WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ПЕТРОВА  ЕЛЕНА  ВИКТОРОВНА

РУССКОЕ НАСЕЛЕНИЕ В ЭТНОСОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ РЕСПУБЛИК СИБИРИ: ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Специальность 22.00.04  социальная структура,

социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Улан-Удэ –  2009

Работа  выполнена в отделе истории, этнологии и социологии Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского Отделения Российской Академии Наук

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор

Рандалов Юрий Базарович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук,  профессор

Бороноев Асалхан Ользонович

доктор философских наук, профессор,

Затеев Владимир Иосифович

доктор социологических наук, доцент

Очирова Оюна Анатольевна

Ведущая организация:

Иркутский Государственный Университет

Защита диссертации состоится 27 марта 2009 г. в  10  часов на заседании диссертационного совета  Д 212.022.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Бурятском государственном университете по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24  а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Бурятского государственного университета.

Автореферат разослан 

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, доцент         Кузнецова  А.М.

I. ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Изменение социальной структуры российского общества, произошедшее в последние десятилетия, вызывает необходимость  изучения новых социальных проблем, модернизированных и вновь образовавшихся социальных страт, вариативных стратегий социальной мобильности  отдельных социальных групп. При исследовании данных вопросов в полиэтнических регионах важно акцентировать внимание на образовательном потенциале и социальном самочувствии этнических групп, межэтническом взаимодействии, уровнях толерантности отдельных этнических групп по отношению друг к другу,  к  разным конфессиям,  а также возможностях адаптации этногрупп к политическим и экономическим преобразованиям.

Обращение к теме социально-культурного развития русского населения в полиэтнических регионах, в период трансформации российского общества, определяется  интересом представителей академической науки, в частности социологов, к анализу межэтнического взаимодействия, динамики  этносоциальной структуры, влияния этнического фактора на современную социальную стратификацию общества, проблем интеграции и стабильности современного общества.

Исследование этносоциальных групп русского населения в сибирских республиках Алтай, Бурятия, Хакасия, Тыва, Саха (Якутия) продиктовано также тем, что эти группы формировались в специфической среде, обладающей особенностями, которые не были характерны для  русских центральных регионов и мегаполисов страны. Инонациональное, инокультурное, иноконфессиональное окружение, удаленность от центра  влияли не только на мировоззрение,  психологию русского населения, но и на характеристики их материальной и духовной культуры, динамику межэтнических отношений. Длительный процесс распада единой страны в конце XX в. предопределил количественные и качественные изменения русского населения. Данные преобразования наряду  с общими, присущими для всего этноса индикаторами, были одновременно детерминированы географически и локально рамками различных национально-административных образований.

Малоизученность проблематики, несомненно, поставила перед фундаментальной и прикладной наукой вопрос об изучении роли и места разных этносоциальных групп населения в жизнедеятельности республик. В настоящее время вместе с накопленным положительным опытом межэтнических отношений в республиках существуют определенные сложности и противоречия, в урегулировании или разрешении которых могут оказать существенную помощь результаты эмпирических исследований  социологов, политологов, конфликтологов, теоретические наработки историков, философов, отражающие основные параметры этносоциальной структуры и стратификации регионов.

Комплексное исследование русского населения республик Сибири дает возможность дополнить информационную панораму о проблемах русских в республиках России, а также  общую картину об особенностях социально-культурного развития русских  в России и мировом сообществе. Кроме того, ряд исследователей считает, что русские в полиэтнических регионах России, наряду с другими этносами, способствуют интеграции и стабильности  местных сообществ, становлению институтов гражданского общества, о чем свидетельствует характер развития современных этнополитических и этнокультурных процессов в разных субъектах РФ. Однако направления  и модели интеграционных процессов, в том числе в Бурятии, Алтае, Якутии, Хакасии, Тыве, изучены  еще  недостаточно. В целом приходится констатировать, что тема исследования русского населения в этносоциальной структуре республик мало разработана в современной научной литературе.

Степень научной разработанности проблемы. Изучение этносоциальной группы русских в России происходило в контексте исследования межэтнических отношений, адаптации этнических групп в полиэтнических регионах, проблем вынужденной миграции, современных аспектов этносоциальной структуры общества, этнического самосознания, этноязыковых процессов и т. д., с опорой на разные методологические подходы  при их нередком противопоставлении 1.

Этносоциальную стратификацию народов РФ в целом, а также в отдельных республиках, этнический фактор,  оказывающий влияние на процессы стратификации современного российского общества, изучали  Ю.В. Арутюнян, С.А. Арутюнов,  А.О. Бороноев, А.Н. Белокопыт, Р.Р. Галлямов, А.Р. Гарданов, Д.М. Гилязитдинов, З. Голенкова М.К. Горшков, М.Н. Губогло, Г.С. Денисова, Л.М. Дробижева, Л.Ф. Зайнетдинова В.Н. Иванов, В.И. Ильин, М.Э. Коган, В.В. Коротеева, Г.Г. Котожеков, Л.В. Остапенко, А.Е. Переверзев, Л.С. Перепелкин, С.С. Савоскул, Н.Г. Скворцов, Г.В. Старовойтова, Н.Е. Тихонова, В.А. Тишков, В.П. Уланов, А.И. Шкаратан 2.

Исследованиями ценностных ориентаций молодежи в национальных школах (включая русские), их идентичности и толерантности занималась группа этносоциологов под руководством А.А. Сусоколова. Специфика национального характера русских отражена в работах А.О. Бороноева, К.О. Касьяновой,  П.И. Смирнова, национального самосознания русских – в трудах Л.Д. Гудкова, Ю.К. Краснова, З.В. Сикевич.

Вместе с тем, следует отметить, что в подавляющем большинстве работ, посвященных анализу современных этносоциальных проблем России, недостаточно рассмотрены  особенности развития русского населения.

Проблематика русских в Сибири исследовалась в контексте истории заселения ими данного региона, исторической роли, традиционных культурных связях русских и народов Сибири, особенностей материальной и духовной культуры отдельных этноконфессиональных и этнографических групп, а также необходимости возрождения культурной самобытности. Мало работ о современных аспектах изменений русского населения, социальной структуре и социальной мобильности русских, их социальном самочувствии в полиэтнических регионах, включая республики  Сибири.

В настоящее время вопросами этносоциального развития народов Сибири, в том числе русского населения, занимаются сотрудники Института философии и права СО РАН (В.И. Бойко, С.Н. Еремин, В.Г. Костюк, С.Г. Ларченко, В.В. Мархинин, Ю.В. Попков, Е.А. Тюгашев). Результаты обсуждаются на ежегодных региональных семинарах «Этносоциальные процессы в Сибири».

Изучение исторических аспектов материальной и духовной культуры русских Сибири, демографического развития, традиционной культуры и хозяйственного развития деревни в XX в. ведется в Институте истории СО РАН. Результаты межрегионального проекта «Русский этнос в Сибири: сохранение и трансформация культуры», выполненного в 2003 - 2004 гг. отражены в специальном сборнике 3.

Иркутский государственный университет и исследовательский центр «Внутренняя Азия» на протяжении последних лет осуществляют проект «Этнополитическая ситуация в Байкальском регионе: мониторинг и анализ» (В.И. Дятлов, А.С. Панарин, М.Я. Рожанский и др.). Итогом стало издание серии одноименных материалов, в которых рассматриваются не только политические аспекты межэтнических отношений, но и реальные социокультурные практики контактирующих этнических групп в Бурятии 4.

Этнопсихологическое направление в межкультурном взаимодействии народов Сибири разрабатывается в Байкальском  институте экономики и права  г. Иркутск (А.Д.Карнышев).

Проблемы этнокультурной адаптации русского населения Саха (Якутия) проанализированы в работах Т.П. Петровой. А.Б. Ефимова рассмотрела особенности социальной мобильности населения северных регионов на примере Республики Саха (Якутия) в современных условиях. Е. Тимофеева занимается исследованием особенностей межэтнических отношений саха и русских подростков, проживающих в одном геоисторическом пространстве. С.В. Рыжова выяснила, какова степень этнической дистанции и границ глазами русских  и саха в республике. Межэтническое взаимодействие в процессе социокультурной идентификации личности на примере якутских студентов изучала Е.И. Уфимцева 5.

Среди русского населения Тывы, чаще всего, объектом изучения являются  старообрядцы, их современные особенности быта, миграционные пути переселения в  ХIХ – начале ХХ вв. (А.А. Стороженко), а также русский фольклор (М.П. Татаринцева). Кроме того, непростые межнациональные отношения в республике, сложившиеся в 90-х гг. ХХ в. рассматривала З.В. Анайбан,  социокультурные процессы в 90-е  гг. с акцентом на гендерный аспект исследовала Г.Ф. Балакина 6.

В  Хакасии исследованием русского населения в историческом аспекте занимается А.А. Верник. Религиозно-нравственные особенности жизни русского населения республики представлены в  работах И.В. Артемовой. Современные особенности адаптации населения Хакасии (включая русское) к изменившимся условиям в XXI в. охарактеризовали З.В. Анайбан, В.Г. Костюк, Ю.В. Попков, В.Н. Тугужекова 7.

В Республике Алтай межэтнические отношения изучают Т.А. Троицкая, Г.Б. Кухтуекова, Н.С. Модоров, М.И. Палкин. Особенности этносоциальных процессов в республике рассмотрены в работах О.А. Гончаровой, А.Ю. Казанцева, этнополитические процессы  – в работах О.В. Нечипоренко, И.В. Октябрьской 8.

В Республике Бурятия наиболее широко изучают материальную, духовную культуру и современные особенности адаптации русских. Но, как правило, исследуют не этносоциальную группу русских в целом, а некоторые элементы традиционной культуры, либо степень сохранности и бытования диалектов, фольклора, книжности. Объектом исследований в основном выступали отдельные группы русских – старожилы, казаки или семейские, или социально-демографические группы – интеллигенция, молодежь и т.д. Внимание ученых больше всего привлекает традиционная культура этноконфессиональной группы русских – семейских (потомков старообрядцев, переселенных в Забайкалье).

