WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

КИРИЛЛОВ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

Специальность 22.00.08 – Социология управления

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Санкт – Петербург

2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики»

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор Малышевский Александр Федорович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, доктор экономических наук, профессор

Заслуженный деятель науки РФ

Ельмеев Василий Яковлевич

доктор социологический наук, профессор

Захаров Николай Львович

доктор социологических наук, доцент

Тимерманис Игорь Евгеньевич

Ведущая организация:

Российская академия государственной службы при Президенте РФ

Защита состоится «____»  мая  2007 года в  _____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.13 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, ул. Садовая, д.21, ауд.327

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке СПбГУЭФ.

Автореферат разослан «___» апреля 2007 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

Э.Б.Молодькова

Ι. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

Развитие  системы государственного управления  в Российской Федерации связывается, во многом, с реформированием государственной службы.  Это обусловлено прежде всего теми изменениями, которые произошли и происходят в нашем обществе и государстве. В декабре 1993 года была принята новая Конституция  - Основной Закон страны. Кардинально изменилась структура, функции органов государственной власти и на федеральном и на региональном уровнях. Проводимые реформы привели к изменению роли и самого государственного аппарата и государственных служащих. Встала необходимость повышения эффективности функций государственного аппарата, обеспечения профессионализма  государственных служащих, изучения новых аспектов и проблем государственной службы в целом.

В этом аспекте заслуживает внимания процесс институциализации государственной службы, который устанавливает принципы формирования государственно-служебного правоотношения; состав государственных должностей, которые занимают служащие, осуществляющие от имени государства (а также от имени органов местного самоуправления) функции; правовой статус служащего; прохождение службы; прекращение государственно-служебного отношения. Этому правовому институту соответствуют конкретные законодательные и иные нормативные акты, определяющие  все основные  элементы этого института, включая Федеральный Закон  об основах государственной Службы РФ.

Поскольку действие норм, образующих правовой институт государственной службы, направлено, прежде всего, на установление правового статуса государственных служащих, то можно утверждать, что правовой статус государственных служащих  является лишь одним из основных компонентов правового института государственной службы. По общему определению правовой статус представляет собой совокупность прав и обязанностей, юридически закрепляющих положение индивида в его взаимодействии с другими людьми, обществом и государством.

Можно утверждать, что правовой статус государственных служащих вполне определен  и представляет собой содержание государственно-служебных правоотношений.

Статус государственных служащих можно рассматривать и как дифференцированную и комплексную систему, которая включает в себя вертикальную и горизонтальную структуры. Вертикальное деление состоит в разграничении: 1) видов государственных служащих (например, в зависимости от занимаемых государственных должностей (высшие, главные, ведущие, старшие и младшие государственные должности государственной службы); 2) уровней государственной службы: федеральная, в  субъектах Федерации. Горизонтальное деление указывает на множество специальных направлений в государственной службе: архивная служба, служба безопасности, военная служба, дипломатическая и т.д.

Правовой статус государственных служащих зависит также  от условий, в которых протекает государственная служба. Поэтому особенности статуса государственных служащих могут определяться и объективно возникшей общественно-политической  либо государственно-правовой ситуацией: например, введение режима чрезвычайного положения; объявление мобилизации; другие установленные специальными законами административно-правовые режимы. В этих случаях содержание статуса государственного служащего существенным образом может изменяться; служащие могут получать  дополнительные полномочия, права; для них могут устанавливаться специальные обязанности и особые условия прохождения службы и юридической ответственности. Как следствие  может изменяться и нормативно закрепляемый набор прав, обязанностей и служебной ответственности  государственных служащих. В свою очередь специфика выполняемых служащими задач и государственных функций определяет особенности правового статуса различных категорий государственных служащих. Так, для некоторых видов государственных служащих законодателем могут быть установлены особые правила прохождения государственной службы, специальные права и обязанности, ограничения по службе, порядок проведения аттестации (оценки),  привлечения к дисциплинарной ответственности, возможность (или, наоборот, запрет) привлечения  к уголовной и административной ответственности.

Таким образом,  в понимании сущности государственной службы в последние 10-15 лет сделан определенный  шаг, однако, по всей вероятности, в контексте реформирования общей системы государственного управления этого явно недостаточно. Так, например, в государстве, с социально-ориентированной экономикой, с социальной направленностью управленческих решений, видимо, должен проявляться и институироваться социальный характер государственной службы.

Ограничение реформирования государственной службы по признаку организационно-правового существенно сужает ее роль  в общественном развитии и может привести к самовоспроизводству деятельности, отторжению от большинства общественных процессов и населения страны в целом.

Не вызывает сомнений, что главная функция государственной службы, и в этом ее суть, - служить обществу, обеспечивать устойчивую связь государства и общества, государства и его граждан, в своей деятельности практически реализовывать демократические принципы, расширять условия для создания гражданского общества, мотивировать развитие его самоуправленческой  деятельности средствами профессиональной управленческой работы, максимально делегировать функции управления общественным институтам, гражданам, словом, поддерживать их свободную жизнедеятельность и жизнеспособность на основе не только права, но и тех духовно-нравственных  принципов, ценностей, которые являются определяющими для народного самосознания. Поэтому государственная служба не только организационно-правовой институт общества, но и его социальный, возможно, достаточно специфический институт, характеристикой которого должны стать: духовно-патриотический центр,  призванный управленческими средствами подвигать общество на практическое осуществление его целей: социальной справедливости достижения достойной жизни своих членов, развития, демократических институтов, формирования высокой духовности каждого своего члена, развития науки, культуры, образования.

Ключевым в исполнении государственной должности является  не только высокий профессионализм государственного служащего, но его личностные качества, гражданская позиция, высокая нравственность и  умение служить своему отечеству, социальная ответственность за результаты принятия и реализации управленческих решений.

Все это предполагает проведение комплексных исследований, результатом которых должно стать обоснование государственной службы как специфического социального института, выявление  особенностей  его функционирования в системе государственного управления, взаимовлияния государственной службы и социальных процессов в обществе, развитие социальной ответственности за управленческие решения, целевая направленность деятельности государственной службы на социальное  воспроизводство населения и т.п.

Состояние научной разработанности проблемы исследования

Разработка общих теоретических проблем реформирования государственной службы основывается на методологической базе исследований Анисимова А.С., Атаманчука Г.В., Байкова В.Э., Деркача А.А., Приваловой С.В. и др. Социальная направленность организации деятельности государственной службы отражена в работах Байкова Н.М., Волчковой Л.Т., Магомедова К.О., Потемкина В.К. Сущностные характеристики функций государственной службы определены в работах Грековой  Ж.В., Казанцева Н.М., Мурадян В.А. Механизм формирования общественных реакций  на результаты деятельности государственной службы исследован в работах Докторова Б.З., Грушина Б.А., Здравомыслова А.Г., Рывкиной Р.В.,  Ядова В.А. Процессы институционализации управленческих решений обоснованы Бузганиным А.В., Заславской Т.И., Лебедевым П.Н., Полозовым В.Р., Пригожиным А.И., Сорокиным П.А., Юрьевой Т.В. и др.

