WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МЕЛЕШКОВ

Сергей Федорович

Морфофункциональные особенности органов мочеотделения у домашних котов в норме и при различных формах мочекаменной болезни

06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Омск  2010

Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Омский государственный аграрный университет»

Научный консультант:

доктор ветеринарных наук, профессор

Хонин Геннадий Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук, профессор

Шведов Сергей Иннокентьевич;

доктор биологических наук, заслуженный деятель науки РФ, профессор

Тельцов Леонид Петрович;

доктор ветеринарных наук, профессор

Чумаков Виктор Юрьевич

Ведущая организация:

ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана»

Защита состоится _____________2010 г. в______ часов на заседании диссертационного совета Д 220.050.03 при ФГОУ ВПО «Омский государственный аграрный университет» в институте ветеринарной медицины по адресу: 644122, Омск – 122, ул. Октябрьская, 92, тел.: 24-15-35, тел./факс: 23-30-32; 23-04-67 (для Н.А. Лещевой).

E-mail: lescheva@list.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института ветеринарной медицины ФГОУ ВПО ОмГАУ.

Автореферат разослан «___»___________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Н.А. Лещева

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Кошка домашняя (Felis catus), наряду с собакой является одним из первых животных, одомашненных человеком. Количество кошек в мире растет, ежегодно увеличиваясь на 4–5% (Ю.И.Филиппов, А.Г. Придатко, А.Н. Елисеев и др., 1991; Е. Никишина, 1999), и в настоящее время значительно превышает количество собак (А.В. Липин, А.В. Сапин, Е.В. Зинченко, 2002). По данным А. Пинтера (1993) в мире насчитывается 80–100 миллионов кошек. В Российской Федерации 39% владельцев мелких домашних животных содержат кошек (И.Г. Волкова, 2000).

Кошка как объект экспериментальных исследований часто применяется в физиологии для изучения деятельности сердечно-сосудистой и нервной систем (В.Н.Черниговский,1973; А.И. Пиляровский, 1976; В.В. Флегонтова, 1999), хирургии (Ф. Мур, 1973), при изучении инфекций (А.А. Смородинцев и др.,1953).

Имеющиеся сведения по анатомии и топографии органов мочеотделения у кошек, полученные и обобщенные с позиций классической описательной анатомии (В.Н. Жеденов,1965; А.И. Акаевский, Ю.Ф. Юдичев, Н.В.Михайлов, И.В.Хрусталева,1984; Н.А. Слесаренко и др., 2004; Н.В. Зеленевский, Г.А. Хонин, 2004;  В.Ю. Чумаков, 2006; Dyce, Sack, Wensing,1987; Ellenberger-Baum, 1943; N.D. Bru, I.L. Real, 1996; Nickel, Shummer, Seiferle, 1976; R. Kirby, M. Raffe, R. Heniku, R. Murtaugh, 1994), в настоящее время не могут в полной мере удовлетворить потребности современной клинической науки. Многие данные по морфологии и физиологии органов мочеотделения у кошек требуют уточнения, добавления и пересмотра устоявшихся положений.

С учетом потребностей ветеринарной клинической практики,  системное морфофункциональное изучение органов мочеотделения у кошек до настоящего времени практически не проводилось. В специальной литературе мало сведений о морфометрических показателях структурных макро- и микроединиц почек у кошек (Н.Д. Дорохова, 2003), не приводятся данные о морфометрии мочевых путей. Также недостаточно сведений о физиологии мочеиспускания у котов. При этом отсутствуют работы, интегрирующие результаты анатомических,  гистологических, функциональных и клинических исследований органов мочеотделения у кошек. Такие сведения необходимы для современной клинической практики, когда становится оправданным индивидуальный подход  в диагностике и лечении мелких домашних животных не только в условиях  вивария научной лаборатории, но и участковой  ветеринарной лечебницы (А.С.Кашин, 2000).

Особое место среди патологии органов мочеотделения у домашних кошек занимает мочекаменная болезнь, которая в условиях мегаполиса приобретает масштабы энзоотии у данного вида животных (О.И. Динченко, 2003). Имеются единичные работы, посвященные изучению морфологических и функциональных показателей у котов в норме и при мочекаменной болезни (А.В. Ермолаева, 2005), однако в них не рассматриваются вопросы прижизненной макро и микро-морфометрии органов, а проведенный сравнительный анализ биохимических  исследований крови и мочи у здоровых и больных животных не позволяет рассмотреть болезнь в динамике, что важно не только для назначения лечения, но и составления научно обоснованного прогноза.

Рассмотренные формы пузырного уролитиаза у котов с клинических позиций (О.В. Громова, 2003), важны для практической ветеринарии, но нуждаются в морфофункциональном подтверждении.

Анализируя данные отечественных и зарубежных авторов, полученные при изучении органов мочеотделения у котов в норме и при  мочекаменной болезни (А.Д. Ноздрачев, 1973; И.Г. Волкова, 2000; И.И. Летов, 2005; Т.В. Блохина, 2005; А.В. Ермолаева, 2005; Д.Ю. Барышев, 2005; R.M. McCully, L.L. Lieberman, 1961), следует отметить, что они фрагментарны с позиций системного анализа.

Изучение морфофункциональных особенностей органов мочеотделения у котов в норме и при различных формах мочекаменной болезни является актуальным и непосредственно связано с проблемами научного обеспечения ветеринарного обслуживания мелких домашних животных и подготовкой квалифицированных кадров.

Тема диссертационной работы является самостоятельным разделом комплексной темы «Структурно-функциональная адаптация, видовая и индивидуальная изменчивость домашних животных, пушных зверей клеточного содержания и птиц, в зависимости от породы, возраста, функционального состояния и условий содержания (номер государственной регистрации 01.9.10053439) института ветеринарной медицины ФГОУ ВПО «Омский государственный аграрный университет».

Цель исследования.  Выявить морфофункциональные особенности органов мочеотделения у домашних котов в норме и при мочекаменной болезни для оптимизации диагностических и лечебно-профилактических мероприятий при острой задержке мочеиспускания.

Задачи исследования:

1. Изучить анатомотопографические и макроморфометрические показатели органов мочеотделения у здоровых котов,  больных уролитиазом без урологического синдрома, с урологическим синдромом и экспериментально вызванной острой задержкой мочеиспускания. Изучить ультрасонографические показатели органов мочеотделения у здоровых котов,  больных уролитиазом без урологического синдрома, с урологическим синдромом и экспериментально вызванной острой задержкой мочеиспускания.

2. Выявить особенности васкуляризации почек и их гемодинамические показатели у клинически здоровых котов и с экспериментально вызванной острой задержкой мочеиспускания.

3. Дать гистологическую характеристику органов мочеотделения у здоровых котов и больных различными формами мочекаменной болезни (нефролитиаз, пузырный уролитиаз, неосложненный урологическим синдромом и осложненный урологическим синдромом).

4.  Изучить функции мочевого пузыря у здоровых котов, больных пузырным уролитиазом, неосложненным и осложненным урологическим синдромом.

5. Разработать модель лабораторной дифференциальной диагностики уролитиаза без осложнения и с осложнением урологическим синдромом и способ прогнозирования ранних исходов при мочекаменной болезни с острой задержкой мочеиспускания по клиническим признакам и симптомам. Обосновать применение промежностной уретростомии в качестве лечебно-профилактического средства мочекаменной болезни котов.

Научная новизна. Впервые с позиций системного анализа выявлены анатомотопографические и морфофункциональные особенности почек, мочеточников, мочевого пузыря и мочеиспускательного канала у клинически здоровых, больных нефролитиазом, пузырным уролитиазом и урологическим синдромом котов. Изучены клинико-морфологические проявления нефролитиаза, пузырного литиаза и урологического синдрома у домашних котов. Получены новые данные о механизмах образования камней в мочевых путях у котов. Впервые у котов изучены особенности функционирования мочевого пузыря в норме и при различных формах пузырного уролитиаза. Усовершенствована методика ультразвукового трансабдоминального исследования мочевого пузыря, уточнены параметры наполнения мочевого пузыря для достоверной визуализации камней. Установлены клинические признаки и лабораторные показатели крови и мочи  в динамике острой задержки мочеиспускания и на их основе разработана модель дифференциальной диагностики уролитиаза у котов. Впервые проведен анализ выживаемости и на его основе разработана модель прогнозирования ранних исходов урологического синдрома у котов. Впервые прослежены отдаленные последствия промежностной уретростомии у котов и обосновано ее применение в качестве паллиативного лечебно-профилактического средства при мочекаменной болезни.

Новизна проведенных исследований подтверждена Авторским Свидетельством СССР № 1616644 «Операционный изолятор», 1990; Свидетельством о государственной регистрации программы для ЭВМ № 2010613967 «Прогнозирование ранних исходов УСК», 2010.

Теоретическая значимость и практическая ценность работы. Новые сведения по макро- и микроморфологии органов мочеотделения служат основой для разработки наиболее эффективных методов диагностики, лечения и профилактики мочекаменной болезни и сопутствующих осложнений. Установлено, что размеры почек аутопсированных и живых котов отличаются, расположение этих органов влияет на гемодинамические показатели, а увеличение площади поперечного сечения при нагрузке фуросемидом свидетельствует о выраженных адаптационных возможностях почек. У котов, в условиях замкнутого пространства городских квартир, наблюдается увеличение объема остаточной мочи, что предрасполагает к образованию уролитов. Наиболее часто  у котов (96%) регистрируется струвитный уролитиаз, при этом в 99,6 % случаев камни располагаются в мочевом пузыре. Уролитиаз у котов по характеру камнеобразования проходит две фазы: активную и неактивную. Активная фаза нефролитиаза характеризуется образованием микролитов в канальцевой системе, в  неактивной фазе они образуются только в почечной лоханке. В активной фазе пузырного уролитиаза микролиты формируются в поверхностных слоях эпителиальных клеток, в неактивной – уроседименты и камни образуются в полости мочевого пузыря. При нарушении оттока мочи из мочевого пузыря, при сформированных уролитах, характер и выраженность структурных изменений слизистой оболочки определяется продолжительностью задержки мочеиспускания.

Данные прижизненной морфометрии органов мочеотделения и их функциональные параллели дополняют разделы видовой и клинической морфологии и физиологии млекопитающих и могут быть использованы для решения актуальных проблем ветеринарной медицины мелких домашних животных – диагностики мочекаменной болезни, сопутствующих ей осложнений (нефрит, цистит, урологический синдром, острая задержка мочеиспускания), ее профилактики и продлению жизни животных.

Сочетанное использование современных методов морфофункционального (биопсия, ультрасонография, рентгенография), функционального (цистоманометрия, допплерография, фармакоэхография) и клинико-лабораторных методов исследования позволяют обосновать сроки и выбор оперативного лечения животных с острой задержкой мочеиспускания. На основании результатов клинико-экспериментальных исследований разработана компьютерная модель  составления прогноза урологического синдрома у котов.

На основании теоретических исследований, предложен хирургический подход (промежностная уретростомия), профилактики острой задержки мочеиспускания, обусловленной мочекаменной болезнью у котов, и определены его отдаленные результаты.

