WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

на правах рукописи

Бутенков Александр Иванович

ПАТОГЕНЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ РАЗВИТИЯ

И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ТЯЖЕСТИ ТЕЧЕНИЯ

ЦИРКОВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ У ПОРОСЯТ

06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных

06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук

пос. Персиановский - 2010

Работа выполнена в Государственном научном учреждении

Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт Российской академии сельскохозяйственных наук

Научные руководители:

доктор биологических наук, профессор

Карташов Сергей Николаевич

доктор биологических наук

Ермаков Алексей Михайлович

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор биологических наук, профессор

Дмитриев Анатолий Федорович

доктор ветеринарных наук, профессор

Паршин Павел Андреевич

Заслуженный ветеринарный врач РФ,

доктор ветеринарных наук, профессор

Филиппов Николай Васильевич

Ведущая организация:

ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной ветеринарии

им. Я.Р. Коваленко Россельхозакадемии

Защита состоится «28» декабря 2010 года в 1000 часов на заседании диссертационного совета ДМ 220.028.03 при ФГОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет» по адресу: 346493, Ростовская область, Октябрьский (с) район, п. Персиановский.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет»

Автореферат разослан «____» ноября 2010 года

Ученый секретарь

диссертационного совета                                       Т.Н. Дерезина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В России ЦВС-2 был впервые обнаружен в 2000 году. Цирковирусная инфекция была установлена у свиней во многих из обследованных хозяйств нашей страны. В то же время остается неизученным широкий круг проблем, связанных с этой инфекцией: вовлечённость ЦВС-2 в различные формы инфекционной патологии свиней, широкое разнообразие проявлений заболевания - от отсутствия клинических проявлений, до тяжелой патологии, с развитием синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней (СПМИС).

Своеобразие гемодинамических сдвигов, происходящих в организме поросят, полученных от неполноценных свиноматок, выраженная активация симпатоадреналовой системы и быстро наступающее ее истощение, а также важная роль, которую играют эти процессы в дальнейшем развитии патологического процесса, делает их чрезвычайно важным объектом для изучения. Экономический ущерб, наносимый свинокомплексам болезнями, ассоциированными с ЦВС-2, может быть значительным, что связано с потерями от недополучения продукции и высокой смертностью поросят послеотъемного периода [Карташов С.Н. и др., 2009, Коваленко А.М. и др., 2005, Орлянкин Б.Г. и др., 2002, Сатина Т.А. 2003, Nawagitgul P.et al, 2002, Sato K. et al, 2001].

Однако исследований, посвященных изучению реакций гормональной, симпатоадреналовой систем, особенностей вегетативной регуляции сердечного ритма у поросят с учетом физиологических нарушений у свиноматок и последующим развитием СПМИС вызванного ЦВС-2, в литературе нами не обнаружено. Интерес представляет анализ фонового уровня экскреции катехоламинов, дающий наиболее полное представление о состоянии исходного вегетативного тонуса в растущем организме поросят, полученных от неполноценных свиноматок и последующим развитием СПМИС.

Цель и задачи исследований. Целью данной работы явилось выяснить морфофункциональные изменения, оценить адаптационные резервы организма и состояние нейроэндокринной системы свиней с разной тяжестью течения синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней (СПМИС) вызванного ЦВС-2 и обосновать прогноз болезни.

Для достижения намеченной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Выяснить нозологический профиль инфекционной патологии свиней в Ростовской области.
  2. Провести исследование динамики эпизоотического процесса при СПМИС, вызванном ЦВС-2.
  3. Изучить морфологические и биохимические показатели крови свиноматок в различные физиологические периоды в зависимости от возникновения разной тяжести СПМИС у потомства.
  4. Изучить морфологические и биохимические показатели крови у поросят, в зависимости от тяжести течения СПМИС.
  5. Изучить морфофункциональные особенности у поросят, в зависимости от тяжести СПМИС.
  6. Определить содержание и динамику ряда основных гормонов (кортизола, тироксина, трийодтиронина, эстрадиола-17β, прогестерона, тестостерона), показателей углеводного и белкового обменов, изменения морфологических показателей крови у поросят, больных СПМИС в физиологическом и возрастном аспекте и с разной тяжестью СПМИС.
  7. Оценить адаптационные резервы организма поросят в возрастном аспекте и с разной тяжестью течения СПМИС, изучив динамику катехоламинов и состояние вегетативной нервной системы.
  8. Изучить корреляционную связь между состоянием вегетативной нервной системы и адаптационных резервов организма у поросят, гормональным фоном, морфологическими показателями крови и тяжестью СПМИС.
  9. На основе полученных данных разработать алгоритм прогнозирования тяжести течения СПМИС.

Научная новизна. Впервые дана характеристика гормонального статуса поросят по уровню в крови гормонов коры надпочечников (кортизола), щитовидной (тироксина, трийодтиронина) и половых желез (прогестерона, эстрадиола-17, тестостерона) в связи с особенностями функционального и физиологического состояния организма в условиях развития СПМИС разной степени тяжести. Определены физиологические параметры, возрастная динамика, и дана сравнительная характеристика гормонального профиля, морфологических и биохимических показателей крови свиней, с разным функциональным резервом организма, выявлены периоды напряжения, перенапряжения и срывов адаптационных систем организма по мере развития СПМИС. Показано, что по мере утяжеления СПМИС происходят изменения гормонального фона, морфологических и биохимических показателей крови, соответствующих характеру адаптивных изменений и тяжести течения СПМИС.

Установлены высокодостоверные связи гормонального и иммунологического статуса свиней со степенью напряжения адаптационных систем организма по мере утяжеления СПМИС.

Дано теоретическое обоснование возможности применения автоматического анализатора вариабельности сердечного ритма для диагностики состояния нервно-гуморального статуса животного, степени напряжения адаптационных систем организма, и прогнозирования тяжести течения развивающегося СПМИС.

Теоретическая и практическая значимость работы. Дано теоретическое обоснование возможности применения автоматического анализатора вариабельности сердечного ритма для прогнозирования тяжести течения СПМИС.

Параметры концентрации гормонов, показателей углеводного, липидного, белкового обменов, установленные в процессе проведения исследований, используются в диагностической практике в качестве нормативных показателей при оценке функционального состояния организма свиней. Их необходимо учитывать при определении клинического состояния организма свиней разного возраста, в зависимости от напряжения адаптивных систем организма, для оценки течения супоросности, внутриутробного развития плода, послеродового периода, прогнозирования риска развития тяжелых патологий.

Материалы работы необходимы при решении задач, связанных с разработкой приемов эффективной профилактики и терапии болезней свиней, проведения зоотехнических и ветеринарных мероприятий в свиноводческих хозяйствах с целью совершенствования противоэпизоотических и превентивных мероприятий. Результаты исследований могут быть использованы как справочный материал при составлении учебных пособий и руководств по эпизоотологии и физиологии домашних животных для студентов по специальности «Ветеринария» и «Зоотехния».

Разработанный алгоритм прогнозирования тяжести течения СПМИС может широко использоваться в свиноводческих хозяйствах.

Диссертационная работа выполнена в соответствии с темой научных исследований ГНУ Северо-Кавказского зонального научно-исследовательского ветеринарного института «Разработать методы ранней диагностики, эффективные средства и способы профилактики и лечения массовых заболеваний у молодняка высокопродуктивных животных» № государственной регистрации 15070.3666026906.06.8.001.2.

Апробация работы. Основные материалы диссертации доложены и обсуждены на ежегодных научно-практических конференциях ФГОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет» в 2000-2005гг и ГНУ Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт в 2005-2009гг., ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский ветеринарный институт патологии, фармакологии и терапии» Россельхозакадемии в 2006-2007 гг. и на 23-х всероссийских, международных, межвузовских, республиканских конференциях и ветеринарных конгрессах в гг. Москве, Ростове, Краснодаре, Новочеркасске, Оренбурге, Саратове, Ставрополе.

Публикации. По материалам диссертационной работы опубликовано 49 научных работ, из них 14 – в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ, учебно-методические пособия, в том числе 3 рекомендованных для печати секцией «Инфекционная патология животных» Российской академии сельскохозяйственных наук, 2 рекомендованых для печати секцией «Патология, фармакология и терапия» отделения ветеринарной медицины РАСХН, 1 монография.

Личный вклад соискателя. Представленная работа является продуктом исследований автора в период с 2000 по 2009 годы.

Автор лично провел бльшую часть наблюдений, исследований и экспериментов, собрал, систематизировал и проанализировал полученные результаты. При этом часть научных трудов опубликована в соавторстве с сотрудниками СКЗНИВИ, ДонГАУ, ВНИИПФиТ. Доктора наук Карташов С.Н., Ермаков А.М., Миронова Л.П., Миронова А.А., Гуркин А.В., Клименко А.И., Сулейманов С.М., Василенко В.Н., кандидаты наук Жила Е.В., Карташова Е.В., Ключников А.Г., Коваленко А.В., Миронова О.А., Половинка В.В., Ромашевский И.В., Тазаян А.Н., Шафикова А.В., врачи Астахова Д.А., Владыкин М.С., Лысенко С.В., Николаенко В.Н. в справках, представленных в диссертационный совет, подтверждают, что их данные в нашу диссертацию не вошли.

Научные консультанты - доктор биологических наук, профессор Карташов С.Н. и доктор биологических наук Ермаков А.М. оказали неоценимую методическую помощь при проведении исследований, анализе полученной информации, обобщении данных, внедрении в клиническую практику и учебный процесс.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследований, результатов собственных исследований и их обсуждения, выводов, практических предложений, списка литературы. Работа изложена на 383-х страницах компьютерного текста, содержит 76 таблиц, 172 рисунка. Библиографический список включает 429 источников, в том числе 272 зарубежных.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Динамика показателей морфобиохимических параметров крови у поросят отражает развитие адаптационного синдрома при СПМИС, носит диагностический характер и является основой прогнозирования тяжести течения заболевания.
  2. Динамика функционального состояния ССС, показателей гормонального, иммунного и вегетативного статуса у поросят, отражает развитие адаптационного синдрома при СПМИС, изменения в данных системах могут визуализироваться до развития тяжелых нозологических форм СПМИС и являются основой прогнозирования тяжести течения заболевания.
  3. Имеются выраженные корреляционные связи между иммунным, гормональным и вегетативным статусом животного. Экспресс метод оценки вегетативного статуса животных является удобным способом оценки тяжести течения СПМИС.

Материал и методы исследований

Работа выполнялась с 2000 по 2010 гг. в ГНУ Северо-Кавказский научно-исследовательский ветеринарный институт, в ГУРО «Ростовская областная ветеринарная лаборатория» г. Ростова-на-Дону, а так же в госветучреждениях и хозяйствах Ростовской области. В процессе работы был выполнен объем исследований приведенный в таблице 1.

Таблица 1

Объем проведенных исследований, голов

№ п./п.

Вид проведенного исследования

Всего проведено исследований

1

Клинический осмотр, голов

25626

2

Выявлено больных

животных, голов:

Вирусная патология

6537

3

в том числе цирковироз

1536

4

Вскрыто павших поросят, голов

548

5

Проведено лабораторных исследований:

Гематологических

2498

6

Иммунологических

1792

7

Биохимических

2498

8

ПЦР

14642

9

Гистологических

1524

10

Реокардиографических

2138

11

Кардиоинтервалографических

2138

12

Гормональных

792

С целью изучения эпизоотологии цирковироза поросят и особенностей его возникновения и распространения у животных проанализированы и проведены статистические исследования:

- данные, полученные нами при эпизоотологическом мониторинге за развитием эпизоотического процесса в хозяйствах Ростовской области;

- данные учета, отчетности и статистических обзоров Управления ветеринарии Администрации Ростовской области, Ростовской областной ветеринарной лаборатории за период с 2000 по 2009 гг.

В работе использован комплексный эпизоотологический подход, включающий все современные методики эпизоотологических исследований согласно «Методическим указаниям по эпизоотологическому исследованию» (1987г.).

Эпизоотическую ситуацию по цирковирусной инфекции изучали в 15-и хозяйствах Ростовской области. Анализировали причины возникновения заболевания, клиническую картину и особенности его проявления в хозяйствах, изучали условия содержания поросят, учитывали результаты ранее проводимого лечения, а так же эпизоотическую обстановку в регионе.

Диагностику цирковирусной инфекции проводили в лабораториях ГНУ СКЗНИВИ Россельхозакадемии и ГУРО «Областная ветеринарная лаборатория», с помощью тест-системы «CIR-КОМ», методом полимеразно-цепной реакции (ПЦР) с электрофоретической детекцией продуктов амплификации в агарозном геле. Cat.№ VET-1-R 0,5.

Для установления определения тяжести и особенности течения синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней проводили клинические исследования, морфологический и биохимический анализ крови.

Клинический осмотр проводили по общепринятой методике. Исследовали цвет и состояние кожных покровов, тургор кожи, мышечный тонус, состояние языка, форму и размер живота. Исследование органов грудной и брюшной полостей проводили с применением методов пальпации, перкуссии и аускультации. Оценивали состояние мышц, суставов, скелета, а также неврологический статус животного.

Температуру тела измеряли термометром ректально. Пульс прощупывали у поросят с внутренней стороны бедра на бедренной артерии, оценивая его по частоте и степени наполнения. Частоту сердечных сокращений определяли по пульсовой волне при соблюдении всех правил данного исследования.

Морфологические и биохимические исследования крови проводились в лаборатории функциональной диагностики болезней сельскохозяйственных животных СКЗНИВИ.

Кровь для биохимического и морфологического исследования брали из вены ушной раковины, а при их плохой выраженности из яремной вены.

