WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ДАГБАЕВА СЭМБРИКА ДОРЖО-НИМАЕВНА

КАЧЕСТВО ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ 
В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ:
СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ АНАЛИЗА И УПРАВЛЕНИЯ

Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты
и процессы

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Улан-Удэ – 2011

Диссертация выполнена в ФГБОУ ВПО «Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления»

Научный консультант:

доктор социологических наук,  профессор Чукреев Петр Александрович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук,  профессор Балханов Гавриил Иванович

доктор социологических наук,  профессор Лига Марина Борисовна

доктор социологических наук, доцент Петрова Елена Викторовна

Ведущая организация:

Байкальский государственный 
университет экономики и права

Защита состоится «16» декабря 2011 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета  в ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет»

Автореферат разослан  «15» ноября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент Рандалова О.Ю

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Растущий интерес к исследованиям качества жизни населения свидетельствует о том, что наше общество озабочено уже не столько проблемами самосохранения, сколько вопросами устойчивого социального развития. Этот интерес обусловлен процессом глобализации, который, в конечном счете, должен привести к созданию достойных условий жизни не только для будущих, но и ныне живущих поколений. Значимость проблемы качества жизни в России возрастает в связи с тем, что человеческий ресурс в условиях активно идущих процессов старения и депопуляции населения становится самым дефицитным ресурсом. Осмысление новых принципиально важных явлений и процессов предполагает обращение к проблемам повышения качества жизни людей.

В 60-е годы прошлого столетия в наиболее развитых странах мира стала очевидной ограниченность использования категории «уровень жизни», поскольку экономический рост и благосостояние не избавляют общество от нищеты, преступности, наркомании, загрязнения окружающей среды и техногенных катастроф, не гарантируют защиты от глубоких социальных потрясений. Необходимость обращения к проблемам качества жизни диктуется еще и тем, что на рубеже веков стало сомнительным доминирующее положение экономических и материальных факторов, поскольку стало очевидно, что экономический рост сам по себе не способен решить экологические, культурные и социальные вопросы.

Трансформация современного российского общества сопровождается рядом негативных явлений и процессов, связанных с качеством жизни: углубляется расслоение общества по уровню материального обеспечения; ухудшается состояние здоровья граждан, особенно ее трудоспособной части, в том числе за счет ухудшения экологической обстановки в стране; усиливаются диспропорции в возрастной структуре населения и т.д. Высокий уровень региональной дифференциации является одной из проблем социально-экономического развития страны. Для понимания качества жизни россиян необходимо учитывать региональные особенности, крайне важные для разработки технологий управления качеством жизни населения. Устранение социальных и экономических диспропорций, сохранение стабильности является важнейшей задачей государственного управления, сочетающего интересы всех членов общества.

Многочисленные социологические исследования, посвященные изучению таких проблем как уровень жизни, материальное положение, благополучие различных социальных групп, рассматривают вопросы о качестве их жизни, но не дают целостного представления об этом интегральном показателе удовлетворенностью жизнью в современном обществе. Набор методов и показателей, оценивающих качество жизни, остается до сих пор дискуссионным, поскольку в них отсутствует системное описание социально-экономической природы его составляющих, целенаправленное и детальное рассмотрение проблем организации анализа, планирования и прогнозирования качества жизни, не раскрываются социальные технологии его управления. Многоаспектность исследовательских подходов создает поле для научной дискуссии и делает ещё более очевидной необходимость дальнейшего основательного изучения качества жизни. Углубленное изучение этой проблемы, разработка технологий анализа и управления имеет большое значение для развития социологического знания, поскольку пока практически нет работ, специально посвященных изучению технологий анализа и управления качеством жизни населения в Российской Федерации и регионах.

Степень разработанности проблемы. Особенность категории «качество жизни» состоит в универсальности и синтезирующем характере. Исходные представления об уровне благосостояния, как определенных стандартах жизни, формировались в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, Э. Реклю, П. Самуэльсона, А. Смита1.

Само понятие качества жизни было предложено и введено в научный оборот Дж. Гэлбрейтом и Дж. Форрестером в 60-х годах. После этого многие ученые работали над этой темой в различных областях науки. Существенный вклад в определение сущности данного понятия внесли известные зарубежные ученые: Д. Белл, Г. Маркузе, А. Тойнби и др2.

Теоретические основы этой категории рассматриваются в работах А. Васильева, Дж. Гэлбрейт, И. Исаева, Е. Капустина, Б. Нечкина, А. Субетто, Р. Франка3и т.д.

Идеи качества были рассмотрены в трудах русских философов конца XIX – начала XX в. Для русской философии характерно рассмотрение качества во взаимосвязи с человеком, его нравственностью, духовностью, культурой (Н. Бердяев, И. Ильин, Л. Карсавин, Н. Рерих, В. Соловьев4 и др.). По их мнению, именно культура определяет качество жизни.

В рамках экономического подхода в исследованиях качества жизни отмечается группа «пессимистов», ориентированных на рассмотрение экономического роста как фактора ухудшения качества жизни (Т. Адорно, Г. Маркузе, Э. Мишан, Л. Мэмфорд,  Ю. Хабермас5 и др.). По их мнению, наука и техника, ухудшая качество окружающей среды, оказывают отрицательное воздействие  в целом на жизнь человека.

Р. Арона, Д. Белла, Дж. Гэлбрейта, Ж. Фурастье6 можно отнести к группе исследователей, стоящих на оптимистических позициях, поскольку они считали, что переход к обществу нового качества жизни возможен только на основе научно-технического прогресса.

В работах исследователей А. Кэмпбелл, Ф. Конверс, В. Роджерс,7 М. Сирги, Г. Самли, А. Мидоу8 сторонников психологического подхода, разработавших концепцию «ощущаемого качества жизни», утверждается, что истинное значение качества жизни отражается в субъективных оценках индивида, его ощущениях. Методологической основой этой концепции являются идеи экзистенциалистского подхода и концепция потребностей А. Маслоу и Э. Аллардта9. Поднимаются проблемы смысла и цели жизни. Большой вклад в изучение этой проблемы в данном аспекте внес Э. Фромм.10

В России с 80-х годов XX века стал достаточно быстро расширяться круг исследований, посвященных проблеме качества жизни населения. В работах Е. Давыдовой, С. Айвазяна11 раскрываются методические аспекты оценки качества жизни. В современной социологии категория «качество жизни» еще не получила должного научно-методологического обоснования, что, по мнению многих ученых, вызвано сложностью ее научного изучения (Е. Давыдова, А. Субетто, Р. Могилевский, А. Шкуркин)12.

Широкий спектр проблем управления качеством жизни населения, системный анализ этой сложной категории, а также вопросы стабилизации экономики и ее перехода к устойчивому развитию рассматривались в работах Л. Беляевой, В. Бобкова, П. Масловского-Мстиславского, Н. Маликовой, Н. Римашевской, Л. Пархоменко, В. Райцина и др.13

В работах А. Субетто14 процессы управления качеством жизни сопрягаются с выживаемостью человечества, качество жизни определяется как система духовных, материальных, социокультурных, экологических и демографических качеств (компонентов жизни).

Исследование качества жизни ученые часто связывают с проблемами благосостояния населения и бедностью, которые, как правило, изучаются в рамках стратификационного подхода, выявляющего социальную поляризацию. Социальная стратификация как социальное явление исследовано в различных аспектах достаточно основательно. Начала развития теории стратификации были положены К. Марксом, М. Вебером, П. Сорокиным. Дальнейшее развитие теория социальной стратификации получила в работах таких ученых, как Т. Парсонс, К. Дэвис, Р. Дарендорф,  Э. Гидденс, А. Турен. Несмотря на вариативность критериев, по которым осуществляется деление социума на группы этими исследователями, отмечается экономический детерминизм социальной дифференциации, определяющий и оценки качества жизни. Развитие теории социальной стратификации в России мы видим в работах таких исследователей, как Ю. Арутюнян, О. Шкаратан, Г. Осипов, Ж. Тощенко, Л. Гордон, Т. Заславская, Р. Рывкина. В исследованиях ряда авторов определяется социальная структура российского общества, факторы, ее формирующие, анализируется специфика складывающихся и уже существующих структур и их роль в жизни российского общества. Этой тематике посвящены труды З. Голенковой, Е. Игитханян, Н. Римашевской, В. Сычевой, Н. Черниной, Н. Тихоновой и др15. В их работах освещается проблема резкой асимметрии распределения материальных благ и поляризации общества, управленческое воздействие на которые становится одной из целей любых социально-экономических проектов органов власти.

Одной из важных особенностей оценки качества жизни является возможность использования этой категории при выявлении эффективности социального управления. Исследования в области управления и решения социальных проблем на региональном уровне рассматривались в трудах отечественных ученых Н. Бузлякова, В. Жеребина, А. Романова, В. Майера, М. Можиной, Л. Хахулиной, А. Ревайкина, М. Винокурова, Н. Токарской, Л. Тумуровой, П. Чукреева, С. Найдановой и др16.

Большинство ученых выделяет объективную и субъективную стороны качества жизни (Л. Кривоносова, Л. Орлов, Р. Нугаев, Н. Маликов и др.). При этом З. Голенкова, Е. Игитханян, Т. Караханова, Т. Заславская, М. Лига, Н. Тихонова17 настаивают на приоритетности учета субъективной компоненты при анализе составляющих качества жизни современного общества.

Отечественными и зарубежными учеными немало сделано в области определения индикаторов качества жизни. Разработаны международные, национальные, региональные методики оценки качества жизни. Одни из них ориентированы на оценку объективных показателей качества жизни, другие – на субъективные показатели качества жизни. Прошли апробацию методики, сочетающие объективные и субъективные показатели. Однако большинство из существующих систем индикаторов нацелено на количественное измерение социальных явлений и базируется в основном на статистической информации. Решение данной проблемы становится возможным в рамках синергетического подхода, в котором система качества жизни рассматривается как саморазвивающаяся.

Вопросам применения концепции устойчивого развития к анализу трансформационных процессов посвящены работы: С. Капицы В. Мантатова; П. Мунина; А. Урсула18 и др.

В работах А. Субетто, Н. Носовой, Б. Бойцова, О. Крянева, М. Кузнецова и др. качество жизни рассматривается как система19.

Проблемы синергетики в гуманитарной сфере исследуют такие авторы, как В. Бранский, В. Василькова, С. Гомаюнов, М. Ельчанинов, Е. Князева, Г. Котельников, А. Островский, С. Курдюмов, И. Митина, А. Назаретян, Е. Николаева, Д. Цырендоржиева20

и другие.

В современной социологической литературе недостаточно специальных работ, посвященных научному изучению качества жизни населения, выявлению существенных его характеристик в регионах, в том числе Байкальском регионе, жизненно важных для развития всей страны.

Цель диссертационной работы – разработка методологических подходов и методов исследований качества жизни в условиях трансформации общества, получение нового научного знания о качестве жизни населения, разработка социальных технологий его управления.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. на основе существующих теоретико-методологических подходов уточнить сущность и содержание категории «качество жизни»;
  2. определить основные методологические принципы и подходы к исследованию качества жизни населения в условиях трансформации общества;
  3. разработать и апробировать инструментарий социологического анализа качества жизни.
  4. выявить условия и факторы, влияющие на качество жизни населения различных субъектов Российской Федерации, расположенных в Байкальском регионе;
  5. систематизировать показатели, необходимые для оценки и управления качеством жизни;
  6. установить характерные региональные особенности показателей качества жизни;
  7. Выявить состояние и перспективы управления качеством жизни в Республике Бурятия.
  8. разработать возможные варианты (сценарии) формирования показателей качества жизни в Республике Бурятия;
  9. разработать социальные технологии управления качеством жизни населения.

Объект исследования - качество жизни населения в условиях трансформации современного российского общества.

Предмет исследования – социальные технологии анализа и управления качеством жизни населения в условиях трансформации российского общества.

Теоретико-методологические основы исследования. Теоретическую основу работы составили положения и категории социальной и экономической наук: структурный функционализм (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс и др.); теория социальной стратификации (М. Вебер, П. Сорокин, Ю. Арутюнян, О. Шкаратан, Г. Осипов, Ж. Тощенко, Л. Гордон, Т. Заславская, Р. Рывкина); концепция постиндустриализма (Д. Белл, Дж. Гэлбрейт и др.); социологическая концепция жизненных сил человека, его индивидуальной и социальной субъектности (С. Григорьев, Л. Гуслякова); концепция синергетики в гуманитарной сфере (В. Бранский, В. Василькова, С. Гомаюнов, Е. Князева, С. Курдюмов, А. Назаретян, Е. Николаева, Д. Цырендоржиева и др.); социальная квалитология (С. Григорьев, А. Субетто и др.); социальное управление (Н. Бузляков, В. Жеребин, В. Майер, М. Можина, Л. Хахулина, Н. Токарская, П. Чукреев и др.).