Основные направления исследований русских в Бурятии вполне традиционны – историческое (С.В. Бураева, С.В. Васильева,  Е.А. Голубев, А.М. Леонов, В.Ц. Лыксокова, В.М. Пыкин, П.В. Пыкин, Н.Д. Чимбеев), этнографическое (И.П. Башаров,  Ф.Ф. Болонев, О.В. Бураева,), филологическое (М.А. Белокрыс, Н.А. Дарбанова, Н.Н. Дорофеев, О.М. Козина, Р.П. Матвеева, Т.И. Матвеева, Н.А. Миронова-Шаповалова, А.П. Майоров, В.Х Назарова, Р.П. Потанина, Н.В. Соболева, О.Н. Судакова, Е.И. Тынтуева,  Е.Л. Тихонова, Т.Б. Юмсунова) и лишь изредка этносоциологическое (Т.Н. Бояк, М.И. Добрынина,  Н.А. Затеева, Е.В. Петрова)  9.

Существенный вклад в разработку проблематики русского населения Бурятии внесла коллективная монография «Русские в Бурятии: история и современность», подготовленная группой авторов под общей редакцией доктора философских наук В.И. Затеева, где  показана история появления русских в Забайкалье, характеристика их территориального расселения, образовательный потенциал, степень религиозности, народные традиции, демографические проблемы и т.д. Кроме того, В.И. Затеев на протяжении последних лет занимается исследованием русского населения в сибирских республиках 10

.

Сотрудники отдела истории, этнологии и социологии ИМБТ СО РАН при изучении современных демографических изменений в регионе, миграционных потоков населения, культурных процессов, межкультурного взаимодействия, проблем занятости и качества жизни обращают внимание на сравнительные характеристики доминирующих этносоциальных групп республики (М.Н. Балдано, А.В. Бильтрикова, О.В. Бураева, В.Г. Жалсанова, Е.В. Петрова, Ю.Б.  Рандалов).

Также ценными для нас оказались результаты региональных аспектов изучения социально-этнических проблем,  представленные  в работах  исследователей Бурятии – В.И. Антонова, Б.В. Базарова, И.Г. Балханова, Ц.Б. Будаевой, З.А. Даниловой, А.А. Елаева, В.В. Мантатова, Д.Д. Мангатаевой, Б.М. Митупова, И.И. Осинского, А.Н. Постникова Ю.А. Серебряковой, Б.В. Хараева, Ц.Ц. Чойропова, П.А. Чукреева.

Несмотря на актуальность,  практическую значимость и определенный интерес исследователей к изучению этносоциальной группы русских в республиках Сибири, необходимо отметить, что современные аспекты жизнедеятельности русского населения в целом, особенности его адаптации к новым условиям, тенденции изменений и перспективные приоритеты в развитии не рассматривались в качестве отдельного предмета исследования, комплексное изучение русских в этносоциальной структуре республик Сибири не проводилось.

Малоисследованными остались проблемы социального самочувствия русских в условиях преобразования  социальной структуры, определения места и роли русского населения в процессах межкультурных взаимодействий, особенностей социальной адаптации, показателей социального неравенства этносоциальных групп, сравнительного анализа характеристик развития этносоциальных групп русских в республиках Сибири.

Объект исследования – этносоциальные группы русских в республиках  Сибири (Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия, Саха (Якутия)).

Предмет исследования – социальное развитие русских  в  этносоциальной структуре республик в современных условиях: адаптация к изменившимся социально-экономическим условиям, демографические тенденции, этносоциальная стратификация, образовательные стратегии,  социальное самочувствие, характер межэтнического взаимодействия, степень этнической и конфессиональной толерантности. То есть рассматриваются те изменения, которые произошли с этногруппами, условно говоря, между двумя последними переписями населения страны – Всесоюзной 1989 г. и Всероссийской 2002 г., а также за период до 2008г.

Цель исследования – выявление особенностей и тенденций этносоциальных изменений, характеризующих  русское население республик Сибири в конце XX – начале XXI в.

Задачи исследования:

  • определить концептуальные подходы  и методологические принципы исследования русского населения в этносоциальной структуре республик Сибири;
  • уточнить понятия «этносоциальная структура»  и  «этносоциальная группа»;
  • охарактеризовать социальные стратегии и практики русских в республиках в контексте этносоциальной стратификации;
  • выяснить степень социального самочувствия русского населения в республиках Сибири в условиях социально-экономических преобразований;
  • рассмотреть межэтнические отношения и интеграционные процессы;
  • определить взаимосвязь адаптационных стратегий русского населения и социально-экономических  особенностей развития республик;
  • выявить основные тенденции демографического развития русского населения республик  Сибири;
  • установить образовательные стратегии основных контактирующих этнических групп региона как важного ресурса адаптации и канала восходящей социальной мобильности;
  • рассмотреть психологические характеристики состояния русского населения, исследовать уровни этнической и конфессиональной толерантности русских;
  • охарактеризовать деятельность органов государственной власти и институтов гражданского общества, связанную с сохранением традиционной культуры русского населения.

Гипотезы исследования:

Трансформация российского общества вызвала существенные изменения в социальной структуре. Социально-экономические и политические преобразования в республиках повлияли на статус, социальное самочувствие и степень толерантности этнических групп, межэтническое взаимодействие, демографические тенденции, а также на показатели этносоциальной стратификации в регионе и их восприятие населением. В результате изменились традиционные и сформировались новые социальные практики  и стратегии русских.

Адаптационные возможности и стратегии социальной мобильности русского населения в  современных условиях определяются индивидуальным накопленным социальным и культурным капиталом, социально-экономическими  особенностями развития республик, характером этносоциального неравенства, сложившегося в республиках.

Модели взаимоотношений между контактирующими этническими группами в республиках и степень их социального самочувствия зависят  от  характера адаптации к новым социально-экономическим условиям, уровней толерантности и этнокультурной специфики групп, степени продолжительности межэтнического взаимодействия, уровня актуализации этнической идентичности. Наибольшей позитивной стабильностью отличаются Республики Алтай, Бурятия, Хакасия. Республиками со сложной спецификой межэтнических отношений являются Тыва и Саха (Якутия).

Существующая этносоциальная стратификация в республиках по таким показателям, как образовательный уровень, социальный статус, сферы занятости, удельный вес работников квалифицированного умственного труда, представленность в органах государственной власти и т.д., создает потенциальные условия для зарождения конфликтных ситуаций. В то же время, чем меньше социальная дистанция между этногруппами (согласованность интересов, равный доступ к ограниченным ресурсам, уменьшение барьеров и фильтров для восходящей вертикальной мобильности, интеграционные процессы), тем меньше вероятность возникновения межэтнических конфликтов и развития ситуации по сценарию противостояния.

Специфика исторических, социально-экономических, этнопсихологических,  этнокультурных особенностей формирования и развития русского населения  на территориях современных республик, в иноэтнической, инокультурной среде, в отрыве от материнского этноса, позволяет рассматривать в этносоциальном, этнокультурном пространстве, занимаемом русским населением России наряду с другими традиционными группами, особую этносоциальную группу русских, состоящую из русского населения республик  Сибири.

Методологическая основа  исследования  базируется на фундаментальных  общенаучных  методах  социального познания: системном  и структурно-функциональном анализе, диалектическом методе, сравнительно-историческом подходе, стратификационном, деятельностном, междисциплинарном подходах. В методологическую основу входят принцип органического единства объективного и субъективного в процессах социального взаимодействия, образовательная парадигма, методы конкретного социологического исследования – опрос (формализованное интервью, фокусированное интервью, анкетирование, опрос экспертов),  анализ документов (традиционный), наблюдение (включенное и невключенное), метод самооценок, методы статистического анализа данных, методология устойчивого развития. В процессе исследования автор уделял большое внимание выбору исследовательских процедур по обработке и анализу эмпирических данных, которые были обработаны с помощью программы «ДА-система»  и визуализированы  в виде графиков и таблиц.

Теоpетическую базу  диссеpтационного исследования составляют наиболее значимые pаботы в области этносоциологии,  этнопсихологии, философии, демографии, истоpии. В качестве источников  использованы фундаментальные научные  труды  отечественных и зарубежных исследователей по проблемам этносоциальной структуры и стратификации,  социального самочувствия, межэтнического взаимодействия, особенностей развития русского населения.

Эмпирическая база исследования. Эмпирической базой диссертационного исследования послужили материалы переписей населения страны, статистические сборники  Комитетов по статистике Республик Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия, Саха (Якутия), итоги наблюдений и интервью, осуществленных автором в Хакасии и Тыве (2003), вторичный анализ результатов социологических исследований, проведенных в сибирских республиках (Алтай, Тыва, Хакасия, Саха (Якутия) и посвященных этносоциальным проблемам, а  также данные этносоциологических исследований, проведенных на территории  Бурятии под руководством автора в составе отдела истории, этнологии и социологии ИМБТ СО РАН (1994 – 2007 ):

1. Изучение этноконфессиональной группы семейских: современных особенностей адаптации, степени их религиозности, этномаркирующих элементов традиционной культуры, проблем и перспектив развития традиционной культуры:

  • в 1994 –1996 гг. в сельских районах компактного расселения семейских в Бурятии (400 человек, анкетирование);
  • в 2000 г. в 4 сельских районах компактного расселения семейских в Бурятии (опрос экспертов, 100 человек, анкетирование);
  • в 2003 – 2004 гг. мониторинг современного состояния традиционной культуры семейских при финансовой поддержке администрации Президента и Правительства Бурятии в 6 сельских районах компактного и дисперсного расселения семейских в Бурятии (массив 300 человек). Выбор домохозяйств осуществлялся по маршрутному листу, отбор респондентов проводился на основе заданных квот. Выборка многоступенчатая, целенаправленная, территориальная;
  • в 2004 г. при финансовой поддержке СО РАН в 3 сельских районах компактного расселения семейских в Бурятии (массив 300 человек, групповое анкетирование). Опрос проводился в школьных классах, объектом исследования являлись старшеклассники (9 – 11кл.). Проектирование выборки осуществлялось на основании данных РУО о числе и составе старшеклассников по районам. Выборка репрезентативна по заданным параметрам генеральной совокупности.
  • в 2006 г. при финансовой поддержке администрации Президента и Правительства Бурятии в 5 сельских районах Бурятии и г. Улан-Удэ (массив 400 человек, групповое анкетирование). Опрос старшеклассников 11 кл. и студентов вузов республики. Проектирование выборки осуществлялось на основании данных РУО о числе и составе старшеклассников, а также данных вузов РБ о составе студентов. Выборка репрезентативна по заданным параметрам генеральной совокупности.

