WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ОСИПОВА ИРИНА ИЛЬИНИЧНА

СИСТЕМА ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ

СОЦИАЛЬНОГО СИРОТСТВА

Специальность 22.00.04 – социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат

диссертации на соискании ученой степени

доктора социологических наук

Нижний Новгород – 2009 г.

Работа выполнена на кафедре общей социологии и социальной работы факультета социальных наук Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского

Научный консультант:                САРАЛИЕВА Зарэтхан Хаджи-Мурзаевна

доктор исторических наук, профессор

Официальные оппоненты:         ВОРОНИН Геннадий Леонидович

                                       доктор социологических наук, профессор

КОЗЛОВА Татьяна Захаровна

                                       доктор социологических наук, профессор

                                       РОСТОВСКАЯ Тамара Керимовна

                                       доктор социологических наук, доцент

Ведущая организация:                Российский Государственный

Социальный Университет

Защита диссертации состоится __________ 2009г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 212.166.14 при Нижегородском государственном университете им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603000, г. Н.Новгород, Университетский пер., д.7, ауд. 203.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603000, г. Н.Новгород, пр. Гагарина, 23, корп. 1.

Автореферат разослан «_______»____________________________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат социологических наук, доцент                                Кутявина Е.Е.

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Феномен социального сиротства, актуализировавшийся в России в последние два десятилетия, является предметом дискуссий в научной литературе, посвященной проблемам семьи, детства, социальной и демографической политике страны. Понятие «сиротство», исторически обозначавшее детей, чьи родители умерли, в ХХ веке приобрело новые формы и масштабы, что заставляет исследователей искать и новые подходы к его изучению.

Необходимость обращения к данной теме обусловлена также потребностью комплексного осмысления феномена социального сиротства, так как данное социальное явление отрицательным образом сказывается на состоянии общества в целом, свидетельствуя о деградации базовых социальных ценностей и институтов. Эта научно-исследовательская проблема носит межотраслевой характер, находится на пересечении проблемных полей социологии, социальной философии, психологии и педагогики, экономики, права, истории, политологии и других общественных наук.

Интерес к данной теме обусловлен еще и тем, что количество социальных сирот является прямым индикатором социально-экономического и морально-нравственного здоровья нации. Трансформация форм семейной организации, распространение сожительств, внебрачной рождаемости, смена семейных ценностных установок стали катализатором роста численности социальных сирот, общее количество которых в стране, по последним данным, составляет около двух миллионов человек. По официальным данным департамента государственной политики в сфере воспитания Министерства образования и науки РФ, только в 2006 было зарегистрировано 127096 детей, оставшихся без попечения родителей. Анализируя динамику за предыдущие годы можно отметить практически постоянный рост данного показателя с начала девяностых годов ХХ века.1

Актуальность данного диссертационного исследования определяет и проблема несовершенства семейной политики, которая должна быть в гораздо большей степени направлена не просто на увеличение численности населения, а на воспроизводство социально активного, образованного и граждански зрелого молодого поколения. Можно говорить о недостаточной проработанности мер социальной, семейной и демографической политики, которые направлены, главным образом, не на устранение причин негативных явлений, а на их коррекцию.

Постоянное запаздывание государственных институтов в выявлении семейного неблагополучия и оказания помощи семье в период кризиса, неэффективное законотворчество стали причиной неуправляемого роста социального сиротства детей, семейного насилия и вторичного сиротства.

Степень научной разработанности проблемы. Социальное сиротство – сложный многофакторный феномен, теоретико-методологические основы изучения которого можно найти в различных отраслях социологического знания. Так, в рамках социологии семьи социальное сиротство предстает как деструктивный феномен, актуализирующийся в периоды социально-экономических кризисов и других макросоциальных потрясений, вызывающих дезакцептацию существующих традиционных семейных функций. В отечественной науке социология семьи представлена в работах А.И. Антонова, В.М. Медкова, М.С. Мацковского, С.Н. Буровой, Т.А. Гурко, С.И. Голода, М.Ф. Дементьевой, Н.И. Ловцовой, А.Б. Любимовой, Л.Я. Олифиренко, В.В. Солодникова, Т.К. Ростовской, З.Х. Саралиевой, Т.В. Свадьбиной, Е.М. Черняк, П.В. Романова и Е.Р. Ярской-Смирновой и др.2

Рассмотрение социального сиротства в контексте отклонений внутри родительско-детских систем отсылает нас к работам авторов в области социологии девиантного поведения. В рамках социологии девиации мы рассматриваем социальное сиротство как проявление аномии. Истоки данного подхода лежат в работах Э. Дюркгейма и Р. Мертона3, в разное время анализировавших понятие аномии и субъективных реакций индивидов на аномические ситуации. Массовая дезакцептация социальных норм приводит, с одной стороны, к деградации института материнства и – шире – родительства, в результате чего игнорируют традиционные семейные функции. С другой стороны, поведение самих сирот как жертв также носит отчетливо выраженный девиантный характер, поскольку нарушения процесса социализации приводят к формированию деструктивных поведенческих паттернов. Субъективистский подход к анализу социального сиротства как отклонения прослеживается в теориях вторичной девиации, появившихся во второй половине ХХ века. Здесь социальное сиротство предстает, с одной стороны, как социальный конструкт, стигма или ярлык, а с другой – как реакция на его присвоение.

В центре конструкционистских построений находится понятие «нормы», которое является образцом социологического релятивизма и потому, по мнению авторов, не может считаться отправной точкой для определения границ социальных отклонений, в том числе, и социального сиротства. Кроме того, авторы выделяют функциональный аспект социальных отклонений. Данный подход представлен в работах Э. Лемерта, Г. Беккера и др. В современной российской социологии данный подход представлен в работах И.Г. Ясавеева.4 В рамках субъективистского подхода является перспективным также рассмотрение детского дома как особой социокультурной среды, формирующей специфический тип личности.

В рамках конструкционистской социологии П. Бурдье социальное сиротство может быть раскрыто через понятия «габитус» как системы диспозиций, препятствующей изменениям, а также «социального пространства».5

Драматургический подход, основные положения которого были заложены И. Гоффманом, позволяет вписать приютное учреждение в контекст теории тотального института с его жестким контролем и ритуалистическим характером социализирующих функций.6

В раскрытие проблематики социального сиротства мы используем потенциал критического подхода к семье, постулирующего принудительный и эксплуатационный характер семейных отношений, объясняющего природу насилия как одного из факторов социального сиротства. Логика развития критической парадигмы в социологии обусловила появление феминистского направления в социальной науке с его стремлением поставить под сомнение традиционное распределение мужских и женских ролей и, следовательно, семейных функций, а также инициировать дискуссию об обобществленных формах воспитания детей и либерализации форм семейных союзов. Данный подход представлен в работах В. Брайсон, Н. Чодороу, А.М. Коллонтай и др.7

В концептуализации социологии социального сиротства заметная роль принадлежит теоретикам социологии детства, рассматривающим детство как структурный компонент общества.8 Социология детства рассматривает особенности группового поведения социально-демографической группы детского возраста, закономерности развития детских формальных и неформальных сообществ, разрабатывает методологические и методические принципы исследования детей и подростков. При изучении авторами учитывается, что временной период детства характеризуется такими социальными процессами, как первичная семейная и внесемейная социализация, формирование социальных норм и ценностей, освоение социальных ролей «взрослого мира» и приобретение социальных статусов, что особенно важно в контексте формирования личности социальных сирот. Данное направление развивается в работах Н.В. Васильевой, С.В. Кочнева, Е.М. Рыбинского, З.Х. Саралиевой, С.Н. Щегловой, и др.9

В рамках социальной медицины социальное сиротство предстает как следствие так называемых «социальных болезней» и фактор формирования специфического медицинского и психосоциального габитуса. В фокусе исследований социальной медицины находится эпидемиология социального сиротства и факторы риска. Анализу подвергаются также алкоголизм, наркомания, суицидальное поведение, имеющие прямое отношение к теме нашего исследования.10

Практический аспект решения проблемы социального сиротства лежит в сфере семейной социальной политики. Данное направление концентрирует свое внимание на взаимоотношениях государства и семьи как основных социальных институтов. Представление о семье как о структурной единице общества указывает на ее функциональность и выводит авторов на проблему выработки оптимальной модели их взаимодействия, а также анализа возможностей государства защитить семью от воздействия деструктивных процессов. Данное направление представлено в работах А.И. Антонова, С.И. Сорокина, А.В. Артюхова, А.А. Быстрова, С.В. Дармодехина, З.Х. Саралиевой, Т.А. Гурко, М.В. Рабжаевой, Т.К. Ростовской, Ж.В. Черновой, П.В. Романова и Е.Р. Ярской-Смирновой и других.11 Особо следует выделить региональный и международный компоненты семейной социальной политики.12

Реактивный и адаптивный характер социального сиротства раскрывается в рамках бихевиоризма и теории рационального выбора, фокусирующихся на привычных действиях как продуктах социального научения и объясняющих способность социально неодобряемых поведенческих паттернов к активному воспроизводству в последующих поколениях, что позднее подкрепляется успешностью функционирования в деструктивной среде.13

В современной российской научной литературе, посвященной проблеме социального сиротства, основной акцент делается на содержании детей-сирот в приютных учреждениях и рекомендациях потенциальным усыновителям по преодолению негативного психологического опыта пребывания в приютном учреждении. Это работы В.А. Березиной, Л.И. Виноградовой, О.И. Волжиной, О.Ф. Выхристюка, Е.И. Морозовой, В.Н. Ослон, Л.К. Сидоровой, А.Ш. Шахмановой и др.14

Таким образом, следует отметить недостаточную степень разработанности проблемы с точки зрения комплексного анализа социального сиротства как социологической категории. Недостаток социологического анализа исследуемого феномена приводит к редукции основных факторов явления, к игнорированию его базовых проявлений, бессистемности в попытках преодоления. Предлагаемый подход к решению проблемы социального сиротства является первой попыткой подобного рода в отечественной социологии.

Целью данного диссертационного исследования является социологический анализ формирования системы предотвращения социального сиротства.

Цель диссертационного исследования реализуется в следующих задачах:

  1. Теоретический анализ феномена социального сиротства через призму основных социологических подходов, их обобщение и систематизация, соотнесение с актуальным состоянием проблемы;
  2. Историко-социологический анализ социального сиротства, изучение преемственности сложившихся форм жизненного устройства детей-сирот;
  3. Выявление основных причин возникновения социального сиротства на макро – и микроуровнях;
  4. Выявление и разработка типологий и классификаций социального сиротства;
  5. Критический анализ законодательной базы и существующей системы социальной защиты и жизнеустройства детей-сирот;
  6. Анализ ресурсов и возможностей социальных структур и институтов при построении системы предотвращения социального сиротства;
  7. Разработка авторской модели системы предотвращения социального сиротства.

Объектом диссертационного исследования является система социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Предмет исследования – формирование системы предотвращения социального сиротства.

Теоретико-методологические основы исследования

Комплексный характер феномена социального сиротства обусловил использование широкого спектра научно-теоретических подходов. В работе используются положения ряда отраслевых социологических направлений, таких, как социология семьи, социология девиантного поведения, социология детства, социология социальных проблем и социальной политики. Работа опирается на положения структурно-функционального и системного подходов в части анализа макросоциальных причин явления, таких, как девальвация семейных ценностей и деградация института материнства вследствие разрастания аномических процессов в обществе. Социальное сиротство рассматривается как проявление аномии в современном российском обществе. Методология субъективистской социологии используется для анализа индивидуального поведения, вписанного в общий контекст, и механизмов принятия новых социальных ролей. Методология социального конструкционизма позволяет выявить и объяснить процессы социального конструирования статусов социальных сирот и проблемы общественного восприятия данной социальной группы.

Научная новизна исследования.

