WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Першуткин Сергей Николаевич

Государство как субъект социализации
российской молодежи: механизмы и технологии участия

Специальность 22.00.05 «Политическая социология»

(по социологическим наукам)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре социологии  Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Научный консультант: доктор социологических наук, профессор

Левашов Владимир Иванович 

Официальные оппоненты:  член- корреспондент РАО, доктор социологических
наук, профессор
  Григорьев Святослав Иванович

доктор социологических наук, профессор

  Петрова Татьяна Эдуардовна

  доктор социологических наук, профессор

  Гончаров Петр Константинович

Ведущая организация:  ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет».

Защита состоится «     »               2012 г. в       часов на заседании диссертационного совета Д-504.001.16 по социологическим наукам Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, Москва, пр. Вернадского, 84, 2-й учебный корпус, ауд__

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАНХиГС при Президенте РФ.

Объявление о защите и автореферат опубликованы «___» ______ 2011 года на официальном сайте Министерства образования и науки -  referat_vak@mon.gov.ru

Автореферат разослан «___» 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                        Л. Д. Чернышова

1. Общая характеристика диссертационной работы

Актуальность темы исследования

«Поиск» субъекта, обсуждение его специфики и  роли в условиях нарастающей дезинтеграции общественной жизни и аномии – актуальные темы мировой и российской науки в ХХI веке. Необходимость и важность исследования данных вопросов обусловлены: во-первых, усложнением экономических и социально-политических задач, требующих государственного участия и регулирования; во-вторых, меняющимся характером деятельности государственных органов в условиях глобализации и преодоления последствий мирового финансового кризиса; в-третьих, остротой научных дискуссий по поводу оптимальной роли государства, целесообразности повышения или уменьшения его участия в обновлении общественных условий и механизмов в эпоху постиндустриализма, что предполагает тщательный анализ неолиберальной, неоконсервативной,  социал-демократической и других моделей государственной деятельности; в-четвертых, сформулированным заказом российской науке от имени политического руководства нашей страны – «не приглаживать ситуацию, не заискивать перед властью, а обеспечивать органы власти проработанными вариантами решений»; в-пятых, возвращением государства в центр внимания мировой политики, хотя еще несколько лет назад доминирующей темой была актуализация сетевых структур и гражданского общества.

Прямо или косвенно, но обозначенные детерминанты приходится учитывать при оценке источников и механизмов общественных изменений в наступившем тысячелетии, при обсуждении политических сил и соответствующих политико-управленческих структур, способных выполнять необходимые действия, поскольку сами по себе материально-технические, информационные, финансовые и др. ресурсы и даже специфические технологии не способны без институционального  и (или) коллективного субъекта воплотиться в жизнь, став тем или иным действием, средством решения назревших проблем, способом общественно-политических изменений.

Еще более актуализируют тему исследования сравнительно низкий уровень государственной субъектности в сфере социализации молодежи и молодежной политики, недостаточное использование потенциала молодежи и накопившиеся противоречия:

– между необходимой ролью государства как условием включения молодых людей в общество и неудовлетворительной реализацией этой государственной роли в период формирования гражданского общества в современной России;

– между значительными масштабами молодежной девиации, падением уровня культуры, нарастанием молодежного нигилизма  в молодежной среде и отсутствием адекватной реакции российского государства в отношении угроз, разрушающих фундамент социальной жизни и преемственность поколений;

– между возрастанием потребностей российского общества в активизации молодежи и узковедомственным подходом, реализуемым подразделениями по делам с молодежью исполнительной власти, что вызывает  высокую степень неудовлетворенности ситуацией в молодежной среде, неудовлетворенность результатами работы  с молодежью.

Почти 75 % опрошенных экспертов (как  было выявлено по итогам экспертного опроса проведенного под руководством диссертанта  в Сибирском Федеральном  округе) отвечая на просьбу оценить ситуацию в стране  признали,  что улучшений  в работе с молодежью не ощущается, а 10 % даже сообщили об ухудшении в целом  за последние годы постановки данной  работы.

Начальный этап формирования характерен пока для государственной молодежной политики в Российской Федерации. Лишь 15 % молодежи положительно оценивают эту политику, по данным авторитетных исследований, а 42 % заявляют, что в современной России в интересах молодежи «что-то делается, но это мало заметно».

Соответственно, содержание и специфика проблемной ситуации в рамках нашей темы характеризуется: во-первых, несоответствием сформировавшейся практики государственного участия и молодежной политики интересам и потребностям молодежи, задачам преодоления распространенной аномии, целям административной реформы, потребностям формирования гражданского общества в XXI в.; во-вторых, неоправданно абстрактным и одновременно фрагментарным характером научных представлений о роли государства в процессах социализации молодежи (из- за отсутствия соответствующей теории); в-третьих, слабостью проработки концептуально-теоретических вопросов, что мешает использованию политико-социологической методологии в выстраивании реальных процессов в сфере социализации молодежи и государственной молодежной политики.

Таким образом,  актуальность темы определяют:

– необходимость теоретико-методологического осмысления государства как ключевого субъекта  социализации российской молодежи в условиях распространенной аномии;

– потребность  политико-социологического анализа реальных процессов в сфере государственного участия и молодежной политики в период формирования гражданского общества;

– процесс все более глубокого осознания социального заказа  на новую модель государственной молодежной политики в условиях формирования гражданского общества России ХХI века.

Степень научной разработанности  проблемы

Современные исследования государства как одного из субъектов социализации российской молодежи опираются на три группы публикаций представителей различных отраслей науки. 

В первой группе публикаций раскрываются особенности государства как юридического лица с целостным анализом государственной политики и правового регулирования разных сфер общественной жизни (Г. В. Атаманчук, Д. А. Керимов, Ю. А. Тихомиров, Л. С. Мамут, Г. В. Мальцев, И. Н. Барциц, В. А. Чиркин и др.), а также социально-экономической политики государства (А. П. Шихвердиев, Я. И. Кузьминов, Я. И. Рекитар, Т. С. Сулимова, Л. С. Демидова, Л. Д. Чернышова, Ф. И. Шарков и др.), социально-политических аспектов государственной власти и политики  (В. Э. Бойков, И. Н. Гомеров, С. И. Григорьев, П. К. Гончаров, Л. А. Василенко, Д. Т. Жовтун, А. Н. Кольев, А. В. Новокрещенов, В. Ю. Сурков, В. Я. Любашиц, А. И. Подберезкин, С. А. Абакумов, В. И. Левашов, П. Т. Тимофеев, О. Ф. Шабров и др.).

Во второй  группе публикаций раскрываются возможности и специфика субъектности  и  субъектного анализа, позволяющего выявлять действующие силы того или иного общества, деятельностную компоненту общественных изменений. (В. А. Лекторский, В. К. Скворцев, Т. И. Заславская, А. С. Панарин, И. Г. Корсунцев и др.), что позволяет вести речь о двухмерном анализе, включающем как исследование самонастраивающихся систем (самоорганизации и самоуправления), так и внешнего управления.

Третья группа  публикаций посвящена исследованиям молодежи,  молодежной социализации и государственной молодежной политике (И. М. Ильинский,  В. А. Луков, С. И. Григорьев, В. И. Чупров, Е. Г. Слуцкий, Б. Ф. Усманов, В. В. Павловский, В. Г. Немировский, А. И. Ковалева, В. Ф. Левичева, Э. Ф. Камалдинова, Ю. А. Зубок, А. А. Козлов,  Т. Э. Петрова, Ю. С. Коврижных, Т. К. Ростовская  и др.).

В изучении правовых аспектов  государственной молодежной политики (юридический статус комитетов и отделов по делам  молодежи исполнительной власти,  правовое регулирование работы с подрастающим поколением)  заметен вклад В. Д. Перевалова,  А. В. Кочеткова, В. В. Нехаева и Т. Г. Нехаевой, О. В. Татаринова и др.

В изучении  учебно-познавательной  социализации,  взаимодействия обучения и воспитания с позиции педагогической науки  ощутима роль А. А. Тесленко, А. В. Мудрика, С. С. Гиля, Е. В. Руденского, Б. Б. Гусева, З. А. Поймановой, В. С. Пель и др.), что существенно обогащает весь массив ювенологической тематики, способствуя в общем и целом разноплановому  анализу молодежи в контексте социализационных процессов, укрепляя тем самым теоретический  и эмпирический  фундамент  российской ювенологии.

В целом данная сфера отличается устойчивым вниманием исследователей, тематической широтой исследовательских подходов, накоплением теоретических предпосылок  для нового шага в углубленном осмыслении накопившихся общественных проблем молодежи и государственной молодежной политики.

Вместе с тем с целесообразно отметить заметные  пробелы в концептуальной проработке молодежной тематики, дефицит смелых идей и обобщающих работ. Значительное число научных задач ставится и решается в рамках традиционных подходов и парадигм, а рекомендации в адрес органов власти и управления зачастую формулируются философски абстрактно и безадресно, без учета специфики и возможностей разнообразных государственных органов, участвующих в создании условий для молодежной социализации.

Обобщающих, концептуально новых публикаций пока недостаточно, не говоря уже про диссертационные исследования. Обозначенными лишь контурно остаются характер государственного участия в работе с молодежью (руководство или регулирование процессов в молодежной среде), соотношение деятельности подразделений по делам молодежи исполнительной власти с деятельностью всероссийских молодежных организаций, а также механизмы и направления государственной деятельности по созданию условий для молодежной социализации и формирования очагов  гражданского общества в молодежной среде.