Цель и задачи исследования 

Цель предпринятого исследования состоит в обосновании государственной службы как социального института, определении социальной направленности деятельности института  государственной службы и механизма его реформирования.

Для достижения поставленной цели в работе решены следующие основные задачи:

- предложена оригинальная интерпретация института государственной службы как специфического социального института и предмета социологического исследования;

- определены особенности построения и функционирования государственной службы на федеральном и региональном уровнях управления;

- проанализирован механизм управления социальными процессами в деятельности института государственной службы на региональном уровне;

- определена взаимосвязь социальных, организационно-управленческих и организационно-экономических функций в вопросах реформирования государственной службы;

- определен  социальный потенциал реформирования государственной службы в социальном воспроизводстве населения;

- обосновано значение и определены функции государственной службы в контексте формирования и реализации Национального проекта социального воспроизводства населения;

- обоснована необходимость институционализации социальной ответственности государственной службы за результаты общественного развития.

Предмет и объект исследования

Предметом исследования явились социальные и организационно-управленческие процессы реформирования государственной службы.

Объектом исследования стали социальный и организационно-правовой институты государственной службы, деятельность которых реализуется на федеральном и региональном уровнях.

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретико-методологической основой исследования явились труды отечественных  и зарубежных исследователей государственной службы,  фундаментальные положения социологии управления, социальной диагностики управленческих решений, теории личности.

Информационной базой исследования стали материалы включенного наблюдения, контент-анализа, экспертных интервью и социологических опросов различных групп населения,  специалистов государственной службы, проведенных в период с 2001 по 2007 год.

Гипотезы исследования

В качестве основных гипотез в работе выдвинуты следующие:

1. Длительное невнимание к процессам становления и развития государственной службы в общественном сознании приводит к ее самоизоляции, самовоспроизводству, отвлечению от важнейших процессов  социального и экономического развития;

2. Придание государственной службе статуса социального института позволяет на программной основе решать вопросы социального воспроизводства населения, повышения уровня и качества жизни;

3. В деятельности социального института государственной службы возможна формализация функции социальной ответственности за результаты общественного развития;

4. Социальный мониторинг отражения в сознании населения результатов деятельности государственной службы может стать основой рационализации ее реформирования;

5. Взаимосвязь социального и организационно-правового институтов позволяет структурировать по направленности, целям, задачам и результатам деятельность государственной службы и обеспечить взаимодействие с общественными организациями и населением в целом.

Научная новизна исследования

К основным результатам, полученным в процессе диссертационного исследования и составляющим его новизну, относятся следующие:

- развиты концептуальные положения теории организации и управления социальными процессами в деятельности института государственной службы;

- обоснована необходимость формализации социальной направленности деятельности института государственной службы в системе государственного управления;

- определены на основании теоретического и эмпирического исследования сущностные характеристики управленческой деятельности в системе государственной службы и обоснована взаимосвязь организационно-правовых, экономических, психологических и социальных функций, составляющих основу деятельности института государственной службы;

- определены особенности построения и функционирования социального института государственной службы, механизм ее реформирования в процессе реализации Национального проекта социального воспроизводства населения;

- осуществлена структуризация деятельности социального института государственной службы с позиции расширения прав, обязанностей и ответственности в решении проблем социального воспроизводства населения и повышения уровня и качества жизни;

- обоснован и описан механизм социальной ответственности государственной службы за результаты социально-экономического развития  населения;

- разработан механизм социального мониторинга отражения в сознании населения результатов деятельности социального института государственной службы по управлению социальными процессами регионального развития.

Практическое значение исследования

Практическое значение исследования состоит в следующем:

- теоретические положения исследования, касающиеся построения и функционирования социального института государственной службы, формирования механизма управления социальными процессами, социального воспроизводства населения, институционализации социальных функций в процессе реформирования государственной  службы использованы в учебном процессе в вузах в учебных курсах «Социология управления» и «Экономическая социология и демография»;

- методический инструментарий процессов реформирования института государственной службы с позиции усиления социальной направленности, реализации социальных функций, учета общественного мнения  населения о результатах  его деятельности, а также социальной ответственности  работников госслужбы могут быть использованы в практической деятельности законодательных и исполнительных органов власти и реализации Национального проекта социального воспроизводства населения.

Диссертационная работа состоит из введения, 5 глав, заключения и списка использованной литературы.

Результаты социологических исследований представлены в 28 таблицах и 10 схемах.

ΙΙ. Основное содержание работы

Внимание к проблеме организации и реформирования государственной службы обусловлено тем, что в понимании большей части населения страны принадлежность к государственной службе соотносится с наделением властными полномочиями в решении социальных, экономических, правовых  и научно-технических вопросов. Вместе с тем по социальным оценкам различных групп населения в Северо-Западном Федеральном округе реформы еще и не начинались – 12,5%, реформы проводились с отрицательным результатом – 42,0%, реформы проводились с неясными целями – 17,5%, реформы вступили в решающую фазу – 23,0%, о реформах ничего не слышали 5,0%.1

Экспресс-опрос населения (№ 100) на выходе из общественных приемных, приемных глав администраций выявил целую группу негативных характеристик государственных служащих: цинизм (72,0%), лицемерие (75,0%), эгоизм (28,0%), амбициозность (44,0%), черствость в отношении к простым людям (85,0%), продажность (52,0%), стремление к личному обогащению (48,0%), непрофессионализм (48,0%), взяточничество (52,0%), злоупотребление служебным положением (74,0%), личная нескромность (55,0%), нравственная распущенность (37,0%).

Подобные социальные оценки обусловлены утратой в 90-е годы управляемости государством из-за персонализации власти, подменой экономических интересов и ожиданий основных

социальных групп населения политической целесообразностью, замкнутостью и корпоративностью правящей элиты при высоком уровне ее жизни, что не стимулировало стремления принятия мер  по росту благосостояния населения страны. Кроме того, внимание к реформе государственной службы длительное время придается с позиции выполнения его государственно-правовых и государственно-организационных функций, что, в конечном счете, приводит к ее обособленности и саморазвитию в системе государственного управления.

В последние годы в обществе отмечается рост понимания того, что государственная служба в своей деятельности должна иметь социальную направленность, обеспечивать управление социальными процессами, социальное воспроизводство населения. То есть, государственная служба должна стать социальным институтом, посредством деятельности которого обеспечивались бы права граждан, поддерживалась свободная жизнедеятельность общества, а сами государственные служащие могли бы стать интеллектуальным, организующим и нравственным лидером в осуществлении социальных, экономических и научно-технических преобразований.