Фактические материалы диссертации предлагается использовать при диагностике, лечении и профилактике мочекаменной болезни домашних котов в условиях ветеринарной клиники, а так же при изложении разделов: «Органы мочеотделения», «Функции мочевых путей», «Диагностика болезней мочевой системы», «Болезни органов мочеотделения», учебных, справочных и методических руководств по анатомии и физиологии мелких домашних животных, клинической диагностике с рентгенологией, патологической анатомии, болезням мелких домашних животных, ветеринарной хирургии и внутренним незаразным болезням животных, в учебном процессе на кафедрах анатомии, физиологии, клинической диагностики с рентгенологией, оперативной и частной хирургии факультетов ветеринарной медицины.

Внедрение. Результаты научных исследований включены в «Методические рекомендации по применению ультразвуковых исследований органов мочеотделения у кошек» (рассмотрены и одобрены секцией «Патология, фармакология и терапия», утверждены Бюро Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии, протокол № 1 от 04.10.2007). Материалы диссертационной работы используются в ветеринарных клиниках Омска, Новосибирска, Екатеринбурга, Holon (Израиль). Результаты научно-исследовательской работы были использованы при написании учебного пособия для студентов и ветеринарных врачей «Ультразвуковая диагностика в клинической ветеринарии» (1999), учебного пособия для студентов «Болезни органов мочеотделения мелких домашних животных» (Гриф УМО высших учебных заведений РФ по образованию в области зоотехнии и ветеринарии №06-0336 от 08.04.2005.). Материалы диссертационной работы используются в учебном процессе на морфологических и клинических кафедрах факультетов ветеринарной медицины Омского и Алтайского аграрных университетов в качестве научного обеспечения учебной дисциплины «Болезни мелких домашних животных».

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Анатомотопографические, макроморфометрические и ультрасонографические показатели органов мочеотделения у  клинически здоровых, отличаются от таковых, у котов,  больных уролитиазом без урологического синдрома, с урологическим синдромом и экспериментально вызванной острой задержкой мочеиспускания.

2. При морфологическом анализе органов мочеотделения у здоровых котов выделяются видовые особенности структурной организации слизистой оболочки мочевых путей. У больных мочекаменной болезнью котов структурные изменения в органах мочеотделения зависят от локализации камней, стадии, фазы камнеобразования и длительности уростаза.

3. Функционирование мочевого пузыря у котов изменяется с возрастом и зависит от способа содержания и клинического статуса. При задержке мочеиспускания изменяется не только емкостная и опорожнительная функции мочевого пузыря, но и структура его стенки.

4. Клинические симптомы и признаки при урологическом синдроме отражают характер и глубину структурных изменений в почках и мочевом пузыре и находятся в прямой зависимости от продолжительности острой задержки мочеиспускания. Разработанная методом логистического регрессионного анализа математическая модель, позволяет прогнозировать ранние исходы урологического синдрома у котов, по данным первичного осмотра.

5. Промежностная уретростомия предупреждает у котов рецидивы острой задержки мочеиспускания и может быть предложена для профилактики мочекаменной болезни и в качестве паллиативного лечения.

Апробация результатов научных исследований. Основные материалы диссертационной работы доложены и одобрены на научных конференциях профессорско-преподавательского состава и аспирантов Института ветеринарной медицины ОмГАУ (Омск, 1998–2008), Международном конгрессе «Этика и профессиональное мастерство в образовании и ветеринарии» (Барнаул, 2000), Международной научно-практической конференции «Достижения эволюционной, возрастной и экологической морфологии – практике медицины и ветеринарии» (Омск, 2001), Международной научной конференции «Актуальные вопросы морфологии и хирургии ХХI века» (Оренбург, 2001), IV Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы биологии и ветеринарной медицины мелких домашних животных» (Троицк, 2001), Всероссийской научно-производственной конференции по актуальным проблемам ветеринарии и зоотехнии (Казань, 2002), Всероссийской научно-методической конференции патологоанатомов ветеринарной медицины «Современные проблемы патологической анатомии, патогенеза и диагностики болезней животных» (Уфа, 2003), Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 75-летию Российской академии сельскохозяйственных наук (Омск, 2004), IV Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Засл. ветеринарного врача РФ Окунцова (Омск, 2005), I съезде физиологов СНГ (Сочи, 2005), V Межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины продуктивных и непродуктивных животных (Омск, 2006), VI межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 85-летию СибНИВИ-ВНИИБТЖ «Проблемы патологии человека и животных в условиях Сибири» (Омск, 2007), II Международной научно-практической конференции «Аграрная наука – сельскому хозяйству» (Барнаул, 2007), Международной научно-практической конференции, посвященной 50-летию основания АО «Казахского агротехнического университета им. С. Сейфуллина (Астана, 2007), Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессоров Жеденова В.Н., Удовина Г.М., Садовского Н.В.(Оренбург, 2008), II съезда физиологов СНГ (Кишинэу, Молдова, 2008).

Публикация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы отражены в монографии, 41 научной статье, в том числе 11 – в ведущих научных рецензируемых журналах и изданиях, перечень которых утвержден Высшей аттестационной комиссией Российской Федерации.

Объем и структура диссертации. Общий объем диссертации составляет 357 страниц компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований, обсуждения полученных результатов, заключения, выводов, положений диссертации, выносимых на защиту, практических рекомендаций и внедрения результатов собственных исследований, списка использованной литературы. Работа иллюстрирована 150 рисунками, 20 таблицами. Список литературы включает 382 работы, в том числе 58 иностранных авторов.

Собственные исследования

Материал и методы экспериментальных и клинических

исследований

Объектами исследований служили коты различных пород в возрасте от 3 месяцев до 15 лет, как клинически здоровые (n=286), так и с расстройствами мочеиспускания (n=899), поступавшие от населения в клиники г. Омска в период 1998 по 2007 гг. Всего различными методами было исследовано 1185 котов.

Для экспериментальных исследований были подобраны клинически здоровые некастрированные беспородные коты в возрасте от 3 месяцев до 15 лет в количестве 217 голов и больные коты (n=193), у которых обнаружены камни в мочевом пузыре и уретре. Клинические исследования больных уролитиазом котов проводили в режиме реального времени и в виде ретроспективного анализа. Клинические и экспериментальные исследования проводились в условиях хирургической клиники ИВМ ОмГАУ; исследование сыворотки крови животных проводились в биохимической лаборатории ЦНИЛ Омской медицинской академии; патологоанатомические и гистоморфологические исследования – на базе кафедры патологической анатомии ИВМ ОмГАУ; анатомотопографические – на базе морфологической лаборатории ИВМ ОмГАУ; ультразвуковые и рентгенологические – на базе кафедры клинической диагностики, рентгенологии и радиобиологии ИВМ ОмГАУ.

Для выполнения поставленных задач использовался комплекс общеклинических, специальных инструментальных, морфологических, функциональных и лабораторных методов исследования.

Эксперимент по созданию острой задержки мочеиспускания у животных проводился по методике Е.М. Кимбаровской (1959) в нашей модификации (Рационализаторское предложение № 391 от 24.10. 2003; № 392 от 24.10.2003, принятое институтом ветеринарной медицины Омского государственного аграрного университета).

Лабораторные методы исследования крови проводились согласно общепринятым в клинической практике методикам (Й. Тодоров, 1963; А.А. Кудрявцев, Л.А. Кудрявцева, 1974; И.П. Кондрахин, Н.В. Курилов, А.Г. Малахов и др., 1985; И.П. Кондрахин, А.В. Архипов, В.И. Левченко и др., 2004), при этом определяли количественные показатели эритроцитов, лейкоцитов, гемоглобина. Высчитывались показатели гематокрита и лейкограммы. Биофизические показатели крови получали с помощью электрокоагулографа Н-334 по методике Е.П. Иванова (1983). Биохимические исследования сыворотки крови на содержание общего кальция, фосфора, калия, натрия, проводили колориметрическими методами. Содержание мочевины в сыворотке крови определяли ферментным уреазным методом, а содержание креатинина методом Поппера.

При исследовании мочи придерживались рекомендаций Й. Тодорова (1963), В.Я. Краевского (1976), Н.А. Лопаткина, А.Г. Пугачева, В.Е. Родоман (1979), А. Ланевски, Д.В. Крамер (1994). При этом определялись: суточный диурез ультразвуковым методом и периодической катетеризацией, удельный вес гидрометрическим методом, белок нефелометрическим методом, сахар и рН с помощью стандартных тест-полосок Combur - 8, мочевой осадок – «сухим» методом (под покровным стеклом) с помощью световой микроскопии. Методы микрохимических реакций (В.Я. Краевский, 1976) применялись в определении химического состава мочевых камней и кристаллов.

Специальные инструментальные методы исследования включали: катетеризацию мочеиспускательного канала, мочевого пузыря и мочеточников, пункцию мочевого пузыря, биопсию почек и стенки мочевого пузыря;

Рентгенологические исследования органов мочеотделения проводились по методике Г.А. Зедгенидзе, В.А. Куликова (1970), с учетом рекомендаций М.С. Игнатовой, Ю.Е. Вельтищева (1989), Д. Чью, Т. Баффингтона, П. Бартеса (1999) рентгеновским аппаратом Арман – 1.

Ультразвуковые исследования органов мочеотделения проводились по методике Ф. Барр (1999) с учетом рекомендаций  А.В. Амосова, Г.М. Имнаишвили (1988), Н.Д. Бру, И.Г. Реаль (1996), Г.А. Буланова (1997), С.В. Капустина, С.И. Пиманова (1998), Л.Л. Александровой, Л.Г. Корчевской, Н.И. Дюдина (1998), М.В. Эрман, О.И. Марцулевич (2000). В качестве ультразвукового прибора использовался эхотомоскоп ЭТС-ДМУ-02 с секторным механическим датчиком, так как преимущественной областью использования прибора в медицине является уронефрология. В процессе ультразвукового исследования использовалось устройство для стабилизации глубины зондирования ультразвуковым механическим секторным датчиком в нашей модификации. Исследование проводилось в режимах реального времени и дисплейном.  Для оценки скорости почечного кровотока у экспериментальных животных применялся ультразвуковой сканер Hewlett – Packard с датчиком для энергетической допплерографии с частотой 7,5 МГц (PRF 0,8 КГц).

Цистометрию проводили по методике В.А. Мохорт, Н.С. Севастьянова (1985), с использованием аппарата Вальдмана в нашей модификации.

Морфологические методы исследования клинически здоровых и больных животных включали: метод биопсии для получения ткани почки и мочевого пузыря с последующей их фиксацией в 4% нейтральном водном растворе формальдегида и жидкости Карнуа. Материал заливали в парафин, готовили гистопрепараты по общепринятой методике, толщиной 5–7 мкм с последующей окраской гематоксилином и эозином, Ван Гизон, конго красным, суданом III, методом реактив Шиффа-йодная кислота. Изучение гистологических препаратов почек проводилось методом световой микроскопии с учетом рекомендаций Я.Е. Хесина (1967), К. Ташкэ (1980), Г.Г. Автандилова (1990, 2002). Из тканей мочевого пузыря готовились гистопрепараты с последующей окраской гематоксилином и эозином, Ван Гизон, альциановым синим.

