WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Кандидат архитектуры

ТАРАСОВА ЛАРИСА ГЕРМАНОВНА

 

ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ

  И РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ КРУПНЫХ ГОРОДОВ

  С УЧЕТОМ ДЕЙСТВИЯ ПРОЦЕССОВ САМООРГАНИЗАЦИИ

05.23.22 – градостроительство, планировка сельских

  населенных пунктов

 

Автореферат диссертации

  на соискание ученой степени доктора архитектуры

 

Саратов – 2010

  Работа выполнена на кафедре «Архитектура»

  ГОУ ВПО «Саратовский государственный технический университет»

Официальные оппоненты: доктор архитектуры, профессор

Крашенинников Алексей Валентинович

доктор архитектуры, академик РААСН 

Боков Андрей Владимирович 

доктор архитектуры, член–корреспондент

РААСН, профессор

Ахмедова Елена Александровна

  Ведущая организация:  Научно исследовательский институт теории и истории архитектуры и градостроительства Российской академии архитектурно-строительных наук ( НИИТИАГ РААСН)

 

Защита состоится  25 мая 2010  г.,  в 12 часов на заседании

Диссертационного совета Д 212.124.02 при Московском архитектурном

институте (государственной академии) по адресу:  107031, ГСП, Москва, ул. Рождественка, 11.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского архитектурного института (государственной академии).

Автореферат разослан  22 апреля  2010

Ученый секретарь Диссертационного совета,

кандидат архитектуры С.В. Клименко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования

Решение сложнейшей задачи перестройки российских городов с их функциональными диспропорциями, вызванными сначала насилием над естественными процессами городского развития, а затем действием стихийных рыночных механизмов, в динамически устойчивые градостроительные системы постиндустриальной эпохи невозможно без опоры на научные знания, без понимания специфики поведения объекта деятельности и особенностей управления его развитием.

В современной России формируется новая модель регулирования градостроительной деятельности, основы которой заложены в Градостроительном кодексе (ГК) Российской Федерации (2004 г.). В дополнение к традиционным планировочным методам регулирования территориального развития городов (через разработку Генеральных планов) вводятся методы правового регулирования, отраженные в «Правилах землепользования и застройки», регламентах.

Структура градостроительной деятельности в современных условиях значительно усложняется, включая в себя, помимо традиционных блоков теории и практики, еще и правовые и инвестиционные блоки. Происходит расслоение субъекта, воздействующего на градостроительную систему на исследователя, разработчика нормативных документов, проектировщика, управленца, инвестора и т.д. При всей неизбежности этого процесса нельзя не видеть опасность рассогласования получаемых результатов, утраты представления о целостности объекта деятельности.1 Особенно актуальна эта проблема для такого сложного системного объекта исследования и регулирования, как крупный город.

Управление градостроительным развитием крупного города – системная деятельность, не получившая достаточно глубокого осмысления в современной теории и практике градостроительства. Градостроительное регулирование тесно взаимосвязано с социально-экономическим регулированием развития города и является не самоцелью, а одним из средств достижения социально значимых целей развития города.

Система градорегулирования не может быть сведена только к разработке градостроительной документации, как это нередко происходит на практике. Результативность процесса управления (регулирования) может быть достигнута только тогда, когда этот процесс будет организован с учетом современных научных представлений об объекте управления и методах управления.

В процессе построения современной системы градорегулирования должны быть учтены системность объекта деятельности и особенности его поведения как сложной вероятностно детерминированной системы, которые в свое время являлись предметом исследования в отечественной и зарубежной теории, но не были в полной  мере востребованы практикой градостроительства (А.Э. Гутнов, И.Г. Лежава, Ю.П. Бочаров, Г.И. Фильваров, Г.И. Лаврик, Г.И. Зосимов, П. Холл, Дж.Форрестер). На современном уровне развития научного знания для градостроительной теории необходима не столько ревизия системного подхода, сколько его развитие и дополнение с учетом новых мировоззренческих позиций науки. Это, прежде всего синергетический2 подход, ставший в настоящее время общенаучной основой в самых различных областях знаний и являющийся мировоззренческой базой диссертационной работы.

Таким образом, теоретико-методологической основой диссертационное исследование являются теория градостроительства и теория самоорганизации

В теории градостроительства это фундаментальные труды Ю.П. Бочарова, В.В. Владимирова, А.П. Вергунова, А.Э. Гутнова, Я.В. Косицкого, В.А. Лаврова И.Г. Лежавы, Г.А. Малояна, И.М. Смоляра, З.Н. Яргиной и других авторов.

Основы теории самоорганизации сформулированы в работах С.П. Курдюмова, И. Пригожина, А.А. Самарского, Г. Хакена. Различные направления этой метанауки развивают В.П. Бранский, В.Г. Буданов, С.П. Капица, Е.Н. Князева, К. Майнцер, Г.Г. Малинецкий, Н.Н. Моисеев, Э.Морен, В.С., Степин, Д.И. Трубецков, Д.С. Чернавский и другие.

Объектом исследования синергетики являются сложные открытые диссипативные системы, которые как указывает В.П. Бранский (2000), характеризуются такими свойствами как неравновесность и нелинейность3. Эти системы не являются каким то принципиально новым классов объектов – это уже известные науке сложные саморегулирующиеся системы, которые в состояниях далеких от равновесия проявляются способности к саморазвитию, означающему переход от одного типа саморегуляции к другому4. То, что в таких системах течение некоторых процессов определяется не начальными условиями (причинное объяснение), а конечным состоянием, к которому они стремятся (финалистское объяснение), привело к глубочайшим изменениям в научном мировоззрении.

В последние два десятилетия представления синергетики стали широко использоваться для исследования процессов самоорганизации не только в физико-химических и биологических системах, но и в «человекомерных», в таких областях, как социология (В.П. Бранский, Е.Н. Князева), политология, (А. Венгеров), психология, культура (А. П. Назаретян), демография (С.П. Капица), управление (В. Е. Хиценко), образование (Г.Г. Малинецкий).

Особое внимание в диссертации уделялось исследованиям процессов самоорганизации территориальных систем в географии (А.Д.Арманд, Б.Б. Родоман, С.А. Тархов, В.А. Шупер), а также теориям синергетического менеджмента (Р.Ф. Абдеев, В.С. Алексеевский, В.Е. Хиценко).

Методологически важным является тезис специалистов–синергетиков о том, что понимание закономерностей самоорганизации человекомерных систем позволяет сделать процесс управления ими более эффективным (Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, 2005). Планирование в обществе рассматривается с синергетических позиций как средство ускорения его эволюции за счет моделирования будущего и сужения спектра мутаций.

Город в теории систем трактуется как сложная диссипативная социально-территориальная система, поэтому актуален вопрос о возможности и эффективности применения синергетического подхода к исследованию его поведения и управлению его развитием. Градостроительная наука, изучая город, многократно подмечала проявления самоорганизации, которые не обобщались как явления одного порядка. Имманентные закономерности строения и механизмы функционирования городов в последние десятилетия ХХ века были исследованы в работах А.Э. Гутнова, Г.О. Гольца, Н.Д. Кострикина, Л.И. Сеитхалилова, Б.И. Оглы, Н.В. Мамакова и других авторов. Необходимость учета процессов самоорганизации в процессе территориального планирования и регулирования развития градостроительных систем отмечается в работах И.М. Смоляра, В.В. Владимирова, А.В. Колясникова, Е.А. Ахмедовой, Т.Я. Ребайн, Т.В. Караковой, Г.В. Мазаева и других авторов. Наиболее отрефлексированная заявка на применение синергетического подхода в градостроительстве дана в докторской диссертации В.А. Тимохина (Киев, 2004). Однако работа имеет скорее постановочно философский характер, чем конструктивный градопланировочный: автор предлагает создание нового направления в теории градостроительства – «урбосинергетики», «где изучается естественный и неискаженный, постоянный и прогрессивный, беспрерывный и соразмерный характер эволюции градостроительных систем»5

.

С помощью теории самоорганизации можно попытаться описать и объяснить поведение градостроительных систем, предсказать возможные варианты их развития, выстроить соответствующую модель управления этим развитием. Именно последний «управленческий» аспект применения положений синергетики к исследованию градостроительных систем стал предметом данного научного исследования.

Термин «управление» понимается автором диссертации в широком смысле – как комплекс целенаправленных воздействий на те или иные параметры градостроительной системы, на характер, темпы, направленность её развития. Управлять можно посредством разработки и принятия нормативно-правовых актов, программ, проектов, проведения целенаправленной экономической и инвестиционной политики и т.д. Современное представление о городе как сложной самоорганизующейся системе предполагает замену термина «управление» на термин «регулирование», означающем мягкое управление, действующее в резонанс с имманентными тенденциями развития системы.

Автор опирался на установленный наукой факт, что саморазвивающиеся системы обладают наибольшей гибкостью, адаптивностью, поэтому имеют наилучшие шансы на выживание в современном быстро меняющемся мире.

На основании данного тезиса строится научная гипотеза исследования – организация регулирования градостроительной деятельности с учетом потенциала самоорганизации градостроительной системы, позволит более полно реализовать этот потенциал, и тем самым увеличить эффективность управляющих воздействий.

Объект исследования градостроительная система, выступающая в качестве объекта управления со стороны общества.

Предмет исследования – концептуальные основы построения модели регулирования градостроительной деятельности, учитывающей особенности объекта регулирования и обеспечивающей координацию прикладных научных исследований, градостроительного планирования и тактического управления.

Цель исследования: разработка современной концепции градорегулирования, базирующейся на системном представлении об объекте регулирования и современных методах управления, учитывающих способности сложных систем к саморазвитию.

Задачи исследования:

– обобщение принципиальных особенностей поведения сложных самоорганизующихся систем, сформулированных постнеклассической наукой и интерпретация с их помощью поведения градостроительных систем;

– анализ теории градостроительства и практики градорегулирования в России и за рубежом с позиции представлений о городе как самоорганизующейся системе;

– исследование особенностей регулирования развития градостроительных систем с учетом их способности к саморазвитию и определение комплекса требований, позволяющих сделать процесс управления более эффективным;

– разработка модели регулирования градостроительного развития крупнейшего города и системных рекомендаций по корректировке существующих методов регулирования его территориального развития;

– исследование взаимодействия процессов управления и самоорганизации в градостроительном развитии крупнейшего города (на примере Саратова) и выявление закономерностей этого развития с синергетических позиций;

– разработка комплекса аналитических карт и специализированных ГИС, необходимых для системного описания градостроительной системы и достижения эффективности и точности регулирующих воздействий на неё.

Научная новизна и теоретическая ценность исследования.

Впервые к исследованию градостроительных систем был применен понятийный аппарат и концептуальные модели теории самоорганизации, позволившие описать крупнейший город как сложную саморазвивающуюся систему и разработать на этой основе модель регулирования его  территориального развития и структуру органа управления, дать предложения по корректировке идеологии и содержания документов территориального планирования и правового зонирования.

Новым является проделанное автором исследование градостроительного развития города Саратова, до сих пор в таком объеме и аспекте ни кем не проводившееся. В результате исследования были выявлены имманентные закономерности и циклы развития города, позволившие дать прогноз его территориального развития.

