WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кижеватова Валентина Александровна

СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ ПОТЕНЦИАЛ

СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА:

МЕХАНИЗМЫ И СПОСОБЫ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

Специальность: 22.00.08. – Социология управления

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре социологии и культуры

Московского государственного университета приборостроения и информатики

Научный консультант:                доктор социологических наук, профессор

Маркин Валерий Васильевич

Официальные оппоненты:        доктор социологических наук, профессор

       Малышев Михаил Львович,

доктор социологических наук, профессор

         Патрушев Владимир Иванович

         доктор социологических наук, профессор

       Тихонов Александр Васильевич

Ведущая организация:        Российский государственный университет туризма и сервиса

Защита состоится 25 июня 2009 года в 14 часов на заседании диссертационного совета по социологическим наукам Д 212.119.06 в Московском государственном университете приборостроения и информатики по адресу: 107996, г. Москва, ул. Стромынка, д. 20, корпус 1, зал заседаний Ученого Совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного университета приборостроения и информатики.

Объявление о защите и автореферат соискателя опубликованы 24 марта 2009 г. на официальном сайте МГУПИ в разделе – «Наука МГПИ» – www.mgupi.ru. и официальном сайте ВАК Минобрнауки России – referat_vak@ministry.ru

Автореферат разослан 24 марта 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат социологических наук  М.М. Крылова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определена рядом обстоятельств. Трансформационные и интеграционные процессы в России начала 90-х годов, кризисные явления в демографической, социально-экономической, институциональной областях, социально-трудовой и социокультурной сферах поставили кадровый потенциал страны в сложные условия выживания, а современные достижения науки и техники, новые знания, полученные общественными науками по социальным проблемам не смогли обеспечить эффективное развитие социально-трудового потенциала российского общества, в том числе оптимизировать механизмы и способы его реализации.

Децентрализация социального управления привела к деформации институциональной системы общества, к появлению новых субъектов труда и управления. Эти процессы оказали влияние на снижение роли трудовых коллективов, ценности труда и мотивации к труду, способствовали негативным изменениям в сфере трудовых взаимоотношений. Появление различных видов занятости (самозанятости, добровольной незанятости, дистанционный труд и др.) изменило содержание, условия труда и требования к работникам, породило новые модели социального и трудового поведения субъектов труда. Изменившаяся «конфигурация» социально-трудового потенциала общества требует иных подходов к его активизации, анализу его ресурсных источников и активного поиска резервов и новых механизмов управления его развитием.

Мировой кризис обострил проблемы использования социально-трудового потенциала общества. На начало февраля 2009 года, по оценке Росстата, численность экономически активного населения Российской Федерации составляла 75,7 млн человек, или более 53% от общей численности населения страны. Общая численность безработных возросла с 4,5 млн человек (в августе 2008 года) до 6,1 млн человек (в январе 2009 года), а в государственных учреждениях службы занятости населения в качестве безработных на конец марта 2008 года зарегистрировано более 2 млн человек. Уровень общей безработицы (по методологии МОТ) в целом по Российской Федерации на начало февраля 2009 года составил 8,1%.

Неслучайно Правительством Российской Федерации 15 августа 2008 года одобрена «Концепция действий на рынке труда на 2008 – 2010 годы»1 и в декабре 2008 года приняты первоочередные антикризисные меры, направленные на сохранение кадрового потенциала страны, а на реализацию региональных программ из федерального бюджета выделяются значительные финансовые средства – 43,7 млрд рублей. Основными задачами государственного управления реализацией социально-трудового потенциала общества являются оптимизация социальных отношений и организация эффективного взаимодействия между основными субъектами трудовой деятельности (государством, предприятиями, организациями и работниками) в целях восстановления достойного уровня жизни и повышения его качества путем удовлетворения их социальных и трудовых потребностей.

Современная теория и практика развития социально-трудового потенциала общества разворачиваются в социально-экономическом пространстве, характеризующемся кризисным состоянием. Анализ современной практики социального управления позволяет говорить о формировании новой парадигмы управления, которая основы­вается на государственно-общественном регулировании. В связи с этим Государственная стратегия развития России до 2020 года состоит в реформировании государственного управления путем повышения эффективности взаимодействия органов исполнительной власти и гражданского общества, осуществления институциональных преобразований, стимулирования темпов инновационного, социально-экономического и социокультурного развития.

Основной стратегией государства в области использования и развития социально-трудового потенциала общества должно стать целенаправленное воздействие на субъекты труда, согласованное с их внутренними тенденциями развития, и вовлечение в управленческий процесс органов исполнительной власти, институтов гражданского общества, производительных сил, следуя при этом нормам национального и международного права.

Накопленный ранее объем научно-теоретических исследований, статистического и фактического материала по проблеме управления трудом и трудового потенциала требует их обобщения. Еще не завершен поиск современного социолого-управленческого подхода к исследованию социально-трудового потенциала общества, что открывает новые возможности его прогнозирования, моделирования и социального регулирования для совершенствования механизмов и способов управленческого воздействии на его реализацию.

Степень научной разработанности проблемы

Разработанность заявленной темы отражается в многообразии исследований в различных сферах научного знания (социально-экономическом знании, социологии труда, социологии управления, социальной философии и др.) по различным проблемам трудового потенциала (личностного, организаций). Однако социальному и управленческому значению социально-трудового потенциала общества в науке уделялось значительно меньше внимания, чем его экономическим интерпретациям.

Социально-экономические трансформации в России и процесс глобализации в мире вызвали негативные процессы государственного масштаба, выразившиеся в существенном изменении социально-трудового потенциала общества, тем самым поставили на повестку дня его исследование как объекта социального управления, что и обусловило проведение специального исследования данной проблемы.

В основу разработки концептуальных основ оптимизации механизмов и способов управленческого воздействия на реализацию социально-трудового потенциала современного российского общества в условиях его трансформации положены фундаментальные положения учения о производительных способностях человека, их роли и месте в процессе общественного воспроизводства (У. Петти, А. Смит, Д. Рикардо, К. Маркс и др.). Использованы теории «научного управления», «административного управления» (Ф. Тейлор, А. Файоль, М. Фоллет и др.), а также теории управления трудом: социально-психологические – «человеческих отношений» (Э. Мэйо, Ф. Ретлисбергер и др.), концепции человеческих ресурсов и школы поведенческих наук (М. Фоллет, А. Маслоу и др.).

Современное изучение использования и развития социально-трудового потенциала опирается на научную базу, созданную отечественными и зарубежными учёными в результате эволюции знаний в этой области. В этой связи особенно важны теоретические выводы и концепции, представленные в классической социологии, с анализом «человека социального» как агента социального воспроизводства и носителя социальных ролей и статусов (О. Конт, М. Вебер, Г. Зиммель, Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, К. Маркс, Р. Мертон).

Следует отметить труды, которые внесли значимый вклад в разработку заявленной темы, заложили основы изучения социально-трудового потенциала общества и социальных механизмов управленческого воздействия на его реализацию: по проектированию и социальному планированию в трудовой сфере (Н.А. Аитов, Ю.Е. Волков, В.И. Герчиков, Л.Н. Коган, Н.И. Лапин, Н.Ф. Наумова, Н.М. Римашевская, О.И. Шкаратан и др.); по трудовой мотивации, ценностным ориентациям в сфере трудовой деятельности, организации, условиям и ресурсам труда (Л.Я. Аверьянов, Л.А. Гордон, Н.Ф. Наумова, Г.В. Осипов, В.Г. Подмарков, М.Н. Руткевич, Ж.Т. Тощенко. Э.Н. Фетисов, В.А. Ядов и др.); по социальным конфликтам (Е.М. Бабосов, Ф.М. Бородкин, А.В. Дмитриев и др.); по общесоциологическим аспектам отношения к труду и социальным последствиям технического прогресса (Г.Е. Давыдов, В.Г. Подмарков, И.И. Чангли и др.) и др.

Само понятие социально-трудового потенциала общества автором рассматривается в развитии понятия «трудовой потенциал», которое введено в 1970-80-е годы экономистами (В.Г. Костаков, А.Э. Котляр, Ш.С. Маслова, А.С. Панкратов, M.И. Скаржинский, О.В. Стаканова и др.). В это время закладываются теоретико-методологические основы трудового потенциала общества, выявляется социально-экономическое содержание категории «трудовой потенциал», которая  в большей степени соотносится с трудовыми ресурсами и с общественным производством.

Переход к новым условиям хозяйствования в 1980-90-е годы обусловил трансформирование профессиональной структуры и социально-трудовых отношений. Эти процессы активно исследуются В.Э. Бойковым, В.Е. Гимпельсоном, Л.А. Гордоном, Т.И. Заславской, Э.В.  Клоповым, Е.Ф. Молевичем, А.А. Сарно, А.В. Тихоновым, Ж.Т. Тощенко, Б.Г. Тукумцевым, В.А. Ядовым и др. Они рассматривают роль государства в этих процессах во взаимосвязи с экономическими и психологическими концепциями, зарубежными теориями и практиками управления.

Современный этап, охватывающий вторую половину ХХ – начало XXI столетий, характеризуется стремлением социологии управления к интеграции с междисциплинарными теориями и с практикой. Большое влияние на разработку данной темы оказали труды экономистов, освещающих современные проблемы роли государства в регулировании социально-экономических процессов, в которые включена и трудовая сфера (Дж.К. Гэлбрейт, Дж.М. Кейнс, Г. Мюрдаль, В. Ойкен, П. Самуэльсон, Ф. Хайек, Э. Хансен, М. Фридман и др.).

Существенное значение на развиваемые положения авторской концепции оказали исследования отечественных ученых в области государственного управления (Ю. Аверин, С. Анисимов, Г. Атаманчук, В. Бойков, Е. Бородин, А. Егоршин, Ю. Левада, В. Радаев, В. Романов, М. Руткевич и др.), государственного регулирования рынка труда (Н.А. Волгин, Л.Н.  Коган, С.Г. Михнева, В.И. Плакся, И.М. Римашевская и др.), а также концептуальные положения по социальной политике и внедрению социальных технологий (Н.А. Аитов, М.К. Горшков, В.И. Жуков, Вал.Н. Иванов, М.Л. Малышев, В.В. Маркин, М.С. Мстиславский, Г.И. Осадчая, В.И. Патрушев, А.И. Ракитов, Н.Е. Тихонова, Б.Г. Тукумцев, А.В. Шаронов, П.Г. Щедровицкий, Е.Р. Ярская-Смир­нова и др.).

Становление постиндустриального общества коренным образом меняет социальную и профессиональную структуру общества, рождает новый тип работника и новые подходы к формированию социально-трудового потенциала общества. В связи с этим важны положения социологов, заложивших основы теории классов и стратификации (П. Бурдье, М. Вебер, Э. Гидденс, К. Маркс, П. Сорокин и др.), а также современные концепции зарубежных ученых (Э. Бауман, Д. Белл, Э. Тоффлер, А. Турен и др.).

Современная российская наука исследует трудовой потенциал сквозь призму отраслевых и региональных задач. Весьма плодотворными являются исследования, изучающие социальные трансформации современного российского общества (А.С. Ахиезер, М.К. Горшков, Т.И. Заславская, Н.Д. Кондратьев, А.И. Пригожин, А.И. Ракитов, О.И. Шкаратан, П. Штомпка, В.А. Ядов и др.), условия жизни различных слоев и групп населения (Б.А. Грушин, А.В. Дмитриев, В.В. Радаев, Н.М. Римашевская, Р.В. Рывкина и др.), демографические проблемы (А.Г. Вишневский, Н.М. Римашевская, Л.Л. Рыбаковский, А.Ю. Шевяков и др.).

Перспективным представляется научно-практическое направление, разрабатываемое отечественными учеными, которые исследуют трудовые практики социально-ресурсных групп: групп среднего достатка (Л.А. Беляева, З.Т. Голенкова, М.К. Горшков, Г.Т. Дилигенский, Т.И. Заславская, Т.И. Малева, Н.Е. Тихонова, В.В. Радаев и др.), миграционных (А.И. Антонов, Ж.А. Зайончковская, А.В. Дмитриев, Г.С. Вечканов, Т.И. Юдина и др.), гендерных (C.Г. Айвазова, Ю.Л. Деражне, Е.А. Здравомыслова, Л.Н. Овчарова, Г.Г. Силласте и др.), молодежных (Е.А. Ануфреев, И.В. Бестужев-Лада, М.К. Горшков, В.И. Жуков, В.Г. Лисовский, В.А. Луков, В.В. Маркин, Г.И. Попов, О.И. Шкаратан, В.Н. Шубкин и др.). Эти работы посвящены не только изучению отдельных сторон трудовой сферы, но и направлены на обоснование проблем и управленческих механизмов включения этих групп в реализацию социально-трудового потенциала.