  • Впервые в отечественной социологии феномен социального
    сиротства рассмотрен с позиций структурно-функционального, интерпретативистского и конструктивистского подходов, которые применены к анализу текущего состояния системы социальной защиты детей-сирот;
  • Предложена авторская типология детей-социальных сирот;
  • Исследовано явление вторичного социального сиротства;
  • Введено и использовано понятие репликативного сиротства для анализа воспроизводства семейной неуспешности;
  • Впервые в отечественной социологии проведено исследование детского дома как тотального института с использованием методологического потенциала драматургического подхода;
  • Представлен социально-психологический портрет родителей семей группы риска по социальному сиротству;
  • Разработана типология семей групп риска по социальному сиротству, где каждому типу соответствуют определенные технологии социальной работы;
  • Определены функции института патроната в системе предотвращения социального сиротства; проведена апробация авторской пилотной модели семейного патроната;
  • Предложена модель Центра социальной интеграции детей-сирот.
  • Разработан механизм социального аудита для оценки эффективности системы ресоциализации несовершеннолетних группы риска по социальному сиротству.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Анализ социального сиротства в современной социологической литературе носит двойственный характер. С одной стороны, теоретическая разработка проблемы в рамках макросоциологических категорий акцентирует внимание на внешних структурных факторах исследуемого явления и рассматривает социальных сирот как жертв транзитивных общественных процессов, нуждающихся во всесторонней помощи и поддержке. Социальное сиротство исследуется как одно из проявлений аномии современного российского общества. С другой стороны, анализ личности детей-социальных сирот выявляет наличие глубоко укорененных социально неприемлемых установок, что подталкивает исследователей к более негативной оценке данной категории населения. Совмещение структурно-функционального и интерпретативистского подходов, предложенное в работе, позволяет вывести дискуссию на более высокий уровень анализа, чтобы выявить причинно-следственные связи между социальными условиями и особенностями формирования личностей детей-социальных сирот.
  2. Типологизация детей-социальных сирот в настоящее время проводится преимущественно по юридическим основаниям, что отвечает потребностям определения их социально-правового статуса. Выделение новых аспектов анализа социального сиротства и его видов обусловливает необходимость введения дополнительных классификационных
    критериев, таких, как социально-демографические характеристики, продолжительность пребывания в приютном учреждении или приемной семье, факторы вторичного и репликативного сиротства.
  3. Вторичное социальное сиротство – наиболее уродливый и опасный вид явления, под которым мы понимаем отказ от ранее усыновленных или взятых под опеку детей, являющийся фактором неизбежной психической травмы и их морально-психологической деградации. В его основе лежит отсутствие институциализированных форм подготовки и сопровождения приемных семей, незнание ими трудностей, связанных с воспитанием ребенка-сироты. Современные меры в отношении социальных сирот могут привести к значительному росту показателей вторичного социального сиротства вследствие навязывания и популяризации практики передачи детей-сирот на воспитание в приемные семьи и закрытия детских домов.
  4. Категория «репликативного сиротства», предложенная нами для обозначения воспроизводства социального сиротства последующими поколениями, отражает повышенную способность негативных субкультур к самоповторению и может быть использована при анализе исследуемого феномена в качестве одного из основных его факторов.
  5. Анализ детского дома целесообразно проводить в категориях драматургического подхода И. Гоффмана. Учреждения данного типа могут быть охарактеризованы как тотальный институт с присущей ему жесткой формализацией внутреннего жизненного уклада и ритуальным характером выполнения обязанностей, больше напоминающего разыгрывание ролей и формирующего социальный госпитализм, отражающий неспособность и нежелание постинституциональной адаптации. Результатом такого рода работы становится смещение функций детского дома, отсутствие социализирующего и воспитательного начала в его деятельности.
  6. Анализ группы риска по социальному сиротству должен фокусироваться на изучении социально-экономического положения и культурно-демографических особенностей родителей социальных сирот. Авторское исследование позволило выявить наиболее характерные особенности родителей детей группы риска по социальному сиротству. В качестве таковых следует выделить: нарастающую от поколения к поколению алкоголизацию, малую включенность в систему занятости, низкий уровень образования, отсутствие мотивации к изменениям, наличие девиаций в семейном анамнезе, репликация социального сиротства.
  7. Многообразие форм социального сиротства обусловлено дифференциацией семей, в которых оно формируется. Так, помимо социально здоровых, целесообразно выделить проблемные, кризисные, асоциальные семьи. Данные типы девиантных семей поддаются реабилитации с использованием соответствующих технологий. В случае с аморальными и антисоциальными семьями такая работа практически невозможна и альтернативой им становится для ребенка опека или приемная семья.
  8. Предлагаемая в работе система предотвращения социального сиротства – межведомственная система патроната, т.е. социального сопровождения семьи и детей в целях предотвращения социального сиротства, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, основанная на раннем выявлении семейных проблем и реабилитации биологической семьи, представляется адекватным решением проблемы. Мы выделяем превентивный и социальный патронат, ориентированные на сохранение биологической семьи, а также семейный и постинтернатный патронат, направленные на определение сирот в приемные семьи и постинституциональное сопровождение детей-сирот.
  9. Детские дома должны быть преобразованы в Центры социальной интеграции, основными задачами которых станут обеспечение прав ребенка на воспитание в условиях семьи и ее профессиональное сопровождение, что должно привести к изменению задач учреждения, его штатного расписания, уменьшению числа воспитанников и сокращению сроков их пребывания в детском доме до 1-3 лет. За это время должны быть проведены мероприятия по реабилитации биологической семьи или подготовлена замещающая семья, ознакомленная со спецификой воспитания ребенка-сироты с целью предотвращения вторичного социального сиротства.
  10. Механизм трехуровневого социального аудита (клиенты; учреждения, оказывающие услуги данным группам; ведомства системы профилактики) направлен на анализ качественных изменений в области предоставления социальных услуг по ресоциализации несовершеннолетних группы риска по социальному сиротству. Авторская методика включает анкеты, технологии проведения опроса, критерии интерпретации результатов и презентацию результатов каждого этапа исследования. Была применена в 2004-2006 гг. в пилотных группах четырех областей: Брянской, Кировской, Костромской и Ленинградской.

Теоретическая и практическая значимость работы

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней проведен анализ социального сиротства с позиций основных социологических концепций, сделан вклад в дифференциацию практических подходов к исследуемому феномену вследствие выделения таких научных категорий, как вторичное и репликативное социальное сиротство. Рассмотрение социального сиротства как девиации позволило также интегрировать теоретические подходы, показав важность как макро –, так и микросоциологических переменных. Результаты работы могут лечь в основу дальнейших изысканий в области социологии семьи, социальной политики, семейной девиантологии. Эмпирические данные, полученные в ходе исследования, подтвердили основные концептуальные положения автора. Результаты диссертационного исследования могут быть в дальнейшем использованы для дальнейшего изучения социального сиротства и его компонентов.

Положения диссертационного исследования могут быть использованы в процессах реформирования системы предотвращения социального сиротства, законотворчества в семейной и социальной политике. Материалы работы могут найти применение в чтении вузовских курсов по «Социологии семьи», «Социологии детства», «Социологии отклоняющегося поведения» и т.д.

Эмпирическую базу работы составили результаты социологических исследований, проведенных под руководством автора в рамках международного проекта «Развитие системы социальных служб для уязвимых групп населения – 2» на территории Костромской, Брянской, Кировской, Ленинградской областей, Республики Адыгея в период с 2004 по 2006г. на выборке свыше 1000 человек. В работу включены аналитические материалы, полученные на основе анализа внутренней документации Детского дома №37 г. Москвы, результаты исследований социально-психологических и экономико-демографических характеристик воспитанников и их семей.

В работе использованы материалы Всероссийской переписи населения, демографического ежегодника России, данные специализированного сайта Минобразования и науки РФ www.usynovite.ru, Госкомстата России о деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав по состоянию на 2004-2006 г. Также использовалась информация федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей и материалы Государственного доклада «О положении детей в Российской Федерации, 2006 г.

Апробация работы

Практические материалы диссертационного исследования были апробированы в детских социальных учреждениях на территории ряда субъектов Российской Федерации: Томской, Кировской, Костромской, Ленинградской, Вологодской, Московской, Новгородской областей, района Ясенево г. Москвы. Теоретические положения работы были представлены на всероссийских и международных научно-практических конференциях, семинарах, проводимых Министерством здравоохранения и социального развития РФ, Министерством образования и науки РФ, Европейским Союзом:

  • Международная Конференция «Помощь детям сиротам России», г. Москва, март 2002 г.;
  • Всероссийская конференция «Здоровая Россия – здоровая семья», г. Москва, август, 2002 г.;
  • Международный форум «Слет матерей России», г. Москва, март 2003 г.;
  • Всероссийская конференция «Семья в России», г. Москва, РГСУ, май, 2004 г.;
  • Международная научно-практическая конференция «Защита прав и профилактика правонарушений несовершеннолетних», г. Москва, ВНИИ МВД России, август 2005 г.;
  • Международная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы ресоциализации несовершеннолетних групп риска», г. Киров, октябрь 2005 г.;
  • Межрегиональная научно-практическая конференция «Интеграция детей и молодежи, выпускников государственных учреждений, в социум», г. Кострома, ноябрь 2005 г.;
  • Региональная научно-практическая конференция «Вопросы социальной адаптации несовершеннолетних из семей групп риска в социуме», г. С-Петербург, ноябрь 2005 г.;
  • Городская научно-практическая конференция «Жизнеустройство детей-сирот и формы семейной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей», г. Москва, октябрь 2005 г.;
  • Международная конференция «Развитие системы социальных служб для уязвимых групп населения». Москва, Министерство здравоохранения и социального развития РФ,  декабрь 2005 г.;
  • Международный социологический конгресс «Семья и здоровье-2006», г. Москва, РГСУ, апрель 2006 г.;
  • Международная конференция «Дети и молодежь групп риска», Москва, Министерство образования и науки РФ, 28 сентября 2006г.;
  • Международная конференция «Инновационные программы помощи российским детям-сиротам», г. Москва, апрель 2007г.,
  • Краевая межведомственная конференция «Проблемы и перспективы развития семейно-воспитательных форм устройства детей-сирот в Пермском крае», г. Пермь, май 2007г.;
  • Межрегиональная научно-практическая конференция «Ответственное родительство как фактор улучшения демографической ситуации в обществе», г. Киров, сентябрь 2007г.;
  • Международная научно-практическая конференция «Семья и семейные отношения: современное состояние и тенденции развития», г. Н.Новгород, октябрь, 2007г.,
  • Четвертый Международный Конгресс «Мир семьи», г. Москва, 2-4 апреля 2008;
  • Научно-практическая конференция «Социально-психологическое сопровождение семей групп риска», Реутов, Московская область, март 2008;
  • Научно-практическая конференция в рамках программы «Дни науки МГПИ и Департамента образования г. Москвы», Москва, апрель 2008г.

Результаты диссертационного исследования отражены в 32 научных публикациях общим объемом 39,6 п.л. в том числе трех монографиях (общим объемом 26,3 п.л.), 8 статьях, опубликованных в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ (4, 5 п.л.).

Структура работы

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность предпринимаемого диссертационного исследования, обозначаются цели, задачи, предмет и объект работы. Также во введении приведены положения, выносимые на защиту, научная новизна и практическая значимость исследования; содержатся указания на эмпирическую базу работы, а также на ее апробацию в процессе подготовки.

Первая глава диссертационного исследования «Теоретико-социологические подходы к анализу социального сиротства» состоит из четырех параграфов, в которых проводится анализ исследуемого феномена с точки зрения основных социологических подходов.

Первый параграф «Социальное сиротство в контексте объективистских социологических подходов» – дает нам богатый теоретический материал для макросоциологического анализа. Специфика анализа социального сиротства в данной перспективе предполагает рассмотрение его через призму семейных дисфункций, которые выражаются в ослаблении основ семейного воспитания, изменении структуры семьи и семейных отношений, сожительствах и ранних половых связях, внебрачной рождаемости и подростковых беременностях. С точки зрения структурно-функционального подхода, данные тенденции можно объединить понятием аномия (Э. Дюркгейм, Р.Мертон). В случае с семьей аномические проявления чреваты полным рассогласованием привычных функций, за которыми последует неизбежный коллапс всей общественной системы. Важность традиционных семейных структур признавалась всегда, попытки ее изменения носили краткосрочный и импульсивный характер (А.Б. Залкинд, А.М. Коллонтай).