2. Изучение социально-экономического и культурного развития русского населения

  • в 2001 г. при финансовой поддержке Совета национальностей при Президенте Бурятии опрос экспертов в г. Улан-Удэ и 4 сельских районах Бурятии (100 человек, формализованное интервью). Для экспертов был разработан специальный вопросник. В число экспертов вошли представители государственной власти Республики Бурятия, преподаватели вузов, представители научной общественности, общественных организаций русского населения, религиозных объединений.
  • в 2003 – 2004 гг. при финансовой поддержке Совета национальностей при Президенте Бурятии массовый опрос (массив 800 человек, индивидуальное анкетирование). Спроектированная многоступенчатая стратифицированная моноэтническая выборка учитывала следующие признаки: удаленность района от столицы республики, функциональную роль поселения, соотношение национального состава, численность населения в населенном пункте. На последней ступени использовался квотный отбор респондентов. Единицы отбора каждой ступени и квоты определялись на основе статистических материалов Территориального органа Федеральной службы государственной статистики, что позволяет говорить о надежности результатов. Всего было отобрано 7 сельских районов республики и г. Улан-Удэ. Выборка репрезентативна по заданным признакам N.
  • в 2003 г. фокусированное интервью в Мухоршибирском районе РБ (15 человек). Квотирование было осуществлено по следующим признакам: национальность, пол, образование, социальное положение, возраст.
  • в 2005 г. в 2 сельских районах Бурятии, основные методы сбора информации – наблюдение, анализ документов, опрос экспертов (массив 50 человек);
  • в 2006 – 2007 гг. в 5 сельских районах Бурятии и г. Улан-Удэ опрос старшеклассников (массив 400 человек) и опрос студентов вузов 4 - 5 курсов г.Улан-Удэ (400 человек). Цель исследования состояла в выявлении стратегий социальной мобильности молодежи Бурятии.

3. Изучение доступности высшего образования для разных групп населения Республики Бурятия в 2003 г. при финансовой поддержке Фонда Форда – опрос экспертов, студентов, старшеклассников, родителей старшеклассников, общий массив составил 2234 человека, исследование проводилось в г. Улан-Удэ и 5 сельских районах РБ:

  1. Опрос экспертов (индивидуальное формализованное интервью, 50 человек). При отборе экспертов учитывались такие качества, как компетентность, область профессиональной занятости, этническая принадлежность, способность оценить степень доступности высшего образования для  населения в РБ.
  2. Опрос студентов очной формы обучения вузов (групповое анкетирование, 786 человек). При отборе студентов учитывался статус вуза – местный государственный или филиал, форма обучения, основа обучения. На второй ступени велся отбор факультетов, на третьей ступени – группы.
  3. Опрос старшеклассников в г. Улан-Удэ и 5 сельских  районах Бурятии (групповое анкетирование, 792 человека). Для опроса старшеклассников была спроектирована многоступенчатая стратифицированная выборка по следующим признакам – сельский район или г. Улан-Удэ, населенный пункт, тип школы, класс.
  4. Опрос родителей старшеклассников в г. Улан-Удэ  и 5 сельских районах Бурятии (индивидуальное анкетирование по месту жительства, 656 человек). При опросе родителей использовались списки домашних адресов старшеклассников,  затем рассчитывался шаг и отбиралось необходимое число респондентов.

4. Изучение степени толерантности молодежи Бурятии

  • в 2002 г. при финансовой поддержке администрации Президента и Правительства РБ опрос студентов ВСГАКИ (250 человек, групповое анкетирование). Были опрошены студенты 1, 3 и 5 курсов очного отделения 6 факультетов ВСГАКИ (библиотечного, БАСКС, УСКД, КиПД, ФИС, ГКФ). Выбор данного вуза обусловлен его межрегиональным статусом (Восточно-Сибирский), а также тем, что в нем представлены студенты разных национальностей Бурятии и сопредельных регионов (областей и республик). Кроме того, данный вуз готовит работников культуры и искусства, которые призваны культивировать практики межэтнического диалога и взаимодействия. Для расчетов выборки за основу взяты данные учебной части о численности и составе студентов по указанным факультетам.
  • в 2005 г. опрос старшеклассников в 7 школах Заиграевского района Бурятии (массив 150 человек, групповое анкетирование). Опрос проводился в школьных классах. Проектирование выборки осуществлялось на основании данных РУО о числе и составе старшеклассников. Выборка стратифицированная многоступенчатая, репрезентативна по заданным параметрам N.

5. Изучение социального самочувствия представителей этнических меньшинств Республики Бурятии

  • в 2004 г. при финансовой поддержке Администрации Президента и Правительства РБ было проведено социологическое исследование среди представителей национально-культурных центров республики. Опрошено 300 человек из семи юридически зарегистрированных организаций (польского, армянского, еврейского, немецкого, корейского, татарского, литовского национально-культурных объединений). Метод сбора эмпирической информации – индивидуальное анкетирование.

Научная новизна исследования. Диссеpтация пpедставляет собой одно из первых комплексных исследований особенностей функционирования и развития  этносоциальных групп русских в этносоциальной структуре республик Сибири в условиях трансформации российского общества конца XX – начала XXI в.

В диссертации представлено и обосновано категориальное поле авторской концепции исследования этносоциальных групп русского населения республик Сибири в теоретико-методологическом аспекте, определены и аргументированы факторы и показатели, характеризующие развитие этносоциальных групп русских в условиях изменения этносоциальной структуры российского общества. Дополнены с точки зрения исследовательского  контекста  определения  этносоциальной структуры и этносоциальной группы, выработаны методологические принципы исследования русского населения в республиках, разработан и апробирован  инструментарий социологического анализа.

В результате проведенного диссертационного исследования были сформулированы следующие теоретические выводы, составляющие его новизну:

1. Определена зависимость адаптационных стратегий русского населения и социально-экономических  особенностей развития республик. Выявлено, что в каждой отдельной республике при многих схожих условиях сформировалась своя этносоциальная структура населения, и варианты адаптации русского населения наряду с общероссийскими также представлены региональными моделями. Лучшее социально-экономическое положение Республик Саха (Якутия) и Хакасия в целом положительно отразилось на уровнях экономической адаптации и демографической ситуации.

2. На основе анализа особенностей  формирования русского населения в этносоциальной структуре республик  выявлены   общие для всех групп русских в республиках и специфические характеристики развития,  связанные с историческими условиями переселения, политикой Российского государства того времени, социально-экономическими показателями развития территорий современных республик к моменту заселения их русскими в XVII – XX вв., этнокультурной спецификой, стереотипами поведения русских и местных народов, социально-культурной дистанцией между контактирующими этногруппами, конфессиональным поведением, способностью сохранять и транслировать традиционную культуру, степенью толерантности этносоциальных групп, которая проявлялась в межэтнических отношениях. Это дает возможность рассматривать (с определенной долей условности) в этносоциальном, этнокультурном пространстве России, наряду с другими традиционными группами, особую этносоциальную группу русских, состоящую из русского населения республик  Сибири.

3.Установлены основные показатели этносоциальной стратификации контактирующих этносоциальных групп в республиках, которые проявляются в образовательном уровне,  структуре занятости и безработицы, удельном весе работников квалифицированного умственного труда, балансе трудовых ресурсов, территориальном расселении, представленности в органах государственной власти и т. д.

4. Определены тенденции демографического развития русского населения республик Сибири. По многим показателям демографического развития наиболее неблагоприятные оценки и прогнозы касаются преимущественно русского населения (уменьшение численности населения во всех республиках, снижение коэффициента рождаемости, рост коэффициента смертности, отрицательное сальдо миграции, баланс трудовых ресурсов).

5. Выяснены характеристики  социального самочувствия русского населения в республиках Сибири в условиях социально-экономических преобразований. Социальное самочувствие русского населения  следует рассматривать как относительно удовлетворительное (более благоприятное в Алтае, Бурятии и  Хакасии, менее благоприятное в Саха (Якутии) и Тыве), определяющееся общим уровнем социально-экономического развития республик, спецификой этнокультурных процессов, происходящих в них, а также степенью длительности межэтнического взаимодействия.

6. Проведена эмпирическая работа по исследованию уровней этнической и конфессиональной толерантности русских, определены  психологические характеристики состояния русского населения. Во всех республиках у русских наблюдается доминирование общероссийской идентичности над региональной. Основные черты психологического самочувствия русских республик сводятся к следующим: менее оптимистичные оценки происходящего, чем у представителей титульных групп и этнических меньшинств; слабая выраженность консолидационных процессов (этнических и региональных); меньший социальный оптимизм, реже происходит продуцирование мотивации к успеху и активному расчету на собственные силы,  менее активная динамика восходящей социальной  мобильности.

7. Выявлены особенности адаптации этноконфессиональной группы русских Бурятии – семейских к современным условиям,  возможности сохранения элементов традиционной культуры в XXIв., проанализирована деятельность социальных институтов, направленная на трансляцию традиционной культуры семейских. Установлено, что целенаправленная и постоянная артикуляция этнокультурных интересов представителями этноконфессиональной группы в Бурятии в конце XX в. позволила успешно осуществить взаимодействие с государственными структурами, способствовала  сохранению традиционной культуры, изучению ее элементов в воспитательно-образовательном пространстве республики, развитию институтов гражданского общества.

Положения, выносимые на защиту:

1. Адаптация русского населения республик определяется социально-экономическим  уровнем развития республик, индивидуальным накопленным социальным и культурным капиталом, спецификой  сложившегося рынка трудовых ресурсов, характером межэтнического взаимодействия и представлена региональными моделями.

2. Социальное самочувствие русского населения сибирских республик в  настоящее время зависит от  сочетания объективных и субъективных факторов: общего уровня социально-экономического развития республик, уровня бедности и безработицы, а также востребованности на рынке труда профессионально-квалификационного потенциала этносоциальной группы, наличия или отсутствия длительных адаптационных стратегий отдельной личности, широты пространства социальной мобильности, сложившегося в республиках, возможности и эффективности адаптации к рыночным преобразованиям, накопленного человеческого потенциала и согласованности жизненных ценностей русских с ценностными приоритетами контактирующих этнических групп, межэтнической комфортности, степени этнической толерантности этносоциальных групп. В результате выделены  две группы: республики, где уровень социального самочувствия русских удовлетворительный (Алтай, Бурятия и  Хакасия) и вторая –  республики, где  социальное самочувствие русских характеризуется определенной проблематичностью, напряженностью и не всегда является стабильно удовлетворительным  (Тыва и Саха (Якутия)).

