WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Жилкин Владимир Владимирович

Инфосоциализация в системе гуманитарного образования

22.00.06. – социология культуры, духовной жизни

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук

Санкт-Петербург – 2008

Работа выполнена на кафедре теории и истории социологии факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант - доктор социологических наук, профессор Дмитрий Владиславович Иванов Официальные - доктор социологических наук, оппоненты профессор Михаил Борисович Глотов;

- доктор социологических наук, профессор Александр Степанович Кокорев;

- доктор философских наук, профессор Валерия Валентиновна Василькова.

Ведущая организация Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена.

Защита состоится 27 января 2009 г. в ___ часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.232.06 при СанктПетербургском государственном университете по адресу: 191124, СанктПетербург, ул. Смольного, д. 1/3, Смольный, 9-й подъезд, факультет социологии СПбГУ, ауд. ____.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке имени А.М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, 7/9.

Автореферат разослан «___» ___________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета С.Д. Савин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Определяющей чертой современного этапа развития общества является процесс реформирования всех его систем с учетом закономерностей становления информационного общества, переход к которому предполагает свободную ориентацию индивида в информационном пространстве. В любой сфере жизнедеятельности поиск рациональных решений требует обработки больших объемов информации, осуществление которой в современных условиях невозможно без привлечения специальных технических средств. Вместе с тем проблемы освоения имеющихся информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и их восприятия видоизменяют и нарушают процесс усвоения и воспроизведения личностью актуальной составляющей информационного опыта человечества.

Согласно «Стратегии развития информационного общества в России»1 к 2015 г. Россия должна войти в число стран-лидеров в области постиндустриального развития. На современном этапе в России действует национальная программа информатизации, разработанная с учетом местных особенностей и условий. Вместе с тем, осуществить переход к информационному обществу только посредством наращивания парка персональных компьютеров и директивного внедрения ИКТ в профессиональную деятельность невозможно. Актуализируется необходимость формирования информатизационного сознания, которое непосредственно связано с процессом производства и потребления информации. В настоящий момент ИКТ предъявляют к личности требования, превосходящие ее сегодняшние возможности, поскольку существующие агенты инфосоциализации формального характера (в частности, институт гуманитарного образования) не справляются со своими функциями в силу собственного низкого уровня владения навыками использования ИКТ.

Сравнительный анализ информатизационных процессов, происходящих в мире и в России, показал, что существует определенный информационный диспаритет между странами или значительная информационная дифферен Стратегии развития информационного общества в России (Утверждена Президентом Российской Федерации В.Путиным 7 февраля 2008 г., № Пр-212) // Совет Безопасности РФ. – http://www.scrf.gov.ru/documents/90.html циация внутри них (особенно в регионах). В российской практике складывается формализованный подход к переходу социальных институтов к информационному этапу развития, заключающийся в подмене реального процесса формирования требуемых навыков свидетельствами о прослушанных краткосрочных курсах по предмету ИКТ. Существует, однако, определенная группа специалистов, в силу специфики своей деятельности или интересов адекватно инфосоциализированная в современных условиях и приобщившаяся к так называемой юзеровской (пользовательской) субкультуре (ЮСК). Отдельные представители этой группы, имеющие ярко выраженные девиантные наклонности (например, хакеры), вследствие дефицита формальных агентов инфосоциализации соответствующего уровня и наличия актуальной потребности в них становятся неформальными агентами, параллельно формирующими низкий уровень информационной культуры и нравственности.

Современный социальный институт образования как главный формальный агент инфосоциализации ориентирован в основном на классическую парадигму образования, традиционность которой сдерживает развитие новых представлений о человеке и о способах его формирования в новой цивилизации. Таким образом, процесс интеграции компьютера и ИКТ в общественное сознание следует начинать с формирования, прежде всего, у преподавателей (не только информатики) соответствующих компетенций в области использования информационно-коммуникационных технологий.

В ходе проведенных автором экспериментов было выявлено определенное функциональное отличие двух групп испытуемых, применяющих ИКТ, – начинающих и опытных пользователей – которое позволило утверждать, что наличие юзеровской субкультуры у опытных в этом вопросе специалистов является основной предпосылкой их высокой инфосоциализированности. Таким образом, теоретическая ориентация существующего социального института гуманитарного образования на формирование у личности компьютерной грамотности и готовности к использованию ИКТ не обеспечивает высокого уровня этой подготовки на практике в силу недооценки важности приобщения к юзеровской субкультуре как инструменту инфосоциализации. Инфосо циализация личности и формирование ее информационной культуры не заняло пока должного места в системе гуманитарного образования.

Анализ актуальности выбранной темы позволяет определить проблему исследования, заключающуюся в изменении условий общей социализации в результате экспонентного возрастания объемов информации, что выводит на передний план проблему востребованности нового типа социализации – инфосоциализации. Одновременно формальный агент инфосоциализации – институт гуманитарного образования – обнаруживает низкий уровень юзеровской субкультуры как ее инструмента, что не способствует формированию информационной культуры, адекватной условиям современной общественной жизни. Ситуация усугубляется наличием в обществе неформального агента инфосоциализации, демонстрирующего высокий уровень юзеровской субкультуры и способность обеспечить высокую эффективность этого процесса, но при этом формирующего у личности довольно низкий уровень культуры и нравственного самосознания.

Проблема исследования позволяет сформулировать гипотезу исследования, которая заключается в следующем предположении: в условиях информатизации общества эффективность инфосоциализации зависит от возрастания роли ее формального агента – института гуманитарного образования.

Степень научной разработанности темы.

В социологических теориях и эмпирических исследованиях последних лет большое внимание уделяется проблемам информационного общества, роли и места в общественной жизни информационно-коммуникационных технологий (особенно Интернет). Теоретические подходы и данные эмпирических исследований, касающиеся функционирования ИКТ, их влияния на повседневную жизнь людей, встречаются, преимущественно, в трудах социологов, психологов, культурологов и философов. Так, социологические аспекты изучения ИКТ представлены в работах М. Кастельса, а также П.Г. Арефьева, Г.С. Батыгина, С.В. Бондаренко, Б.З. Докторова, Д.В. Иванова, В.И. Иноземцева, Т.В. Филипповой, А.Е. Шадрина.

Осмыслению вопросов социализации посвящены исследования В.А. Бородиной, Л.С. Выготского, М.Б. Глотова, Н.А. Головина, М.И. Дьяченко, Л.А. Зеленова, Л.А. Кандыбович, А.И. Ковалевой, И.С. Кона, А.И. Кравченко, В.Г. Крысько, В.А. Кутырева, А.В. Лисовского, Т. Парсонса, Ж. Пиаже, В.А. Писачкина, Е.П. Савруцкой, Ю.Р. Хайруллиной, В.Г. Харчевой, В.А. Ядова. В трудах С.Г. Вершловского, А.В. Мудрика, Б.Д. Парыгина, А.В. Петровского, А.В. Соколова, М.Г. Ярошевского заложены продуктивные основы современной теории социализации.

Сущность, общие проблемы и содержание самого процесса социализации проанализированы в работах Б.Г. Ананьева, Н.В. Андреенковой, С.С. Батенина, Л.П. Буевой, В.Д. Москаленко, В.Г. Немировского, Б.Д. Парыгина и др. Характеристики и критерии выделения стадий и этапов процесса социализации рассматриваются Я.И. Гилинским, И.С. Коном и др. Анализ институтов социализации содержится в работах Н.В. Андреенковой, В.Я. Титаренко и др. Изучению проблем профессиональной социализации посвящены труды Г.М. Андреевой, Е.А. Ануфриева, А.С. Воловича, Ю.А. Левады и др.

Теоретические исследования проблем социализации личности в процессе жизнедеятельности в отечественной социологии принадлежат Ю.В. Арутюнян, Ю.Р. Вишневскому, А.Г. Здравомыслову, Л.Н. Коган, И.С. Кону, В.Д. Москаленко, В.Г. Немировскому, Л.Я. Рубиной, В.И. Чупрову, В.Т. Шапко, В.А. Ядову и др.

Специфика нашего исследования предусматривает обращение к трудам ученых, изучавших процесс социализации личности во взаимосвязи с проблемами образования (В.П. Беспалько, Н.Д. Подуфалов). Социологический подход к развитию личности в системе образования и воспитания, к условиям вторичной социализации представлен в работах Л.А. Беляевой, Ю.Г. Волкова, Г.Е. Зборовского, Г.П. Орлова, Б.С. Павлова и др.

Описание и анализ процесса социализации молодежи и проблем формирования ее личностных качеств содержатся в трудах Н.В. Андреенковой, Я.И. Гилинского, Ю.Н. Давыдова, A.М. Коршунова, К.Г. Мяло, И.Б. Роднянской, В.Я. Титаренко, О.И. Шкаратана. Ряд работ И.С. Кона, О.И. Шкаратана, А.М. Коршунова, Ю.Н. Давыдова, И.Б. Роднянской, К.Г. Мяло, С.Н. Иконниковой, Т.А. Чередниченко и В.И. Шубкина посвящен постановке проблем социализации молодежи в условиях научно-технического прогресса.

