WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Могилевич  Бронислава Рафаиловна

МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ В СИСТЕМЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Специальность 22.00.01 – теория, методология и история социологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук







САРАТОВ 2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»

Официальные оппоненты

доктор социологических наук, профессор

Валеева Алсу Фоатовна

доктор социологических наук, профессор

Слепухин Александр Юрьевич

доктор социологических наук, профессор

Шахматова Надежда Владимировна

Ведущая организация 

ГОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина»

 

Защита состоится «12» ноября 2010 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.06 по социологическим наукам при ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского» (410012, г. Саратов, ул. Большая Казачья, 120, СГУ, корпус VII, ауд. 216).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале № 3 Зональной научной библиотеки ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского».

Автореферат разослан «___»___________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                        Д.В. Покатов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Глобализация всех сторон человеческой жизнедеятельности, характеризующая современное состояние общества, представляет собой утверждение нового этапа в развитии социальных связей в общемировом масштабе. Наступление глобализации обусловлено множеством причин – промышленной и электронной революциями, формированием общего рынка труда и сбыта товаров, миграцией населения в планетарном масштабе, невиданным раньше расширением международных контактов. Человечество переживает социальные трансформации во всех сферах своей жизнедеятельности, проявляющиеся в возникновении единого информационного и экономического пространства, взаимодействии культур, сломе привычных стереотипов поведения, изменении морально-ценностных норм, образовательных и профессиональных стандартов. Глобализация влияет как на целые государства и народы, так и на индивиды, обуславливая необходимость для каждого человека осознать глобальные изменения и иметь возможности для успешной социализации в новых условиях.

Глобализация противоречива и многоаспектна и, вследствие этого, обладает позитивными и негативными характеристиками, влияющими на жизнь людей. Положительный аспект заключается в создании и функционировании новых средств связи и передвижения, облегчении доступа к инновациям, знаниям, культурным, научным и экономическим достижениям, открытости границ, осознании людьми своего единства и ценностей свободы, изменении качества их жизни.

Существующие риски глобализации проявляются, прежде всего, в унификации стиля жизни представителей разных социокультурных сообществ, исчезновении локального своеобразия, поляризации неравенства населения. Глобальные тенденции общемирового развития требуют осмысления проблем межкультурной коммуникации представителей разных культур и социумов.

Расширение международных социокультурных контактов сопровождается, с одной стороны, стремлением к контакту с другими культурами и установлению равноправных отношений между индивидами, группами и государствами. С другой стороны, возрастает неприятие «чужих» социокультурных ценностей, утверждение «своего» как приоритетного, самого лучшего и достойного подражания. Нередко происходит переоценка ценностей своей культуры, вплоть до ее отрицания и признания «чужих» социокультурных установок в качестве образцов. Основные концепты межкультурной коммуникации: «свой» - «чужой», «конфликт», «толерантность», «стереотип» получают новое содержание, обусловленное появлением феномена глобальной культуры как одного из важнейших результатов глобализации.

Межкультурная коммуникация осуществляется в процессе взаимодействия глобальной и локальной культур, между «открытым» сообществом индивидов и фундаментальными социокультурными установками. Глобализация представляет собой, по своей сути, новый этап взаимодействия социальных общностей как характеристику современного развития социальной коммуникации.

Межкультурная коммуникация занимает одно из центральных мест при изучении и оценке современного состояния человеческого общества, когда особенно важно определить оптимальные границы между глобализацией и сохранением социокультурного плюрализма, между террором и толерантностью. В процессе межкультурной коммуникации происходит осознание коммуникантами социальных норм «чужой» культуры, что создает условия для их успешной социализации и аккультурации, способствующих развитию современной, открытой к сотрудничеству и созиданию мультикультурной личности.

Рассмотрение проблем межкультурной коммуникации в системе социологических исследований позволяет наиболее глубоко и всесторонне определить тенденции взаимодействия различных социальных групп, так как коммуникативные аспекты человеческой деятельности представляют собой различные аспекты социальной коммуникации, обеспечивающей существование и развитие человеческих отношений в процессе передачи информации. Осознание значимости межкультурной коммуникации как непременного условия определения своего достойного места в глобальном мире жизненно важно для России в настоящее время, когда страна еще не полностью освободилась от наследия прошлого и испытывает многочисленные риски, вызванные процессами модернизации. Преодоление старых стереотипов, внедрение толерантности в социальную ткань, уточнение самоидентификации всех слоев российского общества невозможно без межкультурной коммуникации как социального механизма преодоления противоречий между глобальными и локальными аспектами человеческой жизнедеятельности в современном мире. Исследование межкультурной коммуникации в социологическом ракурсе обеспечивает теоретическое обоснование, анализ и определение оптимальных путей нахождения взаимопонимания и взаимодействия всех членов планетарного мира наций.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена потребностью исследования межкультурной коммуникации в социологическом ракурсе с точки зрения методологических концепций для анализа генезиса и специфических характеристик этого явления в контексте социальной коммуникации. Значимость межкультурной коммуникации в жизни современного российского общества усиливается в процессе преодоления устаревших стереотипов межкультурного взаимодействия при росте социальной миграции, увеличении числа конфликтогенных ситуаций на межэтнической почве. Необходимость межкультурной коммуникации как непременного условия успешной социализации индивида в глобальном мире актуализирует осмысление этого процесса в ракурсе социальной коммуникации представителей разных культур. Важность роли межкультурной коммуникации возрастает при формировании толерантных отношений между представителями разных социокультурных сообществ с целью предотвращения разного рода конфликтов и сопровождается социальной востребованностью воспитания переводчиков, как посредников в межкультурной коммуникации.

Степень научной разработанности темы. В эпоху обострения глобальных и локальных социокультурных противоречий человеку для выживания особенно необходимо знание и применение законов и принципов межкультурной коммуникации во всей ее многоаспектности. Это предполагает обращение к литературе с точки зрения различных областей гуманитарного знания, чтобы всесторонне рассмотреть проблему, выявить наиболее значимые ее характеристики.

Становление межкультурной коммуникации как дисциплины теоретико-прикладного характера было вызвано объективной потребностью найти взаимопонимание между представителями разных социокультурных сообществ, в частности, при возникновении трудностей, появляющихся в деятельности политиков, дипломатов, бизнесменов, миссионеров, ученых и студентов.

Многочисленные социокультурные конфликты потребовали своего разрешения в виде теоретических исследований и практических рекомендаций. С самого начала изучение проблем межкультурной коммуникации базировалось на достижениях разных областей гуманитарного знания – социологии, культурной антропологии, этнографии, социальной психологии, культурологии, социолингвистики – что объясняет междисциплинарный характер межкультурной коммуникации и обусловлено ее статусом как составной части социальной коммуникации.

Следует отметить, что впервые проблемы межкультурной коммуникации  как синтеза теоретических и практических исследований и выводов были предприняты в начале ХХ века, когда американские культурные антропологи Р. Линтон, Р. Редфилд и М. Херсковиц исследовали проблемы аккультурации, объясняя феномен американского «плавильного котла» как результата длительного межкультурного взаимодействия представителей разных исходных культур, что в результате совместной деятельности привело к исчезновению различий и достижению социальной однородности.

Основополагающий вклад в разработку проблемы в середине ХХ века внес американский культурный антрополог и лингвист Э. Холл, создавший концепцию исследования межкультурных различий с точки зрения неразрывной связи различных культур, а также обосновавший возможность и необходимость обучения умениям межкультурной коммуникации по аналогии с обучением иностранным языкам. Главной идеей исследований Э. Холла и его школы было исследование поведенческой специфики и социокультурных ценностей представителей разных культур с точки зрения этнорелятивизма.

Дальнейшие исследования связаны с методологией изучения культурных различий в контексте оценки базовых концептов человеческого существования – человека, природы, времени, деятельности. Проблемы различий в невербальном поведении и их адекватной интерпретации партнерами по межкультурной коммуникации были представлены в работах Р. Портера и Л. Самовара.

В 60-70-е годы ХХ века проблемы адаптации к иной социокультурной среде вышли на первый план, что привело К. Оберга к исследованиям по разработке механизмов «культурного шока». Р. Уивер исследовал эту проблему с точки зрения социо-психологических процессов как смену бессознательных и сознательных уровней восприятия.

Теоретические исследования по определению типологии культур были проведены Э. Холлом и М. Беннетом. Впервые социологические исследования по созданию культурных моделей в ракурсе межкультурной коммуникации были сделаны Г. Хофштеде. Межкультурная коммуникация стала научной дисциплиной, которая изучается в университетах США и Западной Европы. Особенно большое внимание уделяется исследованиям проблем межкультурной коммуникации в Германии в связи с присутствием большого количества эмигрантов.

В настоящее время все большее количество исследователей обращается к изучению и созданию практических рекомендаций по межкультурной коммуникации – С. Геерц, У. Гудикунст, У.Гудэнаф, К. Рот рассматривают проблемы культурных образцов и стандартов с точки зрения межкультурных различий и наоборот, считая, что все культуры обладают едиными правилами. Среди исследований конца ХХ – начала ХХ века следует выделить работы Г. Урбана по изучению проблемы возникновения культурных различий в процессе глобализации, коллективную монографию под редакцией У. Гудикунста и И. Дженет. Особо следует выделить исследования Г. Когделла и К. Ситарама, которые создали кодекс межкультурной коммуникации по выработке толерантного отношения к другой культуре.

В России исследования по межкультурной коммуникации были предприняты во второй половине ХХ века и проводились в области смены образовательной парадигмы преподавания иностранных языков в сторону изучения достижений иноязычной культуры как необходимого компонента учебного процесса. В этой связи следует выделить труды Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, И.Д. Пассова, С.Г. Тер-Минасовой, И.П. Халеевой.

Институционализация межкультурной коммуникации как научной и учебной дисциплины была инициирована и завершена во второй половине ХХ века. Межкультурная коммуникация была включена в учебные планы в МГУ имени М.В. Ломоносова на факультете иностранных языков, а затем в других вузах страны с целью подготовки студентов-переводчиков как посредников в межкультурном взаимодействии на межличностном уровне. Деятельность Российской Коммуникативной Ассоциации включает проблематику межкультурной коммуникации с точки зрения различных социальных контекстов, акцентируя лингвистический, политический и организационный аспекты.

Направление исследований по межкультурной коммуникации в России, помимо педагогических и методических тенденций, сосредоточено, главным образом в лингвистическом и культурологическом и, отчасти, социально-психологическом аспектах. Работы Е.М. Верещагина, В.В. Воробьева, В.Г. Костомарова, М.А. Кулинич, О.А. Леонтович, А.В. Павловской, В.Н. Телия, С.Г. Тер-Минасовой посвящены проблемам взаимоотношения языка и культуры, представляющих собой этнолингвистические, лингвокультурологические и лингвострановедческие подходы к проблеме фразеологизмов, речевого этикета, языковых стереотипов.

Социолингвистические исследования межкультурных характеристик представлен в трудах Ю.М. Дешериева, В.И. Карасика, Н.Б. Мечковской, А.Д. Швейцера. Психолингвистический и семисоциопсихолингвистический аспекты связи языка и культуры рассматриваются в работах Т.З. Адамьянц, И.Н. Горелова, Т.М. Дридзе, А.А. Леонтьева, К.Ф. Седова, И.А. Стернина.

Междисциплинарный анализ коммуникативных процессов свидетельствует о значимости проблемы для многих областей гуманитарного знания и рассматривается с применением данных философии – И.Э. Клюканов, И.В. Наместникова, этносоциолингвистики и прагмалингвистики – И.П. Сусов, когнитивной лингвистики – Н.В. Кубрякова, социальной психологии – Н.Д. Арутюнова, Г.Н. Астафурова, Н.Л. Шамне, Е.И. Шейгал.

Культурологический анализ различных подходов к проблеме межкультурной коммуникации отражен Б.С. Ерасовым в исследованиях научных подходов к проблеме (инструментального и понимающего), а так же Н.К Иконниковой, разработавшей типологии моделей поведения индивидуума при восприятии «чужой» культуры.

Наблюдается интерес к проблемам межкультурной коммуникации с точки зрения синергетики, которая рассматривает этот вид человеческого взаимодействия как сплошную систему кооперативных действий, приводящих к качественно новому результату. Эта точка зрения представлена в исследованиях В.Г.Зинченко, В.Г. Зусмана и З.И. Кирнозе. Рассмотрение межкультурной коммуникации как составной части общей теории коммуникации представлено в исследованиях И.Ю. Иероновой. Для обучения теории и практики межкультурной коммуникации было создано достаточно большое количество учебных пособий, среди авторов которых значатся П.И. Гришаева, Т.Г. Грушевицкая, Л.В. Куликова, В.Д. Попков, А.П. Садохин.

Обращение к трудам современных учёных (А.Ф. Валеева, З.Т. Голенкова, Г.М. Денисовский, Л.М. Дробижева, П.М. Козырева, Н.М. Римашевская, А.В. Соколов) дало возможность более глубоко и всесторонне исследовать многоаспектные процессы межкультурной коммуникации в современной России в контексте глобальных социальных трансформаций, повлиявших на все стороны человеческой жизнедеятельности.

Исследования саратовских ученых (О.Г. Антонова, О.А. Ожегова, А.Ю. Слепухин, Н.В. Шахматова) позволили рассмотреть проблемы межкультурной коммуникации с точки зрения процессов социального реформирования в период глобализации, привнесших новые формы социального взаимодействия между всеми слоями российского общества, вызванных изменениями качества их социальной жизнедеятельности.

