WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

НАГИМОВА  Айсылу Мирзарифовна

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ РЕГИОНАЛЬНОГО СОЦИУМА: МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ

Специальность 22.00.08 Социология управления

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Казань 2011

Работа выполнена в ГБУ «Центр перспективных экономических исследований» Академии наук Республики Татарстан

Научные консультанты:  доктор философских наук, профессор

  Нугаев Магдий Алимжанович

доктор экономических наук, профессор,

  академик Академии наук  РТ 

  Сафиуллин Марат Рашитович

 

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

  Бурганова Лариса Агдасовна

  доктор философских наук, профессор

  Дыльнов Геннадий Васильевич

  доктор социологических наук, профессор

  Шайхисламов Рафаэль Бадрутдинович

Ведущая организация:  Центр социологии управления

  и социальных технологий

  Института социологии РАН

Защита состоится «29»  декабря 2011  года в 14.00 часов на заседании Ученого Совета Д.212.013.05 в Башкирском государственный университет по адресу: 450074 г. Уфа, ул.Заки Валиди, 32, гл.корпус, ауд.345

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Башкирского государственного университета

Автореферат разослан «28 »ноября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного

совета, кандидат социологических

наук, доцент  Р.Р.Шаяхметова

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Наступивший XXI век ставит перед человечеством новые цели и задачи, связанные с переходом к постиндустриальному типу развития, характеризующемуся сменой технологических укладов, преобладанием в общественном производстве сферы услуг, науки и образования. Меняется место человека в обществе – он становится генератором инновационных идей и тем самым превращается в основной фактор производства, в движущую силу прогресса. Творческие способности, интеллектуальные возможности индивида перестают быть личностными характеристиками человека, а становятся национальным богатством и ресурсом развития. В этих условиях качество человеческого потенциала государства приобретает стратегическое значение, соответственно, удовлетворение лишь базовых потребностей человека является уже недостаточным. Вектор общественной эволюции диктует необходимость удовлетворения более высоких потребностей членов общества, основанных на инструментальных ценностях в виде творчества, самоактуализации личности.

Однако  современное общество развивается в разной динамической сложности, и в этом согласимся с В.А. Ядовым, что в мире и в России остаются отдельные анклавы, не тронутые глобализацией, которые в целом можно было бы охарактеризовать  гло-локал-анклавизацией мирового сообщества1. Качество жизни людей дифференцируется в зависимости от страны и даже региона. В отчете ПРООН 2010 года представлены данные по Индексу Развития Человеческого Потенциала (ИРЧП), охватывающие 169 государств, где Россия занимает лишь 65 место (0,719 балла)2. Дифференциация по уровню развития наблюдается и среди регионов Российской Федерации: по данным института региональной информации и лаборатории математических методов политического анализа и прогнозирования факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова, в 2010 году Республика Татарстан занимала шестое место среди регионов России по качеству жизни населения3. Следовательно, необходима разработка регионоориентированной методологии государственного управления, позволяющей учитывать территориальные, этнические и другие особенности регионального социума при разработке стратегии повышения качества жизни населения страны. 

Актуальность исследования определяется еще и тем, что существующие методики оценки эффективности государственного управления качеством жизни населения страдают экономизмом и технократизмом. Оперируя экономическими и статистическими показателями, они упускают из виду человеческий фактор как объект и субъект управленческих отношений. Новое понимание роли и места человека в системе общественных отношений требует и трансформации подхода к государственному управлению – перехода от традиционных форм и методов управления к человекоориентированной модели экономики, социальной сферы, политики, основанной на повышении качества жизни населения. В отличие от классических социологических концепций качества жизни, неклассическая  антропоцентристская перспектива позволяет расширить исследовательский диапазон с учетом современных тенденций общественного развития. Совершенствование исследовательского инструментария в виде индикативной социологической модели государственного управления качеством жизни населения позволяет провести точную диагностику в региональном разрезе путем изучения мнения основных потребителей государственных услуг – населения. Использование методов социологического анализа при оценке эффективности государственного управления качеством жизни населения дает возможность ориентироваться на более результативные, человеко-ориентированные механизмы и пути достижения стратегической цели – создание экономических и социальных условий для развития самореализующейся личности.

Степень научной разработанности темы. Тема диссертационного исследования предполагает обращение к литературе, посвященной анализу качества жизни и социальных проблем управления.

При исследовании качества жизни наиболее общим понятием выступает категория «качество», включающее в себя социально-философскую и экономико-управленческую интерпретации. Проблема управления качеством  рассматривается с различных позиций: социально-психологические аспекты качества рассмотрены в теории иерархии потребностей Б. Герасимова, А. Маслоу, исследованию качества с позиции экономического анализа  посвящены труды Е. Кондо и др. Проблема качества исследована основоположниками теории управления У.Тейлором, Дж. Фордом и в дальнейшем получила концептуализацию в трудах  У. Деминга (статистические методы обеспечения качества), К. Исикавы (концепция управления качеством «круг качества») и др. Большой вклад в разработку применяемых в настоящее время систем управления качеством внесли разработки Дж. М. Джурана, Ф. Кросби, Дж.Мэрдока,  А. Фейгенбаума, и др.

Проблемы качества жизни стали предметом исследования различных наук со второй половины XX века. В рамках фундаментальной социологии проблемы качества жизни стали предметом исследования широкого круга отечественных и зарубежных ученых. Ими было раскрыто теоретическое содержание и сущность категории «качество жизни» (И. Бестужев-Лада,  М. Глезерман, Н. Горелов, Г. Здравомыслов, Н. Римашевская, М. Руткевич, И. Толстых и др.), дан анализ специфики и особенностей формирования качества жизни в условиях социальной среды в рамках концептуальных моделей качества жизни (А. Васильев, Д. Гвишиани, Б. Генкин, А. Давыдов, Е. Давыдова, Г. Осадчая, Г. Осипов, А. Печчеи, С.Попов, А. Субетто и др.).

Проблеме влияния на качество жизни научно-технического прогресса и экономического роста общества посвящены работы Р. Арона, Дж. Гэлбрейта, П. Друкера. Значительный вклад в рассмотрение проблемы с позиции технологического детерминизма и постиндустриализма внес французский социолог и экономист Ж. Фурастье.

Трудно переоценить вклад известного футуролога Э. Тоффлера, предложившего понятие «социальных индикаторов», с помощью которого можно измерить социальное самочувствие, опираясь на психологические критерии определения качества жизни. Логическим завершением исследований Э. Тоффлера стало возникновение психологического направления исследования качества жизни в трудах П. Конверса, А. Кэмпбелла, Г. Маркузе, А. Маслоу, У. Рорджерса, Э. Фромма и др.

Анализ влияния социокультурных факторов на качество жизни проведен в работах С.Герасимова, Э. Гидденса, Л. Гусляковой, Л. Ионина,  В. Кузнецова, М. Лиги, В. Немировского, Р. Трофимовой и др. Опираясь на теоретические концепты взаимодействия социокультурных факторов в обеспечении качества жизни, основоположники теории роста Д. Медоуз, А. Печчеи, Дж. Форрестер исследовали проблему «человеческого качества», характеризующуюся совершенствованием социальных структур и отношений на основе переоценки ценностей и раскрытия культурных, морально-этических, гуманистических и др. императивов развития. Дальнейшее развитие данного направления привело к формированию концепции «человеческого развития» (А. Вирак, С. Коул, Я. Майлз и др.).

Выявлению экологической составляющей качества жизни населения в современном обществе посвящены работы У. Бека (теория общества риска), Д. Марковича (концепция биоэкологии), Дж. Форрестера (модели социальных систем), О. Яницкого (социология риска)4 и др. Исследование проблемы взаимообусловленности качества жизни и здоровья человека рассматриваются в работах Н. Агаджанян, Ю. Александровича, А. Васильева, В. Гордеева, Л. Дженикса, Т.Ионовой, М. Карновски, А. Новика и др.

Особую группу работ составляют исследования, посвященные разработке системы индикаторов и методик оценки качества жизни. Среди авторов подобных работ необходимо отметить С. Айвазяна, А. Васильева, С. Григорьева, И. Гундарова, А. Егоршина, Н. Жукова, А. Зайцева,  В. Крутько, Д. Львова, В. Лищука, П. Мстиславского, А. Пригарина, Ф. Руднинского и др.5

Логика диссертационного исследования продиктовала необходимость изучения литературы, посвященной социальным аспектам управления. Основополагающие идеи управления социальными системами изложены в трудах П. Бурдье, М. Вебера, Э. Дюркгейма, О. Конта, Т.Мертона, Т. Парсонса, П. Сорокина и др.

Проблемы управления социально-экономическими системами  рассмотрены в трудах Н. Аитова, А. Ахмадеева, Л. Бургановой, У.Вильданова, Л. Волчковой, Т. Галкиной, В. Глущенко, И. Глущенко, А. Ершова, В. Иванова, В. Осипова, А. Тихонова, М. Удальцовой, Ф.Файзуллина; принципам и моделям управления посвящены работы Франц-Х. Кауфмана, А. Лоскутова, Г. Меньшиковой, А. Михайлова, Г. Саймона, Г. Хакена.

Исследование форм и методов государственного регулирования экономики представлено в трудах А.Аганбегяна, И. Ансоффа, Г. Атаманчука, Н. Багаутдиновой, Д. Вильяма, Е. Гонтмахера, Н. Горелова, М. Кастельса,  В. Козбаненко, П. Самуэльсона, М. Сафиуллина, П. Химаненна. Проблемам оценки эффективности управленческой деятельности посвящены труды П. Друкера, Т. Питерса, Д. Синка, Р. Уотермена, Й. Шумпетера и др.

Значительный вклад в разработку проблемы эффективности управленческой деятельности внесли В. Азжеуров, Г. Атаманчук,  В. Горфинкель, Е. Добролюбова, А. Егоршин, Б. Райзберг, Ф. Слезингер, А. Турчинов, В. Швандар др.6.

Разработкой и использованием различных критериев и показателей оценки эффективности государственного регулирования экономики занимались такие ученые, как Н. Амбросов, В. Веденский, В. Игнатов,  Е. Невзорова, В. Самаруха, Б. М. Штульберг и др.7

При разработке авторской методики проведения конкретных социологических исследований был проанализирован большой объем литературы. В частности, автор опирался на теорию и методологию количественных и качественных методов социологических измерений, разработанную в трудах С. Айвазяна, В. Аванесова, С. Бешелева, Н. Богомоловой, Ф. Бородкина, И. Бутенко, М. Горшкова,  Ф. Гурвича, И. Девятко, Э. Нойэля, В. Осипова,  Т. Фоломеевой, Ф.Шереги, В. Ядова и др. При изучении качества жизни населения автор использовал результаты эмпирических социологических исследований Л. Беляевой, А. Гильманова, А. Зиятдинова, Ф. Зиятдиновой, Ю. Комлева, В. Мининой, М. Нугаева, Р. Нугаева, А. Тузикова, Ю. Хайруллиной, И. Ясавеева и др.

Завершая обзор литературы, подчеркнем, что существующие теоретико-методологические подходы и  научные представления о такой сложной социально-экономической категории, как «качество жизни», характеризуются некоторой фрагментарностью, неточностью и сосредоточенностью на отдельных сторонах и элементах, что в определенной степени объясняется конкретными исследовательскими целями и задачами, а также содержанием социального заказа. Качество жизни населения становится основным показателем эффективности деятельности государственных органов управления, позволяющим на основе межрегиональных, межстрановых сравнений определить место государства или региона в международном или межрегиональном рейтинге. Существующие модели анализа качества жизни населения страны, региона, нацеленные на проведение межрегиональных и межстрановых сравнений, не всегда учитывают сложности объекта управления, что снижает их ценность с точки зрения валидности и надежности. 

Применение методов индикативного управления при анализе основных индикаторов качества жизни и разработке методики расчетов интегрального индикатора позволило бы восполнить существующие пробелы в теоретическом исследовании качества жизни, а предлагаемая нами рейтинговая методика, основанная на социологических методах исследования и учитывающая сложность управляемого объекта, способствовала бы решению проблемы достоверности рейтинговых оценок качества жизни.

Объект диссертационного исследования - государственное управление качеством жизни регионального социума.

Предметом исследования является методология оценки эффективности государственного управления качеством жизни регионального социума.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является разработка методологических основ оценки эффективности государственного управления качеством жизни регионального социума.

Были выдвинуты следующие рабочие гипотезы исследования:

1. Процессы гло-локал-анкловизации, характеризующие современное мировое развитие, обуславливают необходимость применения антропоцентрического подхода к анализу социальных явлений, позволяющего рассматривать качество жизни населения региона с учетом территориальной, временной дифференциации и через призму ценности человеческого фактора.

2. При оценке эффективности государственного управления качеством жизни населения применение индикативной модели оценки, учитывающей сложность управляемого объекта, позволяет получить более точное описание конструируемой модели и создает условия для применения адекватных мер по повышению эффективности государственного управления.