На защиту выносятся:

– положение о необходимости в процессе управления развитием градостроительных систем учитывать их свойства как самоорганизующихся и действовать в резонанс с ними, опираясь на принципы синергетическго менеджмента;

– модель организации процесса регулирования градостроительного развития крупнейшего города и структура регулирующего органа;

– комплекс требований к содержанию документов территориального планирования и правового зонирования, способствующих запуску механизма саморазвития в крупнейших городах;

– выявленные закономерности и прогнозы градостроительного развития г. Саратова.

Практическая значимость работы заключается в научно-обоснованных предложениях автора по корректировке содержания документов территориального планирования и правового зонирования, по структуре и методике разработки обосновывающих материалов Генерального плана. Для г. Саратова практическая ценность содержится в проведенном всестороннем анализе города, который может быть использован в процессе разработки проектно–регулирующей документации.

Результаты исследования внедрены в программы лекционных курсов Саратовского государственного технического университета, под руководством автора выполнено более десятка дипломных проектов, в которых апробированы теоретические положения исследования6. Отдельные результаты  исследования использованы при выполнении научно-исследовательских работ по программам «Экологический мониторинг Саратова», «Инвентаризация земель г. Саратова», гранта «Историческая градоэкология: принципы, методы, практическая реализация (на примере Саратова)» (РГНФ 00–00021а/в). Авторская методика была применена при разработке проекта охранных зон и зон регулирования застройки г. Саратова (2009).

Апробация основных научных результатов исследования.

По теме диссертационного исследования опубликовано 35 научных работ. Практически полностью материалы исследования вошли в монографию «Взаимосвязь процессов управления и самоорганизации в градостроительном развитии крупных городов» (2009)7. Отдельные разделы исследования изложены в учебном пособии «Градостроительное развитие Саратова» (2008), в семи статьях в изданиях рекомендованных ВАК, двух коллективных монографиях и других публикациях. Отдельные положения диссертационного исследования докладывались на международных, всероссийских, региональных и внутривузовских научно-практических конференциях8

Структура работы представлена введением, 5 главами, заключением, а также включает библиографический список, приложение (общий объем 300 с.) а также иллюстративные таблицы (50 шт.).

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

Современное представление о городах и возможностях управления

их развитием

Методы познания и осмысления действительности, управления явлениями и процессами не являются неизменными во времени, они меняются, усложняются вслед за расширением знаний, представлений человека об устройстве мира. Применительно к научному познанию послеренессансной эпохи академик В.С. Степин (2003) обозначает три исторических типа рациональности:9: классическую, неклассическую и постнеклассическую, каждую из которых открывает глобальная научная революция. Каждый тип рациональности имеет собственный объект исследования (классическая рациональность – простые системы, неклассическая – сложные саморегулирующиеся системы, постнеклассическая – сложные самоорганизующиеся системы), характеризуется положением субъекта исследования относительно объекта и типом рефлексии по поводу деятельности.

С конца ХХ столетия формируется постнеклассическая рациональность, базой для которой является синергетическое мышление с его представлениями о нелинейности и стохастичности процессов развития, тесной взаимосвязи порядка и хаоса, возможности влияния будущего на настоящее и т.д.

Объектом исследования становится сложная самоорганизующаяся система. Из этого класса систем выделяют еще адаптивные или саморазвивающиеся системы способные самообучаться, то есть корректировать свои действия в зависимости от результата предыдущих. К саморазвивающимся системам относят и все человеческие и социальные системы, рассмотренные в процессе их исторического развития.

Субъект в постнеклассической рациональности находится внутри системы, выступая, с одной стороны, особым компонентом системы, которая становится человекоразмерной, с другой, – субъектом деятельности. Человеческая деятельность, актуализируя тот или иной сценарий, становится соучастником естественного процесса эволюции. Отсюда субъект познания берет на себя не только профессиональные, но и дополнительные этические требования (поиск научной истины должен быть соотнесен с гуманистическими идеалами).

Таким образом, расширение познавательных возможностей человека в процессе эволюции позволяет ему опознавать (выделять из реальности) и исследовать все более сложные системные объекты, при этом неизбежно меняется парадигма10 исследования.

История градостроительной мысли находится в контексте всеобщей исторической логики, следовательно, проходит те же парадигмальные этапы (рис.1).

Для градостроительства классической рациональности характерно конструирование совершенного, конечного в своем развитии объекта. Типичными примерами такого стиля мышления являются проекты идеальных городов, идеи «регулярства», заложенные в планировку русских городов XVIII – ХIХ веков и т.д. Основой классического города является композиционно уравновешенный план, который часто имеет идеологическую подкладку и трактуется как пространственная «канва», регулирующая поведение населения. Градостроительство классической эпохи ориентировалось на «город-ансамбль», и в соответствии с этим идеалом были перепланированы крупнейшие европейские столицы – Рим, Париж, строились новые города.

Деятельность в пределах такого типа рациональности могла быть эффективна, когда её объектами были небольшие, относительно просто устроенные  города. С усложнением процессов и видов деятельности в городах, с возрастанием их дифференциации и связности между собой, с развитием транспорта как важнейшего регулятора пространственного развития градостроительных систем, традиционное представление о городе претерпевает существенные изменения.

Градостроительство неклассической рациональности базируется на сформировавшемся к середине ХХ века представлении о городе  как о сложной системе, состоящей из множества подсистем и имеющей имманентные закономерности развития. Однако первые признаки новой градостроительной парадигмы заметны уже с начала ХХ века («индустриальный город» Т. Гарнье, поиски открытого развивающегося города в конкурсе на Генеральный план Москвы). Формируется представление о «функциональном городе», основой которого является не отвлеченная композиция, а распределение в пространстве различных видов деятельности, их транспортные связи. Обязательной практикой становится рассмотрение города в пространственно-временной динамике. Наиболее актуальными, динамично развивающимися объектами исследования и проектирования во второй половине ХХ века становятся крупный город, агломерация.

Город начинает ассоциироваться не с механизмом, а с организмом, наделяется способностью к саморегуляции, обращается внимание на неравномерность, цикличность его развития. Характерной чертой исследований города этого периода является множественность субъектов и их позиций (междисциплинарность исследований).

Кризис неклассической рациональности в градостроительстве связан с разочарованием результатами, полученными в рамках данного типа мышления. Недостаточная эффективность градостроительного планирования проявляется как в странах с рыночной экономикой, так и в странах с жестким централизованным планированием. В первом случае в качестве причины назывались частная собственность на землю, действие множества случайных сил и агентов деятельности. Во втором случае, негативный результат, наоборот, обусловлен отстранением горожан от участия в процессах развития города, принятия решений.

Кризисные явления 70-х гг. ХХ века в городах развитых стран с рыночной экономикой активизировал процессы самоорганизации, выразившиеся в формировании институтов гражданского общества, становлении политики соучастия населения. Тип рыночных отношений начинает ограничиваться «рамками социально-нравственного императива». С помощью внедрения обязательных для всех правовых норм – «параметров порядка» – система «подталкивается» к реализации выигрышного для городского сообщества сценария развития. Все это позволяет констатировать, что градостроительство развитых стран в значительной мере принадлежит постнеклассической рациональности.

В Советском Союзе устойчивость градостроительных систем (ГС) поддерживалась жестким внешним управлением, обеспеченным всеми ресурсами государства. Как только была «отрезана пуповина», города оказались в состоянии кризиса, роста энтропии. Введение правовых методов регулирования градостроительной деятельности является важной предпосылкой запуска процессов саморазвития. Тормозом этих процессов становятся слабость гражданского общества, отсутствие у органов власти всех уровней согласованных с обществом целей формирования среды обитания, крайняя неэффективность используемых моделей управления.

Советская теория градостроительства создавалась на стыке классической и неклассической рациональности, в жестких идеологических рамках административно-командной системы управления, где наука, нередко, лишь придавала легитимность решениям партийных съездов. С 70-х гг. ХХ века ситуация начинает постепенно меняться: усиливается ориентация государства на общечеловеческие гуманистические ценности, у специалистов появляются возможности знакомиться с исследованиями зарубежных ученых, осваиваются теория и методология системного подхода (осуществляется окончательный переход на платформу неклассической рациональности).

К концу 80-х гг. отечественная градостроительная теория в значительной мере освобождается от жесткого идеологического пресса, переходит от пообъектной описательности к разработке единых моделей анализа градостроительных систем различных уровней с использованием количественных и графоаналитических методов (эволюционное развития городов А.Э. Гутнова, методология градостроительного анализа З.Н. Яргиной, динамическая модель города Ю.П. Бочарова – Г.И. Фильварова). В работах Л.Б. Когана, А.В. Иконникова, В.Л. Глазычева, и других авторов получают дальнейшее развитие средовой и социокультурный подходы к осмыслению феномена города. В.В. Владимировым, А.П. Вергуновым, Е.М. Микулиной разрабатывается «урбоэкологический» подход к исследованию градостроительных систем. При более благоприятных внешних условиях, взаимопроникновение этих трех направлений могло бы стать основой формирования отечественной постнеклассической теории градостроительства11. Уже в первом десятилетии ХХI века появился ряд фундаментальных научных исследований, в которых с учетом изменившейся реальности разработаны предложения по структурной и содержательной модернизации градостроительной деятельности (И.М. Смоляр, В.В.Владимиров, Т.Ф. Саваренская), суть которой академик Смоляр видел в «создании городам условий и возможностей самим развиваться».

Глобальным внешним фактором, определяющим развитие современных городов в планетарном масштабе, является переход на новый этап общественно развития – к постиндустриальному обществу, в котором неизбежно меняется экономическая составляющая городов, повышается ценность человеческой личности и неизмеримо возрастают её требования к среде обитания, возможностям передвижения, получению информации. Развитие скоростных видов транспорта, невероятные технологические возможности в материальном и информационном производстве порождают новое представление о городе и просто новые города, в основание которых закладываются совсем иные по сравнению с городом экономическим изначальные условия развития.

В связи с этим автор счел необходимым сделать обзор представлений о перспективах развития городов современных зарубежных архитекторов. Отмечается, что в настоящее время цели градостроительной деятельности и критерии оценки её результатов становятся все более размытыми. Представления об объекте исследования – Городе – и предлагаемые рецепты его оздоровления находятся в зависимости от координат точки местоположения субъекта относительно объекта исследования. Выявленный водораздел между подходами различных архитекторов – субъектов деятельности в духе постнеклассической рациональности проходит не столько по профессиональным позициям, сколько по этическим. Представители первой группы настаивают на ответственности архитекторов перед обществом за качество создаваемой среды городов и считают её одним из инструментов решения социальных задач. Сторонники альтернативной позиции не склонны к рефлексии по поводу социальных проблем, считая, что их решение не является прерогативой архитектора. Демаркационная линия проходит также по вопросу о необходимости и возможности общественного регулирования городского развития.

