WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Шилова Евгения Николаевна

СОЗДАНИЕ И РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ НАУЧНО-ОБОСНОВАННОЙ СИСТЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У ЖИВОТНЫХ С ВЫРАЖЕННЫМ ИММУНОДЕФИЦИТНЫМ СОСТОЯНИЕМ

06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология,

  микология с микотоксикологией и иммунология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Екатеринбург – 2011

Работа выполнена в отделе вирусных инфекций ГНУ Уральского научно-исследовательского ветеринарного института Российской академии сельскохозяйственных наук.

Научный консультант:

академик Россельхозакадемии,

доктор биологических наук, профессор

Донник Ирина Михайловна

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных наук, профессор

Околелов Владимир Иванович

доктор биологических наук, профессор

Сидорова Клавдия Александровна

доктор ветеринарных наук

Ибишов Джалаир Фейруз-оглы

Ведущая организация:

ФГУ «Федеральный центр токсикологической и радиационной безопасности животных», г. Казань

Защита состоится «___» декабря 2011 года в «___» часов на заседании диссертационного совета Д 006.099.01 при Уральском научно-исследовательском ветеринарном институте РАСХН (корпус №2, ул. Главная, 21)

Адрес: ГНУ Уральский НИВИ Россельхозакадемии

620142 г. Екатеринбург, ул. Белинского, 112а

тел/факс (343) 257-64-82, 257-82-63

Адрес сайта института: http:// www.urnivi.ru                 E-mail: info@urnivi.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГНУ Уральского научно-исследовательского ветеринарного института Россельхозакадемии

Автореферат разослан « __ » ________ 2011 .

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат ветеринарных наук  Печура Е.В.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Инфекционные болезни животных и птиц распространены во всем мире и наносят большой ущерб животноводству (Бакулов И.А. 2008; Джавадов Э.Д., 2008; Панин А.Н., 2008; Ибишов Д.Ф., 2008; Околелов В.И., 2009; Смирнов П.Н., 2009; Самуйленко А.Я. 2010; Ощепков В.Г., 2010; Рахманов А.М. и др., 2010; Смирнов А.М., 2010; Донник И.М., 2010; Wright P.F. et al., 1992; Relman D.A. et al., 2010; OIE, 2010 и др.). В системе мер их ликвидации широкое применение имеет вакцинопрофилактика, однако по ряду причин ее проведение не всегда может стабилизировать ситуацию. В сложившихся экономических условиях многие сельхозорганизации не имеют возможности проводить профилактические прививки (Гуленкин В.М. и др., 2001).

Среди остропротекающих инфекционных заболеваний животных наибольший материальный ущерб во многих странах мира причиняют острые респираторные болезни крупного рогатого скота (ОРВИ), ведущим патогенном в которых является возбудитель инфекционного ринотрахеита (Юров К.Л., 2001; Глотов А.Г. и др., 2009; Мищенко В.А., 2011; Taylor J.D., Fulton R.W., Lehenbauer T.W., 2010; J.Rola et al., 2010; E. Jacevicius et al., 2010).

В Уральском регионе оздоровление племенных и товарных хозяйств от ОРВИ проводится с 1999 г., широкое внедрение оздоровительной программы позволило купировать эпизоотический подъем (Петрова О.Г., Татарчук А.Т., Хаматов М.Ф. и др., 2005-2007). Однако, вирусоносительство среди племенного стада продолжает служить причиной формирования респираторной и генитальной патологии (Юров К.П. и др., 2003; Нежданов А.Г. и др., 2011).

При управлении эпизоотическим процессом ОРВИ эффективная вакцинопрофилактика, как правило, предотвращает появление клинических признаков у крупного рогатого скота, но в условиях иммунодефицитов, как следствия воздействия разного рода факторов, необходимы новые комплексные подходы к организации противоэпизоотических мероприятий (Смирнов П.Н., 2009; Донник И.М., 2010).

В последнее время одной из наиболее значимых зоонозов, представляющих угрозу современному птицеводству,  является и высокопатогенный грипп А (H5N1) (Смирнов А.М., 2006, 2010; Джавадов Э.Д., 2008; Lee Y.-J. et al., 2008; Grabkowsky B.J., Windhorst H.-W., 2010 и др.). В 2010 г. ситуация в мире по гриппу А птиц остается эндемической, неблагополучие  отмечено в ряде азиатских и европейских стран, которые продолжают сообщать о возобновлении вспышек (OIE, 2010). Болезнь продолжает оказывать значительное влияние на здоровье птиц и наносит значительный экономический ущерб при ограничении производства птицеводческой продукции и торговле. При этом, наиболее эффективный способ контроля гриппа птиц – ранняя диагностика и иммунизация (Kapczynski D.R., Swayne D.E., 2009; Hamilton K., Bruckner G., 2010).

В Российской Федерации особая опасность в распространении гриппа связана с птицей, содержащейся на личных подворьях и крупных комплексах открытого типа для выращивания водоплавающей птицы (Смирнов А.М., 2010). Очевидной является также обоснованность проведения вакцинопрофилактики гриппа в зонах массовых скоплений диких перелетных водоплавающих птиц. Применение эффективной системы иммунизации данных популяционных групп позволит создать «иммунное кольцо» вокруг птицефабрик и предупредить выделение возбудителя в случае его заноса с дикой птицей (Ирза В.Н., 2006). Поэтому поиск наиболее иммуногенной  вакцины, разработка способов повышения эффективности вакцинации является одной из приоритетных задач науки.

Цель исследований: Разработать и оценить результативность научно-обоснованной системы комплексной профилактики инфекционных болезней на примере острых вирусных инфекций крупного рогатого скота и птиц.

Задачи исследований:

  1. Дать оценку эпизоотической ситуации в регионе по острым и хроническим инфекциям и инвазиям, выделить основные значимые нозологии и охарактеризовать существующую систему противоэпизоотических мероприятий в регионе.
  2. Изучить иммуногематологический и биохимический статус животных по ряду показателей. Определить экзо- и эндогенные  факторы, влияющие на формирование иммунных реакций при проведении специфической профилактики (наличие ксенобиотиков, микотоксинов, тяжелых металлов, паразитов, вакцинных и прочих антигенов, генетические особенности, продуктивность).
  3. Изучить клинические и серологические показатели эффективности специфической профилактики острых респираторных вирусных инфекций крупного рогатого скота при использовании инактивированных и живых вакцин.
  4. Изучить формирование иммунитета и методы его повышения при специфической профилактике острых инфекционных заболеваний на примере гриппа птиц А.
  5. Разработать научно-обоснованную систему комплексной профилактики инфекционных заболеваний  животных и птиц с учетом региональных особенностей и оценить ее результативность.

Научная новизна:

В условиях региона проведена комплексная оценка факторов, оказывающих влияние на эффективность вакцинации животных при разных нозологиях. Впервые в племенных и товарных предприятиях Уральского региона проведена оценка эффективности вакцинации против острых инфекций крупного рогатого скота на примере ОРВИ с учетом региональных особенностей. Изучена эффективность живых и инактивированных вакцин против ОРВИ крупного рогатого скота. Учтена роль технологических факторов в возникновении вирусных заболеваний. На основании полученных данных дополнен Регламент оздоровительных мероприятий при  ОРВИ крупного рогатого скота и разработана комплексная научно-обоснованная система профилактики инфекционных болезней животных в регионе.

Впервые на поголовье промышленной птицы была изучена иммуногенность разных вакцин против гриппа птиц А и предложены способы ее повышения.

Практическая значимость работы. Основные материалы исследования вошли в Регламент оздоровительных мероприятий при ОРВИ крупного рогатого скота в племенных и товарных хозяйствах Свердловской области и внедрены в 28-ми сельскохозяйственных организациях. Результаты работы учтены при составлении «Комплексного плана мероприятий по предупреждению возникновения и распространения гриппа птиц на территории Свердловской области в 2008-2009 гг.». По результатам исследований разработано 11 рекомендаций, из которых 4 утверждены научно-техническим советом Министерства сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области, 1 рекомендации утверждены Бюро отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии, 1 рекомендации и  Руководство имеют гриф МСХ РФ.

Проведенные исследования позволили сделать существенный вклад в эпизоотическое благополучие Свердловской области по острым инфекциям животных и птиц, сократить заболеваемость ОРВИ на 18-30%, успешно профилактировать грипп птиц при острой угрозе заноса инфекции в субъект.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Эпизоотическая ситуация на Среднем Урале по основным острым и хроническим заболеваниям крупного рогатого скота и птиц является благополучной (ликвидированы туберкулез, бруцеллез, лейкоз), основные нозологии представлены факторными инфекциями (колибактериоз, сальмонеллез, пастереллез), природноочаговыми (лептоспироз, бешенство), из острых наиболее актуальны острые респираторные вирусные инфекции крупного рогатого скота и угроза заноса гриппа А птиц, чем обусловлена существующая система противоэпизоотических мероприятий.
  2. Иммуногематологический и биохимический статус крупного рогатого скота в Уральском регионе неоднороден, зависит от экологических факторов (в отдельных территориях), генетических особенностей популяции, уровня продуктивности. Выявлена иммунопатология у 90% животных.
  3. На формирование иммунных реакций у животных и птицы в Уральском регионе преимущественно оказывают влияние ксенобиотики, микотоксины, поступающие с кормами, а также доля кровности по голштинскому скоту и продуктивность.
  4. Эффективность специфической профилактики острых респираторных вирусных инфекций крупного рогатого скота в регионе неодинакова и преимущественно зависит от состояния иммунной системы, а также от вида вакцины.
  5. Формирование иммунитета при вакцинопрофилактике острых инфекций у птиц решающее значение имеют клинико-биохимический статус и иммуногенность вакцин.
  6. Разработанная и внедренная в производство региональная научно-обоснованная система комплексной профилактики инфекционных болезней животных и птиц показала значительную эффективность при оздоровлении от ОРВИ крупного рогатого скота и профилактике заноса гриппа птиц А в регионе.

Личное участие диссертанта в получении научных результатов, изложенных в работе. Автор принимала личное участие в проведении эпизоотологического исследования ситуации по острым инфекциям животных в сельхозорганизациях, проведении клинических, патоморфологических исследованиях, отборе проб, проведении лечебных и профилактических обработок животных, проведении пробоподготовки, вирусологических и серологических исследований. В работу вошли результаты исследований, проведенных совместно с научными сотрудниками отдела экологии и иммунопатологии Уральского НИВИ: зав. отделом докт.вет.наук, профессором И.А. Шкуратовой, канд. ветер. наук, доцентом М.В. Ряпосовой, канд. ветер. наук А.И. Белоусовым, канд. ветер. наук О.С. Бодровой, канд. ветер. наук А.С. Заслоновым, канд. биол. наук Е.Н. Беспамятных и др., за что автор приносит им большую благодарность.

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы доложены и обсуждены на международных (Саранск, 2004 г.; Щелково, 2005г.;  Троицк, 2006 г.; Омск, 2009 г.; Самара, 2009 г.; Санкт-Петербург, 2011 г.; Екатеринбург, 2005, 2007, 2008, 2010 гг.), всероссийских (Челябинск, 2004 г.; г.Санкт-Петербург, 2007; Новочеркасск, 2009 г.) конференциях, на Ученых советах ГНУ Уральского НИВИ РАСХН (2008–2010 гг.),

Публикации. Всего по теме диссертации опубликовано 61 печатная работа, из них 15 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ (журнал «Ветеринария» – 1, журнал «Ветеринария Кубани» – 6, журнал «Аграрный вестник Урала» – 8). Опубликовано 11 рекомендаций, из которых 4 утверждены научно-техническим советом Министерства сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области и 1 с грифом УМО, а также 1 руководство с грифом МСХ РФ.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 302 страницах компьютерного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследований, результатов собственных исследований, обсуждения результатов исследований, выводов, практических предложений, списка литературы и приложения. Материалы диссертации иллюстрированы 46 таблицами и 74 рисунками. Список литературы включает 322 источника, в том числе 108 - иностранных авторов.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Работа выполнена в отделе вирусных инфекций ГНУ Уральского научно-исследовательского ветеринарного института Российской академии сельскохозяйственных наук. Экспериментальные исследования проводили на базе племенных и товарных сельскохозяйственных организациях молочного направления Уральского региона (Свердловской, Тюменской, Курганской, Челябинской области), выбранных в качестве модельных.

Работа проведена в 2006-2011 гг. в соответствии с планом научно-исследовательских работ по теме: «Разработка и внедрение эффективной системы оздоровительных мероприятий при смешанных острых респираторных болезнях крупного рогатого скота, обеспечивающей получение здорового молодняка, высокое качество биопродукции племпредприятий» (№ государственной регистрации 01.2.00613099).

Лабораторная диагностика проведена на базе лабораторно-диагностического центра Уральского НИВИ, вирусологического отдела ОГУ «Свердловская областная ветеринарная лаборатория», имеющих государственную аккредитацию на проведение исследований.

