WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МЕЗЕНЦЕВ

Сергей Витальевич

УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКОГО И ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНОГО КОНТРОЛЯ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ЭПИЗООТИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ И БЕЗОПАСНОСТЬ ПРОДУКТОВ ЖИВОТНОВОДСТВА В АЛТАЙСКОМ КРАЕ

06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология,

эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Барнаул 2010

Работа выполнена на кафедре микробиологии, эпизоотологии и ветеринарно-санитарной экспертизы ФГОУ ВПО «Алтайский государственный аграрный университет».

Научный консультант:

Заслуженный работник высшей школы РФ,

доктор ветеринарных наук, профессор  Гуславский Иван Игнатьевич

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук,

старший научный сотрудник  Разумовская Валентина Владимировна

доктор ветеринарных наук,

профессор  Храмцов Виктор Викторович

доктор ветеринарных наук,

профессор  Заболотный Михаил Васильевич

Ведущая организация – ГНУ Уральский научно-исследовательский ветеринарный институт

Защита состоится 29 октября 2010 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 220.002.02 при Алтайском государственном аграрном университете (656922, г.Барнаул, ул.Попова 276; факс 8-3852-31-30-48)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института ветеринарной медицины ФГОУ ВПО «Алтайский государственный аграрный университет».

Автореферат разослан «___» сентября 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                П.И.Барышников

1.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. В настоящее время решение проблем по обеспечению надежной и эффективной защиты животных от инфекционных болезней, производства безопасного сырья животного происхождения, высококачественных в ветеринарном и санитарном отношении продуктов питания является основным направлением фундаментальных и прикладных исследований по созданию ветеринарного благополучия в отдельно взятом регионе и в целом по стране, имеет важное значение для сохранения здоровья населения (Бурдов Г.Н., 2003; Дячук Т.И., 2004; Долгов В.А., 2005; Головятенко Т.В., 2007).

Разрушение промышленных технологий в животноводстве, разукрупнение животноводческих хозяйств, свобода межрегиональных и межгосударственных перемещений животных, продуктов их убоя и формирование продовольственного рынка России за счет импорта сырья и продуктов животного происхождения отрицательно отражается на эффективности традиционных схем противоэпизоотического обеспечения регионов и качестве реализуемых продуктов животного происхождения (Жуков И.В., 2002; Высоцкий О.А., 2003; Дячук Т.И. с соавт., 2003; Кисленко В.Н. с соавт., 2003; Головятенко Т.В. с соавт., 2006).

Усиление зависимости внутреннего потребительского рынка государства от импорта сельскохозяйственной продукции создает большую угрозу не только для продовольственного, но и для других аспектов национальной безопасности России (Жунушов А.Т., 1991; Рожков О.А., 1996; Головятенко Т.В., 2005, 2006; Гулюкин М.И., 2009).

Существенные отличия в критериях оценки безопасности получаемого сырья в Российских регионах от США и стран Евросоюза не позволяют конкурировать на должном уровне сельхозтоваропроизводителям России, тем самым опосредованно нарушается баланс внутреннего продовольственного рынка страны в сторону более дешевого и менее безопасного импортного сырья (Голощапов Ю.П., 1971; Мамлеева Д.А., 2000; Кузьмина Т.М., 2002; Мезенцев С.В., 2005).

На фоне снижения контроля за оборотом и реализацией готовых пищевых продуктов возникает необходимость обращать внимание на состояние экологической безопасности сырьевой базы отечественного производства сельскохозяйственной продукции.

Современная система импорта продукции практически полностью исключает возможность возврата поступившего сырья на таможенное пространство РФ, вследствие чего некачественная или небезопасная продукция по наличию возбудителей инфекционных заболеваний, пищевых токсикоинфекций, химических или биологических загрязнителей представляет опасность, как для потенциальных потребителей данной продукции, так и опосредованно на экологические и биологические связи, возникающие в природном и животном мире отдельно взятого государства, устанавливая дополнительную нагрузку на сложную эпизоотическую ситуацию, складывающуюся в каждом регионе страны.

В связи с этим возникает необходимость разработки новых систем в подходах оценки качества и безопасности сырья животного происхождения отечественного производства и мониторинга инфекционных болезней, которые позволяют в первую очередь российскому сырью значительно превосходить по показателям качества и безопасности импортные аналоги, снижать биологическую и экологическую нагрузку в сельском хозяйстве, тем самым опосредованно улучшать эпизоотическую ситуацию в животноводстве (Бакулов И.А. с соавт., 1979, 1991, 2001, 2008; Гуславский И.И. с соавт., 1986, 2000, 2003; Таршис М.Г. с соавт., 1992; Апалькин В.А., 1993, 1998; Джупина С.И., 1994, 2000, 2001).

В этой связи увеличивается значимость такой прикладной направленности ветеринарной науки как ветеринарно-санитарная экспертиза, ветеринарная санитария и эпизоотология (Филиппов Н.В., 2007).

При взаимодействии с другими направлениями ветеринарии это может дать необходимый результат при выполнении задач по обеспечению производства и выпуска в свободный оборот качественного и безопасного сырья животного происхождения, позволит снижать потери в сырьевой составляющей за счет использования комплексных подходов в решении поставленных задач.

Цель исследований. Разработать комплексную систему контроля  качества и безопасности продуктов животноводства и мониторинга заразных болезней.

Задачи исследований:

1.Внедрение разработанных схем на всей территории Алтайского края в соответствии с их направленностью по животноводческим отраслям.

2.Изучение и сравнение системности в обеспечении качества и безопасности сырья животного происхождения в России, США и странах Европы.

3.Проведение комплексного изучения сырьевой базы Алтайского края и характеристики потребительского рынка региона.

4.Осуществление эпизоотологического мониторинга инфекционных болезней сельскохозяйственных животных в Алтайском крае.

5.Проведение комплексного анализа данных ветеринарно-санитарной экспертизы по всем типам предприятий, включая личные подсобные хозяйства граждан, расположенных на территории Алтайского края.

6.Разработка практических предложений по применению рекомендуемых схем для животноводческой отрасли.

Научная новизна работы заключается в системности подхода к изучению аграрного сектора по всем видам животных в отдельно взятом регионе, осуществлено изучение взаимосвязи на достоверном уровне ветеринарно-санитарной экспертизы и эпизоотологии, как направлений ветеринарной науки, способных решать единую комплексную задачу в подходах при определении системности.

Произведен глубокий анализ состояния животноводческих отраслей, сырьевой базы в отдельно взятом регионе.

Впервые в регионе произведен комплексный анализ данных ветеринарно-санитарной экспертизы по основным видам сельскохозяйственных животных за последние 10 лет, изучена ситуация предубойного осмотра животных и порядок осуществления убоя, влияние циркуляции возбудителей инфекционных и инвазионных болезней на выбраковку и изъятие из оборота сырья животного происхождения.

Практическая значимость работы заключается в применении схем по качеству и безопасности сырья и продуктов животного происхождения, получивших научное обоснование и практическое применение, которое позволило оказать влияние на улучшение эпизоотической ситуации в целом регионе по ряду инфекционных заболеваний сельскохозяйственных животных, поднять значимость осуществления комплексного подхода при осуществлении прикладной и лабораторной ветеринарно-санитарной экспертизы, обнажить ряд существующих проблем по инвазионным болезням.

Результаты исследований использованы при разработке практических предложений, которые вошли в изданные рекомендации:

  1. Эпизоотология птицеводства Алтайского края с основами ветеринарно-санитарной экспертизы. Барнаул, 2002. 52 с.
  2. Инфекционные и инвазионные болезни взрослой птицы, молодняка и методы их профилактики. Барнаул, 2002. 48 с.
  3. Определение степени свежести продуктов животноводства и объектов охотничьего промысла (физико-химические показатели). Барнаул, 2002. 48 с.
  4. Профилактика заболеваний органов размножения кур (утвержденные на подсекции «Инфекционная патология животных в регионе Сибири и Дальнем Востоке» ОВМ РАСХН (протокол №1 от 15.01.2004 г.). Барнаул, 2005. 31 с.
  5. Ветеринарно-санитарный контроль при получении, заготовке, обработке и хранении кожевенного, пушно-мехового и пухо-перового сырья (утвержденные на подсекции «Инфекционная патология животных в регионе Сибири и Дальнем Востоке» ОВМ РАСХН (протокол №1 от 15.01.2004 г.). Барнаул, 2005. 44 с.
  6. Ветеринарный контроль по обеспечению качества и безопасности молока-сырья и сливок-сырья. Барнаул, 2006. 38 с.
  7. Ветеринарный контроль по обеспечению качества и безопасности мяса и мясопродуктов. Барнаул, 2007. 47 с.
  8. Разработка и внедрение схем безопасности продуктов животноводства и птицеводства и их влияние на эпизоотическую ситуацию Алтайского края: монография. Барнаул, 2009. 246 с.
  9. Разработка системы ветсанконтроля и мониторинга заразных болезней с целью повышения безопасности продукции животноводства и эффективности противоэпизоотических мероприятий (утвержденные на секции «Инфекционная патология животных» ОВМ РАСХН (протокол №2 от 19.04.2010 г.). Барнаул, 2010. 34 с.

Апробация работы: основные положения диссертационной работы доложены на 11 научных и научно-практических конференциях, в том числе: г.Барнаул (2002, 2005, 2007, 2010), г.Новосибирск (2005, 2010), г.С-Петербург (2006), г.Москва (2007), г.Екатеринбург (2010) и Республике Казахстан (2005, 2008); Международной  конференции «Достижения ветеринарной медицины – XXI веку» (г.Барнаул, 2002), Сибирском международном ветеринарном конгрессе «Актуальные вопросы ветеринарной медицины» (г.Новосибирск, 2005), Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины и сельскохозяйственной биотехнологии» (г.Павлодар, Республика Казахстан, 2005), Международном съезде терапевтов, диагностов «Актуальные проблемы патологии животных» (г.Барнаул, 2005), Международном научно-практическом конгрессе «Актуальные проблемы ветеринарной медицины» (г.Санкт-Петербург, 2006), II Международной научно-практической конференции «Аграрная наука – сельскому хозяйству» (г.Барнаул, 2007), научно-практической конференции «Грипп птиц: профилактика и меры борьбы» (г.Москва, 2007), Международной научно-практической конференции «Инновация в аграрном секторе Казахстана» (г.Алматы, Республика Казахстан, 2008), II Сибирском ветеринарном конгрессе «Актуальные проблемы ветеринарной медицины» (г.Новосибирск, 2010), V Международной научно-практической конференции «Аграрная наука – сельскому хозяйству» (г.Барнаул, 2010), Международной научно-практической конференции «Современные проблемы диагностики, лечения и профилактики болезней животных и птиц» (г.Екатеринбург, 2010).

Публикации: по теме диссертации опубликована монография «Разработка и внедрение схем безопасности продуктов животноводства и птицеводства и их влияние на эпизоотическую ситуацию Алтайского края», 49 научных статей, из них 9 в ведущих рецензируемых журналах по списку ВАК РФ, и 17 статей в материалах международных конференций и конгрессов.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 328 страницах компьютерного текста, состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов, практических предложений, библиографического списка, включающего 418 источников, в т.ч. 79 иностранных. Работа иллюстрирована 72 таблицами и 35 рисунками.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Характеристика потребительского рынка и производственной базы сельскохозяйственной продукции Алтайского края.
  2. Систематизация сельхозпродукции по видам и происхождению, определение порядка исследований.
  3. Эпизоотологический мониторинг инфекционных болезней сельскохозяйственных животных и птиц в Алтайском крае.
  4. Значение ветеринарно-санитарной экспертизы в выявлении инфекционных и инвазионных заболеваний.
  5. Влияние схем контроля качества и безопасности продукции животноводства на эпизоотическое благополучие продуктивных животных Алтайского края.
  6. Разработка системы ветсанконтроля и мониторинга заразных болезней с целью повышения безопасности продукции животноводства и эффективности противоэпизоотических мероприятий.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Работа выполнена в период с 2000 г. по 2009 г. на базе кафедры микробиологии, эпизоотологии и ветсанэкспертизы ФГОУ ВПО АГАУ.

Материалом для проведения данной научной работы являлись сельскохозяйственные животные Алтайского края всех видов, содержащиеся во всех типах хозяйств, включая личные подсобные хозяйства граждан, продукты убоя сельскохозяйственных животных и пищевое сырье, получаемое от сельхозживотных, включая птицу, в процессе их содержания, разведения и т.д.

Основанием для проведения исследований явились разработанные и внедренные схемы в процесс осуществления ветеринарного контроля за качеством и безопасностью сырья и продуктов животного происхождения.

При этом материалом для исследования явилась вся продукция, полученная как при продуктивной жизнедеятельности животных, так и после осуществлении убоя животных на мясо.

В соответствии с этим исследования проводились по нескольким направлениям:

1.Изучение и анализ производственной базы всех сельхозпроизводителей на территории Алтайского края с характеристикой потребительского рынка.

2.Проведение эпизоотологического мониторинга инфекционных болезней сельскохозяйственных животных в Алтайском крае за последние 20 лет.

3.Изучение и анализ данных ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов убоя сельскохозяйственных животных на территории Алтайского края.

При исследовании производственной базы сельхозтоваропроизводителей всех форм собственности и потребительского рынка Алтайского края были изучены и рассмотрены вопросы развития животноводства в нашем регионе по всем видам сельскохозяйственных животных за последние 9 лет, изучен порядок учета и динамика движения поголовья сельхозживотных за последние 10 лет, подвергнута анализу динамика осуществления убоя отдельных видов сельскохозяйственных животных, изучено валовое производство мяса сельскохозяйственных животных в отдельности по каждому виду.

Для этого использовались данные Центрального статистического управления Алтайского края, Главного управления сельского хозяйства и данные государственной ветеринарной отчетности Управления ветеринарии Алтайского края.

При рассмотрении и изучении вопросов систематизации сельхозпродукции были применены схемы ветеринарного контроля по обеспечению качества и безопасности сырья и продуктов животного происхождения, разработанные и внедренные в систему государственного ветеринарного контроля на территории Алтайского края совместно с Управлением ветеринарии Алтайского края.

Схемы разработаны для каждого вида продукта животного происхождения с определением необходимых исследований и кратности.

С целью изучения влияния применяемых схем в процессах производства и выпуска сырья и продуктов животного происхождения и их опосредованного влияния на эпизоотическую ситуацию в отдельно взятом регионе был проведен эпизоотологический мониторинг инфекционных болезней сельхозживотных.

Исследования проводились по 44 инфекционным болезням, которые регистрировались у сельскохозяйственных животных за период с 1989 г. по 2008 г.