Учитывая многоаспектность проблемы в исследовании применены комплексные подходы. Автор руководствуется социологическими, экономическими, психологическими концепциями изучения качества жизни населения. В ходе исследования применяется в единстве исторический, логический методы, методы научной абстракции, анализа и синтеза, сравнения и обобщения, а также методы социологического исследования: анкетный опрос, анализ документов и статистической информации.

Информационной базой работы послужили следующие источники: законодательные акты Российской Федерации и субъектов Российской Федерации; материалы Всероссийского центра изучения уровня жизни, периодические издания, статистические данные, материалы российских и зарубежных исследований.

Эмпирическая база исследования. Эмпирической базой диссертации явились результаты социологических исследований, проведенных на территории Российской Федерации и ее отдельных субъектов:

  • исследований Аналитического Центра Ю. Левады, проведенные с 2000 по 2010 гг. по репрезентативным выборкам от 1600 россиян в 125-130 населенных пунктах 45-47 регионов Российской Федерации21 (исследовательский коллектив до 2003 г. составлял ВЦИОМ);
  • исследований Всероссийского центра уровня жизни, основные результаты которых представлены в коллективной монографии «Качество и уровень жизни населения в новой России (1991-2005 гг.22);
  • социологического опроса жителей Республики Бурятия, проведенного группой социологов ИМБИТ СО РАН при участии автора23 (выборочная совокупность составила 1000 единиц анализа – III-IV квартал 2002 года);

- социологического опроса жителей г. Улан-Удэ, проведенного автором в 2007 г., выборочная совокупность которого составила 450 единиц;

- социологического опроса жителей республики Бурятия, проведенного автором в 2008 г. с использованием многоступенчатой стратифицированной выборки (были опрошены 938 респондентов).

Полученные в ходе диссертационного исследования результаты содержат научную новизну, которая состоит в следующем:

  1. Концептуализирована категория «качество жизни», которую автор представляет как комплексную социологическую категорию, отражающую степень удовлетворения материальных, культурных, духовных потребностей и интересов человека в сопоставимом пространстве. Качество жизни населения оценивается как по уровню удовлетворенности человеком своей жизнью по его собственной самооценке, так и измеряется компетентными и информированными специалистами по набору объективных показателей.
  2. Обосновано применение синергетического подхода и концепции жизненных сил к исследованиям качества жизни населения и разработке социальных технологий управления качеством жизни в условиях трансформации современного общества.
  3. Адаптированы сложившиеся в мировой и отечественной социологии методы и методики оценки качества жизни, разработан и апробирован  инструментарий социологического анализа качества жизни.
  4. В процессе исследований выявлена прямая зависимость позитивных субъективных оценок качества жизни индивидов от состояния удовлетворенности семьей и личными достижениями, а негативных субъективных оценок от неудовлетворенности материальных потребностей.
  5. Определена структура населения по самооценкам материального положения и уровню среднедушевых доходов, проведено сравнение семантического наполнения понятий «богатство» и «бедность».
  6. Выявлены факторы и условия, определяющие качество жизни населения в Республике Бурятия, которые были условно разделены на две группы факторов: 1) сдерживающих развитие качества жизни; 2) способствующих развитию качества жизни.
  7. Определена типология адаптационных стратегий, используемых жителями Республики Бурятия для сохранения (улучшения) качества своей жизни, специфику которой необходимо учитывать при разработке социальных технологий управления качеством жизни населения.
  8. Раскрыты особенности качества жизни населения в субъектах Российской Федерации, расположенных в Байкальском регионе. В настоящее время в Байкальском регионе достаточно остро проявляются социальные проблемы, которые связаны с низким уровнем и качеством жизни, неудовлетворительным состоянием здоровья населения,  высоким уровнем безработицы, преступности, неудовлетворительным состоянием социальной инфраструктуры и доступом к основным социальным услугам, особенно в сельской местности. Все это ведет к сокращению и старению населения, главным образом за счет миграции, а также к повышению неорганизованной нагрузки на биологические ресурсы Байкальской природной территории.
  9. Выявлены состояние и перспективы управления качеством жизни в Республике Бурятия. Установлено, что разные социально-экономические проблемы Бурятии, действующие по отдельности, не воспринимаются столь остро, как их кумулятивный эффект.
  10. Выявлены основные проблемы системы управления качеством жизни населения и предложены подходы к их устранению. Разработаны технологии оценки качества жизни населения, внесены предложения по разработке законодательной и нормативно-правовой базы качества жизни.
  11. Обоснованы и разработаны социальные технологии управления качеством жизни населения (технологии государственного регулирования и технологии социального партнерства), среди которых выделены следующие направления: работа и заработок, здоровье и качество медицины, среда обитания и безопасность, образование и развитие.
  12. - Предложены сценарии развития показателей качества жизни населения в Республике Бурятия, условно названные как базовый и оптимистичный.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту

1. Качество жизни является многоуровневым, сложноорганизованным конструктом, имеющим субъективные и объективные составляющие. Осуществить комплексный анализ качества жизни как основы социального развития становится возможным с позиции социологического подхода, в рамках которого качество жизни рассматривается как комплексная социально-экономическая категория, отражающая степень удовлетворения материальных, культурных и духовных потребностей и интересов человека в сопоставимом пространстве, оцениваемая как по уровню удовлетворенности человека своей жизнью по его собственной самооценке, так и измеряемая компетентными и информированными специалистами по набору объективных показателей.

2. Решение проблемы создания общей методики оценки качества жизни становится возможным в рамках синергетического подхода, в котором система качества жизни рассматривается как саморазвивающаяся. В ходе исследования был осуществлен анализ как основных теоретических подходов к рассмотрению категории «качество жизни», так и тех понятий, которые в той или иной мере характеризуют содержание и уровни мироощущения человека, социальных групп, общества в целом. Синергетический подход и концепция жизненных сил должны стать основой в разработках социальных технологий управления качеством жизни и реализации конкретных программ его улучшения.

3. Несмотря на позитивные сдвиги, проблема бедности остается актуальной. Процессы дифференциации по качеству жизни в последние годы сложнее по своей направленности, отмечается уменьшение численности бедных и рост доли  среднего слоя. В эти годы сохраняется численность слоя «условно бедных», который образует буферную группу между бедными и небедными имущественными слоями. Бедность в основном характерна для населения сельских районов.

4. Социальное самочувствие, ориентация на те или иные способы адаптации во многом детерминированы профессиональной принадлежностью, материальным положением, возрастными различиями респондентов. Респонденты, занятые в сфере бизнеса, на высокооплачиваемых должностях, более уверены в завтрашнем дне, имеют мотивацию на интенсивную профессиональную деятельность, повышение квалификации, инициативное поведение в решении возникающих проблем. Молодое поколение во всех профессиональных группах демонстрирует более высокие адаптационные возможности, отход от патерналистских ожиданий, настроенность на самозащиту, использование собственных жизненных ресурсов. Среди факторов, препятствующих преодолению трудностей, молодежь выделяет не низкую оплату труда, а отсутствие деловой хватки, недостаточную психологическую готовность к жизнедеятельности в условиях конкуренции.

5. Трансформация современного российского общества обусловливает формирование у населения адаптационных стратегий, сохраняющих или повышающих качество их жизни. Адаптационные стратегии условно делятся на неактуальные (редко используемые) и актуальные (часто используемые), экстенсивные (предполагают увеличение объема работ, при этом финансовый потенциал растет, однако качество жизни может не только улучшиться, но и ухудшиться из-за снижения качества рекреационных составляющих жизни) и интенсивные (предполагают наращивание новых компетенций, увеличение потенциала конкурентоспособности населения и качества жизни). 

6. Внешние и внутренние факторы качества жизни можно условно разделить на две группы: факторы, сдерживающие развитие качества жизни, и факторы, способствующие развитию качества жизни. Среди факторов, сдерживающих социально-экономическое развитие и качество жизни в республике, в первую очередь можно отметить экологические ограничения, которые существенно повышают себестоимость продукции в ряде отраслей производства. Существенно влияют на процессы социально-экономического развития республики и другие обстоятельства: ухудшающаяся демографическая ситуация; невысокая продолжительность жизни, "старение" населения, возрастание демографической нагрузки на трудоспособное население; высокая доля бедного населения; структурная безработица, т.е. несоответствие качественного спроса и предложения на рынке труда. Основу для стабильного экономического и социального развития в среднесрочной и долгосрочной перспективе определяют следующие факторы: благоприятное географическое положение Республики Бурятия с точки зрения транзитных возможностей; в последние годы в экономике республики отмечается устойчивая положительная динамика (по многим показателям Бурятия в рейтинге регионов Сибирского федерального округа занимает лидирующие позиции); комфортный этносоциальный климат на территории Республики Бурятия; низкая конфликтность; достаточно хорошие перспективы развития индустрии туризма с использованием ресурсов озера Байкал и его прибрежной зоны, национальных парков.

7. К основным проблемам управления качеством жизни населения относятся: во-первых,  отсутствие единой методики оценки качества жизни населения – набора показателей, характеризующих качество жизни; во-вторых, недостаточная разработка законодательной и нормативно-правовой базы качества жизни населения России, субъектов РФ и муниципальных образований. Решение этих проблем связано с разработкой технологий анализа и управления качеством жизни населения и их правового закрепления. Не дожидаясь полной ратификации Европейской социальной хартии на уровне государства, регионы могли бы включиться в процесс ее реализации, продвигаясь по пути повышения качества жизни и свободного развития человека.

8. Разработаны социальные технологии управления качеством жизни населения, в структуре которых предусмотрены наличие: заданного алгоритма; стандарта деятельности; последовательности операций; содержания и логики конкретных задач. Выделены технологии государственного управления и технологии  социального партнерства в улучшении качества жизни населения. Социальные технологии управления и повышения качества жизни населения должны включать следующие направления: работа и заработок, образование и развитие, социальная защита; социальное партнерство.

9. Сценарные варианты долгосрочного социально-экономического развития Республики Бурятия определяются несколькими ключевыми факторами: степенью развития и реализации сравнительных преимуществ экономики Республики Бурятия в минерально-сырьевом комплексе, энергетике, науке и образовании, высоких технологиях и других сферах; интенсивностью инновационного обновления  производств и динамикой производительности труда; динамикой развития транспортной и энергетической инфраструктуры; интенсивностью формирования среднего класса. В зависимости от реализации этих факторов выделяются два  сценария развития качества жизни населения в долгосрочной перспективе – базовый и  оптимистичный. В базовом сценарии приоритетной задачей среднесрочного и долгосрочного развития Республики Бурятия является создание конкурентоспособной экономики, обладающей потенциалом устойчивого развития и создающей предпосылки для перехода на инновационный путь развития, что позволит в целом улучшить качество жизни.

Базовый сценарий предполагает создание основы и закрепление тенденций для перехода на эколого-технологический путь развития, намеченный на долгосрочную перспективу. По этому сценарию предполагается к 2017 году Республике Бурятия выйти на бездотационный режим, бюджетная самодостаточность республики возможна только за счет экономического роста. Оптимистичный сценарий, также как и базовый, направлен на более полную реализацию инвестиционно-инфраструктурных и перспективных инновационных проектов. Данный сценарий также предполагает переход в среднесрочной и долгосрочной перспективе на эколого-технологический путь развития. По оптимистичному сценарию прогнозируется выйти на бездотационный уровень уже в 2015 году.

Теоретическая и практическая значимость работы определяется тем, что сделанные в работе выводы уточняют социологические представления о качестве жизни населения. Теоретические положения и выводы диссертационной работы являются дополнительным вкладом в разработку методологии анализа и управления качеством жизни населения в условиях трансформации современного общества. Теоретические положения и выводы диссертационного исследования могут применяться в  разработке рабочих программ учебных курсов социологии, социального прогнозирования и проектирования, а также специальных курсов по проблеме качества жизни населения.

Основные положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования могут быть использованы различными органами законодательной и исполнительной власти, научно-исследовательскими центрами при формировании аналитического инструментария в части подготовки прогностической модели повышения качества жизни населения; при совершенствовании системы комплексной оценки параметров качества жизни; при разработке программ социально-экономического развития Республики Бурятия и технологий управления качеством жизни. 

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на научно-практических конференциях преподавателей, аспирантов и молодых ученых Восточно-Сибирского государственного технологического университета (2006-2011 гг.); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы социальной медицины и психологии» (Махачкала, 2011 г.); VI Международной научно-практической конференции «Университетская наука – 2009-2010» (Мариуполь, 2009-2010 гг.); Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы прогресса цивилизационного развития. Патриотизм и духовность как объединяющая основа современного общества» (Волгоград, 2010 г.); Региональной научно-практической конференции «Социальные чтения 2010» (Нижневартовск, 2010 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме» (Томск, 2009 г.); IX Всероссийской научной конференции «Современное общество: вопросы теории, методологии, методы социальных исследований» (Пермь, 2008 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Стратегия повышения социальной защищенности отдельных групп населения» (Иркутск, 2007 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Социальные технологии в различных сферах жизнедеятельности: теория и практика» (Москва, 2007 г.) и др.