Кроме того, несомненную важность для нашего исследования представляют теории информационного общества. Научными работами, которые создали методологическую основу изучения информационного общества, считаются работы Д. Белла, З. Бжезинского, Дж. Гэлбрейта, У. Дайзарда, П. Дракера, М. Кастельса, Н. Лумана, М. Маклюэна, Е. Масуды, Дж. Мартина, М. Пората, Д. Робертсона, Т. Стоуньера, А. Турена, А. Тоффлера. Отличительной особенностью большинства этих исследований является анализ возможных социальных последствий «информационной революции».

Попытку философского осмысления информатизации общественной жизни предпринимают такие отечественные ученые, как А.И. Ракитов, И.С. Мелюхин, А.И. Каптерев; философским аспектам изучения информационнокоммуникационных технологий посвящены работы П. Бурдье, М. Маклюэна, а также В.И. Тарасенко, В.П. Терина, психологическим аспектам – работы Дж. Сулера, Ю.Д. Бабаевой, А.Е. Войскунского, О.В. Смысловой.

Исследования таких российских ученых, как Н.В. Борисов, А.Е. Войскунский, В.И. Дрожжинов, К.К. Колин, В.Б. Наумов, В.П. Терин, А.В. Чугунов, А.Е. Шадрин, посвящены изучению киберпространства, его структуры и функционирования его отдельных элементов.

Ряд исследований посвящен критическому анализу понятия «субкультура» (А. Коэн, Т. Роззак, Ч. Рейч, М. Брейк, Н. Смелзер, М. Мид, А. Моль, Т.Б. Щепанская, С.Н. Иконникова, А.И. Шендрик), при этом субкультуры виртуального сообщества в целом или некоторых сетевых сообществ рассматриваются в работах С.В. Бондаренко, Д.Е. Вышегородцева. Научные труды А.Г. Асмолова, Е.Е. Леванова, И.Ю. Сундиева, Ю.П. Щекочихина и др. раскрывают особенности молодежной субкультуры. А.В. Громов, О.С. Кузин, С.И. Плаксий посвятили свои работы исследованиям неформальных молодежных объединений.

Тем не менее обилие публикаций на тему информатизации общества, влияния ИКТ на все сферы жизни к настоящему времени не обеспечивает полномерного изучения этих феноменов, а лишь начинает ряд серьезных научных разработок. Исследований на тему инфосоциализации в условиях современной общественной жизни посредством приобщения личности к юзеровской субкультуре ранее не проводилось, что актуализирует проблему, поставленную автором данного исследования.

Цель исследования состоит в разработке концепции инфосоциализации в гуманитарном образовании посредством юзеровской субкультуры.

В соответствии с поставленной целью были определены три группы задач исследования:

Задачи первой группы направлены на изучение и анализ современного состояния информационного диспаритета в рамках глобального сообщества и на обоснование перспектив ИКТ в странах разного уровня развития, и в частности, в России. К ним относятся:

1. анализ теорий информационного общества, разработанных в течение последних пятидесяти лет;

2. ретроспективный анализ информационно-коммуникационных технологий как структурной компоненты информационного пространства зарубежных стран;

3. рассмотрение динамики информатизации образования как сущностной характеристики становления информационного общества в российских регионах;

4. анализ актуальных проблем информатизации системы образования в российских регионах (на примере Тамбовской области).

Вторая группа задач связана с теоретической разработкой и операционализацией таких понятий, как информатизационное сознание, информационная социализация, с выявлением и обоснованием особенностей инфосоциализации в условиях информатизации сознания. Решение задач этой группы предполагает:

5. анализ необходимости формирования информатизационного сознания как предпосылки включенности в информационное пространство;

6. разработку понятия инфосоциализации и многоаспектный анализ этого феномена в контексте информатизации сознания;

7. классификацию агентов инфосоциализации в условиях российского региона по формальному и неформальному признакам;

8. обоснование необходимости интенсификации использования института гуманитарного образования в качестве ключевого агента инфосоциализации в условиях информатизации сознания.

К задачам третьей группы, направленным на обоснование роли юзеровской субкультуры в инфосоциализации в гуманитарном образовании в условиях региона, относятся:

9. теоретическая разработка и операционализация понятия юзеровской субкультуры;

10. выделение функциональных компонентов и уровней юзеровской субкультуры и определение их места в формировании информационной культуры личности;

11. рассмотрение юзеровской субкультуры как инструмента инфосоциализации в гуманитарном образовании;

12. обоснование и проектирование модели инфосоциализации в гуманитарном образовании посредством юзеровской субкультуры.

Объектом исследования являются разворачивающиеся в системе гуманитарного образования процессы формирования у пользователей информационно-коммуникационных технологий поведенческих образцов и мыслительных установок, образующих информационную культуру личности.

Предмет исследования – место юзеровской субкультуры в структуре компонентов и факторов инфосоциализации.

Теоретико-методологическая основа исследования.

Концепция инфосоциализации разрабатывалась на основе:

• социологических концепций социализации (Н.В. Андреенкова, Л.П. Буева, С.Г. Вершловский, Я.И. Гилинский, Н.А. Головин, В.Д. Москаленко, А.В. Мудрик, Б.Д. Парыгин, В.А. Ядов, М.Г. Ярошевский и др.);

• системного подхода к исследованию социальных явлений (И.В. Блауберг, В.В. Василькова, Дж. Ван Гиг, М.С. Каган, В.И. Кремянский, В.Н. Садовский, Г.П. Щедровицкий и др.);

• исследовании вопросов социализации в контексте основных тенденций цивилизационного развития (Б.М. Бим-Бад, Л.С. Выготский, Л.А. Зеленов, В.А. Кутырев, А.В. Петровский, В.А. Писачкин, Е.П. Савруцкая, Т. Парсонс, Ж. Пиаже, В.А. Ядов);

• работ по социологии образования (Б.С. Гершунский, Г.Е. Зборовский, В.Я. Нечаев, Ж.Т. Тощенко и др.);

а также:

• аксиологического подхода к исследованию социальных феноменов (А.В. Кирьякова, Г.С. Сухобская, В.Э. Франкл и др.);

• теорий становления информационного общества (Д. Белл, М. Кастельс, А.И. Ракитов, А. Тоффлер и др.);

• трудов по философии культуры (В.С. Библер, М.С. Каган, В.Н. Сагатовский и др.);

• концепций современного образования в условиях его модернизации (Е.В. Бондаревская, В.Г. Кинелев, Ю.Н. Кулюткин и др.).

Основные методы исследования, используемые для решения поставленных задач: теоретические методы – системно-структурный и функциональный анализ; логико-ретроспективный анализ; анализ социологического, психологического, философского, культурологического подходов; моделирование процесса инфосоциализации посредством юзеровской субкультуры; опросные методы (тестирование, неформализованное интервью, наблюдение, локальные мини-опросы, анкетирование); методов статистического анализа, структурного, сравнительного, корреляционного и факторного анализов, группировки и классификации социальных переменных; а также теоретическое обобщение полученных в ходе анализа эмпирических и статистических материалов и выявление закономерностей.

Эмпирической базой диссертационного исследования являются следующие исследования соискателя:

• социологическое наблюдение участников Интернет-конференций, Интернет-форумов и последующий опрос 120 их участников методом неформализованного интервью;

• анкетный опрос студентов гуманитарных специальностей тамбовских вузов (генеральная совокупность составила 4171, объем квотной выборки составил 365 человек; в качестве квотирующих признаков были определены: вуз, курс и специальность обучения);

• опрос 150 преподавателей гуманитарных кафедр тамбовских вузов;

• опрос 213 пользователей ИКТ методом неформализованного интервью;

признаком отбора являлось наличие пользовательского опыта;

• полуструктурированное экспертное интервью 26 опытных пользователей ИКТ.

Кроме того, использовались данные государственной ведомственной статистики, вторичный анализ результатов социологических исследований других специалистов. Обработка первичной социологической информации осуществлялась с помощью компьютерной программы SPSS для Windows.

Опытно-экспериментальная база исследования. Хронологические рамки исследования охватывают период с 1999 по 2007 гг. Основная опытноэкспериментальная база исследования – Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина.

Научная новизна результатов исследования.

Разработана теоретическая концепция процесса инфосоциализации посредством овладения юзеровской субкультурой, согласно которой в условиях информатизации общества и сознания процесс инфосоциализации должен осуществляться имеющимися формальными агентами (институтом гуманитарного образования) с учетом требований современной социокультурной ситуации и уровня развития информационнокоммуникационных технологий.