Для каждого вида сельскохозяйственных животных были определены экстенсивные и интенсивные показатели эпизоотического процесса: распространенность инфекционных болезней, заболеваемость, смертность, летальность от инфекционных болезней, очаговость и долевое распределение этих показателей по наиболее часто регистрируемым болезням с использованием «Рекомендаций по методике эпизоотологического исследования» (Бакулов И.А., Юрков Г.Г., Ведерников В.А. и др., 1986).

Данные об эпизоотической ситуации в Алтайском крае были взяты из сводных эпизоотологических журналов и сводных журналов по учету профилактических мероприятий, а также из форм ветеринарной отчетности.

Статистическое наблюдение, использованное в работе, было текущим, т.е. учет количества неблагополучных пунктов, количества заболевших и павших животных был осуществлен за 20 лет. При этом по ряду заболеваний 20-летний цикл разбивался на два периода: период применения и использования схем по качеству и безопасности сырья и продуктов животного происхождения и период, предшествующий внедрению указанных схем в производственный процесс получения сельскохозяйственной продукции всех видов.

Для изучения влияния ветеринарно-санитарной экспертизы, на выявление возбудителей инфекционных и инвазионных заболеваний были использованы данные государственной ветеринарной отчетности 5-Вет Управления ветеринарии Алтайского края за последние 10 лет.

Изучены и проанализированы вопросы выбраковки, утилизации и уничтожения ветконфискатов. Произведен расчет выведения всех видов сырья и продуктов животного происхождения из свободного оборота на территории края.

Эпизоотологический мониторинг осуществлялся в соответствие с «Методикой эпизоотологического исследования» (Бакулов И.А., Юрков Г.Г., Песковацков А.П. и др., 1975), «Проявление эпизоотического процесса и оценка его интенсивности» (Бакулов И.А., Третьяков А.Д., 1979), «Методы эпизоотологического исследования и теория эпизоотического процесса» (Джупина С.И., 1991).

Цифровые данные эпизоотологических и лабораторных исследований обработаны методами математической статистики, принятыми в биологии и медицине с использованием компьютерной программы Microsoft Excel 2003. Критерии достоверности определяли с помощью таблицы распределения Стьюдента.

3. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

3.1. Характеристика потребительского рынка и производственной базы

сельскохозяйственной продукции Алтайского края

Алтайский край является аграрным субъектом РФ в силу своих климатических и исторически сложившихся тенденций. Животноводство Алтайского края является развитой отраслью агропромышленного комплекса с использованием высоко продуктивных пород. Племенная работа поставлена на должном уровне.

В первую очередь была проведена оценка и анализ состояния и развития животноводства Алтайского края в целом (табл. 1).

Показатель производства скота и птицы в живом весе с 2000 г. по 2008 г. в среднем составил 70277,7 т, при этом максимальный показатель в 82109,6 т был достигнут в 2002 г. и минимальный в 63970,5 т – в 2006 г.

Динамика производства при этом по видам животных сильно различается. В скотоводческой отрасли наблюдается снижение соотношения от общего валового производства с 81,2% в 2001 г. до 73,0% в 2008 г.; в свиноводстве соотношение от общего производства сохраняет позиции в диапазоне 10,5-13,1% при среднем показателе в 11,6%, при этом объем производства оставался в течение исследуемого периода на одинаковом уровне; в овцеводстве уровень производства овец в живом весе уменьшился в 3,3 раза, что составило уменьшение с 2,3% в 2000 г. до 0,7% в 2008 г. Исключение составила только отрасль птицеводства, где валовое производство в живом весе за аналогичный период увеличилось в 2,2 раза, что составило от 6,4% в 2000 г. до 14,4% в 2008 г.

Таблица 1

Развитие животноводства в Алтайском крае


Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Произведено (выра-щено) скота и пти-цы в живом весе – всего, тонн

69642,7

74210,3

82109,6

75314,4

67203,7

66406,4

63970,5

66321,6

67319,7

в том числе:

Крупного рогатого скота

55886,5

60265,8

66001,1

59252,4

52781,9

51348,7

47407,7

48623,0

49169,1

Свиней

7706,2

7809,5

9653,2

9899,3

7764,1

7014,1

7275,6

8043,1

7930,8

Овец и коз

1614,4

1517,1

1549,8

1133,7

779,4

552,9

425,0

420,0

495,9

Птицы

4435,6

4617,9

4905,5

5029,0

5878,3

7490,7

8862,2

9235,5

9723,9

Среднесуточные привесы скота на выращивании, откорме и нагуле, граммов:

Крупного рогатого скота

327

361

394

370

354

395

393

406

416

Свиней

146

188

222

227

250

279

271

295

315

Овец и коз

32

31

33

28

24

34

36

42

54

Настрижено овечьей шерсти, ц

4731

4593

4200

3688

2696

1514

1054

900

973

Средний настриг с 1 овцы, кг.

4,2

4,3

4,7

4,0

3,5

3,2

3,3

2,9

3,2

Пало и погибло животных всех видов и возрастов, в % к обороту стада:

Крупного рогатого скота

5,5

3,7

3,2

3,4

3,4

2,7

3,2

2,9

2,8

Свиней

12,3

8,1

7,1

7,2

6,3

5,1

5,7

7,6

5,5

Овец и коз

7,6

6,7

6,3

8,4

7,4

5,0

7,4

3,6

3,6

Произведено молока, тонн

559061,3

596066,5

661239,7

623654,9

568376,8

583141,8

562573,6

560462,5

582676,8

Надой молока на 1 корову, кг

2265

2456

2763

2715

2626

2987

3068

3188

3322

Куплено молока у населения по договорам, тонн

13504,6

15417,7

10788,0

10789,8

10934,8

11387,2

10700,1

8037,1

9229,4

Получено куриных яиц, тыс. шт.

438248

434481

445551

465256

425972

452487

488900

504559

554096

Средняя яйценоскость, шт.

260

265

261

264

272

306

306

311

311

Показатель производства сырого молока в среднем за исследуемый период составил 588,6 тыс. т в год. При этом закуп молока-сырья от населения составил в среднем 11198,7 т (1,6-2,4% от общего производства).

Важным показателем производства продукции животного происхождения является учет движения поголовья всех видов животных на протяжении исследуемого периода, а также отношение численности всех видов животных между частным и общественным секторами.

Анализ динамики поголовья крупного рогатого скота в разрезе частного и общественного секторов позволил сделать заключение о том, что основное сокращение численности поголовья произошло в общественном секторе в 2005-2006 г.г. со среднего показателя 641164+3874 головы в 1999-2003 г.г. до 464196 голов в 2008 г., что составило 72,4%.

Снижение численности поголовья крупного рогатого скота в частном секторе при среднем показателе 473337+4959 голов составил 5,6%.

Следующим показателем сырьевого рынка мяса свинины является динамика численности свиней в частном и общественных секторах. Необходимо отметить, что основная часть поголовья свиней содержится в условиях личных подсобных хозяйств (80,5%), остальное (19,5%), приходится на мелкие и крупные коллективные хозяйства.

В абсолютных цифрах увеличение поголовья свиней произошло на 2,3% от среднегодового показателя за исследуемый период.

Анализ динамики поголовья мелкого рогатого скота и лошадей позволил сделать заключение об общей тенденции снижения численности животных, как в общественном, так и частном секторе.

При этом в исследуемом периоде (1999-2008 г.г.) снижение численности мелкого рогатого скота произошло в общественном секторе в 3,5 раза (71,5%). В частном секторе снижение поголовья овец составило 1,3 раза (30,6%). В целом по региону поголовье овец снизилось в 1,8 раза, что составило 44,8%.

В коневодстве отмечена динамика постепенного снижения поголовья, как в частных, так и в общественных хозяйствах поголовье лошадей уменьшилось в период 1999-2008 г.г. на 41,6%, в личных подсобных хозяйствах на 24,3%. В целом снижение поголовья составило 26969 лошадей или 25,4%.

Среднегодовая численность птицы составила 2987656+117684 головы, при этом снижение промышленной птицы в исследуемый период составило всего 7,3%, что в условиях регионального птицеводства практически не оказывает отрицательного воздействия в целом на отрасль.

Все данные об убое сельхозживотных приведены в таблице 2. При обработке цифрового материала показатели по всем видам животных были переведены в проценты. При этом получены следующие данные по мясокомбинатам:

- убой крупного рогатого скота увеличился в 5,2 раза от 16,3% до 64,3%;

- убой свиней вырос в 12,6 раза от 5,1% в 2000 г. до 56% в 2008 г.;

- убой мелкого рогатого скота увеличился в 3,9 раза от 5,7% в 2000 г. до 33,9% в 2008 г.;

- убой лошадей увеличился в 25,8 раза от 4,1 в 2000 г. до 54,8% от общего количества лошадей, подвергнутых убою;

- убой птицы полностью осуществлялся в условиях промышленных убойных пунктов птицефабрик.

Следующим этапом исследования убоя сельскохозяйственных животных является анализ работы на убойных пунктах Алтайского края:

Таблица 2

Данные по убою сельскохозяйственных животных в Алтайском крае

Вид животных

Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Количес-тво голов

%

Количес-тво голов

%

Количес-тво голов

%

Количес-тво голов

%

Количес-тво голов

%

Количес-тво голов

%

Количес-тво голов

%

Количес-тво голов

%

Количест-во голов

%

Мясокомбинаты

Крупный рогатый скот

32606

16,3

32606

11,6

71703

26,1

147982

41,7

188067

56,5

181545

61,7

160521

60,2

134440

58,5

169527

64,3

Свиньи

17602

5,1

15432

4,9

45551

13,8

324550

45,5

282514

49,0

198586

52,9

261848

57,4

280344

57,4

222394

56,0

Овцы, козы

1791

5,7

2043

4,8

5533

14,5

7850

22,6

14493

34,8

8005

24,1

4863

23,0

3809

20,7

6956

33,9

Лошади, олени

245

4,1

916

10,9

1261

16,4

3490

32,3

7849

31,6

9134

59,4

6553

54,0

5188

56,8

6315

54,8

Птица

1721625

100

1609457

100

2357441

99,99

2609342

88,7

2930352

99,1

4164418

99,7

4666517

99,5

4270027

99,8

4170175

99,8

Убойные  пункты

Крупный рогатый скот

101219

50,6

161377

57,5

175142

63,8

181632

51,1

125879

37,8

92154

31,3

90273

33,8

76809

33,4

40860

15,5

Свиньи

113673

32,8

211060

67,2

228982

69,3

334317

46,9

237099

41,1

137711

36,7

150171

32,9

161451

33,0

55835

14,1

Овцы, козы

19528

62,1

32499

76,7

26194

68,6

23061

66,3

23463

56,4

20505

61,6

11428

54,1

9923

54,0

5868

28,6

Лошади, олени

3087

52,0

5316

63,7

5293

68,9

6062

56,2

16307

65,8

5492

35,7

4820

39,7

3003

32,9

2051

17,8

Птица

-

0

-

0

-

0

328411

11,2

1931

0,1

8756

0,2

20054

0,4

6755

0,1

4784

0,1

Подворный убой

Крупный рогатый скот

66203

33,1

36798

30,9

27619

10,1

25665

7,2

18742

5,7

20736

7,0

16001

6,0

18750

8,1

53319

20,2

Свиньи

215037

62,1

87418

27,9

55806

16,9

54328

7,6

56960

9,9

38896

10,4

44174

9,7

47504

9,7

118996

29,9

Овцы, козы

10115

32,2

7852

18,5

6449

16,9

3855

11,1

3643

8,8

4751

14,3

4846

22,9

4646

25,3

7671

37,5

Лошади, олени

2600

43,9

2112

25,4

1133

14,7

1240

11,5

712

2,8

740

4,9

766

6,3

944

10,3

3150

27,4

Птица

-

0

-

0

283

0,01

5086

0,1

25511

0,8

4888

0,1

3482

0,1

5822

0,1

6320

0,1

- убой крупного рогатого скота снизился в 2,5 раза с 50% в 2000 г. до 15,5% в 2008 г.;

- убой свиней уменьшился в 2 раза с 32,8% в 2000 г. до 14,1% в 2008 г.;

- убой мелкого рогатого скота снизился в 3,3 раза с 62,1% в 2000 г. до 28,6% в 2008 г.;

- убой лошадей уменьшился в 1,5 раза с 52,0 до 17,8%.

Заключительный этап анализа убоя животных включал подворный убой. При этом получены следующие данные:

- убой крупного рогатого скота уменьшился в 2,2 раза с 33,1% в 2000 г. до 20,2% в 2008 г., при этом отмечено, что в период 2003-2006 г.г. подворный убой составил 5,7-7,2% от общего количества скота подвергнутого убою;

- убой свиней уменьшился в 1,8 раза, при этом средний показатель уменьшился в 2,7 раза с 62,1% в 2000 г. до 29,9% в 2008 г., в период 2003-2007 г.г. этот показатель составил 7,6-10,4%;

- убой мелкого рогатого скота уменьшился в среднем в 1,7 раза, при этом в процентном отношении произошло увеличение с 32,2% в 2000 г. до 37,5% в 2008 г., в период 2003-2006 г.г. этот показатель составил 11,1-22,9%;

- убой лошадей уменьшился в 1,7 раза с 4,9% в 2000 г. до 2,9% в 2008 г., в период 2003-2006 г.г. этот показатель составил 2,8-11,5%.

Основной убой животных осуществлялся в условиях убойных пунктов и мясокомбинатов, что составило 80-94% и характеризует значительное улучшение санитарных показателей убоя крупного рогатого скота.

В 2000 г. на территории Алтайского края основным видом убоя свиней являлся подворный убой (62%). В течение исследуемого периода удалось уменьшить количество животных, убитых в условиях личных подсобных хозяйств, до 10% в 2004 г., в 2008 г. этот показатель составил 30%. Необходимо указать, что основное поголовье свиней на территории Алтайского края (82%) содержится в личных подсобных хозяйствах, когда поголовье крупного рогатого скота распределяется между общественным и частным как: 55% и 45% соответственно.

В 2000 г. убою на мясо подвергли 1721625 голов птицы, при этом было получено 2582 т мяса, тогда как в 2008 г. поголовье птицы, подвергнутого убою составило 4181279 голов, при этом было получено 6272 т мяса птицы.

3.2. Систематизация сельхозпродукции по видам и происхождению,

определение порядка исследований

Безопасную, высококачественную продукцию животного происхождения можно получить только от здоровых животных. Поэтому, контроль за состоянием их здоровья в период выращивания и разведения является важным этапом государственного ветеринарного надзора, оказывающего влияние на формирование показателей качества и безопасности продуктов животного происхождения.

В Алтайском крае ежегодно выявляются неблагополучные пункты по сальмонеллезу крупного рогатого скота и свиней, в которых заболевают и гибнут животные (0,2-0,5% от общего падежа или 11,6-32,5% от общего числа инфекционных заболеваний).

Анализ данных лабораторных исследований показал, что на территории Алтайского края выделяются следующие сероварианты сальмонелл: S.cholerae suis, S.dublin, S.enteritidis, S.gallinarum-pullorum, S.typhimurium, S.typhisuis, в единичных случаях S.agama от птицы частного сектора, S.hamburg в яичном порошке.

