WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

  Зеленский

Владимир Михайлович

Кормовые ресурсы Енисейского Севера и пути повышения

их продуктивности

06.01.12 – «Кормопроизводство и луговодство»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора сельскохозяйственных наук

Новосибирск  - 2009

Работа выполнена в ГНУ «Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Крайнего Севера» СО Россельхозакадемии

Официальные оппоненты: доктор сельскохозяйственных наук, профессор,

  Мустафин Александр Михайлович

  доктор сельскохозяйственных наук, профессор,

  Емельянов Александр Михайлович

  доктор сельскохозяйственных наук, старший

  научный сотрудник, Казанцев Виктор

  Петрович

 

       Ведущая организация – Государственное научное учреждение

  Якутский научно-исследовательский институт

  сельского хозяйства Россельхозакадемии

       Защита состоится «18» декабря 2009 г. в 10.00 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 006.058.01 при Государственном научном учреждении «Сибирский научно-исследовательский институт кормов СО Россельхозакадемии» (630501, Новосибирская область, Новосибирский район, п. Краснообск, ГНУ СибНИИ кормов СО Россельхозакадемии, факс: 8 (3832) 348-39-11; e-mail: korma@online.nsk.ru, sibkorma@ngs.ru, sibniik@ngs.ru; web: www.sibkorma.ru; ученому секретарю).

       

       С диссертацией можно ознакомиться в ученой части ГНУ СибНИИ кормов СО Россельхозакадемии..

       Автореферат разослан «____»_________2009 года

Ученый секретарь

       диссертационного совета  Осипова Г.М.

Общая характеристика работы.



Актуальность проблемы. Регион – Енисейский Север, занимает площадь 1899,8 тыс. км2 и простирается от арктических пустынь до подзоны южной тайги. Здесь сосредоточены крупнейшие запасы полезных ископаемых, леса, гидроресурсы крупнейших рек РФ. В регионе развивается горнодобывающая, металлургическая, нефтегазовая, угольная и другие отрасли промышленности, что обеспечило развитие производительных сил, рост и концентрацию населения.

       Суровые природно-климатические условия Енисейского Севера, короткий период вегетации растений и негативное влияние аграрной реформы, проведенной в начале 90-х годов прошлого века, обусловили практически полную ликвидацию основных отраслей сельскохозяйственного производства. Поэтому уровень обеспеченности населения региона продуктами питания и особенно, цельным молоком местного производства, крайне низкий.

Основу для развития молочного животноводства и создания собственной кормовой базы в регионе составляют сенокосы и пастбища, расположенные в пойме Енисея и его притоков. Высокое потенциальное плодородие пойменных земель, благоприятные условия увлажнения способствуют получению высоких и стабильных по годам урожаев сена и пастбищной травы. В то же время, нерациональное использование кормовых угодий, отсутствие мер по уходу за ними привело к снижению урожайности и засорению травостоев, малоценным в кормовом отношении разнотравьем, сильная закустаренность поймы сокращает небольшую полезную площадь луговых массивов.

Исследования, проведенные нами в лесотундровой и тундровой зонах Таймыра и в пойме Енисея в пределах подзон северной, средней и южной тайги обозначили актуальность и перспективы интенсификации лугового и полевого кормопроизводства с использованием культуртехнических работ по расширению кормовых угодий за счет расчистки их от кустарниковой растительности.

Исследования проводились в соответствии с государственными научно-техническими программами и заданиями при непосредственном участии и под руководством автора в рамках тематического плана НИР ГНУ НИИСХ Крайнего Севера СО Россельхозакадемии в 1975-2009 гг.

Цель исследований – разработка эффективных, экологически безопасных способов повышения продуктивности пойменных и тундровых луговых агрофитоценозов и приемов восстановления нарушенных земель в условиях Енисейского Севера.

В задачи исследований входило:

  • изучить влияние минеральных удобрений, их доз, сроков сенокошения и кратности использования травостоя на продуктивность, ботанический и химический состав пойменных сенокосов и пастбищ;
  • определить наиболее эффективные гербициды для борьбы с сорной растительностью на лугах, их оптимальные дозы, кратность обработки и их влияние на повышение продуктивности, ботанический и химический состав  разнотравно-злаковых пойменных травостоев на фоне минеральных удобрений;
  • изучить изменение продуктивности, ботанического состава, и питательной ценности сухой массы сеяных агрофитоценозов, при коренном улучшении деградированных сенокосов и пастбищ, методом ускоренного залужения;
  • подобрать наиболее перспективные виды многолетних трав для их возделывания в условиях Енисейского Севера;
  • установить эффективные приемы расчистки сенокосов и пастбищ от кустарниковой растительности;
  • разработать приемы биологической рекультивации техногенно нарушенных земель;
  • рекомендовать в условиях сельскохозяйственного производства наиболее приемлемые, экономически эффективные и экологически безопасные способы улучшения природных и сеяных кормовых угодий.

Научная новизна исследований. Впервые в результате проведенных исследований для различных природно-климатических зон Енисейского Севера:

  • установлено влияние минеральных удобрений в различных сочетаниях и дозах внесения, а также режимов использования травостоев на продуктивность, ботанический и химический состав природных и сеяных лугов;
  • определены оптимальные дозы новых для Енисейского Севера гербицидов и их влияние на ботанический, химический состав и урожайность травостоев при их применении в сочетании с минеральными удобрениями;
  • установлена зависимость продуктивности и видового состава деградированных кормовых угодий от приемов ускоренного залужения, применения минеральных удобрений и различных режимов использования многолетних трав;
  • определена реакция наиболее распространенных в пойме Енисея видов кустарников на арборициды;
  • разработана технология биологической рекультивации техногенно нарушенных земель в результате промышленного освоения региона.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Роль минеральных удобрений в повышении урожайности природных и сеяных сенокосов и пастбищ, улучшении их ботанического состава и питательной ценности кормов в условиях Енисейского Севера.
  2. Влияние поверхностного улучшения пойменных лугов с применением гербицидов на улучшение ботанического состава и снижения в травостоях содержания непоедаемого и вредного для скота сорного разнотравья. Обработка лугов гербицидами в сочетании с внесением минеральных удобрений в целях повышения их урожайности, увеличения доли ценных в кормовом отношении многолетних злаковых трав.
  3. Коренное улучшение пойменных и суходольных  деградированных сенокосов и пастбищ методом ускоренного залужения в целях увеличения их продуктивности и питательной ценности травостоев.
  4. Расчистка пойменных лугов с помощью арборицидов тордон-22К и кренайт, уничтожающие все устойчивые к группе 2,4-Д виды кустарников. Сроки уборки засохших кустарников после проведения химической обработки.
  5. Возможности использования местных дикорастущих видов и селекционных сортов многолетних трав, для организации полевого кормопроизводства на Енисейском Севере.
  6. Создание высокопродуктивных кормовых угодий на деградированных и расчищенных от кустарников пойменных и суходольных участках.
  7. Биологическая рекультивация нарушенных земель с помощью посева многолетних трав и внесения минеральных удобрений.

Практическая значимость и реализация результатов исследований. Разработанные способы создания и использования высокопродуктивных природных и сеяных сенокосов и пастбищ были апробированы в Курейском сельскохозяйственном опорном пункте НИИСХ Крайнего Севера, в совхозах Полярный, Норильский, Игарский, Туруханский и Вороговский.

Производству рекомендованы наиболее эффективные дозы внесения минеральных удобрений и гербицидов. Для работы плавучего кормозаготовительного комплекса «Красноярец», производящего корма высокотемпературной сушки, сотрудниками института выявлено 3215 га пойменных лугов, не закрепленных за хозяйствами Туруханского района.

На основании материалов наших исследовании разрабатывались: «Система ведения сельского и промыслового хозяйства на Енисейском Севере на 1981-1985 и на 1986-1990 гг.», «Система организации производства в оленеводческом хозяйстве таежной зоны» (на примере госплемзавода «Суриндинский») Эвенкийского автономного округа (1988), рекомендации «Ннтенсификация кормопроизводства, повышение качества кормов и рациональное их использование в животноводстве Крайнего Севера» (1985), методические рекомендации «Пойменные почвы Нижнего Енисея – основа развития сельскохозяйственного производства в Туруханском районе» (2005), методические рекомендации «Система биологической рекультивации  нарушенных земель при строительстве газопроводов и восстановления растительности деградированных пастбищ в тундровой и лесотундровой зонах Крайнего Севера» (2006) и рекомендации «Многовариантные ресурсо – и энергосберегающие технологии коренного улучшения основных типов природных кормовых угодий по зонам России» (2008). 

Рекомендации по биологической рекультивации нарушенных земель выполнены на основе исследований проведенных отделом растениеводства ГНУ НИИСХ Крайнего Севера в 2001-2005 гг. Достоверность этих рекомендаций, подтверждается актами «Приемки-сдачи» рекультивированных земель и актом внедрения. Межведомственная комиссия по биологической рекультивации по Таймырскому (Долгано-Ненецкому) автономному округу рекомендовала использовать рекультивированные земли в качестве оленьих пастбищ и охотничьих угодий. В настоящее время институтом рекультивированно более 100 га техногенно нарушенных земель и оформлено актами «Приемки сдачи» 62 га рекультивируемых земель.

