WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Тюменский государственный нефтегазовый университет»

На правах рукописи

ТКАЧЁВА НИНА АЛЕКСЕЕВНА

СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

РЕГИОНА В СИСТЕМЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Специальность – 22.00.05 – политическая социология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Тюмень 2011

Работа выполнена в Тюменском государственном нефтегазовом университете

Научный консультант –

доктор социологических наук, профессор Белоножко М.Л.

Официальные оппоненты:

доктор социологических наук, профессор Нарбут Николай Петрович

доктор социологических наук, доцент Мехришвили Ламара Ленгизовна

доктор экономических наук, профессор Линник Татьяна Григорьевна

Ведущая организация:

Институт социологии РАН

Защита состоится 29 апреля  2011 года в 10.00 на заседании диссертационного совета Д.212.273.03  в Тюменском государственном нефтегазовом университете по адресу: Тюмень, ул. 50 лет Октября, 38.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тюменского государственного нефтегазового университета.

Автореферат разослан «_____»________________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат социологических наук, доцент  Л.В.Ребышева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Начало XXI века характеризуется целым рядом  кризисных ситуаций, угрожающих существованию и нормальному функционированию государств, социальных групп и отдельных индивидов. Эти ситуации связаны с процессами глобализации, постиндустриальной модернизации, развитием информационного общества, что делает угрозы национальной безопасности государств масштабными. К числу таких угроз современной безопасности следует отнести и активизацию миграций, которые все чаще переходят в область дестабилизирующих элементов, постепенно превращаясь в риски как для развитых стран, так и для стран с неустойчивой демократией.

Угрозы, обусловленные миграционными процессами на макро- и микроуровне, связаны, в первую очередь, с противоречивыми отношениями стран-доноров и стран-реципиентов; коренными трансформациями возрастной, этнической и религиозной структур населения; институционализацией диаспор; сегментацией рынка труда и развитием теневого сектора экономики; ростом нагрузки на социальную инфраструктуру; обострением проблем межнациональных отношений, преступности, низкого уровня жизни мигрантов, их слабой интегрированности в принимающие общества. Вызовы  миграционного движения населения становятся все более значимыми и в связи с усилением процессов дестабилизации в мире, сопровождающимся ростом числа беженцев, ужесточением деятельности террористических организаций. Именно поэтому миграция должна рассматриваться как системный компонент угроз национальной безопасности, а ее возможное отрицательное воздействие фиксироваться на всех уровнях: международном, государственном, региональном и локальном.

В России, в условиях социально-политических и социально-экономических преобразований, миграции играют особую роль. В последние десятилетия страна впервые за свою историю столкнулась с массовой, в том числе вынужденной миграцией. Российское государство оказалась в центре пересечения масштабных и динамичных миграционных потоков. По объемам иммиграции Российская Федерация занимает 2-е место в мире (13,3 млн. чел.) после США (35 млн. чел.)1. Массовая иммиграция населения в Россию, сложившаяся с 1990-х годов составляла в среднем по 1 млн. человек ежегодно, в результате чего она стала существенным фактором социально-политического, социально-экономического, социокультурного и демографического развития, во многом определяя состояние национальной безопасности страны.

Характеризуя современные миграционные процессы в Российской Федерации, необходимо учитывать, что они имеют двойственную природу, соединяя в себе миграционный обмен как со странами дальнего, так и со странами ближнего зарубежья, которые до распада Советского Союза являлись внутригосударственными и сегодня во многом определяют масштабы и характер миграционных потоков. Кроме того, в начале 1990-х годов в странах ближнего зарубежья оказалось примерно 38 млн. человек, имеющих исторические корни в России, из которых 25,3 – этнические русские, 12,7 – представители других национальностей РФ2

. Поэтому политически важным сегодня является превращение страны в иммиграционный центр, готовый принять своих соотечественников, оказавшихся в «вынужденной эмиграции». В то же время, трудности в решении жилищных проблем, жесткая увязка социальных гарантий с оформлением гражданства затрудняют интеграцию репатриантов, сдерживая их движение в Россию.

Масштабность и интенсивность миграционных потоков имеет как позитивные, так и негативные последствия. Приобретения, в первую очередь, заключаются в источнике квалифицированных специалистов, как правило, получивших образование в прошлом именно в российских учебных заведениях, что частично может компенсировать потери от «утечки умов»; в использовании иностранной рабочей силы, что создает дополнительные возможности для роста экономики, развития трудозатратных отраслей; в формировании на основе легального трудоустройства мигрантов налогооблагаемой базы для бюджетов всех уровней; в преодолении демографического кризиса страны.  Однако возникают и проблемы, связанные, прежде всего, с обострением конкуренции на рынке труда,  а также с неспособностью российского общества принять и адаптировать значительное количество иноэтничных мигрантов, что усиливает проявления этнофобий и национализма.

Но наиболее серьезную опасность при проведении открытой миграционной политики представляет  нелегальная миграция. Основным фактором роста нелегальной миграции является географическое положение страны, удобное для транзита из Азии в Европу. Угроза национальной безопасности увеличивается также в силу того, что  оценить число мигрантов  не представляется возможным. Имеющиеся экспертные оценки варьируются широко: от 50 тыс. человек до нескольких миллионов в год. Противоречивость миграций и трудности официальной оценки численности миграционных потоков  затрудняют формирование эффективной миграционной политики.

Все вышесказанное и обусловливает необходимость изменения подходов и методов решения миграционных проблем.  Однако основы политико-правового регулирования миграционных процессов, заложенные к настоящему времени,  лишь частично отвечают требованиям современной социальной практики. В то же время решение проблем в сфере миграционных отношений является необходимым условием, с одной стороны, упрочения демократии и соблюдения прав человека, интеграции России в мировое сообщество, а с другой – укрепления национальной безопасности страны.

Нарастание противоречия между повышением значимости для России внешней  миграции и накоплением негативных последствий этой миграции в условиях несовершенства правовой базы и управленческой практики вызывает потребность разграничения государственного регулирования миграционных процессов на федеральном и региональном уровнях, что и стало предметом данного диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Степень научной разработанности темы определяется вниманием исследователей к общим проблемам национальной безопасности, сущности миграции, формированию политико-правовых основ регулирования миграционных процессов,  вопросам развития и реализации миграционной политики.

Социально-политические проблемы обеспечения  национальной безопасности, правовое регулирование организации и деятельности институтов защиты личности, общества и государства достаточно широко представлены в публикациях отечественных и зарубежных ученых. Общетеоретический и политологический аспект обеспечения национальной безопасности отражен в трудах А.В. Возженикова, С.В. Степашина, А.А. Тер-Акопова, А.Д. Урсула и других авторов, исследующих концептуальные и практические аспекты обеспечения национальной безопасности России в контексте политического процесса, социального развития общества. Характерной чертой исследований данной проблемы стало признание необходимости привлечения к обеспечению безопасности не только институтов государственной власти, но и структур гражданского общества, что обосновано такими учеными как Д. Ллойд, Ф. Люшер, Е. Ротшильд, Д. Фишер3.

Актуализировался научный интерес к проблемам соотношения обеспечения безопасности  и функционирования социально-политических отношений, оценке состояния национальной безопасности как специфического фактора, определяющего поступательное развитие социума, нашедший отражение в работах  И.В. Лихановой, Г.Ю. Семигина, С. Штеттера. Вопросы формирования культуры безопасности, достижения безопасности через совокупность интересов личности, общества и государства проанализированы М.Ю. Гараниным, В.Н. Кузнецовым, А.А. Прохожевым, И.А. Кармановой. Анализ миграции в контексте безопасности, вопросы формирования стратегии безопасности  в миграционной сфере нашли отражение в работах М.А. Аствацатуровой, Г.С. Витковской, В.Г. Гельбрас, С.А. Панарина. В работах зарубежных авторов Т. Флокхарта, Х. Пилкингтона прослеживается стремление соотнести миграцию с безопасностью под влиянием социальных катаклизмов и перемен, массовых перемещений, роста численности мигрантов. Важное значение имеют теоретические обоснования концепции  конфликтов в сфере миграционных отношений  А.В. Дмитриева, Г.А. Пядухова4.

Проблема миграций, управления перемещением людей сама по себе не нова. Русский исследователь М.В. Ломоносов и английский ученый Э. Равенстайн  одними из первых обозначили значимость миграции с демографической точки зрения и попытались формализовать закономерности и понятия в области миграционных процессов. Традиции, заложенные исследователями, нашли отражение в работах известных ученых, в первую очередь историков В.О.Ключевского, С.М.Соловьева, статистиков и экономистов А.А. Кауфмана, Н.М. Ядринцева. Основоположниками изучения миграции  как самостоятельного направления среди отечественных ученых являются В.П. Вощинин, А.А.Исаев, И.Л. Ямзин, заложившие теоретическую базу исследования миграций. Развили теоретические подходы в изучении миграционного движения во всем многообразии его видов и форм Л.Л. Рыбаковский, В.И. Переведенцев, Б.С. Хореев, В.Н. Чапек, В.М. Моисеенко, В.А. Ионцев5 и многие другие.

Современная наука обозначила значительное число подходов к пониманию миграции. Анализ проблем миграционной политики проводится по нескольким взаимосвязанным научным направлениям, сложившимся в русле различных отраслей социогуманитарного знания: экономики, демографии, политологии, этнополитологии, правового регулирования миграции, социологии миграции.

Основы экономического подхода к оценке миграции заложены в трудах Дж. Беккера, Д. Массея, Дж. Саймона, П. Стокера. Научные интересы ученых фокусировались на определении потребности мировых рынков труда в иностранной рабочей силе, на оценке факторов международного трудового обмена, социальных и экономических последствий приема мигрантов, особое внимание уделялось нелегальной миграции. Экономические аспекты международной миграции и место  России в миграционных процессах рассматривались также И.П. Дусем, Ж.А.Зайончковской, И.В. Ивахнюком, С.Е. Метелевым6.

Особое место в исследовании проблем народонаселения занимают работы  Дж. Спенглера, который подчеркивал значимость изучения долгосрочного эффекта роста населения и роль качества населения как одного из ключевых факторов социально-экономического развития государства. Среди отечественных ученых, работы которых послужили теоретической основой демографического направления, необходимо выделить труды Б.Д. Бреева, Д.И. Валентея, В.Г. Глушкова, М.К. Любавского, А.Я. Кваши7.

Политологический подход к анализу миграционной политики обоснован в работах А. Золберга, Г. Фримана, Дж. Холлифилда, С. Штеттера8. Политологи целью государственной деятельности в миграционной сфере рассматривают определение стратегии контроля за въездом и выездом индивидов, установление критериев принадлежности к обществу путем процедур натурализации и обретения гражданства,  устанавливают влияние политических систем и институтов на регулирование иммиграции.

В постсоветской России формируется политологическое направление анализа миграций и их регулирования в работах  Ю.Г. Ефимова, В.И. Мукомеля9. При этом миграционная политика рассматривается как одно из направлений демографической политики государства (Л.Л. Рыбаковский, О.Н. Слободчиков, В.И. Якунин), а также как часть социальной политики (Н.А. Волгин, Т.Л. Полянников, Т.Ю. Сидорина). Перспективным представляется  анализ роли негосударственных акторов миграционной политики: партий, общественных объединений, групп интересов в работах Г.И. Авциновой и А.В. Павроза. Исследование вопросов иммиграционной политики зарубежных стран предпринималось В.Г. Иванцовым, П.Х. Линдертом, Г.И. Старченковым, А.Н. Суховым, С.А. Трыкановой10.

Важнейшей характеристикой миграции на постсоветском пространстве, особенно в 1990-х гг., является ее этническая и политическая обусловленность. Низкий уровень социально-экономического развития, этнополитические и конфессиональные конфликты, этнократия в странах СНГ вызывала массовые потоки миграции в Россию, стимулировала компактное диаспорное расселение иммигрантов. Этнический аспект миграции, включающий изучение этнической самоидентификации, этнического самосознания, национальных отношений, особенностей взаимодействия народов системно проанализирован в работах С.М. Арутюняна, Н.М. Лебедевой, Т.Г. Стефаненко, В.А. Тишкова11.

Нормативно-правовые аспекты миграций проанализированы в работах А.В. Андриченко, А.А. Мишуниной, Т.Я. Хабриевой12, в которых отражены проблемы целеполагания государственной политики, соотношения норм международного и российского права, обеспечения прав человека.

Обоснование понимания миграции как социального явления дали П. Бергер, М. Вебер, Т. Гарр, Т. Лукман, Т. Парсонс, П. Сорокин, П. Штомпка, А. Щюц, Я. Щепаньский. Среди отечественных исследователей социологические подходы к пониманию миграционных процессов разрабатывали Т.И. Заславская, Л.В. Корель, В.И. Мукомель, И.Б. Орлова, А.А. Сусоколов. Т.Н. Юдиной предпринята конструктивная попытка выделить в самостоятельное направление социологию миграции, предметом которой автор считает динамику социальных отношений перемещаемых лиц в рамках прежнего и нового социума13.

В рамках социологического направления разрабатываются вопросы взаимосвязи миграций и социально-политических ситуаций в странах исхода и принятия (А.Г. Вишневский, М.Б. Денисенко, В.Л.Иноземцев); проблемы мобильности и адаптации мигрантов  к принимающей социальной среде, анализ факторов, определяющих ход адаптации и социализации иностранных граждан (Т.И. Заславская, С.К. Бондырева, Д.В. Колесов, Л.В. Корель); специфика формирования толерантности и конфликтогенности в контексте взаимодействия мигрантов с населением принимающих социальных сообществ (Ю.В. Арутюнян, Л.М.Дробижева, А.В. Дмитриев,  В.Н. Павленко, В.Н. Петров)14.

