WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кузеванова Ангелина Леонидовна

ДИНАМИКА ЦЕННОСТНЫХ ПРИНЦИПОВ РОССИЙСКОЙ

БИЗНЕС-ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

22.00.03 Экономическая социология и демография

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

ВОЛГОГРАД 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный университет» 

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор
Василенко Инна Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор социологических наук, профессор

Кошарная Галина Борисовна

доктор экономических наук, профессор

Шаховская Лариса Семеновна

доктор социологических наук, доцент

Логинова Лариса Викторовна

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет»

       Защита состоится «28» октября 2011 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.029.06 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, г. Волгоград, Университетский просп., 100, ауд. 2-05 «В».

       

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного университета по адресу: 400062, г. Волгоград, Университетский просп., 100.

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор политических наук, профессор                                 С. А. Панкратов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Процессы реформирования социальной, экономической и политической сфер жизни российского общества, начавшиеся в конце XX века, создали предпосылки для становления и развития отечественной бизнес-деятельности. Выполняя ряд социально значимых функций, бизнес в современных условиях становится важной культурной и социально-политической силой общества, оказывая значительное влияние на ход общественного развития. Бизнес-слой играет опорную роль в процессе модернизации, являясь источником трансляции новых ценностей, формируя социальные устремления и образ жизни, соответствующие реалиям современности. Формирование российского бизнес-сообщества осуществляется в виде  динамичного процесса, развитие которого еще не перешло в стадию стабилизации и осложняется трудностями, связанными с легитимизацией  бизнеса в глазах общественности. Ценности бизнес-деятельности пока еще не стали безусловно принятыми и позитивно оцениваемыми обществом, что в определенной степени затрудняет процесс полноценной интеграции социальной группы бизнесменов в условиях реформирующегося социума. В связи с этим возникает необходимость формирования соответствующего мировоззрения представителей деловых кругов и идеологии, создающей основания для обеспечения экономической и социальной эффективности развития бизнес-инициатив в рамках российского общества.

Степень свободы, предоставляемой субъектам бизнес-деятельности в условиях реформ, осуществляемых в нашей стране, дает им возможность, с одной стороны, осуществить реализацию своего потенциала, а с другой, актуализирует проблему определения ценностных принципов деятельности в свете изменяющихся обстоятельств. Бизнес может как создавать предпосылки для развития социальности субъекта и прогресса общества в целом, так и выступать в роли фактора, нивелирующего значимость многих социокультурных ценностей.

Важность изучения исследуемой проблематики объясняется и тем, что ценностные принципы бизнес-деятельности являются частью культуры бизнеса, которая оказывает влияние на общественное сознание, духовно-нравственную атмосферу, на формирование ценностных ориентиров других социальных групп. Бизнес-культура активно воздействует на иные субкультуры, являясь катализатором формирования новой общественной морали, императивы которой в значительной степени противоречат традиционным установкам. В связи с этим возникает проблема взаимодействия социума и бизнес-слоя, актуализирующая необходимость осмысления основ социальной ответственности бизнеса, направляющей этот вид деятельности в русло цивилизованных отношений с обществом, основывающихся на взаимовыгодном сотрудничестве и партнерстве, на  поддержке социально значимых инициатив.

Степень научной разработанности проблемы изучения динамики ценностных принципов бизнес-деятельности представляется далеко не адекватной ее актуальности, что обусловлено спецификой и сложностью междисциплинарного подхода, отсутствием целостного представления о механизме формирования этих принципов. В целом, их анализ представляет собой еще недостаточно оформившееся исследовательское направление, в рамках которого идет поиск адекватных научных подходов, и многие проблемы еще недостаточно изучены. Тем не менее, в научной литературе можно выделить несколько массивов публикаций, так или иначе касающихся рассматриваемой темы, которые целесообразно разделить на несколько направлений.

В рамках первого направления научных исследований по выбранной нами тематике анализируется специфика социологического подхода к изучению экономической деятельности (труды М. Вебера, К. Поланьи,  Н. Смелзера, Р. Сведберга и др.), рассматриваются теоретические аспекты определения понятия «бизнес» как одной из конкретных форм проявления общественных отношений, исследуются принципиальные отличия этого вида социально-экономической активности от предпринимательства, разрабатываются основы для выстраивания концептуальной теории бизнес-деятельности (работы П. Друкера, С.И. Кретова, Ф.М. Русинова, А.А. Апишева, Ю.В. Пашкуса, О.Н. Мисько, А. Куделина,  А.И. Самоукина, Н.В. Самоукиной и др.).

Во втором выделенном нами блоке публикаций анализируются вопросы, связанные с изучением смысла понятия «ценности», предлагаются различные варианты интерпретации содержания этой категории. Основные положения аксиологической теории неокантианцев (В. Виндельбанда, Г. Риккерта) стали истоками различных методологических подходов в рассмотрении проблемы определения сущности ценностей в рамках основных направлений западной социологической науки, представленных в трудах М. Вебера, Э. Дюркгейма, У. Томаса, Ф. Знанецкого, К. Клакхона, Т. Парсонса. Помимо перечисленных авторов в разработку социологического подхода к определению содержания понятия ценностей весомый вклад внесли и другие зарубежные исследователи: Ф. Адлер, Я. Щепаньский, И. Витаньи, Н. Смелзер и др. Из представителей отечественной науки данную проблематику исследовали В.П. Тугаринов,  А.И. Пригожин, А.А. Ручка, С.Ф. Анисимов, Г.П. Выжлецов, А.В. Попов, Л.Г. Юлдашев, Т.А. Рассадина и др. Важно подчеркнуть значимость работ А.Г. Здравомыслова и В.А. Ядова, благодаря которым в научный оборот был введен термин «ценностная ориентация». Среди других авторов, занимавшихся изучением данной проблематики, особо следует отметить Н.И. Лапина, под чьим руководством были проведены крупномасштабные исследования, посвященные анализу ценностей россиян.

Весьма важным для нашего исследования является третий блок публикаций, посвященных изучению ценностных ориентаций дореволюционных и современных российских бизнесменов. Отдельные аспекты этой проблематики затронуты в работах В.П. Бойко, А.Н. Боханова,  О.И. Мятниковой, И.В. Масловой, А.Л. Свердловой, Е.В. Банниковой и др., изучавших меценатскую и благотворительную деятельность представителей деловой среды России второй половины XIX века; методы и нравственные принципы  ведения дела русскими купцами были изучены П.А. Бурышкиным, Н.Н. Зарубиной, Н.М. Барышниковым, В.Б. Перхавко и др. Важными для данной диссертации являются труды В.В. Радаева, в которых детально рассмотрены основные этапы эволюции модели экономического человека. Система ценностей и мотивационная структура современных представителей отечественной бизнес-среды стала предметом изучения в работах Г.Б. Кошарной, И.Г. Яковенко, В. Маслова; образ мышления и типы поведения бизнес-элиты подвергнуты анализу в трудах Л.В. Бабаевой,  А.Е. Чириковой; ценностно-мотивационные механизмы бизнес-деятельности изучались О.В. Бондаренко, С.Г. Климовой, Л.В. Дунаевским,  О.А. Свиридовым  и др.

Особо следует выделить блок публикаций четвертого из выявленных нами направлений, где осуществляется постановка проблемы социальной ответственности бизнеса, теоретические истоки анализа которой были заложены в трудах А. Смита и Д. Рикардо. В современных работах, посвященных изучению смысла ответственной бизнес-деятельности, сложились две основные позиции в ее понимании: первая, согласно которой популяризация социальной ответственности может подорвать институциональные основы свободного общества, изложена в трудах М. Фридмана, Т. Левитта, П. Хейне и др.; вторая, подтверждающая значимость соблюдения этого принципа, представлена в работах О. Клаузена, Ф. Найта, А. Риха и др. В отечественной научной литературе сложилось несколько точек зрения по определению сущности понятия «социальная ответственность бизнеса»: соответствующие выбранным исследовательским подходам варианты дефиниций предложены Н.Н. Зарубиной, Л.В. Логиновой, С. Перегудовым, И. Соболевой, С.А. Хохлявиным,  С.Ю. Дайманом и др.

Значимым для нашего исследования является массив публикаций, где осуществляется анализ основ и ценностей культуры бизнеса, определяется специфика ее российского варианта. Бизнес-культуру с позиции профессиональной ориентации рассматривают О.И. Генисаретский, Б.С. Модель, И.М. Модель, C.К. Хамирзова, Р.А. Ханаху, Т.А. Ачмизов; роль социальной ответственности в формировании данного типа  культуры выявляют Л. Харрисон, С. Хантингтон; определяющие характеристики и специфику организационной культуры анализируют в своих трудах П. Друкер, Р. Рюттингер; основные этапы формирования корпоративной культуры стали предметом исследования в работах З.А. Чернышевой, Г.Л. Багиева, В.В. Томилова; содержательные элементы деловой культуры всесторонне рассмотрены в исследованиях А.И. Пригожина, Е.И. Нестеренко, Л.И. Михайловой и многих других авторов.

Определенный вклад в изучение проблематики данного исследования внесли волгоградские ученые, в работах которых нашли свое отражение отдельные аспекты рассматриваемой темы. Вопросы, связанные с процессом реализации социальной ответственности как императива институционального механизма адаптации предприятия к рыночным условиям хозяйствования, рассматриваются в трудах О.В. Иншакова и Н.Н. Лебедевой; анализу проблемы взаимоотношений собственности и власти посвящены работы М.М. Гузева; мотивы и установки профессиональной деятельности бизнесменов стали предметом исследования в публикациях Л.С. Шаховской, И.В. Василенко, Н.В. Дулиной, В.В. Токарева; социальные условия инновационного бизнеса выявляются в трудах А.Ф. Московцева и О.В. Юровой; с изучением этики экономических отношений, поведения и мотивации хозяйствующего субъекта связаны работы О.В. Зуевой, Е.В. Фоминой, С.В. Кочетковой.

В целом, анализируя весь массив научных исследований, затрагивающих отдельные аспекты изучаемой нами проблематики, следует отметить определенную разрозненность представлений и интерпретаций, которые не формируют единую, целостную концепцию, рассматривающую процесс функционирования ценностных принципов российского бизнеса и их динамику. Вместе с тем, детальное изучение литературы позволило нам очертить круг вопросов, требующих научного осмысления. Не получила всестороннего социологического анализа проблема соотношения понятий «бизнес» и «предпринимательство». Недостаточно изученными остаются вопросы, касающиеся уровней действия ценностных принципов, механизма их формирования; не в полной мере рассмотрена проблема реализации принципа социальной ответственности отечественного бизнеса. Таким образом, сложность тематики и фрагментарность исследования динамики ценностных принципов российской бизнес-деятельности обуславливают необходимость ее углубленного, системного изучения на концептуальном уровне.

Объектом диссертационной работы является бизнес-деятельность в России, реализующаяся на основе ценностных принципов, свойственных этому виду социально-экономической активности.

Предметом исследования выступает процесс трансформации ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности, рассматриваемой в исторической ретроспективе и на современном этапе.

Цель диссертационного исследования раскрыть основное содержание и причины динамического развития ценностных принципов российской бизнес-деятельности в историческом прошлом и особенности процесса их реализации в настоящий период.