Для достижения поставленной цели и проверки гипотез в диссертации были поставлены и решены следующие задачи:

- разработать теоретико-методологическую концепцию исследования качества жизни регионального социума;

- предложить теоретическую интерпретацию понятия «качество жизни населения» исходя из антропоцентрического подхода к проблеме, на основе категорий «жизненные силы», «жизненное пространство», «жизненная энергия» социального субъекта;

- осуществить социокультурный анализ эффективности государственного управления как инструмента повышения качества жизни населения и предложить теоретическую интерпретацию понятия «общая социальная эффективность государственного управления»;

- выявить уровень проблематизации моделей оценки эффективности деятельности государственных органов управления и качества жизни; определить место индикативного управления как инструмента повышения качества жизни регионального социума;

- провести анализ основных интегральных индикаторов качества жизни регионального социума и предложить собственную систему индикаторов, учитывающую особенности модернизационных процессов;

- осуществить диагностику факторов качества жизни регионального социума;

- разработать модель индикативного управления качеством жизни населения региона, учитывающую сложность управляемого объекта;

- на основе проведенного анализа определить приоритетные направления повышения эффективности государственного управления качеством жизни.

Общетеоретическую и методологическую основу исследования составили достижения и разработки социогуманитарного и управленческого знания. Из числа общенаучных методов в диссертационном исследовании нашли применение системный, кибернетический, синергетический, комплексный, сравнительный подходы:

- системный (Л.фон Берталанфи, Д.М. Гвишиани, С.Айвазян), кибернетический (Н. Винер, У.Р. Эшби, С. Бир) и синергетический (Г. Хаген, И. Пригожин) подходы, на базе которых осмысливалась социальная сущность категории «качество жизни населения» как совокупности взаимосвязанных и взаимозависимых элементов и подсистем. Системный и синергетический подходы использованы при разработке индикативной модели государственного управления качеством жизни населения региона. Кибернетические парадигмы, в частности, стохастическая концепция Вселенной Н. Винера, управленческие концепции У.Р. Эшби, С. Бира легли в основу конструируемой социологической модели управления качеством жизни населения региона с учетом сложности управляемого объекта;

- междисциплинарный синтез (Н. Смелзер, П. Штомпка), который позволил обобщить и систематизировать теоретическую исследовательскую базу в различных областях знания в виде множества концепций и теорий;

- сравнительный подход был использован в части анализа эмпирического материала при конструировании социологической модели государственного управления качеством жизни населения региона.

Рассматривая качество жизни на макроуровне, мы опирались на антропоцентрический подход, представленный в концепциях социологии жизни (Ж.Т. Тощенко, С.Ю. Резник), витализма (С.И. Григорьев, М.В. Лига), экоантропологической социологии (Т.М. Дридзе), человекоориентированной социологии (Г.Н. Дыльнов, В.А.Климов), ноосферной квалиметрии (А.И. Субетто). Их применение позволило рассмотреть качество жизни как отражение целостности человеческого бытия и определяющего фактора развития, выраженного в жизненных силах и в жизненном пространстве человека.

При проведении социального анализа качества жизни на мезоуровне нами были использованы различные теории среднего уровня. При рассмотрении проблем безопасности жизнедеятельности использована социологическая теория общества риска (У.Бек, О.Н. Яницкий), которая на основе идеи нелинейного развития позволила осуществить  анализ основных угроз и рисков общественного развития как одного из факторов качества жизни. Анализ социальных факторов качества жизни проводился с опорой на теорию «макдональдизации», раскрывающей сущность нового типа рациональности макдональдизированных социальных практик (Дж. Ритцер). Социологические концепции «ощущаемого качества жизни» (А.Кэмпбэл), «человеческого развития» (Я. Майлз, С. Коул, Дж. Галтунг, А. Вирак) стали концептуальной базой для исследования качества жизни, явились основой при конструировании исходной модели  качества жизни населения региона.

Концепции образа жизни (С.И. Попов, И.В. Бестужев-Лада, С.Г. Струмилин, Э.Е. Писаренко и др.), «народного благосостояния» (Н.М. Римашевская, В. Хорос) легли в основу анализа эволюции категории «качество жизни» в отечественной социально-экономической мысли.

Для разработки авторской методики оценки качества жизни населения региона большое значение имели такие методики исследования качества жизни, как «Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП» (ООН), «Измерение качества жизни населения» (Комиссия ЮНЕСКО по народонаселению и качеству жизни), коллектива авторов в составе И.А. Гундарова, В.Н. Крутько, Д.С. Львова, А.А. Пригарина, В.А. Лищука, Ф.М. Руднинского,  «Института комплексных стратегических исследований», А.П. Егоршина и А.К.Зайцева, Некоммерческой организации «Комитет по демографическому кризису», С.А.Айвазяна. Весомый вклад в исследование  проблем количественных и качественных социологических измерений внесли М.К. Горшков, Ф.Э. Шереги, В.А. Ядов. При изучении проблемности качества жизни автор опирался на результаты исследования Л.А.Беляевой, М.А. Нугаева.

Среди эмпирических методов были использованы анкетные опросы, математический и статистический методы анализа, вторичный анализ результатов социологических исследований, фокус-групповое интервью, экспертный опрос. Применение вышеперечисленных методов и приемов позволило обеспечить обоснованность проведенного анализа, теоретических и практических выводов.

Информационной и эмпирической базой  исследования явились:

- статистические данные информационных ресурсов Федеральной службы государственной статистики, Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Татарстан;

- научные монографии и статьи в периодической печати, данные вторичного анализа материалов известных исследовательских и аналитических центров (Министерства регионального развития РФ, Министерства экономики РТ, Института социологии РАН, Российского независимого института социальных и национальных проблем, Института комплексных социальных исследований РАН, Центра социального прогнозирования, ВЦИОМ, Аналитического Центра Ю.Левады (Левада-Центр);

- результаты проведенных автором эмпирических исследований, в том числе: «Удовлетворенность населения Республики Татарстан основными составляющими качества жизни и проводимыми социальными и экономическими реформами» в  2005, 2007, 2008, 2009, 2010 годах (n = 2187 на каждом этапе), всего - 10935 человек; «Эффективность деятельности территориальных подразделений федеральных органов государственного управления в Республике Татарстан» в 2006, 2008, 2010 годах (n = 2187 на каждом этапе), всего -  6561 человек; «Удовлетворенность населения городских округов и муниципальных районов Республики Татарстан медицинской помощью, качеством дошкольного, общего и дополнительного образования, качеством предоставляемых услуг в сфере культуры, деятельностью органов местного самоуправления, в том числе информационной открытостью» в 2009 г. (n = 4000) , 2010 г. (n = 2600), всего - 6600 человек; «Социальные процессы в сфере культуры Республики Татарстан» в 2007 году, (n = 2180); «Оценка населением эффективности деятельности министерств Республики Татарстан» в 2007 году (n = 1600); «Власть глазами населения» в 2006 году, (n =1760); «Предпринимательский климат в Республике Татарстан» в 2006, 2008 годах (n = 1767 на каждом этапе), всего - 3534 человека; «Изучение мнения населения о стратегии социально-экономического развития Азнакаевского района и города Азнакаево до 2025 года» в 2005 году (n = 260); «Изучение мнения населения о стратегии социально-экономического развития Тетюшского района и города Тетюши до 2025 года» в 2005 году (n = 260); «Изучение мнения населения о стратегии социально-экономического развития Нурлатского района и города Нурлат до 2025 года» в 2005 году (n = 260); «Изучение мнения населения о стратегии социально-экономического развития Агрызского района и города Агрыз до 2025 года» в 2005 году (n = 260); «Доступное и комфортное жилье» в 2007 году (n = 4000). Общая выборочная совокупность указанных опросов составила 38210 человек;

- фокус-групповое интервьюирование в Агрызском, Азнакаевском, Нурлатском, Тетюшском районах  (120 чел.); при проведении исследования качества жизни в 2005 году (60 чел.), при проведении исследования по изучению социальных процессов в сфере культуры в 2007 году среди работников культуры и жителей республики (80 человек);

-  глубинное интервью по проблеме качества жизни (150 чел.);

- результаты исследований в рамках проекта Всемирного Банка  «Обследование населения Республики Татарстан для целей мониторинга уровня и качества жизни» в 2008 году (n = 14280).

Таким образом, основу эмпирической базы диссертационного исследования составили проведенные за последние шесть лет автором или с его участием конкретно-социологические исследования, совокупная выборка которых составила 52900 человек. Выполнение требований методологии конкретно-социологических исследований при проведении эмпирических исследований, а также использование методов математического и логического анализа обеспечили обоснованность, достоверность и надежность  результатов.

Научная новизна диссертационного исследования определяется самой постановкой научной проблемы, ориентированной на разработку методологии государственного управления качеством жизни населения с опорой на антропоцентрический подход, а также сформированным в результате многолетнего социологического исследования комплексом эмпирических данных.  Антропоцентрический подход позволил предложить новое прочтение механизма государственного управления качеством жизни населения, уделив особое внимание человекоориентированным методам и подходам в управленческой деятельности.

Основные результаты исследования, полученные автором, и их научная новизна:

  1. Диссертация является первым специальным исследованием качества жизни регионального социума на основе методологического синтеза антропоцентрического, системного подходов и концепций социальной синергетики, что дает возможность преодолеть технократический и линейный подход к конструированию модели государственного управления качеством жизни населения в условиях переходной экономики.
  2. Концептуализировано понятие «качество жизни населения» как показателя общей социальной эффективности государственного управления, являющегося интегральным по отношению к другим понятиям, относящимся к роду эффективностей.
  3. Разработана и реализована авторская концепция исследования качества жизни регионального социума, представлена теоретическая модель его структуры и показателей. Предложен новый индикатор для измерения качества жизни населения — уровень информатизации, что актуализируется модернизационными процессами и особенностями перехода к новому технологическому укладу, связанными с развитием информационных технологий, расширяющих доступ человека к различного рода услугам вне зависимости от территориального, образовательного,  возрастного и других факторов.
  4. Обоснована стратегия эмпирического исследования качества жизни регионального социума на основе социологической индикативной модели государственного управления качеством жизни, учитывающей сложность управляемого объекта.
  5. Впервые в научный оборот вводится значительный объем эмпирической информации, позволяющий выявить тенденции в формировании новых социальных практик в регулировании качеством жизни населения в территориальном разрезе, способствующий разработке эффективной стратегии управления качеством жизни регионального социума.
  6. На базе социологического анализа осуществлена диагностика проблем управления качеством жизни регионального социума. При анализе социальных факторов качества жизни населения выявлена тенденция макдональдизированности социальных практик, основанных на инструментальной рациональности.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. В отличие от существующих концепций качества жизни, основанных преимущественно на социоцентристской парадигме, в данной диссертации методологическая база исследования определяется положениями человекоориентированного подхода, позволившего рассмотреть социально-экономические явления как результат социального взаимодействия нетипологизированных акторов социального поведения – конкретных индивидов в процессе жизнедеятельности. В контексте логики выбранного ракурса качество жизни населения интерпретируется как уровень развития и степень удовлетворения всего комплекса потребностей и интересов человека в рамках реализации его жизненных сил в процессе энергометаболизма в жизненном пространстве. Следовательно, повышение качества жизни населения находится в прямой зависимости, с одной стороны, от эффективности управленческих решений, с другой — от механизмов самоорганизации общества. Использованные в диссертации системный и синергетический подходы позволили предложить новое прочтение социальной сущности качества жизни населения как самоорганизующейся системы. Это существенно расширило исследовательское поле, выводя изучение данного феномена на уровень социального моделирования.

2. Главной целью деятельности государственных органов управления является общий социальный эффект, под которым понимаются благоприятные условия жизни социума. Общая социальная эффективность государственного управления представляет собой в общем виде качество жизни населения, включающее в себя различные компоненты его социально-экономического благополучия. Данное понятие обладает более высоким уровнем обобщения и связано с предыдущими понятиями (экономическая эффективность, техническая эффективность, производственная эффективность, социальная эффективность). Общая социальная эффективность государственного управления позволяет учитывать интересы и потребности общества и выражается в гуманизации системы управления, ориентированной на удовлетворение конкретных потребностей людей; в оценке управленческих решений с позиций социальной, а не только управленческой или экономической эффективности; в предоставлении гарантий определения приоритетности гражданского общества перед интересами государства, интересов человека перед интересами власти.

3. Нами предлагается ввести в состав интегрального индикатора «условия жизни» новый индикатор «уровень информатизации» в связи с переходом к новому технологическому укладу, связанному с всеобщей информатизацией, компьютеризацией, позволяющей получить большое количество услуг в электронной и цифровой формах, развитием системы сотовой связи. Существующие методики расчета интегрального индикатора качества жизни населения характеризуются значительной ограниченностью в анализе факторов, влияющих на качество жизни, не учитывающих особенности современного научно-технического развития. Таким образом, интегральный индикатор качества жизни населения вычисляется на основе предлагаемой диссертантом системы индикаторов, отражающей наиболее существенные стороны жизнедеятельности населения: «благосостояние населения» (экономические условия и материальное благосостояние); «качество населения» («система здравоохранения» и «система образования»); «условия жизни населения» (жилищные условия», «уровень информатизации»); «безопасность жизнедеятельности» («социальная безопасность» и «экологическая безопасность»); «условия для развития личности» («состояние культуры», «физическая культура и спорт», «система управления и власть»).