В формировании социального института государственной службы выявлен ряд ограничений, среди которых:

  • недостаточно отработанная нормативная база взаимодействия различных властных структур – 5,0%;
  • слабое разграничение полномочий либо его полное отсутствие как по вертикали, так и по горизонтали власти – 44,0%;
  • недостаточная заинтересованность во взаимодействии с другими структурами власти – 42,0%;
  • отсутствие органов, координирующих работу различных институтов власти - 41,0%;
  • сложности в получении исчерпывающей информации для принятия управленческих решений – 38,0%;
  • появление во властных структурах «случайных» людей – 25,0%.

В результате социологического опроса респонденты отмечали, что руководители представляющие высший эшелон исполнительной власти, обладают управленческими функциями контроля (27,0%), координации (16,0%), организацией взаимодействия в разных формах (5,0%), но не планированием, не моделированием, формированием инновационных технологий управления и организацией деятельности системы государственной службы и т.д. Более того, за общими

управленческими формами работы совершенно не видно программных или проектных действий, направленных на развитие социальной сферы, создание рабочих мест, территориальной организации производства, безопасности проживания населения, включая общественную и экологическую безопасность.

Длительное невнимание к социальным вопросам в деятельности института государственной службы привело к ухудшению социального самочувствия населения, усилению протестных начал в их деятельности.

Так, у 52,0% респондентов социальное самочувствие тревожное по признакам:

  • боюсь потерять работу – 67,0%;
  • боюсь за будущее детей – 72,0%;
  • боюсь за свое будущее – 44,0%;

У 17,5% респондентов социальное самочувствие тревожное, но по другим признакам:

  • нестабильность политической ситуации – 82,0%;
  • нестабильность экономической ситуации – 75,0%;
  • нестабильность законодательной базы – 64,0%;
  • нестабильность бизнес-отношений – 58,0%.

Далее у 18,0% респондентов их социальное самочувствие обусловлено низким социальным статусом при завышенных общественных и профессиональных амбициях.

Социальное самочувствие 12,5% респондентов связывается с невозможностью сохранить свои накопления из-за высокого уровня инфляции, роста цен и т.п.

В целом по оценкам респондентов их жизнь не изменилась – 52,5%, стала хуже – 20,5%, стала лучше – 19,1%, затруднились ответить – 7,9%.

Заметим, что в 2006 году протесты населения, имеющие в своей основе экономические причины были дополнены причинами межэтническими и межнациональными.

Результаты деятельности института государственной службы в последние годы, оцениваемые респондентами по 5-балльной шкале, следующие: 5 – 1,4% 4 – 8,6%; 3 – 54,0%; 2 – 30,5%; 1 – 5,3%.

Изложенное подчеркивает необходимость новой интерпретации государственной службы как социального института. И здесь необходимо отметить, что в действующих положениях, регламентирующих деятельность государственной службы отсутствует спектр трудовых отношений. Еще в 20-е годы прошлого века известный социолог С.А.Оранский писал, что «...в производительном  труде находит свое выражение отношение

общественного человека к природе, - степенью его развития определяется и степень власти общественного человека над природой».2 И далее. С.А.Оранский подчеркивает, что «...производительный труд производит продукты, вещи, обладающие потребительской ценностью, приводит к увеличению тех материальных благ, которыми располагает общество».3 Внимание к человеку в сфере труда становится не менее актуализированным, чем и 100 лет назад. «Странно было бы, - пишет Г.Спенсер, - если бы среди всеобщего движения один человек оставался постоянным и неизменным».4 Нельзя не видеть, что перекосы в государственном управлении могут привести и приводят к нарушению равновесия между управляющей и управляемой подсистемами. А это, по нашему мнению, является первопричиной разбалансированности так называемого «базиса и надстройки» системы государственной службы. Ведь еще И.Б.Новик подчеркивал, что «Управление в самом общем виде может быть определено как приведение системы в соответствие с объективной закономерностью, действующей в данной среде».5 В этой связи можно сделать вполне определенный вывод о том, что разрешение проблемы разбалансированности государственного управления может быть осуществлено при условии, если государственную службу рассматривать как специфический социальный институт с фиксированными правами, обязанностями и ответственностью за результаты деятельности.

Теоретический анализ концептуального понимания института государственной службы позволяет определить его специфические черты, наиболее характерные для новой научной его интерпретации как специфического социального института:

  • наличие собственной идеологии позиционирования в политической, экономической, научно-технической и социальной структуре общества;
  • создание механизма влияния на принятие законов, нормативно-правовых актов, инструкций и регламентов, определяющих состав управленческих решений по политическому и социально-экономическому развитию страны и субъектов хозяйствования;
  • создание системы взаимодействия органов управления на различных уровнях принятия управленческих решений;
  • создание системы взаимоподдержки в вопросах определения прав, обязанностей, ответственности как в принятии управленческих решений, так и их реализации;
  • создание системы извлечения дополнительных доходов из своей деятельности, например, посредством коррупционных связей и т.п.;
  • самоограничение в выполнении функций по социальному и экономическому развитию населения проживающих в различных территориальных образованиях;
  • выборочный контроллинг за результатами социально-экономического развития населения;
  • расширение спектра влияния на политическую ситуацию в стране посредством так называемого административного ресурса;
  • самовоспроизводство структур, относящихся к компетенции государственной службы;
  • расставление приоритетов в деятельности структур государственной службы без соответствующего социального мониторинга  и т.п.

Таким образом, государственная служба – это социальный институт, призванный обеспечить выполнение государством своих задач и функций, имеющий в своем распоряжении значительный объем материальных, идеологических и социально-принудительных ресурсов, обеспечивающих особую роль и статус служащих государственных органов в обществе. Она определяет собой исторически закрепившиеся нормы и правила поведения людей в сфере государственного управления, регулирующие жизнедеятельность и жизнеспособность населения страны посредством исполнения обязанностей в рамках государственных должностей.

Как социальный институт, государственная служба находится в тесной зависимости с другими социальными институтами, влияет на них  и подвергается влиянию с их стороны. Однако это весьма затруднительно в связи с тем, что в настоящее время государственная служба является весьма специфическим социальным институтом, во многом, противопоставляемым основной массе населения страны, перестающим реагировать на ценностные предпочтения и ориентации населения и организующим свою деятельность по принципу замкнутой системы.

Вместе с тем важно отметить, что социальные институты, включая институт государственной службы, взаимосвязаны и взаимозависимы, так как действуют на едином социальном поле: экономическом, социальном, религиозном, духовном, историческом, территориальном. Социальные поля соотносятся друг с другом по принципу системы и подсистемы: одно социальное поле является подсистемой другого и само включает в себя более мелкие социальные поля, кроме того, поля формируются в разных плоскостях и в результате переплетаются друг с другом. Они имеют разную силу, поэтому их влияние на попавших в сферу их влияния индивидов может сильно варьироваться. Структурно социальное поле представляет собой, по нашему мнению, совокупность социальных институтов, организаций, учреждений, неформализованных групп людей или отдельных личностей, взаимодействующих по определенным правилам и нормам, поддерживающим одни и те же ценности.