Необходимости учета региональных особенностей при исследовании миграций и проблем обеспечения национальной безопасности посвящены работы А.А. Башкунова, В.В. Зыкова, О.С. Елфимовой, Б.Х. Наипова. Специфику региональных социально-политических процессов, их влияние на социальное развитие региона обосновывают О.М. Барбаков, Ю.М. Конев, Н.А. Костко, В.К. Левашов. Ретроспективный анализ миграционных процессов в Тюменской области представлен в работах К.Г.Барбаковой, Н.Ю. Гавриловой, В.П. Карпова, А.Н. Силина. Особенности социально-этнических и конфессиональных отношений в регионе анализируют Н.Г. Хайрулина, А.П. Ярков15

.

Вместе с тем ряд актуальных аспектов  миграционной политики, ее роль и место в системе национальной безопасности России  изучены недостаточно. Мало внимания уделяется анализу особенностей регулирования  миграционных процессов на региональном уровне, более того, исследуемая научная литература не содержит целостной социологической концепции миграционной политики и комплексной организационно-управленческой системы ее реализации на уровне региона. В то же время,  меняющиеся условия социально-политической, социально-экономической, социокультурной реальности выдвигают новые требования к исследованию миграций. В связи с этим возникла необходимость модификации научных подходов к пониманию феномена миграции и направления исследований миграционной политики. Автор диссертационного исследования считает, что только в рамках социологического подхода возможны реализация междисциплинарного анализа миграционных процессов, использование опыта и наработок смежных отраслей знаний, объектом которых является миграция и ее политико-правовое регулирование, права и положение мигрантов и членов принимающего общества. Именно выше обозначенный характер проблем совершенствования и развития миграционной политики и ее реализации требует от  социологии и, прежде всего, политической не только новых теоретических обобщений, но и практических методологических разработок, связанных с формированием социологической концепции социально ориентированной миграционной политики региона.

Объектом исследования  является миграционная политика региона в системе национальной безопасности Российской федерации.

В качестве предмета исследования выступает совокупность внутренних и внешних факторов, обусловливающих формирование  миграционной политики региона в период трансформации социально-политического сущности и содержания национальной безопасности российского государства.

Цель исследования – разработка социологической концепции социально ориентированной миграционной политики региона и механизмов ее реализации как условия достижения национальной безопасности страны.

В рамках поставленной цели определены  задачи исследования:

    • систематизация методологических принципов анализа миграции как социального процесса;
    • оценка роли миграционной политики  в сохранении национальной безопасности;
    • выявление базовых характеристик системы национальной безопасности и ее атрибутивных качеств;
    • определение общемировых тенденций и российских особенностей в формировании и развитии миграционной политики;
    • установление нормативных основ и анализ институционального строения миграционной политики в РФ;
    • обоснование влияния миграционных процессов на развитие Тюменской области;
    • выявление общественного мнения о степени эффективности государственной миграционной политики и особенностях протекания миграционных процессов в Тюменской области;
    • оценка миграционной безопасности в регионе по результатам экспертного опроса;
    • обоснование  социальной ориентированности миграционной политики региона;
    • разработка социологической концепции социально ориентированной миграционной политики региона и механизмов ее реализации.

Теоретико-методологической основой работы являются теоретические концепции классиков философии, социологии, политологии, истории, права, а также современных зарубежных и отечественных ученых и результаты прикладных исследований в области национальной безопасности, государственной миграционной политики, региональной политики, системных подходов к изучению общества, прогнозирования и  моделирования социальных процессов. В процессе исследования на уровне общенаучных методологий использованы принципы диалектики, историзма, системный анализ, что позволило интерпретировать миграционную политику региона в контексте развития  политической системы России и достижения ее национальной безопасности.

Эмпирическая база исследования  включает: законодательные акты Российской Федерации по проблемам миграционной политики и национальной безопасности; нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации по проблемам регулирования миграции, национальной политики; сведения текущей и ретроспективной государственной статистики, статистика учета трудовых иммигрантов; контент-анализ материалов ВЦИОМ и ФОМ, связанных с изучением общественного мнения о современных миграционных процессах, проблемах межнациональных отношений; результаты исследований, проведенных автором в 2009 году: социологические опросы жителей юга Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, а также экспертные опросы государственных и муниципальных служащих, представителей сфер образования и здравоохранения,  средств массовой информации, предпринимателей, специалистов силовых структур и территориальных Управлений федеральной миграционной службы по проблемам миграционных процессов в регионе, эффективности государственной миграционной политики, вопросам реальной и прогнозируемой безопасности личности, общества и государства; фокус-группы с мигрантами  по проблемам мигрантов и особенностям их взаимоотношений с членами принимающего общества.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой комплексное исследование принципов, методов, этапов становления государственной миграционной политики в системе национальной безопасности современного российского государства, особенностей формирования и реализации социологической концепции социально ориентированной миграционной политики региона. В работе

    • обоснована полипарадигмальность подхода к изучению миграционных процессов, отражающая многоуровневость, многоаспектность и методологический плюрализм изучения феномена миграций;
    • предложена авторская трактовка социально-политической стратегии формирования национальной безопасности в модернизирующемся российском обществе;
    • проведено теоретическое и операциональное уточнение категориального аппарата, выполняющего инструментальную роль в диссертационном исследовании,  предложено авторское определение категорий «миграционная безопасность» и «социально ориентированная миграционная политика», их атрибутивных качеств: сущности, структурных элементов, функций; 
    • на основе анализа миграционной политики зарубежных стран и Российской Федерации установлены закономерности и особенности политико-правового регулирования и институционального строения миграционной политики в условиях трансформации российского общества и государства, что позволило выявить специфику миграций в постсоветской России, ее социально-политические, социально-экономические, социокультурные последствия, определяющие новые подходы к управлению миграционными потоками;
    • определены социально-политические, социально-экономические, социокультурные предпосылки, детерминирующие становление социально ориентированной миграционной политики в условиях появления новых вызовов, рисков и угроз безопасности Российской Федерации;
    • установлено, что возрастание значимости региональной составляющей в формировании социально-политической стратегии миграционной политики в современных условиях обусловлено трансграничностью угроз и рисков федерального и регионального уровней, предопределяющих специфику задач и направлений миграционной политики в регионе;
    • обозначена роль общественного мнения и влияние экспертной оценки на формирование и реализацию региональной миграционной политики как фактора национальной безопасности страны;
    • доказано, что эффективность миграционной политики региона определяется социальной направленностью ее цели, задач, принципов, функций, механизмов реализации;
    • разработана авторская социологическая концепция социально ориентированной миграционной политики региона, способствующая этнополитической и региональной идентификации, снижению уровня мигрантофобии, формированию интолерантности, повышению престижа общенациональных ценностей, развитию правозащитной деятельности, демократических институтов и гражданского общества.

Научная новизна конкретизируется в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. В настоящее время формируется новая сфера политико-правового, социально-экономического, социально-этнического и социокультурного регулирования в Российской Федерации – сфера миграционных отношений. Вместе с тем существующая модель миграционной политики не позволяет адаптировать имеющуюся структуру и качественный состав миграционных потоков к стратегическим государственным интересам. Сохраняется спонтанный, во многом неуправляемый характер миграции, которая оказывает негативное влияние на политические, экономические, социальные, демографические, этнокультурные и другие процессы как в Российской федерации, так и в отдельных ее регионах. Неблагоприятные тенденции развития миграции требуют разработки новых теоретико-методологических подходов к изучению данного феномена. В диссертации предлагается анализ миграционных процессов с позиции социологического подхода,  позволяющего не только преодолеть фрагментарность подходов других наук, но и рассматривать мигрантов  как специфических субъектов, обладающих социальной активностью, влияющих на обновление социокультурных структур и на социальное развитие общества, как важнейшего фактора  безопасности личности, общества и государства. 

2. Интенсивность миграционных процессов в глобализирующемся мире предопределяет необходимость локального, регионального и глобального консенсуса по вопросам безопасности личности, общества и государства. В этих условиях социально-политическая стратегия формирования национальной безопасности в модернизирующемся российском обществе в интегрированном виде отражает жизненно важные цели, идеалы, ценности, интересы как личности, так и отдельных социальных групп, всего общества и государства  на основе учета возрастающей роли факторов миграционной безопасности. Проблема взаимообусловленности миграции и безопасности усугубляется и тем, что включает в себя как безопасность общностей, обществ и государств, затрагиваемых миграционными потоками, так и безопасность индивидов, образующих эти потоки. При этом и с точки зрения безопасности мигрантов, и с точки зрения безопасности членов принимающего общества большое значение приобретают структурные характеристики миграции. Это обусловливает необходимость построения эффективной системы политико-правового регулирования  миграционных процессов.

3. Миграционная политика предстает в качестве системы принципов, целей и мероприятий, посредством которых субъекты политики управляют миграционными процессами. При этом миграционная политика отражает способ адаптации государства к наиболее существенным изменениям миграционных отношений и самого принимающего общества и должна быть взаимоувязана с политикой, осуществляемой в других сферах. Субъектами миграционной политики в условиях демократии являются не только государство и его специализированные органы, но и органы местного самоуправления, неправительственные организации. Сущность миграционной политики составляет целенаправленное воздействие на миграцию в интересах развития общества и личности как основы национальной безопасности. Именно в результате такого подхода к пониманию природы государственной миграционной политики и может быть достигнут оптимальный уровень миграционного потока, обеспечивающий его необходимый качественный состав, создающий условия для стабильного социально-экономического и социокультурного развития с целью  формирования социальных связей мигрантов и членов принимающего общества.

4. Приоритетным направлением модернизации миграционных отношений в условиях обеспечения национальной безопасности является необходимость разработки и реализации миграционной политики на уровне региона, что  вызвано объективной противоречивостью миграционной ситуации в субъектах РФ.  Современная государственная миграционная политика может быть успешно осуществлена при условии разработки стратегических подходов к пониманию и регулированию миграционных процессов в стране на уровне федеральной власти, с одной стороны, и самостоятельного формирования и реализации субъектами Российской Федерации миграционной политики в конкретном регионе – с другой. Это позволит создать механизмы селективной миграции, обеспечить баланс законных интересов мигрантов и постоянного населения в условиях их компактного размещения.

5. Стратегическое значение Тюменской области для национальной безопасности страны, ее природные, экологические, социально-политические, социально-экономические, социокультурные особенности, полиэтничный состав обусловили необходимость разработки социально ориентированной  миграционной политики региона. Предлагаемый подход к регулированию миграций позволит увидеть главное в миграционной политике –  состояние носителей миграционных проблем: личностей, групп, социальных организаций. Именно социальная ориентированность миграционной политики региона будет способствовать  оценке,  развитию и использованию человеческого и социального капитала мигрантов, а также  их адаптации  и интеграции в принимающее общество на основе российской гражданской идентичности.

6. Разработка и реализация авторской социологической концепции социально ориентированной миграционной политики региона как научно обоснованной и разработанной в теоретическом и практическом аспектах системы  целей, принципов, приоритетов, а также практических мер, осуществляемых региональными органами государственной власти во взаимодействии с институтами гражданского общества, позволит сформировать социальную ответственность индивидов,  социальных групп  и государства по согласованию интересов в сфере миграционных отношений на основе становления и развития институтов социального партнерства, социального страхования, социальной работы с мигрантами, с целью обеспечения миграционной и социальной безопасности в регионе как основы национальной безопасности страны.

Работа носит теоретико-прикладной характер. Теоретическая значимость работы состоит в том, что ее основные положения и выводы вносят определенный вклад в социологическую теорию миграций в связи с национальной безопасностью страны, так как раскрывают сущность малоизученных в социологии феноменов миграционной безопасности и миграционной политики, определяют их взаимосвязь и роль в обеспечении безопасности личности, общества и государства.

Предполагаемое практическое значение исследования заключается в том, что в нем сформулированы предложения и рекомендации, направленные на совершенствование политико-правового регулирования миграционных процессов как на федеральном, так и на региональном уровнях для обеспечения эффективности государственной миграционной политики, формирования комплексных целевых региональных программ интеграции мигрантов в принимающее общество, а также в учебном процессе подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов в области социологии, регионоведения, государственного и муниципального управления, социальной работы.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли свое отражение в 4 монографиях и 34 научных публикациях, докладывались и обсуждались на международных, всероссийских, региональных, теоретических и практических конференциях.

Международные: «Глобализация: настоящее и будущее России» (Москва, 2006 г.); «Гуманитарные проблемы миграции: межкультурная коммуникация, языке и социально-культурная адаптация» (Тюмень, 2006 г.); «Социальная безопасность как основа сохранения и развития мирового сообщества» (Тюмень, 2006 г.);  «Маргулановские чтения – 2008» (Караганда,  Республика Казахстан, 2008 г.); «Маргулановские чтения – 2009» (Петропавловск,  Республика Казахстан, 2009 г.).

Всероссийские:  «Национальная идентичность России и демографический кризис» (Москва, 2007 г.);  «Глобализация: мифы и реальность» (Тюмень,  2008 г.); «Конституционно-правовые основы миграционной политики Российской Федерации» (Тюмень, 2009 г.); «Сорокинские чтения» (Москва, 2010 г.).

