье школьников в условиях современной образовательной среды / Е.А. Багнетова, О.Л. Нифонтова, И.А. Кавеева // Материалы ХVI Международного симпозиума «Эколого-физиологические аспекты адаптации». – М.: РУДН, 2009. – С. 71-73.
  45. Нифонтова, О.Л. Эхокардиографические показатели детей школьного возраста, проживающих в сельской местности Среднего Приобья  / О.Л. Нифонтова, Ю.Г. Бурыкин, Е.А. Багнетова, В.И. Корчин // Материалы ХVI Международного симпозиума «Эколого-физиологические аспекты адаптации». – М.: РУДН, 2009. – С . 230-232.
  46. Нифонтова, О.Л. Системный анализ показателей электрического диполя сердца у школьников Югры / О.Л. Нифонтова, О.В. Климов // Экологический вестник Югории, 2009. - № 1. – С.57-61.
  47. Нифонтова, О.Л. Особенности показателей векторкардиографии у школьников северного региона / Е.А. Багнетова, Ю.Г. Бурыкин, О.Л. Нифонтова, О.Е. Филатова // Материалы Международная конференция «Физиология развития человека». – М.: Институт возрастной физиологии, 2009. – С. 235-239.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АМО – амплитуда моды

ГрТК – гиперкинетический тип кровообращения

ГТК – гипокинетический тип кровообращения

ЗС – задняя стенка

ИК – индекс Кетле

ИКр – индекс кровообращения

ИП – индекс Пинье

ИР – индекс Рорера

Ис – индекс стении

ИФИ – индекс функциональных изменений

КДО – конечный диастолический объем

КДР – конечный диастолический размер

КИГ – кардиоинтервалограмма

КСО – конечный систолический объем

КСР – конечный систолический размер

ЛЖ – левый желудочек

МЖП – межжелудочковая перегородка

Мо – мода

МОК – минутный объем крови

ОПСС – общее периферическое сопротивление сосудов

ПЖ – правый желудочек

СИ – сердечный индекс

СКО – среднеквадратическое отклонение

СО – систолический объем

УО – ударный объем

УПСС – удельное периферическое сопротивление сосудов

ФВ – фракция выброса

ФУ – фракция укорочения

ХМАО – Ханты-Мансийский автономный округ

ЧСС – частота сердечных сокращений

ЭКГ – электрокардиограмма

ЭОС – электрическая ось сердца

ЭТК – эукинетический тип кровообращения

ЭХО - эхокардиография

R-R – вариационный размах

D – диастолическое давление

In – индекс напряжения

Ivr – индекс вегетативного равновесия

P – пульсовое давление

S – систолическое давление

А.- среднее артериальное давление

аVF – усиленное однополюсное отведение с левой ноги

аVL – усиленное однополюсное отведение с левой руки

аVR – усиленное однополюсное отведение с правой руки






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.