Положения, выносимые на защиту, отражающие научную новизну результатов исследования:

1. Инфосоциализация представляет собой процесс и результат усвоения, а также готовность к воспроизведению и анализу личностью актуальной составляющей информационного опыта человечества, включающего работу с информацией и информационно-коммуникационными технологиями;

2. В условиях российского региона определены формальные (семья, дошкольные образовательные учреждения и школа, средне специальные и высшие учебные заведения, профессиональные группы и общественные организации) и неформальные (энтузиасты ИКТ, в том числе девиантного характера) агенты инфосоциализации;

3. В условиях информатизации сознания необходима интенсификация использования института гуманитарного образования в качестве ключевого агента инфосоциализации;

4. Юзеровская субкультура представляет собой трансформированную информатизационным сознанием систему ценностей современного общества, а также специфические нормы и модели поведения, особую символическую систему, присущую определенной группе людей, объединенных степенью приобщения к информационным пространствам и ИКТ;

5. Юзеровская субкультура может быть использована в качестве инструмента инфосоциализации в гуманитарном образовании;

6. Спроектированная модель процесса инфосоциализации в гуманитарном образовании посредством юзеровской субкультуры позволяет осуществить инфосоциализацию в образовательном пространстве учебного заведения гуманитарного профиля в три этапа (диагностика участников образовательного пространства на наличие развитой инфопотребности и формирование пилотажной группы, приобщение пилотажной группы к юзеровской субкультуре, становление информационного микропространства в рамках образовательного пространства учебного заведения);





7. Информатизационное сознание представляет собой специфическую форму отражения действительности (информационных процессов), опосредован ную ИКТ, включающую в себя ценностные установки личности, информационные потребности, социальные ориентации, социальную активность в процессе построения современного общества. Формирование информатизационного сознания является необходимой предпосылкой включенности личности в информационное пространство.

Теоретическая и практическая значимость определяются возможностью использования собранных и проанализированных автором материалов и полученных результатов, прежде всего, систематизированных теоретических и методологических знаний об особенностях инфосоциализации в условиях информатизации сознания, классификации агентов инфосоциализации по формальному и неформальному признакам, а также выводов о необходимости интенсификации использования института гуманитарного образования в качестве ключевого агента инфосоциализации в образовательном менеджменте и административной практике.

Предложенные автором модель процесса инфосоциализации в гуманитарном образовании и технология приобщения личности к юзеровской субкультуре являются оптимальными для практического применения в условиях регионов, где недостаточно развита информационная инфраструктура и обеспечивают интенсификацию использования ИКТ в профессиональной и повседневной деятельности, что способствует социализации личности в целом.

Апробация работы.

Разработанные в диссертации положения и рекомендации использовались:

при разработке сайта дистанционного образования «English Language Teacher Development Page» для Британского Совета в Москве, 1999–2001 гг.; при составлении базы данных «Аналитика культурологии», № гос. регистрации 0220409923, 2004 г.; в Электронном научном издании «Аналитика культурологии: научный журнал», № гос. регистрации 0420600022, 2004–2008 гг. Результаты исследования также использованы в деятельности Администрации Тамбовской области, ТамбовЦНИТ Тамбовского государственного технического университета.

Материалы исследования докладывались и обсуждались на IV межвузовской научно-практической конференции «Информатизация образования в регионе», Тамбов, 2001; II Международном конгрессе молодых ученых и специалистов «Молодежь и наука – третье тысячелетие», Москва, 2002; 1-й Международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования», Тамбов, 2003; Международном семинаре «Университет как системообразующий фактор региона и модели его управления», Тамбов, 2003; I Международной научно-методической конференции «Информационно-коммуникационные технологии в преподавании иностранных языков», Москва, МГУ, 2004; Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы информатики и информационных технологий», Тамбов, 2004; Международной научно-практической конференции «Современные информационные технологии в образовательном процессе и научных исследованиях», Шуя, 2004; II Всероссийском научно-методическом симпозиуме «Информатизация сельской школы» (Инфосельш-2004), Анапа, 2004;

V Всероссийской научно-практической конференции «Информационные технологии в России», Москва, 2004; Международной научно-практической конференции «Образование в пространстве культуры», Москва, 2004–2005; II и III Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения» «Будущее России:

стратегии развития», Москва, 2005, 2007; Международной научно-методической конференции «Новые информационные технологии в университетском образовании», Кемерово, 2006; IV Международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования», Тамбов, 2006; Международной научно-практической конференции «Культура XXI века», Самара, 2006; Международной научно-практической конференции «Наследие в эпоху социокультурных трансформаций», Москва, 2006; Межрегиональной научно-практической конференции «Дизайн-эргономика в современной образовательной среде», Москва, 2007; Межрегиональной научно-практической конференции «Электронное обучение и управление знаниями высшего учебного заведения», Рязань, 2007; V Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы информатизации образования: ре гиональный аспект», Чебоксары, 2007; XIII–XIV Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», Москва, 2006–2008; Международной научно-практической конференции «Гуманитарные стратегии российских трансформаций», Тюмень, 2007, Международной научно-практической конференции «Технологии электронного обучения (e-Learning): возможности и перспективы», Москва, 2007, II Ковалевских чтениях, Санкт-Петербург, 2007, Международной научно-теоретической конференции «Эволюция революционности и консерватизма в социальных слоях России и других государств», Санкт-Петербург, 2008, Международной научно-теоретической конференции «Коммуникативные стратегии информационного общества», Санкт-Петербург, 2008.

По результатам исследования опубликовано 5 монографий, 1 электронное учебное пособие, научные статьи и тезисы докладов общим объемом 80 п.л.

Объем и структура диссертации определены логикой исследования и последовательностью решения его задач. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы. Текст диссертации содержит 8 таблиц, 30 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ В первой главе диссертации – «Становление информационного общества через формирование информационного пространства» – рассматриваются методологический аспект генезиса теорий информационного общества, информационное пространство зарубежных стран и его основные компоненты, процесс становления информационного общества в российских регионах через его сущностную характеристику – динамику информатизации образования в трансформировавшихся ИКТ условиях общей социализации, а также анализируются актуальные проблемы информатизации в системе образования в российских регионах, в частности, в Тамбовской области.

В первом параграфе «Генезис теорий информационного общества:

методологический аспект» анализируется термин «информация» и роль информации в человеческой жизни, закономерности появления и распространения информации. Именно проблема функционирования информации в общественной жизни стала своеобразной предпосылкой создания множества теорий информационного общества, берущих свое начало в концепции постиндустриализма.

Начало дебатам о смене обществ положил в 1950-х гг. французский социолог Ж. Фурастье, прогнозируя грядущей «цивилизации услуг» свободный тип мышления. Рассуждая по существу о перспективах развития индустриального общества, Ж. Фурастье обозначил его основные параметры и обосновал методологические принципы его формирования. Теорию Ж. Фурастье развивали М. Маклюэн, Дж. Гелбрейт, А. Турен, предлагая, по существу, футуристические прогнозы развития цивилизации.

Основоположниками теории информационного общества по праву считаются З. Бжезинский, Д. Белл, А. Тоффлер, которые впервые напрямую связали новый тип общества с понятиями «информация» и «информационные технологии». Сам термин «информационное общество» был введен Ю. Хаяши, профессором Токийского технологического института. Японский социолог Е. Масуда на основании анализа реального состояния коммуникационной инфраструктуры и информационной промышленности Японии сделал вывод о неизбежности социальной трансформации посредством инноваций и информационных технологий, которая будет состоять в глобальном увеличении количества и качества информации и возрастании объемов инфообмена.

Французский философ и социолог М. Кастельс разработал информационную парадигму, суть которой можно свести к превалированию технологии в жизни общества (технологический детерминизм) и появлению сетевых структур, являющихся одновременно средством и результатом глобализации. Став свидетелем революции в ИКТ, свершившейся в 1970-х гг., М. Кастельс изучает последовавшие за ней изменения в социальной и экономической структуре, обосновывая неизбежность перемен всех сфер жизни людей в информационном пространстве и глобальной сети.

Экономические, правовые, философские, социологические, социокультурные и другие аспекты информационного общества в российской науке рассматриваются в трудах И.Ю. Алексеевой, И.Л. Бачило, Т.П. Ворониной, А.Д. Елякова, К.К. Колина, И.С. Мелюхина, В.П. Терина и других. Предлагая российскую концепцию информационного общества, В. Иноземцев утверждает, что движущей силой цивилизации стало образование как основной путь к вхождению в «элиту знающих людей», в круг «подлинных владельцев информации»1.

Вместе с тем нельзя не признать, что ожидаемые перемены институциональной структуры, вызванные технологическими изменениями в обществе, не происходят, что позволяет усомниться в реализации самой идеи информационного общества. Так, Д.В. Иванов утверждает, что информационное общество – фантом постиндустриальной эпохи, а сами информационные технологии удаляют «нас от того информационного общества, о котором некогда писали Д. Белл, А. Турен, А. Тоффлер, З. Бзежинский, Е. Масуда, а в последние годы М. Кастельс»2. Теоретики информационного общества сочли возможным отождествлять информацию и знание, но обилие информации и особенности ее тиражирования в современном обществе скорее опровергают данный тезис. Автор данного исследования тем не менее находит идею информационного общества по-прежнему жизнеспособной при условии смещения акцентов с полюбившихся современникам компьютеризации, информационных технологий непосредственно на социальные процессы и явления. В современной России сведение информационного общества исключительно к сумме технологий без наличия сильного гражданского общества даже при условии адекватного менеджмента со стороны государства может привести к сингапурскому варианту, в котором высокий уровень технологического развития сопровождает государственный авторитаризм.