Для понимания сущности рассматриваемого процесса важно понимание институциональных оснований функционирования и трансформации социальных институтов (П. Бергер, Т.И. Заславская, М. Кастельс, З. Кирдина, Т. Лукман, Ч. Миллс, Д. Норт, П. Штомпка и др.); взаимодействия и взаимовлияния институтов образования, науки и производства на реализацию социально-трудового потенциала общества (С.Н. Бобылев, Г.Е. Зборовский, Д.Л. Константиновский, А.А. Нещадин, Г.В. Осипов, Е.Г. Осовский, Н.Г. Покровский, Ф.Р. Филиппов и др.) и интеграции этих сфер как фактора управления развитием социально-трудового потенциала общества (А.Н. Авдулов, В.Л. Иноземцев, Б.Н. Кузык, Ю.В. Левицкий, Л.В. Лесков, Н.Н. Моисеев, Н.Н. Степин и др.).

В работе значимое место занимают концептуальные основы трансформации ценностных ориентаций и мотивации труда (А.С. Ахиезер, Ю.Г. Волков, А.А. Гусейнов, И.Е. Дискин, Г.А. Здравомыслов, Ю.А. Левада, Н.И. Лапин, В.Д. Патрушев, А.И. Ракитов, А.А. Сарно, Г.Н. Соколова, М.А. Шабанова, П.Н. Шихирев, Б.М. Фирсов и др.), концепции человеческого и социального капитала (Г. Беккер, П. Бурье, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Дж. Коулман, Р. Патнэм, В.В. Радаев, Ф. Теннис, Ф. Фукуяма и др.).

В развиваемой концепции нашли свое отражение теоретико-методо­логические подходы отраслевых социологий: экономической социологии (Т. Заславская, В. Радаев, Р. Рывкина и др.), социологии управления (В. Бойков, В. Волчкова, О. Гелих, М. Малышев, А. Тихонов, В. Патрушев, А. Пригожин, О. Уржа, В. Франчук и др.), социологии труда (Г.Н. Соколова, Ж.Т. Тощенко и др.), социальной философии (А. Гусейнов, Е. Князева, Н. Лапин, И. Пригожин, В. Федотова и др.), социологии права (С. Алексеев) и др.

Анализ работ, касающихся заявленной темы, показывает, что для изучения социально-трудового потенциала общества, механизмов и способов управленческого воздействия на его реализацию сложились определенные теоретико-методологические предпосылки, отражающиеся в научном знании социологии, философии, экономики и других отраслей, имеется соответствующая статистическая, нормативно-правовая и эмпирическая база, заложены концептуальные предпосылки теоретического обоснования основ социально-трудового потенциала общества и его регулирования, которые по-прежнему остаются дискуссионными. В предметном поле социологии управления социально-трудовой потенциал общества в настоящее время практически не исследуется.

Научная проблема заключается в противоречии между сложившейся практикой применения отдельных механизмов и способов управленческого влияния на использование социально-трудового потенциала общества и необходимостью системного воздействия на него с целью оптимальной реализации, включающей в себя теоретико-методологические основы и социальные механизмы.

Необходимость разрешения научной и практической проблемы определяет цель диссертационного исследования – разработка концептуальной модели управления развитием социально-трудового потенциала российского общества.

Для достижения поставленной цели необходимо разрешить ряд исследовательских задач:

    • концептуализировать научные знания основ социально-трудового потенциала общества как объекта социологического анализа, уточнить и операционализировать понятия и соответствующие категории;
    • исследовать эволюцию концепций управления трудом и теоретических основ социального управления, разработать концептуальные подходы исследования механизмов и способов управленческого воздействия на реализацию социально-трудового потенциала общества;
    • выявить и определить перспективы развития институциональных оснований реализации социально-трудового потенциала общества;
    • разработать и обосновать систему социолого-управленческой диагностики трансформации социально-трудового потенциала современного общества;
    • выделить ресурсные группы и управленческие механизмы включения их в реализацию социально-трудового потенциала общества;
    • проанализировать взаимовлияние процессов интеграции образования, науки и производства как фактора управления развитием социально-трудового потенциала общества;
    • обосновать социальную роль рынка труда в реализации социально-трудового потенциала общества;
    • предложить инновационные практики и технологии по оптимизации механизмов и способов управленческого воздействия на реализацию социально-трудового потенциала общества;
    • обосновать необходимость целенаправленного трансформирования социокультурных основ труда в части повышения его социальной ценности как фактора реализации социально-трудового потенциала общества.

В качестве основной рабочей гипотезы выдвигается предположение о том, что изменение качественных и количественных характеристик социально-трудового потенциала общества в условиях трансформации российского общества возможно при условии оптимизации системы государственного управления, основанной на системе государственно-общественного управления, учитывающей внутрен­ние тенденции саморазвивающихся социальных систем.

Объектом диссертационного исследования выступает социально-трудовой потенциал российского общества.

Предметом изучения являются механизмы и способы системного управленческого воздействия на реализацию и развитие социально-трудового потенциала общества.

Теоретическую и методологическую основу исследования составляют общесоциологические принципы изучения социальных явлений в рамках теоретических представлений социологии управления; теоретические положения социологии, социальной философии, социального менеджмента, психологии управления и экономических наук; принципы, подходы, методы исследовательской практики: системный, структурно-функциональный, ресурсный, социально-технологический и социокультурный подходы. В диссертации учтено действующее законодательство, регулирующее трудовые отношения в Российской Федерации.

Источниковой базой диссертационного исследования послужили данные Росстата, Роструда и Минздравсоцразвития России по исследуемой теме, аналитические материалы ООН, Международной организации труда, Всемирного банка, Европейского союза и других международных организаций, литературные источники, материалы научных и научно-практических международных, всероссийских конференций, материалы периодической печати.

В работе использованы нормативные правовые акты федерального уровня по исследуемой теме, иные директивные и нормативные документы, отражающие различные аспекты исследуемой проблемы, а также многочисленные данные российских и зарубежных социологических исследований, анализ вторичных данных, полученных исследовательскими центрами ИС РАН, ИСПИ РАН, ВЦИОМ и др., аналитические статьи по исследуемой теме, опубликованные в журналах «Социологические исследования», «Государственная служба», «Социология власти», «Мир России», «Человек и труд» за 1997 – 2009 гг.

Эмпирическая база исследования основана на результатах социологических исследований, в том числе проведенных автором или с его участием:

  • «Адаптация населения в меняющихся социально-экономических условиях жизни». 1996, 1997, 1998, 2002 гг. (рук. проекта – В.А. Кижеватова). Мониторинг по репрезентативной выборке (N = 1080, 1000, 300, 200 чел.);
  • «Становление средних слоев наcеления в провинции (на примере г. Ульяновска)». Декабрь 2005 г. (рук. проекта – В.А. Кижеватова). N = 48 домохозяйств, выборка квотная: по доходу, численности, количеству детей до 14 лет;
  • «Российская молодежь в регионах скромного достатка: каковы жизненные перспективы?». Октябрь – декабрь 2005 г. (рук. проекта – М.К. Горшков,  Н.Е. Тихонова, В.В.  Маркин; члены  ВТК – В.П. Букин, С.В. Полутин, В.А. Кижеватова и др.). N = 1500 респондентов; выборка репрезентативная квотируемая;
  • «Отношение преподавателей вузов к модернизации российского образования». Апрель – май 2006 г. (рук. – В.А. Кижеватова). N = 50 чел., 5 вузов г. Ульяновска;
  • «Оценка работодателями и специалистами кадровых агентств качества подготовки выпускников вузов». Апрель-май 2006 г. (рук. – В.А. Ки­жева­това). Экспертный опрос рекрутеров агентств (сплошная выборка кадровых агентств) и работодателей (N = 50 работодателей);
  • «Трудовая сфера в фокусе печатных СМК и экспертных оценках». 15 февраля – 15 марта 2006 г. (рук. – В.А. Кижеватова). N = 100 экспертов и 5 региональных печатных изданий;
  • «Корпоративная культура в фокусе внимания местных печатных СМК». 15 ноября – 15 декабря 2006 г. и 15 января – 15 февраля 2007 г. (рук. – В.А. Кижеватова);
  • «Социально-демографический  статус студентов заочной формы обучения в негосударственном вузе». Октябрь – ноябрь 2008 г. (рук. – В.А. Кижеватова, Т.А. Яковлева). N= 9700 обучающихся в филиалах Московской финансово-юридической академии (г. Владимир, г. Волгоград, г. Калуга, г. Киров, г. Ульяновск, г. Орск);
  • «Анализ данных мониторинга движения рабочей силы на регистри­руемом рынке труда Российской Федерации». Ноябрь 2008 г. – март 2009 г. Вид исследования – контент-анализ информации на сайте Минздравсоцразви­тия России.

Достоверность полученных научных результатов обеспечивается: комплексным использованием, сопоставлением результатов по различным направлениям науки; выбором методов, адекватных цели и задачам исследования; надежностью эмпирической базы; сравнительным анализом материалов значительного количества репрезентативных исследований, проведенных в России в период с 1990 по 2009 годы, связанных с темой диссертационного исследования (в том числе с участием автора), с опорой в работе на обширную отечественную и зарубежную источниковую базу; логической непротиворечивостью основных результатов исследования и их апробации.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что разработанная в диссертации концептуальная модель расширяет теоретические основы в области социологии управления, в части регулирования социально-трудового потенциала общества. Новые обобщения, относящиеся непосредственно к социологии управления, социологии труда и другим областям социологического знания, обеспечивают приращение научного знания о социальном управлении социально-трудовой сферой.

Практическая значимость работы заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в работе органов государственной власти и местного самоуправления при разработке механизмов регулирования социально-трудового потенциала и принятия соответствующих политико-управленческих решений. Теоретико-методологические и эмпирические материалы диссертации могут быть использованы в преподавании социологии и специализированных курсов по социологии управления, социологии труда, регионоведения, государственного и муниципального управления  и других дисциплин.

Новизна диссертационного исследования состоит в том, что в предметном поле социологии управления выделен новый объект научного исследования – социально-трудовой потенциал общества, разработан социологи­ческий подход к его изучению, связанный с междисциплинарным синтезом, отражающим представления об этом феномене. Выявлена и решена проблема оптимизации механизмов и способов управленческого воздействия на реализацию социально-трудового потенциала российского общества.        

1. Решена научная проблема, разрешающая противоречие между сло­жившейся практикой применения отдельных механизмов и способов управ­ленческого влияния на использование и развитие социально-трудового по­тенциала общества и необходимостью системного воздействия на него с целью оптимальной реализации, включающей в себя теоретико-методоло­гичес­кие основы и социальные механизмы.        2. Концептуализирован социолого-управленческий подход к исследованию социально-трудового потенциала общества как сложноорганизованной системы.

3. Выявлена социологическая сущность социально-трудового потенциала общества, обоснована и разработана система базовых показателей (социально-демографический, социально-экономический, профессионально-квалификацион-ный, интеллектуально-образовательный, социокультурный и коммуникационный).

4. Раскрыты особенности и решены проблемы институциональной системы реализации социально-трудового потенциала российского общества. Разработана концептуальная модель управления социально-трудовым потенциалом российского общества. Выделены объектно-предметные институциональные комплексы регулирования социально-трудового потенциала российского общества (властно-регулирующий, экономический и социокультурный), цели, задачи, механизмы и способы управленческого воздействия на его реализацию.

5. Выделены социальные проблемы включения ресурсных групп в структуру социально-трудового потенциала российского общества. Обоснованы механизмы и способы управленческого воздействия на эти группы в целях использования и развития социально-трудового потенциала российского общества.

6. Систематизированы тенденции изменений в процессах интеграции образования, науки и производства для оптимизации использования социально-трудового потенциала российского общества.

7. Обоснована целесообразность трансформирования социокультурной основы труда для реализации социально-трудового потенциала общества через социализацию, развитие человеческого и социального капитала, корпоративную культуру, формирование трудовых ценностей и трудовой мотивации.

Положения и выводы, выносимые на защиту:

1. Социологический анализ социально-трудового потенциала российского общества дает основание представить его как сложноорганизованную систему, отражающую современные тенденции развития общества, его социально-экономическую и социокультурную организацию. Социологическую сущность категории социально-трудового потенциала российского общества можно определить как совокупность действительного (реального) и потенциально возможного труда различных социальных групп, которая определяет его качество и количество, реализуемые при взаимодействии и целевой установке по его воспроизводству, использованию и развитию. Целевая установка предусматривает и поддерживает равновесие между внутренними тенденциями развития социальных систем (государственными, общественными, производственными и социальными группами).

2. Реализация социально-трудового потенциала общества носит системный характер и осуществляется по установленным правилам в процессе взаимодействия государства, общественных и профессиональных сетей, социального партнерства и международных институтов. Это государственно-общест­венное управленческое влияние на социально-экономические процессы развития и использования социально-трудового потенциал общества с целью удовлетворения общественных и трудовых потребностей всех социальных групп.