Региональные: «Социальная работа в регионе: итоги и перспективы» (Екатеринбург, 2006 г.); «Новые технологии – нефтегазовому региону» (Тюмень, 2007 г.); «О развитии социального партнерства в Тюменской области» (Тюмень, 2008 г.);  «Социальное развитие региона» (Тюмень, 2009 г.).

Результаты исследований  сообщались на совещаниях, проводимых городской Думой г.Радужный (Ханты-Мансийский автономный         округ), Тюменской областной Думой, обсуждались представителями органов государственной власти Тюменской области и Ямало-Ненецкого автономного округа. Диссертант принимал участие в разработке предложений по совершенствованию миграционной политики региона по заданию Тюменской областной Думы.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литераторы, содержащего 542 наименования, и приложений.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования; формулируются объект, предмет, цель и задачи  исследования; определяются теоретические и методологические основы работы; раскрывается научная новизна,  теоретическая и практическая значимость; указываются методы исследования и основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические аспекты социологического исследования миграционных процессов в системе национальной безопасности» раскрыты сущность и содержание системы национальной безопасности, выявлены концептуальные основы исследования миграционных процессов, обоснована роль миграционной политики в сохранении национальной безопасности России.

Возросшее число вызовов и угроз в ходе глобализации привело к восприятию национальной безопасности  как  одной из главных общечеловеческих ценностей и проблем современности. В диссертации в содержательном аспекте категория «безопасность» трактуется посредством сущностных характеристик таких понятий как «опасность», «угроза», «риск», «вызов», анализ которых, по мнению исследователей  У. Бека, Э. Гидденса, Н. Лумана, А. Тойнби16, в совокупности позволяет не только учесть объективно существующую возможность негативного воздействия на состояние и жизнедеятельность индивидов, общностей и институтов, но и, ориентируясь на сохранение и развитие личности и общества, определить направления и перспективы рационального выбора социальными субъектами путей их преодоления.

Согласно логике диссертационного исследования подобное понимание сущности безопасности предполагает защищенность  качественного состояния общественных отношений, обеспечивающих прогрессивное развитие индивидов и социальных групп в конкретных социально-исторических условиях. По сути – это реальная  возможность социального функционирования в соответствии с условиями и нормами данного общества. Вместе с тем обеспечение безопасности есть не только важнейшее условие и интегративный показатель благополучия социума, его граждан, государственных и общественных структур, но и способ организации жизнедеятельности личности, общества и государства, система специальных мер, направленных на предупреждение, нейтрализацию и устранение опасностей, вызовов, рисков, угроз их существованию и функционированию.  Соответственно, целью национальной безопасности правомерно определить создание благоприятных условий для расширения потенциала человека, повышения уровня и качества жизни населения, совершенствования социальной сферы общества, как основы поступательного развития государства.

В то же время отечественные исследователи В.Н. Кузнецов, Г.Г. Малинецкий, Р.Г. Яновский17 подчеркивают, что процессы обновления, происходящие в современной России и  ориентированные на превращение государства в орган, защищающий общество, различные социальные группы и человека,  невозможны без осознания новых целей, ценностей, идеалов. В диссертации доказано, что именно формирование  ценностей, целей и идеалов способствует выявлению сущностного контекста безопасности –  защиты не только государства и его политических институтов, но, в большей мере, личности и общества. При этом существенное значение  приобретает востребованность участия самого человека в созидании, сохранении, обеспечении процессов безопасности. Новые подходы к становлению современной системы безопасности строятся на осознании значимости императива «предотвращение» в отличие от «реагирования». Принимая во внимание, что в данном контексте безопасность выступает в активной форме  как система, обеспечивающая достижение намеченных целей, диссертант приходит к выводу о необходимости объективного и всестороннего анализа и прогнозирования угроз и рисков во всех сферах их проявления, включая миграционные отношения.

В диссертации разделяется мнение большинства исследователей (Н.А. Ворониной, В.Г. Гельбраса, А.В. Дмитриева, С.А Панарина и др.)18

, согласно которому на становление и развитие системы национальной безопасности России все большее влияние оказывает глобализация миграций. Новые направления и формы миграционной мобильности населения, превратившейся в неотъемлемый и очень важный атрибут социальной реальности  современного общества, ее масштабы, интенсивность актуализируют необходимость изучения концептуальных основ миграционных процессов.

Интегрируя и адаптируя к теме исследования методологические подходы общей теории систем (Л. Берталанфи, С. Оптнер, Н. Луман, Т. Парсонс)19 диссертант анализирует миграционные процессы  как открытую самоорганизующуюся систему, состоящую из разнородных взаимосвязанных элементов, свойств и отношений, созданную индивидами на основе взаимодействия, целью которого является  реализация жизнедеятельности мигрантов и членов принимающего сообщества на основе сохранения и развития законов, норм, традиций, ценностей.

Принимая во внимание взаимодействие всех структурных элементов миграционного процесса, диссертант приходит к выводу, что противоречие «отдающее общество – миграционные процессы – принимающее общество» в современных условиях следует рассматривать, во-первых, как определенную трансформацию прежних и формирование новых социальных связей; во-вторых, как необходимость качественного изменения миграционных процессов и потоков, а также отношения к мигрантам членов местных сообществ;  в-третьих,  при анализе миграционного процесса как целостного организма  необходимо учитывать конкретное действие ценностно-нормативных регуляторов, имеющих нравственный и юридический характер на поведение как мигрантов, так и членов отдающего и принимающего обществ.

Современная наука обозначила значительное число подходов  к пониманию миграции. Несмотря на то, что  большая часть парадигм связывает усиление внешней миграции с экономическим и техническим развитием, расширением деятельности транснациональных корпораций, развитием транспорта, информатизацией мирового сообщества, исследователи современных миграционных потоков (Д. Ван де Каа, А.Г. Вишневский, Т.И. Заславская, Л.Л. Рыбаковский, Е.В. Тюрюканова, Т.Н. Юдина)20 все чаще отмечают возрастающее влияние демографических и социальных процессов на передвижение населения.  Анализ миграционных теорий позволил осознать, что миграция не только социально-экономическое, но и  социально-политическое, и социокультурное явление, так как на нее влияют ситуация, в которой находится мигрант, ее конвенциональное определение, действия других субъектов, в том числе государства, экспектации мигранта, его прошлый опыт, цели, интересы, система ценностей. Все это обусловливает  необходимость изучения миграции с точки зрения социологического подхода, который  обеспечивает возможность преодоления парадигматического закрытия между сложившимися в науке теориями.

В диссертации доказывается, что именно социологический подход позволяет перейти от трактовки миграции как законченного вида территориального перемещения к анализу данного явления как одного из видов социальной мобильности, которая подразумевает не только готовность человека к переселению, изменению своего территориального статуса, но и к переходу индивидов и социальных групп из одних социальных слоев в другие в результате смены ими места жительства. В данном контексте  мигранты выступают не как «объекты», а как специфические субъекты, обладающие активностью, определяемой в значительной степени социальным окружением, правами и социокультурными характеристиками человека и общества.

Особенности социальной мобильности в миграционной сфере детерминирует необходимость анализа категорий  «социальное пространство» и «социальное время», которые являются  основополагающими для понимания сущности миграционного процесса. Миграционный процесс выступает как цепь миграционных событий, осуществляемых одновременно в пространстве и во времени. Следовательно, основанием для расчленения социального процесса могут выступать временные критерии: фазы, этапы, периоды, позволяющие понять его особенности на отдельных стадиях  развития. Подчеркивая, что маркером каждого из этапов миграционного процесса выступает не столько местонахождение индивида, сколько особенности его поведения, общественно значимого действия, выраженного в адаптивных возможностях потенциальных и реальных мигрантов, автор диссертации рассматривает миграционное поведение как один из видов социального поведения, как своеобразный процесс адаптации на каждом из этапов миграции. 

Масштабность миграционных процессов в современном обществе, их влияние на социально-политическую, социально-экономическую, социально-демографичес-кую, социокультурную жизнь стран и народов приводят к необходимости целенаправленного воздействия на них через формирование и развитие государственной миграционной политики, от эффективности которой во многом зависит  национальная безопасность страны.

Анализируя угрозы миграции национальной безопасности России, диссертант выделяет два их уровня: макросистемный и микросистемный. На макросистемном уровне опасные обстоятельства имеют более масштабный характер, определяют модели жизнедеятельности  социальных групп, общественных организаций, политических институтов. Следовательно, именно на этом уровне возникают геополитические, социально-экономические, этнокультурные, демографические, экологические опасности и риски, связанные с миграцией,  как для отдельного государства, так и для мирового сообщества в целом. Микросистемный уровень – это  опасности, риски, представляющие угрозу для отдельного индивида, представление о которых формируется  в сознании личности и имеет неповторимое содержание. На микросистемном уровне выделяются бытовые, профессиональные, социально-статусные угрозы безопасности.

Проведенный анализ угроз в сфере миграционных отношений позволил диссертанту обосновать целесообразность введения в дискурс национальной безопасности понятия «миграционная безопасность». Миграционная безопасность в узком смысле рассматривается как  способность миграции обеспечивать удовлетворение потребностей общества в человеческих ресурсах  (трудовых, интеллектуальных) и их эффективном межрегиональном перераспределении. Это предполагает, с одной стороны, защищенность национальных интересов, с другой – готовность и способность институтов власти создавать механизмы регулирования миграционных процессов для защиты интересов и безопасности как принимающего общества, так и мигрантов. Следовательно, миграционная безопасность в широком смысле обеспечивает устойчивое функционирование и воспроизводство  принимающего сообщества, его индивидов, включая мигрантов, поддерживаемое с помощью особой институциональной среды.

В диссертации отмечено, что деятельность  по обеспечению миграционной безопасности  приобретает двустороннюю направленность. С одной стороны, в указанной деятельности происходит изменение объекта опасности – миграции – и связанных с ним обстоятельств в соответствии с охранительными потребностями принимающего общества и государства. Миграционные потоки как объект опасности приобретают качественно иное содержание, становятся регулируемыми, что способствует развитию субъект-объектных отношений и переводу их в плоскость субъект-субъектных связей. С другой стороны, изменяя опасный объект и связанные с ним обстоятельства, принимающее государство одновременно получает знания о данном объекте (миграции), формирует навыки противостояния угрозам, исходящим от него, совершенствует средства и методы защиты (формируя и проводя эффективную миграционную политику), воспитывает и образовывает себя как субъект безопасности (приводя в соответствие миграционную политику и миграционные потоки в контексте потребностей принимающего государства, общества и личности). Причем субъект осваивает не только то, что ему противостоит в качестве угроз и опасности, но и осознает, что объект опасности выступает и субъектом в лице мигрантов (и/или групп мигрантов). Структурными элементами миграционной безопасности выступают: регулируемость миграционных потоков, их социально-экономическая и социально-политическая целесообразность; защита прав мигрантов; защищенность принимающего сообщества от угроз нерегулируемой миграции.

Итак, миграционная безопасность является  одним из видов безопасности личности, общества и государства. Дискурсивная природа этого явления показывает, что  миграционная безопасность влияет на все сферы  безопасности, связана с политической, социальной, экономической и  культурной областями жизни. Она обеспечивается при помощи прогноза  миграционных процессов в рамках страны или региона и поддерживается за счет реализации прав индивидов и групп мигрантов и членов принимающего сообщества, а также институционализированной государственной миграционной политикой.

В диссертационной работе государственная миграционная политика рассматривается как внутренне интегрированная стратегия управления миграционными процессами, основанная на реализации комплексных социальных проектов; базирующаяся на идее развития потенциала населения страны, отдельного человека, в том числе мигранта; вырабатываемая  на основе кооперации государственных и гражданских структур, включая и бизнес-сообщества.

Диссертант приходит к заключению, что государственная миграционная политика отражает способность структуры власти и управления, с одной стороны, к воздействию на миграционные процессы в соответствии с заранее поставленными целями и принятыми решениями, с другой – к деятельности в условиях опасностей, рисков, вызовов. Анализ современной миграционной политики  как особой  сферы государственной деятельности позволяет считать ее сущностью целенаправленное, организованное регулирование миграционных процессов, осуществляемое заинтересованными политическими и общественными субъектами в направлении формирования устойчивых социальных отношений в принимающем обществе. В результате такого подхода к пониманию природы государственной миграционной политики  достигается оптимальный уровень миграционного потока, обеспечивается его необходимый качественный состав, формируются условия для стабильного социально-экономического и социокультурного развития, для воспроизводства и развития человеческого потенциала как основы безопасности личности, общества и государства.

Во второй главе диссертации «Анализ миграций в России и за рубежом» определены мировые тенденции развития миграций, выявлена специфика миграционной ситуации в России, показаны политико-правовые особенности  регулирования миграционных процессов.

В работе констатируется, что миграция населения поставила как перед развитыми государствами, так и перед странами с неустойчивой демократией комплекс сложных и многоплановых проблем. В связи с этим представляется важным изучение опыта регулирования миграционных отношений в различных странах мира. Автор выявил основные тенденции в развитии миграций в странах Европы и Америки, акцентируя внимание на миграционных процессах второй половины XX века и их современных особенностях. А. Грин, Дж. Фридман, Дж. Холлифилд21 рассматривают международную  миграцию данного периода как ключевой фактор, определяющий динамические и структурные изменения социально-политических, социокультурных процессов, социально-экономическое развитие стран в целом.

