WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СТАРЧЕНКОВ СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

МЕМБРАННОЕ ПИЩЕВАРЕНИЕ У СВИНЕЙ
ПРИ НИТРАТНОМ ТОКСИКОЗЕ

06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных,
патология, онкология и морфология животных

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора ветеринарных наук

Санкт-Петербург – 2010

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины» и в Учреждении РАН «Институт физиологии им. И. П. Павлова»

Научный консультант:

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных наук, профессор

Щербаков Григорий Гаврилович

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук, профессор

Ковалёв Сергей Павлович,

доктор ветеринарных наук, профессор

Егорова Галина Геннадиевна,

доктор ветеринарных наук, профессор

Никулин Иван Алексеевич

Ведущая организация -  ФГУ «Федеральный центр токсикологической и

  радиационной  безопасности животных» 

  Защита состоится « » 2011 года в  часов на заседании  диссертационного совета Д 220.059.01 при ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины» по адресу: Санкт-Петербург, ул. Черниговская, д. 5; тел/факс (812) 3883631

  С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская академия ветеринарной медицины» по адресу: Санкт-Петербург, ул. Черниговская, д. 5.

Автореферат размещен на сайте СПбГАВМ: http://spbgavm.ru 2011 г.

Автореферат разослан «____» _____________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета, д.в.н.  Крячко О. В.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В мире постоянно растут производство и потребление минеральных удобрений. Установлено, что их применение повышает урожайность посевных культур в 3–4 раза, при этом одним из важных факторов формирования урожая является азот, основным источником которого являются нитраты. Ф. Мати (1984) считает, что сами по себе они не являются токсичными для растений, но дальнейшая их трансформация в организме человека и животных может вызывать отрицательные последствия. В частности, показано, что при недостатке энергии в рационе, резкой смене кормов, их неправильном приготовлении образуются вещества неполного восстановления нитратов – нитриты, характеризующиеся высокой токсичностью (Ажипа В. П. и др., 1990; Арестов И. Г. и др., 1990; Хмелевский Г. А., Мазуркевич А. М., 1990; Арестов И. Г., Толкач Н. Г., 2000; Элленхорн М. Д., 2003; Баранников В. Д., 2005; Карпуть И. М. и др., 2006; Wiesner E., 1979; Boermans H. J., 1990; Arbuckle T. E., 1998). В частности, они окисляют двухвалентное железо гемоглобина в трехвалентное (инертная форма), вследствие чего образуется метгемоглобин (Рудаков В. В., 1975; Гусель В. А., Маркова И. В., 1990; Крыжановский С. А., Вититнова М. Б., 1999; Ковалев С. П., 2001, 2005; Роудер Д. Д., 2003; Уша Б. В. и др., 2007).

Установлено, что нитратно-нитритный токсикоз у сельскохозяйственных животных сопровождается расстройством функционирования многих систем организма, и особенно, пищеварительной. Особое значение при этом имеет нарушение функционирования мембранного пищеварения, осуществляющего промежуточные и заключительные стадии расщепления кормовых веществ и интегрирующего (объединяющего) собственно гидролитические и транспортные (всасывающие) процессы. По данным А. М. Уголева (1963, 1967, 1972, 1985, 1987, 1991), за счет мембранного пищеварения расщепляется до 80% связей пищевых молекул. Установлено также, что в функциональном плане (преимущественно ферментативные аспекты) и структурном отношении (в основном состояние мембраны энтероцитов) мембранное пищеварение является высокочувствительной организацией клеточно-молекулярного уровня, которое весьма чувствительно к различного рода неблагоприятным факторам (Уголев А. М., 1967, 1972, 1985, 1987, 1991; Щербаков Г. Г., 1982, 1984; Авас А., 1990; Егорова В. В., 1990; Хоанг В. Н., 1991; Паш-
кин В. А., 1993; Тимофеева Н. М. и др., 1995; Иезуитова Н. Н., Тимофее-
ва Н. М., 1996; Яшин А. В., 1997; Егорова Г. Г., 2001).

Мембранное пищеварение у свиней не только при патологии, но даже в норме не являлось предметом систематических исследований. Выполнено не так много работ, посвященных отдельным сторонам этой проблемы (Данилевская Н. В., 1987; Яковскис А. М., 1987; Середа Н. П., 1988; Алтухов Н. М., 1989; Ложкина Г. Г., 1990; Хоанг В. Н., 1991; Пашкин В. А., 1993; Егорова Г. Г., 2001; Смирнова Е. В., 2005; Щербаков Г. Г., Старченков С. В., 2007, 2009, 2010).

Цель и задачи исследования. Цель работы состояла в изучении мембранного пищеварения у свиней в норме и при нитратном токсикозе.

Для решения этой проблемы были поставлены следующие задачи:

1. Разработать методические подходы для исследования мембранного пищеварения в модельных опытах на эталонных лабораторных животных (крысы).

2. С использованием этих подходов осуществить хирургические операции на свиньях по изолированию участка тонкой кишки с выведением концов ее наружу для проведения различных хронических опытов.

3. Изучить мембранное пищеварение у свиней в норме и при различной степени хронического нитратного токсикоза.

4. Исследовать в изолированных участках тонкой кишки резорбцию (всасывание) аминокислот (глицина) и сахаров (глюкоза) у здоровых свиней и при их нитратном токсикозе.

5. Изучить функциональное состояние печени и почек у здоровых свиней и при нитратном токсикозе с использованием критериев активности гидролитических ферментов – пептидаз, карбогидраз и щелочной фосфатазы.

6. Выяснить значение нарушения мембранного пищеварения и функционирования печени и почек в патогенезе нитратного токсикоза.

7. Провести клинические и гематологические исследования у свиней, а также гистологические и электронно-микроскопические исследования слизистой оболочки тонкой кишки у здоровых животных, при нитратном токсикозе и на фоне антитоксической терапии.

8. Разработать и апробировать в лабораторно-клинических и производственных условиях способ антитоксической терапии у свиней при нитратном токсикозе и дать оценку эффективности его применения.

Научная новизна. Впервые на клеточно-молекулярном уровне с использованием разработанных нами специальных методических подходов, позволяющих проведение хронических экспериментов, изучены особенности мембранного пищеварения у свиней в норме и его нарушение при нитратном токсикозе.

Обнаружено, что при нитратном токсикозе у свиней и эталонных лабораторных животных (крысы) происходит нарушение резорбции продуктов заключительных стадий гидролиза белков и углеводов.

У здоровых свиней и при нитратном токсикозе дана характеристика топографии мембранного пищеварения в тонкой кишке. Показано наличие в ней краниально-каудального (проксимо-дистального) градиента распределения активности ферментов, осуществляющих заключительные этапы расщепления белков, углеводов и эфиров фосфорной кислоты.

Дана характеристика функционального состояния желудка, толстой кишки, печени и почек у здоровых свиней и при нитратном токсикозе с использованием критериев активности гидролитических ферментов.

Установлено, что в тонкой кишке свиней при нитратном токсикозе наступают адаптационно-компенсаторные перестройки резорбции продуктов заключительных этапов гидролиза белков и углеводов и полное ее восстановление после применения предложенного нами антитоксического средства.

Практическое значение работы. Разработан и внедрен в производство способ антитоксической терапии свиней при нитратном токсикозе, включающий внутримышечные и внутривенные инъекции 1% раствора метиленового синего на растворе Рингера. Одновременно рекомендуется давать с кормом приготовленный специальным образом препарат слизистой оболочки тонкой кишки свиней для восполнения дефицитных пищеварительных ферментов и других биологически активных веществ, а также применять симптоматическую терапию.

Выявленные неизвестные патогенетические аспекты нитратного токсикоза у свиней, сопровождающиеся нарушением структуры слизистой оболочки тонкой кишки, дефицитом ферментов и расстройством мембранного пищеварения, важно учитывать при диагностике указанной патологии у животных.

Разработан и внедрен в научно-исследовательскую практику способ фистулирования тощей кишки у свиней для изучения резорбции в ней различных кормовых компонентов (получен патент на изобретение).

Усовершенствован и внедрен в практику способ консервирования слизистой оболочки тонкой кишки свиней для научных и производственных целей с использованием кристаллической углекислоты («сухой лед»), позволяющий снижение температуры до 60–70°С без существенного снижения активности пищеварительных ферментов.

Основные положения диссертационной работы внедрены Департаментом научно-технологической политики и образования МСХ РФ в учебный процесс аграрных ВУЗов страны.

Разработанные «Рекомендации по диагностике, этиопатогенезу и лечению свиней при нитратном токсикозе» одобрены научным Координационным Советом по животноводству и ветеринарии Северо-Западного регионального научного центра Россельхозакадемии и рекомендованы для внедрения в широкую ветеринарную науку и практику. Они уже использованы при написании 3 монографий, учебника по внутренним болезням животных и 7 учебных пособий.

Апробация работы. Основные материалы диссертации доложены, обсуждены и одобрены на научных конференциях профессорско-преподава-тельского состава и аспирантов Санкт-Петербургской государственной академии ветеринарной медицины в 1990–2010 гг.; на 2, 5, 7 и 8-й Межвузовских научно-практических конференциях «Новые фармакологические средства в ветеринарии» (Ленинград–СПб, 1990, 1994, 1995, 1996 гг.); на VIIth International symposium on Digestive Physiology in Pigs (Saint Malo, France, 1997 г.); на 2-й Международной научно-практической конференции «Ветеринарные и зооинженерные проблемы животноводства и научно-методическое обеспечение учебного процесса» (Минск, Белоруссия, 1997 г.); на Международной научной конференции «Ветеринарная медицина» (Тарту, Эстония, 1997 г.); на Научно-производственной конференции, посвященной 190-летию высшего ветеринарного образования в России и 100-летию ветеринарной науки (Санкт-Петербург, 1998 г.); на 1-й Региональной конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе» (Ростовская область, пос. Персиановский, 1998 г.); на Международной конференции «Механизмы функционирования висцеральных систем», посвященной 75-летию со дня рождения академика А. М. Уголева (Санкт-Петербург, 2001 г.); на Международном съезде терапевтов, диагностов «Актуальные проблемы патологии животных» (Барнаул, 2005 г.); на Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 80-летию А. М. Уголева «Актуальные проблемы физиологии пищеварения и питания» (Санкт-Петербург, 2006 г.); на Юбилейной международной научно-практической конференции ветеринарных терапевтов и диагностов, посвященной 90-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки РСФСР, академика РАЕ, доктора ветеринарных наук профессора А. А. Кабыша «Современные проблемы ветеринарной терапии и диагностики болезней животных» (Троицк, 2007 г.); на Юбилейной международной научной конференции, посвященной 200-летию высшего ветеринарного образования в России и 200-ле-тию СПбГАВМ (Санкт-Петербург, 2008 г.); на 7-й Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 160-летию со дня рождения И. П. Павлова «Механизмы функционирования висцеральных систем» (Санкт-Петербург, 2009 г.); на Международной научно-практической конференции «Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития» (Саратов, 2010 г.).