3. Управление реализацией социально-трудового потенциала общества показывает многофакторный характер его регулирования, включающего многообразие акторов, многоуровневость и разноплановость способов организации его реализации при пересечении социальных полей: воздействие транснациональных институтов, культивирующих глобальное управление; «теневых» структур (нелегальные фирмы, коррупция, бизнес), вносящих деструктивные эффекты в управление; институтов гражданского общества (НКО, Центры поддержки и др.), способствующих самоорганизации социальных групп. Нарушение механизмов взаимодействия между этими системами приводит к существенным деформациям ценностей, сдерживает возможности обновления при отборе и воспроизводстве социально значимых ценностей труда.

4. Современная российская система реализации социально-трудового потенциала общества содержит определенные нормативно-правовые условия, характеризуется фрагментарностью и запаздыванием принятия соответствующих законов. Факторы, тормозящие процесс институционализации, определяются как социально-экономическими причинами и слабым представительством институтов гражданского общества, так и разнонаправленностью мотивов управления, способствующих снижению социокультурного потенциала управления.

5. Базовые показатели реализации социально-трудового потенциала современного общества рассматриваются как инструмент управления, позволяющий оценить его количество и качество на определенном этапе развития общества, и определяются в социально-демографических, социально-эконо­мических, профессионально-квалификационных, интеллектуально-образова­тельных, социокультурных и коммуникационных показателях.

6. Человеческий фактор в системе социально-трудового потенциала общества (групп среднего достатка, молодежных, гендерных, мигрантских групп) определяет особенности и различия в их нереализованных трудовых возможностях, требующих адекватных управленческих механизмов по рекрутингу их в продуктивные социально-трудовые практики и реализацию социально-трудового потенциала.

7. Интеграция образования, науки и производства рассматривается как механизм оптимизации реализации социально-трудового потенциала общества. Нарушение механизмов взаимодействия образования, науки и производства затрудняет реализацию социально-трудового потенциала и требует  инновационных моделей интеграции этих сфер по схеме «образование – наука – технология – производство – рынок».

8. Социальная роль рынка труда в реализации социально-трудового потенциала общества заключается в том, что на рынке труда отражаются конкурентно-рыночные социальные отношения, социальные типы взаимодействий, образуются взаимосвязанные и взаимодействующие эволюционные потоки: экономика (структура производства и социально-трудового потенциала); развитие и реализация трудового потенциала (творческие, профессиональные, социокультурные и трудовые возможности); развитие социальных и трудовых отношений (государственных, общественных и профессиональных сетей и культурных), которые характеризуются противоречивостью, конфликтностью и асимметричностью.

9. Нормативно-правовые механизмы реализации инновационных практик и технологий реализации социально-трудового потенциала общества осуществляются на мезауровне (отраслевом, региональном, общественном), на макроуровне (государственном), мегауровне (международном). Реализации социально-трудового потенциала современного российского общества включают прогнозирующие, информационные, обучающие, внедренческие социальные технологии. Социальные технологии пересекают и связывают различные уровни регулирования социально-трудового потенциала общества, способствуют и формируют единое институциональное пространство его развития.

10. Управленческое воздействие на реализацию социально-трудового потенциала российского общества предполагает сосредоточение не только на процессах конструирования инновационных систем управления, но, прежде всего, формирование социокультурной основы его регулирования через трансляцию и воспроизводство трудовых ценностей и трудовой мотивации, через механизмы социализации, внедрения корпоративной культуры в организациях, развитие социального капитала в обществе.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения и выводы работы обсуждены на Международном симпозиуме «Становление институтов местного самоуправления в посткоммунистическом обществе» (г. Саратов, 2001); на 6-ти международных научно-практических конференциях: «Межнациональные взаимодействия и проблемы управления в Поволжье и на Северном Кавказе» (г. Саратов, 1998); «Проблемы и тенденции современного развития стран СНГ в условиях глобализации» (г. Пенза, 2002); «Проблемы реформирования социальной сферы в трансформационном обществе: региональный аспект» и «Европейские социальные модели. Подходят ли они для России?» (г. Пенза, 2005); «Состояние и перспективы развития высшего образования» (г. Сочи, 2006); «Проблемы развития регионального социума» (г. Саранск, 2006); на всероссийских научно-практических конференциях: «Социально-экономи­ческая политика как фактор снижения социальной напряженности в регионах» (г. Пенза, 2001); «Качество жизни населения и социальная политика» и «Реформа социальной сферы в условиях современного российского общества: проблемы и решения» (г. Пенза, 2002); «Социальная политика в проблемном регионе» (г. Пенза, 2004); «Проблемы региональной социологии. Политическая осень» (г. Ульяновск, 2004); «Актуальные проблемы связей с общественностью в современном российском обществе» (г. Пенза, 2005); «Гуманитарный анализ состояния и перспектив развития высшего образования в России» (г. Сочи, 2005); «Самоорганизация социокультурного пространства Поволжских регионов: векторы, факторы, механизмы изменения» (г. Ульяновск, 2006); «Россия XXI века: пути и перспективы развития» (г. Москва, 2007); «Природа человека: пол и гендер» (Вторые Петраковские чтения) (г. Ижевск, 2007); «Конфликты в социальной сфере и их регулирование» (г. Казань, 2007); «Бедность как социокультурный феномен и экономическая проблема» (г. Ульяновск, 2008); «Пути реформирования социально-экономической модели трансформирующейся России» и «Совершенствование системы управления организаций в современных условиях» (г. Пенза, 2008), «Социальные проблемы труда в условиях перехода к инновационному развитию общества» (г. Санкт-Петербург, 2008); «Социальное управление, коммуникация и социально-проектные технологии» (г. Москва, 2008).

Соответствующая проблематика рассматривалась в рамках работы с участием автора по гранту РГНФ (№ 06-03-21380) «Самоорганизация социокультурного пространства Поволжских регионов: векторы, факторы, механизмы изменения» (2006 г.); в авторской работе «Молодежь – интеллектуальный, профессиональный, культурный и нравственный потенциал нации» (в рамках научной программы «Особенности российской культуры и менталитета как фактор социально-экономического развития страны» Фонда модернизации и развития «Общество»), которая стала лауреатом Конкурса научных работ в 2007 году и отмечена в номинации «Социология» второй премией (http://www.obchestvo.ru/); в монографической работе автора, изданной в 2007 году, рекомендованной Фондом развития отечественного образования для использования в учебном процессе и переиздания для широкой научной общественности в России и за рубежом (http://www.fondro.sochi.ru/).

Результаты диссертационного исследования использованы в лекционных курсах «Методология и методика социологических исследований», «История и философия науки», «Средний класс: проблемы изучения и становления», «Социальная адаптация», «Проблемы изучения общественного мнения», «Связи с общественностью» для студентов Ульяновского государственного университета; в практической трудовой деятельности в государственных органах. По проблеме исследования автором осуществлялось руководство курсовыми и дипломными работами.

Результаты исследования отражены в 49 публикациях автора общим объемом 79,42 п.л., в том числе в трех монографиях, в трех учебных пособиях, 43 статьях (из них 9 статей – в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ).

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, приложений. Основное содержание изложено на 345 страницах. Диссертационная работа содержит 13 таблиц, 6 рисунков, 13 приложений. Список литературы включает 320 наименований.

Во введении обоснована актуальность исследования, установлена степень изученности проблемы, определены его цели и задачи, объект, предмет, теоретико-методологическая база, отражены научная проблема, гипотеза, новизна и теоретическая и практическая значимость работы, апробация полученных диссертантом результатов.

Первая глава «Теоретико-методологические основы социально-трудового потенциала общества» состоит из четырех параграфов: 1.1. Социально-трудовой потенциал общества как объект социологического анализа; 1.2. Социальное управление как механизм изменения социально-трудового потенциала общества; 1.3. Институциональная основа реализации социально-трудового потенциала общества; 1.4. Социолого-управленческая диагностика социально-трудового потенциала современного российского общества.

Данная глава посвящена обоснованию социологического подхода к исследованию реальных проблем реализации социально-трудового потенциала общества (СТП).

Автор рассматривает управление такими сложными объектами, как социально-трудовой потенциал общества, как проблему научного исследования. Такая постановка вопроса требует включения нового объекта в предметное поле социологии управления – социально-трудовой потенциал общества. 

Осмысление происходящих современных процессов в социально-трудовой сфере требует междисциплинарных исследований и более четкого определения проблематики социально-трудового потенциала общества в предметной области каждой из социальных наук.

В диссертации показано, что как объект исследования «социально-трудовой потенциал» в предметном поле социологии управления  актуализирует теоретико-познавательные знания, что обеспечивает поиск и сбор нужной теоретической и эмпирической информации о СТП общества. Диссертант подчеркивает, что формирование категории «социально-трудовой потенциал» происходило не сразу, а в соответствии с закономерностями развития общества и производственных сил и отношений. Автор анализирует эволюцию различных научных и социологических представлений об управлении трудом, которые исходят от концепций (школ, теорий): социально-психологических (мотивации труда); социально-экономических (организации труда, роли государства в регулировании развития социальных систем); философско-управленческих; социально-правовых, социологических. 

В диссертации анализируются подходы к сущности трудового потенциала общества как экономической категории, представленной в трудах авторов как: «запасы труда»; способность общества в динамике обеспечить человеческий фактор производства в соответствии с требованиями его развития; потенциальная трудовая дееспособность общества, его ресурсы труда; максимально возможная мера труда, которым обладает общество, и др. Эти подходы отражали существующую социально-экономическую ситуацию в стране, и содержание понятия «трудовой потенциал» опиралось на категорию «трудоспособное население». Трудовой потенциал трактовался как интегральная характеристика количества, качества и меры совокупной способности к труду, которая определяет возможности человека, различных групп работников, трудоспособного населения в целом по участию в общественно-полезной деятельности и реализации целей социально-экономического развития.

В современной социально-экономической литературе трудовой потенциал отдельными исследователями трактуется как скрытые, еще не проявившиеся возможности; совокупность всех трудовых возможностей отдельного человека и различных групп работников общества в целом, и он характеризует качество и потенциальные возможности и др.

Автор аргументированно показывает, что все предлагаемые основные определения трудового потенциала и механизмы регулирования отражают экономический аспект.

Вместе тем между субъектами труда возникают сложные социальные отношения и взаимодействия, далеко выходящие за производственную сферу, и пересекаются и моделируются в социальной сфере. Проведя анализ концептуальных подходов к определению понятия «трудовой потенциал», автор приходит к принципиальному выводу, что актуальным становится четкое определение социологической сущности категории «социально-трудовой потенциал общества». Автор рассматривает социально-трудовой потенциал общества как результат трансформаций социально-трудовых отношений и изменений в социально-демографических, социально-экономических, институциональных, социокультурных процессах. Социологическую сущность категории «социально-трудовой потенциал общества» автор определяет как совокупность действительного (реального) и потенциально возможного труда различных социальных групп, определяющих его качество и количество, которые реализуются при взаимодействии и целевой установке по его воспроизводству, использованию и развитию. Социально-трудовой потенциал общества представляет собой обобщенную собирательную характеристику ресурсов труда, привязанную к месту и времени, определяющую его потенциальные возможности.

Социально-трудовой потенциал общества включает «внутренние» (социально-технологические и социально-экономические) и «внешние» (социально-структурные, институциональные, интеграционные, коммуникационные, социокультурные и др.) ресурсы. Причем, социально-структурные ресурсы включают экономически активное, трудоспособное население, часть дотрудоспособного и послетрудоспособного населения, а также «недополученный» труд молодежных, гендерных, мигрантских групп и групп среднего достатка (рис. 1).

Рис. 1. Социально-трудовой потенциал общества в структуре населения страны

Автор показывает, что упреждающие прогностические знания о состоянии социально-трудового потенциала общества определяют механизмы и способы управленческого воздействии на его реализацию. А реализуемая на протяжении долгих лет модель управления трудом на современном этапе не дает необходимого уровня эффективности, поскольку не учитывает многофакторного характера управления развитием социально-трудового потенциала общества, многообразие акторов и многоуровневость управления.

По мнению автора, институциональная система реализации СТП общества содержит определенные политико-правовые условия для его регулирования, использования и развития, тем не менее трансформация этой системы в современных условиях сопровождается множеством проблем. Первое противоречие – между институционально закрепленными механизмами управления и внедрением в эту систему: «теневых» структур, продуцирующих зачастую неправовые трудовые практики и снижающих эффективность регулирования; международных институтов, которые вносят международные регулятивы в область трудовой сферы и «культивируют единый (глобальный) этос» и глобальное управление; институтов гражданского общества, способствующих самоорганизации сообществ и оказывающих регулирующее и интегрирующее воздействие на различные слои населения (группы среднего достатка, молодежные, гендерные и мигрантские группы и др.).

Второе противоречие связано с тем, что институциональная система управления развитием СТП общества организована в большей степени на традиционных моделях управления, в рамках классической парадигмы управления, основывающейся на механистических представлениях управления социально-трудовым потенциалом общества. Анализ практики государственного управления СТП общества позволяет говорить о преобладании точечных, разрозненных программ по его развитию и отсутствии единой государственной концепции, способной интегрировать основные направления и ресурсы для реализации СТП общества.