Морфологический анализ крови включал: определение числа эритроцитов и лейкоцитов в сетке камеры Горяева, определение концентрации гемоглобина гемиглобинцианидным методом, гематокрита по методике, предложенной И. И. Архангельским и Л. П. Сошенко (1993), СОЭ, выведение лейкограммы по общепринятым методикам.

Биохимический анализ крови включал определение следующих показателей: активности щелочной фосфатазы по ферментативному гидролизу n-нитрофенилфосфата, активности аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы по методу Райтмана-Френкеля, -амилазы - по Каравею, концентрации глюкозы - орто-толуидиновым методом, белка - с помощью биуретовой реакции, билирубина - по методу Ендрашика-Грофа, альбумина - по реакции с бромкрезоловым зеленым, креатинина - методом Яффе, мочевины - по реакции с диацетилмонооксимом в сильно кислой среде в присутствии тиосемикарбазида и ионов трехвалентного железа, фибриногена гравиметрическим методом по Рутбергу, сиаловых кислот - по методу Гесса, общей активности лактатдегидрогеназы, основанном на оптическом тесте Варбурга, С-реактивного белка - методом реакции преципитации в капилляре.

Реакции среды (рН) и уровня электролитов (ионов натрия, калия, хлора) - на ионометре И-500 с использованием ионоселективных электродов. Объем циркулирующей крови определяли по методу Филипса.

При иммунологическом исследовании был использован комплекс следующих методов: реакция Манчини — для определения концентрации сывороточных иммуноглобулинов, определение количества Т – лимфоцитов и их субпопуляций методами розеткообразования — Е-РОК: Т-супрессоры, Т-хелперы.

Гормональные исследования: в основе количественного определения кортикостероидов, тиреоидных гормонов, эстрадиола и прогестерона в биологических жидкостях животных лежит конкурентный вариант твердофазного иммуноферментного анализа.

Функциональное состояние симпатоадреналовой системы оценивали по уровню экскреции А, НА, ДА и ДОФА флюорометрическим методом в порционной и суточной моче на приборе БИАН-130 (М-800). Сбор мочи проводился на каждом этапе обследования, до и после завершения тестирующей функциональной пробы.

Рис.1. Окно реографа-полианализатора при проведении исследования у животного.

Параметры системной гемодинамики определяли с помощью реографа- полианализатора методом ТПГР по Кубичеку, модифицированного нами. Артериального давление измеряли по разработанной нами методике.

Для оценки состояния вегетативной нервной системы поросят применяли динамическую запись кардиоинтервалограмм при выполнении адреналиновой пробы (внутривенное введение 0,01 мг/кг адреналина гидрохлорида в виде 0,01% раствора).

Схема постановки опытов была следующей: для опыта подобрали 80 свиноматок крупной белой породы, которых по принципу пар-аналогов разделили на четыре группы (n=20).

Свиноматки первой группы в дальнейшем давали клинически здоровых порося, и у этих поросят не обнаруживался СПМИС

Свиноматки второй группы давали поросят, у которых обнаруживался возбудитель СПМИС, но заболевание у них протекало в субклинической форме и никак не проявлялось.

Свиноматки третьей группы в дальнейшем давали поросят, у которых в период отъема развивался СПМИС с легким клиническим течением.

Свиноматки четвертой группы в дальнейшем давали поросят, у которых в период отъема развивался СПМИС с тяжелым клиническим течением.

Для изучения влияния тяжести течения СПМИС на картину крови поросят провели опыт, для которого отобрали 80 поросят одного возраста, из одного хозяйства, содержащихся в одинаковых условиях. Всех животных разбили на 4 группы по 20 голов в каждой.

В первую группу отобрали 20 здоровых поросят, у которых ЦВС-2 не обнаруживался.

Во вторую группу отобрали 20 поросят, у которых клинически заболевание не развивалось, но при исследовании в ПЦР у них обнаруживали ЦВС-2, именно по результатам исследования этих поросят была составлена вторая группа свиноматок в предыдущем опыте.

Третья группа была составлена из 20-и поросят, у которых при исследовании в ПЦР обнаруживали ЦВС-2, с легким течением СПМИС с дефицитом массы тела не более 10% по отношению к поросятам первых двух групп. Эти поросята были получены от свиноматок, третьей группы.

Четвертая группа была составлена из 20-и поросят, у которых при исследовании в ПЦР обнаруживали ЦВС-2, с дефицитом массы тела от 10 до 20% по отношению к поросятам первых двух групп. Эти поросята получены от свиноматок четвертой группы.

У данных групп животных во временные промежутки, определяемые методикой постановки опытов, проводили забор и исследование биологических жидкостей, оценку бонитировочных показателей с целью выявления закономерностей, присущих различной тяжести СПМИС. В случае гибели или планового убоя животных проводили патологоанатомическое и гистологическое исследование тканей и органов.

РЕЗУЛЬТАТЫ СобственныХ ИССЛЕДОВАНИЙ


ЭПИЗООТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

ПО БОЛЕЗНЯМ СВИНЕЙ В РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Структура инфекционной патологии свиней в Ростовской области

Ростовская область представляет собой зону со сложной эпизоотической обстановкой по инфекционным болезням. В хозяйствах региона ежегодно переболевают инфекционными болезнями от 40 до 95% поросят. Из общего количества павших поросят в 2004-2008 годах гибель их от инфекционных болезней составила 40,7%.

По результатам наших исследований нозопрофиль инфекционной патологии свиней в Ростовской области к настоящему времени представлен 20-ю нозологическими единицами: цирковирусная инфекция, микоплазмоз, актинобациллярная плевропневмония, сальмонеллез, короновирусный гастроэнтерит, колибактериоз, дизентерия, пастереллез, лептоспироз, ротовирусный энтерит, репродуктивно-респираторный синдром, гемофилезный полисерозит, диплококкоз, хламидиоз, парвовирусная инфекция, болезнь Ауески, листериоз, рожа, стрептококкоз, классическая чума.

За 5 лет (2004-2008 гг.) инфекционная патология свиней представлена, в основном, бактериальными заболеваниями и составляет 52,4% от общей инфекционной патологии. Цирковирусная инфекция занимает 2-е место после микоплазмоза (18,6% и 26,8% соответственно). Кроме этого, регистрировали РРСС и колибактериоз – 10,3 и 9,9%, ПВИС – 8,2%, пастереллез – 6,1%. На долю остальных заболеваний приходилось в сумме не более 15 %.

Модель нозологического профиля инфекционной патологии свиней представлена на рис. 2.

Рис. 2. Нозологический профиль инфекционной патологии свиней в Ростовской области в 2004-2008 г.

В результате анализа заболеваемости поросят синдромом мультисистемного истощения в зависимости от возраста установлено, что из 454-х поросят, у которых вирус был выделен методом ПЦР, 152 головы (33,5%) были 10-15 недельного возраста, 115 голов – в возрасте 15-20 недель (25,3%), 106 голов – в возрасте 5-10 недель (23,34%). Пик заболеваемости приходился на возраст 8-18 недель.

Среднемесячная заболеваемость в 2006/2008 годы, достигала максимума в декабре до 1,57±0,14. Минимальная же заболеваемость была зарегистрирована в июле и составила 0,2±0,17. Таким образом, 1-й подъем заболеваемости начинался в декабре и продолжался в среднем около 3 – 4-х месяцев. 2-й подъем заболеваемости начинался с мая и продолжался в пределах 2–х месяцев. Интенсивное снижение заболеваемости начиналось в июле 0,2±0,17 и продолжалось в среднем около 4–х месяцев. Таким образом, четко прослеживается сезонное проявление СПМИС в зимне-весенний период года.

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ И БИОХИМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ КРОВИ У СВИНЕЙ ПРИ ЦИРКОВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ

Морфологические исследования крови у поросят, больных СПМИС

Для изучения влияния тяжести течения СПМИС на картину крови поросят провели опыт, для которого отобрали 80 поросят одного возраста из одного хозяйства, получающих одинаковое кормление и содержание. Всех животных разбили на 4 группы по 20 голов в каждой согласно методике проведения опыта.

В месячнм возрасте число эритроцитов у поросят первой и второй групп мало отличалось, в третьей группы хотя и было среднее число ниже на 18,6%, но разница недостоверна. В четвертой группе среднее число эритроцитов было ниже в сравнении с первой на 29,8% (p<0,05). Аналогично эритроцитам изменялся и гематокрит. Так, отличия средних его значений во второй и третьей группах были недостоверны в сравнении с первой, а в четвертой он был ниже на 33,3% (p<0,05).

Установлены статистически значимые отличия у поросят сравниваемых групп в числе лейкоцитов. Так, у поросят первой и второй групп содержание лейкоцитов было близким. В третьей и четвертой группах животных, в сравнении с первой, среднее число лейкоцитов было достоверно более низким, у поросят третьей группы оно было ниже на 28,7%, а у поросят четвертой – на 36,7% (лейкопения).

По процентному числу лимфоцитов лейкограммы поросят первой и второй групп мало отличались. В третьей группе процентное содержание лимфоцитов в лейкограмме было в 2,1 раза ниже, в четвертой – в 3,6 раза (лимфоцитопения).

Таким образом, у месячных поросят третьей и четвертой групп установлены низкие уровни гемоглобина, эритроцитов, гематокрита, низкое содержание лейкоцитов, эозинофилия, нейтрофилез, лимфоцитопения.

По мере роста поросят ежемесячно проводили исследование морфологических параметров крови до шестимесячного возраста включительно.

В возрасте 6 месяцев среднее число эритроцитов у поросят первой и второй групп было близким, в третьей группе оно было ниже в сравнении с первой группой на 52,3%, в четвертой группе среднее число эритроцитов было ниже в сравнении с первой на 59,6% (p<0,05). Аналогично эритроцитам изменялся и гематокрит: средние значения его в первой и второй группах были близки. В третьей в четвертой он был ниже в сравнении с первой группой соответственно на 41,3 и 45,7% (p<0,05).

У поросят всех групп содержание лейкоцитов было близким, также как и процентное содержание палочкоядерных нейтрофилов в лейкограмме поросят первой и второй групп, а у животных третьей и четвертой групп, в сравнении с первой, - достоверно отличалось. Так, у поросят третьей группы оно было выше в сравнении с первой в 1,8 раза, четвертой - в 1,7 раза. У поросят всех групп разница в содержании сегментоядерных нейтрофилов была недостоверной. В лейкограмме поросят четвертой группы в количестве 1,4±0,2% встречались юные формы нейтрофильных лейкоцитов.

Таким образом, у шестимесячных поросят третьей и четвертой групп установлены низкие уровни гемоглобина, эритроцитов, гематокрита, низкое содержание лейкоцитов, эозинофилия, нейтрофилез, лимфоцитопения.

Кривые, характеризующие изменения уровней эритроцитов у поросят подопытных групп, в течение первых трех месяцев жизни были близки и отличались одинаково высокой динамикой роста. В третьей группе также наблюдалась позитивная динамика роста, однако значительно менее выраженная в сравнении с первыми двумя группами. В четвертой группе до третьего месяца жизни происходило уменьшение содержания эритроцитов, затем к четвертому месяцу оно достигло начального уровня, на котором продолжало оставаться до конца шестого месяца жизни. Такая конфигурация графических кривых свидетельствует о высокой гемопоэтической способности организма у животных первых двух групп, менее выраженной у животных третьей группы и недостаточной – у животных четвертой группы.

Исходный уровень лимфоцитов в месячном возрасте у поросят второй, третьей и четвертой групп достоверно отличался от первой, в которой он являлся самым высоким. Постепенно понижаясь в первой группе и повышаясь во второй, к концу шестого месяца он в этих группах уравнивался. Имея низкое числовое значение в месячном возрасте, уровень лимфоцитов у поросят третьей группы продолжал снижаться и к концу шестого месяца жизни приравнивался к таковому в четвертой группе. В четвертой группе стабильно низкий уровень сохранялся в течение первого полугода жизни. Лимфопения в третьей и четвертой группах указывает на иммунодефицитное состояние животных.

Биохимические исследования крови у поросят, больных СПМИС

Для исследования использовали кровь тех же животных, у которых изучали морфологическую картину крови.

Результаты исследований биохимических показателей крови у поросят, больных СПМИС свидетельствуют, что в месячном возрасте, в первых двух группах, уровни аланинаминотрансферазы были близки. В третьей и четвертой группах в сравнении с первой содержание аланинаминотрансферазы было выше на 19,6% и на 28,3% (р<0,05) соответственно.

У поросят третьей и четвертой групп достоверно более высокими были и уровни мочевины. Так, в третьей группе ее содержание в крови было на 35,5% выше в сравнении с первой, а в четвертой – на 30,2%.

Содержание общего белка в крови поросят первой и второй групп было близким. У животных третьей и четвертой групп оно было ниже в сравнении с первой соответственно на 13,0 и 20,0% (р<0,05). Уровень глобулинов в четвертой группе ниже в сравнении с первой на 24,2%

По мере роста животных тенденции изменений биохимических показателей крови в сравнительном межгрупповом аспекте сохранялись и диспаритет их постепенно нарастал. В возрасте шести месяцев во второй, третьей и четвертой группах уровни аланинаминотрансферазы достоверно отличались от первой группы. Числовые значения показателя в этих группах были выше в сравнении с первой соответственно на 43,9%, 45,4% и 60,4%. Уровни щелочной фосфатазы также достоверно отличались во второй, третьей и четвертой группах в сравнении с первой. Повышение данного показателя составило 21,0, 37,5 и 55,0% соответственно по сравнению с таковым в первой группе животных.

Тенденция к снижению уровня общего белка в крови поросят наблюдалась от второй до четвертой группы, статистически достоверная разница имелась лишь в четвертой группе в сравнении с первой, а числовое значение показателя в четвертой группе в сравнении с первой ниже на 11,0%. Содержание альбумина в четвертой группе было ниже в сравнении с первой на 24,6% (р<0,05). Достоверных различий в содержании глобулина не было.