Из импортной продукции, поступившей на территорию Алтайского края, были выделены следующие виды сальмонелл: S.chingola, S.rhodesiense, S.chester, S.typhimurium, S.srinagar, S.johannesburg, S.eppendorf, S.infantis, S.mkamba, S.rosenthal, S.lockleaze, S.hielalle, сальмонеллы серогрупп B, Д2, F, E, Q, С2, C3, C4, Z, R, I (табл. 3).

Таблица 3

Выявление отдельных видов сальмонелл

гру-ппа

серотипы

крупный рогатый скот

свиньи

молоко

лошади

яйцо (яичный порошок)

корма

птица

полуфа-брикаты

1

2

3

4

5

6

7

8

9

11

A

S.typhimurium

±

±

±

±

B

S.eppendorf

±

±

±

±

±

±

S.chester

±

±

±

±

±

S.canada

±

±

±

S.typhi-murium

±

±

±

±

S.agama

±

S.bradford

±

±

S.abortus equi

±

S.clackamas

±

С

S.cholerae suis

+

S.typhi suis 

±

S.enteritidis

±

+

±

+

±

S.dublin

+

±

±

±

S.gallinarum-pulloruin

±

±

+

C1

S.infantis

+

+

+

±

S.mkamba

±

±

S.isangi

±

±

C2

Salmonella

±

±

C3

Salmonella

±

C4

S.lockeaze

±

±

S.hielalle

±

±

Д1

S.hamburg

±

±

±

±

S.rhodesiense

±

±

Д2

Salmonella

±

E

S.lekke

±

E2

S.rosenthal

±

±

F

S.srinagar

±

±

±

±

S.chingola

±

Z

Salmonella

±

Q

Salmonella

±

R

S.johannesburg

±

I

S.victoria borg

±

Примечание: + - основной источник; ± - обнаруживается непостоянно; – - не обнаруживается

Из таблицы 3 видно, что спектр обнаружения различных серовариантов сальмонелл увеличился. Анализ микробиологических исследований показал, что наибольшее количество сальмонелл было обнаружено в сырых полуфабрикатах, при изготовлении которых использовалось импортное сырье (мясо птицы, свинина, субпродукты говяжьи, шпиг свиной, фарш из мяса птицы). Вследствие большого оборота импортного сырья и увеличения его доли в процессах переработки на территории Алтайского края из продуктов животноводства были выделены сальмонеллы: S.eppendorf, S.infantis, S.chester, S.srinagar, S.hamburg, S.hielalle, S.chingola, S.rosenthal, S.rhodesiense, S.lockleaze, S.mkamba, S.agama, сальмонеллы серогрупп E2, Q, С2, Z. Единственный серовариант сальмонелл который был выделен, как в импортном, так и в российском сырье, являлась S.typhimurium. Сравнительный анализ показал высокую степень обсеменения импортного сырья и кормов, поступающих в Российскую Федерацию, сальмонеллами.

Кроме этого на территории Алтайского края в течение ряда лет ежегодно регистрировалось от 37 до 56 неблагополучных пунктов по заболеванию крупного рогатого скота колибактериозом и от 5 до 22 неблагополучных пунктов по колибактериозу свиней, что говорит о достаточно большом распространении возбудителей заболеваний, вызываемых условно-патогенной микрофлорой, и как следствие их негативном влиянии на показатели безопасности продуктов убоя сельскохозяйственных животных.

Разукрупнение хозяйств, увеличение поголовья в личных подсобных хозяйствах, снижение роли производственной ветеринарной службы, резкое падение материально-технической базы ветеринарного обслуживания способствовало увеличению роста заболеваемости сельскохозяйственных животных. В этой связи возникла необходимость в усовершенствовании подходов при решении вопросов эпизоотологии и обеспечения безопасности для потребителя продуктов животноводства. С этой целью были разработаны и внедрены схемы контроля за качеством и безопасностью продуктов животноводства (табл. 4-6).

Схемы определяют кратность, наименование и порядок проведения исследований для каждого хозяйства, при осуществлении которых можно контролировать ситуацию по инфекционным болезням сельскохозяйственных животных, включая латентное бактерионосительство, наличию химических и микробиологических загрязнителей в технологическом процессе производства, тем самым своевременно влиять на показатели качества и безопасности сырья еще на стадии его получения непосредственно на предприятии. Это позволяет своевременно вносить коррективы в виде ветеринарно-профилактических, ветеринарно-санитарных и зоогигиенических мероприятий в процессы получения продукции.

До внедрения схемы в технологический процесс получения мяса и мясопродуктов при выращивании и откорме сельскохозяйственных животных на территории Алтайского края в 1999-2000 г.г. количество неблагополучных пунктов по болезням, вызываемым условно-патогенной микрофлорой, достигали в скотоводстве следующих показателей: по колибактериозу – 53 неблагополучных пункта, по пастереллезу – 38, по сальмонеллезу – 28; в свиноводстве: по колибактериозу – 23,  по пастереллезу – 13, по сальмонеллезу – 5.

Таблица 4

Схема контроля за качеством и безопасностью мяса

Район

Кол-во

хозяйств

Кол-во

обследован-ных

хозяйств

Охват

хозяйств

по району

в %

Исследования

Ежеквартальные

Ежегодные

Физико-химические

Микробиологические

Пестициды

Соли тяжелых

металлов и

радионуклиды

Нитриты

Антибиотики

Гормоны

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

пробы

положительные

Таблица 5

Схема контроля за качеством и безопасностью молока

Район

Кол-во

хозяйств

Кол-во

обследованных хозяйств

Охват

хозяйств

по

району

в %

Исследования

Ежедекадные

Ежемесячные

Ежеквартальные

Ежегодные

Редуктаза

Ингибирующие вещества

Субклинические формы мастита (контроль

дойного стада)

Микробиологические (товарное молоко)

Микробиологический контроль молочного оборудования и доильных аппаратов

Пестициды

(ХОС, ФОС,

РОС)

Микотоксины

Соли тяжелых металлов,

радионуклиды

Нитраты

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положитель-ные

пробы

положительные

пробы

пробы

положительные

пробы

положительные

Таблица 6

Схема контроля за качеством и безопасностью продуктов птицеводства

(яйцо, мясо, яичный порошок, меланж)

Район

Вид

продукции

Исследования

Ежедекадные

Ежеквартальные

Ежегодные

Органолептические

КМАФАнМ

бактерии

рода Salmonella

БГКП

(коли

формы)

S. aureus

(яичный порошок)

Протей

(яичный порошок)

Контрольная проба

Пестициды

Токсические элементы,

радионуклиды

нитриты

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

пробы

положительные

пробы

положительные

пробы

положительные

При этом необходимо указать, что применение подобных схем позволяет анализировать и влиять на эпизоотическую ситуацию, складывающуюся в хозяйстве при получении мяса и мясопродуктов на промышленной основе на начальной стадии производства.

В процессе внедрения и использования схемы в период 2001-2008 г.г. количество ежегодно обследуемых хозяйств увеличилось с 36,0% до 69,6%, при среднегодовом показателе 66,4% (табл. 7).

Таблица 7

Результаты контроля за качеством и безопасностью мяса

год

Количество

хозяйств

Количество

обследован-ных хозяйств

Ежеквартальные исследования

Физико-химические

Микробиологические

Пестициды

пробы

положитель-ные

пробы

положитель-ные

пробы

положитель-ные

2001

692

249

1331

277

1255

209

1208

0

2002

691

449

1933

316

1479

224

2013

5

2003

626

455

1959

330

1982

214

1931

0

2004

619

488

1748

240

1799

155

1899

0

2005

619

446

1558

164

1469

142

1773

0

2006

613

440

1148

159

1141

129

1485

0

2007

610

426

1052

136

1051

113

1507

0

2008

606

422

904

105

917

94

1329

0

Средний показатель

634,3

421,6

1454,1

215,9

1387,3

160,0

1643,1

0,6

На основании проведения ежеквартальных исследований мясосырья уровень положительных реакций по физико-химическим показателям снизился в два раза (с 20,8% в 2001 г. до 11,6% в 2008 г.), что говорит об общем улучшении общего физиологического состояния сельскохозяйственных животных на момент убоя. При этом среднегодовой показатель отклонений мясосырья от нормы по физико-химическим показателям составил в исследуемом периоде 14,8%

Количество положительных проб выявленных при проведении ежеквартальных микробиологических исследований снизилось с 16,7% в 2001 г. до 10,3% в 2008 г. С учетом двукратного увеличения количества обследованных хозяйств последние три года (2006-2008 г.г.) процент положительных проб по микробиологическим показателям был значительно ниже среднегодовых данных.

За период применения указанной схемы в скотоводстве удалось снизить количество неблагополучных пунктов по следующим болезням: по колибактериозу в 1,75 раза, по сальмонеллезу в 3,67 раза, по пастереллезу 1,86 раза; в свиноводстве удалось добиться снижения количества неблагополучных пунктов на территории Алтайского края по сальмонеллезу в 5 раз, по пастереллезу в 1,92 раза и по колибактериозу в 3,67 раза.

Регулярные микробиологические лабораторные исследования мяса позволяют своевременно выявлять латентно протекающие инфекции или скрытое бактерионосительство среди продуктивного поголовья и своевременно проводить ветеринарно-санитарные и лечебно-профилактические мероприятия, позволяющие существенно снижать общий уровень бактерионосительства возбудителей болезней, вызываемыми условно-патогенными микроорганизмами и предупреждать новые вспышки заболеваний.

Производство молока в Алтайском крае является одним из важных направлений животноводческой отрасли. В таблице 8 приведены результаты по основным исследованиям, проводившимся в молочно-товарных хозяйствах Алтайского края в период 2001-2008 г.г.

Использование схемы позволило увеличить количество ежегодно обследованных хозяйств, занимающихся получением сырого молока и реализующих его на молокоперерабатывающие предприятия, с 78,4% в 2001 г. до 88,9% в 2008 г. при среднегодовом показателе 85,9%.

Ежедекадные исследования на редуктазу позволили снизить количество положительных проб с 5,03% в 2001 г. до 4,06% в 2008 г. Исследования на наличие ингибирующих веществ в сыром молоке позволили снизить количество положительных результатов с 1,96% в 2001 г. до 0,27% в 2008 г., при этом уровень ингибирующих веществ в исследуемом объекте последние два года был ниже среднегодового (0,93%) в 3,6 раза.

При ежемесячном контроле дойного стада на субклинические формы мастита удалось снизить количество положительных проб с 0,79% в 2001 г. до 0,67% в 2008 г.

Ежеквартальный микробиологический контроль молочного оборудования и доильных аппаратов позволил снизить показатель микробиологической загрязненности с 27,62% в 2001 г. до 18,39% в 2008 г.

Микробиологические исследования товарного молока не дали положительной динамики в снижении показателя. Так, в 2001 г. количество положительных проб при исследовании товарного молока составил 0,34%, а в 2008 г. этот же показатель достиг 0,61%. Установленный факт позволяет говорить о низких бактериостатических и бактерицидных свойствах товарного молока.

Применение схемы по обеспечению показателей качества и безопасности сырого молока оказывает положительное влияние на снижение положительных реакций по редуктазной пробе, на наличие ингибирующих веществ, снижение количества положительно выявляемых проб на субклинические формы мастита дойного стада.

Регулярные микробиологические лабораторные исследования молочного оборудования и доильных аппаратов позволили существенно улучшить общее санитарное состояние технологического оборудования, но при этом среднегодовой показатель в 22,36% позволяет говорить, что ветеринарно-санитарные мероприятия в этой технологической цепочке используются недостаточно, как со стороны гигиены получения сырого молока, так и со стороны ветеринарной санитарии.

При этом каждый по отдельности из используемых показателей не позволяет проводить диагностику лактирующих животных,  их физиологического состояния, качества проводимых в хозяйстве лечебно-профилактических и ветеринарно-санитарных мероприятий, оказывать оперативное влияние на улучшение показателей качества и безопасности молока-сырья.

Таблица 8

Результаты контроля за качеством и безопасностью молока

Год

Количе-ство

хозяйств

Коли-чество

обсле-дован-ных хо-зяйств

Исследования

Ежедекадные

Ежемесячные

Ежеквартальные

Редуктаза

Ингибирующие вещества

Субклинические формы

мастита (контроль

дойного стада)

Лабораторные

микробиологические (товарное молоко)

Микробиологический контроль молочного оборудования и доильных аппаратов

пробы

положи-тельные

пробы

положи-тельные

пробы

положи-тельные

пробы

положи-тельные

проб

положи-тельные

2001

746

585

17322

872

13448

264

1012638

8038

40455

138

14563

4022

2002

697

587

21261

604

17231

229

1098059

9576

15201

104

15346

4007

2003

628

589

21260

665

17462

259

1018549

9238

6548

26

15134

4114

2004

621

567

20852

844

17691

141

1230916

9949

7182

224

21709

4525

2005

621

557

19641

676

15511

132

1282528

8808

6300

96

19936

4005

2006

615

557

18531

663

15394

120

1300988

8911

7328

191

19831

3108

2007

613

539

20011

848

17232

44

1506781

8603

14482

809

18822

4139

2008

613

545

15524

631

14721

40

1201543

8004

6849

42

14680

2699

Средний показа-тель

644,3

553,3

19300,3

725,4

16026,3

148,6

1206500,2

8890,9

13043,1

203,8

17502,6

3914

Необходимо обращать внимание на качество и регулярность мойки и дезинфекции технологического оборудования. Каждый вид технологического оборудования должен быть проверен не реже 1 раза в месяц. Мойка должна проводиться после каждого опорожнения. В случае получения неудовлетворительных результатов контроль качества мойки оборудования проводится повторно.

Алтайский край входит в число регионов России, имеющих наиболее высокие показатели в птицеводческой отрасли. В этом случае необходимо рассмотреть существующие системы контроля продукции птицеводства.

Проблема профилактики и лечения заболеваний у птицы, возбудителями которых являются условно-патогенные микроорганизмы, имеет не только экономическое, но и соци­альное значение. Мясо птицы является самым распространенным продуктом питания людей.

Анализ эпизоотической ситуации в птицеводстве показывает увеличение случаев возникновения колибактериоза в продуктивных стадах кур и у птицы частного сектора.

При общем снижении случаев выделения сальмонелл увеличилось число выделений высоковирулентных типов E.coli из кормов растительного происхождения и их компонентов, таких как жмыхи и шроты, что приводит к возникновению вспышек колибактериоза в стадах птицы, особенно на птицефабриках, что говорит о снижении контроля за поступлением кормов, приготовлением кормосмесей и санитарным состоянием помещений и территорий птицехозяйств.

Возникла необходимость разработать и применить схему по контролю за качеством и безопасностью продукции птицеводства (табл. 9).

