WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

 

На правах рукописи

Вавилонская Татьяна Владимировна

ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ

(на примере Самарской области)

05.23.22 – Градостроительство,

планировка сельских населенных пунктов

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора архитектуры

Санкт-Петербург 

2010

Диссертация выполнена на кафедре градостроительства ГОУ ВПО «Самарский государственный архитектурно-строительный университет»

Научный консультант  доктор архитектуры, профессор 

НЕФЕДОВ Валерий Анатольевич

ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный

архитектурно- строительный университет» 

Официальные оппоненты:  доктор архитектуры, профессор,

академик РААСН и МААМ,

заслуженный архитектор РФ

ЛЕЖАВА Илья Георгиевич

Московский архитектурный институт 

(государственная академия)

доктор архитектуры, профессор

  МИТЯГИН Сергей Дмитриевич

  ГУ НИиПЦ генерального плана Санкт-Петербурга

доктор архитектуры, профессор

ДОНЦОВ Дмитрий Георгиевич

ГОУ ВПО «Волгоградский государственный 

архитектурно-строительный университет» 

 

Ведущая организация:  ЦНИИП градостроительства РААСН

Защита состоится «2»  июня  2010 г.  в  1200  часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.223.05 при ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 190005, г.Санкт-Петербург, ул. 2-я Красноармейская, д. 4, ауд. 505А. 

Телефакс (812) 316-58-72

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета.

Автореферат разослан «_____» апреля 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Д 212.223.05  С.В.Семенцов 

 

Красота прошлого не есть красота эмпирического бывшего, это есть  красота настоящего, преображенного прошлого, вошедшего в настоящее.

  Н.А.Бердяев «Самопознание»

Человечество, как писал В.И.Вернадский, произвело на поверхности Земли преобразования, которые приравниваются к геологическим переворотам малого масштаба. Почти каждый этап развития человеческого общества находил отражение в архитектурно-исторической среде. Уровень цивилизации сегодня позволяет нам, потомкам, осознать значимость всей совокупности культурных ценностей, оставленных разными, даже уже не существующими народами, на Земле. Цивилизация в этом смысле выступает синонимом определенного уровня развития общественной культуры, но прогресс при этом часто сопровождается растратой культурных ценностей. Препятствовать данному процессу в значительной мере может градостроительное регулирование на всех уровнях - от территориального до оперативного планирования, направляя процессы саморазвития и упорядочивая частную строительную инициативу.

Правительство РФ устанавливает сроки разработки градорегулирующей документации (последний из них истёк 1 января 2010 г.), однако на настоящий момент схемы территориального планирования (СТП) разработаны и утверждены для 25 % субъектов РФ, планы городских поселений  – для 25 %, планы городских округов (ГП) – для 40 %. После установленных сроков при отсутствии соответствующей документации дальнейшее изъятие и резервирование земель для государственных и муниципальных нужд, в том числе для нужд охраны наследия, становятся невозможными. Проблема соблюдения сроков видится в отсутствии в регионах опыта и методологии подготовки подобного рода документации. Для ускорения процесса подготовки градорегулирующей документации на различных территориально-планировочных уровнях необходима разработка алгоритма  выполнения данных видов работ, среди которых особое место занимает градостроительное регулирование архитектурно-исторической среды.

Из числа исторических городов РФ 60 % не имеют утвержденного проекта охранных зон (ПОЗ). Это затрудняет разработку генеральных планов городов и правил землепользования и застройки в части зонирования территории исторических центров. В Градостроительном кодексе РФ от 29.12.2004 №190-ФЗ  на всех планировочных уровнях предлагается выделять «границы территорий объектов культурного наследия», однако перспективы их развития и принципы включения в современное функционирование остаются вне компетенции законодательной инициативы.

Системные работы по охранному градостроительному планированию относятся к 1980-1990 гг. ХХ в. (ЦНИИП градостроительства, «Росреставрация», ЦНИИП реконструкции городов). Однако изменившиеся социально-экономические условия и отражающее их новое поколение законодательных актов: №73-ФЗ «Закон об охране объектов культурного наследия..» от 25.06.2002, «Положение о зонах охраны…» №315 от 26.04.2008, «Положение о государственной историко-культурной экспертизе» №569 от 15.07.2009 и др., требуют серьезной корректировки состава и содержания градорегулирующей документации в сфере охраны наследия, которая бы удовлетворяла произошедшим в стране изменениям.

Одна из основных проблем градостроительного регулирования архитектурно-исторической среды состоит в сохранении самоидентификации городов (поселений), регионов и стран в целом. Их привлекательность сегодня оценивается как условие устойчивого экономического развития в перспективе. Наиболее изученной на сегодняшний день является архитектурно-историческая среда столичных городов (Москва, Санкт-Петербург, Казань, Нижний Новгород), центральных и иных регионов страны (областей, включенных в крупномасштабные экспозиции «Золотое кольцо», «Древнерусское ожерелье», «Литературное созвездие», Русского Севера, Уральского, Забайкальского регионов и др.),  а также стран ближнего зарубежья (Украины, Белоруссии, Грузии, Прибалтийских стран). Архитектурно-историческая среда регионов Среднего Поволжья, в том числе Самарской области, только в последнее время оказалась в поле зрения архитекторов и градостроителей. Архитектурно-историческая среда, в которой исходя из истории «места» обнаруживается собственная неповторимая специфика, позволяет говорить о кодах идентичности регионов, городов, кварталов застройки. Это во многом определяет выбор подходов к градостроительной реконструкции территорий.

Проблема исследования определяется тем, что на этапе смены общественно-экономических формаций, в условиях мощного роста строительной индустрии, вопросы сохранения историко-культурного наследия и разумной степени преобразования архитектурно-исторической среды приобретают актуальность не только в крупнейших городах и регионах РФ, но и в российской провинции. Для сохранения её специфичности и своеобразия сегодня важным оказывается формирование такой градостроительной культуры, где традиции и новаторство сбалансированы и гармонизированы. Поиск на разных территориально-планировочных уровнях разумного компромисса между сохранением и обновлением архитектурно-исторической среды средствами градорегулирования является основной проблемой исследования.

Актуальность исследования обусловлена рядом следующих причин: 1)значительные утраты в среде объектов культурного наследия в условиях слабо регулируемой хозяйственной деятельности; 2)необходимость включения в научный оборот «пластов» не изученного ранее архитектурно-исторического наследия; 3)развитие градостроительной культуры в обществе, когда вопросы градорегулирования становятся действенными рычагами сдерживания строительной инициативы в городах и регионах страны; 4)новые перспективы использования объектов культурного наследия, открывающиеся с повышением цены на землю и коммерциализацией экономики в целом; 5)поиск внутренних рекреационных ресурсов страны - как природных, так и историко-культурных, развитие туристической отрасли в РФ.

Теоретическую базу исследования составляют научно-теоретические, научно-практические и научно-прикладные разработки отечественных и зарубежных ученых. В современной отечественной науке можно выделить несколько основных подходов к изучению проблем архитектурно-исторической среды относительно разных территориально-планировочных уровней:

историко-классификаторский, различающийся по хронологическому или типологическому принципам (А.В.Бунин, А.Г.Вайтенс, М.С.Гнедовская, В.С.Горюнов, Н.Ф.Гуляницкий, С.П. Заварихин, Г.В.Заушкевич, Е.И.Кириченко, А.И.Комеч, Ю.Л.Косенкова, Ю.И.Курбатов, И.И.Кушнир, В.Г.Лисовский, О.В.Орельская, В.И.Пилявский, С.С.Подьяпольский, А.Л.Пунин, П.А.Раппопорт, Г.Е.Русанов, К.В.Рыцарев, Т.Ф.Саваренская, С.В.Семенцов, Т.А.Славина, А.А.Тиц, А.Г.Туманник, Ю.С.Ушаков, О.А.Швидковский,  С.М.Шумилкин и др.);

градостроительный, предполагающий комплексную оценку различных составляющих культурного потенциала городских территорий (Г.П.Боренко, Т.А.Вайнштейн, В.Н.Выборный, Р.М.Гаряев, Л.Я.Герцберг, М.С.Гнедовская,  Д.Г.Донцов,  Г.В.Заушкевич, Г.К.Игнатьев, А.В.Иконников, М.М.Каменская, В.Ф.Касьянов, В.В.Косточкин, Н.П.Крайняя, А.В.Крашенинников, В.Р.Крогиус, Л.Б.Кожаева, Т.Н.Кудрявцева, М.П.Кудрявцев, В.В.Кудрявцев, Д.Н.Кульчинский, В.А.Лавров, И.Г.Лежава, Г.В.Мазаев, Т.Г.Маклакова, А.В.Махровская, Е.В.Михайловский, Н.Н.Миловидов, М.И.Мильчик, С.Д.Митягин, Г.Б Омельяненко, В.А.Осин, М.В.Посохин, В.Д.Преснякова, О.И.Пруцын, Ю.В.Ранинский, С.К.Регамэ, Л.С.Романова, К.В.Рыцарев, И.М.Смоляр, Л.И.Соколов, Л.Г.Тарасова,  А.Б.Тренин, Т.Н.Чистякова, Э.А.Шевченко, А.С.Щенков, Н.П.Шепелев, М.С.Шумилов, Е.М.Якубович и др.);

расселенческий, рассматривающий наследие на уровне систем расселения (М.Я.Вильнер, Г.С.Заикин, П.И.Макушенко, П.П.Медведев, А.С.Мейснер, Э.А.Паин, Ю.М.Подсекин, О.Г.Севан, Ю.С.Ушаков, А.В.Шишков и др.);

ландшафтно-рекреационный, характеризующийся отношением к наследию как основе формирования комплексных зон отдыха и туристических маршрутов (В.В.Владимиров, Г.М.Гузова, Г.В.Есаулов, С.И.Истомин, А.С.Мейснер, Е.М.Микулина, В.А.Нефедов, П.П.Ревякин, Г.С.Ронкин и др.);

прикладной, предполагающий изучение определенного круга проблем, связанных с каким-либо видом культурного наследия (Г.Н.Айдарова,  С.С.Айдаров, И.Л.Алферова, Л.С.Гельфельд, А.П.Гозак, Т.Т.Закирова, В.Я.Либсон, Е.Г.Майкова, Н.А.Попова, Б.А.Портнов, Л.В.Прибега, А.А.Савин, В.В.Травин, М.С.Штиглиц и др.).

В Самарской области прикладными вопросами сохранения наследия в разное время занимались ученые: Е.А.Ахмедова, Н.И.Басс, Д.Б. Веретенников, С.В.Генералова, Т.В.Каракова, В.Г.Каркарьян, Н.А.Косенкова, С.Г.Малышева, Г.Н.Рассохина, Т.Я.Ребайн, В.А.Самогоров, А.К.Синельник, В.Э.Стадников, Е.А.Сысоева, О.А.Федоров и др. 