В диссертационном исследовании проведен анализ миграционной ситуации и особенностей миграционной политики в таких странах Западной Европы как Франция, Германия, Испания, а также в странах Северной Америки – США и Канада. Диссертант  счел опыт этих государств наиболее значимым для России в период формирования политико-правовых основ регулирования миграционных процессов, так как, во-первых, законодательство в области миграционной политики в этих странах существенно эволюционировало на протяжении XX-XXI веков, чутко реагируя на изменение миграционных потоков и ситуации в стране; а, во-вторых, миграционная политика этих государств основывается на общих принципах, которые были разработаны в рамках международного права, но вместе с тем имеют различия в зависимости от типа государственного регулирования.

Автор обосновывает мнение, что функционирование миграционной системы на уровне  отдельного государства направлено на достижение устойчивого и надежного контроля над миграционными процессами. При этом власти  все более осознают необходимость сбалансированного, комплексного, многоуровневого и многостороннего управления миграционными процессами. Важнейшим компонентом такого управления должно стать противодействие факторам, порождающим нелегальную миграцию. Модели миграционной политики большинства государств отличает глубокая проработанность нормативно-правовой базы, быстрота реагирования на перемены в ситуации, дифференцированный подход к различным категориям мигрантов, сочетание мер по приему и обустройству иммигрантов с финансовой помощью другим странам, призванной ограничить приток лиц, ищущих убежище, и переселенцев.

Проведенный диссертантом анализ позволил обратить внимание на глобальное противостояние сторонников либеральных концепций и представителей консервативных позиций. Если первые утверждают приоритет прав человека, в том числе его права на свободное передвижение, уделяют внимание проблеме формирования нового типа «граждан мира», то вторые делают акцент на  гражданских правах и национальных интересах, вплоть до контроля над численностью и составом населения и даже жизнедеятельностью иммигрантов. Именно консервативные взгляды в той или иной степени нашли отражение в сложившихся миграционных политиках многих государств и привели к росту нелегальной миграции, отчуждению и маргинализации иммигрантов. Несмотря на значительный опыт развитых стран в регулировании миграционных процессов и сегодня сохраняется неоднозначность решения  данной проблемы. В условиях глобализации именно международная координация способна содействовать более эффективному управлению межгосударственными передвижениями населения. Поэтому, по мнению диссертанта, Россия должна не только использовать накопленный опыт, но и координировать вопросы регулирования миграционных процессов  на международном уровне.

Следует заметить, что процессы демократизации в России выразились и в утрате прежней унификации и определенности в развитии миграционных процессов, вследствие чего возникло противоречие между расширяющимися свободами перемещения значительных масс людей и возрастающей ответственностью политических институтов и самих мигрантов за свой выбор в условиях трансформации общества и государства. С распадом СССР изменился не только характер межреспубликанских миграций, одномоментно превратившихся  в международные, но и причины миграционного движения  на постсоветском пространстве. Среди последних можно выделить переезды в связи с национальными конфликтами, ухудшением экономической ситуации в странах выбытия, негативным отношением к русскоязычному населению в СНГ и странах Балтии. Негативные тенденции во взаимоотношениях народов, населявших постсоветское пространство, детерминировали появление миграционных потоков, представленных вынужденными переселенцами, беженцами,  нелегальными мигрантами. В то же время, интеграция России в мировую систему рыночного хозяйства способствовала усилению экономического фактора миграций. 

В диссертационной работе для анализа динамики и закономерностей миграционных процессов на постсоветском пространстве выделено два  периода. Первый период (1991-1998 гг.) отличают следующие особенности в развитии миграции населения: возвратная миграция русских и представителей других народов России в места традиционного проживания их предков из ряда регионов Севера и Сибири и из государств ближнего зарубежья; свертывание внутренних миграций; появление в стране значительного количества вынужденных мигрантов; постепенное ухудшение качественных характеристик миграционного потока –  снижение уровня материальной обеспеченности переселенцев, рост числа пенсионеров.  Для второго периода (1999 г. по настоящее время) характерно увеличение в составе мигрантов представителей титульных народов бывших союзных республик; развитие сети социальных связей, соединяющие уже переехавших в Россию с их родственниками в ближнем зарубежье; интенсивное вовлечение России в орбиту мировых миграций и, как следствие, рост нелегальной миграции и ужесточение контроля за ней на государственном уровне; разнообразие видов миграционного перемещения; масштабность трудовой миграции;  ужесточение государственной миграционной политики; развитие деятельности  общественных структур, правозащитных организаций, экспертных сообществ, направленной на разработку эффективного регулирования миграционных процессов.

Выявленные новые тенденции в развитии миграционного движения населения позволили определить следующие проблемы: во-первых, миграция в России приобрела значительные масштабы, разнообразные формы и направления; во-вторых, миграция порождает противоречия между интересами многих людей, имеющих к ней как прямое, так и косвенное отношение. В основном эти противоречия локализуются  на поселенческом уровне и проявляются в разнородных мелких конфликтах, в том числе межэтнического свойства, но при увеличении миграционных потоков и усилении их стихийности вызываемые ими противоречия могут резко обостриться и обернуться разрушительными последствиями в масштабе регионов и страны в целом; в-третьих, качественные изменения структуры международной миграции, неуклонный рост нелегальной иммиграции, рост масштабов и расширение географии вынужденной миграции, увеличение значимости внешней миграции в демографическом развитии страны требуют продуманной государственной миграционной политики, направленной на эффективное регулирование миграционных процессов для обеспечения национальной безопасности России.

Проведенный анализ проблем, а также  подходов к пониманию сущности миграционной политики дает возможность диссертанту определить миграционную политику не только как совокупность политических и идеологических установок, но и как систему законодательных и подзаконных актов, направленную на решение правовых, организационных, экономических и социальных вопросов, связанных с пересечением внутренних и внешних границ. Правовые аспекты миграции выступают одним из системообразующих факторов миграционной политики.

В диссертационной работе исследованы международные, федеральные и региональные нормативно-правовые акты, действующие в области миграционной политики. Проведенный политико-правовой анализ позволил оценить совокупные характеристики состояния миграционной политики и многообразие связанных с ней правовых проблем. Автор пришел к выводу, что необходимость модернизации миграционного законодательства в Российской Федерации обусловлена, во-первых, низким уровнем системности, что вызвано существующей практикой оперативного реагирования на возникающие проблемы; во-вторых, демократизацией миграционного законодательства и миграционной политики; в-третьих,  усложнением ситуации в миграционной сфере, усилением влияния миграции на национальную безопасность страны.

В развитии миграционного законодательства в Российской Федерации можно выделить три этапа модернизации политико-правовых основ регулирования миграционных процессов: либерализацию правового регулирования миграционных процессов (1991-1995 гг.); ужесточение регламентации миграционного движения (1996-2001 гг.); становление основных подходов к формированию государственной миграционной стратегии (2002-2010 гг.).

В работе констатируется, что в настоящее время в стране формируется межведомственный системный подход федеральных органов государственной власти, органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления к дальнейшему совершенствованию миграционной политики, основанной на всестороннем учете влияния совокупности внешних и внутренних факторов. Субъекты и объекты государственно-правового регулирования миграции представляют собой единое системное образование, структурными элементами которого являются не только органы государственной власти, местное самоуправление, но и международные и общественные организации, равно как и сами мигранты.

Таким образом, с начала XXI века в законодательстве и политико-административных практиках Российской Федерации произошли системные изменения, направленные на то, чтобы решение политико-экономических, демографических и социально-культурных проблем, связанных с миграцией, было скоординировано с интересами государства и общества. Принимая во внимание стремление государства перевести миграцию из политической сферы столкновения конъюнктурных интересов различных политических и этнополитических агентов в социально-экономическую, являющуюся предметом государственного регулирования, диссертант приходит к выводу, что в миграционной политике России акцент должен быть направлен на создание такой правовой основы в сфере регулирования миграционных отношений, которая обеспе­чила бы для страны динамичный приток профессиональных ра­ботников, развитие населения и социально-экономической сферы депрессивных регионов, обогащение нацио­нальных культур.

В третьей главе «Миграционные процессы в регионе (на примере Тюменской области)» выявлено влияние миграций на развитие Тюменской области, представлены социологический анализ общественного мнения о миграционных процессах в регионе и экспертная оценка миграций в контексте национальной безопасности.

Актуальность исследования миграционных процессов в Тюменской области обусловлена не только экономической и социокультурной спецификой, но также и ее стратегическим значением в обеспечение  национальной безопасности России. Будучи одним из крупнейших в мире нефтегазодобывающих регионов, область отличается высоким социально-экономическим уровнем развития, активными внешнеэкономическими связями и является привлекательной для различных категорий мигрантов.

Подчеркивая, что кризисные явления не стали существенным сдерживающим фактором для иммигрантов, автор на основе статистических материалов, публикаций, интервьюирования экспертов выделяет новые тенденции в поведении мигрантов: переход мигрантов от стратегии дисперсного к анклавному проживанию, прежде всего, в крупных городах региона или на время сезонных работ; привлечение иностранной рабочей силы самими мигрантами, в том числе нелегальными; преимущественная занятость мигрантов в теневой экономике на нелегальной основе;  рост преступности в среде мигрантов (материальные хищения, кражи продовольствия, грабежи, более жесткий контроль за влиянием в сфере услуг, торговле). Указанные тенденции способствуют усилению социального неблагополучия, что приводит к таким неблагоприятным последствиям как конкуренция за рабочие места, возникновение «неконтролируемых этнических анклавов», что, в свою очередь, усиливает скрытую напряженность в сфере межнациональных отношений.

Важность учета последнего фактора обусловливается исторически. В области проживает 125 этносов и этнических групп, в том числе 25 малочисленных этносов и этнических групп Севера. Современные миграционные процессы сказались на изменении соотношения численности этнических групп региона: несколько сократилась доля славянской группы, заметное в абсолютном исчислении представительство в составе населения утратили этнические группы немцев, евреев, в то же время  существенно возросла доля тюркской группы, на территории области проживает свыше 40 этносов и субэтносов народов Кавказа. Особенно неблагополучна ситуация с коренными малочисленными народами Севера, их численность значительно уменьшилась и эта тенденция сохраняется, так численность хантов (около 12 тыс.) стала сопоставимой с численностью молдаван и азербайджанцев, а численность  манси (6,5 тыс.) – с численностью немцев и мордвы.

Сегодня в  условиях стремительного роста численности пришлого населения культура жизнеобеспечения, обыденное общественное сознание северян вступает в противоречие с целями и интересами прибывающих мигрантов. Атомизация общества коренных малочисленных народов Севера по локальным пространственным, нередко изолированным в определенные периоды года, и социально-родственным связям не позволяет эффективно противодействовать практической деятельности мигрантов по узурпации традиционных промысловых занятий. Увеличение числа мигрантов,  нередко асоциального типа, вызывает культурный шок у коренных малочисленных народов Севера.

Не менее важно учитывать и формирование в регионе этносоциальной стратификации, которая способствует возникновению общин мигрантов, в том числе по сферам приложения труда, местам и условиям проживания. Появляются наиболее ущемленные в социальном плане мигранты, в среде которых распространяются девиантные формы поведения, включая «этническую преступность». С другой стороны, в ситуации, когда мигрантские группы сплочены, демонстрируют чувство превосходства по отношению к местному сообществу, не стремятся интегрироваться в принимающую среду, коренные жители могут ощущать свою ущемленность, особенно в небольших населенных пунктах. Именно на этой стадии конфликт между мигрантами и коренными жителями переходит из потенциальной стадии в реальную.

Подчеркивая, что замкнутость не препятствует стремлению мигрантов, организованных по типу землячества, всемерно расширять свои позиции в принимающем обществе, автор доказывает устойчивый характер возникающих диаспор, которые все более приобретают черты институализации и структурализации,  их представители присутствуют в символически и жизненно важных для населения и региона отраслях экономики. Этнокультурные объединения решают не только социокультурные или конфессиональные вопросы, но экономические и политические проблемы мигрантов. Существующие диаспоры  обретают политический смысл для членов миграционных меньшинств, принимающего населения, для российских и  региональных властей, а также для государств на «исторической родине». Более  того, настороженное отношение населения региона к мигрантам способствует консолидации диаспоральных сообществ. В результате стали более заметными культурные барьеры между коренными жителями и переселенцами последнего десятилетия. Этому способствуют интенсивность миграционных процессов, существенные изменения этнического и конфессионального состава населения ряда городов и поселков, этносоциальная дифференциация, политизация  этничности, непрофессионализм отражения  этнокультурной ситуации СМИ, что в свою очередь провоцирует нарастание ксенофобии среди жителей области.

Таким образом, миграционные процессы имеют неоднозначные  последствия для социально-политического, социально-экономического и социокультурного развития региона. Посредством миграций осуществляется процесс обогащения культур новыми элементами, стимулируется развитие этносов. В то же время неконтролируемые миграционные процессы вызывают ряд негативных социальных последствий, являясь тем самым источником роста межэтнической напряженности в регионе. По мнению диссертанта, устойчивое развитие региона во многом зависит от конструктивного взаимодействия мигрантов и членов принимающего сообщества, регулируемого как федеральной политико-правой, так и региональной системами. 

Противоречивость миграционной ситуации в регионе детерменирует необходимость изучения общественного мнения о влиянии миграции на развитие региона, его безопасность с целью повышения эффективности миграционной политики на организационно-управленческом уровне  в интересах мигрантов и членов регионального сообщества.