Во втором параграфе первой главы «Информационно-коммуникационные технологии как компонента информационного пространства Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация. Наличествующие предпосылки и возможные последствия постэкономической революции. – М.: Academia – Наука, 1999., С.564.

Иванов Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2002., С. 10-11.

зарубежных стран» рассматриваются понятия «информационного пространства» и «информационно-коммуникационных технологий». Первое включает в себя совокупность баз данных, технологий их использования и сопровождения, информационных телекоммуникационных систем, функционирующих на основе общих принципов и обеспечивающих информационное взаимодействие организаций и граждан, а также удовлетворение их информационных потребностей. К основным компонентам информационного пространства можно отнести информационные ресурсы, средства информационного взаимодействия и информационную инфраструктуру.

На основании вышесказанного автор предлагает определять информационное пространство как форму существования информационных систем, обеспечивающую и стимулирующую оперативные информационные взаимодействия производителей информации и ее потребителей, трансляцию знаний, накопленных в информационных ресурсах, и их сохранение в сложившейся информационной инфраструктуре.

Как средства информационного взаимодействия, обеспечивающие доступ граждан к информационным ресурсам, информационно-коммуникационные технологии являются важным компонентом глобального и локальных информационных пространств. С точки зрения русско-английского глоссария по информационному обществу1, информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) представляют собой совокупность методов, производственных процессов и программно-технических средств, интегрированных с целью сбора, обработки, хранения, распространения, отображения и использования информации в интересах ее пользователей. Посредством ИКТ пользователи получили возможность объединяться в рамках коммуникационных сетей, составляющих сетевое информационное пространство, которое, в свою очередь, является частью глобального информационного пространства. Дальнейшее развитие ИКТ повлечет за собой создание условий для решения проблемы адекватного Русско-английский глоссарий по информационному обществу. Составители О.Н.Вершинская, Ю.Д.Волынский, Т.В.Ершова, Н.В.Кривошеин, А.С.Мендкович, М.В.Моисеева, С.А.Нехаев, Г.Л.Смолян, Ю.Е.Хохлов, Д.С.Черешкин, С.Б.Шапошник. – М., Совместный проект Британского Совета в России, Института развития информационного общества и проекта «Российский портал развития»., 2001.

становления информационного пространства, что будет способствовать значительному усилению интеллектуальных возможностей человека.

Серьезной проблемой на пути формирования информационного пространства и становления информационного общества является наличие информационного неравенства (digital divide) – неравномерного распределения ИКТ, разрыва между наиболее обеспеченными, образованными, хорошо знакомыми с ними слоями населения и теми, кто этого лишен. Этот разрыв в сфере развития и использования ИКТ имеет тенденцию к постоянному увеличению. Проблема информационного неравенства стоит не только между странами в мировом масштабе, но и в пределах одной страны – между ее регионами, между столицей и провинцией.

В третьем параграфе «Динамика информатизации образования как сущностная характеристика становления информационного общества» речь идет о компьютеризации, которая была обусловлена необходимостью передачи машине операций по различным видам монотонного труда для освобождения человека от нетворческой деятельности. Компьютеризация, в свою очередь, положила начало информатизации, представляющей собой организованный социально-экономический и научно-технический процесс создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений на основе формирования и использования информационных ресурсов. Но если в процессе компьютеризации общества основное внимание уделяется развитию и внедрению технической базы – компьютеров, то информатизация общества во главу угла ставит комплекс мер, направленных на обеспечение полного использования достоверного, исчерпывающего и своевременного знания во всех видах человеческой деятельности.

Подготовка и переподготовка кадров в современном обществе является общенациональной стратегической задачей, так как от ее решения во многом зависит эффективность информатизации в целом. Следовательно, в программе информатизации особое внимание должно быть уделено информатизации образования как направления, связанного с воспроизводством информационной культуры человека. На наш взгляд, в современном мире и, в частности, в большинстве регионов России, процесс информатизации образования приобретает все большую значимость, и его динамику можно рассматривать в качестве сущностной характеристики становления информационного общества.

Так, в течение 2006-2007 годов в рамках приоритетного национального проекта «Образование» Мининформсвязи России обеспечило централизованное подключение всех российских школ к сети Интернет (было подключено 527образовательных учреждения, из которых более 36 тысяч – в сельской местности; на эти цели из федерального бюджета было выделено 3 млрд рублей).

Однако наличие оборудованного в соответствии с последними техническими тенденциями компьютерного рабочего места, к сожалению, не обеспечивает своим фактом готовность использовать его в профессиональной сфере и повседневной жизни, не формирует информационную культуру, а только способствует созданию технико-технологических условий для этого процесса. Основным препятствием интеграции в «информационное общество» является фактор «человеческого капитала». Так, согласно мнению ведущего специалиста Фонда «Общественное мнение» Е.Б. Галицкого, если главным источником роста Интернет по-прежнему останется именно самопроизвольное «заражение» людей друг от друга желанием начать пользоваться сетью, то полугодовая аудитория Интернет в нашей стране никогда не превысит трети взрослого населения. Мнение специалиста подтверждает и некоторое сокращение месячной, недельной и суточной аудиторий Интернет, впервые зафиксированное Фондом «Общественное мнение» в 2007 году.

В четвертом параграфе «Актуальные проблемы информатизации в системе образования в российских регионах (на примере Тамбовской области)» приведены результаты исследований по использованию ИКТ в образовании. В рамках исследования, проведенного в 2005 г. Организацией экономического сотрудничества и развития в рамках Международной программы по оценке знаний учащихся, оценивалась оснащенность школьных учреждений по количеству компьютеров на одного учащегося с учетом возможности вы хода в Интернет и доступности компьютерного оборудования ученикам, учителям и администрации школы. Как видно из рис. 1, по показателям доступности компьютеров ученикам, учителям и администрации школ ситуация в России была вполне сопоставима с ситуацией в передовых странах: 75 % компьютеров были доступны ученикам, 15–20 % – учителям и 8–10 % – административным работникам. А вот в отличие от передовых стран, где доступ в Интернет имели 90–95 % школ, в России этот показатель был равен 10 %1.

Рис. 1. Доступность школьного компьютерного оборудования Существенные отличия в процентном соотношении наблюдаются при сравнении показателей, охватывающих категории ресурсов, используемых для обучения школьниками в России и США (лидере в данной группе). Для подготовки домашних заданий учащиеся в России обычно используют калькуляторы – 90 %, книги – 85 %, компьютеры – 30 % и в меньшей степени обучающее программное обеспечение – 20 %. Если по использованию калькуляторов (100 %) и книг (90 %) школьники Соединенных Штатов Америки ненамного опережают своих российских сверстников, то по использованию компьютеров (95 %) и обучающего ПО (60 %) разница доходит до 300 %.

Сегодня человек любого возраста, не задействованный в информационных сетях, оказывается выключенным из складывающегося информационного пространства. Как следствие возникает реальная проблема образования, поскольку человек может подключиться к информационным сетям только в том случае, если он знает алгоритм работы с ними. Особенно это проявляется, Are Students Ready for a Technology-Rich World?. – OECD, Program for International Student Assessment, 2005.

когда выпускники или студенты старших курсов российских вузов (особенно региональных) выигрывают гранты для постдипломного обучения или стажировки в американских или европейских университетах, более 60 % которых в качестве приоритетного предлагают «электронное образование» (e-learning) и 77 % имеют необходимые технические решения и навыки профессоров и преподавателей для обучения в электронных пространствах.

Таким образом, по формальным признакам – наличие компьютерного оборудования и попытка создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей – процесс информатизации, в том числе образования, в российских регионах осуществляется с явным уклоном в сторону компьютеризации.

В 2004–2005 гг. Институт развития информационного общества провел ряд исследований для определения индекса готовности субъектов Российской Федерации к информационному обществу, т.е. к широкомасштабному использованию ИКТ. В основу расчета индекса была положена оценка факторов развития информационного общества и оценка использования ИКТ для развития основных сфер жизнедеятельности общества, а также населением и домохозяйствами. Как оказалось, в рейтинге российских регионов Тамбовская область занимает 74 место из 88 возможных.

Особенно сильно отставание Тамбовской области от соседних областей и от областей с паритетным валовым региональным продуктом (ВРП) заметно по фактору человеческого капитала. Понятие «человеческий капитал» отражает совокупность знаний, навыков и мотиваций экономически активного населения, влияющих на его экономическую продуктивность (в данном случае – необходимых для развития региона в области ИКТ) (см. рис. 2). Тамбовская область по этому показателю находится на 83 месте, последнем среди соседних регионов, регионов с паритетным ВРП, и предпоследнем в целом по Российской Федерации. Разрыв с лидером среди соседей – Воронежской областью – составляет 75 пунктов. Следует отметить, что низкие значения показателей развития человеческого капитала характерны для регионов с большой долей сельского населения, к которым и относится Тамбовская область.

Рис. 2. Человеческий капитал Крайне низкий уровень человеческого капитала обусловливает недостаточное использование ИКТ населением и недооценку органами власти и местного самоуправления важности широкомасштабного применения ИКТ в социальной сфере. Кроме того, сравнительный анализ показал, что корень проблемы кроется не в том, что подавляющее большинство населения Тамбовской области – проживающие в сельской местности и пенсионеры, а в отсутствии информационной культуры и ее технико-технологической составляющей (так называемой юзеровской субкультуры).