Дефицит исследовательского внимания к роли российского государства препятствует осознанию специфичности государственной молодежной политики на разных административно-территориальных уровнях, определению конкретных задач и направлений деятельности политико-правовых субъектов в работе с молодежью (политических партий, конфессий, корпоративных структур), дифференцированному пониманию государства как совокупности федеральных и региональных органов исполнительной и законодательной власти. Государствоведческая тематика (в частности, участие государства в социализации молодежи), к сожалению, остается вытесненной многочисленными педагогическими, психологическими, социально-философскими исследованиями, акцентирующими внимание как на достоинствах молодежи, так и на ее отрицательных качествах, на реализации общих подходов к государственному участию и к молодежной политике в масштабах Российской Федерации.

Абсолютное большинство исследований молодежи  посвящаются важным, но частным аспектам в работе с молодежью, хотя очевидна общественная потребность в более широком подходе – с позиций общества и государства, поскольку просматривается явно выраженная потребность в обобщающих работах, опирающихся на новейшие научные теории, накопленный за два десятилетия эмпирический материал, конкретный опыт государственного участия в духовной сфере и в работе с молодежью.

Цель диссертационного исследования разработка субъектно-институциональной  теории государственной молодежной политики в условиях формирования гражданского общества в современной России.

Для реализации  сформулированной цели были решены  следующие  задачи:

- выявлены теоретико-методологические принципы политико-социологического изучения государства как субъекта социализации российской молодежи;

-        проанализирован  механизм  и технологии участия государства в социализации современной молодежи в качестве  предмета политико-социологического исследования;

-  изучена социализация российской молодежи как детерминанта  государственного участия и  государственной молодежной политики;

- оценены структурно - функциональные и социально - технологические аспекты государства как субъекта социализации российской молодежи и государственной молодежной политики; 

- исследована  субъектность государства  как условие  разработки  теории государственной молодежной политики;

- определена  роль федерального центра в механизме государственного участия в социализации российской молодежи;

- выявлена роль субъектов федерации в  механизме социализации российской молодежи и  государственной молодежной политики;

-определены пути усиления государственной субъектности и оптимизации государственного  участия в  процессах социализации российской молодежи.

Объект  диссертационного исследования: государственная молодежная политика в период формирования гражданского общества в современной России.

Предмет диссертационного исследования: механизмы и технологии государственного участия в социализации российской молодежи в условиях аномии.

Теоретико-методологической базой работы  послужили следующие  познавательно-концептуальные подходы, теоретические концепции и источники:

– структурно-функциональная концепция общей системы социального действия (Т.Парсонс);

– социологический нормативизм (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Р. Мертон,  Я. Щепаньский, П. Штомпка, М. Бобнева, А. И. Ковалева и др.);

– социальный институционализм( Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, Ж Бюрдо, Т. Д. Норт, Дж. Коэн и др.) 

–концепции социальной субъектности (Р. Декарт, И. Кант, Г. Гегель, К. Мангейм, А. Грамши, Т. Веблен, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, В.М. Лекторский, В.М. Скворцов и др.);

– теории социализации (Э.Дюркгейм, Т. Парсонс),  а также  теории «групповых интересов» (Т. Гоббс, Г. Тард, Г. Зиммель, Ф. Теннис, Э. Дюркгейм, А. Бентли);

– неомарксистские теории индустриализма и постиндустриализма (А. Грамши, М. Хайдеггер, Т. Адорно, Ю. Хабермасс и др.),  раскрывающие «колонизацию» общественного сознания, различные способы «гегемонии»,  «товарный фетишизм»,  противоречия между всеобщими интересами и частными (меркантильными), возрастающую индивидуализацию  общественной жизни и опасность разрушения социума.

В работе использовался историко-сравнительный метод, а также принципы и методы диалектической логики,  включая метод индукции («от частного к общему», «от фактов и практики к теории»), что  необходимо в силу недостаточного уровня  концептуализации и проблематизации государствоведения и системы знаний о молодежи и молодежной политике.

В качестве эмпирических методов в работе использованы интервьюирование и стандартные анкетные опросы (примерно 10 тыс. молодых респондентов), а также сравнительно редкие для отечественной социологии молодежи почтовые опросы руководителей органов власти, экспертные опросы исследователей молодежи, контент-анализ регионального законодательства и регламентов деятельности подразделений по делам молодежи исполнительной власти, что  базиролвалось на авторской  «стратегии  двойной рефлективности», разработанной диссертантом для эмпирических исследований молодежного  социума и молодежной политики.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили результаты следующих исследовательских проектов:

1. Под руководством и непосредственном участии диссертанта:

«Качество и особенности регионального законодательства о молодежи и молодежной политике» (октябрь 2008г., N=33). Контент-анализ региональных законов о молодежи и молодежной политике субъектов Российской Федерации. Выборка механическая. Шаг выборки =2.

«Содержание и специфика социально-нормативного оформления деятельности подразделений по делам молодежи республиканских, краевых, областных  администраций» (февраль 2007 г., N = 20). Контент-анализ регламентов (положений) управлений (комитетов, отделов) по делам молодежи органов исполнительной власти. Выборка механическая. Шаг выборки =4.

«Социально-политическая потребность оптимизации государственной молодежной политики» (ноябрь-декабрь 2006 г., N = 61). Выборка целевая. Метод почтового опроса руководителей республиканских, краевых, областных, городских органов власти Сибирского федерального округа и региональных лидеров всероссийских молодежных организаций.

«Состояние и перспективы государственной молодежной политики в Российской Федерации» (октябрь 2006 г., N = 31). Выборка целевая.  Метод экспертного опроса исследователей-участников  секции «Социология молодежи» Всероссийского социологического конгресса «Глобализация и социальные изменения в современной России».

«Формирование и реализация муниципальной молодежной политики» (апрель 2004 г., N = 350). Основной объект: сельская молодежь. Метод анкетного опроса. Выборка многоступенчатая квотная. Дополнительный объект: главы муниципальных образований, директора сельских общеобразовательных школ, домов культуры, заведующие сельскими и поселковыми библиотеками. Метод экспертного опроса (N = 85). Выборка целевая.

«Формирование молодых лидеров в условиях транзитного социума» (март 2004 г., N = 100). Контент-анализ биографических текстов. Выборка стихийная.

«Генезис молодой семьи» (апрель 2003 г., N = 380). Метод полуформализованного интервью. Объект: молодые пары, регистрирующие брак. Выборка стихийная.

«Власть и молодежь» (май 2002 г., N = 180). Метод почтового опроса руководителей муниципальных образований Новосибирской  области. Выборка механическая. Шаг выборки =2.

«Пути повышения гражданской активности сельских жителей» (сентябрь 2001 г., N = 170). Метод прессового опроса читателей «Ордынской газеты» (Новосибирская обл.). Выборка стихийная.

«Пути расширения партнерства власти и общественности» (апрель 2000 г., N = 150). Пилотажное исследование. Метод формализованного интервью работников районных и городских администраций. Выборка целевая.

«Проблемы социализации сельской и городской молодежи в условиях трансформации российского общества» (ноябрь 1999 г., N = 880). Метод анкетирования. Выборка областная репрезентативная многоступенчатая квотная с учетом разнообразия административно-территориальных районов, типов поселений и типов средних общеобразовательных учреждений.

2. Результаты вторичного анализа  исследований:

а) проведенных Социологическим центром Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

б) проведенных Институтом экономики и организации промышленного производства СО РАН (г. Новосибирск), лабораторией и кафедрой социологии Сибирской академии государственной службы при Президенте РФ (г. Новосибирск), региональным информационно-аналитическим центром СибАГС.

3.Статистические данные  федеральной службы государственной статистики  (Росстат).

4. Статистика и  нормативно-правовые акты зарубежных стран.

5. Аналитические статьи и информационные материалы, опубликованные в периодических изданиях теоретического и научно-политического профиля «СОЦИС», «ПОЛИС», «Социология власти», «Государственная служба», «Социально-гуманитарные знания» с 1995 по 2011 гг. 

