WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

РОДЫГИНА

Юлия Кимовна

МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И НЕЙРОБИОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

19.00.04 Медицинская психология

05.26.02 Безопасность в чрезвычайных ситуациях

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Санкт-Петербург

2011

Работа выполнена ГОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития РФ и ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ

Научные консультанты:  доктор медицинских наук, профессор

Незнанов Николай Григорьевич,

доктор медицинских наук, профессор

Соловьев Андрей Горгоньевич

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук,

  заслуженный деятель науки РФ, профессор

  Карвасарский Борис Дмитриевич,

  доктор медицинских наук, профессор

  Евдокимов Владимир Иванович,

  доктор медицинских наук, профессор

  Курпатов Владимир Иванович

Ведущая организация: Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова

Защита состоится 27 октября 2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета (Д 208.093.01) при Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева, 192019, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д. 3

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института

им. В.М. Бехтерева, 192019, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д. 3

Автореферат разослан 26 сентября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор

Чехлатый Евгений Иванович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Здоровье населения является важнейшим фактором национальной безопасности государства. Ухудшение популяционного здоровья свидетельствует о необходимости разработки и реализации эффективных программ медицинской профилактики и лечения (Разумов А.Н., 2006). Профессиональное здоровье определяет главное в человеческом ресурсе – профессиональную надежность и имеет при этом свойства биосоциального фактора (Пономаренко В.А., 2004).

В соответствии с Глобальным планом мероприятий ВОЗ по здоровью работающих на 2008 – 2017 гг., особое внимание уделяется профилактике ряда профессиональных заболеваний и состояний, среди которых обозначен профессиональный стресс и его последствия для здоровья. 

Надежность работы человека в современных условиях напрямую связана с профессиональным отбором специалистов. Отсев «непригодных» в процессе обучения снижается с 30 – 40% до 5 – 8%, аварийность по вине персонала уменьшается на 40 – 70%, надежность систем управления повышается на 10 – 25%, затраты на подготовку специалистов снижаются на 30 – 40 % (Тараканов О.П., 1992)

Воздействие неблагоприятных факторов стресса, характерно для таких профессиональных групп как сотрудники полиции (Deschamps F., 2003; Кузьмина Л.П. и др., 2004; Хайбуллина А.З., 2005; Калягин Ю.С. и др., 2006; Huddleston L., 2007), военнослужащие (Щегольков А.М., и др., 2000; Глушко А.Н., 2004; Эльгаров А.А. и др., 2007; Bridger R.S., 2008), сотрудники министерства чрезвычайных ситуаций (МЧС) (Колычева И.В. и др., 2003; Колесов В.Г. и др., 2005; Лядов К.В. и др., 2007). Возрастание нервно-эмоциональных нагрузок в процессе трудовой деятельности приводит к состоянию напряжения, а нередко и перенапряжения функционального состояния организма, что можно рассматривать, как формирование производственного стресса. Это представляет особую важность в связи с тем, что ряд нозологических форм, связанных с реакцией организма человека на профессиональные стресс-факторы, уже включены в перечень производственно обусловленных заболеваний (work-related diseases)  по МКБ-10 (Z73-проблемы, связанные с трудностью поддержания нормального образа жизни).

Экстремальная деятельность предъявляет высокие требования к психологическим и физиологическим механизмам жизнедеятельности человека, в то же время его биологическая структура остаётся относительно устойчивым, консервативным началом, что приводит к социально-биологической аритмии и дисгармонии развития человека и обусловливает возникновение различных заболеваний (Царегородцев Г.И., 1998). 

Психоэмоциональный стресс является ведущим компонентом экстремальной профессиональной деятельности и детерминируется индивидуальными характеристиками функций центральной нервной системы (ЦНС), при этом последние играют решающую роль для прогнозирования его последствий (Никифоров Г.С., 2003; Оганесян Г.Р., 2004).

Неспецифические изменения при стрессе проявляются на вегетативном, гуморальном, биохимическом, а также поведенческом и психическом уровнях и направлены на защиту организма от негативных воздействий стрессоров физической и психосоциальной природы (Сидоров П.И., Совершаева С.Л., 2001; Агаджанян Н. А., Баевский Р.М. и др., 2004).

На фоне стресса при изменении активности нейромедиаторных систем мозга наблюдается снижение уровня иммунной защиты (Идова Г.В. и др., 2006; Segal A.B., Bruno S. 2006; Brydon L. et al., 2009; Никитина В.Б., Ветлугина Т.П., 2010).  Адекватный иммунный ответ на стрессовый стимул позволяет организму сохранить достаточный резерв резистентности к инфекционным агентам, к опухолевой трансформации клеток и к стрессовым повреждениям тканей (Харитонова И.В., Горнушкина Е.Ю., 2000; Насонов Е.Л., 2001).

Изолированность интерпретации психологических, нейробиологических сдвигов у лиц экстремальных профессий не позволяет в достаточной мере осветить степень психологических, личностных и физиологических перестроек при адаптации к стрессовым нагрузкам (Боев И.В. и др., 1999; Иванова С.А., 2000; Вассерман Л.И. и др., 2004). Для своевременной регистрации признаков донозологического уровня и коррекции стресс-индуцированных состояний, реализации системы профессионального отбора, последующего сопровождения лиц профессий повышенного риска, а также своевременных реабилитационных мероприятий необходимы экспресс-тесты, позволяющие фиксировать объективные изменения социально-психологических и нейробиологических параметров.

В связи с вышеизложенным актуальным является комплексное изучение нейробиологических и социально-психологических детерминант, определяющих реагирование и поведение человека на экстремальные условия деятельности.

Цель исследования – выявление и проведение комплексного анализа социально-психологических и нейробиологических механизмов реагирования человека на условия экстремальной профессиональной деятельности для разработки способов прогнозирования профессиональной пригодности и мероприятий по профилактике психосоматических расстройств у лиц экстремальных профессий.

Задачи исследования:

  1. Выявить особенности функционирования психических процессов сотрудников различных профессиональных групп в условиях экстремальной деятельности.
  2. Определить характер изменчивости свойств нервной системы и психоэмоциональных состояний человека в условиях повседневного профессионального стресса.
  3. Оценить личностный профиль лиц экстремальных профессий в процессе выполнения профессиональных обязанностей.
  4. Провести анализ социального статуса сотрудников экстремальных профессий, в зависимости от пола и стажа службы.
  5. Установить особенности биохимических, нейроиммунологических и нейроэндокринных параметров сотрудников групп «опасных профессий» в процессе службы.
  6. Определить взаимосвязи социально-психологических и нейробиологических факторов в условиях адаптации к экстремальной профессиональной деятельности.
  7. Разработать алгоритм прогнозирования уровней профессиональной пригодности у лиц экстремальных профессий по совокупности  социально-психологических и нейробиологических параметров.
  8. Представить концепцию профилактики психосоматических расстройств у лиц экстремального профессионального профиля.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Специфичные изменения психических процессов и состояний сотрудников экстремальных служб являются следствием воздействия комплекса профессиональных факторов; с увеличением стажа службы происходит ухудшение когнитивных функций сотрудников «опасных» профессий.
  2. Динамика службы в сложных условиях профессиональной деятельности характеризуется стартовым периодом развития гиперстенических личностных свойств, этапом личностного кризиса с неврастеническим паттерном переживаний на границе 10 лет службы и последующей стенизацией качеств личности профессионала.
  3. Характер труда сотрудников экстремальных служб обусловливает развитие метаболических нарушений и функциональных изменений, степень выраженности которых зависит от продолжительности стажа. Наиболее информативными лабораторными биомаркерами для выявления негативных факторов воздействия на человека экстремальной профессиональной деятельности являются уровень кортизола, показатели содержания гормонов трийодтиронина и тироксина, содержание Ig А, Ig G, Ig M, уровень прямого билирубина, активность гамма-глутутамилтранспептидазы в сыворотке крови.
  4. Концепция профилактики психосоматических расстройств и алгоритм прогноза уровней профессиональной пригодности являются основой для повышения качества оказания медицинской и психологической помощи, профессионального отбора, медико-психологического сопровождения и ранней донозологической диагностики состояния сотрудников экстремальных профессий.

Концепция работы заключается в том, что в процессе профессиональной деятельности человека в экстремальных условиях  проявляются качественные и количественные трансформации  параметров поведенческого, когнитивного, нейроэндокринного и нейроиммунологического реагирования. Изменения меж – и внутрисистемных взаимодействий позволяют оптимизировать адаптационную деятельность организма к комплексу факторов экстремальной профессиональной деятельности, а также прогнозировать уровни профессиональной пригодности в экстремальных условиях.