Апробация работы. Результаты исследований изложены в ежегодных научных отчетах, которые защищены на заседаниях ученого совета Государственного научного учреждения Научно-исследовательского института сельского хозяйства Крайнего Севера.

Основные положения диссертационной работы апробированы на краевых, окружных и районных совещаниях, а также на научно-практических конференциях различного уровня в период с 1976 по 2008 гг.

Всего автором опубликовано 78 научных работ, в том числе по теме диссертации 48 научных работ, включая 2 монографии. В ведущих рецензируемых журналах, рекомендуемых ВАК, опубликовано 7 статей. Решением президиума СО Россельхозакадемии от 17 января 2008 г. за монографию «Растениеводство и кормопроизводство на Енисейском Севере» присужден Диплом первой степени.

Структура диссертации. Диссертация представляет собой рукопись объемом 336 страниц компьютерного текста, содержит 86 таблиц, 18 рисунков, 20 приложений и библиографию из 369 наименований, в том числе 9 иностранных источников. Она состоит из введения, 6 глав, выводов и предложений производству.

Личный вклад соискателя. Разработка программ полевых опытов, их закладка и проведение в качестве исполнителя с 1974 г. до 1989 г., ответственного исполнителя и руководителя тем научных исследований с 1999 г. по настоящее время, обработка результатов опытов и лабораторных анализов, математическая обработка данных, написание отчетов и статей. В 2006 и 2009 гг. осуществляется научное руководство аспирантом А.Х. Сариевым по вопросам биологической рекультивации нарушенных тундровых земель на Таймыре.

Автор выражает глубокую благодарность академику Россельхоздемии Н.А. Сурин за консультацию и методическую помощь при подготовке диссертации, кандидату сельскохозяйственных наук И.С. Дергунову и Г.И. Лосику за совместные работы по обследованию поймы Нижнего Енисея и научного сотрудника А.Х. Сариева за совместные исследования по изучению приемов биологической рекультивации нарушенных земель.

Глава 1. История проблемы

В главе в историческом аспекте изложены основные этапы освоения Крайнего Севера России. Показаны особенности роста и развития растений на вечной мерзлоте, влияние низких температур почвы и воздуха на формирование корневой системы и надземных органов у сельскохозяйственных культур, прохождение транспирации и фотосинтеза. Определена роль сельскохозяйственной науки в освоении Енисейского Севера. Представлены разработки НИИСХ Крайнего Севера по технологии освоения закустаренных целинных земель под сенокосы, пастбища и пашню; применение минеральных удобрений для повышения продуктивности кормовых угодий; применение гербицидов для улучшения ботанического состава засоренных пойменных травостоев и арборицидов для уничтожения кустарников; приемы залужения низко продуктивных сенокосов и пастбищ методом ускоренного залужения. Рассмотрены вопросы размещения населения на территории Енисейского Севера, его национальный состав и род занятий. Показана роль крупнейших промышленных предприятий, участвующих в освоении природных богатств региона.

Вместе с тем до настоящего времени остаются не выявленными оптимальные дозы минеральных удобрений, сроки скашивания пойменных травостоев и интенсивность их использования, система борьбы с засоренностью и закустаренностью пойменных лугов, не разработаны технологии восстановления растительного покрова деградированных пастбищ, не решен вопрос восстановления нарушенных земель с применением биологической рекультивации.

Рассмотрению этих проблем, имеющих научное и практическое значение, посвящены основные разделы представленной работы.

Глава 2. Природно-климатические условия, пойменные луга Енисейского

Севера и методы проведения исследований

Почвенно-климатические условия Енисейского Севера Территория Енисейского Севера включает Таймырский Долгано-Ненецкий муниципальный район, Эвенкийский муниципальный район и Туруханский район Красноярского края. С севера регион омывается водами Карского моря и моря Лаптевых. На юге граничит с Енисейским, Северо-Енисейским, Мотыгинским, Богучанским и Кежмским районами Красноярского края. На западе с Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским автономными округами. На востоке – с Республикой Саха (Якутия) и на юго-востоке – с Иркутской областью.

Природно-климатические условия региона определяются влиянием Северного Ледовитого океана и многолетней мерзлотой почв. Суровость климата усиливается наличием горных плато. Территорию Енисейского Севера пересекают такие крупные реки как Енисей с Подкаменной и Нижней Тунгусками и Курейкой, Хатанга и Пясина с их притоками.

На территории Енисейского Севера выделяют следующие природно-климатические зоны:

Зона арктических пустынь. В эту зону входят: архипелаги Северная Земля, Норденшельда, арктические острова и северная оконечность полуострова Таймыр. Здесь только в течение 1,0–1,5 месяцев средняя температура превышает 0°С (июль около +2°С). Среднегодовая температура – минус 13,5°С. Среднемесячная температура января – минус 26°С. Количество годовых осадков 150–200 мм. Снежный покров держится с сентября до июля.

Зона тундры занимает большую часть территории Таймыра (57%). Общая ширина ее достигает 500-600 км. В зоне тундры равнинный рельеф, иногда нарушаемый холмами и грядами ледникового происхождения, встречаются небольшие возвышенности высотой 150–200 м и горы более 1000 м.

Климат суровый, континентальный. Лето короткое, холодное, зима продолжительная. Период с положительными температурами воздуха около 100 дней. В среднем за год выпадает 200–300 мм осадков.

Почвенный покров образуется при низких температурах, что препятствует жизнедеятельности почвенных бактерий и затрудняет химические и биологические процессы в почве. В подзоне арктических тундр глубина протаивания почвы достигает 40 см, в подзоне средних субарктических тундр – 50 см, в подзоне южных субарктических тундр: в тундрах – до 70 см, на осоковых болотах – до 75, на пятнах, лишенных растительности, – до 85 см. 

У тундровых почв небольшая мощность плодородного слоя – 1-5 см и низкое содержание гумуса – 1,0–2,0%..

В северной части тундровой зоны в кустарничково-травяном ярусе преобладают осоки, пушицы, ива полярная, дриада, лисохвост альпийский; в напочвенном – мхи; на возвышенных местах – лишайники. В южной части зоны широко представлены из кустарников – ивы, березы, ольховник; из кустарничков – брусника, голубика и др.; из травянистых растений – осоки, пушицы, мытники, овсяницы, астрагалы; произрастают кустистые и другие виды лишайников.

В северной части тундровой зоны произрастает около 130 видов сосудистых растений; в центральной – 239; в южной – 250 видов.

Моховые и лишайниковые тундры малочисленные коренные народы Таймыра  используют для выпаса домашних северных оленей. Они являются основной кормовой базой и для популяции диких северных оленей.

Зона лесотундры простирается с юго–запада на северо-восток между 7235 с.ш. и 6815с.ш. В лесотундре повсеместно развита вечная мерзлота. Рельеф местности спокойный. Снежный покров мощнее, чем в зоне тундры.

       Климат лесотундры считается переходным между климатом тундры и тайги. Период с положительными температурами составляет 125–130 дней. К концу июня в лесотундре происходит переход средней суточной температуры через +10С. Сумма положительных температур воздуха с устойчивой температурой свыше +10С составляет 600…700. Годовое количество осадков 150–350 мм.

Основные виды почв торфяно-глеевые и слабоподзолистые, формируются они на песчаных материковых породах – суглинках.

Лиственничные редколесные сообщества (занимают около 32% площади зоны) чередуются с кустарниковыми тундрами, бугристо-мочажинными болотами. Древесная растительность представлена сибирской и даурской лиственницами, сибирской елью, березами. Из кустарников произрастают березы, ивы, можжевельник, ольховник. Травянистый покров – пушицами, осоками, мятликами, мытниками, маками, ромашками. Хорошо развиты лишайники.

В целом флора Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района, включая горы Путорана, насчитывает около 900 видов сосудистых растений. В хозяйственном отношении регион значительно благоприятнее тундровой зоны. В южной части лесотундровой зоны наблюдается очаговое земледелие.

Зона тайги с севера на юг протяженностью 1200-1300 км, представлена подзонами северной, средней и южной тайги.

Северная подзона тайги простирается на юг до среднего течения Нижней Тунгуски (65 с.ш.). В приенисейской части ее ширина 400–450 км, на Средне-Сибирском плоскогорье 600-750 км.

Рельеф местности пересеченный, часто гористый.

В центральной части зоны переход среднесуточной температуры через +10С происходит около 20 июня, а в южной 10 июня. Сумма устойчивой температуры воздуха, выше +10С равна 800…1200. Число дней с минимальной температурой выше 0 достигает 85-95. Снежный покров мощный и рыхлый. На востоке его высота около 80 см, на западе около 60 см. Сумма осадков за год 400–500 мм.