Таким образом, высокий уровень аланинаминотрансферазы, характерный для четвертой группы, косвенно указывает на повреждение гепатоцитов и высвобождение большого количества фермента, в норме находящегося в цитоплазме гепатоцитов. Если ориентироваться на этот показатель, то состояние печени у поросят второй и третьей групп примерно одинаково. Наилучшее морфофункциональное состояние печени, по-видимому, у поросят первой группы, так как уровень аланинаминотрансферазы у них наиболее низкий. Большое содержание билирубина в крови поросят четвертой группы, по-видимому, связано с повреждением гепатоцитов – паренхиматозная желтуха, а значительный рост уровня мочевины у поросят с СПМИС свидетельствует о нарушении функции почек. Следствием данных нарушений может являться то, что животные с дефицитом массы тела в 10% отличались достоверно низким содержанием общего белка в крови до трехмесячного возраста, с дефицитом массы тела в 20% - до шестимесячного возраста.


ГОРМОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ У ПОРОСЯТ БОЛЬНЫХ СПМИС В ВОЗРАСТНОМ АСПЕКТЕ

У 1-3-х дневных поросят первой группы уровень Т3 и Т4 был самым высоким за весь период исследования и составлял 8,45±0,33 нмоль/л и 174,4±2,82 нмоль/л, соответственно. Соотношение Т3/Т4, оказалось также самым высоким и составляло 4,82±0,24% Т3 нмоль/л. При исследовании в 5-дневном возрасте уровеньТ3 резко упал до 2,0±0,093 нмоль/л, в период с 10-и по 25-и дневный возраст у различных поросят в этой группе уровень Т3 колебался, а после 30-и дней, в период отъема уровень Т3 резко повышался в два раза достигая 4,8±0,08 нмоль/л. Но уже в два месяца он снова снижался до фонового 2,1±0,1 нмоль/л, и в дальнейшем не отмечалось резких сдвигов Т3 у поросят в этой группе.

Динамика Т4 очень похожа на динамику Т3 отмечалось снижение Т4 с 10-го по 15-й день у различных поросят в этой группе до 108,17±4,69. К месячному возрасту наблюдалось достаточно резкое повышение - до 150,21±10,75 нмоль/л.

После месячного возраста происходило более быстрое падение Т4, чем Т3. Уровень Т4 снижался с 150,21±10,75 нмоль/л, до 55,28±4,98 нмоль/л. при этом отношение Т3/Т4, повышалось до 3% к месячному возрасту и уже не снижалось ниже этого значения до конца периода исследования.

Имелись отличия в динамике гормонов щитовидной железы у поросят первой и второй групп. Так, если до 4-х месячного возраста динамика гормонов щитовидной железы практически была идентична динамике у поросят в первой группе, но отличалась повышением показателей на 4-10%, то после 4-х месяцев отмечалось снижение показателей гормонального статуса щитовидной железы. Так в период с 5-и по 7-и мес. возраст у поросят второй группы показатели Т3 были на 5%, 6,3%, и 4,7% ниже, чем в соответствующем возрасте у поросят в первой группе. Эта же закономерность наблюдалась в динамике Т4. Таким образом, после 4-х мес. возраста происходило снижение уровня гормонов щитовидной железы на 5-17% у поросят второй группы, в сравнении с данными, полученными у поросят в первой группе.

У поросят третьей группы, как и второй, отмечалась более интенсивная работа щитовидной железы в первые три месяца, чем у поросят в первой группе. Но после 4 мес. происходило резкое снижение функциональной способности щитовидной железы у этих поросят, что сопровождалось снижением уровня тиреоидных гормонов от 5 до 30%.

У поросят четвертой группы на протяжении всех исследований отмечался монотонно низким уровень Т3 и Т4 и в соответствующие периоды исследования он был ниже показателей поросят первой группы на 12-54%.

Динамика изменений уровня гормонов щитовидной железы указывает на то, что при перестройке организма на новый уровень функционирования в первые три дня жизни поросят четвертой группы эндокринные механизмы регуляции не в состоянии выдержать напряжение и обеспечить адекватный уровень данных гормонов.

У поросят, больных СПМИС в возрасте 1-3-х суток, отмечался высокий уровень кортизола и половых гормонов. Эти показатели в группе здоровых поросят составили: эстрадиола - 0,51±0,03 нмоль/л, прогестерона 2,36±0,2 нмоль/л, тестостерона 2,02±0,08 нмоль/л, кортизола 66,77±11,05 нмоль/л. Но уже в последующие 3 дня жизни показатели кортизола снижались до 39,87±6,05 нмоль/л. Снижались, также показатели и других стероидных гормонов, эстрадиола до 0,32±0,04 нмоль/л, прогестерона до 1,22±0,2 нмоль/л, тестостерона до 1,48±0,13 нмоль/л. Интенсивное снижение продолжалось до 20 – 25-го дня и на данный период имело максимальное низкое значение половых гормонов и кортизола. На 30-й день в период отъема уровень кортизола и половых гормонов начинал повышаться. В последующий период исследования уровень половых гормонов увеличивался без стремительных тенденций.

У поросят, больных СПМИС в возрасте два и три месяца концентрация кортизола и тиреоидных гормонов снижалась. Увеличение и стабилизация концентрации стероидных гормонов (половых и кортизола) установлены в крови поросят в 6 месяцев. Это указывало на завершение формирования половой функции и способности животных плодотворно осеменяться. Содержание гормонов щитовидной железы снижалось.

Интересно отметить, что если в первые дни жизни у поросят второй группы уровень кортизола несколько выше, чем у поросят в первой группе, что, по всей видимости, отображает гиперфункцию коры надпочечников и такая тенденция сохраняется до 5-6-и мес., то в возрасте 4-х, 5-и, 6-и и 7-и мес. происходит падение уровня кортикостероидов по сравнению с его уровнем у поросят в первой группе, что составило 36,75±10,6 нмоль/л 53,75±7,29 нмоль/л 39,74±4,16 нмоль/л 28,62±9,48 нмоль/л. В возрасте 6 и 7 мес. оказалось на 21,1% и 33,7% ниже, чем у поросят в первой группе.

Таким образом, у поросят второй группы отмечалось некоторое повышение уровня гормонов надпочечников по сравнению со здоровыми животными, с последующим снижением кортикостероидов к 4-м мес. по сравнению с данными, полученными у поросят в первой группе, что, по всей видимости, отображает напряжение в системе гипоталамус-гипофиз-надпочечники.

У поросят третьей группы эти изменения выражены ярче. У поросят четвертой группы, отмечалось резкое снижение показателей как кортикостероидов, так и половых гормонов. Кроме того, после 4-х мес. жизни отмечалось дальнейшее снижение уровня кортизола более чем в два раза, что, по всей видимости, отображает истощение не только гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, но и всех осей гипатоламо-гипофизарной системы.

РЕЗУЛЬТАТЫ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПРИ СПМИС

С целью изучения патологоанатомических признаков и для уточнения нозологического диагноза мы вскрыли 548 трупов свиней в возрасте 3-4-х – месяцев. Вскрытие трупов, описание патологоанатомических процессов, отбор патологоанатомического материала для гистологического исследования проводили по общепринятой методике.

При средней тяжести и тяжелом течении СПМИС у всех животных установлены признаки обезвоживания (сухость кожи, подкожной клетчатки, мышц, уменьшение органов и др.).

В кишечнике при тяжелом течении регистрировался у 39,4% острый катаральный энтероколит, у 20,3% хронический катаральный энтероколит и у 78,4% - хронический катарально-фибринозный энтероколит.

При тяжелом течении у всех животных найдены застойная гиперемия брыжейки и серозных оболочек кишечника, острый серозный лимфаденит мезентериальных лимфоузлов.

У всех животных независимо от клинической формы найдена застойная гиперемия и зернистая дистрофия печени. В ряде случаев у животных развивалась желтуха.

У 98,4% животных со средним, у 98,9% с тяжелым течением СПМИС выявлялась острая гнойно-катаральная бронхопневмония. У 79,7% животных с тяжелым течением установлена хроническая гнойно-катаральная бронхопневмония. Наряду с участками пневмонии у 61,1% животных выявлена альвеолярная эмфизема.

У 99,2% животных с тяжелым течением установлена зернистая дистрофия почек.

У всех животных независимо от клинической формы и степени тяжести заболевания отмечалась атрофия миокарда правого желудочка.

У 23,8% животных выявлена застойная гиперемия и отёк вещества головного мозга.


Морфофункциональная характеристика лимфатических узлов свиней при СПМИС

Лимфатические узлы у свиней при СПМИС были поражены всегда. Даже при контрольном убое животных с субклиническим течением отмечались те или иные изменения во всех лимфатических узлах.

При макроскопическом исследовании установили, что все лимфатические узлы увеличены, особенно наружные подвздошные, прямокишечные и чревные. При поверхностном осмотре наружные подвздошные и прямокишечные лимфатические узлы достигали 2-2,50,7-1,2см, имели бугристую поверхность красно-коричневого цвета. Брыжеечные лимфоузлы удлиненной формы, поперек имели диаметр 0,5-0,7см, поверхность бледно-оранжевого цвета.

На разрезе все лимфатические узлы сочные, паренхима выступает над капсулой, с одной стороны или по всей окружности, поверхность лимфоузлов окрашена в красно-коричневый цвет, к центру лимфатические узлы приобретают саловидный вид и бледно-розовую окраску.

У животных 5-и мес. возраста и старше, отмечалась пролиферация в зонах ответственных за гуморальный иммунитет и резкое ее снижение в зонах ответственных за клеточный иммунитет. При проведении гистохимических исследований с окраской на CD2 и CD20 маркеры выявлено, что в момент исследования лимфатических узлов происходит снижение общего количества Т-клеток, Т-лимфобластов, и, как следствие, активированных цитотоксических лимфоцитов – основных элементов защиты от зараженных цирковирусом клеток. Во всех лимфатических узлах животных 5-и месячного возраста отмечалось увеличение содержания В-клеток, плазмобластов и антителообразующих плазмоцитов, которые могут блокировать антителами Т-клеточный цитотоксический эффект.

В результате проведенного нами морфологического и морфометрического исследований во всех лимфатических узлах животных выявлены однотипные изменения, которые заключались в гиперплазии коркового вещества за счет практически всех его структурно-функциональных зон – первичных и вторичных лимфоидных узелков, коркового плато, паракортикальной зоны. Корково-мозговой индекс составлял 1,49±0,02.

В лимфатических узлах суммарная площадь первичных лимфоидных узелков превышала площадь вторичных лимфоидных узелков. Вторичные лимфоидные узелки, как правило, содержали полностью сформированные герминативные центры с дифференцировкой на темную и светлую зоны, довольно высоким процентом бластов и сохранением митотической активности в темной зоне. Вместе с тем отмечалось преобладание первичных лимфоидных узелков над вторичными во всех лимфатических узлах, что возможно связано с постепенным угасанием пролиферативных процессов. Клеточный состав паракортикальной зоны представлен в основном малыми лимфоцитами и ретикулярными (интердигитирующими) клетками, содержание средних лимфоцитов и бластов незначительно.

Таким образом, в лимфатических узлах свиней с синдромом мультисистемного истощения выявлены изменения структуры, свидетельствующие об имевшей место активации как Т-клеточных, так и В-клеточных зон, которые на момент исследования находилась в стадии угасания, о чем свидетельствует усиление процессов гибели лимфоидных клеток во всех структурно-функциональных зонах.

Результаты морфологических исследований печени у свиней при СПМИС

Из образцов печени, фиксированных в формалине и заключенных в парафин, изготовляли серийные срезы толщиной 4 мкм с последующей окраской гематоксилином и эозином. С помощью ШИК-реакции (реакция Шифф-йодной кислотой) выявляли гликоген и гликопротеины.

У животных с субклиническим течением заболевания в печени имелись минимальные гистологические изменения. Они характеризовались одно- или многоцентральным распределением лимфоцитов и плазматической рассеянной инфильтрацией в портальной триаде и печеночных дольках. Гепатоциты были гистологически нормальными.

У животных с легким течением заболевания в печени отмечались невыраженные гистологические изменения, характеризующиеся лимфоцитарными инфильтратами портальных триад и печеночных долек. Отмечались фокальные некрозы, локальные расширения синусов с инфильтрацией лимфоцитами и мононуклеарными клетками. Гепатоциты были гистологически нормальными.

Патоморфологические изменения в печени у свиней с тяжелым течением послеотъемного мультисистемного истощения, чаще всего соответствовали портальному и лобулярному морфологическим вариантам поражения органа. При портальном варианте обнаруживали отёк и расширение портальных трактов с инфильтрацией их лимфогистиоцитарными элементами. Гепатоциты находились в состоянии гидропической и жировой дистрофии. При лобулярном варианте гепатита чаще обнаруживались некрозы печёночных клеток, иногда они носили сливной характер, располагались преимущественно в центральных отделах печёночных долек.

Таким образом, при субклиническом течении цирковирусной инфекции отмечались незначительные лимфоцитарные инфильтраты, и ацидофильные тельца Каунсильмена (соответствующие апоптозу), при клинически выраженном течении цирковирусной инфекции преимущественно выявлялась мелкоочаговая гранулема с эозинофильным компонентом, при цирковирусной инфекции с гепатопривным синдромом развивались дистрофические и некробиотические изменения гепатоцитов, участки каликвационного некроза с формированием ступенчатых некрозов, пролиферацией гепатоцитов с формированием розеток, и последующим их некрозом. На фоне гидропической и жировой дистрофии отмечалась дессиминированная геалиновокапельная дегенерация гепатоцитов с формированием телец Каунсильмена.