Во второй главе «Инфосоциализация в условиях информатизации сознания (региональный аспект)» анализируются и операционализируются феномены информатизационного сознания и инфосоциализации, рассматриваются формальные и неформальные агенты инфосоциализации, а также ключевой, по мнению автора, формальный агент – институт гуманитарного образования.

В первом параграфе второй главы «Формирование информатизационного сознания как предпосылка включенности в информационное пространство» речь идет об актуальных проблемах неумения и невозможности получения и использования имеющейся информации в условиях изменения общей социализации и о необходимости формирования специфического сознания личности – так называемого информатизационного сознания. Информатизационное сознание представляет собой специфическую форму отражения действительности (информационных процессов), опосредованную ИКТ, включающую в себя ценностные установки личности, информационные потребности, социальные ориентации, социальную активность в процессе построения современного общества. Сущность информатизационного сознания можно связать с систематизированными знаниями, основанными на научном познании и сознательном использовании законов функционирования информации и информационных технологий.

Важной и неотъемлемой чертой развитого информатизационного сознания является умение мыслить системно, видеть все богатство взаимосвязей и противоречий современного общества, находящегося на пути сложного перехода к информационному этапу развития. Формирование информатизационного сознания предполагает три направления: 1) продуцирование и тщательная проверка законов функционирования информации, другими словами, создание мощной теоретической базы в области информатизации; 2) изменение структуры общественной практики (как единства информационной деятельности и межличностных коммуникаций, опосредованных ИКТ) в ходе дальнейшей информатизации как социокультурного процесса; 3) овладение необходимым на данном этапе развития общества объемом и качеством знаний. Овладение такими знаниями становится предпосылкой грамотного и эффективного функционирования в новом типе общества.

Отсутствие информатизационного сознания или его неразвитость могут стать реальным препятствием включенности индивида в информационное пространство как форму существования информационных систем, как пространство определенных информационных взаимодействий, как сферу отношений между людьми и общностями по поводу информации, как условие общей социализации.

Во втором параграфе второй главы «Феномен инфосоциализации в условиях информатизации сознания» рассматриваются те аспекты процесса социализации, которые позволяют исследовать ее специфику и проблемы в социальных условиях современности, а также проблемы социализации в виртуальном и сетевом пространствах, изменение условий общей социализации.

В науке сложились различные концепции социализации, однако, ни одно из предложенных интегративных определений социализации не стало общепринятым. Тем не менее, анализ основных определений позволил автору согласиться с точкой зрения А.И. Ковалевой, которая обозначает социализацию как «процесс становления и развития личности, состоящий в освоении индивидом в течение всей его жизни социальных норм, культурных ценностей и образцов поведения, позволяющий индивиду функционировать в данном обществе»1.

Высокая динамика информационных процессов в современном обществе, появление ИКТ и киберспространства, предполагает видоизменение процесса социализации личности. Исследуя социальные взаимодействия, осуществляемые в глобальных телекоммуникационных сетях общего пользования, С.В. Бондаренко рассматривает процесс социализации в рамках социальной системы киберпространства как «освоение пользователями технологий межличностной коммуникации, социальной навигации и правил поведения в компьютерных сетях, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований, существующих как в конкретных виртуальных сетевых сообществах, так и в социальной общности киберпространства в целом»2. При этом С.В. Бондаренко подчеркивает, что «кроме освоения норм и ценностей киберпространства, пользователю приходится корректировать свое поведение под влиянием эволюционных изменений, которые происходят в сообществе, в котором он ранее социализировался»3.

Таким образом, неотвратимые изменения жизненного уклада и системы ценностей, которые мы наблюдаем в настоящее время, требуют вычленения нового типа социализации, отвечающего в конечном итоге за формирование информационной культуры личности. Следовательно, в современном общест Ковалева А. И. Социализация // Социологическая энциклопедия: В 2 т. / Под ред. В.Н. Иванова. – М.: «Мысль», 2003. – Т. 2., С. 445.

Бондаренко С.В. Модель социализации пользователей в киберпространстве. / Технологии информационного общества - Интернет и современное общество: труды VI Всероссийской объединенной конференции. Санкт-Петербург, 3-6 ноября 2003 г. – СПб.: Издательство Филологического факультета СПбГУ, 2003. – С. 5-7.

Бондаренко С.В. Социальная система киберпространства как новая социальная общность // Научная мысль Кавказа.

Приложение. 2002, № 12 (38). – С. 32-39.

ве к социализации добавятся процесс и результат усвоения, а также готовность к воспроизведению и анализу личностью актуальной составляющей информационного опыта человечества, включающего работу с информацией и ИКТ – так называемая инфосоциализация (информационная социализация).

Сущность инфосоциализации состоит в том, что личность, с одной стороны, усваивает информационный опыт путем приобщения к информационному пространству, системе информационных связей; с другой – активно воспроизводит систему этих связей за счет своей активной информационной деятельности, активного включения в информационное пространство. Другими словами, усвоение личностью информационного опыта идет одновременно с преобразованием его в собственные ценности, установки, ориентации и характеризует воздействие информационного пространства на человека; воспроизводство системы информационных связей характеризует воздействие человека на информационное пространство с помощью информационной деятельности, стратегия которой обусловлена активностью личности.

Стремительные изменения в современной общественной жизни, рост ИКТ позволяют утверждать, что инфосоциализация по своему содержанию есть процесс информационного становления личности. Это становление осуществляется, прежде всего, в двух сферах – информационной деятельности и информационных коммуникаций. Общей характеристикой этих сфер можно назвать процесс расширения, умножения информационных связей личности.

При рассмотрении процесса социализации традиционно выделяют две фазы: адаптацию и интернализацию. Специфика процесса инфосоциализации заключается в том, что личность не только не всегда готова (способна) включить в свой внутренний мир нормы и ценности современного социума, трансформированного ИКТ, но подчас отказывается от них при первой же возможности. Тем не менее, вероятное отсутствие выраженной фазы интернализации не означает отсутствия самого процесса и результата инфосоциализации. В рамках данного исследования автору представилось целесообразным акцентировать внимание, прежде всего, на критериях инфосоциализации, иллюстрирующих саму процессуальность данного явления. В процессе инфосоциализа ции, включающей освоение личностью ИКТ, можно выделить три критерия:

инфоадаптацию, инфоинтеграцию и инфоактивность. Инфоадаптация личности подразумевает приспособление человека к информационному пространству, его требованиям и законам функционирования информационных потоков. Информационная интеграция предполагает автономные интеракции индивида в информационном пространстве, его сознательный выбор видов и форм информационной деятельности. Инфоактивность обусловливает способность личности вносить перемены в информационное пространство, когда в этом есть необходимость и целесообразность.

В третьем параграфе второй главы «Формальные и неформальные агенты инфосоциализации в условиях российского региона» рассматриваются агенты инфосоциализации – люди, социальные группы, сетевые сообщества и социальные институты, которые осуществляют инфосоциализацию в современном обществе. Поскольку процесс инфосоциализации подразумевает постоянное, непрерывное и интенсивное взаимодействия личности с информационным пространством, объекта и субъекта инфосоциализации, в рамках этого взаимодействия субъект инфосоциализации не только оказывает воздействие на ее объект, но и сам испытывает обратное воздействие последнего (часто в интерактивном режиме).

В современном обществе инфосоциализация осуществляется как формальными, так и неформальными институтами, что обусловливается высоким уровнем регламентации, социального контроля за должным поведением членов своей группы последних и доступностью и привлекательностью транслируемых ценностей для объектов инфосоциализации. Таким образом, представляется целесообразным классифицировать агентов инфосоциализации по формальному и неформальному статусу. На стадии первичной инфосоциализации формальными ее агентами выступает семья и детские дошкольные учреждения, затем основными формальными агентами последовательно становятся школа, вуз, профессиональная группа, а на послетрудовой стадии – снова семья и отчасти общественные организации.

Появление в процессе информатизации общества большого количества разных информационных пространств, в том числе и киберпространства как особой среды обитания человека, а также изменение условий общей социализации, в настоящий момент уже привели к изменению сложившихся в социуме архетипов, ритмов функционирования, эстетических образов, моделей экономической деятельности, форм социальных взаимодействий и, соответственно, к появлению новых форм девиантного поведения, которые характерны преимущественно для молодых пользователей компьютерных сетей.

Вследствие этих процессов появилось большое количество неформальных агентов инфосоциализации, осуществляющих свои функции посредством ИКТ. Ситуация осложняется тем, что в последнее время в разных странах мира значительно выросла детская и подростковая киберпреступность. Причину этого автор видит в том, что основные функции инфосоциализации личности в современном обществе берут на себя неформальные агенты девиантного характера, и эта инфосоциализация по своей эффективности превосходит все ожидания и прогнозы, что особенно заметно на региональном уровне.