В первую очередь были рассмотрены случаи обнаружения бактерий рода Salmonella и E.coli в пищевом яйце и мясе птицы. Ежегодно подвергалось микробиологическим исследованиям в среднем 1502,5 проб пищевых яиц и 439,5 проб мяса птицы. При этом в случаях исследования свежих пищевых яиц бактерии рода Salmonella в содержимом яиц выделено не было. При производстве мяса птицы микробиологическими исследованиями выявляются бактерии рода Salmonella, как в глубоких слоях мышц, так и в смывах с поверхности тушек. При этом в 2001-2003 г.г. большая часть положительных результатов бактериологических исследований пришлось на выделение сальмонелл из глубоких слоев мышц, что говорит о наличии сальмонеллоносительства в промышленных стадах птиц, тогда как обнаружение сальмонелл в смывах с поверхности тушек говорит о нарушении санитарного состояния помещений, технологических процессов, включая процессы содержания, кормления, поения птицы и технологии убоя и охлаждения.

Так, в течение 2001-2003 г.г. ежегодно при бактериологических исследованиях мяса птицы выделяли от 4 до 8 положительных проб на наличие сальмонелл. Учитывая поголовье и объемы убоя птицы в условиях промышленного производства птицефабрик края, можно сделать заключение о том, что в этот период объем сырья не допущенного в свободную реализацию, составил показатель от 80 до 160 т мяса птицы в год.

Таблица 9

Результаты контроля за качеством и безопасностью яиц и продуктов их переработки


Год


Вид

продукции

Исследования

Ежедекадные

Ежеквартальные

Ежегодные

Органолептические

КМАФАнМ

бактерии

рода Salmonella

БГКП

(коли

формы)

S. aureus

(яичный порошок)

бактерии рода Proteus

(яичный порошок)

Конт. проба

в АКВЛ

Пестициды

Токсические элементы,

радионуклиды

нитриты

пробы

полож

пробы

полож

пробы

полож

пробы

полож

пробы

полож

пробы

полож

пробы

пробы

полож

пробы

полож

пробы

2001

яйцо

655

0

774

0

1424

0

663

10

-

-

-

-

12

62

0

3

0

62

яич. порош

149

0

340

10

409

13

411

20

406

6

403

2

2

7

0

1

0

7

мясо

245

0

151

0

354

8

163

22

-

-

-

-

9

29

0

2

0

35

2002

яйцо

140

0

831

0

1410

0

761

6

4

0

-

-

6

83

0

37

0

21

яич. порош

66

0

432

8

582

8

448

2

520

3

439

1

1

15

0

4

0

3

мясо

98

0

234

0

424

5

80

8

-

-

-

-

3

53

0

13

0

7

2003

яйцо

184

0

708

0

2022

0

683

2

-

-

-

-

8

74

0

12

0

18

яич. порош

74

0

361

6

670

7

362

10

372

6

362

2

3

18

0

0

0

4

мясо

92

0

280

0

441

4

46

3

-

-

-

-

5

32

0

8

0

6

2004

яйцо

135

0

848

0

1427

0

693

0

-

-

-

-

7

65

0

8

0

20

яич. порош

133

0

496

7

792

3

550

8

425

1

351

0

5

18

0

0

0

7

мясо

137

0

184

0

466

4

72

0

-

-

-

-

7

24

0

3

0

6

2005

яйцо

112

0

640

0

1255

0

231

0

-

-

-

-

6

41

0

4

0

12

яич. порош

121

0

423

2

711

0

584

54

349

1

201

0

5

8

0

0

0

3

мясо

98

0

170

0

423

0

70

0

-

-

-

-

3

30

0

6

0

6

2006

яйцо

130

0

123

0

960

0

123

0

-

-

-

-

10

69

0

5

0

34

яич. порош

61

0

68

10

359

0

352

33

68

1

61

0

8

12

0

0

0

2

мясо

145

0

221

0

447

1

90

0

-

-

-

-

7

33

0

4

0

7

2007

яйцо

568

0

273

1

962

0

289

0

-

-

-

-

26

39

0

29

0

10

яич. порош

377

0

79

14

377

2

362

14

79

0

79

0

16

8

0

2

0

1

мясо

158

0

267

0

517

1

103

0

-

-

-

-

10

38

0

7

0

9

2008

яйцо

609

0

253

0

2559

2

301

0

-

-

-

-

24

67

0

27

0

8

яич. порош

392

0

81

14

386

11

317

21

76

1

79

4

14

11

0

3

0

1

мясо

111

0

203

0

444

1

89

0

-

-

-

-

8

31

0

6

0

6

СРЕДНИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ

яйцо

316,6

0

556,3

0,1

1502,5

0,3

468,0

2,3

0,5

0

-

-

12,4

62,5

0

15,6

0

23,1

яич. порош

171,6

0

285,0

8,9

535,8

5,5

423,3

20,3

286,9

3,4

351

1

6,8

12,0

0

1,3

0

3,5

мясо

135,5

0

213,8

0

439,5

4,1

86,2

4,1

-

-

-

-

6,5

31,0

0

6,1

0

10,3

При исследовании яичного порошка в период 2001-2003 г.г. была зарегистрирована высокая степень обсемененности бактериями рода сальмонелла, когда в год выявляли от 7 до 13 партий яичного порошка с положительными результатами микробиологических исследований на наличие сальмонелл.

Это подтвердило заключение о наличии сальмонелл, как во внешней среде помещений птицефабрик, так и сальмонеллоносительство среди взрослого поголовья кур промышленных стад.

При бактериологическом исследовании яичного порошка были зарегистрированы случаи положительных результатов на S.aureus и бактерии рода Proteus, и превышение показателя общего микробного числа выше допустимой нормы.

Это подтвердило предположение о высокой степени циркуляции патогенных и условно-патогенных микроорганизмов, как во внешней среде помещений птицефабрик, так и циркуляции их в промышленных стадах кур.

Сохранение кратности ветеринарно-санитарных мероприятий при осуществлении установленных схемой исследований позволило существенно снизить количество положительных результатов бактериологических исследований. Так, в 2008 г. при проведении лабораторных микробиологических исследований продукции птицеводства было установлено 14 случаев превышения общего микробного числа (ОМЧ) выше допустимых норм в яичном порошке, сальмонелла были выделены в одном случае при исследовании мяса птицы, в двух случаях исследования куриных яиц и в 11 случаях при исследовании яичного порошка. При этом необходимо указать, что во всех случаях исследования сальмонеллы были выделены в смывах с поверхности сырья, что подтверждает низкое ветеринарно-санитарное состояние технологических объектов в птицеводстве. Кроме этого в 2008 г. был установлен 1 случай обнаружения стафилококка в яичном порошке, 21 случай выявления бактерий группы кишечной палочки в яичном порошке и 4 случая обнаружения бактерий рода Proteus.

3.3. Эпизоотологический мониторинг инфекционных болезней

сельскохозяйственных животных и птиц в Алтайском крае

3.3.1. Эпизоотологический мониторинг инфекционных болезней

крупного рогатого скота

За последние 20 лет (1989-2008 г.г.) у крупного рогатого скота были зарегистрированы 31 инфекционная болезнь: актиномикоз, бешенство, болезнь Ауески, бруцеллез, вирусная диарея, вирусная энзоотическая пневмония (аденовирусная инфекция), диплококковая инфекция, злокачественная катаральная горячка, злокачественный отек, инфекционный вагинит, инфекционный ринотрахеит, кампилобактериоз (вибриоз), колибактериоз, лейкоз, лептоспироз, листериоз, некробактериоз, оспа, парагрипп-3, паратуберкулез, пастереллез, сальмонеллез, сибирская язва, стафилококкоз, столбняк, стрептококкоз, туберкулез, хламидиоз, эмфизематозный карбункул, энтеротоксемия, ящур.

Ряд болезней являются эпизоотически опасными и в их числе такие бактериозы как: бруцеллез, туберкулез, сибирская язва, эмфизематозный карбункул, некробактериоз, пастереллез, лептоспироз, сальмонеллез, колибактериоз, вирозы: бешенство, лейкоз, парагрипп-3, инфекционный ринотрахеит, ящур, микозы: актиномикоз. Именно эти болезни должны больше привлекать внимание практической ветеринарии и научной ветеринарной общественности. На долю этих 15 болезней из 31 приходится 58889 неблагополучных пунктов, что составило 98,3%, 258553  заболевших животных, что составило 94,7%, и 198667 голов павших животных или 90,9% соответственно. Летальность по всем инфекционным болезням составила в среднем 8,1%, из них по эпизоотически опасным болезням – 7,1%. Это низкий показатель летальности, что подтверждает, удовлетворительно проводимую лечебно-профилактическую работу.

По напряженности эпизоотической ситуации колибактериоз крупного рогатого скота занимает одно из первых мест. За годы наблюдения в Алтайском крае было выявлено 989 неблагополучных пунктов, при этом данный показатель выше в сравнении с пастереллезом и сальмонеллезом. В зарегистрированных неблагополучных пунктах заболело 22647 и пало 7079 животных. Это самый высокий показатель в сравнении со всеми инфекционными болезнями. Заболеваемость составила 73,8 головы на 100 тыс. поголовья, смертность – 23,07 животного на 100 тыс. поголовья данного вида, летальность – 31,26% и очаговость 22,9.

На долю колибактериоза пришлось 19,54% неблагополучных пунктов, 17,77% заболеваемости и 40,38% смертности от общего количества всех регистрируемых болезней. Очаговость составила в среднем 22,9 головы на 1 неблагополучный пункт. Широкое распространение и высокая заболеваемость отмечена в 1989-1997 г.г. В этот период выявляли от 41 до 92 неблагополучных пунктов, где болело от 902 до 2945 животных, заболеваемость достигала до 137,96 животных на 100 тыс. поголовья, с высокой летальностью до 39,90%. В последующие годы было отмечено улучшение эпизоотической обстановки, достигнув минимальных показателей в 2007 г., когда всего заболело 193 и пало 85 животных.

Рост заболеваемости и распространения пастереллеза пришелся на период широкого внедрения промышленных технологий в скотоводстве. Однако и сейчас, когда поголовье скота снизилось, и многие промышленные комплексы не функционируют на прежнем уровне, вспышки пастереллеза представляют эпизоотическую опасность. Общее количество неблагополучных пунктов по данному заболеванию составило 491, где заболело 24760 и пало 4285 животных.

На долю пастереллеза в исследуемом периоде пришлось 9,70% неблагополучных пунктов, 19,43% заболеваемости и 24,44% смертности. Очаговость составила в среднем 50,43 заболевших животных, при максимальном значении 164,3 в 1 неблагополучном пункте установленной в 1990 г. Средняя заболеваемость по пастереллезу составила 80,69 животного на 100 тыс. поголовья с колебаниями в отдельные годы от 8,14 до 278,5 в 1990 г. В этом же году было выявлено наибольшее количество неблагополучных пунктов (45) и заболевших животных (7393 голов), очаговость составила 164,3, средняя очаговость за исследуемый период составила 50,43 больного животного.

В период 2001-2008 г.г. уровень заболевших и павших животных по причине возникновения пастереллеза снизился, достигнув минимального значения в 2008 г., когда в Алтайском крае заболело всего 90 и пало 27 животных.

Сальмонеллез крупного рогатого скота по данным эпизоотологического мониторинга за последние 20 лет является одной из самых распространенных болезней с высокими показателями эпизоотического процесса. За анализируемый период было выявлено 434 неблагополучных пункта, где заболело 11475 животных и пало 2919 голов крупного рогатого скота. Заболеваемость составила 37,39 животного на 100 тыс. поголовья, смертность – 9,51, летальность – 25,44%.

На долю данной болезни, из 31 зарегистрированного заболевания крупного рогатого скота пришлось 8,57% неблагополучных пунктов от общего количества по всем видам болезней, 9,0% заболеваемости и 16,65% смертности. Средняя очаговость составила 26,44, максимальная была зарегистрирована в 1992 г. и составила 58,5 животного в 1 неблагополучном пункте.

Анализируя показатели эпизоотического процесса сальмонеллеза установлено, что самое широкое распространение инфекции было отмечено в 1992 г., когда было выявлено 33 неблагополучных пункта, в которых заболело 1931 и пало 346 животных. Заболеваемость составила 88,28, смертность – 15,82 животного на 100 тыс. поголовья и летальность – 17,92%. В последние годы напряженность эпизоотической обстановки снижалась и в 2008 г. было выявлено всего 3 неблагополучных пункта, где заболело 83 головы, что в 23,3 раза меньше, чем в 1992 г. Тенденция к снижению напряженности эпизоотической ситуации хорошо прослеживается. Однако эпизоотическая опасность сальмонеллеза сохраняется.

Официальная статистика по лейкозу крупного рогатого скота в Алтайском крае начинается с 1968 г., когда был выявлен первый неблагополучный пункт. В последующие годы шел постепенный рост числа новых неблагополучных пунктов и животных, пораженных вирусом лейкоза. За последние 20 лет лейкоз получил широкое распространение и стал одной из самых эпизоотически опасных болезней. С 1989 г. в крае было выявлено 2132 неблагополучных пункта, в которых заболело 49202 и пало 21 животное. Заболеваемость составила 160,34 на 100 тыс. поголовья, очаговость – 23,08. Самые высокие показатели по количеству неблагополучных пунктов пришлись на 1999, 2001, 2003 г.г. (139-147), а число заболевших на 1993 г. (6684 голов). Заболеваемость в данном году отмечена на уровне 301,76 животного на 100 тыс. поголовья, при максимальной очаговости – 75,1.

По показателям эпизоотического процесса за анализируемый период туберкулез крупного рогатого скота так же отнесен к числу опасных инфекционных болезней. В период 1989-2008 г.г. не было выявлено новых неблагополучных пунктов и реагирующих на туберкулез животных только в 1994, 1997, 1998, 2001, 2005, 2007, 2008 г.г. За годы эпизоотологического мониторинга было выявлено 32 неблагополучных пункта, в которых заболело 3181 и пало 1 животное. Заболеваемость составила 10,37 животного на 100 тыс. поголовья.

На долю туберкулеза пришлось 0,63% неблагополучных пунктов, 2,5% заболевших животных. Очаговость составила в среднем 99,4 заболевших животных в одном пункте. Наибольшее распространение туберкулеза крупного рогатого скота было зарегистрировано в 1989-1993 г.г. В более ранние годы выявляли до 154 неблагополучных пунктов и до 10250 реагирующих животных на туберкулез. Максимальная очаговость за исследуемый период была зарегистрирована в 2000 г., которая составила 283 головы в 1 неблагополучном пункте.

С 1989 г. эпизоотическая ситуация улучшалась и в 1994 г. Алтайский край практически был близок к полному устойчивому оздоровлению. Однако с 1995 г. отмечаются эпизоотические вспышки туберкулеза, что подтверждает высокую эпизоотическую опасность и необходимость научно-обоснованного выбора схемы оздоровления и ее четкого выполнения.