В принятой Правительством Российской Федерации Концепции действий на рынке труда на 2008 – 2010 гг. определены цели, задачи и приоритетные направления государственной политики в области регулирования рынка труда и развития кадрового потенциала, в том числе совершенствование законодательства Российской Федерации в области содействия занятости населения и совершенствование системы государственного управления в области регулирования рынка труда, обеспечение сбалансированности профессионального образования и спроса на рабочую силу, стимулирование экономической активности населения и др. Однако Концепция охватывает лишь проблемы, связанные с проблемами использования трудовых ресурсов, вне поля зрения остаются проблемы воспроизводства ресурсных групп социально-трудового потенциала общества.

В этой связи в диссертации предпринимается попытка моделирования  управления реализацией СТП общества, выделены управляемая и управляющая системы. Под субъектами управления реализацией СТП общества понимаются подсистемы, которые обеспечивают целенаправленное воздействие на элементы управляемой подсистемы с целью достижения определённых результатов. В управляющую систему входят объектно-предметные институциональные комплексы регулирования социально-трудового потенциала общества. Властно-регулирующий комплекс – это органы законодательной власти, вырабатывающие законы; исполнительная власть и органы самоуправления, которые занимаются непосредственной реализацией решений, разработанных на уровне государства и субъектов Федерации; судебная власть; властные группы. Экономический комплекс (экономика, рынки труда и т.д.) обеспечивает производство и распределение товаров и услуг, соединяет экономическую жизнь с другими сферами общественной жизни, представляет поле (арену) для реализации трудового потенциала социальных групп. Социокультурный комплекс (система образования, культура, СМК, этос и т.п.) осуществляет культурную интеграцию общества, формирует и регулирует ценностно-нормативную основу труда, образцы поведения, в том числе определяет управленческую и трудовую культуру. Особое место в управлении развитием социально-трудового потенциала общества занимает «институт этоса», который рассматривается диссертантом в нескольких аспектах: как «фон» и социальное поле, как хранитель и транслятор исторически накапливаемого социального опыта (в том числе житейского, хозяйственного, научного и т.п.), как система ценностей.

В диссертации акцентируется внимание на социальном механизме реализации СТП общества, и он определяется как взаимодействие социальных систем, норм, институтов, образцов поведения и т.п., посредством которых обеспечивается его использование и развитие. Подчеркнуто, что социальный механизм имеет явную и скрытую (латентную, теневую) сторону. Теневая часть имеет нелегитимный характер, однако она в отдельных случаях может играть значительную роль. Реализация СТП общества осуществляется через государственный механизм (государство), а также скрытые (латентные) социальные механизмы (этос, доверие, экономические законы и т.п.). Отмечается, что совпадение реального социального механизма общества с действующим государственным механизмом способствует стабильности среды, развитию социально-трудовых отношений и социальных систем. Эти положения раскрываются и развиваются в последующих главах.

Автором отмечается, что связи между управляемой и управляющей системами достаточно тесны, но далеко не однозначны, их взаимодействие и взаимовлияние на развитие СТП общества зависит от раз­ных факторов и происходит неодинаковыми темпами. По мнению автора, при определенных политико-экономических условиях компоненты управляющей и управляемой систем переходят из одного уровня в другой. При этом «сращивание и взаимопроникновение институтов – жизненно важное условие существования общества, обеспечивающее «сплошное» заполнение нормативного пространства»2 с образованием институционального поля. В этом социальном поле пересекаются прямые (административные) и косвенные способы управлен­ческого воздействия (экономические и социально-психологические) и методы самоуправления, которые в практике управления развитием СТП общества дополняют друг друга.

Социальное управление реализацией социально-трудового потенциала осуществляется через механизмы государственно-общественного управления (организацию деятельности), через самоуправление, самоорганизацию. Субъекты самоорганизации через взаимодействие с общегосударственными и региональными структурами оказывают регулирующее и интегрирующее воздействие на различные социальные группы (средние слои, молодежные, гендерные, мигрантские группы и др.), вовлекая их в продуктивные трудовые практики. При этом самоуправление позволяют наряду с «субъектно-объектным» типом управления реализовать новый – «субъектно-субъ­ектный», т.е. диалогический – государственно-общественный.

Отмечено, что в институциональной системе реализации социально-трудового потенциала общества фиксируется дисфункциональная деятельность институтов3 (к примеру, культура, СМК, теневые структуры, коррупция и др.), что нару­шает нормативное взаимодействие в социальной среде. Эти процессы затрудняют реализацию социально-трудового потенциала общества практически на всех стадиях формирования и воспроизводства, распределения и использования, а также на стадии проектирования и моделирования СТП общества.

Такой подход позволяет автору диссертации в институциональных комплексах регулирования социально-трудового потенциала общества выделить институты-субъекты – организации разного типа и масштаба (государства, ассоциации, фирмы, общественные и международные организации и др.) и институты-механизмы – устойчивые правовые нормы и ценностно-норма­тивные ориентации. Институты-механизмы включают формальные правовые институты (Конституция, законы, указы, хартии и пр.) и неформальные (этос, этика труда, неправовые трудовые практики, «телефонное право», доверие и др.).

Социальное управление реализацией СТП общества в диссертационном исследовании рассматривается как управленческий проект, в котором субъект (субъекты) влияют на процесс с целью достижения необходимого (желательного) состояния его, используя для этого преимущественно внешние факторы-условия (оптимизируя их) в согласовании с внутренними тенденциями развития субъектов.

В диссертации показано, что праксиолого-социоинженерные познания открывают возможности для анализа и оценки социальных условий развития СТП общества на различных уровнях (микро-, мезо-, макро-, мега-) и позволяют с помощью инновационных технологий моделировать нужное состояние объекта. Автор подчеркивает, что эффективным путем реализации СТП общества на современном этапе является формирование системы средств проектирования, позволяющих получать сценарии его развития на основе анализа текущей ситуации; моделирования, позволяющего анализировать развитие СТП общества в ситуации бифуркаций и определять возможные последствия; методов контроля и коррекции его стихийного развития.

Разрешение существующих противоречий в использовании социально-трудового потенциала определяется через оптимизацию многоуровневой системы управления и совершенствование механизмов и способов управленческого воздействия на его реализацию. С одной стороны, учет текущих и перспективных потребностей государства и рынка труда; с другой – общих тенденций мирового развития; с третьей – соблюдение принципов реализации социально-трудового потенциала общества институциональными комплексами: поддержание социальными институтами (образования, культуры, СМК и др.) адекватных природе средств регулирования (ценности и этика труда, традиции, нравственные основы и т.д.), сбалансированность и опережающее их развитие при отборе наиболее жизнеспособных культурных образцов и учет менталитета ресурсных групп, усиление социальной и научной составляющей.

В диссертации подчеркивается, что проектирование и моделирование развития социально-трудового потенциала общества основывается на инструментальных знаниях, включающих принципы социально-диагностического анализа и социально-управленческую диагностику, систематизацию.

В системе социолого-управленческих показателей используется принцип позиционности, и они рассматриваются на «перекрестке позиций» международных показателей, что позволяет выявить, проанализировать, дать оценку тенденциям, закономерностям развития социально-трудового потенциала общества и оптимизации управления им на различных уровнях.

Диссертант отмечает, что информация по развитию и оценке СТП общества зависит от целей и задач исследования. Его общей оценкой может служить, к примеру, индекс развития человеческого потенциала – ИРЧП. При этом, если индекс образованности граждан России в 2000 году оставался близким к самым развитым странам (0,91), то индекс их долголетия составлял всего 0,67, а индекс дохода – 0,70, что соответствует уровню слаборазвитых стран.

Несбалансированность компонентов человеческого потенциала, делает необходимым выделение основных показателей регулирования СТП общества: социально-демографических, социально-экономических, профессионально-квалификационных, интеллектуально-образовательных, социокультурных и коммуникационных. Автором отмечается сложность обоснования некоторых показателей из-за отсутствия их представленности в государственной статистике.

К социально-демографическим  диссертант относит следующие показатели: структура населения (поколенческая, гендерная, поселенческая и миграционная), плотность проживания населения, средняя продолжительность жизни мужчин и женщин, соотношение рождений и смертей, доля пенсионеров в обществе.

Демографическое воспроизводство населения является основой воспроизводства СТП общества. Так, при сохранении нынешних показателей воспроизводства российского населения численность населения будет неуклонно снижаться, и к 2050 году ожидается снижение на 40 млн человек, что трансформирует структуру населения и социально-трудовой потенциал общества: увеличится диспропорция полов, население состарится. Так, доля пенсионеров в обществе из года в год увеличивается, и при сохранении действующей пенсионной системы их будет в 2 – 2,5 раза больше, чем сегодня в странах – лидерах современного экономического роста (США, Япония, Великобритания, Франция, Германия).

Коэффициенты рождаемости и смертности показывают, что ситуация в России детерминируется не только низкой рождаемостью, но и высокой смертностью, т.е. страна оказывается под двойным давлением, что отличает ее от западноевропейских стран.

Средняя ожидаемая продолжительность жизни (СОПЖ) в России на 8 – 12 лет меньше, чем в развитых странах.

Плотность проживания населения характеризуется неравномерностью заселения, освоения территории, что несет в себе проблемы, связанные с концентраций ресурсов на ее территории.

К социально-экономическим показателям диссертант относит: количество трудоспособного и экономически активного населения, отраслевая структура экономики и рынка труда, уровень и структура занятости и самозанятости, уровень и качество жизни населения, уровень оплаты труда, интенсивность труда, уровень производственного травматизма и санологические показатели (условия и гигиена труда, физическое и психическое здоровье населения и др.). В России удельный вес экономически активного населения в его общей численности достаточно высок (51%), по структуре сопоставим со странами ЕС и занимает среднее место. При этом автор акцентирует внимание на более низком потенциале здоровья экономически активного российского населения ввиду высокой доли населения, болеющего социально значимыми болезнями, высокого уровня инвалидизации, высокого уровня травматизма (в России данный показатель в 2,5 раза превышают аналогичные показатели в странах Евросоюза), неудовлетворительной санологической ситуации (с 1997 по 2006 гг. рост численности работников, занятых на производстве в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, вырос на 7,8%).

Диссертант акцентирует внимание на «недоиспользовании» труда социальных групп по видам и формам занятости (неполная занятость, удаленная и дистанционная работа); производительность труда во всех странах ЕС в среднем в 2,3 раза выше, чем в России.

Фиксируемые процессы в экономике отражаются в показателях: уровня и качества жизни населения (уровень бедности в России в 2004 году составил 17,8%, индекс Джини – 40,7, а у наиболее развитых стран этот индекс равен 25 – 25,4; почти треть россиян живет ниже этого стандарта); уровня заработной платы (доля зарплаты наемных работников в ВВП России – лишь 27%, тогда как в США – 64%, Швеции – 61%, Германии и Великобритании – 55%), который в России очень низок. По сути, оплата труда и пенсионное обеспечение в России являются факторами трудовой демотивации и тормозом экономического роста. Неслучайно первоочередной задачей в социальной политике стала борьба с бедностью и решение задач по увеличению средних слоев.

Профессионально-квалификационными показателями, по мнению автора, являются: уровень квалификации и профессионализма; профессиональная структура; уровень участия населения в повышении квалификации, дополнительном или пожизненном профессиональном образовании. Эти показатели характеризуют качество СТП общества, тенденции его развития. Структура российской рабочей силы характеризуется (по международным меркам) сверхпропорционально представленными наиболее и наименее квалифицированными профессиональными группами и слабо представленными профессиональными группами средней квалификации. Сказываются негативные тенденции в подготовке специалистов средней квалификации системой профтехобразования. Уровень квалификации и профессионализма, уровень участия населения в повышении квалификации, дополнительном или пожизненном профессиональном образовании имеют достаточно низкие показатели. Так, в российской экономике высшее образование имеют лишь 22,7% работающих, в то время как в экономически развитых странах доля взрослого населения, имеющего высшее образование, почти в два раза больше.

Интеллектуально-образовательные характеристики СТП общества диссертант определяет по показателям4: средняя про­должительность обучения занятого населения; полнота охвата начальным, средним и высшим образованием; число аспирантов в расчете на 100 тыс. занятых; число занятых исследованиями и разработками в расчете на 100 тыс. чел.; доля внутренних затрат на исследования и разработки в процентах ВРП. Авторский анализ выявил проблемы в этой сфере, а именно, что в регионах недостаточно развита система непрерывного образования. Так, по Приволжскому федеральному округу средняя продолжительность обучения составила 11,2 лет (к примеру, по г. Москве – 12,8), при этом 57% территорий по этому показателю имеют значения ниже, чем в среднем по Приволжскому округу.

