WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

БАЖИН Игорь Иванович

СОЦИАЛЬНАЯ ИННОВАТИКА

В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНОМ

Специальность 22.00.08 социология управления

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Нижний Новгород 2009 г.

       Работа выполнена в ГОУ ВПО Волго-Вятская академия государственной службы на кафедре теории и практики государственного и муниципального управления

       Официальные оппоненты:

  доктор социологических наук, профессор 

  РОМАНОВ Вячеслав Леонидович

 

  доктор социологических наук, профессор

  ЕРШОВ Андрей Николаевич

  доктор социологических наук, профессор

  АНУРИН Владимир Федорович

Ведущая организация:  Московский государственный институт

международных отношений

 

Защита состоится  _________ 2009 года на заседании диссертационного совета Д.502.001.01  при ГОУ ВПО Волго-Вятская академия государственной службы по адресу: 603950, г.Нижний Новгород, пр. Гагарина д.46, ауд. 315

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО Волго-Вятская академия         государственной службы.

Автореферат разослан ________________  2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор социологических наук  С.А.Тихонина

1.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Особенности современного, стремительно развивающегося мира генерируют серьезные требования к эффективности деятельности органов государственного и муниципального управления, призванных на современном этапе оказывать услуги населению в части повышения его жизненного уровня, соответствия этих услуг динамике изменения образа жизни. Вносимые в связи с этой деятельностью органами власти инновации должны быть адекватны, не вызвать социальной напряженности и социальных флуктуаций, снижающих качество жизни граждан страны.

В этом отношении власть должна сознательно управлять своими возможностями в любом виде ее де­ятельности – будь то создание рабочих мест, взаимодействие со структурами бизнеса, дающее новые импульсы развитию территории, или передислокация государственных или муниципальных ресурсов в наиболее эффективные направления развития общества.

Для успеха таких плано­вых мероприятий необходима продуманная подготовка, стратеги­ческий анализ, собственно выполнение работ и оценка достигнутых результатов. Необходимо анализировать фундаментальные проблемы социума и разрабатывать долгосрочную деловую стратегию их решения, а также использования тех скрытых возмож­ностей, которые выявит проведенный анализ. Затем руководство должно донести разработанную стратегию и связанные с ее реализацией рабочие планы до всех участников процесса, партнеров и других людей вне данной структуры управления, имеющих отношение к решению этих задач.

Однако самое важное – это наладить тесные взаимосвязи с потребителями услуг государственных и муниципальных органов власти – населением и постоянно извлекать уроки из поступающей от них информации, те есть непрерывно проводить социальную диагностику. На обеспечение этой главной потребности должен направляться весь потенциал властной структуры – эффективность рабочих процессов и системы сбора данных, рефлексивная обратная связь и координация, разработка стратегических планов и их реализация.

Для успешного решения проблем, вызванных быстро изменяющимся миром, все структуры управления вынуждены жить и работать одновременно в двух временных измерениях – в настоящем и в будущем. Будущее формируется сегодня, и во многих случаях этот процесс формирования необратим. Поэтому управленцам всех уровней и рангов, независимо от сферы деятельности, сегодня необходимо уметь управлять обоими состояниями – сегодняшней ситуацией, которую многие считают основной, и будущим, которое должно обеспечить устойчивый успех. Во времена бурных перемен управленцы не могут полагать, что завтра – это просто продолжение сегодняшнего дня. Напротив,  они должны управлять изменениями – изменениями как новой возможностью и изменениями как возможной угрозой.

Зарождающееся информационное общество породило и новую лексику, отвечающую сегодняшним требованиям быстрых изменений. Применительно к управлению возникло современное толкование термина луддит (от англ. luddites) – так называют начальника, не понимающего разницы между стабильностью и параличом1

. И действительно, руководитель, стремящийся сохранить стабильность своей организации, цепляясь за старое, стремясь любой ценой сохранить существующий порядок, обрекает руководимую им структуру на подлинный паралич, приводящий в конечном итоге к смерти организации. Как заметил американский социолог Э.Тоффлер2, мы либо вовсе не реагируем на происходящие вокруг нас изменения, либо реагируем не­достаточно быстро и эффективно. Он назвал наш паралич пе­ред лицом перемен, требующих все новых изменений, шоком перед будущим, футурошоком. Одна из задач управления изменениями – научиться преодолевать этот шок.

Вторая уникальная особенность изменений, с которыми сталкивается человечество, является менее заметной но, возможно, бо­лее опасной: по мере ускорения темпов пе­ремен возрастает сложность возникающих проблем. Чем сложнее эти проблемы, тем больше времени требуется для их решения. Чем больше растет темп изменений, тем быстрее изменяются проблемы, которые необходимо ре­шать, и тем меньшим временем располагают управленцы  для нахождения верных решений.

Нет ничего удивительного в том, что многие специалисты по изменениям считают крайне необходимым научиться за­ранее как можно более точно прогнозировать изменения, го­товиться к ним как можно лучше и реагировать на них как можно скорее. Они видят решение задач, возникающих вслед­ствие ускорения темпов изменений, в улучшении прогнози­рования, обучении и приспособлении к ним. Как считает Р.Акофф, такой подход в какой-то мере уменьшил бы социальное напряжение, вызываемое ускоре­нием темпов перемен, но это не единственный и, по его мнению, не самый луч­ший способ: «Уж лучше развивать в себе иммунитет к измене­ниям, управлять которыми мы не в состоянии, и сосредоточить наши усилия на изменениях, которые мы способны контроли­ровать» 3.

Хотя изменения вообще могут быть неизбежными, отдель­ные перемены таковыми отнюдь не являются. Необходимо научиться как можно быстрее и эффективнее адаптироваться к неизбежно происходящим изменениям. Однако, поскольку управлять изменениями лучше, чем откли­каться на них, более эффективным представляется иное – уделять больше внимания управлению.

В социальных процессах, как предельно точно отметил А.В.Тихонов, «…управленческое действие может рассматриваться как социальное действие… Оно … есть выработка общих взглядов на решение проблем, поиск уникальной, единственно правильной стратегии и тактики, следствием которых и является разработка деталей управленческого механизма. В ходе управления происходит формирование адекватных проблеме правил и норм поведения, общих целей и задач, создается внутренне согласованная система их поддержания в рабочем состоянии»4

Заметим, что в первую очередь эффективность управления связана с умением руководителя вовремя улавливать вызовы внешней среды и адекватно реагировать на них изменениями, осуществляемыми в организации. Как остроумно заметил английский математик и философ Альфред Норд Вайтхэд, искусство прогресса заключается в под­держании порядка среди изменений и продол­жении изменений среди порядка.

Любая реформа является управленческим вмешательством в устройство и функционирование реформируемого объекта. В жизни общества это вмешательство проявляется инновационными изменениями отношений, способов деятельности и поведения социальных институтов, организаций и граждан. При этом регламентированные реформой инновации воспринимаются в обществе болезненно, часто вызывая в разной мере недовольство, уклонение от их реализации и даже активное сопротивление, создается ситуация социального напряжения и риска дезорганизации процесса реформирования.

Применяемые традиционно в такой ситуации административные меры органов региональной и муниципальной власти оказываются, как правило, не только малоэффективными, но и чреватыми вызовом обострения антиреформенных настроений и действий.

Сегодня региональные сообщества испытывают существенные инновационные управленческие воздействия. Среди значимых можно назвать пенсионную реформу, введение нового Жилищного Кодекса РФ, Федеральный закон № 122ФЗ в части «монетизации льгот», реформы в сфере ЖКХ, Федеральный закон №133ФЗ «Об общих  принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», административная реформа, реформы в сфере образования и др.

       Особая значимость и актуальность этих проблем была отмечена в специальном обращении к участникам Второй Всероссийской научной конференции «Социальное управление, коммуникация и социально-проектные технологии», где ключевыми темами стали вопросы методологии, методов и процедур социологического исследования проблем управляемости социальных про­цессов5

.

       Как отмечено в предисловии к цитируемым материалам конференции, «суть сложившейся в стране ситуации с управлением…состоит в том, что проблемы цивилизационного развития России сегодня усугубляются затянувшим­ся кризисом эмансипации отечественной системы управления от властных функций и функций по распоряжению собственностью. Отягощение управления выполнением несвойственных обязанностей находит свое выражение в т.н. «непредсказуемости» событий, в постановке невыполнимых задач, в применении неадекватных методов принятия и реализации решений. Тем не менее, для практиков управления связан­ность этих явлений не представляется очевидной. Так, связь между коррупцией в ап­парате управления и утверждением нового социального порядка многими управлен­цами и особенно политиками остается незамеченной. К этому же феномену можно отнести и известную недооценку, если не сказать прямое игнорирование, некоторыми властными структурами материалов отечественных исследований в области управ­ления. По-прежнему особым доверием, например, пользуется заемный менеджмент, который с упорством, достойным лучшего применения, внедряется в неродную для него социокультурную среду».

       Таким образом, актуальность темы, выбранной  для данного исследования, объективно определяется необходимостью решения комплекса проблем, связанных с социальными инновационными преобразованиями на уровне региона и муниципального образования. Сегодня на первый план практики управления выдвигается решение проблемы согласованности инновационных управленческих действия властных структур с социальной средой для предотвращения  социальных флуктуаций, вызывающих в социуме напряженность.

       Решение этой актуальной проблемы требует разработки новых методов, моделей и социальных механизмов управления, лежащих в области социального проектирования. Необходимо вооружить органы регионального и муниципального управления структурно новым инструментарием, позволяющим на фоне политических, социальных и экономических реалий принимать решения, наиболее соответствующие целям социального реформирования и с учетом оптимального использования всех имеющихся ресурсов в наибольшей мере согласованные с социальной средой. Такой методологический и методический системокомплекс должен стать современным управленческим «кодексом социального реформирования», которому специалисты должны следовать при реализации программ и планов, связанных с социальными инновациями в регионе и муниципальном образовании. 

       Степень разработанности проблемы.  Проблемы, связанные с социальной инноватикой,  нельзя, очевидно, назвать совершенно новыми, хотя следует признать, что в научном плане – это одна из молодых, развивающихся отраслей социального знания. Подтверждением этому может служить то, что Первая международная научно-практическая конференция «Стратегия динамического развития России: единство самоорганизации и управления» организована Российской академией государственной службы при Президенте РФ в 2004 г., а Первая международная конференция по социологии инноватики и международный симпозиум «Инноватика государственного управления: прорыв в будущее» прошли в Москве в 2006 году. В настоящее время определилась очевидная тенденция выделения социальной инноватики как самостоятельной сферы знания. 

       Инновационная реальность является актуальным предметом научного осмысления. Большое внимание уделяется понятийному аппарату, поскольку сегодня еще нет устоявшегося определения социальной инноватики. Исследованию предмета и развитию семантики  инноватики посвящен ряд работ отечественных и зарубежных ученых (В.Н. Иванов, А.А. Радугин, К.А. Радугин, А.И. Пригожин, А.Л. Маршак,  T.F. Hoult, H.D. Hausten и др.).