Ретроспективную оценку эпизоотической ситуации по инфекциям на территории Среднего Урала, изучение противоэпизоотической эффективности технологических, ветеринарно-санитарных и специальных мероприятий, внедряемой системы, осуществляли на основе материалов учета и отчетности ветеринарной службы (сведения по ф.1, 1а, 2, 4).

Вирусологические исследования патологического (трахея, доли легкого) и биоматериала (смывы с носовых оболочек) проводили согласно ГОСТ 25755-91 «Методы лабораторной диагностики инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота». Наличие вируса в культуре клеток устанавливали по цитопатическому действию в первично трипсинизированных клеточных культурах (КСТ – клетки сердца теленка, ПЭК – почки эмбриона коровы) и перевиваемой линии почки телёнка МДВК.

Для диагностики вирусной диареи крупного рогатого скота полимеразной цепной реакцией применяли метод Real-Time на RotorGene 3000 (Corbett Reserch, Австралия). Применяли «Тест-систему «ВД» для выявления возбудителя вирусной диареи крупного рогатого скота методом полимеразной цепной реакции с гибридизационно-флуоресцентной детекцией в режиме «реального времени» (ООО «ИнтерЛабСервис», г. Москва).

ПЦР-диагностику инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота, хламидиоза и микоплазмоза проводили методом гель-документации, амплификацию проводили на термоциклере Applied Biosystems 2720, визуализацию и учет - на трансиллюминаторе Biorade. Использовали тест-системы:  «ХЛА-КОМ», «МИК-КОМ», «Тест-систему для диагностики инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота методом полимеразной цепной реакции» (НПО «Нарвак», г. Москва), согласно наставлению по применению.

Серологические исследования проводили согласно ГОСТ 25755-91 “Методы лабораторной диагностики инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота”.

Специфический иммунитет к возбудителям инфекционного ринотрахеита оценивали исследова­нием сыворотки крови иммуноферментным анализом (ИФА) с антигенами инфекционного ринотрахеита, реакции непрямой гемагглютинации (РНГА) с антигенами инфекционного ринотрахеита. Постановку реакции, учет и интерпретацию полученных данных проводили согласно инструкции каждого из наборов, рекомендованных фирмой-производителем, утвержденной в установленном порядке. Использовали «Набор диагностикумов для серологической  диагностики ринотрахеита крупного рогатого скота методом непрямой гемагглютинации (РНГА)» (ООО «Агровет», г. Москва), «Набор диагностикумов парагриппа-3 крупного рогатого скота (РТГА)» (ФГУП «Курская биофабрика»), «Набор для выявления антител к вирусу инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота иммуноферментным методом «ИРТ-СЕРОТЕСТ» (АНО «НИИ ДПБ», г. Москва). Иммуноферментный анализ проводили согласно инструкции к диагностическому набору, реакцию учитывали на ридере Tecan Sunrise, USA.

Титры антител к вирусам ИРТ, ПГ-3 КРС выражали в обратных величинах в виде log2 и lg.

Специфические антитела к возбудителям ОРВИ определяли в сыворотке молозива новотельных коров. Молозиво брали из каждой четверти вымени в равных объемах и объединяли для получения средней пробы. Получение сыворотки молозива проводили, обезжиривая пробы центрифугированием (10-20 мин при 3000-5000 об./мин), удаляли верхний слой, хранили в замороженном виде при температуре -20С до исследования (В.А. Мищенко, В.М. Захаров и др., 2003). Определение содержания антител в сыворотке молозива проводили с использованием перечисленных диагностических наборов согласно инструкции к применению.

Гематологические исследования по общепринятым методикам включали: определение количества эритроцитов, лейкоцитов (Г.А. Симонян, Ф.Ф. Хисамутдинов, 1995). Массовую концентрацию гемоглобина в крови определяли гемоглобинцианидным методом по Л.М. Пименовой и Г.В. Дервизу (1974) с использованием набора химических реактивов. Лейкограмму выводили при подсчете процентного соотношения клеток в мазках крови, окрашенных по Романовскому-Гимзе. Определяли показатели клеточного и гуморального звена иммунитета: содержание Т-лимфоцитов (Е-РОЛ) в реакции спонтанного розеткообразования с эритроцитами барана (М.А. Бажин, 1989; Р.В. Петров, 1992), В-лимфоцитов (М-РОЛ) – методом спонтанного розеткообразования с эритроцитами мыши (Д.К. Новиков, В.И. Новикова, 1996), определяли соотношение Т и В-лимфоцитов (индекс Т/В).  Фагоцитарную активность нейтрофилов определяли методом опсоно-фагоцитарной реакции (П.Н. Смирнов, 1989) с использованием культуры золотистого стафилококка (штамм 209).

Биохимические исследования проведены на полуавтоматическом биохимическом анализаторе «Vitalon 400» с использованием стандартных наборов реактивов фирмы «Vital Diagnostics Spb», а также на автоматическом биохимическом анализаторе ChemWell Combi (Awareness Technology, USA).

Гельминтологические исследования флотационным комбинированным методом Дарлинга с центрифугированием, использовали насыщенный раствор сахарозы. Наличие трематодозов и ларвальных цестодозов оценивали по данным отчетов лабораторий ВСЭ и мясоперерабатывающих предприятиях (ОГУ «Свердловская областная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных»).

Определение макро- и микроэлементов в кормах проводили на атомно-адсорбционном спектрофотометре АА-6800 FG. Для уменьшения потерь элементов использовали метод СВЧ-минерализации в фторопластовых автоклавах в системе MARS 5, CEM, USA. Определяли содержание меди, цинка, селена, железа.

Иммуноферментный анализ кормов и сырья на содержание микотоксинов проводили в соответствии ГОСТ Р 52471-2005 «Иммуноферментный метод определения микотоксинов» на приборе «Sunrise–Besic Tecan», укомплектованным программным обеспечением «BioChec», с использованием тест-систем Agra-Quant (США). Определяли содержание фумонизина, Т-2 токсина, деоксиниваленола (ДОН), зеараленона, охратоксина, афлотоксина.

Для микробиологических, молекулярно-биологических, биохимических, спектральных исследований применяли деионизированную воду, полученную с использованием системы очистки воды Milli-Q Gradient (Millipore, France).

Для вакцинации крупного рогатого скота разных возрастных групп против инфекционного ринотрахеита и парагриппа-3 в сельскохозяйственных предприятиях Уральского региона применяли следующие вакцины:

- Комбовак-Р, инактивированная комбинированная вакцина против ИРТ, ВД, ПГ-3, респираторно-синцитальной инфекции, рота-коронавирусной болезни телят, пастерелеза (НПО «Нарвак», г. Москва, Россия),

- Бови-шилд  Голд  FP5  L5, вакцина из двух компонентов, содержащих  живые аттенуированные возбудители инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота (IBR), вирусной диареи (BVD), парагриппа-3 (PI3),  респираторно-синтициальной инфекции (BRSV), а также инактивированные лептоспиры серогрупп: L. Canicola, L. Grippotyphosa, L. Hardjo L. Icterohaemorrhagiae и L. Pomona с добавлением гентамицина  (не более 30 мкг/мл) и мертиолята (не  более 0,01 %) качестве консервантов (Pfizer, США).

- Бовилис® IBR Marker  - живая маркированная вакцина для специфической профилактики от инфекционного ринотрахеита КРС (Intervet, Нидерланды)

- Бовилис Bovipast - инактивированная вакцина против парагриппа-3 (ПГ-3),  респираторно-синцитиальной инфекции (РС)  и пастереллеза  крупного рогатого скота (Intervet, Нидерланды).

Пробы сыворотки крови для серологического исследования отбирали через 14, 30 дней после введения вакцины, а также при оценке эффективности отдельных вакцин – через 45, 60, 90 дней.

Оценку эффективности вакцинации против гриппа экспериментальной (виварной) и промышленной птицы проводили на базе вивария ГНУ Уральский НИВИ, птицефабрики Камышловской (Свердловская обл.), Катайском гусеводческом комплексе (Курганская обл.).

Изучение иммуногематологических показателей у экспериментальной и виварной птицы включало определение содержания гемоглобина (по Л.М. Пименовой и Г.В. Дервизу, 1974) с использованием набора химических реактивов (И.П. Кондрахин, 2004), количество эритроцитов и лейкоцитов (И.А. Болотников, Ю.В. Соловьев, 1980). Для характеристики клеточного и гуморального иммунитета проводили количественное определение Т- и В-лимфоцитов в реакции розеткообразования по И.Ю. Ездаковой, О.М. Чуйко, Е.О. Чадиной (2008). Лизоцимную активность сыворотки крови птиц определяли фотоэлектроколометрическим методом по Дорофейчуку А.Г. с культурой М. lisodecticus и изменением температурного режима реакции сыворотки крови гусей с 37 до 39°С.

Бактерицидную активность  сыворотки крови определяли по методу Мишеля  Теффера в модификации О.В. Смирновой и Т.А. Кузьминой (1966) с суточной культурой E.coli и изменением температурного режима реакции сыворотки крови гусей с 37 до 39°С.  Фагоцитарную активность нейтрофилов методом опсонофагоцитарной реакции (П.Н. Смирнов, 1989) с использованием культуры тест-микроба  St. aureus.

Напряженность поствакцинального иммунитета к возбудителю гриппа птиц А  определяли в реакции торможения гемагглютинации (РТГА) с использованием стандартного диагностического набора. Применяли «Набор антигенов и сывороток для диагностики гриппа птиц в реакции торможения гемагглютинации (РТГА)» (OOO «Щелковский завод фармацевтических и ветеринарных препаратов»). Среднегеометрический титр антител выражали в обратных величинах в виде log2.

Для оценки эффективности вакцин против гриппа А птиц применяли следующие биопрепараты:

- Инактивированная эмульгированная вакцина против гриппа птиц из штамма Н5N1 (ОАО «Покровский комбинат биопрепаратов», г. Покров);

- Экспериментальная инактивированная вакцина против высоко-патогенного гриппа птиц (ВПГП) подтипа Н5 (ГНУ ВНИВИП РАСХН, г. С. - Петербург);

- Инактивированная эмульгированная вакцина против гриппа птиц подтипа Н5 (ФГУП «Ставропольская биофабрика», г. Ставрополь).

Экономический эффект проводимых лечебно-профилактических мероприятий рассчитывали согласно методическим рекомендациям по определению экономической эффективности ветеринарных мероприятий, утвержденным ГУВ МСХ и П РФ 21.02.1997 г.

Всего выполнено: 1380 серологических исследований у крупного рогатого скота в РНГА, 488 серологических исследований у крупного рогатого скота в РТГА, 320 серологических исследований у крупного рогатого скота в ИФА, 1574 серологических исследований у птиц в РТГА, 186 проб кормов исследовано на микотоксины иммуноферментным анализом, 128 проб исследовано методом ПЦР на инфекционные заболевания крупного рогатого скота, проведено 35 вирусологических исследований патологического и биоматериала от телят и коров, 9513 биохимических, 2262 иммуногематологических исследований у крупного рогатого скота, 3366 иммуногематологических и 342 биохимических исследований у птиц.

Достоверность результатов подтверждали путем статистической обработки и определения различий средних значений с помощью критерия Стьюдента. Результаты считали достоверными при Р<0,05. Для обработки полученных данных использовали программу Microsoft Excel, входящую в пакет программ Microsoft Office Pro.

Благодарности: приношу большую благодарность за всестороннюю научно-методическую помощь в выполнении работы докт. ветер. наук, профессору И.А. Шкуратовой, канд. ветер. наук А.Т. Татарчуку, начальнику управления ветеринарии МСХиП Свердловской области, канд. ветер. наук В.А. Красноперову, специалистам МСХиП Свердловской области и ОГУ ветеринарии, всем научным сотрудникам ГНУ УрНИВИ за помощь в организации и проведении исследований.

3. Результаты собственных исследований

3.1. Оценка эпизоотической ситуации по инфекционным заболеваниям в регионе

Мониторинг эпизоотической ситуации по основным острым и хроническим заболеваниям крупного рогатого скота и птиц показал благополучие по большинству инфекций. Свердловская область стационарно благополучна по основным инфекционным заболеваниям крупного рогатого скота: сибирская язва не регистрируется с 1978 г., эмфизематозный карбункул отмечен в виде единичных случаев (в 2010 г.). Отмечено эпизоотическое благополучие по ящуру, туберкулезу (с 2005 г.), бруцеллезу (с 1986 г.), лейкозу (с 2011 г.). Основные регистрируемые нозологии представлены природно-очаговыми и факторными инфекциями.

Из природно-очаговых инфекций наиболее часто регистрируются случаи бешенства животных. В 2006-2010 гг.  отмечали рост случаев: в 2006 г. было лабораторно подтверждено 29 случаев бешенства, в 2007 г. – 54 случая, в 2008 г. – 36, в 2009 – 20, в 2010 – 79 случаев. При этом, бешенство в 2010 г. у крупного рогатого скота регистрировали в 18% выявленных случаев.