Основные результаты, полученные непосредственно автором  и их научная новизна:

– дано теоретико-методологическое обоснование социально-институциональной природы государства как воплощения  всеобщей воли  и универсальных принципов общественной жизни, как самого мощного  регулятора общественной жизни, обладающего ресурсами власти; 

– обоснованы и разработаны теоретико-методологические принципы исследования государства как  институционального субъекта социализации российской молодежи включающие:

а) целостное его восприятие,  выходящее за рамки формально-юридических  компонентов к гуманистическому наполнению, человеческому потенциалу, к  дифференцированной  концепции и эмпирическому представлению  в виде совокупности специфических государственных органов;

б)  способ  деятельности, находящий выражение в государственной субъектности, государственной политике, государственном управлении, государственном участии;

в) субъектный подход к социализации молодежи и к оценке роли государства в социализационных процессах, выявляющий не только реальных и номинальных субъектов, но самое главное – системообразующий  институциональный  субъект с  ресурсами власти;

– раскрыты сущностные характеристики государственной субъектности как  позиционирования и самоопределения по широкому кругу вопросов, индикаторами чего являются управленческие решения и нормативно-правовые акты; 

– разработана типология  субъектов социализации молодежи с позиции «объективации субъекта» и  вычленения латентных субъектов: медиа-индустрии и шоу-бизнеса, «колонизирующих» сознание молодых потребителей;

– определена  новая конфигурация  государственной роли в работе с молодежью,  рассчитанная, с одной стороны, на усиление государственного внимания к проблемам социализации молодежи,  а с другой стороны,  на сужение поля деятельности государственных органов,  ограничиваемых реализацией  информационных и нормативно-правовых функций;

– разработан новый подход,  касающийся повышения  роли всех составных частей гражданского общества в выстраивании общенациональной молодежной политики  (политических партий, важнейших конфессий, корпоративных структур);

– конкретизированы содержание и сущность  социально-нормативной теории социализации молодежи как теоретической рефлексии включения  молодых людей  в нормативно-ценностную систему общества (с последующим выявлением и оценками  нормативной компетентности  и нормативно-ценностного дефицита);

– разработана методика  анализа, оценки и проектирования молодежной политики на федеральном и региональном уровнях с помощью контент-анализа массовых документальных источников;

– концептуализирован и актуализирован категориальный  аппарат:

а) включающий  новые категории  «общенациональная молодежная политика как деятельность государства и гражданского общества по социализации молодежи»; «государственное участие в социализации молодежи» как решение  специфических задач государственными органами по созданию условий включения подрастающего поколения в социально-нормативную систему общества»;

б) наполняющий устоявшиеся понятия новым смыслом («молодость» как тип жизнедеятельности, отли­чающийся от взрослого принципиально иным «ролевым репер­туаром», нормативно-ценностным дефицитом, неопределенностью статуса и социального положения, повышенной активностью и самоопределением в разных сферах жизни, мобильностью, дефицитом опыта; «государственная молодежная политика»  как разновидность политико-правовой  рефлексии и  как тип деятельности и  социально  наполняющий молодежный возраст в контексте индустриального и постиндустриального общества».

Основные положения диссертационной работы, выносимые на защиту:

1.  Теоретико-методологический анализ государства как субъекта социализации молодежи подтверждает особую значимость научного обеспечения этой деятельности, и важную роль теории государственной молодежной политики как составной  части  фундаментальных социально-политических теорий.

2. Субъектность государства - это важный индикатор его зрелости, дееспособности, суверенности, что актуализировано задачами преодоления последствий мирового финансового кризиса,  потребностями  обеспечения баланса  между всеобщими интересами и частными в условиях распространенной аномии.

3. Роль государства в социализации молодежи – важный, но недостаточно понятый и оцененный  ресурс; государственное участие в социализации молодежи производно от понимания и деятельности государства как институционального субъекта и ключевого участника производства социальных норм, важнейшим способом деятельности которого и реальным инструментом выступает государственная молодежная политика, обладающая инновационным потенциалом  и  возможностями экспериментальной площадки. 

5.. Теория и практика государства «всеобщего благосостояния»,  получившие распространение во второй половине ХХ века, ознаменованные признанием ответственности государства за положение молодежи и формированием  государственной молодежной политики в большинстве развитых европейских стран) оказались в силу многих  идеологических и политических причин недостаточно понятыми и слабо изученными в современной России.

Однако логика  XXI века однозначно требует выхода за рамки императивно-формального понимания роли российского государства к  признанию его ответственности  за положение молодежи, что было бы адекватным ответом на вызовы времени.

6. Эта задача способна решаться с помощью новой  парадигмы государственного участия в работе с молодежью, не просто как наращивания административного ресурса, но  усиления позиционирования по широкому спектру вопросов  за счет политических лозунгов, управленческих решений, политико-правовых актов, персональных выступлений руководителей государственных органов  (чтобы  создать нормативно-правовые, социально-психологические, экономико-финансовые условий для социализации молодежи).

7. Пути перехода в современной России от единообразной и размытой государственной молодежной политики к гибкой, плюралистичной и целенаправленной политике политических партий, конфессий, корпоративных структур:

– обращение Главы российского государства «Внимание общества и поддержку государства – подрастающему поколению!»;

– разработка и принятие федерального закона «О поддержке всероссийских молодежных организаций» с правовым механизмом передачи им в собственность или аренду спортивных и развлекательных учреждений;

– повышение ответственности лидеров политических партий, руководителей основных конфессий, действующих в современной России, руководителей бизнес-структур и некоммерческих негосударственных организаций, руководителей муниципальных образований за состояние социализации молодежи в современной России.

Достоверность и надежность полученных результатов определяется непротиворечивыми теоретическими положениями,  научно обоснованным использованием теоретических и эмпирических методов, включая методики  сбора, обобщения и интерпретации социологических данных, соблюдением всех необходимых требований репрезентации в ходе проведения выборочных эмпирических исследований, успешной апробацией результатов работы.

Теоретическая  и практическая значимость диссертационной работы.

Выполненная работа вносит вклад в развитие важнейшего направления науки политической социологии, исследуя государственную  роль в духовной сфере и государственное участие в процессах социализации российской молодежи. Диссертация значительно укрепляет теоретический и эмпирический фундамент социологии государства,  представляя  определенный шаг в отработке и реализации социально-внедренческой функции такой важнейшей отрасли современного социологического знания  как социология молодежи.

По итогам выполненного  диссертационного  исследования на новом теоретическом уровне и эмпирическом материале решена  ключевая научно-практическая  проблема – определение роли российского государства в условиях модернизации.

Выявлены механизмы социализации молодежи и молодежной политики, что подтверждает эффективность субъектного анализа (дополняющего анализ институциональный) и раскрывает возможность исследования не только содержания важнейших социализационных процессов, но и используемых общественно-политических и управленческих инструментов, механизмов и технологий в контексте  особенностей социально-институциональной парадигмы исследования, вытесняющей нео­бихевиористскую парадигму.

Теоретико-методологические основы, выявленные в работе позволили обосновать  и разработать субъектно- институциональную  теорию государственной молодежной политики, включающую:

– механизм взаимодействия государства и гражданского общества («общенациональная молодежная политика») как взаимодополнения государственной  политики  в отношении молодежи и негосударственной – партийной, конфессиональной, корпоративной;

– задачи государственных органов по социализации российской молодежи,  по формированию социальной субъектности подрастающего поколения и сохранению социокультурной идентичности,  по  наполнению реальным содержанием  деятельности в молодежном направлении политических партий, конфессий, корпоративных структур;

– пути оптимизации государственного участия в молодежной социализации, включая институционализацию этой деятельности, укрепление духовно-нравственной направленности,  социально-нормативного укрепления государственного участия и молодежной политики, формирования полисубъектности, повышения роли политико-социологической науки в исследовании этой злободневной тематики.

Обоснован и разработан авторский проект нового федерального политико-правового акта («Внимание общества и поддержку государства – молодому поколению!») с констатирующей и рекомендательной частями, содержащими аргументированные оценки и принципиальные ориентиры социализации российской молодежи и предложения насчет возможных политико-управленческих задач государственной молодежной политики.

Принципиальные идеи диссертационного исследования  вошли в перечень аргументов для принятия политических решений о проведении в Российской Федерации «Года молодежи», проявились в содержании конкретных мероприятий, проведенных в 2009 г. органами власти и управления, а также использовались в учебном процессе  ФГОУ ВПО «Сибирская академия государственной службы»  при разработке учебных планов и лекционных курсов по дисциплинам «общая социология»,  «государственная молодежная политика», «юридическая социология», «социология молодежи».

Рекомендации и выводы диссертационного исследования:

– выступают теоретической основой новой модели молодежной социализации, государственного участия и молодежной политики на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, в том числе методологической и методической основой фундаментальных и прикладных исследований молодежи, государственного участия и молодежной политики;

– представляют важнейшие  ориентиры в выстраивании работы с молодежью федеральных, региональных и муниципальных  органов власти.

Ряд выводов и положений данного диссертационного исследования были внедрены в практику деятельности администрации Новосибирской области. 

Апробация полученных результатов.

Основные положения диссертации были изложены в монографиях  «Государство и молодежь», «Транзитный социум: молодежная политика и социализация», научных публикациях в журналах  «Государственная служба», «Социология», «СОЦИС», «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены»,  «Безопасность Евразии», сборниках трудов.

Кроме того, идеи, положенные в основу диссертации, докладывались и обсуждались на международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Барнауле, Томске, Киеве,  Гетеборге (Швеция).

Автор участвовал и выступал с докладами на секции социологии молодежи Первого, Второго, Третьего Всероссийских социологических конгрессов (Москва, 2000, 2002, 2003 гг.), а также на заседании  молодежной секции IХ  и Х Глобального лидерского форума (2007–2008 гг.).

Ряд выводов и положений данного диссертационного исследования были внедрены в практику деятельности администрации Новосибирской области.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложений.

II. Основное содержание диссертационной работы

Во введении обосновывается актуальность работы, раскрывается степень научной разработанности темы, формулируются цели и задачи, определяются объект и предмет исследования, обосновывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой  главе  «Теоретико-методологические подходы к исследованию государства как субъекта социализации российской молодежи» рассматривается совокупность научных представлений  для анализа структурно-содержательных  и деятельностно - функциональных аспектов  генезиса, функционирования  и развития государства  с целью выявления  зависимости  молодежных проблем от его возможностей, от качества государственной деятельности.

В первом параграфе  «Социальный нормативизм -концептуальная основа исследования государства как субъекта молодежной социализации» рассматриваются теоретические основы  соционормативной  теории как  совокупности представлений о  роли ценностей  и  норм в общественной жизни, о  путях преодоления  ценностно-духовного вакуума.