Приведенные в диссертации статистические данные свидетельствуют о возрастании доли аспирантов, при этом их маршрут «аспирантура – диссертация – наука» изменился на «аспирантура – диссертация – бизнес» или «аспирантура – диссертация – эмиграция». Эти проблемы обусловливаются тем, что хотя по количеству ученых и инженеров, занятых НИОКР (в расчете на 1 млн населения), Россия занимает 9 место (после Норвегии, Исландии, Швеции, Швейцарии, США, Японии, Финляндии и Сингапура), то по доле затрат на НИОКР в ВВП она отстает в 2,6 раза.

Социокультурные и коммуникационные показатели отражаются в качественной диагностике их функционирования в поле СТП общества и отражают особенности функционирования коммуникаций в трудовых отношениях. Влияние на этот процесс оказывают особенности трудовой социализации, трудового этоса и нормативно-ценностное сознание различных групп населения, степень развития социального капитала и доверия. Уровень сформированности профессиональных и гражданских структур указывает на степень самоорганизации общества.

Диссертант, подводя итоги первой главы, обращает внимание на специфическую сложность управляемой системы СТП общества, ее глобальность, масштабность и многоуровневость управленческого воздействия.

Вторая глава «Социологические исследования механизмов управленческого воздействия на ресурсные группы в реализации социально-трудового потенциала общества» состоит из четырех параграфов: 2.1. Социальные проблемы воспроизводства групп среднего достатка как ресурсной основы социально-трудового потенциала общества; 2.2. Включение гендерных групп в реализацию социально-трудового потенциала общества как управленческая проблема; 2.3. Социальные механизмы включения молодежных групп в реализацию социально-трудового потенциала общества; 2.4. Организация мигрантских групп в реализации социально-трудового потенциала общества.

Данная глава посвящена анализу результатов социологических исследований механизмов и способов управленческого воздействия на ресурсные группы социально-трудового потенциала общества (группы среднего достатка, молодежные, гендерные, мигрантские группы и др.), которые занимают важное место в развиваемой концепции.

В этой связи в диссертации, в рамках различных подходов, сложившихся как в зарубежной, так и в отечественной науке, рассмотрены проблемы исследования групп среднего достатка (средних слоев) населения в контексте реализации СПТ общества.

В диссертации на основе анализа многочисленных социологических исследований, в том числе авторских, обосновано, что группы среднего достатка являются ресурсной базой воспроизводства качественного социально-трудового потенциала общества, так как обладают более высоким потенциалом здоровья, образования, квалификации, инноваций и адаптационных ресурсов. Эти группы оказывают существенное влияние на управленческие механизмы реализации социально-трудового потенциала.

Аналитические исследования Всемирного банка показывают, что к средним слоям населения по уровню их среднедушевого дохода в странах развитой экономики относят людей с доходом $3500 – 8000 на члена семьи (США, Японии, Швейцарии, Великобритании), $2000 – в Германии, $1000 – в Испании и Португалии и $500 – 3000 – в России. Автор поддерживает мнение о том, что доля средних слоев является дифференцированной по странам, регионам и варьируется в зависимости от экономического положения стран.

Результаты эмпирических исследований, в том числе авторских, показали, что расширенное воспроизводство групп среднего достатка является непростой задачей. По различным оценкам, в России средний класс составляет 6 – 50%, и вопросы, связанные с выделением средних слоев, по-прежнему остаются остро дискуссионными. 

По мнению диссертанта, планы по увеличению доли средних слоев в России до 60 – 70% к 2020 году, обозначенные Президентом Российской Федерации, являются стратегическими планами в реализации социально-трудового потенциала общества. На пути решения этой задачи автором отмечаются следующие проблемы. Во-первых, они связаны с тем, что около 13,4% населения имеет среднедушевой доход ниже прожиточного минимума. Более четверти россиян – пенсионеры, средний размер их пенсии лишь немного превысил прожиточный минимум. Во-вторых, ограничения доступности к медицинским и образовательным услугам основной массы населения не способствуют росту численности средних слоев.

В диссертации подчеркивается, что принятые в 2005, 2008 годах на государственном и региональном уровне приняты меры по поддержке малого и среднего бизнеса, которые включают ряд направлений по их развитию. Для увеличения доли средних групп населения потребуются дальнейшие дополнительные финансовые, институциональные, интеллектуальные ресурсы, а также качественное переосмысление и расширение социальной практики развития малого и среднего бизнеса.

Проведенное исследование позволило утверждать, что численность средних групп в провинции может быть интегрированным показателем успешности социальных преобразований на различных уровнях общества, свидетельствовать об уровне и качестве жизни населения, степени адаптации населения к экономическим преобразованиям, способности к качественному воспроизводству населения и формирования качественного социально-трудового потенциала региона.

Диссертант проводит ретроспективный анализ регулирования гендерного неравенства в трудовой сфере. На основе анализа многочисленных социологических исследований автором аргументируется положение о том, что переход к рыночной экономике требует корректировки в управлении развитием социально-трудового потенциала общества в гендерном аспекте. Это связано прежде всего с преодолением эффекта «стеклянного потолка», проявляющегося в горизонтальной (женщины концентрируются в менее доходных отраслях производства) и вертикальной дискриминации (к примеру, 63% руководителей организаций – мужчины и только 21% – женщины; в законодательных органах и государственных управленческих структурах женщин 28%); неравенства в заработках, что обусловлено отраслевой и региональной сегрегацией и др.

Диссертант, отмечая важность и возможность расширения продуктивных трудовых практик женщин (без ущерба для их здоровья и репродутивного поведения), обосновывает это положение данными статистики и данными социологических исследований: численность женщин больше численности мужчин на 6,5%; средняя продолжительность жизни мужчин ниже женской примерно на 12 лет (к примеру, российские мужчины живут в среднем на 15 лет, а женщины на 8 лет меньше американцев; на 17 и 11 лет (соответственно) меньше французов и на 20 и 13 лет меньше японцев); высокие показатели по «мужскому» производственному травматизму (в 3,5 раза выше, чем у женщин); уровень образования у женщин более высокий, чем у мужчин (высшее и среднее образование имеют 64,6% женщин и 48,7% мужчин) и др.

В диссертации акцентируется внимание на совершенствовании механизмов и способов управленческого воздействии на реализацию социально-трудового потенциала и преодолении «гендерной асимметрии», которые провозглашены ООН в Декларации тысячелетия. Диссертантом особо подчеркивается необходимость учета гендерных аспектов в стратегии воспроизводства населения, которая наметились в странах ЕС. Это прежде всего связано с низкой рождаемостью, повышением среднего возраста матери, увеличением доли внебрачных детей и др., расширением доступности к непрерывному образованию при использовании информационно-телекоммуникационных технологий в женской занятости (по данным МОТ, среди пользователей российского интернета женщин всего 19% – это ниже, чем в Латинской Америке, где эта цифра составляет 38%) и др.

В диссертации аргументируется положение о том, что включение гендерных групп в реализацию социально-трудового потенциала общества является управленческой проблемой, которая находит свое отражение и пересекается с особенностями вовлечения в продуктивные трудовые практики молодежи как ресурса социально-трудового потенциала современного общества. Проведенный анализ многочисленных социологических исследований, в том числе авторских, позволяет диссертанту сделать вывод о том, что проблемы молодежи не остаются без внимания со стороны исследователей, политиков, властей. Тем не менее многочисленные молодежные проблемы аккумулируют задачи реализации социально-трудового потенциала общества, которые требуют поиска социальных механизмов включения молодежных групп в реализацию социально-трудового потенциала общества.

В этой связи в диссертации анализируются и общаются данные статистики и многочисленных социологических исследований. В ноябре – декабре 2005 года при участии диссертанта проведено социологическое исследование «Жизненные перспективы молодежи в регионах скромного достатка: Пензенской, Ульяновской областях и Республике Мордовия» (рук. проекта – М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова, В.В. Маркин). Результаты опроса выявили иерархию факторов, которые влияют на становление молодежи как ресурса социально-трудового потенциала общества: материальное положение, здоровье, ценностные ориентации, образовательный уровень, самочувствие и др.

Результаты социологического исследования подтвердили многофакторность и многовекторность влияния акторов на процесс формирования, развития и вовлечения в трудовые практики молодежи. Анализ статистики свидетельствует о низком потенциале здоровья молодежи (так, по Приволжскому Федеральному округу каждый второй ребенок имеет хроническое заболевание).

Проведенное социологическое исследование подтвердило, что молодежь трудоустраивается в большей степени по специальностям, далеким от базового образования. Этот момент достаточно тревожен, так как отмечен высокий уровень безработицы, уход молодежи в сферу «теневой» экономики и  появление устойчивых маргинальных групп молодежи, не имеющих профессиональной подготовки, среднего образования, увеличивается возраст вступления молодежи в трудовую деятельность.

Эмпирические исследования показывают, что одной из причин  происходящих процессов является деформации в трудовой социализации и самоопределении молодых людей, что ведет к несформированности ценностных трудовых ориентаций молодежи и  деформации социально-нравственных устоев и др. В результате социологического исследования выявлены разноплановые тенденции: с одной стороны, у 50,3% респондентов зафиксирована мотивация к труду – «много работать и хорошо зарабатывать»; с другой – эмпирические данные мнений молодежи о достижении успеха в жизни очень мозаичны и отражают, наряду с продуктивными стратегиями (амбиции – 75,9%, способности – 71,2%, трудолюбие – 70,0%) и «партенализм» и «надежду на связи» (зафиксированы у 2/3 респондентов).

Опросы экспертов из числа сотрудников кадровых агентств и работодателей позволили диссертанту определить и некоторые объективные причины невостребованности выпускников вузов: недостаточный уровень подготовки для работы по специальности, отсутствие опыта работы, слабая сформированность профессионально важных качеств и др. Данные статистики подтверждают данные экспертного опроса поступивших в вузы в 2007 году: лишь 33,5% обучаются за счет бюджетных средств; в настоящее время 37,9% окончивших образовательные учреждения, из числа молодежи в возрасте до 29 лет, являются безработными.

Кризисные явления в экономике вносят коррективы в самоопределение и самореализацию молодежи. Так, по прогнозам субъектов Российской Федерации5, по профессионально-квалификационной структуре сегодня имеют риск быть нетрудоустроенными выпускники с образованием экономического (30%), гуманитарного (11%), педагогического (7%), сельскохозяйственного (6%) и строительного (5%) профилей.

Установлено, что недостаточная эффективность проводимой государственной молодежной политики приводит к снижению человеческого и социально-трудового потенциала. По мнению диссертанта, в такой ситуации создается необходимость вовлечения молодежи в продуктивные трудовые практики, корректировки государственной политики, так как разрешение реальных молодежных проблем  выходит за пределы полномочий и компетенций существующих в Российской Федерации ведомств (Федерального агентства по делам молодежи, Федеральной службы по труду и занятости).

Диссертант, анализируя данные статистики, отмечает, что в первой четверти XXI века прогнозируется демографический провал, который компенсировать за счет наметившихся тенденций повышения рождаемости невозможно, так как они не могут немедленно принести адекватный результат. Реальный выход из сложившейся ситуации – привлечение труда мигрантов. Миграция, самоорганизуясь, более гибко реагирует на внешние факторы и при эффективных управленческих механизмах способна восполнить трудовые ресурсы на ближайшие десятилетия. В этой связи диссертант приходит к мнению, что в процессе трудовой миграции отмечаются две тенденции: она рассматривается как ресурс социально-трудового потенциала общества и как «вызов» системе государственного управления развитием социально-трудового потенциала современного российского общества. Однако на сегодняшний день эта система характеризуется стратегической неопределенностью, неустойчивостью, внутренней противоречивостью, наличием целого ряда неблагоприятных тенденций. Исследования и практика показывают, что современная миграция приобрела международный характер и отличается усилением интенсивности, нарастанием асимметрии в потоках низко- и высококвалифицированной рабочей силы, образованием анклавов6 и др.

Диссертант, опираясь на данные статистики, различные исследования и личный опыт работы в органах Госкомтруда СССР и РФ (1984 – 1996 гг.) и в Роструде (2008 – 2009 гг.), подчеркивает, что трудовая миграция (региональная, межрегиональная, международная) в доперестроечный период имела форму «нормальной миграции» (движение молодежи на учебу и после окончания учебы, служба в армии), регулируемый характер (организованный набор рабочих на сезонные работы, комплектование крупных предприятий и др.). В 1990-е годы трудовая миграция смещается в сторону вынужденной миграции (в том числе по экономическим причинам) и представляет собой форму самоорганизации и самозанятости. При этом автором акцентируется внимание на том, что миграция, оказывает не всегда позитивное влияние на социально-экономическое развитие общества, на характер трудовых практик и на управление развитием социально-трудового потенциала современного российского общества.

Содержательный анализ данных статистики, нормативных правовых документов и различных подходов к регулированию трудовой миграции исследователями позволили диссертанту выявить основные проблемы, связанные с вовлечением в продуктивные практики мигрантов, которые вносят коррективы в жизнь российского социума, существенно изменяют конфигурацию социально-трудового потенциала общества и требуют поиска новых управленческих механизмов его регулирования.