       Анализ инновационных процессов применительно к социальной реальности привел исследователей к признанию, что отличительной чертой современного мира являются динамичные взаимосвязанные изменения во всех сферах жизни общества (Н.Д. Кондратьев, С.Ю. Глазьев, Н.И.Лапин, П.Штомпка, Д.Тапскотт, М.Н. Руткевич, Ю.В. Яковец, Н.В. Венгеренко, В.А. Ядов и др.).

       Существенный вклад в исследование социальных инновационных процессов в интеллектуальной и образовательной сферах общественной деятельности внесли отечественные ученые В.Ф. Анурин, Ю.А. Карпова, В.Т.  Кудрявцев, В.П. Зинченко, Е.Б. Моргунов, В.В. Давыдов, Ю.А. Грибов и др., а также зарубежные исследователи Дж.Джонс, Н. Роджерс, Chen S., Michael W.

       Широко используемое с 80-х годов прошлого века понятие «инновационная деятельность» раскрывается в работах Н.И. Лапина, Е.В. Иванцова, Э.А. Искандерова, Л.Я. Касалса, П.Н. Завлина, В.В. Байлука, Д. Сахала. Так, Н.И. Лапин отмечает, что объектом инновационной деятельности являются другие виды деятельности, которые приобрели репродуктивный характер и стали рутинными для данного общества людей6

       Конструктивное осмысление типичных закономерностей  динамики развития современного общества усиливает интерес к детальному исследованию возрастающей роли социальных механизмов в управлении, системной методологии, динамичному взаимодействию технологических и социальных институтов общества. В связи с этим проводится анализ теоретических, экономических, правовых, технологических и иных аспектов, связанных с решением проблем социологии инноватики (Л.Д. Бавзенко, Бергсон А., С.В. Калашников, Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, В.Л. Романов, Хакен Г. и др.). Так, В.Л. Романов отмечает, что основная проблема современных социальных реформ «обусловлена кризисным дисбалансом в реформаторской политике двуединых по своей природе средств динамичного и в то же время упорядоченного социально-экономического развития – социальной самоорганизации и управления»7.

       Основные достижения научной мысли, отражающие проблемы системной методологии, исследования операций и математического моделирования и их приложений к процессам социально-экономического развития  отражены в работах Л.А. Зеленова, И. Пригожина, И. Стенгерс, А.Т. Надеева.

       Значимый вклад в методологию исследования проблем управления социальными процессами, социального проектирования и методы социальных технологий применительно к различным сферам социальной практики осуществлен межотраслевым научным коллективом по проблеме «Прогнозное социальное проектирование: теория, метод, технология» Института социологии РАН (В.С. Библер, Е.И. Головаха, Н.П. Гришаева, В.Н. Лексин, Э.А. Орлова, А.И. Пригожин, и др.), в работах Г.А. Антонюка, И.В.Бестужева-Лады, М. Маркова, Т.М. Дридзе, Ф. Полака, А.В.Тихонова и др.  Так, А.В.Тихонов отмечает, что в социологии управления «происходит синтез естественно-научных и социогуманитарных знаний за счет признания доминирующей роли социального субъекта как источника физической, ментальной и социальной активности в отношении любых объектов, представляющих для человеческой «самости» значимую проблему»8.

Следует отметить, что, несмотря на немалое количество работ, посвященных исследованию проблем социальной инноватики, применительно к задачам управления они исследованы недостаточно, лишь в общих чертах (да и то в большей мере в экономическом, а не в социальном аспекте) отмечают особенности такой сложной управленческой деятельности, какой являются социальные реформы. И если на уровне государственного управления  эти проблемы находят своих исследователей (В.Л. Романов, Г.Г. Малинецкий,  С.П.Курдюмов, Е.Н.Князева, А.И. Турчинов, В.П. Бранский, И.Е.Москалёв и др.), то применительно к социальной инноватике регионального и муниципального управления системные исследования представлены работами В.Н.Иванова, В.И.Патрушева9,10, в целом же здесь имеются лишь локальные исследования по частным проблемам.

Предстоит еще ответить на ряд вопросов, связанных с обоснованием в первую очередь структуры инновационной управленческой деятельности на уровне региона, особенностей и системной связности компонентов региональной социальной инноватики, социальных механизмов согласованности региональных социальных реформ. 

Следует проанализировать истоки проблемы в сфере социальной практики, определить точки напряжения; выявить социальные последствия при сохранении существующих управленческих механизмов осуществления социальных реформ.  Важно попытаться определить направления и механизмы (социальные, экономические, управленческие) решения указанных проблем и выявить существующие и перспективные ресурсы для успешной реализации программ социального реформирования  региональных сообществ.

       Цель и задачи исследования. Цель исследования заключается в изучении применительно к проблемам развития региональных общностей особенностей социальной инновационной управленческой деятельности,  разработке социальных механизмов и проектных технологий социального реформирования, а также их практических приложений в виде каузально алгоритмизированных механизмов управления, обеспечивающих согласованность осуществляемых реформ с социальной средой.

       Достижение цели, поставленной в диссертационной работе, осуществлялось путем последовательного решения группы задач, выявленных в процессе выполнения исследования:

1. Определение места и роли инновационных преобразований в системе общественных отношений развития регионального социального ландшафта, выявление особенностей их влияния на социальные воспроизводственные процессы региона в условиях перехода к рыночным отношениям.

2. Анализ регионального развития и современных тенденций социальной организации региональных общностей с позиций информационно-энтропийных свойств систем управления.

3. Выявление социологическими методами спектра социальных проблем, связанных с процессами дизайна социального ландшафта региона в условиях инновационной управленческой деятельности.

4. На основе социологических исследований обоснование необходимости  реформирования  сложив­шейся системы управления регионом  в разрезе социальной инновационной управленческой деятельности властных структур.

5. На базе принципов системной методологии социального проектирования разработка социальных механизмов инновационной управленческой деятельности.

6. Исследование компонентов управленческой деятельности в инновационных  социальных преобразованиях.

7. Уточнение содержания и инструментов стратегии инновационных преобразований как ос­новного направления формирования новой социальной реальности региональных общностей.

8. Разработка проектных технологий социального реформирования региона.

9. Определение спектра ресурсного обеспечения региональной инновационной деятельности и исследование ключевых ресурсных компонентов социального реформирования.

       Гипотезы данного исследования заключаются в следующих предположениях:

1. Основной причиной негативного восприятия региональными общностями осуществляемых социальных реформ является их несогласованность с социальной средой, в связи с чем необходима опережающая (на стадии проектирования, нормативного регламентирования и программного оформления преобразований) и ситуационная (в процессе реализации программ) организация этой неравновесной социальной среды  с учетом происходящих в ней процессов социальной самоорганизации. 

       2. Неудачи в достижении заявленных результатов социальных реформ в значительной мере связаны с недостаточным качеством субъекта управления: 1)слабой социальной ориентацией в целеполагании; 2) низким содержательным качеством целевых региональных программ; 3) невысоким уровнем управленческой культуры в принятии и внедрении инновационных управленческих решений, а также нередко размытой самоидентификацией, нечетким пониманием государственными и муниципальными служащими своей роли в осуществлении социальных реформ.

ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ – поле взаимодействия ключевых групп субъектов социальных инновационных преобразований в системе управления регионом как социокультурный механизм поддержания и изменения социального порядка.

       ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ – социальные механизмы инновационной управленческой деятельности и проектные технологии управленческих решений, обеспечивающие согласованность социальных реформ с социумом.

       Методологическая и источниковедческая основа исследования. Особенностями объекта и предмета данного исследования является их комплексность, обусловленная их метасистемными социальными свойствами. В свете задач, поставленных в данной работе, методологическую и источниковедческую ее основу составили социологические исследования, содержащейся  в трудах отечественных и зарубежных ученых (в социологии, социальной философии, социальной психологии). Это в первую очередь исследования в области социальной методологии (А.В.Тихонов, Г.Щедровицкий, П.Щедровиц-кий, В.Глазычев и др.), публичной политики (А.Сунгуров, М.Горный и др.), политической регионалистике (В.Гельман, С.Рыженков и др.).

       Вместе с тем, указанные особенности данной работы потребовали также непротиворечивого включения в методологическую и источниковедческую базу не только подходов различных исследовательских школ, но и различных сфер научного знания: системного анализа, современных теорий управления, экономического анализа, исследования операций, моделирования.

       В процессе исследования проблемы применялись методы на­учной абстракции, системного анализа и синтеза, сравни­тельных сопоставлений, методы социологических исследований, единства качественного и количе­ственного анализа и др. Использовались статистические данные, а также нормативные и право­вые акты федерального и регионального уровней.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в отечественных научных исследованиях на основе современных подходов к процессам управления проведен анализ социальных аспектов инновационной управленческой деятельности в системе управления регионом. В результате системного осмысления особенностей социальной среды жизнедеятельности региона впервые предложена структура социальных механизмов управленческой деятельности в инновационных социальных преобразованиях, и проведено детальное исследование всех компонентов этой структуры, включая ресурсное обеспечение. На этой основе разработаны эффективные проектные технологии управления социальным развитием региона, обеспечивающие достижение заявленных результатов социальных реформ.

Научную новизну конкретных итогов исследования составляет комплекс следующих положений, выносимых на защиту:

       1. На основе анализа особенностей социальных трансформаций современной среды жизнедеятельности региональных общностей введен концепт социального ландшафта региона и его дизайна, предложена информационная модель развития региона как социально- экономической системы управления и определены количественные характеристики эффектов синергии и противоположных им эффектов (негергии), возникающих в региональных социальных преобразованиях.

2. На базе предложенной информационной модели и общих подходов к социальным изменениям проведен анализ формирования структурного механизма государственного и муниципального управления переходного периода в России, где исполнительную административно-командную партийную систему заменил не менее эффективный, «алгоритмизирующий» управленческие действия правовой механизм, задачей которого является через наращивание структурной правовой информации снизить энтропию, хаос системы управления до уровня, обеспечивающего  высокую эффективность исполнительной системы.

3. Определены и описаны основные участники (социальные группы) инновационных процессов в регионе, их интересы и мотивы поведения, а также представлена модель иерархического взаимодействия социальных групп коммуникативной среды жизнедеятельности региона.

4. На основе методологии и принципов социального проектирования разработана методика контент-анализа нормативно-правовой основы региональных инновационных социальных преобразований.

5. В ходе эмпирических исследований выявлено, что  в программных документах, представляющих собой нормативно-правовую основу проводимых органами региональной власти социальных инновационных преобразований, параметры, отражающие социальный смысл содержания программы,  имеют очень низкие значения. Это означает, что напряженность в социальной среде, объективно обусловленная слабо согласованными с социумом социальными реформами, многократно усиливается в результате низкой управленческой культуры разработчиков целевых региональных программ.

6. Проведены эмпирические исследования по оценке уровня управленческих компетенций государственных гражданских и муниципальных служащих различных категорий и рангов,  подтвердившие гипотезу о том, что неудачи в осуществлении социальных реформ в значительной мере связаны с недостаточным уровнем навыков действующих управленцев в грамотной разработке, принятии и внедрении управленческих решений, а также нередко с размытой самоидентификацией, нечетким пониманием служащими своего места и роли в осуществлении социальных реформ.