Цель диссертации предполагает решение ряда взаимосвязанных исследовательских задач:

  1. определить отличительные особенности бизнес-деятельности в сравнении с предпринимательством;
  2. раскрыть сущность и механизм формирования ценностных принципов изучаемого вида социально-экономической активности;
  3. выявить уровни реализации ценностных принципов бизнес-деятельности;
  4. обосновать рассмотрение социальной ответственности бизнеса как ценностного принципа;
  5. установить основные черты процесса реализации ценностных принципов российской бизнес-деятельности в IX–XV вв.;
  6. охарактеризовать динамику ценностных принципов бизнес-деятельности в России XVI–XVII вв.;
  7. выяснить направления трансформации ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности XVIII – первой половины XIX вв.;
  8. показать динамическое развитие ценностных принципов бизнес-деятельности в России второй половины XIX – начала XX вв.;
  9. интерпретировать ценностные ориентации современных российских бизнесменов как основу формирования ценностных принципов их социально-экономической активности;
  10. провести анализ реализации ценностных принципов современной отечественной бизнес-деятельности на микроуровне их действия;
  11. выделить основные характеристики мезоуровня функционирования ценностных принципов бизнес-деятельности в России настоящего периода; 
  12. дать оценку социальной ответственности российского бизнеса на современном этапе.

Основные гипотезы диссертационной работы.

1. Механизм формирования ценностных принципов бизнес-деятельности основывается на взаимосвязи ее ценностей и ценностных ориентаций и находится под воздействием социально-экономических, политических и культурных факторов, характерных для исторического периода развития общества.

2. Реализация ценностных принципов бизнес-деятельности осуществляется на микро-, мезо- и макроуровнях. На первом из них, связанном с диспозиционной системой личности, принципы действуют как правила профессионального поведения, представляют собой основания мировоззрения и внутренние убеждения бизнесмена. На мезоуровне они выполняют функции правил, определяющих нормы деятельности бизнес-организаций. На макроуровне ценностные принципы выступают в роли признака институционализации бизнеса, основы для реализации его социально значимых функций.

3. Действие одного и того же ценностного принципа на разных уровнях приобретает свою специфику, которая может выражаться в различной форме реализации, особенностях выполняемой роли и значимости, в неодинаковых масштабах последствий в случае несоблюдения принципа.

Теоретическую и методологическую основу диссертационного исследования составляют положения структурного функционализма, представленные в трудах Э. Дюркгейма и Т. Парсонса, а также социологические подходы к анализу экономической деятельности, разработанные М. Вебером, К. Поланьи, Н. Смелзером, Р. Сведбергом. При изучении ценностей, ценностных ориентаций и принципов бизнес-деятельности диссертант опирался на теоретические исследования К. Клакхона, Т. Парсонса, А.Г. Здравомыслова, В.А. Ядова. В данной работе были использованы методы системного и компаративного анализа, детерминации, конкретно-исторический и эволюционный подходы, эмпирические методы социологического исследования (анкетирование, экспертный опрос, глубинное интервью, анализ документов).

Эмпирическая база исследования включает:

– статистические материалы Территориальных органов  Федеральной службы государственной статистики по г. Москве, Волгоградской области и Краснодарскому краю;

–  данные социологических исследований: «Крупный российский бизнес: социальная роль и социальная ответственность (позиция населения и оценки экспертов» (сентябрь–октябрь 2004 г., по квотной выборке опрошено 1 750 человек в 11 субъектах РФ) Института комплексных социальных исследований РАН; «Какой же бизнес социально ответственный?» (сентябрь 2004 г., репрезентативный опрос 1541 респондента по многоступенчатой выборке в 39 областях, краях и республиках России), «Часто ли мы помогаем ближнему своему?» (март 2009 г., по пятиступенчатой выборке опрошено 1600 россиян в 42 регионах страны) ВЦИОМа; «Оценка деятельности российских предпринимателей» (июль 2008 г., всероссийский опрос 1600 респондентов по четырехступенчатой стратифицированной выборке), «Образ отечественного и западного предпринимателя в глазах россиян» (май 2010 г., общероссийская выборка, по многоступенчатой выборке опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах РФ) аналитического центра Ю. Левады. 

При написании диссертации интерпретированы результаты, полученные в ходе исследований, проведенных при непосредственном участии автора:

– анкетный опрос бизнесменов Москвы, Волгограда и Сочи «Ценностные принципы современной российской бизнес-деятельности» (январь–август  2008 г., тип выборки – многоступенчатая случайная с квотным отбором респондентов на последнем этапе, N=1050);

– глубинные интервью с 60 представителями бизнес-сообщества Москвы, Волгограда и Сочи на тему «Ценностные принципы современного отечественного бизнеса» (май–июль 2010 г.);

– экспертный опрос руководителей торговых предприятий Москвы, Волгограда и Сочи «Социальная ответственность современных российских бизнес-организаций» (январь 2011 г., Nэ=60, отбор экспертов производился по критериям опыта и стажа работы в сфере бизнеса, степени известности в деловых кругах). 

В работе использованы предварительные результаты, полученные в ходе реализации федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 гг.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Бизнес-деятельность – это вид социально-экономической активности, направленной на получение прибыли, основанной на самостоятельной инициативе, сопряженной с определенным уровнем риска. В отличие от предпринимательства, реализующегося в сфере производства товаров и услуг, бизнес-деятельность связана с развитием коммерции, торговли, оказанием торгово-посреднических услуг. Специфическими для предпринимательства являются ценности созидания, для бизнес-деятельности – ценности, связанные с процессом купли-продажи (согласование интересов бизнесмена и покупателя, долгосрочное сотрудничество и достижение взаимоприемлемых договоренностей с потребителями). 

2. Ценностные принципы бизнес-деятельности представляют собой  внутренние убеждения бизнесмена и основания его мировоззрения, правила, определяющие нормы деятельности бизнес-организаций и лежащие в основе функционирования социального института бизнеса. Механизм их формирования, находящийся под воздействием экономических, социальных, политических и культурных факторов, заключается в том, что ценности бизнес-деятельности становятся основанием для появления соответствующих ценностных ориентаций, на базе которых возникают ценностные принципы. Выделяются два сектора их действия: актуальный, в рамках которого принципы функционируют в реальной деловой практике, и потенциальный, где они не получают полноценной реализации или не соблюдаются в силу субъективных и объективных причин.

3. Ценностные принципы бизнес-деятельности реализуются на трех уровнях. Микроуровень связан с системой диспозиций личности бизнесмена, на чьей основе формируются ценностные принципы его деятельности, выступающие в качестве звена, связывающего объективно существующую социальную среду и индивидуальное сознание субъекта. На мезоуровне действуют ценностные принципы бизнес-организаций, которые делятся на две группы: первая является ядром организационной культуры, а на основе второй строится взаимодействие с внешней средой. На макроуровне ценностные принципы бизнес-деятельности, являясь одним из признаков институционализации бизнеса, представляют собой основу для осуществления его общественно значимых функций. Функционирование одного и того же принципа на перечисленных уровнях приобретает специфический характер, выражающийся в различной форме реализации, значимости и роли, в разных масштабах последствий в случае игнорирования принципа. Изменение границ актуального и потенциального секторов действия ценностных принципов на индивидуальном уровне влечет за собой аналогичные процессы на организационном и институциональном уровнях.

4. Социальная ответственность является ценностным принципом бизнес-деятельности, выражающим отношение зависимости бизнеса от общества, воспринимаемого им в качестве одного из определяющих оснований для принятия решений и совершения действий, прямо или косвенно касающихся общественных интересов. Реализация этого принципа является способом легитимизации и нравственной реабилитации бизнеса в социуме. Императивы социальной ответственности действуют на всех уровнях реализации ценностных принципов бизнес-деятельности, на каждом из которых наблюдается определенная специфика проявления этого принципа, обусловленная  различными вариантами его воплощения и степенью значимости, изменяющимися при переходе от одного уровня к другому.

5. В развитии отечественной бизнес-деятельности  IX–XV вв. на микроуровне реализации наблюдалась динамика ценностного принципа извлечения максимального дохода вне зависимости от характера способа его получения: в XI веке он потерял свое значение, трансформировавшись в принцип максимизации дохода без использования насильственных действий, что было связано с окончательным оформлением купечества в социально-профессиональную группу, утратившую воинские черты. На этом же уровне фиксируется динамическое развитие ценностного принципа уважения человеческого достоинства: если в IX–XIV вв. данный принцип игнорировался, то с XV века его значимость возросла, став причиной постепенного прекращения работорговли. Эта ценностная трансформация детерминировалась воздействием социокультурных факторов:  укреплением патриотических чувств в купеческой среде в связи с процессами создания единого государства и ростом влияния православного учения.

6. На микроуровне реализации ценностных принципов российской бизнес-деятельности XVI–XVII вв. выявляется динамика принципа моральной выносливости: его значение возросло, а соблюдение стало одним из основных условий сохранения бизнеса торгового человека, что было связано с репрессивной и переселенческой политикой русских государей. На индивидуальном уровне фиксируются изменения в реализации принципа использования части прибыли для храмосозидания и благотворительности: если ранее купцы финансировали возведение храмов с целью создания религиозных центров, оказывающих помощь в организации торговли, то в этот период храмосозидание осуществлялось в целях душеспасения и не имело прагматической направленности, что обуславливалось ростом социального самосознания купечества и влиянием православия. 

7. В XVIII – первой половине XIX вв. определилась динамика ряда ценностных принципов российской бизнес-деятельности на микроуровне действия: 1) реализация принципа защиты профессиональных интересов купечества утратила эпизодический характер и приобрела значительный масштаб, связанный со стремлением этого сословия оказывать влияние на правительственную политику в сфере торговли; 2) принцип использования части прибыли для храмосозидания и благотворительности трансформируется в принцип социального служения, основанный на желании деловых кругов добиться нравственной реабилитации бизнес-деятельности; 3) в связи с дальнейшим развитием буржуазных отношений возросло значение принципа соблюдения законности и стал актуальным принцип сохранения купеческой чести, действия в соответствии с императивами которого рассматривались как залог формирования положительной деловой репутации. На мезоуровне утрачивает свое приоритетное значение принцип коллективной ответственности и актуализируется принцип индивидуальной ответственности, реализация которого осуществлялась в деятельности акционерных компаний.

8. В истории российской бизнес-деятельности второй половины XIX – начала XX вв. фиксируется динамическое развитие ряда ценностных принципов на микроуровне: реализация принципа социального служения приобрела значительные масштабы, став типичным явлением для купеческой среды;  произошел переход принципа стремления к новым знаниям из потенциального сектора действия в актуальный. На организационном уровне отмечался весомый рост значимости ценностного принципа сохранения и укрепления деловой репутации торговой фирмы, который стал одним из определяющих для отечественной бизнес-деятельности того времени. Перечисленные изменения были связаны с ростом социального самосознания купечества, его стремлением повысить свой статус в обществе, добиться нравственной реабилитации  бизнес-деятельности в глазах общественности.

9. Ведущими для современного российского бизнес-сообщества являются ценностные ориентации, связанные с установками на материальную обеспеченность, реализацию личностного потенциала, благополучие близких, самостоятельность и независимость в принятии решений. В основе ценностно-мотивационного механизма отечественной бизнес-деятельности лежит направленность на извлечение прибыли, стремление к самореализации, желание повысить свой социальный статус. Интересы бизнесменов не выходят за пределы своей организации: прибыль вкладывается в расширение бизнеса, создание или развитие системы повышения квалификации работников, в увеличение заработной платы персонала организации, а  социокультурная среда, в рамках которой развивается бизнес, остается вне зоны внимания представителей бизнес-слоя.