Научная новизна исследования. Новым в представленном исследовании является комплексный психосоциальный и нейробиологический подход к проблеме функционирования человека в условиях экстремальной профессиональной деятельности. Впервые в результате проведенных исследований выявлены сравнительные особенности психологических характеристик и  нейробиологических параметров человека в экстремальных условиях профессиональной деятельности. Определены характеристики изменчивости свойств нервной системы и психоэмоционального состояния. Получены уникальные данные шестилетнего динамического наблюдения функционального состояния психических процессов, свойств и состояний человека в процессе выполнения экстремальной профессиональной деятельности. Установлен  личностный профиль сотрудника экстремальной службы, а также специфичные «психологические портреты» военнослужащих по контракту, сотрудников МЧС и МВД. Проанализированы социальные статусы сотрудников экстремальных служб и их изменчивость на протяжении службы. Выделены специфичные биомаркеры эффекта воздействия факторов экстремальной профессиональной деятельности. Впервые выявлены социально-психологические и нейробиологические особенности женщин-сотрудниц и женщин-курсантов, несущих службу в экстремальных подразделениях. Определены взаимосвязи социального, психологического, когнитивного, нейробиологического статуса с профессиональной пригодностью сотрудников. На основе системного анализа совокупности социально-психологических и нейробиологических параметров разработан алгоритм прогнозирования профессиональной пригодности и ее уровней у лиц экстремальных профессий. Впервые представлена концепция профилактики психосоматических расстройств, которая позволяет проводить первичную и вторичную ступень профилактики в процессе службы в экстремальном подразделении. 

Научно-практическая значимость и внедрение результатов. Результаты исследования способствуют пониманию спектра психического, физиологического и социального реагирования человека на экстремальные факторы профессиональной деятельности, решению вопросов ранней донозологической диагностики расстройств психосоматического генеза, открывают возможности для своевременной психологической коррекции нарушений психических свойств, процессов и состояний лиц, занятых экстремальным трудом.

Знание специфики биомаркеров профессиональной деятельности, связанной со стрессом, позволяет использовать их для экспресс-диагностики при диспансеризации,  профессиональной экспертизе,  психологическом и медицинском сопровождении сотрудников различных профессиональных групп, работающих в условиях выраженного психоэмоционального напряжения. Проведенное исследование позволит совершенствовать профессиональный отбор на службу, связанную с экстремальными условиями деятельности, увеличить профессиональную и медико-психологическую надежность специалистов силовых структур.

Результаты комплексного медико-психологического исследования внедрены на базе Центра психодиагностики при поликлинике Управления внутренних дел (УВД) Архангельской области и в психологическом сопровождении сотрудников различных подразделений ОВД (акт внедрения от 17.11.2004 г.). Результаты исследования внедрены в образовательные программы по медицинской психологии на кафедре психиатрии и наркологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова и в Институте ментальной медицины Северного государственного медицинского университета (Архангельск).

На основании результатов исследования внесены рационализаторские  предложения «Способ прогнозирования профессиональной успешности сотрудников органов внутренних дел» (уд. №25/02 от 23.12.2002); «Способ прогнозирования профессиональной пригодности у лиц экстремальных профессий» (уд. № 1530 от 10.09.2009). Разработаны методические рекомендации «Прогнозирование профессиональной успешности сотрудников органов внутренних дел (Архангельск, 2004).

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации были представлены и обсуждены на Региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы экологической физиологии человека на Севере (Сыктывкар, 2001); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы охраны и безопасности труда» (Самара, 2002); Региональной научно-практической конференции «Психолого-социальная работа в современном обществе: проблемы и решения» (Санкт-Петербург, 2003); Международном экологическом форуме «Environment and Human Health» (St. Petersburg, 2003); Областном семинаре УВД Архангельской области «Взаимодействие практических психологов ОВД с Учебным центром УВД» (Архангельск, 2003); областном семинаре УВД Архангельской области «Психологическое обеспечение и оказание практической помощи сотрудникам ОВД» (Архангельск, 2004); Всероссийском симпозиуме «Механизмы интеграции функций в норме и при психосоматических расстройствах» (Курск, 2005); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы повышения работоспособности и восстановления здоровья военнослужащих и гражданского населения  в условиях чрезвычайных ситуаций» (Санкт-Петербург, 2006); Всероссийской юбилейной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психиатрии и неврологии» (Санкт-Петербург, 2007); Всероссийском конгрессе «Профессия и здоровье» (Москва, 2007); Итоговой научной сессии Северного государственного медицинского университета (СГМУ) и СНЦ СЗО РАМН «Здоровье северян – итоги перспективы в свете реализации национальных проектов» посвященная 75-летию образования СГМУ (Архангельск, 2007); Всероссийской конференции «Экология психического здоровья: взаимодействие образования, науки и практики в современной психиатрии» (Архангельск, 2008); 11 Internatuional multidisciplinary neuroscience conference «Stress and behavior» (St. Petersburg, 2008);  Объединенном иммунологическом форуме, приуроченному к 100-летию вручения Нобелевской премии И.И. Мечникову и П. Эрлиху (Санкт-Петербург, 2008); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные  проблемы клинической, социальной и военной психиатрии» (Санкт-Петербург, 2009); 2-й конференции Российской ассоциации психонейрондокринологии (Москва, 2010);  Научно-практической конференции к 110-летию кафедры психиатрии и наркологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова (Санкт-Петербург, 2010); Научной конференции «Ананьевские чтения – 2010 Современные прикладные направления и проблемы психологии» (Санкт-Петербург, 2010); Всероссийской юбилейной научно-практической конференции «Актуальные проблемы военной психиатрии» (Санкт-Петербург, 2011); расширенном заседании проблемной комиссии «Медицинская психология и психотерапия» НИПНИ им. В.М. Бехтерева (Санкт-Петербург, 2011).

Исследование поддерживались грантом Российского гуманитарного научного фонда (№ проекта 06-06-48613 а/C), научным руководителем которого являлась автор настоящей работы.

Публикация результатов исследования. По материалам диссертации опубликовано 36 научных работ, из них 14 статей в изданиях, внесенных в перечень ВАК, рекомендованных для публикации основных научных результатов диссертационных исследований, 4 журнальные статьи, в том числе, включены в международные базы цитирования.

Структура и объём диссертации. Объем диссертации 322 страницы текста компьютерного набора. Диссертация состоит из введения, восьми  глав, заключения, выводов, списка использованной литературы и приложения. Указатель литературы включает 351 источник, из них 199 на русском и 152 на иностранных языках. Работа иллюстрирована 28 таблицами, 51 рисунком и 1 схемой.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Материал исследования. В исследовании принимали участие практически здоровые люди различных возрастных, половых и социальных категорий. Для достижения условий, максимально приближенных к профессиональной деятельности, исследование лиц экстремальных профессий, было проведено  непосредственно на базе дислокации изучаемых групп.

Для реализации цели и задач исследования с 1998 по 2009 гг. были изучены 743 человека в возрасте от 18 до 45 лет, занимающиеся различными видами профессиональной деятельности. Среди них 667 человек являлись  представителями силовых структур РФ, имели специальные звания, трудились и обучались в условиях экстремальной профессиональной деятельности. Контрольную группу составили 76 человек, трудовая деятельность которых, была  не связана с экстремальными условиями. В зависимости от специфики и интенсивности воздействия экстремальных факторов нами были выделены следующие профессиональные группы (мужчины): 55 человек – военнослужащие по контракту, 59 человек – сотрудники МЧС, 315 человек сотрудники министерства внутренних дел (МВД), в разных направлениях исследования, 180 – курсанты МВД. Также были изучены 30 женщин-сотрудниц подразделений МВД и 28 женщин-курсантов университета МВД. В качестве модели позволяющей рассматривать изменчивость социально-психологических и нейробиологических параметров человека в условиях экстремальной профессиональной деятельности в зависимости от стажа и в динамике службы была использована выборка сотрудников МВД (345 человек). В соответствии с этим профессиональные группы сотрудников различных подразделений милиции (мужчины 91%, женщины 9%) в зависимости от стажа службы были разделены на подгруппы от 0,5 до 5 лет, от 5 до 10 лет службы и более 10 лет службы. Среди них 30 человек (мужчины), наблюдались в динамике шестилетнего периода службы в экстремальном подразделении с соответствующими замерами изучаемых параметров в 2003, 2006, 2009 годах.