Во-первых, масштабы миграции не поддаются точному исчислению: только по отношению 2005 года к 2004 году она увеличилась в 1,5 раза. Самым большим «миграционным насосом» являются центральные регионы России, а Приволжский округ не имеет миграционного прироста, так сальдо миграции отрицательное (–1,8%) и превышает в два раза показатели по Российской Федерации (–0,9%).

Во-вторых, анализ этнического состава миграции показывает, что более половины всех легальных мигрантов, прибывающих в Россию, являются русскоязычными гражданами из стран СНГ, и 48,8% иностранной рабочей силы  составили граждане государств, с ко­торыми у РФ установлен визовый порядок въезда (Китай – 94,4 тыс. чел., Турция – 48,7 тыс. чел., Вьетнам – 36,3 тыс. чел., КНДР – 15,1 тыс. чел.). В диссертации отмечается, что, по различным данным, через теневую инфраструктуру трудовой миграции проходит более 90% потока; государственные каналы трудовой миграции и официально действующие сервисы (в том числе и негосударственные) «обслуживают» не более 5%, что «консервирует» теневые социально-экономические отношения и вносит осложнения в регулирование СТП общества.

В-третьих, анализ данных результатов исследования (опрос МОМ, 2006 г.), выявляющего структуру мигрантов по сферам занятости, показал, что 39% мигрантов работают в строительной отрасли, 30% – в торговле, 10% – в промышленности, 7% – в сельском хозяйстве, 5% – в транспортной отрасли. Результаты социологического исследования свидетельствуют о неоднородном национальном составе мигрантов, слабом владении ими русским языком, о низком образовательном и профессиональном уровне, при этом 40 – 50% мигрантов относятся к группе крайне бедных и др.

Автор поддерживает мнение о том, что существующий состав мигрантов аккумулирует конфликтность в социуме, проблемы жизнеустройства и адаптации. При этом вытесняется дешевая рабочая сила местного населения, вносятся элементы дестабилизации в механизм рынка труда. В работе отмечается, что на мировых рынках труда мигранты в основном занимают рабочие места, не пользующиеся спросом у местных работников (грязная, тяжелая и/или опасная работа, не требующая квалификации, труд повышенной интенсивности, обслуживание в частной сфере и др.), в теневом и криминальном секторах экономики и  по сезонной занятости. В России миграция имеет отличительные черты.

В диссертации делается вывод, что в области государственной политики важно не допустить асимметричности в потоках миграции в Россию низкоквалифицированной рабочей силы и эмиграции квалифицированных профессионалов (менеджеры, ученые, работники высокотехнологичных производств, IT-специалисты и т.п.). Такие процессы приводят к дефициту квалифицированных кадров, что является реальным тормозом экономического развития страны.

Необходимо решение существующих противоречий между потребностью в трудовых ресурсах (при имеющейся низкой автоматизации производства и организации труда), проблемой неизбежности привлечения труда мигрантов и оптимизацией государственной политики. Очевидна глобальность и сложность выработки и реализации миграционной политики, так как она выходит далеко за пределы полномочий и возможностей существующих в Российской Федерации ведомств. Неслучайно осенью 2008 года в ЕС принят ряд положений, позволяющих координировать действия в вопросах трудовой миграции: законодательные барьеры, препятствующие нелегальной миграции; квотирование рабочих мест для мигрантов и др.

В работе автором аккумулируется вывод о том, что требуется пересмотреть стратегию государства в области труда и выстроить концепцию управления развитием социально-трудового потенциала с учетом методов современной теории социологии управления. Для реализации этой задачи в диссертации предлагается принятие национальных программ «Здоровье нации» и «Уровень и качество жизни», предусматривающих комплекс управленческих мер по формированию социально-ресурсной базы социально-трудового потенциала, в частности, расширенного воспроизводства средних слоев: разработка эффективных стратегий развития социальной сферы (здравоохранения, образования и сферы услуг), управленческих технологий по стимулированию профессиональной и творческой самореализации; повышение благосостояния граждан, улучшение уровня и качества их жизни; получение конкурентоспособного образования и качественных социальных услуг, улучшение системы пенсионного обеспечения и др.

При этом возникает необходимость выработки государственной концепции, предусматривающей скоординированную деятельность всех основных социальных субъектов под эгидой государства, заинтересованных в воспроизводстве здорового молодого поколения как ресурса СТП общества; создания условий для их ранней и последующей социализации, формирования инфраструктуры досуга; организации доступности к качественным медицинским услугам и качественному образованию; вовлечения молодежи в продуктивную занятость.

В части регулирования социально-трудового потенциала российского общества в гендерном аспекте автор полагает, что национальные программы должны включать следующие концептуальные положения: снижение доли тяжелого труда, вредных условий труда и производственного травматизма и повышение качества жизни (за счет снижения уровня социально значимых болезней, алкоголизации, производственного травматизма); удлинение трудовой жизни женщин и мужчин за счет внедрения гибких режимов занятости (неполный рабочий день, гибкий режим, дистанционные и телеработы и др.); минимизация гендерных различий в заработках в отраслевом, региональном секторе; привлечение женщин в структуры управления, что обеспечит «гуманизацию» властно-регулирующих структур и устойчивое развитие страны; предоставление оплачиваемых услуг по уходу за детьми и стариками.

В результате анализа проблем, возникающих при формировании социально-трудового потенциала общества, автор окончательно приходит к мнению, что отсутствие целевой установки, недостаточное использование научных разработок в системе управления, без учета тенденций развития социально-ресурсных групп и социокультурной основы, приводит к малой управляемости и негибкости системы в целом, неэффективности управления. Поэтому, по мнению автора, в целях организованного включения мигрантских групп в правовые трудовые практики необходимо системное управление развитием социально-трудового потенциала общества и соответствующие управленческие механизмы, которые должны включать детализированную и многоаспектную нормативно-правовую базу, отлаженный статистический учет, научное сопровождение, что будет способствовать переходу количества трудовых мигрантов в качество социально-трудового потенциала общества.

Пополнение социально-ресурсной основы социально-трудового потенциала российского общества возможно при включении в управленческую практику социальных технологий на различных уровнях.

Третья глава «Оптимизация управления развитием социально-трудового потенциала российского общества» содержит четыре параграфа: 3.1. Интеграция образования, науки и производства как фактор управления развитием социально-трудового потенциала общества; 3.2. Социальная роль рынка труда в реализации социально-трудового потенциала российского общества; 3.3. Нормативно-правовые механизмы управления развитием социально-трудового потенциала общества; 3.4. Социокультурная основа управления развитием социально-трудового потенциала современного российского общества.

В этой главе рассмотрены современные практики и технологии управления развитием социально-трудового потенциала российского общества. Современное управление развитием СПТ общества невозможно без технологизации этого процесса; привлечения к управлению профессиональных органов и институтов гражданского общества, бизнес-сообщества; включения в общественный контроль экспертизы; использования информационных технологий, способствующих минимизации субъективных решений; трансформации социокультурной основы регулирования СТП общества.

В диссертации исследованы тенденции изменений в процессах интеграции образования, науки и производства, влияющих на управление развитием социально-трудового потенциала общества. Все ускоряющиеся темпы обновления техники и технологий предполагают социальную востребованность в профессиональных кадрах, которые  должны быть квалифицированными, мобильными и соответствовать современным требованиям производства.

Как показал анализ, проблемы интеграции образования, науки и производства находятся в фокусе внимания Правительства Российской Федерации. Тем не менее, потребности современного российского общества в высокопрофессиональных кадрах значительно деформированы за счет переплетениия спроса на низко- и высококвалифицированный труд, сдвига от технических в сторону экономических, гуманитарных профессий. Эти процессы приводят к оттоку за рубеж квалифицированных специалистов и инновационных технологий, результаты научно-технической деятельности в основной своей массе не доводятся до стадии коммерциализации и эффективной реализации на внутреннем и внешнем рынках, усиливается технологи­ческая и кадровая зависимость России. В целом пока не найдена современная модель эффективного взаимодействия образования, науки и производства с инновационным бизнесом по реагированию на новые потребности общества, что отражается на управлении развитием СТП общества.

Автором проблемы взаимодействия этих сфер выделены отдельно. Так, российская система образования ранее ориентировалась на  завершенный тип образования для обеспечения всей социальной и профессиональной деятельности работника. Эта система в современных условиях не обеспечивает инновационный подход к подготовке специалистов. Переход к экономике и обществу, основанных на знании, должен сопровождаться переходом к государственно-общественному регулированию (создание коллегиальных органов и структур, координационных советов, ассоциаций педагогов инновационных учреждений, попечительских советов и т.д.) и процессом непрерывного образования – «учения длиною в жизнь» и опережающего обучения.

По общему признанию экспертов-работодателей, педагогов вузов, кадровая подготовка специалистов в вузах является сегодня наиболее сложной и противоречивой проблемой. С одной стороны, отмечается количественный рост студенческого и аспирантского корпуса. С начала 90-х годов число вузов в Российской Федерации возросло в 2 раза, а численность студентов – в 2,6 раза. Доля лиц с высшим образованием среди занятого в экономике населения в настоящее время составляет 27,8%. С другой стороны, наметились тенденции девальвации образования, фиксируется несоответствие структуры профессионального образования с перспективными потребностями рынка труда по квалификационному уровню и профессиональной структуре.

Сфера науки демонстрирует снижение научного потенциала; неэффективность использования в практике научных разработок, уменьшение научных и проектных организаций; слабую связь с промышленностью, низкий уровень внедрения фундаментальных исследований и др. Сфера производства имеет свои специфические проблемы: устаревшая техническая база большинства российских предприятий, низкая инновационность производства и производительности труда и др.

Современные тенденции открытия сборочных производств с отсутствием конструкторско-инженерной работы, по глубокому убеждению диссертанта, не способствуют наращиванию инженерной и профессиональной компетенции. Так, при таком развитии процессов интеграции и таких тенденциях управлением экономики, к 2010 году ожидается отставание развития технологий в Российской Федерации практически по всем направлениям7, что затрудняет процесс управления развитием СПТ общества.

В этой связи диссертантом обращено внимание на похожие негативные тенденции в экономике середины 80-х годов в США, когда правительство для инновационного развития общества выработало стратегию поддержания «инновационной способности нации»: развитие науки как основы инновационной деятельности; адекватное развитие других элементов научно-технического процесса (производства, маркетинга высокотехнологичных продуктов и др.); создание здоровой финансовой системы, способной поддерживать инновации на всех стадиях разработки и коммерциализации, включая самые ранние, и рекомендации по совершенствованию инженерного образования и ликвидации проблемы деградации инженерных кадров.

Как показывает проведенный в диссертации исследовательский анализ, интеграция является важнейшим фактором социально-экономического прогресса стран, ведет к повышению производительности труда (к примеру, увеличение производительности труда обеспечивает 68% экономического роста США, а 75% роста обеспечивают интеллектуальные факторы), эффективности и оптимизации производства, способствует появлению новых форм организации научной, производственной, образовательной деятельности, содействует слиянию академических и практических форм производства. А при эффективном регулятивном воздействии со стороны государства приводит производительные силы и производственные отношения к их качественному изменению, что обусловливает изменение профессиональной структуры социально-трудового потенциала общества и управленческих механизмов его регулирования.

Автор сходится во мнении со специалистами, что интеграционные процессы порождают и отражают новые технологии, а технологии способствуют возникновению нового класса технических специалистов, новых социальных и трудовых взаимоотношений, отвечающих новым условиям и новой культуре производства; создают новый способ мышления, новые рациональности и технологии регулирования этих процессов. Интеграция этих сфер является комплексным показателем цивилизационного развития общества, состояния его экономики, социальной системы, культуры, обусловливает новое технологическое обеспечение образования, науки и производства и адекватных механизмов их регулирования  в контексте развития СТП общества.

Диссертант, обобщая многочисленные исследования по теме перспектив интеграции образования, науки и производства в управлении развитием социально-трудового потенциала общества, приходит к выводу, что процесс интеграции образования, науки и производства требует иных подходов к организации их взаимодействия. Автором определяется стратегия интеграции образования, науки и производства, которая предусматривает создание инновационной технологии по типу «образование – наука – технология – производство – рынок», что будет способствовать развитию инновационной экономики и управлению развитием нового качества социально-трудового потенциала общества. Автор подчеркивает, что необходима выработка стратегии по преодолению негативных тенденций в интеграционных процессах образования, науки и производства в контексте управления СТП общества и включение ее в национальную программу «Образование – кадры – технологии».

В диссертации показана социальная роль рынка труда в реализации социально-трудового потенциала российского общества. Сбалансированность рабочей силы на рынке труда является индикатором качества управления развитием социально-трудового потенциала общества. Рынок находится под влиянием пересечения общегосударственного, или национального, локального, регионального, международного рынков труда. Развитие этих рынков обусловливается специфическими особенностями территорий, их протяженностью и плотностью проживающего населения, географическим положением. В национальном рынке труда отражаются конкурентно-рыночные отношения, процессы СТП общества развиваются и пересекаются в нём, образуя три взаимосвязанных и взаимодействующих эволюционных потока: экономика (производственная и профессиональная структура), развитие субъектов труда (творческого, профессионального и социокультурного потенциалов), развитие социальных отношений (государственных, общественных, социокультурных и трудовых).