Государственная служба формирует собственное социальное поле, которое структурно включено в социальное поле государства. Социальное поле государственной службы состоит из федеральных государственных органов (министерств, ведомств, комиссий и т.п.), государственных органов субъектов федерации, муниципальных органов власти, а также из руководителей государственных предприятий и учреждений.

Наиболее приближенными к населению являются органы местного самоуправления, однако, по оценкам респондентов они:

  • не работают - 8,5%;
  • работают, но не в полную меру - 27,0%;
  • работают, но не могут работать лучше  - 21,0%;
  • успешно работают  - 2,0%;
  • нет ответа  - 41,5%.6

Причины подобных ответов видны из ответов респондентов на группу закрытых вопросов:

  • недостаточное финансирование

- 37,0%;

  • отсутствие взаимодействия органов управления различных уровней

- 14,5%;

  • дублирование функций управления, приводящих к отсутствию управленческих решений и результатов

- 12,5%;

  • низкий уровень профессиональной подготовки государственных служащих

- 12,5%;

  • отсутствие инициативы и предприимчивости государственных служащих

- 11,0%;

  • отсутствие признаков ответственности за результаты управленческих решений

- 10,0%;

  • коррупция

- 2,5%.

Сами представители государственной службы несколько иначе оценивают проблемную ситуацию в постановке работы на местном уровне управления:

  • отсутствие комплексной нормативной базы, регламентирующей  деятельность органов государственного и муниципального управления

- 52,8%;

  • отсутствие четкого разграничения предметов ведения деятельности

- 29,0%;

  • отсутствие личной заинтересованности во взаимодействии с другими органами управления

- 21,0%;

  • отсутствие органов информационного обеспечения деятельности органов управления и институтов коммуникаций

- 19,5%;

  • организация прав в принятии управленческих решений

- 6,0%.

Подобные социальные оценки актуализируют вопросы коммутативной активности социального института государственной службы.

Коммуникации в современных условиях являются основой жизнеобеспечения не только каждой организации и предприятия, но и населения страны в целом. Так, специалисты в области менеджмента считают, что 63,0% английских, 73,0% американских, 85,0% японских руководителей выделяют коммуникацию как главное условие на пути  достижения эффективности их организаций, причем сами руководители тратят на нее от 50,0% до 90,0% своего времени.

Благодаря коммуникациям социальный институт государственной службы имеет возможность осуществлять сбор, анализ и систематизацию информации о различных аспектах общественной позиции населения и оперативно реагировать на социальные ожидания и предпочтения населения.

Можно высказать предположение о том, что реформа государственной службы может быть социально ориентированной лишь посредством взаимодействия между институтами власти и населением.

В качестве мер, которые могли ориентировать государственную службу на созидательную деятельность респонденты называют следующее:

  • укрепление государственного вмешательства

в экономику - 66,7%;

  • стабильный и одинаковый для всех правопорядок - 60,1%;
  • укрепление дисциплины в реализации

  управленческих решений - 42,9%;

  • обуздание аппетитов олигархов  - 35,7%;
  • честный труд людей - 29,9%;
  • совершенствование работы госаппарата - 23,9%;
  • восстановление русской культуры и народности - 23,5%;
  • восстановление государственного контроля

над экономикой - 22,5%;

  • развитие предпринимательства и укрепление

прав собственника - 16,7%;

  • усиление центральной власти и ограничение

местничества  - 14,1%;

  • передача прав в решении вопросов местным

органам власти - 12,1%;

  • развитие политической демократии  - 10,3%.

В системе коммуникации социального института государственной службы и населения развивается деловое взаимодействие, признаками которого являются продуктивное сотрудничество, стремление к сближению целей, информационное обогащение взаимодействующих сторон, повышение социальной и правовой ответственности.

Деловое взаимодействие предполагает: обязательность контактов социального института государственной службы и населения независимо от их симпатий и антипатий; предметно-целевое содержание коммуникаций; соблюдение формально-ролевых принципов взаимодействия социального института государственной службы и населения; взаимозависимость участников взаимодействия в формировании и реализации Программы действий по решению проблемных вопросов общественного развития; социальный контроллинг деятельности социального института государственной службы.

Несомненно, коммуникации зависят от состава исполнителей в органах государственного управления, то есть от профессиональных кадров. На это обращают внимание более 64,0% опрошенных респондентов. Одновременно подчеркивается, что набор профессиональных кадров для осуществления реформ в системе государственной службы должен сопровождаться:

  • улучшением координации всей работы, включая контроль, отчетность, исполнение  - 54,5%;
  • развитием трудового потенциала работников - 49,5%;
  • усилением ориентации управления

на потребности людей - 33,0%;

  • усилением сотрудничества с общественными

объединениями  - 21,5%;

  • усилением контроля за деятельностью аппарата

государственного управления - 15,0%;

  • развитием политического взаимодействия и политической культуры населения с целью повышения народного  благосостояния - 12,0%.

Таким образом, в процессе социальных коммуникаций институтов власти с населением планомерно может осуществляться процесс «понимаемости» смысла происходящего в реформе государственной службы, вовлечения различных социально-профессиональных групп населения к участию в государственном управлении, формирование резерва профессиональных менеджеров для эффективного управления, диагностика личностных и профессиональных качеств претендентов для работы на государственной службе, деконфликтизации  системы общественных отношений и т.д. 

Этому, во-многом, будет способствовать целенаправленная работа социального института государственной службы по организации управления социальными процессами регионального развития. Обусловлено это тем, что именно в регионе наиболее ярко соприкасаются отраслевые и территориальные интересы, фиксируется процесс потребления  товаров и услуг, фондов потребления и накопления, формируется отношение населения к проводимой государством экономической и социальной политике, а государственное управление в лице институтов государственной службы наиболее приближено к поселенческой общности.

В социальных процессах необходимо выделить признак реальности, цель которого состоит в сохранении уровня «осознанного» в человеке, благодаря которому обеспечивается общественное устойчивое развитие. Признак реальности в социальных процессах призван свести к минимуму бессознательное и подсознательное напра­вить не на удовлетворение низменных потребностей че­ловека, а на созидание и развитие общества.

Подобные социальные оценки в сознании человека способствуют преодолению комплекса неполноценности, сглаживают стремление к превосходству, реализующемуся зачастую посредством эгоистичного поведения и озабоченности достижением личной славы за счет дру­гих, обеспечивают формирование стиля жизни, характе­ристиками которого являются «жизненный план» или пу­теводный преобладающий образ. Эти условия предполагают учет в деятельности социального института государственной службы социального интереса, социальной активности, социальной деятельности населения.