Анализ работ, посвященных становлению и развитию межкультурной коммуникации как в России, так и за рубежом, показывает: 1) эта проблема находится в центре внимания представителей разных наук вследствие того, что глобализационные процессы оказывают влияние на все сферы человеческой жизнедеятельности и без достижения взаимопонимания невозможен прогресс в существовании Homo sapiens, в частности социализация индивидов в глобальном пространстве; 2) можно констатировать отсутствие единой методологической базы, объединившей различные подходы к проблеме, что создает путаницу в определениях, терминологии и исходных концепциях и свидетельствует о необходимости четкого определения статуса межкультурной коммуникации в контексте научно-практических исследований человеческого общения; 3) социальная природа всех процессов коммуникации, межкультурной коммуникации в частности, требует рассмотрения проблемы в системе социологических исследований, что представляет собой наиболее полное и качественно новое осмысление процессов становления и развития межкультурного взаимодействия, а также определение механизмов формирования мультикультурной личности, способной к успешной социализации в глобальном мире. Актуальность проблемы и недостаточная ее разработанность обусловили выбор темы и определили цели и задачи диссертационного исследования.

Цель исследования – определение методологического и практического статуса межкультурной коммуникации как составной части социальной коммуникации, осуществляемой в процессе социального взаимодействия индивидов – представителей разных социокультурных сообществ при адекватной корреляции совместных социальных действий.

Задачи исследования:

- раскрыть основные теоретико-методологические подходы к анализу эволюции коммуникативных процессов и их потенциал для изучения межкультурной коммуникации как социального явления и процесса;

- дать авторское определение понятия «межкультурная коммуникация» в контексте «понимающей социологии»;

- представить авторскую интерпретацию существующей типологии культурно-коммуникативных моделей межкультурной коммуникации как составной части межкультурной коммуникации в рамках функционального подхода;

- выявить иерархию моделей межкультурной коммуникации, отражающей сопряжение этнорелятивистских и этноцентристских стратегий и исследовать природу социокультурных конфликтов в контексте оппозиции «свой – чужой» и определить способы их разрешения;

- представить авторскую интерпретацию дискурсов коммуникации в виде тематического репертуара как социокультурной характеристики, структурирующей инвариантные и вариативные компоненты;

- охарактеризовать социальную природу и функции языка как особой системы знаков и основного коммуникативного механизма и представить методологию исследования языкового многообразия в контексте языкового планирования в период глобализации;

- представить авторскую интерпретацию формирования межкультурной толерантности: «интерес – понимание – уважение» в корреляции с ее социально-психологической актуализацией на всех уровнях процесса межкультурной коммуникации;

- дать характеристику концепта «стереотип» в ракурсе межкультурной коммуникации как отражения коммуникативного сознания индивидов в виде универсальных и специфических прескрипций в социокультурной и политической сферах;

- обобщить теоретико-методологические концепции исследования пропаганды как социального взаимодействия индивидов в процессе межкультурной коммуникации;

- исследовать теоретико-методологические основы интерпретации текстов, репрезентирующих свою культуру и проанализировать текстовую диалогичность как характеристику взаимной мотивации коммуникантов, проявляющуюся в виде культурных циклов, соотнесенных с процессом межкультурной коммуникации;

- исследовать межкультурную коммуникацию как взаимодействие глобальной и локальной культур, отражающее ее основные характеристики на современном этапе; 

- представить механизмы и перспективы обеспечения успешной социализации индивидов в современном мире, а также обосновать социальную значимость обучения переводчиков в контексте современной образовательной парадигмы как коммуникативных проводников и посредников.

Объект исследования – теоретико-методологический и практический статус межкультурной коммуникации в системе социологического знания.

Предмет исследования – межкультурная коммуникация как явление и процесс социального взаимодействия акторов и их самоидентификации.

Теоретико-методологической основой исследования являются социологические концепции символического интеракционизма, феноменологии, этнометодологии, структурного функционализма с использованием системного и культурно-аналитического подходов.

Теоретической основой осмысления межкультурной коммуникации послужили труды российских и зарубежных ученых-социологов, философов, культурологов, культурных антропологов, психологов, педагогов, политологов, лингвистов, которые позволили проанализировать и показать междисциплинарный статус и сложность проблемы, а так же выявить ее структуру и механизмы функционирования. Исследование коммуникативных процессов базировалось на теоретико-методологических концепциях Г. Блумера, М. Вебера, Г. Гарфинкеля, И. Гоффмана, Э. Дюркгейма, Д. Мида, Ю. Хабермаса, А. Шюца.

Концептуальные вопросы межкультурной коммуникации, структурирующие оппозицию «свой - чужой», «конфликт», «стереотип», «конфликт», «толерантность» рассматриваются на основе теоретических исследований Р. Дарренфорфа, Г. Зиммеля, Л. Козера, И.С. Кона, Г. Липмана. Социальная природа и функции языка как основного механизма социальной коммуникации проанализированы с привлечением трудов Р. Белла, Р. Блакара, В. Лабова, Г. Ласуэлла, К. Леви-Стросса, Р. Малиновского, Э. Сепира, Д. Серля, Б. Уорфа, М. Хэллидея, Р.О. Якобсона, рассматривающих язык в неразрывной связи с социальным статусом его носителей.

При определении роли текста в социальном дискурсе использованы исследования, М.М. Бахтина, М. Бубера, Т.М. Дридзе, Ю.М. Лотмана, рассматривающие диалог как способ функционирования текста в процессе социальной, в том числе межкультурной коммуникации.

Для выявления социальных механизмов и моделей межкультурной коммуникации использованы теоретические концепции М. Вебера, И. Гердера, Т. Лукмана, Э. Холла, акцентирующие этнорелятивистские подходы к проблеме в интерсубъективном формате коммуникации. Особенности межкультурной коммуникации и формирование межкультурной компетенции были показаны при анализе теоретических исследований И. Гоффмана, Т. ван Дейка, В.И. Карасика, Ю.Н. Караулова, Ю.С. Степанова. При анализе современного этапа межкультурной коммуникации в эпоху глобализации были использованы различные концепции современных российских и зарубежных ученых, рассматривающих положительные и негативные аспекты глобализма и локальности и проявляющиеся в многообразии языков, стилей жизни, появлении языка мирового общения и проводников глобализма в локальном варианте, среди которых можно выделить работы Б. Андерсона, С. Айзенштадта, З. Баумана, Р. Белла, П. Бурдье, И. Валлерстайна, У. Ганнерса, Э. Гидденса, Т. ван Дейка, Л.Г. Ионина, Д. Кристалла, Е.В. Федорова, С. Хантингтона, Г. Шахназарова, А.Д. Швейцера, П. Штомпки.

Междисциплинарный статус темы диссертационного исследования обусловил использование материалов из разных областей гуманитарного знания – социальной культурологии, социальной антропологии, социальной психологии, социолингвистики, психолингвистики и прагмалингвистики, в которых рассматриваются различные аспекты межкультурной коммуникации.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили: опубликованные результаты социологических исследований, проводившихся в России в период с 2005 по 2010 г.г. (данные ВЦИОМ, ФОМ, Аналитического Центра Ю. Левады); Центра региональных социологических исследований СГУ при проведении следующих исследований с участием автора: «Региональные процессы трансформации ценностных ориентаций в ракурсе формирования идентификаций гражданского общества» (2006 г., объем репрезентативной, вероятностной, квотно-стратифицированной выборки составил 1478 респондентов); «Степень интенсивности процесса интернационализации в СГУ» (2008 г., объем репрезентативной, вероятностной, квотно-стратифицированной выборки составил 304 респондента). Междисциплинарный характер темы диссертационного исследования обусловил необходимость анализа содержания телевизионных информационно-публицистических программ, отечественных и зарубежных периодических изданий и художественной литературы.

Научная новизна диссертационного исследования характеризуется необходимостью научного осмысления методологических и теоретических  проблем межкультурной коммуникации, обусловленных социальными трансформациями современного состояния общества, тенденциями глобализации и локализации культур и выявлением современной специфики межкультурной коммуникации в ракурсе социального взаимодействия:

- дана систематизация существующих в социологии методологических концепций коммуникативного взаимодействия индивидов в различных пространственно-временных контекстах и коммуникативных каналах его осуществления;

- показано, что постоянное усложнение понимания и социологической интерпретации социальной коммуникации обуславливает рассмотрение межкультурной коммуникации как ее составной части;

- предложено авторское определение межкультурной коммуникации как социального явления, обусловленного совокупностью социокультурных действий коммуникантов и ресурсов в виде культурного капитала;

- сконструированы основные модели межкультурной коммуникации с точки зрения неразрывной связи культурных и социальных действий коммуникантов, где общечеловеческие ценности инвариантны, а специфические проявляются в виде функциональных вариативностей;

- выявлено, что социальное взаимодействие в процессе межкультурной коммуникации структурирует оппозицию «свой - чужой» как конфликт идентичностей, а представленные концепты межкультурной коммуникации «свой - чужой» и «толерантность», характеризуют процесс достижения общих коммуникативных целей при совпадении тематических репертуаров и когнитивных характеристик коммуникантов в процессе реализации универсальных Принципов Вежливости и Кооперации;

- доказано, что наибольшим гносеологическим потенциалом в изучении межкультурной коммуникации обладает рассмотрение языка как социальной системы и внутренне структурированного информационного процесса, обусловленного социокультурными характеристиками коммуникантов;

- с социологических позиций предложена триада формирования межкультурной толерантности «интерес – понимание – уважение» как отражение циклического диалогического взаимодействия, соотнесенного с его субъективной актуализацией в процессе межкультурной коммуникации и выявлена корреляция толерантности и степени взаимной мотивированности коммуникантов;

- определено, что межкультурный ракурс стереотипов отражает коммуникативное сознание индивидов – носителей разных языков и культур, актуализирующееся в категориях специфических и универсальных прескрипций в социокультурной и политической сферах;

- уточнена, с точки зрения социологической методологии, межкультурная корреляция идеологических дискурсов пропаганды, которая актуализируется в виде новых социокультурных феноменов коммуникативного сознания;

- дана социологическая характеристика текста как социального механизма, репрезентирующего свою культуру, и доказано, что различные текстовые типологии коррелируют с разными методологиями их интерпретации;

- аргументировано, что глобализация обусловила новые (межгрупповые, межгосударственные, межцивилизационные) виды межкультурной коммуникации на уровне взаимодействия глобальной культуры и локального культурного многообразия и соответствующие механизмы и перспективы социализации индивидов в контексте толерантности;

- доказано, что межкультурная коммуникация в сфере многоязычия в эпоху глобализации представляет актуализацию этнометодологического подхода в языковом планировании при обучении иностранным языкам и в использовании языковых единиц в коммуникативных ситуациях, отражающих социокультурную специфику конкретного социума.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Систематизация социологических теоретико-методологических концепций доказывает обусловленность процессов коммуникативного взаимодействия индивидов динамикой пространственно-временных характеристик и развитием каналов коммуникации. Современный этап исследования коммуникативных процессов, характеризующийся усложнением понимания и разнообразием интерпретаций в условиях глобализации, позволяет считать межкультурную коммуникацию составной частью социальной коммуникации, что предполагает социологическую рефлексию.
  2. Рассмотрение межкультурного взаимодействия как актуализации социокультурных различий и взаимной оценки своих действий в ракурсе отношений «Я» и «Другие» обуславливает возможность определить межкультурную коммуникацию как процесс социального взаимодействия представителей разных культур, осуществляемый посредством установления различного рода социальных связей при сопряжении социальных действий коммуникантов.
  3. Социологическое осмысление межкультурной коммуникации позволяет представить новую типологию существующих моделей в ракурсе социального взаимодействия как социально-поведенческих, социально-идеологических, социально-гендерных и социально-нравственных характеристик, отражающих многоаспектный и многоуровневый характер явления.
  4. Современный ракурс межкультурной коммуникации на межличностном, межгрупповом и межцивилизационном уровнях представляет рассмотрение оппозиции «свой-чужой» как конфликт идентичностей, обусловленный противоречиями между открытой и традиционной социальными системами, вследствие недостатка диалогичности в межкультурном взаимодействии акторов.
  5. Предложенная триада формирования межкультурной толерантности «интерес»-«понимание»-«уважение» в контексте феноменологического подхода актуализирует субъективные социокультурные характеристики коммуникантов при наличии взаимной мотивации как необходимого условиях толерантного взаимодействия.
  6. Социальная сущность языка как основного механизма коммуникации в духовном и материальном мире определяет приоритетность  исследования его роли в межкультурной коммуникации с точки зрения социокультурных характеристик коммуникантов.
  7. При оценке степени эффективности межкультурной коммуникации и достижения взаимопонимания методологически важно учитывать значимость практической реализации универсальных Принципов Кооперации, Вежливости как общечеловеческих правил ведения межкультурного диалога, базирующихся на теориях речевого общения, интерпретированных автором в ракурсе фреймовых прессупозиций драматургического подхода И. Гоффмана и теории коммуникативных действий Ю. Хабермаса.
  8. Межкультурный аспект формирования стереотипов доказывает определяющую роль многоуровневого коммуникативного сознания, под которым понимается совокупность универсальных, уникальных и специфических прескрипций коммуникативного поведения в социальном, культурном и идеологическом аспектах
  9. Диалектическое взаимодействие основных концептов межкультурной коммуникации «свой-чужой», «конфликт», «стереотип», «толерантность» в аспекте социальной коммуникации позволяет выделить понятия «тематического репертуара» и межкультурной компетенции как характерных особенностей межкультурной коммуникации в процессе достижения общих целей и совпадении когнитивных характеристик акторов.
  10. Репрезентативный характер текстов как социальных механизмов межкультурной коммуникации показывает, что методология их интерпретаций коррелирует с их межкультурными специфическими характеристиками, проявляющимся в феномене прецедентных, информативно-регуляторских и диалоговых вариативностей в этнометодологическом и драматургическом контекстах.
  11. Идеологический аспект методологического анализа межкультурной коммуникации обнаруживает репрезентирующие особенности интерпретации социальных трансформаций, структурирующих новые феномены (политкорректность, «новояз» и культура речи) как специфических социокультурных характеристик основных субъектов пропагандистского воздействия на массовое сознание.
  12. Осмысление теорий глобальной культуры выявляет возможность определить современную стадию межкультурной коммуникации как взаимодействие глобальной культуры и локального многообразия и появления феномена «излучателя» культуры как характеристики локального своеобразия. Осознание нового этапа человеческой жизнедеятельности как социальной трансформации в виде появления феномена глобальной культуры определяет новый вид социализации индивидов в современном мире. Это предполагает усиление значимости и реализации на практике методологических конструкций в контексте «понимающей социологии» М. Вебера, требующих открытости и готовности к новому, способности к рискам, точного определения цели, социальной ответственности, знания иностранных языков, признания объективности и равноправности существования различных культур.
  13. Этнометодологическая актуализация многоязычия в эпоху глобализации и значимость языкового планирования в процессе социальной коммуникации предполагает усиление роли языка международного общения как одного из механизмов успешной современной социализации социальных субъектов, что доказывает значимость и необходимость повышения уровня преподавания и изучения иностранных языков и подготовки переводчиков как посредников в межкультурной коммуникации.