Ученые ближнего и дальнего зарубежья чаще ориентируются на конкретно-прикладные аспекты реконструкции и реставрации наследия (Л.К.Грачева, Е.Е.Водзинский, А.В.Лесик, Ю.М.Подсекин, П.А.Ричков, Т.В.Устенко, Л.В.Прибега - на Украине, В.А.Чантурия и В.В.Трацевский - в Белоруссии, Я.А.Крастиньш - в Латвии, И.И.Глемжа - в Литве, Д.В.Брунс и Р.Р.Кангропооль - в Эстонии, Н.Г.Зарандия - для Грузии; А.М.Насирдинова – в Киргизии, К.Н.Крупина и Г.А.Птичникова - для Швейцарии, Г.Грубе, Г.Мюллер-Менкенс, А.Кучмар, К.Шмидт-Томпсон, Д.Шулинг - в Германии, Г.Джованнони, В.Фродль, А.Барбаччи, Г.Личиарди - в Италии, Ш.Кантакьюзино, С.Брандт, С.Эдэ, Д.Батлер, Д.Барри Каллинвос, П.Найджкэмп, Э.Брайэн, М.Бинни, Р.Шарпли и П.Холл - в Великобритании, Х.Миклош, Д.Дерчени - в Венгрии, Ж.Свабова и Т.Ригл - в Чехии, Е.Валеброк и Т.Тис-Эвенсен - в Норвегии, П.Леон - во Франции, Э.Грушка - в Словакии, Б.Рамышевский, В.Борусевич - в Польше, Б.Филден, П.Линструм, Д.Родвел, Д.Бонхем, Ч.Платт, А.Рован, А.Роунтри, П.С.Муик - в США, Г.Раггерс - в Нидерландах, Ф.Лазин - в Израиле и др.).

Несмотря на такое внимание к историко-культурному наследию, аспекты градостроительного регулирования архитектурно-исторической среды до сих пор не были комплексно изучены. Таким образом, в исследовании предпринята попытка восполнить этот пробел и сформировать многоуровневый подход к изучению архитектурно-исторической среды, который можно рассматривать как синтетический, объединяющий задачи стратегического и оперативного планирования,  опирающийся на опыт научно-практической деятельности на примере Самарского Поволжья в сфере градостроительства и районной планировки и вобравший черты каждого из перечисленных выше подходов (илл.1).

Целью исследования является развитие на примере конкретного региона алгоритма градостроительного регулирования архитектурно-исторической среды в условиях противоборствующих тенденций, выраженных вектором охраны и вектором обновления, на разных территориально-планировочных уровнях - «исторический регион», «исторический город», «исторический квартал». Для достижения цели исследования были поставлены следующие задачи:

• определение предпосылок возникновения идеи охраны и использования культурного наследия, систематизация опыта научных, проектных и практических работ по регулированию процессов сохранения и обновления архитектурно-исторической среды на разных территориально-планировочных уровнях, формирование синтетического многоуровневого подхода;

• анализ состава и порядка выполнения инвентаризационных и мониторинговых исследований, историко-градостроительных и градостроительных обоснований, историко-культурной экспертизы,  принципов ведения реестров охраняемого наследия в рамках систематических исследований;

• на основе кода идентичности разработка алгоритма оценки, планируемого использования и регулирования архитектурно-исторической среды на уровне «исторический регион» в составе документации стратегического территориального планирования, а именно в схемах территориального планирования (СТП);

• с учетом кода идентичности формирование алгоритма оценки, проектирования и регулирования архитектурно-исторической среды на уровне «исторический город» в составе документации стратегического градостроительного планирования, а именно в генеральных планах (ГП) и  проектах охранных зон (ПОЗ);

• на основе кода идентичности составление алгоритма оценки, проектирования и регулирования архитектурно-исторической среды на уровне «исторический квартал» в составе документации оперативного планирования, а именно поквартальных градостроительных регламентов.

Объектом исследования является архитектурно-историческая среда городов и крупномасштабных территорий – регионов, исследуемая по схеме иерархической парцелляции «исторический регион – исторический город – исторический квартал». В качестве примера, на котором отрабатывалась система многоуровневых исследований в сфере охраны наследия, выбран регион – Самарская область.

Предметом исследования является система (алгоритм) комплексной оценки, контроля, планирования и регулирования развития архитектурно-исторической среды в систематических исследованиях, документации стратегического и оперативного планирования с целью сохранения её целостности при условии обновления.

Границы исследования определяются сферой охраны историко-культурного наследия,  вопросами градостроительства и архитектуры в части оценки историко-культурного наследия и градостроительного регулирования архитектурно-исторической среды. Рамки исследования ограничиваются территориально-планировочными, функциональными, композиционно-пространственными и художественно-стилистическими аспектами. Прикладные исследования выполнялись для городов Самары, Сызрани, Тольятти и Самарской области в целом.

Научная гипотеза исследования - реализация многоуровневого подхода, предполагающего разумный баланс и корреспондирование «старого» и «нового» в условиях архитектурно-исторической среды, где действуют и материализуются в пространстве два разнонаправленных вектора: вектор охраны и вектор обновления. Под вектором охраны понимается архитектурно-градостроительная деятельность, направленная на сохранение целостной, узнаваемой архитектурно-исторической среды. Под вектором обновления - аналогичная деятельность, направленная на её преобразование и дальнейшее развитие. Вектор охраны обычно имеет теоретическую, нормативно-правовую основу, вектор обновления часто обнаруживает себя на практике. Систематические исследования наследия отражают исключительно вектор охраны. На уровне территориального планирования противоборство между данными векторами отсутствует, на уровне градостроительного планирования оно становится очевидным, а на уровне оперативного планирования - наиболее острым. Предлагаемые алгоритмы территориального, градостроительного и оперативного планирования позволяют найти разумный компромисс между сохранением и обновлением архитектурно-исторической среды за счет трехчастной структуры документации «обоснование-проект-регламент», где проект соответствует по содержанию вектору обновления, а регламент – вектору охраны, что в совокупности обеспечивает баланс разнонаправленных усилий, когда традиции и новаторство адаптированы и гармонизированы.

Научная новизна работы нашла отражение во впервые предложенной  системе многоуровневого подхода к исследованию архитектурно-исторической среды; в систематизации данных по учету и контролю за состоянием историко-культурного наследия; в разработанных алгоритмах оценки, планирования и регулирования архитектурно-исторической среды на разных территориально-планировочных уровнях (регион, город, квартал), базирующихся на представлениях о корреляции векторов охраны и обновления; в авторских прикладных исследованиях на примере городов и территорий Самарского региона, позволивших выявить коды идентичности архитектурно-исторической среды. Наиболее значимым результатом является разработка теоретических основ и пространственно-планировочных принципов сохранения и развития архитектурно-исторической среды посредством систематических исследований, стратегического территориального и градостроительного планирования, а также оперативного планирования. В исследовании разработан метод квалиметрической оценки эстетических качеств архитектурно-исторической среды.

Методика исследования основана на системном анализе с элементами экспериментального подхода, который позволил обосновать теоретические положения работы. В рамках исследования использовались следующие методы: многоуровневый синтетический подход к разработке алгоритмов сохранения и обновления архитектурно-исторической среды; метод плотностной оценки историко-культурного потенциала территорий; территориальное зонирование и районирование; сопоставление «проектного» и «реального»  информационного поля в сфере охраны культурного наследия; историко-градостроительный анализ литературных, архивных и других данных; композиционно-стилистические исследования; инвентаризация объектов культурного наследия; квалиметрическая оценка территорий по группам сформированных критериев; создание информационных ГИС-систем по соответствующей тематике; графоаналитическое картирование и моделирование ситуаций.

В исследовании обобщен отечественный и зарубежный опыт планирования и регулирования архитектурно-исторической среды регионов, городов и кварталов. В работе использованы материалы историко-культурных опорных планов, проектов охранных зон, генеральных планов городов, мониторинговых исследований, поквартальных градостроительных регламентов, предложений по развитию застроенных территорий, концепции развития туристско-рекреационного комплекса НП «Самарская Лука» и отдельных населенных мест Самарского региона, разрабатывавшихся в разные годы при непосредственном участии, а в части работ под руководством автора на кафедре градостроительства и в образованном и возглавляемом автором с 2004 г. научно-проектном центре «Архиград» Самарского государственного архитектурно-строительного университета.

В качестве предмета защиты выдвигаются результаты комплексного  научного исследования по проблеме сохранения и обновления архитектурно-исторической среды исторического региона России, обоснованные и подтвержденные результатами внедрений в реальное проектирование.

На защиту выносятся:

•концепция многоуровневого подхода в исследовании процессов охраны и развития архитектурно-исторической среды, реализованная на примере конкретного региона - Самарской области;

•система оценки и контроля архитектурно-исторической среды в составе систематических исследований (инвентаризационных и мониторинговых исследований, историко-градостроительных и градостроительных обоснований, историко-культурной экспертизы, ведения учетной документации);

•алгоритм регулирования архитектурно-исторической среды региона на основе кода идентичности Самарской области, кластеризованный сетевой принцип стратегического территориального планирования (на примере СТП);

•алгоритм регулирования  архитектурно-исторической среды города на основе кода идентичности городов Самарской области, историко-типологический принцип стратегического градостроительного планирования (на примере ГП и ПОЗ);

•алгоритм регулирования  архитектурно-исторической среды квартала на основе кода идентичности самарских кварталов, парцелляционный принцип оперативного планирования (на примере поквартальных градостроительных регламентов).

Практическое значение и апробация исследования состоит в развитии систем оценки, контроля и регулирования процессов сохранения и преобразования архитектурно-исторической среды городов и регионов. Результаты работы могут быть использованы при выполнении систематических исследований, разработке документов стратегического территориального и градостроительного планирования (схемы территориального планирования, генеральные планы городов, историко-культурные опорные планы и проекты охранных зон, правила землепользования и застройки, местные нормативы градостроительного проектирования), а также для оперативного планирования (градостроительные регламенты, проекты развития застроенных территорий, проекты планировки и застройки и т.п.) и  возможны к применению в регионах Среднего Поволжья, а при условии адаптации - в других регионах страны.

Материалы исследования могут вызвать интерес со стороны государственных органов охраны наследия, министерств и ведомств, контролирующих и регулирующих строительную деятельность на территории городов, муниципальных районов, областей и автономий. Работа может оказаться полезной для практикующих архитекторов, а также использоваться в учебном процессе при подготовке архитекторов, градостроителей, реставраторов.

Основные положения исследования были апробированы в 58 научно-практических и проектных разработках, что подтверждается актами о внедрении. Наиболее крупными из них можно считать следующие: 

- Систематические исследования

•Историко-культурная экспертиза усадьбы купцов Шадриных, 1998 г. и жилого дома по ул.Самарская, 207 в Самаре, 2006 г. – научный руководитель.

•Исследование состояния недвижимого историко-культурного наследия на территории г.о. Самара, 2001 г. - член авторского коллектива.

•Разработка экспертного заключения по объектам культурного наследия пос.Портовый  г.о.Тольятти, 2008 г. и  по адресу ул.Рабочая, 49  в  Самаре, 2009 г. - научный руководитель.

- Территориальное планирование (уровень «исторический регион»)

•Историко-культурное обоснование развития индустрии отдыха и туризма на территории Самарской области, 1997 г. - руководитель раздела.

•ТЭО маршрута «Старый русский тракт» на территории национального парка «Самарская Лука», 1999 г. - руководитель раздела.

•Раздел «Отдых, спорт и туризм. Социальная инфраструктура» в составе Схемы территориального планирования Самарской области, 2007 г. - научный руководитель.

•Формирование пакета проектных предложений по созданию туристско-рекреационного комплекса НП «Самарская Лука» с разработкой пилотного проекта в районе с.Ширяево, 2007 г. - научный руководитель.

•Формирование пакетов проектных предложений по созданию туристско-рекреационных комплексов в Самарской области с восстановлением: Сергиевской крепости, усадьбы Н.Г.Гарина-Михайловского и железнодорожной станции;  комплексов первой и второй усадеб Л.Н.Толстого с возрождением традиций кумысолечения; комплекса усадьбы А.Н.Толстого; усадебных комплексов Орловых-Давыдовых в с. Сосновый Солонец и с.Жигули в НП «Самарская Лука», 2007-2008 гг. - научный руководитель.