Публикации. По материалам диссертационной работы опубликованы 42 научных работы, из них 12 – в журналах из списка, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ, методические рекомендации, рекомендованные к изданию научным Координационным Советом по животноводству и ветеринарии Северо-Западного регионального научного центра Россельхозакадемии. Кроме того, значительная часть полученных в процессе научных исследований данных включена в учебник «Внутренние болезни животных» (2009 г.), учебные пособия – «Болезни собак и кошек» (2002, 2006 гг.), «Справочник ветеринарного врача» (2004 г.), «Справочник по ветеринарной медицине» (2004 г.), «Кормление и болезни собак и кошек. Диетическая терапия» (2005 г.), «Крупный рогатый скот. Содержание, кормление, болезни, диагностика и лечение» (2007 г.), «Содержание, кормление и болезни лошадей» (2007 г.), «Справочник ветеринарного терапевта» (2009 г.), а также в книги – «Незаразные болезни собак и кошек» (2000 г.), «Заразные болезни собак и кошек» (2001 г.), «Болезни мелких животных. Диагностика, лечение, профилактика» (1999 г.).

Структура и объём работы. Диссертация изложена на 474 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, 6 глав результатов исследований, заключения, выводов, практических предложений и списка литературы, включающего 720 источников (из них 261 на иностранных языках). Работа иллюстрирована 28 таблицами и 52 рисунками, в конце диссертации имеется приложение.

Личный вклад соискателя. Представленная работа – это описание исследований, проведенных с 1991 по 2010 гг. Автор лично провел основную часть наблюдений, исследований и экспериментов. Собрал, обработал, проанализировал и систематизировал полученные результаты. Часть научных трудов опубликована в соавторстве с сотрудниками ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины» и Института физиологии им. И. П. Павлова РАН. Справки, предоставленные в диссертационный совет, подтверждают, что результаты их личных исследований в данной диссертации не использовались.

Консультативную помощь на всех этапах выполнения научной работы оказывала ведущий научный сотрудник Лаборатории физиологии питания Института физиологии им. И. П. Павлова РАН, доктор биологических наук, Вера Васильевна Егорова.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Характеристика мембранного пищеварения и всасывания у свиней в норме и при нитратном токсикозе. При нитратном токсикозе у свиней нарушается мембранный гидролиз углеводов, белков и эфиров фосфорной кислоты, а также резорбция образующихся глицина и глюкозы.

2. Предложен способ антитоксической терапии в комплексе с симптоматическим лечением при нитратном токсикозе свиней.

3. Разработаны рекомендации по диагностике, этиопатогенезу и лечению свиней при нитратном токсикозе.

4. Предложен способ фистулирования тощей кишки у свиней.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины» и в Учреждении РАН «Институт физиологии им. И. П. Павлова». В лабораторно-клинических опытах использовано 97 разновозрастных крыс линии Вистар и 40 3- и 7-месячных свиней крупной белой породы совхоза «Федоровское» Гатчинского района Ленинградской области. В производственных опытах было использовано 625 свиней крупной белой породы свиноводческих хозяйств Ленинградской области и 238 свиней ООО «им. М. Горького» Грязинского района Липецкой области, а также животные ООО «Новгородский бекон» Новгородского района Новгородской области.

В качестве критериев исследования на свиньях было использовано определение активности ферментов, осуществляющих заключительные стадии мембранного гидролиза белков – глицилглициндипептидазы (КФ 3.4.13.1), диглицилглицинтрипептидазы (КФ 3.4.11.4); углеводов – мальтазы (КФ 3.2.1.20), сахаразы (КФ 3.2.1.48); и эфиров фосфорной кислоты – щелочной фосфатазы (КФ 3.1.3.1). Активность ферментов определялась общепринятыми методами в гомогенатах слизистой оболочки желудка, двенадцатиперстной, тощей, подвздошной и толстой кишки, а также гомогенатов тканей печени и почек (Мембранный гидролиз и транспорт. Новые данные и гипотезы, 1986). Она выражалась в мкмолях продуктов гидролиза, образующихся за 1 мин в расчете на 1 г влажного веса ткани или слизистой оболочки (мкмоль/мин/г). Данные обрабатывали статистически с использованием критерия Стьюдента.

В модельных экспериментах по изучению мембранного пищеварения у здоровых разновозрастных крыс в норме и при нитратно-нитритной интоксикации исследовали также активности аланинаминопептидазы (КФ 3.4.11.2), глициллейциндипептидазы (КФ 3.4.12.2, глицилаланин- и лейцилглициндипептидаз (ферменты не идентифицированы), лактазы (КФ 3.2.1.23) в тех же органах и теми же методами, что и у свиней. Полученные данные обрабатывали статистически с использованием критерия Стьюдента.

Кроме того, на 10 поросятах крупной белой породы 3-месячного возраста были проведены эксперименты по изучению влияния раствора нитрата натрия и 1% раствора метиленового синего на растворе Рингера на всасывание углеводов и аминокислот в тонкой кишке. Животные содержались на стандартном кормовом рационе при свободном доступе к корму и воде. Суточный рацион был сбалансирован по основным кормовым компонентам. Свиней подбирали по принципу аналогов.

У всех поросят была проведена хирургическая операция изоляции по Тири–Велла (в модификации Старченкова С. В. и Веденина В. Н.) проксимального участка тощей кишки (длиной 9 см) и выведения его концов с помощью специально нами разработанных фистул наружу.

Перед проведением хронических экспериментов на свиньях предварительно методические подходы были отработаны в модельных хронических опытах на крысах линии Вистар.

Кроме изучения мембранного пищеварения и всасывания в норме и при нитратном токсикозе у свиней, были проведены лабораторно-клинические исследования крови: общий анализ (морфология) и биохимические показатели (метгемоглобин, нитраты, глюкоза, пировиноградная кислота и резервная щелочность).

При определении морфологического состава крови подсчитывали количество эритроцитов и лейкоцитов – на счетчике «Целлоскоп 302». Количество гемоглобина определяли на ФЭКе по методу Г. В. Дервиза и А. И. Воробьева (Дервиз Г. В., Воробьев А. И., 1959), а метгемоглобина – по М. С. Кушаковскому (Кушаковский М. С., 1968). Нитраты исследовали с помощью фотоэлектроколориметрического метода с реактивом Грисса (Ветеринарное законодательство, 1988). Глюкозу определяли ортотолуидиновым методом в модификации В. С. Кондратьева (Кондратьев В. С., 1975). Пировиноградную кислоту определяли методом  П. М. Бабаскина (Бабаскин П. М., 1976). Полученные при этих исследованиях цифровые данные приведены в единицах международной системы СИ.

Гистологическое изучение слизистой оболочки и других структур тонкой кишки проводили совместно с сотрудником Лаборатории физиологии питания Института физиологии им. И. П. Павлова РАН Л. Н. Иевлевой. Для проведения световой микроскопии отобранные образцы тонкой кишки, полученные при убое животных, фиксировали в 10-12% растворе нейтрального формалина (100 г/л) на фосфатном буфере (рН 7,4) в течение 24 ч.  После обезвоживания в этиловом спирте с возрастающей концентрацией (от 50 до 96%), осветления и пропитывания пробы заливались в парафин по традиционной методике. На микротоме получали срезы толщиной 3–5 мкм и окрашивали их раствором гематоксилина и эозина.

Для электронно-микроскопического исследования отбирали пробы тонкой кишки размером 1,5–2 мм, фиксировали в 2,55 М растворе глутарового альдегида на 0,114 М коллоидиновом буфере (рН 7,3) на холоде с последующей дофиксацией в тетраокиси осмия (10 г/л) на том же буфере. Материал обезвоживали в спиртах и заливали в аралдит по общепринятым методикам.

Готовились полутонкие срезы, окрашенные азур-2 в сочетании с фуксином основным, которые исследовались с помощью светового микроскопа «Leica». Ультратонкие срезы готовили на ультрамикротоме «Ultracut Leica», монтировали на вольфрамовые сетки, контрастировали цитратом свинца и уранилацетатом и просматривали в электронном микроскопе «ЕМ-208» фирмы «Philips». Техническая обработка проб для электронно-микроскопических исследований проводилась в Лаборатории электронной микроскопии Института эволюционной физиологии и  биохимии им. И. М. Сеченова РАН. Морфометрию проводили с помощью окулярной измерительной сетки с известной площадью (0,0114 мм2) при увеличении объектива 90 под иммерсией, а также на персональном компьютере IBM с помощью морфологической программы «Meta Vision 1.2». В слизистой оболочке тонкой кишки измеряли  ее толщину, высоту и ширину ворсинок, глубину и ширину крипт. В энтероцитах тонкой кишки исследовали цитоплазму, ее органеллы и ядро.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Мембранное пищеварение в разных отделах тонкой кишки,
а также активность ферментов в желудке, толстой кишке,
печени и почках у здоровых свиней и при нитратном токсикозе

После изучения влияния нитратной интоксикации на пищеварительные и непищеварительные органы разновозрастных крыс логичным было провести аналогичные исследования на свиньях с помощью отработанных методических подходов.