Теоретическая и практическая значимость работы обоснована актуальностью проблематики и объективной необходимостью теоретического исследования межкультурной коммуникации в период социальных трансформаций в глобальном мире. Содержательная новизна диссертационного исследования свидетельствует о формировании нового научного направления – социология межкультурной коммуникации. Определение межкультурной коммуникации как вида социальной коммуникации содержит методологическое обоснование анализа социальных процессов, происходящих при взаимодействии разных культур. Авторская трактовка концептуальных составляющих феномена межкультурной коммуникации в социологическом ракурсе позволяет обосновать и определить ее междисциплинарный статус и открывает возможности дальнейших исследований в области социологии (социальная миграция и мобильность), социология культуры, этносоциологии, социолингвистики (языковое планирование), социальной психологии и этнопсихологии, педагогике (формирование компетенций межкультурного взаимодействия), психолингвистике, прагмалингвистике и когнитивной лингвистике.

Положения и выводы диссертационной работы могут быть использованы в контексте парадигмы инновационного образования при подготовке современных специалистов, обладающих сформированными компетенциями межкультурного взаимодействия, необходимыми для успешной социализации в глобальном мультикультурном сообществе. Методологические принципы и основные выводы и понятия могут быть использованы в преподавании учебных дисциплин «Теория и практика межкультурной коммуникации», «Введение в межкультурную коммуникацию» на всех факультетах университета, а так же могут стать основанием содержания следующих спецкурсов: «Лингвистические аспекты межкультурной коммуникации», «Социологические аспекты межкультурной коммуникации», «Текстовые интерпретации», «Многоязычие в современном мире», «Глобальный английский».

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования апробированы на Второй международной научно-методической конференции «Инновационные тенденции в системе высшего и среднего образования» (Саратов, 2005 г.); Третьей Международной научно-методической конференции «Проблемы и перспективы развития непрерывного образования в эпоху социальных реформ» (Саратов, 2006 г.); Международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию образования СГСЭУ «Язык и культура в современном экономическом пространстве» (Саратов, 2006 г.); Четвертой Международной научно-методической конференции «Основные направления совершенствования качества подготовки специалистов» (Саратов, 2007 г.); Международной конференции «Письменная коммуникация – межкультурный аспект» (Курск, 2007 г.); Региональной научной конференции «Проблемы идентичности в современном мире» (Саратов, 2007 г.); Международной научно-практической конференции «Коммуникативные стратегии информационного общества» (С-Петербург, 2007 г.); I Всероссийской научно-практической конференции «Личность-язык-культура» (Саратов, 2007 г.); Пятой научно-методической конференции «Полипарадигмальный подход к модернизации современного образования» (Саратов, 2008 г.); III Межвузовской научной конференции «Язык, образование и культура (Саратов, 2008 г.), Научно-практической конференции «Человек и общество: культурная интеграция» (Саратов, 2008 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы вузовской науки: теоретические и практические аспекты» (Тамбов, 2008); Пятой Международной научно-методической конференции «Полипарадигмальный подход к модернизации современного образования» (Саратов, 2008); III Межвузовской научной конференции «Язык, образование и культура» (Саратов, 2008); IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: отечественная социология: обретение будущего через прошлое» (Саратов, 2008); II–III Всероссийских научно-практических конференциях «Личность-язык-культура» (Саратов, 2008, 2009 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Перевод: теория и практика в контексте вузовского образования» (Саратов, 2009); VI Международной научно-методической конференции «Классическое университетское образование для XXI века: доступность, эффективность, качество» (Саратов, 2009); Научно-практической конференции «Социальная политика региона: традиции и инновации» (Саратов, 2009); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы международного сотрудничества в области науки и образования»; V Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: социальная и культурная динамика России в условиях кризиса: к 120-летию со дня рождения П.А. Сорокина» (Москва, 2009); Научно – методической конференции «Модернизация российского высшего образования на основе уровневой системы» (Саратов, 2010); на научных семинарах кафедры «Теория и история социологии» Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского (2005-2010).

Результаты диссертационной работы нашли свое отражение в чтении курсов лекций: «Теория и практика межкультурной коммуникации», «Теоретические и практические аспекты формирования межкультурной компетенции» для преподавателей высшей школы на факультете дополнительного профессионального образования при Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского (с 2008 г. по настоящее время); «Теория перевода», «Теория текста», спецкурсов «Межкультурная коммуникация», «Глобальный английский» при обучении переводчиков в сфере профессиональной коммуникации в Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского (с 1999 г. по настоящее время).

Основные положения, результаты и выводы диссертационного исследования отражены в 50 научных публикациях, общим объемом 46 п.л., в том числе 12 – по списку ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 5 глав (14 параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дано обоснование выбора и актуальности темы диссертационного исследования, проанализирована степень научной разработанности проблемы, сформулированы цели и задачи исследования, объект, предмет и научная новизна работы. Представлены теоретико-методологические и эмпирические основы исследования, раскрыта ее теоретическая и практическая значимость, а также результаты апробации полученных результатов.

В первой главе – «Межкультурная коммуникация: методологические проблемы социологической интерпретации» представлен теоретический анализ социально-философских и социолингвистических подходов к исследованию проблемы социальной коммуникации. Осуществлена систематизация существующих научных концепций коммуникативного взаимодействия индивидов в различных пространственно-временных контекстах и коммуникативных каналах его осуществления для обоснования и разработки комплексного методологического подхода к пониманию межкультурной коммуникации.

Первый параграф «Эволюция социологического осмысления коммуникативных процессов» посвящен теоретическому исследованию эволюции феномена социальной коммуникации с точки зрения коммуникативных характеристик различных социальных групп, коммуникативных систем как актуализаторов типов социальной коммуникации, коммуникативных каналов передачи и восприятия информации, а также социальной оценке информации. Показано, что коммуникационные каналы как естественные, возникшие в процессе антропогенеза, так и искусственные – созданные людьми, служат для обеспечения взаимопонимания индивидов в социальной реальности, где «Я» и «Ты», «Я» и «Другие» находятся в постоянном процессе социального взаимодействия.

Эволюция социальной коммуникации коррелирует с социальной стратификацией общества. Появление каждого нового канала социальной коммуникации было ответом на вызовы цивилизации. Словесность (50 тыс. лет назад) характеризовала передачу социальной информации способом устной коммуникации в контексте миникоммуникации. Книжность (III в до н.э.) как передача информации посредством документов означала социальную дифференциацию общества по принципу – «грамотный – неграмотный» и выделение социальных групп работников умственного и физического труда. Были сформулированы приемы и способы организации текста и определены текстовые жанры, стили и языковые нормы. Наряду с миникоммуникацией появилась мидикоммуникация как общение индивидов с группой или группами. Мультимедийность (XIX век) знаменовала техническую революцию в социальной коммуникации и ее каналах, в результате которой появились такие коммуникационные каналы как телеграф, фотография, звукозапись, радио, кинематограф, Интернет. Социальная коммуникация на уровне мультимедийности стала осуществляется в информационном сообществе на уровне коммуникации между нациями, государствами, цивилизациями.

Показано, что методология исследования социальной коммуникации требует комплексного подхода, систематизирущего достижения разных научных направлений с акцентом на постклассические социологические теории. Бихевиористские концепции рассматривали социальную коммуникацию с точки зрения продуцирующих и инструментальных побуждений (драйвов), где язык является основным механизмом достижения взаимопонимания между адресантом и адресатом. Символический интеракционизм и его вариативности трактуют социальную коммуникацию как интеракцию индивидов, интегрирующих свое поведение в контексте оценке его другими. Концепции символического интеракционизма особенно эффективны при исследовании социальной коммуникации партнеров, принадлежащих разным культурам. Процесс взаимной интерпретации характеризуется своеобразной подгонкой поведения как адаптации к социальным нормам другой культуры. Однако, символический интеракционизм не учитывает социальной данности жизненного (феноменального) мира, в котором осуществляется социальная коммуникация.

«Понимающая социология» М. Вебера сосредоточена на исследовании механизмов достижения взаимопонимания в процессе социальной коммуникации, которое достигается при адекватности взаимных интерпретаций. Теория социальных действий М. Вебера акцентирует рациональность, сознательность, интерсубъективность как основополагающие характеристики социального поведения партнеров по общению. Теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса определяет все социальные отношения как социальную коммуникацию и классифицирует все проявления человеческой  жизнедеятельности с точки зрения коммуникации, направленной на достижения взаимопонимания как единственного средства разрешения конфликтов и самореализации личности. Феноменологическая концепция А. Шюца выделяет типологию социальных действий партнеров по социальной коммуникации, содержащих постулаты взаимозаменяемости и совпадения систем релевантности как общей интерпретации.

Этнометодологический подход к исследованию процессов социальной коммуникации предполагает изучение повседневного общения коммуникантов, обладающего смыслом. В основе социальных действий лежат моральные ценности, регулирующие процессы коммуникации. Социальная коммуникация обусловлена рефлексией коммуникантов при интерпретации интерсубъективных смыслов друг друга в процессе речевой деятельности, где основным компонентом является не содержание информации, а фоновые смыслы в виде правил, определяющих речевые модели.

Социальная коммуникация неотделима от функционирования её главного механизма — языка. Социолингвистические исследования социальной коммуникации определяют её функционирование как процесс адекватного использования единиц языка в разных социальных ситуациях с учётом социального статуса коммуникантов, что является показателем сформированности коммуникативной компетенции индивида. Структурно-функциональный подход определяет язык как социальную систему, функционирующую в речи. Знаковая природа языка обуславливает его социологическую сущность, поскольку социальная жизнь характеризуется наличием коммуникативных знаков. Системный подход рассматривает язык с точки зрения его функционирования в духовном и материальном мире его носителей. Проведенный анализ методологических подходов показал гносеологические возможности и постепенное усложнение понимания и интерпретации процессов социальной коммуникации. Однако межкультурная коммуникация рассматривалась преимущественно в ракурсе межличностного общения. Междисциплинарный статус социальной коммуникации определяет её исследование в рамках комплексного методологического подхода, включающего в себя достижения различных областей гуманитарного знания. Социологический ракурс рассматривает социальную коммуникацию как передачу смыслов, социальных отношений в пространственно-временном контексте на межличностном, внутри и межгрупповом, межгосударственном и межцивилизационном уровнях. Показано, что становление и развитие межкультурной коммуникации как научной дисциплины было вызвано насущной необходимостью найти взаимопонимание между представителями разных культур в мире, претерпевшем коренные изменения после окончания II Мировой войны.

Изложены причины актуальности проблем межкультурной коммуникации в контексте глубоких социально-политических трансформаций в жизни мирового сообщества, особенно в период глобализации, и обращено особое внимание на междисциплинарный статус этого явления, в силу наличия объективных различий между носителями разных культур во всех сферах их жизнедеятельности – культуре, социальной сфере, языке, экономике, идеологии.

Прослежена трансформация подходов к изучению межкультурного взаимодействия как социального явления и процесса с точки зрения многообразия сфер взаимосвязи социума и культуры. Позитивистская концепция, предусматривающая жизненность и объективность всех социокультурных явлений, сменилась концепциями символического интеракционизма и феноменологии – в результате, в центре внимания оказалось понятие репрезентативной культуры как совокупности спектра проявлений социокультурной деятельности коммуникантов.