- Градостроительное планирование (уровень «исторический город»)

•Разработка типологии объектов новой застройки в границах исторического ядра Самары, 1995 г. - член авторского коллектива.

•Оценка привлекательности застройки в составе земельного кадастра «Мониторинг-город» Самары, 1997 г. и раздела ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) Тольятти, 2001 г. - руководитель раздела.

•Стратегия маршрутизации туристических потоков на территории города и пригородной зоны Самары, 1998 г. – руководитель раздела.

•Комплексная градостроительная стратегия реконструкции и нового строительства в границах исторических центров Самары и Сызрани. Проекты охранных зон Самары и Сызрани, 2002-2003 гг. - руководитель раздела.

•Проект градостроительных регламентов г.Новотроицка Оренбургской области, 2002-2003 гг. - научный руководитель.

•Разделы генерального плана г.о.Самара «Сохранение и реабилитация историко-архитектурного и градостроительного наследия» и «Развитие социальной инфраструктуры: отдых и туризм», 2006-2008 гг. - научный руководитель и член авторского коллектива соответственно.

•Разработка нормативов градостроительного проектирования г.о. Самара в рамках реализации целевой программы "Развитие застроенных территорий г.о. Самара" на 2009-2015 годы", 2009 г. - научный руководитель.

- Оперативное планирование (уровень «исторический квартал»)

•Реконструкция комплекса Иверского женского монастыря в Самаре, 1998 г. – научный руководитель.

•Проекты охранных зон объектов культурного наследия 93, 71, 48 и  3 кварталов Самары, 2008 г. – научный руководитель проекта.

•Разработка схемы охранных зон и градостроительных регламентов застройки кварталов 15, 21, 27, 34, 43, 42, 48, 88, 93, 107, 109, 120, 128  в Самаре, 2004-2008 гг.  -  научный руководитель.

•Определение расчетных показателей территории, подлежащей развитию в квартале 28 исторического центра Самары, 2008 г. – научный руководитель.

Результаты исследования изложены на международных (Пенза, 1997, Пенза, 1999, Польша, 2006 и Самара, 2008), всероссийских (Самара, 1998, Самара, 2009) и межрегиональных (Ростов-на-Дону, 1996, Оренбург, 2005 и др.)  научных и научно-практических конференциях, а также на совещаниях и в публикациях соискателя.  Научно-исследовательская работа автора нашла применение в курсовом, дипломном проектировании и в защищенных под руководством автора четырех кандидатских диссертациях.

Структура и объем работы 

Диссертационное исследование состоит из двух томов, первый том содержит введение, пять глав, основные выводы (349 с.), а также список использованной литературы и архивных документов (332). Второй том, представляющий собой графические иллюстративные материалы (139 с.) по главам исследования, дополнен региональным стилистическим словарем и актами внедрений (38 актов, подтверждающих 58 разработок автора).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1 «МНОГОУРОВНЕВЫЙ ПОДХОД В ИССЛЕДОВАНИЯХ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ» на примере отечественного и зарубежного опыта освещает круг проблем, связанных с историко-культурным наследием. Ретроспективный анализ показал, что интерес к наследию в нашей стране не был постоянным. Это объясняется политической, социально-экономической ситуацией, архитектурно-градостроительными тенденциями. Текущий момент можно оценивать как время оживления стратегических проектных и практических работ.

Наметившиеся изменения отражаются в трансформации понятийного аппарата. Сегодня в качестве условия признания статуса наследия оказывается важным осознание его историко-культурной ценности не только специалистами, но и самим населением  (наследниками) по В.Г.Крогиусу, что определяется сформированностью градостроительной культуры. Исходя из этого в исследовании дано определение «архитектурно-исторической среды» как системы созданных человеком и природой пространств, решенных средствами архитектуры и обладающих осознанной историко-культурной ценностью и целостностью, отличающихся узнаваемостью, своеобразием и самоидентификацией (кодом идентичности). Архитектурно-историческая среда в исследовании рассматривается с двух позиций: 1)необходимости сохранения целостности и многообразия всего историко-культурного потенциала территорий на разных планировочных уровнях (вектор охраны); 2)предопределенности процессов ее развития (вектор обновления).

В работе классифицированы практические подходы к охране наследия, среди которых: 1)историко-художественный, имеющий в качестве объекта исследования  отдельные памятники и направленный на их восстановление; 2)охранное средовое зонирование на уровне ансамблей и фрагментов застройки; 3)ландшафтное градостроительное зонирование, охватывающее территории исторических центров и городов в целом и учитывающее их вертикальную композицию, 4)ценностное территориальное зонирование и районирование для целей регионального развития исходя из историко-культурного потенциала территорий.

Для каждого из территориально-планировочных уровней на основе отечественного и зарубежного опыта, дополненного обширными материалами авторской фотофиксации, классифицированы задачи системного (стратегического и оперативного) планирования. На уровне «исторический регион» преобладает вектор охраны. Наблюдается перевес над практическими решениями проектных и теоретических задач, которые сводятся к стратегическим (историко-культурное и рекреационное районирование территорий, разработка туристических экспозиций, создание национальных парков и музеев «под открытым небом» и др.) и локальным, являющимся условием решения стратегических задач (развитие пешеходно-транспортной сети, обеспечивающей доступность объектов наследия удаленных территорий и др.). На уровне «исторический город» наиболее остро противостоят вектор охраны и вектор обновления. Решаются основные или охранительные задачи (выявление совокупного культурного потенциала территорий, охранное зонирование - в теории, восстановление уникальных объектов, обновление архитектурно-исторической среды - на практике) и сопутствующие задачи (оптимизация инженерных и транспортных инфраструктур, развитие объектов туристического сервиса и системы общегородских центров и др.), которые касаются одновременно теории и практики. На уровне «исторический квартал» преобладает вектор обновления.  Наблюдается перевес практических, проектных задач над научно-теоретическими.

Итак, на текущем этапе, по мере укрупнения проектных задач и с изменением отношения к самому наследию, очевидным становится разрыв между теорией и практикой: 1)на уровне стратегического планирования («исторический регион» и отчасти «исторический город») наследие оценивается с позиций его коммерческой привлекательности в направлении развития рекреационно-туристической деятельности; 2)на уровне оперативного планирования («исторический квартал»), предполагающего  преимущественное решение практических задач, наследие воспринимается как фактор сдерживания строительной инициативы.

Отношение к наследию во многом обусловлено развитием градостроительной культуры,  в уровне которой в нашей стране (особенно в российской провинции) наблюдается некоторое отставание в сравнении с рядом зарубежных стран:

•в сфере управления (процесс формирования государственной законодательной базы по охране наследия отстает  в среднем на 25-30 лет; принятые местные законы об охране памятников, утвержденные реестры наследия и проекты охранных зон во многих регионах отсутствуют);

•в социальной сфере (ослабленное в провинции функционирование общественных организаций – ВООПИК, недостаточный опыт цивилизованного формирования общественного мнения посредством организованных общественных слушаний);

•в сфере образования (появление реставрационного образования и образования в сфере туристического сервиса запаздывало в столичных городах на 20-30 лет, в провинциальных – на 30-40 лет, подготовка таких специалистов как интерпретаторы наследия отсутствует);

•в экономической сфере (благотворительные организации для контроля и выделения субсидий на охрану наследия, по аналогии с Национальными трестами за рубежом, не получили широкого распространения);

•в профессиональной сфере (реализация крупномасштабных проектов и программ по возрождению наследия отстает в провинции на 20-30 лет).

Анализ проектной практики, отражающей вектор обновления, позволил выявить принципиальные планировочные схемы развития архитектурно-исторической среды городов: 1)модель дистанционного концентрированного развития; 2)модель дистанционного дисперсного развития; 3)модель комплексного планового развития; 4)модель избирательного обновления; 5)модель скрытого обновления застройки.

Анализ документации стратегического планирования, отражающей вектор охраны, показал несколько принципиальных схем градостроительного охранного зонирования, выбор которых определяется градостроительной историей поселения: 1)очаговая дислокация зон концентрации наследия в среде малоценной застройки; 2)очаговая дислокация «лакун» в среде целостной исторической застройки («Санкт-Петербургский вариант»); 3)административно-территориальный принцип, когда границы охранных зон привязываются к административному делению города («Московский вариант»). В дополнение к перечисленному, автором предложен историко-типологический принцип зонирования (см. главу 4).

Выбором схем охраны и обновления архитектурно-исторической среды во многом определяется стратегия градостроительного развития поселения, среди которых выделяются: «европейский континентальный вариант” (контекстный), связанный с сохранением целостности исторической среды и четким соблюдением зонных законов; “европейский британский вариант” (нюансный), отличающийся системой продуманных новых доминант и ориентиров, создающих диалектическую картину постмодернистского пространства; “американский вариант” (контрастный), ведущий к чересполосице застройки и нарушению целостности архитектурно-исторической среды. Выбор стратегии обусловлен давностью городской истории, степенью сохранности исторической застройки и сформированным общественным мнением в отношении наследия (градостроительной культурой). Самара на настоящий момент следует «американскому варианту», что делает проблему «охрана-обновление» очевидной. Это второй российский город, после Москвы, для которого был составлен совместный отчет MAPS (Московского общества охраны наследия) и международной организации SAVE Europe`s Heritage (2009 г.).

Задачи сохранения и обновления архитектурно-исторической среды глобализируются в силу социально-экономических причин развития общества и решаются на уровне разработки следующих документов (илл.1): 1)систематических исследований; 2)стратегического планирования; 3)оперативного планирования. Систематические исследования рассмотрены во второй главе диссертации. Стратегическому планированию в сфере охраны культурного наследия посвящены третья и четвертая главы. Вопросы оперативного планирования раскрыты в пятой главе исследования.

Глава 2 «СИСТЕМАТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ» раскрывает состав и содержание предварительных исследований в сфере охраны наследия (вектор охраны) и включает: 1)историко-градостроительные и градостроительные обоснования, представляющие собой комплексные исследования, предшествующие разработке градорегулирующей и охранительной документации, выполняемые для условий исторических поселений; 2)инвентаризационные исследования по объектам недвижимого наследия,  охватывающие весь историко-культурный потенциал городов (поселений) и регионов или отдельный вид, тип, категорию наследия; 3)историко-культурную экспертизу, которой могут подвергаться объекты культурного наследия, проектная документация или строительная деятельность в условиях исторических городов и регионов; 4)мониторинговые исследования, представляющие собой форму контроля за состоянием архитектурно-исторической среды; 5)ведение учетной документации, а именно составление реестров, учетных карточек и паспортов объектов наследия с возможностью создания на их основе информационных баз данных (илл.2). По каждой из перечисленных позиций проанализирована, дополнена и апробирована на примере Самарской области система учета, оценки и контроля за состоянием наследия.

Раскрыт алгоритм исследований архитектурно-исторической среды города в составе историко-градостроительных и градостроительных обоснований, который содержит анализ ландшафтной и культурологической ситуации, композиции плана поселения, вертикальной композиции поселения и особенностей  её восприятия, застройки и её типологии. В целом комплексная оценка компонентов архитектурно-исторической среды позволяет рассматривать любой объект культурного наследия как часть большой системы «историческое поселение» или «исторический регион». Результатом историко-градостроительных обоснований может стать выделение на территории города историко-типологических слоев, отличающихся достаточно однородной по морфологии, датировке, имущественной принадлежности, капитальности, ценности и стилистике застройкой.