3.3.2. Эпизоотологический мониторинг инфекционных болезней свиней

За период мониторинга (1989-2008 г.г.) у свиней было зарегистрировано 27 инфекционных болезней: бешенство, болезнь Ауески, бруцеллез, дизентерия, диплококковая инфекция, злокачественный отек, инфекционный атрофический ринит, колибактериоз, лептоспироз, листериоз, некробактериоз, оспа, отечная болезнь поросят, парвовирусная болезнь, пастереллез, рожа, сальмонеллез, сибирская язва, столбняк, стафилококкоз, стрептококкоз, трансмиссивный гастроэнтерит, туберкулез, хламидиоз, классическая чума свиней, энтеротоксемия, ящур.

Ряд болезней являются эпизоотически опасными, к ним следует отнести 9 инфекционных болезней, в том числе бактериозы: дизентерия, колибактериоз, лептоспироз, листериоз, пастереллез, рожа, сальмонеллез и вирозы: болезнь Ауески, классическая чума. Именно эти болезни представляли наибольшую эпизоотическую опасность.

На долю указанных болезней пришлось 826 неблагополучных пунктов или 89,6%, 179873 заболевших животных, что составило 96,99%, и 31311 голов павших животных или 96,4%, средняя летальность по всем инфекционным болезням свиней составила 17,5%, по эпизоотически опасным – 17,4%, очаговость – 201,1 и 217,8 больного животного соответственно в 1 неблагополучном пункте.

Дизентерия свиней впервые в крае была официально зарегистрирована в 1981 г. Всего за исследуемый период было выявлено 253 неблагополучных пункта, в которых заболело 117063 и пало 10240 голов. Средняя заболеваемость составила 796,38, смертность – 69,66 животного на 100 тыс. поголовья, летальность – 8,75%. Доля неблагополучных пунктов по дизентерии в общей инфекционной патологии свиней составила 27,4%, заболеваемости – 63,1%, смертности – 31,5%, очаговости – 462,7 заболевших в среднем в одном неблагополучном пункте. В отдельные годы эпизоотии дизентерии свиней носили массовый характер. Так, в 1989 г. было выявлено 45 неблагополучных пунктов, в которых заболело 35036 и пало 2653 головы свиней. Самая высокая очаговость была зарегистрирована в 1990 г., когда на один неблагополучный пункт пришлось 930,0 заболевших животных.

С 1998 г. эпизоотии дизентерии уменьшились, этому в определенной мере способствовало сокращение поголовья и плотность посадки свиней в промышленных комплексах и конечно, сказался приобретенный опыт борьбы с данной инфекцией. Тем не менее, эпизоотическая опасность этой болезни сохраняется.

Развитие дизентерии свиней по количеству заболевших и павших животных показало стойкое снижение за исследуемый период. При этом в  1990-2000 г.г. среднее количество заболевших животных составило 7362 и павших – 650 голов свиней, в то время как в период 2001-2008 г.г. данные показатели в среднем составили соответственно: 131 заболевших и 55 павших животных.

В связи с тем, что в отдельные годы поголовье свиней существенно изменялось сложно отметить разницу в показателях заболеваемости, смертности, летальности и очаговости. В этом случае для детального анализа исследуемый 20-летний период был разделен на две части. В период 1990-2000 г.г. средняя заболеваемость составила 898,90 животного на 100 тыс. поголовья, смертность – 79,32 животного, летальность – 8,82% и очаговость – 415,3. Аналогичные показатели эпизоотического процесса дизентерии свиней за период 2001-2008 г.г. составили следующие значения: заболеваемость – 24,48, смертность – 10,31 животного на 100 тыс. поголовья свиней, летальность – 42,12% и очаговость – 80,5.

Приведенные данные показали наличие существенной разницы в анализируемых показателях в двух условных периодах 20-летнего цикла эпизоотологического мониторинга дизентерии свиней на территории Алтайского края.

Пастереллез свиней широко распространен в Алтайском крае и является одной из самых эпизоотически опасных болезней. За период наблюдения (1989-2008 г.г.) видно, что по количеству неблагополучных пунктов (217), численности заболевших (22002 голов) и павших животных (5974 головы) пастереллез занимает второе место из 27 инфекционных болезней, регистрируемых у свиней.

Болезнь проявляется ежегодно с разной интенсивностью от 1 до 30 эпизоотий в год, число заболевших животных составляло от 31 до 5243. При этом заболеваемость составила от 4,44 до 681,06 животного на 100 тыс. поголовья, с летальностью от 14,63 до 63,90% и очаговостью от 8,0 до 201,7 заболевших животных в одном неблагополучном пункте.

Среднее количество заболевших животных в период 1990-2000 г.г. составило 1357 голов, павших – 410. Аналогичные показатели за период 2001-2008 г.г. составили соответственно в среднем 229 заболевших и 64 павших животных.

Анализ эпизоотического процесса показал следующие результаты: в период 1990-2000 г.г. средний показатель заболеваемости составил 165,67, смертности – 49,98 животного на 100 тыс. поголовья, летальности – 30,17%, очаговости – 98,37 животного в 1 неблагополучном пункте. В период 2000-2008 г.г. были получены следующие показатели: средняя заболеваемость составила 42,88, смертность – 11,99 животного на 100 тыс. поголовья, летальность – 27,97% и очаговость – 47,03 животного на 1 неблагополучный пункт.

Колибактериоз свиней не получил широкого распространения, однако потери от этой болезни для свиноводства значительные. При данном заболевании поражаются преимущественно молодые животные с высокой летальностью (до 62,75% в 1997 г.), переболевшие поросята на протяжении всего периода откорма отстают в росте. Всего за период мониторинга было выявлено 166 неблагополучных пунктов, где заболело 8610 и пало 2416 животных. Средняя заболеваемость составила 58,57, смертность – 16,44 животного на 100 тыс. поголовья, летальность – 28,06%. Показатели долевого соотношения не высокие. Однако в отдельные годы эпизоотии колибактериоза получили широкое распространение.

Максимальная заболеваемость в исследуемом периоде была зарегистрирована в 1999 г., когда в 18 неблагополучных пунктах заболело 1076 и пало 251 животное. Заболеваемость в этот период составила 162,75, летальность – 23,33%, очаговость – 60,0. Эти показатели подтверждают высокую эпизоотическую опасность данной болезни, тем более, что динамика эпизоотического процесса в разные годы очень изменчива. Данные развития эпизоотического процесса и показатели течения колибактериоза свиней показали определенную цикличность течения данного заболевания, хотя говорить об этом без дополнительного анализа не корректно. Поэтому был использован анализ сравнения показателей эпизоотического процесса колибактериоза в отдельных периодах.

В период 1990-2000 г.г. среднее количество заболевших животных составило 590 голов и павших – 160 свиней. В период 2001-2008 г.г. среднее количество заболевших животных составило всего 259 голов и павших – 81 голова.

Более полный и глубокий анализ показателей эпизоотического процесса колибактериоза свиней дал следующие результаты. В период 1990-2000 г.г. заболеваемость в среднем составила 72,00, смертность – 19,53 животных на 100 тыс. поголовья, летальность – 27,12% и очаговость – 61,77 животного в 1 неблагополучном пункте.

Соответственно в период 2001-2008 г.г. аналогичные показатели составили в среднем: заболеваемость – 48,37, смертность – 15,13 животного на 100 тыс. поголовья, летальность – 31,27% и очаговость – 35,07 животного на один неблагополучный пункт.

Сальмонеллез свиней имеет широкое распространение и регистрируется ежегодно. За период мониторинга было выявлено 116 неблагополучных пунктов, в которых заболело 10728 и пало 2656 животных. Заболеваемость составила 72,98, смертность – 18,07, летальность – 24,76%.

На долю этой болезни пришлось 12,58% неблагополучных пунктов, 5,78% заболеваемости и 8,18% смертности в общей инфекционной патологии свиней. В отдельные годы эпизоотии данной болезни имели широкое распространение.

В период 1990-2000 г.г. количество заболевших и павших животных значительно превышает показатели 2001-2008 г.г. При этом показатели эпизоотического процесса, характеризующие заболеваемость, смертность и очаговость наглядно подтверждают сделанное заключение.

Наибольшее количество неблагополучных пунктов (15) было выявлено в 1989 г., максимальное количество заболевших (2466) в 1989 г., павших животных (7723) в 1995 г. Заболеваемость достигала показателя 288,68, смертность 123,13 на 100 тыс. поголовья, летальность – 57,54% в 1998 г., очаговость – 258,6 в 1995 г.

Последние 5 лет показатели эпизоотического процесса значительно уменьшились, однако эпизоотическая опасность сальмонеллеза сохраняется. Подъемы и спады эпизоотий чередуются с интервалом 3-5 лет.

3.3.3.Эпизоотологический мониторинг инфекционных болезней

мелкого рогатого скота

За период с 1989 по 2008 г.г. у мелкого рогатого скота были зарегистрированы 27 инфекционных болезней.

Ряд болезней являются эпизоотически опасными. К ним относятся: бруцеллез, брадзот, инфекционный эпидидимит, колибактериоз, листериоз, некробактериоз, пастереллез, сальмонеллез, энтеротоксемия.

Именно эти 9 инфекционных болезней из 27, регистрируемых в крае у мелкого рогатого скота создают напряженную эпизоотическую обстановку. На их долю пришлось 180 неблагополучных пунктов (86,5%), 36467 заболевших (95,7%) и 6350 павших (92,5%) животных. Летальность по всем инфекционным болезням составила 18,0%, по эпизоотически опасным – 17,4%. При слабой профилактической и противоэпизоотической работе показатель летальности мог быть выше.

Колибактериоз не относится к широко распространенным инфекционным болезням овец. Так за период с 1989 по 2008 г.г. было выявлено только 19 неблагополучных пунктов, в которых заболело 688 и пало 247 животных, заболеваемость составила 0,004, смертность – 0,002, летальность – 35,9%, очаговость – 36,2 животных в среднем на 1 неблагополучный пункт. Доля неблагополучных пунктов в общей инфекционной патологии мелкого рогатого скота составила 9,13%, заболеваемости – 1,81%, смертности – 3,60%.

Эти показатели эпизоотического процесса колибактериоза пока не дают оснований считать данную болезнь эпизоотически не опасной, т.к. в отдельные годы (1993, 1996 и 1997 г.г.) были отмечены эпизоотии с высоким уровнем заболеваемости и гибели животных. В 1993 г. в 3 неблагополучных пунктах заболело 122 и пало 87 животных, в 2001 г. в 1 пункте заболело 260 и пало 53 животных.

По напряженности эпизоотической ситуации листериоз входит в первую пятерку из 27 инфекционных болезней, регистрируемых у мелкого рогатого скота. За анализируемые годы было выявлено 40 неблагополучных пунктов, в которых заболело 13223 и пало 2531 животных. Заболеваемость составила 87,18, летальность – 16,69%. На долю листериоза приходится 19,2% всех инфекционных болезней овец, 36,88% павших животных. Последние 15 лет, болезнь не регистрировалась. Самая высокая заболеваемость была в 1989 г. (219,03) и 1990 г. (269,19). Очаговость достигала 97,3 заболевших животных в 1 неблагополучном пункте, что подтвердило высокую эпизоотическую опасность.

Пастереллез мелкого рогатого скота в Алтайском крае не имеет широкого распространения. За последние 20 лет всего было выявлено 17 неблагополучных пунктов, в которых заболело 6018 и пало 744 животных, при этом заболеваемость составила 39,67, смертность – 4,9 на 100 тыс. поголовья, при невысокой летальности (12,36%). На долю пастереллеза данного вида животных пришлось 8,2% неблагополучных пунктов, 15,79% заболеваемости и 10,84% смертности в общей инфекционной патологии овец.

В 1989 г. было выявлено всего 4 неблагополучных пункта, в которых заболело 3554 и пало 191 животное. Очаговость в указанном году составила 888,5 на 1 неблагополучный пункт. За годы мониторинга отмечены 5 лет, когда во время эпизоотий пастереллеза в одном хозяйстве заболевало в среднем от 114 до 888,5 животных, что подтвердило высокую эпизоотическую опасность болезни. Кроме этого, данная болезнь может часто регистрироваться в ассоциации с другими инфекционными болезнями, такими как, листериоз и сальмонеллез.

За период мониторинга (1989-2008 г.г.) было зарегистрировано всего 6 неблагополучных пунктов по сальмонеллезу, в которых заболело 167 животных и пало 54 головы мелкого рогатого скота. Очаговость в среднем составила 27,8 животных на 1 неблагополучный пункт, летальность – 32,34%. Доля неблагополучных пунктов в общей инфекционной патологии – 2,9%, заболеваемости – 0,44%, смертности – 0,79%.

Эти средние показатели за 20 лет наблюдения еще не отражают действительную эпизоотическую опасность, т.к. в исследуемом периоде в течении 15 лет болезнь не регистрировалась. В отдельные годы эпизоотии сальмонеллеза были значительные. Так, в 1995 г. в 1 неблагополучном пункте заболело 120 овец и пало 43. Заболеваемость составила 13,91 на 100 тыс. поголовья с высоким, для данной болезни, показателем летальности – 35,83% и очаговости – 120.

Энтеротоксемия овец относится к числу опасных инфекционных болезней. Из 27 инфекционных болезней, регистрируемых у овец, энтеротоксемия заняла по количеству неблагополучных пунктов 3-е место (30), по заболевшим животным– 5-е место (3038), по количеству павших– 3-е место (892). Заболеваемость составила 20,03, смертность – 5,88, летальность – 29,4%.

На долю этой болезни приходится 14,4% неблагополучных пунктов, заболеваемости – 7,97% и 13,0% смертности.

До 1996 г. болезнь регистрировалась ежегодно, с 1997 г. Алтайский край является благополучным по энтеротоксемии овец, что в определенной мере обусловлено резким сокращением поголовья овец. Однако динамика эпизоотического процесса показывает, что улучшение эпизоотической обстановки в отдельные временные периоды чередуется подъемом заболеваемости.

Эпизоотологический мониторинг брадзота за последние 20 лет, дает основание считать эту болезнь эпизоотически опасной, несмотря на то, что за весь период исследований ее не регистрировали 11 лет. За годы наблюдения было выявлено 52 неблагополучных пункта, что составило 25% от всех инфекционных болезней мелкого рогатого скота, в которых заболело 6907 животных (18,1%) и пало 1874 голов или 27,3% к общему падежу от всех инфекционных болезней.

Заболеваемость составила 45,5, смертность – 12,4 животных на 100 тыс. поголовья, летальность – 27,15%. Долевое соотношение в общей инфекционной патологии данная болезнь занимает по неблагополучным пунктам 25%, заболеваемости – 18,1%, смертности – 27,3%. Очаговость в среднем составила 132,8 животных на 1 неблагополучный пункт.