4. По сравнению с традиционными моделями оценки эффективности государственного управления (затратной и результативной) наиболее продуктивной является социологическая модель, позволяющая измерить общую социальную эффективность государственного управления на основе изучения мнения основных потребителей государственных услуг – населения. Управляемые объекты (муниципальные образования, субъекты Федерации) могут дифференцироваться по различным критериям: структурным элементам, территориальной величине, количеству населения и др. Предлагаемая нами социологическая модель индикативного управления позволяет учитывать дифференциацию по различным критериям управляемого объекта и тем самым обеспечивать надежность и обоснованность межрегиональных сравнений, а применение методов районирования и картографии наглядно демонстрирует рейтинговые позиции регионов как по отдельным индикаторам, так и по интегральному индикатору качества жизни населения.

5. Оценка эффективности государственного управления качеством жизни населения представляет собой сложную научную и прикладную задачу в силу многокомпонентности проблемы качества жизни населения, а также необходимости измерения интегрального индикатора качества регионального социума не только на уровне субъекта Федерации в целом, но и в территориальном разрезе. Разработка адекватной и эффективной стратегии управления качеством жизни населения региона возможна лишь при наличии статистически достаточного объема эмпирической информации, позволяющей провести межмуниципальные сравнения не только по интегральному индикатору, но и по основным компонентам качества жизни населения. Разработанная автором методика сбора и анализа эмпирических данных учитывает вышеуказанные особенности исследования качества жизни населения региона, а модель оценки эффективности государственного управления качеством жизни населения региона позволяет установить обратную связь между республиканскими органами управления, органами местного самоуправления и населением, выявить проблемные места и принять адекватные управленческие решения по разработке стратегии повышения качества жизни населения не только на уровне субъекта Федерации, но и в территориальном разрезе. 

6. Результаты эмпирического исследования позволили выявить следующие проблемы управления качеством жизни населения региона:

- на фоне положительных тенденций роста экономики и повышения денежных доходов падает уровень удовлетворенности населения в силу сокращения реальных доходов как следствия высокой инфляции и роста тарифов, в том числе и на услуги ЖКХ;

- реализация национальных проектов в сферах образования и здравоохранения  позволила улучшить материально-техническую базу, но обнаружила острую нехватку высококвалифицированных врачей и учителей. Выявлена резкая дифференциация в культурном потреблении сельского и городского населения: для сельских жителей услуги культуры становятся недоступными в силу их низкой платежеспособности. На фоне высоких инвестиций в спорт активность населения в данной сфере незначительна, и в целом отсутствует культура здорового образа жизни;

- переход к Болонской системе в образовательном процессе, формирование в здравоохранении системы врача общей практики в первичном звене оказания медицинской помощи населению, распространение поп-культуры и доминирование в культурном потреблении населения телевидения как мощного средства воздействия на общественное сознание и «заменителя» основных культурных ценностей и др. — все это свидетельствует о превалировании в социальных отношениях нового типа рациональности в виде макдональдизированности социальных практик;

- интенсивный рост экономики региона сопровождается такими побочными эффектами как загрязнение окружающей среды вредными выбросами промышленных предприятий, загазованностью городской среды, а связанные с интенсификацией процессы урбанизации способствуют расширению социального поля таких девиаций, как алкоголизм, наркомания и преступность.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в концептуализации нового исследовательского подхода к анализу государственного управления качеством жизни населения в предметном поле социологии управления. Новым научным результатом является разработка теоретической модели качества жизни регионального социума как сложного социально-экономического явления, представленного во взаимодействии жизненных сил и жизненного пространства социального субъекта. Это создает базу для формирования нового направления исследований, в основе которого лежит переосмысление традиционных интерпретаций категории «качество жизни» на основе антропоцентрического подхода, разработка теоретической социологической модели управления качеством жизни регионального социума с учетом сложности управляемого объекта. Полученные результаты эмпирических исследований могут стать основой компаративных исследований. 

Практическая значимость диссертационного исследования. Выдвинутые в диссертации концепции и теоретические положения обогащают категориальный аппарат и социологический инструментарий исследования качества жизни населения и вносят определенный вклад в развитие отечественной социологии управления. Основные положения работы могут быть использованы в практике управления регионами и социально-экономическими системами для повышения качества жизни населения. Положения диссертации использованы Аппаратом Президента Республики Татарстан в практической деятельности по управлению территориями, а также при подготовке ежегодных Посланий Президента Республики Татарстан к Государственному Совету Республики Татарстан в 2005-2010 гг.; Министерством экономики Республики Татарстан при разработке методики оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления Республики Татарстан, при подготовке Ежегодного Сводного доклада о результатах мониторинга эффективности деятельности органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан; Государственным Советом Республики Татарстан при разработке нормативно-правовых актов, в частности Программы социально-экономического развития Республики Татарстан на 2011-2015 годы, а также при совершенствовании правовой базы местного самоуправления и социальной сферы. Кроме того, материалы исследования могут быть использованы при разработке учебных курсов по таким дисциплинам, как «Социология управления», «Государственное и муниципальное управление», «Экономическая социология», «Менеджмент»  и др.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и результаты диссертационного исследования получили отражение в 41 публикации (общим объемом 61,24 п.л.), в том числе 10 – в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, в 3 монографиях, а также в выступлениях на II Всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (Москва, 2006), на международных научно-практических конференциях «Управление качеством: методология и социально-экономические проблемы» (Тамбов, 2007), «Инновационное государственное управление как предпосылка улучшения качества жизни населения региона» (Пенза, 2010); на Всероссийских научно-практических конференциях «Особенности российского менеджмента» (Казань, 2007), «Россия: общество, власть, государство» - II Казанские социологические чтения (Казань, 2008), «Инновации РАН 2010» (Казань, 2010), а также на  межрегиональных научно-практических конференциях «Управление качеством образования в условиях инновационного развития экономики» (Набережные Челны,  2005), «Математические и  инструментальные методы экономического анализа: управление качеством» (Тамбов, 2005), «Современные тенденции конкурентоспособности Республики Татарстан: инновации, инвестиции, кластерный подход» (Казань, 2010),  на научно-практической конференции «Приоритеты социально-экономического развития: перспективы и проблемы выбора» (Казань, 2006). Результаты исследования представлены и обсуждены на коллегиях Министерства экономики Республики Татарстан, на заседаниях Правительства Республики Татарстан по обоснованию Стратегии развития Республики Татарстан.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на Ученом Совете ГБУ «Центр перспективных экономических исследований» АН РТ, а также на совместном заседании кафедр прикладной и отраслевой социологии и теории и истории социологии Башкирского государственного университета.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения, списка используемых источников и  литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, оценивается степень ее научной разработанности, сформулированы цель, задачи, объект, предмет исследования, теоретико-методологическая и эмпирическая база исследования, отражены научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Государственное управление качеством жизни населения в предметном поле социологии управления» рассматриваются теоретические предпосылки исследования проблемы качества жизни,  проводится анализ существующих теоретических подходов и концепций, представлена авторская интерпретация концепции качества жизни населения.

В  первом параграфе ««Качество жизни населения» как категория социологической науки» анализируется становление категории «качество жизни населения» в предметном поле социологической науки, рассматриваются основные теоретические концепции качества жизни.

В современном обществе проблема качества жизни, товаров, услуг является важнейшим фактором, обеспечивающим поступательное развитие всей социально-экономической системы. Результатом различных исследований  в области качества стало его концептуальное видение как одной из фундаментальных категорий, определяющих социальную и экономическую основу для успешного развития человека и общества. А.И. Субетто предлагает  рассмотреть качество с позиции социальной ноосферной квалиметрии и предлагает систему социального кругооборота качества8, отражающего качественную сторону воспроизводства общества, и выделяет «большой» и два «малых» социальных кругооборота качества – материальный и духовный. Через призму социальных кругооборотов качества объясняется система воспроизводства жизненных сил человека и общества, главным критерием которого становится воспроизводство качества жизни, что явилось основанием для теоретико-методологического анализа качества жизни с позиции антропоцентрического подхода.

В диссертационном исследовании выделяются три этапа становления понятийного аппарата «качества жизни населения» как категории социологической науки, на каждом из которых разрабатывались собственные методические подходы.

Первый этап включает в себя 50-60 годы XX века. Его можно назвать этапом становления, связанным с возникновением понятия «качество жизни» в виде попытки описания социально-бытовых и социально-культурных аспектов уровня жизни в США (Дж.К. Гэлбрейт). Следующий этап характеризуется наличием трех подходов в изучении качества жизни: индикативного (Р. Бауэр), футурологического (О. Тоффлер) и психологического (А. Маслоу). Внедрение в управление экономикой и социальной сферой большинства развитых стран принципов индикативного управления позволило рассмотреть проблему обеспечения качества жизни исходя из определенного круга показателей и эмпирических индикаторов. Футурологическое же понимание проблемы вытекает из желания более глубинного изучения социального составляющего качества жизни. Логическим дополнением двух предыдущих теорий стал психологический подход к пониманию качества жизни – через осознание и удовлетворение жизненных интересов и потребностей личности. Третий этап становления категории «качество жизни» можно называть этапом концептуализации. В это же время проводились и исследования «субъективно оцениваемого» качества жизни (П. Конверс, У. Роджерс, Ф.Эндрюс, Н. Брэндберн, Э. Аллардт, С. Наесс и др.), объектом исследования при которых выступают субъективное восприятие человека, индивидуальные человеческие потребности и ощущения. В 70-х годах ХХ века появляется концепция «человеческого развития» (Я. Майлз, С. Коул, Дж. Галтунг, А. Вирак и др.), с позиции которой качество жизни является стратегической целью и продуктом общественного развития. Концепция «ощущаемого качества жизни» (А. Кэмпбелл), опирается на изучение социально-психологических механизмов удовлетворения потребностей людей. Таким образом, категория «качество жизни» приобретает статус социологической категории, отражающей интегральное благополучие индивида.

При концептуальной интерпретации качества жизни используются два основных подхода: объективистский и субъективистский. В соответствии с объективистским подходом качество жизни представляет собой качество социальной и физической окружающей среды, дающей возможности индивиду реализовать свои потребности и нужды. Объективистское направление, вышедшее из недр концепции «экономического человека», в дальнейшем приобрело вид позитивистско-технократического направления, связанного с идеологией либерал-технократизма и реформизма. В рамках данного направления качество жизни представляется неотъемлемой частью постиндустриального общества, пришедшего на замену капиталистическому обществу путем использования достижений научно-технической революции, рационализации экономики и социального регулирования («технологический детерминизм») (Д. Белл, Г. Кан, З. Бжезинский, Э. Винер, Ч. Мартел,  О. Тоффлер). Второе направление представлено субъективистскими концепциями абстрактно-гуманистического и антропологического толка, опирающихся на рассмотрении ценностных установок и переживаний человека: экономический рост и научно-техническая революция являются факторами, ухудшающими качество жизни и способствующими дегуманизации общества. Леворадикальные представители (А. Кемпбелл, Ф. Конверс, У. Роджерс, Ф. Эндрюс, С. Уитни) считали, что стратегическое направление развития современного общества должно учитывать и опираться на духовно-нравственное совершенствование человека (концепции «ощущаемого качества жизни», «субъективных показателей качества жизни», «ощущаемого благополучия»).

В отечественной науке качество жизни рассматривалось в контексте проблемы «образа жизни», включающей в себя основные характеристики условий человеческого бытия, коренных свойств и наиболее существенных черт социалистического типа общества (С.И.Попов, И.В. Бестужев-Лада, Ю.И. Савенко, С.Г.Струмилин, Э.Е.Писаренко). Основу теории «образа жизни» составляют два взаимосвязанных принципа – объективизм и формационный подход. Объективистское направление в исследовании качества жизни нашло отражение и в более поздних работах. Так, Н.М. Римашевская рассматривает уровень жизни, образ жизни и качество жизни как характеристики общественного организма, в совокупности представляющего собой «народное благосостояние». Субъективистское направление представлено через субъективную оценку качества жизни как степени удовлетворения материальных и духовных потребностей людей (Н.А.Горелов), с позиции интегральной  характеристики человеческого бытия, выражающейся в триаде фундаментальных родовых потенций человека: витальности, свободы и творчества (М.А. Нугаев и Ю.Р. Хайруллина), с позиции реализации жизненных стратегий и осуществления жизненных планов человека (лаборатория по проблемам качества жизни населения Белгородской области). Попытки рассмотрения качества жизни с позиции системной целостности были предприняты Е.В. Давыдовой и А.А.Давыдовым в их двухконцептуальной модели, состоящей из объективной и психологической компонент: объективная сторона определяется материальными условиями жизнедеятельности, психологическая - когнитивной (рациональной) и аффективной (позитивный и негативный аффекты) составляющими.

Во втором параграфе «Методологические подходы к исследованию управления качеством жизни населения» представлена методология исследования качества жизни населения на основе антропоцентрического, системного и синергетического подходов.