Организацию инвентаризационных и мониторинговых исследований желательно предварять разработкой методики ведения работ с целью координации действия экспертов и формирования общего понятийного аппарата. Для этих целей в исследовании: конкретизировано понятие предмета охраны объектов культурного наследия, т.е. тех качеств, которые составляют ценность и осознаны как социально значимые для передачи будущим поколениям; отмечены легитимные (памятники, ансамбли, достопримечательные места, вновь выявленные объекты культурного наследия) и нелегитимные понятия (комплексы, ценная застройка, рядовая застройка), в чем видится сложность сохранения целостности архитектурно-исторической среды; дополнены известные (по О.И.Пруцыну) критерии ценности застройки (типологической ценностью, определяемой принадлежностью к историко-типологическому слою, особому функциональному ряду и раритетностью наследия – уникальностью, специфичностью, типичностью). В работе рекомендована трехступенчатая система определения историко-культурной ценности объекта («эксперт – рабочая экспертная группа – инвентаризационная комиссия») как обеспечивающая максимальную достоверность получаемой информации.

Обозначен примерный состав заключения историко-культурной экспертизы о ценности наследия, который не оговаривается в «Положении о государственной историко-культурной экспертизе» №569  15.07.2009 г., но является необходимым для получения обоснованных и достоверных ее результатов: описание целей и задач; копии архивных документов, в том числе проектной документации; исторические справки; сведения о бывших собственниках; информация о структурной организации территории и её парцелляции; материалы фотофиксации;  результаты натурных обследований, в том числе описание объектов по  формам инвентаризационных или мониторинговых исследований; графические материалы (схематический генеральный план,  историко-культурный опорный план, на котором графическими средствами обозначается предмет охраны культурного наследия); заключение с основными выводами и рекомендациями.

Рассмотрена классификация мониторинговых работ в сфере охраны наследия: по содержанию работ (мониторинг культурного наследия и экологический мониторинг наследия); по периодичности ( комплексный или системный - один раз в 10 лет,  текущий мониторинг - ведется постоянно). В исследовании отмечены этапы ведения мониторинговых работ и обозначены объекты мониторинговых исследований. Поступающие сведения могут иметь  различный  характер:  конкретно-объектный,  касающийся  развития  наследия во времени, или аналоговый, раскрывающий историю близких по каким-либо параметрам объектов и территорий.

Критический анализ готовящегося к принятию проекта Положения о едином Государственном реестре показал, что формой учетной карточки объекта наследия не предусмотрена такая ключевая позиция, как «предмет охраны», введенная в обиход в соответствии с N 73-ФЗ от 25.06.2002. На опыте проводимых в 1991-1993 и 2001-2005 гг. инвентаризационных и мониторинговых исследований историко-культурного наследия Самарской области в работе предлагается разделить состав учетной документации по видам наследия (памятникам, ансамблям и достопримечательным местам), что ранее не делалось. Для памятника обязательным является указание его градоформирующей роли, критериев ценности, предмета охраны и раритетности (уникальное, специфичное, типичное наследие), описание границ территории объекта, наименование зон охраны. Для ансамбля особо важным видится описание составляющих его объектов, границ территории, его композиционной структуры с выделением главных и второстепенных элементов и целостности на текущий момент. Для достопримечательного места акцент делается на исторических событиях и исторической городской топонимике, которыми обусловлена его ценность.

В исследовании предложена классификация наследия по планировочным признакам: 1) точечные объекты (на уровне региона – исторические города и поселения; на уровне города и квартала – отдельные объекты наследия); 2) структурные объекты, подразделяющиеся на линейные (на уровне региона – водоемы, исторические тракты и ж/д, линейная фортификация; на уровне города – исторические улицы и переулки, акватории, набережные, овраги и водоразделы, визуальные коридоры; на уровне квартала – участки улиц, аллей, бульваров, красные линии застройки, «бровки» и террасы рельефа, направления раскрытия вида, визуальные коридоры, пешеходные связи) и узловые (на уровне региона – национальные парки и иные особо охраняемые территории, исторические города-центры; на уровне города и квартала – площади, скверы, парки); 3) зональные объекты (на уровне региона – территории историко-культурного, природно-ландшафтного и археологического назначения; на уровне города – археологический культурный слой, некрополи, парки, сады, скверы, историко-типологические слои, визуальные бассейны объектов культурного наследия и зоны формирования видов; на уровне квартала – землевладения, археологический культурный слой, музеи-заповедники и др.). Отсутствие данной классификации, удобной с позиций составления документации стратегического и оперативного планирования, приводит к тому, что часть наследия остается без должного внимания и не подлежит системной государственной охране.

Ведение реестров охраняемого наследия в нашей стране затруднено ввиду территориальной разобщенности регионов, существенного объема принятого на охрану наследия (100 тыс.) и вновь выявленных объектов (140 тыс.). Свидетельством этого служат разнообразные формы ведения реестров и баз данных наследия субъектов федерации. Требования, которым должна отвечать охранительная документация, это: 1) полнота информации на уровне реестров, учетных карточек и паспортов; 2) системность и единообразие в подаче и хранении информации. Одно на практике часто вступает в противоречие с другим. Способ разрешения этого противоречия видится в укреплении методологических основ охраны.

Глава 3 «СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ РЕГИОНА (в составе СТП)» раскрывает алгоритм территориального планирования архитектурно-исторической среды на уровне «исторический регион» и основывается на опыте выполнения рекреационно-охранительного раздела Схемы территориального планирования (СТП) Самарской области.

Архитектурно-историческая среда Самарской области представляет собой своеобразный образец провинциального зодчества, сформировавшегося под влиянием различных архитектурных школ: правобережный морфотип с малым историческим городом Сызрань - обнаруживает в деревянной и каменной архитектуре признаки древнерусского зодчества Владимиро-Суздальской школы; левобережный морфотип с крупным историческим городом Самара - проявляет влияние Санкт-Петербургской и Московской школ. Различие по типам сред отражает основные пути развития регионов Поволжья, разделенных руслом р.Волги. Специфика архитектурно-исторической среды региона определяется: 1)наличием природно-культурного феномена – НП «Самарская Лука» с археологическим памятником - булгарским городом «Мюран» у с.Валы; 2)многонациональным составом населения (русские, украинцы, белорусы, мордва, чуваши, казахи, башкиры, татары, евреи, немцы, поляки, эстонцы); 3)природно-климатическими условиями, привлекавшими в регион известных творческих личностей (писателей Л.Н.Толстого, А.Н.Толстого, Н.Г.Гарина-Михайловского, А.М.Горького, художников И.Е.Репина, Ф.А.Васильева, С.В.Иванова и др.); 3)развитием в регионе особой формы бальнеологии – кумысолечения; 4)уникальной сохранившейся Ново-Закамской укрепленной линией (180 из 230 км находятся в Самарской области). Исторические города Самара и Сызрань и современный город Тольятти составляют основу Самаро-Тольяттинской агломерации, закольцованной вокруг Самарской Луки. От неё радиально расходятся исторические оси расселения, по которым происходило накопление историко-культурного потенциала края. В этом заключен код идентичности региона.

В основу концепции стратегического территориального планирования  архитектурно-исторической среды положено представление об историко-культурном каркасе региона. Его формирование шло по направлениям: 1) гидрографической сети, имеющей определяющее значение в системе расселения; 2)исторических почтовых и торговых трактов (Казанский тракт в Правобережье, Оренбургский тракт шириной 200-300 м и длиной 320 км в Левобережье), 3)скотопрогонных дорог (Самара-Уральск шириной 21,3-42,7 м,); 4)линейной фортификации (Ново-Закамская укрепленная линия, 1732-1733 гг. и Самарская засечная черта, 1737 г.); 5) железных дорог (Самара-Златоустовская ж/д, 1888 г. и др.). В историко-культурном каркасе Самарской области выделяются главные планировочные оси шириной 8-12 км, основные – 5-8 км, второстепенные – 2-4 км. Данные территории рассматриваются как приоритетные направления развития региона, с которыми совпадают как вектор охраны, так и вектор обновления. Прогноз планируемого освоения ресурсного потенциала территорий также связан с локализацией основного потребителя рекреационных услуг – городского населения. Районы за пределами каркаса обладают небольшим запасом культурных ценностей. В этом случае «легенду места» необходимо воссоздавать и культивировать. Предполагается последовательное подключение к сети рекреации и туризма: территорий в пределах городских агломераций; территорий по основным осям расселения региона; особо охраняемых природно-исторических территорий; территорий по второстепенным осям расселения; удаленных территорий. Последовательность освоения рекреационного ресурса может меняться в результате интерпретаторской деятельности.

Составом рекреационно-охранительных разделов СТП могут предусматриваться: 1)обосновывающая часть с выработкой проектной концепции; 2)проектная часть, представляющая собой прогнозную модель развития архитектурно-исторической среды (вектор обновления); 3)регулятивная часть, направленная на регламентацию хозяйственной активности в условиях архитектурно-исторической среды (вектор охраны).

В содержании обосновывающей части (илл.3) материалов территориального планирования архитектурно-исторической среды могут быть указаны основные задачи планирования в сфере охраны наследия относительно территорий исторического региона, исторических поселений и направлений их рекреационного развития. Выявленный природно-ландшафтный и историко-культурный ресурсный потенциал территории представляет собой места инвестиционной привлекательности и составляет основу туристско-рекреационных кластеров региона и отдельных муниципальных районов в его составе. Концепция раздела СТП может быть направлена на раскрытие возможности роста малых поселений региона как очагов народной культуры, привлекательных своей самобытностью и не имеющих иных рычагов развития. Для оценки ресурсного потенциала территорий предлагается следующий алгоритм: структурно-типологический принцип оценки (1) с выделением точечных, зональных и структурных (линейных и узловых) объектов; дифференцированный сетевой принцип оценки (2) ресурсного потенциала (уникальное, специфичное и типичное наследие); плотностный принцип оценки (3) рекреационного ресурса (территории с высоким, средним и низким историко-культурным потенциалом), социальный принцип оценки (4) рекреационной привлекательности территорий по данным соцопросов.

Содержание проектной части (илл.3) материалов территориального планирования архитектурно-исторической среды (вектор обновления) понимается как прогноз развития территорий исходя из её комплексного анализа и может отражать: структуру туристско-рекреационного кластера (1) региона (узлы рекреационной активности, опорные «точки роста», приоритетные направления развития); статус территорий (2), обладающих особыми режимами охраны (зоны особого экономического развития, археологические и охранные зоны); статус поселений (3) в зависимости от содержащегося в них или в их окрестностях наследия, которое определяет их дальнейшую рекреационную специализацию (туристические центры и туристические пункты); направления развития инфраструктуры территории
(4) региона (доступность, благоустройство, сервисное обслуживание и информационное обеспечение рекреационных зон); виды рекреации и туризма (5) в зависимости от потенциала наследия; маршрутизацию туризма (6) в зависимости от его локализации (городские, пригородные, муниципальные, региональные и межрегиональные маршруты).

Содержание регламентирующей части (илл.4) материалов территориального планирования архитектурно-исторической среды (вектор охраны) может предусматривать зонирование территории региона и определение мероприятий, способствующих регулированию хозяйственной деятельности  в границах рекреационных и охранных зон: рекреационное районирование (1) территорий региона с определением перспективных направлений туристической специализации муниципальных районов; зонирование территорий по составу рекреационного ресурса (2) в зависимости от историко-культурного или природно-ландшафтного потенциала территорий; зонирование территорий по очередности освоения рекреационного ресурса (3) с выделением мест инвестиционной привлекательности; определение территорий приоритетного развития в отношении потребителя рекреационных услуг (до 35-50 км - повседневная рекреация, до 70-100 км - отдых выходного дня) с выделением зон интенсивного и экстенсивного развития рекреации (4); мероприятия по развитию рекреационного комплекса (5) региона, подразделяющиеся на первоочередные задачи и долгосрочную перспективу.