По теме диссертации было опубликовано 42 (52) работы. Из них в изданиях, рекомендованных ВАК для докторских диссертаций, 11 работ, 4 монографии.

Структура и объем диссертационной работы обусловлены целью, задачами и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы, 8 приложений.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, дается характеристика степени научной разработанности исследуемой проблемы, обосновываются теоретическая база диссертации, ее исходные методологические принципы, приводится эмпирическая база исследования, формулируется объект и предмет, цель и задачи научного анализа, раскрывается научная новизна диссертации, представлены положения, выносимые на защиту, указана теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В Главе I «Теоретико-методологические подходы к анализу категории «качество жизни» анализируются исходные теоретические и методологические принципы исследования качества жизни.

В параграфе 1.1. «Эволюция научных воззрений в исследованиях качества жизни» систематизированы научные представления в отношении понятия «качество жизни» и представлены этапы его развития от публицистического словосочетания до строгой научной категории.

Изучение проблем качества жизни населения началось с середины 60-х годов, когда в высокоразвитых странах Запада стал осуществляться переход к постиндустриальной стадии развития общества, что обусловило интерес человечества к гуманитарному содержанию экономического прогресса. К началу 70-х годов на первый план выдвигаются глобальное моделирование и концепция «ощущаемого качества жизни», связываемая, в первую очередь, с исследовательской деятельностью А. Кемпбелла и др. в США. В настоящее время разработка качества жизни связана с именами Ф. Конверса, У. Роджерса, Ф. Андруза, Л. Милбрейта, Л. Мак-Кеннела, С. Райта, А. Михелоса и др.

Возникнув в США в середине 60-х годов, категория «качество жизни» как важный показатель человеческого существования сразу стала предметом научных споров между учеными марксистско-ленинской ориентации (А. Бутенко, И. Бестужев-Лада, И. Толстых и др.)24 и представителями индивидуалистических теорий Запада (А. Тофлер, Р. Арон и др.).25

Российская наука и практика долгое время подвергали категорию «качество жизни» критике и игнорированию. Широко использовался термин «образ жизни». Считалось, что он означает по сравнению с «качеством жизни» самые сущностные характеристики социальной жизни.26 В 70-е годы характерным стало рассмотрение понятия «качество жизни» в рамках теории образа жизни как выражения количественной стороны способа жизнедеятельности социальных субъектов.27 Одна из объективных причин заключалась в том, что к категории «качество жизни» марксистская наука пришла через проблематику исследования образа жизни в период «экстенсивного» развития теории образа жизни. Однако в дальнейшем для отечественных ученых стало очевидно, что образ жизни сам выражает социальное качество, которое находит свое количественное выражение в показателях образа жизни.28 «Качество жизни» отождествлялось с такими понятиями, как «образ жизни», «уклад жизни», «стиль жизни» и «уровень жизни». 29

В России с 80-х годов XX века также стал достаточно быстро расширяться круг исследований, посвященных проблеме качества жизни населения (Е. Давыдова30, С. Айвазян31) Их работы посвящены  методическому аспекту проблемы. В работах А. Субетто32 процессы управления качеством жизни сопрягаются с выживаемостью человечества, а саму категорию автор определяет как систему духовных, материальных, социокультурных, экологических и демографических качеств (компонентов жизни).

Следует отметить, что категория «качество жизни» в последнее время все больше приобретает значимость как в теории, так и в практике государственного и муниципального управления, в т.ч. и на региональном уровне. Таким образом, в большинстве исследований, в том или ином контексте, под качеством жизни понимается некая комплексная характеристика населения, определяющая его социально-экономическое положение и совокупность условий, обеспечивающих жизнедеятельность человека на вполне определенной территории. Конечная задача изучения данной социологической категории состоит в том, чтобы оценить различные множественные взаимодействия между проводимой социально-экономической политикой, структурой государственных или муниципальных затрат, складывающимися социальными условиями жизнедеятельности населения и социальным самочувствием человека, включенного в ту или иную систему жизнеобеспечения. Качество жизни является сложным комплексным феноменом общественной жизни, каждый из структурных элементов которого отражает экономические, социальные, политические, правовые, идеологические отношения, сформированные в обществе.

В параграфе 1.2. «Содержание качества жизни как социологической категории» представлены различные социологические подходы к определению качества жизни и уточнено его содержание. 

Современные исследователи качества жизни считают необходимым рассматривать данную категорию как системную целостность, которая выражается через сложную структуру взаимосвязей, ее составляющих: качество природной среды, качество здоровья популяции, качество образования, качество культуры. А. Субетто определяет категорию «качество жизни» как систему духовных, материальных, социокультурных, экологических и демографических качеств. В этой системе выявляется уровень реализации родовых сил человека, творческий смысл его жизни. Причем в соответствии с учением о трех родах качества - предметно-вещественном, функциональном и системно-социальном – раскрываются и индивидуальное, и общественное качество жизни, разнообразие потребностей человека, потенциал его всестороннего, гармонического, творческого развития.33 Весьма оригинальный подход к качеству жизни предлагает В. Кузнецов, который рассматривает качество жизни в контексте теории геокультуры. Он определяет качество жизни как состояние национальной, семейной и личной культуры во времени; как состояние удовлетворенности человека, семьи и народа уровнем и качеством жизнеобеспечения, направленностью изменений.34

Н. Маликов определяет качество жизни как степень удовлетворения потребностей и реализации интересов социального субъекта.35 Такое определение позволяет рассматривать качество жизни как функцию и результат жизнедеятельности социального субъекта, который определяется реализуемым потенциалом человека в существующих условиях.

Анализ структуры различных определений категории «качество жизни» позволил выделить содержательную и операциональную части. В содержательной части раскрывается сам смысл категории, а в операциональной конкретизируется способ количественного измерения уровня качества жизни. В диссертации предложено комплексное определение, которое включает содержательную и операциональную части, а последняя – субъективную самооценку и внешнюю объективную оценку. Качество жизни – это комплексная социально-экономическая категория, отражающая степень удовлетворения материальных, культурных и духовных потребностей и интересов человека в сопоставимом пространстве, оцениваемая как по уровню удовлетворенности человеком своей жизнью по его собственной самооценке, так и измеряемая компетентными и информированными специалистами по набору объективных показателей.

В параграфе 1.3. «Методологические принципы и подходы к исследованиям качества жизни населения»  рассматриваются возможности  применения концепции жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности и синергетической концепции  с позиции анализа и управления качеством жизни. Изучение качества жизни в контексте жизненных сил  социальных субъектов позволяет выявить единство общества как социального организма, обладающего способностью к интеграции его составляющих, внутренней устойчивостью, активностью, самоорганизацией. Качество жизни человека и его семьи определяется уровнем развития индивидуальной и социальной субъектности.

Проблемы синергетики в гуманитарной сфере исследуют такие ученые, как В. Бранский, В. Василькова, Е. Князева, Г. Котельников и А. Островский, С. Курдюмов, И. Митина, А. Назаретян, Е. Николаева, Д. Цырендоржиева и другие.

Использование синергетической методологии при изучении и исследовании сложных социокультурных систем оправдано, поскольку  синергетика, принципиально ориентированная на диалогово-коммуникативные отношения с разными типами знаний, позволяет включать в свою систему объяснения иные методы познания по принципу дополнительности.36  Как любое сложное социальное явление, качество жизни населения - результат совместного действия разнородных, а иногда и разнонаправленных причин и факторов.

Качество жизни это системная целостность, которая выражается через сложную структуру взаимосвязей ее составляющих: качество природной и социальной среды, качество здоровья популяции, качество образования, качество культуры.

Современное состояние развития синергетического знания позволяет вести обоснованный поиск и находить конструктивные принципы коэволюции сложных систем мира. В частности поэтому она может стать основой построения моделей устойчивого развития стран и регионов в современном нестабильном мире.

Качество жизни – результат совместного, кооперативного и координированного действия многих элементов. Такой, синергетический, принцип существования системы приводит к тому, что развитие каждого из элементов зависит друг от друга. Они появляются не последовательно, друг за другом, но в соответствии с одним из основных принципов синергетики, содействуя друг другу одновременной активностью. Система качества жизни, как и иные открытые системы, представляет собой логически и организационно единый комплекс, каждый отдельный элемент комплекса имеет достаточно степеней свободы для своего индивидуального самовыражения и развития, не нарушающего целостность системы.

Создание общей методики оценки качества жизни, которая давала бы адекватные результаты, становится реальным в рамках синергетической концепции, которая рассматривает качество жизни как самоорганизующуюся систему и концепции жизненных сил социального субъекта. В структуре жизненных сил выделяются общественно-политические, производственно-экономические, социоэкологические и социально-бытовые силы. Измерение этих составляющих жизненных сил социального субъекта позволит дать объективную оценку качества жизни, поскольку включает в себя не только оценку материального благополучия, но и духовных, культурных и психологических аспектов. 

Синергетический подход и концепция жизненных сил социального субъекта открывают широкие возможности для разработки социальных технологий управления качеством жизни и реализации конкретных программ его улучшения. Синтез этих подходов позволяет дать оценку качества жизни различных социальных групп, определить их участие в жизнедеятельности общества. Это особенно актуально в условиях нестабильности и рыночной экономики. Методология синергетического подхода и социологического витализма, таким образом, обладает огромным эвристическим потенциалом и может быть применена к исследованию качества  жизни.

В Главе II «Методические аспекты оценки качества жизни населения» анализируются объективный и субъективный подходы к методам исследования качества жизни, структурируются показатели оценки качества жизни населения, представлены  технология и инструментарий исследования.

В параграфе 2.1 «Объективный и субъективный подходы к методам исследования качества жизни» раскрываются особенности объективного и субъективного подходов.

В рамках объективного подхода качество жизни измеряется компетентными специалистами по набору объективных показателей, определенных системой нормативных потребительских бюджетов, различными социальными индикаторами, рассчитанными по статистическим данным.

В исследованиях Всероссийского центра уровня жизни обоснована система нормативных потребительских бюджетов разного уровня материального достатка, включающая прожиточный минимум, восстановительный потребительский бюджет и бюджет высокого достатка. В официальной социальной политике применяется только бюджет прожиточного минимума. Законодательное принятие всей системы нормативных потребительских бюджетов в качестве социальных стандартов качества жизни позволит определить ориентиры социального развития.

Специфическим моментом оценки качества жизни является то, что в конечном итоге главным мерилом здесь выступает субъект, который и определяет степень удовлетворённости своей жизнью. Субъективные критерии существуют в сознании каждого человека и далеко не всегда совпадают с результатами объективных измерений или расчетов. Поэтому субъективные индикаторы уровня и качества жизни являются как бы верификационной характеристикой, корректирующей и дополняющей результаты объективной оценки качества жизни. Социологический метод оценки показателей качества жизни использует мнения самих индивидов или групп людей как источник информации о качестве и  уровне их жизни. Сбор мнений осуществляется с применением различных процедур опросов. Как правило, опросы носят выборочный характер. Они могут проводиться в виде ответов людей на вопросы анкеты (анкетирование) либо в виде бесед-интервью с ними (интервьюирование).

Качественные показатели субъективной составляющей качества жизни будут принципиально различимы в зависимости от того, в каком режиме функционирует социальная система - в условиях стабильности или повышенной разбалансированности всех его структур и элементов. Прежде всего, следует отметить, что всякая стабильная социальная система функционирует в условиях устойчивости всей имеющейся совокупности отношений между ее элементами и структурами. Когда величина энтропии превышает некоторый критический уровень, система начинает функционировать в особом режиме - в условиях кризиса закономерности поведения неравновесной социальной системы будут принципиально иными, чем в устойчивом состоянии.

Роль субъективных факторов в условиях неравновесности начинает резко возрастать. Исходя из этого, можно определить принципиальные особенности, которые нужно учитывать при анализе субъективной оценки населением качества жизни. С учетом концепции жизненных сил и синергетического принципа дезорганизации, имеющего место в условиях кризиса, особое внимание при конструировании индикаторов измерения качества жизни должно быть уделено изучению его субъективной составляющей. Для установления полной картины, учитывая противоречивость и высокую динамичность общественного мнения, необходимо замерять и объективные и субъективные составляющие качества жизни населения. 

В параграфе 2.2. «Показатели оценки качества жизни населения» дается анализ различных методик и показателей качества жизни населения. Социальные показатели понимаются как качественные социальные переменные, раскрывающие содержание категории «социальное качество»; в свою очередь, социальный показатель — это индикатор для оценки качества жизни той или иной социальной группы или отдельной личности.