Показано, что обозначенная проблематика, исходящая из представлений о социальной жизни как упорядоченном  процессе  и основанная на идеях социального регулирования,  широко представлена в мировой науке –  в марксизме, этнометодологии и особенно в структурном функционализме, основополагающие ориентиры которого – обеспечение порядка и стабильности. Здесь же показан вклад Э. Дюркгейма  (с его пониманием социальных  фактов  как нормативных категорий и обоснованием нравственного порядка)  и Т. Парсонса (с его теорией социального действия) в разработку социального нормативизма.

На обозначенной методологической основе аргументируется роль  разнообразных норм  как средств  социального регулирования и  социального контроля с помощью формальных (официальных)  и неформальных санкций (опирающихся на общественное мнение и неформальные институты), а также, с помощью санкций негативных (наказание) и позитивных  (поощрение). Раскрыто, что нормы как человеческие представления о должном,  определяющие рамки поведения и стандарты деятельности, формируют  привычки – нормативную и регулярную  упорядоченность человеческих действий, обусловленных  распространенностью,  общепринятостью  и очевидностью  социальных норм превращающих индивидуальные поступки в социальную деятельность.

Определены  основания для оценок и выводов о происходящем в условиях современной России разрушении естественных и социально оправдавших  себя социальных  норм, формировавшихся на протяжении веков, что принято называть аномией.  Показаны с учетом публикаций факторы социальной аномии:

– распространенная индивидуализация общественной жизни;

– фрагментация социальной действительности и жизни каждого человека, что разрушает социальность; 

– нарушение  баланса между общественным и частным,  что угрожает основам стабильности  и социального  порядка;

Представлено понимание  социальных  норм  органично связанное с социальным контролем как способом  реагирования общества на  факты сознания или поведения индивидов и определенных групп с целью поддержания  социального порядка и стабильности. 

Раскрыта роль государства  в механизме социальной регуляции  на основе вырабатываемого государством порядка как  условия укрепления нормативного фундамента общества  и преодоления ценностного вакуума.

Государство – это правила и нормы, обозначающие рамки деятельности как  граждан, так и  органов власти, а само государство – это не просто обладатель и носитель административного ресурса, но главный участник производства социальных норм, главное действующее лицо в нормотворчестве.  Способом презентации и реализации социальных норм,  вырабатываемых государственными органами, выступают политико-управленческие решения, а также широкий спектр нормативно-правовых актов.

Формулируется вывод, что без государства и устанавливаемых им общих норм в цивилизованном обществе обойтись невозможно.

Во втором параграфе «Механизмы и технологии участия государства в социализации современной молодежи как предмет политико-социологического исследования» раскрыта сравнительно высокая степень изученности «участия» на персональном и интерперсональном уровнях социума (благодаря теории партиципаторной демократии и ее активистской модели) и сравнительно низкая изученность  участия на  институциональном уровне.

Показано, что участие – это один из аспектов государственной деятельности, приобретающий особую важность в условиях демократии и плюрализма в связи с задачами регулирования социальных процессов. Цели государственного участия в процессах социализации молодежи задаются государственной молодежной политикой, хотя подобное участие также выступает определяющим  ориентиром  многоплановой деятельностьи.

Благодаря исследованию категориальной триады «общего – особенного – единичного» конкретизирован и наполнен содержанием «диалектический характер взаимосвязи и взаимообусловленности общих параметров «участия – государственного участия – участия государственного в социализации молодежи». Раскрыты характерные черты каждого понятия из названной триады. Прежде всего «участия» как сравнительно емкого и достаточно общего понятия, представляющего широкий и многогранный процесс «действий», «обладания чем-либо», особого отношения к кому-либо, разделения эмоций и чувств с кем-либо («сочувствия»), фиксации «части» чего-либо (обозначающей смысловую связь с целым), что позволяет с помощью близких по смыслу категорий «соучастие», «со-действие», «взаимодействие», «со-детерминация» конкретизировать и дополнять многообразную деятельность.

Обоснована специфика «участия государственного» производного от социального института-государства  с его интегральной ролью, назначением, возможностями, а также особенности еще одного понятия – «государственного участия в социализации молодежи» (определяемого, с одной стороны, параметрами молодежи как объекта и субъекта социализации и специализированной государственной политики, а с другой стороны, – возможностями и ролью государства и гражданского общества в этих процессах).

Выявлена роль важнейших составных частей гражданского общества (партий, конфессий, корпоративных структур) в социализационных процессах. В том числе,  в многоплановом взаимодействии политико-правовых субъектов с государством, в формировании, оценке и реализации общенациональной молодежной политики в масштабах Российской Федерации, в процессах включения молодых людей в социум и в решение молодежных проблем как «соучастие» в работе с молодежью.

«Государственное участие в социализации российской молодежи» – это совместная с гражданским обществом деятельность государственных органов. Назначение «государственного участия в социализации российской молодежи» заключается в формировании и реализации общефедеральной (общенациональной) молодежной политики и соответствующей регулирующей деятельности. Инструментами государственного регулирования являются нормативно-правовые акты, федеральные и региональные целевые программы.

Доказано, в частности, с помощью развертывания понятийного аппарата (государство – государственная деятельность – государственная политика – государственное управление – государственное регулирование – государственная роль – государственное участие), что государственное участие  может быть проявлением государственной субъектности, выступая его формой и одной из граней государственной деятельности.

Благодаря осознанию государством общенациональных интересов и целей конкретней и эффективней способно быть государственное участие в разных сферах общественной жизни, включая духовную сферу, имеющую непосредственное отношение к социализации молодежи.

Концептуализировано, что последовательное проведение социально-институционального подхода позволяет перейти с философско-правового уровня анализа сущности и разновидностей государства к пониманию и оценке реальных процессов (на основе разработанных индикаторов и показателей, отражающих в социализации молодежи роль разных ветвей государственной власти на федеральном и региональном уровнях). Здесь же  отмечается, что  важнейшим средством наращивания потенциала государства как субъекта регулирования  выступают социальные технологии.

В третьем параграфе «Социализация молодежи как детерминанта государственного участия и молодежной политики» рассмотрены внутренние и внешние характеристики этого феномена, взаимообусловленность и взаимовлияние социализации и молодежной политики, а также проблемное поле исследований.

Выявлено, что в узком смысле слова социализация – это самоопределение, самоидентификация  и освоение формирующейся личностью совокупности социальных норм и  ролей. В широком смысле слова социализация – это совокупность жизненных стилей,  а также как специфическое социальное  пространство, наполненное  множеством событий, процессов, проблем (явно выраженных и латентных), что позволяет к тому же в содержании и рамках социализационного процесса вычленять десоциализацию и ресоциализацию.

С опорой на дюркгеймовскую  концепцию социализации  как системы объективных правил поведения  и парсоновскую концепцию социального контроля диссертантом  показана органическая  связь социализации с нормативными основами социальной жизни, с соотношением управления с  самоуправлением (и самоорганизацией), с  различными способами уменьшения аномии.

Доказано, что включение в социум – это своеобразное «нормирование» взаимоотношений личности и общества,  а с точки зрения функциональной  роли – это некий ориентир для государственной молодежной политики, ее  своеобразный ограничитель (в ряде случаев),  показатель качества деятельности государственных органов по решению социализационных задач.

Обоснованы два принципиальных фактора социализации российской молодежи: с одной стороны, радикальное изменение институциональной основы российского  социального пространства с начала 1990-х гг., а с другой стороны, расширение и изменение  конфигураций жизненных практик под влиянием объективных и субъективных обстоятельств.

Примерно за 20 лет произошел переход от единообразного типа «советского человека» к множеству социально-антропологических типов; от относительно простого и унифицированного советского общества (с государственными гарантиями благополучия в виде ежемесячных выплат пенсий, стипендий, обязательного места работы для вузовских выпускников) к более сложному обществу, в котором жизненный путь личности непредсказуем.

Идентифицированы среди острых проблем в сфере экономики и труда – потребительское отношение к молодежи, невостребованность ее креативно-профессионального потенциала. В сфере политики – манипулирование молодыми людьми. В духовно-нравственной сфере – массированная атака рекламы и шоу-бизнеса на молодежь на фоне государственного формализма и слабости гражданского общества.

Представлены результаты многообразного и противоречивого влияния транзитивного социума на молодых россиян, на молодежную политику и социализацию, когда неопределенность и незавершенность стали детерминировать размытость деятельности подразделений по делам молодежи исполнительной власти. Молодежная социализация в этой обстановке неопределенности оказалась и продолжает быть противоречивой и  слабо структурированной из-за отсутствия какого-либо вектора деятельности и  отсутствия достойной замены комсомолу, что обусловливает потребность широкого взгляда на эти процессы, включая  формирование общенациональной молодежной политики и активизации всероссийских молодежных организаций. 

Критерии оценки молодежной политики и социализации также остаются  неопределенными.  Радикальные реформы конца прошлого века,  разрыв деклараций и результатов  стали негативным фактором социализации молодежи, травмирующим молодежное  сознание и поведение, что убедительно и наглядно описано в теории социальной травматологии, выявившей дисфункциональные последствия социальных изменений и приведших к социальной патологии.

Усилены и уточнены с помощью социологических  метафор («чужестранцы», «чужаки»)  оценки внутреннего  мира и социальных ролей  российской молодежи, взаимоотношений молодежи, государства и общества в условиях современного российского общества.