Основными методами исследования были клинико-психологический, экспериментально-психологический, социально-психологический, лабораторный и статистический.

Методы исследования. Для проведения системного анализа и установления психологических и нейробиологических механизмов формирования реагирования человека на экстремальные условия профессиональной деятельности нами был использован комплекс информативных социально-психологических, клинико-биохимических и нейроиммунологических методик.

Для получения информации и интерпретации результатов исследования использовался клинико-психологический метод и в частности психодиагностическая беседа, как основной методический прием данного метода.

Методы социально-психологического исследования. Для выявления личностного паттерна применялся метод стандартизованного многофакторного исследования личности (СМИЛ), являющийся адаптированным вариантом теста MMPI (Собчик Л.Н., 1990). Использовался полный вариант методики, содержащий 566 утверждений, позволяющий получить профиль, построенный на основании показателей 10 базисных шкал и шкал достоверности.

Для выявления эмоционально-характерологического базиса личности, особенностей ее актуального состояния использовался второй субтест проективного цветового теста М. Люшера (стандартизованный вариант) с компьютерной обработка результатов тестирования с вычислением показателей вегетативного коэффициента (ВК), суммарного отклонения от аутогенной нормы (Со), показателя выраженности компенсаций и тревог (Влк) (Тимофеев В.И.,  Филимоненко Ю.И., 2000).

Для оценки основных свойств нервной системы использовали тест Я. Стреляу в модификации Н.Н. Даниловой, А.Г. Шмелева (1992), представляющий собой опросник из 120 вопросов. Оценка каждого свойства производилась путем суммирования баллов за ответы на вопросы. Сумма в 42 балла и выше рассматривалась, как высокая степень выраженности свойства.

Оценку уровня тревожности проводили при помощи теста Ч. Спилбергера в модификации Ю.А. Ханина (1976). Уровень тревожности до 30 баллов оценивался как низкая тревожность, от 31 до 45 – умеренная, 46 баллов и более – выраженная тревожность.

Для анализа конструктивного мышления и комбинаторных способностей использовался субтест № 9 «кубики Коса» методики Д. Векслера (1949). При последовательном выполнении 10 заданий фиксировалось время выполнения, и соответственно этому выставлялся балл за каждое задание с поправкой на скорость выполнения. Максимальная оценка в баллах – 48.

Оценка устойчивости внимания и динамики умственной работоспособности производилась с помощью пробы Шульте. Нормативное время выполнения задания по одной таблице составляло 40 – 50 сек. Оценка производилась по временным характеристикам сенсомоторных реакций. Расчитывались следующие показатели: показатель общей эффективности работы, врабатываемость, психическая устойчивость.

Определение объема кратковременной зрительной памяти проводилось по методике «память на числа» (Карелин А., 2005). В качестве стимульного материала предлагалась таблица с цифрами. Время экспозиции таблицы – 20 сек.

Для изучения состояния памяти использовалась методика заучивание 10 слов, предложенная А.Р. Лурия. Повторения производились 5 раз, при этом фиксировался результат воспроизведения. По полученному протоколу строился график «кривая запоминания».

Для оценки профессиональной пригодности проводилась,  целенаправленная беседа анкетного характера с непосредственными руководителями сотрудников (экспертами) с применением  предложенной нами 7-балльная анкета профессиональной пригодности.

Для выявления и последующего исключения из исследования лиц  имеющих расстройства связанные со злоупотреблением алкоголя использовался вопросник AUDIT, состоящий из 10 пунктов (рекомендован ВОЗ, 2007).

Для определения состояния здоровья, семейного положения, стажа службы,  образовательного уровня,  изучались личные дела и медицинские карты сотрудников экстремальных служб.

Лабораторные  методы исследования. Нейробиологическому исследованию лиц экстремальных профессий и контрольной группы предшествовал осмотр врача. К обследованию были допущены практически здоровые лица. Исследование проводили в рабочие дни,  на базе медицинского кабинета подразделений. Забор венозной  крови осуществлялся в утреннее время (с 8 до 10 часов), натощак из локтевой вены. Лица, предъявлявшие жалобы на состояние здоровья, а также после ночного дежурства, к обследованию не допускались. Каждым испытуемым заполнялась и подписывалась карта информированного согласия.

Выбор применяемых методов нейробиологического исследования был обозначен его комплексным характером в соответствии с целью и задачами научной работы. Этому предшествовал анализ литературы и пилотное исследование, где были определены наиболее информативные показатели лабораторных исследований на изучаемой выборке.

Оценка цитокинового статуса проводилась по результатам определения концентрации в периферической крови (плазме) таких цитокинов как,  интерлейкин – 1, интерлейкин – 8 (метод ИФА, реактивы производства «Вектор БЕСТ», РФ).

Исследование факторов гуморального иммунитета при помощи определения концентрации в сыворотке крови иммуноглобулинов Ig G, Ig E, IgM, IgA (метод ИФА, реактивы производства «Вектор БЕСТ», РФ ).

Оценка гормонального статуса. Количественное определение концентрации кортизола, тироксина, трийодтиронина, тиреотропного гормона (метод ИФА, реактивы производства «Вектор БЕСТ», РФ). Анализ результатов  проводился на риддере «Anthos 2020» (Швеция).

Исследование биохимических показателей крови. Определялось содержание аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы, креатинина, активность гамма-глютамилтранспептидазы  (кинетический метод), общий и прямой биллирубин в сыворотке крови (фотометрический тест с 2,4 дихлоранилином, «Diasys», Германия).

Статистическая обработка полученных результатов. Статистический анализ данных осуществлялся с использованием пакета статистических программ Statistica, v 7.0. Поскольку распределение практически всех показателей было далеко от нормального, для сравнения групп использовались методы непараметрической статистики — тест Краскэла-Уоллеса для рангов совместно с методом множественных сравнений рангов и медианный тест, тест Вилкоксона для сравнения зависимых выборок, U-тест Манна-Уитни. Для описания показателей в группах в качестве характеристик положения и рассеяния использовались медиана и квартили. Для оценки корреляций использовались коэффициенты корреляции Спирмена; связь между показателями оценивали как сильную при абсолютном значении коэффициента корреляции r > 0,70, имеющую среднюю силу - при r от 0,69 до 0,3, и как слабую - при  r > 0,29.

Уменьшение размерности данных достигалось факторным анализом  (вариант АГК, анализ главных компонент) и варимакс-вращением с изучением факторной нагрузки. Для построения алгоритма прогнозирования профессиональной пригодности использовался дисперсионный метод и метод линейного регрессионного анализа с пошаговым отбором информативных показателей.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Исследование функционального состояния психических процессов проводилось с учетом принадлежности к определенной профессиональной группе, в которой достаточно велика и доказана доля профессионального стресса (Павлов А.С., 2002; Измеров Н.Ф., 2006; Калягин Ю.С. и др., 2006).

При обследовании сотрудников, имеющих различные специальности, было выявлено, что медиана и (квартили) для объема кратковременной зрительной памяти составили 6,0 и (5,0; 7,0) у.ед., что находится в нормативных значениях (Данилова Н.Н., 2000). Наибольший результат параметра демонстрировали военнослужащие и контрольная группа, а наименьший – наблюдался у сотрудников МВД и МЧС (рис. 1) (p<0,0001).

Значимость различий по способности к запоминанию между профессиональными группами повышалась на последних этапах предъявления стимульного материала, а динамика умственной работоспособности (проба Шульте) оказалась малоразличима.

Показатели функционирования психических процессов у различных профессиональных групп в условиях экстремальной деятельности, в целом, отставали от параметров лиц контрольной группы (p<0,001), в пределах принятого нормативного разброса. Специфичность функционирования сферы психических процессов в зависимости от рода и продолжительности экстремальной деятельности наиболее характерна была для произвольного запоминания. Практически неизменными оставались параметры конструктивного мышления и усредненные показатели проб на внимание. Неустойчивость и гиперстения умственной работоспособности, наблюдаемое в начале профессионального пути, с увеличением стажа службы приобретали нормостенический тип реагирования на умственную нагрузку. При этом динамическое наблюдение подтверждало специфику по стажу.