Морфологические методы исследования трупного материала включали: морфометрию почек, мочеточников, мочевого пузыря и мочеиспускательного канала, обычное препарирование экстраорганных сосудов почек, изготовление коррозионных и ангиоостеотопических препаратов, изготовление гистологических препаратов почек, мочеточников, мочевого пузыря и мочеиспускательного канала по вышеуказанной методике.

Оперативные вмешательства на органах мочеотделения проводились, используя операционный изолятор (Авторское свидетельство СССР № 1616644 от 01. 09. 1990).

Математико-статистическое описание данных исследования и оценка значимости различия производных величин проведена с помощью персонального компьютера с использованием пакетов прикладных программ электронной таблицы Microsoft Excel 7,0, Statistica 6, Биостат с учетом рекомендаций Г.Ф. Лакина (1990), С. Гланц (1999), Г.Г. Автандилова (2002), Ю.И. Юнкерова и С.Г. Григорьева (2002), В. Боровикова (2003), Э.А. Вуколова (2004), А.Д. Наследова (2005). Выполнены следующие статистические анализы: непараметрические – для оценки различия групп (U-критерий Манна-Уитни, Краскела-Уоллиса), корреляционный – для установления связи между переменными (коэффициент ранговой корреляции Спирмена), критерий согласия 2, F-критерий для сравнения двух линий регрессии цистометрограмм (при небольшой сумме частот использовали точный критерий Фишера), дискриминантный анализ – для построения интегральных критериев острой задержки мочеиспускания, анализ выживаемости (Каплана-Мейера) – для определения результатов промежностной уретростомии и логистический регрессионный анализ для построения модели прогнозирования ранних исходов урологического синдрома.

Анатомические и гистологические термины представлены в соответствии с международной анатомической и гистологической номенклатурой (Н.В. Зеленевский, 2003; В.В. Семченко и др., 1999).

Результаты собственных исследований и их обсуждение

Анализ и обобщение результатов собственных исследований позволяют утверждать, что у котов, наряду с общими закономерностями расположения, внутренней структуры, васкуляризации органов мочеотделения, отмечаются видовые и индивидуальные особенности.

Анатомотопографические особенности почек у здоровых котов.  В расположении левых почек наблюдается большая вариабельность. В 72% случаев краниальный полюс левой почки находится на уровне нижней трети тела 2-го поясничного позвонка. В 28% краниальный полюс почки находится на уровне переднего конца тела 3-го поясничного позвонка. Проекция заднего полюса левой почки зависит от ее линейного размера и у клинически здоровых животных располагается каудальнее  переднего конца тела 5-го поясничного позвонка. Асимметрия в расположении почек наблюдается и по вертикали. Правая почка в 34% случаев располагается дорсальнее левой. Результаты наших исследований во многом согласуются с данными А.Д. Ноздрачева (1972), В.В. Иванова (2005), B.Shojaei et al. (2006) и существенно дополняют их.

Масса и размеры почек у здоровых и больных уролитиазом котов. Наибольшая абсолютная масса обеих почек у клинически здоровых животных составляет 32,14±8,50 г. При сравнительном анализе массы почек здоровых и больных мочекаменной болезнью (за исключением нефролитиаза) установлено, что наибольшая абсолютная масса обеих почек, отмечается у больных животных. Относительная масса почек (органно-соматическое отношение) при этом между группами больных и здоровых не отличается. Наши результаты в этом отношении уточняют данные Н.Д. Дороховой (2003), И.И. Летова (2005).

  По данным ультразвуковых исследований, размеры почек отличаются от размеров почек аутопсированных животных: их длина на 15% меньше у живых и равна 3,5± 0,4 см (рис. 1).

Рис. 1. Линейные размеры почек у здоровых котов при аутопсии и ультразвуковом исследовании. 1 – группа анатомированных животных – контроль. 2 – группа котов, исследованных ультразвуковым методом (УЗИ). * – различия между двумя группами по U-критерию Манна-Уитни достоверны на уровне p<0,05.

В результате клинических исследований выявлено 16 случаев нефролитиаза у котов.  При этом признаки уролитов в мочевом пузыре и мочеиспускательном  канале не обнаружены. Установлено, что при одностороннем нефролитиазе уролиты у животных располагаются чаще в левых почках, которые внешне не отличаются от правых.

При двустороннем нефролитиазе у котов почки неодинакового размера, бугристые. При продольном разрезе как правой, так и левой почки, наряду с камнями, были обнаружены кисты в корковой и пограничной зонах органа.

Нефрометрические показатели у котов в динамике экспериментальной обструкции мочеиспускательного канала.  В результате проведенного ультразвукового исследования почек у котов в динамике экспериментальной обструкции мочеиспускательного канала было установлено, что на протяжении острой задержки мочеиспускания нефрометрические показатели имеют тенденцию к увеличению. У отдельных особей длина почек 5,0±0,3 см, у других остается в пределах 4,0±0,2 см, что можно объяснить с позиций индивидуальной адаптации к изменяющимся неблагоприятным условиям. Динамика увеличения линейных размеров почек за относительно короткий период времени в условиях ишурии свидетельствует об отечности паренхимы органа, что косвенно подтверждается снижением ее эхоплотности.

В течение 72 часов задержки мочеиспускания левые почки у всех котов смещались в каудовентральном направлении.

Морфологические варианты нефролитиаза у котов. Результаты собственных исследований  позволяют выделить несколько морфологических форм нефролитиаза у домашних котов: односторонний и двусторонний с выраженным нефросклерозом; односторонний с выраженным гнойным нефритом; двусторонний с выраженным нефросклерозом в сочетании с солитарными кистами; двусторонний с выраженным интерстициальным нефритом; односторонний и двусторонний с выраженным гидронефрозом. В почках выделяется два типа уроконкрементов – макролиты и микролиты. Считаем, что выделенные морфологические формы зависят от фазы камнеобразования. В активной фазе нефролитиаза микролиты образуются в канальцевой структуре почки; в неактивной фазе – в лоханке. Активная фаза нефролитиаза не исключает наличия макролитов.

Ультрасонографическая характеристика почек у здоровых котов на фоне стимуляции их выделительной функции. Трансабдоминальное ультразвуковое исследование почек у котов (п=10) проводили до введения и через 15, 30, 60, 90, 120, 180 мин после введения раствора фуросемида из расчета 1 мг/кг массы тела живот­ного. Исходные значения пло­щадей почек принимали за 100%, последующие их изменения опре­деляли как увеличение (+) или уменьшение (–) в процентах, относи­тельно исходных данных (по М.В. Эрману и О.И. Марцулевичу, 2000.).

В результате исследования установлено, что средние значения продольного сечения почек животных до введения фуросемида со­ставили 688±46 мм. После его введения на 15-й минуте у всех котов отмечались изменения эхогра­фической картины почек – улучшалась дифференцировка корково­го и мозгового слоев, четче выявлялись дуговые сосуды и об­ласть лоханки. За 15 мин площадь продольного сечения почки увеличивалась, по сравнению с исходными данными, у всех животных в среднем на 10% (р<0,05). Увеличение площади почек сохранялось до 90-й минуты, после чего этот показатель уменьшался, достигнув значения 670±22 мм, что составило -2% (р<0,05) от исходного (рис. 2).

10

Изменение площади, %

  5

  3

  100

  -1

  -2

15

30

60

90

120

180

Время, мин

Рис. 2. Номограмма изменений площади продольного ультразвукового среза почки здоровых котов.

Особенности васкуляризации почки.  Почечные артерии у исследуемых животных отходят от аорты одиночными стволами, причем, во всех наблюдаемых случаях правая почечная артерия располагается краниальнее по отношению к левой. Расстояние между местами отхождения почечных артерий у разных особей различно и составляет от 1, 1 до 2,8 мм. Длина левой и правой почечных артерий не отличаются, хотя наблюдается тенденция к удлинению левой почечной артерии.

Отток крови из почки осуществляется по двум магистральным венам – внутренней и наружной, которые перед впадением в каудальную полую вену образуют одиночные стволы, длина которых различается (рис. 3).

Рис. 3. Линейные размеры экстраорганных почечных вен. Различия между левыми и правыми сосудами статистически значимы при p<0,05 (ANOVA Краскела-Уоллиса).

Корреляционный анализ длины почечных артерий и вен показывает, что наблюдается высокая статистически значимая (p=0,0004) отрицательная зависимость (R= – 0,893) между длиной почечных артерий и длиной почечных вен до бифуркации.

У исследованных котов наблюдается определенная закономерность – суммарная длина левых экстраорганных вен больше аналогичного показателя правых, что, наряду с фактом одинаковой длины правой и левой почечных артерий, ход которых неодинаков, указывает на различные условия гемодинамики в описываемых сосудах. Это подтверждается и данными допплерографии.

Гемодинамические показатели почек у здоровых котов. В результате проведенных исследований установлены фоновые показатели кровотока в брюшной аорте и почечных артериях, которые соответствуют опорожненному мочевому пузырю.

Установлено, что систолическая скорость кровотока почечных артерий котов составляет 18,3-18,5 см/с, что в 1,2 раза ниже скорости кровотока в аорте (почечно-аортальное соотношение – 0,8). В сегментарных ветвях почечных артерий скорость кровотока снижается до 11,1 см/с.

Гемодинамические показатели почек у котов в условиях экспериментальной задержки мочеиспускания. По мере наполнения мочевого пузыря и роста внутрипузырного давления, происходит увеличение скорости кровотока как в брюшной аорте, так и почечных артериях. Причем если в правой почечной артерии скорость кровотока у здоровых животных была изначально несколько выше чем в левой, то при возрастании внутрипузырного давления до 29±10 мм рт. ст. показатели выравнивались и достигали 23,7±05 см/с, а скорость систолического кровотока в брюшной аорте при этом достигала 24,5±0,5 см/с. При достижении внутрипузырного давления 39±8 мм рт. ст. показатели скорости кровотока в брюшной аорте увеличивались до  27,4±0,4 см/с и, соответственно, скорость кровотока в почечных артериях возрастала до 26,8 см/с. После акта мочеиспускания скорость систолического кровотока в исследованных сосудах снижалась до 24,8±0,3 и 23,3±0,5 см/с, соответственно.

Степень корреляции влияния роста внутрипузырного давления на показатели почечного кровотока и кровотока в брюшной аорте высокая (R=0,99, р<0,05). Это объясняется влиянием  нервной системы не только на тонус детрузорной мышцы, но и на тонус сосудистых стенок.

Проведенные исследования на здоровых животных не исчерпывают весь спектр сонографических показателей почек, характеризующих гемодинамику, но являются эффективными в целях своевременной диагностики ранних гемодинамических нарушений почечной функции и в сочетании с клинико-лабораторными данными позволяют определять тактику лечения.

Анатомо-топографические особенности почечной лоханки и мочеточника.  По данным ультразвукового исследования у здоровых котов лоханка дифференцируется в виде узкой безэховой полоски.

При рентгеноконтрастном исследовании (ретроградная и антеградная рентгенография) почечные лоханки визуализируются в виде неправильной формы теней размером 5,0±0,2 мм. Проведенные исследования на аутопсийном материале показали, что почечные лоханки у котов на продольном разрезе представляют собой складку плотной ткани в виде воронки, продолжающейся в мочеточник.