Концептуализировано, что социализация, отражая фундаментальные процессы в экономике и общественной жизни, является объективной закономерностью воспроизводства общества и естественно-историческим процессом.

Субъективным фактором (с той или иной степенью осознания важности протекающих процессов и управления ими) выступает деятельность государственных органов и некоммерческих организаций по реализации потребностей социума, что раскрывает специфику конкретно-исторического этапа социализации молодежи.

Вслед за Зигмунтом Бауманом в диссертации обобщается:  «Неважно,  что делать в сфере социализации молодежи, гораздо  важнее,  «кто это будет делать». 

Необходимость  активных и целенаправленных действий в сфере социализации молодежи  является политически и практически важной из-за несформированности и незаполненности этой социальной «ниши».

В четвертом параграфе «Субъектность государства  как фактор  формирования  теории государственной молодежной политики»  раскрывается специфика субъектности государства как важного индикатора зрелости, дееспособности, суверенности, что актуализировано задачами преодоления последствий мирового финансового кризиса,  потребностью обеспечения баланса между всеобщими интересами и частными. Показано своеобразие государственной молодежной         политики:

– во-первых, как составной  части более широкого образования – общенациональной молодежной политики;

– во-вторых,  как совокупности организационных механизмов, политико-правовых инструментов и социальных технологий;

в-третьих,  как единства и целостности нормативно-правовых основ молодежной политики, плюрализма форм и методов работы с молодежью, вариативных  социализационных моделей.

Раскрывается содержание и структура разработанной теории, включающей такие важнейшие элементы  как специфический понятийный аппарат, теоретический базис (включающий базовые положения теории), эмпирический базис (как совокупность фактов и социологических данных).

Разработан концептуальный раздел названной теории, базирующийся:

– на социальном  нормативизме  как  системе  представлений о регулирующей  роли социальных норм в целях поддержания социального порядка и стабильности;        

– на социальном институционализме как теоретической системе изучения устойчивых форм организации и регулирования общественной жизни с целью уменьшения нормативно-ценностной неопределенности);

– на разнообразных теориях формирования и реализации социальной субъектности,  включающих понимание социально-политического  субъекта как носителя  специфического социального творчества, что далеко выходит за рамки административно-ресурсного принуждения;

– на теориях социализации и «групповых интересов», признающих взаимодействие групп и институтов государства ключевым фактором разработки и реализации государственной политики в той или иной сфере.

Систематизирован и наполнен новым содержанием понятийный аппарат субъектно-институциональной теории государственной молодежной политики с помощью понятий «государство», «социально-политический субъект», «социальный институт», «политика», «молодежь».

Сформирован эмпирический базис данной теории на основе общероссийских и региональных социологических исследований, дополняемых авторской  «стратегией двойной рефлексивности», разработанной, апробированной и описанной автором.

Обобщены теоретические и эмпирические данные, позволяющие по-новому увидеть и оценить возможности субъектно-институциональной теории государственной молодежной политики, ее новизну,  назначение и роль данной теории  как способа концептуализации разрозненных теоретических подходов; как механизма соединения интересов молодежи- потребностей общества - задач государства,  как  системообразующий фактор обозначенной выше теории и политики государства в отношении данной социальной группы.

Доказано, что на современном этапе развития субъектно-институциональная теория государственной молодежной политики является своеобразной паттерн-теорией, отличающейся образно-метафорическим восприятием молодежного социума и таким же представлением о социальной реальности в целом (в отличие от теоретического описания по правилам логики – с помощью строго определенных понятий и правил сформировавшихся теорий).

Показана длительность субстанционального и сущностного понимания политики в контексте отношений властвования, господства, деятельности государства, хотя в современных условиях все большую значимость приобретают функционально-инструментальные и социально-технологические трактовки политики.

Доказано, что в интегральном плане с учетом двух достаточно широких и емких трактовок (содержательной и формально-инструментальной) политика как единое целое представляет «целенаправленную деятельность, опирающуюся на технологии решения каких-либо проблем с учетом интересов определенных групп населения и использования при этом политико-правовых механизмов».

Благодаря диалектико-логическому анализу триады «общее – особенное – единичное» («политика – молодежная политика – государственная молодежная политика») в диссертации раскрывается специфика политики в широком смысле слова: принадлежность не просто к отдельной сфере общества, «не просто к надстройке над экономикой», но к социальной практике,  воздействующей на социальную среду.

Специфика молодежной политики тесно  взаимосвязана  с результатами самоопределения в отношении молодежи самых разных политико-правовых субъектов, проявляется в содержании их социально-политической и управленческо-нормативной позиции и в конкретных способах решения молодежных проблем. Содержание этой политики раскрывается во взаимосвязи с важнейшим институциональным субъектом – государством, с его функциями и возможностями.

Доказано, что особенностями данной политики (помимо родовых черт политики как таковой и политики государственной) являются, с одной стороны, отражение содержательно-концептуальной позиции государства по молодежному вопросу, с другой стороны, более широкая политико-правовая рефлексия отношения к молодежи, к молодежным проблемам, к способам их решения.

Представлена авторская трактовка государственной молодежной политики как некоего результата самоопределения государства,  как его социально-политической и управленческо-нормативной позиции, поскольку названная политика – инструмент государства по включению молодежи в общество. Ценность предложенного диссертантом определения в практической направленности и стремлении максимально использовать эвристический потенциал «политики» при анализе и оценке работы с молодежью.

Концептуализируется, что из-за дефицита перспективности, целенаправленности и недостаточного использования политико-правовых механизмов сегодня  с большими основаниями приходится говорить лишь о текущей «работе с молодежью», нежели о государственной молодежной политике.

Во второй главе «Состояние и проблемы государства как субъекта социализации российской молодежи: структурно-функциональные и социально-технологические аспекты» раскрываются уровень работы федеральных и региональных органов власти в молодежном направлении, сформированность и эффективность механизмов государственной молодежной политики в результате анализа конкретных процессов в молодежной сфере.

В  первом параграфе «Социальный механизм государственной молодежной политики» показано, что важным элементом и условием всякой деятельности являются механизмы, образующих из совокупности процессов, явлений, факторов и зависимостей, некий целостный феномен, исследование которого раскрывает важные социальные закономерности.

Обоснована многомерность социального механизма государственной молодежной политики и раскрыто его теоретическое и эмпирическое содержание. С одной стороны, как устойчивой системы взаимодействия социальных акторов разных типов и уровней, регулирующих деятельность формальных и неформальных институтов, а с другой стороны, как совокупности государственных органов и учреждений, осуществляющих государственную власть, воплощающих в жизнь  задачи и функции государства.

Показано, что социальный механизм – это устойчивая система взаимодействия социальных акторов разных типов и уровней. Функционирование социальных ме­ханизмов регулируется, с одной стороны, соответствующими общественными институтами (формальными и неформальны­ми), а с другой — социальным статусом и культурными особенностями акторов: органов управления, ор­ганизаций, групп, индивидов (т. е. интересами и возможностя­ми политико-правовых игроков).

Происходит формирование «правил игры» на поле государственной молодежной политики, обозначение характера и границ.

Первичным и важнейшим структурным элементом государства является государственный орган как звено или элемент реализации государственных функций и наделенный для этого властными полномочиями. Органы государства обладают внутренним строением, формируясь из подразделений, обладающих единством целей.  Важнейшим признаком государственного органа являются властные полномочия, как совокупность прав и обязанностей определенного содержания и объема. Подчеркнуто, что реализация государственным органом своей компетенции это не только его право, но и обязанность. Для осуществления своей компетентности государственный орган наделяется необходимой материальной базой, финансовыми ресурсами. Выявлена специфика механизмов молодежной политики в зарубежных странах, когда акцентируется внимание специализированных структур на разработке проектов управленческих решений в интересах молодежи, на планировании и организации ювенологических исследований, что  характеризует информационно-аналитические, консультативные и координационные функции подразделений по делам молодежи исполнительной власти.

Раскрыты рациональные механизмы молодежной политики в развитых странах, отличающиеся  такими особенностями как рациональность, технологичность, экономичность, высокий уровень институционализации.

Доказано, что в современной России существуют объективные и субъективные причины для постановки вопроса о качестве политико-управленческого механизма государственной молодежной политики, особенно на федеральном уровне.

Концептуализируется, что эмпирический анализ государственной молодежной политики базируется на дифференцированной концепции государства, на основе конституционного разделения полномочий между органами федеральной и региональной исполнительной и законодательной власти. Раскрыта на этой основе роль подразделений по делам молодежи исполнительной власти разных уровне, чему в немалой степени способствовал контент-анализ регламентов деятельности подразделений по делам молодежи городских и областных администраций.

С опорой на анализ международных документов определяются важнейшие элементы механизма государственной молодежной политики и принципы его создания: межведомственность,  полиструктурность, межсектральность, междисциплинарность, а также координирующая роль в отношении иных направлений  государственной политики, прямо или косвенно затрагивающих интересы и права молодых людей как полноценных членов общества и потребителей государственных услуг.

Исходную посылку эмпирического анализа составляет признание необходимости и возможности дифференцированной концепции государства, конституционного разделения полномочий между органами федеральной и региональной исполнительной и законодательной власти, а также признание отставания с выстраиванием молодежной политики именно на федеральном уровне в сравнении с региональным.

Во втором параграфе второй главы «Роль федерального центра в механизме социализации российской молодежи и государственной молодежной политики» показано, что основополагающими формами и инструментами государственного участия на общероссийском уровне выступают федеральные законы, федеральные целевые программы, нормативно-правовые акты Президента России и Правительства Российской Федерации.