По сравнению с мужчинами, женщины – сотрудницы экстремального подразделения обладали большим объемом кратковременной зрительной памяти (р<0,001), более низким уровнем непосредственной произвольной памяти, комбинаторного мышления и временных показателей внимания (р<0,002).

Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельной личности. Предрасположенность к личностной тревожности активизируется при восприятии определенных внешних стимулов, расцениваемых человеком, как опасные для самооценки, самоуважения или жизни (Березин Ф.Б., 1988).

Рис. 1. Объем кратковременной зрительной памяти сотрудников различных групп занятых экстремальной профессиональной деятельностью, медиана и (квартили), (усл. ед.).

Примечание: различия при уровне  значимости  р < 0,0001 между  группами: контроль – сотрудники МВД; военнослужащие-сотрудники МЧС; контроль – сотрудники МЧС.

Уровень ситуативной (СТ), и личностной тревожности (ЛТ) оказался достаточно умеренным (низкий и средний) у всех изучаемых групп (рис. 2). В динамике профессионального развития выявлена тенденция к увеличению уровня личностной тревожности у сотрудников, занятых экстремальным трудом. Экстремальная деятельность сотрудников различных профессиональных групп способствует переходу ситуативной  тревожности  на внутренний, более устойчивый, личностный план.

Рис. 2. Динамика уровня тревожности сотрудников милиции в процессе выполнения экстремальной профессиональной деятельности, медиана.

Примечание: статистическая значимость различий р<0,001 по параметрам ситуативной тревожности между исследованиями 2006-2009 гг.; р<0,05, между 2003-2006 гг.

Женщины занятые экстремальным трудом в большей степени, чем мужчины переживали беспокойство, тревогу, страх в контексте ситуации. Начало профессионального становления женщин экстремального подразделения способствовало большему количеству ситуативных и личностных  тревожных переживаний.

Эффективность профессиональной деятельности опосредовано зависит от индивидуальной выраженности основных свойств нервной системы и их индивидуального сочетания (Бодров В.А., 2001; Ильин Е.П., 2004). Выявлено, что у всех исследованных групп наблюдались высокие показатели процессов возбуждения, торможения и подвижности нервной деятельности. Наибольшей силой процессов возбуждения обладали сотрудники МВД, а  наименьшая – наблюдалась у ВС (р<0,0001), все исследованные профессиональные группы демонстрировали более высокие показатели по параметру силы возбуждения нервных процессов, чем лица контрольной группы.

Как и всякий физиологический показатель, свойства нервной системы подвержены изменениям из-за текущих состояний человека. Профессиональная деятельность с высокой долей витального риска, безусловно, воздействует на биологические составляющие нервной системы. Лонгитюдинальное исследование показало, что все основные  свойства нервной системы нарастали с увеличением срока службы. При этом наблюдаемое плавное увеличение показателей от года к году оказалось малоразличимо статистически. Данное обстоятельство вполне вписывается в концепцию допустимых пределов изменчивости биологических структур (Ильин Е.П., 2004).

Благодаря корреляционному анализу было выявлено, что уравновешенность нервной системы взаимосвязана со стажем службы сотрудников. Так, в первое наблюдение шестилетнего динамического наблюдения обнаруживалась обратная корреляция средней силы между данными параметрами (r=-0,39), а спустя шесть лет службы коэффициент корреляции увеличился (r=-0,50).

Любая профессия накладывает отпечаток на личность человека, постепенно меняя ее поведение, в целом. При этом система личностно-деятельностных отношений обладает чертами динамичности и взаимной адаптации ее компонентов (Безносов С. П.,  2004; Дикая Л.Г., 2007; Бодров В.А., 2008).

Нами были изучены личностные профили лиц экстремальных профессий в процессе профессиональной деятельности (рис. 3). По результатам СМИЛ, усредненные показатели всех изученных групп по шкалам достоверности и базисным шкалам находились в пределах нормативного разброса данных. При общей оценке конфигурации профиля лиц экстремальных профессий имелся наклон, который  проявлялся подъемом 4-й, 6-й, 8-й и 9-й шкал. Такой тип личностной структуры отражает высокий риск поведенческих реакций и стенический тип реагирования. В соответствии с этим сотрудников «опасных» профессий характеризует активность, сила, преобладание возбудимых черт характера, выраженная тенденция к самореализации. С позиций требований к профессии с высокой степенью противодействия факторам экстремальной среды, тип характера с доминированием черт готовности к быстрым поведенческим реакциям достаточно оправдан (Бовин Б.Г. и др., 1997; Бодров В.А., 2008). 

С годами службы в условиях повседневной стрессовой нагрузки нарастали значения по шкале F (р<0,01), что сопровождалось состоянием дискомфорта, усилением эмоциональной неустойчивости, а в сочетании с ведущими 4-й и 9-й шкалами – высокой вероятностью аффективных реакций и низкой конформностью.

Рис. 3. Усредненный личностный профиль лиц экстремальных профессий, медиана.

Примечание: статистическая значимость различий р<0,001 между группами по параметру шкалы К, шкалы  6; р<0,0001  по параметру шкалы 1, шкалы 3

Особенно повышение признаков социальной дезадаптации было характерно для  группы со стажем 10 лет и более. Следует отметить, что в группе со стажем от 5 до 10 лет наиболее ярко отмечались черты смешанного типа личностного реагирования, а у лиц со стажем службы более 10 лет вновь происходило заострение стеничных качеств личности. Со стажем снижалась тревожность (r=-0,50), отгороженность и индивидуалистичность (r=-0,49) сотрудников. Анализ динамики личностных профилей показал прохождение периода  личностного кризиса с неврастеническим паттерном переживаний на границе 10 лет службы в экстремальном подразделении. Для этого периода было характерно противоречивое сочетание ведущих 2-й (шкала «пессимистичности») и 4 – ой  шкал (шкала «импульсивности») во второй период обследования (2006 г.), что поведенчески ослабляло агрессивность, нонконформность и импульсивность показателей  4-й шкалы из-за более высокого уровня  контроля сознания над поведением. В то же время личность с таким двухпиковым сочетанием переживает внутренний конфликт, что психологически проявляется сочетанием высокого уровня притязаний с неуверенностью в себе, высокой активности с быстрой истощаемостью. При неблагоприятных социальных условиях данная  предиспозиция может служить почвой для алкоголизации, а также для развития некоторых психосоматических расстройств, так как этот рисунок профиля отражает в известной степени черты личностного типа «А» (Jenkinson C.M., 1993; Собчик Л.Н., 1990).  В дальнейшем адаптация личности к условиям повседневного профессионального стресса проходила по пути стенизации личностного реагирования с выраженной тенденцией к самореализации и противодействию средовому влиянию.

Исследование социальных параметров профессиональных групп экстремального профиля показало, что наибольшее количество сотрудников имеющих высшее образование было в группе военнослужащих (63%), а у сотрудников полиции таковых было 17%. Среди сотрудников экстремальных служб нами отмечено меньшее количество лиц состоящих в разводе по сравнению с группой контроля (р<0,01).

Стрессорные реакции в процессе экстремальной профессиональной деятельности способны приводить к функциональному состоянию, ограничивающему резервы организма и способствующему развитию патологии. Анализ протекания метаболических, нейроэндокринных, иммунологических процессов у лиц, занятых экстремальным трудом, является одной из сторон превентивного подхода к укреплению здоровья работающего населения.

Практически все метаболические показатели были выше в группе лиц занятых экстремальным трудом, статистически значимые различия с контрольной группой были характерны для показателей АлТ и ГГТ, которое можно рассматривать, как признак стрессорного напряжения гепатоцитов. В обоих случаях данные параметры у сотрудников полиции почти в два раза превышали таковые у лиц контрольной группы.

С увеличением стажа службы обнаружилось, что от 17% до 39% сотрудников со стажем более 10 лет имели увеличение активности трансаминаз, 46% – по показателю прямого билирубина, 41% лиц – по активности  ГГТ. Тогда как в более молодой стажевой категории превышение по показателям активности трансаминаз было обнаружено только у 8,3% сотрудников и у четверти обследованных были повышены значения общего и прямого билирубина.

Параметры метаболических реакций были повышены у женщин-сотрудниц экстремального подразделения, в сравнении с выборкой женщин – курсантов. У всех женщин-курсантов уровень биохимических реакций был в норме, тогда как у 13% женщин-сотрудниц имели превышение физиологической нормы по активности АсТ и АлТ, у 6,4% был повышен общий билирубин, и практически у трети – уровень активности ГГТ превосходил допустимые физиологические нормы (29%).