ИЗУЧЕНИЕ ИММУНОГО СТАТУСА

У ПОРОСЯТ С СПМИС РАЗНОЙ СТЕПЕНИ ТЯЖЕСТИ

Для изучения влияния тяжести течения СПМИС на иммунный статус поросят провели опыт, в котором использовались поросята, отобранные в предыдущем исследовании в составе ранее сформированных групп.

Установлено, что у поросят с СПМИС отмечалось снижение общего числа лейкоцитов периферической крови, что, кроме того, сопровождалось выраженной лимфопенией. При этом выявленное процентное снижение Т-лимфоцитов с 50,17±0,49 до 43,6±1,24 у поросят второй группы, по сравнению с поросятами первой группы, сопровождалось гораздо более выраженными изменениями абсолютного количества Т-лимфоцитов с 1,49±0,02109/л до 1,3±0,03109/л. У поросят с клинически выраженной СПМИС развивалась выраженная лейкопения и лимфопения, количество Т-лимфоцитов периферической крови снизилось до 30,36±1,33 у поросят третьей группы и увеличилось до 72,33±1,29 % у поросят четвертой группы. Но на фоне лимфопении абсолютное значение лимфоцитов снизилось до 0,74±0,069109/л у поросят третьей группы и до 0,45±0,06109/л у поросят четвертой группы. Соотношение Т-хелперов к Т-супрессорам также изменялось, и по мере утяжеления СПМИС снижалось с 2,22 до 1,69 (таб. 2).

Таблица 2

Показатели клеточного иммунитета периферической крови у поросят с разным течением СПМИС

Группа

животных

лимфоциты

Т-лимфоциты

Т-хелперы

Т-супрессоры

Тх/Тс

%

109/л

%

109/л

%

109/л

1 месяц

I (контрольная)

50,17±

0,49

1,49±

0,02

28,89±

0,87

0,4±

0,01

12,5±

0,61

0,18±

0,013

2,22

II

43,6±

1,24*

1,3±

0,03

21,7±

1,82*

0,29±

0,015

11,86±1,68

0,14±

0,022

1,78

III

30,36±

1,33**

0,74±

0,069

16,9±

1,13**

0,11±

0,023

9,4±

0,94**

0,1±

0,034

1,77

IV

72,33±

1,29***

0,45±

0,06

12,4±

0,85***

0,06±

0,039

7,3±

0,7***

0,03±

0,01

1,69

6 месяцев

I (контрольная)

48,45±

0,48

4,17±

0,01

28,39±

0,9

1,3±

0,01

13,96±

0,61

0,53±

0,01

2,03

II

43,8±

1,29

1,73±

0,12

22,91±

1,81*

0,38±

0,11

12,26±

1,62

0,21±

0,01

1,87

III

31,89±

1,44**

0,82±

0,02

17,2±

1,07**

0,14±

0,01

9,9±

0,95**

0,07±

0,01

1,74

IV

26,9±

1,46*

0,36±

0,01

15,7±

1,44

0,07±

0,01

8,3±

0,94*

0,02±

0,01

1,89

*p,<0,05,** p <0,01,*** p <0,001, в сравнении с показателями здоровых поросят

Анализ показателей, характеризующих гуморальное звено иммунитета у поросят отъемного возраста, выявил, что относительное содержание в крови В-лимфоцитов у поросят второй группы по сравнению с поросятами первой группы снижалось с 25,58±2,19 до 21,6±0,29 %, что в абсолютных значениях составило 0,74±0,06109/л и 0,61±0,06109/л соответственно.

У поросят с клинически выраженным СПМИС количество В-лимфоцитов периферической крови снизилось до 15,0±2,12 у поросят третьей группы и увеличилось до 34,6±0,31 % у поросят четвертой группы. Но на фоне лимфопении абсолютное значение лимфоцитов снизилось до 0,34±0,07109/л у поросят третьей группы и до 0,2±0,08109/л у поросят четвертой группы. Изменения количества иммуноглобулинов носило своеобразный характер, у поросят второй группы происходило увеличение иммуноглобулина-А и G, тогда как количество иммуноглобулина М снижалось. У поросят с клинически выраженным СПМИС происходило резкое снижение иммуноглобулина А до 2,2±0,11 мг/мл у поросят третьей группы и 1,59±0,04 мг/мл у поросят четвертой группы. Уровень иммуноглобулинов G и M статистически мало отличался от показателей у здоровых поросят (таб. 3).

Таблица 3

Показатели гуморального иммунитета у поросят больных СПМИС

Группа

животных

В-лимфоциты

Иммуноглобулины

%

109/л

А, мг/мл

G, мг/мл

М, мг/мл

1 месяц

I (контрольная)

25,58±2,19

0,74±0,06

2,2±0,11

12,2±0,23

1,4±0,31*

II

21,6±0,29

0,61±0,06*

3,57±0,05*

13,8±0,19

1,4±0,11

III

15±2,12

0,34±0,07*

2,2±0,11*

12,2±0,23

1,3±0,03

IV

34,6±0,31

0,2±0,08*

1,59±0,04*

12,8±0,19

1,6±0,1

6 месяцев

I (контрольная)

22,35±2,22

2,03±0,016

3,7±0,47

11,68±0,42

1,8±0,2

II

19,5±2,47

0,74±0,028

2,7±1,15

10,2±0,4

1,2±0,42

III

12,1±2,6

0,29±0,034**

2,1±1,52**

11,7±0,43

1,5±0,72

IV

10,81±2,65

0,15±0,03*

2,03±1,76

9,8±0,2

1,1±0,3

*p,< 0,001, в сравнении с показателями здоровых поросят

У поросят контрольной группы в возрасте 6 месяцев среднее число лейкоцитов в периферической крови было 16,08109/л, процентное количество Т-лимфоцитов составило 48,6%, а абсолютное среднее 4,08109/л, Т-хелперов и Т-супрессоров соответственно 29,4%, 1,2109/л и 13,5%, 0,55109/л.

У поросят третьей группы отмечались лейкопения до 9,43109/л и лимфопения до 27,14%, что сопровождалось снижением процентного содержания Т-лимфоцитов до 30,4%, а абсолютного - до 0,78109/л, что на 18,2% меньше, чем в контрольной группе. Процентное и абсолютное значение Т-хелперов и Т-супрессоров составляло 17,21%, 0,13109/л и 9,41%, 0,07109/л соответственно, что на 12,19% и 4,09% меньше, чем в контрольной группе.

У поросят четвертой группы отмечались лейкопения до 7,14109/л и лимфопения до 19,51%, что сопровождалось снижением процентного содержания Т-лимфоцитов до 26,7%, а абсолютного - до 0,37109/л, что на 21,9% меньше, чем в контрольной группе. Процентное и абсолютное значение Т-хелперов и Т-супрессоров составило 15,84%, 0,06109/л и 8,37%, 0,03109/л соответственно, что на 13,56% и 5,13% меньше, чем в контрольной группе.

Снижение общего числа Т-лимфоцитов и отдельных популяций РОК, снижение их соотношения (р-РОК и в-РОК) отражало нарушение лимфопоэза при СПМИС, перераспределение клеток и изменение регуляторного потенциала лимфоидных тканей. Выраженное снижение количества Т-лимфоцитов по отношению к здоровым животным сопровождается снижением клеточного иммунитета, что влечет за собой снижение продуктивности.

Анализ показателей, характеризующих гуморальное звено иммунитета у поросят, больных СПМИС в возрасте 6 месяцев, выявил, что относительное содержание в крови В-лимфоцитов у животных контрольной группы составляло 23,1%, а среднее абсолютное значение 1,94109/л, уровень иммуноглобулина А, G и М составлял соответственно 3,67 мг/мл, 11,5 мг/мл, 1,88 мг/мл.

У поросят второй группы процентное количество В-лимфоцитов периферической крови снижалось до 19,64%, но учитывая лейкопению и лимфопению, абсолютное число В-лимфоцитов снижалось до 0,77109/л, что на 60,31% ниже, чем в контрольной группе. Уровень иммуноглобулина А, G и М составлял соответственно 2,59 мг/мл, 10,6 мг/мл, 1,13 мг/мл, что на 29,43, 7,83 и 39,89 процентов ниже, чем в контрольной группе.

У поросят третьей группы процентное количество В-лимфоцитов периферической крови снижалось до 12,07%, но, учитывая лейкопению и лимфопению, абсолютное значение В-лимфоцитов составило 0,29±0,03109/л, что на 84,02% ниже, чем в контрольной группе. Средний уровень иммуноглобулина А, G и М составлял соответственно 2,13 мг/мл, 11,4 мг/мл, 1,42 мг/мл, что на 41,96, 0,87 и 24,47 % ниже, чем в контрольной группе.

У поросят четвертой группы процентное количество В-лимфоцитов периферической крови снижалось до 10,72%, но, учитывая лейкопению и лимфопению, абсолютное значение В-лимфоцитов оказалось 0,15±0,03109/л, что на 92,27% ниже, чем в контрольной группе. Средний уровень иммуноглобулина А, G и М составлял соответственно 1,95 мг/мл, 9,84 мг/мл, 1,08 мг/мл, что на 46,87, 14,43 и 42,55% ниже, чем в контрольной группе.

Таким образом, на всем протяжении постановки опытов отмечалась следующая тенденция: по мере увеличения тяжести течения СПМИС, с возрастом усиливался диспаритет показателей больных по сравнению со здоровыми животными, и ухудшалась работа как клеточного, так и гуморального звеньев иммунитета. Как результат, у свиней с тяжело протекающим СПМИС отмечалась, и с возрастом усиливалась, лейкопения и лимфопения, возрастала гипоиммуноглобулинемия, особенно в отношении иммуноглобулинов А и М.


РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ СОСТОЯНИЯ ССС И ВЕГЕТАТИВНОГО СТАТУСА У ПОРОСЯТ С СПМИС РАЗНОЙ СТЕПЕНИ ТЯЖЕСТИ

Нами комплексно изучены вариабельность сердечного ритма, состояние симпатоадреналовой и сердечнососудистой систем у поросят 1,5 месячного возраста, как в условиях покоя, так и после выполнения функциональной пробы. Для изучения функционального состояния САС были использованы те же группы поросят, что и в предыдущих исследованиях.

Анализ функционального состояния САС показал, что поросята с различным исходным вегетативным тонусом в сердечнососудистой системе отличались по уровню экскреции КА и их предшественников.

У 30% здоровых поросят с преобладанием симпатических влияний на сердечный ритм в условиях покоя отмечался уровень секреции адреналина 10,26±0,36 нг/мин, что несколько выше, чем у животных с эйтонией в этой же группе. Не отмечалось статистически значимых отличий в уровне адреналина между здоровыми поросятами с эйтонией и ваготонией. В уровне норадреналина имелись более выраженные изменения. Так у поросят с симпатикотонией уровень секреции норадреналина оказался на 10% выше чем у поросят с эйтонией и на 20% выше чем у поросят с ваготонией (р<0,05). Уровень дофамина у поросят с симпатикотонией оказался на 20%, а уровень ДОФА на 58% ниже чем у свиней с ваготонией (р<0,01). Таким образом, именно показатели предшественников адреналина и норадреналина, имели наибольшие различия у поросят с разным типом вегетативной активности.

На фоне относительно высоких значений адреналина у поросят с симпатикотоническим вариантом ИВТ второй группы отмечалось снижение экскреции с мочой норадреналина на 21%, по сравнению со здоровыми поросятами. Такая же тенденция была отмечена и у поросят с эйтонией. Если уровень норадреналина у поросят в первой и второй группе с нормотонией не имел статистических отличий, то уровень норадреналина был на 17% ниже во второй группе. Поскольку ваготоников во второй группе не было, то не было и сравнительного анализа. Отмечены резкие отличия в уровне предшественников адреналина и норадреналина у поросят первой и второй группы, уровень дофамина был на 20% ниже у поросят во второй группе с симпатикотонией, и на 30% ниже во второй группе у поросят с эйтонией и составлял соответсвенно 130,55±6,09 нг/мин и 106,97±4,51 нг/мин у симпатотоников, 142,23±8,01 нг/мин и 109,12±6,14 нг/мин у поросят эйтоников. А вот уровень ДОФА был соответственно 9,34±0,96 нг/мин и 13,61±1,08 нг/мин у симпатотоников, 7,86±1,35 нг/мин и 14,92±4,72 нг/мин у поросят эйтоников.

Отношение норадреналина к адреналину внутри групп поросят отличалось слабо, но во второй группе было на 30-50% ниже, чем у поросят в первой группе.

Дальнейший анализ уровня катехоламинов у поросят с СПМИС первой и второй групп показал резкое снижение предшественников адреналина и норадреналина в экскретируемой моче. Так у поросят третьей группы уровень дофамина был 94,73±3,35 нг/мин, 89,3±4,9 нг/мин, 88,01±5,73 нг/мин соответственно у поросят с симпатико-, эй- и ваготонией. Интересно отметить, что если в первой группе поросят уровень предшественников адреналина и норадреналина был наиболее высок у ваготоников, то у поросят с клинически выраженным СПМИС у ваготоников отмечался наименьший их уровень. Это связано с тем, что у поросят первой группы высокое содержание предшественников катехоламинов у ваготоников связано с их более экономным использованием, и, по всей, видимости, отображает особенности типа ЦНС, в группе ваготоников с СПМИС, уровень предшественников отображает их истощение. У поросят четвертой группы истощение адренергических структур достигло еще больших значений и уровень дофамина составлял соответственно 79,84±7,29 нг/мин и 80,92±8,68 нг/мин при ваготонии и эйтонии.

Таким образом, ваготония у здоровых животных и у животных с СПМИС имела разную природу, в первом случае это особенный тип ЦНС, и мы имели дело с истиной ваготонией, во втором случае речь идет об истощении адренергический структур.