В условиях глобализации и перехода к этапу постиндустриального развития наиболее ценным становятся антропоцентрический и социокультурный подходы, позволяющие осмыслить социальные процессы и явления с позиции роли и места человеческого фактора в социальных трансформациях. Академик РАЕН С.П.Капица рассматривает качество жизни как один из компонентов устойчивого развития цивилизации, основным критерием которого становится качество населения. Человекоориентированный подход в описании условий жизнедеятельности индивида представлен в экоантропологической социологии (Т.М. Дридзе), человекоориентированной социологии (Г.В. Дыльнов, В.А.Климов), концепции «социологии жизни» (Ж.Т. Тощенко, Ю.М.Резник). Концепция социологии жизни опирается на учение о «действующем человеке» (А.Турен), а ее исходные методологические позиции определяются антропосоциологическими построениями Э. Тириакьяна, Ю. Хабермаса, П. Бурдье и Э. Гидденса. Значительный вклад в развитие антропоцентрического подхода к исследованию качества жизни внесли концепции витализма (С.И. Григорьев, М.В. Лига).

Антропоцентристский подход позволяет рассматривать общественное развитие через призму жизненных сил человека, общества. Жизненные силы представляют собой способность человека воспроизводить и совершенствовать свою жизнь при помощи индивидуально-личностных и организационно - коллективных ресурсов. Это формирует «индивидуальную субъектность» и «социальную субъектность» человека как основы для проявления его жизненных сил. Человек - социально активное существо и это связано с понятием жизненного пространства, как среды обитания человека. Жизненное пространство состоит из совокупности элементов, составляющих естественную и социокультурную основу воспроизводства жизни. Жизненные силы, взаимодействуя с жизненным пространством, способствуют возникновению отношений владения, пользования и распоряжения, а через влияние жизненного пространства на жизненные силы человека определяются отношения распределения, присвоения и потребления. Жизнь в социологическом понимании опирается на два основополагающих понятия - «сознание» и «поведение». Социальные процессы и явления, формирующие качество жизнедеятельности и условий существования человека, отражаются в индивидуальном и общественном сознании и кристаллизируются в форме поведения индивида, его активности. Нравственная и творческая значимость человека определяются его практической деятельностью и содержанием гуманистической компоненты исторического прогресса, выражающегося в качестве жизни социума. Содержание любых отношений человека представляют собой комплекс сознательного и бессознательного – единство объективного и субъективного сторон жизни. Следовательно, жизнь определяется комплексом внешних характеристик в виде условий жизни и индивидуально-личностных характеристик, выражающихся в субъективном мире человека. Объективные и субъективные компоненты жизнедеятельности находятся в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Диссонансные явления в функционировании индивидуально-личностных характеристик человека и условий жизни приводят к неудовлетворенности качеством жизни, являются показателем дисфункции индивидуального и социального детерминантов.

Жизнедеятельность человека связана с понятиями «потребности», «интересы», так как лишь удовлетворяя потребности, выраженные в осознанных интересах, индивид может достичь определенного уровня и качества жизни. Потребности выступают как осознанная человеком необходимость сохранения и приобщения жизненных сил организма и являются формой выражения и способом реализации внутренней причины жизнедеятельности человека – его витальной потенции. Своеобразным посредником между человеком – носителем потребности и окружающей средой выступают интересы, являющиеся формой выражения и способом реализации потребностей в жизненном пространстве человека. Материальные интересы, являющиеся основополагающими, способствуют формированию других интересов и реализуются через такие компоненты качества жизни, как благосостояние, условия жизни, условия труда и др. Духовные или нематериальные интересы представляют собой ценности и ценностные ориентации, являются косвенными показателями уровня развития общества и соответствия внутреннего мира человека общественной морали и нормам. Совокупность потребностей и интересов человека в их диалектическом единстве и противоречии формируют основу жизненных сил и жизненного пространства социума, определяют свободу выбора способов реализации интересов для удовлетворения потребностей. Основу жизненных сил человека, направленных на удовлетворение потребностей в рамках жизненного пространства, составляет его жизненная энергия, которая высвобождается в результате неравновесного состояния системы, вызванного уровнем удовлетворенности потребностей социального субъекта. Реализация потребностей происходит путем высвобождения энергии социального субъекта в рамках его жизненного пространства, а значит, социальная реальность существует лишь по той причине, что обладает энергией, способствующей метаболизму в рамках целостной системы. Социальная энергия формирует «индивидуально-структурное социальное поле», в виде никогда не прекращающейся социально-исторической и коллективной практики, при этом деятельность социальных акторов выступает как неисчерпаемый источник потенциальной энергии, способность людей к самоосуществлению (Тихонов А.В.). Относительно социальной среды энергометаболизм представляет собой суть активности социального субъекта – ее целью и результатом, своеобразным проявлением жизненных сил человека при реализации его интересов и потребностей. Таким образом, качество жизни представляет собой уровень развития и степень удовлетворения всего комплекса потребностей и интересов человека, в рамках реализации его жизненных сил в процессе энергометаболизма в жизненном пространстве. Оно отражается в сознании человека в виде его социального самочувствия и выражается в виде его удовлетворенности условиями жизнедеятельности, соответствием его жизненного пространства потребностям, интересам и ценностям индивида, т.е.  его жизненным силам.

Управление качеством жизни обусловлено особенностями модернизационных процессов, где основным фактором развития становится человек, его интеллектуальные, творческие и физические потенциалы, выражающиеся в жизненных силах. Жизненное пространство современного социума характеризуется, с одной стороны, повышением комфортности условий жизни и расширением сферы потребления, с другой – появлением различного рода угроз и рисков, сопровождающих рост промышленного производства и вытекающих из трансформации системы социальных отношений. Значительное место среди компонентов качества жизни занимают факторы социальной сферы и духовного воспроизводства, представляющего собой конструирующую основу жизненных сил человека как одного из основных элементов круговорота качества в природе. Современные тенденции в социальной сфере характеризуются макдональдизацией социальных практик: системы образования, здравоохранения, культуры. В стремлении к новой рациональности теряется сущность явления, превращая все в процесс оказания услуг быстрого обслуживания (Дж. Ритцер, А. Хабермас). Макдональдизация общественной жизни вполне соотносится с современными микросоциальными практиками людей, где одновременно присутствуют элементы эффективности, калькулируемости, предсказуемости и контроля, при этом наблюдается снижение качества услуг из-за исключения из процесса человеческого фактора и потери  эксклюзивности.

Современное общество представляет собой «общество риска» (У.Бек), так как дальнейшее наращивание производства, разработка и введение новых технологий и использование достижений научно-технического прогресса приводят к увеличению рисков и угроз. Риски «сужают» жизненное пространство социального субъекта, выступают катализатором роста неудовлетворенности условиями жизнедеятельности и неуверенности в завтрашнем дне, тем самым, снижая жизненные силы организма. Следовательно, предотвращение возможных рисков и создание безопасных условий существования являются неотъемлемым компонентом качества жизни населения.

Учитывая структурную сложность качества жизни как социально-экономического феномена современного общества, можно отметить, что методика исследования должна содержать в себе функциональные возможности его охвата и анализа. При анализе качества жизни населения, на наш взгляд, представляется весьма уместным использование системного (Л.фон Берталанфи) и синергетического подходов, так как качество жизни населения региона представляет собой самоорганизующуюся, саморазвивающуюся систему, вместе с тем нуждающуюся в упорядочении, управлении и организации. Синергетический подход, являясь более поздним ответвлением классической общей теории систем, позволяет существенно повысить качество теоретических исследований и практического управления качеством жизни населения региона с учетом модернизационных процессов, происходящих в общественной жизни.

При исследовании качества жизни населения региона мы исходим из понятия «система» как совокупности взаимосвязанных и взаимозависимых элементов и подсистем (материальное благосостояние, социальные условия жизни, безопасность жизнедеятельности и др.). Структура качества жизни населения согласно требованиям системного подхода представляется как совокупность постоянных, повторяющихся, устойчивых связей между ведущими его компонентами (напр., устойчивая корреляционная зависимость между «экономическими условиями», «трудовой занятостью» и «материальным благосостоянием семьи»). Качество жизни населения обладает целостностью, т.е. относительной независимостью от окружающего мира и аналогичных систем. Так, качество жизни населения Республики Татарстан представляет собой относительно самостоятельную величину по отношению к качеству жизни населения России, в то же время отличается от качества жизни населения других регионов. Наконец, как система, качество жизни населения эмерджентно, так как его системные свойства представляют собой нечто большее, чем совокупность свойств составляющих его элементов. Качество жизни населения как система представляет собой единство следующих структурных элементов и подсистем: благосостояние населения; качество населения; условия жизни населения; условия для развития личности; безопасность жизнедеятельности, которые, в свою очередь, представляют собой совокупность элементов и подсистем. Качество жизни населения как система имеет элементы спонтанности, самоорганизации и самоуправления, тем не менее, в нем доминируют случайные, иррациональные моменты,  плохо поддающиеся управленческому воздействию человека (Н. Винер). Качество жизни как социальная система представляет собой совокупность жизненных интересов социальных акторов - различных социальных групп и индивидов, преследующих собственные цели, направленные на удовлетворение индивидуальных и групповых потребностей. В этом качество жизни как система близко к состоянию хаоса, однако различного рода социальные регуляторы (нормы, правила, мораль, культура и т.д.) способствуют формированию общественного гомеостаза, «гасят» энтропию социальной системы и являются основой сохранения в ней порядка.

Огромное влияние на функционирование сложных социально-экономических систем оказывают внешние факторы. В связи с этим общепринятые классические методы управления показывают низкую эффективность, а в некоторых случаях являются абсолютно неприемлемыми в управленческом процессе. Указанную ограниченность кибернетического подхода позволяет преодолеть синергетика, как особый метод системного анализа (Г. Хаген, И. Пригожин). Опираясь на принципы системно-синергетического мышления, рассмотрим особенности самоорганизации качества жизни населения региона. Качество жизни населения мы представляем как типичную социальную систему, социальные характеристики которой определяются такими понятиями, как «традиционное» - «современное», «доиндустриальное» - «индустриальное» - «постиндустриальное», «домодернистское» - «модернистское» - «постмодернистское» и т.д. Каждое из указанных состояний качества жизни населения можно рассматривать как социальную систему особого рода, становление, функционирование и распад которой должны подчиняться законам синергии. К примеру, качество жизни населения современной России формируется в условиях перехода от индустриального к постиндустриальному типу общества, его можно определить как одновременно и равновесную, и неравновесную систему. Возникая из хаоса, в который погружается предыдущий тип общества,  новый социальный порядок еще не имеет определенных границ и носит нелинейный характер. В то же время его уже можно отделить от хаоса – он все больше становится наблюдаемым. Тем не менее, основные параметры нового типа качества жизни определены довольно четко, хотя еще рано говорить о жесткой фиксации всех его показателей, что характеризует его динамическую иерархичность. Гомеостатичность и жесткая иерархичность пока еще не свойственны новому качеству жизни, однако, опираясь на синергетическую парадигму, можно определить основной тренд его развития. Согласно синергетическому видению мира, качество жизни со временем должно достичь состояния гомеостаза, однако, достигнув его, будет в дальнейшем двигаться к состоянию хаоса, как и всякая сформировавшаяся устойчивая диссипативная система («аттрактор»). Качество жизни населения современной России можно определить как близкую к состоянию равновесия систему, что позволяет оказывать определенное управленческое воздействие на нее, хотя при этом сохраняются некие анклавы неравновесной системы с доминированием «неконтролируемых флуктуаций». Примером такой зоны преобладания неравновесной системы может стать система образования, имеющая довольно значимые флуктуации в виде таких противоречий, как  потребности общества в инновационном развитии и несоответствие системы образования целям развития, необходимость повышения качества образования на всех его уровнях и преобладание новой рациональности в виде макдональдизации системы образования, в конечном итоге приводящей к усреднению обучающихся по принципу «эффективности, калькулируемости, предсказуемости и контроля» (Дж. Ритцер). Флуктуации такого рода представляют собой некие колебания, возмущения, характерные для этапа перехода от одного состояния к другому, вынуждают систему эволюционировать к новому состоянию, отличному от стационарных состояний с минимумом энтропии. В состояниях неравновесия флуктуации могут провоцировать даже глобальную эволюцию системы. Особенно неустойчивым состояние системы становится в переломных этапах ее развития, когда флуктуации превращаются в так называемые «точки бифуркации», достигая которых система может развиваться в разных, даже в самых неожиданных и  противоположных направлениях. При этом система может проходить через несколько зон неустойчивости, и в каждой из них ее характеристики будут меняться. Следовательно, становление из «хаоса» новой системы качества жизни сопровождается прохождением через зоны неустойчивости, а возникающие в ней точки бифуркации выступают аттракторами, создающими условия выбора для саморазвивающейся системы.

Таким образом, применение при анализе качества жизни населения системного метода и его кибернетической и синергетической модификаций позволяет оценивать общее состояние, тенденции и перспективы развития качества жизни населения региона, а также выявить особенности его трансформации из одного социального качества в другое. Кроме того, системный подход ложится в основу конструирования индикативной модели оценки качества жизни населения региона.

Во второй главе «Качество жизни населения как показатель эффективности государственного управления» рассматриваются сущность и основные подходы к проблеме эффективности государственного управления, анализируются существующие модели оценки эффективности, представлено теоретическое обоснование социологической индикативной модели оценки эффективности государственного управления.

В первом параграфе «Эффективность государственного управления как инструмент повышения качества жизни населения: теоретическая интерпретация» проведен анализ основных концепций эффективности деятельности государственных органов управления как инструмента повышения качества жизни населения.