В адаптации к неблагоприятным условиям среды и в патогенезе многих профессиональных заболеваний нейрогормональный фон организма имеет решающее значение, так как все процессы, в том числе микроциркуляция крови, тканевое дыхание на клеточном и субклеточном уровнях, интегрируются и координируются нейроэндокринными механизмами, при этом эндокринные изменения при деятельности человека в экстремальных условиях изучены еще недостаточно (Иванова С.А., 2000).

Уровень кортизола сотрудников почти в два раза выходил за верхние пределы физиологической нормы и почти в пять раз превышал его уровень у контрольной группы (таблица).

Таблица

Нейроэндокринные показатели сотрудников подразделений милиции (мужчины), медиана (квартили)

Группа

Параметры

Контрольная группа

Сотрудники милиции

р

Референтные нормы, (Камышников В.С., 2007)

Уровень кортизола, нмоль/л

239,4

(149,6; 296,1)

1114, 3

(742,8; 1200)

0,0001

138-635

Концентрация трийодтиронина Т3, нмоль/л

2,12

(2,1; 2,39)

1,41

(1,18; 1,67)

0,0001

1,23-3,0

Концентрация тироксина Т4, нмоль/л

79,29

(57,8; 103,4)

52,78

(49,2; 58,2)

0,0001

71-161

Концентрация тиреотропного гормона ТТГ, мЕд/л

1,24

(0,86; 1,48)

2,17

(1,51; 2,82)

0,0001

0,1-4,0

Изменения гормонов тиреоидной оси свидетельствовали о дополнительном выбросе ТТГ под влиянием тиролиберинов гипоталамуса, что заметно снижало концентрацию гормонов щитовидной железы (Т3 и Т4), вплоть до состояния гипотироидизма у лиц экстремальных профессий. Так концентрация Т4, была ниже референтной нормы у сотрудников экстремального подразделения, а концентрация Т3 была близка к нижнему значению физиологической нормы.

Дальнейший анализ групп по стажу также показал напряжение гипоталамо-гипофизарной системы с годами профессиональной деятельности. 

Концентрация тиреотропного гормона была статистически выше у лиц со стажем службы более 10 лет. Гормоны, вырабатываемые щитовидной железой, также сохраняли довольно низкие значения с увеличением стажа профессиональной деятельности. Рассмотренный гормональный статус лиц экстремального труда в зависимости от продолжительности службы и пола выявил очевидное нарастание напряжения в гипоталамо-гипофизарной системе и функциональные изменения гормонов тиреоидной оси.

Женщины занятые экстремальным трудом имели более стабильные параметры нейроэндокринной регуляции.

В связи с важным значением интерлейкинов в поддержании гомеостаза человека, ведутся активные исследования по изучению процессов синтеза, продукции и эффектов интерлейкинов при различных патологических процессах, в том числе при повреждающем воздействии стресса на органы и системы организма (Ader R., Сohen N., 1995; Полищук Т.И., Мурузюк Н.Н., 2003; Щеголева Л.С., Добродеева Л.К. 2003; Супрун Э.В., 2008). Имеются данные, что интерлейкины стимулируют синтез и секрецию адренокортикотропного гормона (АКТГ) и значит, опосредовано влияют на гормональные перестройки организма в ответ на стресс (Гринкевич В.В. и др., 2004). Передавая активационные сигналы между клетками иммунной и неиммунной системы, они служат медиаторами и модуляторами иммунных реакций.

Было выявлено, что, в целом, изучаемые нейроиммунологические параметры находились в пределах физиологической нормы, при этом представители изучаемой профессиональной группы обладали большими значениями по уровню содержания интерлейкина – 8 (р<0,04), а параметры интерлейкина – 1 статистически были малоразличимыми при сравнении групп (рис. 4). 

Известно, что снижение уровня интерлейкина-1 ослабляет специфическую систему иммунной защиты. В группе «молодых» профессионалов только 37% обследованных имели погранично низкий уровень содержания интерлейкина -1 (0 пг/мл), в то время как у сотрудников со стажем это соотношение составило 88% обследованных. Похожая картина результатов сложилась и по уровню интерлейкина – 8. В группе сотрудников со стажем службы более 10 лет, процентная доля лиц с погранично низким содержанием интерлейкина – 1 (0 пг/мл) составила 92,6%, а в группе с меньшим стажем – 66,6%.

Рис. 4. Уровень интерлейкина – 1 бета, интерлейкина – 8 сотрудников милиции, медиана.

Примечание: р=0,040 значимость различий между группой контроля и группой сотрудников МВД по показателю интерлейкина - 8

Гуморальный иммунитет представляет собой кульминацию ряда клеточных и молекулярных взаимодействий, происходящих в определенной последовательности, и осуществляется за счет иммуноглобулинов – специфических белков плазмы крови, которые представляют собой антитела, продуцируемые плазматическими клетками (В-лимфоциты), формируя иммунный ответ в виде образования антител.

Концентрация уровня всех изучаемых иммуноглобулинов у  сотрудников экстремального профиля находилась в пределах физиологической нормы, однако в сопоставлении их с группой мужчин-курсантов милиции характерным было снижение у курсантов содержания фракции иммуноглобулинов IgА и IgМ ниже физиологического порога (p<0,001). С увеличением стажа службы наблюдалось снижение концентрации содержания основных изучаемых иммуноглобулинов, в пределах референтных величин.

Адаптация к стрессогенной службе может сопровождаться разнообразием иммунного ответа в рамках референтной нормы и выдвигает задачи своевременного мониторинга для поиска нормы в профессиональной группе или предрасположенности заболеванию. Диагностическое значение различных лабораторных показателей неодинаково, поэтому все чаще встает вопрос о выборе наиболее оптимальных информативных показателей, которые могут быть использованы как биомаркеры (Меньшиков В.В., 1996; Кирьяков В.А. и др., 2010). Термин биомаркер по определению отчета Международных экспертов ВОЗ (1993) характеризует почти любое измерение, отражающее взаимодействие между биологической системой и потенциальной опасностью. При выборе биомаркера предпочтение отдается наиболее специфичным показателям, а их диагностическая чувствительность определятся отношением числа работающих лиц, у которых уровень показателя достаточно отличается от нормы, к общему числу обследованных сотрудников в группе, подвергающихся воздействию вредного фактора в тех же условиях.

Нами изучалась зависимость выраженности воздействия экстремальных профессиональных факторов и эффект, который отражал те изменения в организме, которые происходят при воздействии  факторов экстремального труда. Для выполнения этой задачи после проведения пилотного исследования, в котором проверялась статистическая информативность двадцати пяти различных лабораторных показателей, нами было отобрано шестнадцать параметров, которые продемонстрировали статистически значимые межгрупповые различия. Для получения диагностических характеристик лабораторных показателей при воздействии экстремальных факторов труда изучалась группа контроля, группа курсантов университета, группа сотрудников со стажем службы от 5 лет и более.

При анализе биохимических показателей от 50 до 74% сотрудников со стажем имели увеличение содержания прямого билирубина и увеличение активности ГГТ. У 75 – 100% сотрудников со стажем службы от 5 лет и более наблюдалось увеличение концентрации кортизола в сыворотке крови. Параметр функционирования щитовидной железы – содержание трийодтиронина было снижено у 25 – 49% сотрудников имеющими стаж службы в экстремальном подразделении, а тироксина – 75-100%.

Учитывая, что все обследованные лица были практически здоровы, можно предполагать, что данное напряжение системы гипоталамо-гипофизарного звена отражает адаптационную активацию основных гормональных механизмов поддержания гомеостаза в условиях экстремальной профессиональной деятельности.

Среди показателей иммунного профиля наибольшей диагностической чувствительностью обладали показатели гуморального иммунитета - иммуноглобулины А, G, М, и как в сторону повышения (до 50%), так и сторону снижения (до 75%) их концентрации в крови.

Экстремальная профессиональная деятельность отличается особыми условиями сложности и многофункциональностью. Она предъявляет к человеку очень высокие требования, а профессиональная успешность в ней складывается из воздействия целого ряда факторов. Между факторами существуют сложные взаимосвязи, поэтому их влияние комплексное и его нельзя рассматривать, как простую сумму изолированных влияний. В этой связи нами был предпринят анализ факторной структуры экстремальной профессиональной деятельности с включением в анализ всех изучаемых  признаков.