7. На основе методологии и принципов социального проектирования разработаны социальные механизмы инновационной управленческой деятельности органов  региональной и муниципальной власти, содержащие методологическую структуру и системокомплекс компонентов, направленных на  обеспечение согласованности проводимых реформ  с социальной средой.

               8. Разработаны концептуальные основы  построения стратегии изменений, базирующиеся на предпочтительности позитивного целеполагания и эффективном воспроизводстве, поддержании, развитии, совершенствовании и рациональном использовании интеллектуального потенциала российского общества. 

               9. На базе созданной методологической структуры инновационной управленческой деятельности органов  региональной и муниципальной власти разработаны проектные технологии социального реформирования, доведенные до детального описания каузальной алгоритмизированной последовательности управленческих действий.

               10. Разработана методика оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ, позволяющая на основе формализованных критериев как детально оценить каждый компонент деятельности, так и комплексно оценить эффективность по соответствующему направлению деятельности и провести интегральную оценку по всему спектру деятельности органа исполнительной власти.

               11. Проведен системный анализ структуры и содержания компонентов ресурсного обеспечения программно-целевого управления инновационными социальными преобразованиями. Показано, что в ресурсном обеспечении управления развитием территории ключевую роль играют не столько экономические, сколько социальные факторы, являющиеся информационным ресурсом и открывающие в современных условиях принципиально новые возможности повышения эффективности управления.

12. Разработана система образовательных программ повышения квалификации государственных и муниципальных служащих, направленная на эффективную репродукцию кадрового обеспечения инновационной управленческой деятельности и создающая прочную методологическую основу для создания соответствующего образовательного стандарта в системе профессиональной переподготовки и повышения квалификации государственных и муниципальных служащих.

13. Предложены информационные механизмы согласования социальных реформ, позволяющие органам власти всех уровней соединить интеллектуальный потенциал персонала службы с современными коммуникационными технологиями.  Здесь кроется мощный потенциал по выходу из замкнутого круга недоверия населения к власти через внедрение новых позитивных стереотипов, связанных с органами государственной власти и местного самоуправления.

Теоретическое и практическое значение исследования.  Теоретическое значение полученных в диссертационной работе результатов состоит в развитии научного знания об управлении социально ответственной региональной властью сложными социальными процессами при внедрении социальных реформ. При этом социальное развитие рассматривается в работе как качественное изменение ситуации путем нововведений и сознатель­ных преобразований внутренних и внешних связей между людьми в процессах их совместной жизнедеятельности.

Проведенные исследования вносят научный вклад  в изучение тенденций и концепций общественного развития, содержащего в себе инновационные процессы и явления, в том числе взаимодействие и взаимовлияние управления и социальной самоорганизации на региональном уровне, что не нашло еще должного отражения в рамках устоявшихся понятий социологии управления.

       Практическое значение работы состоит в том, что конкретные модели и механизмы, разработанные автором на основе системной методологии социальной инновационной управленческой деятельности, применяются в деятельности ряда органов регионального и муниципального управления при внедрении социальных реформ. Практические результаты диссертационной работы в виде конкретных проектных технологий социального реформирования и созданной автором системы образовательных программ повышения квалификации государственных и муниципальных служащих могут быть использованы властными структурами для повышения эффективности инновационной управленческой деятельности, достижения гражданского согласия и развития диалога общества и власти.

       Эмпирической базой выдвинутых теоретических положений послужили:

       1. Статистические материалы по проблемам социально-экономического развития регионов России, а также социологические исследования по проблемам социального реформирования, проведенные  Институтом социологии Российской Академии Наук.

       2. Проведенные автором социологические исследования:

2.1. Контент-анализ российского информационного пространства относительно социальных флуктуаций при внедрении социальных реформ. Осуществлено многомерное (как по географии, так и по спектру социальных реформ) исследование совокупности различных публикаций, результатов социологических опросов и цитируемых высказываний политиков, лидеров различных общественных объединений (в том числе и с использованием интернет-ресурсов) на тему социальных реформ за период с января 2004 г. по октябрь 2007 г.

2.2. Структурно-аналитическое социологическое исследование в виде контент-анализа нормативно-правовой основы инновационных социальных преобразований (региональных целевых программ социально-экономического развития), проведенное в сентябре-декабре 2008 г. Анализу были подвергнуты 50 региональных целевых программ. Выборка случайная, репрезентативная.

2.3. Социологическое исследование «Профессиональная культура государственных и муниципальных служащих», осуществленное в Институте повышения квалификации Волго-Вятской академии государственной службы 23-30 мая 2008 г. Опрошено 200 человек. Выборка целевая: опрашивались государственные и муниципальные служащие.

2.4.Социологическое исследование модифицированным методом включенного наблюдения «Оценка уровня управленческих компетенций государственных гражданских и муниципальных служащих», осуществленное в Институте повышения квалификации Волго-Вятской академии государственной службы в срок с  2003 г. по 2007 г., в течение которого повышение квалификации и профессиональную переподготовку в ИПК ВВАГС осуществили в общей сложности 7807 государственных гражданских и муниципальных служащих различных категорий и рангов. Выборка целевая: исследованию подверглись государственные и муниципальные служащие.

       Результаты работы внедрены:

  1. в концепции Приоритетных национальных проектов стратегического развития Российской Федерации в 2005 г.;
  2. в методике оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ в 2008 г.;
  3. при проведении экспертиз целевых программ Нижегородской области в 2005 - 2008 г.г.;
  4. при разработке проекта закона Костромской области «О системе исполнительных органов государственной власти Костромской области в структуре Администрации Костромской области»  в 2005 г.;
  5. при разработке проекта закона Нижегородской области «О наказах избирателей Нижегородской области» в 2006 г.;
  6. в разработке целевой программы «Программа развития системы общего и дополнительного образования г. Саров на 2006-2010 годы»;
  7. при разработке «Концепции жилищной политики Нижегородской области» в 2009 г.
  8. В учебный процесс Института повышения квалификации Волго-Вятской академии государственной службы в виде системы образовательных программ, разработанных на ее основе и внедренных курсов лекций «Управление изменениями», «Разработка управленческих решений», «Стратегическое управление социально-экономическим развитием муниципальных образований», «Диагностика систем управления», «Организационная культура муниципального управления» и др. и более чем 20 учебников и учебных пособий. 

       Апробация работы

       Основное содержание работы отражено в семи монографиях: «Социальная инноватика в системе управления регионом» (Н.Новгород, 2009), «Социальная инноватика регионального и муниципального управления» (Н.Новгород, 2008), «Проектные технологии социального реформирования» (Н.Новгород, 2008),  «Управление развитием исторического центра крупного города: методологические аспекты» (Н.Новгород, 2005), «Проектно-логисти-ческое управление ресурсным обеспечением» (Н.Новгород, 2005), «Принципы взаимодействий информационных образов и событийных пространств» (Н.Новгород, 2001), «Социальная ответственность власти на пути к информационному обществу» (Н.Новгород, 2001), в 10 учебниках, а также в ряде статей, публикаций и докладов.

       Результаты диссертационной работы обсуждались на: Первой международной конференции «Социология инноватики: теория и практика» (РГИИС, Москва, 2005 г.), Международной научно-практической конференции «Инноватика государственного управления: прорыв в будущее» (РАГС, Москва, 2006 г.), Международной научно-практической конференции «Від кон-флікту до порозуміння: теорія і практика громадського суспільства» (ин-тут гуманитарных и социальных наук, Львов, 2007 г.), Международной конференции «Информационно-коммуникационные технологии в образовании», (Н.Новгород, 2008 г.), IУ Международной научно-практической конференции «Сучасні  інформаційні технології в економіці та управлінні підприємствами, програмами та проектами» (ХАИ, Алушта, 2006 г.), 32-ом академическом симпозиуме «Законы развития человеческого общества» (ННГАСУ, Н.Новго-род, 2004 г.), 31-ом Академическом симпозиуме 6-ой Международной Нижегородской ярмарки идей «Законы педагогической сферы общества» (ННГАСУ, Н.Новгород, 2003 г.), Международной конференции «Інформаційні технології в економіці, менеджменті і бізнесі. Проблеми науки, практики і освіти» (ЕУФИМБ, Киев, 2002 г.), Международной конференции «Образование взрослых – шаг России в XXI век» (ННГАСУ, Н.Новгород, 1999 г.), Международном симпозиуме «Наука и религия: диалог мировоззрений» (ВВАГС, Н.Новгород, 1999 г.), научно-практической конференции «Россия и россияне – выбор пути» (ННГАСУ, Н.Новгород, 2000 г.).

       Структура диссертационной работы соответствует логике решения поставленных задач и включает введение, пять глав, заключение, библиографию, содержащую 389 источников. Объем работы составляет 348 страниц, в том числе 24 таблицы и 43 рисунка.        

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В главе 1 «Инновационные преобразования в  развитии регионального социального ландшафта»  показаны изменения, которым подвергаются сегодня региональные общности.  Мощь сдвигов во всех сферах жизни ведет к тому, что зарождаются организации нового типа – структуры с межсетевым взаимодействием, отличающиеся от корпорации двадцатого века ничуть не меньше, чем та – от мануфактуры феодальных времен.

       Это должно найти отражение в деятельности органов государственного и муниципального управления, включая создание методологических основ и принципов социального проектирования, моделей и механизмов адаптации к социальным изменениям, обеспечивающих адекватность вносимых деятельностью органами власти инноваций, гарантирующую согласованность их с социальной средой. 

В параграфе 1.1 «Глобальные вызовы и дизайн социального ландшафта региона» описаны отличия нового общества: ориентация на знания; цифровая форма представления объектов; виртуальная природа объектов; молекулярная структура социального пространства; интеграция и  межсетевое взаимодействие; устранение посредников; конвергенция сфер коммуникации, вычислительной техники и информационного наполнения; инновационная природа объектов и процессов; трансформация отношений изготовитель-потребитель; динамизм бизнес-процессов и процессов управления; глобализация экономики; обострение противоречий.

Интеграция России в мировое сообщество делает актуальной проблему инновационного развития социума и личности, адекватно отражающей стремительно осуществляемые социальные изменения. Социальная инноватика применительно к управлению (в том числе государственному) - это деятельность по трансформации вызовов инновационной (изменяющейся) социальной реальности в социально-культурные нормы и образцы, обеспечивающие их институциональное оформление, системную интеграцию в культуру общества.

Понимание основных признаков изменений, происходящих в современном мире, помогает осознать возможности организаций и региональных общностей в эффективной адаптации к ним, как для сохранения стабильности, устойчивого положения в конкурентной среде, так и для достижений более амбициозных целей – завоевания лидерства в рыночной среде. Отчетливое понимание предстоящих перемен  и использование соответствующих адаптивных действий позволяют властной структуре  не только изменяться самой, но и предпринимать шаги по активному изменению среды, социального ландшафта.