В области отмечено наличие природных очагов лептоспироза в ряде сельскохозяйственных районов, обусловленных циркуляцией L.interrogans (серотипы Pomona, Tarrasovi, Icterohaemorrhagiae, Sejroe, Canicola и Hebdomadis). Ежегодно, по данным Областной ветеринарной лаборатории, выявляется более 20% положительно реагирующих в РМА животных, антитела к патогенным лептоспирам отмечаются более, чем у 40% абортирующих коров, однако из абортплодов и мочи возбудитель не выделяется.

В течение 2006-2009 г., не смотря на отсутствие эпизоотических очагов, Свердловская область являлась угрожаемой по гриппу птиц А, т.к. вспышки ГП отмечали в соседних Тюменской, Курганской, Челябинской областях. На период угрожающей эпизоотической ситуации был реализован разработанный совместно с Управлением ветеринарии Министерства сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области «Комплексный план мероприятий по предупреждению возникновения и распространения гриппа птиц на территории Свердловской области», утвержденный распоряжением Председателя Правительства Свердловской области, способствующий предупреждению заноса инфекции. 

При проведении мониторинга биоматериала от домашней и дикой птицы возбудитель гриппа H5N1, а также антитела к полевому штамму не выделяли на всей территории субъекта.

С 01.01.2010 г. инструктивным письмом №25-25/130 от 28.01.2010 Департамента ветеринарии Минсельхоза России были сокращены зоны вакцинации против гриппа птиц А/Н5, в Уральском регионе угрожающими остались территории Курганской и Тюменской области, через которые пролегают пути сезонной миграции перелетных птиц.

Факторные инфекции в сельскохозяйственных организациях Свердловской области (колибактериоз, сальмонеллез, пастереллез) являются основной причиной отхода молодняка в виде падежа, санитарного убоя, технологического отхода. В отдельных районах общий отход к обороту стада в 1,5-1,9 раз превышает средние значения по области. При этом, доля отхода телят по причине падежа по Свердловской области в 2008-2010 гг. была на уровне 85-87%, вынужденного убоя по причине заболеваний 57-59%. Санитарный убой молодняка крупного рогатого скота составил 40-53% от общего убоя. По колибактериозу телят (штаммы E.coli F41, K88, K99, A20) ежегодно регистрируют неблагополучие в 30-ти фермах (при этом диагноз в подтверждали, в среднем, в 48% случаях). Сальмонеллез телят (Salm. dublin, Salm. enteritidis, Salm. typhymurium) ежегодно подтверждается, в среднем, в 24% случаев (до 20 ферм). Выделение возбудителей пастереллеза из патологического материала при подозрении на пастереллез отмечено, в среднем, в 8% случаев (Past.multocida).

Во всех модельных хозяйствах были выявлены нозологии молодняка крупного рогатого скота, обусловленные наличием условно-патогенной и патогенной бактериальной микрофлоры. В 2006-2010 гг. у телят, содержащихся в данных хозяйствах, отмечали все значимые бактериальные болезни молодняка (колибактериоз, сальмонеллез, пастереллез), в двух предприятиях неблагополучие по факторным инфекциям было представлено только одной нозологической единицей – сальмонеллезом.

Анализ распространения основных гельминтозов крупного рогатого скота показал, что наибольшее распространение в модельных хозяйствах имеют фасциолез (встречается в 58,3%) и цистицеркоз (отмечен в 41,7%). Также распространены стронгилятозы желудочно-кишечного тракта (отмечены в 33,3%), и диктиокаулезы (в 25%), которые, помимо поражения желудочно-кишечного тракта, участвуют в формировании респираторной патологии у молодняка крупного рогатого скота.

В плане реализации противоэпизоотических мероприятий во всех хозяйствах взрослые животные получают ежегодно до 11-ти иммунизаций (считая ревакцинации), молодняк – до 12 иммунизаций, из которых в отдельных фермах 4 введения вакцины проводят в первый месяц жизни. Непрерывная схема иммунизации животных на фоне воздействия разнообразных факторов внешней среды, в т.ч. экологических, оказывает влияние на полноценность иммунного ответа у животных. Поэтому в таких условиях эффективность вакцинации как профилактического мероприятия резко снижается, а временами она оказывается нецелесообразной.

3.2. Оценка воздействия факторов внешней среды, обуславливающих накопление поллютантов в организме  и приводящих к развитию иммунодефицитных состояний у животных

В промышленных регионах часть сельскохозяйственных организаций расположены или имеют угодья для выращивания кормов в зоне интенсивного антропогенного загрязнения продуктами радиоактивных аварий и инцидентов (аварии в НПО «Маяк», 1957, 1964 гг.), промышленными выбросами предприятий, в основном, металлургического профиля. Приоритетными загрязнителями при этом являются радиоактивные элементы (90Sr, 137Cs) и тяжелые металлы (Pb, Cd, Cu, Ni и др.). Наиболее высокое загрязнение радиоактивными элементами на Среднем Урале зарегистрировано в  районах с наиболее развитым животноводством и птицеводством.

Ранее проведенными исследованиями (И.М. Донник и соавт., 1996-2010) на данных территориях отмечено высокое содержание 90Sr в снеговых осадках – в Каменском районе 19-65 МБк/км2 (в среднем, 42,74МБк/км2), в Богдановическом – 34-41 МБк/км2 (в среднем, 37,76 МБк/км2). Также высокие значения отмечены в Белоярском районе – в среднем, 32,9 МБк/км2. Выпадение радионуклидов со снеговыми осадками коррелировало с накоплением их в тканях и органах животных (превышение допустимых уровней  90Sr в костях в 1,5-3 раза).

У животных из районов, испытывающих техногенный прессинг, уровень накопления меди в печени превышал МДУ (максимально допустимые уровни) в 6-28 раз, свинца в мышцах и печени – в 2-10 раз, цинка в печени – в 1,5-2 раза, кадмия – в 1,4-2 раза, никеля – в 9-12 раз.

В сельскохозяйственных организациях, расположенных в других районах (Ирбитский, Алапаевский, Сысертский) экологическую ситуацию можно охарактеризовать как благополучную, что связано с отсутствием на их территории предприятий металлургической промышленности и радиоактивного следа. В Красноуфимском районе, как в месте складирования и хранения монацитового концентрата, в отдельных зонах мы отмечали высокую концентрацию радона в припочвенном воздухе (И.М.Донник, Е.Н.Корсакова, 1999). Красноуфимский и Ачитский районы являются природными биогеохимическими провинциями по недостатку селена, в этих же районах отмечается недостаток меди и железа, а в отдельных местах – цинка.

Исследования, проведенные совместно с И.А.Шкуратовой, А.И. Белоусовым (2010) показали, что во всех кормах, отобранных в сельскохозяйственных организациях Уральского региона, был выявлен дефицит эссенциальных элементов.

В отдельных изучаемых хозяйствах дефицит кобальта в рационе дойного стада  составил 1,3-3,8 раз, селена – в 1,4-2,3 раз. Избыток поступления железа с кормом отмечен на юго-западе регионе (в 1,8 раз), дефицит его поступления – на юго-востоке (до 3,3 раз). Недостаток поступления меди и цинка отмечен также в южных районах: в 1,9-3,5 и 2,7-3,2 раз соответственно. Как избыток, так и хроническая недостаточность этих биоэлементов могут приводить к развитию патологических состояний у животных.

Кроме того, неудовлетворительные погодные условия, затрудняющие качественную заготовку кормов, приводили к накоплению микотоксинов в кормах, превышающих МДУ в 66,7%, в 50% исследованных проб при этом были выделены микотоксины в количествах, превышающих допустимые уровни.

Наиболее неблагоприятная обстановка по контаминации микотоксинами кормов отмечена в предприятиях Белоярского, Сысертского, Сухоложского районов. В Белоярском районе при оценке суммарного поступления микотоксинов со всеми видами корма установлено, что, в среднем, уровень Т2-токсина был превышен в 26 раз, содержание  афлотоксина превышало МДУ в силосе – в 8,2 и зерносмеси – в 5,6 раз, охратоксина в сенаже - в 12 раз (рис.1). В Сысертском районе установлено повышенное содержание Т2-токсина и ДОН в силосе – в 7,2 и 3,1 раз соответственно, охратоксина в силосе и зерносмеси - в 6 и 21 раз соответственно.

В Сухоложском районе отмечали превышение МДУ по двум видам микотоксинов одновременно: ДОН – в 1,3 раза и охратоксин – в 5,78 раз.

Таким образом, определяющим фактором, действующим на животных в промышленных регионах, является массовое поступление в организм  экотоксикантов с питьевой водой, кормами, что сопровождается их значительным накоплением в органах и тканях.

Вторым значимым фактором является поступление с кормом микотоксинов в количествах, превышающих МДУ.

Рисунок 1 - Поступление микотоксинов с кормами на фермах Белоярского района

3.3. Оценка эндогенных факторов, влияющих на формирование иммунного ответа при проведении специфической профилактики

(на примере модельных хозяйств)

У животных из сельскохозяйственных организаций, расположенных в разных районах, отмечена разная степень развития иммунодефицитных состояний, связанных, прежде всего, с недостаточностью клеточного звена иммунитета и обусловленных действием как внешних (радиологических, геохимических, экологических), так и внутрихозяйственных факторов (Шкуратова И.А. и др., Верещак Н.А. и др., 2007; Беспамятных Е.Н. и др., 2008).

К  2011 г. в Свердловской области поголовье крупного рогатого скота является чистопородным и на 84,7% отнесено к высшим бонитировочным классам (элита и элита-рекорд). Среди выбранных модельных хозяйств 6 племзаводов, 4 племрепродуктора и 2 товарных хозяйства. При этом, высокая доля кровности (более 85%, 7/8) по голштинскому скоту отмечена в 58,3% модельных хозяйств. У таких животных средний возраст в отелах ниже 2,5. Отмечена отрицательная корреляция данного показателя с долей кровности (r=-0,38), положительная корреляция (r=0,736) со средним возрастом выбытия коров, что свидетельствует о снижении продуктивного долголетия. Развитие иммунодефицитных состояний при повышении доли кровности до 85% и более, продуктивности выше 5000 кг/год характеризовалось достоверным снижением уровня Т-лимфоцитов на 34% (до 1,32±0,05 тыс./мкл), содержания В-лимфоцитов – на 17% (до 1,3±0,06), индекс Т/В-лимфоцитов – на 22% (1,03±0,04 ед.), при этом уровень фагоцитарной активности нейтрофилов достоверно не менялся.

При скармливании коровам кормов, содержащих микотоксины в количествах, превышающих МДУ, у животных отмечали иммуносупрессию, связанную с подавлением клеточного звена иммунитета.

Установлено, что у коров, потребляющих корма, загрязненные микотоксинами, содержание Т-лимфоцитов было ниже на 26%, В-лимфоцитов – на 31% по сравнению с интактными животными (табл. 1). Уровень фагоцитоза при поступлении микотоксинов в организм также был ниже на 30%, фагоцитарный индекс на 47%.

При оценке состояния иммунной системы животных из районов техногенного прессинга нами также установлена иммунологическая недостаточность.  У коров из данных территорий отмечены низкие количественные значения уровня Т- и В- лимфоцитов, подавление активности фагоцитоза нейтрофилов. Содержание Т-лимфоцитов составляло 1,13±0,29 тыс/мкл., В-лимфоцитов – 1,01±0,2 тыс/мкл., активность фагоцитоза - 11,9±1,03%, что в 2-3 раза ниже аналогичного показателя у коров из экологически благополучных территорий. Индекс фагоцитоза, характеризующий его интенсивность, при этом был ниже в 6-10 раз.

Таблица 1. – Иммунологические показатели коров при поступлении в организм микотоксинов (x±Sx)

Показатель

При скармливании кормов, содержащих микотоксины

При скармливании доброкачественных кормов

Эритроциты, млн/мкл

5,39±0,54

6,42± 0,49

Гемоглобин, г/л

101,01±8,43

121,0 ±7,40

Лейкоциты, тыс/мкл

5,75±0,60

6,72± 0,70

Эозинофилы, %

7,25±4,43

8,11 ±2,40

Базофилы, %

0,90±0,90

0,01±0,00

П/я нейтрофилы, %

1,64±1,05

2,44±1,48

С/я нейтрофилы, %

22,67±5,80

20,4± 5,83

Моноциты, %

2,93±1,27

5,33±0,63

Лимфоциты, %

63,87±6,94

63,7±7,56

Лимфоциты, тыс./мкл

3,66±0,50

4,28±0,70

Т-лимфоциты, %

41,10±7,80

44,67±5,18

В-лимфоциты, %

35,07±0,42

39,11±2,07

Индекс Т/В

1,22±0,34

1,15±0,12

Т-лимфоциты, тыс./мкл

1,53±0,12*

1,93±0,13*

В-лимфоциты, тыс./мкл

1,27±0,15*

1,67±0,08*

Лейкоцитарный индекс (ЛТИ)

4,28±0,23

3,71±0,84

Фагоцитарная активность (ФА), %

33,18±1,22*

43,4±1,72*

Фагоцитарный индекс (ФИ), у.е.