Напряженная эпизоотическая ситуация регистрировалась с 1989 по 1996 г.г. В эти годы выявляли от 1 до 20 неблагополучных пунктов, где заболевало от 12 до 2158 животных. Максимальная заболеваемость была отмечена в 1991 г. и составила 189,85 животных,  очаговость в 1991 г. – 269,8 на 1 неблагополучный пункт.

3.3.4.Эпизоотологический мониторинг инфекционных болезней лошадей

За период мониторинга (1989-2008 г.г.) у лошадей было зарегистрировано 18 инфекционной болезней.

Большинство из них проявлялись в форме спорадий, не получив распространения и лишь 3 инфекционные болезни (мыт, некробактериоз, грипп) являются эпизоотически опасными, протекают в форме эпизоотий с охватом значительного поголовья лошадей. На эти 3 болезни приходится 79,4% неблагополучных пунктов, 97,2% заболевших и 41,7% павших животных. На этом основании, анализ эпизоотической ситуации был проведен по мыту, некробактериозу и гриппу.

За весь период мониторинга мыта лошадей было выявлено 10 неблагополучных пунктов или 4,2% от общего числа всех инфекционных болезней. При этом заболело 142 и пало 25 голов. Летальность составила 17,6%, очаговость – 2,5 животных в 1 неблагополучном пункте, заболеваемость – 6,2 на 100 тыс. поголовья. Доля неблагополучных пунктов составила 4,2%, заболеваемости – 0,69%, смертности – 12,6% в общей инфекционной патологии лошадей.

Показатели эпизоотического процесса по годам в динамике имели большие отличия, и закономерность при этом не прослеживалась. Обратило на себя внимание большое распространение болезни в первые годы мониторинга и полное благополучие с 1999 по 2008 г.г.

Наиболее широкое распространение болезни было зарегистрировано в 1994 г., когда выявили 1 неблагополучный пункт, в котором заболело 53 и пало 2 лошади. Заболеваемость составила 43,19 животных на 100 тыс. поголовья. Это самые высокие показатели эпизоотического процесса за все годы мониторинга.

Некробактериоз лошадей не имел широкого распространения  в крае, однако в отдельные годы он поражал значительное поголовье лошадей. Всего было выявлено 6 неблагополучных пунктов, в которых заболело 143 и пало 31 животное. Заболеваемость при этом составила 6,24 животных на 100 тыс. поголовья, летальность – 21,68%. На долю этой болезни пришлось 2,52% неблагополучных пунктов, 6,20% заболеваемости и 1,35% смертности.

Максимальная заболеваемость была отмечена в 1989 г., когда в 2 неблагополучных пунктах заболело 78 лошадей. Заболеваемость составила 52,85 на 100 тыс. поголовья, а очаговость – 39 животных в 1 неблагополучном пункте. Самая высокая летальность была зарегистрирована в 1990 г. и составила 32,31%. За 20-летний период анализа болезнь регистрировали 2 года, однако динамика эпизоотического процесса позволяет утверждать о возможности появления и эпизоотической  опасности данной болезни.

Грипп лошадей в крае регистрировали за весь период мониторинга (1989-2008 г.г.) только 2 года, более широкое распространение болезни проявилось в 1992 г. когда было выявлено 143 неблагополучных пунктов, где заболело 19545 и пало 23 лошади, при этом заболеваемость составила 14574,9 на 100 тыс. поголовья, очаговость – 136,7 на один неблагополучный пункт.

Всего по трем эпизоотически опасным болезням лошадей выявлено 173 неблагополучных пункта, 19815 заболевших животных, пало 27 голов. Доля неблагополучных пунктов в общей инфекционной патологии составила 72,69%, заболеваемость – 95,8%.

3.4. Значение ветеринарно-санитарной экспертизы в выявлении

инфекционных и инвазионных заболеваний

При общем анализе эпизоотической ситуации в животноводстве Алтайского края установлена положительная динамика снижения уровня инфекционных заболеваний в случаях применения схем по качеству и безопасности сырья и продуктов животноводства.

Необходимо было выяснить, как улучшение эпизоотической обстановки по инфекционным заболеваниям сельхозживотных в целом отразилось на конечном этапе выпуска животноводческой продукции в свободный оборот. В первую очередь анализу подвергли результаты ветсанэкспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота на убойных пунктах и мясоперерабатывающих предприятиях.

Осмотру на убойных пунктах ежегодно подвергалось в среднем 116149±45837 голов, за этот же период в личных подсобных хозяйствах ежегодно в среднем подвергалось предубойному осмотру 31537±18039 голов. Это составило 78,6% и 21,4% соответственно. Динамика снижения убоя животных в условиях личных подсобных хозяйств граждан наблюдалась до конца 2007 г. и составила в абсолютных цифрах 18750 голов крупного рогатого скота, что в 3,5 раза меньше, чем на начальном этапе анализа в 2000 г.

При последующей ветсанэкспертизе количество выявленных случаев инфекционных болезней было незначительно. Сальмонеллез подтвержден в 8 случаях, все из них пришлись на 2000 г. Изменения характерные для лейкоза при убое животных регистрировались до 2003 г., при этом наибольшее количество туш с изменениями, характерными для лейкоза было выявлено в 2002-2003 г.г.

Из других выявленных инфекционных заболеваний был зарегистрирован актиномикоз, доля которого в продуктах убоя крупного рогатого скота составила от 50 до 100%. Наивысшие показатели выявления актиномикоза были в период 2000-2003 г.г., когда в среднем выявляли до 409 туш в год. В последующие годы этот показатель значительно снижался и в 2008 г. достиг 3-х случаев.

Необходимо отметить высокий уровень обнаружения в продуктах убоя крупного рогатого скота возбудителей гельминтозов: цистицеркоз, диктиокаулез, эхинококкоз, фасциоллез, дикроцелиоз, паранфистоматоз и альвеококкоз.

Наибольшее количество инвазионных заболеваний было обнаружено при проведении ветсанэкспертизы в 2003 г. (3289). Были выделены следующие инвазии: эхинококкоз – в 2062 случаях, диктиокаулез – 562, фасциолез – 524, дикроцелиоз – 63 и цистицеркоз – в 47 случаях.

В последующие годы количество выявленных возбудителей инвазий снижалось до 2007 г., и только в 2008 г. был зарегистрирован рост обнаружения инвазий, при этом было выявлено: диктикаулеза – 235 случаев, цистицеркоза – 23, фасциолеза – 11, стронгилятоза – 64, эхинококкоза – 42, альвеококоза – 18, цистицеркоза тенцикольного – 9, диктикаулеза – 6 и дикроцелиоза – 1 случай.

Для полной ветеринарно-санитарной оценки продуктов убоя были подвергнуты анализу данные ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота на мясоперерабатывающих предприятиях.

На мясоперерабатывающие предприятия в исследуемом периоде в год поступало в среднем 128364±50683 головы. При этом из инфекционных болезней были зарегистрированы такие заболевания, как: туберкулез, бруцеллез и лейкоз. Связано это в первую очередь с тем, что убой положительно реагирующих животных допускается только на убойных предприятиях, имеющих полный цикл переработки и утилизации. В среднем ежегодно выявляли 625±372 головы, давших положительную реакцию при диагностических исследованиях на туберкулез, при этом наибольшее количество животных давших положительную реакцию было зарегистрировано в 2003 г. и составило 2038 голов крупного рогатого скота.

При проведении ветсанэкспертизы ежегодно в среднем подтверждали 69±26 случаев заболевания животных туберкулезом. Максимальный показатель по данному заболеванию был в 2000 г., который составил 324 случая туберкулеза. В последующие годы этот показатель снижался.

Была изучена ситуация по выявлению в продуктах убоя признаков, характерных для течения лейкоза. Из проведенного анализа видно, что ежегодно в среднем на убой направлялось 2773±632 головы крупного рогатого скота, положительно реагировавших на лейкоз. Наибольшее количество положительно реагировавших животных на вирус лейкоза (ВЛКРС) было выявлено в 2003 г. и составило 5827 голов. При этом при проведении ветеринарно-санитарной экспертизы в среднем в год выявляли 51±38 туш с изменениями, характерными для лейкоза, что составило 1,8% от общего количества животных, положительно реагировавших на ВЛКРС и подвергнутых диагностическому убою. Необходимо указать, что в 2008 г. при проведении ветсанэкспертизы не было выявлено туш крупного рогатого скота с признаками, характерными для лейкоза.

После проведения исследований на бруцеллез ежегодно с целью диагностического убоя направлялось в среднем 18±12 голов крупного рогатого скота. При проведении ветсанэкспертизы изменений во внутренних органах и тушах убитых животных, характерных для бруцеллеза выявлено не было. Связано это с наличием неспецифических изменений и характером течения болезни, возбудителя которой можно диагностировать и дифференцировать только путем проведения микробиологических исследований.

Ежегодно по причинам других заразных болезней, обнаруженных при жизни животных, на убой направлялось в среднем 115±81 голов крупного рогатого скота, по причинам выявления болезней незаразной этиологии ежегодно отправляли на убой в среднем 1515±468 голов.

Анализ данных, полученных при проведении ветсанэкспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота на мясоперерабатывающих предприятиях, показал, что при осуществлении убоя животных с последующими исследованиями выявляется большое количество возбудителей заразных болезней и патологических изменений, связанных с незаразной этиологией.

В среднем ежегодно за период 2000-2008 г.г. при проведении ветсанэкспертизы выявляли 775±103 туш с признаками инфекционных заболеваний, тогда как животные направлялись на убойные предприятия как клинически здоровые. При проведении исследований основными изменениями в органах и тканях убойных животных, были характерны для течения актиномикоза и некробактериоза. При ветсанэкспертизе случаи обнаружения актиномикоза превышали показатель прижизненной диагностики в 5-10 раз, по некробактериозу в 2-3 раза.

Анализ данных ветсанэкспертизы по возбудителям инвазионных болезней позволил сделать заключение о высоком распространении гельминтозов, при этом количество случаев обнаружения возбудителей ежегодно увеличивается. Количество обнаруженных возбудителей эхинококкоза за исследуемый период увеличилось в 5,4 раза, с 226 в 2000 г. до 1224 в 2008 г.; фасциолеза – в 11,8 раза, с 60 до 706 в 2008 г.; диктиокаулеза – в 31,7 раза с 21 в 2000 г. до 665 в 2008 г. Цистицеркоз и дикроцелиоз сохранили стойкое присутствие в стадах крупного рогатого скота на уровне 93±38 и 104±51 случаев соответственно в среднем за год.

Уровень других инвазионных заболеваний вырос в 6,7 раза с показателя 90 случаев в 2000 г. до 607 случаев в 2008 г. При этом были зарегистрированы следующие инвазии: альвеококкоз, гиподерматоз, цистицеркоз (тонкошейный) тенцикольный, стронгилятоз. В отдельные годы регистрировался теляриоз.

В отношении незаразных болезней, выявленных при осуществлении ветсанэкспертизы, необходимо отметить, что ежегодно в среднем было обнаружено 11450±3846 случаев, при этом максимальный показатель получен в 2008 г. (17428 случаев), что превосходит в 4,5 раза показатель 2000 г., когда было выявлено всего 3868 случаев болезней незаразной этиологии. Наиболее регистрируемыми болезнями незаразной этиологии являлись: пневмонии, плевриты, перикардиты, различные травмы, болезни вымени, болезни вызванные нарушениями обмена веществ, алиментарные дистрофии. Необходимо указать, что при жизни животных диагностировалось в 7,6 раза меньше болезней незаразной этиологии.

Подтвердили высокий уровень поражения стад крупного рогатого скота возбудителями инвазионных заболеваний, такими как: цистицеркоз, эхинококкоз, фасциолез, дикроцелиоз, гиподерматоз, диктиокаулез, альвеококкоз и мониезиоз.

Данные по инфекционным и инвазионным заболеваниям, полученные при проведении ветсанэкспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота на мясоперерабатывающих предприятиях, обобщены в таблице 10.

Таблица 10

Результаты ветеринарно-санитарной экспертизы

Заболе-вания

Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случае

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Всего ин-вазионных

446

1,4

1253

2,4

835

1,2

1127

0,8

2431

1,3

2107

1,2

2430

1,5

2431

1,8

3341

2,0

Всего инфекцион-ных

1059

3,2

782

1,7

964

1,3

986

0,7

1054

0,6

873

0,5

846

0,5

987

0,7

505

0,3

Уровень обнаружения возбудителей инвазионных заболеваний составил в среднем 1,4% от общего числа животных, поступивших для убоя и сохранялся на протяжении ряда лет, тогда как уровень выявления инфекционных заболеваний снизился за исследуемый период с 1,7% до 0,3% к концу 2008 г. При этом необходимо указать, что в 2000 г. данный показатель составил значение 3,2%.

Анализу были подвергнуты данные ветсанэкспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота в лабораториях на рынках Алтайского края. Ежегодно проводилось в среднем 129189±10353 экспертиз мяса говядины. За весь период исследований было подтверждено 2 случая сальмонеллеза в 2001 г., единичные случаи лейкоза, из других инфекционных заболеваний регистрировался актиномикоз, с пораженностью 0,12%. При этом уровень обнаружения возбудителей инвазионных заболеваний остался высоким. Возбудители цистицеркоза и эхинококкоза регулярно выявляли в продуктах убоя крупного рогатого скота, среднегодовой показатель составил соответственно 119±36 и 111±43 случая или по 0,09% для каждого вида возбудителей инвазий. Инвазированность продуктов убоя крупного рогатого скота составила в среднем 0,62% в год.

Из других инвазий крупного рогатого скота были зарегистрированы: цистицеркоз тенцикольный (тонкошейный), гиподерматоз,  альвеококкоз, диктиокаулез, дикроцелиоз, фасциолез и в единичных случаях саркоцистоз.

В отношении болезней незаразной этиологии отмечен рост с 99 случаев в 2001 г. до 1293 в 2008 г., при этом в период 2005-2007 г.г. данный показатель составлял в среднем 2059 случаев, т.е. произошло увеличение регистрации болезней незаразной этиологии в 20,8 раза. При этом отмечены как наиболее часто регистрируемые болезни нарушения обмена веществ, болезни органов пищеварения.

Результаты ветсанэкспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота на рынках Алтайского края по инфекционным и инвазионным болезням приведены в таблице 11.

Таблица 11

Результаты ветеринарно-санитарной экспертизы

Заболе-вания

Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Всего ин-вазион-ных

522

0,45

731

0,66

704

0,48

1044

0,60

1070

0,63

970

0,72

917

0,76

732

0,65

557

0,73

Всего ин-фекцион-ных

374

0,32

306

0,28

108

0,07

135

0,08

92

0,05

101

0,08

97

0,08

106

0,09

54

0,07

Анализ выявления возбудителей инвазионных заболеваний говорит о стойкой их циркуляции в стадах. Средний процент выделения возбудителей составил 0,62% в год. При этом в случаях с возбудителями инфекционных заболеваний наблюдалась динамика снижения в 4 раза с 0,28% в 2001 г. до 0,07% в 2008 г.