Почвообразование протекает в условиях холодного континентального климата. На щебнистых отложениях в условиях свободного внутреннего дренажа под кустарниковой лиственничной тайгой формируются иллювиально-гумусовые, неоподзоленные или поверхностно оподзоленные почвы. На рыхлых суглинистых отложениях, при близком залегании мерзлоты под кустарничко-моховой, слабо заболоченной лиственничной тайгой, развиты таежные торфянистые (А0 10-20) тиксотропные почвы, которые отличаются слабыми морфологическими признаками оглеения. Своеобразные почвы формируются в северной лишайниково-кустарничковой лиственничной тайге  на суглинистых продуктах выветривания трапов, подстилаемых легкими дренированными породами.

На севере подзоны разреженные северо-таежные леса вклиниваются на территорию Таймыра. Повсеместно распространены разнообразные редкостойные лиственничные леса. Кустарниковый подлесок, травянисто-кустарничковый ярус и мохово-лишайниковый покров, образованы общими с тундрой видами растений. По совокупности природных особенностей северные редколесья являются переходными между тундрой, лесотундрой и тайгой. Здесь обильно растут мхи, лишайники (наземные и древесные), в долинах и на террасах рек – луга из разнотравья, злаков, бобовых и осок. На Средне-Сибирском плоскогорье наблюдается вертикальная поясность в распределении растительности: до 500 – 600 м произрастает разреженная светлохвойная лиственничная тайга с примесью ели, березы; подгольцовый пояс представлен кустарниковыми зарослями; гольцовый пояс выражен арктическими тундрами и каменистыми россыпями.

Средняя подзона тайги простирается южнее северной. В долине Енисея ширина ее составляет 350 км, на Средне-Сибирском плоскогорье на 100 км больше. Поверхность в основном представлена невысокими и низкими плато, рассеченными речными долинами и покрытыми тайгой. Горных тундр здесь нет.

Средняя температура июля +14…17С, января – минус 26С (юго-запад) и до минус 38С (северо-восток). Переход среднесуточной температуры через 0С – 1-10 мая, а осенью – 5-10 октября. Продолжительность безморозного периода – 75-90 дней. Сумма температур за период с устойчивой температурой выше +10С вблизи Енисея всюду 1200…1300, а на плато на 200…300 меньше. Осадки убывают с запада на восток. Среднегодовое количество осадков 400–600 мм.

Вечная мерзлота грунта прерывистая. Доминируют среднетаежные ландшафты лиственничных лесов с кислыми мерзлотно-таежными почвами. Своеобразные почвы формируются в средней травяно-кустарничковой лиственничной тайге на суглинистых продуктах выветривания траппов, подстилаемых легкими дренированными породами.

Южная подзона тайги располагается  на юго-востоке Эвенкии. На левобережье Енисея преобладает темнохвойная тайга, восточнее местами сосновые боры. На Ангаре и южнее господствуют сосновые боры и темнохвойная тайга по высоким водоразделам. Флора в пределах Эвенкийского автономного округа представлена более чем 900 видами.

Сумма температур выше +5С здесь составляет 1425 и продолжительность периода 117 дней, выше +10 – 1143 – 79 дней.

Почвы слаборазвитые, скрыто- и слабоподзолистые. Обладают благоприятной для растений слабокислой или нейтральной реакцией среды. Бедны органическим веществом (перегноя 2-3%) и элементами питания.

Пойменные луга реки Енисей и его притоков. Гидрологический режим Енисея и характеристика поймы. Енисей – самая многоводная река России, длинной 4063 км. Основные исследования были проведены в пойме Нижнего Енисея от впадения в Енисей левого притока реки Дубчес и до устья, протяженностью около 1880 км.

Ширина Енисея до впадения Подкаменной Тунгуски составляет 800 м. После ее впадения увеличивается до 2,0-2,5 км. После впадения Нижней Тунгуски  Енисей расширяется от 3,0 до 5,0 км, на островных участках до 7,0-12,0 км. В русле Нижнего Енисея много крупных островов длина некоторых колеблется от 15 до 20 км. В районе Бреховских островов ширина Енисея около 75,0 км.

Ледоход на Нижнем Енисее начинается в начале мая, через 18-20 дней после начала подъема воды. К моменту вскрытия вода поднимается против зимнего уровня до 2-х метров. Весенний подъем воды составляет 16-20 м, с колебаниями от 12 до 22 м.        Самые низкие участки поймы полые воды заливают на 30-60 дней, средние – на 10-20 дней, участки верхнего уровня чаще всего не покрываются водой или же заливаются на непродолжительное время.

Ширина поймы Нижнего Енисея в среднем течении реки равняется 6,0 км с колебаниями от 1,0 до 15,0 км. 

Почвы. Проведенные исследования, показали, что преобладающим типом почв на пойменных лугах Нижнего Енисея являются пойменные дерново-луговые почвы, которые в своем paзвитии проходят ряд этапов, хорошо различимых в природном комплексе.

       Слабодерновые луговые пойменные зернистые почвы типичны для высокой прирусловой поймы. Для них характерны: слабое задернение  поверхности почвы, малая прочность дернины на разрыв, бурая, светло-бурая окраска, содержание гумуса от 2,5 до 4,0%, зернистая и неясно-зернистая, слабоводопрочная структура. Реакция почвы нейтральная или слабокислая. Эти почвы часто имеют слоистый характер, подстилаются супесями.

       Корни травянистых растений проникают в почву массово до глубины 50-60 см, единично – до 100-120 см; корни кустарников – до 2 м и более. С глубины 55-60 см отмечается наличие мелких ржавых пятен, коричнево-бурых штрихов, точек. С этой глубины почва приобретает сизоватый оттенок, почвенная реакция становится кислой или слабокислой.

Наибольшие площади пойменных лугов центральной поймы представлены дерново-луговыми пойменными зернистыми почвами, которые  характеризуются наиболее благоприятными физическими, агрохимическими и микробиологическими условиями для развития луговой растительности. На этих почвах формируется достаточно мощная дернина, на юге региона – 5-8 см, на севере – 3-5 см. Содержание гумуса колеблется от 3,5 до 7,0%. Структура почвы ярко выраженная зернистая. Окраска аккумулятивного горизонта темно-бурая, часто почти черная. Аллювиальный горизонт В гумусирован слабее, окраска его значительно светлее, характеризуется порошистой структурой, в нижней части горизонта и при переходе к подстилающей породе отмечается наличие соединений железа и развитие слабых признаков оглеения. Почвенная  реакция  в  этих  горизонтах нейтральная или близка к ней. Корни растений проникают на глубину до 75 см.

       Пойменные болотно-луговые почвы в ени­сейской пойме занимают менее 10% площади. Они приурочены к участкам с продолжительной поемностъю, расположенным в глубоких лощи­нах переходной и отчасти центральной поймы, а также в притеррасной пойме. Чаше всего та­кие почвы встречаются небольшими изолированными участками. Для этих почв характерно довольно  рыхлое задернение и заболачивание, что приводит к значительному оглеению иллювиального горизонта. В нижних горизонтах ощущается избыток влаги. Реакция почвенной среды слабокислая, местами кислая, содержание гумуса в верхних горизонтах 3-5%. Корни в почву глубже 40 см не проникают.

       Результаты агрохимических анализов  почв свидетельствуют о низком содержании в них легкогидролизуемого азота от 4,5 до 10,8 мг на 100 г почвы. Содержание фосфора на большинстве участков, особенно в центральной пойме высокое – от 12,8 до 18,4 мг на 100 г почвы. Содержание калия – низкое от 6,7 до 9,0 мг на 100 г почвы.

Растительность. В процессе исследований, проведенных нами в 1981-1987 гг., установлено, что общая площадь чистых, пойменных лугов на Енисейском Севере составляет около 102300 га. Из них настоящие луга занимают площадь 68172,0 га и болотистые луга – 34128,0 га. Наибольшее распространение в таежной зоне получили настоящие луга, где их площадь – 58462,4 га, в тундровой и лесотундровой – 9709,6 га. В тундровой и лесотундровой зонах, распространены болотистые луга, общаая их площадь составляет около 32690,4 га, против 1437,6 га в таежной зоне.

Наибольший удельный вес в таежной зоне приходится на долю разнотравных и злаково-разнотравных лугов. В травостоях разнотравных лугов преобладают крупнотравные виды, такие как: купырь похожий, борщевик рассеченнолистный, дягель низбегающий, бодяк разнолистный, щавель длиннолистный, чемерица Лобеля, пижма обыкновенная, доля злаков в ботаническом составе травостоя около 15,5% по весу. В травостоях злаково-разнотравных лугов встречаются: кострец безостый, лисохвост луговой, пырейник изменчивый – разнотравье представляют все вышеперечисленные виды. Содержание злаков на таких лугах колеблется от 16,4 до 43,5%. Значительную площадь занимают разнотравно-злаковые луга, которые представлены лисохвостом луговым, кострецом безостым, мятликом луговым полевицей белой, из разнотравья преобладают пижма обыкновенная, вероника длиннолистная, полынь белая, василистник малый, подмаренник северный, хвощ полевой, щавель длиннолистный, борщевик рассеченнолистный, чемерица Лобеля и др. виды. Содержание злаков здесь составляет 44,1-62,7%.