Проведенное диссертантом в 2009 г. социологическое исследование проблем  внешней миграции включало анкетный опрос населения и фокус-группу с мигрантами. В социологическом исследовании приняли участие 500 респондентов – представителей  автономных округов ХМАО и ЯНАО и 500 респондентов – жителей юга Тюменской области. Проведено 5 фокус-групп, 3 фокус-группы, участниками которых были мигранты, занятые неквалифицированным трудом в строительной и деревообрабатывающей отраслях, 2  фокус-группы с представителями квалифицированного труда, занятых в сфере образования, обслуживания и торговли. Все фокус-группы включали в себя по 10 человек, соответственно, всего в процессе исследования были задействованы 50 представителей иммигрантов в Тюменской области.

Для обеспечения репрезентативности проводимого исследования автором был использован простой случайный отбор, основанный на том, что каждый объект выборки должен быть случайно отобран из генеральной совокупности и все объекты имеют одинаковую вероятность попасть в выборку. Объем выборки определялся, исходя из требований к надежности и достоверности результатов. Для этого использовался наиболее теоретически обоснованный подход, основанный на расчете доверительных интервалов. Объем выборки составил n~666, что определяет точность полученных результатов22.

Респонденты как северных округов, так и юга Тюменской области представляют в основном  экономически активное население; имеют достаточно высокий образовательный уровень,  состоялись профессионально в различных отраслях хозяйства; отражают многонациональный состав населения области; более половины из них являются верующими, в тоже время средняя возрастная группа сохранила атеистические взгляды, но при этом все опрошенные с пониманием и уважением относятся к представителям различных конфессий. 

Согласно цели проводимого исследования диссертант акцентировал внимание на изучении интенсивности миграционных потоков и положения мигрантов в принимающем обществе, отношения населения к мигрантам, их влияния на развитие и безопасность региона, а также исследование возможностей и особенностей взаимодействия мигрантов и коренных жителей в регионе.

Респонденты отмечают возросшую интенсивность миграционных потоков на современном этапе. Так, 73,8% респондентов округов и 60,2% юга считают, что поток мигрантов в регион увеличился и только 3,4% жителей округов и 11% жителей юга  отметили уменьшение потока мигрантов в последние годы. Полученные результаты совпадают с итогами опроса, проведенного ФОМ в 2009 г., в ходе которого 79% населения городов России отметили наличие большого числа мигрантов в их муниципальных образованиях23.

Данные, полученные  в результате  использования метода фокус-группы с  мигрантами, подтвердили, что привлекательность региона по таким критериям, как возможность устроиться на работу, высокие заработки,  стабильная обстановка, терпимое отношение местного населения, в значительной мере повлияла на выбор иностранными работниками Тюменской области. Но важнейшим фактором отмечалось наличие родственников или знакомых.

Несмотря на то, что положение мигрантов в целом оценивается как нормальное, население имеет представление о трудностях, с которыми они сталкиваются. 25,0% респондентов округов на первое место поставили жилищную проблему, представители юга также считают трудности с жильем значимой проблемой – 22,6% респондентов. Сложности во взаимоотношениях с местными жителями респонденты округов ставят на второе место – 24,2%, в то же время 30% респондентов юга рассматривают ее как первостепенную проблему. Далее следуют  проблемы с владением русским языком (17,4%и 17,6%), адаптацией (14,4% и 11%) и незнанием мигрантами своих прав (10% и 13,6%).

Характеризуя трудности, с которыми сталкиваются мигранты,  20,8% респондентов округов и 14% респондентов юга выражают  готовность  принять участие в решении проблем мигрантов, еще  34,6% и 36,2% соответственно готовы к участию, но плохо представляют, что можно сделать в данном направлении, Таким образом, около половины респондентов севера и юга ориентированы на взаимодействие с мигрантами.

В свете сказанного важным представляется результат оценки респондентами роли труда мигрантов в развитии региона. Оценивая трудовой вклад мигрантов, лишь 19,8% респондентов округов и 17,6% из числа опрошенных жителей юга области считают, что «способствует в значительной мере», 54,4% и 64,8% соответственно думают, что «способствует, но незначительно», 16,4% и 12,8% ответили – «не способствует», 9,4% и 4,8% убеждены – «не способствует, а создает больше проблем».

Согласно цели проводимого исследования, было выявлено, что респонденты рассматривают возросшую интенсивность миграции, трудности в отношениях с мигрантами как  угрозу  национальным интересам региона и страны в целом.

Таблица 1

Мнение населения об угрозе современной иммиграции

национальным интересам России (региона)

(в % к числу опрошенных)

Сферы

влияния

иммиграции

Угрожает

Не угрожает

Затрудняюсь ответить

всего

%

север

юг

север

юг

север

юг

сев

юг

Социально-политическая

24,4

21,6

67,2

72,4

8,4

6,0

100

100

Социально-экономическая

37,2

34,8

61,6

64,8

1,2

0,4

100

100

Социальная

73,2

69,6

26,8

30,4

0,0

0,0

100

100

Социо-культурная

61,2

58,8

36,4

40,0

2,4

1,2

100

100

Этноконфес-сиональная

79,2

63,6

20,8

36,0

0,0

0,4

100

100

Рассматривая национальные интересы в качестве базового понятия внутренней и внешней безопасности страны, респондентам был предложен вопрос о влиянии миграции на безопасность страны (региона). «Влияет», считают 56,6% респондентов округов и 56,8% респондентов юга области, «не влияет» ответили соответственно 9,2% и 8,6%, затруднились с ответом  34,2% из числа опрошенного населения северных территорий и  34,6% респондентов юга.

Респонденты связывают влияние миграции на состояние безопасности страны и региона с целым рядом причин. Больше всего респондентов из числа жителей округов и юга области (23,6% и 20,6%) беспокоит отсутствие стремления в среде иммигрантов к интеграции, их нежелание знать культуру,  обычаи, традиции, нормы  принимающего сообщества. Модель поведения, ориентированная на демонстративное выделение своих национальных и культурных особенностей, по мнению опрошенных (13,2% и 16%), провоцирует этнические конфликты. Более того, у жителей региона возникает ощущение численного преобладания иммигрантов, поскольку интенсивные миграционные процессы снижают «этнический комфорт», что особенно отчетливо прослеживается  в малых северных городах (2,6% и 0,4%). Снижает уровень безопасности жизнедеятельности в регионе и рост преступности с участием иммигрантов (7,2% и 9,2%), распространение наркотиков (9,2% и 11%), угроза терроризма (3,8% и 2,0%), ухудшение эпидемиологической ситуации (8,6% и 8,4%). Увеличение числа временных трудовых мигрантов и стран Средней и Центральной Азии, а также долгосрочное пребывание иностранных работников из Белоруссии и Украины, их мобильность на рынке труда также создает угрозы как для личности, так и для общества и государства, поскольку растет число безработных среди коренного населения (12,2% и 8,6%), снижается заработная плата (2,6% и 2,2%). Респонденты убеждены, что на современном этапе миграционные потоки слабо контролируются, не разработана система селективного отбора иммигрантов (5,2% и 17,2%), а несовершенство политико-правовой базы способствует росту  коррумпированности чиновников и представителей силовых структур (11,8% и 4,4%).

Согласно исследованию определенное единодушие отмечается в позициях респондентов при оценке региональной миграционной политики. Положительно оценили региональную миграционную политику 20 % респондентов севера и 21% респондентов юга, отрицательная оценка выражена соответственно 53% и 31,2%, затруднились ответить 27% и 47,8%. Обращает на себя внимание тот факт, что обе категории опрошенных объясняли затруднение в оценке современной региональной миграционной политики отсутствием доступной информации.

Результаты проведенного социологического исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. Миграция как объективное повторяющееся  явление  формирует определенное отношение коренных жителей Тюменской области к вновь прибывшим. В современных миграционных потоках абсолютное большинство составляют представители титульных наций стран-доноров, что приводит к восприятию мигрантов как «других», «чужих». Особенно отчетливо это проявляется в малых городах и поселках, население которых считает угрозу сложившимся традиционным отношениям вполне реальной и связывают ее, прежде всего, с  иммигрантами последних лет, что формирует социальную напряженность в местах повышенной концентрации мигрантов, провоцирует локальные вспышки этнических конфликтов, рост ксенофобии.

2. В настоящее время, по мнению респондентов, поток иммигрантов в регион усилился. Наличие в Тюменской области национальных диаспор, поддерживающих связи с этнической родиной, облегчает начальный этап иммиграции. Работа с фокус-группами позволила определить преобладающий механизм прибытия в регион: через (вместе с ними) знакомых, родственников, которые постоянно здесь проживают или имеют опыт временной, сезонной миграции.

3.Оценка респондентами проблем, с которыми сталкиваются иностранные граждане, по многим параметрам совпадает. Респонденты из числа жителей округов считают, что наибольшую трудность мигранты испытывают с жильем. Опрошенное население юга в большей мере тревожат трудности во взаимоотношениях с мигрантами, низкая культура и психологическая адаптация прибывающих. В контексте развития  иммиграции выделяется два типа межэтнического взаимодействия: этническая близость переселенцев и коренных жителей и этническая разнородность.  Именно второй тип характерен для современного этапа миграции иностранной рабочей силы в регион, что затрудняет адаптацию мигрантов в принимающем обществе.

4.Тенденция увеличения численности миграционных потоков, этническая однородность мигрантов по странам выбытия, рост нелегальной миграции позволяет обосновать вывод об угрозе миграции национальным интересам и безопасности региона и страны, в целом. Миграция приводит к формированию новых элементов этносоциальной структуры и становится причиной возникновения новых рисков – этнонациональных конфликтов (их реальную и потенциальную угрозу отмечают около 70% опрошенного населения), всплесков ксенофобии по отношению к прибывшим, особенно в молодежной среде. В связи с этим, считают респонденты, необходима разработка и реализация эффективной миграционной политики региона.

Обеспокоенность населения сложившейся миграционной ситуацией в регионе, интенсивность миграционных потоков, необходимость совершенствования миграционной политики обусловили проведение экспертного опроса.

Согласно задачам проводимого исследования анкета эксперта включала в себя три взаимосвязанных блока. Первый блок определял мнение экспертов о влиянии современных миграционных процессов на политико-правовую сферу общества, а также нарушения в области прав иммигрантов. Во втором блоке оценивалось мнение экспертов о воздействии миграции на социально-экономическую сферу общества и о трудностях, с которыми сталкиваются мигранты в принимающем сообществе. Третий блок был направлен на выявление мнений экспертов о последствиях миграций в социокультурной сфере общества, о специфике расселения прибывающих и об уровне их социальной активности.  Общая оценка ситуации в сфере миграционных отношений нашла отражение в резюмирующих вопросах о влиянии миграции на национальную безопасность страны и  об оценке миграционной политики в целом.

В социологическом исследовании приняло участие 300 экспертов, представители ХМАО и ЯНАО (50%) и юга Тюменской области (50%).  Из них,  женщин – 55,4%, мужчин – 44,6%. Основное число принявших участие в опросе экспертов из округов находятся в возрасте от 31 до 50 лет (80%), среди респондентов юга области данная возрастная категория составляет 72,7%. Эксперты от 21 до 30 лет составили 5,3% в округах и лишь 0,7% на юге, тогда как эксперты свыше 50 лет представлены соответственно 14,7% и 26,6%. Образовательный уровень экспертов достаточно высокий – 75,3% опрошенных экспертов из округов и 92,7% представителей юга имеют высшее образование, соответственно 24,7% и 7,3% - среднеспециальное. Стаж работы принявших участие в опросе экспертов достаточно высокий: от 5 до 10 лет в указанных  сферах деятельности работает около половины экспертов – 48,9% в округах и 54,6% экспертов юга, свыше 10 лет – одна треть (30,9% и 31,2%), от 3 до 5 лет – 13,8% и 8,8%, до 1 года только 6,4%  и  5,4% соответственно.

Эксперты отмечают сохранение интенсивности миграционного движения в регионе, изменения касаются лишь стран прибытия мигрантов. Несомненно для более объективной оценки потока мигрантов необходим их учет. Именно точный  учет  различных категорий мигрантов позволит определить такие важные параметры формирования миграционной политики, как миграционная привлекательность, миграционная емкость территории, формирующаяся этносоциальная структура региона, возможности социальной сферы. В то же время около половины экспертов (62,7% севера и 48%  юга) отметили, что процесс регистрации всех категорий мигрантов слабо отрегулирован и требует доработки как на законодательном, так и на организационном уровнях.

Важной характеристикой  миграционных потоков в регионе являются и виды миграции. Абсолютное большинство экспертов отмечает преобладание трудовых мигрантов. В то же время они подчеркивают, что если Узбекистан (43,3% и 82%), Кыргызстан (47,3% и 76%), Молдова (51,3% и 82%), и особенно Таджикистан (98% и 91,4%) являются странами-донорами для сезонной или маятниковой миграции, то из Казахстана (60% и 66,7%), Армении (53,7% и 59%), Азербайджана (68% и 70%), Грузии (42,7% и 64%), Украины (48,3% и 56,6%) и Белоруссии (56,7% и 65%) мигранты, как правило, прибывают на длительный срок.

Позитивно оценивая вклад трудовых мигрантов в социально-экономическое развитие региона, эксперты в то же время заостряют внимание на проблеме нелегальной миграции, считая ее основной угрозой безопасности региона.  Один из признанных в мировой практике способов экспертной оценки ее масштабов основан на учете количества нарушений миграционного законодательства. Характеризуя  виды административных правонарушений мигрантов, 31,4% экспертов округов и 23% экспертов юга области относят к ним проживание без паспортов или по недействительным паспортам, нарушение режима регистрации (42,6% и 44,2%), отсутствие разрешения на работу (23,3% и 29,4%). Все эти нарушения косвенно свидетельствуют о наличии в регионе нелегальной миграции.