6,11±1,80*

9,00±0,54*

*Р<0,05

Иммунологическая недостаточность отмечена у телят во всех модельных хозяйствах. При изучении в динамике в первый месяц жизни формирования иммунных реакций у молодняка в возрасте 7-ми дней при проведении вакцинации против ряда заболеваний установлено, что введение согласно схеме противоэпизоотических мероприятий инактивированной вакцины против сальмонеллеза телятам и инактивированной вакцины против ОРВИ и пастереллеза в 21 день стимулировало лейкопоэз, что выражалось в повышении содержания лейкоцитов и лимфоцитов в крови после каждого введения вакцины (табл.2).

При этом, повышение лейкоцитов (в 1,2 раза) после первой вакцинации было не продолжительно, ко времени повторного проведения вакцинации их уровень снова снизился до начальных значений (7,44 тыс/мкл).

Также было отмечено повышение уровня лимфоцитов – в 1,6 раз после первой вакцинации, в 1,9 раз после второй. Однако, динамика Т- и В- лимфоцитов была противоположной: введение первой вакцины вызывало их снижение, при введении второй вакцины количество иммунокомпетентных клеток возрастало на 10-30% (Т-клетки) и 40-50% (В-клетки) по сравнению с фоновым уровнем.

Таким образом, введение вакцины в 7-ми дневном возрасте на фоне физиологически низких значений иммунологических показателей может вызывать иммуносупрессивный эффект, и эффективность вакцинации может быть тоже низкая. В дальнейшем, к 1-месячному возрасту, формирование иммунных реакций проходит более активно.

Таблица 2. – Формирование иммунных реакций у телят при проведении вакцинаций (x±Sx)

Показатель

Новорожд.

Телята 1-2 дня

Телята 7 дн.

Телята 14 дней

Телята 21 д.

Телята 1 мес.

Эритроциты, млн/мкл

5,90± 0,86

5,80 ±0,10

5,90±0,31

5,54±0,20

5,95± 0,99

5,07±0,16

Гемоглобин, г/л

121,10 ±  1,27**

113,0±3,74

100,90±4,70

97,90±6,36**

90,60 ±2,12**

87,40±6,51**

Лейкоциты, тыс/мкл

12,10± 0,08*,**

9,43±0,29*

7,48 ± 0,42*

9,16±0,63**

7,44± 1,18**

8,73±0,89**

П/я нейтрофилы,%

2,14± 0,95*,**

0,95±0,14*

5,10±0,78*

0,50±0,22**

3,60 ±1,67

5,16±0,59**

С/я нейтрофилы,

%

46,86± 18,96**

47,14±1,78

37,9±2,52

28,60±2,56**

42,60± 12,93

31,05±3,04**

Эозинофилы, %

1,14 ±0,38*,**

0,43±0,16*

0,35±0,17*

0,20±0,13**

0,80± 0,45

0,37±0,14**

Моноциты, %

2,86± 0,90*,**

0,48±0,13*

3,40±0,69

0,90±0,31**

2,00 ±1,41

1,95±0,42

Базофилы, %

0

0,05±0,04

0

0,20±0,13

0

0

Лимфоциты, %

47,00 ±0,27**

50,86±1,66

52,75±2,87

69,60±2,57**

51,00± 3,84

61,47±2,98**

Лимфоциты, тыс./мкл

5,11± 0,90*,**

4,76±0,17

3,87±0,26*

6,25±0,24

2,73 ±0,84**

5,41±0,62

Т- лимфоциты, %

12,57±6,00*,**

18,29±0,80

45,78±2,23*

21,40±0,84**

14,60± 6,50

39,12±3,91**

В- лимфоциты, %

5,86±3,44*,**

14,38±0,82*

31,11±1,98*

19,40±0,73**

29,80± 3,03**

29,92±2,80**

Т- лимфоциты,

тыс./мкл

0,96±0,30*,**

0,87±0,04

1,76±0,15*

1,34±0,06**

1,43± 0,30**

1,94±0,24**

В- лимфоциты, тыс./мкл

0,30±0,02*,**

0,70±0,05

1,21±0,12*

1,20±0,03**

1,26± 0,07**

1,79±0,31**

Т/В, у.е.

3,69±2,06**

1,33±0,07

1,54±0,15

1,12±0,06**

0,77 ±0,74**

1,3±0,23**

ЛТИ, у.е.

30,81±2,12*,**

10,55±1,25*

4,56±0,44*

6,78±0,84**

5,27±0,64**

5,03±0,54**

ФА, %

18,29±7,61*,**

34,57±1,60*

27,86±2,87

32,60±1,86**

17,60± 6,07

24,25±2,34

ФИ, у.е.

0,53±0,30*,**

2,55±0,10*

1,26±0,23*

2,70±0,17**

0,59± 0,20

0,99±0,18

первая вакцинация против сальмонеллеза, вторая вакцинация против ОРВИ и пастереллеза, *-между фоном и телятами до вакцинации, **-между фоном и телятами после вакцинации, P<0,05

Характеристика биохимического статуса крупного рогатого скота по ряду показателей выявила снижение содержания макро- и микроэлементов, снижение у 80% коров каротина в 3,45 раз, у 64-66% животных щелочной фосфатазы в 1,3 раза. Особенно это было выражено у коров с продуктивностью 6-7 тыс. кг/год. Дефицит железа у животных в отдельных хозяйствах был значительно выражен у 89% коров.

Таким образом, анализируя роль экзогенных и эндогенных факторов при формировании иммунного ответа при специфической профилактике, можно сделать вывод, что у животных с повышенным уровнем накопления в организме экополлютантов, а также микотоксинов и пр., выявляется иммунологическая недостаточность, проявляющаяся в достоверном снижении содержания популяций лимфоцитов и активности фагоцитоза.

3.4. Усовершенствование и результаты внедрения комплексной системы профилактики инфекционных болезней крупного рогатого скота  на примере острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ)

3.4.1. Оценка эффективности специфической профилактики ОРВИ крупного рогатого скота при использовании живых

и инактивированных вакцин

Исследованиями, проводимыми в течение ряда лет О.Г. Петровой, Н.А. Кушнир, Е.В. Печура и др. (2007-2009) установлено, что фермы крупного рогатого скота, выбранные нами в качестве модельных, имеют статус неблагополучия по ОРВИ крупного рогатого скота и реализуют программу оздоровления. Основным этиологическим агентом в них является возбудитель инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота, что подтверждено нами при исследовании патологического материала и парных проб сывороток крови от животных из данных хозяйств.

Клинические признаки острых респираторных вирусных инфекций у животных были представлены респираторной и генитальной формами. Респираторная форма была выявлена у телят в 41% модельных хозяйств, генитальная у коров – в 17%, смешанная – в 42% хозяйств.

Респираторная форма у телят проявлялась остро, появлением катаральных истечений из носа, чиханием, влажным кашлем, апатией у 60-80% телят. Генитальная форма у коров и телок проявлялась, как правило, латентно, у 57-74% животных в эпителии слизистой влагалища, его преддверии и вульве отмечали многочисленные разной величины пустулы (пустулезный вульвовагинит). В данных хозяйствах уровень абортов коров и нетелей был в пределах 4-5% от количества оплодотворенных самок, причем уровень абортов у нетелей был, в среднем, в 1,3 раза выше, чем у коров. Возбудитель инфекционного ринотрахеита в данных племпредприятиях выделяли из абортплодов во всех случаях обращения. При латентном течении инфекционного ринотрахеита период от родов до оплодотворения был увеличен до 120-127 дней.

Проводимые нами в течение ряда лет исследования показали, что протективный иммунитет у восприимчивого поголовья после введения инактивированных вакцин был достаточно неоднородным в разных сельхозорганизациях.

Установлено, что у телят, вакцинированных против инфекционного ринотрахеита, при использовании инактивированных вакцин уровень популяционного иммунитета варьировал от 0 до 100%. Только в 24% обследованных сельскохозяйственных организациях протективный иммунитет отмечали у 70% и более телят. Еще в 48% ферм регистрировали только 50% телят с высокими титрами антител на введение вакцинного антигена.

Анализируя качество поствакцинального иммунитета молодняка можно отметить, что протективный иммунитет к инфекционному ринотрахеиту отмечали только у 52% иммунизированных телят. При этом установлена положительная корреляция (k=0,85) между уровнем поствакцинальных антител в сыворотке крови телят и числом телят, имеющих поствакцинальные антитела в протективном титре.

Наиболее высокие значения среднегеометрических титров антител к возбудителю инфекционного ринотрахеита отмечали на фермах Ирбитского, Алапаевского района (6log2 и 6,94log2 соответственно), при этом число телят с эффективной иммунизацией в популяции было свыше 80%. В этих хозяйствах уровень ксенобиотиков в организме животных был незначительным, в кормлении всегда используют качественные корма.

Животные ряда исследуемых ферм характеризовались низкими значениями среднегеометрических титров антител (1,74-2,2 log2) и низким числом телят с протективным иммунитетом к инфекционному ринотрахеиту (16-35%). В этих предприятиях отход телят по причине смешанных респираторных заболеваний регистрировали на уровне 5-7% к обороту стада. Установлено, что крупный рогатый скот в этих предприятиях имеет в организме повышенные концентрации тяжелых металлов, радионуклидов, имелись случаи скармливания кормов, пораженных плесневыми грибами.

При вакцинации коров против инфекционного ринотрахеита эффективность иммунизации была значительно выше – популяционный иммунитет отмечен у 72%. Это связано, прежде всего, с иммунологической зрелостью и наличием компенсаторных механизмов у взрослых животных (Верещак Н.А., 2007; Федоров Ю.Н., 2008).

Вакцинация телят и коров против парагриппа-3 была еще более эффективна, протективный иммунитет в титре 4 log2 и выше был отмечен у 100% телят и коров в 66,7% обследованных ферм. В остальных фермах – у 70-85% животных. Особенность формирования иммунитета к данному заболеванию характеризуется тем, что у крупного рогатого скота в течение жизни восприимчивость  к парагриппу снижается и образуется естественный иммунитет (Юров К.П., 2001).

Анализируя зависимость формирования поствакцинального иммунитета от действия эндо- и экзогенных факторов, можно отметить их влияние на уровень антителообразования и количество животных с полноценным иммунным ответом (табл. 3).

  Установлено, что на эффективность вакцинации против инфекционного ринотрахеита оказывают влияние все изучаемые факторы, снижающие антителообразование на 15-20%. Число животных с активным поствакцинальным иммунитетом при этом уменьшалось в 1,2-1,5 раз.

Таблица 3. – Поствакцинальный иммунитет к возбудителям ОРВИ у телят при воздействии эндо- и экзогенных факторов

Факторы

Поствакцинальный иммунитет к ИРТ

Поствакцинальный иммунитет к парагриппу-3

Уровень антител, log2

Число животных с протекти-вным иммуни-тетом, %

Уровень антител, log2

Число животных с протекти-вным иммуни-тетом, %

1

Доля кровности по голштинской линии и молочная продуктивность на фуражную корову

Доля кровности более 85%, продуктивность более 5000 кг/год

4,03

44,83

6,16

87,13

Доля кровности менее 60%, продуктивность менее 5000 кг/год

4,96

67,75

6,48

93,75

2

Накопление экополлютантов в организме

Животные из зон экологического прессинга

4,25

51,64

6,13

88,0

Животные из зон экологического благополучия

4,85

53,07

6,34

90,3

3

Поступление микотоксинов с кормом

Превышение МДУ микотоксинов в кормах

4,26

47,1

5,6

79,4

Отсутствие загрязнение корма микотоксинами

4,93

56,31

6,7

96,42

На эффективность вакцинации против парагриппа-3 преимущественное влияние оказало поступление с кормом микотоксинов. При этом, среднегеометрический титр антител у животных в этих фермах был ниже на 20%.

Одним из наиболее важных факторов в системе профилактических мероприятий против острых респираторных вирусных инфекций является вакцинация стельных коров для создания колострального иммунитета у новорожденных телят (Фельдман И.И. , 1992; Юров К.П., 2001; Мищенко В.А., 2003; Шахов А.Г., 2005; Сисягин П.Н., 2005; Шкуратова И.А., 2010 и др.).

Нами проведено определение антител к возбудителям инфекционного ринотрахеита и парагриппа-3 крупного рогатого скота в молозиве у новотельных коров, вакцинированных против ОРВИ за 3 мес. до стельности по сравнению с вакцинированными в разные сроки стельности и лактации.

Исследования показали, что у невакцинированных во время 3-го триместра стельности коров после отела титр специфических антител в ИФА к возбудителю ИРТ составил от 0 до 1:800 (в среднем, 2,38lg) (рис. 2), к возбудителю парагриппа в РТГА 1:8-1:128 (4,4 log2).

Рисунок 2 - Содержание специфических антител к возбудителю инфекционного ринотрахеита в молозиве у новотельных коров и сыворотке крови

У вакцинированных за 3 мес. до отела коров в данный период наблюдения титр специфических антител к возбудителю ИРТ составил от 1:100 до 1:3200 (в среднем, 3,7lg), к возбудителю парагриппа - 1:128 у всех животных (7,0 log2).