При анализе экскреторных рентгенограмм в области почечных лоханок отмечаются тени неправильной формы с неровными краями. Изображение контуров почек и лоханок позволяет вычислить ряд показателей – индексов, дополняющих исследование: ренально-кортикальный индекс и паренхиматозный индекс. По результатам наших исследований ренально-кортикальный индекс  у клинически здоровых животных равен 0,31±0,02,  а паренхиматозный индекс равен 0,48±0,06.

Установлено, что длина мочеточников у котов составляет 9–12 см. Длина правого и левого мочеточника не отличаются, но наблюдается тенденция к увеличению правого, за счет более краниального расположения правой почки, что подтверждает данные других исследователей (А.Д. Ноздрачев, 1973; Н.В. Зеленевский, Г.А. Хонин, 2004; А.В. Ермолаева, 2005).

Условной границей почечной лоханки и мочеточника может служить изгиб, который ориентирует мочеточник в  каудомедиальном направлении. При выделении рентгеноконтрастного вещества, мочеточники неодинаково заполняются  на всем протяжении, что указывает на наличие функциональных фрагментов. По данным наших исследований, их два – проксимальный и дистальный. Длина проксимального фрагмента – 3,2±0,5см, а дистального – 8,3±0,3см. Ультрасонографически мочеточники у клинически здоровых животных не визуализируются.

Гистологическое строение мочеточников. Поперечный срез мочеточника на уровне выхода из почечной лоханки овальной формы. Четкой гистологической границы между лоханкой и мочеточником  не обнаружено. Снаружи мочеточник имеет хорошо выраженный адвентициальный слой, который почти сразу переходит в околопочечную жировую капсулу. В его основании проходят сосудисто-нервные пучки. Такое строение, на наш взгляд, характеризует потенциальную возможность к растяжению мочеточника без механического сдавления сосудов. Это подтверждается и клинической практикой – камень в области проксимального отдела мочеточника долгое время не препятствует оттоку мочи из лоханки. Мышечных слоев два: циркулярный наружный, внутренний – продольный. Эпителиальная оболочка мочеточника представлена переходным эпителием, клетки которого располагаются в 3-5 слоев, образуя складки.

В средней трети мочеточник на поперечных срезах округлой формы. Снаружи он окружен хорошо выраженной адвентициальной оболочкой, которая переходит в жировую ткань. Адвентиция хорошо васкуляризирована – на поперечном срезе различаются до 20 сосудов, идущих вдоль мочеточника. Мышечных слоя – два. Слизистая оболочка в этом отделе образует до 12 складок и состоит из 2-6 слоев клеток переходного эпителия и собственной пластинки.

На уровне мочепузырного треугольника мочеточник на поперечных срезах не имеет четких внешних границ, так как пучки гладкомышечной ткани идут в различных направлениях, образуя единый мышечный массив с мышечной тканью пузыря, в толще которого, между мочеточником и серозной оболочкой мочевого пузыря расположены инкапсулированные пластинчатые нервные тельца и нервные ганглии. Внутренняя оболочка мочеточника менее складчатая по сравнению с другими отделами и ее эпителиальная пластинка представлена 5-6 слоями клеток.

Анатомо-топографические особенности мочевого пузыря. Анатомическими исследованиями установлено, что у котов мочевой пузырь при наполнении выходит за пределы тазовой полости и лежит вентрально по отношению к толстому отделу кишечника, прилегая к нему дорсальной поверхностью. Пустой мочевой пузырь в основном лежит в тазовой полости, и лишь верхушка выступает в брюшную полость. По данным пневмоцистографии, мочевой пузырь у клинически здоровых животных округлой формы с четкими ровными краями. Он занимает каудо-вентральную часть брюшной полости. По мере наполнения, мочевой пузырь смещается по отношению к оси позвоночного столба, как в продольном, так и в боковом направлениях.

Наши данные в значительной степени дополняют исследования И.Г. Волковой (2000).

Гистологическое строение стенки мочевого пузыря при пузырном уролитиазе. Известно, что камни в мочевом пузыре вызывают различные негативные воздействия на пузырную стенку. Чаще камни в мочевых путях рассматриваются как механический раздражитель, приводящий к воспалению слизистой оболочки – циститу.

В результате проведенных исследований нами установлено, что у домашних котов в 96% случаев регистрируется струвитный уролитиаз, при этом камни в 99,6 % случаев располагаются в мочевом пузыре в виде уроседимента или множественных сростков, достигающих в длину 1,5±0,8 см.

При гистологическом исследовании стенки мочевого пузыря, полученного при оперативном вмешательстве или при эвтаназии животных, обнаружено, что структурные изменения регистрируются во всех случаях, а их выраженность и характер зависят от стадии болезни. В начале болезни происходит образование кристаллов солей в поверхностных слоях эпителия. Они располагаются в цитоплазме клеток и имеют округлую форму, четкие внутренние и внешние контуры. Каждый кристалл содержит центр с расходящимися радиально лучами, доходящими до двойного внутреннего кольца.

По мере роста, кристаллы отторгаются, образуя микродефекты на поверхности эпителия, и выходят в полость мочевого пузыря. В дальнейшем большинство микрокристаллов покидает мочевой пузырь с током мочи при беспрепятственном мочеиспускании, другие оседают и образуют уроседимент – песок. При задержке мочеиспускания микрокристаллы в полости мочевого пузыря увеличиваются в объеме. Последнее подтверждается сравнительным анализом изучения диаметров микрокристаллов в эпителии и в полости. Так, диаметр кристаллов, находящихся в полости мочевого пузыря в 2 раза больше чем внутри эпителиальных клеток. Причем характер их распределения по диаметру одинаков в эпителии и полости, что свидетельствует о синхронности роста, а значит и об одинаковых факторах, влияющих на увеличение их диаметра.

Наряду с микрокристаллами, в мочевом пузыре находятся клетки слущенного эпителия, которые, постепенно разрушаются. Из этого можно предположить, что продукты разрушения клеток, микрокристаллы, высокая концентрация мочи на фоне гипотонии детрузора приводят к образованию камней.

При сформировавшихся сростках кристаллов в мочевом пузыре отмечаются структурные изменения, характер и выраженность которых зависят от степени уростаза и продолжительности болезни. У котов, больных уролитиазом, при сохранном оттоке мочи слизистая оболочка мочевого пузыря покрыта эпителием, в котором покровные клетки, типичные для поверхностного слоя, отсутствуют. Наблюдается отек собственной пластинки слизистой оболочки и гиперемия кровеносных сосудов.

При продолжительном периоде болезни (1 год и более) стенка мочевого пузыря становиться утолщенной на всем протяжении. Высота эпителия в связи с очаговой десквамацией неодинакова. В участках с десквамированным эпителием отмечается гиперемия сосудов собственной пластинки слизистой оболочки. В зоне эрозий выявляется очаговая  воспалительная мононуклеарная инфильтрация с повышенным содержанием фибробластов, полнокровие сосудов и кровоизлияния.

Анализ патоморфологической и гистохимической картины показывает, что в мочевом пузыре при сформированных уролитах развивается катарально-десквамативное воспаление с мукоидным и фибриноидным набуханием волокон соединительной ткани.

Таким образом, изменения, происходящие в стенке мочевого пузыря у котов при уролитиазе без клинически выраженной задержки мочеиспускания, можно охарактеризовать как хронический эрозивный цистит с очагами склероза.

У котов, больных уролитиазом, при острой задержке мочи свыше двух суток эпителий слизистой оболочки почти на всем протяжении отслоен. В рыхлой соединительной ткани собственной пластинки слизистой оболочки и подслизистой основе коллагеновые волокна утолщены, набухшие, кровеносные сосуды расширены и переполнены кровью, отмечаются очаговые кровоизлияния.

После оперативного удаления камней из мочевого пузыря котов, у которых не был нарушен отток мочи, происходит восстановление строения слизистой оболочки, которая формируется в глубокие складки, покрытые эпителием, имеющим небольшую высоту даже на вершинах складок. В эпителии содержится 4-5 рядов эпителиоцитов.

На основании анализа результатов проведенных клинических и гистологических исследований можно заключить, что во всех наблюдаемых нами случаях камни в мочевом пузыре наблюдались только у хронически больных животных. При сформировавшихся камнях наблюдаются характерные морфологические изменения стенки мочевого пузыря, характер и степень выраженности которых зависят от стадии болезни. Таким образом, камни любого размера, в том числе и мочевой песок вызывают структурные изменения в стенке мочевого пузыря котов на любом этапе их образования. Оперативное удаление камней из мочевого пузыря приводит к восстановлению эпителия слизистой оболочки мочевого пузыря, но сохраняется вероятность кристаллообразования внутри цитоплазмы клеток.

Морфофункциональные особенности мочеиспускательного канала у котов. Проведенное морфометрическое исследование показывает, что внутренний периметр слизистой оболочки мочеиспускательного канала у здоровых животных отличается в области шейки мочевого пузыря, половых желез, промежности и на уровне головки полового члена. Наибольшая продольная складчатость слизистой оболочки мочеполового канала наблюдается в области предстательной и луковичной железы.

Сопоставляя полученные данные с результатами макроморфометрии наружного диаметра мочеиспускательного канала, следует отметить, что складчатость слизистой оболочки не зависит от наружного диаметра названных отделов, а в большей степени зависит от высоты эпителиальной пластинки и количества протоков желез. Так, высота эпителиальной пластинки в области предстательной, луковичной железы и области промежности не отличаются (рис. 4), также как и высота эпителия в области шейки и головки полового члена, где не обнаруживаются протоки желез.

Рис. 4. Высота эпителия в различных анатомических областях мочеиспускательного канала. При множественном сравнении высоты эпителия различия статистически значимы при p=0,017 (ANOVA Краскела-Уоллиса). При парном сравнении различия между шейкой и головкой, простатой и луковицей, луковицей и промежностью статистически незначимы (p>0,05) (критерий Манна-Уитни для независимых выборок).

Форма просвета мочеиспускательного канала, различный периметр внутреннего просвета мочеиспускательного канала и высота эпителия слизистой оболочки свидетельствуют в пользу предположения о наличии эпителиальных сфинктеров. Действие сфинктерного механизма эпителия дистальных мочевых путей представляется следующим образом. Известно, что моча может проходить по мочеиспускательному каналу с различной объемной скоростью, которая зависит от сократительной способности детрузора мочевого пузыря и от состояния уретрального канала (Ю.А. Пытель и др., 1992; В.В. Данилов, 1999). При узости мочеиспускательного канала объемная скорость мочеиспускания увеличивается (В.В. Данилов, 1999).

У котов мочеиспускание в естественных условиях происходит дискретно (Д. Дьюсбери, 1981), а это может быть достигнуто только с помощью сфинктерного механизма, в котором важная роль принадлежит и эпителиальной выстилке, неоднородной по высоте и складчатости. По нашим данным, существует положительная корреляция между высотой эпителия и внутренним периметром мочеиспускательного канала (по критерию Спирмена R=0,505; p=0,008). Поскольку эпителий выполняет функцию механической защиты (А. Хэм, Д. Кормак, 1983; Ю.И. Афанасьев и др., 1989), следовательно, увеличение его высоты можно рассматривать в качестве эволюционно сформировавшейся локальной защитно-приспособительной структуры мочеиспускательного канала регулирующей скорость потока мочи и участвующей в защите мочевого пузыря от ретроградного заброса мочи при мочеиспускании.