3.  Этносоциальные группы русского населения республик  объединяют общие проблемы развития, обусловленные проживанием в Сибирском регионе, исторические предпосылки формирования  групп русских на территориях современных республик, а также более медленная динамика, этносоциальных и этнокультурных изменений, связанных с трансформацией современного российского общества, что дает основания рассматривать эти группы как единую этносоциальную общность.

4. Демографическое развитие населения и баланс трудовых ресурсов в республиках  во многом определяются уровнем социально-экономического развития республик, а также  незавершенностью демографического перехода титульных групп. Соответственно неблагоприятные демографические показатели и прогнозы характерны в основном для  русского населения (численность населения, коэффициент рождаемости, коэффициент смертности, сальдо миграции, баланс трудовых ресурсов).

5. Более позитивные, по сравнению с современной ситуацией, тенденции развития русского населения  следует связывать с улучшением социально-экономического положения республик – снижением бедности и безработицы, расширением возможностей для вертикальной социальной мобильности личности, миграционной привлекательностью и демографической стабильностью регионов. Регулирование процессов этносоциальной стратификации в республиках, уменьшение дистанции между этногруппами, равный доступ к ограниченным ресурсам и разработка практических мер и механизмов их реализации, направленных на повышение степени интеграционных процессов в  республиках, прежде всего в Тыве и Саха (Якутия), будет способствовать гармонизации этнополитического и этнокультурного пространства республик.

Теоретическое и практическое значение результатов исследования определяется возможностью использования их при выработке научнообоснованных практических рекомендаций в отношении  гармонизации и оптимизации межэтнических отношений в республиках,  разработке компонентов национальной и социальной политики в республиках, а также при формировании приоритетных направлений социального и культурного развития  русского  населения исполнительными и законодательными органами республик.

Теоретические выводы  и положения,  обоснованные в диссертации,  могут быть использованы в дальнейших исследованиях этносоциальных групп  русского населения республик России; в преподавании социально-экономических и гуманитарных дисциплин в высшей  и средней школах,  при чтении курсов этносоциологии, политологии, культурологии, демографии, истории, подготовке учебных пособий по этносоциологии.

Благодаря проведенному теоретическому и эмпирическому анализу проблем этносоциальной стратификации, в Республике Бурятия будет формироваться социологическое направление исследований, посвященных различным факторам и показателям этносоциальной стратификации.

Апробация полученных результатов. Основные положения и выводы диссеpтационного исследования представлены  в докладах и выступлениях на  7 региональных конференциях; научно-практических конференциях,  симпозиумах и семинарах: всероссийских - «Русский фольклор и фольклористика» (Улан-Удэ, 1994), «Русский вопрос: история и современность» (Омск, 1994), «Старообрядчество: история, культура, современность» (Москва, 2002), «Конфликты в условиях становящегося гражданского общества» (Екатеринбург, 2000); «Этносоциальные процессы в Сибири» (Улан-Удэ, 2001), «Доступность высшего образования в России» (Москва, 2003); международных -  «Культурные традиции народов Сибири и Америки: преемственность и экология (горизонты комплексного изучения)» (Чита, 1995), «Восток – Запад: диалог культур» (Улан-Удэ, 1996), «Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи» (Улан -Удэ, 2001), «Байкальские встречи III – культуры народов Сибири» (Улан-Удэ, 2001), «Мир Центральный Азии» (Улан-Удэ, 2002), «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии» (Улан-Удэ, 2004), «Рамочная конвенция о  защите национальных меньшинств:  мониторинг и защита прав»,  (Москва, 2005), «Образование, культура и гуманитарные исследования Восточной Сибири и Севера в начале XXI в.» (Улан-Удэ, 2005), «Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи» (Улан-Удэ, 2007),  «Мир Центральный Азии» (Улан-Удэ, 2007); III Всероссийский социологический конгресс (Москва, 2008); на заседании ученого совета ИМБТ СО РАН (Улан-Удэ, 2006), на заседаниях Совета национальностей при Президенте Республики Бурятия (Улан-Удэ, 2002, 2003, 2004).

Материалы диссертационного исследования применяются в учебном процессе в вузе при чтении курсов «Социология» и «Политология».

  Основные положения  и результаты диссертационного исследования отражены в пяти монографиях,  ряде научных статей, из которых 9 в научных изданиях, включенных в перечень ВАК, учебных и учебно-методических пособиях.

Объем и  структура работы Диссертация состоит из введения, 4  глав, включающих 11 параграфов, заключения,  списка использованной литературы,  состоящего из 400 наименований, трех приложений. Общий объем диссертации – 420 страниц.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, проанализирована степень  разработанности проблемы в научной литературе, определены объект, предмет, цели и задачи исследования, сформулированы гипотезы, охарактеризованы методы исследования. Представлено описание эмпирической базы исследования, раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, указаны результаты ее апробации и структура.

Первая глава  «Этносоциальная структура как объект социологического изучения» посвящена анализу основных понятий и концепций, позволяющих раскрыть проблематику исследования, рассмотрена методика и процедура социологических исследований.

В первом параграфе «Теоретико-методологические подходы к изучению этносоциальной структуры»  дается методологическое обоснование и концептуальные подходы комплексного исследования русского населения республик в условиях трансформации российского общества и применяемых автором для социологического анализа  характеристик, наиболее точно отражающих специфику развития этносоциальных групп, которые являются предметом диссертационного исследования.

При изучении социальной структуры полиэтнических сообществ автор акцентировал внимание на методологическом подходе,  позволяющем проследить динамику стратификационных показателей отдельных этнических общностей в сравнении, когда признается и изучается влияние этнического фактора на процессы социальной стратификации и социальной мобильности, происходящих в республиках.

Этносоциальные группы, являющиеся объектом исследования, рассматриваются с точки зрения функционального и системного анализа, то есть объект исследования выступает  как элемент более широкой социальной системы, одновременно анализируется его внутренняя структура и взаимосвязь элементов.

Автор придерживался идеи о том, что анализ особенностей этносоциальной стратификации в республиках, характера межэтнических взаимодействий, предпочтительности в выборе стратегий социальной мобильности, уровней социального самочувствия русского населения  возможно осуществить только на основе привлечения сравнительного эмпирического материала, касающегося развития титульных этносов и этнических  меньшинств.

По мнению автора, на состояние объекта, его роль и место в этносоциальной структуре республик влияют объективные и субъективные  факторы.  В качестве объективных были выделены социально-политическая ситуация в стране в целом, социально-экономический уровень развития республик, характер и особенности этносоциальной стратификации в республиках на начало 90-х гг. XX в. (период реформ), характер межэтнического взаимодействия, исторические особенности формирования русского населения на территориях современных республик.

Среди субъективных определены этнокультурные особенности этногрупп (демографические параметры, стратегии социальной мобильности, социальное самочувствие)  и индивидуальные особенности респондентов (пол, возраст, образование, семейное положение, социальные установки, ориентация на достижительность, социальные практики, психологические характеристики).

Анализ социального объекта в динамике,  как с точки зрения рассмотрения его внутренней структуры, так и в качестве элемента более широкой системы, то есть использование системного и функционального анализа,  микро- и макросоциологического подходов, а также опора на метод исторической ретроспекции, к которому автор обращается в первом параграфе третьей главы, иначе говоря, комплексный анализ объекта исследования, позволили проследить диалектику развития этносоциальных групп русского населения в целом.

Определение предмета исследования логически вытекает из осуществленного системного и функционального анализа объекта исследования, которые методологически определили границы операционализации основных понятий и задали содержательное и структурное построение диссертации.

Во втором параграфе «Методико-процедурные особенности проведения социологических исследований»  обосновывается механизм логических действий по операционализации основных понятий, содержащихся в гипотезах диссертационного исследования с целью проверки выдвигаемых гипотез: исходное понятие переводится в показатели, которые, в свою очередь, в переменные, а последние  – в индикаторы.

Дается описание методики и процедуры этносоциологических исследований, спроектированных выборок для различных исследований, обоснование примененных методов сбора и обработки эмпирической информации. Инструментарий прилагается в Приложениях к тексту диссертации.

Диссертационная работа опирается на анализ эмпирического материала,  полученный автором, прежде всего по Республике Бурятия на протяжении последних 12 лет (14 исследований). Автором разрабатывался  свой методологический аппарат и апробировался инструментарий  исследований. Кроме того, в диссертации  использовался вторичный анализ эмпирических данных по другим республикам Сибири, соответствующий обозначенному предмету исследования и количественно раскрывающий содержание ключевых теоретических понятий исследования.

Во второй  главе «Основные показатели современного развития республик Сибири и их влияние на адаптацию русского населения» в соответствии с общим контекстом исследования анализируются показатели социально-экономического развития республик в  90-е гг. XX в. и в начале XXI в., рассматриваются тенденции демографических процессов в сибирских республиках.

В первом параграфе «Социально-экономические характеристики республик» автор обращается к  рассмотрению показателей социально-экономического развития республик Сибири, исходя из того, что  адаптация населения к новым условиям жизни зависит от динамики уровня  социально-экономического развития республик  за период  90-х гг. XX в. до настоящего времени, а стратегии современного развития населения в сибирских республиках обусловлены не только социально-экономическими и политическими преобразованиями в российском обществе, но и региональной спецификой. Разный социально-экономический уровень  развития республик является  одним из объективных факторов, оказывающих влияние на развитие этносоциальных групп русского населения.  Переход к новым рыночным отношениям в республиках в разрезе показателей социально-экономического характера имел определенные различия.  В Саха (Якутии) и Хакасии проходил наиболее успешно,  в Республиках Алтай, Бурятия,  Тыва – менее  успешно.

Основные изменения, которые произошли в республиках в конце XX – начале  XXI в. в экономической сфере и  серьезно повлияли на социальные характеристики развития республик,  уровень жизни отдельных граждан и этносоциальных групп, характеризуются следующими особенностями: уменьшение промышленного производства, снижение темпов развития сельского хозяйства, развитие преимущественно добывающей промышленности и сырьевых отраслей экономики; углубление межрегиональных различий, как между республиками, так и внутри – укрупнение городов и ослабление сельских населенных пунктов; изменение структуры занятости – значительно увеличилось число лиц, работающих в сфере услуг, управлении, энергетике, банковском деле, на транспорте, уменьшилось в промышленности и сельском хозяйстве; увеличение социального неравенства доходов по отраслям, когда самые низкие имеют занятые в сельском хозяйстве, наиболее высокие в добывающей промышленности, энергетике, сфере управления и банковском деле.