В прикладном аспекте в исследовании приведены материалы рекреационно-охранительного раздела СТП Самарской области (илл.9). В развитие мероприятий СТП сделаны предложения по составу проектной документации региональных Проектов и Программ (6), которые предполагают: разработку стратегии рекреационного развития; архитектурное проектирование туристско-рекреационных комплексов (ТРК); технико-экономическое и экологическое обоснования с этапами реализации проекта или программы. Под региональные программы чаще попадают объекты в зонах интенсивного развития (по направлениям историко-культурного каркаса), разработка региональных проектов обычно осуществляется как для зон интенсивного, так и экстенсивного развития. Их инициализация является одной из форм интерпретаторской деятельности в регионах.

Глава 4 «СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ ГОРОДА  (в составе ГП и ПОЗ)» раскрывает алгоритм градостроительного планирования архитектурно-исторической среды городов и базируется на опыте разработки проектов охранных зон (ПОЗ) Самары и Сызрани и охранительного раздела генплана (ГП) городского округа  Самара. Принципиальное отличие  этих двух документов в том, что ГП направлен на развитие исторических городов (вектор обновления), а ПОЗ сориентирован исключительно на выработку планировочных средств сохранения наследия (вектор охраны).

В архитектурно-исторической среде городов региона особо выделяются постройки группы самарских архитекторов, получивших академическое художественное или инженерное образование в Санкт-Петербурге (А.А.Щербачев, Т.С.Хилинский, Ф.П.Засухин, З.В.Клейнерман, П.В.Шаманский, А.У.Зеленко, Ф.А.Черноморченко, А.И.Полев), а также архитекторов-самоучек (Г.Н.Мошков, М.Ф.Квятковский). Пестрая картина провинциального творчества самарских мастеров дополнена произведениями известных архитекторов страны (петербургских архитекторов А.И. фон Гогена, Э.П.Жибера, В.А.Шретера, М.П.Коринфского, Д.А.Вернера, Н.А.Троцкого, Н.Д.Каценеленбогена; московских архитекторов М.Н.Чичагова, Ф.О.Шехтеля, В.О.Шервуда, Ф.О.Богдановича, Ю.А.Когана, пермского архитектора А.И.Мейснера и др.). Кроме того, своеобразие архитектурно-исторической среды определяется датировкой, имущественной принадлежностью и стилистикой застройки (редко - провинциальный классицизм, чаще - эклектика, модерн, ретроспективизм, региональные направления, конструктивизм и «советский неоклассицизм»). Особый колорит придает огромный пласт, так называемого, «народного зодчества», в том числе деревянного, неоднородного ввиду многонациональности края и заселения его выходцами из разных губерний. Историческая панорама Самары образована объектами и комплексами различного назначения, среди которых особо выделяются: Иверский женский монастырь (1850 г.), католический костел (1906 г.), лютеранская кирха (1864 г.), иудейская синагога (1908 г.) и известный в стране пивоваренный завод фон Ваккано (ныне Жигулевский). Силуэт Сызрани формируют постройки кремля (1683-1717 гг.), Казанский собор (1866-1872 гг.), Вознесенский мужской монастырь (1805 г.) и Ильинская церковь (1775 г.). Отсутствие строгих канонов, свобода творчества не препятствовали превращению симбиоза форм в целостную архитектурно-историческую среду, определившую единство объекта исследования.  Код идентичности Самары связан с её поэтапным развитием во времени («Древняя Самара», 1586-1705 гг.;  «Дорегулярная Самара,  1706-1780; «Уездная Самара», 1781-1850 гг.,  «Губернская Самара», 1851-1917 гг.,  «Советская Самара», 1918-1957 гг.). Каждый из этапов фиксировался в определенных планировочных границах города, на каждом последующем этапе город развивался, преодолевая старые границы и устанавливая новые. Код идентичности Сызрани связан с её расчлененной руслами малых рек структурой («Кремлевская сторона», 1683 г., «Ильинская слобода», 1775 г., «Преображенская слобода», 1782 г.,  «Манчжурка», 1904 г.).

Автором предлагается историко-типологический принцип зонирования, по которому в архитектурно-исторической среде города сохраняется и культивируется его градостроительная история – код идентичности («Самарский вариант»). Концепция охранного зонирования по такому принципу заключается в том, что на каждом новом этапе развития исторического города (поселения) в его планировочной структуре и объемно-пространственной композиции сохраняются и транслируются в будущее наиболее ценные фрагменты планировки и застройки всех историко-типологических слоев; остальные городские фрагменты эволюционируют и обновляются по мере городского развития. Для каждого из историко-типологических слоев выделяется его историко-культурный каркас, составляющий бинарную пару «узел-улица».

Состав охранительной градостроительной документации аналогичен соответствующему разделу СТП и может предусматривать наличие обосновывающей, проектной и регламентирующей частей.

  В обосновывающей части (илл.5) документации градостроительного планирования архитектурно-исторической среды могут содержаться по форме: мониторинговые исследования с методикой их проведения; картирование объектов культурного наследия; историко-градостроительное обоснование; по содержанию: структурно-типологический принцип оценки архитектурно-исторической среды (1) с выделением точечных, зональных и структурных (узловых и линейных) объектов; дифференцированный сетевой принцип оценки наследия (2) с целью определения очередности реконструкции застройки (виды, категории, раритетность и градоформирующая роль наследия); плотностный принцип оценки наследия (3) с выделением целостных фрагментов исторической среды и территориальных резервов; принцип социальной репрезентации (4) среды для определения осознанности её ценности и привлекательности с позиций населения, что считается определяющим условием признания города историческим поселением.

В проектной части  (илл.5) документации градостроительного планирования архитектурно-исторической среды (вектор обновления) могут быть отражены предложения: по  структуре историко-культурного каркаса поселения (1) с выделением приоритетных направлений развития (улицы), узлов социальной активности (площади), точек роста (уникальное и специфичное наследие) и перспективе развития на его основе туристско-рекреационных функций; расширению типологии новой застройки (2) в зависимости от её расположения на территории исторического центра; озеленению и благоустройству (3) территории и современным средствам выявления узнаваемости и уникальности (4) архитектурно-исторической среды; оптимизации инфраструктуры исторического центра, в том числе транспорта и планировки (5), пешеходных связей (6), организации дополнительных парковочных мест.

В регламентирующей части (илл.6) документации градостроительного планирования архитектурно-исторической среды (вектор охраны) обычно проводится зонирование территории города и намечаются мероприятия, способствующие регулированию хозяйственной деятельности на его территории. По составу регулятивная часть может включать: основные направления градостроительного развития, представляющие собой стратегию сохранения архитектурно-исторической среды; охранное зонирование  (1) территорий, предполагающее выделение индивидуальных и групповых охранных зон исторического города по историко-типологическому принципу; комплекс первоочередных градостроительных мероприятий для формирования местных, региональных и федеральных целевых программ по вопросам охраны и развития архитектурно-исторической среды. Регламенты к охранному зонированию территорий могут содержать: описание зоны охраны (характеристика территории и застройки, порядок определения границ, назначение зоны охраны); режимы проектно-строительной деятельности (принципы обновления застройки (2), режимы реконструкции и нового строительства (3), регламентация высоты новой застройки, функциональная стратификация (4,5), мероприятия проектно-строительной деятельности (6)). В противовес наблюдающейся на практике тенденции к увеличению средней этажности новой застройки в историческом центре г.Самары (в 1990-е гг. - 6 этажей, в нач. XXI в. - 9-10 этажей) в градорегулирующей документации были заложены для каждой из групповых охранных зон высотные ограничения, которые в среднем составляют по красной линии - 3-4 этажа, а во внутриквартальном пространстве - 5-6 этажей.

Предопределенность процессов развития архитектурно-исторической среды городов вызывает поиск принципов обновления застройки, которые, по мнению автора, могут заключаться в следующем: 1)территории памятников обновляются согласно «историческому коду» развития домовладений; 2)ансамбли площадей и улиц доформировываются новой застройкой с учетом высоты, а в ряде случаев, стилистики окружения; дальние планы композиционных узлов и центров города могут быть выделены новой системой доминант; 3)зоны охраны памятников обновляются согласно регламентируемой высоте застройки, различающейся для красных линий и внутриквартальных территорий; 4)зоны регулирования застройки предполагают возможность нового строительства с сохранением красных линий или только исторической планировки; 5)зоны охраняемого ландшафта застраиваются с учетом исторических  панорам и видов на объекты наследия.

В прикладном аспекте в исследовании представлен состав охранительного раздела ГП г.о.Самара (илл.10) и предложен метод квалиметрического анализа эстетических качеств архитектурно-исторической среды для целей определения инвестиционной привлекательности городских территорий. Оценка историко-культурного потенциала (на примере Самары) и эстетической привлекательности застройки (на примере Тольятти) проводилась по ряду критериев: градоформирующая роль, архитектурно-эстетические качества, ценность, типология, капитальность и техническое состояние застройки, принадлежность к какому-либо историко-типологическому слою.

Генеральные планы городов и проекты охранных зон, как документы стратегического планирования, требуют дальнейшей разработки  в составе документации оперативного планирования.

Глава 5  «ОПЕРАТИВНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ КВАРТАЛА (в составе поквартальных градорегламентов)»  раскрывает алгоритм планирования архитектурно-исторической среды на уровне «исторический квартал» и опирается на опыт поквартальных градостроительных регламентов, историко-культурной экспертизы, проектов развития застроенных территорий, проектов индивидуальных зон охраны объектов культурного наследия г.Самары.

Архитектурно-историческая среда исторических кварталов провинциальных городов Поволжья, в сравнении с живописными средневековыми дорегулярными городами центральной части России, различается не столько планировкой, сколько застройкой. Код идентичности самарских кварталов определяется следующими параметрами: 1)внешней геометрией квартала (прямоугольные рядовые, двухчастные, треугольные, трапециевидные и кварталы г-образной формы); 2)плотностью и морфологией застройки по аналогии с предложенной для Москвы Л.Б.Кожаевой типологией (уникальные древнесамарские кварталы с фрагментами дорегулярной планировки, старосамарские кварталы с застройкой первой половины ХIХ в.,  кварталы  уездного города середины ХIХ в., кварталы репрезентативной высокоплотной застройки губернского центра рубежа ХIХ-ХХ вв., кварталы смешанной застройки ближней периферии центра рубежа ХIХ-ХХ вв., кварталы рядовой застройки дальней периферии центра рубежа ХIХ-ХХ вв., кварталы неструктурной застройки, кварталы периметральной конструктивистской застройки; кварталы ансамблевой «сталинской» застройки; кварталы условно «современной» застройки 1960-1980 гг.; кварталы новой застройки 1990-х гг.- нач. XXI в.); 3)исторической парцелляцией, которая связана с характером и датировкой  застройки домовладений, сформированных усадьбами одно-, двух- и трехдворовыми; усадьбами с двумя фронтами застройки; не сформированными усадьбами с застройкой по красной линии. Морфология застройки и историческая парцелляция квартала определяют модуль преобразовательного процесса.

Охрана историко-культурного наследия городов представляет собой многоуровневый процесс: «проект охранных зон исторического города – поквартальные градостроительные регламенты – проекты индивидуальных охранных зон отдельных объектов культурного наследия». При этом поквартальные градорегламенты становятся оперативным документом, разрабатываемым и корректируемым по мере возникновения необходимости в обновлении того или иного фрагмента застройки исторического центра.