Отсюда, для нас особую важность приобретает то, что в контексте аномии в силу четкого распределения функций между социальными структурами и институтами, начинает приобретать особое звучание понятие дисфункции. Применительно к семье дисфункциональность будет означать утрату, искажение или полное извращение семейных функций: репродуктивной, воспитательной, хозяйственно-бытовой и т.д.

Социальное сиротство представляет собой тот феномен, в котором в полной мере воплотилась аномичное состояние современной российской семьи и – шире – всего российского общества. Учитывая тот факт, что увеличение числа обездоленных детей происходит на фоне сокращения общей численности детей, тенденция увеличения социального сиротства крайне тревожна. Усилия государства по улучшению демографической ситуации могут быть поставлены под удар дальнейшим ростом числа детей-сирот.

В контексте анализа социального сиротства как проявления аномии особенно выделяется гендерный аспект, тесно связанный с деградацией института материнства вследствие трансформации семейных ролей.

Социальное сиротство – это не специфика нашего времени. Любые отклонения имеют свой постоянный процент и устойчивость даже в самых благополучных странах. Однако, подобный масштаб и отсутствие каких-либо внятных перспектив решения проблемы – это действительно особенность дня сегодняшнего. Во времена СССР, когда данная проблема не стояла столь остро, случаи социального сиротства порождали взрывы общественного порицания, а развитая система государственной опеки в значительной мере позволяла сглаживать остроту проблемы. Нормативный вакуум, чем, по сути, и является аномия, привел к тому, что общественное мнение относительно социального сиротства выработало толерантные установки. Это произошло вследствие привыкания общества к наиболее циничным формам проявления феномена, отсутствия критической позиции ряда СМИ при освещении проблемы и т.д.

Р. Мертоном была разработана типология поведения индивидов в условиях «культурного хаоса» или «аномии». Он выделил пять способов адаптации или аномического приспособления: конформизм, инновация, ритуализм, ретризм, мятеж. Стоит отметить, что ни один из перечисленных им способов нельзя назвать сколько-нибудь социально одобряемым. В контексте социального сиротства все категории представляются релевантными. Например, ритуализм – это игнорирование первичных ценностей при соблюдении вторичных, когда основное внимание уделяется ритуалам материнства, а не добросовестному выполнению соответствующих обязанностей. Данное понятие является ключевым при анализе т.н. скрытого сиротства, выражающегося, например, в педагогической запущенности даже при сохранении видимости относительного благополучия. Это приводит к тому, что большая часть данных детей попадают в асоциальные группы, где происходит дальнейшее усвоение ими негативных стереотипов. Концепция Р. Мертона оказывается особенно интересной для анализа путей приобретения статуса социального сироты. Речь в данном случае идет не о лишении родителей их прав. Социальное сиротство – это не продукт индивидуальных предпочтений, если только речь не идет о расстройствах влечения и поведения. Концепция Р. Мертона наталкивает нас на мысль, что социальное сиротство – это своеобразный ответ социальных сирот на условия окружающей среды.

Таким образом, объективистские концепции дают нам большой простор для анализа социального сиротства с точки зрения структурно-функционального подхода. Данная точка зрения предполагает анализ места исследуемого феномена в системе социальных отношений, а также тех функций (явных и скрытых), которые он выполняет. Социальное сиротство рассматривается здесь как следствие нарастающей семейной дисфункции, которая, в свою очередь, является проявлением социальной аномии, трансформацией ценностной системы, вызванной кризисными процессами в российском обществе.

Во втором параграфе «Субъективистские подходы к анализу социального сиротства» анализируются субъективистские подходы к исследуемому феномену. Теория «наклеивания ярлыков», получившая распространение в 50-х годах ХХ века, связана с именами Э. Лемерта, Г. Беккера. В центре их концептуальных построений находится идея о конвенциональной природе социальной нормы, которая значительно варьируется от эпохи к эпохе и даже зависит от конкретной личности. Объяснительный потенциал данной теории применительно к предмету нашего исследования достаточно велик.

Во-первых, нужно обратить внимание на то, что довольно сложно определить критерии благополучия, социально благополучную семью, ее структуру, семейные роли и т.д., особенно в изменившейся социально-экономической ситуации сегодняшней России. В то же время четко определяется дисфункциональная семья как дезорганизующая среда, не только дающая обществу дезадаптированное молодое поколение, но и закрепляющая девиантные формы ущербной социализации детей и подростков, что опасно воспроизводством и закреплением девиации как нормы. Плюрализация жизненных стилей, либерализация биографических сценариев приводят к тому, что понятие нормы все меньше оказывается применимым к семье, и определить где норма, а где патология становится все сложнее, особенно если речь идет о скрытом социальном сиротстве. Во-вторых, «социальный сирота» – это сам по себе очень звонкий социальный ярлык, который легко приобрести, но избавится от которого достаточно сложно. Значительную роль в процессе его приобретения играют расхожие стереотипы сиротства, касающиеся происхождения, внешнего вида, моделей поведения, представлений о жизненных перспективах сирот. Социальное сиротство как образ жизни становится своеобразной защитной реакцией от нападок со стороны окружения, которое ждет от сирот поведения, соответствующего сформированным стереотипам, а те просто принимают на себя эту новую социальную роль.

В рамках интерпретативистской ориентации в социологии необходимо выделить драматургический подход, который открывает нам иную перспективу в анализе социального сиротства. Данный подход, связанный с именем И. Гоффмана, анализирует социальные отношения как совокупность ролей, разыгрываемых членами общества. Для предмета нашего исследования особую важность приобретает то, что приютное учреждение представляет собой не только воспитательное, но и социализирующее и коммуникативное пространство, которое вслед за И. Гоффманом можно определить как «тотальный институт». Рассмотрение приютного учреждения как тотального института ранее не проводилось. Тем не менее, его анализ в данных категориях очень продуктивен, поскольку здесь мы можем наблюдать основные проявления, присущие данной группе организаций: внутри интерната происходит разыгрывание ролей: воспитатели и учителя играют в исполнение функций социализации, воспитанники – в послушных учеников, государство – в заботливого патрона, что замещает собой проблемы эффективности данной деятельности.

И. Гоффман пишет также о своеобразной «карьере» обитателей тотальных институтов, под которой подразумеваются стадии вовлечения обитателей в логику функционирования учреждения. Она включает в себя предпациентарную, пациентарную и постпациентарную фазу. Каждому этапу соответствует определенная степень усвоения ценностей и правил поведения в учреждении: чем более поздняя стадия, тем ниже шансы на последующую адаптацию. Далее в работе будет показано, что наибольшие шансы на успешное усыновление имеют воспитанники, у которых есть положительный предшествующий опыт жизни в семье и не велик стаж проживания в приютном учреждении. Воспитанники, прожившие в детских домах десять и более лет, не желают рисковать, меняя привычные условия существования. О нахождении на высокой стадии «карьеры» свидетельствует, в том числе, распространение феномена вторичного социального сиротства, когда дети возвращаются обратно в приюты из-за психологической несовместимости с новыми родителями, которые не смогли диагностировать это на более ранних стадиях.

Унификация принципов воспитания и обучения, имеющая место и в обычных школах, становится здесь наиболее заметной вследствие отсутствия какой-либо позитивной альтернативы имеющимся институтам социализации. Образующийся вакуум заполняется воздействием неформальных референтных групп внутри интерната; их влияние и авторитет являются, как правило, внушительнее вследствие более активного продвижения своих ценностей и их относительной простоты. В итоге, видимость и внешние ритуалы работы зачастую отодвигают на второй план ее истинное содержание. Пользуясь терминологией И. Гоффмана, внутри интерната происходит разыгрывание ролей: воспитатели и учителя играют в исполнение функций социализации, воспитанники – в послушных учеников, государство – в заботливого патрона. Результаты и эффективность данной работы, словно, никого не интересуют.

Понимание механизма субъективного принятия социальных ролей возможно благодаря обращению к бихевиористскому подходу, развивавшемуся первоначально в рамках психологии, но впоследствии ставшим одним из основных объяснительных концептов в социологии. Интерпретация исследуемого феномена с точки зрения бихевиоризма может идти в двух направлениях. Во-первых, поведенческие практики родителей социальных сирот станут для последних основным фактором социализации. Роль семьи как базового института социализации представляется совершенно неоспоримой и обусловливает основные пути воспроизводства семейной неуспешности. Это становится основным фактором репликации социального сиротства, получающегося вследствие усвоения негативных поведенческих паттернов.15

Во-вторых, необходимо указать и на реактивную природу социального сиротства, возникающего не только из-за отсутствия положительных поведенческих примеров, но и вследствие негативных внутрисемейных явлений, таких, как насилие, алкоголизация родителей, пренебрежение нуждами детей и т.д.

Теории рационального выбора, явившиеся логическим продолжением бихевиористских построений, исходят из интеллигибельного характера человеческого поведения, каким бы абсурдным оно нам ни казалось.16 Все это позволяет отойти от волюнтаристски-реактивной природы социального сиротства и сконцентрироваться на его когнитивных компонентах. Достаточно упрощенно поведение социальных сирот в данном контексте можно понимать как результат взвешенного анализа потерь и выгод от продолжения жизни в семье или ухода на улицу с последующим помещением в приютное учреждение.

Сближение объективистских позиций структурного функционализма, системного и критического подходов с субъективистскими концепциями можно наблюдать в рамках социального конструктивизма и, прежде всего, в концептуальных построениях П. Бурдье, позволяющих объяснить устойчивость поведенческих практик сирот и их воспроизводство. Так, габитус – одно из ключевых понятий социологии П. Бурдье, обозначающее продукт характерологических структур определенного класса условий существования, надежно защищен от модификаций со стороны внешнего окружения.17 Другими словами, поведенческие практики, сформированные в условиях определенной социальной среды, устанавливают своеобразные фильтры, пропускающие лишь ту информацию, которая поддерживала бы их сохранение. Любая информация, способная поставить под сомнение уже накопленный жизненный опыт, отфильтровывается. В случае с социальными сиротами, формирование подобного габитуса усиливается отсутствием каких-либо альтернатив, способных скомпенсировать негативное влияние жизненного опыта.

В третьем параграфе «Историко-социологический анализ сиротства» дается краткий историко-аналитический очерк, позволяющий увидеть преемственность форм жизненного устройства детей-сирот, историческую обусловленность существующего положения вещей. Мы исходим из того, что отношение государства к сиротам – весьма чувствительный индикатор, позволяющий фиксировать трансформации педагогической и воспитательной идеологии, отражающей динамику представлений о функциях и ценностях семьи, а также о ее роли в рамках той или иной общественной системы. Сиротство, в том числе и социальное, существовало всегда. Исторически его причинами были массовые потери взрослого населения в результате войн, репрессий, когда сиротами оставались несовершеннолетние дети. Основная масса сирот в то время – сироты биологические. В случае возникновения сиротства в дело по воспитанию и в более широком смысле – социализации включалась церковь, крестьянская община, рабочие мастерские – достаточное количество институтов, способных решить задачу внедрения полноценных граждан в общество. Церковь прививала им религиозные ценности, любовь к окружающим, труду, стране. Рабочие мастерские воспитывали мотивацию к труду, обучали специальностям, давали обществу экономически активного субъекта, а не потребителя социальной помощи и выплат. Крестьянская приемная семья прививала опыт семейной жизни, воспитывала семейные ценности, прививала мотивацию на создание собственной семьи в будущем.

Правовой механизм действовал в соответствии с законными актами Свода законов Российской Империи, определявшими порядок установления опеки и попечительства над сиротами, а также процедуры усыновления незаконнорожденных детей. Однако данный механизм имел ряд существенных недостатков: в систему государственной опеки входили не все категории сирот; опека была ориентирована, главным образом, на сохранение имущества сирот привилегированных сословий; законом не устанавливался порядок отказа от опеки, а также наложения штрафов за неисполнение опекунских обязанностей; отсутствовала четкость отношений опекунских учреждений и опекуна. Несовершенство правовой регуляции сиротства было очевидно для современников, в связи с чем наблюдалось постоянное стремление общественности усовершенствовать опеку над малолетними, не связывая ее с принципом сословности, следование которому оставляло заброшенными многих детей-сирот.