Стремление к повышению эффективности государственного управления является одной из стратегических задач современного общества, связанной с проводимыми в последние годы в России государственными реформами, направленными на улучшение качества и уровня жизни населения.

При рассмотрении проблемы оценки эффективности деятельности органов государственного управления применяется разная терминология - оценка результативности; оценка качества; оценка эффективности. Под оценкой результативности подразумевается степень достижения ожидаемого результата, а под оценкой качества понимается оценка соответствия свойств предмета или явления их сущности. Термин «эффективный» (от лат. effectivus) обозначает действенный, дающий желаемый результат. Можно отметить, что эффект от государственного управления представляет собой способность субъекта государственного управления целенаправленно воздействовать на объект с целью достижения поставленных задач в изменяющихся условиях. С позиции социологического понимания проблемы можно отметить, что социальная система подвергается изменениям под воздействием субъекта – органа государственного управления в той степени результативности, в какой достигается желаемый результат, позволяющий социальному объекту быть максимально удовлетворенным условиями жизни. По мнению А.В.Тихонова, с позиции социологии управления возможно изучение условий, форм и механизмов управляемости социальных объектов, общностей и механизмов управления социальными системами  «…как функциональные единства рациональной (искусственной) организации и спонтанной (естественной) самоорганизации»9.

Существует также и иной подход: эффективность – относительный эффект, результативность процесса, операции, проекта, определяемые как отношение эффекта, результата к затратам, расходам, обусловившим, обеспечившим его получение («экономическая эффективность»). В англоязычной литературе используются два термина  – «effectiveness» и «efficiency», первый из которых переводится как «техническая эффективность», второй – как «экономическая эффективность». Основное отличие технической от экономической эффективности заключается в том, что первая будет оценивать качество исполнения задания, не учитывая понесенные издержки. Кроме того, в научной литературе используется понятие «производственная эффективность», которая возникает в тех случаях, когда управляемый объект призван производить определенную продукцию или услугу (относительно государственного и муниципального управления это может быть, например, снабжение водой, электричеством, газом и др.). Данный вид эффективности связан с внутренней организацией труда, имеет технологический характер и измеряется по нормативно-стоимостно-затратным показателям.

При оценке эффективности деятельности органов государственного управления в основном учитывается:

-  экономическая эффективность – количественная оценка отношения эффекта к затратам, характеризует сбережение усилий, средств при функционировании действующих систем в заданных условиях;

-  социальная эффективность – качественная оценка деятельности, выражающая соответствие цели органа власти потребностям населения. В отличие от экономического, социальный эффект часто невозможно измерить количественными методами, и его можно определить лишь теми качественными преобразованиями, которые происходят в социально-экономической системе: сокращением времени обслуживания, повышением качества обслуживания, улучшением социально-психологической обстановки и т.д. Социальный эффект является показателем результативности и рациональности государственных и общественных структур и регуляторов (например, производственные успехи, достигнутые за счет ущерба окружающей среде или здоровью населения, нельзя считать социально эффективными). Г.В. Атаманчук ввел понятие «общая социальная эффективность», как результат функционирования системы, основными критериями которой являются уровень производительности труда; темпы и масштабы прироста национального богатства; уровень благосостояния жизни людей; упорядоченность, безопасность и надежность общественных отношений, их воспроизводство с нарастающим позитивным результатом.

Эффективность государственного управления не может быть измерена каким-либо одним показателем, а определяется как результат сложного взаимодействия различных факторов: природных, человеческих, социально-экономических, экологических и др., оказывающих влияние на принятие и реализацию управленческих решений. С позиции социологического рассмотрения проблемы главным результатом деятельности органов государственной власти, безусловно, является общий социальный эффект. В нашей интерпретации общий социальный эффект это - создание благоприятных условий для жизнедеятельности на территории региона или государства, выражающийся в качестве жизни населения. Применение социологических методов при оценке общей социальной эффективности государственного управления позволяет учитывать интересы и потребности общества, выявить глубинные проблемы социальной сферы, опираясь на следующие теоретико-методологические установки: а) социологизация системы управления путем обращения к конкретным потребностям людей; б) анализ последствий управленческих решений с позиций социальной, а не только управленческой или экономической эффективности; в) попытка достижения согласованности интересов субъектов, поиск социальных механизмов согласия; г) выделение роли человеческого фактора как субъекта и объекта управленческих отношений; д) определение приоритетности гражданского общества перед интересами государства, интересов человека перед властью и поиск решения социальных проблем исходя из принципов гуманистического подхода.

Опираясь на принципиальные требования социологического подхода, диссертант определяет эффективность работы органов государственной власти и общую социальную эффективность управления, как некую интегральную сумму эффективностей. Это, в свою очередь, позволяет различить внутреннюю и внешнюю эффективность государственного управления. Внутренняя эффективность определяется эффективностью работы органов государственной власти, которая состоит в разработке, принятии и организации исполнения управленческих решений, способствующих повышению качества жизни населения. Внешняя эффективность – это уровень удовлетворения запросов населения, проживающего на территории государства.

Рассмотренные автором различные концепции оценки эффективности органов государственного управления показывают, что социологический подход к оценке эффективности государственного управления базируется на широком пласте исследовательских концепций экономического, управленческого толка. Вместе с тем продуцируется авторский социологический подход, заключающийся в оценке общей социальной эффективности, выражающейся в удовлетворенности населения условиями и качеством жизни, уровнем обеспечения материальными, духовными и социальными благами.

Во втором параграфе «Модели оценки эффективности деятельности государственных органов управления в отечественной и зарубежной практике» проведен анализ существующих моделей оценки эффективности деятельности государственных органов управления.

Моделирование социальных объектов и процессов в социологии используется довольно (М. Вебер), Г. Беккер, опираясь на учения Вебера, не только изменил принципы, приемы и способы идеального типизирования, но и стал иначе трактовать природу, связь с действительностью, функциональное назначение идеальных типов. Преобразованный в реальный идеальный тип, он, по существу, превратился в модель действительного объекта. Таким образом, модель представляет собой не умозрительную конструкцию, а единичный экземпляр однотипных предметов, уменьшенный аналог реального объекта или его вербальное описание. В таком понимании модель выполняет не только когнитивные, но и прикладные функции.

В диссертации отмечается, что относительно оценки эффективности государственного управления качеством жизни применяются различные модели – математические, эвристические, описательные, результативные,  затратные и др. Анализ современного зарубежного опыта оценки эффективности государственных служб позволил выделить следующие основные модели, используемые международными организациями для мониторинга реформ в сфере государственного управления: модель, разработанная в рамках программы СИГМА Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР); альтернативная модель оценки прогресса развития государственного управления, разработанная  Институтом всемирного банка, где в качестве основного фигурирует так называемый интегральный показатель государственного управления (Governance Research Indicator Country Snapshot - GRICS).

Существуют и национальные модели оценки эффективности государственных органов управления зарубежных стран: некоммерческий проект оценки качества государственного управления GPP (government  performance project) (США); Комплексная методика оценки эффективности системы государственного управления и качества государственных услуг (Институт государственного управления Кэмпбел (США)), используемая для оценки эффективности государственного администрирования; методика CAF (Common Assessment Framework) (разработана специалистами из стран – членов ЕС), позволяющая оценивать работу организаций государственного сектора; модель оценки качества финансового управления органов исполнительной власти (Швеция) основывается на рейтингах Национального финансового управления, позволяет измерить качество финансового менеджмента и административных процессов, соответствия финансовых процедур установленным нормам; Бельгийская модель оценки качества бюрократии, где интегральным показателем качества деятельности административной системы выступает так называемый «индекс Кафки», отражающий уровень неэффективности государственной бюрократии. Интересна также практика контроля за достижением утвержденных целевых показателей, применяемая в Великобритании. Все вышеназванные модели оценки эффективности государственного управления были разработаны под конкретные запросы и во многом отражают национальные системы государственного управления. В основном они встроены в систему исполнительной власти и представляют собой систему мониторинга и контроля деятельности отдельных органов управления.

Российская практика оценки эффективности деятельности государственных органов управления опирается как на результативную, так и на затратную модели оценки. До последнего времени в России преобладала затратная модель, характеризующаяся отсутствием самостоятельности бюджетополучателей при расходовании бюджетных средств. Так, для оценки хода административной реформы экспертами Высшей школы экономики разработана методика, построенная на анализе институтов исполнительной власти, позволяющая принять обоснованные управленческие решения в ходе проведения реформ, оценивать эффективность государственных программ и проектов. Однако она в большей степени нацелена на анализ локальных систем, что не позволяет в целом анализировать проблемы в области государственного  управления. Значительный шаг к созданию комплексной системы оценки эффективности деятельности государственных органов был сделан 28 июня 2007 года изданием Указа Президента РФ № 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации», где утверждены показатели для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также дополнительные показатели для оценки эффективности деятельности государственных органов управления. Однако все вышеназванные методики основываются на количественных методах и слабо ориентированы на изучение мнения населения. Особенностью и преимуществом социологических моделей, опирающихся на изучение мнения населения, является то, что они позволяют получить наглядное представление о структуре, внутри- и межсистемных связях, механизме функционирования и развития объекта как целостной социальной системы. При этом они не требуют от исследователя исчерпывающе точного количественного описания изучаемого явления или процесса. Следовательно, социологические методы, используемые при оценке эффективности деятельности органов власти, являются важным инструментом, позволяющим наиболее точно диагностировать результативность государственного управления на основе мнения населения – основных потребителей государственных услуг.

В третьем параграфе  «Индикативное управление как инструмент повышения качества жизни регионального социума» рассмотрена индикативная модель государственного управления как инструмент повышения качества жизни населения.

Социальная направленность индикативного управления как способа оптимизации и развития экономики и социальной сферы страны и региона в интересах населения не вызывает сомнений. Однако именно социальная сторона индикативного управления, в частности, возможность его применения для повышения качества жизни населения региона, остается малоизученным аспектом социологической науки, в том числе и социологии управления. Наша исследовательская задача заключается в выявлении возможностей и перспектив использования индикативного управления как эффективного инструмента государственного регулирования социально-экономического развития региона, повышения качества жизни населения. Индикативное планирование как управленческая модель – это плод конкретной социально-экономической ситуации, в которой оказалась, например, послевоенная Япония. Социологическое объяснение этому лежит на поверхности – широко распространенные среди японцев идеи коллективизма и культа государства, типичные атрибуты военного (Г. Спенсер), традиционного (М. Вебер), доиндустриального (Д. Белл) сознания. Индикативное управление, как известно, исходит из приоритета общественных потребностей над частными и представляет собой достаточно эффективный инструмент экономического воздействия. На государственном уровне его можно определить как механизм координации интересов государственных и негосударственных субъектов управления экономикой, сочетающий в себе государственное регулирование с рыночным и нерыночным саморегулированием и основывающийся на системе показателей (индикаторов) социально-экономического развития10

. При этом плановые показатели не являются обязательными – они лишь отражают возможное будущее состояние экономики. Использование социологического подхода к индикативной модели управления основывается на учете следующих требований: 1) Разработка собственной системы индикаторов должна учитывать национальные и региональные особенности функционирования социально-экономической системы. 2) При построении модели необходимо учесть главенствующую роль человеческого фактора. 3) Основным концептуальным подходом является многовариантный сценарий развития социально-экономических систем.

Индикативный подход к управлению позволяет оперативно определять уровень социального и экономического благополучия регионов республики. В современных условиях развития республики основной упор в управлении развитием территорий делается на уровне органов местного самоуправления, так как только их равномерное развитие позволяет обеспечить высокий уровень и качество жизни регионального социума. Имеющийся опыт по стратегическому планированию развития муниципальных образований показывает, что наиболее оптимальным путем решения проблем, возникающих в процессе разработки и реализации долгосрочных планов, является использование методов индикативного управления. Это позволяет достичь осуществления комплексного развития территорий на основе применения системы индикаторов, характеризующих социально-экономические процессы, протекающие в рамках данного муниципального образования в соответствии с основными целями и задачами социально-экономического развития. Индикативное управление территориями на основе социологического мониторинга дает возможность построить правильные прогнозные модели и указать наиболее короткие пути их реализации, а также концентрировать усилия по достижению основной цели – повышения качества жизни регионального социума.

В четвертом параграфе «Интегральные индикаторы качества жизни населения: методика оценки эффективности государственного управлении» проведен анализ интегральных индикаторов, используемых в  различных моделях оценки качества жизни, предложена авторская методика.

Базовым понятием системы индикативного управления является «индикатор» – интегральный показатель, количественно определяющий качественные характеристики процесса. Индикаторы определяются как параметры границ, в пределах которых система, включающая организационные механизмы, технологические связи, материальные и финансовые потоки, может устойчиво функционировать и развиваться.