Факторная модель лиц экстремального труда характеризовалась разнообразием параметров, присутствием личностных характеристик, показателей психических процессов и нейробиологических коррелятов; тогда как у лиц с низкой долей стресса в профессиональной деятельности в факторную модель вошли лишь социально-психологические показатели.

В условиях экстремальной профессиональной деятельности острее выглядит проблема прогноза профессиональной пригодности к данному виду сложного труда. Понятие профессиональной пригодности рассматривается,  как совокупность качеств, свойств человека, предопределяющих успешность формирования пригодности к конкретной деятельности.

В целях поиска структурной модели профессиональной пригодности нами был предпринят факторный анализ изучаемых параметров в выборке лиц экстремальных профессий с высоким (рис. 5) и низким уровнями профессиональной пригодности. Метод факторного анализа (АГК) и уменьшение размерности данных с варимакс-вращением показал, что в выборке лиц с высоким уровнем профессиональной пригодности доминирующим являлся социо-иммуно-метаболический фактор профессиональной деятельности.

Рис. 5. Факторная структура высокого уровня профессиональной пригодности в экстремальной деятельности.

Разнонаправленные полюса моделей профессиональной пригодности в экстремальных условиях отличались дифференциальной спецификой изучаемых параметров. Объединяющим данные модели явилось присутствие в выделенных факторах, как социально-психологических  параметров, так и нейробиологических данных. При этом иерархия наиболее весомых факторов различалась. Для высокого уровня профессиональной пригодности характерным оказалось сочетанное напряжение метаболических, иммунологических параметров и социальных параметров, которое свидетельствовало о вовлечении в реагирование на экстремальную профессиональную деятельность психосоматических звеньев организации субъекта труда. 

Для наиболее комплексного обследования сотрудников экстремальных профессий и возможности прогноза профессиональной пригодности нами предлагается алгоритм использования совокупности практичных и информативных методик определения социально-психологического и нейробиологического статуса.

В основу построения алгоритма положен метод линейного регрессионного анализа с пошаговым отбором информативных показателей. Из общего количества включенных в данное исследование сотрудников для построения модели была сформирована выборка «успешных» (сотрудники, получившие по шкале профпригодности оценки у экспертов в 6 и 7 баллов); в группу «неуспешных» вошли сотрудники с экспертной оценкой в 1 и 2 балла. Большую часть обследованных составили сотрудники, оцененные экспертами как «средние» по профпригодности и получившие от 3 до 5 баллов. Исходный набор состоял из 45 показателей, полученных при комплексном обследовании лиц экстремальных профессий, и включал в себя две основных группы: результаты социально-психологического тестирования и нейробиологические характеристики.

Дальнейший анализ позволил построить процедуру прогнозирования успешности профессиональной пригодности, состоящую из двух шагов, учитывающих две группы показателей.

Для этой процедуры коэффициенты регрессии были преобразованы к более удобному масштабу и итоговый дискриминантный информант (ID); ID был разбит на две компоненты, психологическую (IP) и нейробиологическую  (IN).

Итоговый алгоритм прогноза имеет вид:

ID = IP + IN + 205,5, где

IP = 4,95 СМИЛ 9 – 3,7 СМИЛ 5 – 3,08 СМИЛ 6 – 40,2 ЗП – 2,97СМИЛ L;

IN = 5,15 ПБ+ 1,63 T4 – 25,6 IgA + 0,33 IgE

Если вычисленная для данного сотрудника величина ID оказывается отрицательной, то делается вывод о его возможно высокой профессиональной пригодности; в противном случае делается вывод о возможно низкой профессиональной пригодности. Абсолютная величина ID показывает степень надежности вывода, которая может быть выражена в виде вероятности заключения.

Обоснование методики: в процессе построения процедуры прогнозирования были исследованы ее потенциальные возможности. В частности, оценка информативности дискриминантного информанта показала, что для базовой выборки вероятность правильного прогноза (по отношению к экспертной оценке) равна 79,7%, а отношение шансов (ОШ) ОШ=13,6 с доверительным интервалом (ДИ) – (4,2; 44,5).

Модифицированная процедура прогнозирования профессиональной пригодности позволила выделить следующие уровни профессиональной пригодности:

I уровень профессиональной пригодности: если показатели испытуемых составляют ID>80 усл. ед., то такие лица имеют  прогноз низкой  профпригодности к труду в экстремальных условиях (низкий уровень профессиональной пригодности);

II уровень профессиональной пригодности: если параметры испытуемых оказываются в диапазоне –70ID80 (усл. ед.), по значению дискриминантного информанта, то таких лиц следует считать среднепрофпригодными (средний уровень профессиональной пригодности).

III уровень профессиональной пригодности: если показатели испытуемых составляют  ID<–70 усл. ед., то лица с показателями в этом диапазоне имеют прогноз высокой  профпригодности к службе в экстремальном подразделении (высокий уровень профессиональной пригодности).

Систему медико-психологического сопровождения сотрудников экстремальных профессий важно ориентировать на раннее выявление донозологических нарушений, оценку функционального состояния организма и его адаптационных возможностей в период, когда еще отсутствуют явные признаки заболевания.

В соответствии с этим нами предложена концепция профилактики психосоматических расстройств у лиц экстремальных профессий в повседневных и чрезвычайных ситуациях (схема). Первый профилактический модуль многоуровневой концепции включает комплекс мероприятий по учету условий и особенностей профессиональной деятельности сотрудников экстремальных профессий. В различных силовых структурах существует огромное количество служб, подразделений, отделений которые объективно различаются по специфике воздействия на субъекта труда стресс-факторов экстремальной профессиональной деятельности. Вероятно, предположить, что именно определенная специфика деятельности дифференцирует комплекс особенностей психической сферы сотрудников экстремальных подразделений. В результате нашего исследования были установлены специфичные профили функционирования психических процессов, свойств и состояний профессиональных групп различной экстремальной направленности (военнослужащие, сотрудники МЧС, сотрудники МВД). Второй профилактический модуль системы профилактики психосоматических расстройств у сотрудников экстремальных профессий включает мероприятия по общей оценке уровня функционирования психических процессов. Проблема психологического анализа деятельности тесно связана с проблемами психических процессов (Бодров В.А., 2001). В связи с этим актуальным является оценка соответствия индивидуального профиля высших психических функций (памяти, внимания, мышления) и самой предполагаемой деятельности в процессе профессионального отбора в структуры и подразделения экстремального труда. Важным аспектом предлагаемой нами концепции профилактики в аспекте второго модуля является динамическое наблюдение за состоянием основных психических процессов с дальнейшей оценкой возможных нарушений когнитивной сферы лиц, проходящих службу в экстремальных условиях. Совокупность негативных факторов психической или физической природы способна вызвать резидуальные явления органического характера в ЦНС у лиц, выполняющих службу в экстремальных условиях. Оценка возможных когнитивных нарушений сотрудников и их последующая своевременная психокоррекция является необходимым условием для сохранения профессионального здоровья. Третий модуль предлагаемой концепции включает определение особенностей функционирования психических свойств и состояний лиц экстремальных профессий. Для этого нами был использован комплекс тестов, который показал свою эффективность и надежность. В качестве алгоритма проведения оценки и выявления социальной дезадаптации сотрудников экстремальных профессий в предлагаемой нами концепции профилактики психосоматических расстройств используется  выявление личностных особенностей и состояний на этапе профессионального психологического отбора и периодическая психодиагностика данных особенностей в процессе службы в экстремальном подразделении. Четвертый модуль предлагаемых нами профилактических мероприятий у лиц экстремальных профессий включает комплекс мер, который предусматривает выделение и оценку лабораторных биомаркеров на этапе становления в экстремальной профессии (прохождения обучения в учебных заведениях соответствующего профиля) и в процессе службы. Нами предлагается комплекс высокочувствительных биомаркеров,  который целесообразно использовать при ежегодном диспансерном контроле и скрининг-диагностике сотрудников различных экстремальных служб: определение уровня кортизола, гормонов Т3 и Т4, содержания Ig А, Ig G, Ig M, уровня прямого билирубина, определение активности ГГТ. Такой подход позволяет на раннем (донозологическом) уровне выявить, диагностировать заболевания, а также провести своевременную медикаментозную  реабилитацию сотрудников экстремального профиля.

Схема. Концепция профилактики психосоматических расстройств у лиц экстремальных профессий.