       По урожайности среди настоящих лугов выделяются разнотравные луга. Сбор сухой массы на этих лугах достигает 23,9-52,6 ц/га. Злаково-разнотравные луга формируют урожай на 8,2-16,7 ц/га ниже, чем разнотравные, а разнотравно-вейниковые – на 0,8-26,1 ц/га. В тоже время содержание злаков на разнотравно-вейниковых лугах достигает максимальной величины и составляет 43,3-70,8%.

Бобово-разнотравно-злаковые луга составляют около 10% площади настоящих лугов в таежной зоне региона. Ботанический состав представлен следующими видами: бобовыми – клевер белый, клевер люпиновидный, мышиный горошек, чина полевая (очень редко в подзоне северной тайги и чаще в подзонах средней и южной тайги), встречается клевер красный (местная популяция); из злаков – мятлик луговой, лисохвост луговой, кострец безостый, полевица белая; разнотравье – купырь похожий, вероника длиннолистная, пижма обыкновенная, щавель длиннолистный, чемерица Лобеля, подмаренник северный, лютик ползучий, звездчатка луговая и т.д. На долю злаков в травостоях этих лугов приходится 39,3-60,0%. Урожай формируют в пределах 13,3-21,4 ц/га сухой массы.

На болотистых лугах, таежной зоны доминируют вейник Лангсдорфа и осоки.

В тундровой и лесотундровой зоне  Енисейского Севера преобладают разнотравн-вейниковые и вейниковые настоящие луга. Содержание в их травостоях злаков значительно выше, чем в травостоях настоящих лугов таежной зоны. Урожайность колеблется от 11,7 до 19,4 ц/га сухой массы.

В травостоях болотистых пойменных лугов тундровой и лесотундровой зоны преобладают хвощево-разнотравно-вейниковые, вейниковые, разнотравно-двукисточниково-вейниковые, разнотравно-осоково-вевейниковые и разнотравно- арктофиловые. В травостоях этих лугов содержание злаков колеблется от 21,7 до 75,6%, причем максимальное содержание злаков отмечается в травостоях разнотравно-арктофиловых лугов. В ботаническом составе доминируют такие злаки как вейник Лангсдорфа, двукисточник тростниковый, арктофила рыжеватая, арктагростис широколистный; из разнотравья встречаются хвощ полевой, лютик обыкновенный, калужница болотная. Урожайность болотистых лугов невысокая в пределах 8,8-21,4 ц/га сухой массы.        

По данным наших исследований в 1986-1990 годах общая площадь используемых для заготовки кормов сенокосов в регионе составляла 11355 га, урожайность их, в результате бессистемного использования довольно низкая в пределах 8,3 га сухой массы. В настоящее время для животноводства эксплуатируется не более 4,2% кормовых угодий от вышеуказанной площади.

       Объекты и методы исследований. Изучение природных кормовых ресурсов Енисейского Севера проводилось во всех природно-климатических зонах региона. Опыты по изучению вопросов поверхностного и коренного улучшения естественных кормовых угодий проводили по «Методике опытов на сенокосах и пастбищах» (часть I и II, 1971), «Программе и методике проведения научных исследований по луговодству» (Кутузова и др., 2000) и по «Методике полевого опыта» (Доспехов, 1985). Опыты по сортоизучению многолетних трав – по «Методике государственного сортоиспытания сельскохозяйственных культур» (1971). В опытах по биологической рекультивации нарушенных земель, кроме вышеуказанных методик, использовали «Рекомендации по приемам создания и использования газонов в различных районах Крайнего Севера» (1972).

Закладывали опыты в 4-х кратной повторности методом рендомизированного или системного размещения вариантов. Площадь опытных делянок от 10 до 150 м2. В качестве удобрений применяли аммиачную селитру, двойной гранулированный суперфосфат, и хлорисный калий.

При изучении влияния минеральных удобрений на продуктивность луговых фитоценозов их вносили поверхностно в начале весеннего отрастания злаковых трав. При изучении режимов использования сенокосов и пастбищ основное удобрение вносили в вышеуказанные сроки, подкормку травостоев азотными удобрениями проводили после первого укоса – дозой N60. При возделывании многолетних трав, полное минеральное удобрение вносили перед предпосевной культивацией, в последующие годы в период активного весеннего отрастания трав.

Для борьбы с сорняками на лугах и пастбищах изучали следующие гербициды: 2М-4Х, банвел-Д, метафен, диамет-Д, смесь бутилового эфира 2,4-Д+2М-4Х в соотношении 1:1. Изучение различных доз этих препаратов проводили в сравнении с бутиловым эфиром 2,4-Д в дозе 2,0 кг/га д.в., широко испытанным на Енисейском Севере. Для приготовления рабочего раствора, изучаемую дозу гербицида растворяли в гектарной норме воды – 500 л/га.  С целью борьбы с кустарниковой растительностью изучали тордон-22К и кренайт. Норма рабочего раствора 1000 л/га. Сорную растительность и кустарники обрабатывали ручным ранцевым опрыскивателем ОРП «Автомакс». Луговые травы обрабатывали в фазу розетки-начало стеблевания разнотравья; кустарники – в период массового развертывания листовой пластинки.





Посев семян на сеяных сенокосах и пастбищах проводили поверхностно с заделкой граблями или в рядки с междурядьями 15 см.

В лесотундровой зоне изучали раннелетний и подзимний посевы многолетних трав.

В зоне северной тайги многолетние травы высевали на пойменных землях, заливаемых полыми водами на различные сроки. В 1972 г. сроки посева были следующими: 6 июля, 19 июля, 2 августа, 15 августа, 28 августа, 10 сентября. В 1973 г. – 26 июня, 7 июля, 20 июля, 3 августа, 16 августа, 29 августа, и 11 сентября, в 1974 г. – 5 июля, 20 июля, 5 августа, 20 августа, 4 сентября и 20 сентября. Изучали - лисохвост луговой Моршанский-760 и Дединовский, кострец безостый Камалинский-14 и Дединовский-3, овсяницу луговую Дединовская-8, овсяницу красную Дединовская, мятлик луговой Приекульский-129 и клевер красный Дединовский. 

Работы проводили в тундровой лесотундровой зонах в совхозе «Норильский» и на Пеляткинском ГМК на тяжелосуглинистых  почвах. В северотаежной зоне, в зонах средней и южной тайги в Курейском сельскохозяйственном опорном пункте НИИСХ Крайнего Севера, в совхозах Игарский, Полярный, Туруханский, Верхнеимбатский и Вороговский опыты закладывали на дерноволуговых пойменных почвах.

В процессе ведения научно-исследовательских работ проводили учет аллювиальных отложений путем сбора наилка методом тампонов. Тампоны изготавливали из клеенки размером 50х50 см и закладывали весной на пойменных лугах до наступления паводка, в 4-х кратной повторности. Перед закладкой тампоны взвешивали,  по разнице в весе рассчитывали массу аллювиальных отложений на 1 га.

Перед внесением минеральных удобрений и обработки травостоев гербицидами проводили описание растительности с определением проективного покрытия по методу Л.Г. Раменского.

Определяли динамику роста и развития растений, сроки прохождения фенологических фаз. Перед уборкой урожая подсчитывали густоту стеблестоя на площадках 0,25 м2 в 4-х кратной повторности.

На каждой делянке с постоянных площадок 0,25 м2 отбирали растительные образцы для изучения ботанического состава травостоя. Ботанический состав определяли по средним образцам, разбирая их на три группы, принятые в луговодстве: злаки, бобовые и разнотравье (крупное и мелкое). Крупное разнотравье разбирали по видам.

Учет урожая проводили путем скашивания и взвешивания фитомассы на всей площади учетной делянки. Одновременно из прокосов отбирали растительные образцы на усушку – для определения выхода сена и химический анализ.

Химический состав корма определяли в средних образцах предварительно высушенных до воздушно-сухого состояния, а затем в сушильном шкафу до абсолютно-сухого веса. Определяли: общий азот – по Къельдалю, сырую клетчатку – по Кюршнеру, сырую золу – путем сухого озоления, сырой жир по Сокслету, фосфор – калориметрическим методом, калий на пламенном фотометре, кальций – трилонометрически, БЭВ – расчетным методом (Лебедев и др., 1969).

Химический анализ почвенных и растительных образцов проводили в лаборатории агро-зооанализа в ГНУ НИИСХ Крайнего Севера.

Питательную ценность кормов и продуктивность сенокосов и пастбищ рассчитывали по химическому составу фитомассы с применением методики А.П. Дмитроченко, П.Д. Пшеничного (1975) с использованием коэффициентов переваримости принятыми по М.Ф. Томмэ (1964), Н.В. Трусову и Т.В. Тесленко (1970).

Расчет энергетической оценки кормов вели по Н.П. Волкову (1991) согласно «Методического руководства по оценке потоков энергии в луговых агроэкосистемах» (А.А. Кутузова и др., 2000).