При определении содержания специфических антител в молозиве оказалось, что средний титр антител к ИРТ у коров при разных сроках вакцинации не отличался достоверно, однако антитела обнаруживали в 40% проб молозива коров, вакцинированных в разные периоды стельности и у 80%  коров, вакцинированных в третьем триместре.

Антитела к возбудителю парагриппа-3 обнаруживали в молозиве в 100% случаев у коров обеих групп. При этом, при вакцинации коров в последний триместр стельности средний титр антител был выше на 13%, чем у коров, вакцинированных в другие периоды стельности.

В сыворотке крови телят, получавших молозиво от коров, вакцинированных в последнем триместре стельности, обнаруживали антитела к инфекционному ринотрахеиту в титрах, сопоставимых с их концентрацией в молозиве (3,13lg в ИФА).

Специфические антитела к возбудителю парагриппа-3 в сыворотке крови новорожденных телят определяли в титрах, в 1,4 раза превышающих среднегеометрические титры антител к данной инфекции в молозиве (4,5 и 6,3 log2 в РТГА соответственно).

Однако, несмотря на необходимость колостральной защиты при профилактике ОРВИ до начала вакцинации, к моменту ее проведения у телят, как правило, сохранялись достаточно высокие титры колостральных антител к возбудителям данных инфекций, которые могли нейтрализовать вакцинный антиген и снизить уровень активного антителообразования.

Нами была изучена напряженность поствакцинального иммунитета при вакцинации телят с высоким уровнем колострального иммунитета с применением инактивированной вакцины против ОРВИ.

У телят к началу проведения вакцинации (21-й день жизни) отмечали в сыворотке крови высокий среднегеометрический титр антител к возбудителям инфекционного ринотрахеита – 6,8log2 и возбудителю парагриппа-3 – 7,0 log 2 (рис.3).

Рисунок 3 - Уровень антител к возбудителям инфекционного ринотрахеита и парагриппа-3 крупного рогатого скота после вакцинации телят на фоне колострального иммунитета

Установлено, что у телят даже на 30-й день после вакцинации среднегеометрический титр антител достоверно не изменялся, при этом уровень поствакцинальных антител к возбудителю  инфекционного ринотрахеита увеличился незначительно, а к возбудителю парагриппа -3 даже снизился по сравнению с фоновыми значениями.

Таким образом, при применении инактивированных вакцин на фоне высокого колострального иммунитета эффективность вакцинации может быть недостаточной.

Для изучения возможности повышения эффективности вакцинации против инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота нами в одном из модельных хозяйств была внедрена схема применения комплексной вакцинации с применением вакцин производства Intervet, Нидерланды. Применяли вакцины Бовилис® IBR Marker (живая маркированная вакцина для специфической профилактики от инфекционного ринотрахеита КРС), а также  Бовилис Bovipast RSP (инактивированную вакцину против парагриппа-3 (ПГ-3),  респираторно-синцитиальной инфекции (РС)  и пастереллеза  крупного рогатого скота) согласно инструкции производителя.

Перед вакцинацией колостральные титры антител у 50% 14-дневных телят были на уровне 5log2. Через 14 дней после вакцинации живой вакциной (у телят 1-мес. возраста) среднегеометрические титры антител составили в РНГА 7,12 log2 у 89% иммунизированных животных, через 45 дней (у 2-х мес. телят) – 5,37 log2 у 81,8% телят. Ревакцинацию проводили 3-х месячным телятам, и через 90 дней после начала опыта (через 14 дней после ревакцинации) титр антител был еще выше на уровне 6,1log2 у 100% телят.

При сравнительной оценке эффективности инактивированной вакцины и живой маркированной вакцины установлено, что среднегеометрический титр антител к возбудителю инфекционного ринотрахеита у телят через 14 дней после вакцинации разными вакцинами был в 1,4 раза выше при применении живой маркированной вакцины, число телят с протективным иммунитетом был выше при этом в 2,3 раза (рис. 4).

Рисунок 4 - Сравнительная эффективность применения разных вакцин против инфекционного ринотрахеита

То есть, живая маркированная вакцина даже при раннем применении на фоне колострального иммунитета способна формировать напряженный иммунитет у телят в условиях иммунологической недостаточности,  что позволяет профилактировать заболевание у наиболее восприимчивых телят в возрасте 1- 3-х мес. и старше.

Эффективность инактивированной импортной вакцины по уровню антител к возбудителю парагриппа-3 была выше по сравнению с вакциной отечественного производства. Так, при применении отечественной вакцины уровень популяционного иммунитета через 14 дней после ревакцинации составил 84%, среднегеометрический титр антител – 6,3 log2. При введении импортной – 100% и 7,0 log2 соответственно.

Установлено, что после введения схемы профилактики с применением импортных вакцин сохранность телят в 2010 г. повысилась в 1,4 раза по сравнению с 2009 и 1,2 раза по сравнению с 2008 г., количество вынужденно убитых по причине респираторных болезней телят снизилось в 7 и 5 раз соответственно, общий отход к обороту стада – в 7 и 8,7 раз. Отмечена отрицательная корреляция (k=-0,81) между уровнем сохранности и снижением отхода к обороту стада.

Экономическая эффективность применения данных вакцин по итогам 2010 г. в хозяйстве составила 1,9 млн. руб., экономический эффект на каждый рубль дополнительных затрат  – 12,7 руб.

Для сравнения эффективности коммерческих вакцин против ОРВИ крупного рогатого скота нами была изучена напряженность поствакцинального иммунитета к инфекционному ринотрахеиту крупного рогатого скота (n=50) при использовании живой вакцины Бови Шилд Голд (Pfaizer, США) в одном из модельных хозяйств (Тюменская область), вакцину применяли согласно инструкции производителя.

Установлено, что у взрослых коров при проведении как первичной, так и ежегодной иммунизации данной вакциной отмечались высокие среднегеометрические титры антител 7,5-7,74 log2, охват популяции протективным иммунитетом отмечали более 75% при первичной вакцинации и 100% - при дальнейшей. При этом у вакцинированных коров в сухостойном и новотельном периодах титр антител оставался высоким, что влияло на формирование  высокого колострального иммунитета у всех полученных от них телят (6,5log 2). Но, к моменту проведения вакцинации (3 мес.) у телят отмечалось существенное снижение уровня пассивных антител к ИРТ в сыворотке крови. Через 1 мес. после вакцинации и ревакцинации их среднегеометрический титр составил 4log2 и отмечался только у 40% телят.

Как отмечают, недостатком данной вакцины является позднее начало вакцинации у телят – 3 мес. и старше, в то время как максимальная заболеваемость ОРВИ отмечена в возрасте 1-3 мес. (Юров К.А., 2001; Глотов А.В., 2005; Печура Е.В., 2007).

Таким образом, наиболее эффективной в системе профилактических мероприятий против ОРВИ крупного рогатого скота у животных с иммунологической недостаточностью оказались вакцины Бовилис (Intervet, Нидерланды).

3.4.2. Оценка технологических факторов в системе комплексной профилактики ОРВИ крупного рогатого скота

Технологические факторы могут стать основными предрасполагающими причинами развития респираторных заболеваний (скученность животных, нарушение вентиляции в помещении, высокая контаминация воздуха бактериальными, вирусными, грибковыми агентами, значительная концентрация аммиака). В последнее время в сельскохозяйственных организациях стали возрождать метод выращивания телят на открытом воздухе в условиях умеренно-низких регулируемых температур в индивидуальных домиках, «холодным» методом выращивания.

Для возможности использования данного метода в системе профилактики ОРВИ крупного рогатого скота в неблагополучных по респираторным заболеваниям хозяйствам, нами изучены иммунологические показатели, характеризующие формирование адаптивных реакций у телят, содержащихся «холодным методом» в разных племпредприятиях Среднего Урала. У данных телят также учитывали уровень падежа, сохранности, среднесуточный привес.

Установлено, что при выращивании телят в условиях регулируемых умеренно-низких температур отмечены адаптивные реакции,  выраженные в увеличении значений показателей гемоглобина (на 10%), содержания лейкоцитов (в 1,3-1,4 раза), количества иммунокомпетентных клеток (Т-лимфоцитов и В-лимфоцитов – в 2,2 раза). Особенно выраженные изменения регистрировали к 30-дневному возрасту.

На фермах, где телят выращивают «холодным методом», падеж по причине вирусно-бактериальных респираторных болезней молодняка составил 0,4% к обороту стада, тогда как в контрольных хозяйствах данный показатель был достоверно выше в 6,25 раз и составил 2,5%.

Вследствие активизации и оптимизации обменных процессов, снижения антигенной нагрузки возбудителями вирусных и бактериальных инфекций, у телят при содержании в условиях умеренно низких температур отмечается достоверное повышение среднесуточного прироста (ССП) в 1,6 раз с контролем. Экономическая эффективность внедрения данной технологии составила 1,5 млн. руб./год., экономический эффект – 5,98 руб./1 рубль затрат.

Таким образом, выращивание телят в условиях умеренно-низких температур в индивидуальных клетках на несменяемой подстилке является эффективной мерой в системе профилактических мероприятий при оздоровлении от острых респираторных вирусных инфекций крупного рогатого скота.

3.4.3. Регламент оздоровительных мероприятий при ОРВИ

крупного рогатого скота

Проведенные исследования позволили нам дополнить схему оздоровительных мероприятий при ОРВИ крупного рогатого скота, принятую в хозяйствах Свердловской области разной направленности (Петрова О.Г., Хаматов М.Ф. с соавт., 2007).

Особенностями данного Регламента является подход к оздоровлению при неблагополучии по ОРВИ с учетом выявления экзо- и эндогенных факторов, которые обуславливают развитие иммунодефицитов у животных,

применение молодняку крупного рогатого скота живой маркированной вакцины, а взрослому крупному рогатому скота – применение инактивированных вакцин с введением вакцинации перед осеменением для профилактики внутриутробного инфицирования, применение в племенных организациях «холодного» метода выращивания молодняка до репродуктивного возраста (рис. 5), что позволило снизить заболеваемость ОРВИ на 18-30%.

Рисунок 5 – Регламент оздоровительных мероприятий при ОРВИ крупного рогатого скота

3.5. Характеристика специфической профилактики гриппа птиц А у разных видов сельскохозяйственной птицы

3.5.1. Эффективность применения разных вакцин против гриппа птиц А у экспериментальной и промышленной птицы

Среди инфекционных болезней птиц грипп занимает особое положение, что обусловлено чрезвычайной изменчивостью возбудителя, большим падежом и серьезными экономическими затратами. Малая эффективность вакцин, нарушения антителогенеза, нарушения сроков и схем вакцинации может служить одной из причин начала эпизоотического процесса в регионе. Поэтому, актуальным становится постоянный мониторинг напряженности поствакцинального иммунитета у птиц, изучение у них «критических точек» иммунного ответа на вакцину против гриппа птиц.

Уральский регион с 2006 года является угрожаемой зоной по заносу гриппа птиц А. Схема специфической профилактики предусматривает ежегодное применение инактивированной вакцины против гриппа птиц H5N1, вакцинация  цыплят при продаже населению предусмотрена в суточном возрасте.

Нами проведены исследования по эффективности применения разных вакцин против гриппа А птиц у птиц разного возраста и вида. Исследование эффективности инактивированной вакцины против гриппа птиц H5N1 проводили на экспериментальной (виварной) птице: цыплятах 1-дн. возраста, курах в возрасте 4-мес., гусях в возрасте 24 мес.

При исследовании поствакцинального иммунитета у цыплят, вакцинированных в суточном возрасте, установлено, что первые антитела к вакцинному антигену появлялись на 21-й день после вакцинации, в титрах ниже протективного у 50% вакцинированного поголовья (рис.6).

Рисунок 6 - Эффективность применения вакцины против гриппа птиц у суточных цыплят

Показатели иммунной системы цыплят суточного возраста характеризовались низким содержанием иммунокомпетентных клеток. К 14-21-тидневному возрасту количество их нарастало, что свидетельствовало о начале антителообразования.

Однако, формирование у цыплят полноценного иммунитета у всего поголовья было отмечено только через 60 дней после вакцинации, т.е. применение данной вакцины против гриппа в суточном возрасте возможно не целесообразно.

При вакцинации более взрослых курочек в возрасте 3-4 мес. установлено, что антитела в сыворотке крови появлялись через 7-10 дней у 40% поголовья и сохранялись в протективных титрах в течение 4-5 мес. Остальные 60% птиц оставались неиммунными.

У гусей исследования формирования иммунного ответа проводили более детально,  кровь для оценки уровня антителообразования брали каждую декаду в течение года.

Установлено, что антитела к возбудителю гриппа обнаруживали уже через 10 дней после введения вакцины, но число птиц с антителообразованием составляло всего 33% от вакцинированного поголовья.