Концепция оперативного планирования исторического квартала основана на представлениях о развитии и обновлении застройки квартала на принципах исторической парцелляции, когда территориальный ресурс исторических землевладений рассматривается как экономический рычаг к сохранению объектов культурного наследия. Прием доформирования застройки в модуле исторического землевладения, согласно «историческому коду» его развития, рассматривается в качестве одного из наиболее приемлемых для условий заповедных зон городов, где сохранение целостности застройки является непременным условием ее обновления.

Градостроительный модуль преобразовательных процессов на территории квартала зависит от его местоположения в историческом центре города и режима охранного зонирования.  Например, для условий Самары укрупнение модуля застройки (парцелляции) допускается: для кварталов исторического ядра города (групповые охранные зоны) - в 2 - 4 раза; для кварталов ближней периферии исторического центра (зона строгого регулирования застройки) - в 4-6 раз; для кварталов дальней периферии исторического центра (зона регулирования застройки)  - в 6 - 15 и более раз.

Составом градостроительных регламентов могут, так же как в соответствующих разделах СТП и ГП, предусматриваться: обосновывающая, проектная и регулятивная части.

В содержании обосновывающей части (илл.7) документации оперативного планирования архитектурно-исторической среды может быть приведена проектная концепция с учетом морфологических особенностей застройки квартала, его места и роли в градостроительной структуре исторического центра. Комплексный анализ исторического квартала может проводиться по единому для различных планировочных уровней алгоритму: структурно-типологический принцип оценки (1) с выделением точечных объектов – охраняемой застройки; зональных объектов – территорий памятников, археологического культурного слоя, границ охранных зон; структурных объектов – направлений раскрытия вида и видовых точек; дифференцированный сетевой принцип оценки (2) застройки  по ценности с графическим изображением её предмета охраны, градоформирующей роли, технического состояния; плотностный принцип оценки (3) квартала, который отражает его историческую парцелляцию и выявляет характерные особенности морфологии застройки, связанные со временем строительства, расположением в системе исторического центра города и сословной принадлежностью её бывших владельцев; социальный принцип оценки (4), который позволяет определить местоположение квартала относительно мест социальной активности исторического центра и исходя из этого проводить его дальнейшую функциональную стратификацию и при необходимости ревитализацию (функциональное наполнение, оживление). 

В проектной части (илл.7) документации оперативного планирования архитектурно-исторической среды (вектор обновления) могут содержаться вопросы: сохранения историко-культурного каркаса квартала (1); изменения исторической парцелляции (2); типологии новой жилой застройки (3) с предложением к её расширению и дополнению индивидуальным и блокированным типами жилья, домами-вставками и доформированными в модуле землевладения усадьбами; ревалоризации (повышения стоимости) исторической застройки (4) квартала, обеспечивающей рентабельность реставрационно-восстановительных работ на объектах культурного наследия; озеленения и благоустройства (5) территории квартала с выделением соответствующих статусу исторического центра социально значимых общественных пространств; оптимизации транспортно-пешеходных связей (6) в пределах квартала с решением вопросов парковки личного и общественного автотранспорта и организации проницаемых для пешеходов внутриквартальных территорий.

В регламентирующей части (илл.8) документации оперативного планирования архитектурно-исторической среды (вектор охраны) могут содержаться: предложения по режимам градостроительной реконструкции (1) квартала в зависимости от ценности и целостности исторической застройки и соответствующим параметрам регламентации новой застройки; схема территориальных резервов (2) при наличии таковых; зонирование резервных территорий с регулированием плотностных (3) и высотных параметров (4) новой застройки в зависимости от её типологии и свойственного времени модуля преобразовательного процесса; программа мероприятий оперативного градостроительного планирования, в которой выделяются вопросы организации территорий, в том числе функциональной (5), и регламентации проектной практики (6). Территориальные резервы квартала подразделяются на две группы: периметральный территориальный резерв (принимается шириной 18 м от красной линии застройки) и внутриквартальный территориальный резерв. Каждый из них парцеллируется на более мелкие модули, различающиеся высотными ограничениями, исходя из условий восприятия объектов наследия и планируемых новоделов. Режим ансамбля улицы или площади для г.Самары распространяется на периметральный территориальный резерв соседних кварталов (при отсутствии на их территории объектов охраняемого наследия) на глубину 70-80 м во всех направлениях от перекрестка вдоль улиц, что составляет узкой стороны исторического квартала, габаритные размеры которого в среднем 150х250 м.

В исследовании предложены четыре варианта ревалоризации (повышения стоимости) жилой застройки в модуле исторического домовладения:  1)модель «индивидуальный дом-усадьба», сформированная по «дворовому принципу»; 2)модель «кооперативное жилье», предполагающая вариант совместной собственности  и состоящая из нескольких дворовых модулей, обладающих достаточной автономией; 3)модель «доходный дом», предусматривающая индивидуальное владение в сочетании со сдаваемым в наем;  4)модель «многоквартирное жилье» с поэтажным заселением или заселением «флигелями». Каждый из вариантов направлен на достижение экономической выгоды от реставрации исторических построек по периметру квартала за счет замещающего строительства внутри квартала при условии, что надворные постройки усадьбы не составляют предмет охраны.

В зависимости от допустимого объема и целей преобразований режимы градостроительной реконструкции квартальной застройки классифицированы следующим образом: архитектурно-градостроительные (воссоздание, консервация, реставрация, реновация, модернизация, конструирование), функциональные (реабилитация, регенерация, ревитализация) и  экономические (ревалоризация). Градостроительная консервация и реставрация рекомендуются при целостности архитектурно-исторической среды 75 % и более; градостроительная реновация - при целостности от 50 до 75 %; градостроительная модернизация - при целостности от 25 до 50 %; градостроительное конструирование - при целостности 25 % и менее. Для каждого режима архитектурно-строительных работ определены параметры необходимых, допустимых и недопустимых градостроительных мероприятий (в отношении к красным линиям застройки, внутренней структуре квартала и его парцелляции, размещению доминант, освоению территориальных резервов) и архитектурно-ландшафтной организации (относительно архитектурно-стилевых особенностей и композиционно-ритмических построений застройки, сохранения и доформирования исторических ландшафтов и системы озеленения, колористики и материалов фасадов).

В прикладном аспекте проведен сравнительный анализ содержания и состава различных документов оперативного планирования. Градостроительные регламенты («самарский опыт») содержат следующую обосновывающую информацию: по исторической ценности застройки с приложением архивных материалов; по границам и режимам охранных зон в соответствии с ПОЗ; по регламентации строительной и хозяйственной деятельности на территории квартала и характеру обременений; материалы детальной фотофиксации застройки. Графический информационный пакет градорегламентов включает схемы (илл.11): ландшафтно-композиционного анализа; местоположения квартала по отношению к зоне археологического культурного слоя; историко-культурный опорный план квартала; проект охранных зон отдельно для территории квартала и отдельно для его окружения в границах девяти соседних кварталов; схему градорегламентов с планом, профилями и развертками со стороны четырех улиц; 3-D модель градорегламентов. В рамках работы над градостроительными регламентами может проводиться расчет коммерческой привлекательности территорий, исходя из имеющихся парцеллированных периметральных и внутриквартальных резервов.

Итак, состояние архитектурно-исторической среды во многом определяется грамотным стратегическим и оперативным планированием, которое позволяет: 1)сохранить и транслировать в будущее наиболее ценные и целостные фрагменты архитектурно-исторической среды (вектор охраны); 2)выявить и профессионально освоить территориальные резервы посредством вариабельной современной архитектуры, возводить которую необходимо с четким осознанием значимости «места» (вектор обновления).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

В результате проведенного исследования автору удалось решить важную для градостроительной науки проблему – разработать многоуровневый подход к решению вопросов гармоничного развития архитектурно-исторической среды на основе разумного компромисса между вектором охраны и вектором обновления средствами градорегулирования на примере Самарской области.

Основные результаты работы заключаются в следующем:

1. Определено место современного этапа  в теории - как время глобализации проектных задач в исследованиях архитектурно-исторической среды, на практике - как этап перехода от пообъектных реставраций к комплексному планированию крупномасштабных территорий.

2. Выявлено наличие двух противодействующих векторов развития архитектурно-исторической среды: вектора охраны и вектора обновления, соотношение между которыми во многом определяется уровнем градостроительной культуры. С действием разнонаправленных векторов связано изменение отношения к наследию на разных территориально-планировочных уровнях: на уровне оперативного планирования наследие воспринимается как фактор сдерживания строительной инициативы, на уровне стратегического планирования - оценивается с позиций его коммерческой привлекательности.

3. По результатам систематических исследований сформулировано определение «архитектурно-историческая среда», введена градостроительная классификация наследия и раскрыта содержательная сторона «предмета охраны» применительно к различным территориально-планировочным уровням. Дополнена система критериев оценки  архитектурно-исторической среды. Предложены состав заключения историко-культурной экспертизы и дифференцированные по видам наследия формы учетной документации. Дана классификация мониторинговых работ, развит алгоритм градостроительных и историко-градостроительных обоснований.

4. Впервые предложенный многоуровневый подход позволил разработать алгоритмы градостроительного регулирования архитектурно-исторической среды на разных территориально-планировочных уровнях: «исторический регион», «исторический город», «исторический квартал». В отличие от существующей практики построения документации стратегического и оперативного планирования в сфере охраны наследия по двухчастной  схеме «обоснование» - «проект-регламент», предложена трехчастная схема «обоснование» - «проект» - «регламент», что обеспечивает адаптацию противоборствующих тенденций.

5. Алгоритмами определены состав и содержание обосновывающей, проектной и регулятивной частей документации стратегического территориального, стратегического градостроительного и оперативного планирования в сфере охраны наследия. «Обоснование» по содержанию имеет вид системного анализа архитектурно-исторической среды, который строится на типологическом, иерархическом, плотностном и социальном принципах оценки потенциала наследия. «Проект» представляет собой прогноз развития архитектурно-исторической среды (вектор обновления), «регламент» направлен преимущественно на  охрану наследия и ограничение строительной активности (вектор охраны).

6. В ходе исследования выявлен код идентичности архитектурно-исторической среды региона. Самарская область, как один из крупнейших регионов Поволжья, разделенных руслом р.Волги, обладает двумя типами сред, образующих Правобережный морфотип с историческим городом Сызрань (преобладает вектор охраны) и Левобережный морфотип с историческим городом Самара (преобладает вектор обновления).  Архитектурно-историческая среда первого из них формировалась в кон.XVII – нач.ХХ в. под влиянием Владимиро-Суздальской школы; второго - в кон. XIX – нач. ХХ в. под влиянием Санкт-Петербургской и Московской школ. Накопление историко-культурных ценностей происходило на Самарской Луке, в агломерационном кольце (Самара-Тольятти-Сызрань) и по радиально расходящимся от него осям историко-культурного каркаса.

7. Разработанный по результатам стратегического территориального планирования алгоритм регулирования архитектурно-исторической среды региона в составе СТП основан на принципе создания регионального и муниципального туристско-рекреационных кластеров. Данный принцип заключается в планировании сетевых объединений, связанных с развитием туристического бизнеса, поддерживаемого государством, на базе наследия в административных границах региона и муниципальных районов. Предлагаемая структура туристического кластера такова: опорные «точки роста», узлы рекреационной активности и приоритетные направления развития.