Результаты подобных исследований могут служить научной основой для организации оптимальных условий содержания и полноценного кормления поросят, предупреждения вегетативных нарушений растущего организма животных, построения алгоритма диагностики тяжести течения болезней.

Реакции симпатоадреналовой системы на адреналиновую пробу у поросят с различным исходным вегетативным тонусом в сердечнососудистой системе при СПМИС.

Тестирующая функциональная проба в виде дозированного внутривенного введения адреналина позволила выявить реактивность и функциональные резервы САС в исследуемых группах. Известно, что одновременное повышение экскреции катехоламинов и ДОФА свидетельствует о достаточных резервных возможностях симпатоадреналовой системы, и создает предпосылки для устойчивой и длительной работы организма. Проведенный анализ показал, что характер реакций САС на адреналиновую пробу у поросят зависит от ИВТ, фонового уровня экскреции катехоламинов и имеет ярко выраженные отличия у поросят больных СПМИС. Так, у поросят–симпатотоников свободных от ЦВС-2, на фоне относительно высоких фоновых значений экскреции норадреналина 10,26±0,36 нг/мин, в ответ на адреналиновую пробу происходил ее прирост, составляющий до 11,53±1,48 нг/мин, что на 16% выше, по отношению к фону, повышалась и экскреция норадреналина с 19,67±1,85 нг/мин до 22,32±2,38 нг/мин, то есть на 10%. При этом выделение ДОФА поднималось с 9,34±0,96 нг/мин до 14,49±3,59 нг/мин, что на 65% выше фонового уровня функционирования САС.

У поросят-эйтоников из этой же группы происходило повышение адреналина и норадреналина на 8,01±0,73 нг/мин и 12,64±0,99 нг/мин, 18,39±1,74 нг/мин и 39,83±2,87 нг/мин, соответственно, что выше на 32% и 15,9%. Тогда как уровень ДОФА поднимался с 13,61±1,08 нг/мин до 25,41±2,84 нг/мин, что на 45% выше, чем фоновый уровень.

У поросят-ваготоников отмечался самый высокий уровень прироста катехоламинов и их предшественников с 8,7±0,33 нг/мин до 15,87±1,67 нг/мин адреналина, с 22,32±2,38 нг/мин до 24,96±1,99 нг/мин норадреналина и с 22,25±3,3 нг/мин до 27,89±4,05 нг/мин ДОФА. Таким образом, реакцию САС на адреналиновую пробу у здоровых поросят можно назвать адекватной, при данной реакции происходило повышение, как катехоламинов, так и их предшественников, что говорит о высокой функциональной и потенциальной способности САС.

Во второй группе поросят не отмечалось ваготоников, а исходный вегетативный тонус был выше, чем в предыдущей группе. Так уровень адреналина у поросят-симпатотоников увеличился на 17%, а уровень норадреналина – на 33%, тогда как уровень ДОФА увеличился только на 20%, что, по всей видимости, отображает начинающееся истощение САС. Это подтверждалось тем, что у поросят-нормотоников в этой группе происходило повышение адреналина с 8,32±0,3 нг/мин до 13,51±2,7 нг/мин, а норадреналина с 14,43±1,3 нг/мин до 22,57±3,26 нг/мин, то есть на 37% и 32% выше, чем в фоне, но при этом уровень ДОФА у этих поросят снижался, по сравнению с фоном, с 14,92±4,72 нг/мин до12,38±4,57 нг/мин, что ниже на 15% чем в фоне. Это характеризует реакцию САС у поросят этой группы как неэкономную, сопровождающуюся снижением уровня предшественников катехоламинов. А у некоторых поросят адреналиновая проба выявляла снижение функциональной активности САС и ее резервных возможностей.

Несмотря на достоверно более высокий фоновый уровень экскреции адреналина и норадреналина у поросят третьей группы, значения катехоламинов и их предшественников после адреналиновой пробы имели отрицательную динамику, уменьшаясь по сравнению с фоном. Так у поросят третьей группы только у симпатотоников происходило повышение уровня адреналина и норадреналина на 14,3% и 21,2% по сравнению с фоном, но уровень ДОФА снижался на 33,3%, что указывало на резкое снижение резервных возможностей САС. Тогда, как у поросят-эйтоников и ваготоников отмечалось достаточно выраженное угнетение САС, так адреналин снижался на 11,8%, норадреналин – на 18,5%, ДОФА – на 12%. У поросят ваготоников третьей группы уровень адреналина не изменялся, но и фоновый уровень был достаточно низким, всего 6,3±1,47 нг/мин, тогда как уровень норадреналина снизился с 11,49±1,28 нг/мин до 8,8±2,28 нг/мин, а ДОФА с 9,09±2,04 нг/мин до 7,7±2,66 нг/мин, на 22% и 28% соответственно.

Таким образом, в ответ на адреналиновую пробу у поросят третьей группы отмечалась парадоксальная реакция САС, не происходило повышения уровня катехоламинов и их предшественников, а отмечалось снижение. На наш взгляд это отображает не только истощение САС, но еще и компенсаторные изменения в ее работе, направленные на сохранение энергии и более экономное ее расходование.

У поросят четвертой группы эти изменения в работе САС еще более выражены. Так у этих поросят не отмечалось исходного симпатического тонуса соответствующего симпатикотонии, а в ответ на адреналиновый стимул САС отвечала торможением выработки катехоламинов и их предшественников во всех случаях.

У поросят-эйтоников уровень секреции адреналина снижался на 20%, секреции норадреналина – в двое, ДОФА - на 14%. У поросят с низким ИВТ, в ответ на адреналиновый тонус отмечалось 15% повышение уровня секреции адреналина при снижении на 70% уровня норадреналина и на 16% ДОФА, что составило 6,11±0,82 нг/мин, 9,93±1,59 нг/мин, 5,55±1,72 нг/мин соответственно.


Функциональное состояние сердечнососудистой системы

у поросят больных СПМИС

Параллельно с анализом функциональной активности САС нами оценивались и гемодинамические параметры, позволившие выявить различия в состоянии ССС в зависимости от тяжести СПМИС и особенностей вегетативной регуляции сердечного ритма. Так, в покое, в зависимости от тяжести СПМИС у поросят с симпатикотоническим вариантом ИВТ (таб. 4), показатели УОК и МОК были выше, чем в состоянии нормо- и ваготонии и составляли 5,1±0,45 мл., 0,7±0,03 л., тогда как у поросят-эйтоников 4,4±0,22 мл, 0,5±0,06 л., поросят ваготоников 4,4±0,24 мл., и 0,5±0,06 л. соответственно (р<0.05 и р<0.01).

Таблица 4

Показатели системной гемодинамики у здоровых поросят(n=20)

Показатели

Исходный вегетативный тонус

Симпатикотония

Эйтония

Ваготония

СД, мм.рт. ст.

145,05±2,374

112,64±2,616*

76,9±4,65*

ДД, мм.рт. ст.

75,2±3,31

64,7±4,88*

40,9±5,24*

САД, мм.рт. ст.

108,02±5,65

86,4±3,33*

59,2±2,31**

ЧСС, уд. мин.

80,4±6,39

116,88±5,412*

109±3,54**

УОК, мл.

5,1±0,45

4,4±0,22*

4,4±0,24**

МОК, л.

0,7±0,03

0,5±0,06*

0,5±0,06*

УИ, мл/м2

13,4±0,75

12,4±0,53*

10,9±0,11*

СИ, л/(мин.*м2)

2,2±0,01

1,7±0,03*

1,5±0,09*

УПСС, у.е.

2902,92±356,88

3656,99±466,22*

3240±122,3*

КДДЛЖ, мм.рт. ст.

8,1±0,53

5,1±0,32*

1,4±0,78*

* - р<0.05; ** - р<0.01

Аналогичные различия наблюдались и в отношении УИ и СИ, которые у симпатотоников выше и составляли 13,4±0,75 мл/м2 и 2,2±0,01 л/мин/м2 по сравнению с группой эйтоников и ваготоников у которых этот показатель оказался равным 12,4±0,53 мл/м2 и 1,7±0,03 л/мин/м, 10,9±0,11 мл/м2 и 1,5±0,09 л/мин/м2 (р<0.05 и р<0.01). При этом значение УПСС, уровень которого обуславливается состоянием периферического сосудистого русла, оказался ниже, что может указывать на физиологическую сбалансированность между периферическим сопротивлением сосудов и МОК, которые находятся в обратно пропорциональной связи. Относительное снижение УОК, МОК и СИ у эйтоников и ваготоников в этой группе, сопровождающееся более высокими значениями ОПСС может свидетельствовать о преобладающей активности сосудистого компонента в регуляции АД.

У поросят третьей группы с симпатикотоническим вариантом ИВТ, показатели УОК и МОК выше, чем в состоянии эйтонии и составили 5,5±0,7 мл., 0,8±0,12 л., тогда как у поросят-эйтоников 5±0,45 мл, 0,7±0,03 л. У поросят третьей группы производительные показатели ССС оказались выше, чем в предыдущих двух группах, что впрочем, соответствует самым высоким показателям катехоламинов у поросят этой группы, высокому ИВТ САС, и высокой вариабельности сердечного ритма. Ваготонического ИВТ в данной группе животных мы не наблюдали. УИ и СИ у поросят третьей группы также оказались самыми высокими и составили 13,35±1,044 мл/м2 и 2,6±0,03 л/мин/м2, у эйтоников этой же группы эти показатели оказались равными 13,07±0,73л/м2 и 2±0,03 л/мин/м, 10,1±0,14 и 1,5±0,07 л/мин/м2 (р<0.05 и р<0.01).

Необходимо отметить, что более высокие показатели МОК, СИ у поросят симпатотоников третьей группы связаны также с самой высокой частотой сердечных сокращений, то есть повышение производительности ССС достигается самым неблагоприятным способом. Такое увеличение производительности ССС более энергозатратно, чем за счет увеличения УОК. Таким образом, у поросят этой группы растет энергетическая цена увеличения МОК, что в дальнейшем, по мере утяжеления СПМИС неминуемо должно сказаться срывом компенсаторных механизмов и снижением производительности ССС, что и отмечалось у поросят четвертой группы с СПМИС.

Таблица 5

Показатели системной гемодинамики поросят, с СПМИС четвертой группы (n=20)

Показатели

Исходный вегетативный тонус

Симпатикотония

Эйтония

Ваготония

СД, мм.рт. ст.

-

4,9±7,50

84±7,42*

ДД, мм.рт. ст.

-

65,7±5,3

64,3±4,87*

САД, мм.рт. ст.

-

83,3±5,21

68±8,42**

ЧСС, уд. мин.

-

8,1±5,29

108,98±4,396**

УОК, мл.

-

4,3±0,23

3,7±0,26**

МОК, л.

-

0,5±0,02

0,4±0,1*

УИ, мл/м2

-

10,5±0,31

10,8±0,1*

СИ, л/(мин.*м2)

-

1,47±0,07

1,3±0,01*

УПСС, у.е.

-

3801,25±397,66

4419,43±346,18*

КДДЛЖ, мм.рт. ст.

-

11,82±0,31

13,7±0,72*

* - р<0.05; ** - р<0.01

УИ и СИ у поросят четвертой группы также оказались самыми низкими и составили 10,5±0,31 мл/м2 и 1,47±0,07 л/мин/м2 у эйтоников и 8,3±0,11 мл/м2 и 1,3±0,01 л/мин/м2 у поросят-ваготоников. Низкие показатели МОК, СИ у поросят четвертой группы сопровождались низкой частотой сердечных сокращений, что приводило к энергосберегающей работе ССС. Вместе с тем возможность вывести в случае необходимости такую ССС на более высокий уровень становилась неосуществимой, поскольку, как мы помним, у поросят снижаются не только уровень катехоламинов, но и их предшественников (таб. 5).

Таким образом, у поросят больных СПМИС производительные показатели ССС претерпевали закономерные изменения, от их увеличения у поросят третьей группы, к резкому снижению у поросят четвертой группы.

Реакции сердечнососудистой системы на адреналиновую пробу у поросят с различной тяжестью течения СПМИС

Адаптационные механизмы ССС при адреналиновой пробе в большей степени обеспечиваются активацией симпатического отдела ВНС. Применение пробы с адреналином, вызывающей периферическую вазоконстрикцию, позволило оценить уровень компенсаторных реакций ССС у поросят в зависимости от ее ИВТ, с учетом особенностей тяжести течения СПМИС.

Так, у здоровых поросят-симпатотоников и эйтоников в ответ на адреналиновую пробу наблюдается преобладание инотропных влияний САС на ССС. При этом происходит снижение УОК на 15%, но за счет увеличения ЧСС на 13%, МОК не снижается а поднимается на 14%. Абсолютные значения СД, САД, ЧСС, МОК, СИ и УПСС у этих поросят после адреналиновой пробы были 151,76±3,197 мм.рт.ст., 112,35±5,41 мм.рт.ст., 87,2±6,3394,2±6,311 уд/мин., 0,8±0,03 л., 2,4±0,03л/(мин.*м2), 2828,32±238,84 у.е.

Таким образом, у поросят этой группы при проведение адреналиновой пробы происходило повышение МОК при одновременном снижении УПСС, что говорит в пользу преимущественного инотропного влияния адреналина на сердце, без ангиоспастических явлений.

У поросят эйтоников абсолютные значение СД, САД, ЧСС, УОК, МОК, СИ и УПСС после адреналиновой пробы изменились до 128,59±3,277 мм.рт. ст., 98,6±4,42 мм.рт.ст., 167,89±5,472 уд/мин., 3,7±0,19 мл., 0,6±0,08 л., 2±0,03 л/(мин.*м2), 3241,66±211,52 у.е. соответственно. При этом уровень САД поднялся на 8%, тогда как ЧСС на 49% по сравнению с фоновым уровнем.