Выделяется культурно-аналитический подход М. Вебера как основополагающий в определении места межкультурной коммуникации в системе социологического знания, в отличие от объективистского подхода Э. Дюркгейма, декларирующего независимость социальных явлений от субъективной деятельности индивида. Доказано, что концепции символического интеракционизма особенно плодотворны для исследования феномена межкультурной коммуникации, поскольку данный процесс осуществляется на уровне межличностной интеракции и тождества вербальных, невербальных и паравербальных знаков (символов) обуславливает успех аккультурации.

Опираясь на проведенное исследование в рамках социологического подхода, автор дает свое определение межкультурной коммуникации с позиций механизмов социального взаимодействия акторов. В этом ракурсе межкультурная коммуникация представляет собой процесс социокультурного взаимодействия представителей разных культур, осуществляемый посредством установления социальных связей при корреляции социальных действий коммуникантов.

Второй параграф «Социально-функциональная структура современного коммуникативного процесса и его особенности» представляет анализ социальной коммуникации и ее функционирования как процесса адекватного использования единиц языка в разных социальных ситуациях с учетом социального статуса коммуникантов, что является показателем сформированности коммуникативных компетенций индивида. Коммуникация как многоуровневое явление представляет собой процесс обмена информацией между партнерами по социальному взаимодействию. Весь спектр социальных взаимодействий представлен в формах подражания, диалога и управления на микро, миди и макроуровнях коммуникации.

Социологическая модель коммуникации структурирует социологические, психологические и языковые компоненты порождения речевых актов, в которой социальные структуры и социальные коды (языковые нормы) взаимодополняют и взаимно влияют друг на друга. Способность индивида осуществлять социальную коммуникацию определяется уровнями сформированности языковой компетенции как врожденного знания и коммуникативной компетенции, означающей использование языковых кодов адекватно ситуации коммуникации и выбору соответствующего канала коммуникации.

Коммуникативная ситуация определяется как часть социального процесса через призму связи языка с социальной природой человека. Коммуникативный процесс включает пространственно-временные характеристики коммуникации и коммуникантов, цели и результаты. Таким образом, социолингвистический подход структурирует коммуникацию как процесс корреляции использования языкового кода в разных коммуникативных ситуациях при помощи адекватных каналов коммуникации для передачи соотнесенной информации с учетом статусных ролей коммуникантов для достижения успеха социального взаимодействия.

Комплексный социологический ракурс рассматривает социальную коммуникацию на межличностном, внутри и межгрупповом, межгосударственном и межцивилизационном уровнях, что дает все основания рассматривать межкультурную коммуникацию как аспект социальной коммуникации, приобретающий все большую значимость в период глобализации всех сфер жизни человеческого общества. В процессе микрокоммуникации на межличностном уровне индивиды – «Я» и «Ты» – осуществляют: диалог как обмен смыслами; управление – указания подчиненным; подражание – копирование. При внутри и межгрупповом общении подражание представлено как референции, диалог трансформируется в процесс социализации, а управление осуществляется в формах менеджмента и авторитаризма. Мидикоммуникация структурирует такие формы социальной коммуникации как подражание коммуникации в виде моды, диалога как переговоров, управления как групповой иерархии, адаптации к среде, руководства обществом. Макрокоммуникация представляет собой комплекс социальных действий, осуществляемый в процессе социальной коммуникации на межгосударственном и межцивилизационном уровнях в формах диалога как взаимодействия культур; подражания в виде заимствования достижений и управления как информационной агрессии.

Таким образом, коммуникация представляет собой процесс обмена информацией, ведущий к взаимопониманию и взаимодействию, в процессе которого реализуются социальные отношения членов социума. Социальная коммуникация выступает сложным, многоуровневым, разноаспектным процессом  движения социальных смыслов в социальном пространстве и времени, имеющим неоднозначную структуру и свои формы презентации на различных стадиях развития социума. Без учета этого методологического комплекса невозможно социологическое осмысление специфики межкультурной коммуникации, столь значимой в условиях современной глобализации.

Третий параграф «Социальная природа и функции языка как особой системы знаков» представляет анализ языковых механизмов социальной коммуникации с точки зрения различных концепций. Структурно-функциональный подход определяет язык как социальную систему, функционирующую в речи, что определяет структурную лингвистику как социологическую традицию языка. Идеи Э.Дюркгейма о социальном факте послужили основой разграничения Ф. де Соссюром языка (как социального явления) и речи (как физического воплощения языка).

В настоящее время четко прослеживаются два подхода к проблеме соотношения языка и общества – социолингвистический, структурирующий социальное взаимодействие коммуникантов в лингвистическом контексте, и подход с точки зрения социологии языка как комплексного, многоуровневого подхода на базе семиотики с целью определения способов использования языка в жизни общества. Знаковая природа языка обуславливает его социологическую сущность, поскольку социальная коммуникация характеризуется наличием коммуникативных знаков как семиотических единиц. Все языковые сообщения связаны с внеязыковыми ситуациями, что обуславливает междисциплинарный характер исследований роли языка в жизни общества. Базовые понятия семиотики – референт, код, адресат, адресант – стали понятийным аппаратом всех наук о коммуникации. Существующее разделение на микро- и макросоциолингвистику используется в целях исследования социального взаимодействия при помощи языковых знаков, причем микролингвистические исследования сосредоточены на изучении языковых вариативностей, обусловленных ситуацией, а макросоциолинвистика делает упор на межгрупповые связи. Особое внимание уделяется использованию невербальных знаков как вспомогательных экстралингвистических каналов коммуникации, а также проблемам языкового планирования, защиты языков национальных меньшинств, что особенно актуально в настоящее время, характеризующееся противостоянием глобального и локального.

Язык как сложная система действует по определенным правилам и обладает определенными функциями, совокупность которых позволяет составить целостное представление о любой системе. Бихевиористская модель языка выделяет 3 функции языка – когнитивную, оценочную и аффективную, что определяло язык как средство выражения мыслей. Структуралистская модель Р. Якобсона основана на корреляции речевых и языковых структур и выделяет – эмотивную и конативную функции, контекст, сообщение, конспект и код. Модель социологической семантики Э. Хэллидея выделяет из 7 функций детского языка 3 макрофункции – идеационную, межличностную и контекстуальную с акцентом на связь семантического, социального и лингвистического компонентов языка. Классификация Н.Б. Мечковской включает коммуникативную, когнитивную, регулятивную, эмоционально-экспрессивную, фатическую, метаязыковую, эстетическую и магическую функции. Сравнительный анализ методологических подходов демонстрирует углубление и усложнение понимания механизмов функционирования языка как знаковой социальной системы.

Язык универсален и сохраняет единство всех носителей языка вопреки всем барьерам в пространстве и времени. Социальные вариативности языка отражают коммуникативные ситуации, структурирующие наличие коммуникантов, информацию и результаты коммуникации и зависят от социальной структуры общества. Это доказывает необходимость междисциплинарного комплексного методологического подхода (социологического, социолингвистического и социально-психологического) к изучению языковых проблем межкультурной коммуникации.

Вторая глава «Концептуальные характеристики межкультурной коммуникации» посвящена анализу основных концептов межкультурной коммуникации: «конфликт», оппозиция «свой»-«чужой», «толерантность», «стереотип» в междисциплинарном ракурсе социокультурной парадигмы.

В первом параграфе «Социокультурные конфликты и способы их разрешения» показана динамика конфликтологической парадигмы, включающая онтологический анализ и сущностное объяснение. Многозначность проблемы обусловлена противоречивым и неоднородным развитием человеческого общества, а ее исследования восходят  к временам античности и продолжаются в настоящее время. Конец XX века характеризуется кардинальным изменением природы конфликтов, так как глобализация и электронные средства связи способствуют как единству, так и многообразию окружающего мира, что часто проявляется в конфликте идентичностей в контексте конфессиональной и цивилизационной принадлежностей. Прежняя конфликтологическая парадигма не может адекватно интерпретировать новые социокультурные тенденции, новая же находится в стадии разработки и характеризуется новыми взглядами на механизмы разрешения конфликтов.

В этой связи большое значение приобретает методология иерархии и типизации социокультурных норм различных цивилизаций и прогрессивных факторов, определяющих становление и развитие демократических институтов. Взаимосвязанность и взаимообусловленность мультикультурного мира наций привела к появлению понятия цивилизационного самосознания, характеризующегося неоднозначностью и сложностью. Социальное и территориальное единство поддерживает его изнутри, но углубляет противоречия между цивилизациями, особенно ярко появляясь при миграции и межкультурном непонимании. Конфликтологическая парадигма «травмы» П. Штомпки объясняет природу конфликтов в ракурсе насильственного изменения ценностных норм и гибели цивилизаций.

К уже существующим территориальным конфликтам, добавились мировоззренческие противоречия, проявляющиеся через информационные и пропагандистские войны, затрудняющие или препятствующие процессу межкультурной коммуникации. Все межкультурные конфликты действуют на: микроуровне (конфликты повседневности, основанные на стереотипах); мидиуровне (межэтнические конфликты межгруппового и межгосударственного уровней, корнями которых является несовпадение социокультурных и идеологических стандартов); макроуровне: конфликты идеологий на межгосударственном и межцивилизационном уровнях, отражающих несовпадение интересов национальных финансово-экономических и политических элит.

Основным конфликтом настоящего времени является конфликт двух ценностных систем – современной (новой) и традиционной (закрытой), проявляющейся в противостоянии глобалистов и антиглобалистов. Российский конфликт между «западниками» и «почвенниками» также превратился в социокультурное противостояние сторонников интеграции России в глобальный мир и желании других найти «свой» вектор развития.

Современный период характеризуется появлением множества механизмов разрешения конфликтов, органично связанных с коммуникативными процессами. Так, движение к демократическим преобразованиям всегда начинается с межкультурного диалога. Теория «диалогического персонализма» М. Бубера характеризует диалогичность как способ разрешения конфликтов в виде диалектической взаимосвязи открытости социума, его стремления к взаимодействию и субъективных качеств каждого индивида, характеризующих его способность к межкультурному взаимодействию и независимому, демократическому мышлению. Полифункциональность демократического диалога обусловлена его когнитивностью, интенциональностью, прагматичностью и прогностичностью, которые проявляются в открытости коммуникантов друг другу в контексте их интенциональности и понимания проблемы.

Рациональный дискурс диалога включает также взаимообеспечение и владение информацией и имеет своей основой «дискурсивную этику» Ю. Хабермаса. Межкультурная коммуникация определяется конструктивностью, взаимоприемлемостью взглядов и ориентированностью на перспективу. Онтологическое разнообразие современных конфликтов, тем не менее, объясняется недостатком диалогичности, что особенно ярко проявляется при межкультурной коммуникации. Дискурсивные нормы определяют типологию современных диалогов, которые выступают в следующих видах: социально-партнерском (взаимное равноправие коммуникантов во всех аспектах); социально-толерантном (демократическое взаимное стремление к диалогу и компромиссу); оппозиционном (демократическое наличие альтернативы); манипулятивном (ориентация на управление, вплоть до агрессии). В настоящее время наблюдается распространение манипулятивных диалогов в конфронтационной формах, не приводящих к достижению согласия и обеспечению эффективной коммуникации.

Второй параграф «Свой» и «чужой» в ракурсе межкультурной коммуникации» посвящен анализу социального взаимодействия в процессе межкультурной коммуникации, структурирующего оппозицию «свой»-«чужой» как конфликт идентичностей представителей разных культур и носителей разных языков. Социокультурная ситуация представляет собой процесс противостояния идентичностей, характеризующийся актуализацией стремления индивидов к унификации и отождествлении со «своей» культурой, а, с другой стороны, тенденцией к уникальности и обособленности от «чужого». Концепт «свой»-«чужой» проявляется на всех уровнях межкультурного взаимодействия, а каждая идентичность привносит свои специфические параметры и точки зрения на определение значимости «своего» и «чужого».

Носители разных культур в процессе социальной коммуникации существуют не только в материальном мире объективной действительности, но и в мире социальных взаимоотношений, составными частями которого являются морально-ценностные нормы, традиции, обычаи, язык, конфессиональная принадлежность. Толерантность как концепт, обладающий междисциплинарным статусом, включает в себя открытость новому, уверенность в своих силах, умение признавать значимость иного, участие в конкуренции. Проблема толерантности затрагивает всех членов мирового социума, характеризующегося огромным спектром противоречивых и сложных явлений материальной и духовной жизни и является составной частью процессов социальной и межкультурной коммуникации.

В ходе исследования выделены различные стадии формирования толерантности и сделан вывод о том, что социологический аспект толерантности характеризуется наличием нравственно-личностных установок как актуализации сознательной и индивидуальной мотивации в виде осознанной, осмысленной жизненной позиции, предполагающей ответственность социума и индивида за свои действия в каждой конкретной ситуации. Многомерность феномена толерантности отражена в наличии ее границ, обусловленных параметрами утраты идентичности снижения порога сопротивляемости, особенностями личностных характеристик коммуникантов. Многоаспектность и социальная значимость феномена толерантности дала возможность автору создать свою модель формирования межкультурной толерантности – «интерес-понимание-уважение» с позиций этнорелятивизма.

При исследовании проблемы толерантности с точки зрения сопряжения действий социальных и психологических механизмов в контексте личностно-ориентированного подхода, представлена модель ее формирования, начинающаяся с интереса к «чужому», «чужой» группе, «чужому» государству, «чужой» культуре.