Неформальными агентами девиантного характера, оказывающими на инфосоциализацию личности самое сильное влияние, можно с уверенностью назвать, прежде всего, хакеров (англ. hacker). Во многом благодаря масс-медиа этим термином называют людей, проявляющих повышенный интерес к проблематике защиты информации и применяющих свои знания для взлома информационных систем, но феномен хакерства следует рассматривать несколько шире – как увлечение познанием в сфере ИКТ, выходящее за рамки профессиональной или учебной деятельности.

В четвертом параграфе второй главы «Институт гуманитарного образования как ключевой агент инфосоциализации в условиях информатизации сознания» речь идет об уникальном потенциале эффективной трансляции ценностей современного общества, который заложен в институте гуманитарного образования.

Если объект инфосоциализации неформальных агентов девиантного характера способен освоить навыки, знания, способы и методы решения той или иной задачи субъекта, перенимая его опыт, то в рамках формального агента – института образования – объект инфосоциализации получает обобщенные знания, обобщенный инфосоциальный опыт. Институту образования присущи универсальность, полидисциплинарность и специфические педагогические технологии, позволяющие формировать социально-ответственную личность, способную соотносить свои индивидуальные желания и потребности с привитыми ей социальными ограничениями. Транслируя информационный опыт, институт образования помогает личности перенестись из ситуативного бытия в пространство бытия культуры современного общества с его ценностями и нормами.

В инфосоциализации не последнюю роль играет авторитет и компетентность агента инфосоциализации, вера в его знания и эрудицию, желание и тяга субъекта к получению информационного опыта. Падение авторитета формального агента инфосоциализации, что наблюдается в современном обществе, снижает престижность такого способа трансляции информационных ценностей и сводит к минимуму эффективность процесса социализации. Доверие общества к институту образования, качественной подготовке им специалистов складывалось исторически, а в настоящий момент рискует быть безвозвратно потерянным в силу отставания содержания процесса образования от темпов развития ИКТ и невозможности института образования по этой причине выступать формальным агентом инфосоциализации.

Изменение условий общей социализации требует от системы гуманитарного образования совершенствования, что обусловливает необходимость периодически обновлять его содержание, приводить в соответствие с новыми тенденциями в информационной деятельности, накопленным информационным опытом, ростом ИКТ.

Третья глава «Роль юзеровской субкультуры в процессе инфосоциализации» посвящена анализу юзеровской субкультуры, которая рассматривается как инструмент инфосоциализации в системе гуманитарного образования, и описанию авторской модели процесса инфосоциализации в гуманитарном образовании посредством юзеровской субкультуры.

В первом параграфе третьей главы «Анализ дефиниции юзеровской субкультуры» рассматривается феномен юзеровской субкультуры, которая представляет собой трансформированную информатизационным сознанием систему ценностей современного общества, а также специфические нормы и модели поведения, особую символическую систему, присущую определенной группе людей, объединенных степенью приобщения к информационным пространствам и ИКТ.

Свободная ориентация личности в информационном пространстве предполагает овладение ею современными средствами, методами и технологией работы, быстрое восприятие больших объемов информации и более продуктивное использование накопленных человечеством информационных ресурсов, что требует наличия информационной культуры. Как и культура в целом, информационная культура является целостной системой, состоящей из ценностной доминанты, или ядра культуры, и сложного спектра субкультурных образований, в подавляющем большинстве автономных и выражающих процесс приспособления к ней. По мнению Т.Б. Щепанской, субкультуры как подсистемы культуры ориентированы на постоянный диалог с нею, который может принимать формы «обновления культуры», ее «развития»1.

В процессе приобщения к стандартам господствующей культуры субкультуры часто играют определяющую роль, так как представляют собой «систему ценностей, установок, способов поведения и жизненных стилей»2.

Свободная ориентация личности в любом информационном пространстве предполагает обладание ЮСК в рамках доминирующей информационной культуры как одной из составляющих общей культуры человека. На основании этих положений автор делает вывод, о необходимости выделения юзеровской субкультуры как базовой подсистемы целостной системы информационной культуры, ее аспекта, отличающегося некоторой локальностью и, в определенной степени, замкнутостью.

Щепанская Т.Б. Традиции городских субкультур // Современный городской фольклор. – М.: РГГУ, 2003. – 736 с.

Аберкромби Н. Социологический словарь / Н. Аберкромби, С. Хилл, Б. Тернер; пер. с англ. под ред. С. А. Ерофеева. – М.: Экономика, 1999. – 413 с., С. 325.

ЮСК является продуктом разнообразных творческих способностей и проявляется, прежде всего, в конкретных навыках по использованию технических устройств (например, телефона, персонального компьютера, компьютерных сетей и др.); в способности использовать в своей деятельности ИКТ, составляющей которых являются программные продукты; в умении извлекать актуальную искомую информацию из различных электронных источников, представлять ее в понятном виде и уметь эффективно использовать; во владении основами аналитической переработки информации и в умении работать с информацией различного уровня, а также в знании особенностей информационных потоков в своей области деятельности.

В структуре юзеровской субкультуры автор насчитывает шесть компонентов: эргономический, технологический, интерактивный, аутодидактический, инфоаналитический и креативный, каждый из которых выполняет ряд функций. В целом же к основным функциям ЮСК относятся: гносеологическая, коммуникативная, регулятивная (нормативная), адаптивная, аккумулирующая, компенсаторная, аксиологическая, эмоциональная, функция разграничения и интеграции и обучающая. Каждая из функций ЮСК отражает различные способы решения личностью методологических, инновационных, исследовательских, дидактических и других задач, в том числе инфоадаптации, инфоинтеграции и инфоактивности.

Во втором параграфе третьей главы «Юзеровская субкультура как инструмент инфосоциализации в гуманитарном образовании» обосновывается актуальная необходимость инфосоциализации посредством ЮСК как ее инструмента, который меняет многие сложившиеся социально-экономические, политические и духовные представления, внося качественно новые черты в образ жизни человека.

Освоение ИКТ и приобщение к юзеровской субкультуре в институте гуманитарного образования имеет свою специфику. ИКТ здесь выступают одновременно объектом изучения, инструментом образовательной деятельности и средством методического обеспечения учебного процесса. Такая полифункциональность актуализирует необходимость комплексного подхода к разра ботке технологии приобщения к юзеровской субкультуре и алгоритма трансляции ЮСК в гуманитарном образовании. Исследования подтверждают, что стремительное развитие ИКТ требует не изучения конкретных программных средств, а освоения их специфики, возможностей и перспектив развития, что обеспечит соответствие подготовки студентов и преподавателей в области ИКТ современным требованиям и станет существенным продвижением вперед на пути их приобщения к юзеровской субкультуре.

Особая роль в процессе инфосоциализации посредством ЮСК отводится самостоятельной работе личности, результатом которой должно стать освоение технологии решения поставленных задач в условиях обязательного использования ИКТ. Следует также учитывать, что с освоением части компонентов ЮСК или поверхностным освоением их всех, инфосоциализация не заканчивается, поскольку информационная деятельность и условия, в которых она протекает, влияют на процессы продолжающегося становления личности. В современной ситуации уровень ЮСК требует от личности владения интеллектуальными инструментальными средствами познания, наличия устойчивой инновационной и информационной потребности, использования ИКТ с целью оптимизации решения профессиональных и повседневных задач и, конечно, творческой направленности деятельности.

Исходя из того факта, что уровень развития высшего гуманитарного образования в регионах (в частности, Тамбовском) в целом отличается от уровня столичных вузов и, учитывая неготовность студентов и профессорскопреподавательского состава к взаимодействию в электронном информационном пространстве, самостоятельное приобщение индивидов к ЮСК, как правило, представляется затруднительным. Исследовательская и практическая деятельность автора показала, что подобное приобщение страдает фрагментарностью и низким качеством полученных навыков. Восьмилетний экспериментальный опыт автора позволил ему разработать технологию приобщения к юзеровской субкультуре, посредством которой все полученные знания и сформированные умения и навыки соответствуют уровню развития ИКТ.

Предлагаемая автором технология выражает процедуру использования ком плекса методов, приемов и совокупности взаимосвязанных компонентов, необходимых для достижения глобальной цели – приобщения индивида к ЮСК и последующей его инфосоциализации.

Третий параграф третьей главы посвящен описанию модели процесса инфосоциализации посредством юзеровской субкультуры в гуманитарном образовании. Необходимо отметить, что традиционная модель, созданная в результате обучения детей, не имеющих знаний и опыта, и основанная на различиях в уровне, статусе и эрудиции между преподающим и воспринимающим, абсолютно не подходит для инфосоциализации в гуманитарном образовании. Непригодность этой модели подтверждается безуспешной практикой ее применения на всевозможных так называемых «компьютерных курсах». Помимо этого, очевидно, что функциональный подход к личности, подразумевающий сведение ее участия в процессе приобщения к освоению суммы предлагаемых извне видов деятельности, не отвечает требованиям формирования готовности к непредвиденным изменениям при решении поставленных задач.