Содержание остаточных количеств гербицидов в корме определяли через 45 и 60 дней после химической обработки травостоев методом тонкослойной хроматографии.

Отбор почвенных проб на химический анализ проводился весной в фазу кущения злаков и фазу розетки разнотравья, перед внесением минеральных удобрений или перед обработкой травостоев гербицидами в слое 0-20 см. В образцах определяли: рН водной и солевой вытяжки – на рН-метре, гидролитическую кислотность и сумму поглощенных оснований – по Каппену, гумус – по Тюрину в модификации Симаковой, общий азот – по Къельдалю, легкогидролизуемый азот – по Тюрину и Кононовой, Р2О5 – по Кирсанову с определением на фотокалориметре, кальций и магний – трилонометрически, калий по Масловой (Цитович, 1974).

Вынос питательных веществ с урожаем трав рассчитывали по формуле:

А х В : 100, где А – величина урожая ц/га сухой массы; В – содержание питательных веществ в единице продукции.

        Статистическую обработку результатов полевых опытов проводили методом дисперсионного анализа (Доспехов, 1985).

       

Глава 3. Научно-обоснованная система поверхностного и коренного

  улучшения естественных сенокосов и пастбищ Енисейского

  Севера

Удобрения и режимы использования пойменных лугов Нижнего Енисея при их поверхностном улучшении. Скашивание пойменного травостоя в различные фазы вегетации на фоне минеральных удобрений показало, что на естественном лугу в среднем за девять лет исследований (1973-1981) при уборке трав в фазу колошения лисохвоста лугового сбор сухой массы составил 15,9 ц/га. Под влиянием фосфорно-калийных удобрений он увеличился на 1,3 ц/га, сбор сырого протеина на 14 кг/га, выход кормовых единиц – на 51 кг/га. Внесение полного минерального удобрения в дозе N60P60K90 обеспечило достоверное повышение урожайности сухой массы на 14,2 ц/га, сырого протеина – на 274,0 кг/га, выход кормовых единиц – на 832 кг/га. Под влиянием полного минерального удобрения в дозе  N120P60K90 сбор сухой массы вырос на 18,5 ц/га, сырого протеина – на 453 кг/га, выход кормовых единиц – на 1034 кг/га (табл.1).

Таблица 1. Продуктивность пойменных лугов р. Енисей в зависимости от дозы

внесения минеральных удобрений и сроков скашивания травостоев

Срок уборки по фазам развития лисохвоста лугового

Вариант опыта

Урожайность

воздушносухой массы, ц/га

Сбор сырого протеина в сухой массе, кг/га

Сбор кормовых единиц в сухой массе, кг/га

Колошение

Контроль  (естественный луг)

15,9

222

931

Р60К90 – фон

17,2

236

982

Фон + N60

30,1

496

1763

Фон + N120

34,4

675

1965

Начало созревания семян

Контроль (естественный луг)

20,1

207

1161

Р60К90 – фон

22,6

229

1209

Фон + N60

37,1

461

1947

Фон + N120

40,3

632

2216

НСР05

-

7,5

-

-

При уборке лугов в фазу начала созревания семян лисохвоста лугового урожай сухой массы на естественном сенокосе сформировался на 4,2 ц/га выше, чем в фазу колошения.  В  варианте  с  Р60К90  сбор  сухой  массы  получили  на  2,5 ц/га  выше, чем  на контроле, сырого протеина на 22 кг/га, выход кормовых единиц увеличился на 48 кг/га. Под влиянием полного минерального удобрения в дозе N60P60K90 урожайность сухой массы достоверно выросла на 17,0 ц/га, сбор сырого протеина – на 254 кг/га, выход кормовых единиц – на 786 кг/га. Применение повышенной дозы азота – N120 по фону P60K90 повысило урожайность сена на 20,2 ц/га, сбор сырого протеина – на 425 кг/га, выход кормовых единиц – на 1055 кг/га.

В ботаническом составе естественного травостоя (контроль), в год закладки опытов содержание злаковых трав составляло около 80%, в том числе доля верховых злаков – 19-33%, низовых – 46-62%. Содержание разнотравья было в пределах 20%, в том числе доля крупного разнотравья составляла 14%, мелкого 4-6%. В 1981 г., на 9-й год проведения опытов, на контрольном варианте, где травостой скашивали в фазу колошения лисохвоста содержание злаков снизилось до 42%, или  в два раза. Господствующее положение стали занимать верховые злаки (34%), низовые злаки были практически вытеснены (8%). Следовательно, упорядоченное сенокошение создало условия для постепенного восстановления верховых злаков. Доминировать в травостое стало разнотравье (52%), причем, крупное и мелкое в равных долях. Содержание бобовых составляло – 6%.

В варианте с фосфорно-калийными удобрениями к девятому году исследований произошла существенная перестройка фитоценоза. Доля злаков здесь снизилась почти до уровня естественного луга (44%), причем верховые злаки (38%) стали преобладать над низовыми (6%). Доля бобовых, достигла своего максимума и составила по весу 24% от сухой массы травостоя. Интенсивное развитие бобовых следует объяснять не только применением фосфорно-калийных удобрений, но и ранним скашиванием трав. Содержание разнотравья при этом снизилось до 32%, причем доля крупного разнотравья составила 22%.

После внесения полного минерального удобрения в дозе N60P60K90 содержание злаков в травостое оставалось на уровне контроля (40%). Верховые злаки (38%) вытеснили низовые (2%). Бобовые из травостоя выпали, зато до 50% вырос удельный вес крупного бурьянистого разнотравья.

От применения повышенных доз азотных удобрений на фосфорно-калийном фоне (N120P60K90) содержание злаков в травостое выросло, по сравнению с естественным лугом, на 10% и составило 52%. В результате длительной перестройке фитоценоза ведущую роль стали занимать верховые злаки (44%). Содержание разнотравья составило 48%, то есть его доля снизилась, по сравнению с контролем, на 4%. Крупное разнотравье в составе травостоя на 28% превышало содержание мелкого (10%).

При отчуждении растительной массы на естественном лугу (контроль) в фазу начала созревания семян лисохвоста лугового, доля злаков, после девяти лет исследований, составила 52%.  Доля верховых злаков (47%) преобладала над низовыми (5%). Содержание разнотравья возросло, за счет увеличения крупного разнотравья до 44%. Участие бобовых было незначительным – на уровне 4%.

В варианте с ежегодным применением фосфорно-калийных удобрений и через девять лет прослеживались те же тенденции, что и при скашивании травостоя в фазу колошения лисохвоста лугового.

При скашивании травостоев в фазу созревания семян лисохвоста на фоне полного минерального удобрения (N60P60K90), в отличие от скашивания его в фазу колошения, стали преобладать злаки, их доля составила 58%, в том числе верховых 53%. Содержание бобовых оставалось низким на уровне 2%. Доля разнотравья снизилась до 40%, однако 39% составляли крупнотравные виды. Под влиянием повышенной дозы азотных удобрений  (N120P60K90), через девять лет наблюдений доля злаков увеличилась до 70%, а содержание верховых злаков – до 63%. Содержание разнотравья снизилось до 30%, однако доля крупного разнотравья была достаточно высокой (24%).

В сухом веществе природного травостоя скошенного в фазу колошения лисохвоста лугового содержалось больше сырого протеина на 3,3%, чем в сухой массе природного луга скошенного в фазу начала созревания доминирующего злака. В то же время содержание сырого жира было почти на уровне, а доля сырой клетчатки, сырой золы и БЭВ ниже на 1,5, 1,9 и 0,9% (табл. 2).

Таблица 2. Влияние минеральных удобрений и сроков уборки на химический

состав пойменных травостоев (% сухой массы, в среднем за 1973-1981 гг.)

Срок уборки по фазам развития лисохвоста лугового

Вариант опыта

Сырой протеин

Сырой жир

Сырая клетчатка

БЭВ

Сырая зола

Концентрация ОЭ, МДж/кг

Колошение

Контроль  (естественный луг)

13,6

2,8

23,3

50,4

8,8

9,9

Р60К90 – фон

16,6

3,1

22,8

47,8

9,7

10,0

Фон + N60

17,7

3,1

24,9

44,0

10,3

10,0

Фон + N120

20,2

3,1

24,9

41,4

10,4

9,9

Начало созревания семян

Контроль (естественный луг)

10,3

2,9

24,8

51,3

10,7

9,5

Р60К90 – фон

12,1

3,0

25,7

48,1

11,1

9,3

Фон + N60

13,5

3,1

28,2

43,6

11,6

9,1

Фон + N120

15,0

3,1

28,7

41,8

11,3

9,2

После внесения фосфорно-калийных удобрений в оба срока сенокошения в сухой массе трав, по сравнению с естественным лугом, увеличивается содержание протеина на 3,0 и 1,8%, жира – на 0,3 и 0,1 и золы – на 0,9 и 0,4% соответственно. Содержание БЭВ снизилось на 2,6 и 3,2%. Содержание клетчатки заметно снизилось при первом сроке скашивания, за счет увеличения в травостое бобовых и молодого разнотравья, на 0,5% и повысилось при втором сроке, за счет увеличения доли злаков и старения крупного разнотравья, на 0,9%.