Модель управления саморазвивающейся системы и её применение к регулированию развития градостроительных систем





Рассматривается сам механизм управления (объект и субъект управления, цели развития, управляющие воздействия, контур обратной связи) и модели управления, сформировавшиеся в процессе эволюции материи и сознания: модель управления по принципу саморегуляции, модель жесткого (внешнего) управления и модель управления в саморазвивающейся системе (рис.2).

Особенности модели управления саморазвивающейся системы заключаются в появлении второго контура обратной связи, назначение которого в отборе наиболее важной для развития системы информации, и блока памяти, где эта информация накапливается и перерабатывается, обеспечивая самонаучение, саморазвитие системы. Такая модель положена в основу современной концепция эволюционного (синергетического) менеджмента. Её принципиальные особенности: ориентация не на слепого исполнителя, а на сознательного творческого участника деятельности; на открытость информации (как важного атрибута власти) и её свободное перетекание между управленческими уровнями; не на жесткую вертикаль, а на широкое распределение власти – сетевое управление, при котором в системе может быть несколько (множество) субъектов управления; на конечный результат не только в виде чистой прибыли, но и в виде достижения социально значимых целей.

В диссертации исследованы характеристики всех структурных частей модели управления саморазвивающейся системы применительно к крупнейшему городу.

Объект управления. Описывается иерархическая организация сложных самоорганизующихся систем и процесс их циклического развития12, сопровождающийся динамикой взаимодействия иерархических уровней, за счет которой обеспечивается действие механизма самоорганизации системы. Дается интерпретация  описанных процессов применительно к развитию города.

Орган (субъект) управления в саморазвивающейся системе включен в систему, является её компонентом. Поэтому в процессе деятельности он не имеет собственных целей, а аккумулирует цели всех участников (субъектов) градостроительной деятельности и опирается на имманентные цели развития самой системы. Свойственная саморазвивающейся системе распыленность ресурсов исключает возможность монопольного управления городом, а увеличение ресурсов достигается за счет кооперативного эффекта, организационных и информационных средств13.

Управляющие воздействия. В саморазвивающейся системе они должны быть цикличными14, попадать в резонанс с внутренними свойствами системы, обладать временной и пространственной точностью попадания. В кризисном состоянии, в точках бифуркации даже малое воздействие на систему может изменить траекторию её движения, поэтому особая точность требуется от антикризисных мер, направленных на отсечение  наиболее негативных сценариев развития градостроительной системы.

Целеполагание. Правильно выстроенная система целей необходимое стартовое условие эффективного процесса управления. В крупных городах предлагается выстраивать структуру целей в виде иерархии территориальных интересов (целевых установок) различных субъектов градостроительной деятельности – потребителей территории (индивид – локальные социально-территориальные сообщества, корпоративные сообщества – городское сообщество в целом)15.

Обратная связь – это информация, поступающая от объекта управляющих воздействий к управляющему органу, на основании которой, этот орган корректирует свою деятельность. Назначение механизма обратной связи в том, чтобы адекватно «считать» реакции, отфильтровать ценную информацию и сделать её анализ. Рассматриваются требования к такой информации, типы реакций и возможные ответы на них управляющего органа.

Блок памяти – информационная система, обеспечивающая самообучение, самосовершенствование саморазвивающейся системы. Рассматривается понятие «информация», дается её систематизация, отмечается специфика градостроительной информации. Подчеркивается, что полнота и доступность информации является условием осознанного и ответственного поведения всех субъектов градостроительной деятельности, исключает монополию на информацию и доминирование управленцев.

Далее оценивается наличие и состояние вышеперечисленных структурных частей модели управления «Город» в современной российской практике градорегулирования и даются предложения по их реорганизации.

Формулировка целей развития города. Отсутствие конструктивных стратегических целей пространственного развития страны, региона, города оставляет специалистов и общество без объективных критериев эффективности градостроительной деятельности, которая часто измеряется лишь объемами строительства. И это является одной из фундаментальных проблем российского градостроительства.

В целях развития конкретного города заложены как общая для современных крупных городов, так и индивидуальная составляющая. Общая составляющая отражает выработанное современным обществом представление об идеале и путях движения к нему (желаемый результат). Индивидуальная составляющая обусловлена внутренним потенциалом города, принятием им на себя определенной миссии16  (возможный и осуществимый результат).

В качестве желаемого результата в современном обществе принято устойчивое развитие городов и территорий, сформулированное в целом ряде международных документов. Применение термина «устойчивое развитие» для сложных саморазвивающихся систем может использоваться с оговоркой, что это не конечное состояние, а процесс, выражающийся, например, в продлении стадии гомеостаза в цикле развития системы; в уменьшении глубины и остроты кризисов; в обеспечении преемственности целей-программ от цикла к циклу.

С опорой на это представление на это представление, формулируется комплекс целевых установок17 (раскрывающихся в целях-средствах), следование которым определяет границы русла эффективного развития крупного города. Эти цели рассматриваются в качестве ориентиров, по отношению к которым оцениваются результаты управляющих воздействий на градостроительную систему.

Рассматривается содержание термина «миссия» города, и её роль в мобилизации горожан на синергетические, кооперативные действия. Подчеркивается, что осознанная и принятая городским сообществом миссия становится ресурсом, запускающим механизмы самоорганизации. Градостроительная деятельность, как часть системного процесса развития города, должна руководствоваться целями, способствующими все более полной реализации миссии и сверять с этими целями градостроительную политику, положения документов территориального планирования и зонирования.

Построение механизма обратной связи. Несмотря на то, что обратная связь является фундаментальным условием полноценного управления, в градостроительной сфере деятельности нет общепринятого понимания её необходимости и представления о методах её организации.

Анализируются типы реакций объекта управления на применяемые к нему воздействия: непосредственные и опосредованные, прямые и косвенные. До органа управления реакции могут быть донесены в виде выраженного различными способами мнения населения, или виде показаний мониторинга об изменении параметров объекта в ответ на результаты управляющих действий.

Соискатель считает, что объективность реакций населения, а, следовательно, и ценность их как инструмента обратной связи, зависит от информированности и организованности последнего.

Обратная связь, основанная на показаниях градостроительного мониторинга, требует соответствующей организации этой сферы деятельности и фиксации её необходимости в соответствующих нормативных документах – Градостроительном кодексе РФ, Информационной системе обеспечения градостроительной деятельности (ИСОГД).

Систематизация информации о градостроительной системе. Эффективное управляющее решение может быть принято только на основании знания состояния и поведения системы в динамике и градостроительная деятельность не является исключением. В настоящее время информация необходимая для градостроительной деятельности неполна, разрозненна, привязана к несовпадающим территориальным выделам, плохо структурирована.

Анализируя структуру и содержание Информационной системы обеспечения градостроительной деятельности 18, соискатель считает, что в современном виде она не обеспечивает условий для системного видения и оценки состояния градостроительной системы, для контроля реализации базовой цели – создания комфортных условий проживания населения. В ИСОГД нет места для информации, необходимой для научного обоснования решений Генерального плана, для данных мониторинга состояния среды и результатов управляющих воздействий. Задача ведения информационной системы полностью возлагается на муниципалитеты, не предусматривая создание каких-либо подразделений на уровне субъекта Федерации, которые занимались бы накоплением и анализом территориально привязанной информации.

Обобщая высказывания специалистов в этой области, автор формулирует необходимые качества ИСОГД и предложения по её структурной организации. Подчеркивается, что функционирование ИСОГД возможно только на основе электронных способов хранения и обработки информации, создания геоинформационных систем (ГИС) управления развитием градостроительной системы. ГИС, обеспечивая переход от статичной картины состояния ГС к динамичной, актуализируемой, позволяет оперативно реагировать на сигналы обратной связи; обеспечивая максимальный доступ к необходимой информации всем субъектам градостроительной деятельности, стимулирует действие процессов самоорганизации населения.

Структура органа управления градостроительной деятельностью в крупнейшем городе. Для эффективного регулирования развития градостроительной системы должна быть сформирована более развитая структура управляющего органа. В его подразделениях должна интегрироваться деятельность, связанная с прикладными научными исследованиями, с ведением мониторинга, с участием в разработке программ, документов территориального планирования и зонирования, с выполнением разрешительных и контрольных функций. Такой орган необходим и в связи с переориентацией характера управления градостроительной деятельностью с разработки законченного продукта (Генплана) на постоянный диалог с объектом управления, оперативную настройку системы («эволюционирующий Генплан», перманентное внесение изменений в Правила землепользования и застройки). Еще один довод в пользу формирования в центрах субъектов Федерации интегрированных органов управления градостроительным развитием, включающих научно-проектные подразделения – это необходимость децентрализации градостроительных исследований и проектирования для осуществления более тесного и непрерывного общения субъектов деятельности с объектом.

Автором предлагается трехуровневая структура органа регулирования, с разделением функций аналитики и стратегического планирования, программно-проектного регулирования, тактического регулирования и контроля (рис. 3). Первый уровень обеспечивает саморазвитие системы за счет накопления и осмысления информации о закономерностях её строения и функционировании, разработки прогнозов и стратегии развития города. Второй уровень является проводником разработок стратегического уровня в реальную градостроительную практику через конкретные программы, планы, проекты. Третий уровень обеспечивает регулирование текущей градостроительной деятельности.

Становление реального местного самоуправления рассматривается как одна из важных предпосылок запуска процессов саморазвития в городах. Самоорганизация городского населения, в частности, для участия в градостроительной деятельности, невозможна без активного развития промежуточного между индивидом и муниципалитетом звена – локальных территориальных сообществ. В диссертации приводится зарубежный опыт привлечения населения к формированию городской среды в процессе реконструкции городов, отмечается поддержка инициатив жителей властью всех уровней, так как предполагается, что реализация программ самоуправления повышает социальную устойчивость города.

Анализируется состояние и проблемы территорий общественного самоуправления (ТОС) в России. Автор считает необходимым участие специалистов градостроительного профиля как в работе с населением, так и в установлении территориальных границ локальных сообществ. Профессиональное обоснование границ ТОС позволит в дальнейшем совместить их с границами территориальных зон, устанавливаемых в рамках документов правового зонирования; рассматривать ТОС в качестве объектов комплексной реконструкции на стадии Проектов планировки.

В работе рассматривается роль государства в процессе самоорганизации городского населения. Высокая степень самоорганизации общества позволяет государству минимизировать организационные и финансовые затраты, что давно поняли в развитых странах мира. В условиях России, не имеющей устойчивых традиций самоуправления, государственной власти тем более необходимо сознательно направлять общество и муниципалитеты в частности, на путь самоорганизации. По отношению к градостроительным системам важным инструментом, запускающим процессы самоорганизации, является соответствующая государственная политика в области градорегулирования.

Влияние документов, регулирующих градостроительную

деятельность, на реализацию потенциала саморазвития городов

Управляющие воздействия на градостроительное развитие городов осуществляются через разработку документов территориального планирования, правового зонирования и регламентов. В зависимости от содержания этих документов они могут активизировать или тормозить процессы самоорганизации градостроительных систем.