Цистометрические показатели у котов в норме и при обструкции мочеиспускательного канала. Функционирование мочевого пузыря у домашних котов остается до сих пор фрагментарно изученным, особенно в связи с их адаптацией к жизни в крупных городах.

Известно, что кошек содержат либо при свободном доступе к улице, либо только в условиях квартиры. Нами проведено ретроспективное изучение цистометрограмм клинически здоровых котов. Все исследованные животные были условно разделены на две группы.  В первую группу были включены здоровые коты в количестве 106, в возрасте от 1 до 8 лет, содержащиеся в городских квартирах без выгула на улице, а во вторую – 30 здоровых котов, в таком же возрастном диапазоне, которые также содержались в условиях городских квартир, но со свободным выгулом.

Анализ цистометрограмм котов показывает наличие нескольких уровней накопления мочи в мочевом пузыре, причем первые два уровня выражены относительно пологими кривыми, что свидетельствует о хорошей адаптационной способности детрузора мочевого пузыря у животных обеих групп (рис. 5).

При сравнении цистометрограмм по линиям регрессии в двух группах котов, выявлены как значимые, так и незначимые различия, что обусловлено индивидуальными особенностями в накоплении мочи в мочевом пузыре. Установлено, что индивидуальные различия наблюдаются с одинаковой частотой как у домашних, так и уличных котов (табл. 1).

При цистометрических исследованиях рекомендуется определять тонометрический индекс, характеризующий отношение прироста давления к приросту объема (В.В. Данилов, 1999). У котов обеих групп значения тонометрических индексов  варьируют в широких пределах в зависимости от возраста. У домашних котов по сравнению с уличными, наблюдается тенденция к уменьшению этого показателя, что может свидетельствовать о их более лабильной способности накапливать мочу.

Рис. 5. Варианты цистометрограмм уличных и домашних котов. Линии регрессии цистометрограмм не совпадают (F=3, p=0,003).

Таблица 1

зависимость параметров цистометрограмм от способа содержания котов

Группа животных

Оценка параметров цистометрограмм

отличаются

не отличаются

Домашние коты

34

72

Уличные коты

8

22

Всего

42

94

%

30,9

69,1

Примечание: домашние коты – контрольная группа. Различия между группами статистически незначимы (критерий 2=0,32; p=0,57). Нет зависимости от способа содержания.

Хорошая адаптационная способность детрузора мочевого пузыря у здоровых котов позволяет им накапливать и удерживать относительно большое количество мочи. По-видимому, у животных эта особенность имеет функциональное значение, заключающееся в необходимости накапливать мочу для меток территории обитания.

Объем остаточной мочи в мочевом пузыре после мочеиспускания является важным показателем опорожнительной функции мочевого пузыря (А.Я. Пытель, И.П. Погорелко, 1964; Ф.М. Ханно и др.,2006). У исследованных котов обеих групп наблюдались случаи остаточной мочи (табл. 2).

Таблица 2

зависимость  остаточной мочи в мочевом пузыре от способа содержания котов

Группа животных

Наличие остаточной мочи

есть

нет

Домашние коты

72

34

Уличные коты

14

16

Всего

86

50

%

63,2

36,8

Примечание: домашние коты – контрольная группа. Различия между группами статистически значимы (критерий 2=4,55; p=0,03).

При анализе полученных данных установлено, что у котов в обеих группах наблюдается положительная корреляция между объемом мочевого пузыря и объемом остаточной мочи (R=0,72, p=0,0001).

Наличие остаточной мочи у человека многими клиницистами рассматривается как показатель недостаточности детрузора мочевого пузыря и повышения сопротивления уретры (С.Д. Голигорский, 1971; И.А. Абоян и др., 1998). Однако, необходимо пояснить, что кошки, как и некоторые виды животных, способны прерывать акт мочеиспускания волевым усилием (А.А. Вишневский, 1973). В связи с этим следует предположить, что у здоровых котов, имеющих свободный доступ к улице, остаточная моча является физиологической потребностью, связанной с особенностью химической сигнализации. У домашних котов она подавляется владельцами и, следовательно, должна рассматриваться как патология.

Нарушение котами частоты, ритма или правил мочеотделения в строго отведенное место, определяется клинической медициной как патология и обозначается терминами: поллакиурия, периурия. Они рассматриваются как симптомы болезни и являются предвестниками урологического синдрома кошек, при котором у котов нередко возникает задержка мочеиспускания, приводящая к интоксикации и гибели (А.В. Ермолаева, 2005). Считается, что одной из предрасполагающих причин к задержке мочеиспускания у котов является узость мочеиспускательного канала (Е.М. Козлов, 2002). Не отрицая этого факта, следует заметить, что и приспособительный характер накопления мочи в мочевом пузыре у домашних котов также способствует увеличению емкостной функции и образованию остаточной мочи, которая, являясь показателем дизурии, может приводить к ухудшению физических свойств детрузора, что сопровождается падением тонуса. В этих условиях ухудшается отток мочи, обостряются воспалительные процессы в мочевых путях.

У котов, больных уролитиазом, период наполнения мочевого пузыря короче по сравнению с клинически здоровыми, и практически отсутствует период относительного спокойствия. Периоды первого позыва и увеличения внутрипузырного давления во время мочеиспускания следуют друг за другом, причем первый гораздо сильнее выражен. При урологическом синдроме давление в мочевом пузыре растет плавно по мере его заполнения до 200–300 мл.

У клинически здоровых котов тип реагирования  мочевого пузыря  на заполнение норморефлекторный, а у котов при мочекаменной болезни наблюдается повышение внутрипузырного давления как компенсаторная реакция в ответ на постоянное воздействие со стороны уролитов, тип реагирования такого пузыря – гиперрефлекторный.

Динамика функциональных расстройств мочеиспускания и их клинико-морфологические параллели при урологическом синдроме у котов. Во всех изученных случаях урологического синдрома у котов вначале появляются симптомы, характерные для болезней органов мочеотделения: поллакиурия и дизурия, а затем происходит острая задержка мочеиспускания.

Проведенный анализ цистометрограмм показывает, что в отличие от здоровых котов, у котов в начальный период проявления урологического синдрома цистометрограммы отличаются наличием только двух кривых подъемов давления, уменьшением объема наполнения в период эквифинального уровня и повышением внутрипузырного давления, что указывает на нарушение не только емкостной функции мочевого пузыря, но и на повышенную чувствительность детрузорной мышцы в ответ на введение жидкости.

Лабораторные показатели мочи у котов свидетельствуют о протеинурии, умеренной эритроцитурии, кристаллурии. Следует отметить, что  в рассматриваемый период, кристаллы солей в моче обнаруживались в 92 % случаев, причем, как правило, одиночные, реже собранные в конгломераты. Среди органического осадка мочи больных животных во всех случаях выявлялись клетки пузырного эпителия, одиночные лейкоциты и небольшое количество эритроцитов.

При гистологическом исследовании стенки мочевого пузыря у котов в начальный период урологического синдрома отмечается десквамация не только поверхностных, но и глубоких слоев эпителия, гиперемия кровеносных сосудов слизистой оболочки.

По мере развития болезни, слизистая оболочка теряет эпителий на всем протяжении, поверхностные сосуды переполняются кровью, наблюдается массовый выход эритроцитов в полость мочевого пузыря. Клинически это проявляется макрогематурией, периурией, поллакиурией и дизурией. По нашим данным вышеназванные клинические признаки могут наблюдаться в течение 3-5 суток, а затем наступает острая задержка мочеиспускания, обусловленная закупоркой мочеиспускательного канала уретральной пробкой, которая состоит из неорганических и органических веществ: кристаллов солей, слизи, клеток эпителия на различных стадиях разрушения.

Цистометрограммы, полученные в этот период позволяют сделать вывод о том, что у больных котов нарушается емкостная функция мочевого пузыря, так как характер цистографической кривой указывает на нестабильность детрузора. В этот период отсутствуют тонические сокращения мочевого пузыря в ответ на его заполнение, что отражается на цистографической кривой.

При продолжительности острой задержки мочеиспускания не более 3 суток (под наблюдением находились 32 кота) общее состояние животных остается удовлетворительным, ректальная температура регистрируется в пределах 37,6-39,1 С. Сонографически у некоторых котов обнаружены признаки хронического уроцистита: утолщение стенки мочевого пузыря и образование  неоформленного осадка. У всех котов клинически проявляется и рентгенологически подтверждается копростаз.

У котов с острой задержкой мочеиспускания свыше 3 суток (57 животных) наблюдаются расстройства поведения различной степени выраженности, жажда, потеря аппетита, у некоторых – рвота. Ректальная температура у животных этой группы снижалась до 37,0±0,8 С.

При гистологическом исследовании стенки мочевого пузыря выявлялась десквамация эпителиальной выстилки. Во всех оболочках наблюдалась гиперемия, отек и кровоизлияние. В большинстве случаев происходит пропитывание всех слоев стенки мочевого пузыря эритроцитарной массой, а в серозной оболочке отмечается десквамация мезотелия.

В этот период болезни наблюдается атония мочевого пузыря. Как показывают цистоманометрические исследования, емкостная функция мочевого пузыря у таких животных зависит только от механических свойств пузырной стенки.

При атонии детрузора быстро происходит переполнение мочевого пузыря мочой, содержащей кровь, клеточный детрит. Наступает защелачивание мочи до рН=8. Во всех случаях в моче выявляются кристаллы трипельфосфатов. Плотность мочи у таких животных по сравнению с другими группами понижается до 1,008 г/см3, что отражает снижение концентрационной функций почек.

Таким образом, патоморфологическая картина при урологическом синдроме отражает только течение болезни, но не является патогномоничной для этого синдрома. Выраженность симптомов и клинических признаков при урологическом синдроме, в целом, отражает глубину структурных изменений в мочевом пузыре и почках и находится в прямой зависимости от продолжительности острой задержки мочеиспускания. При острой задержки мочеиспускания от 3 до 5 суток наступают выраженные морфологические изменения как в мочевом пузыре, так и в почках. При острой задержке мочеиспускания более 5 суток наступают необратимые структурные изменения стенки мочевого пузыря и паренхимы почек.

Для прогнозирования развития болезни по клиническим признакам и симптомам было проведено ретроспективное исследование, основанное на сборе анамнестических данных и результатах объективного исследования.

На первом этапе нами проведен анализ данных времени жизни котов с урологическим синдромом по методу Каплана-Мейера. Анализ выживаемости показывает, что за 20 дневный период наблюдения из 143 котов, доставленных в клинику, погибли 46, причем 2 кота погибли в первые сутки на этапе оказания первой помощи. 22 животным была оказана однократная помощь – проведена катетеризация мочевого пузыря и даны рекомендации по дальнейшему лечению, после чего они выбыли из наблюдения.

Оценка функции выживания, показывает, что вероятность того, что кот с острой задержкой мочеиспускания, обусловленной урологическим синдромом, на этапе оказания первичной помощи проживет сутки, равна 99,3%, а больше 20 суток -  составляет 44,8%.