Такое увеличение ЧСС не могло не сопровождаться снижением УОК на 20%, но МОК за счет высокой частоты сокращения сердца после адреналиновой пробы увеличился на 23%, этому способствовало снижение УПСС на 14%. Как видим и у этих поросят поддержание давления шло не за счет сокращения сосудов, а за счет инотропного и хронотропного влияния адреналина непосредственно на миокард и проводящую систему сердца. Таким образом, у поросят в первой группе в ответ на адреналиновую пробу развивался инотропный и хронотропный эффект, без вазотонии.

У поросят-симпатотоников второй группы абсолютные значения САД, ЧСС, УОК, МОК и УПСС после адреналиновой пробы составили 24,2±9,33 мм.рт.ст., 204,21±5,861 уд/мин., 3±0,29 мл., 0,6±0,03 л. и 3516,64±338,44 у.е. соответственно. Основным отличием в изменениях показателей системной гемодинамики в ответ на адреналиновую пробу по сравнению с поросятами первой группы является повышение УПСС на 15%, при этом прирост ЧСС на 42%, не смог компенсировать падение УОК на 38%, что сопровождалось снижением МОК на 10%.

В целом такая же картина наблюдалась у поросят эйтоников и ваготоников в этой группе. У эйтоников САД увеличилось на 18%, ЧСС на 21%, УОК и МОК снизились на 23% и 4%, абсолютные значения составили 113,04±8,184 мм.рт.ст., 146,89±7,39 уд/мин., 3,6±0,22 мл., 0,5±0,09 л., 3552,28±390,26 у.е. соответственно.

У ваготоников отмечалось меньшее снижение показателей УОК, только на 10%, а МОК, оказался выше, чем до адреналиновой пробы на 16%.

Таким образом, у поросят второй группы имелись выраженные отличия в реакции ССС в ответ на адреналиновую пробу. Если у здоровых поросят в ответ на введение адреналина происходили инотропный и хронотропый эффекты, то у поросят второй группы отмечалось преимущественно вазотоническое действие адреналина.

Рис. 3. Изменения показателей системной гемодинамики у поросят с СПМИС после адреналиновой пробы, выраженные в %.

У поросят-симпатотоников третьей группы отмечалось снижение всех гемодинамических показателей, кроме УПСС, которое повышалось на 12%. Так САД в ответ на адреналиновую пробу снижалось на 5,5%, ЧСС на 11%, УОК и МОК снижались на 77% и 30%. Менее выраженные изменения системной гемодинамики в ответ на адреналиновую пробу отмечались у поросят-эйтоников третьей группы, так САД снижалось на 3%, ЧСС на 21%, УОК и МОК - на 6% и 25%, УПСС поднималось на 16%. Таким образом, у поросят третьей группы в ответ на введение адреналина развивались парадоксальные реакции, характеризующиеся депрессией ССС и выраженным снижением всех гемодинамических показателей. Несмотря на то, что УПСС поднималось на 12% и 16% в обеих подгруппах, артериальное давление не росло, что связано с резким падением МОК.

Менее выраженные депрессивные изменения в показателях системной гемодинамики отмечались у поросят четвертой группы. У поросят эйтоников САД практически не менялось, ЧСС снижалось только на 4%, а у поросят ваготоников на 6%.УОК и МОК снижались у поросят эйтоников на 15% и 19%, у поросят ваготоников на 16% и 20% соответственно. УПСС у поросят эйтоников увеличивалось на 20%, а у ваготоников практически не менялось.

Несмотря на то, что процентное снижение показателей системной гемодинамики у поросят ваготоников ниже, на наш взгляд это связано с исходно низкими значениями показателей системной гемодинамики у поросят этой группы, и с меньшим влиянием посторонних раздражителей на эти показатели.


Характеристика исходного вегетативного тонуса в сердечнососудистой системе у поросят 2-х мес. возраста с СПМИС различной тяжести

В ходе исследования 20-и здоровых поросят была получена определенная закономерность.

Таблица 6

Параметры вариационной пульсометрии у 2-х месячных здоровых поросят

Показатель

Единица измерения

Диапазон

измерения

Условная

Норма

Физиологическая

интерпретация

Мо

мс

200-900

400-800

Величина, обратная пульсу. Характеризует активность синусного узла и параметры кровообращения.

АМо

Процент

5-25

10-15

Отражает эффект стабилизирующего влияния симпатической нервной системы на кардиоритм

мс

68-680

50-150

Указывает на степень влияния парасимпатической нервной системы на кардиоритм.

ИН

Условная

Единица

20-600

100-200

Интегральный показатель, его приращение отображает активность симпатической нервной системы

Так, были получены следующие результаты: у 65% здоровых поросят исходный вегетативный тонус был от 100 до 200 условных единиц, у 20 % животных он был более 200, но менее 300 и лишь у 10% животных исходный вегетативный тонус, оцененный по индексу напряжения, был выше 500 условных единиц, вместе с тем только у 5% поросят ИН оказался ниже 100 условных единиц.

Именно по результатам исследований поросят этой группы мы приняли условные нормы показателей вариабельности сердечного ритма и оценки вегетативного тонуса у поросят, в возрасте 2-х месяцев (табл. 6). Исходя из данных, представленных выше, исходный вегетативный тонус (ИВТ) оценивали следующим образом: эйтония (сбалансированное состояние регуляторных систем ВНС) характеризовалось ИН, равным 100-200 усл. ед. (наибольшее количество здоровых упитанных поросят с данными показателями), ваготония - ИН меньше 100 усл. ед., симпатикотония с умеренным преобладанием тонуса симпатического отдела вегетативной нервной системы - ИН от 200 до 300 усл. ед., гиперсимпатикотония - ИН более 300 усл. ед. Вместе с тем подобное распределение показателей диктовалось не только показателями здоровых животных, но также и показателей поросят с СПМИС.

Такие же исследования были проведены у поросят второй группы. У 80% поросят этой группы отмечалось повышение активности симпатической нервной системы, исходный вегетативный тонус характерный для большинства животных первой группы отмечался только у 5% животных, тогда как гиперсимпатический – ИН более 500 у.е., отмечался уже у 15% животных. Вместе с тем ни у одного из этих животных не отмечалось снижение интегрального показателя вегетативного тонуса ниже 100 у.е.

Комплексный анализ показателей животных первой и второй групп позволил нам установить, что ИН от 100 до 200 у.е. характерен для здоровых животных находящихся в состоянии покоя и соответствует эйтонии. Интервал от 200 до 300 у.е. более характерен для поросят в условиях возникновения СПМИС, то есть для более высокой активности симпатической нервной системы.

У поросят третьей группы показатели вегетативного тонуса были самыми неопределенными. У 35% животных отмечалась симпатикотония, у 4% гиперсимпатикотония, у трех отмечалось снижение тонуса симпатической нервной системы или повышение парасимпатического влияния. Только у 40% животных показатели ИН напряжения оказались в пределах характерных для здоровых животных. У 25% поросят третьей группы отмечалось увеличение тонуса парасимпатической нервной системы. Таким образом, интерпретация интегрального показателя состояния вегетативной нервной системы у животных третьей группы оказалась очень затруднительной.

При исследовании исходного вегетативного тонуса у поросят четвертой группы была выявлена следующая закономерность. 60% поросят четвертой группы имели исходный вегетативный тонус, оцененный по ИН менее 100, то есть отмечалось увеличение тонуса парасимпатической нервной системы, или снижение тонуса симпатической. У 40% поросят с СПМИС второй группы отмечался такой же исходный уровень функционирования вегетативной нервной системы, как и у здоровых поросят, а симпатикотония не регистрировалась.

Таким образом, оценка вегетативного статуса животных имеет тенденцию к увеличению симптатикотонии у поросят по мере развития СПМИС. Так во второй группе поросят отмечалось смещение показателей функционирования вегетативной нервной системы в сторону парасимпатических влияний.

Для оценки состояния вегетативной нервной системы поросят применялась динамическая запись кардиоинтервалограмм при выполнении адреналиновой пробы (внутривенное введение 0,01 мг/кг адреналина гидрохлорида в виде 0,01% раствора).

Поскольку синусовый сердечный узел являлся не только водителем ритма сердца, но и индикатором функционирования всех регулирующих систем организма, то такой интегральный параметр кардиоинтервалограммы, как ИН в покое может служить показателем исходного вегетативного тонуса (ИВТ), а его динамика в ответ на изменение функционального состояния под действием адреналина отражает вегетативную реактивность.

Регистрация КИГ на адреналиновую пробу осуществлялась следующим образом: в положении лежа на правом буку проводилась 1-я запись КИГ (исходная); 2-я - регистрировалась сразу же после введения адреналина; 3-я запись КИГ осуществлялась через 10 минут после адреналиновой пробы. В каждом из 3-х массивов кардиоциклов рассчитывали ИН, т. е. соответственно ИН1, ИН2, ИН3.

Вегетативная реактивность характеризовала направленность и степень изменения функционирования ВНС в момент перехода организма из одного состояния в другое. По данной методике она оценивалась по отношению ИН2/ИН1 т. е. сравнивались интегральные показатели сердечного ритма при переходе функционирования сердечнососудистой системы из состоянии покоя в состояния напряжения.

При исследовании животных первой группы была выявлена основная закономерность – резкое увеличение активности симпатической нервной системы в ответ на адреналиновую пробу.

У животных с эйтонией, в данной группе, как правило, при учащенном пульсе происходило увеличение активности симпатической нервной системы, по показателям ИН практически в два раза. Кроме того после введения адреналина отмечалась выраженная тахикардия и исчезновение дыхательной аритмии. Все это говорит в пользу высокого функционального резерва симпатической нервной системы у данной группы животных.

Несмотря на то, что у здоровых поросят отмечались все типы исходного функционирования вегетативной нервной системы от ваготонии до гиперсимпатикотонии, во всех случаях наблюдалось увеличение уровня функционирования симпатической нервной системы в ответ на адреналиновую пробу.

Показатели вегетативной реактивности с адреналиновой пробой у поросят второй группы очень похожи на показатели поросят с исходным гипертонусом симпатической системы в группе здоровых поросят. Разница состоит в том, что реакция симпатической системы у этой группы животных была еще меньше, и показатели ИН2/ИН1 практически у всех животных были меньше чем единица, что указывало на невысокий исходный уровень функционирования симпатической нервной системы, и низкую ее реактивность.

Своеобразной была реакция на адреналиновую пробу у 15% животных, второй группы, у которых отмечалась гиперэргическая реакция симпатической нервной системы с высоким исходным значением ИН, более 300. Данную реакцию стоит назвать парадоксальной, так как в ответ на введение адреналина у животных отмечалось резкое замедление пульса. При этом реактивность симпатической нервной системы отсутствовала, но, по всей видимости, отмечается повышенная активность парасимпатической нервной системы.

Интересно отметить, что если во второй группе животных такие показатели реактивности вегетативной нервной системы были сравнительной редкостью, в первой группе они отсутствовали, то у поросят третьей группы такие показатели отмечались у 35% животных, у остальных 65% животных отмечалось также повышение активности парасимпатической нервной системы, только при меньших исходных значениях активности симпатической нервной системы. Поскольку исходные значения активности симпатической нервной системы в этой группе животных были значительно ниже, то не было и столь разительных отличий между частотой сердечных сокращений до и после адреналиновой пробы. По всей видимости, такие изменения следует интерпретировать как резкое усиление влияния парасимпатической системы на адреналиновый стимул. Объяснить столь резкое увеличение вариабельности сердечного ритма только снижением симпатических влияний здесь невозможно, поскольку соотношение ИН2/ИН1 снижается с единицы, характерной для симпатической реакции, до 0,1 и ниже, что можно объяснить только мощным включением парасимпатических влияний. На том этапе такую парадоксальную работу вегетативной нервной системы можно рассматривать уже как принципиально новую адаптивную реакцию организма животного, существующего в условиях развивающегося СПМИС. У поросят третьей группы такой тип вегетативной реакции с исходной ваготонией и гиперваготонической реактивностью наблюдался у 25% животных, тогда как у поросят четвертой группы такая работа вегетативной нервной системы наблюдалась практически у всех животных.

Анализируя данные вегетативного тонуса и вегетативной реактивности 4-х групп поросят с разной тяжестью СПМИС, мы смогли сделать следующие выводы:

  1. Исходный вегетативный тонус у здоровых поросят, при оценке ИН оказывался в пределах 100-200 условных единиц. Такой вегетативный тонус у поросят, больных СПМИС в возрасте 1,5-2 месяца, по всей видимости, являлся стереотипным для абсолютно здоровых поросят и может рассматриваться как нормальный, а состояние вегетативной нервной системы рассматривать как эйтоническое.
  2. При исходной эйтонии и отсутствии заболевания в ответ на адреналиновую пробу у этих поросят отмечалось резкое повышение тонуса симпатической нервной системы, а ИН увеличивался в 1-2 раза, соответственно ИН2/ИН1 колебался у здоровых поросят в пределах от 1-го до 2-х. Такие показатели можно рассматривать как исходную эйтонию с нормальной вегетативной реактивностью и характеризует всех здоровых поросят, без какого либо заболевания.
  3. Снижение вегетативной реактивности при адреналиновой пробе и исходной эйтонии позволяет убедительно отличать здоровых поросят без СПМИС и поросят с субклиническим течением СПМИС.