Социальный ландшафт представляет собой сложившуюся систему социальных отношений на уровне региона и входящих в него муниципальных образований. Структура этого ландшафта, его компоненты и конфигурация определяются установленными межмуниципальными связями-отношени-ями, отношениями уровня «органы МСУ – органы власти субъекта РФ», имеющими свою специфику в каждом регионе.

Дизайн социального ландшафта подразумевает установление на региональном уровне и в среде муниципальных образований новых социальных отношений, отвечающих вызовам изменяющегося современного мира. 

Таким образом, использование адаптивных процедур, разработка взаимосвязанных с ними эффективных стратегических альтернатив, построение адекватных организационных структур и технологических принципов позволяет органам государственного и муниципального управления, работающим в среде, подверженной масштабным и динамичным изменениям, не только успевать реагировать на эти изменения, но и пытаться активно воздействовать на внешнюю среду путем грамотного дизайна социального ландшафта, дизайна, обеспечивающего наращиваемый успех в управлении территорией.

В параграфе 1.2 « Информационная модель развития региона как социально- экономической системы управления» с позиций информационно-энтропийной парадигмы в общем виде описана структурная модель функционирования региона как социально-экономической системы управления. Подчеркнут дуалистический характер информации, циркулирующей в системе: с одной стороны – это элементная информация, являющаяся отражением свойств входящих в систему элементов, непосредственно связанная с уровнем разнообразия, наблюдаемого в системе, с другой стороны –  информация является структурным элементом системы, характеризующим межэлементные связи и тем самым обеспечивающим целостность системы. В обобщенном виде целостность характеризует несводимость целого к его частям  и отображает процесс интеграции, проявляющийся в образовании новой качественной определенности на основании взаимодействия составляющих его компонентов. Так, характеристики социального ландшафта региона не сводятся к сумме свойств (социальных отношений, демографических особенностей, системы ценностей и т.п.) территориально входящих в регион муниципальных образований. Именно системная совокупность поселений региона, установление между ними нормативно закрепленных связей и социальных отношений придают региону качественную определенность,  что, как следствие, и приводит к существенным различиям между регионами и по экономическим показателям, уровню жизни населения, социальному климату. Именно поэтому чаще всего не дает положительного результата простой перенос экономических моделей, структур управления и  управленческих воздействий из одного региона в другой – здесь и проявляются качественные различия, качественная определенность того или иного региона.

С позиций описанной в работе модели процесс развития любой сложноорганизованной, открытой системы рассматривается как закономерное и многократное чередование порядка и хаоса: накопление структурной информации и прорыв – через хаос – на более высокий информационный уровень (усложнение системы). При этом происходит ограничение разнообразия на нижних уровнях системы. Фактически рост разнообразия системы более высокого ранга обеспечивается за счет его уменьшения в подчиненных, периферийных системах. Так, увеличение разнообразия, в частности, полномочий регионального органа управления неизбежно приводит к снижению разнообразия на уровне муниципальных образований, что лишает их, например, полномочий, предусмотренных ФЗ №131 ФЗ, и может вызвать негативные последствия (игнорирование местных условий, потеря инициативы органами МСУ и т.п.).

С позиций описанной модели в работе проанализирован правовой механизм формирования исполнительной системы государственного управления переходного периода в России, а также предложены структурные механизмы адаптации в социальной инноватике государственного управления.

       Проявлением свойства целостности систем является появление в них эффектов синергии. Применительно к организационным структурам регионального или муниципального управления, синергия – это дополнительные преимущества, получаемые из-за того, что территориальные (административные) или производственные единицы действуют в рамках одного и того же,  например, регионального  объединения. В таком случае синергия проявляется в том, что это может повысить поступления и/или сократить издержки за счет наличия общих ресурсов или переноса top-характеристик (совокупность технического оснащения, организационной структуры и профессионального мастерства) из одной социальной единицы в другую. В таком понимании поиск синергии может рассматриваться как инструмент эффективного преобразования социального ландшафта.

Отмечено, что нередко степень управленческой синергии значитель­но переоценивается. Мнение, что менеджмент во всех отраслях, по сути, одинаков и может легко переноситься от одной отрасли к дру­гой без учета отраслевых знаний или существенного учета сущ­ности объекта управления, давно считается ошибочным. Отрас­левой контекст и особенности (эмерджентные свойства) объекта оказывают огромное влия­ние на характер управления конкретной структурой. К сожалению, зачастую слепо перекладывая опыт американского менеджмента на управление социальными структурами постсоветского пространства, отечественные управленцы даже не озабочены необходимостью учитывать специфику конкретной организации, где требуется высокий профессионализм в конкретной сфере деятельности. Заметим, что сегодня нередко такой подход имеет место и в органах государственного и муниципального управления. В свете этого особую важность приобретают требования получения государственными и муниципальными служащими образования, соответствующего сфере их деятельности.

Поскольку явление синергии обеспечивает дополнительный эффект по сравнению с суммарным эффектом вклада каждого из элементов системы, и этот эффект в каждом конкретном случае может быть измерен, то синергия может выступать как мера успешности социальных преобразований. В работе в качестве такой меры в работе предложен безразмерный коэффициент синергии kc, выраженный отношением

kc = Эс/∑Эi, (1.1)

где Эс – полный эффект системы с проявленной синергией,

  Эi – эффект, обеспечиваемый i-тым компонентом системы.

Для каждого из компонентов формулы (1.1) в работе представлены соответствующие зависимости.

В параграфе 1.3 «Методология и принципы социального проектирования в системе регионального управления» установлено, что научно обоснованное регулирование соци­ально значимых процессов возможно на основе использования методологии прогнозной социально-проектной деятельности как специфиче­ской социальной технологии, ориентированной на интеграцию гуманитарного знания в процесс выработки вариантных образ­цов решений социально значимых про­блем с учетом данных социально-диагностических исследований, доступных ресурсов и намечаемых целей развития регулируемой социальной ситуации.

Эта методология учитывает в качестве «равноправ­ных» объективные и субъективные факторы социального воспроиз­водства: предполагается, что объективные условия с одной стороны, а с другой – степень осознания людьми возможностей для собственного свобод­ного выбора жизненных стратегий в равной мере значимы как по­казатели состояния социальной ситуации. Методология социального проектирования опирается на принципы и механизмы становления социально приемлемых социокультурных образцов, учитывает условия, необходимые для их интегрирования в социальную практику. Выработка образцов решений социально значимых проблем осуществляется с учетом специфики управляемых объектов и позиций субъектов управ­ленческого взаимодействия, вступающих в контакт по поводу характера, истоков и путей преодоления проблемных социальных ситуаций.

       И хотя управляемые объекты могут различаться по своей природе и относиться к различным элементам организации общества, основной единицей наблюдения в социальном проектировании всегда является чело­век центральная фигура социально-воспроизводственного про­цесса.

       Именно поэтому основной целью данного исследования определена разработка социальных механизмов и проектных технологий социального реформирования, обеспечивающих согласованность осуществляемых реформ с социальной средой,  позволяющих в социально значимых преобразованиях центральной фигурой сделать человека, жителя с его разнородными, нередко противоречивыми устремлениями и интересами.

       Очевидно, что любое управленческое решение, несущее в себе идею модификаций экономического, научно-технического, социокультурного, экологического, правового характера, должно быть направлено на стимулирование, а не задержку развития и поэтому может и должно рассматриваться как перспективное или неперспективное в социальном отношении. Это совершенно необходимо, поскольку социально-воспроизводственные процессы не сводимы ни к одной из отдельных сфер социально-практической деятельности, ни даже к сумме таких сфер – здесь в наивысшей степени проявляется принцип системности. Именно поэтому на этапах, связанных с оценкой ресурсов и выработкой «алгоритмов» решения социально значимых проблем, особое значение приобретает соблюдение основных принципов социального проектирования, описанных в работе применительно к развитию региона.

       С методологической точки зрения проблема оценки (как опережающей, так и постреформенной) социальных последствий инновационных управленческих решений связана, прежде всего, с необходимостью определения социальных индикаторов, используемых для количественных оценок целей программы и социальных воздействий. В методологии социального проектирования ключевую роль играет целеполагание, именно цель определяет достигаемые рубежи в развитии  региона или муниципального образования. В связи с этим в работе проблемам целеполагания в социальной инноватике уделено особое внимание.

В главе 2 «Социологический анализ поля взаимодействия ключевых групп субъектов социальных инновационных преобразований в системе  управления регионом» приведены социологические исследования, направленные на проверку выдвинутых в работе гипотез.

В параграфе 2.1 «Оценка социальных последствий инновационных управленческих решений»  на основе анализа статистических материалов по проблемам социально-экономического развития регионов России, а также контент-анализа российского информационного пространства (многомерное исследование совокупности различных публикаций, результатов социологических опросов, цитируемых высказываний политиков, лидеров различных общественных объединений) относительно социальных флуктуаций при внедрении социальных реформ показано, что основной причиной негативного восприятия населением осуществляемых социальных реформ является их несогласованность с социальной средой.

Представлены также результаты широкомасштабных социологических исследований по проблемам социального реформирования, проведенных  Институтом социологии Российской Академии Наук. Здесь приводятся данные социологических опросов населения по широкому спектру вопросов, имеющих отношение к проводимым в стране социальным реформам: отношение россиян к пенсионной реформе; видение граждан реформы в сфере здравоохранения; отношение к реформе образования в России; оценивание россиянами жилищных проблем и изменений в новом Жилищном кодексе; реформирования сферы жилищно-коммунального обслуживания населения.

Проведенный анализ дает основания утверждать, что, осуществляя плохо согласованные с социальной средой реформы, действующая власть нарушает собственную «технику безопасности», вызывая в обществе недоверие к власти, по сути, приводя к отделению народа от власти.

В параграфе 2.2 «Контент-анализ нормативно-правовой основы инновационных социальных преобразований в регионе» представлено структурно-аналитическое социологическое исследование в виде контент-анализа нормативно-правовой основы инновационных социальных преобразований.

Содержательный анализ таких документов, с одной стороны, открывает возможность прогноза социальных последствий проводимых социальных реформ, с другой стороны – является действенным инструментом оценки эффективности социальной инновационной деятельности органов власти, в том числе и индикатором коррупциогенности управленческих решений.

В качестве объекта контент-анализа были выбраны целевые региональные программы социально-экономического развития в различных сферах социальной жизни, поскольку именно такие программы в наивысшей степени должны отражать цели, содержание, механизмы и результаты социальных инновационных преобразований.

В основу инструмента такого анализа положены шесть компонентов методологической структуры прогнозного социального проектирования: оценивание общего социального смысла целевой программы; нормативно-правовой анализ (оценка наличия представительных отсылок к законодательству); проверка целевой программы на предмет дублирования полномочий (заказчиков, разработчиков, исполнителей и структур, осуществляющих контроль результатов социальных инноваций); оценка степени прояснения в программе  ожидаемого  от  нее социального эффекта; анализ системного характера целевых программ; степень ориентации программы  на определенные ценностные эталоны (присущие различным социальным группам, испытывающим воздействие инноваций).