Для составления прогноза исходов при урологическом синдроме по клиническим признакам и симптомам проведен анализ с помощью логистической регрессии. Было включено 32 признака, полученных в результате опроса владельца животного при регистрации и с помощью непосредственного обследования. По итогам расчетов с помощью логистического анализа (Logistic Regression пакета прикладных программ Statistica 6.0), в модель включены 4 признака (рвота, количество рецидивов, цвет мочи, относительная плотность мочи) обладающих статистической надежностью не менее 80%.

Полученная методом логистического регрессионного анализа статистически значимая (р<0,0001) модель имеет следующий вид:

= exp(15,44-3,36x1-1,24 x2- 1,4x3- 0,86x4)/(1 + exp(15,44-3,36x1-1,24 x2- 1,4x3- 0,86x4)). (1)

Расчеты прогноза по этой модели могут быть произведены на персональном компьютере или микрокалькуляторе. Прогноз благоприятного исхода принимается при >0,5, неблагоприятного – при <0,5. Иформационная способность модели в целом составляет 90,2% (совпадение исходов лечения у 129 из 143 больных котов).

Биохимические показатели сыворотки крови здоровых и больных уролитиазом котов. У клинически здоровых (п=30), больных уролитиазом с  урологическим синдромом (п=30) и пузырным уролитиазом без урологического синдрома котов (п=30) нами установлено, что содержание общего кальция в группе животных с урологическим синдромом было наименьшим.

Фосфор в сыворотке крови у рассматриваемых групп животных на самом низком уровне находится у клинически здоровых животных. У больных уролитиазом содержание его в сыворотке крови значительно увеличено, причем у котов с пузырными уролитами без признаков острой задержки мочеиспускания этот показатель достигает значений 2,63 ммоль/л, что не наблюдается у животных с урологическим синдромом. Содержание калия в сыворотке крови исследованных групп показывает, что наиболее высокие значения отмечаются у котов больных уролитиазом.

Содержание натрия, калия, мочевины и креатинина в сыворотке крови здоровых и больных животных также различается. Причем наиболее высоких значений креатинин достигает в группе больных котов с урологическим синдромом. Наши данные дополняют данные О.В. Громовой (2003) и А.В. Ермолаевой (2005).

С целью лабораторной дифференциальной диагностики обструктивных состояний у котов, по результатам биохимических исследований сыворотки крови нами была составлена матрица m   n,  где m – показатели биохимических исследований, n – исследованные группы животных, каждая из которых включала 30 котов. В задачу исследования входило определение состояния животного: здоров – болен и если болен, то определение формы болезни: мочекаменная болезнь или урологический синдром.

Решение дано с помощью пакета прикладных программ Statistica 6.0 модуля «Дискриминантный анализ». В результате анализа проведена оценка информативности биохимических показателей, включенных и не включенных в линейные дискриминационные функции (ЛДФ). Наиболее информативными биохимическими показателями при урологическом синдроме и мочекаменной болезни оказались (в порядке значимости): мочевина, фосфор, креатинин, натрий, калий. Малоинформативным  для построения модели оказался показатель «кальций».

Для решения задачи диагностики применены две канонические линейные дискриминационные функции (ЛДФ F1  F2) с уровнем значимости р<0,001 и суммарным вкладом в дисперсию симптомов (Х) 100%.

Канонические ЛДФ F1 и F2 рассчитывали по формулам:

F1=-4,219+0,110Х1-0,164Х2+0,004Х3-0,002Х4+0,231Х5;

F2=-2,1100-0,0132Х1-2,1337Х2+0,0002Х3+0,0550Х4-0,4280Х5.

Решение диагностической задачи выполняется по графику (рис. 6), на котором нанесены центроиды четырех диагностируемых групп. Больного кота, для которого по его показателям определены F1 и F2, следует отнести к группе по минимальному расстоянию от соответствующего центроида.

Наши данные позволяют утверждать, что точность диагностики по решающим правилам в среднем характеризуется достоверностью 96,7%, для первой группы (здоровые*) – 100%, второй (УСК – урологический синдром котов) – 100%, третьей (МКБ –мочекаменная болезнь) – 90%. Недостаточная точность диагностики мочекаменной болезни объясняется близким расположением  биохимических показателей у этой группы животных с аналогичными показателями у клинически здоровых котов.

Рис. 6. Положение объектов трех групп котов (здоровые*, УСК – урологический синдром котов и МКБ – мочекаменная болезнь) в координатах первой и второй канонических линейных дискриминационных функций. Здоровые* - контрольная группа.

Отдаленные результаты промежностной уретростомии у котов. Промежностная уретростомия с ампутацией полового члена у котов показана при рецидивах урологического синдрома котов, при повреждениях полового члена, при закупорках части уретры, осложнениях бактериальной инфекцией мочевого тракта (Е.М. Козлов, 2002; Ж. Хозгунд и др., 2000; Э.А. Чандлер и др. 2002). Техника ее проведения у котов впервые описана  D.V. Wilson, J.W. Harrison (1971). Операция направлена на восстановление проходимости мочеиспускательного канала. Сведений об отдаленных результатах этой операции в специальной  литературе мы не обнаружили. В связи с этим поставили задачу – выяснить отдаленные результаты промежностной уретростомии по методике D.V. Wilson, J.W. Harrison (1971) у котов.

Оперативное вмешательство выполнено 228 домашним котам, у которых в анамнезе отмечались рецидивы острой задержки мочеиспускания, а при осмотре и специальном инструментальном исследовании выявлена обструкция мочеиспускательного канала уретральными пробками, имеющими минеральный компонент.

В результате проведенного ретроспективного исследования была сформирована матрица наблюдений (228х8), в которой каждый кот охарактеризован 8 признаками (ремиссия в днях, срыв ремиссии, возраст, тип кормления, продолжительность болезни, кастрация, отношение к породе, длина шерсти). За период наблюдения (2920 дней) из 228 котов выпали из наблюдения 184. В течение 8 лет наблюдались 3 кота. Анализ данных показывает, что из общего числа оперированных, 75% котов сохранили состояние ремиссии в течение года, 45% – более 3 лет и менее 20% более 5 лет.

При сравнении состояния продолжительности ремиссии в различных группах по критерию Гехана-Вилкоксона установили ее различия в зависимости от возраста (p=0,85), типа кормления (p=0,63), продолжительности болезни (p=0,0086), кастрации (p=0,59), отношения к породе (p=0,049), длинны шерсти (p=0,013).

При построении модели функции продолжительности ремиссии в зависимости от факторов, влияющих на сохранение состояния ремиссии по отмеченным показателям проведено исследование с помощью регрессионного анализа Кокса. В качестве прогнозируемого показателя-отклика определен показатель интенсивность срыва ремиссии. В качестве признаков, влияющих на функцию сохранения состояния ремиссии, и включенных в модель как независимые факторы-причины, определена совокупность независимых переменных (возраст, тип кормления, продолжительность болезни накануне операции, отношение к породе и длина шерстного покрова), достоверно связанных с  функцией сохранения состояния ремиссии у котов на протяжении наблюдаемого периода.

По данным В.И. Юнкерова и С.Г. Григорьева (2002), в случаях задания факторов кодами по порядковой шкале наиболее подходящей является модель интенсивности срывов ремиссии при допущении пропорциональности рисков:

h(t;x)=h0(t;x)exp(1x1+2x2+…..+kxk), (2)

где h(t;x) интенсивность срыва ремиссии на время t при воздействии множества факторов X1, X2, …..Xk;

h0 (t;x) – интенсивность срыва ремиссии на время t при воздействии того же множества факторов, задаваемых средними значениями, т.е. x1=x2=…..xk = 0;

1, 2, ….. k – коэффициенты при независимых переменных X1, X2, …..Xk;

exp (1x1 + 2x2 + …..+kxk) – коэффициент пропорциональности между h (t;x) и h0 (t;x).

По итогам расчетов с помощью регрессионного анализа (Proportional hazard (Cox) ППП Statistica) нами получена таблица коэффициентов модели для наиболее значимых факторов (табл. 3).

Таблица 3.

Машинограмма данных по моделированию интенсивности срыва ремиссии

Номер фактора

Код

фактора

Зависимая переменная: завершенные

Цензурируемая переменная: цензор

Chi_ = 13,76; df=6; p=0,03

Beta

Standard

Error

t-value

exponent

beta

Wald

Statist.

p

1

Возраст, лет

-0,489

0,419

-1,169

0,612

1,366

0,242

2

Тип кормления

-0,909

0,696

-1,306

0,402

1,706

0,191

3

Продолжительность болезни

0,788

0,545

1,446

2,200

2,092

0,148

4

Кастрация

0,024

0,975

0,024

1,024

0,001

0,980

5

Отношение к породе

0,185

0,499

0,371

1,203

0,138

0,710

6

Длинна шерсти

1,693

0,685

2,469

5,436

6,097

0,013

Полученная модель интенсивности срывов ремиссии после проведения промежностной уретростомии по методике D.V. Wilson, J.W. Harrison (1971) статистически значима (р=0,032) и имеет вид:

h (t;x) = h0 (t;x) exp (-0,489x1 + -0,909 x2 + 0,788 x3 + 0,024 x4 + 0,185 x5 + 1,693073 x6),  (3)

где x1, x2, ….. x6 – разности текущих и средних значений этих факторов. По данным табл. 3 и формулы (4), предлагаемой В.И. Юнкеровым, С.Г. Григорьевым (2002), проведена оценка относительной величины степени влияния ki, % факторов, включенных в модель (2) (табл. 4).

ki = (4)

Таблица 4

Относительные величины степени влияния факторов на интенсивность срыва ремиссии у котов после перенесенной уретростомии

Номер фактора

Наименование фактора

Степень влияния ki, %

1

Возраст, лет

5,63

2

Тип кормления

3,70

3

Продолжительность болезни

20,22

4

Кастрация

9,42

5

Отношение к породе

11,07

6

Длина шерсти

49,96

ki = 100,00

Анализируя полученные результаты следует указать, что степень влияния на интенсивность срыва ремиссии таких факторов как продолжительность болезни, кастрация, отношение к породе и длина шерсти составляет 90,67%. В меньшей степени оказывают влияние возраст и тип кормления.

Таким образом, проведенные исследования показывают, что промежностная уретростомия является высокоэффективным методом и ее целесообразно использовать у котов любого возраста в качестве палиативного средства, предотвращающего рецидивы острой задержки мочи.

Выводы

1. У здоровых котов в расположении левых почек наблюдается большая вариабельность. В 72% случаев краниальный полюс левой почки находится на уровне нижней трети 2-го поясничного позвонка. В остальных случаях он расположен на уровне переднего конца тела 3-го поясничного позвонка. Асимметрия в расположении почек наблюдается и по вертикали – правые почки в 34% случаев располагаются дорсальнее левых. В течение 72 часовой экспериментальной задержки мочеиспускания левые почки у всех котов смещаются в каудовентральном направлении.