Во втором параграфе «Особенности демографических процессов в сибирских республиках» на основании материалов государственной статистики выявляются основные тенденции развития населения республик в демографической сфере, дается сравнительный анализ показателей русского  и титульного населения (коэффициенты рождаемости и смертности, сальдо миграции, баланс трудовых ресурсов, уровень безработицы).

Подчеркивается, что для сибирских республик характерны схожие с общероссийскими определенные черты развития демографических процессов (миграционный отток населения, низкий коэффициент рождаемости,  высокий коэффициент смертности, низкая продолжительность жизни, старение населения), в то же время существуют региональные особенности, а также межрегиональные различия, которые определяются экономической ситуацией в республиках, спецификой этнокультурного состава населения  и доминирующим типом воспроизводства  – традиционным или модернизированным.

Отмечено, что в последние 2006 – 2008 гг. наблюдается положительная динамика изменений в демографической ситуации некоторых республик. Так в Бурятии в целом рождаемость превысила показатель смертности, однако  русского населения это коснулось незначительно, превышение произошло в основном за счет повышения рождаемости среди титульного населения.

Различия в демографических процессах республик часто обусловлены этническими особенностями основных контактирующих этнических групп региона. Для республик Тыва, Алтай, Саха (Якутия) характерен положительный естественный прирост населения, в основном, за счет более высокого уровня рождаемости у титульного населения, который объясняется традиционным типом воспроизводства. По этой же причине во всех республиках титульное население значительно моложе русского. Лучшее социально-экономическое положение Республики Саха (Якутия), а также региональные программы поддержки рождаемости в целом положительно отразились на демографической ситуации в республике.

Произошло значительное уменьшение численности русского населения и увеличение титульного населения в республиках. Во всех республиках, кроме Алтая и Хакасии, наблюдается отрицательное сальдо миграции, внешняя миграционная активность характерна для русского населения, внутренняя – для титульного населения, причем мотивы и направления внешних миграций у русского и титульного населения различаются.

Миграционные стратегии жителей республик за годы реформ существенно изменились, стала характерной миграция из сельской местности в городскую, в связи с тем, что условия проживания в городе значительно лучше, чем в селе. В результате  увеличилось число городских жителей из числа титульных этнических групп во всех республиках и уменьшилось число городских русских жителей.

По многим показателям демографического развития наиболее неблагоприятные оценки и прогнозы касаются преимущественно русского населения (коэффициент рождаемости, коэффициент смертности, отрицательное сальдо миграции). Русские отличаются низким уровнем рождаемости, малодетностью, стареющим населением.

Третья глава «Этносоциальная стратификация и межэтническое взаимодействие», состоящая из пяти параграфов, содержит исследование факторов этносоциальной стратификации в сибирских республиках, анализ исторических особенностей формирования русского населения в этносоциальной структуре республик, характеристики социального самочувствия русского населения, оценку межэтнических отношений контактирующими этносоциальными группами.

В первом параграфе «Исторические особенности формирования русского населения в этносоциальной структуре республик» рассматриваются общие и специфические черты развития русского населения республик, вызванные схожими историческими условиями переселения, политикой Российского государства того времени, а также специфическими особенностями формирования и развития групп русского населения на этих территориях.

К общим автор отнес следующие: время переселения – с XVII по XX в.; длительный характер заселения – в несколько этапов; неоднородная структура переселенцев – в ней представлены и добровольцы и насильственно переселенные; разный социальный состав переселенцев,  в основном крестьяне, а также служилые люди и военное сословие – казаки, политические ссыльные, криминальный элемент; различные конфессиональные группы –  православные (в том числе древлеправославные), сектанты; типичные характеристики этнических групп: «расселение и функционирование в отрыве от материнского этноса и вне основной этнической территории; русские мигранты в Сибири представляли самые разнообразные территории России и соответственно различные историко-культурные зоны выхода с характерными традициями в быту, пище, жилище, а также специфическими диалектами и фольклором; необходимость адаптации в иноэтнической, инокультурной, иноконфессиональной среде, к иной природно-географической местности, в иной лингвокультурной среде; интенсивность, направленность и особенности этнокультурных процессов в этнических группах русских на новых территориях отличались от этнокультурных процессов  на территориях, где проживает материнский этнос»11

.

Исходя из этого делается вывод об особой группе русского населения, сложившейся на территориях современных сибирских республик,  которая по многим характеристикам и в настоящее время отличается от русского населения центральных районов и мегаполисов РФ, где процесс формирования русского населения имел иные тенденции, чем в республиках.

Речь идет, прежде всего, об этнокультурных и этнопсихологических различиях,  наложение которых на особенности социально-экономического и демографического развития республик в современных условиях трансформации российского общества и возможностей адаптации к ним русского населения, позволяет (с определенной долей условности) объединить  группы русских в республиках Сибири и рассматривать их уже как специфическую этносоциальную группу в социальной структуре региона.

Кроме общих и объединяющих черт формирования и развития русского населения в сибирских республиках, выделены и специфические особенности каждой группы русских в отдельных республиках. Эти особенности определялись историческими социально-экономическими показателями развития территорий современных республик к моменту заселения их русскими в XVII – XX вв. К ним можно отнести наличие или отсутствие свободных земель, в связи с чем возникали конфликтные ситуации по разделу земли между местным населением и русскими; стереотипы поведения русских и местных народов; установки на адаптацию в новом регионе, или контрсуггестия; преследования или помощь со стороны государства (уменьшение налога, снабжение инструментами, зерном и т. д.); социально-культурная дистанция между контактирующими этническими группами; особенности конфессионального поведения; способность сохранять и транслировать традиционную культуру, а поэтому и определенный культурный консерватизм; разная степень толерантности этнических групп, которая проявлялась в межэтнических отношениях.

Во втором параграфе «Этносоциальная стратификация в сибирских республиках в условиях трансформации общества» рассмотрены основные аспекты этносоциальной стратификации в республиках  Сибири на примере сравнения этносоциальных показателей развития русского населения и титульных групп, которые проявляются в образовательном уровне,  занятости и структуре безработицы, удельном весе работников квалифицированного умственного труда, балансе трудовых ресурсов, представленности в органах государственной власти, территориальном расселении этносоциальных групп.

Анализ основывается на материалах Всесоюзной переписи 1989 г., Всероссийской переписи 2002 г.,  статистических данных по республикам, собственных эмпирических  материалах по Бурятии, а также вторичном анализе результатов этносоциологических исследований, проведенных под руководством Л.М. Дробижевой, М.Н. Губогло, З.В. Анайбан, и др.

Автором отмечается, что контактирующие в республиках этносоциальные группы как субъекты взаимодействия изначально несут в себе объективные этнокультурные различия, которые, чаще всего, не рассматриваются как факторы конфликтности и воспринимаются населением вполне толерантно. Как показывает практика новейшей истории нашей страны, в качестве катализаторов выступают скорее элементы социального неравенства (структура занятости и безработицы, образование, доходы, возможность вертикальной мобильности и т.д.), которые детерминируют и характер межэтнических отношений.

В настоящее время в республиках реально существуют факторы, которые объективно могут рассматриваться как способствующие увеличению социальной дистанции между контактирующими этносоциальными группами, а не их интеграции, и тем самым создающие поле для появления конфликтов. Как известно, конфликт всего лишь форма взаимодействия. И если два субъекта вступают в это взаимодействие, вероятность возникновения конфликтных ситуаций всегда существует. Но чем меньше социальная дистанция между субъектами (согласованность интересов, равный доступ к ограниченным ресурсам, интеграционные процессы), тем меньше вероятность зарождения конфликта даже в его латентной стадии, соответственно большая дифференциация ведет к возрастанию возможностей проявления конфликтогенного потенциала между субъектами взаимодействия и развития ситуации по сценарию противостояния.

В третьем параграфе «Образовательные стратегии как главный канал социальной мобильности»  дается анализ динамики изменения уровня образования основных этносоциальных групп республик, рассмотрена степень доступности высшего образования, а также образовательные стратегии  отдельных этносоциальных групп в сравнении, их влияние на адаптацию к новым социально-экономическим условиям. Автор исходит из положения о том, что образование – это один из факторов этносоциальной стратификации, основной канал восходящей вертикальной социальной мобильности и важный индикатор устойчивого развития общества.  Кроме того, уровень образования оказывает влияние  на социальное самочувствие личности, степень этнической толерантности, а также оценку межэтнических отношений.

Образовательные стратегии  русского  и титульного населения республик отражают специфику их развития,  указывают на  определенную связь с этнической принадлежностью, то есть фиксируют некоторую этноизбирательность.

Согласно итогам Всероссийской переписи населения 2002 г. во всех республиках среди  русского населения в процентном соотношении от общего числа граждан в возрасте 10 лет и старше число лиц со среднеспециальным образованием значительно больше (почти в два раза), чем с высшим. Соответственно по республикам: Алтай (21 и 12,12 %), Бурятия (25 и 13,1 %), Тыва (27,8 и 12,7 %), Хакасия (24,4 и 12,5 %), Саха (Якутия) (26,2 и 13,04 %). У представителей титульных этносов это соотношение выглядит так:  Алтай (6,2 и 10,18 %), Бурятия (18 и 25,7 %), Тыва (16,1 и 7,97 %), Хакасия (16,1 и 11,7 %), Саха (Якутия) (17,8 и 14 %).

Далее приводятся  результаты социологического исследования по  Бурятии, из которого видно, что установки на высшее образование достаточно высоки среди разных социальных и этнических групп населения республики – более 70 % старшеклассников разных национальностей намерены после окончания школы выбрать высшее образование.

На высшее образование в большей степени ориентированы те старшеклассники, родители которых имеют высшее или среднее специальное образование, занимают руководящие должности, преимущественно заняты умственным или высококвалифицированным физическим трудом. С неполным средним образованием родителей в вузах республики обучается всего 3 % студентов.

Различия в намерениях прослеживаются по материальному, территориальному и этническому факторам (доля городских старшеклассников, связывающих свой выбор после школы с вузом, значительно больше, чем сельских; чем выше доходы семьи, тем более выпускники ориентированы на вузы; среди бурят выше установки на высшее образование, чем среди русских и представителей других национальностей).

Самооценки возможностей абитуриентами вузов  дифференцированы в зависимости от уровня успеваемости, доходов семьи, места жительства, состояния здоровья, национальности, социального статуса и образования родителей.