10. На микроуровне реализации ценностных принципов современной российской бизнес-деятельности наблюдается процесс ценностной дифференциации, обусловленный влиянием факторов, связанных с масштабом профессиональной деятельности, местожительством бизнесмена, его половой принадлежностью, стажем работы в сфере бизнеса. Достижение ценностной интеграции возможно путем консолидации представительных организаций бизнеса, разработки декларативных документов общероссийского масштаба, создания условий для интенсификации коммуникационного процесса в рамках бизнес-сообщества. Культивирование идей ценностного консенсуса через институт бизнес-образования и в средствах массовой информации может способствовать созданию устойчивых представлений о ценностном единстве бизнес-слоя.

11. На мезоуровне часть социально значимых ценностных принципов современной российской бизнес-деятельности находится в потенциальном секторе действия. К этому ряду относятся принципы соблюдения законности, этической допустимости, справедливости в материальном и моральном стимулировании работников, содействия профессиональному и личностному росту персонала, полноты, правдивости  и достоверности  предлагаемой сотрудникам информации, полноценного обеспечения потребительских прав, безопасности предложенных товаров для потребителей и окружающей среды, недопущения дискриминации по признакам пола, социального статуса, национальности, вероисповедания. Меры, предусматривающие усиление борьбы с коррупцией в органах государственной власти и бизнес-среде, повышение уровня потребительской и правовой культуры граждан, укрепление системы социального партнерства, дальнейшее развитие института бизнес-образования, могут способствовать актуализации этих принципов.

12. На микроуровне действия принципа социальной ответственности современного российского бизнеса наблюдается модель поведения бизнесменов, которую отличает нежелание вкладывать средства в развитие социокультурной сферы и отсутствие понимания существования непосредственной причинно-следственной связи между коммерческим успехом и  социально ответственным поведением. Действие принципа социальной ответственности на мезоуровне характеризуется стремлением бизнес-организаций дистанцироваться от решения социальных проблем общества и ограничиться социальной активностью лишь в среде торгового предприятия. Для достижения более высокого уровня реализации принципа социальной ответственности отечественного бизнеса необходимы: оптимизация законодательной базы и налоговой политики, создание общедоступных информационных ресурсов, дальнейшее развитие системы социального партнерства, пропаганда идей социальной ответственности бизнеса через средства массовой информации и институт бизнес-образования, формирование активной гражданской позиции потребителей. 

Научная новизна диссертационного исследования определяется его целями и задачами и заключается в следующем:

– раскрыто содержание понятия бизнес-деятельности как вида социально-экономической активности, реализующейся в сфере коммерции, торговли, торгово-посреднических услуг и на основе ценностей процесса купли-продажи (согласование интересов бизнесмена и покупателя, долгосрочное сотрудничество и достижение взаимовыгодных договоренностей с потребителями), что отличает ее от предпринимательства, развивающегося в области производства и базирующегося на ценностях созидания;

– выявлен механизм формирования ценностных принципов бизнес-деятельности, складывающийся в рамках конкретно-исторического социокультурного и экономико-политического контекста,  предполагающий, что ценности этого вида социально-экономической активности являются источником возникновения ценностных ориентаций ее субъектов, на основе которых появляются ценностные принципы;

– предложена трехуровневая модель реализации ценностных принципов бизнес-деятельности, предусматривающая рассмотрение процесса их действия на индивидуальном (с учетом взаимодействия разноуровневых диспозиций личности бизнесмена),  организационном (с разделением принципов на две группы, имеющие отношение к корпоративной культуре и взаимодействию с внешней средой) и институциональном уровнях (с акцентом на ценностные основания функционирования бизнеса как социального института);

– аргументировано рассмотрение социальной ответственности как ценностного принципа бизнес-деятельности, реализация которого основана на согласовании частного и общественного интересов, понимании значимости отношений зависимости бизнеса от социума, связана с его легитимизацией и нравственной реабилитацией в обществе, с действием соответствующих императивов на микро-, мезо- и макроуровнях;

– показана динамика ценностных принципов российской бизнес-деятельности IX–XV вв. на индивидуальном уровне реализации, связанная с трансформацией принципа извлечения максимального дохода вне зависимости от характера способа его получения в принцип максимизации дохода без использования насильственных действий, с ростом значимости принципа уважения человеческого достоинства;

– выяснено основное содержание динамического развития ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности XVI–XVII вв. на индивидуальном уровне действия, характеризовавшегося возрастанием значения принципа моральной выносливости и изменениями в реализации принципа использования части прибыли для храмосозидания и благотворительности;

– доказано, что в развитии ценностных принципов российской бизнес-деятельности XVIII – первой половины XIX вв. наблюдалась динамика как на микро-, так и на мезоуровне реализации, на первом из которых произошла трансформация принципа использования части прибыли для храмосозидания и благотворительности в принцип социального служения и возросло значение принципа защиты профессиональных интересов, а на втором – повысилась значимость принципа соблюдения законности и актуальным стал принцип сохранения купеческой чести;

– определена динамика ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности второй половины XIX – начала XX вв., заключавшаяся в том, что на индивидуальном уровне реализация принципа социального служения приобрела значительные масштабы и произошла актуализация принципа стремления к новым знаниям, на организационном уровне возросла значимость принципа сохранения и укрепления деловой репутации торговой фирмы;

– дана оценка ценностных ориентаций современных российских бизнесменов, характеризующихся установками на материальную обеспеченность, самореализацию, обеспечение благополучия близких, самостоятельность и независимость в принятии решений, повышение социального статуса, а также отсутствием интереса к вложению средств в развитие социокультурной сферы;

– установлены факторы, детерминирующие ценностную дифференциацию на микроуровне действия принципов современной российской бизнес-деятельности (масштаб бизнеса, местожительство бизнесмена, его половая принадлежность, стаж работы), и предложены пути ее преодоления (объединение представительных организаций бизнеса, подготовка декларативных документов, активизация коммуникационного процесса в рамках бизнес-слоя, культивирование идей ценностной интеграции через систему бизнес-образования и СМИ); 

– подтверждено, что в отечественных бизнес-организациях настоящего периода принципы соблюдения законности, этической допустимости, справедливости в стимулировании работников, содействия их профессиональному и личностному росту, полноты и правдивости  предлагаемой сотрудникам информации, полноценного обеспечения потребительских прав и безопасности предложенных товаров, недопущения дискриминации по половому, религиозному, социальному и национальному основанию находятся в потенциальном секторе действия; 

– представлены меры по достижению более высокого уровня реализации принципа социальной ответственности современного отечественного бизнеса: совершенствование законодательства и налоговой политики, формирование соответствующей информационной базы, укрепление партнерских отношений между обществом, государством и бизнес-сообществом, пропаганда модели социально ориентированной компании, активизация гражданской позиции потребителей.

Теоретическая и практическая значимость работы. Основные положения диссертации являются отражением процесса расширения сферы научных разработок в экономической социологии, что  создает основания для  дальнейшего приращения знания в этой отрасли социологической науки. Выводы, полученные в результате диссертационного исследования, могут быть использованы в деятельности государственных учреждений, занимающихся вопросами взаимодействия с коммерческими структурами, и представительных организаций бизнес-сообщества, послужить базой для разработки программ социально ориентированной деятельности бизнеса. Материалы диссертации могут быть применены в преподавании учебных курсов «Экономическая социология», «Социология предпринимательства», «Социология организаций».

Апробация исследования. Выводы, материалы и результаты диссертационного исследования были представлены на научных конференциях: III международной научно-практической конференции «Тенденции развития мировой торговли в XXI веке» (Пермь, 2009), XV международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества» (Новосибирск, 2010), II международной научно-практической конференции «Инновации гуманитарных и естественных наук» (Екатеринбург, 2010), VIII международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы экономики, социологии и права» (Пятигорск, 2010), VI международной научно-практической конференции «Наука и современность – 2010» (Новосибирск, 2010), международной научно-практической конференции «Региональные социогуманитарные исследования. История и современность» (Пенза, 2011), международной научно-практической конференции «Общество, культура, личность. Актуальные проблемы социально-гуманитарного знания» (Пенза, 2011), всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Наука и практика: от фундаментальных исследований до инноваций» (Екатеринбург, 2010). 

Материалы и результаты исследования представлены в 56 публикациях (общий объем – 62,4 п.л., из которых 62,2 п.л. – авторских), в том числе в 2 монографиях и 17 статьях в научных журналах, рекомендованных ВАК. 

Структура диссертации подчинена логике решения поставленных задач и включает введение, три главы, содержащих 12 параграфов, заключение, библиографический список и приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, выявляется степень ее разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, указывается научная новизна, характеризуются теоретико-методологическая основа и эмпирическая база, излагаются основные положения, выносимые на защиту, освещается научно-теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, определяется структура работы.

Первая глава «Теоретико-методологические предпосылки исследования ценностных принципов бизнес-деятельности» посвящена анализу теоретических основ изучения этого вида социально-экономической активности, выявлению основного содержания, механизма формирования и уровней реализации ценностных принципов, рассмотрению социальной ответственности бизнеса.

В первом параграфе первой главы «Бизнес, бизнес-деятельность и предпринимательство: подходы к определению понятий» на основе изучения отечественной и зарубежной научной литературы автором выделяются несколько вариантов интерпретации исследуемых категорий. Согласно первому подходу, понятия «бизнес» и «предпринимательство»  тождественны. Согласно второму, между ними существуют принципиальные отличия, которые в зависимости от позиции авторов рассматриваются либо как связанные со сферой экономической активности (предпринимательство проявляется в области производства товаров и бытовых услуг, бизнес – в секторе финансового и денежного обращения), либо как определяемые их иерархической соподчиненностью (бизнес – высшая форма или часть предпринимательской деятельности), либо как выявляемые на уровне их взаимосвязи  (предпринимательский бизнес).

Автор полагает, что не следует отождествлять понятия «бизнес» и «предпринимательство», поскольку эти виды социально-экономической деятельности реализуются на различных стадиях процесса воспроизводства: предпринимательство непосредственно связано со сферой производства товаров и услуг, а бизнес – с областью коммерции, торговли, торгово-посреднических услуг. Правомерность предложенной трактовки  подтверждают результаты семантического анализа, проведенного Э. Бенвенистом, автором «Словаря индоевропейских социальных терминов», в котором отмечается, что именно развитие торговли стало основой для появления новой терминологии, в том числе и слова «business». В пользу точки зрения автора свидетельствует толкование этого термина, предложенное консультантом Оксфордского словаря английского языка  Д.М. Розенбергом, в представлении которого слово «business» может быть применимо к деятельности, связанной с  покупкой и продажей товаров. Аргументируя свою позицию, диссертант обращается к работам Й. Шумпетера, где подчеркивается мысль о реализации предпринимательства именно в сфере производства.