Зарубежный опыт регулирования градостроительной деятельности. В настоящее время общими чертами национальных систем регулирования градостроительной деятельности в развитых странах являются высокая самостоятельность органов местного самоуправления в проведении градорегулирующей политики при сохранении координирующей роли государственных структур в стратегических вопросах; ориентация на преимущественно правовые методы градорегулирования. В тоже время существует значительные различия в моделях регулирования развитых стран по критерию свободы проявления рыночных механизмов развития города (либеральные и регулятивные модели). В большинстве развитых стран принята двухстадийная система планирования, позволяющая взаимоувязать вопросы стратегии и тактики градостроительного развития.

Правовое зонирование общепринято включает в себя две процедуры: установления границ территориальных зон и разработки соответствующих регламентов их использования и застройки. Эти процедуры базируются на общих принципах: свободы выбора в установленных границах, не причинения вреда имуществу, защиты малоприбыльных видов деятельности от высокоприбыльных. Признано неприемлемым использование схем зонирования, нарушающих баланс интересов различных групп городского населения, так как это может поощрять развитие крайних форм социально-пространственной сегрегации.

Правовое регулирование градостроительной деятельности в современном обществе представляет собой сложную сбалансированную систему ограничений и стимулов, с помощью которой защищаются интересы, как каждого пользователя территории, так и всего городского сообщества. Другой аспект правового градостроительства – строгий контроль выполнения правил, жесткость и неотвратимость наказания в случае их нарушения.

В развитых странах правовые методы регулирования градостроительной деятельности доказали свою эффективность, базирующуюся на открытости и демократичности общества, активности населения в процессе разработки планов и контроля их выполнения, традиционном законопослушании граждан. Единообразие правил и обязательность следования им для всех типов собственников территории отодвигает власть от непосредственного управления развитием градостроительной системы, создает предпосылки для проявления самоорганизации населения и развития партнерства между городскими властями и всеми другими субъектами градостроительной деятельности.

Современная российская практика регулирования территориального развития городов. Используемые в отечественной градостроительной практике методы правового зонирования территории, базируется на опыте развитых стран, используют схожие процедуры и становятся новым и эффективным инструментом регулирования градостроительной деятельности. В тоже время, следует обратить внимание, что этот инструмент регулирования применяется к существенно разным объектам управления, находящимся в различных стадиях развития19 и используется для достижения различных целей20. Различен и социальный фон, на котором действуют инструменты регулирования. В западных странах это уважение к закону, вековые навыки кооперативных действий населения, в России – правовой нигилизм, разобщенность, недоверие горожан власти. Вряд ли при столь существенных различиях можно ожидать автоматического достижения одинакового эффекта от используемых методов.

Анализ Схем территориального зонирования и градостроительных регламентов ряда крупнейших российских городов выявляет два подхода к внедрению в практику новых инструментов регулирования. Это формальный подход, при котором основной упор делается на рутинной процедуре перечня регламентов для сложившихся типов зон, с целью урегулирования отношений между пользователями территории; и поисковый подход, когда ставится задача реализовать через правовые процедуры стратегию реконструкции города, определенную в Генеральном плане. В разных городах эту задачу пытаются решить с помощью нахождения оптимальных вариантов территориального зонирования, позволяющих наиболее адекватно отобразить функционально-планировочную структуру города. Существуют попытки системного описания города в процессе установления границ территориальных зон (например, Москва, Уфа), разработки дифференцированных регламентов, учитывающих индивидуальные особенности разнообразных фрагментов города, многоуровневого построения регламентов (Москва), введения дополнительных к градостроительным экологических и историко-культурных регламентов (Уфа, Чебоксары). Имеются примеры разработки в рамках генерального плана вариантов научно-обоснованных прогнозов развития города (Самара). Не всегда вышеназванные разработки строго вписываются в рамки установленные Градостроительным кодексом, что скорее говорит о целесообразности внесения в него определенных изменений, чем о жестком приведении поисковых работ к требованиям кодекса.

Стимулирование процессов саморазвития градостроительных систем с помощью документов территориального планирования и правового регулирования.

Признание города сложной способной к саморазвитию системой, и понимание градостроительной деятельности как интегральной, многоаспектной, обусловливают необходимость расстановки соответствующих акцентов в действующих нормативно-правовых документах, и, прежде всего, в Градостроительном кодексе РФ.

1. За Генеральным планом должна быть закреплена роль документа, дающего научно-обоснованное представление о будущем пространственном развитии исследуемой градостроительной системы. Поскольку город реализует один из множества вероятных сценариев развития, управляющему субъекту на этой стадии необходимо определить русло развития ГС, ограничивающее позитивные сценарии, и направить основные усилия на поиск средств, исключающих реализацию негативных сценариев, находящихся за пределами русла21. Современный Генеральный план имеет и третью задачу – обеспечить проектную основу для текущей градостроительной деятельности.

Соответственно, целесообразно говорить о трех составляющих Генерального плана – стратегической, антикризисной и тактической, находящихся во взаимодействии друг с другом. Тактическая составляющая, регулирующая  современную градостроительную деятельность, учитывает перспективу лишь по мере возникновения возможностей её реализации. Антикризисная составляющая ставит барьеры практике решения сиюминутных задач за счет перспективных. Стратегическая составляющая претерпевает постепенные изменения по мере накопления отклонений в текущей градостроительной деятельности. Таким образом,  перспективное планирование и реальная градостроительная практика оказываются взаимно детерминированными.

2. Целесообразно обеспечить системное описание города на уровне Генерального плана. Учитывая, что в саморазвивающейся системе наиболее эффективны точечные управляющие воздействия, направленные на жизненно важные подсистемы, в описании города должна быть учтена объективная неоднородность городской территории по интенсивности освоения, градостроительной ценности, выделены «каркасообразующие» участки и рядовые, «тканевые». Целенаправленные  управляющие воздействия и основные ресурсы должны быть направлены, прежде всего, на формирование градостроительных каркасов. По отношению же к территориям, принадлежащим городской ткани, целесообразна тактика правового обрамления эволюционных процессов саморазвития, которые осуществляются частично за счет привлечения средств населения и находятся под его контролем22.

3. Следует подчинить разработку Правил землепользования и застройки идеологии Генплана и рассматривать их как правовую основу для реализации его положений, корректируемую по мере выхода города на реализацию того или иного сценария23

. Целесообразно вывести функцию тактического управления из Генерального плана в «Правила землепользования и застройки», чтобы не дублировать графические материалы этих двух документов и четче выявить их назначение. В Генеральном плане город рассматривается как системный объект, определяются базовые параметры его развития, Правила землепользования и застройки «уплощают» город до территории и предписывают параметры её использования.

4. Объединить зоны с особыми условиями использования территорий в логически стройную систему ограничителей градостроительной деятельности, «цивилизаторов» рыночных механизмов саморегулирования, направленных на обеспечение целостности и безопасности градостроительной системы, комфортных условий проживания населения. Влияние зон ограничивающих градостроительную деятельность по природоохранному и социально-культурному критериям может распространяться, практически на всю территорию города, и находить отражение в параметрах дополнительных регламентов – экологическом и социокультурном.

5. Дифференцировать состав регулирующих документов для небольшого населенного пункта и крупнейшего города. Признавая, что для крупного города в масштабе Генерального плана сделать тонкую доводку регламентов при многообразии конкретных ситуаций практически невозможно, предоставить планировщикам право на многоуровневую регламентацию, адресованную различным типам участников градостроительной деятельности (проектировщикам, управленцам, инвесторам, пользователям территории), ответственным за их соблюдение.

Для реализации вышеперечисленных предпосылок предлагаются соответствующие принципы делимитации территории крупнейшего города в процессе разработки градорегулирующих документов.

Принцип многокритериальности. Делимитация территории по функциональному критерию (зонирование) должна быть дополнена делимитацией по критерию интенсивности освоения (каркас – ткань) и по критерию социально-территориальной целостности (районирование). Фиксация границ функционально-коммуникационного и экологического каркасов, с разработкой для них соответствующих регламентов, ставок налогообложения предотвратит упрощенное и искаженное описание города, позволит оградить от нецелевого использования наиболее ценные и инвестиционно привлекательные участки городской территории; сосредоточить управляющие воздействия и ресурсы в основных фокусах развития градостроительной системы; усилить логику установления границ территориальных зон и обоснованность градостроительных регламентов. Необходимым условием делимитации «ткани» является выделение целостных порций городской среды (место- район), границы которых обусловлены сложившимися в городе связями, процессами жизнедеятельности населения, реально складывающимися социально-территориальными целостностями.

Принцип соответствия иерархических уровней делимитации территории иерархии социальной организации городского сообщества. Как отмечалось выше, иерархия основных потребителей территории города представлена следующим образом: 1) общегородское сообщество, 2) локальные социально-территориальные и корпоративные сообщества, 3) индивиды. Соответственно выделяются уровни делимитации городской территории: 1) вычленяются территории, обеспечивающие реализацию потребностей всего городского сообщества (сложившиеся и перспективные территории градостроительных каркасов) 24

; 2) городская территория членится на участки, находящихся под контролем локальных сообществ (территории селитебных единиц, промышленных предприятий, учреждений);  3) устанавливаются границы первичных неделимых участков, принадлежащих индивиду или группе индивидов (при многоэтажной застройке).

Принцип совпадения границ территориальных выделов и «вложенности» более мелких территориальных единиц в более крупные в документах различных уровней. Единая многоуровневая делимитация городской территории позволяет использовать одни и те же выделы для разных документов территориального планирования, для составления социальных карт города, сбора и систематизации и электронного хранения различной информации, в конечном счете, существенно облегчает управление городом. Участки и территориальные зоны в установленных границах могут быть использованы и для целей налогообложения, организации избирательных компаний и т.д.

На основании вышеперечисленных принципов предложена системная трехуровневая модель делимитации городской территории на уровнях Генерального плана, Правил землепользования и застройки, Проектов межевания территории (рис. 4). С предложенными уровнями делимитации территории крупнейшего города увязывается иерархия градостроительных регламентов, разные уровни которой адресованы различным участникам градостроительного процесса, хотя правовым статусом обладают регламенты только третьего уровня

Автор считает, что предлагаемая системная регламентация градостроительной деятельности позволит всем её участникам лучше понять логику ограничений, воспринять их как справедливые и необходимые ради общего блага и осознанно подойти к их соблюдению, что станет важной предпосылкой становления процессов самоорганизации.

Еще одним важным регулятором функционально-пространственного развития города является экономический, действующий через систему градостроительных льгот и санкций на цены и различные платежи в землепользовании. В работе обобщаются современные подходы к выявлению ценности (экономической и градостроительной) и цены городских земель. Рассматривается роль схем ценностного зонирования территории для формирования объективного и справедливого налогообложения, повышения информативности инвестиционного процесса. Подчеркивается, что открытость информации о ценности различных участков городской территории является залогом равенства условий потенциальных инвесторов, и еще одним блоком в фундамент самоорганизации участников градостроительной деятельности.