ВЫВОДЫ

  1. Характеристики внимания, памяти и конструктивного мышления у лиц, осуществляющих профессиональную деятельность в экстремальных условиях, значимо не отличаются от принятых нормативных значений. Имеют место различия, специфичные для стажа службы и представителей различных групп силовых структур. Гендерные особенности проявляются более низкими показателями эффективности умственной работоспособности и устойчивости внимания у женщин-сотрудниц экстремального подразделения.
  2. Представители групп экстремальной профессиональной деятельности отличались выраженной способностью нервной системы к энергичным действиям в ответ на повторяющееся возбуждение, высоким развитием способности к отказу от активности при запретах. Параметр силы нервных процессов по возбуждению и торможению оказался наиболее специфичным для определенной экстремальной службы, тогда как баланс процессов возбуждения и торможения нервной системы был зависим от ее продолжительности.
  3. Для сотрудников экстремального профиля службы характерно умеренное повышение показателей личностного профиля (в пределах нормативных значений). Динамика службы в сложных условиях профессиональной деятельности характеризуется этапом личностного кризиса с невростеническим паттерном переживаний и смешанным типом реагирования на границе 10 лет службы с последующей  стенизацией качеств личности профессионала.
  4. Уровень ситуативной тревоги и личностной тревожности незначителен у представителей всех групп экстремальных профессий. В динамике профессионального развития выявлена тенденция к увеличению уровня личностной тревожности у сотрудников, при этом женщины более склонны к беспокойству и напряжению в контексте ситуации.
  5. Характер труда сотрудников экстремальных служб обусловливает появление метаболических нарушений и функциональных изменений, степень выраженности которых взаимосвязана со сроком службы и не имеет зависимости от половых различий.

5.1. В гормональном статусе лиц экстремального  труда в зависимости от продолжительности службы и пола установлены очевидное нарастание напряжения в гипоталамо-гипофизарной системе и функциональные изменения гормонов тиреоидной системы. Наиболее информативными лабораторными биомаркерами являются повышение со стажем службы уровня кортизола (до 100% сотрудников), снижение показателей трийодтиронина (до 50% сотрудников) и тироксина (до 100% сотрудников).

5.2. Параметры клеточного иммунитета, включающие количественные характеристики синтеза цитокинов, сотрудников полиции на разных этапах профессиональной деятельности находятся в пределах нормы с тенденцией к снижению их со стажем службы. Напряжение в связующем звене воспалительного ответа организма на повреждающие факторы среды характерно только вначале профессионального пути.

5.3. Наиболее значимыми в иммунном профиле мужчин и женщин,  выполняющих свою профессиональную деятельность в условиях повседневного стресса,  явились параметры иммуноглобулинов обеспечивающих местный иммунитет (IgA), и иммуноглобулинов  первичного иммунного ответа (IgM), причем характерным оказался их дефицит в начале адаптации к профессиональной деятельности (до 75% курсантов). С увеличением  стажа службы наблюдалась иммуносупрессия всех основных фракций иммуноглобулинов. 

6. Итоговый дискриминантный информант прогноза профессиональной пригодности в экстремальной профессиональной деятельности включает психологический и нейробиологический компонент; для базовой выборки вероятность правильного прогноза (по отношению к экспертной оценке) равна 79,7%. Для высокого уровня профессиональной пригодности характерно сочетание факторной напряженности метаболических, иммунологических параметров и социальных параметров, что может создавать  предрасположенность к психосоматическим нарушениям.

7. Предложенная концепция профилактики психосоматических расстройств у сотрудников экстремального профиля и определение уровней профессиональной пригодности применимы, как на этапе профессионального отбора в различные структуры экстремального труда, так и при медико-психологическом сопровождении сотрудников в процессе службы. Динамическое снижение уровня профессиональной пригодности, может свидетельствовать о социально-психологической дезадаптации сотрудника и возможных нарушениях его соматического здоровья.

Практические рекомендации

  1. Комплекс полученных результатов по функциональному состоянию психических процессов, свойств и состояний сотрудников экстремальных профессий рекомендуется учитывать при психологическом отборе на службу и учебу, дифференцированной расстановке кадров, а также в динамическом наблюдении контингентов в профессиях связанных с риском. Проведение психокоррекционной, психотерапевтической, а также лечебно-диагностической работы с сотрудниками экстремальных служб целесообразно проводить уже после пятого года непрерывной службы в подразделениях.
  2. Концепция профилактики психосоматических расстройств у лиц экстремальных профессий предполагает осуществление не только психодиагностического, но и лабораторного исследования с прицельным использованием полученных биомаркеров воздействия экстремальной профессиональной деятельности. 
  3. Алгоритм прогноза профессиональной пригодности рекомендуется проводить как в процессе профессионального отбора, так и на этапе медико-психологического сопровождения, диспансерного наблюдения используя комплекс психологической и нейробиологической компоненты.

Список печатных работ, опубликованных по теме диссертации

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

  1. Родыгина Ю.К. Специфика сенсомоторных реакций сотрудников различных подразделений органов внутренних дел в зависимости от стажа службы / Ю.К. Родыгина, Л.Е Дерягина,  П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев // Экология человека. – 2003. – № 4 – С. 12-15.
  2. Родыгина Ю.К. Психофизиологические маркеры профессиональной успешности сотрудников подразделений органов внутренних дел / Ю.К. Родыгина, Л.Е. Дерягина, П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев // Экология человека. –  2005. – № 10. – С. 33-38.
  3. Родыгина Ю.К. Состояние высших психических функций сотрудников органов внутренних дел в условиях экстремальной профессиональной деятельности / Ю.К. Родыгина, П.И. Сидоров, Л.Е.Дерягина, А.Г. Соловьев // Гигиена и санитария. – 2006. – № 3 – С. 35-38.
  4. Родыгина Ю.К. Особенности личностной структуры лиц экстремальных профессий / Ю.К. Родыгина // Научно-теоретический журнал «Ученые записки  университета имени П.Ф. Лесгафта». – 2009. –  № 8 (54). – С. 106-109.
  5. Родыгина Ю.К. Нейроиммунологические особенности лиц экстремальных профессий / Ю.К. Родыгина // Российский иммунологический журнал (Russian Journal of Immunology). – 2008. –  № 2-3. – С. 183.
  6. Родыгина Ю.К. Психонейроэндокринологические особенности сотрудников спецподразделений милиции в зависимости от участия в боевых действиях / Ю.К. Родыгина // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2010. – № 1. – С. 61-62.
  7. Родыгина Ю.К. Нейроэндокринные особенности лиц экстремальных профессий в условиях Европейского Севера / Ю.К. Родыгина, Л.Е. Дерягина, А.Г. Соловьев // Ученые записки Санкт-Петербургского  государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова. –  2009. –  № 4. – С. 70-72.
  8. Родыгина Ю.К. Особенности личностной  структуры лиц экстремальных профессий в зависимости от стажа службы / Ю.К. Родыгина //  Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 2010. –  № 1. – С.74-76.
  9. Родыгина Ю.К. Нейроиммунологический статус и психологические особенности сотрудников спецподразделений милиции в зависимости от участия в боевых действиях. / Ю.К. Родыгина // Военно-медицинский журнал. – 2010. – № 8. – С. 63-65. 
  10. Родыгина Ю.К. Феномен профессиональной деформации личности в современных условиях / П.И. Сидоров, Ю.К. Родыгина // Медицина труда и  промышленная экология. – 2010. – № 9. – С. 20-23.
  11. Родыгина Ю.К. Синергетическая парадигма деструктивного профессиогенеза  / П. И. Сидоров, Ю. К. Родыгина  // Экология человека. – 2009. – № 1. – С. 51-55.
  12. Родыгина Ю.К. Особенности свойств нервной системы сотрудников профессиональных групп в условиях экстремальной деятельности / Ю.К. Родыгина, Л.Е. Дерягина // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2010. – №1. –  С. 87-90. – Серия: Медицина. 
  13. Родыгина Ю.К.  Специфика когнитивных функций в зависимости от профессиональной группы лиц занятых экстремальным трудом / Ю.К. Родыгина // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта.  – 2011. – № 2 (72). – С. 169-172.
  14. Родыгина Ю.К. Модель прогнозирования профессиональной пригодности лиц «опасных» профессий по социально-психологическим и нейроиммунологическим параметрам / Ю.К. Родыгина, Н.Г. Незнанов // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 2011. – № 2. – С. 60-62.