По каждому из описанных параметров при проведении контент-анализа целевых программ приняты переменные, равномерно распределенные на отрезке [0,1]. Соответствующие значения параметров определялись методом экспертных оценок, на базе метода Дельфи.  Репрезентативная выборка, определяемая по наиболее значимому параметру – социальный эффект программы – в таком случае при использовании «максимальной» дисперсии и при допустимой ошибке выборки доп = 0,1 выражается величиной 33.

Региональный спектр данного исследования с опорой на гомогенность генеральной совокупности представлен 15 субъектами Российской Федерации, включая области и республики РФ. Случайная выборка составляла 50 целевых программ указанных субъектов, что является вполне репрезентативным как в территориальном разрезе, так и по спектру сфер управленческой деятельности (направленности анализируемых целевых программ).

Общие итоги проведенных исследований сведены в таблице, где по каждому из параметров представлена средневзвешенная доля программ в выборке, содержательно отвечающих требованию четкого наличия того или иного признака для позитивной оценки эффективности социальной инновационной деятельности органов власти. При этом средневзвешенная доля определялась отношением суммы параметров в каждом столбце (по отдельным программам) к общему числу проанализированных программ.

  Таблица

Параметр

Социальный смысл

Нормативно-правовая

база

Отсутствие дублирования полномочий

Социальный эффект

Системность

Учет ценностных эталонов

Доля позитивно оцениваемых программ

0,28

0,75

0,15

0,23

0, 12

0,05

Полученные результаты показывают, что в программных документах, представляющих собой нормативно-правовую основу проводимых органами власти социальных инновационных преобразований, параметры, отражающие основное социальное содержание программы,  имеют очень низкие значения. Это означает, что в осуществлении социальных реформ по основным компонентам содержательной деятельности органов власти имеет место низкая управленческая культура разработчиков целевых региональных программ, что увеличивает турбулентность социальной среды за счет несогласованности управленческой инновационной деятельности с социумом, приводит к высокому уровню социальной напряженности в обществе.

Улучшение ситуации, на наш взгляд, возможно скоординированными действиями в двух направлениях:

1. Проведение нормативно закрепленной обязательной независимой экспертизы целевых региональных программ представительной властью, учеными-экспертами и общественностью.

2. Специализированное обучение государственных и муниципальных служащих в части знаний и навыков по разработке целевых программ, в полной мере отвечающих представленной в данной работе методологической структуре.

В параграфе 2.3 «Анализ управленческих качеств служащих органов власти  в осуществлении социальных реформ» изложены социологические исследования по оценке уровня культуры управленческой деятельности государственных и муниципальных служащих при осуществлении ими инновационных социальных преобразований.

Исследованиям подверглась особая социальная группа – государственные и муниципальные служащие различных органов власти и различных организационных структур. Особенность  исследуемой социальной группы состоит, прежде всего, в том, что государственные и муниципальные служащие выступают в двух ипостасях: с одной стороны, они являются проводниками и исполнителями осуществляемых социальных реформ, с другой стороны – они как граждане в полной мере испытывают на себе социальные последствия этих реформ. Исследование приводилось в двух разрезах:

1) выяснение степени осознания государственными служащими их производственной культуры, особенно в случаях, когда они сами или их близкие ощущают на себе воздействие этой чиновничьей культуры при решении каких-либо житейских проблем.  С этой целью в 2008 году было проведено специальное локальное исследование группы государственных служащих общей численностью более 200 человек, подвергнутых анкетированию.

2) анализ готовности государственных и муниципальных служащих к воспроизводству в практике четко алгоритмизированных управленческих процедур, образующих каузальную последовательность и являющихся основой механизма  повышения эффективности их инновационной деятельности,

определение наличия у них необходимого уровня практических навыков в управлении социальными инновациями. Это исследование проводилось в период с 2003 г. по 2007 г., в течение которого повышение квалификации и профессиональную переподготовку в ИПК ВВАГС осуществили в общей сложности  7807 государственных гражданских и муниципальных служащих различных категорий и рангов.  В качестве методического инструментария исследования нами была разработана модификация метода включенного наблюдения, основанная на использовании оригинальной технологической структуры проведения занятий при обучении государственных и муниципальных служащих.

Разработанная автором технология деловой игры, трансформирующая слушателя из объекта обучения в субъект образовательного процесса, открывает возможность изучения слушателей-управленцев, как специфической социальной группы. Такой метод социологического исследования применительно к особой социальной группе показал свою эффективность, поскольку при проведении деловой игры выполнение каждого этапа разработки управленческого решения по выбранной проблеме (обычно тесно связанной с реальной деятельностью слушателя) раскрывало потенциал управленца по соответствующему компоненту управленческой технологии инновационной деятельности. Здесь выявлялись все типичные ошибки, имеющие место в практической деятельности органов власти различных уровней, степень их профессиональной и психологической готовности к осуществлению социальных трансформаций, приверженность устоявшимся стереотипам и т.п.

Итоговые результаты проведенных исследований представлены в таблице. Здесь в ячейках матрицы представлена доля испытуемых (в %, по категориям служащих), в целом грамотно справлявшихся с соответствующим этапом технологии разработки управленческих решений.

Таблица

Категории слушателей

Этап 1

Этап 2

Этап 3

Этап 4

Этап 5

Государственные гражданские служащие федеральных органов власти

56

43

54

87

67

Государственные гражданские служащие субъектов РФ, в том числе:

директора  департаментов, председат. комиссий, начальники отделов (или заместит.)

45

37

47

76

56

специалисты

34

32

43

65

44

Муниципальные служащие, в том числе:

главы (зам.) город. администр.

37

41

35

62

38

руков.отд.(зам.) гор.администр.

39

46

43

71

42

специалисты город. администр

33

39

39

55

37

главы ( зам.) район. администр.

31

29

27

47

34

руков. отд.(зам.) район. админ.

33

31

28

49

37

управ.делами район. админист.

33

37

37

55

35

специалисты район. админст.

29

31

28

41

29

главы (зам.) сельск.администр.

24

22

23

36

32

специалисты сельск. админист.

22

19

20

33

29

Таким образом, проведенные исследования по оценке уровня управленческой культуры государственных гражданских и муниципальных служащих различных категорий и рангов показывают, что неудачи в осуществлении социальных реформ в значительной мере связаны с недостаточным уровнем навыков действующих управленцев в грамотной разработке, принятии и внедрении управленческих решений, а также нередко с размытой самоидентификацией, нечетким пониманием служащими своего места и роли в осуществлении социальных реформ.

В главе 3 «Социальные механизмы управленческой деятельности в инновационных социальных преобразованиях» представлены основанные на системной методологии  структурные компоненты инновационной управленческой деятельности, обеспечивающие реализацию социальных механизмов согласованности осуществляемых властью реформ. Эти компоненты составляют структурное содержание особого вида управления – управление изменениями, приобретающего в современных условиях все большую значимость. Именно эта совокупность, по мнению автора, составляет содержание социальной инноватики как управленческой деятельности. Вместе с тем, традиционная практика управления, включая и государственное управление, ни структурно, ни содержательно не соответствует данной совокупности.

Параграф 3.1 «Выявление потребности в изменениях» посвящен анализу трех взаимосвязанных составляющих управленческой деятельности, составляющих основу выявления потребности в изменениях (диагностика макросреды, отраслевой среды и внутренней среды системы управления)

Подчеркивается, что проведение тщательного диагностического анализа макросреды социума в целом должно стать важнейшим компонентом деятельности управленцев, поскольку демографические изменения, переход к интегрированной глобальной экономике, изменения в составе федерального правительства, экологические нарушения и технологические инновации – эти и множество подобных событий так или иначе влияют на эволюцию социальной среды региона и на стра­тегию органов региональной и местной власти.        В работе приводится структура макросреды в диагностическом анализе, характеристики сегментов макросреды, а также социальные и управленческие инструменты (сканирование, мониторинг, прогнозирование, оценивание), позволяющие провести надежную оценку вызовов турбулентной внешней среды.

Разработан инструментарий важной для органов региональной или муниципальной власти процедуры – анали­за окружающего социального ландшафта, то есть конкурентной среду на уровне региона (муниципального образования). Подробный систематический анализ дает возможность лучше понять текущие параметры социальной среды; идентифицировать силы, влияющие на эти параметры социума; оценить последствия крупных социальных инноваций.

На наш взгляд, первостепенное значение в оценке конкурентоспособности региона должны играть социальные факторы, параметры его социальной среды, включая психологическое самочувствие населения региона.  Это особенно важно в инновационных преобразованиях, так как даже при больших успехах в экономическом развитии регион может оказаться неконкурентоспособным по параметрам качества жизни, отражающих, в первую очередь не экономические, а социальные разрезы, например, чувство общности, сохранение психологического каркаса населения, базирующегося на присущей определенным социальным группам системе ценностей.

В работе предложена модифицированная применительно к оценке конкурентных сил на уровне региона или муниципального образования модель «пяти сил» М.Портера.  Это дает возможность установить, какие факторы являются ключевыми для конкурентной региональной деятельности и в какой мере они влияют на социальные отношения и условия инновационной деятельности региональной власти. Предложенный в работе аналитический инструмент при скрупулезном его применении оказывает существенное влияние на повышение эффективности регионального управления.

Описаны также инструменты внутреннего диагностического анализа региональной системы управления и ее подсистем (ресурсный анализ, анализ компетенций, анализ ценностной цепочки, бенчмаркинг). Их применение обеспечивает понимание существующего состояния системы управления и возможностей управленческой организационной структуры в части реализации инновационных социальных преобразований. Этот анализ в сочетании с анализом внешней среды дает возможность установить разрывы, т.е. рассогласование между вызовами внешней среды, определяющими новые аттракторы для региона или муниципального образования и истинным (сегодняшним) состоянием системы управления. Знание этих разрывов дает возможность обоснованно сформировать стратегию социальных инноваций.

В параграфе 3.2 «Разработка стратегии изменений» изложено концептуальное видение автором стратегических перспектив развития обществ как систем поиска цели и систем более высокого порядка. Автором доказан Закон позитивной динамики Вселенной, устанавливающий предпочтительность позитивного целеполагания в выборе стратегических альтернатив.

       На этой основе в работе предложена авторская концепция стратегической перспективы России, где конечной целью является доминирующее позиционирование России на мировом рынке технологий за счет эффективного воспроизводства, поддержания, развития, совершенствования и рационального использования интеллектуального потенциала российского сообщества. Это нашло отражение в концепции Приоритетных национальных проектов стратегического развития Российской Федерации в 2005 г., реализуемых в настоящее время в стратегии России. 

Эта же концептуальная направленность содержится и в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 5 ноября 2008 г, где Президент Д.А.Медведев утверждает: «Наш приоритет это производство (а в перспективе и экспорт) знаний, новых технологий и передовой культуры».

Кроме тогоописаны структурные основы стратегических альтернатив, представляющих собой самые разные комбинации масштабов инноваций, облика организации и основных целей, воплоща­ющиеся, в конечном итоге, в трех основных типах стратегии: инновационной, стратегии обновления и постепенного совершенствования.