Взаимодействие процессов самоорганизации и управления

в историческом развитии г. Саратова

Рассматривается процесс эволюционного развития Саратова под действием внешних и внутренних факторов. Главным имманентным фактором территориального развития города в условиях сложного рельефа является естественное стремление минимизировать затраты на освоение территории. Выявляются этапы и пороги территориального развития, обусловленные постепенным освоением отдельных форм рельефа, активными внешними воздействиями социально-экономического характера и изменением миссии города, градостроительными планами, целенаправленно воздействующими на территориально–функциональную структуру города. Развитие Саратова обобщается как цикличный процесс, который выражается:

– в смене устойчивых этапов, в границах которых градостроительная система достигала наибольших показателей связности, плотности, социальной зрелости, и неустойчивых, являющихся следствиями быстрого спонтанного роста или кризиса системы, обусловленного действиями внешних факторов;

– в периодическом изменении геометрии города (от компактного к лучевому и опять к компактному) с чередованием периодов заполнения пространственных границ (реальных или проектных) и периодов их преодоления. В процессе исторического развития Саратова выявлено три цикла, последний – не завершенный. Логика развития каждого цикла позволяет дать прогноз завершения современного цикла территориального развития Саратова (рис. 5).

В качестве пространственных аттракторов каждого цикла выступают целенаправленно заданные границы города – реальные или виртуальные (границы крепости, виртуальные границы регулярного Саратова, объездная дорога как граница современного города). Начало каждого следующего цикла связано с преодолением этих границ, «прыжком в неизвестность». Другой аттрактор – главные дороги, трассировка которых происходила задолго до появления каких- либо планов развития и, наоборот, подстраивала под себя эти планы. В отсутствие планов происходила самоорганизация застройки вдоль этих основных планировочных осей. На протяжении ХIХ века своеобразным аттрактором выступала регулярная планировочная сетка улиц, заданная Планом 1812 г.

Установлено, что начало каждого нового цикла, ослабляет систему, так как ей требуется адаптация, и временно нарушает её целостность, завершенность. К концу цикла градостроительная система опять приходит к состоянию относительного равновесия: происходит уплотнение застройки, объектов, усложнение и укрепление социальных и пространственных связей.

В диссертационном исследовании проанализированы дореволюционные, советские и постсоветские градостроительные проекты развития города с целью выяснить цели, которые они преследовали, влияние, которое они оказали на естественный процесс развития города, степень реализации их предложений на практике.

Через дореволюционные планы государство утверждало свои представления об организации, порядке. При их разработке ставились цели придать городам рациональную, стройную планировку, которая соответствовала бы роли города как административного центра; заключить частную градостроительную инициативу в определенные рамки, упорядочить контроль населения. Дореволюционные планы практически полностью реализовывались, что объяснимо меньшими масштабами городов того времени, сравнительно невысокими темпами территориального роста.

Целевые установки советских генеральных планов, декларируемые и реальные, существенно расходились. Официальная цель звучала как создание полноценных условий для жизни людей, которые и должно было обеспечить государство. На деле Генпланы через функциональное зонирование территории решали, прежде всего, задачи распределения и закрепления участков между различными министерствами, ведомствами. Эти решения были определяющими для территориально-пространственного развития города, размещения жилой застройки и практически всегда принимались (или даже реализовывались) до разработки Генплана.

В проектах, в соответствии с декларируемыми целями, всегда уделялось значительное внимание вопросам организации системы озеленения, общественных центров, проектные решение которых повторялись из Генплана в Генплан (1939, 1952, 1975,1992 гг.), но в основной массе так и остались нереализованными. За 40 последних лет, в центральной части Саратова не было реализовано ни одного серьезного решения по реконструкции транспортной сети, или зеленому строительству, данного в этих проектах.

Советские Генеральные планы по сути своей не были приспособлены для регулирования сложных реконструктивных процессов: реализуемость их положений, касающихся территориального расширения, строительства на новых территориях значительно выше, чем предложений по преобразованию сложившихся районов города. До сих пор не реализованы очень важные для эффективного развития города решения по выносу за черту города аэродрома и земель НИИ сельского хозяйства, территории которых планировалось отдать под жилые и рекреационные зоны в Генпланах 1975, 1992 годов.

Таким образом, государство, имея в своих руках всю полноту финансовых и административных ресурсов, не могло обеспечить полноценную реализацию документов градостроительного планирования. В отличие от просто устроенного дореволюционного города, динамично развивающийся крупный многофункциональный Саратов советского периода гораздо хуже поддавался жестким методам управления, регулированию всех аспектов градостроительного развития из центра. В то же время следует признать, что государству удалось внедрить в практику застройки городов определенные стандарты (нормативы) градостроительной деятельности, даже не полное соблюдение которых обеспечивало определенный уровень качества  жизни населения.

Проанализирован постсоветский период развития Саратова, систематизированы проблемы и причины их возникновения в градостроительной практике. Отмечается, что в отличие от предыдущих точек бифуркации, где принятие одного из возможных решений касалось, прежде всего, выбора направления территориального развития города и характера его градостроительного освоения, в настоящее время выбор делается между различными целевыми установками и методами управления развитием города: этим выбором будет детерминировано и собственно градостроительное развитие.

Предлагается алгоритм определения миссии Саратова, основанный на выявлении его сильных качеств, ресурсов, на которые можно делать ставку. Для Саратова это: выгодное географическое положение; высокие ландшафтно-эстетический и историко-культурный потенциалы; многоотраслевая экономика, в которой значительную роль на фоне сокращения производства играют научная и образовательная деятельность; высокий образовательный и квалификационный уровень населения; сложившиеся образно-символические характеристики города. По результатам сопоставления имеющихся ресурсов с вероятностными вариантами социально–экономического развития Саратова в диссертации формулируется его миссия. Определяются приоритетные задачи в области градостроительства направленные на создание пространственных условий для реализации миссии.

Инвентаризация и комплексная оценка градостроительной системы как условие эффективного регулирования её развития

Для полноценного обоснования принимаемых управленческих решений знания о городе (чрезвычайно многообразные и сложно сопоставимые) необходимо определенным образом структурировать. Структуризация должна быть направлена на обеспечение возможности сопоставления сложившегося состояния градостроительной системы и заявленных целей её развития. Поэтому в основу обоснования градостроительной документации должны быть положены исследовательские разработки, позволяющие оценить функционирование градостроительной системы по критерию эффективности, которая трактуется как успешность достижения целей развития25.

Предлагается комплекс исследований, необходимых для принятия решений в области планирования и регулирования градостроительной деятельности, каждое из которых имеет компоненты инвентаризации имеющихся у города ресурсов, потенциалов, и оценки эффективности их использования. Принципиальное отличие таких материалов от пофакторных схем предпроектного анализа в том, что они носят не констатирующий, а конструктивный характер, направлены на анализ не отдельного фактора, а проблемы в целом. Движение «от проблемы» позволяет определить набор необходимой первичной информации и создать условия для перманентного введения новой, что обеспечивает большую точность анализа и сокращение количества аналитических схем в составе Генерального плана города.

В этой главе предложены структура и содержания комплекса прикладных исследований крупнейшего города, необходимых для обоснования принимаемых градостроительных решений (Генерального плана, Проектов планировки) проиллюстрированные примером г. Саратова.

Комплексная оценка природного ландшафта города с установлением системы ограничений, накладываемых на градостроительную деятельность. Развитие социально-технической системы должно происходить в резонансе с развитием природной системы, а не просто сводиться к учету факторов, сдерживающих или усложняющих строительную деятельность. Сбалансированное развитие природной и социально–технической систем города можно рассматривать как результат такого градостроительного освоения территории, которое сводит нарушение естественных процессов функционирования ландшафта к минимуму, и осуществляется с интенсивностью соразмерной способности элементов ландшафта воспринимать нагрузки без существенных деформаций. В развитии этой мысли все морфологические части природного ландшафта, отражающие его строение, предложено характеризовать по двум параметрам:

– роли морфотипа в функционировании природного комплекса26;

– устойчивости морфотипа к нагрузкам, как природным так и антропогенным.

Отнесение морфотипа ландшафта к той или иной функциональной группе обусловливает степень его пригодности для освоения под тот или иной вид деятельности и диктует определенный режим освоения. Градостроительная, деятельность должна быть регламентирована требованием обеспечения беспрепятственного выполнения каждым элементом ландшафта своей функции.

Под устойчивостью структурных элементов ландшафта подразумевается их способность сохранять свои строение и функции при внешних воздействиях.27

. Степень устойчивости ландшафтных морфотипов является основанием для выбора параметров интенсивности их освоения.

Сочетание двух параметров задает комплексную характеристику ландшафтного морфотипа и определяют характер и интенсивность градостроительного освоения. На основании этих критериев проанализирован природный комплекс г.Саратова и дана оценка соответствия использования тех или иных ландшафтных морфотипов их характеристикам.

Оценка градостроительной системы с позиций целостност, эффективности функционирования и использования территории. Обобщенное представление о системе помогает проектировщикам держать некую дистанцию относительно объекта деятельности, сверять решение каждодневных вопросов с целевыми установками развития города. Формулируется задача постановки диагноза состояния градостроительной системы по критериям связности и сбалансированности системы, эффективности использования территориальных ресурсов.

Рассматривается содержание каждой из этих характеристик. В обобщенном виде оценка эффективности использования территории дается по критерию поляризации городского пространства: чем определеннее выявлены в структуре города его каркасы, чем отчетливее их функции полюсов – организаторов функционально планировочной структуры города, процессов жизнедеятельности населения, тем более эффективной можно считать систему. Поляризация системы обеспечивает поддержание её целостности за счет упорядочения, структуризации связей между элементами. Описывается последовательность процедур по выявлению границ и развитости функционально-коммуникационного и экологического каркасов, оценке соответствия  характера и интенсивности современного использования городской территории принципу поляризации на примере г. Саратова.

Рассмотрен транспортный аспект обеспечения целостности крупнейшего города. Специалистами признается неэффективным решение транспортных вопросов только как технических, предлагается рассматривать транспортно-территориальное планирование как подвид градостроительной деятельности [157], так как транспортные проблемы становятся все более значимыми ограничителями развития крупных городов. Отмечается необходимость создания для крупнейших городов постоянно действующей  модели, имитирующей функционирование транспортной системы, и с её помощью просчитывать эффективность вариантов с различным сочетанием переменных. При этом моделируются изменения не только в самой транспортной системе, но и её влияние на территориально-функциональные аспекты города.

Выявление композиционных и историко-культурных характеристик градостроительной системы. Композиционные, образные характеристики города должны быть таким же предметом градостроительного регулирования, как и функциональное использование территории. В основу регулирования кладутся выявленные в результате анализа специфика «вхождения» застройки в структуру природного ландшафта и условия панорамного восприятии; закономерности строения композиционного каркаса города и системы высотных акцентов. Все эти характеристики отображаются в соответствующих аналитических схемах.

По результатам анализа формируются требования и ограничения (в форме регламентов, рекомендаций), направленные:

– на недопущение застройки фиксированных точек восприятия, на регулирование параметров застройки территорий, активно участвующих в формировании панорам;

– на усложнение структуры композиционного каркаса, усиление композиционной активности тех или иных элементов, развитие или корректировку содержания их образов;

– на регулирование этажности и определение участков для размещения доминант определенного иерархического уровня.

Проблемы охраны и использования историко-культурного наследия, регламентации нового строительства в исторических зонах города тесно взаимосвязаны с композиционными проблемами общей целью, к которой должно привести их решение – сохранение и развитие культурно-исторического и образного своеобразия города, эстетическая гармонизация его среды.