Анализу были подвергнуты данные ветсанэкспертизы продуктов убоя свиней на убойных и мясоперерабатывающих предприятиях Алтайского края.

При проведении ветсанэкспертизы в исследуемом периоде были подтверждены единичные случаи сальмонеллеза свиней в 2000, 2002 и 2003 г.г. Из других инфекционных заболеваний, выявленных при ветсанэкспертизе, отмечены такие как: атрофический ринит и лептоспироз в 2002-2003 г.г. В другие периоды инфекционных заболеваний не отмечено.

Отмечен высокий уровень выявления возбудителей инвазионных заболеваний, таких как: метастронгилез, аскаридоз, эхинококкоз, параскаридоз и альвеококкоз. Наивысший показатель был зарегистрирован в 2002 г. При этом из 5053 зарегистрированных случаев инвазионных заболеваний в 4172 случаев был выявлен метастронгилез, что составило 82,6% от общего числа выявленных инвазий. Болезни незаразной этиологии регистрировались при проведении ветсанэкспертизы ежегодно в среднем 1010±643 случая. Максимальное количество случаев незаразных болезней выявлено в 2003 г. и составило 5258 случаев. Наибольший процент в этой группе болезней занимают бронхопневмонии, авитаминозы, в меньшей степени нефриты, абсцессы, травмы и цирроз печени.

Ежегодно в среднем отмечалось 1830±837 случаев обнаружения возбудителей инвазионных заболеваний.

На мясоперерабатывающие предприятия в период 2001-2008 г.г. в среднем поступало 183202±46583 свиней. При этом в 2003 г. был подтвержден 1 случай сальмонеллеза. Из других инфекционных заболеваний регистрировался только инфекционный атрофический ринит. На мясоперерабатывающие предприятия по причине болезней незаразной этиологии ежегодно направлялось в среднем 1360±643 голов свиней. За этот же период при проведении ветсанэкспертизы продуктов убоя свиней изменения характерные для болезней незаразной этиологии были зарегистрированы в среднем 7923±5126 случаев в год, что в 5,8 раза превышает данные предубойного осмотра. 

Подтверждена высокая степень поражения продуктов убоя свиней возбудителями паразитарных болезней, такими как: фасциолез, эхинококкоз, трихинеллез и цистицеркоз. При анализе выявления возбудителей  инвазионных болезней отмечен рост цистицеркоза свиней, тогда как до 2003 г. данный возбудитель у свиней не регистрировался. Обнаружение возбудителя эхинококкоза в период 2000-2008 г.г. увеличилось в 3 раза с 496 до 1488. Отмечен рост выделения трихинелл и других инвазионных болезней в продуктах убоя свиней.

Максимальное количество возбудителя эхинококкоза (2933) было выделено в продуктах убоя свиней в 2004 г., что составило 35,7%.

Из других инвазионных заболеваний были зарегистрированы: метастронгилез, цистицеркоз тенуикольный (тонкошейный), аскаридоз, альвеококкоз. Также были обнаружены: цистицеркоз, эхинококкоз, трихинеллез. Общее количество других инвазионных заболеваний увеличилось в 180 раз с 30 в 2001 г. до 5402 в 2008 г., при среднегодовом показателе 3658±2801 случаев. При этом наивысший показатель был зарегистрирован в 2007 г., когда из 8658 случаев на цистицеркоз тенуикольный пришлось 16,6%, метастронгилез – 22,9%, аскаридоз – 60,4% и альвеококкоз – 0,1%. В 2004 г. было выявлено 5053 случая инвазий, при этом на цистицеркоз тенуикольный пришлось 47,8%, метастронгилез – 40,0% и аскаридоз – 12,2%. Следует отметить, что в 2003 г. количество обнаруженых возбудителей инвазионных заболеваний составило 4898, что ниже уровня 2004 г. всего на 3,1%.

Данные ветсанэкспертизы продуктов убоя свиней обобщены в таблице 12.

Выявления возбудителей инвазионных заболеваний составило 3,4% от общего числа поступивших животных для убоя и сохранялось на высоком уровне на протяжении ряда лет, при этом выделение возбудителей инфекционных заболеваний снизилось с 0,97% в 2000 г. до 0,01% в конце 2008 г.

Таблица 12

Результаты ветеринарно-санитарной экспертизы свиней

на мясоперерабатывающих предприятиях

Заболевания

Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Выяв-лено случаев

%

Всего ин-вазион-ных

1072

6,1

108

4,0

1355

3,4

6669

2,1

8245

2,9

4637

2,3

6553

2,5

10636

3,8

6909

3,1

Всего ин-фекцион-ных

170

0,97

27

0,17

107

0,23

222

0,07

117

0,04

103

0,05

20

0,01

41

0,01

17

0,01

В среднем ежегодно подвергалось экспертизе 263889±40583 туш свиней, при этом из инфекционных заболеваний регистрировался атрофический ринит. Отмечено значительное увеличение возбудителей инвазионных заболеваний, таких как: цистицеркоз, трихинеллез, эхинококкоз и др. Обнаружение трихинелл увеличилось в 6,6 раза, эхинококкоза – в 2,1, цистицеркоза – в 15,8, других инвазионных заболеваний – в 2 раза.

Поражение продуктов убоя свиней эхинококкозом составило в среднем 829±134 туши или 0,31% от общего количества туш, подвергнутых ветсанэкспертизе. С учетом общего количества выявленных инвазионных заболеваний пораженность продуктов убоя свиней составила 1,79% или 4716±897 туш в год. Из других инвазий были зарегистрированы: метастронгилез (до 65,9% от общего количества зарегистрированных инвазий), цистицеркоз тенцикольный (до 22,3%); аскаридоз (до 14,5%), альвеококкоз (до 0,5%). В период 2005-2007 г.г. пораженность возбудителями инвазий продуктов убоя свиней достигала показатель в среднем 6002±355 случаев, при наивысшем показатели в 2007 г. в 6599 случаев.

Таблица 13

Результаты ветеринарно-санитарной экспертизы

Заболевания

Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Выяв-лено случаев


%

Всего ин-вазион-ных

3795

1,774

2804

1,037

2926

1,082

7535

1,859

2020

0,543

5716

2,499

5802

2,5

6590

2,462

5253

2,9

Всего ин-фекцион-ных

46

0,021

36

0,018

31

0,011

42

0,010

23

0,006

14

0,006

3

0,001

9

0,003

-

-

Анализ результатов ветсанэкспертизы свиней на продовольственных рынках Алтайского края по заболеваниям приведены в таблице 13.

Как видно из таблицы 13 процент выявления инфекционных заболеваний, снизился в 6 раз с 0,018% в 2001 г. до 0,003% в 2007 г., этот показатель в 2000 г. составил 0,021%, а в 2008 г. зарегистрированных случаев не установлено.

В отношении возбудителей инвазий получены другие показатели. Отмечено увеличение возбудителей инвазий в 1,6 раза с 1,77% в 2000 г. до 2,9% в 2008 г. Среднее количество возбудителей инвазий в продуктах убоя свиней составило 4716±838, при среднегодовой пораженности на уровне 1,79% от общего поступления продуктов убоя свиней на ветеринарно-санитарную экспертизу.

В течение 2000-2008 г.г. в среднем ежегодно убою на мясо подвергалось 3166595±468131 голов птицы. По причине инфекционных заболеваний, подтвержденных при ветсанэкспертизе, направляли менее 0,03% птицы в период 2001-2002 г.г. Основной причиной явилась колисептицемия. Из других инфекционных заболеваний, выявленных при убое птицы, был зарегистрирован аспергиллез.

Отмечена высокая степень пораженности аскаридиозом стад сухопутной и водоплавающей птицы. Пораженность сухопутной птицы составила 0,03%, что в 10 раз меньше пораженности водоплавающей птицы, которая составляет 0,3%. При этом отмечено, что в соответствии с условиями содержания и кормления у сухопутной птицы значительно чаще регистрировались болезни незаразной этиологии, такие как: клоацит, желточный перитонит и болезни органов дыхания. Ежегодно по причинам болезней незаразной этиологии подвергалось убою в среднем 108202±20369 голов, что составляет 3,4% от общего количества птицы, направленной на убой. Так в 2003 г., когда мясное направление в птицеводстве Алтайского края не имело таких высоких показателей как в последние годы, уровень выявления болезней незаразной этиологии составлял 10,2%. Тем не менее, для данной отрасли среднегодовой уровень выявления болезней незаразной этиологии в 3,4% является высоким показателем, что позволило сделать заключение о нарушениях в технологии содержания и кормления птицы.

Случаи выделения возбудителей инфекционных заболеваний не регистрировались. Из гельминтозов были зарегистрированы: аскаридоз и кокцидиоз.

Данные ветеринарно-санитарной экспертизы подтвердили снижение случаев наличия возбудителей инфекционных заболеваний, что в свою очередь согласуется с данными общего эпизоотического анализа в животноводстве и птицеводстве Алтайского края и подтвердило эффективность применения разработанных схем по качеству и безопасности продукции животноводства.

3.5. Влияние разработанных схем контроля качества и безопасности

продукции животноводства и птицеводства на эпизоотическое

благополучие продуктивных животных Алтайского края

С целью подтверждения эффективности применяемых схем по качеству и безопасности сырья и продуктов животного происхождения была рассмотрена и проанализирована ситуация в животноводстве по инфекционным заболеваниям.

Вновь зарегистрированные неблагополучные пункты по заболеваниям сельскохозяйственных животных приведены в таблице 14, из которой видно, что наивысшие показатели количества новых неблагополучных пунктов в разрезе каждого вида животных пришлись на 1999-2000 г.г., когда общее количестве вновь объявленных пунктов составило в целом по краю 202-205 пунктов.

Таблица 14

Количество новых неблагополучных пунктов

Вид животных

Год

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Крупный рогатый скот

129

180

181

174

141

155

114

124

100

91

54

71

60

70

Свиньи

20

18

22

14

44

46

25

54

33

41

28

39

27

28

Мелкий рогатый скот

9

6

3

4

-

-

5

3

1

1

-

-

1

9

Лошади

18

14

32

33

17

4

2

1

-

8

7

14

9

5

В скотоводстве отмечена положительная динамика снижения количества вновь накладываемых ограничений по причине возникновения инфекционных заболеваний, при этом в свиноводстве эта динамика не так ярко выражена. Связано это с тем, что в применяемых схемах в свиноводстве исследованиям и контролю подвергалось только мясо свинины, в то время как в скотоводстве в процесс контроля включено молоко, молочное оборудование, молочно-товарное стадо.

В скотоводстве количество зарегистрированных заболеваний по краю к началу 2009 г. снизилось в 2,2 раза и составило 70 неблагополучных пунктов.

В свиноводческой отрасли этот показатель снизился в 1,6 раза и составил 28 неблагополучных пунктов.

Динамика неблагополучных пунктов в скотоводстве и свиноводстве по заболеваниям, вызываемым условно-патогенной микрофлорой приведена в таблицах 15, 16. Как видно из таблицы 15 в скотоводстве в период 1997-2000 г.г. ежегодно регистрировалось в среднем по 100 неблагополучных пунктов. К концу 2008 г. этот показатель удалось снизить до 34, при среднегодовом показателе 56.

Таблица 15

Неблагополучные пункты по болезням крупного рогатого скота

Вид заболевания

Год

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Колибактериоз

40

38

44

53

42

56

42

37

28

28

16

24

Пастереллез

25

31

27

38

13

22

21

14

7

8

6

7

Сальмонеллез

29

22

23

28

11

13

12

12

8

7

5

3

ИТОГО:

94

91

94

119

66

91

75

63

45

45

27

34

Среднее число неблагополучных пунктов по болезням свиней (табл. 16) в 1999-2000 г.г. составило 36. К концу 2008 г. этот показатель снизился до 8, при среднегодовом показателе в исследуемом периоде 17 неблагополучных пунктов.

Таблица 16

Неблагополучные пункты по болезням свиней

Вид заболеваний

Год

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Дизентерия

-

-

-

2

-

-

7

1

1

1

2

-

1

Колибактериоз

7

4

4

17

23

11

22

10

5

2

5

2

3

Пастереллез

1

10

3

13

9

2

12

5

8

6

-

3

4

Сальмонеллез

5

1

2

3

5

5

5

3

3

1

3

3

-

ИТОГО

13

15

9

35

37

18

46

19

17

10

10

8

8

Выводы

1. Установлено снижение валового производства крупного рогатого скота в период 2001-2008 г.г. на 18,1%, свиней – на 5,2%, мелкого рогатого скота – на 67,9% и  увеличение производства птицы на 209,1%. Производство сырого молока составило 588,6 тыс. т в год. В период 2001-2008 г.г. произошло снижение поголовья в коллективных и личных подсобных хозяйствах крупного рогатого скота на 27,6% и 5,6% соответственно; поголовья свиней на 44,5% и 5,3%, которое не получило взаимосвязи со снижением количества заболеваний у крупного рогатого скота в 3,2 раза, у свиней – в 2,2 раза.

2. При применении схем ветеринарно-санитарного контроля увеличено количество обследованных хозяйств в 1,7 раза. Получено снижение неудовлетворительных результатов физико-химических исследований мяса в 2 раза, микробиологический показателей в 1,6 раза. Установлено снижение в 7,26 раза проб молока с наличием ингибирующих веществ, положительных реакций на редуктазу в 1,24 раза. Ежемесячными исследованиями на субклинические формы мастита снижено число положительных проб в 1,2 раза. При проведении микробиологического контроля молочного оборудования получено снижение уровня бактериальной загрязненности доильных аппаратов в 1,5 раза.

3. Эпизоотологическим мониторингом болезней крупного рогатого скота установлено, что колибактериоз занимает первое место из всех эпизоотически значимых болезней. На долю колибактериоза пришлось 19,54% неблагополучных пунктов, 17,77% заболеваемости и 40,38% смертности от общего количества всех зарегистрированных болезней. Пастереллез регистрировался на протяжении всего периода мониторинга (491 небл. пункт). На долю пастереллеза пришлось 9,7% неблагополучных пунктов, 19,43% заболеваемости и 24,44% смертности. Сальмонеллез являлся одной из самых распространенных болезней. За исследуемый период было выявлено 434 неблагополучных пункта. На долю этой болезни пришлось 8,57% неблагополучных пунктов от их общего количества, 9,0% заболеваемости и 16,65% смертности.