Социальный интерес представляет чувство эмпатии ко всем людям, проявляется в сотрудничестве и коммуникациях с другими индивидами ради общего успеха, выступает критерием социально-психологической и об­щественной зрелости человека. Социальная активность в полной мере зависит от того, как человек подходит к ре­шению жизненных проблем: от вялости и апатичности до постоянной неистовой активности. Заметим, что соци­альная активность играет либо конструктивную, либо де­структивную роль только в сочетании с социальным ин­тересом.

Социальные действия связываются нами с реакциями населения на результаты социально-экономического развития, соблюдения их прав, социальной защитой и механизмом социального партнерства с социальным институтом государственной службы.

Социальный процесс, видимо, является или может стать неким конструктом развития региональной экономики, зависящем от преобладающего типа личностных характеристик человека, от характера участия в процессе преобразования региональных систем.

В деятельности социального института государственной службы управление социальными процессами состоит не только в выделении финансовых и материальных ресурсов, обеспечивающих жизнедеятельность и жизнеспособность населения территориальных образований, но и в формировании политической воли, социальной воли и ответственности у соответствующих представителей региональных и федеральных органов власти. То есть, главная здесь проблема – это понимание стратегии развития регионов и страны и определяющей  роли в этом человека, социальной личности, без реализации интересов которой, в том числе, а может быть в первую очередь, - во вне производства, в жилищно-бытовой, культурной и других сферах, нельзя реализовать, а тем более развить в общественных интересах, его ресурсы, составляющие сущность и содержание социальных процессов.

В обобщенном виде структура социальных процессов, являющихся объектом управленческого воздействия со стороны социального института государственной службы, представлена на схеме 1.

Схема 1. Структура социальных процессов, являющихся объектом управленческого воздействия института государственной службы

Структурно управленческое воздействие социального института государственной службы на социальные процессы регионального развития имеет различные основания. Так, по своему содержанию они различаются как финансово-экономические, кадровые, социо-трудовые, социо-психологические, правовые, организационно-управленческие и т.д. По своей сложности, механизмы управленческого воздействия представляются как малосложные (однофакторные, одноуровневые и т.д.), многосложные (комплексные), многоуровневые системные (национальные, глобальные). Сложность управленческого воздействия определяется также необходимым временем для их разрешения. По этому параметру управленческое воздействие можно подразделить на текущее (оперативное), ближне- и дальнесрочное, стратегическое. С позиции необходимых средств и источников для своего разрешения управление социальными процессами подразделяется на те, для разрешения которых достаточно местных (региональных)  средств и усилий, и на те, для которых необходимо то или иное участие федерального Центра. 

Но это, пожалуй, один из аспектов управленческого воздействия социального института государственной службы на социальные процессы регионального развития.

Регион представляет собой социальную систему, обладающую относительной самодостаточностью с точки зрения критериев равновесия между такими факторами, как территориально ориентированная социальная организация, доступ к экономическим ресурсам, восполнение и социализация населения, культурная легитимизация системы как независимого целого. Как следствие, управленческое воздействие социального института государственной службы на социальные процессы регионального развития должно «охватывать» и формальные межличностные отношения (в том числе симпатии, антипатии, личная причастность к тому или иному явлению) и психологические механизмы воздействия между людьми (сопричастность, соучастие, сопереживание, подражание, внушение и т.п.). Управление тем самым направлено, прежде всего, на регулирование взаимоотношений, при этом  оно должно рассматриваться как определенным образом спланированная и направленная на решение конкретных задач организационного управления социальным процессом и обеспеченная специальным инструментарием деятельность органов управления. При чем важным моментом является прогнозирование последствий управляющих воздействий на отношения между людьми, если они отнесены в будущее.

Отсюда интерес общества не только к определенным процессам, их протеканию, но и возможности воздействия на них. Среди социально-психологических аспектов управления социальными процессами важным представляются такие как, организация межличностной и деловой коммуникаций, мотивированность других, формирование команды, активное использование коммуникативных технологий,  учет социо-культурного базиса этих процессов, неконфликтное поведение, снижение психологической напряженности, переключение внимания на новые виды  и формы активности и т.п.

Управление существует везде, где есть деятельность, это необходимый атрибут отношений, суть которых заключается в соединении интересов и сил в совместное действие. Сфера управления захватывает сложную систему отношений, которая осуществляется в определенном психологическом пространстве, под влиянием социально-психологических факторов. Это, прежде всего коммуникативные, связанные с управлением отношениями, взаимодействиями в социальных процессах. Сюда можно отнести вопросы организации межличностной и деловой коммуникаций, их глубину и масштабность, согласование и рассогласование позиций. Вопросы отношений по вертикали – отношения руководства и подчинения по горизонтали.

Управления социальными процессами тем эффективнее, чем полнее учтены мотивационные факторы, включающие мотивацию участия либо неучастия в них. Специфика проявляется как в особенностях структурно-иерархических характеристик мотивационной сферы, так и в содержании самих мотивов. Структурность мотивации, ее многоаспектность, сила и устойчивость – каждая из ее составляющих имеют существенное значение  как с точки зрения развития социальных процессов, так и управления. Характер динамики мотивационной сферы отражает особенности взаимодействия в системе социальный процесс – управление.

Нельзя обойти вниманием ценностные ориентации, связанные с наличием ценностей как духовных, так и общественных. Они в значительной мере отражают отношение к социальным процессам, их оценку и направленность. Ценности определяют цель и формируют развитие социальных процессов, а также поведение людей, включенных в них. Достаточно отметить, что эффективность социальных процессов зависит от системы ценностей в обществе, а также ценностей, составляющих мотивационное ядро личности. Индивидуальная система ценностей определяет позицию личности по отношению к социальным процессам. Учет их должен быть неотъемлемой частью управления, реализуемого в деятельности социального института государственной службы.

Социальные процессы возникают и протекают в определенной социально-психологической атмосфере. Она способна активизировать те или иные социальные процессы, либо тормозить их, препятствовать их развитию. Это одна из наиболее важных составляющих психологического пространства. Другой, не менее важной составляющей является напряженность в обществе, социальные настроения. Они определяют не только климат общества, но ориентируют людей на тот или иной тип поведения и отношения к социальным процессам.

Напряженность и социальные настроения тесно связаны с конфликтом. Социальные процессы сопровождаются конфликтами. Это могут быть конфликты интересов, конфликты мотиваций, конфликты ценностей, конфликты отношений, борьбы за власть, влияние, собственность, признание, самоутверждение, конфликты депривации, связанные с тем, что какая-то часть населения не участвует ни в каких социальных процессах.

Не может быть обойден вниманием и такой фактор как нравственное состояние общества и уровень нравственности каждого из участников социальных процессов.

Важное значение имеет социально-психологическая адаптация: успешность ее проявляется в устойчивом положительном восприятии социальных процессов, наличии благоприятной социальной позиции по отношению к ним, а также высокой степени удовлетворенности этой позицией. Все это показатели высокой степени адаптации. В случаях неблагоприятной позиции нельзя говорить об адаптации, полной или частичной. Успешная адаптация является тем благоприятным фоном, на котором развертывается включенность в социальные процессы регионального развития.