В связи со складывающейся кризисной ситуацией, а также в целях получения оперативной информации о её изменении с октября 2008 года Минздравсоцразвития России и Роструд отслеживают ситуацию на рынке труда в мониторинговом режиме. Данные мониторинга свидетельствуют об увеличении численности уволенных работников и количества зарегистрированных граждан в органах государственной службы занятости, так, численность регистрируемых безработных на конец марта 2009 года достигла свыше 2 млн чел. (рис. 2).

Рис. 2. Количество зарегистрированных граждан в государственных органах службы занятости (тыс. чел)

Предполагаемые увольнения затронут в первую очередь такие отрасли экономики, как машиностроение, металлургия, химическая промышленность, строительство, что внесет новые проблемы с регулированием кадрового потенциала в субъектах Российской Федерации.

В диссертации анализируются особенности функционирования рынков труда развитых стран (США, Японии, Германии, Щвеции и др.). Особо диссертантом отмечается гибкая система управления трудом в Японии, в которой, с одной стороны, сохраняется преемственность традиций в управлении (принципы пожизненного найма и повозрастной оплаты труда), и поддерживают ее 56,8% фирм, с другой – происходит трансформирование этой системы управления по смешанному типу (система пожизненного найма с реформированием системы материального стимулирования – 32,4% фирм) и в сторону новых рыночных трудовых отношений (10,8% фирм). 

Автор убедительно показывает, что Концепция действий на рынке труда на 2008 – 2010 годы имеет формат рамочного документа о намерениях движения к межведомственному взаимодействию заинтересованных ведомствам, включает стратегию для дальнейшей разработки управленческих мер по реализации поставленных целей. Диссертант, опираясь на результаты анализа Концепции и на данные статистики, определяет некоторые тенденции, складывающиеся на российском национальном рынке труда, и подчеркивает его социальную роль в развитии социально-трудового потенциала.

Ситуация на рынке труда, возникшая в IV квартале 2008 года, обнажила проблемы, решение которых потребует комплексной доработки Концепции. Во-первых, в России 56,4% работников заняты в экономике в частном секторе, в государственном и муниципальном – 32%. Во-вторых, формальная занятость не обеспечивает дохода выше прожиточного минимума (ПМ) одному из каждых четырех работников, практически в каждой второй российской семье есть работники с заработной платой ниже ПМ. В-третьих, существующее пенсионное обеспечение восполняет утраченную заработную плату лишь на 23% (в Германии – 46%, США – 40%, Великобритании – 37%) и так же, как и заработная плата работающих, является фактором демотивации к труду. В-четвертых, низкие совокупные расходы России (17,1% ВВП) на социальные цели существенно уступают аналогичным расходам в странах с развитой экономикой (в США – 20,7%, Швеции – 40%, Германии – 36,8%, Франции – 35,2%, Норвегии – 33,4%), что негативно отражается на управлении развитием трудового потенциала работника, организаций и общества в целом.

В диссертации подчеркивается, что для полноценного функционирования рынка труда как фактора реализации СТП общества необходимо использовать опыт развитых стран по созданию институциональной основы развития национального рынка труда, что потребует, по мнению автора, принятия государственной программы «Национальный рынок труда».

Институциональное поле реализации СПТ общества в контексте развития национального рынка труда должно включать: соответствующую управляющую систему (Министерство труда Российской Федерации), системные законодательные акты и нормы регулирования (на уровне государства, отраслей и организаций); развитую инфраструктуру; регламенты взаимоотношений в правовых границах между субъектами рынка труда (работники и работодатели, профсоюзы, ассоциации работодателей, службы занятости); программы по преодолению асимметрии на рынке труда – структурной и поселенческой.

По мнению диссертанта, в многоуровневые программы (государственная, региональная, отраслевая) должны быть включены общественные и профессиональные объединения, бизнес-сообщества, а программы должны содержать выработку мер по регулированию рынков труда (национального, локального): установление адекватного гарантированного минимума заработной платы; наличие действенной системы коллективно-договорного регулирования отношений в сфере труда; отражать механизмы по повышению мотивации на труд и формирование ценностно-нормативных основ труда (через корпорации, профессиональные объединения, эффективный менеджмент и др.) и др.

В диссертации подчеркивается, что важно развивать горизонтальные, сетевые взаимодействия как между регионами, так и между различными органами федерального Центра, что повысит управляемость реализацией СПТ общества. В этой связи в диссертации приводятся данные результатов экспертного опроса, проведенного в 2007 году Центром региональной социологии ИС РАН (научный руководитель – В.В. Маркин), которые показали, что у различных субъектов РФ имеются различия в управленческих механизмах регулирования социально-трудового потенциала, в учете человеческого фактора в развитии региона (так, в этом контексте трудовой потенциал поставлен экспертами лишь на третье место).

Автор обобщает нормативно-правовые механизмы управления развитием социально-трудового потенциала общества, выявляет основные субъекты управляющей системы: государственные институты, международные организации (ООН, Всемирный банк, МОТ, Европейский союз и др.) и общественные структуры (общественные, профессиональные организации и бизнес-структуры и др.).

В диссертации приводится классификация социальных технологий регулирования социально-трудового потенциала, которая определяется государственными социальными приоритетами, и их реализация на различных уровнях (международном, национальном, региональном, отраслевом, локальном) и в основных сферах жизнедеятельности (экономической, социальной, социокультурной). На этих уровнях и в сферах используются методы прогнозирования, социодиагностики, моделирования, социального контроля. По выполнению функций они разделяются на прогнозирующие, информационные, обучающие, внедренческие и социального контроля. Технологии пересекаются и связывают различные уровни регулирования СТП общества, способствуют формированию единого институционального пространства его развития.

Диссертант подчеркивает, что на региональном уровне в силу экономических, социальных причин формируются и функционируют различные социальные практики, оказывающие регулирующее влияние на развитие качества социально-трудового потенциала: на государственном (службы занятости, социальной защиты, профессиональные союзы, трипаратизм и др.), отраслевом (профессиональные союзы, система подготовки и переподготовки кадров, социальное партнерство и др.) и на общественном уровне (кадровые агентства и службы, волонтерство, общественные и профессиональные организации, кадровый аутсорсинг и др.).

Автор отмечает, что в условиях глобализации и интеграции государство как центральный институт власти испытывает серьезные воздействия на современный правовой, нормативный и социальный порядок в трудовой сфере со стороны глобального общества, международных институтов, которые культивируют глобальные технологии по поддержанию стандартов жизнедеятельности.

Интеграция России в мировое сообщество обусловливает вхождение ее в международные организации, а также ратификацию конвенций, хартий, касающихся регулирования социально-трудовых отношений, установления международных стандартов в области социальной защиты по условиям труда, уровню и качеству жизни (МОТ, ЕС, ЮНЕСКО) и др.

Одно из основных положений диссертационного исследования, включенное в концептуальные основы управления развитием СТП общества, заключается в том, что государственно-общественное управление его развитием осуществляется согласно государственных приоритетов, с привлечением общественных и профессиональных организаций и бизнес-сообщества. Их реализация осуществляется в рамках принятия национальных проектов по направлениям: «Здоровье нации», «Образование – кадры – технологии», «Уровень и качество жизни», «Национальный рынок труда».

В диссертации акцентируется внимание на том, что управленческое воздействие на развитие социально-трудового потенциала российского общества предполагает сосредоточение не только на процессах конструирования инновационных систем управления, но, прежде всего, формирование социокультурной основы регулирования СТП. Показано, что конструирование этой основы обусловливается историческим наследием, существующим социальным порядком, правовым и процедурным взаимодействием социальных акторов и является непростой задачей.

Социологические исследования, в том числе авторские, показывают, что пространство современной России пока не имеет сложившейся системы ценностных принципов и ориентиров, в обществе, культуре и трудовой сфере действует множество разноплановых и противоречивых по своему характеру тенденций. Так, в процесс социализации включены не только агенты, но и контрагенты (СМК, теневые структуры, коррупция и др.), которые способствуют распространению и институционализации неправовых трудовых практик. Как показывает практика и проведенный анализ данных исследований, развитие этих тенденций – результат низкого качества и исполнения трудового законодательства, слабо поставленного контроля трудовых отношений и недостаточной законопослушности работников, так как «субъективные формы профессиональной деятельности людей (поведенческие установки, навыки, мера самодисциплины и т.п.) задаются объективной логикой соответствующей социальной системой»8.

Автором отмечено, что изменения социально-трудовых практик не только зависят от реформирования социальных институтов, а опосредуются особенно­стями национальной культуры, нормами и ценностями труда, существенно зависят от принятия ценностей и культурных норм ресурсными и продвинутыми мас­совыми группами общества (молодежными и средними слоями).

В диссертации делается вывод о том, что для социокультурной основы управления развитием СТП общества органам государственного управления необходимо, привлекая гражданские институты, через социальные  механизмы внедрять самоорганизующуюся практику, регламентирование ее отдельных звеньев, руководствуясь при этом ценностно-смысловыми ориентирами, закрепленными в отечественной культуре, учитывая, с одной стороны, сохранение культурного наследия, с другой – развитие общества по инновационному пути.

Анализ особенностей трудовой социализации, становления корпоративной культуры, функционирования человеческого и социального капитала в обществе позволил диссертанту сформулировать задачи по формированию социокультурной основы управления развитием социально-трудового потенциала российского общества и концептуализировать современную социокультурную стратегию управления СТП общества. Эта стратегия, по мнению автора, должна предусматривать: создание института социализации (семья, СМК, система образования, институт досуга, институт наставничества, социальной защиты и др.), института корпоративной культуры, внедрение рациональных норм труда, формирование человеческого (здоровой, образованной нации, высокого уровня и качества жизни и др.) и социального капитала (неформальные социальные нормы, степень доверия индивидов общественным институтам и др.) на различных уровнях и др. Взаимодействие и взаимовлияние акторов на этих уровнях порождают синергетический эффект. При этом технологии РR и социального маркетинга входят в управляющую структуру СТП общества, обеспечивают коммуникативный процесс, где важны диффузный и иные эффекты управляемого воздействия, играющие первостепенное значение при продвижении идей корпоративной культуры и рациональной этики.

В Заключении даны выводы и обобщения по материалам диссертационного исследования, аккумулируются положения, представленные в главах диссертации, сформулировано решение научной проблемы.

В результате исследования автором акцентировано внимание на выделении в предметном поле социологии управления объекта научного изучения – социально-трудового потенциала общества. Определена социологическая  сущность социально-трудового потенциала общества как совокупность действительного (реального) и потенциально возможного труда различных социальных групп, которые определяют его качество и количество, реализуемые при взаимодействии и целевой установке по его воспроизводству, использованию и развитию.

Автор рассматривает социально-трудовой потенциал общества как результат трансформаций социально-трудовых отношений и изменений в социально-демографических, социально-экономических, институциональных, социокультурных процессах.

В результате проведенного исследования автором для решения проблемы предложена система мер по оптимизации управления развитием социально-трудового потенциала российского общества в современных социально-экономических условиях. Определены перспективы изучения социально-трудового потенциала общества в предметном поле социологии управления как объекта научных исследований. Намечены пути дальнейшего анализа проблем, затронутых в диссертационном исследовании.

Основное содержание диссертационного исследования изложено в следующих публикациях автора:

Монографии

1. Кижеватова В.А. Регулирование социально-трудового потенциала современного российского общества: социолого-управленческий анализ [Текст]: моногр. – Ульяновск, 2007. – 136 с. (8,6 п.л.).

2. Кижеватова В.А Социально-трудовой потенциал современного российского общества: структура, факторы и практики развития [Текст]: моногр. – Ульяновск: УлГУ, 2007. – 446 с. (24,3 п.л.).

3. Кижеватова В.А. Адаптация населения в трансформируемом обществе: анализ, прогнозы (региональный аспект) [Текст]: моногр. – Ульяновск: УлГУ, 2002. – 175 с. (9,01 п.л.).

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК России

4. Кижеватова В.А. Институциональный подход к регулированию социально-трудового потенциала российского общества [Текст] // Человек и труд. – 2008. – № 6. – С. 47-49 (0,3 п.л.).

5. Кижеватова В.А. Модернизация образования: общенациональная и региональная проекция [Текст] // Образование и социология. – 2008. – № 7. – С. 16-23 (в соавт. с В.В. Маркиным, авт. – 0,6 п.л.).

6. Кижеватова В.А. Стратегии регулирования социально-трудового потенциала [Текст] // Власть. – 2008. – № 4. – С. 56-60 (в соавт. с В.В. Маркиным, авт. – 0,4 п.л.).

7. Кижеватова В.А. Социальная диагностика трансформации социально-трудового потенциала российских регионов как инструмента управления [Текст] // Регионология. – 2008. – № 2. – С. 216-221 (0,3 п.л.).