В настоящее время существует большое количество (около 60) разнообразных методик оценки качества жизни, использующих тысячи  показателей жизнедеятельности человека в обществе в целом и в отдельных его сферах. Осуществленный анализ методик оценки и показателей  качества жизни позволил сделать следующие выводы. Во-первых, чаще всего встречаются такие показатели, как качество образования, здоровья, жилища, окружающей среды. Во-вторых, качество жизни оценивается со стороны как объективных индикаторов, так и показателей субъективных. В-третьих, накоплен определенный опыт проведения сравнительного анализа международных, государственных, региональных, муниципальных оценок качества жизни. В-четвертых, начались работы по оценке отдельных компонентов качества жизни: здоровье, экология и др. В-пятых, разнообразие существующих методик и индикаторов свидетельствует о значимости и важности измерения качества жизни для повышения эффективности функционирования общества.

В основе всей жизнедеятельности человека лежат его потребности. Объективно можно выделить ряд базисных потребностей, удовлетворение которых определяет качество жизни человека: потребности, связанные с реализацией фундаментального права на жизнь, ее продолжительностью, соответствующей возможностям общества и ожиданиям человека, а также гарантией безопасности; потребности во всесторонней реализации личности в процессе трудовой деятельности, обеспечивающей желаемый уровень материального благосостояния; потребности в чистой и комфортной среде обитания; потребности, связанные с духовным совершенствованием личности.

Выявленные потребности являются основанием для разработки номенклатуры показателей качества жизни. В связи с этим необходимо рассмотреть ряд общих принципов формирования такой системы показателей.

Объективные характеристики качества жизни следует дополнить субъективными. В последних должны быть выделены субъективные показатели мотивации деятельности: потребности, интересы, ценностные ориентиры, удовлетворенность и т.п.

Поскольку в большинстве случаев оценка качества жизни носит сравнительный, а не абсолютный характер, ее важнейшей операцией являются выбор оснований (критериев) этого сравнения и определение шкал оценки.

К объективным показателям качества жизни относятся, например, демографические (показатели средней ожидаемой продолжительности жизни, младенческой смертности и т. п.), экологические (концентрация вредных веществ в атмосфере, воде, недрах, интенсивность электромагнитных излучений и т.п.), экономические (ВВП на душу населения, уровень безработицы и др.), правовые, здравоохранения и т. д.

В субъективные показатели качества жизни входят: когнитивная компонента (рациональная); аффективная компонента (эмоциональная). Для определения значений измеримых показателей качества жизни используются в основном инструментальный, расчетный и статистический методы. Социологический метод основан на сборе и анализе мнений отдельных групп людей или населения в целом об отдельных сторонах их жизнедеятельности. Экспертный метод - это метод качественного описания показателей качества жизни на основе обработки суждений экспертов.

Поскольку рассматриваемая система показателей качества жизни достаточно сложна и разнообразна, во многих случаях для оценки отдельных показателей применяют комбинацию рассмотренных методов. В частности, может использоваться комбинация экспертного и социологического методов, при которой мнения экспертов уточняются и дополняются результатами анализа суждений отдельных индивидов или групп людей, качество жизни которых оценивается. Автор разделяет мнение ряда отечественных и зарубежных ученых о том, что создать методики, способные охватить весь комплекс потребностей и интересов человека, делающих жизнь комфортной, и учесть многочисленные факторы, влияющие на формирование, развитие и удовлетворение этих потребностей, практически невозможно. И это актуализирует разработку методов системного анализа качества жизни, основанных на синтезе синергетической концепции и концепции жизненных сил.

В параграфе 2.3. «Методы измерения качества жизни, технологии и инструментарий» проведен анализ различных методов оценки качества жизни и представлена  апробированная технология и инструментарий.

На основе анализа различных методов и методик оценки качества жизни населения  предложен алгоритм комплексной оценки качества жизни (рис. 2.3.1). Этот алгоритм основывается на параллельном использовании двух подходов к оценке качества жизни: объективного и субъективного. В основу объективной оценки положен статистический метод определения значений показателей качества жизни. Субъективная оценка построена на использовании метода социологических исследований. При этом расчет интегрального показателя качества жизни осуществляется с помощью обобщенного (комплексного) метода. В программе исследования предусмотрено применение индикаторов, позволяющих произвести замеры и материальных, и духовных потребностей и интересов. Главной задачей установления таких показателей является получение статистической и социологической информации, которую можно будет соотнести с априорными представлениями о качестве жизни населения. Предложенная технология анализа качества жизни населения была апробирована в 2007 и в 2008 гг. Исследование по оценке качества жизни жителей Республики Бурятия представлено многоступенчатой стратифицированной выборкой. На первой ступени был произведен отбор 10 сельских районов Республики Бурятия, которые наиболее адекватно могут представить ее модель по социально-экономическим, национальным параметрам.

Рисунок 2.3.1 Алгоритм комплексной оценки уровня и качества жизни

На второй ступени были отобраны населенные пункты в каждом сельском районе. На третьей ступени были выбраны респонденты методом случайной механической выборки.

В инструментарии социологического исследования использовались отдельные элементы методик различных авторов, а также исследований ВЦУЖ. Это позволило глубже понять особенности изучавшихся групп респондентов и обеспечить необходимую для анализа этой специфики сопоставимость данных с исследованиями общероссийскими, региональными, в том числе проведенными на территории Республики Бурятия.

Инструментарий социологического исследования качества жизни в Республике Бурятия состоял из анкеты, предназначенной для опроса населения, и  составлялся с расчетом получения эмпирического материала для  подтверждения или опровержения выдвинутых гипотез и выполнения поставленных задач.

Анкета для опроса населения состояла из 7 взаимосвязанных блоков. Каждый блок направлен на выполнение общей цели исследования, а также решение поставленной перед каждым  блоком конкретной задачи. Это возможно с помощью логически выстроенных вопросов.

В ходе анализа применялись математические методы – корреляционный анализ (расчет парной корреляции, построение матрицы связи). Расчеты коэффициента парной корреляции восприятия своего качества жизни с восприятием ряда других ситуаций и сфер позволяют выстроить корреляционную матрицу.  Эти данные помогают понять, как оценка качества своей жизни связана с оценкой других сфер, наполняющих жизнь индивидов. В процессе анализа полученные результаты сравнивались с результатами исследований Аналитического Центра Ю. Левады и исследований Всероссийского центра уровня жизни. Кроме социологических данных, полученных путем анкетного опроса, в исследовании использованы данные органов статистики, аналитические и отчетные данные органов исполнительной власти и местного самоуправления, материалы публикаций СМИ.

В Главе III «Качество жизни в Республике Бурятия» проведен социологический анализ качества жизни населения, выявлены внутренние и внешние факторы и условия, определяющие особенности показателей качества жизни населения в Бурятии.

В параграфе 3.1. «Качество жизни в Республике Бурятия: социологический анализ современной ситуации» дается характеристика качества жизни населения Бурятии.

В рамках проведенных исследований по анализу качества жизни 2007-2008 гг. был использован субъективный подход на основе самоидентификации респондентов по материальному положению. В процессе изучения самоидентификации респондентов были определены социально-демографические характеристики семей с различным качеством жизни.

Использование системы потребительских бюджетов позволило типологизировать респондентов по оценкам среднедушевых доходов. Респонденты, имеющие доход от 1 бюджета прожиточного минимума (БПМ) до 2 БПМ, были отнесены к "условно бедным" (низкообеспеченным). К средним группам были отнесены респонденты, доходы которых были в интервале от минимального потребительского бюджета (МПБ) до бюджета высокого достатка (БВД). К "богатым" были отнесены те лица,  доходы которых выше БВД (табл. 3.1.1).

Таблица 3.1.1

Соотношение результатов типологизации по самооценкам респондентов
и по оценкам среднедушевых доходов

Шкала самоидентификации

По самооценкам материального положения (%)

По оценкам среднедушевых доходов (%)

2002 г.

2008 г.

2002 г.

2008 г.

"Богатые"

1,3

3,5

1,2

3,08

"Средний слой"

27,5

32,0

21,3

30,8

"Бедные"

30,4

25,50

40,7

25,93

"Условно бедные"

32,5

30,75

35,5

31,43

"Социальное дно"

8,3

1,50

1,33

2,69

Затруднившиеся с ответом

6,75

6,07

Сравнение ситуации 2002  и 2008 гг. с положением в 90-е гг. прошлого века показывает перелом в тенденциях материального расслоения и социального благополучия населения. Процессы дифференциации в последние годы сложнее по своей направленности. Наблюдаются две тенденции – уменьшение численности бедных и рост доли т.н. среднего слоя. Эти тенденции нашли свое подтверждение в исследованиях Института философии РАН, проведенных с 1990-2006 гг. под руководством Л.А. Беляевой.37 

В 2008 г. по сравнению с 2002 г. сократилась бедность вместе  с крайней формой  проявления.  Здесь сосредотачиваются слабые социальные группы, которые не могут в силу отсутствия необходимых ресурсов преодолеть бедность и им требуется целенаправленная помощь и защита.  В эти годы количественно практически сохраняется слой «условно бедных», который образует буферную группу между бедными и небедными имущественными слоями. Можно предположить, что он принимает в свои ряды бедных из первых двух групп, поставляя в то же время своих представителей в более обеспеченные слои.

Анализ результатов опроса показывает, что имеются некоторые различия в половозрастной и социальной  структуре «богатых», «бедных».

Сравнивая оценки возможностей повышения доходов в различных возрастных группах, нужно отметить следующее: более молодое поколение, как правило, дает более высокие оценки. 

Общеизвестно, что ценности выступают мотивом сознательного поведения индивида. На их основе складываются социокультурные типы отношений граждан к процессам, происходящим в обществе. В ходе анализа был выявлен набор ценностей, которым респонденты отдают предпочтение. Это, прежде всего, ряд базовых ценностей, которые присущи всем профессиональным, образовательным и возрастным группам.

В целом  можно сделать вывод о том, что именно успехами в личной жизни и семейным счастьем связано ощущение благополучия и удовлетворенности жизнью, эта часть жизнедеятельности более подвластна контролю со стороны индивидов. Очевидно, что основной потенциал совершенствования качества жизни находится в плоскости повышения условий для удовлетворения  материальных потребностей.

Определены индикаторы депривации (вопрос: «Что, по вашему мнению, в настоящее время в России является признаком бедности?».)

Оценка качества своей жизни у горожан несколько выше, чем у сельских жителей;  молодежь демонстрирует самое позитивное восприятие своего качества жизни, а люди в возрасте 50-59 лет – самое негативное (по возрастным группам); мужчины в целом дают более высокие оценки качества своей жизни, чем женщины;  высшее образование позволяет воспринимать качество своей жизни более положительно, чем более низкие уровни образования. Несмотря на то, что наличие детей увеличивает иждивенческую нагрузку, снижая материальные характеристики, тем не менее повышают оценку качества жизни в целом. Наиболее позитивная оценка у тех, у кого два ребенка; в то же время наиболее негативные оценки у многодетных семей (3 и более детей). Скорее всего,  такое положение дел объясняется тем, что дети действительно могут повышать качество жизни, формируя высокую удовлетворенность семейной жизнью и наполняя ее смыслом. Наличие двух детей в большей степени соответствует  представлению об идеальной семье, чем один ребенок или отсутствие детей. Однако очевидно, что наличие трех и более детей снижает оценки качества жизни, делая его неудовлетворительным почти у половины их представителей. Тут можно отметить перспективность технологий поддержки многодетных семей и формирования их позитивного имиджа с целью оптимизации  демографических процессов.

Выявлена идентификация бедности и богатства как социальных феноменов различными демографическими и доходными группами.

Выявлены различные стратегии адаптации и повышения качества жизни по уровню их эффективности, которая тесно связана с текущим материальным положением индивида. Под адаптационной стратегией принимаем социально обусловленный выбор индивидом траектории поведения в социальной среде, который соотносится с его возможностями и интересами, ориентирован на достижение желаемого качества жизни исходя из имеющегося у него представления о жизненных нормах и характеристиках жизненного пространства.

Сравнение стратегий, зафиксированных в ретроспективе и перспективе, позволило выявить не только состав используемых респондентом адаптационных практик, но и динамику их актуальности. В целом стратегии, используемые населением, условно разделены  на группы: актуальные  (часто используемые) и неактуальные (редко используемые); экстенсивные и интенсивные. В краткосрочный период адекватной может считаться и экстенсивная стратегия, но в долгосрочном плане для повышения качества жизни более желательно использование интенсивных стратегий, реализация которых предполагает наращивание новых компетенций и повышение конкурентоспособности населения. 

В параграфе 3.2. «Факторы и условия, определяющие качество жизни в Республике Бурятия» проведен анализ внутренних и внешних факторов и условий, определяющих качество жизни.