Доказывается, что невыстроенность молодежной политики проявляется и остро дает о себе знать именно на федеральном уровне. (В 90 % субъектов федерации приняты региональные законы о молодежи и молодежной политике, а в масштабах Российской Федерации подобный закон все еще отсутствует; в регионах практикуется подготовка и обсуждение ежегодных докладов о положении молодежи и состоянии государственной молодежной политики, а на федеральном уровне это происходит эпизодически, причем создается впечатление, что деятельность свернута.)

Раскрывается роль федеральных целевых программ (ФЦП) «Молодежь России» как важнейшего государственного инструмента  воздействия на процессы  социализации российской молодежи.

Анализируется и оценивается качество ФЦП  1998–2005 гг., а  также проект подготовленной, но не принятой на 2006–2010 гг. федеральной целевой программы.

Определяются критерии оценки  содержащихся в этих документах проблем – степень их  конкретности, динамики за ряд лет, операциональности и  др.,  что позволяет выйти к оценке содержательности и общего социального эффекта данной  программно-целевой деятельности.

По итогам анализа этой технологии  государственного участия в социализации российской молодежи выявляется:

– неполнота соответствия научным и практическим (управленческим) критериям (вследствие игнорирования возможностей социологии, ее методологии и разных видов инструментария в разработке и реализации целевых программ);

–неудовлетворительное фиксирование исходных проблем и отсутствие целенаправленного их решения;

– низкий уровень понимания специфичности таких социальных технологий, как разработка федеральной целевой программы.

Доказано, что заказчиками и исполнителями этой работы не был понят социологический характер программы работы с молодежью, поскольку проводимые во второй половине 1990-х гг. молодежные исследования не включали разработку показателей для ФЦП «Молодежь России», не собиралась необходимая информация для экономических расчетов, для организации мониторинга и всесторонней оценки итогового эффекта.

Формулируются предложения по возможным составным частям новой федеральной целевой программы на ближайшие годы, включающей такие тематические блоки (подпрограммы):

«Образовательная и профессиональная мобильность молодёжи».

«Содействие формированию гражданского общества в молодежной среде («Активизация молодёжных организаций в РФ»).

«Молодая семья», «Молодые лидеры». 

«Наука о молодежи и молодежной политике», «Исследование и формирование общественного мнения молодежи».

Обозначаются перспективные ориентиры оптимизации государственного участия в социализации молодежи на федеральном уровне:

– формирование общенациональной молодежной политики как инструмента национального и многопартийного согласия, основанного на диалоге всех заинтересованных групп общества с молодыми людьми;

– наращивание субъектности государства в разработке и реализации общефедеральной молодежной политики и такой ее составной части, как государственная молодежная политика;

– обеспечение полиструктурности, межсекторальности, междисциплинарности, межведомственности государственного участия и молодежной политики при координирующей роли на федеральном уровне соответствующего Министерства РФ и федерального агентства.

Добавим важность дополнения программирования государственного участия в социализации молодежи «проектированием» как инструментом опосредованного государственного воздействия на социализацию российской молодежи, что является сложной интеллектуальной задачей, требующей юридического, экономического и социологического обоснования и решения.

Обобщено, что для разноплановых и убедительных оценок итогов проводимых конкурсов проектов требуется социологический аудит поступающих заявок, а при рассмотрении общероссийской ситуации необходим сравнительный анализ условий и организации конкурсов в разных российских регионах. От гражданского общества и науки требуется изучение состава и квалификации экспертов, привлекаемых к оценке данных проектов.

Доказано, что стратегическим направлением совершенствования практики разработки и реализации проектов по молодежной политике является повышение социальной компетентности всех участников проектной деятельности, отработка коммуникативных навыков и методов работы с людьми, навыков социально-политического анализа и расчета необходимых материальных ресурсов.

В третьем  параграфе «  Роль субъектов Федерации в механизме социализации российской молодежи и государственной молодежной политики» наполняется содержанием и конкретикой государственная молодежная политика в регионах.

Показаны разные темпы формирования государственной молодежной политики в масштабах Федерации и  сравнительно жесткая реакция в российских регионах на периферийное место молодежных проблем в современном российском обществе, что в общем и целом осознается общественным и экспертным мнением. Такова  позиция  примерно 60 % респондентов в Сибирском федеральном округе (включая губернаторов, вице-губернаторов, вице-мэров, руководителей подразделений по делам молодежи исполнительной  власти, руководителей соответствующих комитетов региональных законодательных собраний,  лидеров региональных отделений всероссийских молодежных организаций), см. диаграмму ниже.

В этих условиях разработка  и реализация государственной молодежной политики  видится важнейшей задачей российского государства и гражданского общества. 

Определено в качестве показателей регионализации, во-первых, принятие в субъектах Федерации законов о молодежи и молодежной политике, во-вторых, создание органов по делам молодежи в структуре законодательной и исполнительной власти, в-третьих, финансирование расходов на молодежную политику из территориальных бюджетов, в-четвертых, наличие сети учреждений, подведомственных комитетам и отделам по делам молодежи областных, городских, районных администраций. Интегрированный показатель – повышенная активность субъектов Федерации в сравнении с федеральными органами власти в разработке и реализации государственной молодежной политики.

Доказано, что принципиальными ориентирами государственного участия в социализации молодежи в конкретном регионе являются: минимизация последствий социально-экономической дифференциации и поддержание стабильности социально-политической ситуации; социально-профессиональная ориентация с учетом потребностей региона и интересов формирующейся личности; разработка комплекса мероприятий по преодолению кризиса семейно-брачных установок и обеспечению воспроизводства населения.

Признано индикаторами государственного участия на региональном уровне: наличие инфраструктуры, измеряемой в натурально-стоимостных показателях, динамика финансового обеспечения этой деятельности (при консолидированном общефедеральном бюджете свыше 3 млрд рублей в целом или от 6 до 12 тыс. рублей в расчете на одного молодого человека по разным субъектам Федерации).

Аргументируется, что факторами дифференциации государственного участия в социализации молодежи на региональном уровне являются: доля молодежи в составе населения и его культурно-образовательный уровень, но прежде всего социально-экономическое развитие субъекта Федерации.

Примерно 25 % российского населения проживают в регионах с высоким (или «выше среднего») уровнем развития, 38 % – со средним и 37 % (или 55 млн. человек) — в субъектах Федерации с уровнем развития «ниже среднего», «низким» и «крайне низким».

Обобщено: территориальное неравенство в экономике, постановка и результативность государственного участия, специфичность региона проживания задают возможности и ограничения персональной социализационной траектории молодых людей: территориальное неравенство «стартовых» условий, в частности, большие возможности городской молодежи, по сравнению с молодыми селянами и жителями малых городов; нарастание территориальной мобильности из северо-кавказских республик (с омоложенной возрастной структурой) и других периферийных регионов в крупные города Центрального федерального округа и особенно в Москву; усиление асоциальных форм послешкольной адаптации, отражающих рост наркомании в регионах со сравнительно высокими доходами населения, особенно в нефтегазовых округах Западной Сибири, рост заболеваемости СПИДом в крупных городах и пограничных регионах, криминализацию молодежи (в частности, в «депрессивных» субъектах федерации и населенных пунктах), массовую безработицу и алкоголизм «немобильной» молодежи республик Сибири и Дальнего Востока.

Доказано, что названные тенденции отражают сложное и опосредованное воздействие социально-экономических условий на молодежь, сочетание объективных и субъективных факторов (экономических и финансовых возможностей субъекта Федерации, а соответственно, материально-технических условий молодежной социализации и самореализации); возможностей аппарата комитетов и отделов по делам молодежи исполнительной власти (кадровых и материально-технических ресурсов, уровня социальной компетентности и отношения к государственному участию в социализации молодежи руководителей исполнительной и законодательной власти субъектов Федерации).

Определено среди уязвимых мест и упущений в государственном участии в социализации молодежи на региональном уровне:

– дефицит оценок результатов работы в решениях коллегиальных органов исполнительной и представительной власти;

– игнорирование потенциала региональных отделений всероссийских молодежных организаций и необходимости укрепления материально-технической базы их деятельности;

– слабость опоры руководителей субъектов Федерации на экспертное мнение и мнение молодежи,

– несформированность в абсолютном большинстве регионов практики ежегодного проведения репрезентативных социологических исследований и практики подготовки ежегодных региональных докладов «О положении молодежи и состоянии молодежной политики».

Предлагается в законодательство субъектов  Федерации включать социально-правовую регламентацию направлений деятельности, слабо представленных  на  федеральном  уровне (в частности, кредитование молодых семей, деятельность медико-социальных служб для подростков или молодых семей, поддержку молодежного предпринимательства и др.); а также регулирование  порядка проведения ежегодных экспертных опросов и опросов общественного мнения молодежи, порядка подготовки ежегодных докладов о положении молодежи и состоянии государственной молодежной политики в конкретном субъекте Федерации, порядка привлечения внебюджетных источников и обеспечения льготных условий для организаций, реализующих программы поддержки детей и молодежи.

Определяется среди принципиальных ориентиров государственного участия и активизации молодежи на региональном уровне – Европейская молодежная Хартия Совета Европы об участии молодежи в общественной жизни на местном и региональном уровнях.