При внесении полного минерального удобрения в дозах N60P60K90 и N120P60K90 резко на 4,1 и 6,6% повышалось содержание сырого протеина в сухой массе трав, скошенных в фазу колошения лисохвоста лугового. Увеличение  протеина обусловлено интенсивным кущением и образованием молодых побегов злаков трав, а также высоким содержанием доли богатого азотом молодого крупного разнотравья. Одновременно увеличивается содержание жира, клетчатки и золы и снижается доля БЭВ. Однако сено с высокой питательностью и высоким содержанием крупного разнотравья в условиях северного влажного и прохладного лета заготовить очень сложно, оно часто запревает и снижает кормовую ценность.

Сухая масса трав, убранная в фазу начала созревания семян лисохвоста лугового на фоне полного минерального удобрения также отличается высокой питательностью за счет повышения содержания сырого протеина на 3,2 и 4,7%, оптимального содержания жира, золы и БЭВ. В тоже время, под влиянием удобрений, за счет увеличения доли молодых побегов злаковых трав, получатся сено хорошего качества, которое можно транспортировать на значительные расстояния без существенного снижения его кормовых достоинств и потерь.

Концентрация обменной энергии (ОЭ), которая отражает физиологически доступную часть сухой массы корма, при заготовке его в фазу колошения лисохвоста лугового, по вариантам опыта, остается практически одинаковой. В то же время, при заготовке сухой массы в фазу созревания семян лисохвоста лугового, отмечено снижение концентрации обменной энергии по сравнению с естественным лугом, под влиянием минеральных удобрений на 0,2-0,4 МДж/кг.

Изучение режимов использования пойменных лугов показало, что их урожайность при одноукосном использовании в варианте без внесения удобрений, в среднем за одиннадцать лет (1973-1983 гг.) составила 21,2 ц/га сухой массы. В варианте внесение фосфорно-калийных удобрений (Р60К90) сбор сухой массы не превышал контрольный вариант. При внесении полного минерального удобрения N60Р60К90 и N120Р60К90, за счет интенсивного развития злаков и разнотравья была получена достоверная прибавка урожая сухой массы равная 21,3 и 22,4 ц/га (табл. 3).

Таблица 3. Динамика урожайности естественных пойменных сенокосов в

зависимости от режимов использования и норм минеральных удобрений

(ц/га воздушно сухой массы, в среднем за 1973-1983 гг.,)

Варианты опыта

Режим использования травостоев

Одноу-косный

Двуукосный

Трехукосный

1-й укос

2-й укос

в сум-ме за 2-а укоса

1-й укос

2-й укос

3-й укос

в сум-ме за 3-а укоса

Контроль (без удобрений

21,2

10,9

7,1

18,0

6,0

4,2

3,3

13,5

Р60К90

20,6

10,2

6,7

16,9

5,4

3,6

3,7

12,7

N60Р60К90

42,5

15,6

12,9

28,5

5,6

8,3

7,2

21,1

N120Р60К90

43,6

15,9

15,3

31,2

6,1

8,9

7,6

22,6

N180Р60К90

-

-

-

-

7,3

9,5

8,3

25,1

НСР05

4,7

1,6

1,7

2.1

-

0,7

0,5

1,7

Двуукосное использование лугов при систематическом внесении удобрении позволило ежегодно проводить первый укос в фазу колошения лисохвоста лугового, второй – через 40-50 дней после первого. Урожайность травостоя при этом, в среднем за 11 лет исследований, на варианте без удобрений составляла 18,0 ц/га (в сумме за два укоса), на фоне фосфорно-калийных удобрений она несколько снизилась,  а на фоне полного минерального удобрения в дозах N60Р60К90 и N120Р60К90 – достоверно возросла на 10,5 и 13,2 ц/га соответственно. Полное минеральное удобрение N120Р60К90 вносилось в два приема: в период отрастания трав – в дозе N60Р60К90 и после первого укоса – в дозе N60.

При трехукосном использовании травостоев на варианте без удобрений урожайность лугов снизилась за 11 лет исследований  до 13,5 ц/га (в сумме за три укоса). В варианте с применением фосфорно-калийных удобрений она оставалась на уровне естественного луга и только при внесении полного минерального удобрения в дозах N60Р60К90, N120Р60К90 и N180Р60К90 достоверно возросла на 7,6; 9,1; 11,6 ц/га. При этом азотные удобрения, в вариантах с N120Р60К90 и N180Р60К90, были внесены дробно по N60 под каждый укос.

Одноукосное использование естественных лугов (контроль) показало, что в ботаническом составе количество злаков составило 46%, в том числе доля верховых злаков – 37%. Содержание бобовых, находится на уровне 3%. Количество разнотравья увеличилось до 51%, в основном за счет крупнотравья – 39%. На фоне фосфорно-калийных удобрений содержание злаков оставалось на уровне естественного луга. Доля бобовых выросла в четыре раза, содержание разнотравья снизилось на 12%. Применение полного минерального удобрения в дозе N60Р60К90 обеспечило увеличение злаков по сравнению с контролем на 10%. Содержание бобовых оставалось на уровне естественного луга. Доля разнотравья снизилась на 9%. С повышением дозы азота до N120 по фону Р60К90 содержание злаков увеличилось на 21%, причем верховых злаков было в 4,6 раз больше чем низовых. Бобовые из травостоя выпали, доля разнотравья снизилась на 18%. Соотношение  крупного и мелкого разнотравья было примерно одинаковым (табл. 4).

Двуукосное использование лугов способствовало увеличению на контроле злаков и снижению разнотравья. На фоне Р60К90 в травостое повышалась доля бобовых и снижалось содержание крупного разнотравья  на 8%.  Внесение полного  минерального удобрения в дозе N60Р60К90 позволило сохранить общее содержание злаков на уровне контроля, однако в травостое увеличилась доля низовых злаков на 7%. При использовании полного минерального удобрения в дозе N120Р60К90 содержание злаков возросло до 71%, верховые и низовые злаки находились в равном соотношении. Доля разнотравья снизилась на 14%, в том числе крупное разнотравье на 9%.

Трехукосное использование сенокосов показало, что за счет увеличения доли  низовых злаков и подавления крупного разнотравья сенокосные угодья стали превращаться в пастбищные.

Изучение выноса питательных веществ с урожаем трав при одно- и двуукосном режимах использования травостоев позволило установить, что  на естественном лугу и на лугу с внесением фосфорно-калийных  удобрений двуукосное  использова-

Таблица 4. Динамика ботанического состава пойменных травостоев под  влиянием режимов использования и минеральных удобрений

(% воздушно-сухой массы, в среднем за 1973-1983 гг.)

Срок уборки по фазам развития лисохвоста лугового

Вариант опыта

Злаки

Бобовые

Разнотравье

Всего

верховые

низовые

Всего

крупное

мелкое

Одноукосное использование

Контроль  (естеств. луг)

46

37

9

3

51

39

12

Р60К90 – фон

49

38

11

12

39

24

15

Фон + N60

56

39

17

2

42

28

14

Фон + N120

67

55

12

-

33

17

16

Двуукосное использование

Контроль (естеств. луг)

54

30

24

3

43

28

15

Р60К90 – фон

52

27

25

13

35

21

14

Фон + N60

55

21

31

1

44

29

15

Фон + N120

71

37

34

-

29

19

10


Трехукосное использование

Контроль (естеств. луг)

65

21

44

3

32

11

20

Р60К90 – фон

57

20

37

10

33

16

17

Фон + N60

78

13

65

-

22

9

13

Фон + N120

80

5

75

-

20

4

16

ние травостоев (в сумме за 2-а укоса) обеспечивает больший вынос азота, чем одноукосное использование и примерно одинаковый вынос фосфора и калия. В то же время, при внесении полного минерального удобрения вынос азота, фосфора и калия, с урожаем трав в сумме за два укоса оказался ниже, чем при одноукосном использовании лугов (табл. 5).        

Таблица 5. Вынос питательных веществ с урожаем сухой массы под влиянием

минеральных удобрений и различных режимов использования травостоев

(кг/га, в среднем за 1973-1983 гг.)

Вариант опыта

N

Р2О5

К2О

Одноукосное использование

Контроль (естественный луг)

29,9

6,8

39,0

Р60К90 – фон

33,6

7,4

40,2

Фон – N60

89,2

17,0

97,7

Фон – N120

100,2

18,7

102,5

Двуукосное использование (в сумме за 2-а укоса)

Контроль (естественный луг)

40,3

6,3

33,3

Р60К90 – фон

38,5

7,7

39,1

Фон – N60

76,5

13,0

76,5

Фон – N120

98,6

14,6

82,2

Полученные выше данные свидетельствуют о том, что на Крайнем Севере в условиях короткого вегетационного периода, азота внесенного под первый укос в составе полного минерального удобрения N60Р60К90, недостаточно для формирования высокого урожая во втором укосе. В то же время азот в дозе N60, внесенный дополнительно после первого укоса под  второй укос по фону N60Р60К90  из-за  короткого периода вегетации растениями полностью не используется, поэтому полноценный высокий урожай сухой массы во втором укосе сформироваться не успевает. Все это говорит о невысокой эффективности двуукосного использования сенокосов в пойме Нижнего Енисея.