После ревакцинации согласно инструкции через 30 дней титр антител у птиц начинал снижаться - критический период составил 40-60 дней. В это время количество антител было ниже протективного (4 log2). В связи с этим мы провели дополнительную вакцинацию (третью с начала опыта), через 30 дней после второй. После этого антителообразование отмечали у 100% поголовья, среднегеометрические титры антител были выше протективных (рис.7).

Рисунок 7 - Напряженность иммунитета у гусей после трехкратной вакцинации против гриппа птиц

Начиная со 110-го дня опыта (одиннадцатая - двенадцатая декада), отмечено снижение концентрации антител к вакцинному антигену. Также установлено, что в экспериментальной группе вакцинированных против ГП птиц ежемесячно отмечалось наличие, в среднем,  30-40% гусей, не имеющих иммунной защиты к вакцинному антигену, а, следовательно, к возбудителю гриппа птиц А. У остальных птиц концентрация специфических гемагглютининов  оставалась низкая, но достаточная для защиты от заболевания (1/16-1/64).

Обобщая полученные данные, можно отметить, что, в целом, все поголовье опытной птицы можно было условно разделить на три группы: с высоким уровнем антителообразования, со средним и с низким. При этом, если у птиц после первой вакцинации отмечались высокие титры антител, то и на протяжении всего периода наблюдения они продолжали оставаться высокими (1/128-1/512). Количество таких гусей в экспериментальной популяции было, в среднем, 15%.

У гусей, которые после первой вакцинации показывали низкие значения напряженности иммунитета, и в дальнейшем уровень антител продолжал оставаться низким, а спустя 4-5 мес. после начала опыта, исчезал совсем. Данная группа птиц более половины срока наблюдения оставалась неиммунной после трехкратной вакцинации, их количество составляло, в среднем, 37%. Поголовье птицы, которое показывало средние уровни антителообразования (1/16-1/64), составляло 48%.

При проведении биохимических и гематоиммунологических исследований установлено, что у гусей перед вакцинацией отмечали низкое содержание -глобулинов - 17,6% (при норме 35-37%). Также у гусей отмечено достаточно низкое содержание тимоцитов и В-клеток (34% и 21 % соответственно), изменение их соотношения (2,1 у.е.), что свидетельствовало об иммунной недостаточности.

В качестве альтернативы данной вакцине, которая была недостаточно иммуногенна у птицы с дефективностью иммунной системы и обменными нарушениями, были изучены другие вакцины (экспериментальные и допущенные к реализации и применению на территории РФ).

На экспериментальной птице была изучена экспериментальная вакцина против гриппа А производства ВНИВИП в сравнении с широко используемой инактивированной вакциной против гриппа птиц А (г.Покров).

При вакцинации гусей обеими вакцинами активное антителообразование начиналось на 7-й день после вакцинации, пик антителообразования приходился на 14 день опыта (рис. 8). Напряженность поствакцинального иммунитета, выраженная в титре антител к возбудителю гриппа А, была более высокой при использовании вакцины производства ГНУ ВНИТИП (г. Санкт-Петербург). Так, на 14-й день опыта средние титры поствакцинальных антител у вакцинированной данной вакциной птиц были выше на 22%, на 21-й день – выше на 30%. Но, к 60-му дню разница между среднегеометрическими титрами в обеих группах была несущественной. Аналогично, при вакцинации кур также была отмечена высокая иммуногенность вакцины ВНИИВИП. Уровень антител у вакцинированных кур в обеих группах уже через 7 дней после вакцинации был выше минимального протективного (4log2) (рис. 9).

Рисунок 8 - Интенсивность антитело-образования у гусей при применении разных вакцин против гриппа птиц

Рисунок 9 - Интенсивность антитело-образования у кур при применении разных вакцин против гриппа птиц

На 14-й день опыта при применении вакцины ВНИВИП среднегеометрические титры антител были выше в 1,5 раза, на 14-й день – в 1,23 раза, на 21-й день – в 1,6 раз, на 30-й день – в 1,3 раза и в дальнейшем оставались на том же уровне, чем у кур, иммунизированных другой вакциной.

Максимальное антителообразование в обеих группах кур после вакцинации отмечали на 28-й день опыта.  При этом, при применении вакцины производства ВНИИВИП максимальные титры антител составили 1:2048, при применении вакцины Покровского биокомбината – 1:512.

Исследования показали, что инактивированная вакцина против высокопатогенного гриппа птиц (ВПГП) подтипа

Н5 производства (г. Санкт-Петербург) является более иммуногенной даже при однократном применении, о чем свидетельствовало активное антителообразование у птиц после вакцинации и более высокие титры антител (на 20-30% у гусей, на 50-60% у кур), чем у птиц, привитых инактивированной вакциной против гриппа птиц А из штамма Н5N1 (г. Покров). Поэтому данную вакцину можно рекомендовать к применению для вакцинации домашней птицы, особенно содержащейся в открытых  загонах.

Нами проведены исследования разных вакцин против гриппа птиц у гусей в промышленных условиях на птицефабрике Камышловской. Были сформированы 3 группы птиц одного возраста (30-45 дней). Птице 1-й группы (n=46) вакцинацию проводили вакциной производства ВНИВИП, 2-ю группу (n=47) птиц иммунизировали вакциной производства г.Покров, 3-й группе (n=45) вводили вакцину против гриппа птиц производства ФГУП «Ставропольская биофабрика». Через 30 дней после первой вакцинации всем группам проводили ревакцинацию.

Через 14 дней после первой вакцинации протективные антитела к возбудителю гриппа обнаруживали у 44% птиц 1-й группы, 36% птиц 2-й группы. К 30-му дню опыта (к моменту ревакцинации) количество гусей с протективным иммунитетом снизилось в обеих группах.

После ревакцинации (через 60 дней от начала опыта) в первой группе вакцинированных птиц протективный иммунитет к гриппу отмечен у 90% гусей, через 90 дней - у 66,7%. Во второй группе было у 73,5 и 56,7% соответственно, в третьей - у 85,7-83,3%.

Максимальный титр антител отмечали после ревакцинации. При этом титр антител  у  гусей  был  аналогичен  при  применении вакцин производства ВНИВИП (г. С.-Петербург) и ФГУП «Ставропольская биофабрика» (1:16-1:128) (табл. 4).

Таблица 4. – Среднегеометрические титры антител после вакцинации гусей разными вакцинами против гриппа А

N

Гр

Применяемая вакцина

n

Дни после вакцинации

14

30

60

90

1

ГНУ ВНИВИП РАСХН (г.Санкт-Петербург)

46

3,67

3,67

6,26

4,52

2

ОАО "Покровский завод биопрепаратов"

47

3,95

3,15

5,11

4,34

3

ФГУП "Ставропольская биофабрика"

45

3,00

3,23

6,38

4,82

Протективный титр 

4,00

Таким образом, исследование показало, что наиболее раннюю защиту птиц от возбудителя гриппа у максимального количества вакцинированной птицы обеспечивает вакцина против гриппа птиц производства ВНИВИП г. Санкт-Петербург, поэтому данная вакцина может быть рекомендована в системе противоэпизоотических мероприятий при профилактике гриппа птиц А в нашем регионе. В более поздние сроки эффективными были все испытанные вакцины.

3.5.2. Эффективность применения иммунотропных средств для повышения эффективности вакцинопрофилактики у птиц

Для повышения эффективности вакцинопрофилактики у птиц с выраженным иммунодефицитным состоянием было изучено влияние Гермивита на уровень формирования поствакцинального иммунитета у молодняка гусей при экспериментальной вакцинации против гриппа А птиц. Для иммунизации применяли инактивированую эмульгированную вакцину против гриппа птиц из штамма Н5N1 (ОАО “Покровский завод биопрепаратов”).

Гермивит – это натуральный продукт с высоким содержанием обменной энергии (не менее 12,5 МДж/кг), получаемый из спящего зародыша пшеницы, содержащий в своем составе около 32% протеина, 5% сырой золы, витамины А, B1, B2, B3, B5, B6, B12, D, E (0.71 г/кг), 17 аминокислот (в т.ч. 9 незаменимых) и 11 полиненасыщенных жирных кислот (производитель ООО «Розовый лотос», г.Екатеринбург). В состав рациона Гермевит вводили из расчета 3% по объему в периоды между вакцинацией и первой ревакцинацией (с 15 по 45), а также между первой и второй ревакцинациями (с 45 по 75 дни жизни). Общая продолжительность скармливания добавки составила 60 дней. Контрольная группа гусят получала только основной рацион.

Исследования, проведенные совместно с канд. вет. наук А.С. Заслоновым показали, что замена части рациона Гермивитом оказывает иммунотропное действие на организм и активизирует как гуморальные, так и клеточные факторы иммунитета.

Напряженность специфического поствакцинального иммунитета через месяц после 2-й ревакцинации в опытной группе гусят, получавших Гермивит, достигала 85,71%, у контрольной птицы - 77,14 %. При этом наиболее часто встречаемое разведение сыворотки, при котором обнаруживали антитела в контрольной группы 1:32 – 25,71%, в опытной 1:64 – 30%, среднегеометрический титр антител в опытной группе был выше в 2 раза.

У вакцинированных гусят в опытной группе было отмечено более выраженное увеличение количества лейкоцитов. Так, в 45-дневном возрасте количество лейкоцитов у гусят опытной группы было на 10%, больше чем у контрольных аналогов. В возрасте 75 дней различия в пользу гусят, получавших Гермивит, составили 17% (Р<0,05). В 105-дневном возрасте количество лейкоцитов в крови птицы опытной группы было выше на 13,33% (Р<0,01), чем в контрольной.

Таким образом, регулярная дача кормовой добавки Гермивит молодняку гусей с целью повышения эффективности иммунного ответа на введение вакцин может быть рекомендовано к практическому применению.

Нами проведены исследования по определению влияния препарата Полифит ПМ на гематологические и иммунологические показатели кур в возрасте 3-х месяцев.

Полифит ПМ – фитосорбент, содержащий ферментированные масла и соки растений череда, шиповник, мать-и-мачеха, подорожник, мелисса, орех грецкий, зверобой, тысячелистник, крапива, хвощ полевой, ромашка, солодка, чабрец, вероника (производитель МНПФ «Гиппократ», г.Луганск). Полифит ПМ применяли орально, при индивидуальном выпаивании, в виде суспензии с водой, в дозе 0,07 г на голову два раза в день, в течении 4-рех дней. Установлено, что применение препарата сопровождалось увеличением количества гемоглобина на 10% по сравнению с контрольной птицей, лейкоцитов и содержания лимфоцитов (тыс/мкл) на  47%  через 14 дней после скармливания препарата. У контрольных кур по сравнению с опытными отмечался лейкоцитоз (до 30,0 тыс/мкл), высокое содержание псевдоэозинофилов 27% в контроле, 22% в опыте). Анализируя показатели иммунитета, можно отметить, что через 14 дней после применения препарата в крови цыплят повысилось содержание Т-лимфоцитов (на 33%) по сравнению с контролем, соотношение Т/В стало оптимальным (1,31 ед.) по сравнению с контролем. Т.е., препарат Полифит ПМ благоприятно влиял на резистентность кур, оказывал влияние на эффективность вакцинации против гриппа.

Результаты исследования эффективности вакцинопрофилактики гриппа птиц А у разных видов птиц, а также изучение возможности ее повышения путем применения иммунотропных препаратов позволило нам также усовершенствовать комплексный план профилактики гриппа птиц А, что позволило сохранить эпизоотическое благополучие субъекта в условиях острой угрозы заноса инфекции.

3.6.Создание и результативность научно-обоснованной системы профилактики инфекционных болезней животных и птиц

На основании проведенных исследований разработана научно-обоснованная система профилактики острых инфекционных болезней животных и птиц, предусматривающая воздействие факторов разного происхождения на организм животных, а также оценку напряженности иммунитета при вакцинации и контроль за соблюдением противоэпизоотических мероприятий. Система включает проведение мониторинга эпизоотической ситуации, выявления роли экзогенных и эндогенных факторов, и, по итогам исследований, подбор наиболее эффективных методов специфической профилактики инфекций (рис. 10).

Экономическая эффективность от внедрения отдельных звеньев системы составила в 2009-2010 гг. более 116 млн. руб.

4.Выводы

  1. Мониторинг эпизоотической ситуации на Среднем Урале по основным острым и хроническим заболеваниям крупного рогатого скота и птиц показал благополучие по большинству инфекций (сибирская язва, туберкулез, бруцеллез, лейкоз и пр.). В нозологическом профиле заболеваний крупного рогатого скота актуальны острые респираторные вирусные инфекции. Противоэпизоотические мероприятия предполагают ежегодное проведение напряженной специфической профилактики, включающей до 11-12 иммунизаций.
  2. Установлено, что у животных из индустриальных территорий имеет место поступление экотоксикантов в организм животных, сопровождающееся превышением их допустимых уровней в органах и тканях: 90Sr в костях – в 1,5-3 раза; меди в печени в 6-28 раз, свинца в мышцах и печени – в 2-10 раз, цинка в печени – в 1,5-2 раза, кадмия – в 1,4-2 раза, никеля – в 9-12 раз.
  3. У крупного рогатого скота в большинстве предприятий промышленных зон регистрировали иммуносупрессию преимущественно клеточного звена иммунитета, выражающуюся в снижении уровня Т- и В-лимфоцитов в 2-3 раза, показателей фагоцитоза – в 6-10 раз по сравнению с животными из более благополучных в экологическом плане территорий.
  4. Основными экзогенными и эндогенными факторами, влияющими на развитие иммунодефицитных состояний у животных можно считать техногенный прессинг, поступление с кормами микотоксинов, а также генетические особенности происхождения.