В современных теоретических исследованиях обозначилась переориентация от сохранения каждого отдельного здания, отнесенного к категории «историческое», к сохранению индивидуальности города, зафиксированной в разновременных фрагментах среды, в эволюционно сложившихся правилах её формирования, взаимодействия элементов. Предложения по охранному зонированию различных авторов в обобщенном виде сводятся к оперированию целостными фрагментами исторической среды, включающими в себя разную по ценности историческую застройку, но обладающими определенными цельностью, временной, образной или типологической характерностью. В работе предлагается методика разработки иерархически организованной системы зон охраны и регулирования застройки, апробированная на примере г. Саратова.

Выявление границ социально-территориальных единиц селитебной зоны города и определение направленности их й реконструкции. Приоритетной задачей градорегулирования становится приведение к современному уровню условия проживания в сложившихся жилых районах. Требуется найти способы повышения инвестиционной привлекательности реконструкции, развивать практику партнерства государственных и частных структур, внедрять методы перманентной реконструкции без отселения за пределы района.

В развитых странах прочно закрепился зональный подход к преобразованию территории, при котором реконструируются не только отдельные здания, но и среда в целом, вводятся новые функции, улучшается качество благоустройства, делается ориентация на повышение статуса места, его социальной и коммерческой ценности. Так как застроенные территории имеют определенных пользователей (в том числе и собственников), без участия которых какие-либо преобразования невозможны, встает новая для российского градостроительства задача изучения и систематизации социально-территориальных сообществ, разработки совместных с ними программ реконструкции территорий на паритетных началах. При этом желательно сохранение сложившейся в городе типологии жилых образований (но при обеспечении определенного стандарта качества жизни), так как разнообразие элементов системы является залогом её гибкости.

Разработана типология жилых районов для города Саратова с описанием принципиальных подходов к их реконструкции.

Инвентаризация промышленной зоны и оценка перспектив развития промышленного комплекса города. Данный анализ необходим, с одной стороны, для определения стратегии экономического развития, с другой стороны, для выявления неэффективно используемых городских территорий, большинство из которых  приходится на промышленные зоны.

Автором предложена методика описания каждого предприятия города по комплексу параметров: градостроительному, функционально–технологическому, экологическому, экономическому, который ложится в основу оценки приемлемости размещения того или иного предприятия в структуре города. В зависимости от набора параметров формируются группы  предприятий, сохранение которых на прежнем месте желательно, приемлемо и нежелательно. К представителям этих групп применяются различные поощрения и санкции, закладываемые в градостроительные регламенты и ставки налогообложения. Таким образом, может проводиться целенаправленная работа по вытеснению нежелательных объектов промышленного производства и привлечению (за счет предоставления льготных условий размещения) новых, более современных, высокотехнологичных промышленных предприятий.

Выявление пространственной структуры городской среды и оценка её состояния. Уровень городской среды, являясь уровнем непосредственного контакта человека с городом, во многом определяет качество повседневной жизни, поэтому важно обеспечить и его регулирование. Эффективное регулирование подразумевает адресность предписаний, поэтому в работе предложена типология элементов городской территории по критерию социального контроля28.

Показателями состояния городской среды могут служить удельный вес ни кем  не контролируемых территорий ко всей застроенной территории и степень урбанизированности29 элементов 1-го и 2-го типов (в сопоставлении со стандартом, разработанным для участков различного назначения.). Не смотря на то, что содержательные качества среды сложнее формализовано оценить и регламентировать они также требуют анализа и оценки. К таким качествам среды можно отнести: социально-пространственное многообразие её типов; открытость, демократичность, «расположенность» среды к человеку; выраженное в среде уважение к истории города и природе и т.д. Остро стоит задача сбережения и формирования общественных пространств разных иерархических уровней, играющих важную роль в социализации индивида и подвергающихся опасности приватизации или запустения.

Разработана модель регулирования процесса благоустройства крупного города на примере Саратова.

Сделанный в работе упор на организацию управления по модели саморазвивающихся систем – общее фундаментальное требование времени. Актуально стимулирование процессов саморазвития в крупнейших городах, благодаря чему у городов увеличиваются адаптационные способности, крайне необходимые в современном быстроменяющемся мире.

В то же время самоорганизация не является чем-то, что можно искусственно сконструировать или насильственно внедрить. Не является она и универсальной панацеей для градостроительной деятельности – она лишь дает нам шанс действовать более эффективно. Для начала необходимо хотя бы осознать её проявления, затем попытаться ими воспользоваться, направляя в нужное русло. При этом приходится учитывать, что процесс этот не прямолинеен, а сопровождается рецидивами и сбоями, которые сигнализируют об ошибках и заставляют вносить изменения в тактику управления. Поэтому речь идет не столько о скором получении результатов самонастройки градостроительных систем, сколько о предпосылках, без которых у латентных процессов самоорганизации просто нет достаточных шансов проявиться.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. На основе обобщения представлений современной постнеклассической науки сформулировано представление о крупном городе как самоорганизующейся системе, способной к саморазвитию. Показано, что системы такого типа обладают определенными свойствами, которые должны быть учтены в процессе формирования системы управления их развитием.

Игнорирование свойств нелинейности системы (несоответствия силы управляющего воздействия полученному результату) приводит к отсутствию ожидаемого эффекта, и наоборот, действие в резонансе с внутренними закономерностями развития, дает положительный результат даже при незначительных усилиях. Способность к саморазвитию проявляется в самоорганизующихся системах в состояниях неустойчивости, и осознанное стимулирование такой способности в человекомерных системах, позволяет им быстрее адаптироваться к новым условиям, найти оптимальный выход из состояния кризиса.

2. В результате анализа эволюции механизма управления, признавая за градостроительной системой способности к саморазвитию, автор делает вывод о необходимости использования для регулирования развития градостроительных систем модели управления свойственной саморазвивающимся системам. Способность к саморазвитию возникает благодаря усложнению механизма обратной связи, появлению блока накопления и анализа информации, обеспечивающего самонаучение системы. Жесткое управление извне мешает проявиться процессам самоорганизации, в модели управления саморазвивающейся системы орган регулирования находится внутри неё и действует в резонанс с имманентными закономерностями развития системы.

2.1 Вышеизложенные положения были интерпретированы автором применительно к организации процесса регулирования градостроительного развития крупного города. Важным условиям эффективности регулирования являются регионализация градостроительной деятельности, создание в крупных городах – субъектах федерации сильных научно–проектных подразделений, работающих в режиме постоянного взаимодействия с объектом исследования, организующих поступление и анализ информации о поведении градостроительной системы и результатах управляющих воздействий. Такие подразделения должны войти в структуру интегрированного органа управления градостроительным развитием города.

2.2. Обоснована структура органа управления развитием градостроительной системы с разведением концептуально–стратегического, программно–проектно–регламентирующего и тактического–контролирующего уровней. Принципиальная особенность такого органа – интеграция всех блоков градостроительной деятельности и проецирование их на один объект регулирования – конкретный город (прикладные научные исследования, градостроительное  планирование, регулирование практической деятельности). Формирование такого органа, взаимодействующего с конкретным городом как феноменом, становится предпосылкой перехода от деятельности в границах термина «градостроительство» к более широкой деятельности, определяемой как «градоведение».

2.3. Разработаны принципиальные предложения по формированию всех структурных частей модели управления градостроительным развитием города: определению целей развития, обеспечению действия механизма обратной связи, организации системы информационного обеспечения градостроительной деятельности.

3. Важнейшим условием активизации процессов самоорганизации соискатель считает реализацию, хорошо апробированной в зарубежных странах политики соучастия. Необходимой предпосылкой её применения является социально-территориальная структуризация городского населения, которая должна целенаправленно осуществляться с помощью специалистов. В работе исследованы роль локальных территориальных сообществ в поддержании и преобразовании городской среды, принципы определения их территориальных границ, методы работы с населением.

4. По результатам анализа современной российской практики градорегулирования делается вывод о недостаточном учете аспекта самоорганизации в положениях Градостроительного кодекса, в градостроительной документации. Более того, в градостроительной деятельности утрачивается системный взгляд на город как объект деятельности, и замещается представлением о «территории поселения», использование которой должно быть определенным образом регламентировано. Отмечается, что правовые методы регулирования, хорошо зарекомендовавшие себя в развитых странах, могут оказаться не столь эффективны в России, в условиях кризисного состояния городов, отсутствия развитого гражданского общества, недостатка социальной ответственности и солидарности горожан.

5. Высказывается аргументированное мнение о необходимости внесения корректировок в действующие документы территориального планирования и территориального зонирования крупного города, увеличивающих логику их построения и обеспечивающих условия для более осознанных и ответственных действий всех субъектов градостроительной деятельности.

5.1. Предложено более четкое разграничение функций двух основных документов, регулирующих развитие города. В Генеральном плане город предстает как системный объект, разрабатываются сценарии и стратегия его развития, определяется комплекс антикризисных мер, исключающих реализацию негативных сценариев. Задачи Правил землепользования и застройки – реализация разработок Генплана и осуществление функций тактического регулирования практической деятельности. Объектом деятельности этого уровня является уже не градостроительная система, а территория.

5.2. Обоснованы принципы делимитации территории города в процессе разработки документов территориального планирования, зонирования, проектирования, учитывающие неоднородность территории по интенсивности использования (каркас–ткань) и сложившееся районирование. Предложена модель трехуровневой делимитации территории города, распределенной по документам различных уровней, и трехуровневое построение регламентов, предназначенных для различных целей и субъектов деятельности. Зоны с особыми условиями использования территории предлагается рассматривать как системные регуляторы градостроительной деятельности по социально значимым критериям.

6. Исследовано взаимодействие процессов управления и самоорганизации в процессе исторического развития крупнейшего российского города Саратова. Проанализированы документы градостроительного планирования разных лет и дана оценка эффективности их воздействия на функционально-пространственное развитие города. Выявлены основные факторы, и пороги и циклы территориального развития. Дан прогноз территориального развития города. Соискатель проследил в поведении градостроительной системы, рассмотренной в историческом развитии, нелинейный циклический процесс перехода от одного устойчивого состояния через кризис, к зарождению новой динамической устойчивости, характерный для саморазвивающихся систем.

7. В развитии вопроса систематизации знаний о градостроительной системе, как условии успешного градорегулирования, формулируется задача генерализации информации и постановки обобщенного диагноза состояния и функционирования системы. Разработан и проиллюстрирован на примере Саратова комплекс аналитических материалов, позволяющих дать попроблемную оценку существующего положения в сопоставлении с обозначенными целями развития города. Такие материалы, по мнению соискателя, должны стать надежным обоснованием для разработки Генеральных планов крупнейших городов.