       В работе проанализированы особенности каждого из типов стратегии применительно к жизнедеятельности региональных обществ, а также предложены инструменты оценки альтернатив. Минимизация ошибок стратегического выбора может быть обеспечена, если варианты сравниваются с точки зрения трех фундаментальных аспектов, лежащих в основе создания социальной ценности,  рассматриваемые в работе в четырех специфических тестах.

Первым из фундамен­тальных аспектов этого рода являются перспективы обеспече­ния большей социальной ценности, зависящие от степени при­влекательности конкурентной стратегической возможности и от способнос­ти региона обеспечить конкурентное преимущество и поддержи­вать его.

Второй фундаментальный вопрос: в какой мере планируемая стратегия, обещающая повышенную или, по крайней мере, ожидаемую социальную ценность, имеет обоснованную вероятность для реализации. Должен появиться ответ на вопрос, позволяет ли стратегия реализовать ее с име­ющимися навыками, умениями и ресурсами.

Третий аспект связан с определением того, в какой степени соотношение риска и ценности результата (вознаграждения) является приемлемым, т.е. какие события могут развиваться неправильно и быть для стратегии потенциально вредными.

В параграфе 3.3. « Управление изменениями в региональном развитии» подчеркивается, что какой бы элегантной и проработанной не была выбранная стратегия, если ее нельзя реализовать, никакой пользы для улучшения социальной среды  она не принесет. Успешная реализация стратегии неразрывно связана с ее согласованностью с социальной средой. По-видимому, одним из ключевых моментов, характеризующих возможность такого согласования, является выявление и анализ потребностей основных целевых групп населения, которых затронут преобразования.

               Применительно к управлению регионом здесь следует ответить на два вопроса. Вопрос первый: «На какие параметры основных координат рынка  претендует регион в рамках выбранной стратегии?». Вопрос второй: «Какой уровень этих параметров региональная власть способна обеспечить сегодня?». Ответы на эти вопросы, по сути, и определяют потенциал изменений, потому что чем большая дистанция между параметрами, содержащимися в первом и во втором вопросе, тем сложнее проводить преобразования, тем больших ресурсов потребуют такие изменения. В работе представлены соответствующие инструменты анализа потенциала изменений.

В работе  показано, что эффективность реализации стратегии развития существенно зависит от разработки эффективных управленческих решений. Управленческое решение выступает в виде постоянных связующих звеньев между субъектом и объектом управления, обеспечивая выработанным сигналом управления, с одной стороны, воздействие на исполнительный механизм системы управления (организационный компонент управленческого решения), который, в свою очередь, генерирует управляющее воздействие на объект управления. С другой стороны – по каналу обратной связи, каковым является компонент контроля, к управляющей системе доставляется информация о рассогласовании между истинным и желаемым состоянием объекта управления.

Фаза непосредственного осуществления изменения может быть представлена в виде трех ступеней («размораживание», движение, «замораживание»). Первая ступень подразумевает, что  предыдущие идеи и практики ослабляются, и среду (организации и социума) начинают готовить к изменению. На второй ступени участников процесса убеждают в необходимости отказаться от старых способов деятельности и попробовать новые. На третьей ступени – стабилизации – новые способы закрепляются в новой общепринятой системе, в том числе и в системе общественных отношений.

Эффективность преобразований обеспечивается следующими переходами: от сосредоточенности на структуре к сфокусированности на процессах; от вертикальной ориентации в деятельности к горизонтальной;  от примата эффективности отдельных процедур к пониманию важности гибкости и адаптивности. В соответствии с этим в работе приведены принципы управления переходом к новым процессам.

Глава 4  «Проектные технологии социального реформирования»  посвящена детальной разработке проектных технологий социального реформирования, построенных на представленной в предыдущей главе системной структуре компонентов инновационной управленческой деятельности. Для каждого технологического этапа в работе представлено содержательное описание и предложены инструменты его осуществления.

В параграфе 4.1 «Управленческая сущность процессов социального реформирования» приведена технологическая структура преобразования сигнала социальной реальности (проблемы) в социально значимый результат в виде пятиэтапной модели управленческого решения: выявление проблемы и постановка цели с определением количественных критериев достижения результата; сбор всесторонней информации, выявление ограничений и условий эффективного решения; разработка альтернатив решений и выбор оптимального решения;  организация выполнения принятого решения; контроль выполнения решения в соответствии с критериями достижения результата.

Представленная модель управленческого решения исчерпывающе синтезирует процесс инновационного управления. Заметим, что эта модель, по сути, синтезирует управленческую деятельность в социальных инновационных преобразованиях. Соответствие управленческой деятельности государственных и муниципальных служащих структуре компонентов указанных этапов и их содержанию, по сути, определяет эффективность социальной инновационной деятельности, осуществляемой органами власти.

В параграфе 4.2 «Разработка и принятие управленческих решений»  детально описаны три первых этапа каузально алгоритмизированной последовательности разработки управленческих решений, завершающихся собственно созданием управленческого решения.

               Показано, что первый этап – выявление проблемы и постановка цели с определением количественных критериев достижения результата – требует от управленца ясности по следующим вопросам: в чем конкретно управляемый объект не соответствует вызовам внешней среды, то есть в чем состоит суть проблемы; причины постановки задачи, к какому типу задач она относится и какова срочность ее решения; факторы, влияющие на ситуацию, и влияние последней на деятельность объекта управления в целом; цели, которые должны быть достигнуты при решении задачи.

               Алгоритм первого этапа содержит четыре  компонента: описание проблемы, формулирование проблемы, определение цели решения, формирование критериев оценки. Содержание этих компонентов и основных требований к ним подробно изложены в работе и отражают непростую и важную постановочную часть проблемы, ибо без четко осознанной постановки проблемы нет оснований ожидать успешного проведения социальных инноваций. 

               Обосновано место второго этапа  разработки управленческих решений – информационного обеспечения. На этом этапе должна в наибольшей степени проявиться системность мышления разработчика, умение его выйти за пределы сформулированной проблемы, что позволяет осмыслить возможные негативные последствия готовящейся инновации, а также увидеть новые возможности и неожиданные грани проблемы. 

               Успешное наполнение четырех компонентов второго этапа (изучение существа вопроса, определение источников информации, изучение условий для эффективного решения, выявление ограничений) на основе предложенных в работе инструментов позволяет осуществить дивергенцию, то есть  расширение границ рассматриваемой ситуации с целью обеспечения достаточно обширного и плодотворного пространства для поиска решения. Дивергентный поиск можно рассматривать как проверку на устойчивость всего, что имеет отношение к решению задачи, как попытку определить, что в иерархии социальных ценностей, сфер деятельности и их компонентов подвержено изменению, а что можно считать неподвижными точками отсчета.

               Работа на этой стадии включат в себя как логические, так и интуитивные действия, и требует понимания принципов этого этапа. Здесь необходима свобода, гибкость и широта взглядов, которые нужны до того, как будут приняты управленческие решения, и до того, как станет целесообразно приниматься за что-либо похожее на окончательную проработку проектного решения.

       Описано содержание и характеристики третьего этапа технологии разработки управленческих решений – разработка и выбор альтернатив решений, – содержащий стадии трансформации и конвергенции в решении проблемы. В работе предложен алгоритм этого этапа,  включающий четыре  компонента ( создание структуры решения, генерирование альтернатив решений, оценивание альтернативных вариантов, выбор оптимального варианта решения). Содержание этих компонентов отражает последовательность действий, требующих от управленца высокого уровня творчества, в определенном смысле – управленческого таланта.

Создание структуры решения содержит решение задачи поиска или выбора концептуальной структуры решения, соответствующей конкретным условиям и требованиям, относящимся к проблеме.  Анализируются и  оцениваются различные пути решения проблемы для выбора лучшего.

Компонент генерирование альтернатив решений устанавливает необходимость при заданной структуре решения  генерирования конкретных альтернативных  вариантов решения. Здесь разработчики варьируют элементами и признаками объектов, в результате чего происходит «материализация» концептуальных идей структуры решения. Спектр альтернатив должен быть широким, включающим и «сумасшедшие идеи». 

Оценивание альтернативных вариантов. Здесь производится сравнение и оценка альтернативных вариантов решения в соответствии с разработанными количественными критериями. Таким  образом, количественные критерии оценки являются не только измерителями степени достижения результата в инновационных преобразованиях, но и параметрами сравнения эффективности того или иного варианта управленческого решения.

Выбор оптимального варианта решения  осуществляется тогда, когда задача определена, переменные найдены, а цели установлены. Теперь лицу, принимающему решение, необходимо шаг за шагом разрешать второстепенные противоречия до тех пор, пока из многих возможных альтернативных вариантов решения не останется один – окончательное решение, которое и получит «путевку в жизнь».

Параграф 4.3 «Организация и контроль выполнения социально значимых управленческих решений» посвящен описанию исполнительного механизма управленческого решения – организации выполнения принятого решения, а также особенности стадии контроля, выполняющего с позиций основных составляющих процесса управления роль канала обратной связи.

       Этап организации выполнения решения содержит разработку программ и планов реализации решения, оформление приказа (распоряжения), назначение ответственных лиц, доведение задач до исполнителей. Здесь могут потребоваться структурные изменения управленческих компонентов, инновации в расстановке кадров и т.п.

При разработке программы реализации решения в основу следует положить принцип программно-целевого управления. При этом структура программы должна основываться на концептуальной управленческой триаде: цель-действия-ресурсы и содержать конкретные задания соисполнителям.

Согласование и утверждение программы отнюдь не формальные процедуры. От того, насколько грамотно и ответственно они проведены, в значительной мере зависит успех внедрения управленческого решения. Согласование проекта программы должно проходить с привлечением экспертов, с включением в этот процесс общественности, целевых групп населения.

Разработка планов. В основе планирования почти всегда лежит определенная логика. В работе планирование описывается как восьмиступенчатый процесс. Это, конечно, идеал, а не жесткое предписание для каждой задачи по планированию. Тем не менее, приводимая модель ориентирует на применение технологически четкой последовательности этапов. В процессе их выполнения формируется хорошо разработанный план и в случаях конкретных проектов, и в случаях повседневного планирования рутинной работы.

Процесс доведения задач до исполнителей включает три взаимосвязанных этапа: информирование исполнителей о предстоящем задании; подготовку исполнителей к выполнению задания; побуждение исполнителей к его добросовестному выполнению. При реализации первого этапа стремятся к тому, чтобы исполнители четко представляли: 1) что, 2) когда, 3) каким образом, 4) в ка­ких условиях,  5) какими силами и средствами, 6) к какому сроку, 7) с какими количественными и качественными показателями нужно делать.

               Следует отметить, что, несмотря на очевидную важность указанного этапа управленческого решения, практика отечественного управления страдает именно из-за ущербности исполнительного механизма. Нередко приходится встречаться с ситуациями, когда блестяще разработанные нововведения в организациях не реализуются именно из-за плохой организации выполнения решения.