2. У здоровых аутопсированных котов длина правой и левой почек не отличается и равняется 4,12±0,42 и 4,01±0,41 см соответственно. Ширина правой и левой почек также не отличается и составляет 2,70±0,30 см, также как и их толщина, которая равна 2,50±0,20 см. Аналогичные размеры определяются у больных пузырным уролитиазом, неосложненным урологическим синдромом, но отличаются от показателей у животных между возрастными группами. При двустороннем нефролитиазе у котов почки неодинакового размера.

3. По данным ультразвуковых исследований, размеры почек отличаются от размеров почек аутопсированных животных: их длина на 15% меньше у живых и, в среднем, равна 3,5± 0,4 см. Значения площади продольного сечения почек у здоровых котов на фоне введения фуросемида изменяются на протяжении 3 часов, площадь их продольного сечения увеличивается в течение первых 15 минут до 10%, а затем уменьшается. Через 15 минут после введения фуросемида улучшается визуализация анатомических структур почки, что может быть использовано для оптимизации ультразвуковой визуализации органа.

4. Наибольшая абсолютная масса почек  наблюдается у котов, больных мочекаменной болезнью, осложненной урологическим синдромом. Относительная масса почек (органно-соматическое отношение)  больных и здоровых котов не отличается. У здоровых котов наблюдается прямая зависимость массы почек от массы тела (r = 0,89, р=0,001). У больных животных зависимость массы почек от массы тела слабая (r = -0,06, р=0,003).

5. У здоровых котов длина левой экстраорганной почечной вены (34,5±2,8 мм) больше правой (25,6±3,8 мм), что, наряду с фактом одинаковой длины правой и левой почечных артерий (2,2±0,3), ход которых не совпадает, указывает на различные условия гемодинамики вен. Систолическая скорость кровотока почечных артерий у них составляет 18,3 – 18,5 см/с, что в 1,2 раза ниже скорости кровотока в аорте (почечно-аортальное соотношение – 0,8). В эксперименте острой задержки мочеиспускания в течение 48 часов у котов по мере наполнения мочевого пузыря и роста внутрипузырного давления, происходит увеличение скорости кровотока как в почечных артериях – до 22,7±2,4 см/с (на 24,4%), так и в брюшной  аорте – до 25,1 см/с  (на 10,6%). После акта мочеиспускания скорость систолического кровотока в исследованных сосудах снижается до фоновых показателей: 18,8±0,3 и 22,8±0,3 см/с соответственно.

6. Камнеобразование у котов может присходить как в одной, так и в обеих почках. Нефролитиаз у котов по характеру камнеобразования проходит две фазы: активную и неактивную. В активной фазе нефролитиаза образование микролитов идет в канальцевой системе, в неактивной макролиты формируются только в полостной системе.

7. Эпителий слизистой оболочки мочеиспускательного канала котов представлен многослойным переходным эпителием, отличающимся в различных анатомических отделах количеством рядов и величиной клеток. Между высотой эпителия и периметром мочеиспускательного канала существует положительная корреляция (r =0,505). Различные форма поперечного сечения и внутренний периметр на протяжении мочеиспускательного канала обусловлены наличием эпителиальных сфинктеров, которые участвуют в защите мочевого пузыря от ретроградного заброса мочи при мочеиспускании.

8. У котов в 96% случаев регистрируется струвитный уролитиаз, при этом в 99,6 %  камни располагаются в мочевом пузыре в виде уроседимента или множественных сростков кристаллов длинной 1,5±0,8 см. Структурные изменения в стенке мочевого пузыря регистрируются во всех случаях, а их выраженность и характер зависят от длительности задержки мочеиспускания. В начале формирования уролитов в мочевом пузыре наиболее выраженные изменения развиваются в слизистой оболочке по типу катарально-десквамативного воспаления с мукоидным и фибриноидным набуханием волокон соединительной ткани. Образование кристаллов солей происходит в поверхностных слоях эпителия. По мере роста кристаллы отторгаются, образуя микродефекты на поверхности эпителия, и выходят в полость мочевого пузыря. При сформировавшихся макролитах в полости мочевого пузыря котов без клинически выраженной задержки мочеиспускания в стенке пузыря наблюдается хронический эрозивный цистит с очагами склероза.

9. При нарушении оттока мочи из мочевого пузыря при сформированных уролитах характер изменений определяется продолжительностью задержки мочеиспускания. Острая задержка мочеиспускания свыше 3 суток, при наличии сформированных камней в мочевом пузыре, приводит к образованию кровоизлияний, отслоению эпителия и отеку соединительной ткани стенки мочевого пузыря. После оперативного удаления камней из мочевого пузыря котов, у которых не был нарушен отток мочи, наблюдается восстановление строения слизистой оболочки.

10. Патоморфологическая картина при урологическом синдроме отражает только течение болезни, но не является патогномоничной для мочекаменной болезни. Выраженность симптомов и клинических признаков при урологическом синдроме отражает характер и глубину структурных изменений в почках и мочевом пузыре и находится в прямой зависимости от продолжительности острой задержки мочеиспускания. При острой задержке мочеиспускания до 3 суток происходит десквамация эпителиальной выстилки слизистой оболочки, а при задержке более 5 суток наступают необратимые структурные изменения стенки мочевого пузыря.

11. У котов в условиях замкнутого пространства городских квартир наблюдается увеличение объема остаточной мочи. У клинически здоровых животных объем мочи в мочевом пузыре составляет 41,5±3,05  мл. Цистометрограмма у таких животных включает период наполнения, первого позыва, относительного спокойствия и период увеличения внутрипузырного давления до значений 39±8 мм рт. ст.  При уролитиазе тип реагирования мочевого пузыря по сравнению с клинически здоровыми животными  – гиперрефлекторный. Емкостная функция мочевого пузыря у таких животных уменьшается по сравнению с клинически здоровыми.  При урологическом синдроме емкость мочевого пузыря зависит от механических свойств его стенки – такой тип реагирования определяется как атонический.

12. Прогноз урологического синдрома у котов высоко эффективен при расчете по математической модели, которая имеет вид: = exp(15,44-3,36x1-1,24 x2- 1,4x3- 0,86x4)/(1 + exp(15,44-3,36x1-1,24 x2- 1,4x3- 0,86x4)), где: exp – экспонента (показательная функция), х1–наличие рвоты (в баллах), х2 – количество рецидивов (в баллах), х3 – цвет мочи (в баллах), х4 – плотность мочи (в баллах). Прогноз благоприятного исхода принимается при 0,5, неблагоприятного – при <0,5.

Практические рекомендации и предложения

Фактический материал диссертационной работы может использоваться:

  1. При написании разделов: «Органы мочеотделения»; «Функции мочевых путей»; «Диагностика болезней мочевой системы»; «Болезни органов мочеотделения» учебных, справочных и методических руководств по анатомии и физиологии мелких домашних животных, клинической диагностике с рентгенологией, патологической анатомии, болезням мелких домашних животных, ветеринарной хирургии и внутренним незаразным болезням животных. В учебном процессе по перечисленным дисциплинам, преподаваемым в высших и средних учебных заведениях.
  2. При моделировании различных патологических состояний и проведении экспериментальных и клинических исследований животных.
  3. В лечебной и профилактической работе ветеринарных врачей, специализирующихся по болезням мелких домашних животных:
  1. – применение «Устройства для стабилизации глубины зондирования» при трансабдоминальном ультразвуковом исследовании секторным датчиком повышает точность определения объема мочевого пузыря у котов.
  2. – для достоверной визуализации камней в мочевом пузыре методом ультразвукового трансабдоминального сканирования датчиками частотой 3 – 3,5 МГц необходимо его наполнение у котов до 30 мл, для ультразвуковой визуализации структур мочевого пузыря достаточно его наполнение до 40 мл. Мочевой пузырь можно использовать как эхогенное окно при наполнении свыше 50 мл.
  3. – при определении накопительной функции мочевого пузыря методом прерывистой цистоманометрии у котов необходимо учитывать возрастные особенности: с возрастом емкость мочевого пузыря увеличивается и изменяется форма цистометрограмм.
  4. По форме цистометрографической кривой и максимальной емкости мочевого пузыря можно судить о форме и стадии мочекаменной болезни.
  5. При определении ранних исходов мочекаменной болезни с урологическим синдромом предлагаем использовать математическую модель: = exp(15,44-3,36x1-1,24 x2- 1,4x3- 0,86x4)/(1 + exp(15,44-3,36x1-1,24 x2- 1,4x3- 0,86x4), где: exp – экспонента (показательная функция), х1–наличие рвоты (в баллах), х2 – количество рецидивов (в баллах), х3 – цвет мочи (в баллах), х4 – плотность мочи (в баллах). Расчеты прогноза по этой модели могут быть произведены на ПК. Прогноз благоприятного исхода принимается при 0,5, неблагоприятного при <0,5.
  6. С целью палиативного средства лечения и профилактики мочекаменной болезни у котов рекомендуем промежностную уретростомию. Промежностная уретростомия предупреждает рецидивы урологического синдрома в течение года у 75% из общего числа оперированных котов. В течение трех лет ремиссия сохраняется у 45% котов, в течение пяти лет – у 20%.
  7. Для эффективного выполнения промежностной уретростомии и предупреждения осложнений, связанных с инфицированием раны в условиях ветеринарной клиники предлагаем использовать «Операционный изолятор» (Авторское Свидетельство СССР № 1616644 от 01.09.1990).