Таким образом, соискатель рассмотрел проблему взаимосвязи процессов управления и самоорганизации в развитии градостроительных систем на трех уровнях:

общетеоретическом и общеметодологическом, – сформулировав современное представление о градостроительной системе как самоорганизующейся, способной к саморазвитию;

– на организационном, – применив модель управления саморазвивающейся системы к организации процесса регулирования градостроительного развития крупнейшего города, обосновав структуру органа управления, предложив внесение системных представлений о городе в документы территориального планирования и зонирования;

– на уровне конкретного города, – проанализировав развитие Саратова с позиций действия процессов управления и самоорганизации, выявив циклы развития, предложив комплекс аналитических материалов, дающих системное описание города и позволяющих эффективно контролировать параметры его развития.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Внедрение результатов исследования по теме диссертации

Монографии и учебные пособия

  1. Тарасова Л.Г. Взаимосвязь процессов управления и самоорганизации в развитии крупных городов: научная монография, 2009. (17, 7 п. л.).
  2. Саратов: комплексный геоэкологический анализ / С.А.Артемьев, В.Н.Еремин, А.В.Иванов и др.; под ред. А.В. Иванова. – Саратов: Изд–во Сарат. ун-та, 2003. (31 п. л.)
  3. Тарасова Л.Г. Градостроительное развитие Саратова: учебное пособие. – Саратов, СГТУ, 2008. (9 п. л.).

  Публикации в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Тарасова Л.Г. Поиск новых подходов  к планированию и регулированию развития городов в условиях современной России /Л.Г. Тарасова // Известия вузов. Строительство. – 2005. – Вып. № 7. – С. 103-108.
  2. Тарасова Л.Г. Организация градостроительного регулирования с учетом реалий конкретного города/Л.Г. Тарасова // Известия вузов. Строительство. – 2006. – № 5. – С. 93–99.
  3. Тарасова Л.Г. Смена парадигм в развитии теории и практики градостроительства /Л.Г. Тарасова // Архитектура и строительство России. – 2009. – № 3. – С. 28–37.
  4. Тарасова Л.Г.  Город как самоорганизующаяся система: принципы управления его развитием на современном этапе /Л.Г. Тарасова // Архитектура и строительство России. – 2009. – № 4. – С. 10–20.
  5. Тарасова Л.Г. Регулирование градостроительной деятельности в крупнейших городах с учетом их способности к саморазвитию /Л.Г. Тарасова // Известия вузов. Строительство. – 2009. – № 7. – С. 83-90.
  6. Тарасова Л.Г. Социально–территориальная структуризация городского сообщества как предпосылка развития процессов самоорганизации в крупных городах /Л.Г.Тарасова // Известия вузов. Строительство. – 2009. – № 8. – С. 101-107.
  7. Тарасова Л.Г. Роль документов территориального планирования крупных городов в становлении процессов их саморазвития /Л.Г. Тарасова // Вестник ВолгГАСУ. Серия: Строительство и архитектура. – 2009. – Выпуск 15 (34). – С. 195 – 201.

  Публикации в других изданиях

  1. Тарасова Л.Г. Город в структуре природного ландшафта. Поиски гармонии -/Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научно–технической конференции «Совершенствование строительных конструкций, архитектурных решений, технологии и организации строительства» / СГТУ. – Саратов, 1996. – С.8–14.
  2. Тарасова Л.Г. Население и городская среда вопросы идентификации /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научной конференции «Культура, власть, идентичность: новые подходы в социальных науках» / СГТУ. – Саратов, 1999. – С. 45–52.
  3. Тарасова Л.Г. Применение ГИС- технологий при оценке эстетического потенциала городского ландшафта /В.З. Макаров,  И.В. Пролеткин, Л.Г. Тарасова, А.Н. Чумаченко // Сборник научных статей «Проблемы геоэкологии Саратова и области». – Саратов, 1999. – № 5 (22). – С. 40–42.
  4. Тарасова Л.Г. Агропарк в структуре экологического каркаса г. Саратова /Л.Г. Тарасова, Н.В. Фурман // Вестник Самарского университета. – 2000. – №5 (17). – С. 17–21.
  5. Тарасова Л.Г. Историческая градоэкология: концептуальная основа, методология, практическая реализация на примере Саратова /В.З. Макаров, Л.Г. Тарасова, А.Н. Чумаченко // Известия Саратовского университета. Новая серия. Том 1, Выпуск 1. – Саратов, 2001. – С. 89–102.
  6. Тарасова Л.Г. Особенности пространственной среды Саратова и идентичность горожан /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научной конференции «Саратов: идентичность, ресурсы, стратегии». – Саратов, 2004, – С. 65–68.
  7. Тарасова Л.Г. Проблемы и направления развития Российских городов в начале третьего тысячелетия /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научной конференции «Город: глобальные перспективы и местные контексты» / СГТУ. – Саратов, 2005. – С. 95–99.
  8. Тарасова Л.Г. Город и транспорт /Л.Г. Тарасова // Тектоника (Архитектура–Дизайн–Технология). – 2005. – № 0/1. – С. 26–30.
  9. Тарасова Л.Г. Город и рекреация /Л.Г. Тарасова // Тектоника (Архитектура–Дизайн–Технология). – 2005. – № 1/2. – С. 15–19.
  10. Тарасова Л.Г. Проблемы сохранения исторического центра города. /Л.Г. Тарасова // Тектоника (Архитектура–Дизайн–Технология). – 2006. – № 1/3. – С. 16–19.
  11. Тарасова Л.Г. Город и торговля /Л.Г. Тарасова, О.В. Трофимова// Тектоника (Архитектура–Дизайн–Технология). – 2006. – № 3/5. – С. 14–23.
  12. Тарасова Л.Г. Анализ современных научных представлений о целях и методах регулирования развития градостроительных систем /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научно–практической конференции « Вопросы развития АПК России в свете реализации социально-экономических проблем» /ФГУП «НИПИгипропромсельстрой». – Саратов, 2006. – С. 63–76.
  13. Тарасова Л.Г. Управление градостроительным развитием города: определение базовых позиций /Л.Г. Тарасова // Тектоника (Архитектура–Дизайн–Технология) 2006. – № 2/4. – С. 16–20.
  14. Тарасова Л.Г. Пространственная структура Проспекта и её роль в интеграции городского сообщества /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научной конференции «Современный город: повседневность и экстремальность» /СГТУ. – Саратов, 2006. – С. 254–258.
  15. Тарасова Л.Г. Роль материальной культуры города в социализации его населения. /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научной конференции. «Социокультурный образ Саратова» / СГУ. – Саратов, 2006. – С. 45–53.
  16. Тарасова Л.Г. Азбука благоустройства /Л.Г. Тарасова // Тектоника (Архитектура–Дизайн–Технология). – 2007. – № 4/6. – С. 14-20.
  17. Тарасова Л.Г. Предпосылки возникновения нового города в начале ХХ1 века / О.В. Матвеева, Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам ХIV международной конференции «Планировка и застройка городов» / ПГУАиС. – Пенза, 2007. – С.
  18. Тарасова Л.Г. Особенности разработки регламентов для территорий локализации ценного историко-культурного наследия в современных условиях /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам региональной научно–практической конференции «Проблемы сохранения историко-культурного наследия Саратовской области в современных условиях». – Саратов: Изд-во СГТУ, 2008. – С. 15-21.
  19. Тарасова Л.Г. Системный взгляд на организацию деятельности по благоустройству города /Л.Г. Тарасова // Тектоника плюс (Архитектура–Технология–Дизайн–Искусство). – 2008. – № 1. – С. 22-23.
  20. Тарасова Л.Г. Модель организации деятельности по благоустройству города /Л.Г. Тарасова // Тектоника плюс (Архитектура–Технология–Дизайн–Искусство). – 2008. – № 1. – С. 24-29.
  21. Тарасова Л.Г. О «Стратегии сохранения культурного наследия Саратовской области» /Л.Г. Тарасова // Тектоника плюс (Архитектура–Технология–Дизайн–Искусство). –  2008. – № 2, – С. 28-29.
  22. Тарасова Л.Г. Методы регламентации застройки исторических зон /Л.Г. Тарасова // Тектоника плюс (Архитектура–Технология–Дизайн–Искусство). – 2008. – № 2. – С. 30 – 33.
  23. Тарасова Л.Г. Эволюция функционально-планировочной структуры Саратова /Л.Г. Тарасова // Тектоника плюс (Архитектура–Технология–Дизайн–Искусство). – 2008. – № 3, – С. 34-36.
  24. Тарасова Л.Г. Информационная система обеспечения градостроительной деятельности как фактор, способствующий становлению процессов самоорганизации населения /Л.Г. Тарасова // Материалы международной конференции ИнтерКарто/ИнтерГИС 14 «Устойчивое развитие территорий: теория ГИС и практический опыт». Т.1. / СГУ. – Саратов, 2008. – С. 209–212.
  25. Тарасова Л.Г. Исторический город как комплексный объект охраны /Л.Г. Тарасова // Сборник статей по материалам научно–практической  конференции «Архитектурное наследие Саратовской области: история и современность». – Саратов: Изд–во СГТУ. – 2009. – С. 20–25.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. СОВРЕМЕННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ГОРОДАХ И ВОЗМОЖНОСТЯХ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИХ РАЗВИТИЯ

1.1. Общетеоретические и мировоззренческие основы построения

современной системы регулирования градостроительной деятельности

1.2. Смена парадигм в теории и практике градостроительства

1.3. Эволюция представлений отечественной градостроительной науки о городе

1.4. Обзор представлений о настоящем и будущем городов современных зарубежных архитекторов

Глава 2. МОДЕЛЬ УПРАВЛЕНИЯ САМОРАЗВИВАЮЩЕЙСЯ СИСТЕМЫ И ЕЁ ПРИМЕНЕНИЕ К РЕГУЛИРОВАНИЮ РАЗВИТИЯ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫХ СИСТЕМ

2.1. Механизм управления и его эволюция

2.2. Анализ функционирования градостроительной системы как объекта управления

2.3 Роль государства в становлении процессов саморазвития градостроительных систем

2.4. Предпосылки внедрения в процесс градорегулирования методов управления присущих саморазвивающимся системам

2.4.1. Формулировка целей городского развития.

2.4.2. Систематизация знаний о градостроительной системе.

2.4.3. Организация системы обратной связи.

2.4.4. Становление реального местного самоуправления.

Глава 3. ВЛИЯНИЕ ДОКУМЕНТОВ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, НА РЕАЛИЗАЦИЮ ПОТЕНЦИАЛА САМОРАЗВИТИЯ ГОРОДОВ

3.1. Зарубежный опыт регулирования градостроительной деятельности

3.2. Российская практика градостроительного планирования и регулирования в новых социально-экономических условиях

3.2.1. Цели и методы разработки «Правил землепользования

и застройки».

3.2.2. Структура, содержание и адресация регламентов

3.3. Стимулирование процессов саморазвития градостроительных систем с помощью документов территориального планирования и правового регулирования

3.3.1. Содержание и назначение основных документов.