С этой целью были проведены несколько серий экспериментов на здоровых и больных свиньях.

При хроническом нитратном токсикозе у свиней происходило нарушение процессов мембранного пищеварения белков, углеводов и эфиров фосфорной кислоты. Причем нарушение функций тонкой кишки проявлялось как при малых дозах скармливаемых нитратов (0,32 и 0,6 г/гол в сутки), так и средних (2,4 и 4,8 г/гол в сутки). Это, по нашему мнению, происходит вследствие угнетения синтеза ферментов, гидролизующих углеводы, белки и эфиры фосфорной кислоты, а также при их иннактивации в энтероцитах.

Так, при нитратной интоксикации у поросят всех подопытных групп установлено значительное (в 1,5–4 раза) снижение мальтазной активности во всех отделах тонкой кишки по сравнению с клинически здоровыми животными. Еще больше (в 2–4 раза) снижалась активность сахаразы.

В желудке и толстой кишке у свиней при нитратном токсикозе мальтазная активность возрастала в 1,7–3 раза. Значительно повышалась активность сахаразы в желудке, хотя в норме уровень гидролиза углеводов в желудке и толстой кишке невелик или отсутствует. Это позволяет считать, что при токсикозе у свиней происходят адаптационно-компенсаторные перестройки, результатом которых является угнетение процессов гидролиза углеводов в тонкой кишке и их активация в других органах – желудке и толстой кишке.

В печени и почках у всех свиней, которым скармливали нитраты, мальтазная и сахаразная активности достоверно не изменялись. Вероятно, упомянутые ферментные системы печени и почек более резистентны к повреждающему действию нитросоединений, чем тонкая кишка.

У поросят при хронической форме нитратного токсикоза происходило нарушение мембранного гидролиза белков. Причем угнетение гидролитической функции тонкой кишки возникало при всех дозах скармливаемого животным нитрата натрия - на 30–60%.

При хроническом нитратном токсикозе в почках у свиней всех подопытных групп происходило снижение глицилглициндипептидазной активности на 28–43%. Динамика изменения уровня активности фермента в почках аналогична таковой в печени, где падение его активности составляло 33–35%. Полученные на свиньях данные согласуются с результатами, приведенными  нами ранее по крысам (глава 3 диссертации).

При хроническом нитратном токсикозе у свиней всех подопытных групп в тонкой кишке происходит значительное (в 1,5–2 раза) снижение активности диглицилглицинтрипептидазы. В желудке активность этого фермента невысока и составляет 3,78±0,64 мкмоль/мин/г, а при нитратном токсикозе она еще более снижается. В толстой кишке здоровых свиней активность диглицилглицинтрипептидазы высока и составляет 6,23±0,65 мкмоль/мин/г. При нитратном токсикозе она снижается в 1,5-2 раза. Такая же закономерность выявлена и для глицилглициндипептидазной активности.

Активность диглицилглицинтрипептидазы в печени больных свиней достоверно снижалась по сравнению со здоровыми животными на 18–37%, а в почках на 22–39%. То есть динамика изменения уровня активности фермента в почках близка к таковой в печени. Кроме того, снижение активности диглицилглицинтрипептидазы в почках при нитратном токсикозе совпало с таковым по глицилглициндипептидазе.

Длительное (в течение 28 дней) скармливание свиньям нитрата натрия приводило к снижению на 15–30% активности щелочной фосфатазы в тощей кишке по сравнению с таковой у животных контрольной группы. В подвздошной кишке всех подопытных животных щелочнофосфатазная активность снижалась в 1,5–2 раза.

В почках при хроническом нитратном токсикозе у свиней 2-й и 3-й подопытных групп, активность щелочной фосфатазы не изменялась по сравнению со здоровыми животными. В то же время у свиней 4-й и 5-й подопытных групп, которым нитраты скармливали в максимальных дозах, имело место повышение  уровня активности фермента на 16–40% по сравнению с контрольным уровнем. Выявленная динамика изменения активности щелочной фосфатазы в почках близка к таковой в печени.

Таким образом, значительные изменения активности ферментных систем при нитратном токсикозе, вероятно, связаны с развитием гипоксиических процессов и нарушением соотношений синтеза и деградации соответствующих ферментов или усилением катаболических процессов, например, в клетках печени и почек. Снижение уровня активности гидролаз в тонкой кишке, сопровождаемое нарушением проницаемости мембран микроворсинок щеточной каймы вследствие их деструкции, может приводить к патологическим реакциям, например, аллергиям или иммунодефицитам. Следовательно, нитраты в малых и средних дозах оказывают неблагоприятное действие не только на гидролитические и транспортные функции тонкой кишки (мембранное пищеварение), но и на барьерные функции пищеварительных органов в целом.

3.2. Всасывание аминокислот и углеводов в тонкой кишке
у здоровых свиней и при нитратном токсикозе

Исходя из выше описанных результатов, нами была поставлена задача изучить влияние длительного действия малых доз нитратов на процесс всасывания углеводов и белков в тонкой кишке, а также исследовать действие сложного антидотного средства по нейтрализации воздействия токсиканта на всасывательную способность тонкой кишки.

Для поддержания высокого и стабильного уровня транспортной активности в хроническом эксперименте важным условием являлась регулярная субстратная нагрузка на изолированную петлю тонкой кишки. С этой целью участок кишки перфузировали раствором глицина (10 мМ) ежедневно в течение одной недели. При анализе данных (табл. 1) видно, что уровень всасывания глицина оставался стабильным и хорошо воспроизводимым в течение длительного времени.

Таблица 1

Скорость всасывания глицина (10 мМ раствор) у свиней (n=4) до и после 30-мин перфузии изолированного участка тонкой кишки (длина 9 см) растворами Рингера, нитрата натрия (10 г/л) и 1% раствором метиленовой сини на растворе Рингера в хроническом эксперименте

Номер

опыта

Скорость всасывания глицина в изолированной петле тонкой кишки

до 30-мин перфузии

после 30-мин перфузии

в мкмоль/мин

в %

в мкмоль/мин

в %

К о н т р о л ь (30-мин перфузии раствором Рингера)

1

4,66±0,09

100

4,93±0,13

100

2

4,66±0,12

99,9

5,11±0,12

101,6

3

4,73±0,12

101,6

5,10±0,10

103,6

4

4,62±0,10

99,3

5,02±0,12

101,9

5

4,51±0,11

96,9

5,03±0,11

102,0

6

4,74±0,13

101,8

5,12±0,13

104,1

M±m

4,65±0,11

100

5,05±0,12

100

Опыт (30-мин перфузии раствором нитрата натрия)

7

4,67±0,13

100.4

4,49±0,13*

88,9

8

4,47±0,10

96,1

4,19±0,12*

83,0

9

4,27±0,10*

91,8

3,81±0,10*

75,4

10

4,26±0,11*

91,6

3,38±0,12*

66,9

11

3,88±0,12*

83,4

3,19±0,10*

63,2

12

3,72±0,12*

80,0

2,98±0,11*

59,0

13

3,49±0,10*

75,1

2,82±0,11*

55,8

14

3,35±0,10*

72,0

2,90±0,11*

57,4

15

3,21±0,11*

69,0

2,34±0,11*

46,3

16

2,78±0,13*

59,8

2,30±0,12*

45,5

17

2,71±0,13*

58,3

2,21±0,10*

43,8

18

2,72±0,11*

58,5

2,15±0,11*

42,6

19

2,67±0,10*

57,4

2,17±0,12*

43,0

20

2,58±0,10*

55,5

2,10±0,11*

41,6

Опыт (30-мин перфузии раствором Рингера)

21

3,14±0,12*

67,5

2,79±0,13*

55,2

22

3,37±0,12*

72,5

3,20±0,12*

63,4

23

3,66±0,11*

78,7

3,61±0,12*

71,5

24

3,71±0,11*

79,8

3,95±0,12*

78,2

25

3,69±0,12*

79,3

4,03±0,10*

79,8

26

3,69±0,11*

79,4

4,05±0,12*

80,2

Опыт (30 мин перфузии раствором метиленового синего)

27

3,98±0,11*

85,6

4,28±0,12*

84,7

28

4.30±0,10

92,5

4,56±0,12

90,3

29

4,48±0,11

96,3

4,76±0,11

94,2

30

4,62±0,10

99,4

4,83±0,10

95,6

31

4,57±0,09

98,3

4,92±0,11

97,4

32

4,56±0,12

98,1

4,87±0,10

96,4

Примечание - * - различия между средними уровнями контроля и опыта достоверны (р<0,05); n = количество животных в опыте.

Всасывание глицина в изолированном участке тонкой кишки клинически здоровых свиней сохранялось примерно на одном уровне как в течение одного опыта (первые 40 минут перфузии раствором глицина), так и в течение первой недели опытов и составляло 5.07±0.09 мкмоль/мин, что в дальнейшем служило в качестве контрольного уровня. Колебания скорости всасывания у всех тестируемых животных не превышали 10%.

В первую неделю опытов после перфузии участка тонкой кишки раствором глицина его перфузировали раствором Рингера, а затем повторно раствором глицина. Это было необходимо, чтобы оценить возможное влияние нагрузки изолированного участка кишки полиионным раствором на последующую абсорбцию глицина. Оказалось, что после воздействия на изолированный участок кишки раствора Рингера скорость всасывания глицина при повторной перфузии в течение одного опыта, а также в течение всей первой недели экспериментов практически не изменялась. Полученные данные использовались в качестве дополнительного контроля при оценке влияния на всасывание глицина растворов нитрата натрия и 1% раствора метиленового синего, приготовленного на растворе Рингера.

В течение второй и третьей недель опытов изолированный участок тонкой кишки ежедневно по 30 минут перфузировали раствором нитрата натрия (вместо раствора Рингера). Уже через три дня после начала воздействия на кишку раствором нитрата натрия скорость всасывания глицина начала снижаться как при повторной перфузии в течение одного опыта, так и от опыта к опыту. К концу второй недели опытов скорость всасывания глицина в изолированном участке тонкой кишки в первые 40 минут перфузии составляла 72% от контрольного уровня. Необходимо отметить, что при повторной перфузии участка кишки раствором субстрата в течение одного опыта регулярно наблюдалось снижение скорости всасывания глицина примерно на 10–20% по сравнению со скоростью всасывания в течение первых 40 минут. По-видимому, проявлялось локальное (местное) действие нитрата натрия на слизистую оболочку тонкой кишки.