Образовательные стратегии русских, бурят и представителей других национальностей сформировались под влиянием особенностей социально-экономического развития республики в советское время, последствия которых играют не последнюю роль и сейчас; сложившейся этносоциальной стратификации региона; традиций культивирования на уровне семьи мотиваций на вертикальную восходящую социальную мобильность личности и группы.

В четвертом параграфе «Социальное самочувствие этносоциальных групп русских» анализируется уровень социального самочувствия русского населения в республиках и факторов, которые оказывают на него влияние;  выводы основываются на результатах  социологических исследований.

Характеризуя уровень социального самочувствия русского населения республик, автор объединил их в две группы: республики, где уровень социального самочувствия русских удовлетворительный и вторая – республики, где  социальное самочувствие русских характеризуется определенной проблематичностью, напряженностью и не всегда является стабильно удовлетворительным.

К первой группе были отнесены Алтай, Бурятия и Хакасия, ко второй группе – Тыва и Саха (Якутия). Сравнение с рейтингом экономического развития республик не обнаружило полного соответствия (рейтинг республик по уровню социально-экономического развития был выстроен в следующей последовательности, начиная с республик с более высокими показателями развития:  Саха (Якутия), Хакасия, Бурятия, Алтай, Тыва), что в целом подтверждает методологический подход автора, исходя из которого  уровень социально-экономического развития республик рассматривается лишь как один из факторов, оказывающих влияние на развитие этносоциальных групп русских.

По мнению автора, среди прочих факторов, характеризующих индивидуальную стратегию личности (материальное положение, социальный статус, образование, профессионально-квалификационный потенциал, занятость на рынке труда), определенное значение для социального самочувствия  этногруппы имеет соотношение этнического состава в республике. В республиках, отнесенных к первой группе, русское население составляет большинство в этносоциальной структуре и,  возможно, поэтому их социальное самочувствие характеризуется большей комфортностью. Также важное влияние на уровень социального самочувствия этногруппы оказывают этнокультурные традиции, стереотипы сознания, этническая дистанция между этническими группами  и продолжительность межэтнического взаимодействия.

Выявлено, что для русского населения республик, где отмечается удовлетворительное социальное самочувствие (Бурятия, Хакасия), характерен меньший уровень выраженности этнической идентичности, в связи с ее  невысокой актуальностью на фоне благоприятного  межэтнического взаимодействия.

Во всех республиках у русских наблюдается доминирование общероссийской идентичности над региональной.

Оптимизм в оценках происходящего отмечается у русских Бурятии и Хакасии, однако удовлетворенность своим материальным положением типична для небольшой части опрошенных.

Стратегии поведения значительной части русского населения Хакасии, Бурятии, Тывы можно охарактеризовать как недостаточно нацеленные на активно достижительную деятельность и успех.

Ценностные ориентации русских в Бурятии, Хакасии, Саха (Якутии) вполне традиционны –  в рейтинге предпочтений на первом месте стоит семья, затем здоровье, и только на третьем месте материальное благополучие.

Автор приходит к  выводу, что социальное самочувствие русского населения республик следует рассматривать как относительно удовлетворительное, определяющееся сочетанием объективных и субъективных факторов: общим уровнем социально-экономического развития региона, наличием или отсутствием длительных адаптационных стратегий отдельной личности, широтой пространства социальной мобильности, сложившегося в республиках, возможностью и эффективностью адаптации к рыночным преобразованиям, накопленным человеческим потенциалом и согласованностью жизненных ценностей русских с ценностными приоритетами контактирующих этнических групп, степенью этнической толерантности групп, уровнем бедности и безработицы в регионе, а также востребованностью на рынке труда профессионально-квалификационного потенциала этносоциальной группы.

В пятом параграфе «Оценка межэтнических отношений, этническая и конфессиональная толерантность русского населения республик» исследуются  особенности и специфика межэтнического взаимодействия контактирующих этносоциальных групп в республиках, а также уровень этнической и конфессиональной толерантности русского населения.

В параграфе отмечается, что в большей степени современные межэтнические отношения в республиках детерминированы социально-экономическими и политическими изменениями, произошедшими в России в конце XX – начале XXI в., степенью удовлетворенности этносоциальных групп своим материальным положением и возникающими  сомнениями в возможностях его изменения в лучшую сторону, увеличением этносоциального неравенства основных контактирующих этногрупп республик  Сибири. Наложение социально-экономических полей на этнические привело в некоторых республиках к обострению межэтнического взаимодействия и прямым столкновениям, а в целом к актуализации этнической идентичности, которая более явно выражается у представителей титульных групп. Кроме того, на характер межэтнических отношений влияют  авто- и гетеростереотипы сознания  этногрупп,  этнокультурная дистанция и степень длительности межэтнического взаимодействия.

Автор отмечает  различия в характере современного межэтнического взаимодействия в республиках Сибири – наибольшей стабильностью отличаются Республики Алтай, Бурятия, Хакасия. Республиками со сложной спецификой межэтнических отношений являются Тыва и Саха (Якутия).

В республиках со стабильной межэтнической ситуацией оценки межэтнического взаимодействия основными контактирующими этническими группами даются примерно похожие. Дифференциация в оценках проявляется скорее по социально-демографическим показателям, чем по этническому признаку, чего не скажешь о республиках со сложной межэтнической ситуацией (Саха (Якутия), Тыва) – она противоположная у русских и представителей титульной национальности. 

       Уровень этнической толерантности русского населения в Республиках Бурятия, Хакасия, Алтай достаточно высокий. В этих республиках, где русские составляют значительную часть населения,  более значимы проблемы материального и экономического порядка, чем этнические и межэтнические. В республиках со сложным характером  межэтнического взаимодействия степень толерантности русских не столь высока.        

Перспективы стабильного развития межэтнического взаимодействия в республиках лежат в плоскости улучшения социально-экономического развития республик, культивирования интеграционных стратегий поведения, моделирования единства республиканской и общегражданской идентичностей.

В четвертой главе «Влияние социальных институтов на развитие традиционной культуры этноконфессиональной группы русских - семейских» основное внимание уделено рассмотрению специфики современных подходов к изучению этноконфессиональных (старообрядческих) групп русского населения, анализу  характерных черт современных старообрядцев Республики Бурятия, а также особенностям и результатам взаимодействия этноконфессиональной группы с государственными институтами.

В первом параграфе «Специфика формирования и исследования этноконфессиональной старообрядческой группы» речь идет об исследовательских подходах к изучению феномена современного старообрядчества, обращается внимание на изменение вектора материально-духовного потенциала старообрядцев, который направлен на поиск новых технологий взаимодействия с государством и обществом. Отмечается, что старообрядческие группы населения достаточно часто рассматриваются  как носители не только уникальной традиционной культуры России XVII – XVIII вв., но и традиционно  русского менталитета, русской культуры,  традиций и поведения.

Во втором параграфе «Особенности адаптации этноконфессиональной группы семейских к современным условиям» выявлены особенности адаптации этноконфессиональной группы русских Бурятии – семейских  – к современным условиям,  рассмотрены возможности сохранения элементов традиционной культуры в XXI в., проанализирована деятельность социальных институтов, направленная на трансляцию традиционной культуры семейских.

Автор делает вывод о том, что артикуляция этнокультурных интересов этноконфессиональной группой в Бурятии в конце XX в. позволила успешно осуществить взаимодействие с государственными структурами, способствовала  сохранению традиционной культуры, изучению ее элементов в воспитательно-образовательном пространстве республики, развитию институтов гражданского общества.

Этноконфессиональные группы старообрядцев являются составной частью этносоциальных групп русских в Республиках Бурятия, Алтай, Тыва, Саха (Якутия) и соответственно частью этносоциальной структуры. Наиболее значительная по численности часть потомков  старообрядцев проживает в Бурятии, где благодаря систематической и активной деятельности ее представителей были достигнуты  значительные успехи, направленные на сохранение элементов традиционной культуры. Эти достижения базировались на многолетней согласованной деятельности различных социальных институтов, включая государственные. В параграфе проанализированы отдельные аспекты этой деятельности. Результаты анализа могут быть использованы в работе аналогичными социальными институтами  других республик.

Об актуальности и  востребованности аналитических выводов, касающихся сохранения и развития традиционной культуры отдельной этноконфессиональной группы русского населения, речь шла во время проведения международной встречи старообрядцев, состоявшейся в 2007 г. в Бурятии, в рамках международной научно-практической конференции, круглого стола религиозных деятелей, учредительного собрания представителей старообрядцев.

В Заключении обобщены итоги диссертационного исследования и сформулированы основные выводы.

В Приложениях приводятся дополнительные материалы, иллюстрирующие эмпирическую базу диссертации.

Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, изложены в следующих публикациях автора.

Монографии и разделы в них

  1. Петрова Е.В. Социокультурная адаптация семейских Забайкалья (этносоциологический анализ) / Е.В. Петрова. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999. – 129 с.
  2. Петрова Е.В. Забайкальские старообрядцы (семейские) / Е.В. Петрова // Русские в Бурятии:  коллективная монография. –  Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2003. – Гл. 4. – С. 124 -149.
  3. Рандалов Ю.Б. Миграционные настроения сельских жителей: действующие факторы и тенденции (по материалам социологических исследований по Республике Бурятия) / Ю.Б. Рандалов, Б.В. Хараев, П.А. Чукреев //Коллективная монография.– Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2005. –  раздел. 4. –  С. 55-62.
  4. Петрова Е.В. Русское население республик Восточной Сибири в условиях трансформации российского общества / Е.В. Петрова. –  Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. –  336 с.
  5. Петрова Е.В. Современное забайкальское старообрядчество// Семейские Забайкалья: Альбом. – Улан-Удэ, 2007–. раздел. 6. –  С. 140-200. цв. илл.

       Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Петрова Е.В.  Русское население в этносоциальной структуре республик Сибири: демографические аспекты развития / Е.В. Петрова // Вестник Тамб. Ун-та. Сер. Гуманитарные науки. –Тамбов, 2008г. – Вып. 1(57).–  С. 325-329.
  2. Петрова Е.В. Особенности формирования русского населения в этносоциальной структуре республик  Сибири / Е.В. Петрова // Этносоциум и межнациональная культура. – М.,  2008. – №2. – С. 179-187.
  3. Петрова Е.В. Тенденции современных демографических процессов в республиках  Сибири (Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия, Саха (Якутия)) / Е.В. Петрова // Этносоциум и межнациональная культура. – М.,  2008. – №3. – С. 135-142.
  4. Петрова Е.В.  Особенности формирования  и современные аспекты развития русского населения в этносоциальной структуре республик  Сибири / Е.В. Петрова // Вестник Чел ГУ. Сер. Философия, социология и культурология. –Челябинск, 2008г. – Вып. 6 .–  С. 81-93 .
  5. Петрова Е.В.  Особенности адаптация русского населения республик Сибири  в условиях трансформации современного российского общества / Е.В. Петрова // Вестник Чел ГУ. Сер. Философия, социология и культурология. –Челябинск, 2008г. – Вып. 5 .–  С.119-123.
  6. Петрова Е.В Социальное самочувствие русского населения республик Сибири  в условиях трансформации современного российского общества // Вестник ТГУ. Сер. Философия, социология, политология. –Томск, 2008г. – Вып. № 312  .–  С. 44 - 48.
  7. Петрова Е.В.  Специфика современного межэтнического взаимодействия в Бурятии // // Вестник ТГУ. Сер. Философия, социология, политология. –Томск, 2008г. – Вып. № 313  .–  С. 55 - 58.
  8. Петрова Е.В.  Этносоциальная стратификация в Бурятии (особенности и специфика) / Е.В. Петрова // Социологические исследования.  – 2007. – № 2. –  С. 102 - 110 .
  9. Петрова Е.В. Социальное самочувствие русского населения Республики Бурятия / Е.В. Петрова // Вестник БГУ. Сер. 16. Политология и культурология. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2006. – С. 121-134. (рецензируемое издание до 2007г.).

       Статьи в научных журналах  и сборниках:

  1. Русское население республик Сибири в условиях трансформации современного российского общества / Е.В. Петрова // Проблемы трансформации социальной структуры народов Байкальской Азии (по материалам социологических и социолингвистических исследований). – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2008. –  С. 69 - 78.
  2. Петрова Е.В. О некоторых вопросах сотрудничества этнокультурных центров с органами государственной власти (на примере Республики Бурятия) / В.Л. Петров, Е.В. Петрова // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: Материалы V международной научно-практической конференции. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2007. –  С. 460-468.
  3. Петрова Е.В. Современное состояние традиционной культуры семейских Забайкалья (по результатам мониторинговых исследований) / Е.В. Петрова // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: Материалы V международной научно-практической конференции. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2007. –  С. 27-32.
  4. Петрова Е.В. Особенности этносоциального развития русского населения республик Сибири в условиях трансформации российского общества // Мир Центральной Азии: Тезисы докладов II международной конференции. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2007. –  С. 246- 247.
  5. Петрова Е.В. Аналитический отчет о результатах социсследования среди представителей НКЦ РБ / Е.В. Петрова // Национально-культурные центры Республики Бурятия: Информационный бюллетень № 2. –  Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2005. –  С. 16-36.
  6. Петрова Е.В. Социальное самочувствие представителей национально-культурных центров Республики Бурятия / Е.В. Петрова // Образование, культура и гуманитарные исследования Восточной Сибири и Севера в начале XXI в.: Материалы V международного научного симпозиума: Байкальские встречи. – Улан-Удэ: ИПК ФГОУ ВПО ВСГАКИ,  2005. – Т. 2. –  С. 416-427.
  7. Петрова Е.В. Влияние социально-экономической дифференциации на образовательные стратегии русского населения Республики Бурятия / Е.В. Петрова // Проблемы изменений социальных отношений среди народов Байкальского региона: Сборник научных трудов. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. – С. 85-105.
  8. Петрова Е.В. Доступность высшего образования в Республике Бурятия / Е.В. Петрова // Доступность высшего образования в России: Сборник научных трудов. – М.: НИСП, 2004. – С. 463-499.
  9. Петрова Е.В. К проблеме изучения русского этноса в рамках устойчивого развития региона (по Республике Бурятия) / Е.В. Петрова // Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии: Материалы II международной научно-практической конференции. – Улан-Удэ: ИПК ГОУ ВСГАКИ, 2004. – В 3-х т. Т.1.– С. 31-41.
  10. Петрова Е.В. Особенности современного социально-экономического  и культурного  развития русского населения Республики Бурятия / Е.В. Петрова // Русский этнос в Сибири в XX веке: изменения демографического и социокультурного потенциала: Сборник научных трудов. – Новосибирск: Редакц.-издат.центр НГУ,  2004. – С. 201-216.
  11. Петрова Е.В. Зеленый поход как одна из форм современного экологического воспитания и образования / Е.В. Петрова, В.Л. Петров // Опыт и традиции этнического природопользования: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Улан-Удэ: ФГОУ ВПО БГСХА, 2003. –  С. 166 -177.
  12. Петрова Е.В. Современное забайкальское старообрядчество // Бурятия: история, культура, современное общество. – М., 2003, (CD-ROM).
  13. Целевая Программа «Изучение, сохранение и развитие культуры семейских (2001– 2006)»  / Е.В. Петрова, В.Л. Петров // Старообрядчество: история, культура: Материалы 6-й всероссийской научно-практической конференции. – М.: Музей истории и культуры старообрядчества, 2002. –  С.436-441.
  14. Петрова Е.В. Начальный этап адаптации семейских в Забайкалье  / Е.В. Петрова // Мир Центральной Азии:  Материалы международной научной конференции. -Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2002. –  С. 123-132.
  15. Петрова Е.В. Старообрядцы Забайкалья // Историко-культурный Атлас Бурятии. –  М.,  2002 . –  С. 358.
  16. Петрова Е.В Современное забайкальское старообрядчество: проблемы и перспективы развития  / Е.В. Петрова // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи:  Материалы международной конференции. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. – С. 129-135.
  17. Петрова Е.В. Этносоциальные проблемы русского населения Республики Бурятия / Е.В. Петрова // Проблемы нового этапа культурного возрождения народов Бурятии (по материалам социологических исследований): Тематический сборник научных трудов. –  Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. –  С. 41-52.
  18. Петрова Е.В. Место традиций в культуре семейских / Е.В. Петрова // Байкальские встречи-III – культуры народов: Материалы III международного научного симпозиума. – Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2001. – С. 126-134;
  19. Целевая республиканская Программа «Изучение, сохранение и развитие культуры семейских (2001-2006)». –  Улан-Удэ, 2001. –  18с.
  20. Петрова Е.В. Традиционное мировоззрение старообрядцев Забайкалья  / Е.В. Петрова // Образование и культура XXI в.: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2000. –  С. 102-107.
  21. Петрова Е.В. Адаптация семейских к природной экологической нише // История, культура, язык старообрядцев Забайкалья: Материалы региональной научно-практической конференции / Е.В. Петрова. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та,  2000. –  С. 23-30.
  22. Петрова Е.В. Разработка содержания программы учебного курса социальной дисциплины с учетом региональных особенностей // Конфликты в условиях становящегося гражданского общества: Материалы зимнего методического семинара. –  Екатеринбург: УРГУ, 2000. – С. 32-35.
  23. Петрова Е.В. Проблемы функционирования культуры семейских  / Е.В. Петрова // Возрождение традиционных культур народов Бурятии: Материалы республиканской научно-практической конференции. –  Улан-Удэ: БНЦ  СО РАН, 1998. –  С. 22-30.
  24. Петрова Е.В. Основные этапы формирования культуры семейских Забайкалья / Е.В. Петрова // Старообрядчество: история, культура, современность: материалы IV всероссийской научно-практической конференции. – М.: Музей истории и культуры старообрядчества, 1998. – С. 184-186.
  25. Петрова Е.В.  К вопросу о роли конфессии в процессах адаптации  / Е.В. Петрова // Современное положение бурятского народа и перспективы его развития: Материалы научно-практической конференции. – Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1996. –  С. 76-85.
  26. Петрова Е.В. Особенности современной адаптации отдельных групп русского населения в условиях суверенных республик (бывших автономиях) / Е.В. Петрова // Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии: материалы научно-практической конференции, посвященной Дню науки. – Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1996. –  С. 21-29.
  27. Петрова Е.В. Социокультурная адаптация семейских Забайкалья / Е.В. Петрова // Восток – Запад: диалог культур: Материалы международной конференции. –  Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 1996. – С. 121-123.
  28. Петрова Е.В. Проблемы самоорганизации забайкальского старообрядчества / Е.В. Петрова // Старообрядчество: история, культура, современность: Тезисы всероссийской научной конференции. – М.: Музей истории и культуры старообрядчества, 1996. - С. 9-13.
  29. Петрова Е.В. Современное состояние культурной традиции среди семейских Бурятии / Е.В. Петрова // Культурные традиции народов Сибири и Америки: преемственность и экология (горизонты комплексного изучения): Материалы международного симпозиума. – Чита, 1995. –  С.122-124.
  30. Петрова Е.В Некоторые вопросы изучения культуры семейских (социологический аспект) / Е.В. Петрова // Русский фольклор и фольклористика: Тезисы докладов всероссийской научной конференции. –  Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1994. – С. 35-37.
  31. Петрова Е.В Забайкальское старообрядчество как составная часть этнокультурного потенциала русского народа / Е.В. Петрова, В.Л. Петров // Русский вопрос: история и современность: Материалы 2-й Всероссийской научной конференции. –  Омск, 1994. –  С. 26-36.
  32. Петрова Е.В О роли духовенства в процессах адаптации Забайкальского старообрядчества / Е.В. Петрова // Национальная интеллигенция и духовенство: история и современность: Материалы республиканской научной конференции. – Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1994. –  С.103-105.
  33. Петрова Е.В. О некоторых проблемах возрождения старообрядчества Забайкалья / Е.В. Петрова // Этносоциальные общности в регионе Восточной Сибири и их социально-культурная динамика: Тезисы и материалы региональной научной конференции. –  Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1993. –  С. 104-107.