Только у 5% поросят второй группы отмечались показатели характерные для исходной эйтонии, но в отличие от здоровых поросят, у них отмечалось снижение вегетативной реактивности, а ИН2/ИН1 всегда ниже единицы. Дальнейшие отличия основной массы поросят второй группы более убедительны и в клинической ситуации будут вызывать меньшие сомнения, так у 95% таких поросят (практически всех) отмечается исходная симпатикотония, то есть исходный ИН значительно выше 200 условных единиц с выраженной ваготонической реакцией на адреналиновую пробу. При этом происходит резкое снижение ИН2, а ИН2/ИН1 значительно снижается ниже 0,1. Поскольку таких показателей у поросят без СПМИС вообще не встречалось, можно рассматривать выраженную ваготонию на адреналиновую пробу как основной диагностический признак СПМИС. При этом в дальнейшем у поросят не отмечалось симпатической реакции на введение адреналина. То есть, СПМИС приводил к парадоксальным реакциям на адреналиновую пробу, что и являлось диагностическим признаком нарастания этого заболевания.

Важно отметить, что у поросят с клинически выраженным СПМИС третьей и четвертой групп, то есть при углублении заболевания ваготоническая реакция на введение адреналина сохранялась, а диагностическим критерием тяжести СПМИС являлось нарастание исходной ваготонии, которая у поросят третьей группы отмечалась у 25% животных, а у поросят четвертой группы - у 60%, при этом нет убедительных отличий в показателях вегетативного тонуса у 40% поросят с СПМИС первой и второй групп, характеризующих срыв адаптации.

Примеры оценок ИВТ и вегетативной реактивности:

1) ИН1 – 85,5 усл. ед., ИН2 - 101 усл. ед., ИН2/ИН1=1,85

Вывод: ИВТ - состояние ваготонии, нормальная вегетативная реактивность – СПМИС нет.

2) ИН1 – 156 усл. ед., ИН2 – 298 усл. ед. ИН2/ИН1=1,91

Вывод: ИВТ - состояние эйтонии, нормальная вегетативная рекактивность – СПМИС нет.

3) ИН1 – 254,5 усл. ед., ИН2 - 248 усл. ед., ИН2/ИН1=0,97

Вывод: ИВТ - состояние симпатикотонии, нормальная вегетативная реактивность – субклиническое течение СПМИС.

4) ИН1 - 545 усл. ед., ИН2 - 348 усл. ед., ИН2/ИН1=0,63

Вывод: ИВТ - гиперсимпатикотония, ваготоническая вегетативная реактивность – клинически выраженное течение СПМИС.

5) ИН1 - 230 усл. ед., ИН2 - 68 усл. ед., ИН2/ИН1=0,29

Вывод: ИВТ – эйтония или симпатикотония, ваготоническая вегетативная реактивность – СПМИС средней тяжести клинического течения.

6) ИН1 - 570 усл. ед., ИН2 - 28 усл. ед., ИН2/ИН1=0,05

Вывод: ИВТ – гиперсимпатикотония, гиперваготоническая вегетативная реактивность - СПМИС тяжелое клиническое течение.

7) ИН1 - 72 усл. ед., ИН2 - 12 усл. ед., ИН2/ИН1=0,16

Вывод: ИВТ – ваготония, гиперваготоническая вегетативная реактивность – СПМИС, терминальная стадия.

Состояние истощения регуляторных механизмов отличалось снижением активности симпато-адреналового отдела нервной системы, с одновременный увеличением активности парасимпатической нервной системы.

Таким образом, исследование вегетативного гомеостаза с помощью кардиоинтервалографии (КИГ) позволило установить нарастание активности симпатического отдела вегетативной нервной системы при средней тяжести течения СПМИС, резкое снижение тонуса симпатического отдела и повышение тонуса парасимпатического - при тяжелом течении СПМИС. Эти данные свидетельствуют о «срыве адаптации», а вернее - децентрализации регуляции и ее переходе на автономные уровни у поросят четвертой группы. Таким образом, количественные (стрессовые, катаболические, эрготропные) изменения при легком течении СПМИС переходят в новое качественное состояние при тяжелом течении СПМИС. Целесообразность этого перехода заключалась в ограничении катаболических процессов, экономии энергии. Поэтому можно говорить о включении адаптационных реакций на новом уровне, поскольку болезнь, это не что иное, как одна из форм адаптации организма. Характер изменений вегетативного гомеостаза не зависел от периода возникновения СПМИС, а отчетливо был связан с тяжестью течения СПМИС.

Одновременный анализ всех исследований, которые проводились у поросят больных СПМИС, позволил сделать следующие выводы:

  • адреналиновая функциональная проба у поросят 2-х мес. вызывала сдвиги в показателях функционального состояния симпатоадреналовой системы, характер которых зависел от исходного вегетативного тонуса в сердечнососудистой системе, зависящего в первую очередь от тяжести СПМИС;
  • у поросят первой группы наблюдалось увеличение экскреции НА, ДА и ДОФА, при этом выраженность реакции САС тем выше, чем выше ИВТ; у поросят второй группы наблюдалось увеличение экскреции НА, ДА и ДОФА, при этом выраженность реакции САС несколько ниже, чем у поросят в первой группе;
  • у поросят третьей группы наблюдалось резкое увеличение экскреции НА, ДА при одновременном снижении ДОФА, что говорит в пользу начинающегося истощения САС;
  • у поросят четвертой группы наблюдалось резкое снижение экскреции как НА, ДА так и ДОФА, что говорит об истощении САС и прекращении ее регуляторных и адаптивных влияний на организм животного;
  • у поросят, больных СПМИС в возрасте 1,5-2 мес. наблюдалась неустойчивость вегетативной регуляции сердечного ритма, направленность сдвигов которой зависит от тяжести СПМИС. У здоровых у поросят в подавляющем большинстве наблюдалось сбалансированное влияние симпатической и парасимпатической системы на ССС, а в ответ на адреналиновую пробу происходило усиление работы миокарда, что сопровождалось увеличением УОК и МОК. При субклиническом течении СПМИС у поросят в ответ на адреналиновую пробу развивалась вазотоническая реакция сопровождающаяся снижением УОК и МОК при одновременном увеличении УПСС.

У животных второй и третьей групп преобладает симпатическое влияние на ССС, тогда как у поросят четвертой группы преобладает парасимпатическое влияние САС на ССС.

У поросят третьей группы с преобладанием симпатических влияний на сердечный ритм отмечается более высокий уровень экскреции норадреналина и снижение дофамина и ДОФА по сравнению с эйтониками и ваготониками (р<0,05; р<0,01), наблюдается стойкое преобладание активности медиаторного звена САС над гормональным (НА/А).

У поросят четвертой группы отмечается доминирование парасимпатических влияний, снижение экскреции как катехоламинов, так и их предшественников, что указывает на истощение САС, и всегда сопровождается парадоксальной реакцией ВСР на адреналиновую нагрузку, которая заключается в увеличении ВСР и снижении производительных показателей системной гемодинамики.

Выводы

1. По мере утяжеления СПМИС у потомков, у свиноматок развивается снижение показателей красной крови, а у поросят с клинически выраженным СПМИС средней и тяжелой степени отмечается выраженная анемия.

2. У животных с СПМИС разной степени тяжести отмечается лейкопения, от легкой до выраженной, которая сопровождается эозинопенией, моноцитопенией и выраженнойя лимфопенией.

3. Наиболее характерными изменениями в биохимических показателях крови у свиней, по мере утяжеления СПМИС являются развитие гипопротеинемии, гипоальбуминемии, гипокалиемии, гипергликемии, ацидоз. Так же регистрируется снижение альбумина в большей степени, чем снижение -глобулинов при незначительных изменениях - и - глобулинов в сыворотке крови.

4. Динамика дисперсии неспецифических показателей крови (морфологических показателей) отображает ухудшение адаптации животных в пределах одной группы с идентичными условиями содержания к условиям внешней среды. Так она растет по мере увеличение инцидентности возникновения инфекционных заболеваний, и может являться прогностическим критерием в возникновении инфекционных заболеваний в данной группе. При наличии неблагополучия местности по инфекционным заболеваниям: увеличение процента среднеквадратичного отклонения от среднего значения показателя эритроциты (и его производные) до 8% или показателя лейкоциты (и производные этого показателя) до 10% - риск развития заболевания умеренный, увеличение процента среднеквадратичного отклонения от среднего значения показателя эритроциты (и его производные) от 9% до 15% или показателя лейкоциты (и производные этого показателя) от 11% до 20 - риск развития заболевания высокий, увеличение процента среднеквадратичного отклонения от среднего значения показателя эритроциты (и его производные) выше 16% или показателя лейкоциты (и производные этого показателя) выше 20% - риск развития заболевания очень высокий.

5. По мере утяжеления СПМИС у поросят сначала отмечается повышение уровня гормонов щитовидной железы с последующим их снижением ниже нормы, что отображает первоначальное усиление обмена веществ у поросят с СПМИС, но при продолжительной болезни отмечается снижение уровня гормонов щитовидной железы с характерным снижением интенсивности обмена веществ.

6. При любой степени тяжести СПМИС происходит снижение уровня половых гормонов без первоначального повышения их уровня характерного для динамики гормонов щитовидной железы.

7. У поросят при СПМИС отмечается повышение уровня гормонов надпочечников по сравнению с данными, полученными у здоровых поросят в начале жизни, с последующим снижением кортикостероидов к 4-х мес. возрасту. У поросят третьей группы эти изменения выражены ярче. У поросят четвертой группы, отмечается резко сниженные показатели, как кортикостероидов, так и половых гормонов. После 4 мес. жизни отмечается дальнейшее снижение уровня кортизола более чем в два раза, что отображает истощение не только гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, но и всех осей гипоталамо-гипофизарной системы.

8. Патоморфологические изменения у поросят с СПМИС характеризуются признаками острого воспаления или дегенерации в почках, легких, печени и лимфоидной ткани. Во всех лимфатических узлах животных выявлена гиперплазия коркового вещества, коркового плато, паракортикальной зоны, что свидетельствует об имевшей место активации как Т-клеточных, так и В-клеточных зон. В печени на фоне гидропической и жировой дистрофии отмечается дессиминированная геалиновокапельная дегенерация гепатоцитов с формированием телец Каунсильмана. В почечной ткани - поражение почечных канальцев, либо интерстициальный нефрит. В кишечнике – дистрофически-дегенеративные изменения сопровождающиеся синдромом мальабсорбции. При дерматонефральном синдроме отмечается эритематозные изменения на коже сопровождающиеся развитием острого экссудативного гломерулонефрита и интерстициального нефрита.

9. При СПМИС у поросят происходят нарушения как клеточного, так и гуморального звеньев иммунитета по мере утяжеления СПМИС. Выраженное снижение количества Т-лимфоцитов по отношению к здоровым животным сопровождается ослаблением клеточного иммунитета, что влечет за собой падение резистентности, в первую очередь, к вирусным инфекциям . По мере утяжеления СПМИС происходит резкое снижение В-лимфоцитов, иммуноглобулина А и иммуноглобулина-G.

10. На фоне относительно высоких значений адреналина у поросят с симпатикотоническим вариантом ИВТ, второй группы отмечалось снижение экскреции с мочой норадреналина на 21%, по сравнению со здоровыми поросятами. Такая же тенденция была отмечена и у поросят с эйтонией. Если уровень норадреналина у поросят в первой и второй группе с нормотонией не имел статистических отличий, то уровень норадреналина был на 17% ниже во второй группе. Отмечены резкие отличия в уровне предшественников адреналина и норадреналина у поросят первой и второй группы, уровень дофамина был на 20% ниже у поросят во второй группе с симпатикотонией, и на 30% ниже во второй группе у поросят с эйтонией. Отношение норадреналина к адреналину внутри групп поросят с одинаковым кормление отличалось слабо, но во второй группе было на 30-50% ниже, чем у поросят в первой группе.

11. Адреналиновая функциональная проба у поросят 1,5 мес. вызывает изменения функционального состояния симпатоадреналовой системы. У здоровых, свободных от ЦВС поросят наблюдается увеличение экскреции НА, ДА и ДОФА, при этом выраженность реакции САС тем выше, чем выше ИВТ. У клинически здоровых поросят, носителей ЦВС, наблюдается увеличение экскреции НА, ДА и ДОФА, при этом выраженность реакции САС несколько ниже, чем у здоровых поросят свободных от ЦВС. У поросят с СПМИС легкой и средней тяжести наблюдается резкое увеличение экскреции НА, ДА при одновременном снижении ДОФА, что говорит в пользу начинающегося истощения САС. У поросят с тяжелым СПМИС наблюдается резкое снижение экскреции как НА, ДА так и ДОФА, что говорит об истощении САС и прекращении ее регуляторных и адаптивных влияний на организм животного.

12. У поросят, больных СПМИС в возрасте 1,5-2 мес. происходит увеличение активности симпатического отдела вегетативной нервной системы у поросят второй и третьей групп, резкое снижение тонуса симпатического отдела и повышение тонуса парасимпатического – у четвертой группы. Характер изменений вегетативного гомеостаза практически не зависел ни от периода возникновения СПМИС, ни от его формы, а связан лишь со степенью тяжести.

13. Кардиоинтервалография, как унифицированный и стандартизованный метод, позволяет регистрировать смещение вегетативного баланса в сторону преобладания симпатических или парасимпатических влияний в сердечнососудистой системе и тем самым прогнозировать состояние организма на грани нормы и патологии.

14. У поросят показатели исходного вегетативного тонуса и вегетативной реактивности при групповом исследовании могут служить критерием прогнозирования развития эпизоотии, при индивидуальном течении - тяжести развития заболевания.


ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. С целью групповой донозологической диагностики использовать метод расчета вариабельности морфологических показателей крови.

2. Использовать показатели индексов напряжения по методу вариабельности сердечного ритма с целью диагностики напряжения и истощения адаптационных механизмов организма, развития стрессогенного иммунодефицита и прогнозирования вероятности развития инфекционных заболеваний на неблагополучных территориях.

3. Данные по морфологическим, биохимическим, гормональным, иммунологическим и кардиологическим исследованиям могут быть использованы в учебном процессе по специальностям «Ветеринария» и «Зоотехния», написании учебных пособий и практических рекомендациях.