В третьей главе диссертации «Пути усиления государственной субъектности и оптимизации государственного участия в создании условий для социализации российской молодежи и молодежной политики» рассматриваются, во-первых, институционализация государственного участия в социализации российской молодежи, во-вторых, укрепление духовно-нравственной направленности государственного участия, в-третьих, формирование в современной России общенациональной полисубъектной молодежной политики (в соответствии с государственным участием), в-четвертых, использование зарубежного опыта государственного участия в социализации молодежи, в-пятых, повышение роли политико-социологических наук в исследовании государственного участия в социализации российской молодежи.

В первом параграфе третьей главы «Институционализация участия государства в социализации российской молодежи» диссертант исходит из того, что институционализация как проявление регулярности и долговременности каких-либо процессов – это имманентная закономерность развития всякой социальной системы.

Доказана политическая и практическая значимость институционального подхода к государственному участию в социализации российской молодежи: структурирование сферы работы с молодежью в Российской Федерации (за последние полтора десятка лет) как определенной отрасли государственного управления, обладающей едиными принципами деятельности и подходами, создание определенных правовых и организационных условий для реализации самых разных воспитательных моделей, наличие определенного «материала» для институционализации государственного участия и его дальнейшего социально-правового оформления.

Выявлено, что новациям в сфере работы с молодежью не хватает концептуального стержня — качественной определенности, внутренней согласованности, инфраструктурной обеспеченности, что негативно влияет на формирование общих правил «игры» разных «акторов» — государственных и муниципальных служащих, лидеров общественных организаций, важнейших групп молодежи (социально уязвимых групп, например, молодых семей). Задача же институционализации слабо осознается на федеральном уровне, о чем свидетельствует запаздывающий ее перевод на политико-правовой и социально-управленческий язык.

Формулируются конкретные предложения:

– по закреплению достигнутых в сфере молодежной политики успехов, что  входит в понятие институционализация;

– по преодолению концептуальной неопределенности в контексте  выбора  конкретной социализационной модели и модели государственного участия в социализации российской молодежи (патерналистской или субсидиарной, объектно-субъектной или деятельностно-ролевой), опирающейся на современное видение национальных целей и  гуманистические идеалы;

– по дальнейшей  рационализации  работы с молодежью, созданию  все более прочных и надежных условий для социального становления молодежи и наращивания ее вклада в дела общества.

Во втором параграфе «Духовно-нравственная направленность государственной молодежной политики» содержится критический анализ концепции и практики молодежной самореализации, выступающих (помимо всего) идеологической базой нигилизма и разных видов девиантного поведения.

Доказано, что для решения молодежных проблем общества и общественных проблем молодежи самореализацию как идею и как практику необходимо дополнить идеей и практикой общественного служения с целью более полного использования возможностей коллективистской (общественно направленной) модели социализации.

Молодежное служение постепенно становится реальностью, обретая новые грани и становясь знаменем такой сравнительно новой социальной группы, как православная молодежь, что, к сожалению, мало известно из-за дефицита внимания СМИ к этим сюжетам и к деятельности православных молодежных организаций.

Диссертантом предлагается разработка и реализация дополнительных мер. Во-первых, по уточнению и дополнению «государственной молодежной политики» (с ее ориентирами социализации, «самореализации в интересах общества», «эффективной самореализации») принципом общественного служения как гражданского долга. Во-вторых, по внесению в перечень целей стратегии государственной молодежной политики определенных дополнений: духовно-нравственное совершенствование, милосердие, гуманизм, сострадание в отношениях с окружающими людьми. В-третьих, по внесению дополнений в ведомственные и территориальные регламенты деятельности подразделений по делам молодежи исполнительной власти разных уровней, обязывающих руководствоваться духовно-нравственными критериями при планировании и организации разнообразной работы. В-четвертых, по первоочередной поддержке российским государством всероссийских молодежных организаций, организованных на основе общественного служения. В частности, православных молодежных организаций. В-пятых, по планированию и проведению в рамках федеральных конкурсов социальных проектов, организуемых Администрацией Президента РФ и Общественной Палатой Российской Федерации специальной номинации «Духовно-нравственное развитие молодежи».

В третьем параграфе «Формирование общенациональной полисубъектной молодежной политики в современной России» исследуются полисубъектность как синоним политического плюрализма, а также роль и содержание общенациональной молодежной политики как интегрального механизма решения разнообразными политико-правовыми субъектами молодежных проблем на федеральном уровне.

Общенациональная молодежная политика структурно распадается на государственную и негосударственную (включающую, в частности, политику корпоративных структур в отношении молодежи, а также ведущих политических партий и основных конфессий). Каждая из трех названных разновидностей молодежной политики является обобщением и абстракцией, конкретное же содержание и формы проявляются в молодежной политике, например, Всероссийской политической партии «Единая Россия», Русской православной Церкви, ОАО «Газпром» (или ОАО «Норильский никель») и др.

На их примере в диссертации рассматриваются реальное состояние и проблемы формирования партийной, корпоративной и конфессиональной молодежной политики.

Выявлено, что в настоящее время характерными тенденциями являются:

– омоложение руководящих органов ведущих политических партий в центре и на местах;

– обогащение  форм и методов работы с молодежью основных конфессий, действующих в современной России;

– расширение поддержки работающей молодежи внутри корпоративных структур (в рамках специализированной политики по развитию карьеры молодых специалистов и рабочих, по поощрению дополнительного образования, проведения содержательного досуга).

Все это  происходит в рамках уставных узко организационных задач и  отражает современный  этап развития конфессиональной, партийной, корпоративной молодежной политики. 

Степень же влияния обозначенных политико-правовых субъектов на разработку и реализацию общероссийской молодежной политики пока остается номинальной.

Чтобы под патронажем партийных органов и конфессий на местах ряд государственных функций могли бы передаваться  от подразделений по делам молодежи исполнительной власти общественным организациям (с учетом возможных договоров), в диссертации разработаны и предлагаются конкретные меры. Во-первых, по формированию общественного и экспертного мнения  насчет необходимости персональной ответственности лидеров политических партий, представленных в Государственной Думе ФС РФ, за состояние молодежной политики в масштабах Российской Федерации. Во-вторых, по разработке соответствующей нормативно-правовой базы общенациональной молодежной политики,  включая возможный федеральный закон о государственной поддержке всероссийских молодежных организаций, учреждаемых всероссийскими политическими партиями, а также конфессиями, действующими в современной России.

Четвертый параграф  «Использование зарубежного опыта государственного участия в социализации молодежи и молодежной политики» посвящен  сравнительному анализу зарубежного опыта.  Показано, что, представляя социально-правовую конструкцию власти и обладая серьезными ресурсами – материально-техническими, финансовыми, информационными, всякое государство способно влиять на разные стороны жизни общества, в том числе на социализацию молодежи: 

– с помощью образования специализированных государственных органов, отвечающих за формирование и реализацию молодежной политики;

– с помощью права;

– благодаря финансированию молодежной политики и материально-технической поддержке молодежных организаций и  организаций, работающих с молодежью.

В качестве ориентиров предлагается рассматривать  следующие: у 82 % стран сформировалась национальная молодежная политика, у 89 % стран имеется специально созданный механизм координации этой политики. В 60 % стран – членов ООН приняты национальные программы действий по решению проблем молодежи.

Одной из важнейших форм воздействия государства на процессы молодежной социализации, формирование и реализацию молодежной политики предлагается считать ювенальное право:

– принципиальные идеи и нормы конституционного законодательства самых разных стран;

– специализированные законы о молодежи и молодежной политике, в целом регулирующие молодежную проблематику и социально-правовой статус этой группы населения;

– законы узкого диапазона действия, посвященные отдельным сторонам жизни молодого поколения и отдельным молодежным проблемам, например, трудоустройству и занятости, социальному обеспечению, образованию, труду;

– нормативно-правовые акты исполнительной власти, регулирующие положение молодежи (постановления, распоряжения).

Практически во всех развитых странах государственная политика в отношении молодежи выступает важнейшей частью внутренней политики. К началу XX в. исходное понятие «молодежь» и образованные на его основе словосочетания прочно вошли в тексты конституций многих стран мира – как европейских, американских, так и азиатских.

Различия же проявляются в объеме упоминаний и в формах разработки и реализации молодежной  политики, что отражается в нормативно-правовых актах и реализуется с помощью информационно-аналитических, консультативных и координационных функций, важных для подготовки общенациональных решений. 

Предлагается одновременно критическое и творческое отношение к зарубежному опыту государственного участия в молодежной социализации, отличающемуся большей продуманностью и технологичностью, чем в нашей стране, более активным применением политико-правовых инструментов и механизмов.

В пятом параграфе «Повышение роли политико-социологических наук в исследовании участия государства в социализации российской молодежи и молодежной политики» показана важность углубленной концептуализации противоречивых и сложных процессов в молодежной среде и сфере государственной молодежной политики, необходимость их разноплановой и многогранной интерпретации, для перевода критического пафоса в оценке молодежи, молодежной социализации и молодежной политики в эвристический потенциал новой научной дисциплины рефлексивной ювенологии, включающей в том числе теорию государственного участия в социализационных процессах.

Обоснована необходимость преодоления концептуальной неопределенности в сфере социализации и молодежной политики с целью обоснованного выбора той или иной социализационной модели, а также модели государственного участия и молодежной политики (патерналистской или субсидиарной, объектно-субъектной или деятельностно-ролевой), опирающихся на современное видение национальных приоритетов и гуманистические идеалы.