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Операционный изолятор: а.с. 1616644 А1 СССР: А 61 В 19/00, А 61 D 3/00 / С.Ф. Мелешков (СССР). - № 675278; заявл. 09.01.89; опубл. 30.12.90, Бюл. № 48. – 4 с.: ил.
  2. Мелешков, С.Ф. Операционный изолятор / С.Ф. Мелешков // Диагностика, лечение и профилатика незаразных болезней сельскохозяственных животных : сб. науч. тр. ОмСХИ. – Омск : из-во ОмСХИ, 1993. – С. 76-77.
  3. Мелешков, С.Ф. Клинические аспекты острой ишурии у котов / С.Ф. Мелешков. – Омск : Литограф. 1998. – 32 с.
  4. Мелешков, С.Ф. Значение ультразвуковой диагностики при комплексном исследовании мочевой системы у котов с острой ишурией / С.Ф. Мелешков, Ф.С. Мелешков // Сб.: Актуальные проблемы инфекционных и незаразных болезней домашних животных и меры борьбы с ними : Сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ. , – Омск : Изд-во ИВМ ОмГАУ, 1998. ­– С. 216-220.
  5. Мелешков, С.Ф. Использование показателей трансабдоминального ультразвукового исследования для определения объема мочевого пузыря у котов при острой ишурии / А.Л. Ахтулов, С.Ф. Мелешков // Диагностика, лечение и профилактика болезней животных : Сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ, – Омск : Изд-во ИВМ ОмГАУ, 1999. ­– С. 5-7.
  6. Мелешков, С.Ф. Сравнительная характеристика показателей удельного веса мочи котов при урологическом синдроме и пузырном уролитиазе / Е.А. Малыгина, С.Ф. Мелешков, Ф.С. Мелешков // Диагностика, лечение и профилактика болезней животных : Сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ, – Омск : Изд-во ИВМ ОмГАУ, 1999. ­– С. 74-76.
  7. Мелешков, С.Ф. Нефрометрические показатели при урологическом синдроме у котов / С.Ф. Мелешков, Ф.С. Мелешков // Диагностика, лечение и профилактика болезней животных : Сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ, – Омск : Изд-во ИВМ ОмГАУ, 1999. ­– С. 83-89.
  8. Мелешков, С.Ф. Клинико-морфологическое наблюдение поликистоза почек у кошек / С.Ф. Мелешков, Ф.С. Мелешков // Актуальные проблемы ветеринарной медицины в современных условиях и пути их разрешения : Сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ, – Омск : Изд-во ОГМА, 2000. – С. 95-99.
  9. Мелешков, С.Ф. Перспективы ультразвуковых методов исследования домашних животных и пушных зверей / Г.А. Хонин, С.Ф. Мелешков // Этика и профессиональное мастерство в образовании и ветеринарии : Сб. науч. тр. / АГАУ, – Барнаул, 2000. – С. 132-133.
  10. Мелешков, С.Ф. Дифференциальная диагностика пузырного уролитиаза и урологического синдрома котов / С.Ф. Мелешков, Е.А. Малыгина // Вклад ученых и специалистов в развитие животноводства и ветеринарии : Сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ, – Омск : Изд-во ИВМ ОмГАУ, 2001. –С. 60-69.
  11. Мелешков, С.Ф. Ультрасонографическая характеристика почек у клинически здоровых котов на фоне введения фуросемида / С.Ф. Мелешков // Достижения эволюционной, возрастной и экологической морфологии – практике медицины и ветеринарии : Материалы Международной научно-практической конференции морфологов, посвященной памяти академика Ю.Ф. Юдичева. – Омск, 2001. –С. 231-233.
  12. Мелешков, С.Ф. Диагностика травматических повреждений мочевого пузыря у мелких животных / С.Ф. Мелешков // Актуальные вопросы морфологии и хирургии XXI века : материалы международной научной конференции. Т. 2. Хирургия. – Оренбург, 2001. – С. 68-72.
  13. Мелешков, С.Ф. Ультразвуковая дифференциальная диагностика болезней мочевого пузыря у мелких животных / С.Ф. Мелешков // Материалы Всероссийской научно-производственной конференции по актуальным проблемам ветеринарии и зоотехнии. Ч. 2. – Казань, 2002. – С. 167-169.
  14. Мелешков, С.Ф. Ультразвуковая диагностика пузырного уролитиаза при смешанной патологии мочевого пузыря у мелких животных / Н.Я. Начатов, С.Ф. Мелешков, А.А. Дарбинян // Проблемы и перспективы развития науки в институте ветеринарной медицины ОмГАУ : сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ. – Омск: изд-во ИВМ ОмГАУ, 2002. – С.171-173.
  15. Мелешков, С.Ф. Клинико-морфологическое проявление урологического синдрома у котов / С.Ф. Мелешков, Ю.М. Гичев // Современные проблемы патологической анатомии, патогенеза и диагностики болезней животных: материалы Всероссийской научно-методической конференции патологоанатомов ветеринарной медицины (Уфа, 17-19 сентября 2003). – М., 2003. – С. 301-302.
  16. Мелешков, С.Ф. Влияние продолжительности острой задержки мочи на клинико-морфологическое проявление урологического синдрома у котов / С.Ф. Мелешков, Ю.М. Гичев // Роль ветеринарного образования в подготовке специалистов агропромышленного комплекса : сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ. – Омск : изд-во ИВМ ОмГАУ, 2003. – С. 179-182.
  17. Мелешков, С.Ф. Ультразвуковая дифференциальная диагностика болезней мочевого пузыря мелких домашних животных / С.Ф. Мелешков // Вестник Омского государственного аграрного университета. – 2003. - № 4. – С. 104-111.
  18. Мелешков, С.Ф. Ультразвуковая диагностика разрывов мочевого пузыря у мелких домашних животных / С.Ф. Мелешков // Диагностика, лечение и профилактика болезней сельскохозяйственных и мелких домашних животных : сб. науч. тр. / СО РАСХН ВНИИБТЖ. – Омск, 2004. – С. 30-32.
  19. Мелешков, С.Ф. Показатели внутрипузырного давления у котов в норме и при обструкции мочеполового канала / С.Ф. Мелешков // Ветеринарная клиника. – 2004. -№ 3. –С. 10.
  20. Мелешков, С.Ф. Влияние задержки мочеиспускания на гемодинамические показатели почек у кошек в условиях эксперимента / С.Ф. Мелешков // Физиология и здоровье человека : науч. тр. 1 съезда физиологов СНГ, 19-23 сентября 2005 г. Сочи, Дагомыс в 2-х томах. – М., 2005. – С. 90.
  21. Мелешков, С.Ф. Особенности сбора анамнестических данных при выявлении болезней мочевой системы у мелких домашних животных / С.Ф. Мелешков // Актуальные проблемы ветеринарной медицины : материалы 4-й межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения засл. Ветеринар. врача РФ И.В. Окунцова. – Омск. 2005. – С. 159-164.
  22. Мелешков, С.Ф. Особенности патогенеза и клинические проявления мочекаменной болезни у кошек и собак / С.Ф. Мелешков // Актуальные проблемы ветеринарной медицины продуктивных и непродуктивных животных : сб. науч. тр. – Омск, 2006. –С. 292-302.
  23. Мелешков, С.Ф. Физико-химические показатели мочепузырных камней у котов / С.Ф. Мелешков // Омский научный вестник. 2006. -№ 5 (39). С. 145-147.
  24. Мелешков, С.Ф. Анализ выживаемости и прогнозирование ранних исходов урологического синдрома у кошек / С.Ф. Мелешков // Омский научный вестник. 2006. -№ 9 (46). С. 254-257.
  25. Мелешков, С.Ф. Осложнения и способы их предупреждения при катетеризации мочеполового канала и мочевого пузыря у котов / С.Ф. Мелешков // Биологические аспекты фундаментальной и прикладной медицины и ветеринарии : материалы 6-й межрегиональной науч.-практ. конф., посвящ. 85-летию СибНИВИ-ВНИИБТЖ. –Омск, 2007. -Вып. 3. – С. 46-51.
  26. Мелешков, С.Ф. Карио-цитометрические показатели эпителиоцитов проксимальных извитых канальцев почек котов, больных нефролитиазом / С.Ф. Мелешков // Материалы международной научно-практической конференции, посвящ. 50-летию основания АО «Казахский агротехнический университет им. С. Сейфуллина» (18 октября 2007) : сб. материалов межд. науч.-практич. конф. – Астана, 2007, Т. 1. – С. 117-118.
  27. Мелешков, С.Ф. Влияние степени наполнения мочевого пузыря на качество ультразвуковой визуализации органов брюшной полости у кошек / С.Ф. Мелешков // Аграрная наука – сельскому хозяйству: сб. статей в 3 кн. II Международная научно-практическая конференция. – Барнаул: изд-во АГАУ, 2007. – С. 398-400.
  28. Мелешков, С.Ф. Методические рекомендации по применению ультразвуковых исследований органов мочеотделения у кошек : методические рекомендации / С.Ф. Мелешков. – Омск : изд-во ФГОУ ВПО ОмГАУ, 2008. – 32 с.
  29. Мелешков, С.Ф. Функциональная оценка мочевого пузыря у здоровых котов в возрастной динамике / С.Ф. Мелешков // Ветеринарная Практика. 2008. -№ 1 (40). С. 57-63.
  30. Мелешков, С.Ф. Морфологические особенности калькулезного пиелонефрита у спонтанно заболевших домашних кошек / С.Ф. Мелешков // Актуальные вопросы ветеринарной медицины: материалы VIII Сибирской ветеринарной конференции 14-15 февраля. – Новосибирск, 2008. – С.76-78.
  31. Мелешков, С.Ф. Функциональное состояние мочевого пузыря у котов при ожирении / С.Ф. Мелешков // Ветеринария и кормление. 2008. - № 4. С. 36-37.
  32. Мелешков, С.Ф. К методике определения объема мочевого пузыря у кошек и собак / Проблемы ветеринарной и зоотехнической наук и пути их решения : сб. науч. тр. / ИВМ ОмГАУ. – Омск: Изд-во ИВМ ОмГАУ, 2008. – С. 144-148.
  33. Мелешков, С.Ф. Функциональная оценка мочевого пузыря у здоровых котов при различных способах содержания / С.Ф. Мелешков // Ветеринарная Практика. 2008. -№ 2 (41). С. 49-55.
  34. Мелешков, С.Ф. Морфологические варианты нефролитиаза домашних котов / С.Ф. Мелешков // Российский ветеринарный журнал. Мелкие домашние и дикие животные. 2008. -№ 3. С. 21-25.
  35. Мелешков, С.Ф. Структурные особенности слизистой оболочки уретры домашнего кота / С.Ф. Мелешков // Аграрный вестник Урала. 2008. -№ 9 (51). С. 79-83.
  36. Мелешков, С.Ф. Выбор метода отведения мочи при урологическом синдроме у котов / С.Ф. Мелешков // Роль биологии и ветеринарной медицины в реализации государственной программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 гг.: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессоров Жеденова В.Н., Удовина Г.М., Садовского Н.В. – Оренбург, 2008. – С. 80-85.
  37. Мелешков, С.Ф. Морфофункциональное состояние гломерулярного аппарата почек у котов в динамике острой задержки мочеиспускания и после ее устранения / С.Ф. Мелешков // Физиология и здоровье человека: научные труды II съезда физиологов СНГ, 29-31 октября 2008 Кишинэу, Молдова. – Москва-Кишинэу: Изд-во: Медицина-Здоровье, 2008. ­– С. 181.
  38. Мелешков, С.Ф. Особенности топографии и экстраорганной васкуляризации почек домашних котов / С.Ф. Мелешков // Труды Кубанского государственного аграрного университета. 2008. -5(14). С. 152-156.
  39. Мелешков, С.Ф. Динамика функциональных расстройств мочеиспускания и их клинико-морфологические параллели при урологичском синдроме у кошек / С.Ф. Мелешков // Ветеринарная патология. 2008. -№ 3. С. 48-55.
  40. Мелешков, С.Ф. Киста предстательной железы кота / С.Ф. Мелешков // Ветеринарная практика. 2008. - № 3. Спец. вып. С. 188-189.
  41. Мелешков, С.Ф. Отдаленные результаты промежностной уретростомии у котов / С.Ф. Мелешков // Ветеринария. 2009. -№ 2. С. 58-60.
  42. Мелешков, С.Ф. Ультразвуковые исследования органов мочеотделения у кошек / С.Ф. Мелешков // Актуальные вопросы ветеринарной биологии. – 2009. -№ 2. – С.26-35.
  43. Мелешков С.Ф. Анатомотопографические и морфофункциональные особенности органов мочеотделения у домашних котов в норме и при мочекаменной болезни: монография / С.Ф. Мелешков. – Омск: Изд-во ФГОУ ВПО ОмГАУ. 2009.–156 с.
  44. Свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ № 2010613967. Прогнозирование ранних исходов УСК / Мелешков С.Ф.  Заявка № 2010612457; заявл. 05.05.10; зарегистрировано в Реестре программ для ЭВМ 18.06.10.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.