Социокультурная модель формирования толерантности
в процессе межкультурной коммуникации

Уровни восприятия

Факторы

Социально-психологические механизмы

Стадии формиро-вания толерант-ности

Этапы межкуль-турной коммуни-кации

эмоциональный

привлекательность

эмпатия

интерес

признание

когнитивный

признание ценностей культуры

идентификация, рефлексия

понимание

адаптация

поведенческий

взаимное сотрудничество

децентрация

уважение

интеграция

Рис. 1

Концепт «толерантность» предполагает диалектическое существование «интолерантности», характеризующейся неприятием и враждебностью к всему «чужому». Негативные эмоции, характеризующие враждебность, неприятие, проявляются в презрении, отвращении, гневе, агрессии, свидетельствуют о неспособности вести диалог, идти на компромиссы. Предложена модель межкультурной интолерантности «эгоцентризм-неприятие-враждебность»с позиций этноцентризма.

Авторская модель толерантности демонстрирует, что успешное взаимодействие культур и социумов не означает унификации или монополии позиций какой-либо стороны. Межкультурное взаимодействие обеспечивается взаимной толерантностью, взаимной ответственностью, приоритетом диалогичности и компромисса как взаимоприемлемых механизмов разрешения конфликтов всех типов и подтверждает междисциплинарный статус межкультурной коммуникации как составного компонента социологического знания.

Третий параграф «Стереотипы и их роль в межкультурной коммуникации» направлен на выявление методологических рамок изучения основных характеристик стереотипов и их роли в процессе межкультурной коммуникации.

Процесс межкультурной коммуникации, интегрируя оппозицию «свой» - «чужой», включает стереотипизацию как механизм регуляции, социализации и аккультурации индивидов. Стереотипы как гносеологические константы возникают в тех ситуациях, когда индивиды, социальные группы и государства дают социальные, идеологические, культурологические и нравственные оценки явлений объективной действительности в контексте своих социальных норм. Особого внимания заслуживает когнитивный характер стереотипов как обобщений понимания индивидом социально обусловленной окружающей действительности.

Усвоение индивидами стереотипов происходит в процессе социальной коммуникации. Межкультурная коммуникация как аспект социальной коммуникации предполагает учет национального характера коммуникантов. Анализ подходов показывает, что в настоящее время понятие национального характера заменено на национальный стереотип, а национальное своеобразие – национальной идентичностью. Национальный характер и национальное своеобразие характеризуют объективность существования нации, причем национальный стереотип и национальная идентичность акцентируют отличие нации от других. Данный ракурс рассмотрения феномена нации означает исследование «изнутри» в контексте национального своеобразия, что особенно важно для осуществления успешной межкультурной коммуникации. Национальный стереотип определяет способ жизнедеятельности индивидов в социуме с опорой на язык и проявляется в национальном дискурсе как мировоззрение.

Возникающие национальные стереотипы представляют собой упрощенный, стандартизированный образ, усваиваемый в готовом виде и обусловлены социокультурной мотивацией индивидов. Базовым является то, что более всего релевантно социуму в данный период его развития. Становление и развитие национальных стереотипов в контексте национальной идентичности связано с динамикой функционирования языка, проявляющегося и как его основной компонент, и как результат развития.

Феномен коммуникативного сознания представляет собой совокупность знаний правил и стереотипов вербальной и невербальной коммуникации индивидов, упорядочивающих коммуникативное поведение в ракурсе нормативности. Эти нормы – «прескрипции» выступают в виде предписаний, запрещений и объяснений. Коммуникативное сознание как научный концепт носит междисциплинарный характер и только еще становится объектом исследования социологии, социолингвистики, этнолингвистики, культурологи и, в последнее время, межкультурной коммуникации.

Понятие «регулятивного кода», введенное Г.Д. Ласуэллом, отражает взаимное коррелирование поведения индивидов в процессе социальной коммуникации с изменениями стереотипов. Стереотипные образы представителей разных культур включают такие понятия как «комплиментарность» и «знаменатель дружественности», характеризующие толерантное отношение коммуникантов друг к другу.

Таким образом, проблема стереотипов в контексте межкультурной коммуникации характеризуется двумя подходами: стереотип – это когнитивная социально-обусловленная функция индивида, что способствует успеху коммуникации; стереотип – механизм манипуляции, препятствующий  полноценной коммуникации и ведущий к конфликтам. Стереотипы с их позитивным и негативным содержанием обусловлены социокультурным и историческим состоянием социума. В ракурсе межкультурной коммуникации они представляют собой коммуникативное сознание индивидов – носителей разных культур и языков, реализующиеся в специфических и универсальных прескрипциях в социокультурном и политическом аспектах.

Третья глава «Социокультурные и политические проблемы взаимодействия языка и идеологии в межкультурном аспекте» посвящена теоретико-практическому анализу языка пропаганды как семантически детерминированной лексики, отражающей пространственно-временные изменения социальной структуры общества.

В первом параграфе «Идеология в социокультурном и политическом ракурсе и её роль в жизни современного общества» дан теоретико-практический анализ языка пропаганды как семантически детерминированной лексики, отражающей пространственно-временные изменения социальной структуры общества. Определения идеологии, приведённые в русскоязычных и англоязычных источниках, отражают мировоззренческую сущность этого явления, присущего как индивиду, так и группе.

Показано, что пропаганда представляет собой процесс социальной коммуникации имеющей целью изменение ценностных установок, превращение «своего» в «чужого» и наоборот в духе искомой идеологии. Эффективность пропаганды обусловлена учётом социокультурных установок, мотивацией индивидов и групп, а также динамикой их развития и ценностными нормами. Сущность пропаганды заключается в превращении идеологии в систему убеждений, определяющих поведение индивидов и групп. Совпадение социально-психологического настроя общества с идеологическими установками способствует осознанной интерпретации коммуникантами своей деятельности и деятельности друг друга, что характеризует пропаганду как социальную, личностно-ориентированную коммуникацию.

Социальная природа языка определяет проблемы связей его с идеологией с точки зрения взаимовлияния и взаимоизменений в процессе пропагандистского воздействия в объективном и субъективном ракурсах. Объективность обусловлена законами развития языка, субъективность обусловлена сознательным выбором коммуникантами языковых средств. Идеологическая дифференциация языка обусловлена социальной стратификацией социума как многоаспектного явления. Отмечено, что диалектическая взаимосвязь языка и идеологии определяет обусловленность эффективности пропаганды выбором адекватных языковых средств. Так, любой языковой знак можно оценивать с идеологической точки зрения – добро / зло, истина / ложь, что обусловлено социокультурной обусловленностью языка и идеологии.

Взаимосвязь межкультурного и идеологического аспектов социальной коммуникации целесообразно рассматривать с точки зрения лингвопрагматической методологии, уделяющей особое внимание социальным ролям и целям коммуникантов. Идеологически ориентированное использование языка проявляется в интенции на убеждение как учёте конкретной ситуации коммуникации, задающей пространственно-временные фреймы. Методологической базой исследования взаимосвязи идеологии и социального статуса коммуникантов является символический интеракционизм, вследствие того, что рефлексирующий индивид (группа) представляет собой адресата, на которого оказывается идеологическое воздействие, и в результате которого происходит переосмысление действий других.

Сравнительный анализ теорий актов речевого воздействия с точки зрения целеполагания, позволяет структурировать компоненты, включающие вербальные и невербальные характеристики, необходимые для достижения эффективности социальной коммуникации на эмоциональном, когнитивном и поведенческом уровнях коммуникации. Идеологическое воздействие по схеме «субъект»-«объект» предстаёт как императив со стороны занимающего более высокий социальный статус адресанта относительно адресата, что характеризует пропаганду со стороны СМИ, рекламы. Процесс пропаганды как вид социальной коммуникации представляет собой актуализацию коммуникативного сознания, учитывающую правильность выбора языковых средств для манипуляции общественным мнением.

Это позволило развить и дополнить существующую модель уровней коммуникации, соотнесённых с достижениями стадий формирования толерантности: «интерес» – «понимание» – «уважение»: на эмоциональном уровне происходит установление контакта между адресантом и адресатом и возникновение интереса адресанта к информации; когнитивному этапу соответствует осмысление адресатом информации адресанта в виде мотивационных аргументов и появлении понимания; поведенческий этап коммуникации представляет собой побуждение адресату к деятельности в рамках искомой идеологии, которая вызывает уважение.

Показано, что адресат (аудитория) не является пассивным звеном в предложенной модели. Только корреляция потребностей адресата с целью пропаганды приводит к достижению желаемого результата, а эффект речевого воздействия находится в прямой зависимости от социального статуса индивида. Идеологическое воздействие в виде пропаганды, осуществляемое в виде влияния социальных институтов и норм, обуславливает общественное мнение аудитории и усвоение системы моральных ценностей и правил поведения. Таким образом, понятие «идеология» интерпретируется как система мировоззренческих принципов, отражающих социальные отношения индивидов на всех уровнях коммуникации, функционирующих, главным образом, посредством манипулирования коллективным сознанием в процессе создания общественного мнения и обладающих межкультурной спецификой.

Во втором параграфе «Язык западной и российской идеологии» проводится сравнительный анализ межкультурного аспекта прагматических характеристик языка политики, отражающих специфические особенности разных идеологических систем. Эффективность пропаганды напрямую зависит от используемого его языкового кода и определяется только при исследовании реакции адресата. Диахронический ракурс связи языкового кода и идеологии на примере немецкого языка, используемого в ГДР и ФРГ в период существования двух немецких государств показывает, каким образом разные идеологии обусловили появление различных языковых средств.

Понятие «идеологема» представляет собой сочетание лингвистического инварианта с вариативным содержанием, детерминированным доминантными концепциями социально-политической, культурной и экономической структурой общества. Показана значимость идеологем (слов-знамен, слов-лозунгов) в исследовании динамики межкультурного взаимодействия в контекстах разных идеологий на примере семантики слов «коммуна» (community), рынок (market), социалистический (socialist), социальный (social). Они отражают эмоциональную функцию языка в качестве инструмента объединения или разъединения людей в процессе создания общественного мнения. 

Представлена иерархия концептуальных подходов (бихевиоризм, структурный функционализм, символический интеракционизм) к изучению процесса пропаганды как социального факта с позиций их направленности. Отмечено, что если в 20-30-е годы ХХ века адресат (аудитория) характеризовались как пассивная масса, восприимчивая к любой пропаганде при трансформации идей от адресанта к адресату, то прогресс в средствах массовой коммуникации акцентировал право адресата на получение достоверной информации и пассивная аудитория стала активным коммуникантом.

Прослежена трансформация и развитие новых форм пропаганды, связанных с появлением Интернета и других электронных средств связи – информационных войн, осуществление связей с общественностью, рекламой, избирательными технологиями, характеризующимися возрастающей ролью публичности, высокой эффективностью и экономической выгодой, нацеленных как на внешнюю, так и на международную аудиторию.

Особо подчёркнута обусловленность восприятия пропаганды национально культурным своеобразием социума. Приводятся данные исследований по социальной коммуникации, отражающие специфические особенности национального восприятия информации. В частности, отмечаются конфликты несоответствия между стереотипами и новой информацией, которые тяжелее переживаются японцами, чем американцами, что характеризует противостояние динамичности и стабильности.

Идеологическое воздействие более эффективно на эмоциональном уровне, вследствие значимости изустной коммуникации «разговоров у колодца». Показано, что изустная коммуникация обладает социальным эффектом, проявляющимся в ситуациях социального напряжения при разрушении стереотипов. Мнение социальной или референтной группы (личности) более важно для индивида, чем пропаганда, осуществляемая при помощи СМИ. Приведены примеры сравнения «советского» русского языка и американского варианта английского языка, сопоставимых с точки зрения идеологий. Становление и развитие советского варианта русского языка обусловлено временными параметрами, а американского варианта английского языка — пространственными, тем не менее, они характеризуются большим сходством — оба возникли как результат резкого изменения социального статуса их носителей в связи с появлением новых, не имеющих аналогов в истории, социокультурных, экономических и политических социумов, идеология которых была воплощением их мечты о новой, счастливой и свободной жизни. Приведены примеры лозунгов, призывов, социальной и политической рекламы как средств идеологического воздействия государства на население.

В третьем параграфе«Политкорректность и языковой такт» анализируются феномены политкорректности в английской и «новояза» и культура речи в российской (советской) культурах, как манифестации межкультурной специфики.

В ХХ веке межкультурная корреляция средств идеологического воздействия нашла своё отражение в появлении новых социокультурных феноменов коммуникативного сознания представителей англосаксонской и российской (советской) культур – «политкорректности» в англоязычной культуре и «новояза» и «культуры речи» в России. Исследованы причины возникновения политкорректности в англосаксонской, в частности американской культуре, как отражения борьбы с любым проявлением дискриминации по расовому, гендерному и всем другим признакам, включая состояние здоровья, и приведены многочисленные примеры политкорректных слов и выражений, появившихся в американском варианте английского языка во второй половине ХХ века. Подчёркнуто, что решение социальных проблем только при помощи изменений в языковой системе, по меньшей мере, непродуктивно и приводит к псевдополиткорректности, приклеиванию ярлыков, появлению новых стереотипов, обострению оппозиции «свой-чужой», не способствующих эффективной коммуникации.