Распространение нелегальной миграции эксперты в значительной мере связывают с низким уровнем правосознания. Большинство экспертов (63,3%  и  82%) считают, что  мигранты лишь частично осведомлены о своих правах и обязанностях, 26% экспертов из округов и 10% респондентов юга отмечают, что мигранты не имеют представления о правовых основах, и только 10,7% и 8% соответственно рассматривают уровень правосознания мигрантов как высокий. Обратной стороной этой проблемы, по мнению экспертов, является не соблюдение прав мигрантов в принимающем сообществе. Использование иностранной рабочей силы позволяет работодателям добиться существенной экономии средств,  что и  способствует привлечению мигрантов на полулегальной основе без предоставления им пакета социальных гарантий. Эксперты отметили, что в процессе их трудовой деятельности нарушаются следующие основные права мигрантов: несоблюдение режима работы (80,7% и 98,7%), нарушение условий труда (84,7%  и 99,3%), отсутствие  медицинской страховки,  социального обеспечения и  защиты. В то же время абсолютное большинство экспертов считает, что  права на вероисповедание (92% и 98%) и на использование родного языка (98,7% и 97,3%) не нарушаются.

Констатируя значительное число правонарушений, совершаемых мигрантами, низкий уровень их правосознания, а также нарушение прав иностранных граждан, эксперты считают необходимым с целью упорядочения миграционных потоков внести в законодательные акты и  деятельность органов власти изменения, касающиеся:  регистрации мигрантов (29,3% и 20,7%), вопросов их легализации (28% и 22,7%), разрешения на труд (10,7% и 17,3%), видов деятельности (10,6% и 3,3%), учета прибывающих (8,7% и 16,7%),  системы налогообложения (12,7% и 19,3%).  Все это, по мнению экспертов, будет способствовать уменьшению числа нелегальных мигрантов и сделает их труд экономически выгодным для государства. При этом в процессе интервьюирования эксперты неоднократно подчеркивали, что необходимо за миграционными потоками видеть людей с их конкретными судьбами и проблемами. Лишь 1,7%  экспертов для решения существующих проблем предлагают ввести более жесткий контроль за деятельностью мигрантов на всех уровнях с момента пересечения ими границы Российского государства, абсолютное большинство предпочитает введение мер, обеспечивающих комфортные условия для легального вхождения мигрантов в принимающее сообщество.

Анализируя влияние труда мигрантов на социально-экономическое развитие региона, эксперты также видят причины неэффективности использования иностранной рабочей силы в трудностях, с которыми  сталкиваются мигранты в принимающем обществе. Эксперты как и опрошенное население, на первое  место ставят жилищную проблему (49% экспертов  из округов  и 36,7% респондентов юга области). Но, если экспертов юга области и жителей региона беспокоят и взаимоотношения с прибывающими  (23,3%) и проблемы адаптации (27,3%), то эксперты из округов, прежде всего, озабочены трудностями с культурной и психологической адаптацией иммигрантов (26%), при этом  проблему взаимоотношения с местными жителями выделяют лишь 6% респондентов. Трудности взаимодействия мигрантов и населения отмечаются и в исследованиях ВЦИОМ24

. На трудности с владением русским языком обращает внимание 10% и 6,7% экспертов, на трудности мигрантов из-за незнания своих прав –  9% экспертов из округов и 6,0% экспертов юга области. В процессе исследования эксперты  подчеркивали, что выделенные проблемы необходимо решать в комплексе. При этом эксперты обратили внимание  на сложившееся противоречие в отношениях с мигрантами: с одной стороны, заинтересованность в труде мигрантов, с другой – не желание вовлекать их в общественные отношения. Обеспокоены эксперты и отсутствием стремления мигрантов адаптироваться к условиям принимающего общества и их ориентацией на замкнутый образ жизни.

Оценка экспертами угроз  миграции национальным интересам России (региона) в различных сферах жизнедеятельности представлена в  таблице 2. 

Таблица 2

Мнение экспертов об угрозе современной миграции национальным

интересам России (региона) в различных сферах жизнедеятельности

(в % к числу опрошенных)

Сферы

влияния

иммиграции

Угрожает

Не угрожает

Затрудняюсь ответить

север

юг

север

юг

север

юг

Социально-

политическая

28,6

32,4

70,2

61,6

1,2

6,0

Социально-

экономическая

54,8

38,6

45,2

61,4

0,0

0,0

Социальная

78,0

68,4

22,0

31,6

0,0

0,0

Социокультурная

56,4

51,6

43,6

48,4

0,0

0,0

Этноконфес-сиональная

86,4

79,2

13,6

20,8

0,0

0,0

Анализ результатов исследования демонстрирует противоречивые оценки последствия миграции в различных сферах функционирования общества. Эксперты считают, что миграция в меньшей степени оказывает негативное влияние на социально-политическую сферу (28,6% и 32,4%), более того, около четверти опрошенных рассматривают возросшую интенсивность миграционных процессов как стимул развития политико-правовых аспектов регулирования миграционных отношений. Угрозы в социально-экономической сфере больше беспокоят респондентов округов (54,8%), чем юга области (38,6%). Также как и население, эксперты озабочены столкновением интересов коренного населения и иммигрантов из Украины, Белоруссии и Азербайджана на градообразующих предприятиях северных городов и поселков. В то же время 48,4% респондентов юга области убеждены, что миграция оказывает положительное влияние на социально-экономическое развитие региона.  Наибольшую тревогу у экспертов вызывает сложившаяся ситуация в социальной и этноконфессиональной сферах. Именно из-за конфликта интересов в этих областях существует угроза национальной безопасности страны, по мнению  78% и 86,4% из числа опрошенных респондентов  округов; согласны с такой оценкой и 68,4% и 79,2% экспертов юга области. Отмечая усиление негативного влияния мигрантов и их диаспоральных сообществ на социокультурную сферу принимающего общества, 56,4% экспертов округов и 51,6% экспертов юга области в то же время считают, что иноэтничные группы должны способствовать развитию культурного разнообразия региона.

Абсолютное большинство экспертов юга области (92,7%) отметили возрастающее влияние миграции на безопасность индивидов, социальных групп, общества и государства, оценки же экспертов округов (59,3%) носят более сдержанный характер.

В связи с этим возникла необходимость анализа оценки причин влияния миграции на состояние безопасности страны и региона (см. табл. 3).

Таблица 3

Эксперты о причинах влияния миграционных процессов

на безопасность страны (региона) (в % к числу опрошенных)

Влияние миграции на безопасность

Мнение экспертов о причинах

влияния  миграционных процессов

на безопасность

Север

Юг

Кол-во

%

Кол-во

%

Возникают межнациональные конфликты

39

26,0

41

27,4

Увеличивается число преступлений

11

7,3

13

8,4

Растет распространение наркотиков

18

12,0

21

14,0

Возникает угроза терроризма

5

3,3

3

2,0

Ухудшается эпидемиологическая обстановка

13

8,4

17

11,4

Увеличивается число безработных

11

7,3

3

2,0

Снижается уровень оплаты труда работников

9

6,4

7

4,7

Иммигранты не стремятся интегрироваться

27

18

29

19,4

Численно преобладают над россиянами

0

0,0

0

0,0

Растет коррумпированность чиновников

3

2,0

1

0,7

Миграционные потоки слабо контролируются отсутствует селективный отбор

11

7,3

15

10,0

Усиливается негативное влияние на природную среду

3

2,0

0

0,0

Всего:

150

100

150

100

В большей степени тревогу экспертов вызывают две взаимосвязанные проблемы, существенно влияющие на безопасность страны и региона: отсутствие у иммигрантов стремления интегрироваться в принимающее сообщество, и, как следствие, растущая межэтническая напряженность, детерминирующая, возникновение межнациональных конфликтов. 

Позиции экспертов при оценке региональной миграционной политики, в целом, совпадают. Положительно охарактеризовали реализуемую миграционную политику в регионе только 16% экспертов из округов и 13,2% респондентов юга области, в то время как отрицательную оценку дали соответственно 67,3% и 68,4%.  Важно подчеркнуть и тот факт, что эксперты, также как и опрошенное население Тюменской области,  объясняют затруднение в оценке региональной миграционной политики, прежде всего, отсутствием объективной и всесторонней информации о регулировании миграционных процессов.

Каждый шестой эксперт обратил внимание на две базовые проблемы, вызывающие снижение эффективности государственной миграционной политики: отсутствие стратегической линии ее развития в контексте национальных интересов (14,7% и 16,7%) и  преобладание политических,  нередко конъюнктурных,  и экономических  подходов в регулировании миграционных процессов, что приводит к недооценке  социальных последствий и возможностей современных миграций (15,3% и 16%). Экспертов также беспокоит отсутствие научного прогнозирования развития и последствий миграционных процессов (10,6% и 9,3%). Кроме того, эксперты видят неэффективность миграционной политики в межведомственной разобщенности как на федеральном, так и на региональном уровнях; в необходимости совершенствования правовой базы регулирования миграционных потоков; в отстраненности муниципальных органов власти от решения проблем мигрантов и в отсутствии программ их интеграции в принимающее общество, детерминирующих целесообразность развития системы социального партнерства в сфере регулирования миграций, в отсутствии специалистов для работы с различными категориями мигрантов.

Анализ результатов проведенного экспертного социологического исследования позволяет сделать ряд выводов.

Во-первых, преобладающим видом миграции населения из стран ближнего зарубежья является трудовая сезонная миграция (Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан) или трудовая миграция на продолжительный срок (Армения, Азербайджан, Грузия, Украина, Белоруссия). Сохраняется положительная динамика данных видов миграции, возрастает в целом интенсивность миграционных потоков.

Во-вторых, миграция имеет существенное значение для социально-экономического развития региона. В то же время ее последствия неоднозначны, с одной стороны, миграционные потоки позволяют использовать образовательный и профессиональный  потенциал  иностранных работников без затрат на их подготовку, а также привлекать неквалифицированную рабочую силу в трудозатратные и малопривлекательные отрасли хозяйства, с другой –  миграция сдерживает  рост заработной платы «своих» рабочих, способствует росту безработицы, усиливает нагрузку на социальную сферу. Также эксперты, отмечая занятость значительного числа мигрантов в теневом бизнесе, подчеркивают, что это способствует вовлечению их в  криминальную экономическую деятельность, ведет к ослож­нению криминогенной обстановки в регионе.

В-третьих, рост численности мигрантов, преобладание среди них представителей титульных наций стран ближнего зарубежья, усиление роли укоренившихся диаспоральных сообществ  в социально-политическом, социально-экономическом и социокультурном развитии региона обусловливают необходимость  интеграции прибывающих в принимающее общество.

В-четвертых, интенсивность миграционных процессов, рост нелегальной миграции, проблемы, связанные с приемом и адаптацией прибывающих позволяют экспертам сделать вывод об усилении влияния миграции на национальную безопасность. С мигрантами эксперты связывают рост безработицы и теневого сектора экономики, увеличение числа преступлений, усиление этнонациональных противоречий, ухудшение эпидемиологической и экологической обстановки. Вместе с тем эксперты отмечают, что  реализация стратегии самовыживания мигрантов порождает их неуверенность в завтрашнем дне, создает ситуацию нестабильности, что приводит к неприятию мигрантами принимающего общества, вызывает ответную агрессию коренного населения. Это, в свою очередь, снижает значение социального капитала миграционных потоков, исключает мигрантов из региональных процессов, дестабилизирует ситуацию, в целом.

В-пятых, задачи эффективного регулирования миграционных потоков и социально-политического, социально-экономического и социокультурного развития региона на долгосрочную перспективу связаны с разработкой стратегически выверенной миграционной политики. Преобладание политико-правового и экономического подходов к миграционной политике способствует тому, что она носит ситуативный характер, что исключает разработку социальных ориентиров оценки причин, значения и последствий миграции.

Таким образом, анализ влияния миграций на развитие Тюменской области и результаты социологического исследования позволяют диссертанту считать, что устойчивое развитие региона возможно лишь при формировании эффективной миграционной политики, сочетающей интересы органов власти, работодателей, мигрантов и местного сообщества. Миграционная политика должна быть основана на  новых концептуальных подходах к ее развитию,  ориентированных не на политическую конъюнктуру, а учитывающих стратегические интересы региона, его специфику, быть социально ориентированной.

В четвертой главе «Концепция миграционной политики региона»  определены концептуальные основы социально ориентированной миграционной политики и разработана  авторская социологическая концепция социально ориентированной миграционной политики региона.

Современная государственная миграционная политика не может успешно осуществляться без разработки стратегических подходов к пониманию и регулированию миграционных процессов в стране на уровне федеральной власти, с одной стороны, и без самостоятельного формирования и реализации субъектами Российской Федерации миграционной политики в своем регионе – с другой. Такой подход нашел отражение и в модели социально ориентированной миграционной политики региона (см. рис.1.).

Результаты проведенного в диссертации анализа позволили выявить особенности взаимодействия федерального и регионального уровней формирования и реализации миграционной политики: во-первых, взаимообусловленность федерального и регионального уровней формирования миграционной политики; во-вторых,  разграничение полномочий центральных, региональных и местных органов власти, определение перспектив развития миграционных процессов, учёт специфики региона; в-третьих, определение  круга приоритетных направлений  миграционной политики,

нуждающихся в общефедеральной политической, нормативной, материальной, финансовой поддержке и отражающих интересы регионов; в-четвертых, создание социально-политических и социально-экономических условий для формирования привлекательности регионов с целью перераспределения миграционных потоков и повышения их качественного уровня.