Создание советского государства ознаменовало начало новой эры в развитии педагогических идей, которая была связана с приоритетом коллективных форм воспитания детей. Можно предположить, что основа социального сиротства была заложена именно в этот период истории России, когда государство в значительной мере лишило семью основной функции – воспитания своих детей.

Социальное сиротство в нынешних масштабах – порождение ХХ века. Оно сформировалось в силу влияния нескольких факторов. Во-первых, вследствие делегирования государству воспитание детей и, фактически, снижения воспитательной роли семьи. Государство приняло на себя роль патрона и обезличило подход к детям, навязав собственную идеологию. Это означало, что предоставляя ребенку необходимый минимум услуг, государство требовало безусловного подчинения и лояльности. Семья воспринималась в большей степени как дополнительный фактор контроля над личностью и как институт воспроизводства населения. Во-вторых, нужно отметить подрыв института материнства, семьи и брака революционными экспериментами с последующим ужесточением семейной и репродуктивной политики. Все это привело к девальвации семейных ценностей, обесцениванию семьи и брака, извращению их функций. В-третьих, ослабление государства и его идеологической машины вкупе с подрывом на этом фоне стабильности семьи вызвало упадок основных семейных ценностей, снизило ценность детей, сформировало гедонистические установки у родителей, вызвало увеличение числа неблагополучных семей и, как результат, количество социальных сирот. Наконец, современная система социализации социальных сирот – это система полного удовлетворения возникающих потребностей, воспитывающая в сиротах лишь чувство исключительности и иждивенческие установки.

Четвертый параграф «Социально-правовые аспекты социального сиротства» посвящен вопросам государственного семейного права в части, касающейся сиротства. Острота социальной проблемы обусловлена, с одной стороны, увеличением числа детей данной категории, а с другой – неэффективным функционированием системы социально-правовой поддержки, которая в современной России ориентирована в основном на учет первичных потребностей социальных сирот. В настоящее время сохраняется формальный подход к адаптации и социализации этой группы детей, что усугубляет социальную депривацию социальных сирот.

Государственное семейное право сегодня носит в большой степени репрессивный характер, не регламентируя необходимых видов социальной помощи семье, имеющей несовершеннолетних детей, порядок её оказания и перечень ситуаций, требующих вмешательства специалистов. Так, в Административный кодекс от 22.06.2007 (ФЗ №116) внесены изменения лишь в части увеличения размера штрафов. Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от ста до пятисот рублей.18

До сих пор правоприменение статьи 72 Семейного Кодекса РФ «Восстановление в родительских правах» является очень редким. Статья гласит, что «родители (один из них) могут быть восстановлены в родительских правах в случаях, если они изменили поведение, образ жизни и отношение к воспитанию ребенка».19 В то же время можно констатировать факт, что ни одна из существующих организаций, ни одно из государственных учреждений не занимаются восстановлением родителей в правах, сопровождением семей, лишенных или ограниченных в родительских правах, что приводит к дальнейшей деградации семьи и повторному лишению прав в отношении вновь рожденных детей. Это препятствует реабилитации биологической семьи – естественной среды социализации ребенка.

В то же время в параграфе акцентируется внимание на отсутствии в Семейном кодексе РФ категории «социальное сиротство». Кодекс оперирует понятием «дети, оставшиеся без попечения родителей» (статья 121), в которую включают и круглых сирот, и социальных сирот, что объективно затрудняет правоприменение данного документа. В связи с этим, классификацию и типологизацию социальных сирот приходится основывать на социологическом анализе научной литературы, документов и эмпирической практики: дети, проживающие в родной семье, но фактически лишенные заботы, защиты их прав и интересов (скрытое социальное сиротство). Дети, проживающие вне родной семьи, которые, в свою очередь, делятся на две подгруппы: находящиеся в интернатных учреждениях и усыновленные/взятые под опеку.

В параграфе приводятся данные о качественном составе детей-сирот интернатных учреждений. Здесь же вводится понятия вторичного и репликативного сиротства.

Вторая глава «Междисциплинарный анализ социального сиротства» состоит из трех параграфов и посвящена рассмотрению исследуемого феномена с точки зрения основных социально-экономических и социокультурных процессов современного общества и трансформации российской семьи.

Параграф 2.1 «Семейное насилие как фактор провокации социального сиротства» посвящен анализу роли семейного насилия или угрозы такового в продуцировании социального сиротства. Семейное насилие – многоликий феномен, обусловливающий большинство случаев социального сиротства. Исследуются медико-психологический, или психиатрический и социологический подходы к анализу причин жестокого обращения с детьми в семье. Социологические исследования показывают, что до 70% детей, оказавшихся в государственных учреждениях, в качестве основной причины ухода из дома назвали насилие со стороны ближайших родственников. Исследуются следующие виды насилия: пренебрежение нуждами, психологическое, физическое, сексуальное, вторичное насилие и предлагаются алгоритмы действий специалистов в соответствующих ситуациях.

Схема 1. Алгоритм действий специалистов

в ситуации пренебрежения нуждами детей.

Схема 2. Алгоритм действий специалистов

в ситуации психологического насилия

Схема 3. Алгоритм действий специалистов

в ситуации физического насилия над детьми

Схема 4. Алгоритм действий специалистов

в ситуации сексуального насилия над детьми

В ходе нашего исследования, проведенного в 2005-2006 годах на территории Кировской, Костромской, Брянской и Ленинградской областей, была определена группа риска детей, которые наиболее часто подвергаются пренебрежению со стороны значимых взрослых. Это сироты, нежеланные дети, дети, появившиеся на свет вследствие изнасилования. Сюда же относят детей несовершеннолетних матерей (незрелое материнство), детей-инвалидов, детей, имеющих косметические дефекты, особенности, уродства.

Выявлены категории семей группы риска по пренебрежению нуждами ребенка:

  • дисфункциональные семьи, семьи беженцев, бездомных;
  • многодетные, малообеспеченные семьи;
  • семьи с инвалидизированными родителями;
  • семьи, родители (родитель) в которых имеют психические заболевания;
  • семьи, где насилие является семейной традицией и привычным средством воспитания. К данной группе относят также семьи воспитанников государственных учреждений; криминальные семьи.

Параграф 2.2. «Социально-психологический портрет представителей группы риска по социальному сиротству» посвящен анализу личностных особенностей как детей-сирот, так и их родителей. Социальный портрет респондентов – воспитанников специализированных учреждений отражает следующие характеристики:

  1. Низкий экономический статус семьи подростка, недостаточный для поддержания физического существования и удовлетворения первичных потребностей;
  2. Психологический дискомфорт, вызванный осознанием разрыва между высоким или нормальным уровнем самооценки и объективными условиями существования;
  3. Низкий уровень образования, обусловленный отсутствием нормальных условий существования и педагогической запущенностью;
  4. Преобладание агрессивных форм разрешения конфликтов в виду отсутствия нормальных внутрисемейных коммуникаций и культуры конструктивного разрешения конфликтов;
  5. Дисфункциональные, главным образом, алкоголизированные семьи.

В ходе социологических исследований, проведенных при непосредственном участии автора, выявлены семьи-основные источники социального сиротства: многодетные семьи – 30%, семьи с пьющими родителями – 60%, семьи с судимыми родителями – 27%, семьи с родителями, лишенными родительских прав – 12%, семьи родителей-инвалидов – 5%.

Кроме социально-психологических черт детей-сирот в параграфе анализируется образ жизни и социально-демографические особенности их родителей и прародителей вследствие высокой способности негативных субкультур к воспроизводству. В ходе авторского исследования материалов детского дома №37 был выявлен социально-психологический портрет родителя, лишенного родительских прав: средний возраст и отца, и матери, лишенных родительских прав, составил 37 лет. Средний возраст умерших неблагополучных отцов – 36 лет, неблагополучных матерей – 39 лет. В исследование были включены 20 матерей-одиночек и 31 полная семья с родителями, лишенными родительских прав. В 7 случаях матери отказались от детей после рождения. В момент исследования у 58 сирот были живы 19 отцов и 27 матерей. Как правило, после нескольких лет пребывания ребенка в приютном учреждении лишенные своих прав родители погибают от алкоголя и пьяных драк.

Согласно результатам нашего интервьюирования, 14,4% отцов в неблагополучных семьях имеют образование 9 классов, 7% – 11 классов, 3,6% – высшее образование. 75% отцов не имеют законченного образования обязательной средней школы. Уровень образования девиантных матерей ещё более низкий: 36% имеют образование 9классов, 7% – 11 классов. 57% не имеют образования вообще. Показатели трудовой занятости родителей также крайне низкие. Так, работающих матерей – 34,6%, не работают по инвалидности или по старости – 11,6%, не работают – 53,8%. Работающих отцов в выборке оказалось 17,4%, не работают по инвалидности или по старости – 23,2%, не работают – 59,4%.

В рамках интервьюирования подростков нам удалось проследить определенную динамику в нарастании алкогольной девиации в семейных историях воспитанников. Так, в первом поколении, в семьях бабушек и дедушек, уровень алкоголизации составлял 30%, т.е. практически в каждой третьей прародительской семье был член семьи, страдающий или страдавший алкоголизмом. Во втором поколении, т.е. среди отцов и матерей респондентов уровень алкоголизации достиг 65%. К сожалению, в государственном учреждении для сирот, где воспитываются дети в возрасте до 18 лет, уже состоят на учете в наркологических центрах с алкогольной зависимостью 5% подростков от общего числа воспитанников.

Таким образом, типичными характерологическими особенностями родителей группы риска по социальному сиротству являются разрушенные семейные связи, алкоголизм, тунеядство, низкий уровень образования, отсутствие мотивации к изменениям, наличие семейных девиаций в семейном анамнезе, семейная неуспешность в нескольких поколениях.

Параграф 2.3. «Феномен вторичного социального сиротства в современной России» посвящен наиболее уродливой форме исследуемого явления. Вторичное социальное сиротство понимается нами как отказ от ранее усыновленных и переданных под опеку детей или же повторное изъятие их из приемных семей, что влечет за собой психические травмы и морально-нравственную деградацию ребенка. Если причинами первичного социального сиротства являются падение жизненного и культурного уровня российского общества, деградации институтов материнства и отцовства, анализируемые нами в макросоциологических категориях, то причинами вторичного сиротства являются отсутствие государственных институтов контроля, отбора, подготовки и профессионального сопровождения замещающих семей.

Анализ архивных документов приюта района Ясенево гор. Москвы позволил автору проследить динамику проявления и развития данного феномена. Впервые случаи повторного изъятия детей из неблагополучных семей и возврата в приюты были зафиксированы в 1997 г. и составили 20% от всего числа детей, поступивших за год. В 1999 году численность детей, изъятых из семей повторно органами опеки и попечительства и милицией, составляла 50% от количества возвращенных в биологическую семью за год. В то же время резко упала численность детей, переданных под опеку родственникам.

Из вышеизложенного становится ясно, что «вторичное сиротство» формируется двумя путями. Во-первых, приемные родители могут отказываться от детей вследствие проявления у тех физических и психических патологий, отсутствующих или скрытых в момент усыновления. Очевидно, что дети, попадающие в детские дома по воле своих родителей, уже отягощены негативной наследственностью, которая в условиях проживания в приютном учреждении выражается в различных девиациях и формировании социально неодобряемых установок. В условиях новой социальной среды эти установки будут выражаться в непрогнозируемых поведенческих отклонениях, которые могут заставить приемных родителей отказаться от усыновленного ребенка. Второй путь – это изъятие ребенка из приемной семьи вследствие ее неспособности выполнять все надлежащие функции по воспитанию ребенка. Речь идет о неблагополучных семьях, для которых усыновление является лишь средством поддержания собственного бюджета. Бывает и так, что дети, изъятые из приютных учреждений, попадают в семьи, которые совершенно не готовы к такому событию, не представляют степени ответственности, с которой необходимо подойти к решению об усыновлении. Результатом этого становится или желание ребенка вернуться в детский дом, заново переживая трудности социализации со всеми вытекающими последствиями, или же необходимость изъятия ребенка из приемной семьи.