       Целью этапа контроля является обеспечение единства управленческого решения и его исполнения. В работе в инструментальной форме описаны четыре компонента управленческого контроля: установление стандартов;  измерение того, что было действительно достигнуто за определенный отрезок времени; сравнение достигнутого с ожидаемыми результатами; осуществление необходимых действий для коррекции серьезных отклонений от первоначального плана.

Установление стандартов. Здесь осуществляется точное определение ожидаемых результатов, которые в соответствии с поставленной целью решения в целом и каждого отдельного этапа плана должны быть достигнуты в обозначенный отрезок времени с требуемым уровнем качества.

Измерение параметров получаемых результатов. На этом этапе осуществляется диагностическая функция контроля, состоящая в выявлении фактического состояния дел по выполнению принятого решения; здесь требуется определение того, что действительно было достигнуто, реально полученные результаты в намеченные сроки по каждому разделу плана.

Сравнение достигнутых результатов со стандартами. Выясняются отклонения между реальным положением дел и планами, и устанавливается источник несоответствия. В этом проявляется ориентирующая функция контроля, направленная на указание тех проблем, которые в данный момент заслуживают наибольшего внимания. Это открывает возможности использовать стимулирующую функцию контроля,   вы­явление и вовлечение в работу всех неиспользованных резервов, и в первую очередь – человеческих ресурсов.

Коррекция отклонений от плана и ожидаемых результатов с позиций методологии управления призвана устранить (минимизировать) рассогласование между желаемым состоянием объекта управления, устанавливаемым стандартами и фактическим, измеренным состоянием.

Глава 5 «Ресурсное обеспечение социальных проектов регионального и муниципального управления» посвящена определению системной совокупности ресурсов, необходимых для решения проблем социального реформирования. Определена структура ресурсного обеспечения программно-целевого управления социально-экономическим развитием территории и показано, что в современных условиях все более значимую роль играют ресурсы, которые в той или иной мере относятся к нематериальным активам: структура и потенциал людских ресурсов, информационное, организационное и социальное обеспечение управления.

В параграфе 5.1 «Кадровое обеспечение управления социальными инновациями» подчеркивается, что успешность социальных реформ существенно зависит от кадрового обеспечения управленческих структур всех уровней власти, от профессионализма государственных и муниципальных служащих, депутатского корпуса и аппарата законодательной власти.

         Анализ особенностей современной социальной среды показывает: 1) для многих областей науки и общественного производства характерен переход от разработки отдельных объектов к созданию сложных систем объектов. Вырос масштаб проблем, возросла их комплексность и сложность, стоимость их решения; 2) современная научная картина мира стала сложной, многоуровневой, полисистемной.  Требуются новые методологические приемы построения научного знания, а именно построения сложных систем знаний, объединяющих разнопорядковые, многомерные представления о действительности.

В связи с такой ситуацией возникает проблема формирования адекватных знаний современного государственного и муниципального служащего. Содержание обучения должно включать не только системное раскрытие объекта дисциплины, но сами познавательные методы, формирующие логику мышления. Ведущую роль играет здесь общенаучная, конкретно-научная методология и, прежде всего, методология, опирающаяся на принцип системности. Специалист сферы управления, не получивший основательной методологической подготовки, не может должным образом ориентироваться в непрерывно обновляющемся мире даже в относительно локальных областях, не говоря уже об адаптации полученных знаний к межотраслевым задачам.

В работе проведено обоснование  критериев квалификационных уровней управленцев, вытекающих из системного понимания уровней сложности объектов в сферах деятельности государственных и муниципальных служащих и классов задач, решаемых ими на этих уровнях.

На этой методологической основе автором предложена блочно-модульная система образовательных программ профессиональной переподготовки и повышения квалификации государственных и муниципальных служащих, обеспечивающая возможность удовлетворить любые запросы кадровых служб органов государственного управления по адаптации программы к конкретным потребностям служащих определенной категории и успешно реализуемая в Волго-Вятской академии государственной службы.

В параграфе 5.2 «Антикоррупционные механизмы в управлении ресурсным обеспечением социальных реформ» отмечено, что большие возможности для реализации коррупционных намерений содержатся в ресурсном обеспечении социальных реформ, осуществляемом на основе государственных и муниципальных закупок, где достаточно широко развиты механизмы, с помощью которых  получают те или иные преференции.

Несмотря на позитивную действенность Федерального закона №94-ФЗ,  в значительной мере сократившего «Коррупционное поле», все же требуется существенная объективизация процесса закупок, чтобы в принципе убрать из процесса оценки поставщиков человека, дабы даже «не искушать» его. Такая объективизация принципиально возможна на основе использования для выбора поставщиков операционных математических моделей.

В работе предложен комплекс математических моделей, позволяющий формализовать и объективизировать оценку поставщиков по целому спектру критериев: цена, качество, условия поставки, надежность, своевременность поставок и т.п.  Использование предлагаемых операционных математических моделей на базе компьютера как объективного «оценщика» с использованием приведенных критериев исключает субъективность и оптимизирует процесс закупок, обеспечивая рациональное и лишенное коррупционных проявлений расходование бюджетных средств.

В параграфе 5.3 «Информационные ресурсы согласованности социальных реформ» показано, что неудачи и откровенные провалы ряда социальных реформ последнего времени в России во многом связаны именно с отсутствием эффективного информационного обмена субъектов, реализующих реформы, с массовым и обыденным сознанием целевых групп общества.  Реалии сегодняшнего времени таковы, что значительная часть социальных изменений воспринимается населением как сокращение жизненно важных ресурсов рядовых граждан, как принудительное воздействие «власть имущих», как навязывание чуждых ценностей и норм – словом, как необоснованно возникающие угрожающие социальные ограничения. Такое положение вещей не добавляет доверия граждан к власти всех ветвей и уровней и с неизбежностью ведет к блокированию обществом любых попыток реформирования и модернизации социально-экономической системы государства.

       В условиях информационного общества в арсенале управленческих средств органов государственного управления появился новый эффективный инструмент, опирающийся на коммуникативные технологии убеждения и ведущий к публичной согласованности интересов всех общественных групп. 

       В работе в виде комплекса задач информационного обеспечения социальных реформ предложены механизмы согласования инновационных преобразований с социальной средой. Смысл предлагаемых в работе информационных механизмов состоит в том, что властные структуры, реализуя эти механизмы, ставят задачу выявить существующие или скрытые потребности  людей и раскрыть через информационную среду новые возможности реализации этих потребностей в результате осуществляемых властью социальных инноваций.

       Такой коммуникативный обмен следует рассматривать как одно из направлений деятельности регионального управления, минимизирующее социальные противоречия при трансформациях общественного устройства. Этот процесс должен начинаться с момента замысла реформ, сопровождать их внедрение, акцентировать общественное сознание на полученных результатах, и, в отличие от собственно реформирования, имеющего завершающую стадию, не заканчиваться постановкой «информационной точки», а продолжаться и после окончания нормативных процедур реформирования, поставляя обществу примеры и образцы  достигнутой согласованности, обоснованно убеждая все группы общества в правильности выбранного пути.

В конечном итоге, целью подобной работы является создание психологически здорового общества, в котором граждане уважают власть и гордятся своим муниципальным образованием,  регионом и страной, а власть профессионально и уверенно выполняет возложенную на нее миссию.

        В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, намечаются возможные направления дальнейшей разработки проблемы, обозначается область применения полученных результатов исследования.

       Главными итогами данной работы можно считать следующие:

  • сформулированы методологические принципы согласования управленческих и общественных интересов на основе применения социального проектирования, обеспечивающего при разработке стратегии развития региона и осуществлении дизайна социального ландшафта региона путем инновационных преобразований согласованность этих реформ с социальной средой;
  • на базе проведенных многоплановых социологических исследований выявлено, что основной причиной негативного восприятия населением осуществляемых социальных реформ является их несогласованность с социальной средой. При этом установлено, что рост флуктуаций в социальной среде, объективно обусловленный слабо согласованными с социумом социальными реформами, многократно усиливается в результате недостаточного качества субъекта управления: 1)слабой социальной ориентацией в целеполагании; 2) низким содержательным качеством целевых региональных программ; 3) невысоким уровнем управленческой культуры в принятии и внедрении инновационных управленческих решений, а также нередко размытой самоидентификацией, нечетким пониманием государственными и муниципальными служащими своей роли в осуществлении социальных реформ.
  • предложена структура социальных механизмов управленческой деятельности в инновационных социальных преобразованиях, и проведено детальное исследование всех компонентов этой структуры, включая ресурсное обеспечение. На этой основе разработаны эффективные проектные технологии управления социальным развитием региона, обеспечивающие достижение заявленных результатов социальных реформ при эффективной их согласованности с социальной средой.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Бажин И.И. Концепция стратегической перспективы России// Государственная служба.- 2005, № 3, С. 117- 124.
  2. Бажин И.И. Система образовательных программ профессиональной переподготовки и повышения квалификации государственных служащих// Государственная служба.- 2005, № 4, С. 107- 118.
  3. Бажин И.И. Ресурсное обеспечение социальных инноваций в государственном управлении. / И.И Бажин., А.А. Сериков //Власть.- 2006, № 8.-  С. 20-24.
  4. Бажин И.И. Механизмы адаптации в социальной инноватике государственного управления.// Государственная служба.- 2007, № 1, С. 29- 37.
  5. Бажин И.И. Методология эффективной социальной инновационной деятельности в субъекте Российской Федерации /И.И.Бажин, В.А.Мальцев// Государственная служба.- 2008, № 2, С. 45-54.
  6. Бажин И.И. Управленческие механизмы предотвращения коррупции в органах власти// Государственная служба.- 2008, № 4, С. 23-32.
  7. Бажин И.И. Последствия социальных реформ в России: региональные аспекты/ И.И.Бажин, М.А.Маленькая//Регионология.- 2008, №3, С. 181-190.
  8. Бажин И.И. Структура инновационной управленческой деятельности// Государственная служба.- 2008, № 6, С. 72-78.
  9. Бажин И.И. Культура служащих органов власти в осуществлении социальных реформ// Социология власти.- М., 2008, № 6,  С. 51-60.
  10. Бажин И.И. Информационные механизмы согласованности социальных реформ/ Т.И.Арсеньева, И.И.Бажин//Власть.- М., 2008, № 12, С. 23-28.
  11. Бажин И.И. Методика оценки деятельности органов исполнительной власти //Государственная служба, 2009, № 1, С. 77-82.
  12. Бажин И.И. Социальные механизмы деятельности власти /Т.И.Арсеньева, И.И.Бажин //Власть, 2009, №4. С.31-37
  13. Бажин И.И. Управление процессом закупок методом многокритериальной  оценки  выбора поставщика./ Бажин И.И., Баринова Н.М., Сысоев В.В. // Проблемы теории и практики  управления.- 2006,  № 8, С. 102 – 110.
  14. Бажин И.И. Управление государственными закупками: антикоррупционная модель //Проблемы теории и практики  управления. - 2008, № 6, С. 85-89.
  15. Бажин И.И. Уровень навыков государственных и муниципальных служащих в управлении социальными инновациями/ И.И.Бажин, М.А.Маленькая//Социология, Изд. МГУ, М., 2008,  №3, С. 158-167.
  16. Бажин И.И. Система образовательных программ повышения квалификации муниципальных служащих//Вестник МГУ. Серия 21. Управление (государство и общество).- М., 2009, № 1,  С. 43-52.
  17. Бажин И.И. Индикаторы  эффективности социальных механизмов региональной власти// Государственная служба.- 2009, № 3, С. 53-58.
  18. Бажин И.И. Формирование структурного механизма государственного и муниципального управления переходного периода в России // И.И.Бажин, М.А.Маленькая //Вестник ННГУ, 2009, № 5.