Рассмотрены внешние и внутренние факторы качества жизни, условно выделенные в две группы: факторы, сдерживающие развитие качества жизни, и факторы, способствующие развитию качества жизни. Среди факторов, сдерживающих социально-экономическое развитие и качество жизни в республике, в первую очередь можно отметить экологические ограничения, которые существенно повышают себестоимость продукции в ряде отраслей производства. Это связано с тем, что оз. Байкал имеет особый режим природопользования, в соответствии с которым в хозяйственной деятельности введены строгие экологические ограничения и требования по защите окружающей среды от загрязнений. Также существенно влияют на процессы социально-экономического развития республики и другие факторы.  Ухудшающаяся демографическая ситуация (численность населения между переписями 2002 и 2010 годов сократилась на 0,9%).38  В ближайшие 15 лет будут сказываться последствия демографического спада 90-х годов, а число женщин так называемого репродуктивного возраста значительно сократится. И это серьёзная угроза, это вызов для всей нашей страны.  Невысокая продолжительность жизни. "Старение" населения, возрастание демографической нагрузки на трудоспособное население. Существенная доля населения с доходами ниже прожиточного минимума. Структурная безработица, т.е. несоответствие качественного спроса и предложения на рынке труда.

Основу для стабильного экономического и социального развития в среднесрочной и долгосрочной перспективе определяют следующие факторы. Благоприятное географическое положение Республики Бурятия с точки зрения транзитных возможностей. Устойчивая положительная динамика в экономике, так, по многим показателям Бурятия в рейтинге регионов Сибирского федерального округа занимает лидирующие позиции. В последнее время возрастает влияние безопасного социального окружения на оценку качества жизни. Комфортный этносоциальный климат на территории Республики Бурятия, низкая конфликтность могут служить сокращению сальдо миграции на фоне усиливающихся террористических угроз в крупных городах России и в других регионах. В перспективе можно наблюдать процесс т.н. возвратной миграции.

В параграфе 3.3. «Особенности показателей качества жизни населения субъектов Российской Федерации в Байкальском регионе: сравнительный анализ» сравнивались показатели, характеризующие социальную сферу, структуру, отношения между людьми, их потребности и интересы, формы и методы их удовлетворения, индикаторы уровня и динамики доходов.

Одним из важнейших условий устойчивого социально-экономического развития Байкальского региона является четкое представление о современном состоянии и различиях входящих в него субъектов, соответственно, о перспективных потребностях в конкретных мероприятиях.

В субъектах Байкальского региона показатели рождаемости, естественного прироста и миграционного оттока выше среднероссийского уровня. В плане экономического роста пока еще благоприятная демографическая структура. Доля трудоспособного населения и населения моложе трудоспособного возраста выше, чем аналогичные показатели в целом по России. В то же время наблюдается тенденция снижения удельного веса трудоспособного населения и роста коэффициента демографической нагрузки, связанная в первую очередь с высоким миграционным оттоком лиц трудоспособного возраста, особенно это характерно для Республики Бурятия.

В последние годы наблюдается рост среднедушевых доходов, но, тем не менее, величина среднедушевых доходов в субъектах Байкальского региона составляет только лишь 73-86 % среднероссийского показателя. В Бурятии высокие темпы роста реальной начисленной заработной платы и высокая среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в сравнении с рассматриваемыми субъектами. Тем не менее, покупательная способность среднедушевых денежных доходов в Бурятии достаточно низкая, практически по всем предложенным продуктам она уступает средним российским показателям и соседним регионам. За последние годы наблюдаются позитивные процессы – снижается уровень бедности как в целом по России, так и в субъектах, расположенных в Байкальском регионе (диаграмма 3.3.1). Тем не менее, для данной территории достаточно острой социальной проблемой является бедность, ее показатель выше средних показателей по Российской Федерации. В Республике Бурятия отмечаются высокие темпы снижения количества населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума.

Диаграмма 3.3.1

Бедное население в основном представлено домохозяйствами, состоящими из 3-х и более человек, и семьями с детьми. В Иркутской области, как и в среднем по Российской Федерации, бедное население проживает в городской местности. В Забайкальском крае и Бурятии малообеспеченное население также сконцентрировано в сельской местности, с тенденцией увеличения его удельного веса. Самая низкая имущественная наполненность товарами длительного пользования наблюдается в Республике Бурятия. Низкая жилищная обеспеченность, поскольку показатели общей площади жилых помещений, приходящихся на одного жителя ниже, чем в целом по Российской Федерации. В республике Бурятия самый высокий удельный вес семей, нуждающихся в жилье и самые низкие показатели решения их проблем.

Отмечается тенденция  ухудшения состояния здоровья населения как в целом по России, так и в рассматриваемых субъектах Байкальского региона, растет показатель заболеваемости населения. В Бурятии и Забайкальском крае ситуация несколько лучше, показатели заболеваемости на порядок ниже, чем в целом по России. По показателю общей численности инвалидов на 1000 человек до 2008 г. в Бурятии была более благоприятная картина, в сравнении с соседними регионами и в целом России. Хотя и в настоящий момент этот показатель ниже, чем в среднем по России и в субъектах Байкальского региона, но наблюдается тревожная тенденция его роста. В Иркутской области показатель общей численности инвалидов превышает этот показатель в РФ (диаграмма 3.3.2). 

Диаграмма 3.3.2

В Бурятии тенденция роста общей численности инвалидов на 1000 человек связана с ростом численности лиц, впервые признанных инвалидами. Если в 2006 г. этот показатель был ниже, чем в соседних регионах и в целом РФ, то в настоящее время - превышает показатели  Иркутской области, Забайкальского края и РФ.  В связи с этим актуальным является разработка и реализация технологий профилактики заболеваемости, производственных травм, безопасности дорожного движения, пропаганды здорового образа жизни, оптимизации реабилитационных мероприятий и т.д.

В Бурятии отмечается низкая обеспеченность врачами по сравнению с соседними регионами и РФ. Забайкальский край характеризуется высокой обеспеченностью врачами. По показателям обеспеченности средним медицинским персоналом и больничными койками в субъектах Байкальского региона отмечается благоприятная ситуация, особенно в Забайкальском крае. По показателям мощности амбулаторно-поликлинических учреждений в Бурятии и Забайкальском крае показатели ниже, чем в целом по Российской Федерации. 

В субъектах Байкальского региона дети меньше охвачены дошкольными образовательными учреждениями, чем в целом по России. Наименьшие показатели обеспеченности дошкольными образовательными учреждениями демонстрирует Бурятия.

Неблагоприятной в плане безопасности социального пространства является сложная криминогенная обстановка, сложившаяся в субъектах Байкальского региона, показатели количества преступлений на 100000 человек превышают показатели в целом по Российской Федерации. Наиболее проблемными в этом отношении являются Бурятия и Иркутская область (диаграмма 3.3.3).

Диаграмма 3.3.3

Сопоставление показателей качества жизни населения в субъектах Байкальского региона позволяет сделать следующие выводы.

В настоящее время в Байкальском регионе остро проявляются социальные проблемы. Часть из них связана с низким уровнем и качеством жизни, неудовлетворительным состоянием здоровья населения. Другая составляющая социальных проблем вызвана высоким уровнем безработицы, преступности, неудовлетворительным состоянием социальной инфраструктуры и доступом к основным социальным услугам, особенно в сельской местности. Все это ведет к сокращению и старению населения, главным образом за счет миграции, а также к повышению неорганизованной нагрузки на биологические ресурсы Байкальской природной территории.

В Главе IV «Управление качеством жизни населения» раскрываются концептуальные основы технологии управления качеством жизни, предложены сценарии формирования показателей качества жизни и их перспективы.

В параграфе 4.1. «Управление качеством жизни населения в Республике Бурятия: состояние, перспективы» раскрывается система управления качеством жизни и ее перспективы.

Целью управления  качеством жизни является создание наиболее благоприятных условий для более полного удовлетворения совокупности разнообразных интересов и потребностей, развития человека в направлении, адекватном глобальной стратегии российского общества, «обеспечивающей достойную жизнь и свободное развитие человека»39.

Объектом управления являются комплекс потребностей и интересов населения через систему нормативов и стандартов потребления с учетом половозрастного состава населения, профессиональной принадлежности и региональных особенностей. Управление качеством жизни населения представляет собой управление процессом развития и удовлетворения комплекса потребностей и интересов населения. Управление качеством жизни населения осуществляется различными методами: экономическими, финансовыми, административными, социальными, правовыми и др.

В настоящее время последовательно реализуется Стратегия социально-экономического развития Республики Бурятия на долгосрочный период до 2025 года, которая  осуществляется поэтапно на основе реализации шести среднесрочных программ на периоды: 2008 2010 годы, 2011 2013 годы, 2014 2016 годы, 2017 2019 годы, 2020 2022 годы, 2023 2025 годы, с  привязкой к параметрам двух долгосрочных программ до 2017 года и до 2025 года. На каждом этапе реализации программ на среднесрочный период определена  стратегическая цель – повышение уровня и качества жизни населения Республики Бурятия

В целях повышения качества жизни населения Правительство Республики Бурятия  сконцентрирует свои усилия на  трех приоритетных направлениях социально-экономической политики: рост экономического потенциала; повышение уровня и качества жизни населения; развитие инфраструктуры. Достижение стратегической цели Программы планируется реализовать в три этапа на основе среднесрочных программ.

Основной целью развития социальной сферы на среднесрочную перспективу является повышение благосостояния и достижение достойного качества жизни населения Республики Бурятия.

Для достижения поставленной цели и выполнения индикаторов определены основные задачи по развитию отраслей социальной сферы. В рамках системы индикативного управления осуществляется комплексное планирование социально-экономического развития Республики Бурятия. Выстроена система программирования на долго-, средне- и краткосрочную перспективы.

Проводимые в республике меры по улучшению ее социально-экономического развития исходят из взаимоувязанного проведения реформ, направленных на создание институтов рынка и структурной перестройки экономики, развитие эффективных и конкурентоспособных производственных комплексов, создание благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата.

Тем не менее, по интегральным оценкам уровня и качества жизни населения Бурятия относится к регионам, слабо адаптировавшимся к рыночным условиям, с неблагополучной социальной средой. Отставание по индексу качества жизни также высвечивает социально-экономические проблемы республики: безработица, относительно высокий уровень бедности, повышенная младенческая смертность и низкая ожидаемая продолжительность жизни.

К основным проблемам управления качеством жизни населения относятся: во-первых, отсутствие единой методики оценки качества жизни населения – интегрального индикатора и набора показателей, характеризующих качество жизни; во-вторых, недостаточная разработка законодательной и нормативно-правовой базы качества жизни населения России, субъектов РФ и муниципальных образований.

Диссертантом рассмотрен опыт  субъектов РФ, самостоятельно ведущих разработки по этим направлениям. Отмечается, что в Республике Бурятия, как и в большинстве субъектов Российской Федерации, нет закона, определяющего качество жизни населения, его динамику. Закон о качестве жизни населения необходим для определения эффективности государственной политики органов власти республики в социальной сфере. Он может установить на законодательном уровне объективные социальные показатели, в совокупности отображающие качество жизни населения, и субъективные – удовлетворенность населения их качеством жизни по составляющим.

Отмечается, что законодательное определение социальных стандартов, обеспечивающих достойное качество жизни, позволит усилить координацию деятельности органов государственной власти в данной области и обеспечить повышение эффективности расходования средств бюджета, направляемых на социальные цели. Этим целям может служить принятая в 1961 году Европейская социальная хартия — конвенция Совета Европы, закрепляющая ряд социальных прав человека.

В параграфе 4.2. «Концептуальные основы технологии управления качеством жизни населения» представлены основы процесса технологизации управления качеством жизни. 

Социальная технология – важнейший элемент механизма управления, средство перевода абстрактного языка науки на конкретный язык практики управления. Этому служит формализация социального явления и его расчленение на составляющие элементы с помощью операций и процедур. Под процедурой понимается набор действий, с помощью которых осуществляется управление процессом. Операция – непосредственное действие, путь решения определенной задачи в рамках данной процедуры.

В целом социальные технологии выступают в двух формах: как структурный элемент любой системы, технологически оформленный программный продукт, и как управленческая деятельность, связанная с реализацией этого проекта. Появление социальных технологий связано с расширяющейся потребностью оптимизировать систему социального управления, быстро и крупномасштабно тиражировать социальные инновации.

Главной функцией социальной технологии В.Н. Иванов считает порождение наукоемких социальных инноваций, соединение науки и практики, объединение гуманитарных и технических знаний и формирование типа мышления XXI века – гуманитарно-технологического40.