В рамках авторского исследования феномена вторичного сиротства  была поставлена задача выявления частоты отказов от приемных детей, причин и возможности повторного устройства этих детей в другие семьи, а также последствий отказов для физического, психологического развития детей. Исследование проводилось в 2007 году в детских домах на территории Москвы, Кировской и Костромской областей. Целью исследования было выяснение влияние отказа приемных родителей на дальнейшее психофизиологическое развитие ребенка. Объект исследования – дети-сироты, предмет – последствия для детей-сирот отказа от них приемных семей. Гипотеза исследования: дети-сироты, пережившие повторную психологическую травму, связанную с отказом от них приемных родителей, теряют или у них значительно снижается способность формировать привязанность, что сказывается впоследствии на выполнении ими роли родителя при вступлении во взрослую жизнь: они отказываются от воспитания собственных детей, не способны создать полноценную семью. Выборка составила 100 детей-сирот в возрасте от 14 лет из государственных учреждений регионов-участников. Принципы формирования выборки:

  1. сироты, не имеющие опыта проживания в семье;
  2. сироты, имеющие семейный опыт;
  3. сироты, имеющие опыт проживания в замещающей семье;
  4. сироты, помещенные в замещающую семью повторно.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что от приемных детей семьи отказываются вне зависимости от периода проживания в замещающей семье. Из 100 респондентов 23 ребенка имели опыт возврата в государственное учреждение.

В 2006 г. впервые при семейном жизнеустройстве сирот появились дети, которые отказались от перехода на воспитание в семьи, и дети дошкольного и младшего школьного возраста, устроенные в патронатные семьи повторно, после отказа от них предыдущих патронатных семей. Ежегодно оформляли патронат практически одинаковое количество семей, в то же время исчезли семьи, желающие оформить опеку (попечительство), усыновление детей было только зарубежным. Втрое увеличилось число патронатных семей, отказавшихся от воспитания детей. Основные причины: возраст патронатных воспитателей, не справляющихся с воспитанием детей, подростковый возраст детей, имеющих негативный жизненный опыт.

Данные тенденции были настолько тревожными, что учреждением было принято решение об изменении целей оформления патронатной семьи: патронатная семья стала рассматриваться как промежуточная форма устройства детей-сирот в семьи на воспитание в постоянные формы семейного устройства: усыновление, опеку, попечительство, приемную семью.

Автором выявлены причины отказа от детей и расторжения договоров о патронатном воспитании: психологическая несовместимость с новым ребенком, врожденные и хронические заболевания детей, «дурная наследственность», психические отклонения у детей; от девочек отказываются в 65% случаев.

Нами исследованы установки подростков (10-16 лет) относительно перспектив жизнеустройства в замещающие семьи: отрицательное – 50%, положительное – 19%, только у родственников – 21%, только дл ямаленьких – 9%. Чаще других дают согласие на воспитание в замещающей семье сироты, отказные дети и подкидыши.

Определены факторы успешного жизнеустройства детей-сирот: возраст не старше 2-х лет, малый период проживания в стационарном учреждении, отсутствие родственников, хорошее здоровье и наличие опыта семейного проживания.

В заключении параграфа резюмируются причины появления вторичного социального сиротства: экономическая привлекательность сирот как обладателей реальных и потенциальных льгот (предоставление жилья, бесплатное гарантированное образование, многочисленные пособия, субсидии), отсутствие механизмов реабилитации кровной семьи, ущербность нормативно-правовых актов, предписывающих предоставлять социальным сиротам при отмене усыновления и опеке отдельное жилье, если в жилье, закрепленном за ребенком прописаны родители, лишенные родительских прав, опекуны, усыновители, что фактически создает механизм улучшения жилищных условий для неблагополучных семей и бывших приемных родителей, приоритетность экономического стимулирования передачи детей в приемные семьи; ориентирующая на иждивенчество система воспитания в государственных учреждениях.

Меры социальной политики, которые по своей сути должны бы сглаживать негативные проявления транзиторного общества, напротив, продолжают провоцировать социальное сиротство во всех его проявлениях. Это происходит из-за несовершенства законодательного и педагогического обеспечения практики социализации детей-сирот в условиях стационарного учреждения, правовых тонкостей усыновления, препятствующих «выдергиванию» ребенка из неблагоприятной среды детдома на ранних возрастных стадиях, возможностей получения родственниками корыстных выгод от статуса сироты и т.д. Решение данного вопроса лежит в плоскости правового поля, в котором должны найти отражение фундаментальные сдвиги в подходах к социальному сиротству и формам его предотвращения.

Третья глава «Инновационные подходы к предотвращению социального сиротства» состоит из трех параграфов и включает в себя авторскую модель предотвращения социального сиротства, выстроенную на основе критического анализа существующей системы работы с данной категорией населения.

Параграф 3.1. «Анализ существующей системы защиты детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения» посвящен анализу актуального состояния и общих результатов функционирования системы воспитания детей-сирот в детских домах, приемных и патронатных семьях.

Принятая в России законодательная база по социальной защите выпускников из числа детей–сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, гарантирует права выпускников практически во всех жизненно важных сферах, предоставляет дополнительные льготы, посильно обеспечивает равные стартовые возможности выпускникам этой категории.

Ряд законов, нацеленных на оказание помощи, на практике, как мы это уже отметили, фактически формирует иждивенческие установки. Например, Федеральный Закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21.12.96 г.20, гарантирующий право на получение бесплатного второго начального профессионального образования, в большинстве случаев лишает выпускников детских домов мотивации к трудовой деятельности. Права и льготы, предоставляемые выпускнику при получении статуса безработного, позволяют неплохо жить достаточно продолжительное время. Такая ситуация не мотивирует выпускника на поиск работы, закрепления на рабочем месте. С другой ситуацией столкнулись специалисты г. Москвы, где проблема предоставления жилья решена полностью. Оказалось, что более половины выпускников не живут на своей площади и практически все не платят квартплату. Здесь уже речь идет не столько о правах, сколько о выполнении обязанностей, которые не отделимы от прав.

Очевидно, что важным фактором минимизации эффективности действия законов являются особенности социально-психологического статуса выпускников, для большинства из которых характерны неразвитый социальный интеллект, иждивенчество, непонимание материальной стороны жизни, отношений собственности. Также отмечается сниженный уровень собственной активности, повышенная внушаемость, готовность принимать асоциальные формы поведения, завышенная или слишком заниженная самооценка, неадекватность уровня притязаний, рентные установки, повышенный уровень виктимности, рецептивные ориентации в поведении. Условия жизнедеятельности и развития детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в учреждениях интернатного типа, формируют у воспитанников особую внутреннюю позицию так называемого «психологического капсулирования», которое состоит в отчужденном отношении к другим, социальному миру. Психологическое капсулирование усугубляется при столкновении ребенка с реальной жизнью.

Типичную жизненную траекторию ребенка-сироты можно представить в виде следующей схемы:

Схема 5. Типичная

жизненная траектория ребенка-сироты

Система жизненного устройства детей-социальных сирот – усыновление, опека, приемные семьи несовершенна и является сегодня одним из источников вторичного сиротства. Продемонстрировать это можно диаграммой количества отмененных усыновлений.21

Диаграмма 1. Количество отмененных усыновлений

Столь неблагополучная ситуация объясняется фактическим отсутствием системы психолого-педагогической работы с потенциальными усыновителями

Параграф 3.2. «Авторская модель системы предотвращения социального сиротства» содержит предложения по усовершенствованию системы работы с социальными сиротами. В данном параграфе приведены факторы низкой эффективности мероприятий, проводимых ведомствами, занимающимися проблемами детства:

  • Прежде всего, следует отметить ведомственную ограниченность и межведомственную разобщенность; объективная заинтересованность ведомств в губительной для дела монополизации, в недопущении к своей профессиональной деятельности, а тем самым и к финансовым потокам конкурентных гражданских инициатив в защиту семьи и детства.
  • Отсутствие организационно-методических системных подходов в реализации межведомственного взаимодействия как в деятельности учреждений, так и в подготовке кадров.
  • Постоянное запаздывание действий при работе с семьей, детьми. Основные усилия акторов брошены на различные формы коррекции: медицинскую, педагогическую, социальную и т.д., что малопродуктивно и затратно во всех отношениях. Такая политика выгодна ведомствам, которые, опять же, косвенно, заинтересованы в пополнении контингента дезадаптированных семей и детей для оправдания все новых и новых вложений, развития сети учреждений коррекционной системы: интернатов, колоний, центров и т.д.
  • Направленность на реабилитацию детей без реабилитации биологической семьи. Многие реабилитационные учреждения декларируют свою реабилитационную направленность, в действительности же многие из них оказывают помощь дезадаптированным детям, впоследствии возвращая их в деградировавшие биологические семьи.
  • Отсутствие единого информационного, методического и образовательного пространства специалистов различных ведомств, работающих в сфере семьи и детства, лишает их возможности создания межведомственных комиссий и координации совместных усилий.
  • Отсутствие программ профилактики семейного неблагополучия и социального сиротства приводит к тому, что организуемые мероприятия носят спорадический характер и не способны комплексно решать возникающие проблемы.
  • Отсутствие действенной системы общественной экспертизы новых нормативно-правовых актов в отношении семьи, которые, по сути, оказываются впоследствии катализаторами негативных социальных процессов.
  • Отсутствие системно оформленной государственной поддержки общественных инициатив, деятельности общественных организаций, а иногда и открытое неприятие участия гражданского общества в сфере защиты семьи и детства. Примером такой системы мог бы стать механизм социального заказа и муниципальных грантов для отработки инновационных форм, технологий.
  • Наконец, государственный монополизм и консерватизм в социальной сфере не позволяет активизировать деятельность негосударственных структур в решении проблемы семьи, детства и социального сиротства.

Авторская система, призванная  предотвратить негативную динамику социального сиротства, носит название «патронат»22.

       Патронат, по нашему определению, – это межведомственная система социального сопровождения семьи и детей в целях предотвращения социального сиротства, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, основанная на раннем выявлении семейных проблем, реабилитации кровной биологической семьи и обеспечении прав ребенка на воспитание в условиях семьи.

Исходя из данного определения и задач в отношении семьи и детей, система патроната может быть представлена в виде следующей схемы.

Схема 6. Этапы патроната

Следует отметить, что разные этапы патроната, указанные на схеме, по сути, являются специальными технологиями социальной работы, применяемые к различным типам семей, находящимся на разных ступенях социального благополучия или деградации. Основным критерием определения «качества» семьи, отнесения её к тому или другому типу по степени риска социального сиротства, на наш взгляд, является качество детско-родительских отношений, степень привязанности, взаимопонимания в семье. Семьи условно можно отнести, с учетом качества детско-родительских отношений и привязанностей, к следующим группам:

  • Социально здоровые семьи – семьи, выполняющие весь комплекс функций, обеспечивающие воспитание достойного подрастающего поколения, семьи, живущие по законам взаимоуважения, взаимопомощи, заботы о всех членах семьи.
  • Проблемные семьи – социально здоровые семьи, имеющие в данный период психолого-педагогические проблемы, наличие которых осознают и готовы решать (проблемы в воспитании ребенка-подростка и др).
  • Кризисные семьи – семьи, имеющие социальные, медицинские, психолого-педагогические и другие проблемы, решение которых невозможно без помощи извне (по мнению семьи). Ответственность за обострение проблем семья возлагает на государство, ведомства, родственников, супругов, соседей и др. (развод, утрата жилья, здоровья, средств к существованию и т.д.).
  • Асоциальные семьи характеризуются периодическим злоупотреблением алкогольными напитками одним или обоими родителями, детско-родительские отношения не прерваны, дети из таких семей, как правило, пытаются скрыть семейное неблагополучие, учатся в школе, принимают сторону одного из родителей, возлагают на себя родительские функции по воспитанию младших детей и т.д.
  • Аморальные семьи характеризуются полным разрушением детско-родительских отношений, дети и старики воспринимаются как обуза, взрослые члены семьи – алкоголики, наркоманы; в данных семьях часты скандалы, драки, малолетние дети – безнадзорны, несовершеннолетние дети уходят из семьи на улицу.
  • Антисоциальные семьи ведут криминальный образ жизни, живут за счет эксплуатации членов своей семьи, детей, принуждая их к противоправным действиям: воровству, попрошайничеству, грабежам, проституции, сбору и торговле наркотиками.