В деятельности социального института государственной службы, с учетом повышенного внимания к личностному фактору социальных процессов регионального развития, возникает объективная необходимость следующих управленческих функций: нормативных, оценочных, адаптивных, коммуникативных, прогностических, регулятивных и инновационных.

Посредством осуществления этих функций, их оценки и социальному контролю становится возможным определить прогрессирующие, застойные или деградирующие явления в деятельности государственной службы, наметить стратегию ее реформирования, исходя из целей общественного развития. 

Контуры организационно-технического процесса по преобразованию среды обитания населения региона в деятельности социального института государственной службы представлены на схеме 2.

Алгоритм деятельности структур государственной службы по управлению социальными процессами регионального развития представлен на схеме 3.

Управление социальными процессами в деятельности социального института государственной службы по мнению экспертов (№ 124) должно обеспечивать:

Схема 2. Контуры организационно-психологического процесса по преобразованию среды обитания населения региона в деятельности структур государственной службы

Схема 3. Алгоритм деятельности структур государственной службы по управлению социальными процессами регионального развития

  • уверенность населения в будущем  - 67,2%;
  • привлечение инвестиций - 55,2%;
  • усиление структур государственной службы

перед населением региона - 54,8%;

  • концентрацию и эффективное использование

всех видов ресурсов  - 50,4%;

  • усиление коммуникаций структур  государственной

службы с общественным организациями,

представляющими интересы населения региона - 39,8%;

  • повышение доверия населения

к органам власти на местах - 37,4%;

  • стратегическое видение регионального развития - 36,4%;
  • повышение уровня и качества жизни

населения региона - 34,8%.

Одним из важнейших результатов деятельности социального института государственной службы является социальное воспроизводство населения.

Социальное воспроизводство характеризуется многообразием уровней. Основными среди них являются классы, социальные слои, группы, индивиды. Воспроизводство ин­дивидов протекает в первичных территориальных (регио­нальных) и производственно-трудовых общностях (коллек­тивах). Оно тесно связано с демографическими процессами, обеспечивая воспроизводство новых поколений. В социальном воспроизводстве  населения,  составляющего данную социально-территориальную общность, выделяются такие составляющие, как демографическое, профессионально-квалификационное, этническое, культурное, духовно-идеологическое воспроизводство, воспроизводство социальной организации и социальных институтов.

Социальное воспроизводство не ограничивается физическим воспроизводством людей, а, будучи функцией соци­ально-территориальной системы, включает процессы и от­ношения по воспроизведению совокупности определенных социальных качеств, необходимых для участия населения в общественной жизни.

Одной из важнейших функций социального воспроизводства (в масштабах общества) является воспроизводство социальной структуры. Социально-демографической составляющей этого процесса на территориальном уровне яв­ляется демографическое возобновление компонентов соци­альной структуры, включая социальные перемещения. Профессионально-квалификационная составляющая вос­производства социальной структуры определяется характе­ром внутриструктурной дифференциации и интеграции (классовой, «слоевой», групповой). Воспроизводство социальной организации предполагает качественное изменение иерархической структуры статусов (сокращение расстояния между ними), расширение границ социальных ролей, их взаимозаменяемости в ходе социальных процессов. Вос­производство социальных институтов обеспечивает расши­рение границ санкционированной социальной деятельности по достижению определенных целей общественного разви­тия.

Социальное воспроизводство населения региона в деятельности социального института государственной службы призвано формировать социальную среду, обеспечивающую жизнедеятельность населения.

Социальная среда, строго говоря, представляет собой среду, созданную человеком - его умом, энергией и руками (искусственная среда) путем, во-первых, приспособления, сохранения и воспроизведения, переработки предметов и процессов природной среды; во-вторых, создания и воссоздания (сохранения), воспроизведения и качественного приумножения социальных благ и услуг как материально-вещественного, так и нематериального (интеллектуального, духовного, нравственного) характера. То и другое является продуктом деятельности человека и служит условием и фактором для поддержания и совершенствования этой деятельности, повышения ее продуктивности, поддержания и улучшения условий его обитания, исходя из неуклонно расширяющихся и возвышающихся потребностей. Социальная среда - это не пассивный, а, напротив, активный элемент жизнедеятельности человека. Это не только, ска­жем, жилище с его необходимым насыщением, не только здания заводов и фабрик, офисов и т.д., в которых протекает основное время деятельности людей и разворачивается про­странство этой деятельности, основные процессы и отношения социального производства и воспроизводства. Это и материалы, из которых сооружены дома и производствен­ные здания, насыщенные производительными силами и производственными процессами и отношениями, матери­альную основу которых, включая энергетику, составляют элементы, извлеченные из окружающей природной среды, переработанные, преобразованные. Вся система здраво­охранения, без активного участия которого в социальном  производстве и воспроизводстве нельзя представить социальную среду, черпает свой набор лечебных средств и пре­паратов из окружающей среды, перерабатывая ее элементы в меньшей или большей мере.

Социальная среда является важнейшим, если не опре­деляющим, элементом среды обитания человека, его окру­жающей среды. Если рассматривать содержание, место и роль социальной среды в жизни современного человека и общества, то нельзя не признать, что эта среда, при всем фундаментальном и исходном значении для нее природной, естественной среды, определяет качество жизни людей. Воспроизводство социальной среды во всем ее многообразии планируется, прогнозируется, детализируется в деятельности института государственной службы.

Социальная среда как целостный социальный, социально-природный организм предполагает и соответствую­щие подходы к управлению ею и ее воспроизводственными процессами. Одним из таких подходов служит требование единства системы социального управления, в том числе и управления социальной средой. Этот подход характеризует­ся наличием существенных, повторяющихся, устойчивых связей, структуры управления процессов и отношений между объектом и субъектом управления.

Управление процессами воспроизводства социальной
среды не должно выходить за допустимые границы, которые определяются значением управляющего воздействия, ограниченного пределами, диктуемыми особенностями управляемого объекта. В системе социального управления пределы такого воздействия определяются необходимой мерой, вытекающей из совокупности параметров данного социального объекта, поддающихся изменению посредством управленческого воздействия. При этом критериями служат не только улучшение условий жизнедеятельности людей, но и исключение негативного воздействия на природно-социальные элементы социальной среды (окружающая человека социализированная природа).

Как и управление вообще, управление воспроизводст­вом социальной среды имеет циклический характер и вклю­чает такие стадии, как социальное прогнозирование, соци­альное проектирование, социальное планирование, регули­рование и непосредственное руководство этими процесса­ми. При осуществлении управления воспроизводственными процессами социальной среды используются различные методы и средства: экономические, статистические, прогностические, административные, социально-психологические, а также специфические социальные. Среди способов воздействия, в частности, на индивидуальном, т.е. на самом нижнем, массовом уровне социального управления и регу­лирования применяются такие способы воздействия на по­ведение работников, как прямые (приказ, задание); через мотивы и потребности (стимулирование); через систему ценностей (воспитание, образование и т.п.); через окру­жающую социальную среду (изменение условий труда, ста­тусов в административной и неформальной организации и др.).