Представленная модель процесса инфосоциализации в гуманитарном образовании посредством юзеровской субкультуры позволяет осуществить инфосоциализацию в образовательном пространстве учебного заведения гуманитарного профиля в три этапа: диагностика участников образовательного пространства на наличие развитой инфопотребности и формирование пилотажной группы, приобщение пилотажной группы к юзеровской субкультуре, становление информационного микропространства в рамках образовательного пространства учебного заведения. Модель процесса инфосоциализации разработана для образовательных учреждений гуманитарного профиля и является оптимальной для практического применения в условиях региона.

В четвертой главе «Специфика инфосоциализации в гуманитарном образовании» проанализирован процесс инфосоциализации в образовательном пространстве зарубежных стран и региональный аспект актуальных проблем инфосоциализации посредством юзеровской субкультуры.

Первый параграф четвертой главы «Инфосоциализация в образовательном пространстве зарубежных стран» посвящен анализу массива эмпириче ских данных, иллюстрирующих ход процесса инфосоциализации в образовательном пространстве с помощью ИКТ в зарубежных странах.

Преодоление «информационного неравенства» внутри и между странами зависит от обеспечения всех людей равными возможностями использования глобальных информационных ресурсов. Важнейшим аспектом современного общества является развитие человеческих ресурсов, которое достигается с помощью образования и непрерывного обучения с использованием ИКТ.

Именно вневременная инерционность института образования обусловливает устойчивость инновационных технологий обучения на фоне сложившихся образовательных традиций. Современная система образования все больше ориентируется на инновационный тип обучения, но практика учебных заведений сохраняет пока дидактические традиции. Устранение этого разрыва возможно путем активного внедрения в учебные заведения ИКТ разной направленности и использования их в процессе инфосоциализации личности в региональном пространстве гуманитарного образования.

Описываемый во втором параграфе четвертой главы «Актуальные проблемы инфосоциализации в юзеровской субкультуре (региональный аспект)», опыт инфосоциализации посредством юзеровской субкультуры в рамках данного авторского исследования показал, что эффективность этого процесса напрямую зависит от создания адекватной мотивации в коллективе с целью обеспечения роста продуктивности знаний, что может быть достигнуто в том числе и посредством корпоративной культуры учебного заведения или данной профессиональной группы. Мотивация индивидов и оказание им содействия в процессе развития навыков работы с ИКТ, а также стимулирование положительного отношения к работе с информацией обеспечивают достижение поставленных целей.

На подготовительном этапе инфосоциализации посредством ЮСК было выделено несколько так называемых потоков знаний. Прежде всего методом личных интервью, а также с помощью компьютерных диагностических тестов и модельного эксперимента было определено, какие знания необходимы для приобщения к ЮСК и какие знания, умения и навыки какого уровня уже име ются в наличии. Это позволило разделить участников эксперимента на начинающих и опытных пользователей, объективная разница в уровне ЮСК которых гарантировала их взаимную обособленность, что обеспечивало самостоятельный поиск решений.

В ходе исследования было выявлено, что более 58,7 % пользователей при столкновении с проблемными ситуациями в работе с компьютером немедленно обращаются за помощью к специалисту, 19,7 % – стараются найти ответ в специализированных книгах, 18,3 % – используют метод «случайного попадания». При общении с более опытным пользователем лишь 19,7 % начинающих совсем не испытывали чувства зависти к его опыту и только 5,2 % не восхищались работой профессионала. На основе анализа экспериментальных данных была построена гипотеза, что если начинающим (неопытным) пользователям предложить технологию (некий алгоритм) приобщения к юзеровской субкультуре, свойственной опытным пользователям, то целесообразно ожидать от начинающих пользователей снижения психофизической напряженности, ускоренной инфоадаптации к информационному пространству, инфоинтеграцию в него, более раннее проявление инфоактивности.

Апробация разработанной модели процесса инфосоциализации посредством ЮСК позволила оценить эффективность использования полученных пользователями знаний. Были применены такие способы, как оценка итоговых проектов, рубежное тестирование в группах обучаемых, где пользователи начали применять ИКТ. Большая часть итоговых проектов соответствовала предъявляемым к их типу требованиям и была выполнена на высоком информационном уровне. Рубежное тестирование в группах обучаемых также дало положительные результаты, которые превышали результаты тех же обучаемых до применения ИКТ. Таким образом, опыт инфосоциализации показал, что в условиях информатизации общества инфосоциализация, осуществляемая формальным агентом – институтом гуманитарного образования посредством юзеровской субкультуры: во-первых, является эффективной в информационном пространстве региона; во-вторых, способствует формированию культурного уровня личности, адекватного современной социокуль турной ситуации, способствует ее общей социализации. Тем самым доказывается гипотеза исследования, что эффективность инфосоциализации зависит от возрастания роли ее формального агента – института гуманитарного образования.

В заключение приведены основные выводы, полученные в результате исследования, прогнозы и рекомендации.

Основные результаты и выводы:

1. По всем ключевым параметрам и факторам готовности к информационному обществу Тамбовская область занимает последнее место среди соседних регионов и регионов с паритетным ВРП и 74 место из 88 возможных в целом по России. Факторами, тормозящими процесс информатизации региона, являются крайне низкий человеческий капитал и, как следствие этого, недостаточное использование ИКТ населением и недооценка органами власти и местного самоуправления важности широкомасштабного применения ИКТ в социальной сфере.

2. В настоящее время актуализируется проблема неумения и невозможности получения и использования имеющейся информации в условиях изменения общей социализации и о необходимости формирования специфического сознания личности, которое представляется целесообразным назвать информатизационным сознанием. Информатизационное сознание – специфическая форма отражения действительности (информационных процессов), опосредованная ИКТ, включающая в себя ценностные установки личности, информационные потребности, социальные ориентации, социальную активность в процессе построения современного общества.

3. В информационном обществе к социализации добавится процесс и результат усвоения, а также готовность к воспроизведению и анализу личностью актуальной составляющей информационного опыта человечества, включающего работу с информацией и ИКТ – так называемая инфосоциализация (информационная социализация).

4. Механизм инфосоциализации подразумевает участие двух сторон – объекта и субъекта инфосоциализации. Объектом инфосоциализации является личность, на которую направлен этот процесс, субъектом – тот, кто осуществляет этот процесс или агенты инфосоциализации – люди, социальные группы, сетевые сообщества и социальные институты, которые осуществляют инфосоциализацию в современном обществе. В рамках постоянного, непрерывного и интенсивного взаимодействия личности с информационным пространством субъект инфосоциализации не только оказывает воздействие на ее объект, но и сам испытывает обратное воздействие последнего (часто в интерактивном режиме). В процессе инфосоциализации можно выделить три критерия: инфоадаптацию, инфоинтеграцию и инфоактивность. Инфоадаптация личности подразумевает приспособление человека к информационному пространству, его требованиям и законам функционирования информационных потоков. Информационная интеграция предполагает автономные интеракции индивида в информационном пространстве, его сознательный выбор видов и форм информационной деятельности. Инфоактивность обусловливает способность личности вносить перемены в информационное пространство, когда в этом есть необходимость и целесообразность.

5. Инфосоциализация неформальными агентами девиантного характера, то есть трансляция информационных ценностей и опыта групп хакеров и киберпреступников, несмотря на свою привлекательность в глазах начинающих пользователей, не может соответствовать социокультурным требованиям современного общества. Тем не менее, привлекательность инфосоциализации посредством ее неформальных агентов девиантного характера обусловлена самой мотивацией девиантного поведения пользователей – невостребованностью обществом специальных знаний в сфере компьютерных технологий и, соответственно, невозможностью некоторых продвинутых пользователей самореализоваться каким-либо иным способом, а также их популяризацией средствами масс-медиа.

6. В условиях информатизации общества необходим уровень информационной культуры, позволяющий личности осваивать ИКТ и включать их в свою жизнь. Такое включение должно происходить посредством приобщения к юзеровской субкультуре. ЮСК представляет собой трансформированную информатизационным сознанием систему ценностей современного общества, а также специфические нормы и модели поведения, особую символическую систему, присущую определенной группе людей, объединенных степенью приобщения к информационным пространствам и ИКТ, и включает в себя эргономический, технологический, интерактивный, аутодидактический, инфоаналитический и креативный компоненты.

7. Модель процесса инфосоциализации в гуманитарном образовании посредством юзеровской субкультуры представляет собой осуществление инфосоциализации в образовательном пространстве учебного заведения гуманитарного профиля в три этапа: диагностика участников образовательного пространства на наличие развитой инфопотребности и формирование пилотажной группы, приобщение пилотажной группы к юзеровской субкультуре, становление информационного микропространства в рамках образовательного пространства учебного заведения. Модель процесса инфосоциализации разработана для образовательных учреждений гуманитарного профиля и является оптимальной для практического применения в условиях региона.

Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях автора (объем указан в печатных листах):

Монографии 1. Инфосоциализация в образовании. – СПб.: Изд-во Наука, 2007. – 11,4 п.л.

2. Юзеровская субкультура в процессе инфосоциализации. – Тамбов: Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. – 7,5 п.л.

3. Инфосоциализация в региональном информационном пространстве. – Тамбов: Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. – 9 п.л.

4. Дидактические основы формирования информационной субкультуры. – Тамбов: Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина, 2004. – 16,74 п.л.