Существует ряд подходов при определении индикаторов качества жизни, предлагаемых различными авторами и основанных на различных методологических базах. Наиболее известные среди них - оценка индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), разработанная специалистами ООН; методика измерения качества жизни населения, разработанная сотрудниками Комиссии ЮНЕСКО по народонаселению и качеству жизни; методика разработанная группой российских ученых в составе  И.А. Гундарова, В.Н. Крутько, Д.С. Львова, А.А.Пригарина, В.А. Лищука, Ф.М. Руднинского; методика изучения качества жизни, разработанная Институтом комплексных стратегических исследований; методика исследования качества жизни А.П. Егоршина и А.К.Зайцева; методика некоммерческой организации «Комитет по демографическому кризису», разработанная для мониторинга качества жизни в крупнейших городах мира. Методику изучения качества жизни, автором которой является С.А.Айвазян, можно назвать одной из наиболее фундаментальных, построенных на вычислении интегрального показателя качества жизни. Вышеописанные методики исследования качества жизни предлагают различные подходы к изучению проблемы. Однако их объединяет одно – практически все они отражают сущностные, по мнению авторов, условия существования человека, выражающиеся в интегральных индикаторах, но при этом не учитывают модернизационные процессы, происходящие в современном обществе.

Современное развитие общества обладает признаками, совокупный анализ которых позволяет утверждать о наличии признаков социально-экономической модернизации. Соответственно, проблему качества жизни также необходимо проанализировать в контексте модернизации, через призму изменения базовых ценностей и традиций общественной жизни. Модернизация общественной жизни проявляется в процессах урбанизации, в активном внедрении научных знаний и инноваций в производство, расширении рынков товаров, денег и услуг с превалированием сферы производства услуг над остальными сферами общественного производства,  рационализации сознания в соответствии с научными познаниями, мировоззренческом плюрализме и т.д. (А.С. Ахиезер, Л.Г. Ионин, В.В. Козловский, В.А. Красильщиков, А.И. Уткин, В.Г. Федотова и др.). Процессы модернизации проникают во все сферы общественной жизни: социальные, экономические, политико-правовые и духовные. Между социальной модернизацией и качеством жизни существует органическая взаимосвязь и взаимозависимость, не только модернизационные процессы влияют на общественное сознание и качество жизни населения, но и само качество жизни имеет влияние на модернизационные процессы (А. Абдель-Малек, А. Турен, М. Эйзенштадт и др). Успешность модернизационных процессов любого общества состоит в тесной взаимосвязи с существующими устойчивыми национальными и региональными традициями. Сущностные характеристики постмодернизации рассматриваются через соотношение традиций и инноваций (А.С. Панарин), проводится анализ потенциальных возможностей и факторов перехода российского общества к постиндустриальной фазе (Л.Г. Ионин). Социально-экономическая модернизация российского общества определяется сложными внутрисистемными процессами, препятствующими поступательному инновационному развитию. Это связано, прежде всего, со сменой технологических укладов в обществе - изменением некого набора базового кластера инноваций, определяющих основную производственную программу. Именно они определяют массовый спрос на очень долгий период и «тянут» за собой  как локомотив развитие огромного количества обслуживающих отраслей. В 19 веке таким «локомотивом» стало создание двигателя внутреннего сгорания, в 20 веке – развитие компьютерных технологий. Согласимся с мнением Г.Г. Малинецкого о том, что «на смену пятому технологическому укладу придет шестой»11, а современный этап развития России можно было бы связывать с переходом к пятому технологическому укладу, где важное значение имеет развитие компьютерных технологий, всеобщая интернетизация и информатизация, развитие системы телекоммуникаций. На наш взгляд, этот фактор имеет значительное влияние и на качество жизни населения региона, страны. В Республике Татарстан реализуются такие федеральные и республиканские целевые программы, как «Развитие и использование информационных и коммуникационных технологий в Республике Татарстан («Электронный Татарстан 2005-2010 годы)», «Электронное Правительство», «Развитие цифрового телерадиовещания», создание и развитие ИТ-кластера и ИТ-парка в сфере высоких технологий. Указанные проекты нацелены на обеспечение телефонной связью жителей республики; устранение «цифрового неравенства» между городом и селом в части обеспечения связью и доступа в Интернет; 100% обеспечение доступности универсальных услуг телефонной связи в каждом населенном пункте Республики Татарстан и др.

Создана и функционирует Государственная интегрированная система телекоммуникаций (ГИСТ), работает Портал Правительства Республики Татарстан, сайты муниципальных образований городов и районов, позволяющие через систему интернет-приемной и электронного документооборота наладить эффективное взаимодействие между органами государственного и муниципального управления и населением. Функционируют специализированные порталы «Государство-бизнес» и «Государство-население». Повышению эффективности государственного управления способствует созданная в республике межведомственная система электронного документооборота с использованием электронно-цифровой подписи. Развернута программа «Организация цифрового телерадиовещания в Республике Татарстан на 2009 – 2015 годы». Развитие информационных технологий и телекоммуникаций является важным условием повышения качества жизни регионального социума через обеспечение  равного доступа граждан к качественным и своевременным государственным услугам вне зависимости от места проживания, социального положения и др. Информационные технологии позволяют экономить время человека, а для власти становятся важным механизмом обратной связи. Информационные системы общества напрямую влияют на социальное самочувствие социума путем решения многих социальных, экономических проблем, улучшения качества жизни людей за счет увеличения производительности и облегчения условий жизни и  труда. В современном обществе реализация все больших функций общественной жизни  происходит с применением компьютерных технологий. Согласно нашим исследованиям, если в 2008 году в Республике Татарстан при взаимодействии с органами государственной и муниципальной власти всего лишь 0,4% респондентов пользовались электронными средствами коммуникации (электронная почта, инфоматы, «Электронное Правительство» и др.), то в 2010 году доля таких респондентов увеличилось до 8,1%. За этот же период доля респондентов, использующих электронные средства при решении бытовых, коммунальных и иных вопросов, возросла с 6,3% до 47,1%.

Информатизация - это в большей степени не технологическая, а социальная, даже культурологическая проблема, связанная со значительными изменениями в образе жизни населения. Особое значение при этом приобретает свободное время как социальный ресурс, модернизируется уклад жизни, система ценностей. Информационное общество строится на базе творчества и возрастающего спроса на знания. В связи с этим, мы предлагаем включить в состав интегрального индикатора «условия жизни населения» новый индикатор - уровень информатизации.

Таким образом, составляющими качества жизни населения могут выступить следующие интегральные индикаторы, отражающие наиболее существенные стороны жизнедеятельности населения.

  1. Благосостояние населения, отражающие степень удовлетворения материальных потребностей населения.
  2. «Качество» населения, представленное системой здравоохранения и образования.
  3. Условия жизни населения, включающие в себя «жилищные условия», отражающие обеспеченность населения мощностями инфраструктуры и коммуникациями, а также уровень информатизации, включающий в себя обеспеченность устойчивой интернет-связью, сотовой телефонной связью и цифровым телевидением  и т. п.
  4. Социальная и экологическая безопасность, отражающая условия обеспечения безопасности жизни и экологической безопасности.
  5. Условия для разностороннего развития личности, отражающиеся в наличие эффективной системы управления и власти, состоянии культуры, спорта.

Представленная автором система индикаторов учитывает основные факторы качества жизни регионального социума в современных условиях и позволяет объективно оценивать эффективность государственного управления качеством жизни населения. 

В третьей главе «Индикативное управление качеством жизни регионального социума: опыт социологического исследования» представлен анализ влияния мер социально-экономического регулирования на качество жизни регионального социума, представлены результаты апробирования индикативной модели государственного управления качеством жизни и определены перспективы повышения качества жизни населения региона.

В первом параграфе «Материальное благосостояние и экономические условия как фактор качества жизни населения» проведен анализ влияния экономической ситуации на материальное положение и качество жизни регионального социума.

Одним из наиболее важных факторов качества жизни является уровень материального положения населения, отражающийся как в общей экономической ситуации, так и в материальном положении семьи, граждан. Республика Татарстан является динамично развивающимся регионом, занимающий лидирующие позиции в рейтинге субъектов Федерации по уровню социально-экономического развития. Показателем устойчивого развития республики является показатель ВРП, возросший с 482759,2 млн.рублей в 2005 году до 995000,0 млн. рублей в 2010 году. Несмотря на негативные последствия мирового экономического кризиса, республика сохранила экономические но и социальные приоритеты: в оценках населения экономическая ситуация после некоторого ухудшения в 2009 году постепенно выравнивается, а удовлетворенность населения в регионе в 2010 году достигла показателя 2008-го - докризисного года - 35,0% (в 2009 году -  26,8%, в 2007 году – 29,3%) Тем не менее существует ряд острых социально-экономических проблем: рост цен на товары и услуги (78,3%), безработица (58,0%) и плохое материальное положение граждан (49,8%). Если  рост цен и плохое материальное положение граждан являются актуальными для всего регионального социума, то проблема безработицы становится все больше сельской проблемой, решение которой предполагает учет особенностей развития современного села, его социальной инфраструктуры, половозрастных и образовательных особенностей человеческого ресурса сельских поселений.

На фоне нестабильной экономической ситуации наблюдается рост денежных доходов, которые по сравнению с 2005 годом в среднем увеличились в два раза и составили 15441,6 руб. Анализ динамики показателя уровня жизни выявил тенденцию сокращения социального слоя бедных (чьи среднедушевые доходы меньше размера прожиточного минимума): если в 2005 году доля таких граждан составляла  34,1%, то в 2010 году - 12,5%. Чуть больше половины населения (52,7%) имеет среднедушевой доход больше размера прожиточного минимума, а более трети (34,7%) – примерно столько же, сколько составляет прожиточный минимум. Несмотря на это, возрастает доля неудовлетворенных материальным положением семьи - 46,3%, что соответствует показателю  2005 года – 46,6%. Это является свидетельством того, что при росте совокупных денежных доходов происходит сокращение реальных доходов, а инфляция и постоянно растущие цены не дают возможности людям почувствовать удовлетворенность даже в условиях растущих доходов.

Еще одним компонентом качества жизни выступают условия жизни и удовлетворенность деятельностью жилищно-коммунального хозяйства, так как именно достойные условия проживания создают основу для комфортной  жизни и вызывают удовлетворенность ею. В республике проводится работа по улучшению жилищных условий граждан: это программы ликвидации ветхого жилья, социальной ипотеки и др. Большинство респондентов выразили удовлетворенность жилищными условиями (79,2%) и качеством предоставляемых услуг в сфере ЖКХ (66,0%), при этом в селе удовлетворенность несколько выше, чем в городах (75,2% и 60,9% соответственно); удовлетворенность качеством услуг жителей домов, управляемых ТСЖ, выше, чем жителей домов, управляющей компанией которых является ЖЭУ (66,6% и 60,5% соответственно), что говорит о большей эффективности новых форм управления.

Несмотря на довольно высокую удовлетворенность качеством услуг, 71,3% опрошенных не удовлетворены тарифами ЖКХ, при этом в городах доля неудовлетворенных достигает до 75,3% (в селе - 59,3%). Резкое повышение тарифов в начале 2010 года привело к тому, что 27,3% опрошенных отдают за оплату услуг ЖКХ от 10 до 15% дохода, а 26,3% - от 15 до 25%.

Таким образом, можно отметить, что материальное благосостояние населения, как важнейший компонент качества жизни, отражает неудовлетворенность населения сокращением реальных доходов на фоне относительно стабильной экономической ситуации и роста денежных доходов вследствие высоких тарифов и инфляции. Эти же причины снижают доверие к власти, приводят к росту протестных настроений.

Во втором параграфе  «Социальные индикаторы качества жизни регионального социума» представлен эмпирический анализ индикаторов социальной сферы качества жизни населения: системы образования, здравоохранения, способов проведения досуга, в том числе и состояние культуры, спорта.

Анализируя систему образования и воспитания, мы исходили из многоуровневой структуры образовательного процесса, первым среди которых является система дошкольного образования.  Менее трети респондентов (29,7%) выразили неудовлетворенность системой дошкольного образования (в городах - 38,8%, в селах - 16,8%), основными причинами которой являются: отсутствие мест в детских дошкольных учреждениях (58,1%), большие размеры платы за детский сад (39,8%) и недостаточно высокая квалификация воспитателей детских садов (23,7%).

Ключевой характеристикой современного школьного образования должна стать не только передача знаний и технологий, но и формирование творческих компетенций и умений к самообучению. Введение в стране системы единого государственного экзамена (ЕГЭ) раскрыло многие недостатки, имеющиеся в системе среднего образования. Прежде всего, это плохое качество преподавания в школах, недостаточная компетентность преподавателей (65,3%). За все время проведения исследований (2005-2010 гг.)  данная проблема определяется как одна из самых острых. Объяснением тому может стать низкая квалификация части учителей (45,8%) и низкая заработная плата (32,2%), не позволяющая заменить неквалифицированных учителей на более компетентные кадры. 

В системе высшего профессионального образования основной причиной неудовлетворенности населения является коррупция в вузах (71,9% - при поступлении, 65,2% - в процессе обучения в вузах). Коррупционные условия поступления и обучения в вузах ставят под сомнение целесообразность и ожидаемые положительные результаты от внедрения системы ЕГЭ.