8. Выявлено, что на уровне «исторический регион» вектор охраны архитектурно-исторической среды преобладает над вектором обновления и оба их следует развивать параллельно в направлении от  исторических городов как основных потребителей рекреационных услуг, по осям историко-культурного каркаса к ближней и дальней перифериям региона. Отклонения векторов развития от направлений историко-культурного каркаса могут быть вызваны интерпретаторской деятельностью и частной строительной инициативой.

9. В исследовании установлен код идентичности архитектурно-исторической среды городов Самарского региона. Для Самары он связан с поэтапным развитием города. С момента основания в 1856 г. на каждом из выделенных исторических этапов (древний, дорегулярный, уездный, регулярный, советский) город развивался преимущественно по продольным улицам,  т.е. параллельно  р.Волге, и только уездная Самара в период 1781-1850 гг. растет в направлении от Волги, т.е. параллельно р.Самаре, что было временно вызвано естественным планировочным ограничением. Код идентичности города Сызрани, основанного в  1683 г., связан с его слободской планировкой. Для каждого из этапов в Самаре или слобод в Сызрани были выделены репрезентативный исторический узел (площадь) и улица, складывающиеся в историко-культурный каркас рассматриваемых городов.

10. Составленный по результатам стратегического градостроительного планирования алгоритм регулирования архитектурно-исторической среды города в составе ГП и ПОЗ построен по историко-типологическому принципу. Данный принцип основан на сохранении и трансляции в будущее наиболее ценных, различающихся по временным срезам и структурированных опознаваемой бинарной парой «узел-улица», фрагментов планировки и застройки, что обеспечивает репрезентацию кода идентичности исторического города.

11.Установлено, что на уровне «исторический город» особо остро противодействуют и являются разнонаправленными векторы обновления и  охраны архитектурно-исторической среды. Предложено вектор обновления направлять: на дальней периферии исторического центра - по схемам дистанционного концентрированного или дисперсного комплексного развития, формируя новые каркасные элементы (общественные пространства и улицы), на ближней периферии - по схеме комплексного планового развития а  в историческом ядре - по схемам избирательного и скрытого развития.

12. На примере регулярных городов Самарского региона установлен код идентичности архитектурно-исторической среды квартала. Он связан со следами дорегулярной планировки города или со своеобразной геометрией квартала, а в большинстве случаев - с морфологией, плотностью, исторической парцелляцией застройки и её целостностью. Наиболее ценное историко-культурное наследие сосредоточивается по красной линии квартала, формируя ансамбли исторических улиц и площадей. Застройка внутриквартальных территорий часто ценности не представляет.

13. Разработанный по результатам оперативного планирования алгоритм регулирования архитектурно-исторической среды квартала в составе градостроительных регламентов базируется на принципе исторической парцелляции. Территория исторического землевладения (парцелла) рассматривается как экономический рычаг сохранения взаимосвязанного с ним наследия. Выбор режима градостроительной реконструкции (консервация, реставрация, реновация, модернизация и конструирование) предлагается осуществлять исходя из ценности и целостности архитектурно-исторической среды. Определены планировочные параметры ансамбля  улицы  и индивидуальных охранных зон объектов наследия исходя из условий их восприятия.

14. Выявлено, что на уровне «исторический квартал» вектор обновления преобладает над вектором охраны архитектурно-исторической среды, оба при этом направлены в сторону наиболее ценного охраняемого периметра застройки квартала. Предложено для сохранения целостности и ансамблевого характера исторической застройки вектор охраны направлять преимущественно по периметру квартала, а вектор обновления - в сторону внутриквартальных территорий.

Итак, данное исследование опирается на опыт конкретно-прикладных работ, выполненных соискателем для условий Самарской области, и представляет собой попытку обобщить и развить систему градостроительного регулирования архитектурно-исторической среды на разных территориально-планировочных уровнях. В связи с этим можно рекомендовать разработанный алгоритм применительно к регионам Среднего Поволжья, а при условии  адаптации – к использованию в сфере охраны наследия других регионов страны.

Список публикаций по теме исследования

( всего опубликовано: 81 работа, из них 65 – по теме диссертации

и 16 - по близкой тематике)

1 Статьи в реферируемых изданиях, рекомендованных ВАК

1.Баранова, Т. В. Динамика изменений градостроительного модуля преобразований центральных исторических планировочных зон городов / Т.В. Баранова // Вестник ОГУ.- 2006. - №11 (61). - С. 120-127. (0,4 п.л.).

2.Вавилонская, Т.В. Развитие терминологии в сфере охраны культурного наследия/ Т.В. Вавилонская// Приволжский научный журнал. - 2009. - №3.- С.88-91. (0,4 п.л.).

3.Вавилонская, Т.В. Концепция охранного зонирования территорий в составе Проектов охранных зон / Т.В. Вавилонская // Приволжский научный журнал. - 2009. - №2.- С.71-75. (0,3 п.л.).

4.Вавилонская, Т.В. Задачи системного планирования в условиях архитектурно-исторической среды // Вестник МГСУ.– 2009. - №2. - С.14-17. (0,4 п.л.). 

5.Вавилонская, Т.В. Градостроительная реконструкция / Т.В. Вавилонская //  Архитектура и строительство России. - 2009.  -  №9. - С. 2-9.  (0,8 п.л.).

6.Вавилонская, Т.В. Проблемы ведения систематических исследований в сфере охраны наследия / Т.В. Вавилонская // Промышленное и гражданское строительство. – 2009. - №9. - С.18-19. (0,2 п.л.).

7.Вавилонская, Т.В. Кластеризованная модель развития рекреационных функций региона (на примере Самарской области) / Т.В. Вавилонская //  Архитектура и строительство России. - 2009. - №10. – С.2-11. (0,8 п.л.).

8.Вавилонская, Т.В. Стратегия обновления архитектурно-исторической среды (на примере г.Самары) /Т.В. Вавилонская // Известия ОрелГТУ. Серия «Строительство. Транспорт». - 2009. - №  3/23 (555) - С. 68-72. (0,25 п.л.).

9.Вавилонская, Т.В.  Охранное зонирование как основа градорегулирующей деятельности / Т.В. Вавилонская //  Вестник гражданских инженеров. – СПб: СПбГАСУ (находится в печати).

2  Статьи и тезисы, приравниваемые ВАК к опубликованным  работам, отражающим основные научные результаты диссертации

10.Ахмедова, Е.А.  Строительные материалы в региональной историко-культурной традиции/ Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова// Современные проблемы строительного материаловедения: Международная конференция / СамАСИ. - Самара, 1995. – С.73-74. (0,1 п.л.).

11.Баранова, Т.В. Пути рекультивации нарушенных ландшафтов в структуре крупномасштабных охраняемых территорий / Т.В.Баранова //  Вопросы планировки и застройки городов: Международная научно-практическая конференция/ ПГАСА. - Пенза, 1997. – С. 41-42 (0,1 п.л.).

12.Баранова, Т.В. «Средовой» подход к регулированию системы землепользования национального парка / Т.В.Баранова // Самарская область на пороге XXI века. Стратегия социально-экономического развития: Всероссийская научно-практическая конференция. – Самара, 1998. – С.318-319. (0,1 п.л.).

13.Баранова, Т.В. Методика оценки эстетических качеств городской среды с применением ПЭВМ / Т.В.Баранова //  Вопросы планировки и застройки городов: VI международная научно-практическая конференция. - Пенза, 1999. - С 187-188. (0,15 п.л.).

14.Baranova, T.V. Synthetic image of orthodox architecture in the Middle Volga/ T.V.Baranova, N.A.Kosenkova // Sacred architecture in shaping the identity of place. Politechnika Lubelska. - Lublin, 2006. – P. 149-157. (0,3 п.л.).

15.Баранова, Т. В. Направления развития регионального туризма (на примере Самарского региона РФ) / Т.В. Баранова // Архитектура и туризм-2008: роль в устойчивом развитии общества: материалы международной конференции/ под ред. к. арх., доц. С.Г. Малышевой; Самарск. гос. арх.-строит. ун-т. – Самара, 2008. – С. 13-19. (0,3 п.л.).

16.Вавилонская, Т.В.  Особенности и назначение историко-культурной экспертизы / Т.В. Вавилонская // Интернет-Вестник ВолгГАСУ Политематическая сер. (зарегистрирован в НТЦ «Информрегистр» № гос.рег. 0420900065). - 2009. - №1 (8). http://vestnik.vgasu.ru. (0,25 п.л.).

17. Вавилонская, Т.В. Научно-практическая деятельность НПЦ «Архиград» / Т.В.Баранова //  Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Ч 1: материалы 66-й Всероссийской научно-технической конференции / СГАСУ. – Самара, 2009. – С.5-6. (0,1 п.л.).

3 Монографии и главы в книгах

18.Российская архитектурно-строительная энциклопедия. Т.IV. Ч.1. Архитектура, градостроительство, здания и сооружения. - М.: Альфа, 1996. – С.  37, 72-73, 81, 198-199, 202-206, 221, 223-224, 226-227, 244-245, 248-249. (3,4 п.л.).

19.Самарская Лука: современное состояние и пути устойчивого развития ландшафтно-градостроительного комплекса / Е.А. Ахмедова, Н.А.Лекарева, Т.В.Баранова, В.А.Шабанов и др. – Самара: НВФ «СМС», 1997. – С. 33-52, 185-192,  240-286. (3,8 п.л.).

20.Вавилонская, Т.В. Стратегия обновления архитектурно-исторической среды: монография / Т.В. Вавилонская; рецензенты: док. арх., проф. А.Л.Гельфонд, док. арх., проф. В.А. Нефедов; СГАСУ.- Самара, 2008. – 368 с. (23 п.л.).

4 Статьи в сборниках и периодической печати

21.Баранова, Т.В. Историко-градостроительные и социальные предпосылки реконструкции архитектурного комплекса Иверского монастыря  / Т.В.Баранова //  Межвузовский сб. н.тр./ СамАСИ. - Самара, 1993. – С.52-59. (0,44 п.л.).

22.Баранова, Т.В. Монастыри Самарского края / Т.В.Баранова // Архитектон / УАХИ. - Екатеринбург, 1993. - №1. – С. 34-41.  (1,07 п.л.).

23.Баранова, Т.В. Важно сохранить свое лицо / Т.В.Баранова // Обозрение культуры. - Самара, 1994. - № 1 (8). -  С. 18-21. (0,1 п.л.).

24.Баранова, Т.В. Хозяйственно-экономические предпосылки формирования историко-культурного потенциала региона (на примере Самарской области) / Т.В.Баранова // Межвуз. сб.н.тр. / СамАСИ. – Самара, 1995. – С.39-40. (1,8 п.л.).

25.Баранова, Т.В. Региональная система образования: наше наследие / Т.В.Баранова // Самарская область. Этнос и культура. - Самара, 1996. - №2. - С. 23-24. (0,3 п.л.).

26.Баранова, Т.В. Типология объектов нового строительства в историческом ядре города Самары (градостроительные аспекты проблемы) / Т.В.Баранова // Стройнфо. Региональный выпуск. - Самара,1996. - №12 - С.39-40. (0,1 п.л.).

27.Баранова, Т. В. «Черное» и «белое» на карте Самарской Луки/ Т. В. Баранова// А.С.С. Журнал об архитектуре и строительстве Самарской области. – 1998. - №5. – С.18-20. (0,2 п.л.).

28.Ахмедова, Е.А.  Стратегия градостроительной реконструкции исторического центра г.Самары / Е.А. Ахмедова,  Т.В.Баранова // Архитектура старой Самары. Проблемы сохранения и развития: Конференция Управления по вопросам культуры и организаци досуга населения Администрации г.Самары. - Самара, 1998. – 205-208. (0,2 п.л.).