Диссертант приходит к выводу, что основной целью деятельности центральных органов государственного управления должна являться их направленность на реализацию национальных интересов страны в целом, а в структуре же региональных интересов должны доминировать конкретные интересы личности, социальных групп, что и будет определять достижение безопасности на региональном и местном уровнях. В этой связи на региональном уровне определяющими становятся задачи сохранения и развития социального и человеческого капитала, обеспечения социальной защищенности мигрантов и членов принимающего общества.

Отмеченные обстоятельства обусловливают  необходимость изменения подходов к управлению миграционными процессами, трансформируя их с позиции социальных приоритетов, прежде всего, учета  состояния носителей миграционных проблем: личностей, групп, социальных организаций. В концептуальном аспекте переход от восприятия мигрантов как  источника дешевой рабочей силы к углубленному исследованию с целью  повышения и использования их социального потенциала, по существу, и означает принципиально новый подход к формированию социально ориентированной миграционной политики, социальной сущностью которой является формирование такого поведения мигрантов и членов принимающего сообщества, при котором сохраняется их социальное взаимодействие, необходимое для полноценной жизнедеятельности. Социально ориентированная миграционная политика региона и ее реализация предполагает целенаправленную деятельность, связанную с мобилизацией, использованием, перераспределением и воспроизводством социальных ресурсов и, прежде всего, человеческого капитала иммигрантов  в интересах личности, общества и государства (см. рис. 2).

Автор обосновывает мнение, что социально ориентированная миграционная политика будет способствовать достижению стабильности социально-политической и социально-экономической ситуации, сохранению структур российской идентичности; совершенствованию профессиональных качеств мигрантов; формированию поликультурного регионального сообщества через натурализацию, адаптацию, аккультурацию и, в конечном итоге, интеграцию мигрантов при поддержке существующих национально-культурных структур идентичности;  обеспечению социальной поддержки мигрантов через развитие системы социального партнерства, социального страхования, социальной защиты беженцев, вынужденных переселенцев, репатриантов, развитие социальной работы с различными категориями мигрантов; эффективному использованию и развитию человеческого капитала как одного из важнейших элементов социального развития региона; активному привлечению соотечественников, созданию преимуществ для них перед другими иностранными мигрантами в вопросах пребывания в России, получения вида на жительство, гражданства России, всесторонней поддержки их на начальном этапе адаптации; обеспечению социальной безопасности в регионе как важнейшего условия национальной безопасности личности, общества и государства.

Таким образом, социально ориентированную  миграционную политику региона целесообразно определить как систему стратегических целей, выработанных с учетом  общественного мнения, при содействии экспертного сообщества, направленную на реализацию общесоциальных интересов мигрантов и членов принимающего общества, учитывающую  исторические  традиции, этнические,  религиозные и  географи-

34

ческие особенности жизни населения, достигаемую в процессах комплексного, нормативного и ценностно-заданного взаимодействия центра и региона, направленного на устойчивое развитие общества и достижение национальной безопасности России.

Итогом проведенного диссертационного исследования стала разработанная социологическая Концепция социально ориентированной миграционной политики региона. Авторская концепция представляет собой целостную систему принципов, направлений и механизмов реализации социально-политического, социально-экономического, организационного характера, направленных на регулирование миграционных процессов в регионе. Она содержит обоснование объекта, предмета, субъектов, цели и задач, функций, принципов и механизмов ее реализации.

В Концепции определено, что формирование и реализация  социально ориентированной миграционной политики региона предполагает  необходимость усиления и упорядочения  связей и отношений внутри исполнительной власти, а также между исполнительной и другими ветвями власти в их динамическом взаимодействии с институтами гражданского общества. По мнению диссертанта, именно  государственно-общественный характер социально ориентированной миграционной политики ведет к предотвращению правовой, социальной и культурной изоляции социальных групп иммигрантов, способствует усилению социальной мобильности их представителей и формированию конкретных механизмов согласования интересов прибывающей и принимающей сторон.

В контексте данного подхода миграционная политика региона становится процессом и результатом совместной деятельности государственных, муниципальных и гражданских органов и объединений, ассоциаций ученых, каждое из которых вносит свой вклад в процесс принятия и реализацию решений в миграционной сфере. Координацию деятельности заинтересованных в прогнозировании, регулировании и развитии миграционных процессов государственных и общественных структур может осуществлять Экспертный  Совет, модель которого представлена на рисунке 3.

Важнейшим механизмом реализации Концепции социально ориентированной миграционной политики выступает институт социального партнерства, способствующий согласованию интересов мигрантов, работодателей и органов исполнительной власти. Для его развития необходимо  создать представительные органы наиболее социально-ориентированной части  работодателей, прежде всего, малого и среднего бизнеса на территориальном уровне, а также профессиональные союзы иммигрантов по территориальному принципу; выработать социально-трудовые стандарты в рамках системы социального партнерства; четко разграничить ответственность за нарушение  трудового законодательства; повысить эффективность деятельности государственных и профсоюзных органов, осуществляющих контроль и  надзор за соблюдением  трудового  законодательства в сфере социально-трудовых отношений иммигрантов и работодателей.

Формирование института социального партнерства будет способствовать решению наиболее значимых проблем во взаимоотношениях мигрантов и принимающей стороны: обеспечению прав  мигрантов в сфере социально-трудовых отношений; уважению обычаев, традиций, трудовой и религиозной этики; решению проблем охраны труда, социального и медицинского обеспечения работников; подготовки и переподготовки кадров, включая изучение русского языка, истории и культуры страны пребывания. По мнению диссертанта, решение этих проблем позволит стабилизировать  повседневную,  профессиональную и духовную  сферы  жизнедеятельности миг-

35

36

Рис.3. Модель Экспертного Совета по регулированию миграционных процессов в регионе

рантов и  обеспечить безопасность как мигрантов, так и членов принимающего сообщества.

В диссертации обосновано мнение, что для создания института социального партнерства необходимы, с одной стороны, инициатива и руководящая роль органов государственной власти, поскольку миграционные процессы напрямую связаны с безопасностью государства, с другой стороны, институализация отношений, способствующая развитию новых поведенческих ориентиров, системы ценностей, моральных установок и норм,  детерминирующих поведение членов принимающего общества, прежде всего, работодателей и мигрантов.

Принимая во внимание неравноправный характер складывающейся системы социального партнерства в социально-трудовых отношениях иммигрантов и работодателей, в диссертации отмечена важность  такого элемента данного института, как общественная составляющая. Исходя из этого, автор считает возможным создать единый региональный неправительственный Фонд помощи репатриантам, вынужденным переселенцам и беженцам, иммигрантам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. В рамках Фонда деятельность широкого блока переселенческих ассоциаций, объединений, организаций и предприятий, а также различных общественных структур, церковных организаций и деловых кругов будет способствовать развитию сотрудничества, социального партнерства государственной власти и неправительственных организаций.

В то же время многие задачи социально ориентированной миграционной политики региона не могут быть решены без института социальной работы  с иммигрантами. Социальная работа предполагает поддержку и восстановление утерянной идентичности человека, меняющего территорию, окружающую среду, культуру и профессию, способствует развитию социального поведения иммигранта через его идентификацию и взаимодействие с принимающим сообществом, что позитивно влияет на материальное положение, здоровье, укрепляет веру в себя, в справедливость, повышает человеческое достоинство переселенцев. При этом автор предлагает некоторые критерии оценки комплементарного отношения иммигрантов к российской идентичности, включая в их состав  такие показатели, как готовность легально работать в России, идентифицировать себя со страной-реципиентом, ее государственным языком, культурой, поддерживать ее  структуры идентичности.

Реализация концепции социально ориентированной миграционной политики региона существенным образом зависит от типа используемой организационной структуры управления. Модель системы управления миграционной политикой региона, по мнению автора, может быть представлена следующим образом (см. рис.4).

Такой подход к управлению социально ориентированной политикой региона обеспечивает эффективность деятельности системы управления, преодолевает межведомственную разобщенность, создает условия для социального партнерства и взаимодействия государственных учреждений с негосударственными организациями, создает условия для организации многоуровнего научно-методического и кадрового обеспечения служб регулирования миграционных процессов в регионе.

37

38

Рис.4. Модель системы управления миграционной политикой региона

Таким образом, социологическая концепция социально ориентированной миграционной политики включает:

1. Правовой уровень, обеспечивающий разработку соответствующей нормативно-правовой базы по актуальным проблемам регулирования миграционных процессов и жизнедеятельности иммигрантов в принимающем обществе; создание экспертного Совета, устанавливающего соответствие принимаемых решений и законов на уровне региона существующим правовым нормам международного и федерального уровней, а также стратегическим направлениям реализации государственной миграционной политики Российской Федерации.2. Организационный уровень, создающий возможности для системно-целостного характера разработки и реализации социально ориентированной миграционной политики региона, координации деятельности законодательных и исполнительных органов власти региона, территориальных органов, а также объединений работодателей, иммигрантов, гражданского сообщества региона, церковных организаций.

3. Научно-методический уровень, способствующий разработке научно-методического механизма реализации миграционной политики региона; проведению мониторинга миграционной ситуации в регионе; определению системы показателей и индикаторов социального положения иммигрантов, обустройства репатриантов, вынужденных переселенцев и беженцев; осуществлению программно-целевого проектирования и моделирования.

4. Финансово-экономический уровень, обеспечивающий консолидацию источников финансирования социально ориентированной миграционной политики региона, развитие негосударственного финансирования, в том числе через страховые отчисления работодателей и иммигрантов.

5. Информационный уровень, предполагающий совершенствование системы учета дифференцированных групп иммигрантов; предоставление всесторонней объективной информации о положении иммигрантов в Тюменской области, о миграционной ситуации в регионе; разработка информационных материалов для иммигрантов и членов их семей.

Реализация Концепции социально-ориентированной миграционной политики региона позволит создать условия для решения стратегических задач по обеспечению национальной безопасности, будет способствовать устойчивому социально-политическому, социально-экономическому, социокультурному развитию региона, соблюдению прав человека, интеграции иммигрантов в принимающее общество и повышению социального потенциала населения Тюменской области.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и соответствующие рекомендации.

Публикации. По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Ткачёва Н.А., Ткачёв А.А. Эпоха бронзы Верхнего Прииртышья. - Новосибирск: Наука, 2008. – 24,5 п.л.

2. Ткачёва Н.А. Миграционные процессы и национальная безопасность России Тюмень: «Вектор-Бук», 2010. – 11,5 п.л.

3. Ткачёва Н.А. Трансформация миграционных процессов на Тюменском Севере. – Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2010. –  8,9 п.л.

4. Ткачёва Н.А. Миграционная политика региона: социальное измерение. – Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2011. –  10,5 п.л.

39

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК

5. Ткачёва Н.А. Миграционная политика как фактор  национальной безопасности России // Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. –  2007. –  № 4. –  0,4 п.л.

6. Ткачёва Н.А. Некоторые аспекты социального партнерства в сфере трудовой миграции // Вестник Самарского государственного университета. – 2008. – № 4 (63). –  0,4 п.л.

7. Ткачёва Н.А. Социальные механизмы регулирования миграционных процессов // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. – №5. –  0,5 п.л.

8. Ткачёва Н.А. Социальная безопасность и проблемы становления социального партнерства в сфере трудовой миграции // Вестник Челябинского государственного университета. – Серия «Философия. Социология. Культурология». – 2008. –  № 9 (32). – 0,5 п.л.

9. Ткачёва Н.А. Социальная работа с мигрантами как фактор социальной безопасности  // Омский научный вестник. – Серия «Общество. История. Современность. – 2008. – № 6. –  0,5 п.л.

10. Ткачёва Н.А. Проблемы и особенности адаптации мигрантов // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2009 – № 2. – 0,5 п.л.

11. Ткачёва Н.А. Отношение представителей власти и бизнеса к проблемам мигрантов в малых северных городах региона (по результатам социологического исследования) //  Социология. Экономика. Политика. (Известия высших учебных заведений). – 2009. – № 2. – 0,5 п.л.

12. Ткачёва Н.А. Влияние миграции на социальную безопасность региона // Омский научный вестник. – Серия «Общество. История. Современность». – 2011. – № 1(95). –  0,5 п.л. (в печати).

13. Ткачева Н.А. Миграционная безопасность российского общества в условиях обострения этносоциальных противоречий //Вестник Российского университета дружбы народов. – 2011. - № 1. –  0,6 п.л. (в печати).

Статьи и тезисы

14. Ткачёва Н.А. К проблеме миграции андроновско-канайского населения // Этнография Алтая и сопредельный территорий – Барнаул: Алтай.гос.пед.ун-т, 1998. – С.4-5. 0,3 п.л.

15. Ткачёва Н.А. Миграции андроновско-канайского  населения Верхнего Прииртышья и проблема сложения федоровской культуры Зауралья // XIV археологическое совещание. –  Челябинск: Изд-во «Рифей», 1999. – С.106-107 0,2 п.л.

16. Ткачёва Н.А., Шершова А.И. Проблемы еврейской диаспоры // О социальном… - Тюмень: Изд-во «Вектор-Бук», 2003. – 0,5 п.л

17. Ткачёва Н.А., Тарасова И.В. Социальное партнерство в современном мире // Изд-во «Вектор-Бук», 2003. – С.147-152 –  0,3 п.л.