Реализация приоритетного национального проекта «Здоровье», а также меры, направленные на улучшение качества медицинского обслуживания населения, отражаются и в общественном мнении – наблюдается некоторый рост доли удовлетворенных качеством медицинского обслуживания – 58,0% (в 2009 г. – 51,7%, 2008 г. – 51,5%, 2007 г. – 47,1%). Однако при обращении за медицинской помощью в муниципальные поликлиники наблюдаются  очереди на прием к участковому врачу (30,6%), население испытывает сложности в получении консультации «узких» специалистов (23,1%). Реализация национального проекта «Здоровье» предполагает, в том числе, и повышение квалификации медицинского персонала (только в 2009 году на эти цели в республике потрачено 20,91 млн. рублей, профессиональное усовершенствование и переподготовку прошли 694 врача первичного звена12). Несмотря на это, часть респондентов не удовлетворены уровнем квалификации медицинского персонала (20,1%). Ряд медицинских услуг в поликлиниках оказывается на коммерческой основе, что не всегда бывает доступно посетителям (18,9%). Оснащением государственных и муниципальных поликлиник оборудованием для диагностики и лечения больных не удовлетворены 18,9% респондентов, стационаров – 27,1%. Кроме этого, в системе стационарного обслуживания наблюдается нехватка мест для госпитализации больных (18,2%) и явления коррупции (15,8%). Особенно острыми являются проблемы в медицинском обслуживании сельских жителей, много проблем в  работе службы неотложной медицинской помощи, особенно в отдаленных от центров населенных пунктах.

Формирование высокого качества жизни невозможно представить без духовного воспитания человека, без обеспечения равного доступа всех членов общества к культурным ценностям. Однако всего лишь 56,6% респондентов посещают учреждения культуры и более трети из них (35,1%) не удовлетворены качеством услуг в сфере культуры по следующим причинам: отсутствие гастролей известных творческих коллективов и артистов (41,0%), плохая работа дома культуры (35,1%) и отсутствие квалифицированных специалистов в области культуры (25,5%). В основном эти проблемы присущи для сельских поселений.

Физическая культура и спорт представляют собой весомую альтернативу различным видам девиации — таким как алкоголизм, наркомания, игромания, преступность и др. Исследования показали рост удовлетворенности  населения развитием физической культуры и спорта в населенных пунктах (68,8%) (в 2009 г. – 56,5%, в 2008 г. – 53,8%, в 2007 г. - 43,7%), при этом уровень удовлетворенности в городах выше (72,4%), чем в селах (54,4%). Однако лишь 12,4% опрошенных постоянно занимаются физической культурой и спортом, а почти половина населения (44,9%)  никогда не занимается спортом. В городах в два раза чаще встречаются взрослые, постоянно занимающиеся спортом -14,0% (в селе - 7,2%), в селах дети проявляют большую активность в занятиях спортом, чем их городские сверстники (39,4% и 30,4%  соответственно).

Таким образом, можно отметить, что в социальной сфере выявлен ряд недостатков, вызывающих неудовлетворенность регионального социума качеством жизни, решением которых могли бы стать меры государственного регулирования.

В третьем параграфе «Индикаторы безопасности жизнедеятельности населения региона» рассматриваются проблемы обеспечения безопасности жизнедеятельности с позиций физического и экологического компонентов.

Современное общественное развитие имеет негативные последствия в виде различных угроз безопасности жизнедеятельности. В наибольшей степени население обеспокоено ростом алкоголизма (68,2%), преступности (55,0%) и наркомании (54,9%). За все годы проведения исследования именно они занимают ведущие позиции в рейтинге. Вследствие аномальной жары и массовых лесных пожаров за последний год на четвертое место выдвинулась угроза природных катаклизмов (51,8%). Во вторую группу относятся угрозы, в значительной степени тревожащие население, – это экологические катастрофы (43,3%), уличное хулиганство (42,5%), коррупция (36,6%) и возможность террористических актов (34,4%). Третью группу составляют угрозы, в незначительной степени беспокоящие население, – это проблема проституции (12,0%), техногенные катастрофы (11,4%), угроза войн (9,8%).

Современный мир характеризуется наличием большого количества угроз не только социального, экономического, политического характера, но и угрозами, существующими в окружающей среде, такими как экологическая катастрофа, нарушение природного баланса и условий для существования человека. Татарстан является индустриально развитым регионом, где успешно функционируют тысячи малых и крупных предприятий, благодаря успешной деятельности которых создается экономический потенциал, позволяющий повысить уровень жизни регионального социума. Вместе с тем развитие промышленного производства имеет побочный эффект в виде загрязнения окружающей среды продуктами деятельности данных предприятий (62,6%). Особую неудовлетворенность населения вызывают факторы техногенного характера, являющиеся результатом жизнедеятельности крупных городов и связанные с функционированием промышленных предприятий. К примеру, 57,6% опрошенных считают, что ухудшению экологической ситуации, прежде всего, способствуют выхлопные газы от автотранспорта. Такого мнения придерживаются в основном жители крупных городов республики (Казань, Набережные Челны). Инфраструктура городов, канализационные сети и очистные сооружения не всегда оказываются пригодными для обслуживания растущих объемов жилищного фонда - существенный урон наносят устаревшие очистные сооружения (38,8%). В обеспечении экологической безопасности большое значение придается качеству питьевой воды - наблюдается слабая тенденция повышения удовлетворенности населения качеством питьевой воды – 50,9% (в 2009 г. – 45,6%, в 2008 г. – 44,9%, в 2007 г. – 46,2%).

Важным инструментом обеспечения общественной безопасности выступают правоохранительные органы, по своим основным функциям нацеленные на борьбу с преступностью и различного рода правонарушениями, а также проявлениями социальных девиаций. По данным Комитета по социально-экономическому мониторингу по Республике Татарстан, за последние годы наблюдается некоторая тенденция к снижению преступности. В 2010 году по сравнению с 2006 годом число зарегистрированных преступлений по республике на 100000 населения сократилось с 2795 до 2156. Это отражается и в общественном мнении - по сравнению с предыдущими годами в целом работа правоохранительных органов оценивается более позитивно - 46,2% (в 2009 г. – 35,7%, в 2008 г. – 38,0%, в 2007 г. – 36,3%, в 2005 г. – 18,9%). Среди недостатков в деятельности правоохранительных органов респонденты указывают на недостаточную борьбу с крупной преступностью, коррупцию в рядах правоохранительных органов и невнимательность сотрудников к проблемам населения.

       Таким образом, результаты эмпирического исследования на основе анализа удовлетворенности населения основными составляющими качества жизни позволили сконструировать исходную модель качества жизни населения республики с выявлением основных проблемных участков в системе государственного управления качеством жизни.

В четвертом параграфе «Индикативная модель оценки эффективности государственного управления качеством жизни регионального социума» представлена индикативная модель оценки эффективности государственного управления качеством жизни регионального социума, результаты ее апробирования, на основе которой предложены основные рекомендации по совершенствованию государственного управления повышением качества жизни населения.

Автором разработана индикативная модель государственного управления качеством жизни, предлагающая пять групп интегральных индикаторов, отражающих основные социально-экономические условия жизнедеятельности населения: «благосостояние населения», «условия жизни населения»; «качество населения»; «безопасность жизнедеятельности», «условия для развития личности», которые отражены в совокупности индикаторов. Сами индикаторы представлены рядом показателей. Например, интегральный индикатор «благосостояние населения» включает в себя следующие показатели: доля удовлетворенных социально-экономической ситуацией в местах проживания респондентов, доля удовлетворенных материальным положением семьи, доля респондентов, имеющих официально оформленные, постоянные трудовые отношения.

Для измерения общей социальной эффективности деятельности органов власти муниципальных образований и определения их места в рейтинге нами использован следующий алгоритм.

1) по каждому показателю индикатора определяется ранг.

2) путем суммирования определяется суммарный ранг по индикатору:

  (3)

Однако суммарный ранг не может выступать объективным показателем эффективности органов государственного или муниципального  управления по данному направлению деятельности, так как регион, субъект Федерации является сложной социально-экономической системой управления, включающей в себя множество структурных элементов, и без учета этих особенностей принятие управленческих решений невозможно. Сложная система управления – это множество взаимосвязанных и взаимодействующих элементов и подсистем управления, выполняющих самостоятельные функции и цели управления (А.А. Вавилов). Именно таким образом можно охарактеризовать Республику Татарстан, имеющую в структуре управления деление на муниципальные образования, которые, в свою очередь, имеют собственные подструктуры и элементы в виде сельских администраций и администраций районов крупных городов. Эффективность деятельности органов управления напрямую зависит как от сложности объектов управления (то есть, чем больше количество элементов/объектов, входящих в систему, тем сложнее управлять системой), так и от особенностей их функционирования. Исходя из вышеизложенного, для более обоснованного сравнения эффективности управления нами принят поправочный коэффициент  сложности управляемого объекта13. Критерием сложности в данном случае может выступить количество жителей в муниципальном образовании;

3) используя коэффициент сложности С.Бира, вычисляем скорректированную рейтинговую оценку показателей качества жизни муниципальных образований:

где  Rk - ранг индикатора с учетом поправочного коэффициента Бира;

Ri  -  суммарный ранг интегрального индикатора;

КB - коэффициент Бира.

Такие же расчеты производятся по всем основным индикаторам качества жизни для вычисления интегрального индикатора качества жизни по каждому муниципальному образованию и определения их рейтинга. Произведенные расчеты показывают эффективность деятельности органов муниципального управления по всем направлениям деятельности, а также позволяют сравнить результаты деятельности одного муниципального образования с другими.

Кроме этого, данный подход дает возможность оценить общую социальную эффективность деятельности муниципального образования, выражающуюся в интегральном индикаторе качества жизни населения. Для построения рейтинга муниципальных образований используется следующий алгоритм. Шаг первый. По выделенным показателям рассчитывается суммарный показатель каждого индикатора в разрезе муниципальных образований. Шаг второй. Рассчитывается суммарный показатель по всем муниципальным образованиям. Шаг третий. Для учета сложности управляемого объекта вводится  коэффициент С. Бира и определяется место каждого муниципального образования в рейтинге. 

Авторская методика индикативного планирования и оценки эффективности позволяет четко структурировать зоны с разными уровнями качества жизни населения: зеленую (с высоким уровнем), желтую (со средним уровнем) и красную - с низким уровнем развития качества жизни (Рис.6). По результатам исследования представляется возможным выявление слабых сторон в управлении муниципальными образованиями на основе анализа удовлетворенности регионального социума теми или иными компонентами качества жизни и разработка рекомендации по совершенствованию деятельности органов местного самоуправления по их устранению.

Кроме того, разработанная индикативная модель государственного управления качеством жизни населения с учетом сложности управляемого объекта позволяет выявить и отслеживать динамику качества жизни по муниципальным районам и городам республики, как в целом, так и по отдельным индикаторам. В рисунке, приведенном ниже, показана динамика качества жизни населения по муниципальным районам и городам Республики Татарстан за 2005 – 2010 годы (Рис. 1). Если рассмотреть районы, входящие в «зеленую» зону с относительно высоким качеством жизни, то динамика прослеживается следующая. Ряд районов за последние пять лет повысил свои показатели социально-экономического развития (Набережные Челны, Агрызский и др.), а некоторые районы, несмотря на то, что сохранили позиции в «зеленой» зоне, по отдельным индикаторам ухудшили свои показатели (Елабужский, Чистопольский и др.). В «желтой» зоне также имеются муниципальные образования с позитивными изменениями (Кукморский, Мамадышский и др.), а ряд районов ухудшили свою работу и приблизились к «красной» зоне (Высокогорский, Лаишевский и др.). Данная методика позволяет проводить более тонкий анализ динамики качества жизни населения и определить, по каким направлениям деятельности удовлетворенность населения снизилась и на основе такого анализа разработать комплекс мероприятий по его улучшению.

Рис.4. Динамика качества жизни населения в муниципальных районах Республики Татарстан за 2005-2010  годы ( - улучшилось,  - ухудшилось).

Таким образом, диссертант полагает, что индикативное управление развитием социально-экономической системы дает широкие возможности для оптимального регулирования внутрисистемных процессов, позволяет реально оценивать эффективность предпринятых теми или иными органами государственной власти и управления мер по совершенствованию качества жизни и дает возможность государству разумно, не подавляя инициативы экономических субъектов и территорий, способствовать повышению эффективности деятельности государственных органов управления, переходу от политики выживания к политике роста.