       Борьба с сорной растительностью на пойменных лугах Енисея. Пойменные луга Крайнего Севера России сильно засорены крупностебельным разнотравьем, которое  снижает  качество заготавливаемого  корма. По данным З.П. Савкиной (1963), в пойме Енисея в составе крупнотравных лугов доля разнотравья составляла 50,0-80,0 и даже 90,0%. Самыми распространенными кормовыми угодьями в пойме Нижнего Енисея являются купырево-лисохвостные луга. Содержание купыря похожего в этих травостоях колеблется от 30,0 до 60,0%. Поверхностное улучшение этих лугов с применением однократной химической обработки травостоев гербицидами вызывает гибель наиболее чувствительных видов разнотравья. Вследствие этого урожайность обработанных участков снижается на 11,4-17,6 ц/га сухой массы (табл. 6).

Наряду с гибелью непоедаемых видов разнотравья в травостоях уменьшается содержание бобовых, подмаренника северного, вероники длиннолистой, лабазника вязолистного,  хвоща полевого,  которые в условиях Енисейского Севера охотно по-едаются крупным рогатым скотом. Доля злаков в год химической обработки травостоев увеличивалась с 34%, на естественном лугу, до 65% от действия бутилового эфира 2,4-Д в дозе 2,0 кг/га, до 57-74% – от  2М-4Х в дозе 2,0 и 3,0 кг/га и до  50-64% – от банвела-Д в дозе 2,0 и 3,0 кг/га.

По весовому соотношению урожайность злаков почти на всех вариантах опыта в первый год исследований оставалась на уровне контроля.  Исключение составил вариант с травостоем, обработанным гербицидом 2М-4Х в дозе 3,0 кг/га, здесь злаков было собрано больше, чем на контроле на 2,7 ц/га сухой массы. Через год после применения гербицидов за счет интенсивного кущения злаков и восстановления ценных в кормовом отношении видов (бобовых и разнотравья) трав урожайность  сухой  поедаемой  массы возросла  на 5,2-10,8 ц/га, а валовой урожай  на улучшенных лугах приблизился к уровню контроля. Через два года после применения гербицидов интенсивно начинают развиваться крупностебельные непоедаемые в сене растения и урожайность кормовых трав снижается.

В среднем, за три года исследований общий урожай улучшенных травостоев был достоверно ниже, чем неулучшенных, но урожайность сухой массы поедаемых трав увеличилась на 2,5-3,8 ц/га. Наиболее эффективными при улучшении лисохвостно-купыревых лугов были гербициды 2М-4Х в дозе 2,0 и 3,0 кг/га, банвел-Д – 3,0 кг/га и бутиловый эфир 2,4-Д -2,0 кг/га

Широкое распространение в пойме Енисея получили и лисохвостно-пижмовые луга. Их травостои сильно засорены (до 70,0% и более) пижмой обыкновенной и другими видами разнотравья.

Таблица 6. Изменение урожайности и ботанического состава лисохвостно-купыревых лугов под влиянием гербицидов (обработка проводилась в 1975 г.)

Вариант опыта

Год

Урожайность сухой массы, ц/га


Валовой

в том числе

кормовые травы

непоедаемое разнотравье

всего

из них злаки

Неулучшенный травостой

(контроль)

1975

34,1

18,9

11,6

15,2

1976

28,9

13,4

7,8

15,5

1977

33,0

16,1

9,9

16,9

в среднем

32,0

16,1

9,8

15,9

Травостой, улучшенный применением:

Бутилового эфира 2,4-Д – 2,0 кг/га

1975

18,7

13,8

11,8

4,3

1976

24,4

18,6

15,1

5,8

1977

33,9

23,4

18,0

10,5

в среднем

25,5

18,6

15,0

8,3

2М-4Х – 2,0 кг/га

1975

18,3

13,1

10,4

5,2

1976

34,0

23,0

20,1

11,0

1977

33,5

20,9

15,4

12,6

в среднем

28,6

19,0

15,3

9,9

2М-4Х – 3,0 кг/га

1975

19,3

16,0

14,3

3,3

1976

29,1

22,3

18,9

6,8

1977

31,1

21,4

16,8

9,7

в среднем

26,5

19,9

16,6

6,6

Банвела-Д – 2,0 кг/га

1975

22,7

13,9

11,3

8,8

1976

30,0

21,2

17,7

8,8

1977

33,5

21,0

17,1

12,5

в среднем

28,7

18,7

15,4

10,0

Банвела-Д – 3,0 кг/га

1975

16,5

12,6

10,6

3,9

1976

30,3

24,2

20,9

6,1

1977

32,9

22,6

19,7

10,3

в среднем

26,6

19,8

17,7

6,8

НСР05

1975

3,1

2,0

-

-

1976

2,7

2,1

-

-

1977

3,1

2,6

-

-

в среднем

2,9

1,8

-

-

Поверхностное улучшение лисохвостно- пижмовых лугов путем однократной обработки травостоев гербицидами малоэффективно. Только после применения повторной химической прополки засоренность сенокосов крупным разнотравьем снизилась с 60 до 21-38%. При этом количество побегов пижмы обыкновенной сократилось с 28 до 3-20 шт. на 1 м2.

Тенденция в формировании ботанического состава и урожайности трав на лисохвостно-пижмовых лугах в последующие годы остается практически такой же, как и на лисохвостно-купыревых. 

       Коренная перестройка в ботаническом составе травостоя происходит после совместного применения минеральных удобрений и гербицидов. В первый год применения этого агротехнического приема количество побегов злаковых трав увеличилось с 1126 шт./м2 на неулучшенном лугу до 2060-2722шт./м2 на улучшенном, а общее их количество за счет гибели разнотравья снизилось с 3266 до 2686-3036 шт./м2. В результате, содержание злаков в травостое возросло до 65-76% против 37% на неулучшенных лугах. Соответственно уменьшилось содержание крупного разнотравья с 51 до 28-31%.

Валовая урожайность сухой массы на улучшенных участках существенно не отличалась от ее урожайности на неулучшенных лугах, но выход поедаемой массы за счет увеличения количества злаков повысился на 10,8-18,8 ц/га (табл. 7).

На следующий год после применения гербицидов по удобренному фону общее количество побегов на 1 м2 возросло с 3078 до 3782-4067 шт. В основном этот рост обусловлен увеличением количества побегов злаковых видов с 996 до 2434-3050 шт./м2. Поэтому на улучшенных лугах урожайность поедаемой массы корма повысилась на 11,3-21,3 ц/га сухой массы. Общая урожайность сухой массы увеличилась соответственно на 5,0 -10,2 ц/га и приблизилась к результатам, полученным на фоне NРК.

В среднем за годы исследований валовая урожайность сухой массы на улучшенных сенокосах была выше на 0,9-6,3 ц/га, чем на неулучшенных, а урожайность кормовых трав – на 12,1-20,0 ц/га, продуктивность травостоев возросла на 530-900 к.е. Наиболее эффективными при поверхностном улучшении пойменных лугов в комплексе с минеральными удобрениями (N60Р60К60) были гербициды: диамет-Д, метафен в дозе 2,5 кг/га, банвел-Д – 2,0 кг/га и смесь бутилового эфира 2,4-Д с 2М-4Х в дозах 1,0+1,0 кг/га.

В  химическом составе сухой  массы под влиянием  минеральных удобрений и

гербицидов повысилось содержание сырого протеина до 14,1-14,8%, против 9,5% на естественном лугу. Доля сырой клетчатки в сене на улучшенных лугах составляла 26,6-27,8%, при 24,6% на контроле, что соответствовало показателям 1-го класса. Содержание БЭВ снизилось по отношению к природному лугу (53,4%) на 8,5-9,8%, вследствие усиленного расхода углеводов на синтез белка. Под влиянием минеральных удобрений и гербицидов увеличилась доля сырой золы до 11,0-12,5%, при 10,4 на контроле. Содержание кальция в корме уменьшилось против естественного луга 1,11 на 0,12-0,22%, но возросло количество фосфора с 0,31 до 0,33-0,35%. Оптимальным соотношением между этими элементами было в сухой массе, полученной после обработки травостоя смесью бутилового эфира 2,4-Д с 2М-4Х, а также диаметом-Д.

       Экспериментально доказано, что остаточное содержание бутилового эфира 2,4-Д и банвела-Д не обнаруживаются в корме через 45 дней, а 2М-4Х и диамета-Д – через 60 дней после обработки травостоев.