Вывод о различных сферах реализации бизнес-деятельности и предпринимательства стал основой для утверждения о том, что эти два типа социльно-экономической активности имеют как общие, так и специфические ценности. К первым, по мнению автора, следует отнести такие ценности, как свобода, независимость, самореализация, материальное благополучие, целеустремленность, активность, лидерство и т.д.; вторые для предпринимательства представлены ценностями созидания, для бизнес-деятельности – ценностями, связанными с процессом купли-продажи (согласование интересов бизнесмена и покупателя, долгосрочного сотрудничества и достижения взаимоприемлемых договоренностей с потребителями).

Диссертант отмечает, что выбор бизнес-деятельности в качестве объекта исследования обуславливается тем, что значительная часть современных российских предприятий относится именно к сфере коммерции, торговли, торгово-посреднических услуг. По данным Федеральной службы государственной статистики, число организаций этой сферы экономики значительно превышает количество предприятий, чья деятельность связана с производством товаров и услуг. Взяв за основу теоретические разработки К. Поланьи, Н. Смелзера и Р. Сведберга, описывающие специфику социологического подхода к анализу экономики, соискатель выявляет основные различия между эконом-социологическим и экономическим подходами к изучению бизнес-деятельности (см. табл. 1).

Таблица 1.

Эконом-социологический и экономический подходы к анализу бизнес-деятельности: сравнительный анализ

Эконом-социологический подход

Экономический подход

Понятие субъекта бизнес-деятельности

Каждый субъект бизнес-деятельности находится под воздействием иных субъектов, социальных групп и социума в целом.

Субъект бизнес-деятельности не рассматривается как социальный конструкт.

Ограничения бизнес-деятельности

Реализация бизнес-деятельности ограничена не только дефицитом ресурсов, но и социальной, и смысловыми структурами.

Действия субъектов бизнес-деятельности ограничены их предпочтениями и дефицитом ресурсов.

Бизнес-деятельность и общество

Бизнес рассматривается прежде всего как часть общества.

Бизнес представлен прежде всего как часть рынка.

Цель бизнес-деятельности

Предусматривается наличие нескольких компонентов цели бизнес-деятельности: экономических, личностно-мотивационных и символических.

Рассмотрение цели в рамках системы категорий «издержки» и  «прибыль», основой которой выступает рациональность сознания бизнесмена, деятельность которого направлена на удовлетворение покупательских предпочтений.

Результат бизнес-деятельности

Результатом является прибыль, которая рассматривается как возможность для реализации потенциала субъекта бизнес-деятельности.

Результат – полученная прибыль, которая отражает уровень эффективности организации бизнес-деятельности.

Во втором параграфе первой главы «Ценностные принципы бизнес-деятельности: основное содержание и механизм формирования» автор отмечает, что исследуемые принципы обладают рядом характеристик: модальностью, поскольку выражают необходимость соблюдения предписанных норм поведения; динамичностью, так как могут изменяться со временем; иерархичностью в связи с тем, что бизнесмен на основе самостоятельного выбора определяет их соподчиненность. Содержание принципов детерминируется реальными общественными отношениями, в которые интегрирован субъект социально-экономической активности. При реализации ценностных принципов бизнес-деятельности может обозначиться  различие между отношением бизнесмена к результату действия принципа и восприятием процесса его достижения. Проведенный анализ позволил автору выделить актуальный и потенциальный секторы функционирования принципов: в рамках первого из них они действуют в реальной практике бизнеса, в границах второго – реализуются не в полной мере или игнорируются в силу причин субъективного и объективного характера. При этом границы выделенных секторов могут флуктуировать под воздействием  социально-экономических, политических и культурных факторов. Выполняя регулирующую функцию, ценностные принципы бизнес-деятельности формируют мотивационную систему, в основе которой лежит осмысление желательного и нежелательного уровней развития социально-экономической активности и деятельностного потенциала бизнесмена.

По мнению диссертанта, механизм формирования изучаемых ценностных принципов можно представить в следующем виде: ценности бизнес-деятельности являются основой для возникновения ценностных ориентаций ее субъектов, на базе которых, в свою очередь, появляются ценностные принципы. Каждый из элементов этого механизма несет определенную функциональную нагрузку. Значение ценностей определяется рядом выполняемых ими функций: регулирующей, ориентирующей, мотивационной, когнитивной, оценочной. Ценностные ориентации бизнес-деятельности отражают, с одной стороны, связь ее субъекта с жизнью социума и характер его потребностей и интересов, а с другой, систему его идеалов и целей, играя при этом роль управляющего параметра организации профессиональной деятельности.  Процесс ценностного ориентирования может осуществляться в несколько этапов: когнитивный (осознание бизнесменом значимости той или иной ценности), аффективный (выработка эмоционального отношения к выбранной ценности), волютативный (выбор необходимых действий). При направленности ценностных ориентаций субъекта бизнес-деятельности, отличной от действующей в обществе, возможно столкновение этой ценностно-ориентационной системы с общепринятой в социуме, что может стать катализатором обострения социальных противоречий и конфликтов. Поскольку изучаемый вид социально-экономической активности реализуется на индивидуальном, организационном и институциональном уровнях, то действие ценностных принципов также может быть рассмотрено в трехуровневом варианте. Весь этот процесс находится под воздействием внешнего влияния: экономических, социальных, политических, культурных факторов, характеризующих тот или иной исторический период развития общества (см. рис. 1).

Рис. 1. Механизм формирования ценностных принципов бизнес-деятельности

В третьем параграфе первой главы «Уровни реализации ценностных принципов бизнес-деятельности» делается вывод о том, что действие этих принципов осуществляется на микро-, мезо- и макроуровнях, первый из которых  связан с ценностным сознанием бизнесмена, включающим в себя как устойчивые, так и динамичные структуры, испытывающие воздействие факторов ситуативного и конкретно-исторического плана. Второй из перечисленных уровней представлен совокупностью ценностных принципов, определяющих характер и направленность деятельности бизнес-организаций. При этом выделяются две группы ценностных принципов: первая является фундаментом для построения внутриорганизационных отношений, а на базе второй устанавливается система взаимодействия с внешней средой. На макроуровне система ценностных принципов является основой для реализации функций социального института бизнеса, обуславливая направленность, характер и целевые установки бизнес-деятельности.

При анализе трехуровневой модели реализации ценностных принципов бизнес-деятельности автор выявляет определенные закономерности ее функционирования. При переходе от микро- к макроуровню происходит изменение диапазона действующих принципов в сторону увеличения, что объясняется  сменой субъекта действия (бизнесмен – бизнес-организация – бизнес как социальный институт) и усложнением выполняемых им функций. Формы реализации принципов могут варьироваться при переходе от одного уровня к другому. Например, принцип политической активности на индивидуальном уровне может воплощаться в реальной практике в форме участия бизнесмена в выборных кампаниях и в работе политических объединений, на организационном – в виде лоббирования интересов компании в законодательных органах власти, на институциональном – в форме значительного влияния на ход политического развития общества в целом.

Диссертант отмечает, что на каждом из выделенных уровней может быть различной роль и значимость ценностного принципа. Если на индивидуальном уровне соблюдение принципа лояльности к покупателю рассматривается, прежде всего, как прямой путь к максимизации прибыли, то на организационном к этой значимости добавляется осознание важности реализации данного принципа для формирования положительного имиджа компании и ее корпоративной культуры. На институциональном уровне указанный принцип и его внедрение в деловую практику является способом создания «этического лица» бизнеса и общественного мнения об этом виде деятельности в целом.  Отмечается, что различными на каждом из уровней рассматриваемой модели будут и последствия несоблюдения тех или иных принципов. Так, игнорирование бизнесменом принципа правовой допустимости может привести к появлению конфликтных ситуаций во взаимодействии с агентами внешней среды, а действия бизнес-организации, имеющие противозаконный характер, значительно снижают уровень доверия общественности и негативно сказываются на социальном самочувствии ее сотрудников. Еще более масштабными оказываются последствия недооценки значения данного принципа на макроуровне: это и криминализация отношений, складывающихся в рамках социального института, и их отрицательное влияние на ситуацию, связанную с поддержанием правопорядка в обществе.

       В процессе функционирования рассматриваемой модели наблюдается закономерность, характеризующаяся тем, что процессы, отражающие изменение границ актуального и потенциального секторов действия ценностных принципов, произошедшие на микроуровне, влекут за собой подобные изменения на более высоких уровнях. Так, если на индивидуальном уровне под воздействием объективных и субъективных причин бизнесменами принимается решение отказаться от соблюдения принципа правовой допустимости во взаимоотношениях с конкурентами, то есть все основания полагать, что такая практика будет воспринята определенным числом организаций на мезоуровне, а значит, создаст основания для появления подобной тенденции в развитии бизнеса как социального института.

В четвертом параграфе  первой главы «Социальная ответственность как ценностный принцип бизнес-деятельности» подчеркивается, что отдельное рассмотрение этого принципа детерминируется той ролью, которую он играет в развитии бизнеса. Именно реализация принципа социальной ответственности создает предпосылки для нравственной реабилитации бизнес-деятельности в глазах общественности, способствует созданию системы взаимодействия с государственными и общественными институтами, обеспечивает гармонизацию частного и общего интересов, результатом которой становится формирование положительного мнения о бизнесменах и бизнес-организациях. 

Сложность и многогранность характера взаимодействия бизнес-слоя и общества обусловили отсутствие единого научного подхода к определению понятия социальной ответственности бизнеса. Существует целый ряд дефиниций, сформулированных с различных исследовательских позиций (Н.Н. Зарубина, С. Перегудов, И. Соболева и др.). Диссертант определяет социальную ответственность как ценностный принцип бизнес-деятельности, характеризующий зависимость бизнеса от общества, интересы которого учитываются при принятии решений в бизнес-практике. Эта взаимосвязь порождает социально ориентированную активность субъектов бизнес-деятельности, размах и виды которой определяются социокультурным контекстом определенного этапа развития общества.

Механизм формирования данного принципа, по мнению диссертанта, можно описать следующим образом: представляя собой умение бизнесмена прогнозировать последствия своих действий и отвечать за их воздействие на внутреннюю и внешнюю среду организации, ценность социальной ответственности приобретает значение социокультурного условия реализации бизнес-деятельности; на ее основе возникает ценностная ориентация, подразумевающая осознание необходимости строить отношения, складывающиеся в деловой практике, с позиции соблюдения баланса частных и общественных интересов; в итоге формируется соответствующий ценностный принцип, определяющий нормы поведения субъекта изучаемого вида социально-экономической активности.

Императивы социальной ответственности действуют на всех уровнях реализации ценностных принципов бизнес-деятельности. На макроуровне этот принцип выполняет конститутивную функцию для бизнеса как социального института, чья деятельность должна преследовать не только экономические, но и социально значимые цели. На мезоуровне соблюдение этических принципов социально ответственного поведения в отношении общностей и отдельных индивидов становится одним из условий успешной деятельности бизнес-организаций. Микроуровень реализации социальной ответственности бизнеса связан с действиями конкретных индивидов, занимающихся бизнес-деятельностью, осознающих степень своей ответственности за действия, так или иначе касающиеся соблюдения общественных интересов.