Эффект управленческой деятельности в сфере воспроизводства социальной среды характеризуется соотношени­ем ее (управленческой деятельности) полезного результата и объема затраченных для этого ресурсов (трудовых, произ­водственно-технических, финансовых и др.). Обобщающая оценка данного эффекта выражается в конечном результате функционирования и воспроизводства социальной среды.

Социальная оценка социальной среды по показателям реализации социальной политики, включая уровень и качество жизни, снабжения продовольственными товарами, медицинского обслуживания, бытового обслуживания, обеспечением пассажирским транспортом, экологической ситуации и т.п. позволяет установить, что в региональных образованиях добились значительных успехов – 3,3%, определенных успехов – 45,6%, практически ничего не добились – 39,7%, положение ухудшилось – 6,5%.

Решение проблемы видится в реализации деятельности социального института государственной службы в рамках Национального проекта социального воспроизводства населения, обеспечивающего социальную направленность, комплексность, определенность результатов и адекватность используемых ресурсов: правовых, организационных, социально-психологических.

Кроме того, в этих условиях возможна социальная ответственность государственной службы за организацию работы и результаты по социальному воспроизводству населения.

Совершенно очевидно, что социальная и экономическая ответственность государственной службы обусловлена обязательствами государства перед населением. Однако, зачастую ответственность сводится при так называемых  неблагоприятных условиях общественного развития только к увольнению должностных лиц. Но подобная «ответственность» скорее является признаком безответственности, когда происходит корректировка деятельности отдельных представителей государственной службы.

Роль и значение ответственности в регулировании ключевых социально-политических, государственно-правовых и многообразных управленческих взаимоотношений осознается сегодня на всех уровнях управления. Однако применяемые в настоящее время формы и средства (в том числе – правовые) обеспечения социально-необходимой степени выполнения взаимных обязательств субъектами уже достаточно сложной и стремительно изменяющейся сферы социальных отношений в управлении явно не соответствуют масштабам этой задачи. Анализ основных направлений развития отечественного законотворчества, к сожалению, это подтверждает. Создавшаяся ситуация не в последнюю очередь объясняется многолетней ориентацией исследований ответственности, и прежде всего – юридической, на традиционную концепцию ретроспективной ответственности.

В общем виде механизм социальной ответственности действует по принципу: социальная норма – поведение – оценка – ответственность. Этот принцип основан на объективных условиях, при которых только и может быть обеспечено нормальное функционирование общественных отношений, складывающихся в процессе совместной деятельности, предполагающих наличие необходимых гарантий выполнения их участниками принятых на себя обязанностей или своих социальных ролей. Поскольку все социальные нормы по своей природе авторитарны, то их «реальная жизнь» всегда выражается в различной степени обусловленности (предопределенности, связанности) поведения субъектов, которым они адресованы.

Можно выделить три уровня социальной ответственности: общество в целом, в т.ч. органы государственной службы, малые социальные группы поселенческой общности, личности.

Но здесь же необходимо отметить, что всякая социальная норма абстрактна, поскольку является общей моделью поведения, выражающей общественную необходимость, поэтому персонификация нормы есть необходимая стадия или элемент реализации ответственности. Предоставление и установление конкретному субъекту определенных прав и обязанностей, т.е. определение характера и содержания индивидуальных связей и отношений между субъектами на основе взаимных прав и обязанностей, и есть необходимая стадия реализации ответственности.

На этой стадии центральным звеном является обязанность. В самом общем приближении категория обязанности включает в себя обязанность следовать требованиям социальной нормы, т.е. при решении конкретной, часто конфликтной, ситуации следовать тем правилам, которые социально нормированы как эталонные, одобряемые и т.д.

Содержание обязанности включает в себя следующие элементы:

  1. обязанность определенного поведения, действий, необходимых с точки зрения общества;
  2. мера обязательного поведения, на которое могут претендовать заинтересованные (управомоченные) субъекты конкретных общественных отношений;
  3. возможность применения социального принуждения, если обязанность добровольна или надлежаще не исполняется.

Отсюда вывод: социальная ответственность – это ответственность не только за конечный исход, результат тех действий, которые определены как обязательные, но одновременно ответственность – это социальное принуждение, обеспечивающее соблюдение, следование социально нормированному эталону поведения, в данном случае – принуждение к надлежащему исполнению конкретных обязанностей. При этом конкретные формы и способы этого принуждения зависят от уровней контроля и особенностей тех социальных общностей, в рамках которых и осуществляется конкретная обязанность.

Во взаимодействии социальная ответственность и конкретная обязанность, а не обязанность вообще, составляют предпосылку принуждения: правового, экономического, организационного, психологического к исполнению функций, обязательств, предписаний, нормативных актов, законов, являющихся основой управления общественным развитием.

Социальная ответственность при таком ее понимании может означать осознанную и воспринятую лицом, независимо от его социального или должностного статуса, социальную необходимость ответственного и инициативного исполнения своих обязанностей перед обществом. В определенных случаях социальная ответственность может переходить в ответственность экономическую и юридическую.

Конструирование понятия ответственности в рамках правомерного поведения (позитивная ответственность) осуществляется в основном с ссылками на конституционные нормы, поскольку в действующей Конституции сформулированы принципы субъективно-объективных отношений в сфере государственного управления с указанием на процедуру подотчетности и подконтрольности даже государственных органов или должностных лиц перед другими и т.п.

Отметим, что 94 респондента по факту ответственности должностных лиц за исполнение своих обязанностей считают необходимым увольнение государственного служащего – 58,0%; лишение льгот, надбавок, страхового полиса – 55,0%; возмещение причиненного ущерба – 54,0%; уголовное наказание – 45,0%; запрет работы в системе государственной службы – 95,0%. Но это касается чисто служебных отношений, относящихся к компетенции государственной службы. Однако существуют действия государственных служащих за пределами своих прав, обязанностей и ответственности, наносящих не только социальный, правовой, но и экономический ущерб обществу. И здесь, видимо, приоритет принадлежит уголовной ответственности с возмещением экономического ущерба.

Вместе с тем существует масса способов освободить конкретное должностное лицо от персональной ответственности заменив ее безликой ответственностью органа управления.

По этим причинам представляется, что разграничение ответственности должностного лица и органа управления – вопрос далеко не простой, а что касается ответственности должностного лица за неправомерные действия, совершенные им за переделами компетенции, то она должна быть персональной, поскольку такой механизм в конечном счете усиливает персональную ответственность должностных лиц и, следовательно, обеспечивает большую гарантию прав граждан в управлении.