Политкорректность не стала явлением социокультурной российской (советской) действительности по причине традиционной ориентации российской идеологии на коллектив. Анализ исторических и социокультурных предпосылок возникновения феномена «культура речи», появления советского «новояза» как механизма идеологического воздействия тоталитарного государства на население показал, что языковое упрощение было следствием пренебрежения к культуре прошлого в результате коренных изменений социальной жизни носителей языка (уничтожение культурного слоя населения в ходе массовых репрессий, неграмотность или полуграмотность большей части населения). Антигуманные, командно-директивные формы социального взаимодействия на межличностном, межгрупповом и государственном уровнях способствовали возрастанию несоответствия словарных значений с явлениями окружающей действительности (появление «новояза»). Одним из способов решения возникших проблем было обучение населения «культуре речи», предполагающей  возможность сознательного воздействия общества на развитие языка, где языковая норма существует как развивающееся социальное явление, характеризующее уровень социокультурного развития общества, а владение культурой речи считается признаком гражданской зрелости и сознательного социального поведения.

Особое внимание уделено значимости коммуникативной толерантности как явления общественной жизни в разных культурах. Коммуникативная толерантность проявляется в коммуникативном поведении как совместной эмпатийности адресанта и адресата, проявляющейся в интенции на ненасение ущерба партнёрам по коммуникации, а языковой такт представляет собой вербализованную форму коммуникативной толерантности. В контексте межкультурного взаимодействия одним из методов воспитания коммуникативной толерантности является изучение иностранных языков.

Современная внеязыковая действительность характеризуется интолерантностью и агрессией, особенно в межкультурном ракурсе. Взаимная вежливость коммуникантов (маленькое проявление учтивости) является принципом коммуникативного поведения, вербально реализующимся в правилах речевого этикета, заложенных в человеке от природы в виде ритуалов и обычаев, и являются нормой жизни индивида в толерантном социуме, а социальные средства, выбираемые коммуникантами, обусловлены их социальным статусом. Выделены свойства, присущие толерантности как уважения индивида к «чужому», а для вежливости характерно уважительное отношение и к «своим» и к «чужим».

Таким образом, взаимосвязь языка и идеологии представляет собой многоаспектное явление, включающее проблемы социо-культурной обусловленности идеологического воздействия как процесса социальной коммуникации между отдельными социальными группами, государством и индивидами. Идеология как актуализация политических феноменов находится в положении взаимозависимости с социумом. Пропаганда как инструмент идеологического воздействия осуществляется, главным образом, через язык. Идеологический языковой дискурс обладает специфическими характеристиками в разных типах социума. Разные типы общественной организации имеют свои проявления идеологического дискурса: политкорректность в мире англоязычной культуры; культуры речи в Советском Союзе.

Четвертая глава  «Социальные механизмы межкультурной коммуникации: основы анализа и интерпретации» представляет обоснование авторской концепции механизмов, моделей, технологии межкультурной коммуникации.

В первом параграфе «Основные модели межкультурной коммуникации» представлена авторская интерпретация моделей межкультурной коммуникации в ракурсе уточнения их нового социологического содержания.

Исследование межкультурной коммуникации в социологическом аспекте предполагает наличие совокупности инвариантных культурных характеристик с вариативными специфическими особенностями каждой культуры. Данный ракурс исследования основан на определении культуры как организующего фактора жизнедеятельности, обуславливающего социальный статус индивида с точки зрения принятых социокультурных и морально-нравственных ценностей.

Для исследования механизмов «культурного шока», неизменно возникающего при восприятии чужой культуры, предложена авторская интерпретация типизации моделей межкультурной коммуникации, отражающих разные стороны оппозиции «свой-чужой». Конфликтологическая модель объясняет сущность культурного шока в контексте возникновения и разрешения возможных социологических конфликтов и включает стадии геттоизации, ассимиляции, культурного взаимодействия и колонизации. Антропологическая модель отражает противопоставление природного и культурного в человеке в процессе приспособления к окружающей среде при познании своего «Я» через познание «Другого» («чужого»). Социопсихологическая модель «межкультурной чуткости» представляет собой сопряжение этнорелятивистских и этноцентристских стратегий восприятия «своего» и «чужого».

Даны характеристики каждой стратегии с точки зрения концептуального обоснования этноцентризма в контексте структурного функционализма; этнорелятивизма в ракурсе символического интеракционализма. Этноцентризм как проявление превосходства своей культуры по отношению к другой включает отрицание и диффамацию «чужого» и защиту «своего». Этнорелятивизм как позитивное восприятие объективности «чужого» и «своего» с интенциями на постоянные изменения предполагает стадии адаптации, плюрализма и интеграции.

В ходе анализа процессов межкультурной коммуникации, с опорой на методологию драматургического подхода И. Гоффмана, представлена интерпретация стадий формирования эффективной межкультурной коммуникации как социального взаимодействия представителей разных культур через призму авторской триады толерантности: «интерес – понимание – уважение». Адаптация представляют собой социальное взаимодействие представителей разных культур при общем сопряжении действий, предполагающим возобновляемость и интерес к ответным действиям. Плюрализм возникает в результате тесных социальных связей – косвенных/прямых, односторонних/многосторонних, формальных/неформальных.

Представлена интерпретация культурно-коммуникативных моделей межкультурной коммуникации с точки зрения неразрывных связей культуры и социальных действий ее носителей – социально-идеологическая, социально-гендерная, социально-нравственная. Показано, что лежащие в их основе категории культурных измерений эффективны в рамках функционального подхода к межкультурной коммуникации, где общечеловеческие ценности инвариантны, а специфические проявляются в виде вариативностей. Переосмысление моделей межкультурной коммуникации, предложенных Э.Холлом, с точки зрения информационных и временных характеристик (информационно-контекстуальная и деятельностно-временная модели) свидетельствуют, что существующие модели межкультурной коммуникации отражают разные стороны этого полиаспектного явления, в силу бесконечности вариативностей коммуникативных ситуаций, требующих дифференцированного подхода к исследованию. Только сочетание разных подходов дает возможность творческих реакций на проявление межкультурных различий.

Во втором параграфе «Особенности технологии межкультурной коммуникации» представлен анализ процесс формирования межкультурной компетенции как характеристики межкультурной грамотности носителей разных культур с точки зрения наличия универсального и специфического «тематического репертуара», присущего каждой культуре.

Опираясь на теорию «культурной грамотности» как совокупности знаний о символах, присущих эксплицитно и имплицитно коммуникативному дискурсу каждой культуры, рассмотрен феномен межкультурной компетенции как осознание индивидами межкультурных различий в нормах социального поведения и умения интерпретировать поведение представителей «чужой» культуры. Приведен пример российской концепции исследования межкультурной компетенции как умения сглаживать конфликты и генерировать новые модели межкультурного взаимодействия.

Межкультурная компетенция, в силу своей многоаспектности, формируется в процессах социализации, инкультурации и аккультурации, так как позитивное отношение к культурам основано на рефлексии индивида в рамках «своей» и «чужой» культур. В настоящее время, характеризующееся бумом миграции, особое внимание уделяется значимости процессов аккультурации. Даны характеристики стратегий вхождения в чужую культуру с точки зрения формирования толерантности. Межкультурная компетенция интерпретируется как совокупность знаний речевого этикета, толерантного отношения к чужим культурам, стремления к сотрудничеству, способствующих успешной интеграции в мировое сообщество современной, деятельной, открытой новому личности.

Проанализирован феномен тематического репертуара, характеризующего определенный набор тем, соответствующих определенному коммуникативному дискурсу и обусловленных контекстуальными стратегиями коммуникантов в определенной социокультурной ситуации. Показано, что тематический репертуар является важным компонентом формирования стереотипов о приемлемом и неприемлемом в контексте межкультурного взаимодействия в виде контекстуальных ограничений. Даны характеристики ситуаций, возникающих при контрасте культур и отражающих как коммуникативные характеристики коммуникантов и содержание коммуникации, так и социальные факторы в виде принадлежности к разным культурам.

Главным механизмом межкультурных контрастов является стереотипизация определяющая границы «своей» культуры, в рамках которой индивид ощущает безопасность и комфорт, а «чужое» культурное пространство характеризуется как неправильное и непонятное. Приведены дискурсы информации, формирующие тематический репертуар каждой культуры и включающие общекультурные компоненты, а также специфические составляющие – природно-климатические условия, традиции и обычаи. Обозначены детерминанты порождения и восприятия дискурсов коммуникации с точки зрения социальных характеристик коммуникантов – социокультурной ситуации, социальных ролей, возрастных и гендерных характеристик, личностных характеристик, видов коммуникации, правовых норм. Выделена особая роль стереотипов как социальных установок в виде фреймов социальной памяти, структурирующих общие и индивидуальные мнения и убеждения. В контексте межкультурной коммуникации они могут быть представлены в виде этноцентрических предубеждений одной культуры относительно другой, игнорирование которых приводит к межкультурным конфликтам. Предубеждения такого рода носят название «феноменов пристрастия», обусловленных созданием иллюзорных корреляций, негативного характера.

Глобализация способствует переходу от одного коммуникативного дискурса к другому в виде расширения тематических репертуаров коммуникантов, что актуализирует возможность и необходимость межкультурной коммуникации. Феномен тематического репертуара актуален для исследования процессов межкультурной коммуникации, особенно, при включении в совокупность дискурсов коммуникантов, наряду с социальными характеристиками, еще и этнических и национальных компонентов. Таким образом, концепты «свой-чужой», «стереотип», «толерантность», «конфликт» представляют собой диалектическое взаимодействие при достижении общих коммуникативных целей при совпадении тематических репертуаров и когнитивных характеристик коммуникантов.

При исследовании специфики межкультурной коммуникации, особое внимание уделено процессу обмена информацией в процессе дискурсивной деятельности коммуникантов для создания определенных интенций и соблюдения условий их реализации. Использование теоретических и практических исследований Д. Остина и Д. Серля, создавших теорию речевых актов, теории речевого общения П. Грайса, практической теории вежливости Д. Лича, П. Брауна, С. Петерсона, позволило дать социопрагматическое и социологическое обоснование основных Принципов Вежливости и Кооперации.

Важная роль переводчика как посредника в межкультурной коммуникации имеет своей основой понятие «нормативно мотивированного коммуникативного образа», характерного для каждой культуры в виде сочетания инвариантных социальных характеристик мира с вариантными индивидуально-личностными характеристиками, включающими нормы речевого поведения. Социальная функция переводчика как межкультурного посредника заключается в его умении исключить «дефектную коммуникацию. В условиях появления новых сфер деятельности и введения инновационной образовательной парадигмы на фоне глобализационных процессов социокультурной действительности, подготовка переводчиков в сфере профессиональной коммуникации является реализацией принципа академической мобильности.

В третьем параграфе «Социально-информативные и регуляторские функции текста в межкультурной коммуникации» представлен теоретических анализ вариативностей и дополнительных познавательных ресурсов различных методологических конструкций для понимания специфики текстов, репрезентирующих свою культуру.

Показано, что текст как продукт речетворческого процесса обладает целенаправленностью и прагматической установкой. Процесс восприятия текста представляет собой интерпретацию адресатом смыслов, заложенных в тексте адресантом.

Феноменологические теории, рассматривающие интерпретацию смыслов как продуцирование новых социокультурных инвариантностей, используют различные подходы. Герменевтический подход рассматривает коммуникацию между текстом и адресатом как социокультурный акт, полностью реализующийся при корреляции личностных потенциалов адресанта и адресата. Показано, что сущностью герменевтического подхода являются плюрализм и бесконечность интерпретаций любого текста как инвариантности со множеством вариативных смыслов. Рецептивный подход сосредоточен на учете исторических условий создания текста и мировоззренческих характеристик адресанта и адресата в диахроническом и синхроническом аспектах. Сочетание этих подходов нашло свое воплощение в феноменологической модели взаимодействия между адресатом и текстом, согласно которой любой адресат интерпретирует текст вне зависимости от общепринятой традиции.

Коммуникативный подход исследует текст как единицу речевой коммуникации, обладающую множеством функций. Представлены различные классификации текстовых функций, из них особый интерес представляет собой изучение последствий текстовой коммуникации и типологические характеристики диалога как взаимодействия смыслов, лежащих в основе всех социальных действий.

Рассмотрение диалога как наиболее полного проявления речевой деятельности, обусловленной универсальными и специфическими социокультурными характеристиками коммуникантов, имеет своей основой концепцию М.М. Бахтина, определяющего диалог как реализацию смысловых отношений между коммуникантами. Разница пространственно-временных параметров высказываний не мешает созданию диалогических отношений между ними в случае общности проблемы и точек зрения. Подчеркнуто, что смысловая конвергенция текстов определяет диалогическое отношение между ними и коммуникантами.

Осмысление диалогических отношений наиболее эффективно в ракурсе драматургического подхода И. Гоффмана. Оптимальные диалогические отношения устанавливаются при соблюдении «ситуативных приличий» (situational propriety), включающих осознание уместности речевых действий в данном контексте, адекватности вовлеченности (involvement) в виде корреляции взаимных мотиваций, доступности друг для друга (accessibility), взаимном уважении друг другу (civil inattention). Основным критерием соблюдения ситуативных приличий является пресуппозиция как основание нормальности/ненормальности диалогических отношений в виде общих знаний адресантом и адресатом в каждой конкретной ситуации общении, а каждый текст представляет собой воплощение конкретной картины мира. Показано, что этнометодологический подход оптимален для интерпретации  интерсубъективного взаимодействия адресанта и адресата с точки зрения направления речевых актов (начало и конец диалога), смены ролей и этнолингвистических характеристик коммуникантов.