5. Информационная субкультура как фактор формирования профессионализма специалиста. Тамбов: Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина, 2004.– 14 п.л.

Учебники, учебные пособия 6. Формирование информационной субкультуры специалиста [Электронный ресурс]. – Тамбов: Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина, 2004. – 1 Электрон. опт. диск (CD-R). – № гос. регистрации 0320400954. – 11,5 п.л.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК для опубликования основных научных результатов докторской диссертации 7. Концепция инфосоциализации в гуманитарном образовании // Социология, 2008. – № 4. – 0,6 п.л.

8. Роль института гуманитарного образования в процессе инфосоциализации в современных условиях // Вестник Тамбовского университета. Сер.

Гуманитарные науки, 2007. – № 6. – 0,5 п.л.

9. Образовательный сайт для учителей // Профессиональное образование.

Столица. – 2005. – № 6. – 0,4 п.л.

10. Информационная субкультура как фактор становления современной личности // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. – 2005.– № 2. – 0,5 п.л.

11. Понятие информационной субкультуры // Информатика и образование. – 2005. – № 2. – 0,45 п.л.

12.О понятии информационная субкультура // Высшее образование в России. – 2004. – № 10. – 0,3 п.л.

13. Применение мультимедиа средств в процессе обучения гуманитарным дисциплинам // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. – 2001. – № 1. – 0,3 п.л.

Статьи в реферируемых международных журналах, вошедших в список Индекса цитирования в социальных науках (Social Sciences Citation Index) 14. Актуальные проблемы инфосоциализации в юзеровской субкультуре (региональный аспект) // Educational Technology & Society. – 2007. – № (2). – 0,9 п.л.

Публикации в электронных научных изданиях, зарегистрированных в НТЦ «Информрегистр» в порядке, согласованном с ВАК 15. Информатизация образования: проблемы российских регионов // Аналитика культурологии: научный журнал. – 2007. – № 8. – 0,8 п.л. (Издатель:

Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина. Сетевой адрес: http://analiculturolog.ru. № гос. регистрации 0420700022).

16. Информационно-коммуникационные технологии – базисная компонента информационного пространства // Там же. – 2007. – № 7. – 1,1 п.л.

17. Концепция инфосоциализации // Там же. – 2006. – № 6. – 0,5 п.л.

18. Специфика эпохи информационно-коммуникационных технологий с позиции ее современников // Там же. – 2006. – № 5. – 0,5 п.л.

19.Футуристические концепции информационного общества // Там же. – 2006. – № 5. – 1 п.л.

20.Информатизационное сознание как специфическая форма отражения действительности // Там же. – 2005. – № 4. – 0,5 п.л.

21.Проблемы качества современной системы образования // Там же. – 2005. – № 4. – 0,5 п.л. (в соавторстве, авт. текст 0,4 п.л.).

22.Понятие «юзеровской» субкультуры специалиста // Там же. – 2005. – № 3. – 0,5 п.л.

23.«Юзеровская» субкультура в структуре информационной культуры // Там же. – 2005. – № 3. – 0,5.

24. Высшее образование: мотивация к получению // Там же. – 2005. – № 3. – 0,4 п.л. (в соавторстве, авт. текст 0,3 п.л.).

25.Социализация личности посредством компьютерных технологий // Там же. – 2004. – № 2. – 0,3 п.л.

Статьи и тезисы в других научных изданиях 26.Проблемы освоения современной информационной культуры // Педагогическая информатика. – 2003. –№ 3. – 0,5 п.л.

27. Образовательный сайт для учителей: технология создания // Школьные технологии. – 2004. – № 5. – 0,4 п.л.

28. Технология подготовки информационных продуктов для Интернет // Педагогическая информатика. – 2004. – № 1. – 0,5 п.л.

29. Субкультура пользователя средств новых информационных технологий в контексте информатизации образования // Качество. Инновации. Образование. – 2005. – № 4. – 0,45 п.л.

30. Проблемы инфосоциализации в регионе: готовность к информационному обществу (на примере Тамбовской области) // Качество. Инновации.

Образование. – 2006. – № 2. – 1,0 п.л.

31. Региональный аспект инфосоциализации // Экономика, социология и право. 2008. – № 5. – 0,4 п.л.

32. Дефиниция «юзер» // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред.

И.А. Алешковский, П.Н. Костылев. – М.: МГУ; СП Мысль, 2008. – 0,2 п.л.

33. Адаптационная функция фактора экстремальности в творческом процессе обучения юзеров ИКТ // II Ковалевские чтения / Материалы научнопрактической конференции 16-17 ноября 2007 г. на факультете социологии СПбГУ / Отв. ред. Ю.В. Асочаков. – СПб., 2007. – 0,3 п.л.

34. Информатизационное сознание // Материалы III Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения», 4-5 декабря 2007 г. – М.: МГУ, 2007. – 0,3 п.л.

35. Инфосоциализация: сущность понятия // Общество. Среда. Развитие. – 2007. – № 3. – 0,9 п.л.

36. Региональные проблемы инфосоциализации в юзеровской субкультуре // Международный научный симпозиум «Время культурологии». – М.: Российский институт культурологии, 2007. – 0,7 п.л.

37. Институты инфосоциализации // XIV Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» 12-15 апреля 2007 г. – М.: МГУ, 2007. – 0,3 п.л.

38. Информатизационное сознание в условиях информатизации региона // Материалы V Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы информатизации образования: региональный аспект». – Чебоксары, 2007. – 0,3 п.л.

39.Эргономическая компонента юзеровской субкультуры // Материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Дизайн-эргономика в современной образовательной среде». – М.: Современная гуманитарная академия, 2007. – 0,4 п.л.

40.Информационно-коммуникационные технологии в профессиональной деятельности преподавателя вуза // Электронное обучение и управление знаниями высшего учебного заведения. Статьи конференции (28 февраля 20года, г. Рязань) – Рязань: Изд-во РФ МЭСИ, 2007. – 0,4 п.л.

41.Институт гуманитарного образования как ключевой агент инфосоциализации в условиях информатизации сознания // Материалы Международной научно-практической конференции «Наследие в эпоху социокультурных трансформаций». – М.: Российский институт культурологии, 2007. – 0,5 п.л.

42.Информационные технологии в профессиональной деятельности преподавателя гуманитарного профиля // Тезисы XI Международной научнометодической конференции «Новые информационные технологии в университетском образовании». Секция «Проблемы информатизации образования».

Кемерово, 1-3 февраля 2006 г. – Кемерово, 2006. – 0,3 п.л.

43.«Юзеровская» субкультура в контексте информационного общества // Гаудеамус. – 2006. – № 1 (9). – 0,45 п.л.

44. Агенты инфосоциализации в современном обществе // II Всероссийская научная конференция «Сорокинские чтения» «Будущее России: стратегии развития», Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова 15 декабря 2005 г. – М., 2005. – 0,3 п.л.

45.Информационные технологии в гуманитарном образовании // «Науки о культуре: шаг в XXI век», Москва, Российский институт культурологии 8- декабря 2005 года. – М., 2005. – 0,5 п.л.

46. Модель процесса формирования информационной субкультуры педагога // Образовательные технологии. – 2004. – № 3-4. – 0,6 п.л.

47.Роль фактора творческой экстремальности в формировании информационной субкультуры педагога // Труды II Всероссийского научно-методического симпозиума «Информатизация сельской школы» (Инфосельш-2004). – Анапа; М.: Книголюб, 2004. – 0,5 п.л. (в соавторстве, авт. текст 0,4 п.л.).

48.Компьютерные технологии в социализации личности // Культурология.

Генезис и морфология культуры. Сборник научных трудов. Т. 2. – Тамбов:

Изд-во ТГУ им. Державина, 2004. – 0,3 п.л.

49.Реалии и перспективы информационной компоненты образовательного менеджмента // Университет как системообразующий фактор региона и модели его управления: Мат-лы междунар. семинара 29-31 октября 2003 года / Отв.ред. В.Н. Окатов. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р.Державина, 2003. – 0,6 п.л.

50. Стандарты серии ISO как часть информационной культуры современного педагога // Метрология, стандартизация, сертификация и управление качеством продукции: Программа, материалы школы-семинара молодых ученых. 22-сентября 2003 года – Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2003. – 0,2 п.л.

51. Телекоммуникационные технологии как новый образовательный стандарт. Виртуальные представительства // Дидакт. – 2003. – № 4. – 0,6 п.л.

52. Телекоммуникационные технологии как новый образовательный стандарт. Off-line и on-line телекоммуникационные средства // Дидакт. – 2003. – № 4. – 0,6 п.л.

53. Формирование эргономической культуры пользователя // Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования: Материалы 1-й Международной научно-практической конференции / Отв.ред. Н.Н Болдырев. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Державина, 2003. – 0,6 п.л.

54. Информационно-технологические средства в профессиональной деятельности современного педагога // Дидакт. – 2002. – № 5. – 0,4 п.л.

55. Использование мультимедийных средств в процессе дистанционного образования // Дидакт. – 2001. – № 1. – 0,4 п.л. (в соавторстве, авт. текст 0,3 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.