При продолжении воздействия нитрата натрия на изолированный участок тонкой кишки в течение третьей недели экспериментов (с 14-го по 20-й день) скорость всасывания глицина продолжала снижаться. Так, на 20-й день опытов она составляла 56% – в первые 40 минут перфузии и 43% – во вторые 40 минут перфузии раствором субстрата. Причем с 16-го по 20-й дни экспериментов скорость всасывания глицина оставалась примерно на одном уровне как в первые 40 минут перфузии, так и во вторые. По-видимому, в эти сроки наступала адаптация (привыкание) к нитратному токсиканту не только отрезка тонкой кишки, но и организма животного в целом.

В течение четвертой недели (с 21-го дня) прекращали воздействие на изолированный участок тонкой кишки раствором нитрата натрия и возобновляли его перфузию раствором Рингера, также как в первую неделю хронического эксперимента. Оказалось, что уже с 21-го опыта, то есть через сутки после отмены использования в опытах нитрата натрия, скорость всасывания глицина постепенно возрастала, достигнув к концу четвертой недели 79% в первые 40 минут перфузии и 82% – во вторые 40 минут перфузии соответственно по сравнению с контрольным уровнем. Следует отметить, что после возобновления перфузии раствором Рингера не наблюдалось различий в скорости всасывания глицина при первичной и повторной перфузиях. То есть прекращение воздействия нитратного раствора на изолированный участок кишки и его замена на раствор Рингера способствуют значительному восстановлению скорости всасывания глицина в пораженной тонкой кишке, однако полного восстановления уровня всасывания не происходило.

Начиная с пятой недели (с 27-го опыта), прекращали воздействие на изолированный участок тонкой кишки раствором Рингера, а вместо него проводили 30-минутную перфузию 1% раствором метиленового синего, приготовленного на растворе Рингера, то есть усиливали его стимулирующее действие с помощью известного антидота. При этом установили, что с первых же опытов с использованием раствора метиленового синего скорость всасывания глицина возрастала, достигнув к последнему дню эксперимента 99% по сравнению с контрольным уровнем. Причем после замены раствора Рингера на смесь метиленового синего с раствором Рингера не наблюдалось существенных различий в скорости всасывания глицина при первичной и повторной перфузиях. Обнаруженный в ходе хронического эксперимента на свиньях высокий лечебный эффект от применения 1% раствора метиленового синего, приготовленного на растворе Рингера, мы перенесли в производственные условия, использовав полученное средство в свиноводческих хозяйствах Ленинградской, Новгородской и Липецкой областей, где возникали спонтанные отравления животных нитратами и нитритами.

Таким образом, длительное воздействие нитрата натрия на тонкую кишку приводит к существенному снижению ее резорбтивной функции по сравнению с клинически здоровыми свиньями. На определенном этапе нитратного токсикоза в тонкой кишке и организме животного к токсину наступает адаптация и, несмотря на дальнейшее его поступление, уровень всасывания глицина остается неизменным. Прекращение нитратного воздействия на тонкую кишку и последующая его замена на раствор Рингера приводят к значительному, но не полному восстановлению скорости всасывания глицина в пораженном органе. Это свидетельствует о наличии антитоксических свойств у полиионного раствора Рингера при такого рода токсикозах. Добавление к раствору Рингера метиленового синего (до 1%) усиливает антитоксический эффект и способствует полному восстановлению всасывания глицина в тонкой кишке.

Сходная тенденция наблюдалась нами при изучении всасывания глюкозы в тонкой кишке свиней в присутствии нитрата натрия, раствора Рингера и 1% раствора метиленового синего. В хроническом эксперименте на свиньях использовались те же методические подходы, как и при изучении всасывания глицина в тонкой кишке (табл. 2).

Таблица 2

Скорость всасывания глюкозы (27,5  мМ раствор) у свиней (n=4) до и после 30-мин перфузии изолированного участка тонкой кишки (длина 9 см) растворами Рингера, нитрата натрия (10 г/л) и 1% раствором метиленовой сини на растворе Рингера в хроническом эксперименте

Номер

опыта

Скорость всасывания глюкозы в изолированной петле тонкой кишки

до 30-мин перфузии

после 30-мин перфузии

в мкмоль/мин

в %

в мкмоль/мин

в %

К о н т р о л ь (30-мин перфузии раствором Рингера)

1

12,12±0,26

100

12,84±0,29

100

2

12,95±0,22

106,8

13,35±0,22

104,0

3

12,57±0,23

103,7

13,56±0,23

105,6

4

13,05±0,16

107,7

13,72±0,22

106,8

5

13,38±0,24

110,4

13,72±0,27

106,9

6

13,18±0,25

108,7

13,48±0,16

105,0

M±m

12,87±0,23

100

13,44±0,23

100

Опыт (30-мин перфузии раствором нитрата натрия)

7

13,15±0,19

102,2

12,63±0.26

94,0

8

13,02±0,22

101,2

11,33±0,29

84,3

9

12,92±0,25

100,4

9,80±0,24*

72,9

10

11,23±0,25*

87,3

8,26±0,26*

61,5

11

8,58±0,28*

66,7

6,39±0,31*

47,5

12

7,75±0,21*

60,2

5,69±0,21*

42,3

13

7,59±0,30*

59,0

5,97±0,30*

44,4

14

7,15±0,28*

55,6

5,89±0,26*

43,8

15

7,13±0,32*

55,4

6,06±0,19*

45,1

16

6,84±0,31*

53,1

5,70±0,20*

42,4

17

7,01±0,23*

54,5

5,83±0,22*

43,4

18

7,07±0,21*

54,9

5,50±0,25*

40,9

19

6,93±0,17*

53,8

5,66±0,25*

42,1

20

6,86±0,31*

53,3

5,77±0,23*

42,9

Опыт (30-мин перфузии раствором Рингера)

21

7,49±0.26*

58,2

7,00±0,21*

52,1

22

8,61±0,24*

66,9

8,48±0,27*

63,1

23

8,99±0,27*

69,8

9,06±0,27*

67,4

24

9,18±0,34*

71,3

9,29±0,32*

69,1

25

9,52±0,32*

74,0

9,52±0,22*

70,8

26

9,45±0,26*

73,4

9,83±0,25*

73,1

Опыт (30 мин перфузии раствором метиленового синего)

27

9,08±0,28*

70,5

11,23±0,33*

83,5

28

11,87±0,26

92,2

11,69±0,24*

87,0

29

12,73±0,25

98,9

12,37±0,22

92,0

30

13,01±0,21

101,1

12,97±0,22

96,5

31

13,01±0,26

101,1

13,36±0,26

99,4

32

13,32±0,24

103,5

13,43±0,28

99,9

Примечание - * - различия между средними уровнями контроля и опыта достоверны (р<0,05); n = количество животных в опыте.

Перед началом хронического эксперимента оперированные животные были клинически здоровы. Как уже отмечалось, для поддержания высокого и стабильного уровня всасывательной активности в хроническом опыте необходимым условием является регулярная субстратная нагрузка на изолированную петлю тонкой кишки. С этой целью изолированный участок тощей кишки перфузировали раствором глюкозы (27,5 мМ) ежедневно в течение недели. При этом уровень всасывания ее оставался весьма стабильным и хорошо воспроизводимым в течение длительного времени .

Скорость всасывания глюкозы в изолированном участке кишки клинически здоровых свиней сохранялась примерно на одном уровне как в течение одного опыта (первые 40 минут перфузии раствором глюкозы), так и в течение всей первой недели опытов и составляла 12,12±0,26 мкмоль/мин, что в дальнейшем служило в качестве контрольного уровня. Колебания скорости всасывания у всех тестируемых животных не превышали 10%.

В течение первой недели опытов после первой перфузии участка кишки раствором глюкозы его перфузировали раствором Рингера, а затем повторно раствором глюкозы. Это было необходимо, чтобы оценить возможное влияние нагрузки изолированного участка кишки раствором Рингера на последующее всасывание глюкозы. Оказалось, что после воздействия на участок кишки раствором Рингера скорость всасывания глюкозы при повторной перфузии в течение одного опыта, а также в течение всей первой недели экспериментов практически не изменялась. Ее увеличение на 5–7% было недостоверным. Полученные данные использовались в качестве дополнительного контроля при оценке влияния на всасывание глюкозы растворов нитрата натрия и 1% раствора метиленового синего, приготовленного на растворе Рингера.

В течение второй и третьей недель опытов (7–20-й опыты) изолированный участок тощей кишки ежедневно по 30 минут перфузировали раствором нитрата натрия (вместо раствора Рингера). Уже через два дня после начала воздействия на кишку раствором нитрата натрия скорость всасывания глюкозы начала снижаться как при повторной перфузии в течение одного опыта, так и от опыта к опыту. К концу второй недели хронического эксперимента скорость всасывания глюкозы в изолированном участке кишки в первые 40 минут перфузии составляла 59% от уровня в контроле. Следует подчеркнуть, что при повторной перфузии участка кишки раствором субстрата в течение одного опыта регулярно наблюдалось снижение скорости всасывания глюкозы примерно на 10–14% по сравнению со скоростью всасывания в течение первых 40 минут. Это дает основание предположить наличие локального действия нитрата натрия на слизистую оболочку тонкой кишки.

При продолжении воздействия нитрата натрия на изолированный участок тонкой кишки в течение третьей недели опытов (с 14-го по 20-й день) скорость всасывания глюкозы больше не уменьшалась. При повторной перфузии раствором глюкозы в течение одного опыта скорость ее всасывания была ниже, чем при первичной, как и во вторую неделю экспериментов. По-видимому, при продолжении воздействия к нитратному токсиканту наступало привыкание (адаптация) не только пораженного органа, но и организма животного в целом.