На каждом из уровней наблюдается определенная специфика действия изучаемого принципа. Например, формы его осуществления могут варьироваться при переходе от одного уровня к другому. Масштаб индивидуальной бизнес-деятельности предполагает такие варианты социальной активности, которые не требуют значительных капиталовложений. На организационном уровне появляется больше возможностей (финансовых, ресурсных, кадровых) для осуществления социально ориентированных инициатив субъекта бизнес-деятельности, что обеспечивает реализацию долгосрочных программ, связанных с решением общественно значимых проблем. На макроуровне деятельность бизнеса в соответствии с императивами данного принципа может выйти на уровень социального инвестирования.

На индивидуальном уровне следование требованиям социальной ответственности позволяет устанавливать доверительные отношения с покупателем, у которого формируется комплекс позитивных представлений о деятельности бизнесмена. Для бизнес-организаций к этой значимости добавляется осознание важности реализации принципа для формирования положительного имиджа компании и ее организационной культуры. На институциональном уровне принцип социальной ответственности играет роль связующего звена между бизнесом и обществом, обеспечивая баланс их интересов.

Вторая глава «Динамика ценностных принципов бизнес-деятельности в России: историческая ретроспектива» посвящена изучению развития исследуемых принципов в период IX – начала XX вв. с учетом специфики социально-экономической, политической и культурной ситуации, характерной для конкретного исторического этапа, а также с определением причин их динамики на всех уровнях реализации. 

В первом параграфе второй главы «Становление и развитие российской бизнес-деятельности в  IXXV вв.: формирование и реализация ценностных принципов»  автор на основе анализа исторических источников приходит к заключению о том, что в данный период сформировались и действовали на микроуровне принципы извлечения максимального дохода, полезности, состязательности и свободы, инициативности и развития дела, мирных взаимоотношений с иноземцами, моральной выносливости и стремления к новым знаниям, связи торговой деятельности с церковной жизнью и др. Деловые отношения с партнерами строились на основе принципа значимости устных договоренностей, ведение торговых дел во многом отличалось от идеального варианта взаимоотношений покупателя и продавца и сопровождалось различного рода злоупотреблениями. Купцы строили взаимоотношения с властью, придерживаясь принципа политической активности и нередко игнорируя принцип соблюдения законности. Успешность деятельности русского купечества во многом основывалась на соблюдении принципа гибкого реагирования на изменяющиеся внешние условия, предполагавшего умение адаптироваться к новым реалиям рынка. Православные деловые люди рассматривали свое дело не только как способ наживы, но и как миссию, связанную с божественной волей, что повлекло за собой реализацию принципа использования части прибыли для храмосозидания и благотворительности.

Анализ исторических данных позволил автору зафиксировать на мезоуровне в рамках торговых объединений реализацию принципов взаимопомощи и коллективной ответственности, социальные основы которых следует искать в русской модели хозяйственного развития, характеризовавшейся значимостью общинных ценностей. По мнению соискателя, не представляется возможным рассмотреть ценностные принципы российской бизнес-деятельности данного периода на макроуровне, поскольку в течение IX–XV вв. лишь складывались  предпосылки для формирования социального института бизнеса в России.

На микроуровне наблюдалось динамическое развитие принципа извлечения максимального дохода вне зависимости от характера способа его получения, трансформировавшегося в XI веке в принцип максимизации дохода без использования насилия, что обуславливалось процессом оформления купечества в социальную группу, деятельность которой не была связана с военными операциями. В  XV  веке на том же уровне происходит актуализация ранее находившегося в потенциальном секторе действия принципа уважения человеческого достоинства, которая привела к постепенному прекращению торговли рабами. Эта динамика была связана с укреплением патриотических настроений в деловой среде в связи с объединением русских земель, а также с активным влиянием православия, основанного на идее милосердного отношения к людям.

В ходе анализа исторического материала было подтверждено, что действие одних и тех же принципов на индивидуальном и организационном уровнях может иметь свои особенности, связанные с различной формой их воплощения, ролью и значимостью. Так, реализация принципа связи торговой деятельности с церковной жизнью на микроуровне сопровождалась, к примеру, активизацией торговли во время религиозных праздников, на мезоуровне –возведением патрональных храмов, являвшихся как духовными, так и деловыми центрами для купеческих объединений. Разной на указанных уровнях была и роль данного принципа: действуя в соответствии с его императивами, купец заботился прежде всего о собственном душеспасении, а торговое товарищество – о нравственной реабилитации своей бизнес-деятельности. Различная значимость принципа моральной выносливости на микро- и мезоуровне определялась тем, что на первом из них от следования требованиям принципа зависело материальное благополучие купца и его семьи, а на втором – благосостояние не только хозяина торгового предприятия, но и его служащих.

Различными на перечисленных уровнях были и масштабы последствий в случае несоблюдения того или иного принципа. Так, игнорирование принципа законности на индивидуальном уровне влекло за собой преследование со стороны властей в отношении конкретного купца, на организационном – закрытие лавки, а значит, лишение заработка торговых служащих. Подтверждено, что несоблюдение ценностного принципа на микроуровне создает предпосылки для аналогичных процессов на мезоуровне. К примеру, игнорирование купцами правил выплаты налогов, установленных властями, оказывало влияние на поведение владельцев лавок, которые пытались уйти от налогообложения путем сокрытия части привезенного товара от чиновников, отбиравших лучшие товары в казну.

Во втором параграфе второй главы «Отечественная бизнес-деятельность в XVIXVII вв.: ценностные принципы и их динамика» отмечается, что на данном историческом этапе на микроуровне действовали те же принципы, что и в предыдущий период, а на мезоуровне фиксируется реализация принципов партнерства и патриархальной ответственности во взаимоотношениях владельца торгового предприятия и его служащих. Поскольку в этот период социальный институт бизнеса в России еще не сформировался, выявить ценностные принципы на макроуровне не представилось возможным.

       Изучение исторических данных показало, что в XVI–XVII вв. наблюдалась динамика ряда ценностных принципов на микроуровне действия.  При усилении репрессий и насильственном переселении купечества в другие города следование императивам принципа моральной выносливости стало не просто характерной чертой деятельности русских купцов, а необходимым условием сохранения их дела. Изменяется основное содержание реализации принципа использования части прибыли для храмосозидания: активность купцов в этом направлении утрачивает прагматический характер, связанный с рассмотрением храма не только как религиозного, но и делового центра, и приобретает черты исключительно благотворительной деятельности в целях личного душеспасения. Рост социального самосознания купечества и влияние православного учения стали социокультурным основанием этой ценностной трансформации.

Анализ исторического материала, относящегося к  XVI–XVII вв.,  позволил автору проиллюстрировать выявленные закономерности функционирования модели действия ценностных принципов бизнес-деятельности. Вывод о различных формах воплощения принципа на разных уровнях подтверждается, к примеру, тем, что принцип гибкого реагирования на изменяющиеся внешние условия на индивидуальном уровне мог реализовываться в виде совмещения купцом собственного бизнеса и работы в качестве царского торгового агента, а на мезоуровне – в форме переориентации деятельности торговой организации на оптовые закупки товаров. Различная значимость данного принципа на микро- и мезоуровнях определялась тем, что на первом из них от следования его императивам зависело материальное благополучие купца и его семьи, а на втором – благосостояние не только хозяина, но и его служащих. Роль принципа стремления к новым знаниям на рассматриваемых уровнях имела свою специфику: на микроуровне соблюдение этого принципа способствовало более эффективному ведению купцом торговых дел, на мезоуровне действия в согласии с его требованиями содействовали профессиональному росту торговых служащих. Автор подчеркивает, что различными были масштабы несоблюдения указанного принципа: на индивидуальном уровне его игнорирование в условиях высокой конкуренции нередко приводило к банкротству купца, на организационном – к невысокой эффективности работы торговой организации, потере конкурентных преимуществ. 

Исторические данные подтверждают справедливость вывода о том, что игнорирование ценностного принципа на микроуровне создает основания для подобных процессов на мезоуровне.  Так, несоблюдение мелкими торговцами запрета на продажу товаров в разнос, установленного властями, оказывало воздействие на деятельность владельцев лавок, которые периодически нарушали введенные администрацией правила торговли в рядах и разрешали своим служащим вести куплю-продажу по месту жительства хозяина.

В третьем параграфе второй главы «Ценностные принципы бизнес-деятельности в России XVIII первой половины XIX вв.» автор на основе исторических данных дает характеристику принципам отечественного бизнеса этого периода. Основными на микроуровне являлись принципы защиты профессиональных интересов, использования личных связей в придворных кругах, сохранения сословных привилегий, сотрудничества с властями в интересах дела, свободы, инициативности, состязательности, моральной выносливости, стремления к новым знаниям, сохранения купеческой чести, социального служения и др.; на мезоуровне действовали принципы установления неравноправных отношений с работниками и индивидуальной ответственности. Несформированность социального института бизнеса в России данного периода обусловила невозможность анализа ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности на макроуровне реализации.

В ходе сравнительного анализа с результатами проведенного исследования по предыдущему историческому периоду автором была выявлена динамика ряда ценностных принципов на микроуровне их действия. Во-первых, в XVIII – первой половине XIX вв. реализация принципа защиты профессиональных интересов купечества приобрела значительный масштаб, что обуславливалось стремлением видных представителей этого сословия оказывать влияние на политику властей в сфере торговли.  Во-вторых, в процессе трансформации принципа использования части прибыли для храмосозидания и благотворительности появляется принцип социального служения, реализация которого содействовала нравственной реабилитации бизнеса, повышению общественного престижа «третьего» сословия и была связана с активной меценатской и благотворительной деятельностью купечества. В-третьих, к 50-м гг. XIX вв. в условиях динамичного развития буржуазных отношений становятся значимыми принципы сохранения купеческой чести и соблюдения законности. Автор отмечает, что на мезоуровне происходит актуализация принципа индивидуальной ответственности, одной из форм реализации которого следует считать деятельность акционерных обществ.

Анализ исторических данных, относящихся к XVIII – первой половине XIX вв., дал возможность подтвердить, что  действие одного и того же принципа на разных уровнях имеет специфический характер. Так, осуществление принципа сохранения сословных привилегий на микро- и мезоуровнях приобретало отличные друг от друга формы: в первом случае купцы использовали возможность обращения с записками и проектами в правительственные учреждения с целью сохранения монопольных прав на оптовую и розничную торговлю; во втором случае борьба за привилегированное положение в сфере коммерции велась путем создания торговых компаний, обладавших преимущественными правами на реализацию внешнеторговых операций. Такая специфика обусловила и различную значимость указанного принципа на индивидуальном и организационном уровнях: на первом из них его действие обеспечивало формирование и развитие сословного самосознания купечества, рост его экономической силы, на втором – создавало возможность успеха в противостоянии с иностранными торговыми предприятиями в перспективных с финансовой точки зрения направлениях бизнес-деятельности.

Игнорирование принципа стремления к новым знаниям влекло за собой различные по масштабу последствия на микро- и мезоуровнях: на первом из них приводило к разорению купца в силу незнания основ современной торговой науки, а на втором – к снижению юридической значимости неверно оформленной конторской документации, что в свою очередь значительно ограничивало возможности защиты интересов организации в суде. Автор отмечает, что несоблюдение принципа законности на микроуровне, характерное для представителей российского купечества XVIII в. (к середине XIX в., как отмечалось выше, ситуация изменилась к лучшему), способствовало появлению аналогичных процессов и на мезоуровне: получило распространение незаконное закабаление работников, обман и обвес покупателей в лавках служащими, создание торговых предприятий на основе капиталов, полученных противоправным путем.