8. Кижеватова В.А. Социально-трудовой потенциал общества: подходы к изучению и регулированию [Текст] // Человек и труд. – 2007. – № 11. – С. 47-49 (0,5 п.л.).

9. Кижеватова В.А. Средний класс как ресурс качественного воспроизводства социально-трудового потенциала общества [Текст] // Регионология. – 2006. – № 4. – С. 211-217 (0,2 п.л.).

10. Кижеватова В.А. Самоорганизация социокультурного пространства провинциального социума [Текст] // Социологические исследования. – 2006. – № 12. – С. 127-128 (0,3 п.л.).

11. Кижеватова В.А. Модернизация образования как условие развития трудовых ресурсов [Текст] // Человек и труд. – 2007. – № 3. – С. 63-67 (0,4 п.л.).

12. Кижеватова В.А. Общественное мнение в фокусе «спирали молчания» [Текст] // Изв. высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2006. – № 2. – С. 30-36 (0,5 п.л.).

Основные материалы в аналитических сборниках и материалы конференций по теме диссертации

13. Кижеватова В.А. Трудовая миграция в развитии социально-трудового потенциала [Текст] // III Всерос. Соц. конгресс «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия» [Тезисы]. М – 2008. – (0,2 п.л.).

14. Кижеватова В.А. Управленческий механизм государственно-общественного регулирования социально-трудового потенциала российского общества [Текст] // Вторая Всерос. науч. конф. «Социальное управление, коммуникация и социально-проектные технологии» [Материалы] / редкол. А.В. Тихонов (отв. ред.) и др. – М.: ИС РАН, 2008. – С. 133-139 (в соавт. с В.В. Маркиным, авт. – 0,3 п.л.).

15. Кижеватова В.А. Социальная политика в регулировании процессов формирования, использования и развития трудового потенциала общества [Текст] // Проблемы социальной защиты населения: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2008. – С. 5-7 (0,2 п.л.).

16. Кижеватова В.А. Регулирование национального рынка труда в развитии трудового потенциала российского общества [Текст] // Совершенствование системы управления организаций в современных условиях: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2008. – С.8-9 (0,2 п.л.).

17. Кижеватова В.А. К вопросу о регулятивном механизме формирования, использования и развития социально-трудового потенциала в обществе [Текст] // Пути реформирования социально-экономической модели трансформирующейся России: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2008 (0,2 п.л.).

18. Кижеватова В.А. Регулирование социально-трудового потенциала общества: современные практики и пути совершенствования [Текст] // Пути реформирования социально-экономической модели трансформирующейся России: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2008. (0,2 п.л.).

19. Кижеватова В.А. Социально-трудовой потенциал российского общества: социолого-управленческий подход [Текст] // Социальные проблемы труда в условиях перехода к инновационному развитию общества [Материалы]. – СПб., 2008 (в соавт. с В.В. Маркиным, авт. – 0,2 п.л.).

20. Кижеватова В.А. Интеллектуальный компонент социально-трудового потенциала регионов Приволжского федерального округа [Текст] // Региональная социология в России: Сб. материалов соц. исслед. / Отв. ред. В.В. Маркин; Ин-т социологии РАН. – М.: Экслибрис-Пресс, 2007. – С. 396-413 (1,1 п.л.).

21. Кижеватова В.А. Средний класс как основа качественного формирования трудового потенциала общества [Текст] // Изв. высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2007. – № 1. – С. 17-23 (0,7 п.л.).

22. Кижеватова В.А. Социальные институты в формировании трудового потенциала российского социума [Текст] // Россия ХХI века: пути и перспективы развития: Сб. тез. Всероссийской научно-практической конф. / под общ. ред. к. психол. н. В.Ф. Дубяги. – М.: Фонд «Общество», 2007. – С. 181-185 (0,2 п.л.).

23. Кижеватова В.А. Молодежь – интеллектуальный, профессиональный, культурный и нравственный потенциал нации [Текст] // Особенности российской культуры и менталитета как фактор социально-экономического развития страны: Бюл. научной программы Фонда модернизации и развития «Общество». – М., 2007. – № 2. – С. 331-353 (1 п.л.).

24. Кижеватова В.А. Гендерные аспекты развития социально-трудового потенциала российского общества [Текст] // Природа и человек: пол и гендер: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Ижевск, 2007. – С. 189-192 (0,2 п.л.).

25. Кижеватова В.А. Социолог в современном обществе: функции и области конфликтов [Текст] // Конфликты в социальной сфере и их регулирование: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Казань, 2007. – С. 33-36 (0,2 п.л.).

26. Кижеватова В.А. Связи с общественностью в местном самоуправлении [Текст] // Пост)сучасність і наука: соціологія у пошуках себе та суспільства / Збірник тез доповідей учасників V Міжнарод. наукової конф. студентів та аспір. [Тезисы]. – Харків: Видавн. центр Харк. націон. універс. імені В.Н. Каразіна, 2007 - С. 47-48 (в соавт. с А. Верхневой, авт. – 0,2 п.л.).

27. Кижеватова В.А. Доверие как основа социального капитала [Текст] // Самоорганизация социокультурного пространства Поволжских регионов: векторы, факторы, механизмы изменения: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Ульяновск, 2006. – С. 230-234 (в соавт. с В.В. Кривенковой, авт. – 0,1 п.л.).

28. Кижеватова В.А. Трудовой потенциал социума в трансформирующемся российском обществе [Текст] // Самоорганизация социокультурного пространства Поволжских регионов: векторы, факторы, механизмы изменения: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Ульяновск, 2006. – Ч. II. – С. 51-62 (0,45 п.л.).

29. Кижеватова В.А. Региональная социология адаптаций: перспективы развития [Текст] // «Самоорганизация социокультурного пространства Поволжских регионов: векторы, факторы, механизмы изменения: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Ульяновск, 2006. – Ч. II. – С. 62-63 (0,45 п.л.).

30. Кижеватова В.А. Этические дилеммы в деятельности социолога-исследователя и консультанта [Текст] // Состояние и перспективы развития высшего образования: Междунар. науч.-практ. конф. [Материалы]. – Сочи, 2006. – С. 99-101 (0,2 п.л.).

31. Кижеватова В.А. Корпоративная культура – основа формирования культурного сознания [Текст] // Проблемы развития регионального социума: Междунар. науч.-практ. конф. [Материалы]. – Саранск, 2006. – С. 402-404
(в соавт. с М. Казаевой, авт. – 0,1 п.л.).

32. Кижеватова В.А. О социологическом сопровождении связи с общественностью представительного органа местного самоуправления [Текст] // Актуальные проблемы связей с общественностью в современном российском обществе: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2005 (в соавт. с В.В. Клементьевым, авт. – 0,2 п.л.).

33. Кижеватова В.А. Средний класс в России: подходы к оценке в контексте реформы социальной сферы [Текст] // Проблемы реформирования социальной сферы в трансформационном обществе: региональный аспект: Междунар. науч-практ. конф. [Материалы]. – Пенза, 2005. – С. 227-231 (0,2 п.л.).

34. Кижеватова В.А. Зарубежные практики внедрения этических принципов и норм в организации в контексте социальной ответственности организации [Текст] // Информатика. Социология. Экономика. Менеджмент: Сб. науч. тр. Вып. 2 / НОУ Академия менеджмента инноваций (ин-т). Ч. 1. – М., 2005. – С. 121-125 (0,3 п.л.).

35. Кижеватова В.А. Социальная реальность: подходы и требования к изучению [Текст] // Теоретические и эмпирические аспекты социально-гуманитарных наук и технологий: Сб. науч. ст. [Материалы] / Под ред. Н.Б. Шмелевой; УлГУ; ООО «Адепт». – Самара, 2005. – С. 111-114 (0,1 п.л.).

36. Кижеватова В.А. Становление среднего класса в провинции [Текст] // Европейские социальные модели. Подходят ли они для России?: Междунар. науч-практ. конф. [Материалы]. – Пенза, 2005. – С. 103-111 (0,3 п.л.).

37. Кижеватова В.А. Кадровая стратегия организации социальной сферы и подготовка профессиональных кадров в регионе [Текст] // Социальная политика в проблемном регионе: Всерос. науч. конф. – Пенза, 2004. – С. 127-129 (0,2 п.л.).

38. Кижеватова В.А. Средства массовой коммуникации как инструмент формирования и отбора социальных проблем [Текст] // Актуальные проблемы региональной социологии. – Ульяновск, 2004. – С. 77-81 (в соавт. с Г. Измайловой, авт. – 0,1 п.л.).

39. Кижеватова В.А. Социологический практикум от школы до вуза. [Текст] // Изв. высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2004. – № 2 (0,8 п.л.).

40. Кижеватова В.А. Социально-экономические аспекты изучения процессов адаптации населения к изменяющимся условиям жизни [Текст] // Качество жизни населения и социальная политика: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2002. – С. 14-17 (0,3 п.л.).

41. Кижеватова В.А. Приоритеты и перспективы социальной защиты [Текст] // Реформа социальной сферы в условиях современного российского общества: проблемы и решения: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2002. – С. 43-47 (0,3 п.л.).

42. Кижеватова В.А. Уровню и качеству жизни – внимание общества [Электронный ресурс] // Полемика. [Электр. журнал] http//www.irex.ru/publications/polemika/ 11,2002 (0,1 п.л.).

43. Кижеватова В.А. Социальные институты: задачи и место в перспективах развития реформируемого общества [Текст] // Становление институтов местного самоуправления в посткоммунистическом обществе: Междунар. симпозиум [Материалы]. – Саратов: Изд-во Поволжской академии гос. службы, 2001. – С. 48-50 (0,8 п.л.).

44. Кижеватова В.А. Социальные институты: задачи, функции и перспективы развития в реформируемом обществе [Текст] // Социально-экономическая политика как фактор снижения социальной напряженности в регионах: Всерос. науч. конф. [Материалы]. – Пенза, 2001. – С. 31-34 (0,1 п.л.).

45. Кижеватова В.А. Социальные изменения и адаптация ульяновцев в переходном периоде [Текст] // Прошлое и настоящее России: политика, экономика, культура: Межвузовский сб. научных тр. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1999. – С. 198-205 (в соавт. с М.Р. Баишевым, авт. – 0,5 п.л.).

46. Кижеватова В.А. Социальные изменения и самосознание населения в эпоху перемен (региональный аспект) [Текст] // Этнос и власть: местное са­моуправление и этнические конфликты. Ч. 1. – Саратов: Изд-во Поволжской академии гос. службы, 1999. – С. 124-134 (в соавт. с Г.М. Чулаковой, А.И. Прокофьевым, авт. – 0,4 п.л.).

Учебно-методические материалы и разработки

47. Кижеватова В.А. Исследовательский проект: организация, проведение, представление, этические нормы [Текст]: учебное пособие. – Ульяновск: УлГУ, 2004. – 135 с. (7,71 п.л.).

48. Кижеватова В.А. Российский средний класс: проблемы становления и изучения [Текст]: учебное пособие / Под. общ. ред. к. соц. н. В.А. Кижеватовой. – Ульяновск: УлГУ, 2005. – 178 с. (10,6 п.л.) (в соавт. с В.В. Кривенковой, авт. – 8 п.л.).

49. Кижеватова В.А. Этика социолога – исследователя и консультанта [Текст]: учебное пособие. – Ульяновск: УлГУ, 2005. – 124 с. (7,2 п.л.).


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Кижеватова Валентина Александровна

Тема диссертации

СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ ПОТЕНЦИАЛ СОВРЕМЕННОГО

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА:

МЕХАНИЗМЫ И СПОСОБЫ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

Научный консультант

доктор социологических наук, профессор

Маркин Валерий Васильевич

Изготовление оригинал-макета

Кижеватова В.А.

Подписано в печать «____» ________ 2009 г. Тираж 100 экз.

Усл. п.л. 2,5

Отпечатано РИО Заказ № ______. Москва, ул. ________________ д. ____


1 Концепция действий на рынке труда на 2008 – 2010 годы // Распоряжение Правительства Российской Федерации от 15.08.2008 г. № 1193-р.

2 Заславская Т.И. Современное российское общество: социальный механизм трансформации. – М., 2004. – С. 118.

3 Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / пер. с польск. С.М. Червонной. – М.: Логос, 2005. – С. 425-429.

4 См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. На пути к обществу, основанному на знаниях / Под общ. ред. проф. С.Н. Бобылева. – М., 2004. – С. 83–95.

5 Доклад заместителя Министра образования и науки Российской Федерации В.В. Мик­лушевского на совещании ректоров высших учебных заведений 28 января 2009 года.

6 Дмитриев А.В. Миграция: конфликтное измерение. – М.: Альфа-М, 2006. – 431 с.

7 Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия – 2050: стратегия инновационного прорыва. – М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2004. – С. 192–193.

8 Гусейнов А.А. Возможно ли глобальное общество без глобального этоса? // Гуманитарная культура как фактор преобразования России. – СПб.: ГПУ, 1998.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.