Далее, в течение четвертой недели (с 21-го дня) прекращали воздействие на изолированный участок тонкой кишки раствором нитрата натрия и возобновляли его перфузию раствором Рингера (как в первую неделю хронического эксперимента). Оказалось, что уже с 21-го опыта (т. е. через сутки после прекращения действия нитрата натрия) скорость всасывания глюкозы постепенно возрастала, достигнув к концу четвертой недели 75% от уровня в контроле. Следует особо подчеркнуть, что после возобновления перфузии раствором Рингера не наблюдалось различий в скорости всасывания глюкозы при первичной и повторной перфузиях. Следовательно, прекращение воздействия нитратного раствора на изолированную петлю кишки и его замена на раствор Рингера способствуют, также как и в опытах по изучению всасывания глицина, значительному восстановлению скорости всасывания глюкозы в пораженном органе, однако полного восстановления уровня всасывания не происходило.

Начиная с пятой недели (с 28-го опыта) прекращали воздействие на изолированный участок тонкой кишки раствором Рингера, а вместо него проводили 30-минутную перфузию 1% раствором метиленового синего, приготовленного на растворе Рингера, т. е. усиливали его стимулирующее действие с помощью известного антидота. Как и при исследовании скорости всасывания глицина, установили, что с первых же опытов (т. е. через сутки после начала использования раствора метиленового синего) скорость всасывания глюкозы постепенно возрастала, достигнув к 30-му опыту 101% по сравнению с контрольным уровнем. Причем после замены раствора Рингера на смесь метиленового синего с раствором Рингера не наблюдалось существенных различий в скорости всасывания глюкозы при первичной и повторной перфузиях.

Таким образом, длительное воздействие нитрата натрия (10 г/л) на тонкую кишку приводит к значительному снижению ее резорбтивной функции по сравнению с клинически здоровыми животными. На определенном этапе нитратного токсикоза (примерно через неделю после начала воздействия) в тонкой кишке и организме животного к токсиканту наступает привыкание и, несмотря на его дальнейшее поступление, уровень всасывания глюкозы остается неизменным. Прекращение нитратного воздействия на тонкую кишку и последующая его замена на раствор Рингера приводят к частичному восстановлению уровня всасывания глюкозы в пораженном органе. Это свидетельствует о значительном антитоксическом эффекте полиионного раствора Рингера. Смешивание метиленового синего с раствором Рингера (до 1% концентрации) усиливает антитоксический эффект и приводит к полному восстановлению всасывания глюкозы в тонкой кишке.

3.3. Морфологические исследования тонкой кишки
у здоровых свиней и при нитратном токсикозе

Как показали гистологические и электронно-микроскопические исследования, при хроническом нитратном токсикозе свиней имеют место глубокие структурные изменения со стороны слизистой оболочки тонкой кишки. Установлено значительно выраженное разрежение микроворсинок щеточной каймы, их вариабельность по высоте, участки полного отторжения эпителия слизистой оболочки в просвет кишки, а также нарушение структуры энтероцитов, понижение плотности цитоплазмы, ее вакуолизация, просветление матрикса митохондрий, увеличение числа лизосом. В некоторых энтероцитах обнаружили повреждение апикальной плазматической мембраны и отсутствие микроворсинок на их поверхности. Вблизи разрушенных мембран энтероцитов наблюдали различные микроорганизмы (бактерии, криптоспоридии, грибки).

Существенные нарушения структуры и ультраструктуры слизистой оболочки тонкой кишки свиней, возникающие в результате нитратного токсикоза, сопровождаются расстройством проницаемости мембраны щеточной каймы энтероцитов, приводят к значительным сдвигам в гидролитической и всасывательной функциях тонкой кишки. Это и было продемонстрировано в нашей работе.

Данные, полученные с помощью электронной микроскопии, касаются структурных изменений в слизистой оболочке тонкой кишки свиней, больных нитратным токсикозом. Они в целом отражают сущность нарушений мембранного гидролиза и всасывания и согласуются с результатами некоторых других авторов (Алтухов Н. М., 1989; Хоанг В. Н., 1991; Яшин А. В., 1997; Егорова Г. Г., 2001; Паршина В. И. и др., 2009 и др.).

Наша работа посвящена изучению влияния относительно малых доз нитратов на мембранное пищеварение и всасывание кормовых веществ у свиней. Однако представляло интерес исследовать влияние нитратного токсиканта не только на тонкую кишку, где осуществляется мембранное пищеварение, но и на другие пищеварительные органы, а также почки, являющиеся основным выводящим токсические вещества органом с целью оценки их функционального состояния. В результате этого получены данные, указывающие на то, что при хроническом нитратном токсикозе в организме больных поросят возникает расстройство не только мембранного гидролиза кормовых веществ, но и барьерных функций органов желудочно-кишечного тракта. При этом значительно нарушаются структура и ультраструктура слизистой оболочки тонкой кишки свиней. Это тоже является доказательством ослабления защитной функции кишечника. Для нитратного токсиканта открываются ворота, через которые он может проникать в кровяное русло и вызывать изменения не только в крови, но и во всем организме животного.

3.4. Исследование крови у здоровых свиней и при нитратном токсикозе

Учитывая принцип комплексности в терапии, вполне логичным считалось выяснение влияния хронического нитратного токсикоза на кровь у подопытных свиней. Исследований, посвященных воздействию различных доз нитратов и нитритов на кровь, особенно при остром отравлении, у разных видов животных значительное количество, а вот степень этих изменений при длительном (в течение четырех недель) поступлении в организм свиней малых доз нитратов изучена нами впервые.

Гематологические исследования на здоровых и больных 3-месячных поросятах проводились в условиях клиники СПбГАВМ. В крови определялось количество эритроцитов, лейкоцитов, гемоглобина и метгемоглобина, уровень нитратов, глюкозы и пировиноградной кислоты, а также кислотно-щелочное равновесие. Выборочно, у четырех поросят из 5-й подопытной группы исследовали СОЭ.

В результате исследований морфологического состава крови при хроническом нитратном токсикозе установили снижение количества эритроцитов (эритроцитопения). Количество лейкоцитов в крови у свиней 1, 2, 3 и 4-й подопытных групп  в течение 27 дней существенно не изменялось, оставаясь в пределах физиологической нормы, кроме животных 5-й подопытной группы. У них происходило снижение количества лейкоцитов в крови (лейкоцитопения) и ускорение СОЭ.

Выявлено достоверное повышение содержания метгемоглобина и нитратов в крови поросят подопытных групп по сравнению с аналогичными показателями у контрольных животных.

Следует отметить, что повышение концентрации метгемоглобина в крови подопытных поросят происходило пропорционально увеличению дозы нитратов, получаемых ими с рационом, и она была на 27-й день эксперимента в 1,5–6 раз выше, чем у здоровых (контрольных) животных. Количество гемоглобина в крови животных подопытных групп находилось в пределах нормы.

Установлено, что длительная, в течение месяца, гипоксия тканей, которая развивалась у подопытных поросят при отравлении нитратами, приводила к нарушению утилизации глюкозы. Уровень глюкозы в крови у животных всех подопытных групп повышался по сравнению с контролем. Возникала гипергликемия.

Кислородная недостаточность тканей к развитию ацидоза, что происходило при снижении величины резервной щелочности (кислотной емкости) сыворотки крови у свиней всех подопытных групп.

Известно, что пировиноградная кислота является одним из главных метаболитов углеводного обмена. Она образуется в процессе распада глюкозы и гликогена в тканях. К окончанию наших экспериментов количество пировиноградной кислоты в крови поросят всех подопытных групп повышалось в 1,2–2 раза по сравнению с контрольными животными. Полученные данные о повышении содержания глюкозы и пировиноградной кислоты в крови молодняка свиней согласуются с результатами других исследований не только у свиней, но и у иных видов животных при хроническом нитратном токсикозе (Шумаков О. Ф., 1989; Рябцев П. С., 1990; Иванова Л. Н., 1991; Ефимов А. А. и др.,  1992; Кондратьев В. С. и др., 1992; Пашкин В. А., 1993 и др.).

3.5. Клинические исследования здоровых и больных поросят
после их лечения

В ходе экспериментов как здоровые, так и больные свиньи подвергались ежедневному клиническому наблюдению, полученные результаты фиксировались в историях болезни, которые заводились отдельно для каждого животного. В нем отражали такие данные, как возраст, порядковый номер животного, дозу нитрата натрия, которую оно получало с кормом, дату обследования. В истории болезни описывали симптомы и течение болезни, данные о частоте пульса, дыхания и температуре. Затем полученные результаты суммировались и анализировались.

Как показали клинические исследования, у свиней при хроническом нитратном токсикозе наблюдались вялость, угнетенность, снижение аппетита, усиление диуреза, разжижение фекалий, взъерошенность и потеря блеска шерстного покрова, побледнение и посинение кожи, анемичность и синюшность видимых слизистых оболочек глаз, носа и ротовой полости. При этом степень выявленных изменений зависела не только от количества полученных животными нитратов, но и от длительности их поступления в организм.

Регулярное измерение температуры тела, частоты пульса и дыхания у подопытных поросят позволило установить, что они существенно не менялись по сравнению с аналогичными данными у здоровых животных, за исключением температуры тела у животных 5-й подопытной группы, несколько снизившейся к концу эксперимента.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что обнаруженные нами изменения в мембранном пищеварении и всасывании кормовых веществ, в морфологических и биохимических показателях крови, а также в печени и почках, имеют прямое отношение к обоснованию патогенетической и антитоксической терапии у свиней при нитратном токсикозе.

Для лечения свиней и других сельскохозяйственных животных, больных нитратным токсикозом, предложено и испытано большое количество лекарственных средств, направленных, прежде всего на устранение интоксикации, снижение гипоксии и нормализацию функций внутренних органов.