Структура социальной технологии предполагает наличие структурных элементов: заданного алгоритма; стандарта деятельности; последовательность операций; содержания и логики конкретных задач. Технологизацией могут быть охвачены процессы повышения качества жизни населения. Это социальное явление имеет необходимые условия для технологизации управления: обладает достаточной степенью сложности, известны элементы его структуры, закономерности функционирования и т.д. Субъект управления этим явлением имеет возможность формировать реальные процессы качества жизни и представлять их в виде показателей, операций и процедур.

Основные принципы, используемые при разработке технологий управления качеством жизни: повышение качества жизни должно рассматриваться как цель, а не  как средство для достижения других целей; устойчивое повышение качества жизни  означает, что качество жизни каждого последующего  поколения  выше, чем предыдущего; рост благосостояния должен  быть результатом и одновременно стимулом экономической активности и предпринимательской инициативы населения; во взаимосвязи между экономическим производством и социальным воспроизводством  не должно отдаваться предпочтение первому над вторым; увеличение численности среднего класса должно сопровождаться сокращением группы бедных.

Приоритетной должна быть не столько политика использования возможностей  для социального обеспечения или благотворительной деятельности, сколько политика создания возможностей для устранения  факторов, порождающих бедность. Целями государства являются: повышение качества жизни населения;  преодоление бедности; усиление социальной интеграции; повышение экономической эффективности функционирования всех отраслей этого сектора.

Общей целью всех экономических реформ является достижение более высокого качества жизни населения. Исходим из предпосылки, согласно которой рынок только тогда приводит к желаемым социальным изменениям, когда государство выступает как один из агентов рынка, стимулирующих своих партнеров к определенным действиям.

Для достижения сбалансированной структуры населения необходимо создать благоприятные условия для перехода части его из группы условно бедных в средний класс, а из группы бедных – в группу условно бедных. При этом следует не допустить обратного процесса «выталкивания» людей среднего класса в группу условно бедных, а из этой группы – в бедные слои.

В процессе разработки социальных технологий важно предусмотреть создание условий для развития и удовлетворения всего комплекса потребностей.

Решение проблем, связанных с управлением качеством жизни, требует разработки технологии, которая бы: эффективно повышала уровень жизни населения; гармонировала с более широкими социальными технологиями, программами; являлась научно обоснованной и устойчивой в финансовом плане; достаточно проста в управлении.

В программе повышения качества жизни населения наиболее принципиальным моментом является реализация основных принципов: развития равных возможностей, устойчивости и адаптации, самодостаточности, приоритета социальных ценностей.

В параграфе 4.3. «Технологии повышения качества жизни населения» представлены региональные технологии повышения качества жизни

Разрабатываемые социальные технологии повышения уровня и качества  жизни имеют региональное применение, а это обстоятельство задает дополнительные условия. Для достижения успеха при выработке и реализации региональных социальных технологий большое значение имеет их увязка с программой социального и экономического развития территории в рамках общероссийских аналогичных программ.  Разработка технологий управления качеством жизни населения опирается на современные взгляды органов управления, заключающиеся в отношении к населению как к активному участнику общей работы, а не как к объекту деятельности власти. Поэтому в ней немаловажное место занимает созданию действенного, постоянного и эффективного партнерства населения, власти, предпринимателей и т.д.

Усилия администрации должны быть направлены на формирование программы действий, на основе которой могут быть мобилизованы интеллектуальные, материальные, финансовые ресурсы бюджета, населения, общественных организаций, бизнеса, с целью достижения поставленных задач. Все это должно способствовать восстановлению доверия общества к инициативам власти в направлении реализации  государственных технологий управления качеством жизни населения. Необходимым элементом программы действий становится подготовка специалистов в сфере социальной политики и социальной работы, способных реализовать на уровне практической деятельности изложенные направления.

Технология улучшения качества жизни населения должна включать следующие направления: работа и заработок, здоровье и качество медицины, среда обитания и безопасность, образование и развитие, духовность и культура.

Государственное вмешательство в сферу регулирования качества жизни должно заключаться в обеспечении процесса гармонизации общественных отношений, наиболее важным из которых является создание условий для зарабатывания средств, обеспечение социальных гарантий с целью повышения эффективности использования рабочей силы и поддержания достойного качества жизни. Без государственного вмешательства невозможно гарантировать человеку доход, обеспечивающий ему достойный уровень жизни вне зависимости от экономической успешности предприятия. Государство в данном вопросе также должно брать на себя такие функции, как повышение доходов малоимущих слоев населения для создания условий нормального воспроизводства рабочей силы, обеспечение оптимального распределения трудовых ресурсов, снижение уровня социальной напряженности.

В социальных технологиях государственного регулирования уровня жизни населения и преодоления бедности необходимо предусмотреть решение ключевых вопросов, а именно: регулирование оплаты труда, государственное регулирование занятости населения, направленные на оптимизацию жизнедеятельности трудоспособных бедных; адресная социальная поддержка населения – нетрудоспособных бедных.

Административные методы базируются на силе власти и включают меры запрета, разрешения или принуждения. В странах с развитыми рыночными отношениями они превратились в неотъемлемую часть хозяйственного механизма и способствуют повышению эффективности экономики и благосостояния населения. Существенным недостатком административных методов является то, что они ограничивают свободу экономического выбора. Поэтому в развитых странах приоритет в области государственного регулирования оплаты труда отдается согласительным методам и экономическим.

Проведение эффективной социальной политики возможно при максимальном сближении интересов государства и его граждан. Целесообразно максимально использовать возможности социального партнерства в повышении качества жизни населения.

Создание условий для развития социального партнерства является мерой, оптимизирующей устойчивое социально-экономическое развитие республики, необходимым фактором для стабилизации общественных отношений, улучшения качества жизни населения. Социальное партнерство также можно рассматривать в конструктивном взаимодействии между государственными структурами, коммерческими предприятиями и некоммерческими, негосударственными, благотворительными организациями. Возможности социального партнерства целесообразно использовать более полно, активно и целенаправленно наряду с технологиями государственного управления качеством жизни.

В параграфе 4.4. «Возможные сценарии формирования показателей качества жизни в Республике Бурятия»  представлены базовый и  оптимистичный сценарии формирования показателей качества жизни.

Сценарные варианты формирования показателей качества жизни составлены по прогнозным оценкам, заложенным в основных программных документах, определяющих перспективы социально-экономического развития Республики Бурятия. К таким документам, прежде всего, следует отнести Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года41; Стратегию социально-экономического развития Сибири до 2020 года42; Стратегию социально-экономического развития Республики Бурятия до 2025 года; Программу социально-экономического развития Республики Бурятия на 2008-2010 годы и на период до 2017 года.43

Регионы Сибирского федерального округа по уровню социально-экономического развития условно разделены на три группы. Республика Бурятия вместе с Республикой Алтай, Республикой Тыва и Забайкальским краем по совокупным показателям относится к третьей группе регионов, характеризующихся относительно низкой плотностью населения, сравнительно низким уровнем социально-экономического развития.

Сценарные варианты долгосрочного социально-экономического развития Республики Бурятия определяются несколькими ключевыми факторами: степенью развития и реализации сравнительных преимуществ экономики Республики Бурятия в минерально-сырьевом комплексе, энергетике, науке и образовании, высоких технологиях и других сферах; интенсивностью инновационного обновления  производств и динамикой производительности труда; динамикой развития транспортной и энергетической инфраструктуры; интенсивностью формирования среднего класса. В зависимости от реализации этих факторов выделены два  сценария развития качества жизни населения в долгосрочной перспективе – базовый и  оптимистичный.

Эти сценарии предполагают последовательное проведение преобразований, направленных на развитие конкуренции, защиту прав собственности и экономических свобод, улучшение инвестиционного климата, повышение уровня жизни населения. В то же время в рамках второго сценария предполагается проведение более активной политики повышения качества жизни, более высокое качество и эффективность экономических и социальных институтов.

В базовом сценарии приоритетной задачей среднесрочного и долгосрочного развития Республики Бурятия является создание конкурентоспособной экономики, обладающей потенциалом устойчивого развития и создающей предпосылки для перехода на инновационный путь развития, что позволит в целом улучшить качество жизни. Базовый сценарий предполагает создание основы и закрепление тенденций для перехода на эколого-технологический путь развития, намеченный на долгосрочную перспективу. В планируемый период в республике требуется создать массовый слой обеспеченного населения с уровнем потребления, приближающимся к среднероссийскому. Он должен охватить, по крайней мере, не менее 50 % населения (в 2008 году по результатам исследований в Бурятии к этой группе населения было отнесено от 30,8 до 32%). Увеличение реальных доходов в условиях экономической стабилизации и снижение инфляции в возрастающей мере будет направляться не только на потребление, но и на сбережение, что в совокупности с улучшением финансового состояния предприятий и оздоровлением банковской системы должно сформировать значительный объем собственных финансовых ресурсов в кредитных учреждениях  Республики Бурятия. Ключевым условием реализации политики устойчивого роста станет мобилизация в Республике Бурятия уже имеющихся инвестиционных ресурсов на развитие экономики. Чтобы сохранить и развить необходимые производственные мощности и при этом нормализовать процесс их качественного обновления, ежегодный прирост инвестиций планируется в размере 1213 % в год. По этому сценарию предполагается к 2017 году Республике Бурятия выйти на бездотационный режим, ее бюджетная самодостаточность возможна только за счет экономического роста.  Реализация обозначенных выше  приоритетных направлений должна реально улучшить основные параметры качества жизни населения Бурятии на основе динамичного, сбалансированного развития экономики.

Оптимистичный сценарий, также как и базовый, направлен на более полную реализацию инвестиционно-инфраструктурных и перспективных инновационных проектов. Данный сценарий также предполагает переход в среднесрочной и долгосрочной перспективе на эколого-технологический путь развития. По оптимистичному сценарию прогнозируется выйти на бездотационный уровень уже в 2015 году.

Управление качеством жизни предполагает среднесрочные и долгосрочные цели, приоритеты и основные социальные технологии в сфере демографической политики, политики развития здравоохранения, образования и культуры, развития пенсионной сферы и социальной помощи, формирования эффективных рынков труда и жилья.

Макроэкономические параметры сценарных вариантов социально-экономического развития Республики Бурятия, приведенные в таблице 4.4.1, являются основой для определения пороговых значений индикаторов ее социально-экономического развития до 2017 года и постановки задач  по их достижению (в таблице цифрой 1 - обозначен базовый сценарий Республики Бурятия и энерго-сырьевой сценарий Российской Федерации; 2 – оптимистичный сценарий Республики Бурятия и сценарий инновационного прорыва Российской Федерации.

Создание условий для повышения уверенности в том, что в результате собственных усилий настоящее и ближайшее будущее будет лучше, чем недавнее прошлое должно привести к улучшению социального самочувствия и субъективных показателей качества жизни.

Таблица 4.4.1

Макроэкономические параметры сценариев социально-экономического развития Республики Бурятия44

Показатель

2011 2013 годы

2014 2017 годы

1

2

1

2

ВРП, %

Республика Бурятия

135,1

139,2

151,3

157,4

РФ

118,2

119,1

123,4

130,5

Промышленное производство, %

Республика Бурятия

160,1

175,5

187,4

193,5

РФ

114,2

114,7

118,8

122,1

Реальные располагаемые денежные доходы, %

Республика Бурятия

127,1

138,0

137,3

151,8

РФ

119,4

121,5

124,2

131,1

продолжение таблицы 4.4.1

Розничный товарооборот, %

Республика Бурятия

127,1

136,8

138,6

151,8

РФ

119,7

121,8

122,6

128,5

Платные услуги населению

Республика Бурятия

127,1

136,8

132,3

147,7

РФ

115,8

119,0

117,5

125,3

Инвестиции, %

Республика Бурятия

145,5

154,7

164,5

176,4

РФ

131,6

132,1

141,1

151,7

Среднемесячная номинальная начисленная  заработная плата работников

Республика Бурятия

21 700,0

23,500

45 000,0

47000,0-50000,0

Доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, %

Республика Бурятия

18,0

16,0

12,0

8,0-10,0%

РФ

11,5

9,0-10,0%

6,7

6,2

Средняя обеспеченность жильем (кв.м)

Республика Бурятия

20,0

21,5

25,0

27,0-28,0

РФ

24,0

25,5

28,0

30,0

Таким образом, реализация комплекса мер по улучшению материального положения людей, увеличению денежных доходов населения, обеспечению рациональной структуры занятости, повышению качества и конкурентоспособности рабочей силы, человеческого капитала создадут благоприятные условия для устойчивого экономического роста, что, в свою очередь, будет способствовать обеспечению высокого качества жизни населения.

В Заключении обобщаются основные итоги диссертационного исследования, формулируются выводы и рекомендации для органов государственной власти.

Обеспечение качества жизни является одним из основополагающих целей социально-экономического развития российского общества. Анализ трансформационных процессов, учитывающий взаимодействие различных факторов и их комплексное влияние на качество жизни, позволяет разработать теоретико-методологические основы качества жизни, определить основные направления его повышения применительно к сложившимся институциональным, социальным, экономическим и экологическим условиям современной России и возможным перспективам ее развития.