Методические рекомендации

  1. Прогнозирование профессиональной успешности сотрудников органов внутренних дел: методические рекомендации / Сев. гос. мед. ун-т; авторы:  Ю.К. Родыгина, А.М. Ксенофонтов, Л.Е Дерягина,  П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев. – Архангельск, 2004. –  14 с.

Рацонализаторские предложения

  1. Родыгина Ю.К. Способ прогнозирования профессиональной успешности сотрудников органов внутренних дел / Ю.К. Родыгина, Л.Е. Дерягина, П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев // рационализаторское предложение № 25/02 от 2.12.2002 принято Северным государственным медицинским университетом г. Архангельск.
  2. Родыгина Ю.К. «Способ прогнозирования профессиональной пригодности у лиц экстремальных профессий» / Ю.К. Родыгина // рационализаторское предложение № 1530 от 10 сентября 2009 г. ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Росздрава.

Другие научные публикации

  1. Родыгина Ю.К. Психологические особенности сотрудников ОВД / Ю.К. Родыгина, Л.Е Дерягина // Бюллетень СГМУ. – 2000. – № 2. – С.78-79.
  2. Родыгина Ю.К. Психофизиологические особенности сотрудников ОВД и их связь с социальным статусом / Ю.К. Родыгина, Л.Е Дерягина //  Актуальные проблемы экологической физиологии человека на Севере. – Сыктывкар, 2001. – С. 53-55.
  3. Родыгина Ю.К. Психофизиологические особенности сотрудников ОВД / Ю.К. Родыгина и др. // Актуальные проблемы охраны и безопасности  труда. – Самара, 2002. – С. 76-77.
  4. Родыгина Ю.К. Особенности сенсомоторных реакций сотрудников органов внутренних дел  / Ю.К. Родыгина, Л.Е Дерягина,  П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев // Психолого-социальная работа в современном обществе: проблемы и решения. – СПб., 2003. – С. 110-113.
  5. Rodygina Y.K. Prognosis of successful professional activity of home affairs bodies` employees / Y. Rodygina, L. Deryagina, P.  Sidorov, A. Soloviev // Environment and Human Health. - SPb., 2003 – Р. 209-211.
  6. Родыгина Ю.К. Особенности социального статуса сотрудников различных подразделений ОВД  / Ю.К. Родыгина // Бюллетень СГМУ. –2004. – № 1 – С. 208-210.
  7. Родыгина Ю.К. Психодинамические параметры сотрудников органов внутренних дел в условиях профессиональной деятельности / Ю.К. Родыгина, П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев, Л.Е. Дерягина // Нейронауки. – 2006. – № 2 (4) – С. 8-12.
  8. Родыгина Ю.К. Особенности заболеваемости сотрудников подразделений органов внутренних дел / Ю.К. Родыгина, Л.Е. Дерягина // Труды Всероссийского симпозиума «Механизмы интеграции функций в норме и при психосоматических расстройствах» Курск, 2005 г. – Курск, 2005. – С. 256-261.
  9. Родыгина Ю.К. Служба в милиции как фактор формирования личностной структуры / Ю.К. Родыгина, П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев // «Актуальные вопросы повышения работоспособности и восстановления здоровья военнослужащих и гражданского населения  в условиях чрезвычайных ситуаций» (40 лет научно-исследовательскому отделу обитаемости и профессионального отбора НИЦ Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова): Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Санкт- Петербург, 6-7 декабря 2006 г. – СПб.: ВМА им. С.М. Кирова, 2006. – С.188-189.
  10. Родыгина Ю.К. Обоснование методов исследования нейроиммунологического статуса лиц экстремальных профессий / Ю.К. Родыгина // Экология человека. Приложение. – 2006. – № 4/2. – С.407.
  11. Родыгина Ю.К., Соловьев А.Г., Дерягина Л.Е. Некоторые особенности метаболического статуса лиц экстремальных профессий / Ю.К. Родыгина, А.Г. Соловьев, Л.Е. Дерягина // «Актуальные проблемы психиатрии и неврологии»: Материалы Всероссийской Юбилейной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 18-19 октября 2007 г. – СПб., 2007. –  С. 37-38.
  12. Родыгина Ю.К. «Синергетика деструктивного профессиогенеза» / П.И. Сидоров, Ю.К. Родыгина // «Профессия и здоровье»: Материалы VI Всероссийского конгресса, Москва 30 октября -1 ноября 2007 г. – М., 2007. – С. 35.
  13. Родыгина Ю.К. «Стрессоустойчивость как критерий эффективности профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел» / Н.Н. Смирнова, Ю.К. Родыгина, А.Г. Соловьев, П.И. Сидоров // Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии: Материалы  Всероссийской научно-практической конференции, Санкт-Петербург,  22-23 октября 2009 г. – СПб, 2009. – С. 111-113.
  14. Родыгина Ю.К. «Психофизиологические параметры сотрудников органов внутренних дел в условиях командировок в Северо-Кавказский регион» / Ю.К. Родыгина // Актуальные проблемы клинической, социальной и военной психиатрии»: Материалы Всероссийской  научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 22-23 октября 2009 г. –  СПб., 2009. – С.  114-115.
  15. Родыгина Ю.К. Социально-психологические параметры и структура заболеваемости сотрудников органов внутренних дел в зависимости от стажа службы / Ю.К. Родыгина // Бюллетень Северного государственного медицинского университета. – 2009. – вып. XXIII. – № 2. – С. 126.
  16. Родыгина Ю.К. Оценка свойств высших психических функций у сотрудников подразделений милиции в условиях экстремальной профессиональной деятельности. [Электронный ресурс] // Ю.К. Родыгина, Н.Н. Смирнова, А.Г. Соловьев; Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2010. – № 2. –  Режим доступа: URL: http:// medpsy.ru.
  17. Родыгина Ю.К. Особенности нейроэндокринных параметров лиц, работающих в условиях экстремальной профессиональной деятельности / Родыгина Ю.К. // Материалы научно-практической конференции к 110-летию кафедры психиатрии и наркологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова, Санкт-Петербург, 10 декабря 2010 г. – СПб.: Изд. НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2010. – С. 213-215. – [Электронное издание].
  18. Родыгина Ю.К. Смирнова Н.Н, Родыгина Ю.К., Соловьев А.Г. Психологические аспекты стрессоустойчивости сотрудников органов внутренних дел / Ю.К.Родыгина, Н.Н. Смирнова, А.Г. // Современные прикладные направления и проблемы психологии: Материалы научной конференции (Ананьевские чтения), Санкт-Петербург, 19-21 октября 2010 г.– СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2010. – С.542-544.
  19. Родыгина Ю.К. Незнанов Н.Г. Медико-психологические аспекты прогнозирования профессиональной пригодности у лиц экстремальных профессий / Ю.К. Родыгина, Н.Г. Незнанов // Актуальные проблемы военной психиатрии: Материалы Всероссийской юбилейной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 9-10 июня 2011 г. –  СПб., 2011. – С. 224.

Список принятых в работе сокращений

Ig A – иммуноглобулин A

Ig E – иммуноглобулин E

Ig G – иммуноглобулин G

Ig M – иммуноглобулин M

АГК – анализ главных компонент

АКТГ – адренокортикотропный гормон

АлТ – аланинаминотрансфераза

АсТ – аспартатаминотрансфераза

ВК – вегетативный коэффициент

Влк – внутриличностный конфликт

ВНД – высшая нервная деятельность

ВС – военнослужащие

ГГТ - гамма-глютамилтранспептидаза

ГК – группа контроля

ЗП – зрительная память

ИЛ-1 – интерлейкин 1 бета

ИЛ-8 – интерлейкин 8

ЛТ – личностная тревожность

МВД – министерство внутренних дел

МЧС – министерство чрезвычайных ситуаций

ОВД – органы внутренних дел

ПБ – уровень прямого биллирубина

ПУ – психическая устойчивость по пробе Шульте

СМИЛ – стандартизованный многофакторный метод исследования личности

СМИЛ 5 – количественное значение по шкале 5 методики СМИЛ

СМИЛ 6 – количественное значение по шкале 6 СМИЛ

СМИЛ 9 – количественное значение по шкале 9 методики СМИЛ

СМИЛ L – количественное значение по шкале лжи методики СМИЛ

Со – суммарное отклонение от аутогенной нормы

СТ – реактивная тревожность

Т-баллы – стены

Т3 – трийодтиронин

Т4 – тироксин (тетрайодтиронин)

ТТГ – тиреотропный гормон






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.