Каждому типу семьи соответствует определённая стратегия социальной работы. Можно предположить, что деградация семьи имеет несколько ступеней, в то же время её реабилитация также осуществляется поэтапно, постепенно, что доказывает необходимость длительного сопровождения семьи с применением различных технологий взаимодействия и поддержки, соответствующим определенному этапу в реабилитации семьи.

Патронат в целом – это система долгосрочной поэтапной работы с клиентом, при проведении которой присутствующие временные ограничения соотносятся с индивидуальной динамикой семьи. Установление сроков на каждом этапе работы с семьей способствует более четкому определению задач реабилитации, промежуточных результатов, формированию мотивации к позитивным изменениям. Особенно немаловажна роль регламентирования взаимоотношений с семьей как клиентом при формировании и развитии отношений, на фоне которых осуществляются анализ и определение проблем.

Предложенные виды патроната можно представить в виде следующих схем.

Схема 7. Межведомственная модель системы

профилактики социального сиротства.23

Схема 8. Модель межведомственного взаимодействия

по реабилитации кровной семьи

Схема 9. Модель семейного патроната

Схема 10. Модель постинтернатного патроната.

Цветом на схеме указаны базовые учреждения, которые могут быть основными исполнителями данного вида деятельности. Учреждения, указанные черным шрифтом – непосредственные участники процесса, партнеры базового учреждения.

Межведомственный принцип Патроната – системообразующий, так как позволяет профессионально решать задачи комплексного сопровождения семьи и детей, организовывать деятельность планомерно и целенаправленно, прогнозируя её результаты.

Концептуальными, системообразующими положениями системы предотвращения социального сиротства и правонарушений несовершеннолетних являются следующие постулаты:

  • Единственно естественной средой для полноценного воспитания ребенка, человека, личности является семья, биологическая родная семья и семейное окружение. Главная забота государства, общества, системы защиты материнства, отцовства и детства – сохранение родной семьи для ребенка. Необходима государственная семейная политика, направленная не просто на воспроизводство населения страны, а на укрепление и стимулирование социально благополучной семьи, оказание ей помощи в воспитании, обучении детей, предоставлении жилья, грантов на обучение детей в высших учебных заведениях, увеличение числа учреждений, организаций, помогающих семье воспитать образованное, культурное молодое поколение.
  • Реабилитация ребенка без реабилитации его семьи невозможна. Необходимо формирование социальной системы помощи семье, находящейся в сложной жизненной ситуации, основной задачей которой является создание условий для стабилизации ситуации в семье, мобилизация внутренних ресурсов семьи для повышения ответственности родителей за воспитание и содержание своих детей.
  • Формирование личности ребенка, приспособленной к самостоятельной жизни, социально востребованной и полноценной, возможно только в условиях социально благополучной семьи.
  • Для предотвращения вторичного сиротства, отказа от усыновленных и опекаемых детей необходимо создание служб сопровождения семьи при органах опеки и попечительства, социозащитных учреждениях, работающих с детьми, лишенными родительского попечения. На службы должны быть возложены обязанности по отбору, обследованию, обучению кандидатов на любую из форм устройства детей, находящихся в сложной жизненной ситуации, а также их дальнейшее психолого-педагогическое сопровождение. Для легитимности социального сопровождения замещающих семей в целях предотвращения вторичного сиротства соответствующие поправки и дополнения должны быть внесены в Семейный кодекс Российской Федерации24.
  • Для ресоциализации молодежи из числа детей-сирот, привития навыков самостоятельной жизни необходимо создание при социозащитных учреждениях службы постинтернатного сопровождения данной целевой группы до достижения ими возраста 23 лет. Для ресоциализации молодежи групп социального риска в системе государственной поддержки детей-сирот должны быть внесены изменения, направленные на формирование мотивации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, к получению образования и трудоустройству, препятствующие развитию иждивенчества и инфантилизма, форм делинквентного поведения.

Следовательно, патронатное воспитание как форма семейного воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, должна рассматриваться как промежуточная и краткосрочная ступень между фактическим сиротством и одной из форм постоянного жизнеустройства детей-сирот – усыновление, опека, приемная семья.

Параграф 3.3. Модель учреждения нового типа по предотвращению социального сиротства – описывает структуру и функции организации, способную взять на себя реализацию предложенных выше принципов. В рамках международного проекта «Каждому ребенку – семья», основной задачей которой является предотвращение вторичного сиротства и отработка технологий реорганизации детских домов в России в учреждение нового типа, детский дом №37 г. Москвы должен быть реорганизован в Центр социальной адаптации «Семья и дети». Цели центра: обеспечение прав ребенка на воспитание в условиях семьи и ее профессиональное сопровождение. Задачи, для достижения поставленных целей следующие:

  • реабилитация кровной семьи и восстановление родителей в родительских правах;
  • жизнеустройство детей-сирот в постоянные формы семейного устройства (усыновление, опека, попечительство, приемная семья) в случае невозможности реабилитировать родную семью;
  • профессиональное сопровождение биологической семьи (в течение 3 лет после реабилитации) и замещающей семьи до совершеннолетия приемного ребенка.

Схема 11. Структура Центра социальной интеграции «Семья и дети»

Для обеспечения деятельности учреждения должны быть отработаны технологии:

  • Реабилитации кровной семьи;
  • Сопровождения кровной семьи для предотвращения рецидивов;
  • Возврат ребенка в кровную семью (восстановление детско-родительских отношений);
  • Подготовка родителей к исполнению своей родительской роли (педагогическая, психологическая коррекция);
  • Восстановление родителей в родительских правах (представление в суде, сопровождение, поддержка);
  • Восстановление семейного и социального окружения кровной семьи;
  • Подготовка замещающих родителей;
  • Психолого-педагогическая подготовка детей-сирот к переходу на воспитание в семьи;
  • Сопровождение замещающих семей;
  • Супервизия специалистов, работающих с семьями;
  • Технология вывода приемных детей из замещающей семьи (в ситуации отказа);
  • Реабилитация вторичных сирот.

       В Центре социальной адаптации отработаны технологии вывода приемных детей из замещающих семей в ситуации отказа. Как показала практика, технологии вывода различаются в зависимости от возраста ребенка, качества семейной ситуации, психо-эмоционального состояния всех участников конфликта. В качестве примера приведем пошаговую технологию снятия остроты разрыва с семьей для детей подросткового возраста:

1. Подготовка разговора (со стороны службы сопровождения, психолога) бывших «родителей» с ребенком подросткового возраста о причинах расторжения договора;

2.Варианты развития событий:

  • Ребенка навещают в детском доме;
  • Общаются по телефону;
  • Приглашают в гости.

Эта технология актуальна в ситуациях, когда ребенок психологически не готов к возврату, хотел бы продолжать общаться с семьей.

Ожидаемые результаты в работе Центра социальной интеграции «Семья и дети»:

  1. Снижение числа детей-вторичных сирот;
  2. Снижение количества семей, лишенных родительских прав;
  3. Снижение количества опекунов, усыновителей, отказавшихся от воспитания детей;
  4. Снижение числа детей, воспитывающихся в условиях стационара;
  5. Снижение периода проживания детей в условиях стационара;
  6. Увеличение числа детей, возвращенных в кровные реабилитированные семьи;
  7. Снижение числа детей из числа детей-сирот, воспроизводящих модель семейной родительской неуспешности;
  8. Снижение показателей репликативного сиротства;
  9. Повышение уровня интеграции выпускников в социум.

Таким образом, детские дома должны быть реорганизованы в учреждения по предотвращению сиротства, сопровождению замещающих семей. Основные пути предотвращения социального сиротства – реабилитация кровной (биологической) семьи и возврат детей в реабилитированные семьи и замещающая семья. Для реализации направлений необходимы изменения в законодательстве, дающие возможность работать с семьей по предотвращению девиаций, сопровождение всех типов замещающих семей по совершеннолетия приемных детей (кроме усыновителей), система отбора, обследования, обучения кандидатов на любую из форм семейного устройства.

Параграф 3.4. Опытно-экспериментальная практика ресоциализации несовершеннолетних группы риска по социальному сиротству и социальный аудит как метод оценки её эффективности посвящен определению уровня и качества сопровождения клиента-несовершеннолетнего и факторам, которые их определяют.

Автором разработан механизм трехуровневого социального аудита, который реализовывался на протяжении полутора лет (2004-2006 гг.) в пилотных регионах проекта «Развитие системы социальных служб для уязвимых групп насеоения-2»: Кировской, Брянской, Ленинградской и Костромской областях и был направлен на анализ качественных изменений в области предоставления социальных услуг. Мониторинг предполагает систематический опрос пилотной группы через каждые 3 месяца на протяжении полутора лет с фиксированием динамики параметров ресоциализации и факторов, непосредственно влияющих на неё25.

1 уровень. Клиенты:

  1. выпускники государственных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (63 человека);
  2. освобождающиеся из мест лишения свободы несовершеннолетние (46 человек);
  3. жертвы насилия (31 человек).
  1. уровень. Учреждения, оказывающие услуги данным группам.
  2. уровень. Ведомства системы профилактики.

Задачами мониторинга были определены следующим образом:

  • анализ региональных изменений;
  • анализ ситуации с индивидуальным сопровождением клиентов;
  • формирование запросов от учреждений к ведомствам, от ведомств к исполнительной и законодательной региональной власти в интересах эффективного сопровождения подростков, семей "групп риска", предотвращения сиротства и противоправного поведения молодежи;
  • выявление пробелов в сопровождении клиентов.

Основными условиями успешной интеграции молодых людей в социум являются: жизнеустройство (предоставление жилья), получение образования, трудоустройство, организация досуга или вовлечение молодежи в спортивные, культурные и др. учреждения, социальное сопровождение (кураторство, наставничество, шефство), работа с семьей и социальным окружением подростка (молодого человека) по формированию позитивного социального окружения и настроя.

Для проведения исследования были использованы математико-статистические методы, метод экспертных оценок, катамнестический метод, т.е., сбор сведений о клиентах после выхода из учреждений закрытого типа по истечении периода от 6 месяцев до полутора лет.

Для исследования процессов ресоциализации подростков и молодежи групп социального риска были отобраны по15 человек. Первая группа – дети-сироты в возрасте 17 лет, вторая – воспитанники колоний для несовершеннолетних преступников за 6 месяцев до окончания срока заключения. Данные воспитанники стали участниками международного проекта, объектами апробируемой модели постинтернатного и постпенитенциарного сопровождения.

В качестве примера приведем социо-демографические характеристики респондентов Костромской области. Средний возраст респондентов – 17,3, 73% имеют образовательный уровень 9 и ниже классов, не имеют жилья – 27%, сирот – 13%, из неполных семей – 47%, не имеют прописки, паспортов – 27%, имеют алкогольную и другие зависимости – 27%, родители пьют – 33%, и в 33% у респондентов есть судимые родственники.

По результатам последнего анкетирования пилотных групп с целью социального сопровождения этой группы в течение 2004-2005 гг. выявилось, что 67% из пилотной группы освободились из колонии, 7% совершили повторные преступления в течение 1 месяца после освобождения, 80% из освободившихся трудоустроены или продолжают обучение. В 13% респонденты вернулись в неблагополучные семьи.

Можно сделать вывод о том, что именно отрицательное качество социального окружения, негативная социализация ребенка в деструктивных условиях семьи, представляющих криминальную субкультуру, провоцирует его на рецидив. В данном случае социальное сопровождение таких подростков должно быть направлено на смену социального окружения, ослабление влияния криминальной субкультуры на подростка.

Диссертант обосновывает необходимость проведения социального аудита в целях повышения эффективности социального сопровождения подростков и молодежи групп риска для интеграции этих категорий в социум и предотвращения рецидивов делинквентного поведения.