По результатам диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

  1. Кириллов В.В. Bodies of Management of Education of the Subjects of the Russian Federation // Management Planning of Education in Russia. – EU-TACIS, 1997. – 13 p.
  2. Кириллов В.В. Образовательные потребности личности и государственная система управления образованием // Материалы семинара – совещания работников органов управления образованием субъектов Российской Федерации в Выборге 24-26 сентября 1997 г. // Центр развития образования. – Выборг, 1997. – 3,0 п.л.
  3. Кириллов В.В. Планирование управления образованием // Научно-методический центр. – СПб.: 1998. – 1,0  п.л.
  4. Кириллов В.В. Построение образования как открытой демократической  системы // Материалы расширенного заседания головного совета и дирекции комплексной межрегиональной программы «Образование в России – XXI век». 22-23 апреля 1999 г. // Научно-методический центр. – СПб.: 1999. – 4,0 п.л.
  5. Кириллов В.В. Третья волна конституционной реформы или соотношение неопределенности в построении гражданского общества и правового государства в России. – СПб.: Вести, 2001. – 1,0 п.л.
  6. Кириллов В.В. Государственная служб а как специфический социальный институт. Препринт научного доклада. – СПб.: СПбАУП, 2002. – 1,3 п.л.
  7. Кириллов В.В. Социальная ответственность  государственной службы за результаты общественного развития. Препринт научного доклада. – СПб.: СПбАУП, 2003. – 1,3 п.л.
  8. Кириллов В.В. Организация управления социальными процессами регионального развития в деятельности института государственной службы. Препринт научного доклада. – СПб.: СПбАУП, 2004, - 1,5 п.л.
  9. Кириллов В.В. Социальные измерения реформы государственной службы. Препринт научного доклада. – СПб.: СПбАУП, НЦССиМИ, 2005, 1,6 п.л.
  10. Кириллов В.В. Социальные коммуникации в системе реформирования государственной службы. Препринт научного доклада. – СПб.: СПбГУЭФ, 2006. – 2,0 п.л.
  11. Кириллов В.В. Социальный мониторинг результатов деятельности института государственной службы. Препринт научного доклада. – СПб.: СПбГУЭФ, 2006. – 2,0 п.л.
  12. Кириллов В.В. Управление социальными процессами регионального развития в деятельности института государственной службы. Препринт научного доклада. – СПб.: СПбГУС-Э, 2006. – 1,2 п.л.
  13. Кириллов В.В. Развитие социального потенциала государственной службы. – В кн. Управление персоналом. Ученые записки. Книга IV. – СПб.: СПбАУП, 2006. – 0,5 п.л.
  14. Кириллов В.В. Основные направления реформирования государственной службы в РФ: социологический подход. В Межвузовском сборнике научных трудов. Актуальные проблемы труда и развития человеческого потенциала. Выпуск № 4. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. – 0,4 п.л.
  15. Кириллов В.В. Социальная ответственность государственной службы за результаты общественного развития. В сб.: Актуальные проблемы менеджмента на современном этапе в России: перспективы развития теории и практики управления сложными социально-экономическими системами и процессами. – СПб.: СПбГУ, 2006. – 0,2 п.л.
  16. Кириллов В.В. Социологический анализ разграничения бюджетных полномочий между уровнями власти // Вестник Российской академии естественных наук (г. Санкт-Петербург). -  2006. - № 1. 0,5 п.л.
  17. Кириллов В.В. Социальные проблемы современного российского общества // Вестник Российской академии естественных наук (г. Санкт-Петербург). -  2006. - № 4. 0,5 п.л.
  18. Кириллов В.В. Государственная служба: общественные оценки и направления реформирования // Вестник Российской академии естественных наук (г. Санкт-Петербург). - 2006. - № 5. 0,5 п.л.
  19. Кириллов В.В. Формирование новой системы  местного самоуправления Ленинградской области // Экономика и управление. СПб: 2006. - № 3. 0,5 п.л.
  20. Кириллов В.В.  Государственные служба как объект социологического исследования // Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки. Чебоксары, 2006. - № 5. 0,6 п.л.
  21. Кириллов В.В. Государственная служба как социальный институт и предмет социологического анализа. – Гатчина: Изд-во Ленинградского областного института экономики и финансов, 2006. – 16,9 п.л.
  22. Кириллов В.В. Социальный мониторинг результатов деятельности института государственной службы. – Гатчина: Изд-во ЛОИЭФ, 2006. – 1,4 п.л.
  23. Кириллов В.В. Функциональные основы реформирования государственной службы: социологический анализ. Гатчина: Изд-во ЛОИЭФ,  2007. – 1,1 п.л.
  24. Кириллов В.В. Государственная служба как предмет социологического исследования и реформирования. – Гатчина: Изд-во ЛОИЭФ, 2007. – 1,5 п.л.
  25. Кириллов В.В. Управление социальными процессами регионального развития в деятельности института государственной службы. – Гатчина: Изд-во ЛОИЭФ, 2007. – 1,1 п.л.
  26. Кириллов В.В. Социальная ответственность в системе государственной службы. – СПб.: Личность и культура, 2007. № 1. – 1,0 п.л.
  27. Кириллов В.В. Совершенствование управления социальными процессами в деятельности института государственной службы // Психология и социология в бизнесе: актуальные проблемы современности. Материалы Второго Международного Конгресса.  Минск, 2007. – 0,2 п.л.
  28. Кириллов В.В. Принципы реформирования института государственной службы. – СПб.: Управление персоналом. Ученые записки. Книга V, 2007. – 0,3 п.л.
  29. Кириллов В.В. Принципы и организационный механизм аттестации государственных служащих // Современные проблемы теории и практики управления персоналом. Материалы III международной научно-практической конференции. – СПб.: СПбАУП, 2007. – 0,2 п.л.
  30. Кириллов В.В. Принципы реформирования института государственной службы. – СПб.: Современные аспекты экономики, 2007, № 2. – 0,2 п.л.
  31. Кириллов В.В. Совершенствование управления социальными процессами в деятельности института государственной службы. – СПб.: Современные аспекты экономики, 2007, № 2. – 0,2 п.л.

1 Социологический опрос проведен под руководством автора в 2005 году в пяти регионах С-З Федерального округа, включая Санкт-Петербург, Ленинградскую область, Псков, Великий Новгород, Петрозаводск (№ 1100).

2 Оранский С.А Основные вопросы марксистской социологии. – Л.: Прибой, 1929, с. 135.

3 Там же, с. 135-136.

4 Спенсер Г. Социальная статика. – СПб.: Изд-во Врублевского, 1906, с. 43.

5 Новик И.Б. Кибернетика. Философские и социологические проблемы. – М.: 1963, с. 25.

6 Экспертный опрос проведен среды населения в муниципальных образованиях Ленинградской области (№ 1000).

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.