Нами для лечения хронического нитратного токсикоза у поросят предложен 1% раствор метиленового синего, приготовленный на полиионном растворе Рингера или Рингера–Локка, который вводится внутримышечно за ухо из расчета 0,1 мл на 1 кг массы тела двукратно с интервалом в 5–7 дней (Старченков С. В., 2009, 2010). Его можно также выпаивать больным животным по той же схеме и в тех же дозах. Метиленовый синий – известный и специфический антидот, применяемый при нитратных отравлениях у животных и человека. Сведений о применении раствора Рингера в качестве антитоксиканта при данной форме патологии в доступной нам литературе обнаружить не удалось. При нитратном токсикозе изменяются концентрация солей в жидкостях организма и осмотическое напряжение. Следствием этого является изменение состояния тканей и, прежде всего крови. По-видимому, полиионный раствор Рингера устраняет это явление. Смешивание двух известных антитоксических веществ усиливает их совместное лечебное действие. Эта схема лечения подтвердила свою высокую эффективность не только в экспериментальных, но и в производственных условиях свиноводческих хозяйств Новгородской, Липецкой и Ленинградской областей. Эффективность этой схемы лечения подтверждена соответствующими документами из этих хозяйств (см. «Приложение»). Нарушение мембранного пищеварения можно скорректировать добавлением в описанную схему лечения больных животных наряду с использованием антидота ферментов, полученных из тонкой кишки здоровых свиней. Мы рекомендуем апробированную схему лечения при возникновении отравления нитратами и нитритами не только у свиней, но и у других видов животных.

В комплексное лечение нитратного токсикоза в качестве симптоматических средств желательно в виде инъекций включать раствор глюкозы, а также  ретинол, токоферол, витамины группы В в общепринятых дозах.

Результаты проведенных нами исследований способствуют решению ряда проблем этиологии, патогенеза и диагностики хронического нитратного токсикоза у свиней, а также оценке влияния данной патологии на механизм мембранного пищеварения и сопряженного с ним всасывания кормовых веществ у разновозрастных свиней. На основе этих данных нами разработана, а затем изложена в методических рекомендациях схема антитоксической терапии свиней при нитратном токсикозе. Способ антитоксической терапии больных нитратным токсикозом животных апробирован в свиноводческих хозяйствах Ленинградской, Новгородской и Липецкой областей и получил высокую оценку со стороны ветеринарных специалистов этих хозяйств.

4. З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Настоящая работа посвящена исследованию фундаментальной научной проблемы – мембранного пищеварения при широко распространенном в реальной жизни нитратном токсикозе у человека и животных вообще и у свиней в частности.

В качестве критериев исследования этого типа пищеварения было взято определение активности ферментов тонкой кишки, осуществляющих заключительные стадии гидролиза белков на примере глицилглициндипептидазы и диглицилглицинтрипептидазы, углеводов – на примере мальтазы и сахаразы и эфиров фосфорной кислоты – на примере щелочной фосфатазы.

Значительное количество экспериментов посвящено еще одной важной проблеме – исследованию функционального состояния не только тонкой кишки, но и других отделов пищеварительной системы – желудка, толстой кишки, печени, а также почек, которые при нитратном токсикозе подвергаются прямому воздействию. Оценку такого состояния, по нашему мнению, логично было провести с использованием ферментативных критериев, причем таких же, какие применялись при исследовании мембранного пищеварения в тонкой кишке, тем более, как это было уже показано Н. М. Тимофеевой и соавторами, что эти активности в печени и почках имеются, но в значительно меньшей степени, чем в тонкой кишке, и связаны с лизосомами (Тимофеева Н. М. и др., 1995).

Основное заключение, которое сделано на основе результатов исследований, состоит в том, что нитратный токсикоз у свиней вызывает глубокие нарушения мембранного пищеварения, складывающиеся из расстройств ферментативного статуса тонкой кишки, осуществляющей гидролитические функции, нарушения мембраны энтероцитов, являющейся структурной основой этого типа пищеварения, а также значительных расстройств резорбтивных (всасывательных) функций.

Показано также, что при нитратном токсикозе у свиней возникают функциональные нарушения в желудке, толстой кишке, печени и почках, что свидетельствует о системном характере этой патологии.

Важным является также и то, что в лабораторно-клинических, а затем в производственных условиях разработана и апробирована оригинальная, доступная, эффективная и экономически выгодная схема антитоксической терапии свиней при хронической форме нитратного токсикоза. Она направлена на нейтрализацию нитратного токсиканта, ослабление метгемоглобинемии в крови и гипоксии в тканях, на коррекцию у больных животных морфологического состава крови, водно-электролитного баланса, белкового и углеводного обмена веществ. Предложенная схема лечения больных свиней основана на сочетанном применении полиионного раствора Рингера (или раствора Рингера–Локка) и метиленового синего (в виде 1% раствора) с последующим включением в нее источника недостающих ферментов, в качестве которого нами предложена определенным образом консервированная слизистая оболочка тонкой кишки свиней или крупного рогатого скота. Кроме антитоксической терапии проводилось и симптоматическое лечение больных животных.

На основе полученных данных разработаны рекомендации по диагностике, этиопатогенезу и лечению свиней при нитратном токсикозе, которые уточняют и дополняют ранее изданные по этому вопросу нормативные документы, учебные и методические пособия.

5. ВЫВОДЫ

       1. При хроническом нитратном токсикозе у свиней происходит нарушение мембранного пищеварения, сопровождающееся достоверным снижением активности пищеварительных ферментов. Так, в тонкой кишке активность глицилглициндипептидазы снижалась на 30-50%, диглицилглицинтрипептидазы – на 20-50%, мальтазы – на 28-73%, сахаразы – на 50-78% и щелочной фосфатазы – на 15-55% (в зависимости от дозы нитратов, скармливаемых свиньям).

       2. Впервые с использованием таких же ферментативных критериев у свиней в норме и при нитратном токсикозе дана оценка функционального состояния желудка, толстой кишки, печени и почек.

       3. Показано, что при хроническом нитратном токсикозе у свиней происходит нарушение функционального состояния желудка, толстой кишки, печени, почек и, таким образом, эту патологию можно считать системной.

4. Разработана методика полостной хирургической операции на свиньях с изоляцией участков тощей кишки, наложением на концы этих участков фистул и последующим их выведением наружу, позволяющая проведение хронических экспериментов с помощью техники перфузии.

5. При проведении хронических экспериментов на свиньях с ежедневными перфузиями изолированного участка тонкой кишки растворами Рингера, нитрата натрия и метиленового синего установлено:

5.1. Раствор Рингера у клинически здоровых свиней существенно не влиял на всасывание глицина и глюкозы.

5.2. Ежедневное, в течение 30 минут, воздействие на участок тонкой кишки раствора нитрата натрия (10 г/л) существенно тормозило скорость всасывания глицина и глюкозы. К концу второй недели эксперимента снижение скорости всасывания глицина и глюкозы составляло всреднем 50% от контрольного уровня. Это свидетельствует о повреждении тонкой кишки нитратным токсикантом и нарушении функции всасывания аминокислот и сахаров.

5.3. В течение третьей недели эксперимента продолжение перфузии участка тонкой кишки раствором нитрата натрия не приводило к дальнейшему снижению (ниже 50%) скорости всасывания глицина и глюкозы. Это свидетельствует об адаптации тонкой кишки к воздействию токсиканта.

5.4. Замена раствора нитрата натрия на раствор Рингера при перфузии сопровождалась постепенным восстановлением скорости всасывания глицина и глюкозы, но только до 70–80%.

5.5. Добавление в перфузат 1% раствора метиленового синего приводило к полному восстановлению всасывательной способности органа.

6. Обнаруженный в ходе хронических перфузионных опытов значительный антитоксический эффект смеси метиленового синего с раствором Рингера был апробирован в производственных условиях свиноводческих хозяйств Ленинградской, Новгородской и Липецкой областей. Метод лечения показал хорошие результаты при спонтанных отравлениях свиней нитратами и нитритами.

Стоимость разработанной нами лечебной смеси в описанной дозе при двукратном введении составила 1 руб. 09 коп. на одну голову. Стоимость применявшегося ранее в указанных хозяйствах тиосульфата натрия на одного поросенка составляла 4 руб. 71 коп., что в 4,3 раза дороже по сравнению с примененным нами лечебным средством.

       7. Продолжительные клинические наблюдения за подопытными свиньями показали, что хронический нитратный токсикоз характеризуется снижением аппетита, жаждой, усилением диуреза, разжижением фекалий, взъерошенностью и потерей блеска шерстного покрова, бледностью и цианозом видимых слизистых оболочек, усилением аммиачного запаха из ротовой полости и отсутствием прироста массы тела. Наиболее выражены эти изменения были у животных, получавших максимальные из исследованных доз нитратов (2,4 и 4,8 г/гол в сутки по нитрат-иону).

8. Гематологические исследования показали, что у свиней при хронической форме нитратного токсикоза имеет место уменьшение количества эритроцитов, а в случае максимальной дозы (4,8 г/гол в сутки по нитрат-иону) – ускорение СОЭ и лейкопения, повышение уровня метгемоглобина и появление нитратов. В сыворотке крови таких свиней была понижена резервная щёлочность (кислотная ёмкость) и повышено содержание глюкозы и пировиноградной кислоты.

9. Патологоанатомические исследования органов и тканей свиней показали следующие признаки хронического отравления нитратами: катаральное (при малых дозах нитратов), катарально-геморрагическое или геморрагическое (при максимальных дозах) воспаление слизистой оболочки всех отделов желудочно-кишечного тракта. Имелись многочисленные точечные и в виде полосок кровоизлияния в стромальном и мышечном слоях слизистой, а иногда и на серозной оболочке тонкой и толстой кишок. Артериальная и венозная кровь была буровато-коричневого цвета, плохо свертывалась. Скелетные мышцы имели ярко-красную окраску.

10. Проведенный с помощью гистологических и электронно-микроскопических исследований подробный морфологический анализ структуры тонкой кишки свиней показал, что после длительного воздействия малых и средних доз нитратов в её слизистой оболочке происходит атрофия, укорочение и деформация, иногда разрушение и значительная инфильтрация (преимущественно лимфоцитами) ворсинок по сравнению со здоровыми животными. Энтероциты повреждаются, частично или полностью десквамируются, особенно на верхушке ворсинок, значительно уменьшается (до полного исчезновения) число микроворсинок.