В Заключении представлены результаты комплексного анализа феномена социального сиротства с точки зрения основных социологических подходов и выработки концептуальных предложений по созданию системы его преодоления.

Актуальность обращения к данной теме объясняется следующими обстоятельствами:

  • научной и практической потребностью в комплексном анализе, помогающем предвидеть последствия для общества социального сиротства, вторичного сиротства; прогнозировать его воздействие на развитие общества в целом;
  • практической потребностью определения семей групп риска по социальному сиротству и технологий социальной работы с ними по предотвращению их деградации;
  • потребностью в выработке модели системы предотвращения социального сиротства, направленной на решение данной социальной проблемы современного российского общества.

По результатам исследования можно сделать следующие выводы:

  • Современная система призрения детей-сирот не отвечает насущным потребностям общества. На фоне роста их общей численности отсутствует адекватная система мер по предотвращению социального сиротства. Приоритетное направление государственной политики в данном вопросе – закрытие детских домов через передачу детей в приемные семьи не может быть признано удовлетворительным в силу отсутствия системы отбора и подготовки потенциальных родителей.
  • Вторичного социальное сиротство, которое возникает в результате отказа от взятых под опеку и ранее усыновленных детей, влечет за собой психические травмы ребенка и его моральную деградацию. Это еще больше снижает невысокие шансы ребенка на его последующую социальную адаптацию. Несвоевременная ликвидация системы детских домов может привести к тому, что многочисленные вторичные социальные сироты могут оказаться без государственной поддержки и пополнят ряды правонарушителей.
  • В системе предотвращения социального сиротства отсутствуют меры по поддержке кровной семьи, которая является единственной естественной средой для воспитания ребенка. Исследования показывают, что у детей, не имевших опыта воспитания в собственной семье, адаптация к взрослой жизни протекает особенно тяжело, и большинство детей настороженно относятся к помещению в приемные семьи. Следовательно, основные усилия в решении проблемы необходимо сосредоточить на реабилитации кровной семьи. Передача в приемные семьи может рассматриваться лишь как крайняя мера, применяемая в случае, когда исчерпан весь потенциал воздействия на родную для ребенка семью. Предложенная в работе система патроната нацелена именно на это.
  • Современное российское законодательство (Семейный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Гражданский кодекс РФ) носят по отношению к неблагополучной семье преимущественно репрессивный характер, активно применяя статьи о лишении родительских прав и ограничении в них и, фактически, игнорируя возможности их восстановления вследствие отсутствия соответствующих структур.
  • Межведомственная разобщенность, препятствующая созданию социотерапевтической среды для ребенка-сироты, которая могла бы формировать экономически активный и самостоятельный тип личности, а не пассивных иждивенцев, является дополнительным тормозом создания реально действующей системы предотвращения социального сиротства.
  • Необходимость создания системы семейного патроната, направленного на реабилитацию кровной семьи ребенка как наиболее естественной среды его социализации, является социально значимой задачей. Потенциал сохранения и восстановления кровной семьи должен быть максимально использован.

В приложении представлены справочные материалы по нормативно-правовой базе федерального и регионального уровней по вопросам жизнеустройства детей, таблицы, диаграммы, формы документов, анкеты.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии:

  1. Осипова И.И. Захарова Ж.А. Особенности социализации детей-сирот и детей группы риска по социальному сиротству. – Кострома – Москва: Студия оперативной полиграфии «Авантитул» (ИП Васильев И.В.), 2005. – 189 с. ISBN 5-98342-026-7 (8,3 п.л.)
  2. Осипова И.И. Система предотвращения социального сиротства и правонарушений несовершеннолетних: Монография. – М.: Полиграф сервис, 2005. – 280 с. ISBN 5-86388-122-7 (9,5 п.л.)
  3. Осипова И.И. Социальное сиротство: теоретический анализ и практика преодоления / И.И. Осипова.– Н.Новгород: НИСОЦ, 2009.– 208с. (8,5 п.л.). – ISBN 978-5-93116-110-5.

Статьи, опубликованные в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Осипова И.И. Ресоциализация несовершеннолетних с девиантным и делинквентным поведением. // Регионология. Научно-публицистический журнал. – 2006. – № 55. С. 179-189. (0,5 п.л.)
  2. Осипова И.И. Социально здоровая семья – основа государства // Социальная политика и социология. № 4 (32), 2006. С. 89-98. (0,6 п.л.)
  3. Осипова И.И. Семейное насилие и его влияние на рост сиротства // Ученые записки. № 4, 2006. РГСУ. С. 109-117. (0,6 п.л.)
  4. Осипова И.И. Социальное сиротство в контексте объективистского и субъективистского подходов. // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. № 5. – Н.Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2008. – 341 с. ISSN 1993-1778. С. 324-328. (0,5 п.л.)
  5. Осипова И.И. Гендерные аспекты социального сиротства // Женщина в российском обществе. № 4 (49), 2008. ISSN 1992-2892. С. 86-91. (0,5 п.л.)
  6. Осипова И.И. Причины воспроизводства семейной неуспешности // Известия высших учебных заведений поволжский регион. Гуманитарные науки / Научно-практический журнал, № 4 (8), 2008 ISSN 1728-628X. С. 147-153. (0,6 п.л.)
  7. Осипова И.И. Феномен вторичного сиротства в современной России // И.И. Осипова. – Вестник ВятГГУ, Киров, 2008. – № 4(4). – С. 138-143. (0,6 п.л.)
  8. Осипова И.И. Портрет родителя группы риска по социальному сиротству // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. № 4(12).– Н.Новгород: ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2008. С. 52-58. (0,6 п.л.)

Статьи в сборниках и тезисы конференций:

  1. Осипова И.И. Когда греет «Семейный очаг» / И.И. Осипова // Инновационные технологии социального обслуживания населения. Опыт регионов. Москва, 2003. С. 12-16. (0,3 п.л.)
  2. Осипова И. И. Единое реабилитационное пространство как система профилактики социального сиротства / И.И. Осипова // Отечественный журнал социальной работы. Москва, 2003.– №1.– С. 70-73. (0,3 п.л.)
  3. Осипова И.И. Основа семейной политики – социального здоровья семьи // Государственная семейная политика (научная школа профессора Г.И. Климантовой). – М., 2004. – ISBN 5-7139-0318-4. – С. 72-78. (0,4 п.л.)
  4. Осипова И.И. Технологии реабилитации биологической семьи / И.И. Осипова // Отечественный журнал социальной работы.– Москва, 2004.– №3.– С. 36-40. (0,3 п.л.)
  5. Осипова И.И. Программа «Семейный очаг». Лучшие российские программы для семьи. Сборник программ-призеров первого конкурса / И.И. Осипова.– Москва: Фонд «Мир семьи», 2004.– С. 80-87. (0,3 п.л.)
  6. Осипова И.И. Межведомственное взаимодействие в работе с жертвами насилия / И.И. Осипова // Материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы ресоциализации несовершеннолетних групп риска».– Киров, 2005.– С. 124-128. (0,3 п.л.)
  7. Осипова И.И. Развитие института замещающей семьи в России / И.И. Осипова // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Вопросы жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».– Кострома, 2005.– С. 21-30. (0,65 п.л.)
  8. Осипова И.И. «Замещающая семья» и перспективы ее развития в РФ. Актуальные проблемы ресоциализации подростков и молодежи групп риска: Материала международной научно-практической конференции (Россия, г. Киров, 19-20 октября, 2005 г.). – Киров, Изд-во ВятГГУ, 2005. – с.109-115 (0.4 п.л.). – ISBN 5-947 18-008-1.
  9. Осипова И.И. Установление контактов с семьей в процессе патронажа: методики и технологии / И.И. Осипова // Отечественный журнал социальной работы.– Москва, 2005, №3.– С. 56-65. (0,65 п.л.).
  10. Осипова И.И. Семейные девиации и социальное сиротство / И.И. Осипова // Материалы Международного Конгресса «Семья и здоровье - 2006».– Москва, РГСУ, 2006 г. (0,2 п.л.)
  11. Осипова И.И. Замещающая семья в России // И.И.Осипова.– Психологическая наука и образование. Москва, 2006.– №2.– С. 79-91. (0,7 п.л.)
  12. Осипова И.И. Социальный аудит как средство повышения эффективности социального сопровождения несовершеннолетних групп риска // И.И. Осипова.– Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Кострома, 2006.– №4.– С. 93-100. (0,7 п.л.).
  13. Осипова И.И.Подходы к защите детства и предотвращению преступности несовершеннолетних в Великобритании / И.И. Осипова// Отечественный журнал социальной работы.– Москва, 2006.– №4.– С. 68-75. (0,5 п.л.)
  14. Осипова И.И. Реорганизация детского дома в «Профессиональной патронатный центр» как механизм профилактики вторичного сиротства // Ответственное родительство как фактор улучшения демографической ситуации в обществе (сборник тезисов межрегиональной научно-практической конференции). Сост. М.Н. Бородатая. Под ред. Н.Н. Ершовой. – Киров: Изд-во ООО «Март-2000», 2007. – С. 18-21. (0,2 п.л.) – ISBN 978-5-94718-2.
  15. Осипова И.И. Государственные стратегии предотвращения социального сиротства / И.И. Осипова // Социальная педагогика. – 2008. – №2. – С. 19-25 (0,3 п.л.)
  16. Осипова И.И. Государственная стратегия предотвращения социального сиротства / И.И. Осипова // Народное образование, 2008.– №6.– С. 46-51. (0,5 п.л.).
  17. Осипова И.И. Исторические аспекты социального сиротства // И.И. Осипова.– Альманах современной науки и образования. Тамбов, 2008.– №4.– С. 169-173. (0,6 п.л.)
  18. Осипова И.И. Предотвращение социального сиротства // Семья и семейные отношения: современное состояние и тенденции развития / Под общей редакцией проф. З.Х. Саралиевой. – Н.Новгород: Издательство НИСОЦ, 2008.– 583 с. ISBN 978-5-93116-095-5. С. 336-339 (0,2 п.л.)
  19. Осипова И.И. Проблема воспроизводства социального сиротства // Материалы Четвертого Международного Конгресса «Мир семьи». Доклады участников Конгресса. Составитель и общая ред. – Г.А. Зайцева. – М.: НП «Независимый Институт семьи и демографии», 2008 г. – 200 с. ISBN 978-5-93121-179-4 С. 152-157. (0,6 п.л.)
  20. Система предотвращения социального сиротства и правонарушений несовершеннолетних / И.И. Осипова. – Ориентиры партнерства. Информационно-методический бюллетень. Специальный выпуск. – М.: Центр «Социальное партнерство», 2008. – с. 5-27 (0,5 п.л.)
  21. Осипова И.И. Вторичное сиротство в современной России // Старшее поколение в современной семье / Под общей редакцией проф. З.Х. Саралиевой. – Н.Новгород: Издательство НИСОЦ, 2008. – 317-321с. (0.2 п.л.) – ISBN 978-5-93116-109-9.

Методические пособия:

  1. Осипова И.И. Патронат – межведомственная система профилактики семейного неблагополучия, социального сиротства и правонарушений несовершеннолетних / Методическое пособие. – Кострома: Студия оперативной полиграфии «Авантитул» (ИП Васильев И.В.), 2005.– 172 с. ISBN 5-98342-027-5 (6,8 п.л.).
  2. Осипова И.И. Профилактика отказов от приемных детей. Пособие / И.И. Осипова. – М.: НП «Независимый институт семьи и демографии», 2008. – 144 с. (9,0 п.л.). – ISBN 978-5-93121-194-7.

1 Усыновление в России. Интернет-проект Министерства образования и науки РФ. Департамент государственной политики в сфере воспитания, дополнительного образования и социальной защиты детей. Ресурс: http://www.usynovite.ru/statistics/2006/ammount/. Обращение к документу: 23.05.2008.