Список публикаций автора по теме диссертации

Статьи в ведущих рецензируемых журналах перечня ВАК РФ

  1. Дагбаева С.Д-Н. Социальные технологии в процессах регулирования уровня жизни населения // Вестник Бурятского государственного университета. Выпуск 4. Психология. Социальная работа. Улан-Удэ: Изд-во БГУ,  2007.- С. 204-212. (1,0 п.л.).
  2. Дагбаева С.Д-Н. Методологические подходы  к исследованию качества жизни населения // Вестник Бурятского государственного университета. Выпуск 14. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ:  Изд-во БГУ, 2008.- С. 227-231. (0,4 п.л.).
  3. Дагбаева С.Д-Н. Психологический подход в исследованиях качества жизни  населения // Вестник Бурятского государственного университета. Выпуск 5. Психология, социальная работа. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2009 .- С. 24-30. (0,6 п.л.).
  4. Дагбаева С.Д-Н. О некоторых методологических подходах к  исследованию качества жизни // Социология и социальная политика. М.: Изд-во РГСУ, 2009. - №9.   С. 56-61. (0,56 п.л.).
  5. Дагбаева С.Д-Н. Качество жизни как социологическая категория // Вестник Бурятского государственного университета. Выпуск 14. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. С. 165-170. (0,65 п.л.).
  6. Дагбаева С.Д-Н. Некоторые методики и показатели качества жизни населения  // Ученые записки Российского государственного университета. М.: Изд-во РГСУ, 2010. - №7 (83) С. 223-227. (0,5 п.л.)
  7. Чукреев П.А., Дагбаева С.Д-Н. Сущность и содержание качества жизни как социологической категории  // Ученые записки Российского государственного университета. М.: Изд-во РГСУ, 2010. - №7 (83). (авт. доля 0,45 п.л.).
  8. Дагбаева С.Д-Н. Развитие социологии качества жизни // Вестник Восточно-Сибирского государственного технологического университета. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2011. -  №1 (32). С. 127-131. (0,5 п.л.).
  9. Дагбаева С.Д-Н. Особенности показателей качества жизни населения  субъектов Российской Федерации в Байкальском регионе: сравнительный анализ // Вестник Читинского государственного университета (Вестник ЧитГу) №7 (74). Чита, 2011. С. 111-115. (0,4 п.л.)
  10. Дагбаева С.Д-Н. Социальные технологии в управлении качеством жизни // Вестник ВСГТУ. №3 (34). Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2011.- С. 100-106. (0,5 п.л.).
  11. Дагбаева С.Д-Н.  Качество жизни в Республике Бурятия: особенности социальной адаптации // Вестник Бурятского государственного университета. Выпуск 6 а. Философия, социология, политология, культурология. С.  94-98. (0,4 п.л.).

Монографии:

12. Дагбаева С.Д-Н. Уровень жизни населения: пути решения проблемы бедности. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2005. – 144с.(8,37 п.л.);

13. Сиротство: факторы и условия социальной эксклюзии (опыт социологического исследования) / П.А. Чукреев, С.П. Ангаева, С.Д-Н. Дагбаева [и др.] / под ред. П.А. Чукреева. - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2009.-130с. (авт. доля 2,0 п.л.).

14. Дагбаева С.Д-Н. Уровень и качество жизни населения: методологические подходы и методы исследования. - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2010. – 218с. (12,55 п.л.).

15. Дагбаева С.Д-Н. Качество жизни населения: технологии анализа и управления. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2011. – 280с. (16,27 п.л.)

Статьи в других научных сборниках и научно-практических журналах:

16. Дагбаева С.Д-Н. Психологические аспекты преодоления проблем бедности // Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии. Т. IV. История. Философия. Социология. Филология. Искусство: Материалы международной научной конференции. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000.(0,4п.л.).

17. Дагбаева С.Д-Н. Бедность как фактор социальной дезинтеграции общества переходного периода // Студенчество и социально-политические науки: Сборник статей. – Ч. 2. –Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2001. (0,3 п.л.).

18. Дагбаева С.Д-Н. Бедность: показатели, пути преодоления // Сборник научных трудов. Серия: Общественные науки (Материалы научной конференции преподавателей, научных работников и аспирантов, посвященной 300-летию инженерно-технического образования в России). - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2001.(0,4 п.л.).

19. Дагбаева С.Д-Н. Психологические методы решения проблем бедности // Социальная защита: история и современность: Материалы научно-практической конференции. – Улан-Удэ: Изд-во БГУ,  2001.(0,4 п.л.).

20. Дагбаева С.Д-Н. Уровень жизни как фактор социализации молодежи // Будущее Бурятии глазами молодежи: Материалы конференции, посвященной 70-летию высшего образования в Республике Бурятия. – Улан-Удэ: – Изд-во БГУ, 2001.(0,45 п.л.)

21. Дагбаева С.Д-Н. Бедность работающих – новое социальное явление // Социально-демографическая политика в Сибири и на Дальнем Востоке: Материалы круглого стола Байкальского экономического форума 18 сентября 2002г. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, – 2002. (0,4 п.л.).

22. Дагбаева С.Д-Н. Уровень жизни как объект социологических исследований: некоторые подходы // ХХI век: итоги прошлого и настоящего: Межвузовский сборник научных трудов / под общей ред. С.Н. Волкова. – Пенза, 2002.(0,4 п.л.).

23. Дагбаева С.Д-Н. Уровень жизни и молодежь // Молодежь Сибири на современном этапе: Материалы межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Государственной молодежной политики Республики Бурятия / Под общей редакцией С.В. Мантурова. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГАКИ, 2004.(0,45 п.л.)

24. Дагбаева С.Д-Н. К социальной характеристике бедных // Проблемы изменений социальных отношений среди народов Байкальского региона (теоретико-эмпирические аспекты): Сб. ст. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004.(0,6 п.л.).

25. Дагбаева С.Д-Н. Теория социальной работы. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2004. (4,65 п.л.).

26. Дагбаева С.Д-Н. Социальные технологии в регулировании уровня жизни населения // Молодые ученые Сибири: Материалы Всероссийской молодежной научно-технической конференции. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2005.(0,4 п.л.)

27. Чукреев П.А., Дагбаева С.Д-Н. Занятость населения и ее регулирование. - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2006. (авт. доля 1,5 п.л.)

28. Дагбаева С.Д-Н. Технологии социального партнерства в процессах оптимизации качества жизни населения и преодоления бедности // Социальные технологии в различных сферах жизнедеятельности: Теория и практика: Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции. – М. Изд-во РГСУ, – 2007. (0,5 п.л.).

29. Дагбаева С.Д-Н. Социальное партнерство в процессах повышения качества жизни населения // Стратегия повышения социальной защищенности отдельных групп населения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. (0,37 п.л.).

30. Дагбаева С.Д-Н. О возможностях использования синергетического подхода в исследованиях качества жизни населения // Современное общество: вопросы теории, методологии, методы социальных исследований: Материалы IX Всероссийской научной конференции. – Пермь: Изд-во ПГТУ, 2008. (0,4 п.л.).

31. Дагбаева С.Д-Н. Технология социальной работы. - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2008. (3,3 п.л.).

32. Дагбаева С.Д-Н. Основные направления оптимизации качества жизни детей, оставшихся без попечения родителей (опыт социологического исследования) // Актуальные проблемы социальной защиты детей: Сб. -. Кемерово, 2008. (0,4 п.л.).

33. Дагбаева С.Д-Н. Факторы, влияющие на качество жизни // Особенности формирования здорового образа жизни: факторы и условия: Материалы международной научно-практической конференции. - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2009. (0,5 п.л.).

34. Дагбаева С.Д-Н. Технологии регулирования качества и уровня жизни // Социальная Россия: взгляд молодежи: Материалы научно-практической конференции молодых ученых Республики Бурятия (г. Москва, 21 марта 2008 г.). – Улан-Удэ:  Изд-во Бэлиг, 2009.(0,4 п.л.).

35. Дагбаева С.Д-Н. Социальные технологии в процессах регулирования качества и уровня жизни населения // Социальная работа. Социология: V Международная научно-практическая конференция «Университетская наука – 2009»: Сборник статей. – Мариуполь: Изд-во ПГТУ, 2009. (0,4 п.л.).

36. Дагбаева С.Д-Н. Самовоспитание как фактор становления личности социального работника // Инновационные процессы в образовании: новые технологии в организации самостоятельной работы студентов: Сб. науч.-метод.ст. Вып. 16.Т2. - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2009.(0,38 п.л.)

37. Дагбаева С.Д-Н.  Качество жизни и молодежь // Реализация молодежной политики на муниципальном уровне: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Улан-Удэ, 16-17 сентября 2009г.) Ч.1. – Улан-Удэ, 2009. (0,75 п.л.).

38. Дагбаева С.Д-Н. Качество жизни молодежи в Республике Бурятия // Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме: Сборник научных трудов. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2009.(0,5 п.л.).

39. Дагбаева С.Д-Н. Качество жизни молодежи в Республике Бурятия (по материалам социологического исследования) // Россия в процессе модернизации: социально-политические аспекты: Материалы всероссийской научно-практической конференции. – В 3 т. Т.3 / научный редактор А.А. Вартумян. – Армавир, 2010. –0,8 п.л.).

40. Дагбаева С.Д-Н. Качество жизни как основа формирования социальной безопасности // Проблемы прогресса цивилизационного развития.  Патриотизм и духовность как объединяющая основа современного общества: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Волгоград, март-апрель 2010г). – Волгоград, 2010.(0,55 п.л.).

41. Дагбаева С.Д-Н. Взаимосвязь показателей уровня жизни и демографической ситуации //Социальная работа. Социология: VI Международная научно-практическая конференция «Университетская наука – 2010»: Сборник статей. – Мариуполь: Изд-во ПГТУ, 2010.(0,48 п.л.).

42. Дагбаева С.Д-Н. Нормативный подход в оценке качества жизни: жилищная обеспеченность //Всероссийская встреча-совещание «Альтернативные формы обеспечения жильем молодежи» (6-9 октября 2010г.): Сборник статей. – Улан-Удэ: Изд-во «ООО Байкальский меридиан», 2010.(0,6 п.л.)

43. Чойропов Ц.Ц., Дагбаева С.Д-Н. Методики оценки качества жизни // http://www.sociology.kharkov.ua/ukr/prostir_1_2010.php Наукове онлайн видання «SOCIOПРОСТІР: МІЖДИСЦИПЛІНАРНИЙ ЗБІРНИК НАУКОВИХ ПРАЦЬ З СОЦІОЛОГІЇ ТА СОЦІАЛЬНОЇ РОБОТИ» / Харківський національний університет імені В.Н. Каразіна, 2010, №1 (авт. доля 0,45 п.л.).

44. Дагбаева С.Д-Н. Технологии анализа качества жизни // http://www.sociology.kharkov.ua/ukr/prostir_1_2010.php Наукове онлайн видання «SOCIOПРОСТІР: МІЖДИСЦИПЛІНАРНИЙ ЗБІРНИК НАУКОВИХ ПРАЦЬ З СОЦІОЛОГІЇ ТА СОЦІАЛЬНОЇ РОБОТИ» / Харківський національний університет імені В.Н. Каразіна, 2010, №1. (0,4 п.л.)

45. Дагбаева С.Д-Н. Экономический подход к анализу категорий «уровень и качество жизни» //Сборник научных трудов. Серия Общественные науки. Вып.13. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2010. (0,56 п.л.)

46. Дагбаева С.Д-Н. Социальное партнерство как технология преодоления бедности и стабилизации уровня жизни // Социальные чтения – 2010: материалы второй региональной научно-практической конференции (г. Нижневартовск, 4 июня 2010 г.) / Отв. ред. Г. Петрова. – Нижневартовск: Изд-во НГГУ, 2010.(0,48 п.л.).

47. Дагбаева С.Д-Н. Медицинский подход в исследованиях проблем качества жизни населения // Актуальные проблемы социальной медицины и психологии: Материалы Международной научно-практической конференции. – Махачкала, – 2011.(0,46 п.л.).

48. Дагбаева С.Д-Н., Римиханова Т.А. Психосоциальная работа с семьей // Актуальные проблемы социальной медицины и психологии: Материалы Международной научно-практической конференции. – Махачкала, 2011.(авт. доля 0.4 п.л.).

49. Дагбаева С.Д-Н. Качество жизни в Республике Бурятия и особенности социальной адаптации // Человек, культура и общество в изменяющемся мире: сборник научных трудов в 2ч. Ч.1 / Науч. ред. Д.Ш. Цырендоржиева. – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2011. (0,5 п.л.).