4. Эпизоотологическим мониторингом болезней свиней установлено, что дизентерия занимает первое место из всех эпизоотически значимых болезней. За исследуемый период было выявлено 253 неблагополучных пункта. Доля неблагополучных пунктов по дизентерии в общей инфекционной патологии свиней составила 27,4%, заболеваемости – 63,1%, смертности – 31,5%. Выявлено широкое распространение пастереллеза свиней, который является одной из самых эпизоотически опасных болезней. Было установлено 217 неблагополучных пунктов. Пастереллез занял второе место из 27 инфекционных болезней, зарегистрированных у свиней. Колибактериоз у свиней не получил широкого распространения, однако потери от этой болезни были значительные. За период мониторинга было выявлено 166 неблагополучных пунктов. Сальмонеллез свиней имел широкое распространение и регистрировался ежегодно. За период мониторинга было выявлено 116 неблагополучных пунктов. На долю этой болезни пришлось 12,58% неблагополучных пунктов, 5,78% заболеваемости и 8,18% смертности в общей инфекционной патологии свиней.

5. При проведении ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота были выявлены единичные случаи инфекционных болезней. Изменения, характерные для лейкоза, были установлены в 1,8% случаев от общего количества реагировавших животных. Ветеринарно-санитарной экспертизой не установлены изменения, характерные для бруцеллеза во внутренних органах и тушах убитых животных, реагировавших на бруцеллез. Изменения в продуктах убоя, характерные для туберкулеза выявлено в 11% случаев от общего количества реагировавших животных. Установлено, что случаи обнаружения актиномикоза при проведении ветсанэкспертизы превышали показатель прижизненной диагностики в 5-10 раз, по некробактериозу в 2-3 раза. Отмечен количественный рост выявления возбудителя эхинококкоза в 5,4 раза, фасциолеза – в 11,8, диктиокаулеза – в 31,7, других инвазионных заболеваний –  в 6,7 раза.

6. При проведении ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов убоя свиней установлены единичные случаи сальмонеллеза. Из других инфекций выявлены атрофический ринит и лептоспироз. Установлена динамика роста выявления возбудителей инвазионных заболеваний (до 3,4% от общего числа убитых животных). Выявление возбудителей инфекционных заболеваний было снижено за аналогичный период в 17 раз.

7.В скотоводстве отмечено снижение накладываемых ограничений по причине инфекционных заболеваний, в свиноводстве динамика выражена слабее. В скотоводстве количество зарегистрированных заболеваний было снижено в 2,2 раза (по колибактериозу в 1,75 раза, сальмонеллезу – в 3,67, пастереллезу – в 1,86 раза), в свиноводстве – в 1,6 раза (по сальмонеллезу в 5 раз, колибактериозу – в 3,67, пастереллезу – в 1,92 раза).

8. Положительные коэффициенты корреляции говорят о значительной достоверной связи данных ветеринарно-санитарных исследований с динамикой эпизоотического процесса, в свою очередь ранняя диагностика определяет адекватность применяемых противоэпизоотических мер в короткие сроки. Вследствие этого математически достоверным является обратная корреляция между охваченными исследованиями хозяйствами и динамикой эпизоотического процесса (Р0,95).

9. Эпизоотологический мониторинг, ветеринарно-санитарный контроль с использованием данных эпизоотического процесса и ветеринарно-санитарной экспертизы являются методологической основой прогнозирования, эпизоотологического районирования и разработки предложений (рекомендаций) по профилактике и борьбе с эпизоотически опасными болезнями на исследуемой территории.

Практические предложения

  1. Продолжить использование апробированных схем в животноводстве края в целях уточнения данных эпизоотологического мониторинга болезней животных и улучшения ветеринарно-санитарного состояния продуктов и сырья животного происхождения.
  2. Использовать разработанную систему методологии с данными ветеринарно-санитарного контроля при осуществлении эпизоотологического анализа и мониторинга заразных болезней животных.
  3. Результаты исследований могут быть использованы в учебном процессе при подготовке ветеринарных специалистов и в научно-исследовательской работе.
  4. Использовать методические рекомендации по системе ветсанконтроля и мониторинга заразных болезней с целью повышения безопасности продукции животноводства и эффективности противоэпизоотических мероприятий (протокол №2 от 19.04.2010 г. заседания секции «Инфекционная патология животных» отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии).

СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Мезенцев С.В. Профилактика инфекционных болезней птиц / Соавт.: Телегин Н.Г. // БИО, 2002. – №5. – С.4-6.
  2. Мезенцев С.В. Обеспечение безопасности продукции птицеводства по сальмонеллезу // Ветеринария, 2002. – №7. – С.12-14.
  3. Определение степени свежести продуктов животноводства и охотничьего промысла (физико-химические показатели): методические рекомендации и указания для лабораторно-практических занятий / Сост.: Мезенцев С.В. / Барнаул: Изд-во АГАУ, 2002. – 56 с.
  4. Мезенцев С.В. Факторы, снижающие иммунную стабильность организма птицы, и меры борьбы с ними // БИО, 2002. – №7. – С.4-5.
  5. Эпизоотология птицеводства Алтайского края с основами ветеринарно-санитарной экспертизы: учебно-практическое пособие / Сост.: Мезенцев С.В. / Барнаул: РИО АИПКРиС АПК, 2002. – 52 с.
  6. Мезенцев С.В. Стабилизация иммунитета организма сельскохозяйственной птицы // Достижения ветеринарной медицины – XXI веку: матер. Междунар. конф. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2002. – т.2. – С.268-270.
  7. Мезенцев С.В. Депрессивные факторы, снижающие иммунитет птицы // Птицеводство, 2002. – №6. – С.29-31.
  8. Инфекционные и инвазионные болезни взрослой птицы, молодняка и методы их профилактики: практическое пособие / Сост.: Мезенцев С.В., Гречкин А.П. / Барнаул: Изд-во Алтай, 2002. – 47 с.
  9. Мезенцев С.В. Безопасность продукции птицеводства для потребителя // Вестник АГАУ. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2003. – №1(9). – С.193-194.
  10. Мезенцев С.В. Влияние полноценного белка на обменные процессы организма птицы // БИО, 2003. –  №3. – С.26-27.
  11. Мезенцев С.В. Влияние кормов на благополучие поголовья птицы по инфекционным заболеваниям // Вестник АГАУ. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2003. – №1(9). – С.195-196.
  12. Мезенцев С.В. Профилактика подагры у продуктивного поголовья птицы // БИО, 2003. – №4. – С.9-10.
  13. Мезенцев С.В. Распространение сальмонеллезов среди животных Алтайского края // Вестник АГАУ. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2004. – №2(14). – С.84-85.
  14. Мезенцев С.В. Обеспечение безопасности продукции животноводства и птицеводства // Вестник АГАУ. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2004. – №2(14). – С.86-87.
  15. Мезенцев С.В. Профилактика инфекционных болезней птиц / Соавт.: Телегин Н.Г. // БИО, 2004. – №10. – С.5-8.
  16. Мезенцев С.В. Грипп птиц / Соавт.: Абдуллаева Т.Н. // Ветеринарный вестник Алтая. – 2004. – №1. – С.3.
  17. Мезенцев С.В. Безопасность мяса домашних кур // Актуальные вопросы ветеринарной медицины: матер. Сибирского Междунар. ветеринарного конгресса. – Новосибирск: Изд-во НГАУ, 2005. – С.198.
  18. Мезенцев С.В. Обеспечение бактериальной безопасности продукции животноводства и птицеводства // Актуальные вопросы ветеринарной медицины: матер. Сибирского Междунар. ветеринарного конгресса. – Новосибирск: Изд-во НГАУ, 2005. – С.199.
  19. Мезенцев С.В. Получение безопасной продукции при аспергиллезе птиц // БИО, 2005. – №2. – С.5-6.
  20. Мезенцев С.В. Стабилизация иммунитета организма сельскохозяйственной птицы // Актуальные вопросы ветеринарной медицины: матер. Сибирского Междунар. ветеринарного конгресса. – Новосибирск: Изд-во НГАУ, 2005. – С.318.
  21. Ветеринарно-санитарный контроль при получении, заготовке, обработке и хранении кожевенного, пушно-мехового и пухо-перового сырья: практические рекомендации / Сост.: Федотов С.В., Мезенцев С.В., Гречкин А.П., Мезенцев Е.В. / Барнаул: Изд-во Тираж, 2005. – 44 с.
  22. Мезенцев С.В. Экспертиза кормов и их влияние на продукцию птицеводства // Актуальные проблемы ветеринарной медицины и сельскохозяйственной биотехнологии: матер. Междунар. науч.-практ. конф. – Павлодар: Павлодарский университет, 2005. – С.84-90.
  23. Профилактика болезней органов размножения кур: практические рекомендации / Федотов С.В., Мезенцев С.В., Гречкин А.П., Игошин В.Б. / Барнаул: Изд-во Тираж, 2005. – 31 с.
  24. Мезенцев С.В. Опасность болезни Ньюкасла для птиц и человека // БИО, 2005. – №4. – С.5-6.
  25. Мезенцев С.В. Лабораторная ветеринарно-санитарная экспертиза продуктов птицеводства // Актуальные проблемы ветеринарной медицины и сельскохозяйственной биотехнологии: матер. Междунар. науч.-практ. конф. – Республика Казахстан. – Павлодар: Павлодарский университет, 2005. – С.94-99.
  26. Мезенцев С.В. Эпизоотическая ситуация в Алтайском крае / Соавт.: Попов В.И. // Актуальные проблемы патологии животных: матер. Междунар. съезда терапевтов, диагностов. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2005. – С.144-147.
  27. Мезенцев С.В. Безопасность мяса птицы отряда куриных в личных подсобных хозяйствах // Практик, 2005. – №7-8. – С.23-27.
  28. Мезенцев С.В. Аспергиллез сельскохозяйственной птицы // РацВетИнформ,  2005. – №7. – С.9-10.
  29. Мезенцев С.В. Проблема птичьего гриппа в неблагополучных регионах // Птицеводство, 2005. – №11. – С.36-37.
  30. Мезенцев С.В. Грипп птиц: эпизоотология и безопасность продукции // Актуальные проблемы ветеринарной медицины: тезисы докладов Междунар. науч.-практ. конгресса 28-31 августа 2006 г. – Санкт-Петербург: Ленэкспо, 2006. – С.167-170.
  31. Ветеринарный контроль по обеспечению качества и безопасности молока-сырья и сливок-сырья: учебно-практическое пособие / Сост.: Мезенцев С.В. / Барнаул: Изд-во АГАУ, 2006. – 38 с.
  32. Мезенцев С.В. Ветеринарно-санитарные требования при получении молока-сырья // Аграрная наука – сельскому хозяйству: сборник статей II Междунар. науч.-практ. конф. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2007. – Кн. 2. – С.392-395.
  33. Мезенцев С.В. Ветеринарно-санитарные требования при получении мяса и мясопродуктов // Аграрная наука – сельскому хозяйству: сборник статей II Междунар. науч.-практ. конф. – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2007. – Кн. 2. – С.396-398.
  34. Мезенцев С.В. Обеспечение безопасности поголовья сельхозптицы промышленного назначения и домашнего содержания от вируса гриппа птиц // Грипп птиц: профилактика и меры борьбы: матер. науч.-практ. конф. – М.: ГУП «Юго-Восток-Сервис», 2007. – С.153-160.
  35. Мезенцев С.В. Влияние ветсанэкспертизы на показатели безопасности и качества молока-сырья // Практик, 2007. – №3. – С.6-11.
  36. Ветеринарный контроль по обеспечению качества и безопасности мяса и мясопродуктов: практическое пособие / Сост.: Мезенцев С.В. / Барнаул: Изд-во АГАУ, 2007. – 47 с.
  37. Мезенцев С.В. Ветеринарно-санитарный контроль получения молока // Молочное и мясное скотоводство, 2007. – №6. – С.6-7.
  38. Мезенцев С.В. Ветсанэкспертиза мяса домашней птицы // Птицеводство, 2007. – №7. – С.43.
  39. Мезенцев С.В. Оптимизация ветсантребований при производстве мяса и мясосырья // Молочное и мясное скотоводство, 2007. – №8. – С.25-26.
  40. Мезенцев С.В. Создание системы эпизоотологического мониторинга в Алтайском крае с использованием самообучающихся моделирующих программ / Соавт.: Густокашин К.А. // Инновация в аграрном секторе Казахстана: матер. Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 75-летию академика К.С.Сабденова. – Республика Казахстан. – Алматы, 2008. – Т.1. – С.708-710.
  41. Разработка и внедрение схем безопасности продуктов животноводства и птицеводства и их влияние на эпизоотическую ситуацию Алтайского края: монография / Мезенцев С.В. / Барнаул: Изд-во АГАУ, 2009. – 246 с.
  42. Мезенцев С.В. Инфекционные болезни животных в Алтайском крае // Ветеринария и кормление, 2009. – №5. – С.6-8.
  43. Мезенцев С.В. Использование ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов убоя свиней для анализа эпизоотической ситуации / Соавт.: Густокашин К.А. // Практик, 2009. – №3. – С.22-27.
  44. Мезенцев С.В. Использование ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов убоя крупного рогатого скота для анализа эпизоотической ситуации / Соавт.: Густокашин К.А. // Ветеринария и кормление, 2009. – №6. – С.10-11.
  45. Мезенцев С.В. Использование ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов убоя скота для анализа эпизоотической ситуации / Соавт.: Густокашин К.А. // Молочное и мясное скотоводство, 2010. – №1.  – С.28-30.
  46. Мезенцев С.В. Ветеринарно-санитарный контроль в птицеводстве // Актуальные вопросы ветеринарной медицины: матер. II Сибирского ветеринарного конгресса 25-26 февраля 2010 г. – Новосибирск: Изд-во НГАУ, 2010. – С.127-128.
  47. Мезенцев С.В. Значение ветеринарно-санитарной экспертизы при выявлении актиномикоза крупного рогатого скота // Актуальные вопросы ветеринарной медицины: матер. II Сибирского ветеринарного конгресса 25-26 февраля 2010 г. – Новосибирск: Изд-во НГАУ, 2010. – С.129-130.
  48. Мезенцев С.В. Усовершенствование системы ветеринарно-санитарного контроля безопасности продуктов животноводства и эпизоотической ситуации в Алтайском крае / Соавт.: Густокашин К.А. // Аграрная наука – сельскому хозяйству: матер. V Междунар. науч.-практ. конф. (17-18 марта 2010 г.). – Барнаул: Изд-во АГАУ, 2010. – С.276-281.
  49. Мезенцев С.В. Влияние ветеринарного контроля на порядок осуществления убоя сельскохозяйственных животных в отдельном регионе // Современные проблемы диагностики, лечения и профилактики болезней животных и птиц: сборник науч. тр. ведущих ученых России и Зарубежья. – Екатеринбург: Уральское издательство, 2010. – Вып.3. – С.542-546.
  50. Мезенцев С.В. Распространение сальмонелл в продукции животноводства // Практик, 2010. – №2. – С.6-11.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.