2 Гурко Т.А. Родительство: социологические аспекты /Т.А. Гурко. – М.: ИСРАН, 2003; Гурко Т.А. Трансформация института современной семьи / Т.А. Гурко // СОЦИС. – 1995. – №10. – С. 95-99; Голод С.И. Адюльтер: тенденции и нормы / С.И. Голод // Рубеж. Альманах социальных исследований. – 1994. – № 5. – С. 158-165; Голод, С.И. Социолого-демографический анализ состояния и эволюции семьи / С.И. Голод // СОЦИС. – 2008. – №. 1 – С.40-49; Дементьева, И.Ф. Социализация детей в семье: теории, факторы, модели / И.Ф.Дементьева. – М.: «Генезис», 2004. – 232с.; Ловцова Н.И. Моделирование семьи и родительства: теория, политика, практика / Н.И. Ловцова. – Саратов, 2005. – 98 с.; Любимова А.Б. Статус семьи: проблемы эволюции. Социально-философский аспект / А.Б. Любимова. - Н. Новгород: Изд-во НГПУ, 1998. – 251 с.; Дементьева Н.Ф., Олифиренко, Л.Я Приемная семья-институт защиты детства: Методические рекомендации. Серия: Семья и воспитание. – М.:ГосНИИ семьи и воспитания, 2000.; Дементьева, И.Ф. Социализация детей в семье: теории, факторы, модели / И.Ф.Дементьева. – М.: «Генезис», 2004. – 232с.; Солодников В.В. Социология социально-дезадаптированной семьи / В.В. Солодников. – М.: Директ, 2007. – 384 с.; Ростовская Т.К. Молодая семья в современном российском обществе. Монография / Т.К. Ростовская. – Иваново: Издательство «Ивановский государственный университет», 2005. – 108 с.; Ростовская Т.К. Формирование у подростков и молодежи репродуктивного поведения и установок на образование семьи как основы возрождения традиционных моральных ценностей. Монография / Т.К. Ростовская, И.И. Мельниченко, А.Д. Плотников. – М.: Государственное учреждение «Российский центр молодежной семейной политики», 2005. – С. 23-175.; Саралиева З.Х. Семья – клиент социальной работы /З.Х. Саралиева. – Нижний Новгород, 2003. – 287 с.; Саралиева З.Х., Балабанов С.С. Ценность детей и инвестиции в детство / З.Х. Саралиева, С.С. Балабанов // Социология. 2007. - № 3/4. 112-122; Ценность детей и межпоколенные отношения: Сборник научных статей / Под ред. З.Х Саралиевой. – Н.Новгород: изд-во НИСОЦ, 2008. – 179 с.; Свадьбина Т.В. Семья и российское общество в поиске обновления. Монография / Т.В. Свадьбина. – Нижний Новгород: Издательство НГПУ, 2000. – 339 с.; Черняк Е.М. Социология семьи. Учебное пособие / Е.М.Черняк. – М.: «Дашков и К», 2004. – 238с.; Ярская-Смирнова Е.Р. Проблематизация семьи в социологии // Рубеж (альманах социальных исследований). 1998.  № 12. С. 71-87.

3 Дюркгейм, Э. Самоубийство: социологический этюд /Э. Дюркгейм. – СПб.: Союз, 1998. – 496 с.; Мертон, Р.К. Социальная структура и аномия /Р.К. Мертон – Социология. Хрестоматия. – М.: Гардарики, 2003. – 528 с.; Мертон Р.К. Социальная структура и аномия /Р.К. Мертон //Социологические исследования. №3, 1992. С. 105.

4 Лемерт Э. Социальная патология // Контексты современности 2. Хрестоматия. – Казань:АБАК, 1998. – С. 58-61; Беккер Г. Аутсайдеры // Контексты современности 2. Хрестоматия. – Казань: АБАК, 1998. – С. 61-65; Ясавеев И.Г. Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации / И.Г. Ясавеев. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2004; Бурдье П. Правила, диспозиции и габитус / П. Бурдье. В Социоанализ Пьера Бурдье. Альманах. – М.: Алетейя, 2001. – С. 224-249; Бурдье П. Социальное пространство. Поля и практики/П. Бурдье. – М.: Алетейя, 2007. – 576 с.

5 Бурдье П. Правила, диспозиции и габитус / П. Бурдье. В Социоанализ Пьера Бурдье. Альманах. – М.: Алетейя, 2001. – С. 224-249; Бурдье П. Социальное пространство. Поля и практики/П. Бурдье. – М.: Алетейя, 2007. – 576 с.

6Goffman, E. Asylums / E. Goffman. – London: Penguin Books, 2000. – 338 p.

7 Брайсон В. Политическая теория феминизма. Введение /В.Брайсон – М.: Идея Пресс, 2001. – 304 с.; Чодороу Н. Воспроизводство материнства (главы из книги) /Н. Чодороу //Антология гендерной теории. – М.: Пропилеи, 2000. – с. 29-76.; Коллонтай А. Большая любовь / А.Коллонтай. – М.: Азбука Классика, 2008. – 384 с.; Коллонтай А.М. Избранные статьи и речи /А.М. Коллонтай. 1972 г. – 432 с.

8 Социология детства. Ресурс: http://www.childsoc.ru/index.php?parametrr=1 Обращение к документу 23.10.2008; Щеглова С.Н. Трансформация детства в современном российском обществе и императивы развития государственной политики в интересах детей /С.Н. Щеглова // Журнал исследований социальной политики. Том 2 №2, 2004. – С. 175-188.

9 Рыбинский Е.М. Детство в России:реальность и проблемы / Е.М. Рыбинский. – М.,1996. – 152с.; Рыбинский Е.М. Сиротливое детство России. Что делать? / Е.М. Рыбинский. – Научно-исследовательский институт детства Российского детского фонда. – М.,1997. – 112с.; Саралиева З.Х. Насилие как нарушение прав на детство / З.Х. Саралиева. – Материалы Международной научно-практической конференции «Право на детство: профилактика насилия над детьми». 9-11 октябрь 2007 г. – С. 91-92; Щеглова С.Н. Детство: методы исследования /С.Н. Щеглова. – М.: Социум, 1999. – 173 с.; Щеглова С.Н. Как изучать детство. Социологические методы исследования современных детей и современного детства / С.Н. Щеглова. – М.: Юнпресс, 2000. – 72 с.; Щеглова С.Н. Социология прав детей в России: новый век, новые проблемы, новые перспективы /С.Н. Щеглова – М.: Социум, 2001. – 84 с.; Щеглова С.Н. Васильева Н.В., Кочнев С.В. Права ребенка на защиту от экономической эксплуатации: социологический анализ.- М.: Социум, 2001. – 84с.

10 См.напр. Руководство по аддиктологии. Под ред. проф. В.Д. Менделевича / В.Д. Менделевич. СПб: Речь, 2007. – 768 с.; Черносвитов Е.В. Прикладная социальная медицина / Е.В. Черносвитов. – М.: Академический проект, 2004. – 480 с.

11 Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века: Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции. - М.: ИД «Грааль», 2000. – 416 с.; Артюхов А.В. Государственная семейная политика и ее особенности в России / А.В. Артюхов // Социологические исследования. – 2002. – N 7. – С.108-110; Быстров, А.А. Материнский капитал: стимулирование рождаемости? / А.А.Быстров // СОЦИС. – 2008. - №12. – С.91-96; Дармодехин С.В. Семья и государство. Монография / С.В. Дармодехин. – М.: Гос. НИИ семьи и воспитания, 2001. – 207 с.; Дармодехин С.В. Государственная семейная политика: Проблемы теории и практики / Гос. НИИ семьи и воспитания. – М., 1998. – 47 с.; Дармодехин С.В. Государственная семейная политика: проблемы формирования и реализации // Мониторинг социально-экономического потенциала семей. – 1998. – N 1/2. – С. 12-86; Дармодехин, С.В. О цели, объекте и предмете семейной политики / С.В.Дармодехин // Семья в России. – 1996. - №3-4. – С.146-148; Социальная политика социального государства. Под ред. Профессора З.Х. Саралиевой. – Н. Новгород: НИСОЦ, 2002. – 595 с.; Komplexe und flexible Hilfen fuer Familien und Kinder durch soziale Institutionen in Russland und Deutschland. Hrsg. Zara M.Saralieva. – N.Nowgorod: NISOC, 2007.

12 См. напр.: Концепция семейной социальной политики в Нижегородской области. Нижний Новгород, 2005; Стронгин Р.Г., Стронгина Н.Р. Семейная политика в Дании: проблемы и перспективы / Р.Г. Стронгин, Н.Р. Стронгина. – Н. Новгород, 1999; Концепция семейной политики Рязанской области на 2007-2015 гг. – Официальный сайт Правительства Рязанской области.Ресурс: http://www.ryazanreg.ru/social/dem/concept/. – Доступ к документу 15.03.2009.

13 Култыгин В.П. Теория рационального выбора – возникновение и современное состояние / В.П. Култыгин // СОЦИС, 2004. – №1; Толмен Э. Поведение как молярный феномен / Э. Толмен. – Хрестоматия по истории психологии. – М.: Издательство Московского университета, 1980. – с. 46-63; Уотсон Дж. Бихевиоризм / Дж. Уотсон. – Хрестоматия по истории психологии. – М.: Издательство Московского университета, 1980. – с. 34-46.

14 Адресный социальный патронаж семьи и детей: научно-методическое пособие. Под ред. Л.С.Алексеевой / Л.С. Алексеева и др. – М.: Государственный НИИ семьи и воспитания, 2000. – 160с.; Волжина О.И., Березина В.А., Виноградова Л.И. Педагогическое сопровождение семейного воспитания. Программы родительского всеобуча / О.И. Волжина, В.А. Березина, Л.И. Виноградова. – М.: КАРО, 2005. – 144 с.; Выхристюк О.Ф. Медицинская помощь сиротам и детям из неблагополучных семей /О.Ф. Выхристюк. – М.: Медицина, 2004. – 352 с.; Шахманова А.Ш. Воспитание детей-сирот дошкольного возраста. Учебное пособие /А.Ш. Шахманова. – М.: Академия, 2005. – 192 с.; Ослон В.Н. Жизнеустройство детей-сирот: профессиональная замещающая семья /В.Н. Ослон. – 2006., 368 с.; Сидорова Л.К. Организация и содержание работы с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей: Методическое пособие /Л.К. Сидорова. – М., 2006. – 112 с.; Морозова Е.И. Проблемные дети и дети-сироты. Советы воспитателям и опекунам /Е.И. Морозова. – М.: НЦ ЭНАС, 2002. – 56 с.

15 См. Осипова И.И. Воспроизводство семейной неуспешности / И.И. Осипова. – Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Журнал «Гуманитарные науки». Информационно-издательский центр Пензенского Государственного университета. – 2008. №4. – с. 147-153.

16 Култыгин В.П. Теория рационального выбора – возникновение и современное состояние / В.П. Култыгин // СОЦИС. – 2004. – №1.

17 Бурдье П. Правила, диспозиции и габитус / П. Бурдье. В Социоанализ Пьера Бурдье. Альманах. – М.: Алетейя, 2001. – С. 224-249.

18 Кодекс РФ об административных правонарушениях. Статья 5.3. М.: Юрайт, 2008. – с. 44.

19 Семейный кодекс РФ. Статья 72. М.: Юрайт, 2008. – С. 30.

20ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей–сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21.12.96 г.

21 Усыновление в России. Интернет-проект Министерства образования и науки РФ. Департамент государственной политики в сфере воспитания, дополнительного образования и социальной защиты детей. Ресурс: http://www.usynovite.ru/statistics/2006/ammount/. Обращение к документу: 23.05.2008.

22 Осипова,И.И. Система предотвращения социального сиротства и правонарушений несовершеннолетних. М.: Полиграф-сервис, 2005.-214с.

23 Цветом выделены базовые учреждения, которые могут быть координаторами данной деятельности.

24 Осипова И.И. Патронат – межведомственная система профилактики семейного неблагополучия, социального сиротства и правонарушений несовершеннолетних / И.И. Осипова. – Кострома, 2005. – 172 с.

25 Осипова И.И. Система предотвращения социального сиротства и правонарушений несовершеннолетних. Монография / И.И. Осипова. – М: Полиграф сервис, 2005. – 258 c.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.