Развитие международных контактов обусловило новый подход созданию и интерпретации текстов, отражающих специфические социокультурные характеристики коммуникантов, а также появление новых междисциплинарных направлений – этногерменевтики, этнориторики и этнолингвистики, рассматривающих текст с точки зрения контрастивного анализа социокультурных дискурсов. Эти исследования особенно значимы в контексте межкультурной коммуникации в период глобализации и усиления внимания к локальным социокультурным особенностям. Новый междисциплинарный подход, объединяющий все аспекты исследований текста как носителя культуры, дает возможность установить, что симметричность (равенство) и асимметричность (неравенство) социокультурных характеристик коммуникантов детерминируют процессы социализации и аккультурации, а в контексте межкультурной коммуникации могут быть причиной «культурного шока».

Феномен прецедентных текстов как социокультурных стереотипов, отражающих национально- культурное своеобразие, аккумулирует преемственность и исполняет роль посредников в межкультурной коммуникации. Приведены аргументы ассоциативных лакун, отражающих социокультурные контексты американской и российской культур как совокупностей традиционных для каждой культуры способов интерпретации смыслов. Любой текст как сочетание расхождений (лакун) и совпадений интерпретируется по правилам, принятым в данной культуре. Наряду с этим, приведены характеристики таких методик текстовой коммуникации, как социокультурный комментарий и информативно-регуляторские тексты.

Особый интерес с точки зрения методологических подходов к тексту как диалоговому конструкту представляет концепция Ю.М. Лотмана, предполагающая, что любой текст как источник смыслов основан на интересе коммуникантов к процессу взаимодействия. Взаимная мотивация коммуникантов определена как толерантность, сформированная в процессе функционирования триады «интерес–понимание–уважение», что в полной мере отражает цикличность диалогического взаимодействия при наличии интереса к пониманию чужой культуры и появлению уважения к ней как конечному результату.

Текст как средство социальной коммуникации фиксирует и передает все достижения человеческой деятельности, а интерпретация текстов обусловлена социокультурными характеристиками индивидов и общества в целом. Межкультурная коммуникация представляет собой адекватную интерпретацию текстов репрезентирующих свои культуры как непременного условия эффективного межкультурного взаимодействия.

Пятая глава «Локальность и глобальность в межкультурной коммуникации: основные векторы изменений» посвящена анализу современного периода развития межкультурной коммуникации, обусловленного глобализацией всех сторон жизнедеятельности и противостоянием локальных и глобальных приоритетов в развитии всех сфер существования индивидов.

В первом параграфе «Многоязычие в современном мире» представлен анализ причин многоязычия и его роли в межкультурной коммуникации с точки зрения языкового планирования. Гетерогенность социокультурной картины мира находит отражение в его многоязычии, которое является продуктом социального взаимодействия представителей разных культур и служит механизмом исполнения ими своих социальных ролей. Подчеркнуто, что многообразие языковых функций отражает разнообразие целей, для достижения которых используются различные языки.

В контексте межкультурной коммуникации проблемы мультикультур и многоязычия связаны с вопросами наций, национальной идентичности, национальных языков и национальных государств (Б Андерсон, М. Биллиг, Э. Геллнер, Д. Джозеф, Э. Кедури, И. Фихте, М. Фуко, Э. Хобсбаум). Проанализированы современные тенденции проблемы многоязычия и ее взаимосвязи с социальной структурой с точки зрения объективистского (конструктивистского) и субъективистского (примордиалистского) ракурсов, где доминирование социальных, политических и экономических факторов в жизни общества противостоит идеям превалирования этнического своеобразия. При усилении сложностей современного состояния общества культурное своеобразие становится тормозом на пути развития при стандартизации всех сфер человеческой жизнедеятельности.

Выявлено, что в контексте межкультурной коммуникации эти подходы представляют собой оппозицию глобальной культуры в форме внешнего объективизма и локализации (сепаратизма) как внутреннего объективизма. Тем не менее, сочетание обеих методологий является продуктивным решением ряда конфликтогенных проблем, возникающих при противостоянии единого рынка мегакультур и миром этнического и социокультурного многообразия. 

Представлен подробный анализ проблем языкового планирования с точки зрения социологии как процессов выбора и обоснования индивидами социальных ролей, что обуславливает особую значимость данного феномена для изучения и планирования социальных реформ. Основным социальным актором при осуществлении языкового планирования является элита общества, представленная сообществом профессионалов, участвующих в управлении государством – бизнесменов, интеллектуалов, политиков, высших чиновников, религиозных лидеров, генералитета, деятелей профсоюзов. Особое внимание обращено на то, что отсутствие языкового планирования не дает возможность элите удерживать власть в государстве.

Отправная точка изучения многоязычия в рамках межкультурной коммуникации – это потребность всех социокультурных сообществ в социальной интеракции, в связи с чем особую значимость приобретает диалектическое взаимодействие желания наций к наличию общего языка, гимна и флага, с одной стороны, и одновременного стремления к единству государства и народа в целях достижения и поддержания эффективности всех социальных институтов – образования, здравоохранения, средств связи, социального обеспечения. Языковое планирование тесно связано с понятием «Великой Традиции», означающей детерминированность общества со стороны социокультурного багажа как совокупности политических, исторических, религиозных и административных компонентов, общих для всего государства и населения, основным механизмом которых является язык.

Языковое планирование приобретает особую актуальность при определении образовательной парадигмы как социальной цели. В данной ситуации имеют место как объективистский подход – изучение национального языка для перехода к глобальному миру, так и субъективистский – обучение на региональном языке для сохранения социокультурного своеобразия.

Особую роль как механизма межкультурной коммуникации играет иностранный язык, владение которым особенно необходимо для успешной социализации в период глобализации. Изменение парадигмы обучения иностранным языкам в России как механизма общения и успешной профессиональной и социокультурной социализации стало ответом на социальный заказ общества после падения «железного занавеса» и окончания «холодной войны». Социологическое осмысление социально-педагогического ракурса обучения иностранным языком основано на этнометодологических концепциях в виде использования языковых единиц в коммуникативных ситуациях, отражающих социокультурную специфику при симметрии и ассиметрии отношений коммуникантов, а также знания правил функционирования понятий в мире изучаемого языка.

Глобализация современной жизни проявляется в усилении потребностей в социокультурном релятивизме, основным механизмом которого является язык международного общения (ЯМО) как ответа сообщества людей на новые риски прогресса во всех сферах человеческой жизнедеятельности, обеспеченных развитием средств электронной коммуникации, объединившими весь мир в единое целое. Приведены и обоснованы причины становления английского языка как языка международного общения, а также проявления динамики развития и существования языков, которые использовались для общения в разные периоды времени. Таким образом, многоязычие современного мира отражает сложность и противоречивость мультикультурного сообщества, где особенную остроту приобретает знание условий достижения межкультурной коммуникации.

Второй параграф «Межкультурная коммуникация в эпоху глобализации» представляет собой анализ современного состояния межкультурного взаимодействия, обуславливаемого глобализацией всех сфер человеческой жизнедеятельности в планетарном масштабе.

Основной характеристикой современности является глобализация, как утверждение нового этапа в развитии социальных связей в мировом масштабе. Многоаспектность и противоречивость глобализационных процессов обуславливают многообразие теоретических подходов к исследованию этого явления. При исследовании причин и последствий глобализации, особое внимание уделено явлению глобального космополитического сообщества как одному из возможных ответов на вызовы глобализации. В контексте межкультурной коммуникации уместно рассматривать космополитизм как открытость и интерес к другим культурам, что в полной мере согласуется с авторской триадой формирования межкультурной толерантности – «интерес–понимание–уважение».

Социальным актором космополитизма является межкультурная элита как часть среднего и высшего класса, обладающая экономической, политической и символьной властью. Представлена характеристика космополитического сообщества, дающего возможность вхождения в глобальную экономику: наличие социального и культурного капитала в виде высокого уровня образования, повышенной пространственной и профессиональной мобильности, знание иностранных языков. Особо отмечена роль образования как продукта межкультурного взаимодействия по своей сути. Обозначены характеристики повседневного космополитизма – потребление иностранных товаров, туристические путешествия, увлечение этнической и зарубежной музыкой, литературой. Социальный космополитизм проявляется в использовании мирового социокультурного капитала для успешной социализации в глобальном мире. Суммируя все характеристики этого явления, подчеркивается, что космополитизм не является общемировым стандартом, а только одним из способов проявления толерантности и наполнения дихотомии «свой»-«чужой» новым содержанием.

Глобализация представляет собой как благо, так и опасность в виде рисков, в результате чего современная социальная реальность характеризуется наличием двух противоположных тенденций – глобализма и антиглобализма. Приведена классификация типологий «образцов мирового порядка»: Глобальный союз I как институциональное и социокультурное сообщество отдельных государств с преобладанием фундаменталистских тенденций, отражающее антиглобальное устройство мира; Глобальный союз II, представляющий единение в общем понимании целей, морально-нравственных ценностей и находящий подтверждение в глобальных движениях в защиту окружающей среды, борьбе с терроризмом.

Глобализм и фундаментализм представлены в контексте оппозиции «свой-чужой», когда фундаментализм выдвигает идею верности своему и отказывается от диалога с новым как с «чужим», проявляя интолерантное отношение к переменам в виде рисков во всех областях человеческой жизнедеятельности. Новый период развития человеческого общества предполагает детрадиционализацию в социальном и поведенческом аспектах, давая индивидам свободу выбора и самостоятельность действий, что требует постоянных усилий по самоидентификации.

Показано, что мультикультурное общество всегда включает в себя локализацию, когда глобальное содержание представлено в локальной форме. Отличительной чертой современного периода межкультурного взаимодействия является коммуникация между глобальной и локальной культурами как в рамках одного государства, так и всего мира. Социологический ракурс исследования межкультурной коммуникации в глобальном мире структурирует 2 вида социализации индивидов: глобальный индивид «веберовского» типа, обладающий четкими целями, стремящийся к успеху, рационально действующий в рамках дисциплины и закона, открытый всему новому; локальный индивид «дюркгеймовского» типа, действующий в контексте солидарности, сходства интересов, превалирования коллективного над индивидуальным.

Показано, что глобальная культура отражает гетерогенный состав локальных культур, так как только в контексте межкультурной коммуникации становится возможным поддержание многообразия идентичностей, традиций и культур как совокупности объективности существования культурного многообразия и субъективного осознания каждым индивидом необходимости и возможности существования при гармонии межкультурного диалога. Гибридизация культур как продукт эффективного межкультурного взаимодействия представляет один из путей существования человечества в глобальном мире локальных идентичностей.

На примере социологических исследований современных тенденций взаимодействия локального и глобального, продемонстрировано, что они сосредоточены на изучение аспектов повседневной жизни индивидов и изменений их повседневной интерпретации «своего Я» в зависимости от позиции «чужого Другого». Доказано, что все теоретико-практические исследования наследуют феноменологическим концепциям повседневности в рамках понимающей социологии как их главному теоретическому обоснованию.

Многоаспектность повседневной жизни обусловила появление различных новых форм глобальной культуры – давосской, клубной, массовой, религиозной культур. Приведены примеры специфики проявления взаимодействия глобальной и локальной культур, отражающих различные модели межкультурной коммуникации в зависимости от пространственно-временных параметров и разных проявлений локального в глобальном контексте. Заслуживает особого внимания феномен «излучателей культуры» незападного образца, свидетельствующий о существования незападных глобальных тенденций мирового социокультурного развития на примере локальных культур Индии и Японии.

Особое внимание уделено процессу глобального межкультурного взаимодействия в России, сутью которых является недостаточное развитие проводников глобализации – бизнес культуры, клубной культуры в особенности. Неоднозначность положения России объясняется неудачами многочисленных реформ, хотя мощный культурный и экономический потенциал дает все шансы обретения могущества и процветания в рамках успешной межкультурной коммуникации в глобальном масштабе.

Таким образом, появление новых социально-ценностных норм в изменившемся мире глобального взаимодействия требует пересмотра сложившихся стереотипов и нового по качеству определения «своего» и «чужого». Формирование глобальной толерантности и учета локальных характеристик представляет, по мнению автора, единственно правильный способ решения насущных проблем современности, так как игнорирование вызовов глобализма ведет к усилению фундаментализма, агрессии и террору.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы, намечены пути к дальнейшему изучению проблемы и обозначены сферы практического применения ее результатов.