В четвертом параграфе второй главы «Развитие ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности  во второй половине XIX века начале XX вв.»  автор, используя исторические источники, дает характеристику комплексу ценностных принципов бизнес-деятельности изучаемого периода, действовавших на микро-, мезо- и макроуровнях. На первом из них осуществлялась реализация принципов социального служения, соблюдения «чистоты» происхождения богатства, лояльного отношения к партнерам, защиты профессиональных интересов, успешности, ориентации на долгосрочную перспективу развития бизнеса, преданности духу своего дела, связи торговой деятельности с церковной жизнью и др. На организационном уровне выявлено действие принципов лояльного отношения к покупателям, укрепления деловой репутации фирмы, сохранения и приумножения собственности, гибкого реагирования на изменяющиеся внешние условия. Макроуровень реализации ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности в этот исторический период был связан с действием принципов содействия социально-экономическому прогрессу общества и  представительства властно значимых интересов бизнес-сообщества. 

Диссертантом было изучено динамическое развитие ценностного принципа социального служения на микроуровне функционирования. В России второй половины XIX века – начала XX вв. сложились благоприятные социокультурные, экономические и политические условия, при которых имевшая ранее периодический характер реализация этого принципа приобрела значительные масштабы, став неотъемлемой частью деятельности русского купечества. На том же уровне наблюдалась динамика ценностного принципа стремления к новым знаниям, заключавшаяся в его актуализации, сопровождавшейся переходом от декларирования принципа к его активному воплощению в реальной деловой практике. При изучении организационного уровня автором зафиксировано возрастание значения принципа сохранения и укрепления деловой репутации торговой фирмы, ставшего одним из приоритетных для российского бизнеса того времени.

С помощью исторических примеров соискатель подтверждает вывод о том, что действие принципа на разных уровнях приобретает свою специфику. Формы реализации ценностного принципа защиты профессиональных интересов на микро-, мезо- и макроуровнях отличались своими особенностями. Так, купец, отстаивая позиции своего сословия, становился членом депутации при городской думе или выборным от биржевого общества; торговая фирма вступала в ряды выбранного ею профессионального объединения, представлявшего торгующее купечество; на институциональном уровне интересы делового мира защищали политические партии всероссийского масштаба. На всех перечисленных уровнях значимость указанного принципа была различной, поскольку на индивидуальном уровне его реализация предполагала рост общественного престижа представителей торгового слоя, на организационном – консолидацию фирм в деле защиты своих интересов, на институциональном – возможность оказывать влияние на правительственную политику в вопросах развития торговли.

Действие ценностного принципа стремления к новым знаниям осуществлялось на микроуровне в форме получения купцами коммерческого и классического образования, на мезоуровне – в приобщении служащих торговых предприятий к  новым знаниям, необходимым в бизнес-деятельности, на макроуровне – в создании системы образовательных учреждений, готовивших специалистов для сферы коммерции. Масштабы последствий в случае несоблюдения указанного принципа были различны на каждом из уровней: для купца это означало снижение уровня профессионализма, для торговой организации – потерю преимуществ в конкурентной борьбе, которая могла быть проиграна из-за недостатка знаний о современных методах ведения бизнеса, на институциональном уровне – ограничение возможностей для создания системы подготовки специалистов для сферы торговли. Флуктуация границ актуального и потенциального секторов действия ценностных принципов на индивидуальном уровне влекла за собой подобные процессы на организационном уровне. Так, игнорирование принципа соблюдения законности в данный исторический период наблюдалось как на микро-, так и на мезоуровне: злоупотребления в отношении покупателей (обвес, обсчет, продажа некачественной продукции), лжебанкротства  встречались в практике как отдельных купцов, так и торговых предприятий.

Третья глава «Анализ ценностных принципов бизнес-деятельности в современной России» посвящена изучению ценностных ориентаций российских бизнесменов, исследованию процесса реализации принципов на микро- и мезоуровнях, выявлению специфики социальной ответственности отечественного бизнеса. В преамбуле к главе автор отмечает, что не представляется возможным изучение ценностных принципов на макроуровне, поскольку процесс формирования социального института бизнеса в современной России пока еще не завершен.

В первом параграфе третьей главы «Ценностные ориентации российских бизнесменов как основа формирования ценностных принципов их бизнес-деятельности» диссертант на основе данных массового опроса и глубинных интервью приходит к выводу о том, что ценности, связанные с материальной обеспеченностью, реализацией личностного потенциала, благополучием близких, самостоятельностью в принятии решений, являются приоритетными для представителей отечественного бизнеса настоящего периода. Нацеленность на максимизацию дохода, стремление к самореализации и повышению своего социального статуса лежат в основе ценностно-мотивационной структуры их бизнес-деятельности.

В ориентациях современных российских бизнесменов, касающихся видения ими перспектив развития бизнеса, доминируют ценности достижения, независимости, ответственности, личностного роста за счет приобретения новых знаний и навыков. Интересы представителей бизнес-сообщества не выходят за пределы своей организации: 59,3%  опрошенных вкладывают прибыль в расширение бизнеса, 47,2% – в создание или развитие системы повышения квалификации работников, 35,1% –  в увеличение заработной платы персонала организации, а социокультурная среда, в рамках которой развивается бизнес, остается вне зоны внимания отечественных бизнесменов. Жизненный успех в их восприятии ассоциируется с высокими доходами, семейным благополучием и наличием перспективной и интересной работы.

Полученные в ходе массового опроса данные демонстрируют наличие у бизнесменов установки на самостоятельное и независимое решение финансовых или иных проблем, возникающих в процессе создания своего дела.  Большинство представителей российского бизнес-сообщества (74,3%) уверены, что главным предназначением бизнеса является удовлетворение потребностей общества в товарах и услугах, и более половины опрошенных (57,6%) видят свою миссию в обеспечении трудовой занятости населения, создающей основания для определенного уровня их материального благополучия.

Результаты исследования убедительно свидетельствуют о том, что в среде российского бизнес-сообщества идет процесс ценностной дифференциации, связанный с формированием групп бизнесменов, ценностные ориентации которых существенно отличаются друг от друга. Так, определяя значимость ценностей бизнес-деятельности, респонденты, чей бизнес имеет малый масштаб, на первое место поставили собственное материальное благополучие, на второе – обеспечение благосостояния близких людей, на третье – самостоятельность и независимость в принятии решений. Совершенно иначе расставили акценты крупные бизнесмены, для которых триада ведущих ценностей выглядит следующим образом: реализация своего потенциала, возможность занять высокое социальное положение, материальная обеспеченность.

Кроме того, в отличие от представителей двух других групп, в оценке перспектив бизнес-деятельности почти каждый второй крупный бизнесмен высоко оценил наличие непосредственной связи между занятостью в бизнесе и пополнением объема своих знаний и навыков. В определении содержания общественных функций бизнеса мнения московских, сочинских и волгоградских бизнесменов существенно разошлись: для первых наиболее значимой функцией является формирование основы среднего класса (67,7%), для вторых – удовлетворение потребностей общества (64,3%), для третьих – обеспечение занятости населения (75,2%). Характеристика, связанная со стажем работы в сфере бизнеса, также выступает в роли дифференцирующего фактора. К примеру, чем дольше человек занимается бизнес-деятельностью, тем более значимой становится такая ценность, как реализация своего личностного потенциала.

В ходе анализа полученных данных автор приходит к выводу о том, что выявленные ценностные ориентации современных российских бизнесменов представляют собой основу для формирования принципов их бизнес-деятельности, поскольку, в частности, дифференциация ценностных установок порождает аналогичные процессы на уровне принципов. Таким образом, авторская трактовка механизма формирования ценностных принципов изучаемого вида социально-экономической активности получила эмпирическое подтверждение.         

Во втором параграфе третьей главы «Ценностные принципы современной российской бизнес-деятельности на микроуровне реализации» отмечается, что для изучения принципов на индивидуальном уровне действия выделялись следующие индикаторы: оценка респондентами собственных возможностей в решении возникающих в процессе ведения бизнеса проблем и перспектив, которые открывает их профессиональная деятельность; представления об умениях, навыках и качествах, способствующих и мешающих успешному ведению бизнеса, о характеристиках и основе успеха в бизнес-деятельности;  позиция  по поводу действий, идущих вразрез с правовыми и этическими нормами, принятыми в обществе и т.д. 

Соискатель отмечает, что диапазон ценностных принципов на изучаемом уровне характеризуется прежде всего реализацией принципов полезности (61,5% участников опроса считают основной перспективой своей деятельности получение полезного результата), самостоятельности и независимости (74,2% опрошенных рассчитывают исключительно на собственные силы  в решении проблем, возникающих в бизнесе),  успешности (79,0% респондентов считают, что нацеленность на успех способствует эффективному ведению дел). 

Анализ материалов глубинных интервью показал, что взаимодействие с деловыми партнерами основывается на соблюдении принципа взаимополезности и большинство представителей бизнес-сообщества строят свои взаимоотношения с клиентами, опираясь на принцип максимально лояльного к ним отношения. В основе выбранной бизнесменами модели поведения по отношению к клиентам лежит не столько альтруистическая, сколько прагматическая мотивация, связанная с осознанием значимости роли позитивного отношения покупателей для процветания бизнеса. Результаты массового опроса демонстрируют, что на микроуровне принципы соблюдения законности и этической допустимости находятся не в актуальном, а в потенциальном секторе действия, то есть не получают полноценной реализации: в деловой практике 72,3% респондентов имели место случаи уклонения от уплаты налогов, каждый второй бизнесмен подкупал должностных лиц, каждый третий  в интересах дела предоставлял партнерам ложную информацию. 

В ходе реализации принципов современной российской бизнес-деятельности на микроуровне наблюдается процесс ценностной дифференциации, детерминированный воздействием факторов, связанных с размером бизнеса, половой принадлежностью, стажем работы и местожительством бизнесмена. Так, по сравнению с малым и средним бизнесом среди субъектов крупномасштабной бизнес-деятельности в семь раз меньше тех, кто рассчитывает на государственную поддержку. В понимании основного содержания успеха в бизнесе обнаружились определенные различия между московскими, сочинскими и волгоградскими бизнесменами. По сравнению с мужской частью респондентов среди женщин почти в два раза меньше тех, кто идет на обман партнеров, почти в три раза меньше подделывающих документы. Распределение ответов участников опроса с учетом стажа их профессиональной деятельности показывает наличие следующей тенденции: чем меньше стаж работы в сфере торговли, тем более оптимистичен респондент в своих оценках этичности и законности российского бизнеса.

Диссертант подчеркивает, что преодоление ценностной дифференциации бизнес-сообщества возможно путем объединения усилий организаций, представляющих интересы  российского бизнеса, с помощью разработки деклараций, пропагандирующих необходимость ценностной интеграции бизнес-слоя, посредством трансляции идей объединения бизнесменов на основе общих ценностей через учреждения бизнес-образования и СМИ, создания необходимых условий для повышения эффективности коммуникационного процесса в деловых кругах в целях улучшения взаимопонимания между представителями различных групп бизнеса. 