11. Анализ полученных результатов дает основание считать, что при нитратном токсикозе происходит нарушение гидролитических и транспортных функций тонкой кишки за счет изменения её структуры и ультраструктуры. Кроме того, при данной патологии нарушается деятельность печени, почек и изменяются некоторые показатели крови.

6. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Разработан и испытан в лабораторно-клинических и производственных условиях метод антитоксической терапии при отравлении свиней нитратами и нитритами. Он направлен на нейтрализацию нитратно-нитритного токсиканта, снижение в крови метгемоглобина и ослабление гипоксии в тканях организма. При этом восстанавливается мембранное пищеварение и всасывание пищевых веществ в тонкой кишке животных.

Для антитоксической терапии свиней и других животных рекомендуется 1% раствор метиленового синего, приготовленного на растворе Рингера. Он вводится внутримышечно в среднюю часть шеи в дозе 0,1 мл на 1 кг массы тела 1–2 раза в неделю. Указанный раствор можно выпаивать свиньям в той же дозе. Одновременно внутрь с кормом задают специальным образом собранную и сохраненную на санитарной бойне или мясокомбинате слизистую оболочку тонкой кишки свиней или крупного рогатого скота для восполнения в желудочно-кишечном тракте недостающих ферментов. Антитоксическая терапия подкрепляется симптоматической. Акты о производственном применении описанной схемы антитоксической терапии прилагаются.

2. Выявлены ранее неизвестные аспекты патогенеза хронического  нитратного токсикоза у свиней, связанные с нарушением структуры и ультраструктуры слизистой оболочки тонкой кишки, возникновением ферментного дефицита в кишечнике, которые в итоге приводят к расстройству мембранного пищеварения и всасывания кормовых веществ.

3. Подано заявление о выдаче патента РФ на изобретение «Способ фис-тулирования тощей кишки у свиней» от 2 декабря 2009 г. (Регистрационный №2009144835. Прилагается).

Изобретение относится к ветеринарии и может быть использовано для других видов сельскохозяйственных животных, а также в биологии и медицине.

Задачей изобретения является повышение эффективности операций наложения фистул на тощую кишку и снижение летальности свиней от перитонита. Эта методика позволяет проводить исследование гидролиза и резорбции пищевых веществ в тощей кишке животных в условиях хронического эксперимента в течение длительного периода времени (месяц и более). Она позволяет получать более достоверные данные о процессах пищеварения и всасывания в тощей кишке. Появляется возможность адаптировать данный способ фистулирования тощей кишки к другим видам сельскохозяйственных животных.

4. Освоен способ консервирования слизистой оболочки тонкой кишки свиней.

Обоснование. Для хранения интактных ферментативно-активных препаратов тонкой кишки обычно используются бытовые холодильники, в которых температура морозильной камеры составляет не более минус 20°С. При этом полное промерзание слизистой оболочки кишки, особенно в случае значительных количеств материала, происходит, как правило, в течение нескольких часов. В результате этого снижается активность ферментов, что связано с аутолитическими процессами, протекающими в кишечных клетках.

Мы предложили тонкую кишку свиней (или ее слизистую оболочку) консервировать с помощью кристаллической углекислоты («сухой лед»). Для этого отрезки кишки или ее слизистая оболочка после извлечения из организма животного упаковываются в полиэтиленовые пакеты и помещаются в емкости с кристаллической углекислотой, имеющей температуру минус 60–70°С. Промерзание материала, в зависимости от его количества, происходит в течение 3–5 минут.

Установлено, что при таком режиме консервирования и хранения слизистой оболочки в течение шести месяцев и более не происходит сколько-нибудь значительных потерь активности пептидаз, лактазы, мальтазы, сахаразы и щелочной фосфатазы. Один блок кристаллической углекислоты массой 16 кг соизмерим с объемом блока «сухого льда» и обеспечивает поддержание температуры минус 60–70°С до четырех и более суток.

Предложенный способ принят СПбГАВМ к внедрению в качестве рационализаторского предложения (Удостоверение № 2, от 12 января 2010 г. Прилагается).

5. Разработан способ стерилизации ферментативно-активных препаратов тонкой кишки свиней (в соавторстве с Г. Г. Щербаковым).

Обоснование. Для стерилизации биологически активных веществ обычно применяются различные антимикробные препараты. Однако достижение стерильности в этом случае сопряжено с полной или весьма значительной (80–90%) потерей биологической активности материала, в частности, ферментативной. Кроме того, оставшаяся активность сохраняется лишь в течение непродолжительного времени (несколько дней).

Мы рекомендуем проводить стерилизацию ферментативно-активных препаратов тонкой кишки свиней в установке с гамма-излучателем (сухая стерилизация). Для этого материал, расфасованный в полиэтиленовые пакеты или стеклянные ёмкости, помещается в установку с гамма-излучателем, в которой стерилизация ферментативно-активного материала обусловлена воздействием жесткого гамма-излучения в дозе 2–2,5 мега-рад.

Установлено, что стерилизованный таким способом ферментативно-активный материал тонкой кишки сохраняет 90–95% исходной активности гидролитических ферментов (мальтазы, лактазы, щелочной фосфатазы и глицил-L-лейциндипептидазы), причем без сколько-нибудь значительных изменений ее в последующие 6 месяцев хранения.

Указанный способ принят СПбГАВМ к внедрению в качестве рационализаторского предложения (Удостоверение № 1, от 10 декабря 2009 г. Прилагается).

6. Основные положения диссертационной работы могут быть использованы:

– в качестве учебного материала по следующим учебным дисциплинам: внутренние болезни животных, клиническая диагностика, физиология и патологическая физиология, фармакология и токсикология, гистология;

– при проведении научных исследований в области гастроэнтерологии, токсикологии и экологии;

– в клинической практике для диагностики болезней желудочно-кишечного тракта, печени и почек у разных видов животных;

– для лабораторной диагностики ферментной недостаточности и нарушений процессов всасывания в тонкой кишке у животных;

– для профилактики и лечения нитратного токсикоза у животных.

7. На основе полученных данных разработаны «Рекомендации по диагностике, этиопатогенезу и лечению свиней при нитратном токсикозе». Они изданы типографским способом в 2010 году в соответствии с решением Научного координационного совета по животноводству и ветеринарии Севе-ро-Западного регионального научного центра Россельхозакадемии. Объем – 13 страниц, тираж – 100 экземпляров. (Прилагаются).

8. Полученные результаты опубликованы в учебниках и учебных пособиях по клинической диагностике и внутренним незаразным болезням животных.

Результаты исследований опубликованы в следующих научно-практических разработках (рекомендациях):

1. «Рекомендации по диагностике, этиопатогенезу и лечению свиней при нитратном токсикозе» (рассмотрены, одобрены и рекомендованы к изданию научным Координационным Советом по животноводству и ветеринарии Северо-Западного регионального научного центра Россельхозакадемии. – Санкт-Петербург, 2010. – 13 с.).

7. СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в журналах из списка, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ:

1. Щербаков Г. Г. Патология мембранного пищеварения у животных (обзор проблемы тезисного характера) / Г. Г. Щербаков, С. В. Старченков // Ученые записки (Беларусь) – 2007. – Т. 43. – Вып. 1. – С. 259.

2. Кудесов Л. А. Влияние нитрата натрия на всасывание глицина и глюкозы в тонкой кишке поросят / Л. А. Кудесов, С. С. Соколенко, С. В. Старченков, Н. М. Тимофеева, Г. Г. Щербаков // Ученые записки (Беларусь) – 2007. – Т. 43. – Вып. 1. – С. 125–128.

3. Племяшов К. В. Влияние нитратов на беременных животных и на развитие пищеварительной системы потомства / К. В. Племяшов, Л. А. Кудесов, С. В. Старченков, Н. М. Тимофеева // Ветеринария. – 2007. – № 7. – С. 11–13.

4. Старченков С. В. Всасывание глюкозы в тонком кишечнике свиней в присутствии натрия нитрата / С. В. Старченков, К. В. Племяшов // Ветеринария. – 2009. – № 12. – С. 50–52.

5. Старченков С. В. Гидролазы пищеварительных органов, печени и почек у здоровых свиней и при нитратном токсикозе / С. В. Старченков, В. В. Егорова, А. А. Никитина // Ветеринарная практика. – 2009. – № 3 (46). –
С. 32–34.

6. Старченков С. В. Влияние нитрата натрия на активность дисахаридаз и щелочной фосфатазы в тонкой кишке, печени и почках крыс // С. В. Старченков, В. В. Егорова, А. А. Никитина // Ветеринарная практика. – 2009. – № 4 (47). – С. 28–30.

7. Старченков С. В. Влияние натрия нитрата и метиленового синего на всасывание глицина в тонкой кишке свиней / С. В. Старченков // Ветеринария. – 2010. – № 4. – С. 51–53.

8. Старченков С. В. Влияние натрия нитрата на всасывание глицина в тонкой кишке свиней / С. В. Старченков // Международный вестник ветеринарии. – 2010. – № 1. – С. 33–35.

9. Старченков С. В. Всасывание глюкозы в тонкой кишке крыс при перфузии растворами Рингера и натрия нитрата / С. В. Старченков // Ветеринария. – 2010. – № 6. – С. 58–60.

10. Старченков С. В. Всасывание глицина в тонкой кишке крыс при ее перфузии растворами Рингера и нитрата натрия / С. В. Старченков, В. В. Егорова, А. А. Никитина // Ветеринарная практика. – 2010. – № 1 (48). –
С. 42–45.

11. Старченков С. В. Активность пептидаз тонкой кишки, печени и почек крыс под влиянием нитрата натрия / С. В. Старченков // Международный вестник ветеринарии. – 2010. – № 2. – С. 33–36.

12. Старченков С. В. Морфологический состав и некоторые показатели крови при нитратном токсикозе у свиней / С. В. Старченков // Международный вестник ветеринарии. – 2010. – № 4. – С. 24–26.