Монографии, учебники и статьи в научных сборниках:

  1. Бажин И.И. Социальная инноватика в системе управления регионом: монография. - Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2009. -  Н. Новгород. - 309 с. (17,8 п.л.).
  2. Бажин И.И. Социальная инноватика регионального и муниципального управления: монография. - Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2008.-  Н. Новгород. - 260 с. (15,1 п.л.).
  3. Бажин И.И. Проектные технологии социального реформирования: монография.// И.И.Бажин, А.А.Сериков.- Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2008.-  Н. Новгород. - 231 с. (14,4 п.л.).
  4. Бажин И.И. Управление развитием исторического центра крупного города: методологические аспекты: монография. /И.И.Бажин, А.А.Сериков.- Изд-во Нижегородского гос. ун-та им. Н.И.Лобачевского, 2005.- Н.Новгород.-136 с. (8,6 п.л.).
  5. Бажин И.И. Проектно-логистическое управление ресурсным обеспечением: монография. / И.И. Бажин, В.В. Сысоев -  Изд. Гладкова О.В, 2005. - Н.Новгород.- 222 с. (13,0 п.л.).
  6. Бажин И.И. Социальная ответственность власти на пути к информационному обществу: монография./ Т.И.Арсеньева, И.И.Бажин. - Изд. Гладкова О.В., Н.Новгород, 2001. - 58 с. (3,5 п.л.). 
  7. Бажин И.И. Принципы взаимодействий информационных образов и событийных пространств: монография./ И.И.Бажин, Т.И.Арсеньева. - Изд. Гладкова О.В., Н.Новгород, 2001. - 50 с. (3 п.л.)
  8. Бажин И.И. Механизмы адаптации в социальной инноватике государственного управления/ Материалы Межд. научн.-практ. конф. «Инноватика государственного управления: прорыв в будущее. - М.: РАГС, 2006. - С. 128-140.
  9. Бажин И.И. Ресурсное обеспечение социальных инноваций в государственном управлении/ Материалы Межд. научн.-практ. конф. «Инноватика государственного управления: прорыв в будущее» /И.И.Бажин,  А.А.Сериков// М.: РАГС, 2006. - С. 235-243
  10. Бажин И.И. Государственная политика интеграции России в мировую экономическую систему. Доклады Первой международной конференции по социологии инноватики. М.: РГИИС.- 2006, С. 24-27.
  11. Бажин И.И. Количественная оценка синергического эффекта  в системах управления./ И.И.Бажин, В.В.Сысоев//Вестник Международного славянского университета, Харьков, 2004, т.7, № 1. -  С. 39-42.
  12. Бажин И.И. Вибір постачальника в умовах багатокритеріальної оцінки/ И.И.Бажин, В.В. Сысоев // Вісник Київського національного торговельно-економічного університету, Киев, 2004, №4. -  С.118-125.
  13. Бажин И.И. Управление запасами как составляющая региональной экономики / И.И.Бажин, Н.М.Хорошаева// 32-ый академический симпозиум «Законы развития человеческого общества» (29-31 мая 2004 г.). – Н.Новгород, ННГАСУ, 2004
  14. Бажин И.И. Стратегический менеджмент. Учебное пособие. Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2006. - 262 с. (17,2 п.л.)
  15. Бажин И.И. Экономическая кибернетика: компакт-учебник. Харьков: Консум, 2004. – 292 с. (14,3 п.л.).
  16. Бажин И.И. Исследование систем управления: компакт-учебник Харьков: Консум, 2004. -  269 с. (17,2 п.л.).
  17. Бажин И.И. Управление различиями: компакт-учебник Харьков: Консум, 2004. – 392 с. (15,4 п.л.)
  18. Бажин И.И. Методология и технология разработки управленческих решений. Методическое пособие Н.Новгород: ВВАГС, 2004. 
  19. Бажин И.И. Логистический менеджмент: компакт-учебник Харьков: Консум, 2005. – 440 с. (24,7 п.л.).
  20. Бажин И.И. Разработка управленческих решений: компакт-учебник Харьков: Консум, 2006. – 316 с. (14,9 п.л.).
  21. Бажин И.И. Управление изменениями: компакт-учебник Харьков: Консум, 2006. – 384 с. (20,2 п.л.).
  22. Бажин И.И. Структурные особенности дистанционного обучения// Материалы Международной конференции «Інформаційні технології в економіці, менеджменті і бізнесі. Проблеми науки, практики і освіти», ЕУФИМБ, Киев, 2002.
  23. Бажин И.И. Социальная ответственность власти в образовательных процессах: Российский и Украинский опыт. Материалы 6-й Международной Нижегородской ярмарки идей, 31-й Академический симпозиум «Законы педагогической сферы общества», Н.Новгород, 2003.
  24. Бажин И.И. Синергический эффект логистического менеджмента. 32-й академический симпозиум «Законы развития человеческого общества» (29-31 мая 2004 г.). – Н.Новгород, ННГАСУ, 2004.
  25. Бажин И.И. Самообучение – новая парадигма современного образовательного процесса Материалы 6-й Международной Нижегородской ярмарки идей, 31 Академический симпозиум "Законы педагогической сферы общества", Н.Новгород, 2003.
  26. Бажин И.И. Информационные системы менеджмента. ГУ-ВШЭ, Москва, 2000. – 688 с.
  27. Бажин И.И. Проблемы развития образовательных услуг и социальная ответственность власти: российский и украинский опыт.  Материалы Международной конференции «Інформаційні технології в економіці, менеджменті і бізнесі. Проблеми науки, практики і освіти», ЕУФИМБ, Киев, 2002.
  28. Бажин И.И. Проблемы образования и социальная ответственность власти// Тезисы докладов конференции «Россия и россияне – выбор пути», Н.Новгород, 2000.
  29. Бажин И.И. Принципы, методология и средства обеспечения  эффективности профессиональной подготовки государственных и муниципальных служащих.- РАГС, 2006.
  30. Бажин И.И. Оптимизация управления запасами в логистических системах обеспечения ресурсами. Н.Новгород: изд-во ВВАГС, 2004.
  31. Бажин И.И. Метод активизации изучения  учебного материала в подготовке менеджмеров-маркетологов. Материалы Международной конференции «Інформаційні технології в економіці, менеджменті і бізнесі. Проблеми науки, практики і освіти», ЕУФИМБ, Киев, 2002.
  32. Бажин И.И. Математические модели в маркетинговом менеджменте. Материалы Международной конференции «Інформаційні технології в економіці, менеджменті і бізнесі. Проблеми науки, практики і освіти», ЕУФИМБ, Киев, 2002.
  33. Бажин И.И. Компьютерное тестирование как инструмент оценки профессионального уровня сотрудника. Материалы международной конференции,  НИМБ, Н.Новгород, 1998, с.68-72
  34. Бажин И.И. Количественная оценка синергического эффекта  в системах управления. 32-ый академический симпозиум «Законы развития человеческого общества» (29-31 мая 2004 г.). – Н.Новгород, ННГАСУ, 2004.
  35. Бажин И.И. Информационная концепция менеджмента. Тезисы докладов Международной конференции «Образование взрослых – шаг России в XXI век», Н.Новгород, 1999.
  36. Бажин И.И. Информационная концепция менеджмента как основа оптимальных управленческих решений.- Материалы Международной конференции «Інформаційні технології в економіці, менеджменті і бізнесі. Проблеми науки, практики і освіти», ЕУФИМБ, Киев, 2002.
  37. Бажин И.И. Информационная концепция менеджмента – управление XXI века. Тезисы докладов конференции «Россия и россияне – выбор пути», Н.Новгород, 2000.
  38. Бажин И.И. Выбор поставщика для государственных заказов в условиях многокритериальной оценки. Н.Новгород: изд-во ВВАГС, 2004.
  39. Бажин И.И. Вселенная как целеустремленная система.//Материалы Y Всероссийского научно-богословского симпозиума «Мир в Ш тысячелетии. Диалог мировоззрений», Н.Новгород, 15-16 июня, 1999 г.
  40. Бажин И.И. Информационные технологии в стратегиях мотивации. //Материалы международной конференции.- Н.Новгород: НИМБ, 1998. - С.50-53.
  41. Бажин И.И. Система трехуровневой подготовки специалистов: Концепция / И.И.Бажин, С.И.Чеботарев, Д.И.Шипулин..- ХИИГХ, Харьков, 1992.- 29 с.

Подписано к печати. Формат 60x84 1/16. Печать офсетная.

Гарнитура Таймс. Объем 2,0 печ.л. Тираж 100 экз. Заказ

Отпечатано


1 Тапскотт Д. Электронно-цифровое общество. /Пер. с англ. под ред. С.Писарева. – М.: «Рефл-бук», 1999.- 403 с.

2 Тоффлер Э. Шок будущего.- Изд-во «АСТ», 2002.

3 Акофф Р. Акофф о менеджменте (Ackoff's Best) / Пер. с англ. под ред. Л.А.Волковой.- СПб: Питер, 2002.- 448 с.

4 А.В.Тихонов. Социология управления как научно-исследовательская программа./В кн. Проблемы управления и управляемости социальных процессов: методология, методы и процедуры социологического исследования.- М.: ИС РАН, 2008. 

5 Проблемы управления и управляемости социальных процессов: методология, методы и процедуры социологического исследования. Материалы Второй Всероссийской научной конференции «Социальное управление, коммуникация и социально-проектные технологии» и YII Дридзевских чтений «Методология, методы и процедуры социально-научного и социологического исследования проблем регуляции и управления социальными процессами» (25-26 октября 2007 г.) /Редколлегия: А.В.Тихонов (отв.ред.), и др.- М.: ИС РАН, 2008.

6 Лапин Н.И. Системно-деятельностная концепция исследования нововведений/Диалектика и системный анализ.- М., 1986.

7 Романов В.Л. Социально-инновационный вызов государственному управлению.- М.: Изд-во РАГС, 2006.

8 А.В.Тихонов. «Человекоразмерные» объекты постнеклассической науки и проблема управляемости социальных объектов./В кн. Проблемы управления и управляемости социальных процессов: методология, методы и процедуры социологического исследования.- М.: ИС РАН, 2008 

9 Иванов В. Н., Патрушев В. И. Инновационные социальные технологии государственного и муниципального управления. Серия: Энциклопедия управленческих знаний. М.: Экономика, 2001.

10 Патрушев В.И. Основы общей теории социальных технологий. - М.: Икар, 2008. - 320 с.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.