В третьем параграфе третьей главы «Мезоуровень действия ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности» диссертант, опираясь на данные массового опроса и глубинных интервью, формулирует вывод о том, что в деятельности современных российских бизнес-организаций на уровне внутриорганизационных отношений наиболее значимыми являются принципы успешности (83,1% респондентов выбрали этот вариант ответа), профессионализма (53,4%), полезности (44,5%), сотрудничества (41,2%), уважения старшинства и власти (35,4%). Отвечая на вопрос о наиболее значимых принципах, действующих в их организациях на уровне взаимоотношений с персоналом, 56,2% опрошенных указали на действие принципа открытости в разрешении конфликтов, 52,6% отметили соблюдение принципа беспристрастного отношения к сотрудникам, 48,4% участников опроса зафиксировали реализацию принципа уважения к правам личности. Во взаимодействии с покупателями реализуются принципы лояльного отношения, долгосрочного сотрудничества, согласования интересов участников процесса купли-продажи, достижения взаимоприемлемых договоренностей с учетом интересов организации и покупателя, соблюдения требований потребителей в процессе их обслуживания. Полученные данные свидетельствуют о том, что на организационном уровне наблюдается процесс ценностной дифференциации, обусловленный влиянием факторов, связанных с масштабом бизнеса, местонахождением торгового предприятия и длительностью его существования.

Материалы опроса и глубинных интервью подтвердили положение о том, что действие ценностного принципа бизнес-деятельности на разных уровнях приобретает специфический характер, который выражается в различной форме реализации, специфике выполняемой роли и значимости, в неодинаковых масштабах последствий в случае игнорирования принципа. Так, соблюдение принципа лояльного отношения к покупателям рассматривается современными российскими бизнесменами прежде всего как возможность для расширения потребительской аудитории, что в конечном итоге приводит к росту сбыта и увеличению прибыли. На организационном уровне к этой значимости добавляется осознание важности соблюдения данного принципа для формирования доверительных отношений с общественностью и положительного имиджа, основывающегося на эффективной корпоративной культуре. Если на микроуровне одной из форм реализации указанного принципа является установление неформальных отношений с покупателем, то на мезоуровне этот принцип находит свое воплощение в виде формализованных мероприятий, направленных на сохранение контингента постоянных покупателей (дисконтные карты, скидки, подарки и т.д.). Эмпирически подтверждено, что изменение границ актуального и потенциального секторов действия ценностных принципов на индивидуальном уровне создает основания для аналогичных процессов на организационном уровне. Выше отмечалось, что на микроуровне принцип соблюдения законности оказался не в актуальном, а в потенциальном секторе действия. Аналогичная ситуация складывается и на мезоуровне, о чем убедительно свидетельствуют результаты исследования: 74,2% респондентов признали, что деятельность бизнес-организаций не обходится сегодня без нарушения норм права.

Проведенный анализ показал, что на организационном уровне  такие  социально значимые ценностные принципы бизнес-деятельности, как принципы этической допустимости, справедливости в стимулировании работников, содействия профессиональному росту персонала, достоверности  предлагаемой сотрудникам информации, полноценного обеспечения потребительских прав, безопасности предложенных товаров для человека и окружающей среды, недопущения какой-либо дискриминации по отношению к покупателям, не получают полноценной реализации в деловой практике отечественных бизнес-организаций настоящего периода и находятся в потенциальном секторе действия. Автор полагает, что интенсификация усилий по искоренению коррупции во властных органах и в бизнес-среде, повышение уровня правовой грамотности населения, оптимизация  сложившейся системы социального партнерства, совершенствование деятельности института бизнес-образования могут создать предпосылки для актуализации перечисленных принципов.

       В четвертом параграфе третьей главы «Реализация принципа социальной ответственности бизнеса в современных российских условиях» отмечается, что процесс институционализации социально ориентированных практик отечественного бизнес-сообщества находится в стадии становления. На микроуровне реализации принципа наблюдается ситуация, которую характеризует отсутствие у бизнесменов установки на необходимость капиталовложений в развитие социокультурной сферы: только 9,0% опрошенных готовы финансово помочь организациям социального обслуживания, минимальное число респондентов (4,0%) выразило желание оказать материальную поддержку учреждениям культуры, образования, науки, здравоохранения.

Результаты проведенного исследования показывают, что представители современного российского бизнес-сообщества не видят причинно-следственной связи между успехом в бизнесе и  реализацией принципа социальной ответственности: лишь 11,0% респондентов придерживаются противоположной точки зрения. У отечественных бизнесменов нет сформированного представления о том, что социально ориентированное поведение является мощным фактором успешного развития их дела. Активность в решении общественных проблем рассматривается ими как этически окрашенный вид деятельности, связанный с нравственными принципами конкретного человека. На микроуровне наблюдается процесс ценностной дезинтеграции, где в качестве дифференцирующих факторов выступают масштаб профессиональной деятельности, местожительство бизнесмена, стаж работы в сфере торговли. Почти каждый пятый представитель крупного бизнеса видит связь между достижением коммерческого успеха и деятельностью, направленной на реализацию социально значимых проектов. По сравнению со  своими сочинскими и волгоградскими коллегами столичные бизнесмены более высоко оценивают важность такого фактора, как реализация принципа социальной ответственности. Более склонными к социально ориентированной деятельности оказались бизнесмены, чей стаж работы в сфере бизнеса не превышает 10 лет.

Реализация изучаемого принципа на мезоуровне характеризуется тем, что для современных отечественных бизнес-организаций типичной является модель поведения, которую, с одной стороны, отличает стремление отказаться от решения общественно значимых проблем и ограничиться соблюдением требований социальной ответственности лишь в среде торгового предприятия, а с другой – уверенность в том, что участие бизнес-структур в социальных программах является деятельностью добровольного характера, никак не обусловленной принуждением со стороны государства. По мнению большинства опрошенных экспертов, уровень социальной ответственности отечественных бизнес-организаций является очень низким, а реализация этого принципа воспринимается лишь как акт посильной помощи, не связанный с  какими-либо рациональными целями, и не рассматривается  как инвестиция в будущее компании и возможность сформировать ее положительный имидж. Материалы экспертного опроса и глубинных интервью свидетельствуют о том, что в качестве причин сложившейся ситуации следует рассматривать низкий уровень гражданского самосознания руководителей торговых предприятий, их опасения по поводу ослабления материальной базы бизнеса в случае больших издержек на благотворительность и социальные проекты, отсутствие явных сигналов со стороны государства о направлениях, в которых необходима помощь бизнеса, несовершенство законодательной базы, несформированность культуры богатства.

Современный этап реализации принципа социальной ответственности в деятельности отечественных бизнес-организаций характеризуется отсутствием планирования социальной активности, осуществлением благотворительной деятельности, направленной на удовлетворение немедленных нужд просителей, а не на социальное инвестирование. В отличие от США и экономически развитых стран Европы концепция социальной ответственности в России пока еще не стала ключевой идеологией развития бизнеса.

По мнению диссертанта, совершенствование законодательства и системы налогообложения, развитие соответствующей информационной базы, укрепление партнерских отношений бизнеса, общества и государства, культивирование идей социальной ответственности бизнеса через СМИ и образовательные учреждения, формирование установок потребительского поведения, в основе которых лежит предпочтительный выбор продукции торговых предприятий, имеющих положительный социальный имидж, могут способствовать достижению более высокого уровня реализации указанного принципа.

В заключительной части диссертации формулируются основные выводы исследовательской работы, намечаются основные направления дальнейшей разработки темы. 

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии

  1. Кузеванова, А.Л. Социокультурные основы бизнеса / А.Л. Кузеванова. – Волгоград : Изд-во ВолГМУ,  2010. – 224 с. (13,2 п.л.). 
  2. Кузеванова, А.Л. Ценностные принципы российской бизнес-деятельности: история и современность (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова. – Волгоград : Изд-во ВолГМУ,  2011. – 324 с. (20,2 п.л.).

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Кузеванова, А.Л. Российская бизнес-деятельность на современном этапе: диапазон ценностных принципов (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2010. –  Выпуск 8. – С. 231– 237 (0,5 п.л.). 
  2. Кузеванова, А.Л. Ценностные представления современных российских бизнесменов: опыт социологического анализа / А.Л. Кузеванова // Общество. Среда. Развитие. – 2010. –  № 3. – С. 12–16 (0,6 п.л.).
  3. Кузеванова, А.Л. Ценностные принципы бизнес-деятельности и особенности их реализации (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7. «Философия, социология и социальные технологии». – 2010. –  № 2. – С. 168–173 (0,6 п.л.). 
  4. Кузеванова, А.Л. Ценности российской бизнес-деятельности: опыт социологического анализа [Электронный ресурс] / А.Л. Кузеванова  // Гуманитарные и социальные науки (электронный журнал). – 2010. – № 5. – Режим доступа: http://hses-online.ru/2010/05/22_00_03/26.pdf (0,5 п.л.).
  5. Кузеванова, А.Л. Механизм формирования ценностных принципов бизнес-деятельности (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Общество. Среда. Развитие. – 2010. –  № 4. – С. 70–74 (0,5 п.л.). 
  6. Кузеванова, А.Л. Бизнес и общество в России: от храмосозидания к социальной ответственности (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Вестник Орловского государственного университета. Серия  «Новые гуманитарные исследования». – 2010. –  № 4. – С. 202–206 (0,5 п.л.).
  7. Кузеванова, А.Л. Ценностные принципы бизнес-деятельности в регионе: социологический аспект / А.Л. Кузеванова // Регионология. – 2010. –  № 3. – С. 189– 196 (0,5 п.л.). 
  8. Кузеванова, А.Л. Становление и развитие российской бизнес-деятельности в IX – XVII вв.: формирование и реализация ценностных принципов (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова  // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2010. –  Выпуск 10. – С. 218–223 (0,5 п.л.).
  9. Кузеванова, А.Л. Ценностный принцип соблюдения законности и его динамика в развитии российской бизнес-деятельности XVI – начала XXI вв. / А.Л. Кузеванова  // Перспективы науки. – 2010. –  № 11. – С. 44–49 (0,5 п.л.).
  10. Кузеванова, А.Л. Социальная ответственность как ценностный принцип бизнес-деятельности / А.Л. Кузеванова // Вестник экономики, права и социологии. – 2010. –  № 4. – С. 178–181 (0,5 п.л.).
  11. Кузеванова, А.Л. Торговля в средневековой Руси: динамика ценностных принципов (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Среднерусский вестник общественных наук. – 2010. –  № 4. – С. 60–65 (0,6 п.л.).
  12. Кузеванова, А.Л. «Совершенный купец» в России XVIII–XIX вв.: ценностные принципы и их реализация в деловой практике (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова  // Перспективы науки. – 2010. –  № 12. – С. 59–64 (0,5 п.л.).
  13. Кузеванова, А.Л. Социологический и экономический подходы к изучению бизнес-деятельности: сравнительный анализ / А.Л. Кузеванова // Вестник Орловского государственного университета. Серия  «Новые гуманитарные исследования». – 2010. – № 6. – С. 75–78 (0,5 п.л.).
  14. Кузеванова, А.Л. Отечественная бизнес-деятельность в XVI–XVII вв.: реализация и динамика ценностных принципов (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2011. –  Выпуск 1. – С. 212–217 (0,5 п.л.). 
  15. Кузеванова, А.Л. Бизнес-деятельность в России: основные этапы развития, динамика ценностных принципов, уровни реализации (социологический анализ)  / А.Л. Кузеванова // Вестник экономики, права и социологии. – 2011. – № 1. – С. 212–216 (0,5 п.л.). 
  16. Кузеванова, А.Л. Спектр ценностных принципов современных российских бизнес-организаций: социологический анализ / А.Л. Кузеванова // Вестник Орловского государственного университета. Серия  «Новые гуманитарные исследования». – 2011. –  № 1. – С. 97–105 (1 п.л.).
  17. Кузеванова, А.Л. К вопросу о специфике эконом-социологического анализа бизнес-деятельности / А.Л. Кузеванова  // Среднерусский вестник общественных наук. – 2011. –  № 1. – С. 57–62 (0,5 п.л.).