Список опубликованных работ по теме диссертации

13. Ефимов А. А. Влияние хронической нитратно-нитритной интоксикации на мембранное пищеварение и показатели крови у свиней / А. А. Ефимов, В. А. Пашкин, С. В. Старченков // Профилактика незаразных болезней и терапия сельскохозяйственных  животных и пушных зверей : сб. статей СПбГАВМ. – СПб., 1992. – С. 20–21.

14. Егорова В. В. Воздействие нитратов на крыс во время беременности на развитие пищеварительной системы в онтогенезе / В. В. Егорова, Н. Н. Иезуитова, А. А. Никитина, С. В. Старченков, Н. М. Тимофеева // Физиологический журнал им. И. М. Сеченова. – 1993. – Т. 79. – № 3. – С. 93–101.

15. Тимофеева Н. М. Влияние нитрата натрия на активность пищеварительных ферментов тонкой кишки, печени и почек крыс / Н. М. Тимофеева, Н. Н. Иезуитова, В. В. Егорова, А. А. Никитина, С. В. Старченков // Физиологический журнал им. И. М. Сеченова. – 1995. – Т. 81. – № 1. – С. 72–80.

16. Щербаков Г. Г. Физиология и патология мембранного пищеварения у животных (теоретические и прикладные аспекты) / Г. Г. Щербаков, И. М. Карпуть, С. В. Старченков // Ветеринарные и зооинженерные проблемы в животноводстве и научно-методическое обеспечение учебного процесса: Материалы 2-й международной научно-практической конф. – Минск, 1997. – С. 163–165.

17. Egorova V., Timofeeva N., Shcherbacov G., Pashkin V. & Starchenkov S. Effect of sodium nitrate on glucose and glycine absorption in the porcine small intestine in vivo // Digestive Physiology in Pigs: Proceedings of the VII-th International symp. Digestive Physiology in Pigs. – EAAP Publication N 88, Saint Malo, France, 1997. // P. 335–338.

18. Старченков С. В. Диагностика и терапия болезней органов желудочно-кишечного тракта у мелких домашних животных : Методические указания для студентов ветеринарных ВУЗов и ветеринарных специалистов / Старченков С. В. // СПбГАВМ // СПб., 1998. – 17 с.

19. Старченков С. В. Болезни мелких животных: диагностика, лечение, профилактика / Старченков С. В. – СПб.: Лань, 1999.- 512 с.

20. Лебедев А. В. Незаразные болезни собак и кошек / А. В. Лебедев, С. В. Старченков, С. Н. Хохрин, Г. Г. Щербаков – СПб.: Гиорд, 2000. – 296 с.

21. Полушин Г. В. Рожа свиней / Г. В. Полушин, С. В. Старченков, Г. Г. Щербаков // СПб.: Гиорд, 2000. – 20 с.

22. Старченков С. В. Болезни собак и кошек: Учебное пособие. / С. В. Старченков – СПб.: Лань, 2001. – 560 с.

23. Старченков С. В. Заразные болезни собак и кошек / Старченков С. В. – СПб.: СПС, 2001. – 240 с.

24. Старченков С. В. Болезни собак и кошек / Старченков С. В. – СПб.: Лань, 2002. – 610 с.

25. Андреев Г. М. Справочник ветеринарного врача / Г. М. Андреев, В. У Давыдов, В. С. Злобин, А. Ф. Кузнецов, А. И. Курило, В. М. Кузьмин, А. В. Лебедев, В. П. Новиков, П. И. Пашкин, И. А. Подмогин, Г. В. Полушин, Б. С. Семенов, С. В. Старченков, А. А. Стекольников, С. Н. Хохрин, М. В. Шустрова // СПб.: Лань, 2004. – 896 с.

26. Кузнецов А. Ф. Справочник по ветеринарной медицине / А. Ф. Кузнецов, Г. М. Андреев, М. Ф. Васильев, В. У. Давыдов, В. А. Кузьмин, Г. В. Куляков, А. В. Лебедев, В. П. Нифонтова, В. П. Новиков, П. И. Пашкин, Г. В. Полушин, С. А. Серко, С. В. Старченков, А. А. Стекольников, А. В. Шкаренко, М. В. Шустрова // СПб.: Лань, 2004. – 912 с.

27. Щербаков Г. Г. Мембранное пищеварение у животных (теоретические и прикладные аспекты) / Г. Г. Щербаков, С. В. Старченков // Международный вестник ветеринарии. – 2004. – № 2. – С. 91–92.

28. Данилевская Н. В. Справочник ветеринарного терапевта: Учебное пособие. 4-е изд., испр. и доп. / Н. В. Данилевская, А. В. Коробов, С. В. Старченков, Г. Г. Щербаков. // СПб.: Лань, 2005. – 384 с.

29. Старченков С. В. Ферментные системы эпителиального и субэпителиальных слоев тонкой кишки млекопитающих после транспозиции ее отделов / С. В. Старченков,  Г. В. Полушин, Т. К. Донская // Материалы научной международной конф. профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов СПбГАВМ. – СПб. – 2005 – С. 88–91.

30. Стекольников А. А. Кормление и болезни собак и кошек. Диетическая терапия: Справочник / А. А. Стекольников, Г. Г. Щербаков, А. В. Коробов, С. В. Старченков, Ю. А. Тарнуев, С. Н. Хохрин, А. А. Эленшлегер // СПб.: Лань, 2005. – 608 с.

31. Щербаков Г. Г. Состояние мембранного пищеварения у свиней при нитратно-нитритной интоксикации / Г. Г. Щербаков, С. В. Старченков // Актуальные проблемы физиологии пищеварения и питания: материалы Всероссийской конференция с международным участием, посвященная 80-летию академика А. М. Уголева. – СПб., 2006. – С. 113.

32. Кудесов Л. А. Мембранное пищеварение у свиней при нитратно-нитритной интоксикации // Л. А. Кудесов, С. В. Старченков // Современные проблемы ветеринарной терапии и диагностики болезней животных: Материалы юбилейной научно-практ. конф. ветеринарных терапевтов и диагностов, посвященной 90-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки РФ, д. в. н., проф. Кабыша А. А. – Троицк – 2007. – С. 62.

33. Кузнецов А. Ф. Крупный рогатый скот. Содержание, кормление, болезни, диагностика и лечение: Учебное пособие / Кузнецов А. Ф., Алемайкин И. Д., Андреев Г. М., Белова М. М., Громов Г. М., Данко Ю. Ю., Донская Т. К., Ещенко И. Д., Нечаев А. Ю., Киндрас Т. М., Кольцов И. В., Конопатов Ю. В., Кузьмин В. А., Литвяков С. В., Панас А. В., Полушин Г. В., Святковский А. В., Серко С. А., Скопичев В. Г., Старченков С. В., Стекольников А. А., Шустрова М. В.// СПб.: Лань, 2007.- 624 с.

34. Стекольников А. А. Содержание, кормление и болезни лошадей: Учебное пособие / А. А. Стекольников, Г. Г. Щербаков, Г. М. Андреев, А. В. Виль, Г. М. Громов, Н. А. Кавенькин, С. Н. Копылов, А. В. Коробов, А. Ф. Кузнецов, С. И. Лютинский, В. П. Новиков, П. И. Пашкин, К. В. Племяшов, Б. С. Семенов, С. В. Старченков, О. К. Суховольский, Ю. А. Тарнуев, С. В. Тимофеев, С. Н. Хохрин, М. В. Шустрова, А. А. Эленшлегер, А. В. Яшин // СПб.: Лань, 2007. – 624 с.

35. Щербаков Г. Г. Взаимодействие различных компонентов пищи на стадии мембранного пищеварения у здоровых и больных диспепсией телят / Г. Г. Щербаков, С. В. Старченков // Материалы юбилейной международной научной конф., посвященной 200-летию СПбГАВМ. – СПб., 2008. – С. 97–99.

36. Щербаков Г. Г. Полисубстратные процессы на стадии  мембранного пищеварения у здоровых  и больных диспепсией телят / Г. Г. Щербаков, С. В. Старченков // Материалы юбилейной международной научной конференции, посвященной 200-летию СПбГАВМ. – СПб., 2008. – С. 99–102.

37. Щербаков Г. Г. Мембранное пищеварение у свиней при нитратно-нитритной интоксикации / Г. Г. Щербаков, С. В. Старченков // Сборник научных докладов 7-й Всероссийской конф. с международным участием, посвященной 160-летию со дня рождения И. П. Павлова «Механизмы функционирования висцеральных систем». – СПб., 2009. – С. 467.

38. Щербаков Г. Г. Внутренние болезни животных: Учебник / Г. Г. Щербаков, А. В. Коробов, Б. М. Анохин, И. М. Карпуть, И. П. Кондрахин, В. В. Костиков, С. Н. Копылов, Л. Н. Соколова, С. В. Старченков, Б. В. Уша, В. И. Федюк, А. В. Яшин // СПб.: Лань, 2009. – 736 с.

39. Щербаков Г. Г. Мембранное пищеварение у поросят при нитратном токсикозе / Г. Г. Щербаков, С. В. Старченков // Материалы международной научной конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов СПбГАВМ – СПб., 2010. – С. 94–95.

40. Старченков С. В. Всасывание глюкозы в тонкой кишке свиней при нитратном токсикозе и влияние на этот процесс метиленового синего / С. В. Старченков, Г. Г. Щербаков // Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы Международной научно-практической конференции. – Саратов– ИЦ «Наука», 2010. – С. 391–396.

41. Старченков С. В. Влияние нитрата натрия и метиленового синего на всасывание глицина в тощей кишке свиней / С. В. Старченков, Г. Г. Щербаков // Ветеринарная медицина. Современные проблемы и перспективы развития: Материалы Международной научно-практической конференции. – Саратов – ИЦ «Наука», 2010. – С. 396–401.

42. Старченков С. В. Перфузия изолированных отрезков тонкой кишки крыс различными субстратами в хроническом эксперименте / С. В. Старченков // Актуальные проблемы ветеринарной медицины : сб. научных трудов / СПбГАВМ.– СПб., 2010.- №141.- С. 49-52.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.