В заключении подведены основные итоги исследования и сформулированы основные выводы, определены перспективы дальнейшего исследования научной проблемы.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Монографии и брошюры

  1. Нагимова А.М. Эффективность деятельности государственных органов управления как фактор повышения качества жизни в регионе: проблемы оценки и измерения. – Казань: Изд-во Казанского государственного университета, 2009. – 11 п.л.
  2. Нагимова А.М. Социологический анализ качества жизни населения: региональный аспект. - Казань: Изд-во Казанского государственного университета, 2010. – 19,1 п.л.
  3. Нагимова А.М. Удовлетворенность населения Республики Татарстан основными составляющими качества жизни и проводимыми социальными и экономическими реформами. -  Казань, 2005. – 3,9 п.л.
  4. Нагимова А.М. Удовлетворенность населения Республики Татарстан основными составляющими качества жизни и проводимыми социальными и экономическими реформами (сравнительный анализ за 2005-2007 гг.). -  Казань, 2008. – 2,3 п.л.
  5. Нагимова А.М. Удовлетворенность населения Республики Татарстан основными составляющими качества жизни и проводимыми социальными и экономическими реформами (сравнительный анализ за 2005, 2007, 2008 гг.). -  Казань, 2009. – 2,3 п.л.
  6. Нагимова А.М. Удовлетворенность населения Республики Татарстан основными составляющими качества жизни и проводимыми социальными и экономическими реформами (сравнительный анализ за 2005, 2007, 2008, 2009 гг.). -  Казань, 2010. – 2,4 п.л.
  7. Нагимова А.М. Удовлетворенность населения Республики Татарстан основными составляющими качества жизни и проводимыми социальными и экономическими реформами (сравнительный анализ за 2005, 2007, 2008, 2009, 2010 гг.). -  Казань, 2011. – 6,7 п.л.
  8. Нагимова А.М., Ельшин Л.А., Давлетшина Л.М. и др. Доклад о тенденциях социально-экономического развития Республики Татарстан в 2006 году. – Казань: Art&Fakt, 2007. – 3 п.л./0,4 п.л.
  9. Нагимова А.М., Ельшин Л.А., Мингазова Ю.Г. и др. Доклад об основных тенденциях социально-экономического развития Республики Татарстан в 2007 году. – Казань: Art&Fakt, 2007. – 3,6 п.л./0,3 п.л.
  10. Нагимова А.М., Ельшин Л.А., Мингазова Ю.Г. и др. Доклад об основных тенденциях социально-экономического развития республики Татарстан в 2008 году. – Казань: Центр перспективных экономических исследований АН РТ, 2009. – 4,1 п.л./0,4 п.л.
  11. Нагимова А.М., Ельшин Л.А., Здунов А.А. и др. Доклад об основных тенденциях социально-экономического развития республики Татарстан в 2009 году. – Казань: Центр перспективных экономических исследований АН РТ, 2010. – 2,0 п.л./0,3 п.л.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Нагимова А.М. Социально-экономические условия жизнедеятельности и благосостояние населения Республики Татарстан в системе обеспечения качества жизни: социологический анализ // Ученые записки Казанского государственного университета. 2009. Том 151, Серия «Гуманитарные науки», Книга 5, часть 2. – 0,56 п.л.
  2. Нагимова А.М. Качество жизни населения региона: проблемы измерения и интерпретации // Регионология. 2010. -  № 3  - 0,37 п.л.
  3. Нагимова А.М. Экологическая безопасность в системе обеспечения качества жизни населения региона // Социологические исследования. 20110. - № 1- 0,25 п.л.
  4. Нагимова А.М., Нугаев М.А. Роль и место здравоохранения в обеспечении высокого качества жизни населения региона // Вестник экономики, права, социологии. 2010.-  № 2 . – 0,5/0,25 п.л.
  5. Нагимова А.М. Современное школьное образование: может ли оно способствовать повышению качества жизни населения? // Вестник экономики, права, социологии. 2010.-  № 3 . – 0,5 п.л.
  6. Нагимова А.М. Индикативная модель управления социально-экономическими системами как механизм обеспечения качества жизни населения // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2010. - № 2(4). – 0,6 п.л.
  7. Нагимова А.М. Обеспечение безопасности жизнедеятельности в контексте формирования  качества жизни населения // Ученые записки Казанского государственного университета. 2009. Том 151, Серия «Гуманитарные науки», Книга 5, часть 2 - 0,56 п.л.
  8. Нагимова А.М. Жилищные условия как фактор качества жизни населения региона (социологический анализ по результатам исследования) // Вестник экономики, права, социологии. 2010.-  № 4 . – 0,6 п.л.
  9. Нагимова А.М. Методология социологического анализа качества жизни: индикативный подход// Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Социология. Политология, выпуск 1., 2011. Том.11 - 0,5 п.л.
  10. Нагимова А.М. Теоретические подходы к исследованию качества жизни// Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Социология. Политология, выпуск 4, 2010. Том. 10 – 0,5 п.л.

Публикации по теме диссертационного исследования в иных изданиях

  1. Нагимова А.М. Благосостояние населения как наиболее важный показатель качества жизни в современных условиях развития общества/ Тезисы докладов и выступлений II Всероссий­ского социологического конгресса «Глобализация и социальные изменения в современной России» Том 14. -М.: Альфа- М.,2006. - 0,3 п.л.
  2. Нагимова А.М. Качество деятельности государственных учреждений: социологический анализ/ Управление качеством: методология и социально-экономические проблемы//Сборник научных статей II международной научно-практической конференции. – Тамбов, Изд-во ТГТУ,2007. -  0,3 п.л.
  3. Нагимова А.М. Инновационное государственное управление как предпосылка улучшения качества жизни населения региона/ Материалы VII Международной научно-практической конференции, Пенза, 2010. -  0,25 п.л.
  4. Нагимова А.М. Демографические проблемы в индикативном управлении регионом: социологический анализ/ Особенности Российского менеджмента //Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. – Казань, 2007. -  0,3 п.л.
  5. Нагимова А.М. Обеспечение экологический безопасности как фактор повышения качества жизни населения / Материалы Всероссийской научной конференции «Россия: общество, власть, государство»// II Казанские социологические чтения. – Казань, 2008. -  0,3 п.л.
  6. Нагимова А.М. Инновационная модель управления социально-экономическими системами как механизм обеспечения качества жизни населения / Материалы научно-практической конференции и выставки «Инновации РАН 2010». – Казань, 2010. -  0,25 п.л.
  7. Нагимова А.М. Качество образования как важнейшее составляющее качества жизни населения региона / Сборник статей научно-практической конференции «Управление качеством образования в условиях инновационного развития экономики»//Материалы Приволжской региональной научно-практической конференции. - Казань: Изд-во КГУ, 2005. -  0,8 п.л.
  8. Нагимова А.М., Балтанова Г.Р. Качество высшего профессионального образования в условиях глобализации / Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Математические и  инструментальные методы экономического анализа: управление качеством»// Под ред. Б.И.Герасимова, Тамбов: изд-во ТГТУ, 2005. - 0,4/0,2 п.л.
  9. Нагимова А.М. Показатель смертности как индикатор качества жизни населения/ Тезисы докладов научно-практической конференции «Приоритеты социально-экономического развития: перспективы и проблемы выбора» - Казань, Издательский дом №13, 2006. – 0,4 п.л.
  10. Нагимова А.М. Качество жизни населения как показатель конкурентоспособности региона в условиях глобализации / Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Современные тенденции конкурентоспособности Республики Татарстан: инновации, инвестиции, кластерный подход» Казань, 2010. – 0,3 п.л.
  11. Нагимова А.М., Гильманов А.З. Качество жизни: реальность и ожидания // Лидер Татарстана, № 3-4, 2005. – 1 п.л./ 0,5 п.л.
  12. Нагимова А.М., Гильманов А.З. Качество жизни татарстанцев – главный показатель социально-экономического  развития  республики // Медный всадник, журнал Петровской академии наук и искусств, СПб, 2005 – 1 п.л./ 0,5 п.л.
  13. Нагимова А.М. Экономические условия жизнедеятельности как определяющий компонент качества жизни населения региона: социологический анализ // Экономический вестник Республики Татарстан, 2007, №4. – 0,7 п.л.
  14. Нагимова А.М. Обеспечение безопасности жизнедеятельности как фактор качества жизни населения/Сборник научных трудов сотрудников и аспирантов Центра перспективных экономических исследований. - Казань: Центр инновационных технологий, 2008. – 0,3 п.л.
  15. Нагимова А.М. Коррупция как социально-экономическое явление современного общества // Экономический вестник Республики Татарстан, 2008, №1. – 0,7 п.л.
  16. Нагимова А.М. Состояние здравоохранения как составляющее качества жизни населения региона: социологический анализ (по материалам исследования) / Научные труды Центра перспективных экономических исследований. – Казань: Центр инновационных технологий, 2008. – 0,3 п.л.
  17. Нагимова А.М. Социально-экономическая ситуация в Республике Татарстан и материальное положение населения: динамика общественного мнения / Научные труды Центра перспективных экономических исследований. – Казань: Центр инновационных технологий, 2009. – 0,3 п.л.
  18. Нагимова А.М. Обеспечение экологической безопасности как фактор повышения качества жизни населения / Научные труды Центра перспективных экономических исследований. – Казань: Центр инновационных технологий, 2010 Вып.3. – 0,25 п.л.
  19. Нагимова А.М., Баймашева А.А. Социально-экономические проблемы семей социального риска / Научные труды Центра перспективных экономических исследований. – Казань: Центр инновационных технологий, 2010 Вып.3. – 0,5 п.л./ 0,25 п.л.
  20. Нагимова А.М. Качество жизни населения как показатель общей социальной эффективности деятельности государственного органа управления / Сборник научных трудов КГФЭИ. – Казань, 2010. – 0,25 п.л.

1 Ядов В.А. Некоторые социологические основания для предвидения будущего российского общества // Россия реформирующаяся. – М.: Academia, 2002. – С.358.

2 См.: ООН опубликовала Индекс развития человеческого потенциала в странах мира 2010 года. URL: http://by-chgu.ru/ (дата обращения: 21.03.11.).

3 Индекс качества жизни в регионах России, 1 квартал 2006 – 1 квартал 2011 гг. Официальный сайт Института Региональной Информации. URL: http://www.inreginfo.ru/about/ (дата обращения: 21.03.11.).

4 См. например: Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.: Прогресс-Традиция, 2000; Форрестер Дж. В. Мировая динамика / пер. с англ. М.: Наука, 1978., Маркович Д. Социальная экология. М., 1996., Яницкий О.Н. Социология риска. М.: Изд-во «LVS», 2003.

5 См. например: Айвазян С.А. Межстрановый анализ интегральных категорий качества жизни населения. М.: ЦЭМИ, 2001., Айвазян С.А. Анализ синтетических категорий качества жизни населения субъектов Российской Федерации: их измерение, динамика, основные тенденции (по статистическим данным за 1997 – 1999 гг.) // Уровень жизни населения регионов России. - 2002. - №11., Васильев А.Л. Россия в XXI веке. Качество жизни и стандартизация. М.: РИА «Стандарты и  качество», 2003., Гундаров И.А., Крутько В.Н., Львов Д.С., Пригарин А.А., Лищук  В.А., Руднинский Ф.М. Оценивать ли жизнь по показателям? URL: www.duel.ru., Григорьев С.И. Основы становления социальной квалитологии как отрасли современного социологического знания. Барнаул, 2004., Мстиславский П.С. Социальные параметры в сопоставлении с Европейскими странами // Уровень жизни населения регионов России. - 2003 . - № 2.,  Стратегическое управление: регион, город, предприятие / под ред. Д.С. Львова, А.Г. Гранберга, А.П. Егоршина. М.: Изд-во «Экономика», 2004.

6 См. например: Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: курс лекций. 4-е изд. М.:Омега-Л, 2006., Азжеуров В. Аудит эффективности использования бюджетных средств в интересах стратегии социально-экономического развития РФ // Бюджетные учреждения: ревизии и проверки финансово-хозяйственной деятельности. – 2007. – № 6. – С. 12-23., Добролюбова Е. И. Показатели эффективности реформ государственного управления в России: возможные подходы. [Электронный ресурс] Рабочие материалы. Всемирный банк. URL: http://194.84.38.65/files/specialprojects/ (дата обращения: 21.09.08)., Горфинкель, В.Я., Швандар В.А. Экономика предприятия. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007., Егоршин А.П., Гумерова Г.И., Филимонова С.Г. Концепция управления инновационным развитием региона. Н.Новгород: НИМБ, 2006., Райзберг Б.А. Государственное управление экономическими и социальными процессами: учеб. пособие. М.: Инфра-М, 2010., Слезингер Г.Э. Социальная экономика. М.: Дело и Сервис, 2001., Турчинов А.И. Целостность государственной службы в системе государственного управления России / Государственная служба в современной России.  М.: РАН ИНИОН, 2003.

7 См. например: Амбросов Н.В. Равновесные состояния в управлении экономической системой. Иркутск, 1998., Игнатов В.Г. Экономика муниципальных образований: учеб. пособие. Ростов-на Дону: МарТ, 2008., Невзорова Е.Н. Государственное регулирование отношений собственности: учеб. пособие. Иркутск, 2003., Самаруха В.И. Теоретические аспекты долгосрочного прогнозирования социально-экономического развития субнационального образования РФ. Иркутск: Изд-во: БГУЭП, 2008., Штульберг Б. М., Введенский В. Г. Региональная политика России: теоретические основы задачи и методы реализации. М.: Гелиос АРВ, 2000.

8 См.: Субетто А.И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив. М.: Исследоват. центр, 1990. – 84с.

9 Тихонов А.В. Роль социологии труда в становлении социологии управления // Социальные проблемы труда в современном обществе и вопросы совершенствования в преподавании социологии труда в вузах. СПб.: СПб ун-т, 1999. С.26

10 Индикативное планирование: теория и пути совершенствования. СПб: Знание, 2000. С.50.

11 Малинецкий Г.Г. Нелинейная динамика: подходы, результаты, надежды. — М.: УРСС, 2006.

12 Социально-экономическое развитие Республики Татарстан в 2009 году. Казань, 2009. С. 36.

13 С.Бир. Управление сложными системами. Энергоиздат, 1977, с. 67. 

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.