3.3.2. Принципы делимитации территории градостроительной системы для целей градорегулирования

3.3.3. Использование регламентов в качестве механизмов реализации градостроительной политики

3.3.4. Экономические методы реализации градостроительной политики

Глава 4. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРОЦЕССОВ САМООРГАНИЗАЦИИ

И УПРАВЛЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ Г. САРАТОВА

4.1. Движущие механизмы градостроительного развития города в доиндустриальный период (1674 -1916)

4.2. Генеральные планы советского периода и их влияние на функционально-планировочное развитие города

4.3. Проектные разработки и реальная практика реконструкции и застройки городского центра

4.4. Выявление закономерностей градостроительного развития г. Саратова с синергетических позиций

4.5. Тенденции развития г. Саратова в постсоветский период

Глава 5. ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ И КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ КАК УСЛОВИЕ ЭФФЕКТИВНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЕЁ РАЗВИТИЯ

5.1. Комплексная оценка природного ландшафта города с определением ограничений, накладываемых на градостроительную деятельность.

5.2. Оценка градостроительной системы с позиций целостности, эффективности функционирования и использования территории

5.3. Выявление композиционных и историко-культурных характеристик градостроительной системы

5.4. Анализ структуры и оценка состояния селитебных и промышленных зон города

5.5. Выявление пространственной структуры и оценка состояния городской среды

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ


1 Эта проблема градостроительства очень точно сформулирована в монографии ВВ. Владимирова, Т.Ф. Саваренской, И.М. Смоляра «Градостроительство как система научных знаний», 1999.

К примеру, в Градостроительном кодексе РФ объектом градостроительной деятельности является внесистемное понятие территория (в том числе городов). Это было бы объяснимо, если бы ГК являлся одним из комплекса нормативных документов в области градостроительства, регулирующим отдельный аспект градостроительной деятельности (связанный с использованием и территории), но в настоящее время он единственный закон федерального уровня в этой области.

2 Синергетика (synergeia (греч.) – совместное действие, сотрудничество) – новое научное направление, названое так немецким физиком Г. Хакеном в начале 70-х гг., именуется также общей теорией самоорганизации, поскольку оно изучает возникновение и развитие структур в системах, далеких от состояния равновесия, или – возникновение порядка из хаоса.

3 Открытость подразумевает наличие у этих систем постоянного обмена со средой веществом, энергией или информацией. Неравновесность предполагает наличие макроскопических процессов обмена веществом, энергией и информацией между элементами самой диссипативной системы. Нелинейность предполагает отсутствие линейной зависимости между силой воздействия и силой реакции системы на это воздействие, а также то, что развитие системы, находящейся в состоянии неустойчивости определяется не столько прошлым, сколько будущим системы (аттрактором – областью притяжения процесса).

4 Уже в первой половине ХХ века проявления самоорганизации и саморазвития были обнаружены отдельными исследователями в различных областях науки: биологии (Л.С.Берг, А.Г. Гурвич, А.А.Любищев), физике и химии (И.Р. Пригожин, Г. Хакен), географии (В. Бунге, Дж.К. Зипф, П. Хаггет), экономике (Н.Д. Кондратьев), истории (А.Дж. Тойнби, Л. Н. Гумилев).

5 Соискателем также привлекались работы посвященные исследованию социального поведения и самоорганизации городского населения (А.А. Высоковский, Л.Б. Коган, В.Л. Глазычев, К.В. Кияненко, Е.Г. Анимица, Е.Н. Заборова, Т.М. Говоренкова, Н. Вейтес, Р. Грац); современных правовых и экономических методов регулирования градостроительной деятельности (Т.В. Афанасьева, А.В. Крашенинников, С.Д. Митягин, А.П. Ромм, Э.К. Трутнев, В.А. Щитинский, Н.Г. Юшкова); организации информационного обеспечения градостроительной деятельности, структуре Геоинформационных систем (Л.Н. Авдотьин, М.Я Вильнер, В.М. Гохман, Д.Г. Донцов, С.Г. Кудымова, С.В. Скатерщиков, В.С. Тикунов).

6 Все они были высоко оценены на ежегодных Международных смотрах–конкурсах лучших дипломных работ студентов архитектурной специальности

7 Монография отмечена дипломом 1 степени Межрегиональной общественной организации содействия архитектурному образованию в 2009 на XVIII Международном смотре–конкурсе лучших дипломных работ по архитектуре и дизайну (в номинации «Учебная и научная литература в области архитектуры и градостроительства»).

8 Конференция международной академии регионального развития института Географии РАН «Взаимосвязь городской и сельской местностей в региональном развитии», Саратов 2005. Международная конференция «Устойчивое развитие территорий: теория ГИС и практический опыт», Саратов, Урумчи, (Китай), 2008. Международный научн-практический симпозиум «Социально-экономические проблемы жилищного строительства и пути их решения в период выхода из кризиса», Саратов, 2009. Всероссийские научно-практическая конференции «Саратов: идентичность, ресурсы, стратегии», Саратов, 2004; «Город: глобальные перспективы и местные контексты», Саратов 2005;. Региональные конференции «Социокультурный облик Саратова», 2006, «Проблемы сохранения историко-культурного наследия Саратовской области» 2008, 2009. Внутривузовские научные конференции СГТУ 2004, 2005, 2006, 2007 гг..

9 Рациональность включает в себя определенное понимание, обоснование, описание.  Понимание как способ духовного и практического освоения мира; обоснование как способ доказательства, объяснения понятого; описание как структурирование, передача, закрепление понятого и доказанного.

10 Научная парадигма – исходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их решения, методов исследования, которые господствуют в течение определенного периода  в научном сообществе

11 Наиболее близко к интеграции системного, средового и экологического подходов в процессе исследования и описания города, на наш взгляд, подошел А.Э. Гутнову.

12 Каждый цикл состоит из динамически устойчивой фазы (гомеостаза), и фаз неустойчивости, кризиса, в процессе которого система проходит точки бифуркации (ветвления), выбирает один из возможных новых вариантов развития и попадает в зону притяжения нового аттрактора.

13 Функции муниципального органа управления развитием градостроительной системы могут быть сведены: 1) к недопущению ущемления территориальных интересов одних субъектов, другими, 2) к формулировке коллективных интересов всего городского сообщества и обеспечению базовых условий для их реализации.

14 Цикличность управляющих воздействий проявляется в том, что желаемый результат достигается методом постепенного приближения, за счет анализа результатов управляющих воздействий предыдущих циклов и соответствующей корректировке. настройки на новом цикле

15 В работе анализируется группы потребностей, которые каждый горожанин может реализовать самостоятельно, в рамках локального территориального или корпоративного сообщества, или на уровне городского сообщества. Потребности общегородского сообщества заключаются в сохранении и усилении территориально-функциональной, и социально-культурной целостности города, нарушение которой ставит под угрозу целостность самого городского сообщества.

16 Миссия – это предназначение города, комплекс его особенностей, потенциалов, на которые должна быть сделана ставка в развитии. Некоторые ученые считают, что город можно рассматривать как «организацию», следовательно, к нему применимы методы стратегического менеджмента, используемые для организаций. Миссия в стратегическом менеджменте – это четко выраженная общая цель деятельности организации, одновременно это компонент символической структуры её имиджа

17 Сбалансированное развитие природной и техногенной составляющих города, сбалансированное экономическое развитие города, гармоничность социальных отношений и эффективность реализации социальных потребностей населения, рациональность территориально-планировочной организации города и эффективность функционирования его инфраструктуры, гармонизация  качеств городской среды

18 «Об информационном обеспечении градостроительной деятельности»: Постановление Правительства Российской Федерации N 363 от 9 июня 2006 г.

19 В западных странах объектом является эволюционно сложившийся город, находящийся в динамически устойчивой фазе развития, территория которого плотно освоена, размежевана, закреплена за пользователями и определенными функциями. В России объект регулирования – город, в большинстве случаев, находящийся в кризисном состоянии с дисбалансом функционального использования территории и низкой эффективностью её освоения, с сетями и застройкой, требующими коренной реконструкции.

20 В первом случае целью регулирования  может быть сохранение найденного устойчивого состояния и мягкая корректировка его отдельных параметров, во втором случае целью может являться стимулирование преобразовательных, реконструктивных процессов.

21 Негативные сценарии могут проявляться в форме экологических катастроф различного характера, в потере связности различных частей города, вследствие критического состояния транспортной системы, в утрате социальной целостности города, вследствие чрезмерной имущественной и социально-культурной дифференциации населения, в потере композиционной целостности и историко-культурной идентичности города.

22 А.Э. Гутнов и И.Г. Лежава, говоря о необходимости обеспечить адаптационные качества градостроительной системе, отмечают: «любой проект, в первую очередь градостроительный, обязательно должен предусматривать четкую регламентацию некоторых характеристик системы «каркас» и сохранения некоторой степени неопределенности (варианты реализации) «ткани» и «плазмы» («Будущее города»,1977).

23 В настоящее время взаимоотношение этих документов в Градостроительном Кодексе РФ трактуется таким образом: «Границы территориальных зон устанавливаются с учетом функциональных зон и параметров их планируемого развития, определенных генеральным планом поселения» (статья 34, 2).

24 По мнению И.М. Смоляра: «Целесообразно проработать вопросы зонирования по признакам собственности, владения и управления земельными ресурсами. На уровне города целесообразно выделить – в контуре планировочного каркаса города (что обычно составляет не менее 30 % от площади города) – муниципальную зону регулирования приобретения прав долгосрочной аренды и других условий в области земельного оборота…. Ни в коем случае эта зона не должна стать предметом спекуляций и наживы муниципальных чиновников, должна регулироваться  правовыми методами» («Градостроительное планирование как система: Программирование–Прогнозирование–Проектирование»», 2001).

25 Оценку эффективности предлагается проводить по позициям:

– соответствия характера и интенсивности градостроительного освоения природного ландшафта его емкостным и функциональным возможностям;

– соответствия ценности городской территории и социально-экономической эффективности её использования; обеспечения нормируемой транспортно-временной доступности мест притяжения населения;

– создания условий для обеспечения высокого качества жизни населения (обеспеченность жильем, наличие и доступность объектов социальной сферы, рекреации; благоприятная экологическая обстановка, минимизация потенциальных экологических и техногенных рисков);

– соответствия современных образных характеристик города его желаемым и потенциально возможным образам; эффективности охраны и использования историко-культурного наследия.

26 По роли в функционировании природного комплекса выделены три группы ландшафтных морфотипов: концентраторы, распределители, поглотители.

27 К показателям, характеризующим устойчивость, отнесена потенциальная устойчивость территории:

–к просадкам (грунты выдерживают значительные механические нагрузки);

–к эрозионному расчленению и оползневым процессам (характеризуется уклонами и экспозицией рельефа, инсоляционным и ветровым режимом, строением почв);

–к подтоплению (глубина залегания грунтовых вод более 3 метров, высокая фильтрационная способность грунтов).

28 1) территории, контролируемые муниципальными структурами (улицы, дороги, площади, скверы, парки); 2) территории, контролируемые организациями (участки учреждений, промышленных предприятий); территории, контролируемые социальными сообществами (участки жилых дворов, микрорайонов, гаражных кооперативов); 3) территории, контролируемые индивидуальными собственниками (участки усадебных домов); 4) никем не контролируемые территории (чаще всего буферные зоны между участками первых трех типов).

29 Урбанизированность - количество вложений в обустройство среды, придающее ей устойчивость и обеспечивающее потребительский комфорт






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.