Раскрыты принципиальные ориентиры социализации и молодежной политики:

– дальнейшая рационализация работы с молодежью, создание все более прочных и надежных предпосылок для включения молодого поколения в общество, для наращивания  вклада наших молодых соотечественников в социально-экономическое и политическое развитие современной России;

– институционализация достигнутых успехов,  создание стимулов для  востребованности органами власти и управления результатов социологических исследований, чтобы выводить молодежные  проблемы из периферийного  места в государственном управлении и деятельности самых разных общественных институтов, чтобы повышать ювенологическую  (а точнее социологическую) компетентность значительного числа государственных и муниципальных служащих и лидеров общественных организаций.

Определены пути повышения роли политико-социологической науки в изучении государственного участия в процессах молодежной социализации:

– более глубокая теоретико-методологическая проработка государственно-ювенологической тематики;

– ее обогащение за счет адаптации новых идей из современной социально-гуманитарной теории;

– включение в содержание исследований таких новых тематических областей, как регионализация, муниципализация, институционализация молодежной политики, роль разных ветвей власти и разных политико-правовых субъектов в формировании и реализации общенациональной молодежной политики.

В Заключении излагаются результаты диссертационной работы, ряд выводов и обобщений теоретического характера, раскрывающих  предпосылки и  содержание субъектно-институциональной теории государственной молодежной политики, а также совокупность практических рекомендаций.

Результаты выполненной  работы подтвердили  гипотезу, что невыстроенность в современной России государственной молодежной политики, непродуманность ее механизма обусловлены периферийным местом молодежной тематики в государственном управлении, недооценкой значимости специальных мер для решения социально-экономических и политических проблем молодежи, но, кроме того, отсутствием сформировавшейся теории государственной молодежной политики.

При разработке ее диссертантом полностью оправдала себя теоретико-методологическая установка, положенная в основу анализа государства с позиции социального нормативизма, позволившая глубже взглянуть на сущностные и деятельностные характеристики этого социального явления и социального института, на его место и роль в механизме социальной регуляции социума.

Рассмотрение государства с точки зрения социального нормативизма показало обусловленность нормативно-ценностной модели социализации молодежи  возможностями государства и его типом.

Благодаря социально-нормативной методологии появилась возможность вычленить явные и неявные субъекты производства социальных норм (государство, шоу- и медиабизнес),  возможность оценить причины масштабной аномии в условиях формирования гражданского общества, обозначить пути заполнения духовно-нравственного вакуума позитивными ценностями.

Доказана эффективность субъектного анализа (дополняющего анализ  институциональный) и раскрыта возможность исследования не только содержания важнейших социализационных процессов, но и используемых  общественно-политических и управленческих инструментов, механизмов  и технологий, что многопланово характеризует смену необихевиористской  парадигмы исследования социально-институциональной, раскрывающей особенности государства как важнейшего социально-политического института.

Проведенный в диссертационном исследовании  анализ состояния и проблем государства как субъекта социализации молодежи  определил имеющуюся  эмпирическую  базу для теории  государственной молодежной политики.

Выявленная диссертантом роль федерального центра и роль субъектов федерации в социализации молодежи и государственной молодежной политике позволила обозначить необходимые механизмы, что важно для  укрепления эмпирического фундамента субъектно-институциональной теории  государственной молодежной политики.

На этой основе точнее была определена роль молодежной  политики  как способа привлечения молодежи на сторону демократии и здоровых сил  российского общества,  как инструмента преодоления гражданской пассивности значительной части молодого поколения, как механизма решения  негативных проблем в молодежной среде (наркомания, алкоголизм),  как  формы диалога  общества – государства – молодежи.

Ключевой вывод диссертационной работы в том, что  на основе субъектно-институциональной теории государственной молодежной политики появляется возможность перехода к новой модели практической деятельности, к гибкой и плюралистичной общенациональной полисубъектной молодежной политике, базирующейся на федеральной нормативно-правовой базе. Фундамент этой политики должна составлять взаимная ответственность российского государства и молодой личности. Государственных институтов:  за выстраивание системы молодежной социализации, с механизмами самоорганизации и молодежной инициативы наряду с государственным участием в этой деятельности. Ответственность молодежи – за внесение необходимого вклада в поступательное развитие страны, сохранение социокультурной идентичности, поддержание преемственности поколений.

III. Публикации автора по теме диссертации (общий объем 64 п.л.):

1. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации  для апробации научных работ, отражающих основное содержание докторской диссертации

  1. Першуткин, С. Н. Молодежная политика «в категориях войны» (о новых политических ориентирах государственной молодежной политики) / С. Н. Першуткин // Знание – понимание – умение. – 2011.– № 3. – 0,8 п. л.
  2. Першуткин, С. Н. О внимании общества к молодежным проблемам, об участии государства в их преодолении / С. Н. Першуткин // Безопасность Евразии. – 2010.– № 2. – 0,8 п. л.
  3. Першуткин, С. Н. Социологический аудит государственной молодежной политики / С. Н. Першуткин // Социология. – 2010.– № 3. – 0,9 п.л.
  4. Першуткин, С. Н. Государственная молодежная политика и национальная стратегия «2020» / С. Н. Першуткин // Государственная служба. – 2009.– № 1. – 0,8 п.л.
  5. Першуткин, С. Н. О ревизии государственной молодежной политики в современной России / С. Н. Першуткин // Социально-гуманитарные знания. – 2009.– № 6. – 0,9 п.л.
  6. Першуткин, С. Н. Почтовые опросы как метод изучения государственной молодежной политики / С. Н. Першуткин // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2008.– № 2. – 0,9 п. л.
  7. Першуткин, С. Н. Ювенология:  накопление потенциала и реализация практических  функций / С. Н. Першуткин // СОЦИС. – 2002.– № 10. – 0,1 п.л.
  8. Першуткин, С. Н. Молодежная политика в условиях глобализации / С. Н. Першуткин // Мир и политика. – 2011.– № 6. – 0,9 п.л.

2. Монографии

1. Першуткин, С. Н. Государство и молодежь / С. Н. Першуткин. – М.: Изд-во РАГС при Президенте России, 2009. – 10 п.л.

2. Першуткин, С. Н. Транзитный социум: молодежная политика и социализация / С. Н. Першуткин. – Новосибирск: НГУ, 2005. – 17 п.л.

Основные статьи,  доклады и тезисы сообщений, опубликованные в научных изданиях:

1. Першуткин, С. Н. Пути оптимизации государственной молодежной политики в контексте «эффективной государственности» / С. Н. Першуткин // Молодежь и будущая Россия. Материалы Третьей всеросс. науч.-практ. конф. : Сб. науч. тр. ИНИОН РАН / Отв. ред. Ю. С. Пивоваров. – М., 2008. – 0,8 п.л.

2. Першуткин, С. Н. Пути разблокирования правового тупика с федеральным законом о молодежи и молодежной политике / С. Н. Першуткин // Вопросы ювенальной юстиции. – 2007.– № 3 (12). – 0,9 п.л.

3. Першуткин, С. Н. Роль Президента России в разработке и реализации государственной молодежной политики: нормативно-правовые основы, пути и формы активизации / С. Н. Першуткин // Государственная власть и местное самоуправление. – 2007. – № 9. – 0,7 п.л.

4. Першуткин, С. Н. Содержание и специфика восприятия в Сибирском федеральном округе государственной молодежной политики / С. Н. Першуткин // Государственное и муниципальное управление в Сибири: состояние и перспективы : материалы Междунар. науч.-практ. конф. 26–27 февраля 2007 г. Секция «Управление» / Отв. ред. И. В. Князева. – Новосибирск: СибАГС, 2007. – 0,7 п.л.

5.  Першуткин, С. Н. К вопросу об адекватности научных представлений о социализации молодежи / С. Н. Першуткин // Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы : тез. докл. и выступлений на Втором Всеросс. социол. конгрессе : в 3 т. – М. : МГУ, 2003. – Т. 2. – 0,1 п.л.

6. Першуткин, С. Н. О необходимости новых подходов в осмыслении совокупности знаний о молодежи / С. Н. Першуткин // Социология и общество: тез. Первого Всеросс. социол. конгресса «Общество и социология: новые реалии и новые идеи». 27–30 сент. 2000 г. – СПб., 2000. – 0,1 п.л.

7. Першуткин, С. Н. Социализация сибирской молодежи в образовательном пространстве: Научный доклад к международному конгрессу «Образование и наука». Новосибирский Академгородок,  8–9 сент. 1995 г. / С. Н. Першуткин. – Новосибирск : Ин-т философии и права СО РАН, 1995. – 4 п.л.

На английском языке

1. Determinant of formation and development of young leaders in modern Russia // Russian sociology: changes and problems / ed. V. Mansurov. – М. : Реглан, 2005. – P. 213–214.

2. Logics and principles of distance learning regional program // Open and distance learning as a strategy : The Second development International conference on distance education in Russia. 2-5 July 1996 : tеz. – М., 1996. – P. 333–334.

Першуткин Сергей Николаевич

Государство как субъект социализации
российской молодежи: механизмы и технологии участия

Специальность 22.00.05 «Политическая социология»

(по социологическим  наукам)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Подписано в печать _____2011 г.

Формат 60х84 1/16. Тираж экз.

Уч.-изд. л. 2,75. Усл. печ. л. 2,5.

Заказ №

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Отпечатано РАНХиГС. Заказ № .

119606 Москва пр. Вернадского,84

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.