18. Ткачёва Н.А. Формирование политической культуры молодежи в условиях трансформации российского общества // Вузовская наука: теоретико-методологические проблемы подготовки специалистов в области менеджмента и права. – Тюмень: Вектор-Бук, 2003. – 0,3 п.л.

19. Ткачёва Н.А.  Роль самосознания и саморегуляции подростков в преодолении депривации // Социально-психологическая депривация как феномен современного общества // Тюмень: ТюмГНГУ, 2004. –  0,2 п.л.

20. Ткачёва Н.А. Усиление миграционных потоков в регионе и проблема формирования толерантности специалиста социальной работы // Использование воспитательного потенциала учебных дисциплин в формировании компетентных специалистов. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2006. –  0,3 п.л.

21. Ткачёва Н.А., Великопольская Т.А. Тенденции модификации системы социальной защиты в регионе // Социальная работа в регионе: итоги и перспективы. – Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ, 2006. –  0,8 п.л.

22. Ткачёва Н.А. Миграционные процессы в регионе и некоторые направления социальной работы с молодыми мигрантами // Гуманитарные проблемы миграции: социально-правовые аспекты адаптации соотечественников в Тюменской области. – Тюмень: Изд-во «Вектор-Бук», 2006. – Ч.III. – 0,5 п.л.

23. Ткачёва Н.А. К вопросу о становлении социальной работы с молодыми мигрантами // Социальная работа в свете региональной социальной политики: организация, управление, технологии. - Тюмень: Изд-во «Вектор-Бук», 2006. – 0,4 п.л.

24. Ткачёва Н.А. Миграционные процессы в условиях глобализации // Глобализация: настоящее и будущее России. – М.: Изд-во РГСУ, 2007. – Т.2. – 0,3 п.л.

25. Ткачёва Н.А., Шириева Р.Ф. К вопросу о социальном страховании мигрантов // Новые технологии – нефтегазовому региону. – Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ,  2008. –  Т.1. –  0,3 п.л.

26. Ткачёва Н.А., Чибова Н.С. Профилактика рисков в молодежной среде // Новые технологии – нефтегазовому региону. –  Тюмень: ТюмГНГУ, 2008.  – 0,3 п.л.

27. Ткачёва Н.А. Миграционная политика и национальные интересы России // Гуманитарные стратегии российских трансформаций.– Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ, 2008. – Т.2. – 0,5 п.л.

28. Ткачёва Н.А. К проблеме социального партнерства в сфере трудовой миграции // Академический вестник. – Тюмень: ТГАМЭУП, 2008. – № 1. – 0,4 п.л.

29. Ткачёва Н.А. Идентичность и проблемы адаптации мигрантов // Академический вестник. – Тюмень: ТГАМЭУП, 2008. –  № 3. – 0,4 п.л.

30. Ткачёва Н.А. Социальное партнерство в сфере  трудовой миграции –  основа миграционной политики будущего // I Сорокинские чтения. Отечественная социология: обретение будущего через прошлое. – Тюмень: ТюмГУ, 2008. – 0,3 п.л.

31. Ткачёва Н.А. К проблеме адаптации мигрантов в регионе // Человек и Север: антропология, археология, экология. – Тюмень: ИПОС СО РАН, 2009. – Вып.1. – 0,4 п.л.

32. Ткачёва Н.А., Ткачёв А.А. Миграционные процессы и формирование культурных традиций в степных районах Евразии // Маргулановские чтения – 2009. – Петропавловск: Изд-во СКГУ, 2009. – 0,7 п.л.

33. Ткачёва Н.А. Адаптация как фактор интеграции мигрантов в принимающее общество // Конституционно-правовые основы миграционной политики Российской Федерации. – Тюмень: Тюменская областная  Дума, 2009. – 0,5 п.л.

34. Ткачёва Н.А. Миграционная безопасность как фактор предупреждения социальных конфликтов //  Академический вестник. – 2009. –  № 3. – 0,5 п.л.

35. Ткачёва Н.А. Миграция и проблемы этносоциальной стабильности  регионального  сообщества // Экономическая политика региона: стратегия и тактика развития. - Тюмень: ТюмГНГУ, 2010. – 0,5 п.л.

36. Ткачёва Н.А. Социальная работа с молодыми мигрантами как одно из направлений реализации миграционной политики региона// Молодежь: гуманитарные стратегии преодоления социальных рисков. – Тюмень: ТюмГНГУ,  2010. – 0,4 п.л.

37. К вопросу формирования  миграционной безопасности в России // Стратегия инновационного развития России как особой цивилизации в XXI веке. – М.: МАКС Пресс, 2010. – 0,2 п.л.

38. Tkacheva N.A., Tkachev A.A. The Role of migration in the evolution of the andronov communite // Archaeology Ethnology and Anthropology of Eurasia. – 2008. – № 35. – P.88-96 // United Kingdom, Oxford.


1 Россия оказалась на втором месте по числу прибывающих мигрантов // информационное агентство РОСБАЛТ //http://www.rosbalt.ru/2010/11/09/787985.html.

2 Метелев С.Е. Международная трудовая миграция и развитие российской экономики. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2006. – С.90.

3 Возжеников А.В. Национальная безопасность России. Методология исследования и политика обеспечения. – М., 2002; Ллойд Д. Идея права. – М., 2002; Тер-Акопов А.А. Безопасность человека  (теоретические основы социально-правовой концепции). – М., 1998; Rothschild E. Introduction // Common Security in Asia: New Concepts of Human Securiti. –  Chen Tokyo, 1995. 

4 Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление. –  Ростов-на-Дону – Пятигорск, 2002; Гаранин М.Ю. Самозащита в современном обществе. – М., 2008; Дмитриев А.В. Миграция: конфликтное измерение. – М., 2006; Кузнецов В.Н. Социология компромисса. – М., 2007; Лиханова И.В. Дестабилизирующие факторы политического процесса и национальная безопасность: современный теоретический дискурс // Вестник Московского университета. 2004. № 3; Панарин С.А. Миграция в контексте безопасности: концептуальные подходы // Миграция и безопасность России. М.: Интердикт+ , 2000; Прохожев А.А., Карманова И.А. Регионы России: социальное развитие  и безопасность. – М., 2004; Pilkington H. Migration. Displacement and Identily in Post-Soviet Russia. – London;  New York, 1998; Stetter S. Regulation Migration: Authority Delegation in justice and Home Affairs  // Journal of European Pubkic Policy. 2000. Vol.7.

5 Исаев А.А.  Переселения в русском народном хозяйстве. – СПб, 1891; Ямзин И.Л., Вощинин В.П. Учение о колонизации и переселениях. – М.; Л., 1926; Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. – М., 1987; Рыбаковский Л.Л. Миграция населения (вопросы теории). – М., 2003; Переведенцев В.И. Урбанизация и некоторые аспекты миграции населения в СССР // Проблемы современной урбанизации. – М., 1972;  Моисеенко В.М. Внутренняя миграция населения. – М., 2004; Ионцев В.А. Международная миграция населения: теория и история изучения. – М., 1999.

6 Massey D., Arango J., Hugo G., Kouaouci A., Pellegrino A., TaylorJ.E. Theories of International Migration: A Review and Apprasal // Population and Development Review, 19(3),1996; Stalker P. Workers without Frontiers: The Impact of Globalization on International Migration. – Bolder, 2000; Зайончковская Ж.А. Новоселы в городах. – М., 1972; Ивахнюк И.В. Международная трудовая миграция. – М., 2005; Метелев С.Е. Международная трудовая миграция и развитие российской экономики. – М., 2006.

7 Spengler J.J. Population Change, Modernization and Welfare. – Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1974; Бреев Б.Д. Подвижность населения и трудовые ресурсы. – М., 1977; Глушкова В.Г. Численность и структура населения, тенденции их изменения // Демография. – М., 2004.

8 Zolberg A.R. The Next Waves: Migration Theory for a Changing World // International Migration Review. 1989. №23(3); Freeman G.P. Models of  Immigration Politics in Liberal Democratic States //  Ibid. 1995. №29(4); Stetter S. Regulation Migration: Authority Delegation in justice and Home Affairs  // Journal of European Pubkic Policy.  2000. Vol.7.

9 Ефимов Ю.Г. Политическая миграциология: миграционные процессы в контексте политологических проблем. – М., 2005; Мукомель В.И. Миграционная политика России: Постсоветские контексты. –  М., 2005.

10 Авцинова Г.И. Анализ проблем социальной политики в России в контексте политической теории // Новые направления политической науки. – М., 2007; Государственная политика вывода России из демографического кризиса. – М., 2007; Иванцов В.Г. Международная трудовая миграция. – М., 2005; Линдерт П.Х. Экономика мирохозяйственных связей. – М., 1992; Рыбаковский Л.Л. Демографическая безопасность: популяционные и геополитические аспекты. – М., 2003; Сухов А.Н., Трыканова С.А. Миграция в Европе и ее последствия. – М., 2008.

11 Арутюнян Ю.В. Москвичи: этносоциологическое исследование. – М., 2007; Тишков В.А.Очерки теории и политики этничности в России. – М., 1997.

12 Мишунина А.А. Миграционные процессы в федеративном государстве: конституционно-правовое исследование. – Тюмень, 2009; Хабриева Т.Я. Миграционное право России: теория и практика. – М., 2008.

13 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: Медикн, 1995; Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990; Парсонс Т. О структуре социального действия. – М., 2002; Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество.  – М., 1992;  Штомпка П. Социология социальных изменений. – М.,  1996; Юдина Т.Н. Социология миграции: к формированию нового научного направления.  – М., 2004.

14 Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология национальных отношений. – М., 1996;  Денисенко М.Б. Замещающая миграция // Вынужденная миграция. Научная серия: Международная миграция населения: Россия и современный мир. – М., 2001. – Вып.6. – С.23-42; Дмитриев А.В. Конфликтогенность миграции: Глобальный аспект // Социс. 2004. №10; Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества. – М.: Дело, 2002; Иноземцев В.Л. Иммиграция: новые проблемы нового столетия // Социс. 2003. № 4; Корель Л.В. Социология адаптаций: Вопросы теории, методологии и методики. –  Новосибирск, 2005.

15 Барбаков О.М. Региональное управление: реалии и перспективы. – СПб., 1999; Зыков В.В., Елфимова О.С. Введение в безопасность: экономико-социальный аспект. – Тюмень, 2006; Костко Н.А. Социальное управление развитием региона. – Тюмень, 2003; Тюменская область: Общество и наука (социально-экономическое и этнокультурное развитие) / под ред. В.К. Левашова, Н.Г. Хайруллиной. – Тюмень, 2005; Силин А.Н. Особенности социокультурного развития Тюменского региона // Социокультурная динамика и экономическое развитие Тюменского региона. XXI век. – Тобольск, 2004.

16 Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. – М., 2000; Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь.  – М., 2004; Luhmann N. Soziologie des Risikos. – Berlin; New York,1991;  Тойнби А.Дж. Постижение истории.  – М., 1991.

17 Кузнецов В.Н. Социология безопасности. – М., 2007; Малинецкий Г.Г. Осознание своих смыслов и инновационный прорыв – надежда мира России // Общество знаний: партнерство культуры, науки и образования для информационного развития. – М., 2007; Яновский Р.Г. Мировоззрение XXI века как фундаментальная научная проблема // Безопасность Евразии. 2005, №2.

18 Воронина Н.А. Миграция и национальная безопасность: проблемы государственного регулирования // Гражданин и право. 2003. № 5; Гельбрас В.Г. Россия в условиях глобальной китайской миграции. – М., 2004; Дмитриев А.В., Слепцов Н.С. Конфликты миграции. – М., 2004; Панарин С.А. Безопасность и этническая миграция // Pro et Contra.  1998,  №4.

19Берталанфи Л. Общая теория систем. Основания, развитие, сферы применения. – М.,1968.  Оптнер С. Системный анализ для решения деловых и промышленных проблем. – М., 1969; Луман Н. Почему необходима «системная теория»? // Проблемы теоретической социологии. – СПб., 1994; Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия // Американская социологическая мысль. – М., 1994.

20 Ван де Каа Д. О международной миграции и концепции второго демографического перехода. –  М., 2002; Вишневский А.Г.  Миграция и демографическая безопасность России  // Миграция и безопасность России. – М., 2000; Рыбаковский Л.Л. Политика миграционная // Социальная политика:  Энциклопедический словарь.  – М., 2005; Тюрюканова Е.В. Миграция и глобализация // Население и глобализация. – М., 2004; Юдина Т.Н. Социология миграции. – М., 2006.

21 Friedman J. Cultural Identity and Global Process. – London: Sage Publ., 1994; Green A.G. What is the Role of Immigration in Canada’s Future? / Canadian Immigration Policy for the 21st Century. Montreal, Kingston,  2003; Hollifild, J.F. The Migration Crisis in Western Europe: The Search for a National Model  // Migration. Ethnicity. Conflict. – Austria, 1996.

22 Гмурман В.Е. Теория вероятностей и математическая статистика. – М., 1998; Мангейм Дж.Б., Рич Р.К. Политология. Методы исследования. – М., 1997; Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. – М., 2001.

23 Миграция и межнациональная рознь//http://bd.fom.ru/report/cat/socium/ xenoph/dd041015

24 Этнические симпатии и антипатии Россиян / Пресс выпуск № 1498 от 20.05.2010//http://wciom.ru/ index.php?id=268&uid =13515.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.