Рисунок 10 – Научно-обоснованная система профилактики инфекционных заболеваний животных и птиц

  1. У животных с выраженным иммунодефицитным состоянием клиническое проявление инфекционного ринотрахеита отмечено в виде респираторной формы у 60-80% поголовья. У коров генитальная форма инфекционного ринотрахеита в виде пустулезной сыпи проявлялась у 57-74% животных. У  4-5% нетелей и коров регистрировали аборты, период от родов до оплодотворения составлял 120-127 дней, что на 10-17 дней больше среднего.
  2. Для  профилактики и ликвидации ОРВИ в Уральском регионе создана система оздоровительных мероприятий (Петрова О.Г., Хаматов М.Ф. и др., 2007), предусматривающая использование инактивированных вакцин. Установлено, что у вакцинированных животных на фоне иммунологической недостаточности  поствакцинальные антитела к инфекционному ринотрахеиту были выявлены только у 52% телят в среднегеометрических титрах 4,3±1,3 log2. У коров протективные титры антител к ИРТ после вакцинации регистрировали только у 72% (6,9±0,7 log2).

Поствакцинальный иммунитет к парагриппу-3 при введении инактивированных вакцин вырабатывался более активно по сравнению с ИРТ, но выявлялся у 100% животных только в 66,7% ферм, среднегеометрические титры у телят составили 6,26±0,8 log2, у коров – 5,82±0,9 log2.

  1. При введении инактивированных вакцин в разные сроки стельности наибольший эффект был отмечен при вакцинации коров в 3-м триместре - появление антител к инфекционному ринотрахеиту отмечали у 80% животных. При вакцинации в другие сроки стельности (1й- и 2-й триместры) антитела к ИРТ в молозиве выявляли только у 40% коров.
  2. В профилактике ИРТ у крупного рогатого скота, особенно на фоне выраженного иммунодефицитного состояния и с высоким колостральным иммунитетом, наибольшую эффективность у телят показала живая маркированная вакцина, что позволяет рекомендовать ее в производство.
  3. В планах противоэпизоотических мероприятий существенная роль отводится специфической профилактике гриппа птиц А. Применение цыплятам инактивированной эмульгированной вакцины против гриппа птиц из штамма Н5N1 (г. Покров) на фоне снижения иммунологической резистентности и метаболических нарушений у птиц вызывало образование протективных титров антител у них только через 60 дн. После введения вакцины более взрослым курочкам в возрасте  3-4 мес. поствакцинальные антитела обнаруживали только у 40% поголовья, при вакцинации гусей – у 60% птиц.
  4. Инактивированная вакцина против высокопатогенного гриппа птиц (ВПГП) подтипа Н5 (г. Санкт-Петербург) в эксперименте была наиболее иммуногена в применении курам и гусям, поствакцинальные антитела в протективных титрах появлялись в более ранние сроки (на 7-й день),  уровень антителообразования был выше по сравнению с другими вакцинами у гусей на 20-30%, у кур – на 50-60%.
  5. Для повышения эффективности вакцинопрофилактики гриппа птиц у гусей применяли витаминную кормовую добавку Гермевит, обладающую иммунотропным действием. Замена добавкой 3% рациона гусят  вызывало увеличение содержания иммунокомпетентных клеток на 10-17%. Применение другого препарата Полифит ПМ у кур вызывало увеличение количества тимоцитов на 33%, гемоглобина на 10%, лейкоцитов и лимфоцитов – на 47%, что позволяет рекомендовать данные добавки в производство.
  6. На основании проведенных исследований разработана научно-обоснованная система профилактики инфекционных болезней животных и птиц, включающая мониторинг эпизоотической ситуации, выявление экзогенных и эндогенных факторов, влияющих на развитие иммунодефицитных состояний у животных, подбор наиболее эффективного метода специфической профилактики и технологии выращивания молодняка. На ее основе разработаны дополнительный Регламент оздоровительных мероприятий при ОРВИ крупного рогатого скота и Комплексный план профилактики гриппа птиц А.

Внедрение Регламента в 28-ми предприятиях позволило снизить заболеваемость ОРВИ на 18-30%, экономическая эффективность в 2009-2010 гг. составила 116,44 млн. руб. На 1 рубль дополнительных затрат получено 17,28 прибыли.

Внедрение Комплексного плана профилактики гриппа птиц А позволило сохранить эпизоотическое благополучие субъекта в условиях острой угрозы заноса инфекции.

5. Предложения производству

       

Для осуществления эффективных мероприятий при инфекционных болезнях животных рекомендуем использовать разработанную научно-обоснованную систему профилактики инфекционных болезней с учетом региональных особенностей ведения животноводства и птицеводства, базирующуюся на проведения мониторинга эпизоотической ситуации, выявлению экзо- и эндогенных факторов, влияющих на формирование иммунодефицитных состояний и подборе оптимальных препаратов специфической профилактики.

6. Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Корсакова, Е.Н.1 Адаптация сельскохозяйственных животных в условиях техногенного загрязнения/Е.Н.Корсакова// Физиология человека и животных: от теории к практике: Сб. научн. трудов Института  физиологии РАН - Сыктывкар, 2000. - С.88-89.
  2. Корсакова, Е.Н. Оценка иммунного статуса крупного рогатого скота и свиней в Свердловской области/С. В. Ермолаев, Е.Я.Ермолаева, А.Г. Исаева, Е.Н.Корсакова,  В.М.Мельникова, И.М.Донник// Актуальные вопросы диагностики, профилактики и борьбы с лейкозами сельскохозяйственных животных и птицы: Сб. научн. трудов Свердловской НИВС. - Екатеринбург, 2000. - С. 211-216.
  3. Корсакова, Е.Н. Использование иммуномодуляторов для повышения эффективности вакцинопрофилактики телят в экологически неблагополучных территориях/ Е.Н.Корсакова //Материалы научно-производственной конференции по актуальным проблемам ветеринарии и зоотехнии. Ч. 1. - Казань, 2001. - С. 44-47.
  4. Корсакова, Е.Н. Особенности формирования иммунного ответа в зонах техногенного загрязнения/ Е.Н.Корсакова //Сб. научн. тр. УрГСХА. – Екатеринбург: Изд-во УрГСХА, 2001. -  С. 231-234.
  5. Корсакова, Е.Н. Повышение эффективности вакцинопрофилактики телят в экологически неблагополучных территориях/ Е.Н.Корсакова// Новые фармакологические средства в животноводстве и ветеринарии: Материалы научно-практической конференции. - Краснодар, 2001. - С. 201-202.
  6. Корсакова, Е.Н.  Сальмонеллез животных и птиц/И.М.Донник, В.М. Мельникова В.М., Е.Н.Корсакова, А.Г. Исаева// Учебно-методическое пособие (с грифом УМО). - Екатеринбург, 2001. – 32 с.
  7. Корсакова, Е.Н. Особенности применения иммунокорректоров при вакцинации телят с иммунодефицитным состоянием/ Е.Н.Корсакова// Сб. материалов международной научно-практической конференции. - Воронеж, 2002. – С. 154-155.
  8. Шилова, Е.Н. Адаптация организма человека и животных в условиях неблагоприятной экологической обстановки/ Е.Н.Шилова,  В.Б. Шилов,  И.М. Донник// Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды: Материалы Всероссийской научной конференции. – Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2004. -С. 269-272.
  9. Шилова, Е.Н. Повышение эффективности вакцинопрофилактики у животных в районах экологического неблагополучия/ Е.Н.Шилова// Журнал «БИО». - Екатеринбург: Изд-во ООО «Восточный Дом», 2004. -  №7. – С.17-18.
  10. Шилова, Е.Н. Иммунологическая адаптация организма животных в условиях неблагоприятной радиоэкологической обстановки/ Е.Н.Шилова, И.М.Донник// Актуальные проблемы экологической физиологии, биохимии и генетики животных: Материалы Международной научной конференции. – Саранск: Изд-во Мордовского университета,  2005. - С. 276-277.
  11. Шилова, Е.Н. экологическая адаптация сельскохозяйственных животных в индустриальных территориях/ Е.Н.Шилова, С.Н.Глушко// Научные основы профилактики и лечения болезней животных: Сб. научных трудов ведущих ученых России, СНГ и др. стран. Научное издание. – Екатеринбург: УрНИВИ, 2005. - С. 429-433.
  12. Шилова, Е.Н. Состояние здоровья животных на территориях экологического неблагополучия/Е.Н.Шилова, В.Б. Шилов// Экологические механизмы динамики и устойчивости биоты: Материалы конференции молодых ученых.  – Екатеринбург: Уро РАН, 2005. - С. 305-306.
  13. Шилова, Е.Н. Эффективность вакцинации телят против лептоспироза в техногенно загрязненных территориях/ Е.Н.Шилова// Научные основы производства ветеринарных биологических препаратов: Материалы международной научно-практич. конференции, посвященной 35-летию института. – Щелково: ВНИИТИБП, 2005. - С. 369-373.
  14. Шилова, Е.Н. Показатели новорожденных телят в территориях техногенного загрязнения/Е.Н.Шилова, В.М. Тумакова// Актуальные проблемы патологии животных: Материалы Международного съезда терапевтов, диагностов. – Барнаул, 2005. - С. 204-205.
  15. Шилова, Е.Н.  Иммунный и клинико-гематологический статус крупного рогатого скота в разных экологических зонах/ И.М.Донник, В.Б.Шилов, Е.Н.Шилова//Методические рекомендации. - Екатеринбург, 2003. – 24 с.
  16. Шилова, Е.Н. Методология экологического мониторинга аграрных предприятий в зоне Урала/И.М. Донник, И.А.Шкуратова, Н.А.Верещак, Е.Н. Шилова и др. // Научно – методические рекомендации. - Екатеринбург, 2005. - 19 с.
  17. Шилова, Е.Н. Возрастная динамика иммунологических показателей крупного рогатого скота при техногенных воздействиях/ И.М. Донник, Н.А.Верещак, И.А.Шкуратова, Е.Н.Шилова и др.// Научно – методические рекомендации. - Екатеринбург, 2005. - 20 с.
  18. Шилова, Е.Н. Применение сорбентов в условиях экологического неблагополучия/ И.М. Донник, И.А.Шкуратова, Л.Н. Аристархова, Е.Н.Шилова и др. // Научно – методические рекомендации. - Екатеринбург, 2005. - 30 с.
  19. Шилова, Е.Н. Иммунологические показатели новорожденных телят в территориях техногенного загрязнения/ Е.Н.Шилова// Физиология человека и животных: от эксперимента к клинической практике: Материалы V Молодежной научной конференции Института физиологии Коми НЦ УрО РАН. – Сыктывкар, 2006. – С.66-68.
  20. Шилова, Е.Н. Иммунореактивность телят в индустриальных территориях при вакцинации против трихофитии/Е.Н.Шилова, М.А.Исаев//Теоретические и практические вопросы ветеринарной медицины: Сб. статей Всероссийской  научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения д.в.н. проф. Лыжиной В.А. – Киров: Вятская ГСХА, 2007. - С. 134-137.
  21. Шилова, Е.Н. Эффективность иммунопрофилактики у телят в индустриальных территориях/ И.М. Донник, Е.Н. Шилова, В.Б. Шилов//Журн. Аграрный вестник Урала. - г. Екатеринбург, 2007. - № 3 (39) - С. 30-31.
  22. Шилова, Е.Н. Формирование иммунных реакций у телят в индустриальных территориях при вакцинации против трихофитии/Е.Н.Шилова, И.М. Донник// Актуальные вопросы ветеринарной медицины: Материалы Международной научно-практич. конфер., Т.2. – Екатеринбург: Изд-во УрГСХА, 2007. - С. 15-18.
  23. Шилова, Е.Н. Эффективность вакцинопрофилактики гриппа А у птиц в Свердловской области/ И.М. Донник, Е.Н.Шилова// Болезни птиц в промышленном птицеводстве. Современное состояние проблемы и стратегия борьбы: Материалы науч.-практич. конф., посвящен. памяти академика РАСХН Р.Н.Коровина. - СПб.: ГНУ ВНИВИП РАСХН, 2007. – С. 27-29.
  24. Шилова, Е.Н. Оптимизация контроля загрязнения ферм экополлютантами в зоне интенсивных техногенных эмиссий/ Е.Н.Беспамятных, И.М. Донник, М.А.Исаев, М.П. Михеев, Е.Н.Шилова//Журн.Аграрный вестник Урала. г. Екатеринбург, 2007. - №6 (42). - С. 38-40.
  25. Шилова, Е.Н. Вакцинация суточных цыплят против гриппа птиц А/ И.М.Донник, Е.Н.Шилова, С.Г. Анисимов, С.В. Садчикова// Биотехнология и перспективы  развития Российского сельского хозяйства:  Сб. научн. трудов Региональной науч.-практич. конференции. – г.Екатеринбург, 2007. - С. 5-8.
  26. Шилова, Е.Н. Система эпизоотической безопасности в птицеводческих организациях Свердловской области/ И.М.Донник, Н.В.Садовников, Р.Б.Кондратьев, Е.Н.Шилова// Научно-методические рекомендации. г. Екатеринбург, 2008. – 64 с.
  27. Шилова, Е.Н. Эффективность вакцинопрофилактики гриппа птиц А в Свердловской области./И.М. Донник, Е.Н.Шилова // Современные проблемы диагностики,  лечения и профилактики болезней животных и птиц: Сб. научных трудов ведущих ученых России, СНГ и др. стран. Вып. 2. – Екатеринбург, УрНИВИ, 2008. – С.159-163.
  28. Шилова, Е.Н. Комплекс мероприятий, проводимых в Уральском федеральном округе для предупреждения эпизоотии гриппа птиц А/ И.М.Донник, Е.Н.Шилова,  В.А.Красноперов, С.М.Суханов, С.И. Бекешев// Современные проблемы диагностики,  лечения и профилактики болезней животных и птиц: Сб. научных трудов ведущих ученых России, СНГ и др. стран. Вып. 2. – Екатеринбург, УрНИВИ, 2008. – С.258-262.
  29. Шилова Е.Н. Гематологические и иммунологические показатели цыплят разного возраста/ Е.Н.Шилова, С.В. Садчикова//Журн. Аграрный вестник Урала г. Екатеринбург, 2008. - №11(53). С. 86.
  30. Шилова Е.Н. Гематологические и иммунологические показатели цыплят разного возраста/ Е.Н.Шилова, С.В. Садчикова//Актуальные вопросы ветеринарно-зоотехнической науки и практики: Сб. статей Международной науч.-практ. конф. – г. Екатеринбург, 2008. - с. 201-203.
  31. Руководство по лабораторной диагностике вирусных болезней животных / Бейкин Я.Б., Беседина Л.Г., Булатова С.В., Василевич Ф.И., Гулюкин М.И., Донник И.М., Исаева А.Г., Кривоногова А.С. , Шилова Е.Н. и др.; под ред. А.М. Смирнова, А.Я. Самуйленко, И.М.Донник, Я.Б. Бейкина. - М.: РАСХН, 2008. - 858 с.
  32. Шилова, Е.Н. Сравнительная эффективность подкожного и внутрикожного способа введения вакцины «Комбовак» у телят в системе специфической профилактики ОРВИ КРС в Свердловской области/ Е.Н.Шилова, М.А. Исаев, В.А. Михляев// Современные проблемы диагностики и профилактики хронических инфекций животных: Сборник трудов Международной научно-практической конференции. - г. Омск, 2009.- С. 174-177.
  33. Шилова, Е.Н. Применение дезинфицирующего нейтрального анолита для обезвреживания кормов для крупного рогатого скота/ Е.Н.Шилова, Я.В. Подчезерцева, М.А. Исаев// Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф.- г.Новочеркасск, 2009. - С. 129-131.
  34. Шилова, Е.Н. Эпизоотический мониторинг инфекционных болезней животных на основе молекулярно-генетических методов исследования/ Е.Н.Шилова, С.В.Садчикова//Журн. Ветеринарный доктор. – г.  Екатеринбург, 2009. - №4. – С. 5-7.
  35. Шилова, Е.Н. Динамика напряженности поствакцинального иммунитета у экспериментальной птицы при гриппе А/ И.М. Донник, Е.Н.Шилова //Журн. Ветеринария Кубани г. Краснодар, 2009. - №3. С. 5-6.
  36. Шилова, Е.Н. Мониторинг специфической профилактики гриппа А у экспериментальной птицы// И.М. Донник, Е.Н.Шилова//Журн. Ветеринария. М., 2009. - №7. С. 6-8.
  37. Шилова, Е.Н. Дезинфицирующая активность препарата «Анолит» при аэрозольной дезинфекции животноводческих помещений/ Е.Н.Шилова, М.А. Исаев//Журн. Ветеринария Кубани г. Краснодар, 2009. - №4. - С.6-7.
  38. Шилова, Е.Н. Мониторинг инфекции животных в Уральском регионе/ И.М. Донник, Е.Н.Шилова, В.А. Красноперов//Журн. Ветеринария Кубани - г. Краснодар, 2009. - №4. - С.8-10.
  39. Шилова, Е.Н. Сравнительная оценка эффективности разных вакцин против гриппа птиц у экспериментальной птицы/ И.М. Донник, Е.Н.Шилова, В.А. Михляев//Журн. Аграрный Вестник Урала г. Екатеринбург, 2009. -  №9 (63) - С. 74-75.
  40. Шилова, Е.Н. Эффективность вакцин против гриппа птиц А в эксперименте/ И.М. Донник, Е.Н.Шилова, В.А. Михляев//Материалы международной конференции, посв. 80-летию Самарской НИВС Россельхозакадемии. – г. Самара, 2009. - С. 129-132.
  41. Шилова, Е.Н. Содержание специфических антител к ОРВИ в молозиве у вакцинированных коров/ Е.Н.Шилова, В.А. Михляев, М.А. Исаев//Материалы международной конференции, посв. 80-летию Самарской НИВС Россельхозакадемии. – г. Самара, 2009. – С. 535-538.
  42. Шилова, Е.Н. Орнитоз птиц: диагностика, профилактика, ликвидация/ И.М.Донник, Е.Н.Шилова, Е.В.Печура, С.В.Садчикова// Научно-практические рекомендации. - Екатеринбург, 2009. – 30 с.
  43. Шилова, Е.Н. Профилактика смешанных вирусно-бактериальных инфекций молодняка крупного рогатого скота/ И.М. Донник, И.А.Шкуратова, Е.Н.Шилова и др.// Научно – методические рекомендации (утв. НТС при МСХиП Свердловской обл., окт. 2009 г.). - Екатеринбург, 2009. - 35 с.
  44. Шилова, Е.Н. Методы вакцинопрофилактики при ОРВИ крупного рогатого скота/И.М.Донник, Е.Н.Шилова, М.А.Исаев, В.А.Михляев, Е.В.Печура//Журн. Ветеринария Кубани. г. Краснодар, 2010. - №1. С.2-3.
  45. Шилова, Е.Н. Эффективность вакцин против гриппа птиц А у гусей/ Е.Н.Шилова// Современные проблемы диагностики, лечения и профилактики болезней животных и птиц: Сборник научных трудов ведущих ученых России и Зарубежья. – Выпуск 3. – Уральское изд-во, Екатеринбург, 2010. – С. 267-269.
  46. Шилова, Е.Н. «Холодный метод» выращивания телят в системе профилактических мероприятий при ОРВИ крупного рогатого скота/ Е.Н.Шилова, В.А. Михляев, О.Г. Субботина, Е.В. Печура//Современные проблемы диагностики, лечения и профилактики болезней животных и птиц: Сборник научных трудов ведущих ученых России и Зарубежья. – Выпуск 3. – Уральское изд-во, Екатеринбург, 2010. – С. 270-274.
  47. Шилова, Е.Н. Бактерицидная и микоцидная активность дезинфицирующих средств в условиях сельскохозяйственного производства и лаборатории/ Е.Н.Шилова, В.А.Михляев, О.Г.Субботина//Современные проблемы диагностики, лечения и профилактики болезней животных и птиц: Сборник научных трудов ведущих ученых России и Зарубежья. – Выпуск 3. – Уральское изд-во, Екатеринбург, 2010. – С. 275-276.
  48. Шилова, Е.Н. Эффективность вакцин против гриппа птиц А у гусей/Е.Н.Шилова, И.М.Донник, В.А. Михляев//Ветеринарный вестник - Екатеринбург, 2010.  - №10 (121). - С. 6.
  49. Шилова, Е.Н. Распространение и этиология хронических эндометритов у коров в сельскохозяйственных организациях Свердловской области/ М.В. Ряпосова, Е.Н.Шилова, О.В.Соколова// Журн. Ветеринария Кубани. г. Краснодар, 2010. №6. С.22-24.
  50. Шилова, Е.Н. Регламент оздоровительных мероприятий при ОРВИ крупного рогатого скота в племенных и товарных хозяйствах Свердловской области/ И.М.Донник, И.А.Шкуратова, Е.Н.Шилова и др./ Научные рекомендации (утв. НТС при МСХиП Свердловской обл., окт. 2010). - Екатеринбург, 2010. – 26 с.
  51. Шилова, Е.Н. Система контроля эффективности вакцинопрофилактики бройлеров против болезни Нью-Касла при различных технологиях содержания/И.М.Донник, И.А.Шкуратова, Е.В.Печура, Е.Н.Шилова и др.// Научные рекомендации (утв. НТС при МСХиП Свердловской обл., окт. 2010). - Екатеринбург, 2010. – 18 с.
  52. Шилова, Е.Н. Технология дегельминтизации в сельскохозяйственных предприятиях Свердловской области разных форм собственности/ И.М.Донник, И.М.Сажаев, И.А.Шкуратова, Е.Н.Шилова// Научно-методические рекомендации (утв. НТС при МСХиП Свердловской обл., окт. 2010). - Екатеринбург, 2010. – 36 с.
  53. Шилова, Е.Н. Распространение бешенства животных в Уральском регионе// И.М.Донник, Е.Н.Шилова, В.А.Красноперов, М.Ф.Хаматов// Науч.-практ. журн. "Пэст-Менеджмент" (РЭТ-ИНФО). – М., 2010. - №4. –– с. 30-34.
  54. Шилова, Е.Н. Экономическая целесообразность применения «холодного метода» выращивания телят в системе профилактики ОРВИ крупного рогатого скота/Е.Н.Шилова, И.М.Донник//Журн. Аграрный вестник Урала. г. Екатеринбург, 2011. - №5 (84). С. 117-118.
  55. Шилова, Е.Н. Клиническое проявление инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота в племенных организациях Уральского региона// Е.Н.Шилова, И.М.Донник, М.В. Ряпосова// Журн. Аграрный вестник Урала. г. Екатеринбург, 2011. - №6 (85). С. 24-27.
  56. Шилова, Е.Н. Эффективность применения живых и инактивированных вакцин при профилактике ОРВИ крупного рогатого скота//И.М.Донник, Е.Н.Шилова// Журн. Аграрный вестник Урала. г. Екатеринбург, 2011. - №7 (86). С. 28-29.
  57. Шилова, Е.Н. Совершенствование технологии выращивания телят в системе профилактических мероприятий при ОРВИ крупного рогатого скота/И.М.Донник, Е.Н.Шилова// Журн. Ветеринария Кубани. г. Краснодар, 2011. - №4. С.20-21.
  58. Шилова, Е.Н. Применение Гермивита для повышения эффективности вакцинопрофилактики гриппа А у гусей/Е.Н.Шилова, И.М.Донник, И.А. Шкуратова, И.А. Рубинский//Журн. Птицеводство. – М., 2011. - №7. – С.32-33.
  59. Шилова, Е.Н. Колостральный иммунитет у телят при вакцинации коров против ОРВИ/Е.Н. Шилова// Журн. Аграрный вестник Урала. г. Екатеринбург, 2011. - №8 (87). С. 52-53.
  60. Шилова, Е.Н. Особенности вакцинации гусей против гриппа А птиц/ Е.Н.Шилова, И.М.Донник, А.С.Заслонов, В.А. Михляев, О.Г.Субботина//Новые подходы к решению актуальных ветеринарно-санитарных и зоотехнических проблем в птицеводстве на современном этапе: Материалы международной научно-практической конференции. – Санкт-Петербург, 2011. - С.29-31.
  61. Шилова, Е.Н. Роль молозива в формировании иммунного ответа к ОРВИ у новорожденных телят/Е.Н.Шилова, В.А.Михляев//Стратегия развития кормопроизводства в условиях глобального изменения климатических условий и использования достижений отечественной селекции: Материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 55-летию Уральского НИИСХ. – Том II. Зоотехния и экономика сельского хозяйства. - Екатеринбург, 2011. – с. 94-96.

На правах рукописи

Шилова Евгения Николаевна

СОЗДАНИЕ И РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ НАУЧНО-ОБОСНОВАННОЙ

СИСТЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У ЖИВОТНЫХ С ВЫРАЖЕННЫМ ИММУНОДЕФИЦИТНЫМ СОСТОЯНИЕМ

06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология,

микология с микотоксикологией и иммунология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук


1 Фамилия Корсакова была изменена на Шилова в связи со вступлением в брак







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.