29.Баранова, Т.В. Ландшафтно-экологические проблемы крупного исторического города-центра в новых социально-экономических условиях / Т.В.Баранова // Экологические проблемы крупного города. Экологический вестник Черноземья. Специальный выпуск. - Воронеж,1999. - №7. - С.217-221. (0,3 п.л).

30.Баранова, Т.В. Принципы сохранения и восстановления экологического баланса территорий национального парка / Т.В.Баранова // Вестник МАНЭБ. - 2000.- №1(25). - С.38-40. (0,18 п.л.).

31.Ахмедова, Е.А. Комплексная градостроительная стратегия реконструкции и нового строительства в границах исторического центра г.Самары / Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова, Т.В.Каракова // СамАрх. Проблемы современной застройки исторической части города.– 2000. - №1 (14). – С.8-12. (0,1 п.л.).

32.Баранова, Т.В. История формирования транспортной сети региона / Т.В.Баранова // 150 лет Самарской губернии (цифры и факты): Статистический сборник. - Самара: Самарский дом печати, 2000. – С.284-285. (0,12 п.л.).

33.Баранова, Т.В. Сельское хозяйство: история землевладения в крае / Т.В.Баранова // 150 лет Самарской губернии (цифры и факты): Статистический сборник. - Самара: Самарский дом печати, 2000. – С.268-270. (0,15 п.л.).

34.Ахмедова, Е.А. Градостроительные аспекты охраны и сохранения историко-архитектурного наследия в условиях нового строительства в центральных исторических планировочных зонах городов Поволжья (на примере гг.Самары и Сызрани) / Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова // Вестник Волжского регионального отделения РААСН. – 2002. -  Вып. 5. – С.58-68. (0,25 п.л.).

35.Баранова, Т.В. Места исторической памяти региона «Самарское Поволжье» / Т.В.Баранова // Среднее Поволжье в перспективе пространственного развития: Межвуз. сб. н. тр. / СГАСА. – Самара, 2002. – С.100-104. (0,2 п.л.).

36.Баранова, Т.В.  Проблемы застройки исторических центров городов  в условиях рыночной экономики / Т.В.Баранова // Стратегическое городское и региональное планирование: Межвуз. сб. н. тр. / СГАСА. – Самара, 2002. – С.69-77. (0,43 п.л.).

37.Баранова, Т.В. Принципы разработки поквартальных градорегламентов / Т.В.Баранова // Стратегическое городское и региональное планирование: Межвуз. сб.н.тр. / СГАСА. – Самара, 2002. – С.139-147. (0,38 п.л.).

38.Баранова, Т.В. Моделирование объекта в историко-градостроительном контексте / Т.В.Баранова //Новые тенденции в высшем образовании в области искусства, архитектуры и дизайна: Межвуз. сб. н. тр. / СГАСА. – Самара, 2003. – С.76-81. (0,28 п.л.).

39.Баранова, Т.В.  Концепция разработки раздела «Сохранение и реабилитация историко-архитектурного и градостроительного наследия» в генеральных планах городов / Т.В.Баранова // Вестник СГАСУ. Вып1. Ч.1. Современные проблемы архитектуры и градостроительства / СГАСУ. - Самара, 2005. – С. 111-117. (0,35 п.л.).

40.Баранова, Т.В.  Обновление застройки центральных планировочных зон городов на принципах исторической парцелляции / Т.В.Баранова // Вестник СГАСУ. Вып1. Ч.1. Современные проблемы архитектуры и градостроительства / СГАСУ. - Самара, 2005. – С. 216-221. (0,3 п.л.).

41.Баранова, Т.В. Концепция сохранения и перспективы развития исторической планировочной зоны г.Сызрани как композиционная графическая задача / Т.В.Баранова, С.Г.Малышева // Вестник СГАСУ. Вып1. Ч.2. Современные проблемы управления качеством подготовки специалистов с высшим образованием в области архитектуры и дизайна / СГАСУ. - Самара, 2005. – С. 150-153. (0,15 п.л.).

42. Баранова, Т. В. Состав и содержание раздела «Рекреация и туризм» в Схемах территориального планирования регионов (практический опыт проектирования) / Т.В. Баранова // Вестник СГАСУ. Вып.3 Ч.1. Современные проблемы архитектуры, градоведения и дизайна / СГАСУ. -  Самара, 2008. – С. 43-53.  (0,5 п.л.).

43.Баранова, Т. В.  Сравнительный         анализ состава регламентирующей документации / Т.В. Баранова // Сборник научных трудов магистрантов, аспирантов и научных сотрудников Института АиД СГАСУ / СГАСУ. – Самара, 2008. – С. 12-16. (0,25 п.л.).

44.Баранова, Т. В.  Развитие градостроительной культуры в аспекте преобразований архитектурно-исторической среды / Т.В. Баранова // Сборник научных трудов магистрантов, аспирантов и научных сотрудников Института АиД СГАСУ / СГАСУ. – Самара, 2008. – С. 17-22. (0,3 п.л.).

45. Вавилонская, Т.В. Туристско-рекреационный комплекс в с.Ширяево / Т.В.Вавилонская // СамАрх. – 2009. - №1 (20). - С. 28-29. (0,1 п.л.).

5 Тезисы научных конференций

46.Баранова, Т.В. Научно-методические основы инвентаризации историко-градостроительного наследия Самарской области / Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова, Г.Н.Рассохина // Градостроительство, разработка систем управления и автоматизированного проектирования / СамАСИ. - Самара, 1992. - С.47-48. ( 0,05 п.л.).

47.Баранова, Т.В. Исследование регионального расселения - первый этап комплексной оценки историко-культурного потенциала Самарской области/ Т.В.Баранова// Научно-техническая конференция молодых ученых и специалистов / СНИО. – Самара, 1992. – С.24-25. (0,14 п.л.).

48.Баранова, Т.В. Экспертная система в прикладных градостроительных работах по исследованию регионального историко-культурного потенциала / Т.В.Баранова //  Градостроительство, экономика и управление строительством: Обл. научно-технич. конференция / СамАСИ. – Самара, 1993. – С.42-43. (0,1 п.л.).

49.Баранова, Т.В.  Этнический компонент историко-культурного каркаса региона (на примере Самарской области) / Т.В.Баранова // Исследования в области архитектуры и строительства: Областная научно-тех. конф. / СамАСИ. – Самара,1994. – С.67-70. (0,1 п.л.).

50.Баранова, Т.В.  Значение историко-градостроительных принципов формирования квартальной застройки для комплексной реконструкции городского центра / Т.В.Баранова // Исследования в области архитектуры и строительства: Обл. научно-тех. конф. / СамАСИ. - Самара, 1996. – С.57-58. (0,1 п.л.).

51.Баранова, Т.В.  Методика оценки историко-культурного потенциала городских морфотипов / Т.В.Баранова // Архитектура, градостроительство и дизайн в проблемах практики и образования: Межвуз. конф. / РГАИ. – Ростов-на-Дону, 1996. – С.44-45. (0,1 п.л.).

52.Баранова, Т.В.  Планировочные задачи реконструкции исторических центров городов (на примере г.Самара) / Т.В.Баранова // Исследования в области архитектуры, строительства и охраны окружающей среды: Обл. научно-тех. конф. / СамГАСА. – Самара, 1997. – С.81-82. (0,1 п.л.).

53.Баранова, Т.В.  Концепция освоения территории национального парка “Самарская Лука” под цели познавательного туризма и экологического просвещения. Маршрут “Старый русский тракт” / Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова, Т.В.Каракова, Н.А.Лекарева // Исследования в области архитектуры, строительства и охраны окружающей среды: Обл. научно-тех. конф. / СамГАСА. – Самара, 1997. – С.65-66. (0,05 п.л.).

54.Баранова, Т.В.  Расширение спектра приемов реконструкции застройки центральных районов крупных исторических городов как условие их перспективного развития / Т.В.Баранова // Планировочные методы управления устойчивым развитием: Межрег. научно-практ. конф. - Самара: Департамент по строительству и архитектуре, 1998. – С.141-142. (0,1 п.л.).

55.Баранова, Т.В. Интеграция принципов градостроительной реконструкции исторической застройки / Т.В.Баранова // Исследования в области архитектуры, строительства и охраны окружающей среды: Обл. 56-я научно-тех. конф. / СамГАСА. - Самара, 1999. – С. 179-180. (0,1 п.л.).

56.Баранова, Т.В.  Стратегия выявления эстетической привлекательности городской среды / Т.В.Баранова // Градостроительство, реконструкция и инженерное обеспечение устойчивого развития городов Поволжья: Региональная научно-практическая конференция. - Тольятти: Мэрия г.Толятти, 1999. – С.93-94. (0,2 п.л.).

57.Ахмедова, Е.А. Градоэкологические регламенты и методология их назначения в функционально-правовом зонировании крупного промышленного города (на примере г.Тольятти) / Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова, Т.В.Каракова, Н.А.Лекарева // Исследования в области архитектуры, строительства, охраны окружающей среды: Обл. 57-я научно-тех. конф. / СамГАСА. - Самара, 2000.- С.211-212.(0,05 п.л.).

58.Баранова, Т. В. Стилистическая неоднородность эклектичной архитектуры / Т.В.Баранова // Исследования в области архитектуры, строительства, охраны окружающей среды: Обл. 57-я научно-тех. конф.  / СамГАСА. - Самара, 2000. – С.235-236. (0,1 п.л.).

59.Ахмедова, Е.А. Научно-методические основы реконструкции центральных планировочных зон городов Самара и Сызрань / Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова, Т.В.Каракова // Исследования в области архитектуры, строительства, охраны окружающей среды: Обл. 58-я научно-тех. конференция / СамГАСА. – Самара, 2001. – С.113-114. (0,05 п.л.).

60.Баранова, Т. В. Эволюция подходов к реконструкции центров исторических городов / Т.В.Баранова // Исследования в области архитектуры, строительства, охраны окружающей среды: Обл. 58-я науч.-тех. конф. / СамГАСА. – Самара, 2001. – С.116-117. (0,1 п.л.).

61.Баранова, Т.В. Архитектурно-градостроительный потенциал Поволжских городов (на примере г.Сызрань) / Т.В.Баранова // Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование, наука, практика: Материалы 59-й регион. научно-техн. конференции / СамГАСА. - Самара, 2002. – С.199-200. (0,1 п.л.).

62.Ахмедова, Е.А. Концепция охранных зон и градостроительных регламентов центральной исторической планировочной зоны г.Самары / Е.А.Ахмедова, Т.В.Баранова, С.Г.Малышева, Г.Н.Рассохина // Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование, наука, практика: Материалы 59-й регион. научно-техн. конференции / СамГАСА. - Самара, 2002. – С.220-221. (0,05 п.л.).

63.Баранова, Т. В. Вопросы реконструкции транспортной инфраструктуры исторических центров городов / Т.В.Баранова // Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование, наука, практика: Материалы 62-й регион. научно-тех. конф. / СГАСУ. - Самара, 2005. – С.409-410. (0,1 п.л.).

64.Баранова, Т. В. Концепция градостроительного зонирования территории г.Новотроицк Оренбургской области / Т.В.Баранова, С.Г.Малышева // Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование, наука, практика: Материалы 62-й регион. научно-тех. конф. / СГАСУ. - Самара, 2005. – С.391-392. (0,07 п.л.).

65.Баранова, Т. В. Этапы градостроительной реконструкции Самары / Т.В.Баранова // Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование, наука, практика: Материалы 62-й регион. научно-тех. конф. / СГАСУ. - Самара, 2006. – С.418-419. (0,1 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.