Учебные пособия

  1. Петрова Е.В. История и культура семейских Забайкалья: Хрестоматия/ Е.В. Петрова, В.Л. Петров (составители).- Улан-Удэ: Изд-во «Бэлиг»,  2007. – Ч. II. – 430 с.
  2. Петрова Е.В. Раздаточные материалы по истории и культуре семейских Забайкалья: Учебно-методическое пособие / Е.В. Петрова, В.Л. Петров. –  Улан-Удэ, 2006. – 45 с.
  3. Петрова Е.В. История и культура семейских Забайкалья: Хрестоматия/ Е.В. Петрова, В.Л. Петров (составители). –Улан-Удэ: Изд-во «Бэлиг»,  2005. –  Ч. I. –  327 с.
  4. Петрова Е.В. Современное Забайкальское старообрядчество (этносоциологический анализ) : учеб. пособие для вузов / Е.В. Петрова. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. ун-та, 2005. – 182 с.
  5. Петрова Е.В. Национально-культурные центры Республики Бурятия: Бюллетень № 2 / Е.В. Петрова, И.Г. Кучинская (составители). –  Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2005. –  138 с.
  6. Петрова Е.В. Фольклор семейских Забайкалья: учебное пособие / Е.В. Петрова, В.Л. Петров (составители). –  Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2005. – 143 с.
  7. Петрова Е.В. Дидактические материалы для реализации школьных программ  по истории и культуре семейских Забайкалья: Учебно-методическое пособие / Е.В. Петрова, В.Л. Петров. – Улан-Удэ, 2005г. –  49 с.
  8. Петрова Е.В. История и культура семейских Забайкалья: Концепция и программы для школ /В.Л. Петров, Е.В. Петрова. – Улан-Удэ: Изд-во «Бэлиг», 2003. –  48 с.
  9. Петрова Е.В. Программа для вуза История и культура семейских Забайкалья // Сборник программ по истории и культуре семейских (старообрядцев) Забайкалья для вузов. –  Улан -Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2002. – С. 28-38.

1 Ямсков А.Н. Русское население в полиэтнических районах Закавказья, Сибири и Урала  / А. Н. Ямсков; Ин-т этнологии и антропологии РАН.– М., 1997. (Исслед. по прикладной и неотлож. этнологии; № 107); Козлов В.И. Русские в Российской Федерации / В.И. Козлов // Наука и общество: Вестник РАН. – 1995.– № 3; Козлов В.И. Главный национальный вопрос в России вчера и сегодня / В.И. Козлов // Этнополитический вестник России.– 1992.– № 2; Русский вопрос: история и современность: материалы Всероссийской конференции.– Омск, 1994 .– Ч.1-2; Малькова В.К. Русское население в российских республиках / В.К. Малькова / Ин-т этнологии и антропологии РАН.– М., 1996. (Исслед. по прикладной и неотлож. этнологии; № 95); Лебедева Н.М. Новая русская диаспора / Н.М. Лебедева.– М., 1997;  Печенев В. Русские в России: характер народа и его судьба / В. Печенев // Этнополитический вестник. – 1993. – № 2; Черноусова Е.А. Русский народ в системе межнациональных отношений Российской Федерации : автореф. дис…. канд. полит. наук / Е.А. Черноусова. – М., 1999; Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ / Отв. ред. В.С. Малахов, В.А. Тишков. – М., 2002; Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России / Л.М. Дробижева – М., 2003.

2 Русские. Этносоциологические очерки. – М.: Наука, 1992; Этническая стратификация и ее влияние на межнациональные отношения / Г.Т. Галиев, Д.М. Гилязитдинов, Ф.Б. Латынова. – Уфа, 1994.; Ильин В.И. Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ (1917– 1996): опыт конструктивистско-структуралистского анализа / В.И. Ильин; РАН. Ин-т социологии. – Сыктывкар: Сыктывкар. ун-т, 1996; Гарданов А.Р. Проблемы национально-культурного развития русских в республиках РФ: автореф. … канд. социол. наук / А.Р. Гарданов. – Уфа, 1996; Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность / Отв. ред. Л.М. Дробижева. – М.: Academia, 2002; Междисциплинарные исследования в контексте социально-культурной антропологии / Отв ред. М.Н. Губогло.– М.: Наука, 2004.; В.А. Тишков. Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии / В.А. Тишков. – М.: Наука, 2003; Российская идентичность в условиях трансформации. Опыт социологического анализа / отв. ред. М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова. – М.: Наука, 2005; Белокопыт А.Н. Этносоциальные процессы в регионе в условиях социальной трансформации (на примере Ставропольского края): автореф. …  канд. социол. нак – М., 2004.; Переверзев А.Е. Русские на Северном Кавказе: социокультурная роль и статусные позиции : автореф. … канд. социол. наук / А.Е. Переверзев. – Ростов н/Д, 2001; Зайнетдинова Л.Ф. Этносоциальная стратификация российского общества в условиях реформ: региональный аспект (на примере Республики Башкортостан): автореф…. канд. социол. наук. – Пермь, 2003; Денисова Г.С., Русские на Северном Кавказе: анализ трансформации социокультурного статуса / Г.С. Денисова, В.П. Уланов.– Ростов н/Д., 2003;

3 Русский этнос в Сибири в ХХ веке. – Новосибирск: редакц.-издат.центр НГУ, 2004.

4 Байкальский регион: правовое поле этнополитической ситуации (1992-2001).– М.– Иркутск: Изд-во «Наталис», 2002. – Вып. 3; Байкальская Сибирь: из чего складывается стабильность / отв. ред. В.И. Дятлов. М.– Иркутск: Изд-во «Наталис», 2005. – Вып. 5.

5 Ефимова А.Б. Особенности социальной мобильности населения северных регионов в современных условиях в Республике Саха (Якутия): автореф. … канд. социол. наук / А.Б. Ефимова. – Улан-Удэ, 2005.; Тимофеева Е. Особенности межэтнических отношений саха и русских подростков, проживающих в одном геоисторическом пространстве (Республика Саха)  / Е. Тимофеева // Развитие личности. – 2000. – № 3-4. С. 125-156; Рыжова С.В. Этническая граница глазами русских в республиках и областях Российской Федерации  / С.В. Рыжова // Социальная и культурная дистанция. – М., 1998. – С. 290-307.; Петрова Т.П. Русское население Якутии: проблемы этнокультурной адаптации / Т.П. Петрова. – Якутск, 2004; Уфимцева Е.И. Межэтническое взаимодействие в процессе социокультурной идентификации личности.- .: автореф. … канд. социолог. наук / Е.И. Уфимцева. – Саратов, 2004.

6 Анайбан З.В. Межнациональные отношения в Туве в 90-е годы / З.В. Анайбан. – М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН.- 1999; Балакина Г.Ф. Социокультурные процессы в Туве в девяностые годы. Проблемы вхождения женщин в рынок. – Кызыл: Центр компьютерной полиграфии ТувИКОПР СО РАН. – 1999; Русские народные песни в Туве / сост. М.П. Татаринцева. Кызыл: Изд-во «Новости Тувы», 1993; Татаринцева М.П. Семейная педагогика старообрядцев  / М.П. Татаринцева // Башкы, 1998. - № 5-6; Старообрядчество Тувы: Учеб.-метод. пособие / сост.: З.Ю. Доржу, А.А. Стороженко. – Кызыл: РИО Тывинского Госуниверситета, 2004; Стороженко А.А. Старообрядчество Тувы во второй половине 19 – первой половине 20 в.: автореф. … канд. ист. наук / А.А. Стороженко. – Кызыл, 2004.

7 Верник А.А. Культурно-бытовой уклад русского сельского старожильческого населения Хакасско-Минусинского края (вторая половина 19 – начало 20 вв.): автореф. … канд. ист. наук А.А. Верник. – Красноярск, 2000; Анайбан З.В. Хакасия в постсоветский период (проблемы адаптации к социально-экономическим преобразованиям) / З.В. Анайбан / Ин-т этнологии и антропологии РАН. – М., (Исслед. по прикладной и неотлож. этнологии; № 156); Артемова И.В. Религиозно-нравственные особенности духовной жизни русского населения региона (на материалах Хакасии): автореф. … канд. филос. наук / И.В. Артемова. – Улан-Удэ, 2006; Костюк В.Г. Проблемы развития хакасского этноса в условиях российских реформ 1990-х гг. (социологическая экспертиза) / В.Г. Костюк, Ю.В. Попков, В.Н. Тугужекова. – Абакан, 2001.

8 Троицкая Т.А. Межэтнические отношения в Республике Алтай: состояние и тенденции / Т.А. Троицкая, Г.Б. Кухтуекова // Этносоциальные процессы в Сибири.– Выпуск III.– Новосибирск, 2000; Модоров Н.С. Межэтнические процессы в Горном Алтае: состояние, проблемы / Н.С. Модоров // Горный Алтай: история, сорвеменность, перспективы.– Горно-Алтайск, 2003; Гончарова О.А. Этносоциальные проблемы Горного Алтая на современном этапе / О.А. Гончарова // Актуальные  вопросы истории и культуры Саяно-Алтая.– Горно-Алтайск, 1998.

9 Бояк Т.Н. Русская сельская молодежь: празднично-обрядовые традиции в ее ценностных ориентациях : автореф. дис. … канд. социол. наук / Т.Н. Бояк. – Улан-Удэ, 2000; Добрынина М.И. Русская интеллигенция в Бурятии / М.И. Добрынина. –  Улан-Удэ : Изд-во БГУ, 2000; Затеева Н.А. Русское крестьянство региона в условиях реформирования российского общества: автореф… канд. социолог. наук. / Н.А. Затеева. – Улан-Удэ, 2005.

10 Затеев В.И. К определению понятия «этносоциальная структура общества» / В.И. Затеев // Вестник БГУ. Сер. 5. Философия, социология, политология, культурология. – Улан-Удэ, 1998. – Вып. 2. – С. 25-35; Затеев В.И. Русские в Бурятии / В.И. Затеев // Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия. – Улан-Удэ, 1998. – С. 63-67; Затеев В.И. Русские в национальных регионах Российской Федерации / В.И. Затеев // Некоторые проблемы философии и социологии.– Улан-Удэ : Изд-во Бурят.  универ-та, 1998. – С.14-18; Затеев В.И. Демографические аспекты этносоциальной структуры Бурятии / В.И. Затеев, Б.В. Хараев // Социологические исследования. – 2002. – № 5. – С. 115-121; Затеев В.И. Вместо введения / В.И. Затеев // Русские в Бурятии. – Улан-Удэ, 2003. – С. 7-46; Русские в Бурятии: история и современность / Отв. ред. В.И. Затеев. – Улан-Удэ : Изд-во Бурят. универ-та, 2002.

11 Кузеев Р.Г.  Этнографические  и  этнические группы (к проблеме гетерогенности этноса) / Р.Г. Кузеев, В.Я. Бабенко // Этнос и его подразделения. – М., 1992. – Ч. 1. – С. 17-19.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.