Результаты исследований опубликованы

в следующих научно-практических работах:

  1. Бутенков А.И. Клиническая цитология в ветеринарной практике мелких домашних животных (рекомендации). /А.И. Бутенков, С.Н. Карташов, С.М. Сулейманов и др.// Новочеркасск. - «ЮРГТУ», 2006. -62 с.
  2. Бутенков А.И. Применение реографии в диагностике и терапии мелких домашних животных с гиповолемией (рекомендации). /А.И. Бутенков, С.М. Сулейманов., С.Н. Карташов и др.// Новочеркасск. - «ЮРГТУ», 2006. -29 с.
  3. Ермаков А.М. Определение адаптационных возможностей организма и степени адаптации к стрессам различной этиологии методом ВСР (рекомендации). /А.М. Ермаков, А.И. Клименко, А.И. Бутенков и др.// Новочеркасск. - «ЮРГТУ», 2007. -32 с.
  4. Ключников А.Г. Особенности диагностики, морфофункциональные аспекты, лечение и профилактика энзоотической пневмонии у свиней, вызванной M. Hyopneumoniae (рекомендации). / А.Г. Ключников, А.И. Клименко, А.И. Бутенков и др.// п. Рассвет. – «ДЗНИИСХ», 2009. -34 с.
  5. Бутенков А.И. Определение адаптационных возможностей организма, диагностика и прогнозирование тяжести течения инфекционных заболеваний животных (рекомендации). /А.И. Бутенков, И.В. Ромашевский, С.Н. Карташов и др.// п. Рассвет. – «ДЗНИИСХ»,  2009. -58 с.
  6. Бутенков А.И. Особенности диагностики, морфофункциональные аспекты и профилактика цирковирусной инфекции у свиней (рекомендации). /А.И. Бутенков, С.Н. Карташов, А.Г. Ключников и др.// п. Рассвет. – «ДЗНИИСХ», 2009. -83 с.

СПИСОК НАУЧНЫХ РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Федюк В.И. Дифференциальная диагностика эрозивного гастрита и мегаэзофагуса. /В.И. Федюк, А.И. Бутенков// Материалы III Международной конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе».- п. Персиановский, 2000. - С. 124-125.
  2. Бутенков А.И. Дифференциальная диагностика рефлюкс-эзофагита и острого катарального гастрита. /А.И. Бутенков, В.И. Федюк// Девятый московский международный ветеринарный конгресс. -Материалы.- Москва,  2001. - С. 201-202.
  3. Бутенков А.И. Морфофункциональные параллели при дискинезиях кишечника. /А.И. Бутенков, С.Н. Карташов// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы VII Всероссийской научно-практической конференции.- Саратов, 2007.–С. 69-72.
  4. Бутенков А.И. Особенности течения гастроэнтерита в зависимости от состояния сердечнососудистой системы. /А.И. Бутенков// Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных. Материалы Всероссийской научно-практической конференции.-  Новочеркасск, 2007.– С.109-114.
  5. Бутенков А.И. Изменения центральной гемодинамики у поросят, больных эрозивно-язвенной формой гастроэнтерита. /А.И. Бутенков// Актуальные проблемы патологии морфологии и онкологии животных. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. -Новочеркасск, 2007.– С. 165-166.
  6. Бутенков А.И. Состояние микрофлоры кишечника у поросят в период переболевания после неспецифического энтерита. /А.И. Бутенков, Е.В. Карташова, А.М. Ермаков// Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова. -№ 8, 2008. С. 10-12.
  7. Бутенков А.И. Изменения центральной гемодинамики у поросят, больных эрозивно-язвенной формой гастроэнтерита. /А.И. Бутенков, Е.В. Карташова, А.М. Ермаков// Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова.- № 9, 2008. С. 7-9.
  8. Бутенков А.И. Оценка адаптационных возможностей организма животных при инфекционных и инвазионных заболеваниях. /А.И. Бутенков, А.В. Гуркин, М.С. Владыкин, А.И. Слостина// Современное состояние и перспективы развития патологии, морфологии и онкологии животных: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. -Новочеркасск, 2008. – С. 20-23.
  9. Бутенков А.И Синдром послеотъемного мультисистемного истощения свиней (Монография). /А.И. Бутенков// Ростов. - «ЦВВР», 2008. - 85 с.
  10. Бутенков А.И. Изменения вегетативной нервной системы при гипотрофии у поросят. /А.И. Бутенков, В.В. Половинка// Проблемы, задачи и пути научного обеспечения приоритетного национально проекта «Развитие АПК»: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- Новочеркасск, 2008. – С. 141-146.
  11. Бутенков А.И. Динамика морфологических показателей крови у поросят при цирковирусной инфекции. /А.И. Бутенков// Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- г. Новочеркасск, 2009. – С. 65-67.
  12. Бутенков А.И. Динамика биохимических показателей крови у поросят при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения. /А.И. Бутенков// Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - г. Новочеркасск, 2009. – С. 80-82.
  13. Бутенков А.И. Гистологическая характеристика миокарда при цирковирусной инфекции у свиней. /А.И. Бутенков// Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- г. Новочеркасск, 2009. – С. 87-89.
  14. Бутенков А.И. Гистологические изменения тонкого отдела кишечника при тяжелом течении синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней. /А.И. Бутенков// Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- г. Новочеркасск, 2009. – С. 91-93.
  15. Бутенков А.И. Вегетативный статус у поросят при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения. /А.И. Бутенков// Повышение продуктивности сельскохозяйственных животных и птицы на основе инновационных достижений: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. -г. Новочеркасск, 2009. – С. 274-280.
  16. Бутенков А.И. Патологоанатомическая и гистологическая манифестация синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней в тонком отделе кишечника. /А.И. Бутенков// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. - Саратов, 2009. – С. 47-51.
  17. Бутенков А.И. Влияние синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней на состояние лимфоидных тканей. /А.И. Бутенков// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции.- Саратов, 2009.– С. 51-54.
  18. Бутенков А.И. Распространенность послеотъемного мультисистемного истощения свиней и его ассоциаций в условиях Северного Кавказа. /А.И. Бутенков// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. -Саратов, 2009.– С. 54-57.
  19. Бутенков А.И. Клинико-морфологические признаки и особенности течения синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней. /А.И. Бутенков// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции.- Саратов, 2009.– С. 57-61.
  20. Бутенков А.И. Патологоанатомические и гистологические изменения паренхиматозных органов при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения свиней. /А.И. Бутенков// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. - Саратов, 2009.– С. 61-63.
  21. Бутенков А.И. Функциональное состояние щитовидной железы у поросят с гипотрофией различной степени тяжести в возрастном аспекте. /А.И. Бутенков, С.Н. Карташов// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. - Саратов, 2009.– С. 63-67.
  22. Бутенков А.И. Морфологические аспекты истощения лимфоидных тканей при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения свиней. /А.И. Бутенков, А.Г. Ключников, С.Н. Карташов, С.В. Лысенко// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции.- Саратов,2009.– С. 67-70.
  23. Бутенков А.И. Зависимость поражения тонкого отдела кишечника от тяжести течения послеотъемного мультисистемного истощения свиней. /А.И. Бутенков, С.Н. Карташов, А.Г. Ключников, С.В. Лысенко// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. -Саратов, 2009.– С. 70-74.
  24. Бутенков А.И. Влияние синдрома послеотъемного мультисистемного истощения поросят на адаптационные возможности организма животных. /А.И. Бутенков// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. - Саратов, 2009.– С. 74-78.
  25. Бутенков А.И. Результаты изучения вегетативного статуса у поросят при алиментарной депривации. /А.И. Бутенков// Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. -Саратов, 2009.– С. 80-86.
  26. Бутенков А.И. Особенности синдрома послеотъемного мультисистемного истощения свиней и его ассоциаций в условиях Северного Кавказа. /А.И. Бутенков// Инновационные пути развития животноводства: сборник научных трудов/ Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия. – Ставрополь. - «Сервисшкола», 2009. – С. 315-319.
  27. Бутенков А.И. Клинико-морфологические параллели при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения свиней. /А.И. Бутенков// Инновационные пути развития животноводства: сборник научных трудов/ Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия. – Ставрополь. - «Сервисшкола», 2009. – С. 325-329.
  28. Бутенков А.И. Изменения паренхиматозных органов при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения свиней. /А.И. Бутенков// Инновационные пути развития животноводства: сборник научных трудов/ Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия. – Ставрополь. - «Сервисшкола», 2009. – С. 329-332.
  29. Миронова О.А. Вариабельность сердечного ритма у поросят при некоторых патологических состояниях. / О.А. Миронова, А.И. Бутенков// Ветеринария и кормление.- № 2, 2009. С. 32-34.
  30. Бутенков А.И. Специфика изменений клеточной системы иммунитета у поросят в разном физическом состоянии. /А.И. Бутенков, Д.А. Астахова, В.Н. Николаенко, М.С. Владыкин// Труды Кубанского государственного аграрного университета. Научный журнал Серия «Ветеринарные науки».- № 1(ч.2), 2009. С. 245-249.
  31. Бутенков А.И. Влияние физиологического состояния на функцию щитовидной железы у поросят в возрастном аспекте. /А.И. Бутенков, Д.А. Астахова, В.Н. Николаенко// Труды Кубанского государственного аграрного университета. Научный журнал Серия «Ветеринарные науки».- № 1(ч.2), 2009. С. 249-253.
  32. Бутенков А.И. Особенности гуморального иммунитета у поросят при различном физиологическом состоянии. /А.И. Бутенков, М.С. Владыкин, Д.А. Астахова, В.Н. Николаенко// Труды Кубанского государственного аграрного университета. Научный журнал Серия «Ветеринарные науки».- № 1(ч.2), 2009. С. 253-256.
  33. Бутенков А.И. Поражения гепатобилиарного тракта при цирковирусной инфекции у свиней. /А.И. Бутенков// Ж. Ветеринарная медицина.- № 1-2, 2009. С. 63-66.
  34. Миронова О.А. Показатели системной гемодинамики у поросят при микотоксикозах. /О.А. Миронова, А.И. Бутенков, В.Н. Василенко// Ж. Ветеринарная патология. -№ 2(29), 2009. С. 26-29.
  35. Миронова О.А. Вегетативная реактивность у поросят, больных гепатитом микотоксикозной этиологии. /О.А. Миронова, А.И. Бутенков, А.В. Коваленко// Ж. Ветеринарная патология.- № 3(30), 2009. С. 92-95.
  36. Бутенков А.И. Особенности гуморального иммунитета при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения поросят в возрастном аспекте. /А.И. Бутенков, Л.П. Миронова// Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова.- № 10, 2009. С. 5-9.
  37. Карташов С.Н. Морфофункциональная характеристика лимфатических узлов поросят при цирковирусной инфекции. /С.Н. Карташов, А.М. Ермаков, А.Г. Ключников, А.И. Бутенков// Российский ветеринарный журнал. - № 2, 2009. С.13-18.
  38. Бутенков А.И. Иммунологический статус у свиней при инфекции M.HYOPNEUMONIAE. /А.И. Бутенков, С.Н. Карташов, А.Г. Ключников, А.Н. Тазаян// Ж. Ветеринария Кубани.- №3, 2009. - С 13-15.
  39. Тазаян А.Н. Состояние гуморальной и клеточной систем иммунитета у свиней, больных энзоотической пневмонией. /А.Н. Тазаян, А.И. Бутенков, А.Г. Ключников, С.Н. Карташов// Ветеринария и кормление.- № 4, 2009. С. 25-26.
  40. Бутенков А.И. Изменения клеточной системы иммунитета у поросят в возрастном аспекте при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения. /А.И. Бутенков// Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова. -№ 1, 2010. С. 3-6.
  41. Бутенков А.И. Гормональный фон у поросят, больных СПМИС, в возрастном аспекте. /А.И. Бутенков// Ветеринария Кубани.- №1, 2010.- С. 22-27.
  42. Бутенков А.И. Изменения морфологических и биохимических показателей крови у поросят при синдроме послеотъемного мультисистемного истощения. /А.И. Бутенков, С.Н. Карташов// Ветеринарное дело.- №1, 2010.- С. 28-30.
  43. Ермаков А.М. Особенности клеточного иммунитета у поросят при цирковирусной инфекции. /А.М. Ермаков, А.И. Бутенков// Ветеринария Кубани.- №2, 2010.- С. 25-27.


Список используемых в тексте условных принятых сокращений

А – адреналин,

АД – артериальное давление,

АМо - амплитуда моды,

ВНС - вегетативная нервная система,

ГГНС - гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система,

ДА – дофамин,

ДАД - диастолическое артериальное давление,

ДД – диастолическое давление,

ДОФА – диоксифенилаланин,

ИВТ - исходный вегетативный тонус,

ИН - индекс напряжения,

КА – катехоламины,

КДДЛЖ – конечное диастолическое давление левого желудочка,

КИГ – кардиоинтервалограмма,

Мо – мода,

МОК - минутный объем крови,

НА – норадреналин,

ОПСС - общее периферическое сопротивление сосудов,

ПЦР - полимеразная цепная реакция,

САД - систолическое артериальное давление,

САС – симпатоадреналовая система,

СГД – среднее гемодинамическое давление,

СД – систолическое давление,

СДНП - синдром дерматита и нефропатии поросят,

СИ - сердечный индекс,

СПМИС – синдром приобретенного мультисистемного истощения свиней,

ТГС - трансмиссивный гастроэнтерит свиней,

УИ - ударный индекс,

УОК - ударный объем крови,

УПСС - удельное периферическое сопротивление сосудов,

ЦВС (PCV) – цирковирус свиней,

ЦВИС – цирковируная инфекция свиней,

ЦНС - центральная нервная система,

ЧСС - частота сердечных сокращений.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.