1 Маркс К. К критике политической экономии// Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 13. 6-е изд. - М., 1984; Реклю Э. Богатство и нищета. – М., 1906; Самуэльсон П. Экономика: пер. с англ. 16-е изд.-  М., 2001.; Смит А. Исследование о природе и причинах богатства. - М., 1962.

2 Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М., 1999; Маркузе Г. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества – М, 2002; Тойнби А. Изменения и обычай. – М., 1966.

3Васильев А. Россия в XXI веке. Качество жизни и стандартизация. – М.: РИА «Стандарты и качество», 2003;  Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество.-  М., 1969; Исаев И., Нечкин Б. Качество жизни и сертификация // Стандарты и качество. – 1994. - № 12. – С. 44-55; Капустин Е. Уровень, качество и образ жизни населения России. - М.: Наука, 2006; Субетто Ф. Качество жизни: грани проблемы. - Кострома, 2004; Frank R. Frame of reference and the quality of life // The American economic review. – 1989. - No 79 (2).

4 Бердяев Н. О культуре // Антология русского качества. - М., 2000; Ильин И. Спасение в качестве // Антология русского качества М., 2000; Карсавин Л. Философия истории. - СПб., 1993; Рерих Н. Избранное. - М., 1979; Соловьев В. Оправдание добра: нравственная философия. -  М., 1996.

5 Адорно Т. Негативная диалектика : Пер. с нем. — М.: Академический проект, 2011; Маркузе Г. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества – М, 2002; Мэмфорд Л. Техника и природа человека. - М., 1986. Хабермас, Ю. Будущее человеческой природы: На пути к либеральной евгенике? / Пер. с нем. М. Л. Хорькова. — М.: Весь Мир, 2002; Хабермас, Ю. Будущее человеческой природы: На пути к либеральной евгенике? / Пер. с нем. М. Л. Хорькова. — М.: Весь Мир, 2002. 

6 Арон Р. Этапы развития социологической мысли / Общ. ред. и предисл. П.С. Гуревича. — М.: Издательская группа «Прогресс» — «Политика», 1992; Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М., 1999; Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. -  М., 1969;  .

7 Campbell A. The Sense of Well-Being in America. Recent pattern and trends. N.Y. 1981; The Quality of American Life. Perception, evaluations and satisfactions. N.Y., 1976

8 Campbell A., Converse Ph., Rodgers W. The Quality of American life. Perceptions, Evaluations and Satisfactions. – N.Y.: Russell Sage Foundation, 1976; Sirgy M., Meadow H. Samli G.. Past, Present and Future: An Overview of Quality of Life Research in Marketing / Quality-of-Life Research. Ed. by M.J. Sirgy, A. Coskun Samli, NY, 1993.

9 Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999; Allardt E. Having, Loving, Being: an alternative to the Swedish Model of Welfare Research. Oxford, 1993.

10 Фромм Э. Иметь или быть? Ради любви к жизни. - М., 2004.

11 Давыдова Е. Измерение качества жизни. – М., 1993;  Айвазян С. Интегральные индикаторы качества жизни населения: их построение и использование в социально-экономическом управлении и межрегиональных сопоставлениях. – М., 2000

12 Давыдова Е. Измерение качества жизни. – М., 1993; Субетто А. Управление качеством жизни и выживаемость человека // Стандарты и качество. – 1994.-№1. – С. 32-33; Могилевский Р. Проблемы качество жизни населения крупного города. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989;  Шкуркин А.Мониторинг качества жизни населения муниципального образования: проблемы, принципы и перспективы построения. – Хабаровск,  2000. 

13 Беляева Л. Уровень и качество жизни. Проблема измерения и интерпретации // Социс. -  2009.- №1; Бобков В., Масловский-Мстиславский П., Маликова Н. Качество жизни: вопросы теории и практики. - М., 2000; Римашевская Н. Равенство или справедливость. - М.: Финансы и статистика, 1991; Семья, труд, доходы, потребление. – М.: Наука, 1977; Пархоменко Л. Интегральная оценка качества жизни как инструмент управления экономическим развитием региона // Экономика управления качеством: Сб. статей. -  Тамбов: Изд-во Тамбовского государственного технического университета, 2006. Вып 1; Райцин В. Модели планирования уровня жизни. – М.: Экономика , 1987.

14 Субетто А. Управление качеством жизни и выживаемость человека // Стандарты и качество. – 1994.-№1. – С. 32-33

15 Голенкова З., Игитханян Е. Социальная структура и стратификация // Социология в России / под ред В. Ядова. – 2-е изд. – М.: ИС РАН, 1998; Римашевская Н. Человеческий потенциал России и проблемы  сбережения народонаселения» // Российский экономический журнал. – 2004. - №9-10; Сычева В. Измерение бедности: история вопроса //Социологические исследования 1996.- №6.- С.141-149; Чернина Н. Бедность как социальный феномен российского общества // Социологические исследования. – 1994. - №3. – С.54-61;  Тихонова Н. Феномен городской бедности в современной России. – М.: Летний сад, 2003.

16 Бузляков Н. Методы планирования повышения уровня жизни. – М.: Экономика, 1969; Жеребин В., Романов А. Уровень жизни населения. - М.: Юнити-Дана, 2002; Майер В. Планирование социального развития и повышения уровня жизни народа. – М.,1988; Уровень жизни городского населения и социальные проблемы реформ / Ред. М. Можина. -  М.:ИСЭПН РАН, 1995; Опыт социологического исследования уровня жизни: методические аспекты / Под ред. Л. Хахулиной. – Новосибирск, 1986; Ревайкин А. Уровень жизни населения: Методология и проблемы регионального исследования. – М.: Наука, 1989; Стратегия преодоления бедности, повышения уровня жизни и формирования среднего класса (по материалам социолого-статистических исследований в Иркутской области) / Под науч. ред. М. Винокурова, Н. Токарской. – Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001; Тумурова Л. Уровень жизни населения региона. – Новосибирск: Изд-во «Наука», 1993; Чукреев П. Новые методические подходы и методы регулирования уровня жизни // Проблемы нового этапа культурного возрождения народов Бурятии (по материалам социологических исследований). - Улан-Удэ: Изд-во  БНЦ СО РАН, 2001.С.12; Найданова С. Качество жизни населения Республики Бурятия в условиях реформ. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999.

17 Голенкова З., Игитханян Е. Социальная структура и стратификация // Социология в России / Под ред. В. Ядова. – 2-е изд. – М.: ИС РАН, 1998; Караханова Т. Условия жизни и реальное поведение людей . – М.: ИСРАН, 1995; Заславская Т. Современное российское общество: проблемы и перспективы // Общественные науки и современность. – 2004. - №6. – С.5-18; Лига М. Качество жизни как основа социальной безопасности. – М.: Гардарики, 2006; Тихонова Н. Феномен городской бедности в современной России. – М.: Летний сад, 2003.

18 Капица С. Парадоксы роста: Законы развития человечества — М, 2010; Мантатов В. Стратегия Разума: экологическая этика и устойчивое развитие. В 2 т. Улан-Удэ. Т.1- 1998, Т.2.- 2001; Мунин П. Теория устойчивого развития: Информационные основы. – М., 2009;  Устойчивое экологобезопасное развитие: Курс лекций / Под ред. А. Д. Урсула. — М.: Издательство РАГС, 2001.

19 Субетто А. Качество жизни: грани проблемы.  -  Кострома,  2004; Носова Н. Качество жизни населения крупного города: системный анализ.  – Новосибирск, 2004; Бойцов Б., Крянев О., Кузнецов М. Качество жизни. -  М.: Изд-во МАИ, 2004.

20 Бранский В. Социальная синергетика как постмодернистская философия истории // Общественные науки и современность. –1999.  - №5; Василькова В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. - СПб., 1999; Гомаюнов С. От истории синергетики к синергетике истории // Общественные науки и современность. - 1994. - №2.; Ельчанинов М. Социальная синергетика и катастрофы России в эпоху модерна. – М. :КомКнига, 2005; Князева Е. Синергетика: нелинейность времени и ландшафты коэволюции. - М.:КомКнига, 2007; Котельников Г., Островский А. Социальная акцентация синергетической концепции управления человеко-компьютерными системами в техническом вузе // Стратегии динамического развития России: единство самоорганизации и управления: Материалы Первой международной научно-практической конференции. Том III. -  М., 2004.; Курдюмов С., Князева Е. Основания синергетики. Человек, конструирующий себя и свое будущее. Изд. 2-е, стереотипное. - М.: КомКнига, 2007; Митина И. Неравенство как самоорганизующаяся система // Перспективы синергетики в XXI веке: В 2 т. Том 1. - Белгород, 2003; Назаретян А. Синергетика в гуманитарном знании: предварительные итоги // Общественные науки и современность. - 1997. - №2.; Николаева Е. Социальная философия и синергетика. - Набережные Челны: Изд-во Камского политехн. ун-та,  2001.; Цырендоржиева Д. Системный метод и синергетика в социальном познании. -  Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2005.

21 Социологические исследования // Сайт Аналитического Центра Ю. Левады (Левада-Центр). –  URL: http://www.levada.ru/press.html (дата обращения 22.06.2011).

22 Качество и уровень жизни населения в новой России (1991-2005 гг) / В. Бобков, И. Горлов, А. Гулюгина [и др.] / под ред В. Бобкова- М.: ВЦУЖ, 2007.

23 Дагбаева С.Д-Н. Уровень жизни населения: пути решения проблемы бедности. – Улан-Удэ, 2005.

24 Бутенко А. Социалистический образ жизни // Вопросы философии. – 1975. – №3. – С.156; Бестужев-Лада И. Социалистический образ жизни: методология исследования // Вопросы философии. – 1974. - №2. – С.20; Толстых И. Образ жизни. – М., 1975. – С.28

25 Tofler A. Future Shock. - New York, 1970,p.196; Aron R. Progress and Discussions. - New York, 1968.

26 См.: Тодоров А. Качество жизни: критический анализ буржуазных концепций. - М., 1960.

27 Попов С.И. Проблема качества жизни в современной идеологической борьбе. -  М.: Политиздат, 1977.

28 Руткевич М.Н. Диалектика и социология. – М.: Мысль, 1980.

29 Бобков В., Масловский-Мстиславский П. Качество жизни: концепции и измерение.  - М., 1998.

30 Давыдова Е. Измерение качества жизни. – М., 1993.

31 Айвазян С. Интегральные индикаторы качества жизни населения: их построение и использование в социально-экономическом управлении и межрегиональных сопоставлениях. – М., 2000.

32 Субетто А.И. Управление качеством жизни и выживаемость человека // Стандарты и качество. – 1994.-№1. – С. 32-33.

33 Субетто А. Управление и выживаемость человека // Стандарты и качество. М., 1994.

34 Кузнецов В. Социология безопасности. -  М., 2003.

35 Маликов Н. К вопросу о содержании понятия «качество жизни» и его измерении // Уровень жизни населения регионов России. - 2002.- №2. - С.4.

36 Астафьева О.Н. Синергетика: энциклопедические очерки о становлении научного направления в России // Перспективы синергетики в XXI веке: сборник материалов научной конференции. Том III.-  Белгород, 2004. С. 17-40

37 Беляева Л. Материальное неравенство в России. Реальность и тенденции //Социологические исследования. – 2007. - №11. – С.33.

38 Предварительные итоги переписи 2010 года.  URL:http://www.gks.ru  (дата обращения: 08.04.2011г).

39 Конституция Российской Федерации, ст.7.

40Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. - М.: Славянский диалог, 1996. С.26.

41 Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 г. №16-62-р.// Официальный сайт Министерства экономического развития Российской Федерации.  URL:http://www.economy.gov.ru/minec  (дата обращения: 05.04.2011г).

42 Стратегия социально-экономического развития Сибири до 2020 года, утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 5.07.2010 г. №1120-р // Официальный сайт Сибирского федерального округа. URL: http://www.sibfo.ru/economics/ (дата обращения: 05.04.2011г).

43 Стратегия социально-экономического развития Республики Бурятия до 2025 года, утверждена Постановлением Правительства Республики Бурятия от15.12.2007 г. №410;  Программа социально-экономического развития Республики Бурятия на 2008-2010 годы и на период до 2017 года // Официальный сайт Министерства экономики Республики Бурятия. URL:http://www.economy.buryatia.ru (дата обращения: 20.01.2011г).

44 Составлено по: Справочные материалы к Концепции социально – экономического развития Российской Федерации до 2020 года. Официальный сайт Министерства экономического развития Российской Федерации. URL:  http://www.economy.gov.ru/minec/press/doc1219662993566 (дата обращения: 05.04.2011г); Программа социально-экономического развития Республики Бурятия на 2008-2010 годы и на период до 2017 года // Официальный сайт Министерства экономики Республики Бурятия. URL:http://www.economy.buryatia.ru (дата обращения: 20.01.2011г).

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.