Статьи в научных журналах и периодических изданиях

  1. Кузеванова, А.Л. Институционализация социальной ответственности бизнеса в современной России / А.Л. Кузеванова // Ноу-хау бизнеса. –  2009. – № 10. – С. 3–12  (0,7 п.л.). 
  2. Кузеванова, А.Л. Бизнес и культура в постиндустриальном обществе / А.Л. Кузеванова // Управление бизнесом. – 2009. – № 9. – С. 3–10 (0,6 п.л.).
  3. Кузеванова, А.Л. О влиянии на бизнес социальных и гуманитарных факторов  / А.Л. Кузеванова  // Ноу-хау бизнеса. – 2009. – № 9. – С. 13–18 (0,4 п.л.).
  4. Кузеванова, А.Л. Реализация ценностных принципов бизнес-деятельности на организационном уровне / А.Л. Кузеванова // Вопросы гуманитарных наук. – 2010. – № 6. – С. 43–48 (0,5 п.л.).
  5. Кузеванова, А.Л. Эволюция бизнес-деятельности и ее отражение в истории общественной мысли / А.Л. Кузеванова // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов. – Выпуск XLVIII. – Воронеж : ВГПУ, 2010. – С. 146–155 (0,7 п.л.). 
  6. Кузеванова, А.Л. Проблема динамики ценностных принципов российской бизнес-деятельности и ее освещение в научной литературе / А.Л. Кузеванова // Научная перспектива. – 2010. – № 12. – С. 68–70 (0,5 п.л.). 
  7. Кузеванова, А.Л. Бизнес, бизнес-деятельность, предпринимательство: теоретические проблемы определения понятий / А.Л. Кузеванова // Актуальные проблемы современной науки. – 2010. – № 6. – С. 128–133 (0,5 п.л.).
  8. Кузеванова, А.Л. Динамика ценностных принципов российской бизнес-деятельности во второй половине XIX – начале XX вв. (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Актуальные вопросы современной науки: сборник научных трудов. – Выпуск 16. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2010. – С. 204–211 (0,5 п.л.).
  9. Кузеванова, А.Л. Ценности: традиции понимания и концепутальный выбор  / А.Л. Кузеванова // Научные исследования: информация, анализ, прогноз. – Книга 32. – Воронеж : ВГПУ, 2010. – С. 207–219 (1 п.л.).
  10. Кузеванова, А.Л. Бизнес-деятельность и анализ ее содержания в трудах мыслителей XVIII–XX вв. / А.Л. Кузеванова // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов. – Выпуск XLVIII. – Воронеж : ВГПУ, 2010. – С. 156–164 (0,7 п.л.).
  11. Кузеванова, А.Л. К вопросу о ценностях бизнес-деятельности и предпринимательства (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова  // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2010. – № 11. – С. 356–360 (0,5 п.л.).
  12. Кузеванова, А.Л. Ценностные основания культуры российского бизнеса  / А.Л. Кузеванова //  Научная перспектива. – 2010. – № 11. – С. 84–88 (0,6 п.л.).
  13. Кузеванова, А.Л. Роль ценностных ориентаций в формировании ценностных принципов бизнес-деятельности / А.Л. Кузеванова // Актуальные проблемы современной науки. – 2010. – № 6. – С. 134–139 (0,5 п.л.).
  14. Кузеванова, А.Л. Бизнес-деятельность в России IX – первой половины XIX вв.: динамика ценностных принципов / А.Л. Кузеванова // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – 2010. – № 11. – С. 51–55 (0,5 п.л.). 
  15. Кузеванова, А.Л. К вопросу об уровнях реализации бизнес-деятельности (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Альманах современной науки и образования. – 2010. –  № 11. – Часть 1. – С. 88–91 (0,5 п.л.). 
  16. Кузеванова, А.Л. Ценности и культура: подходы к определению понятий  / А.Л. Кузеванова // Актуальные вопросы современной науки: сборник научных трудов. – Выпуск 16. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2010. – С. 212–219 (0,5 п.л.). 
  17. Кузеванова, А.Л. Бизнес-деятельность и бизнес-образование: структура взаимосвязи / А.Л. Кузеванова // Научная перспектива. – 2010. – № 11. – С. 92–96 (0,5 п.л.). 
  18. Кузеванова, А.Л. Микроуровень реализации бизнес-деятельности: специфика ценностных принципов / А.Л. Кузеванова // Вопросы гуманитарных наук. – 2010. –  № 6. – С. 184–189 (0,5 п.л.).
  19. Кузеванова, А.Л. Ценностные принципы российской бизнес-деятельности XVIII – первой половины XIX вв. (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2010. –  № 11. – С. 352–355 (0,5 п.л.).
  20. Кузеванова, А.Л. Ценностная система бизнес-деятельности и ее основное содержание: опыт социологического анализа / А.Л. Кузеванова // Научная перспектива. – 2010. –  № 12. – С. 71–73 (0,5 п.л.).
  21. Кузеванова, А.Л. Российское купечество во второй половине XIX – начале XX вв.: ценностные принципы бизнес-деятельности на индивидуальном уровне реализации  / А.Л. Кузеванова // Альманах современной науки и образования. – 2010. – № 11. – Часть 2. – С. 40–43 (0,5 п.л.).
  22. Кузеванова, А.Л. Социальная ответственность современного российского бизнеса и общественное мнение: опыт социологического анализа / А.Л. Кузеванова // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – 2010. –  № 11. – С. 56–60 (0,5 п.л.).
  23. Кузеванова, А.Л. Бизнес-деятельность в период постиндустриализма: роль бизнес-образования в формировании ценностных принципов и профессиональной культуры бизнесменов / А.Л. Кузеванова // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2010. – № 12. – С. 395–399 (0,5 п.л.).
  24. Кузеванова, А.Л. К вопросу о структуре взаимосвязи ценностей, ценностных принципов и ориентаций бизнес-деятельности (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Научная перспектива. – 2011. – № 1. – С. 46–49 (0,5 п.л.).
  25. Кузеванова, А.Л. Социокультурный контекст формирования и развития ценностных принципов бизнес-деятельности: опыт социологического анализа / А.Л. Кузеванова // Научный обозреватель. – 2011. – № 1. – С. 28–31 (0,5 п.л.). 
  26. Кузеванова, А.Л. Современный российский бизнес: специфика ценностной системы / А.Л. Кузеванова // Общество: политика, экономика, право. – 2011. – № 1. – С. 41–46 (0,5 п.л.). 
  27. Кузеванова, А.Л. Этика бизнеса и ее анализ в трудах А. Смита, М. Вебера и  В. Зомбарта  / А.Л. Кузеванова // Научная перспектива. – 2011. – № 1. – С. 50–53 (0,5 п.л.). 
  28. Кузеванова, А.Л. Институциональный уровень реализации бизнес-деятельности и ее ценностных принципов: опыт социологического анализа / А.Л. Кузеванова // Общество: социология, психология, педагогика. – 2011. – № 1–2. – С. 35-41 (0,5 п.л.). 
  29. Кузеванова, А.Л. Модель реализации ценностных принципов бизнес-деятельности: уровни и закономерности функционирования (социологический анализ) /А.Л. Кузеванова, М.Б. Полтавская // Общество: социология, психология, педагогика.– 2011. –  № 1–2. – С. 42-48 (0,6/0,4 п.л.). 

Материалы конференций и тезисы докладов

  1. Кузеванова, А.Л. Деловая коммуникация и культура: специфика западного подхода  / А.Л. Кузеванова // Тенденции развития мировой торговли в ХХI веке: матер. междунар. науч.-практ. конф., Пермь, 23–26 нояб. 2009 г. – Пермь : Изд-во «ОТ и ДО», 2009. –  С. 210–214 (0,4 п.л.). 
  2. Кузеванова, А.Л. Реализация ценностных принципов свободы, состязательности, сохранения собственности и связи с церковной жизнью в развитии российской бизнес-деятельности XIV–XIX вв. / А.Л. Кузеванова // Инновации гуманитарных и естественных наук: матер. II междунар. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 27 ноября 2010 г. – Екатеринбург : ИП Бируля Н.И., 2010. – С. 76–79 (0,5 п.л.). 
  3. Кузеванова, А.Л. Роль бизнес-образования в формировании ценностных ориентаций бизнесменов (социологический анализ) / А.Л. Кузеванова // Наука и современность – 2010: матер. VI междунар. науч.-практ. конф., Новосибирск, 19 ноября 2010 г. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2010. – Часть 2. – С. 29–35 (0,5 п.л.). 
  4. Кузеванова, А.Л. Социологическая теория М.Вебера и ее значение для анализа сущности и ценностей бизнес-деятельности / А.Л. Кузеванова // Наука и практика: от фундаментальных исследований до инноваций: матер. всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием, Екатеринбург, 29 декабря 2010 г. – Екатеринбург : ИП Бируля Н.И., 2010. – С. 38–41 (0,5 п.л.). 
  5. Кузеванова, А.Л. Динамика ценностных принципов стремления к новым знаниям и защиты профессиональных интересов в развитии отечественной бизнес-деятельности XI – второй половины XIX вв.  / А.Л. Кузеванова // Система ценностей современного общества: матер. XV междунар. науч.-практ. конф., Новосибирск, 22 ноября 2010 г. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2010. – С. 214–221 (0,5 п.л.).
  6. Кузеванова, А.Л. Анализ формирования ценностных принципов бизнес-деятельности в России и на Западе: социологический аспект / А.Л. Кузеванова // Актуальные проблемы экономики, социологии и права в современных условиях: матер. VIII междунар. науч.-практ. конф., Пятигорск, 29–30 декабря 2010 г. – Пятигорск : Изд-во МАФТ, 2010. –  С. 238–245 (0,5 п.л.). 
  7. Кузеванова, А.Л. Ценностная дифференциация регионального бизнес-сообщества: опыт социологического анализа / А.Л. Кузеванова // Региональные социогуманитарные исследования. История и современность: матер.  междунар. науч.-практ. конф.,  Пенза, 25–26 января 2011 г. – Пенза : Научно-издательский центр «Социосфера», 2011. –  С. 117–125 (0,5 п.л.).
  8. Кузеванова, А.Л. Динамика ценностного принципа лояльного отношения к покупателям в развитии российской бизнес-деятельности XVI – начала XXI вв.  / А.Л. Кузеванова // Общество, культура, личность. Актуальные проблемы социально-гуманитарного знания: матер. междунар. науч.-практ. конф., Пенза, 5–6 февраля 2011 г. – Пенза : Научно-издательский центр «Социосфера», 2011. – С. 19–27 (0,5 п.л.).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.