В приложении представлены результаты эмпирических исследований и учебные программы и планы проведения лекций и семинарских занятий по различным аспектам теории и практики межкультурной коммуникации.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Могилевич Б.Р. Структура и содержание процессов социальной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова. – №1. – Вып. 4. – 2007. – С.43-45. (0,5 п.л., принята к печати в 2006 г.)
  2. Могилевич Б.Р. Эволюция социологического осмысления процессов социальной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова. – №5. – 2007.– С.98-100. (0,5 п.л., принята к печати в 2006 г.)
  3. Могилевич Б.Р. Межкультурная коммуникация как аспект социологического знания / Б.Р. Могилевич // Известия СГУ. Серия Социология. Политология. – Вып. 2. – 2007. – С.52-57. (0,6 п.л.)
  4. Могилевич Б.Р. Структура социальной коммуникации в процессе идеологического воздействия / Б.Р. Могилевич // Вестник Саратовского государственного аграрного университета имени Н.И. Вавилова. – №6, 2007. – С.95-98. (0,5 п.л., принята к печати в 2006 г.)
  5. Могилевич Б.Р. Социокультурные конфликты и способы их преодоления / Б.Р. Могилевич //Известия ВГПУ.Сер. соц.-экон. науки и иск-во – № 3(27) . – 2008. – С. 66-69(0,6 п.л.)
  6. Могилевич Б.Р. Социологические аспекты межкультурной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Вестник Саратовского государственного аграрного университета имени Н.И. Вавилова. – №2, 2008. – С. 96-99 (0,5 п.л., принята к печати в 2006 г.)
  7. Могилевич Б.Р. Межкультурная коммуникация в эпоху глобализации / Б.Р. Могилевич // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов. – Вып. №5(61), 2008. – С. 383-387 (0,6 п.л.)
  8. Могилевич Б.Р. Специфика процессов межкультурной коммуникации при взаимодействии глобальной и локальной культур / Б.Р. Могилевич // Известия СГУ. Серия Социология. Политология. – Вып. 1. Т.8. – 2008. – С. 49-53 (0,6 п.л.)
  9. Могилевич Б.Р. Современный этап глобального межкультурного взаимодействия / Б.Р. Могилевич // Известия ВГПУ.Сер. соц.-экон. науки и иск-во. – №  8(32). – 2008. – С. 69-72(0,6 п.л.)
  10. Могилевич Б.Р. Особенности дискурса межкультурной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия Социология. – 2009. №1,– С. 43-48 (0,7 п.л.)
  11. Могилевич Б.Р. Концептуальные характеристики межкультурной коммуникации в ракурсе социологических исследований/ Б.Р. Могилевич // Известия СГУ. Серия Социология. Политология. – Вып. 1. Т.9. – 2009. – С. 6-10 (0,6 п.л.)
  12. Могилевич Б.Р. Межкультурная коммуникация в контексте социологии культуры/ Б.Р. Могилевич // Известия СГУ. Серия Социология. Политология. – Вып.4. Т.9. – 2009. – С. 21-25 (0,5 п.л.)

Монографии

  1. Могилевич Б.Р. Социально-политический дискурс языка в контексте межкультурной коммуникации / Б.Р. Могилевич. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2007. – 161 с. (10 п.л.)
  2. Могилевич Б.Р. Межкультурная коммуникация в системе социологического знания / Б.Р. Могилевич. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2008. – 275 с. (17,25 п.л.)

Публикации в других изданиях

  1. Могилевич Б.Р. Формирование иноязычной учебно-речевой деятельности как один из аспектов профессионального становления студентов / Б.Р. Могилевич // Акмеология: психологическая культура развивающегося общества: межвуз. науч. сб. – Саратов: Изд-во «Слово», 1999. – С. 50-51. (0,25 п.л.).
  2. Могилевич Б.Р. Формирование коммуникативно-интеллектуальных компетенций студентов при чтении страноведческих текстов / Б.Р. Могилевич // Филология: межвуз. сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во Сарат. гос. ун-та, 1999. – Вып. 4. – С. 210-215. (0,3 п.л.)
  3. Могилевич Б.Р. Аспекты обучения иностранному языку как части иноязычной культуры / Б.Р. Могилевич // Направления в пути совершенствования профессиональной подготовки специалистов в вузах на основе современных педагогических технологий: межвуз. сб. научн. тр. Изд-во: Военн. арт. ан-т., 2001. – С. 86-88. (0,2 п.л.)
  4. Могилевич Б.Р. Формирование коммуникативных умений общения / Ю.Л. Миловидова, Б.Р. Могилевич // Романо-германская филология: межвуз. сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. – Вып. 3. – С. 74-77. (0,25 п.л.)
  5. Могилевич Б.Р. Формирование умений и навыков иноязычного общения как один из аспектов обучения переводческой деятельности / Ю.Л. Миловидова, Б.Р. Могилевич // Методологические и лингвистические аспекты перевода: межвуз. сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во: Сарат. гос. соц-эконом. ун-та, 2003. – С. 76-81. (0,3 п.л.)
  6. Могилевич Б.Р. Some Theoretical & Practical Aspects of Teaching Translation / Interpreting to Nonlinguistic Students / Н.А. Калинина, Б.Р. Могилевич // Язык и коммуникация. – 2003. – Вып. 3. – С.75-78. (0,25 п.л.)
  7. Могилевич Б.Р. Общение как речевая деятельность / Б.Р. Могилевич // Инновационные тенденции в системе высшего и среднего образования: материалы Второй международной заочной научно-методич. конференции. Ч.2. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2005. – Вып. 2. – С. 55-58. (0,25 п.л.)
  8. Могилевич Б.Р. Структура педагогической системы формирования коммуникативных умений иноязычного делового общения / Б.Р. Могилевич // Проблемы и перспективы развития непрерывного профессионального образования в эпоху социальных реформ: сб. научн. тр. Третей международной заочной научно-методич. конференции. Ч. 2. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. – Вып. 2. – С. 89-92. (0,2 п.л.)
  9. Могилевич Б.Р. Коммуникативная функция языка и культура общения / Б.Р. Могилевич // Язык и культура в современном экономическом пространстве: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию образования СГСЭУ. Ч.1 – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. – С. 61-63. (0,2 п.л.)
  10. Могилевич Б.Р. Механизмы успешности общения / Е.Н. Базанова, Б.Р. Могилевич // Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков в высшей школе: межвуз. сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2006. – Вып.3. – С. 108-111. (0,2 п.л.)
  11. Могилевич Б.Р. Социокультурные характеристики пропаганды как процесса социальной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Социокультурные аспекты взаимодействия личности в современном мире: межвуз. науч. сб. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. – Вып.5. – С.38-42. (0,25 п.л.)
  12. Могилевич Б.Р. Структура деловой коммуникации / Б.Р. Могилевич // Основные направления совершенствования качества подготовки специалистов: сб. науч. тр. Четвертой международной науч. метод. конференции. Ч.2. – Саратов: Изд-во «Издательский Центр «Наука», 2007. – С.176-180. (0,25 п.л.)
  13. Могилевич Б.Р. Межкультурный аспект процесса успешной социализации / Б.Р. Могилевич // Письменная коммуникация: межкультурный аспект: межвузовский сб. науч. тр. (по материалам международной конференции «Письменная коммуникация: межкультурный аспект»). Ч.2. – Курск: Изд-во РОСИ, 2007. – С.34-38. (0,25 п.л.)
  14. Могилевич Б.Р. Эволюция социологического осмысления коммуникативных процессов / Б.Р. Могилевич // Российское общество в зеркале социологии: сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во «Научная книга», – 2007. – С.135-143. (0,5 п.л.)
  15. Могилевич Б.Р. Социальные механизмы успешности общения / Б.Р. Могилевич // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества: сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2007. – Вып. 14. – С. 84-86. (0,3 п.л.)
  16. Могилевич Б.Р. Межкультурные особенности использования языка при осуществлении идеологического воздействия / Б.Р. Могилевич // Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков в высшей школе: межвуз. сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – Вып.4. – С.18-22. (0,3 п.л.)
  17. Могилевич Б.Р. Язык и национальная идентичность в контексте межкультурной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Проблемы идентичности в современном мире: сб. тр. региональной научной конференции. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С.113-122  (0,8 п.л.)
  18. Могилевич Б.Р. Теоретическое обоснование межкультурной коммуникации как компонента социологического научного знания / Б.Р. Могилевич // Коммуникативные стратегии информационного общества: сб.тр. международной научно-практической конференции. – СПб: Изд-во Политехн. ун-та, 2007. – С. 15-18. (0,2 п.л.)
  19. Могилевич Б.Р. Многоязычие  в современном мире: примордиалистский и конструктивистский подходы к исследованию проблемы / Б.Р. Могилевич // Личность –Язык–Культура: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Саратов, 2007. – С.60-65, (0,5 п.л.)
  20. Могилевич Б.Р. Формирование межкультурной компетенции как основы успешной социализации / Б.Р. Могилевич // Полипарадигмальный подход к модернизации современного образования: сб. науч. тр. Пятой Международной заочной научно-методич. конференции. Ч.2  – Саратов, 2008. – С.30-35. (0,3 п.л.)
  21. Могилевич Б.Р. Межкультурный аспект интерпретации текста / Б.Р. Могилевич // Материалы  III межвузовской науч. конференции «Язык образование и культура». – Саратов: И.Ц. «Наука», 2008. –С.160-164. (0,3 п.л.)
  22. Могилевич Б.Р. Социокультурная роль переводчика как посредника эффективной межкультурной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Германская филология: Межвуз. сб. науч. тр. – Саратов: ООО Издательство  «Научная книга», 2008. – Вып. 3. – С. 21-25 (0,3 п.л.)
  23. Могилевич Б.Р. Влияние модернизации на процессы межкультурной коммуникации в эпоху глобализма /Б.Р. Могилевич// Современное российское общество: традиции и инновации. Сб. науч. трудов. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 2008. – Вып.1. – С.3-7 (0,5 п.л.)
  24. -Могилевич Б.Р. Межкультурная компетенция как показатель способности индивидов к осуществлению эффективного межкультурного взаимодействия / Б.Р. Могилевич // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества: Сб. науч. трудов. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2008. – Вып.15. – С.63-67 (0,5 п.л.)
  25. Могилевич Б.Р. Текст как механизм социальной коммуникации (межкультурный аспект) / Б.Р. Могилевич // Тезисы докладов IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: отечественная социология: обретение будущего через прошлое».– Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008.– Т.1.– С. 270–273 (0,25 п.л.)
  26. Могилевич Б.Р. Особенности межкультурной коммуникации в эпоху глобализации/ Б.Р. Могилевич// Человек и общество :культурная интеграция: Сб. науч. ст.– Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 2008, С. 80-84 (0,33 п.л.)
  27. Могилевич Б.Р. Актуализация социологического подхода к исследованию процессов межкультурной коммуникации/ Б.Р. Могилевич // Актуальные проблемы вузовской науки: теоретические и практические аспекты: Материалы Всероссийской науч-прак. конф., 1 декабря 2008г. Тамбов. – Тамбов: Издательский дом ТГУ, 2008. – C.54-57. (0,5 п.л.)
  28. Могилевич Б.Р. Социокультурный контекст подготовки переводчиков в сфере профессиональной коммуникации (межкультурный аспект) /Б.Р. Могилевич// Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков: Межвуз. сб. науч. ст. Вып. 6. Материалы Всерос. науч-практ. конф. «Перевод: теория и практика в контексте вузовского образования»– Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 2009, С. 56-61 (0,33 п.л.)
  29. Могилевич Б.Р. Социальная природа языка /Б.Р. Могилевич// Классическое университетское образование для XXI века: доступность, эффективность, качество: сб. науч. тр. VI международной заочной научно-методической конференции. Ч.2. – Саратов: Изд-во «Издательский центр «Наука»», 2009. –С. 46-49 (0,25 п.л.)
  30. Могилевич Б.Р. Социальная детерминированность языка в процессе межкультурного взаимодействия/Б.Р. Могилевич //  Личность-Язык-Культура: Материалы II Всеросийской научно-практической конференции 27-28 ноября 2008г. Саратов. – Саратов: ООО «Издательский цент «Наука»», 2009. – С.143-149. (0,7 п.л.)
  31. Могилевич Б.Р. Подготовка переводчиков в сфере профессиональной коммуникации в контексте диалога культур/ Б.Р. Могилевич // Актуальные проблемы международного сотрудничества в области науки и образования: Материалы Международной науч-прак. конф., 28 апреля 2009г. Тамбов. – Тамбов: Издательский дом ТГУ, 2009. – C.370-375. (0,24 п.л.)
  32. Могилевич Б.Р. Влияние модернизации на процессы межкультурной коммуникации в эпоху глобализма/ Б.Р. Могилевич // Современное российское общество: традиции и инновации: Сб. науч. ст.– Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 2009.– Вып.1.– С. 9-13 (0,31 п.л.)
  33. Могилевич Б.Р. Межкультурный дискурс формирования стереотипов/ Б.Р. Могилевич // Тезисы докладов научно-практической конференции «Социальная политика региона: традиции и инновации»– Саратов: Изд-во «Наука», 2009.– С. 142-145 (0,21 п.л.)
  34. Могилевич Б.Р. Толерантность в контексте межкультурной коммуникации / Б.Р. Могилевич // Психология и экономика. –Т.2.–№2.–2009.–С.129-132 (0,3 п.л.)
  35. Могилевич Б.Р. Межкультурные характеристики взаимодействия языка и идеологии (социолингвистический аспект) /Б.Р. Могилевич // Социально-гуманитарные проблемы современности. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 2. Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2009. С.183-191. (0,62 п.л.)
  36. Могилевич Б.Р. Социокультурный дискурс интерпретации текстов/Б.Р. Могилевич //  Личность-Язык-Культура: Материалы III Всеросийской научно-практической конференции 25-26 ноября 2009г. Саратов. – Саратов: ООО «Издательский цент «Наука», 2010. – С.387-393. (0,34 п.л.)
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.