Коренное улучшение низко продуктивных кормовых угодий методом ускоренного залужения.  Научно-исследовательская работа проведена в лесотундро-

Таблица 7. Изменение урожайности и ботанического состава лугов под влиянием

гербицидов и минеральных удобрений (обработка трав гербицидами в 1977 г.,

удобрения вносили ежегодно)

Вариант опыта

Год

Урожайность сухой массы, ц/га

Валовой

кормовые травы

непоедаемое разнотравье

всего

из них злаки

Неулучшенный травостой

(контроль)

1977

50,8

24,1

18,8

26,7

1978

49,7

21,9

17,4

27,8

в среднем

50,3

23,0

18,1

27,3

Травостой, улучшенный применением:

N60P60K60 – фон

1977

58,3

28,7

22,1

29,6


1978

59,1

26,3

20,1

32,8


в среднем

58,7

27,5

21,1

31,2


Фон + бутиловый эфир-2,4-Д – 2,0 кг/га

1977

49,1

34,9

31,9

14,2


1978

55,4

36,4

32,1

19,0


в среднем

52,3

35,6

32,0

16,7


Фон + бутиловый эфир-2,4-Д + 2М-4Х – 1,0 + 1,0 кг/га

1977

52,0

38,0

35,4

14,0


1978

56,8

39,1

35,8

17,7


в среднем

54,4

38,5

35,6

15,9


Фон + 2М-4Х – 2,0 кг/га

1977

52,4

37,1

34,1

15,3


1978

58,4

33,2

29,8

25,2


в среднем

54,8

35,1

31,9

19,7


Фон + банвел-Д – 2,0 кг/га

1977

48,1

36,5

38,4

11,6


1978

54,8

41,7

38,4

13,1


в среднем

51,5

39,1

36,5

12,4


Фон + метафен – 2,5 кг/га

1977

47,6

37,4

34,7

10,2


1978

54,7

41,0

37,7

13,7


в среднем

51,2

39,2

36,2

12,0


Фон + диамет-Д – 2,5 кг/га

1977

53,3

42,9

40,5

10,4


1978

59,9

43,2

40,1

16,7


в среднем

56,6

43,0

40,3

13,6


НСР05

1977

10,2

3,3

-

-


1978

8,7

2,7

-

-


в среднем

7,2

5,6

-

-


       

вой зоне на деградированных пастбищах. Опытный участок располагался  на типичной для лесотундры пологой гриве между  небольших озер. Растительность – сильно изрежена и состояла из малопродуктивных видов: хвоща полевого,  мятлика арктического, мятлика лугового. Наличие других видов было  единичным.        

Механическую обработку почвы проводили путем двукратного фрезерования дернины на глубину 12-15 см, в первой декаде сентября 2001 г. и в начале второй декадах июля 2002 г. Семена  многолетних трав – овсяницы красной  и мятлика лугового высевали осенью – 12 сентября 2001 г. и ранним летом – 15 июля 2002 г. Для ускоренного формирования плотной дернины  норму высева установили  (как при создании газонов на Крайнем Севере России) – 200 кг/га. Минеральные удобрения при одноукосном использовании вносили:  во второй декаде июня – полной нормой N60Р60К90 и N120Р60К90; при двуукосном – N60P60K90 и N120P60K90 в те же сроки, после первого укоса в конце третьей декады июля, проводили подкормку травостоя азотом из расчета N60.

       По срокам посева трав (раннелетний и осенний) существенной разницы в урожайности сухой массы в годы пользования пастбищными травостоями установлено не было.

       При одноукосном использовании естественного травостоя сбор сухой растительной массы в среднем за три года пользования пастбищами составил 7,1 ц/га, сбор переваримого протеина – 28 кг/га, выход кормовых единиц - 349 кг/га. На варианте с сеяным травостоем без применения удобрений эти показатели по сравнению с контролем были ниже. Внесение полного минерального удобрения в дозах N60P60K90 и N120P60K90 обеспечили прибавку урожайности сухой массы равную 10,0 и 13,1 ц/га, переваримого протеина – 117 и 199 кг/га и кормовых единиц 556 и 718 кг/га (табл. 8).

Таблица 8. Влияние минеральных удобрений на продуктивность сеяных

тундровых пастбищ при одно- и двуукосном режиме использования

(в среднем за 2003-2005 гг.)

Вариант опыта

Урожайность сухой массы, ц/га

Прибавка к контролю, ц/га

Содержание переваримого протеина, кг/га

Прибавка к контролю, кг/га

Выход кормовых единиц, кг/га

Прибавка к контролю, кг/га

Одноукосное использование пастбищ

Естественный травостой (контроль)

7,1

-

28

-

349

-

Сеяный травостой

Без удобрений

6,7

-0,4

24

-4

355

6

N60Р60К90

17,1

10,0

145

117

905

556

N120Р60К90

20,2

13,1

227

199

1067

718

Двуукосное использование (в сумме за два укоса)

Естественный травостой (контроль)

5,6

-

23

-

267

-

Сеяный травостой

Без удобрений

5,2

-0,4

20

-3

285

18

N60+60Р60К90

16,2

10,6

152

129

856

589

N120+60Р60К90

20,3

14,7

250

227

1047

780

НСР 05

3,6

-

-

-

-

-

В сухой растительной массе содержалось до 96-98% злаков, против 57% на естественном лугу.

Двуукосное использование пастбищ привело к некоторому снижению продуктивности пастбищного естественного травостоя по сравнению его с одноукосным использованием. Аналогичная тенденция прослеживалась и на сеяном лугу без вне-сения удобрений. Только на вариантах с удобрениями – N60Р60К90 и N120P60K90, при дополнительном внесение после первого укоса азотных удобрений в дозе N60 продуктивность пастбищных травостоев оказалась почти на уровне одноукосного использования. Сбор сухой массы по укосам происходил следующим образом: при первом укосе урожайность составляла 2/3 общего урожая и во втором укосе – 1/3. В сухой массе содержание злаков составляло 92-99%, при 48% на контроле.

В условиях Енисейского Севера применение двуукосного использования пастбищ на фоне высоких доз минеральных удобрений позволяет продлить пастбищное содержание  крупного рогатого  скота на 20-25 дней, что очень важно для здоро-

вья животных.        

Перспективы расширения кормовых угодий Нижнего Енисея за счет их расчистки от древесно-кустарниковой растительности. Пойменные луга Нижнего  Енисея характеризуются высокой закустаренностью (до 90%), что мешает широкому применению техники при сеноуборке. Наибольшее распространение в пойме Енисея получила ольха кустарная, которая считается самым устойчивым видом к действию бутилового эфира 2,4-Д.

Наши исследования показали, что наиболее чувствительным видом к действию тордона 22К оказалась черемуха обыкновенная, более устойчивыми были ольха кустарная и рябина обыкновенная. Через месяц после их обработки тордоном 22К в дозе 10-12 кг/га листья ольхи кустарной засохли на 90-95%, от дозы 8 0 кг/га – на 65-70%. На следующий год кустарники, обработанные тордоном 22К, погибли полностью, отрастания поросли не наблюдалось. Кроме того, погибли все виды разнотравья. Под осветленным пологом стали развиваться злаки.

Изучение действия кренайта на названные виды кустарников показало, что он менее эффективен. Наиболее токсичным для кустарников арборицид был при внесении в дозе 15 л/га. Так, гибель ольхи кустарной при этом составила 87-95%. У всех видов кустарников отмечалось отрастание поросли. На разнотравье арборицид оказывал слабое влияния.

К уборке кустарников, на обработанных арборицидами площадях, в условиях Енисейского Севера, следует приступать только на 4-й год после проведения опрыскивания. К этому времени стволы кустарников легко разрушаются, их можно собрать в кучи бульдозером и сжечь.

Глава 4. Многолетние травы на Енисейском Севере

Технология возделывания многолетних трав. По данным В.В. Тимофеева (1969), для получения высоких и устойчивых урожаев многолетних трав на Енисейском Севере необходима высокая культура земледелия. На слабо окультуренных почвах резко снижается урожайность трав (уже на 2-й год пользования) и они быстро выпадают из травостоя.

В 1973 г. в зоне северной тайги, на хорошо окультуренной почве, был заложен полевой опыт по изучению сроков посева инорайонных сортов многолетних трав: лисохвоста лугового Дединовского, костреца безостого Дединовского-3, овсяницы луговой Дединовской-8, мятлика лугового Приекульского-129.  Обработка почвы перед посевом трав состояла из дискования в 2-а следа с последующим боронованием. Удобрения вносили перед боронованием в дозе N60P60K60. Предшественник капуста и картофель. Смена многолетних трав высевали рядовым способом с междурядьями 15 см; нормой высева – 10 млн. шт. всхожих семян на 1 га.

По скорости роста трав первого года жизни выделялся лисохвост луговой первого срока посева. Во второй половине лета лидером стал костер безостый. Его линейный рост в отдельные периоды достигал 3 см в сутки, при 1,6 см в среднем за период вегетации. Медленным темпом роста отличался мятлик луговой, у него среднесуточный прирост составил 0,4-0,7 см. В третьей декаде августа травостой по двум первым срокам посева достигал: у лисохвоста лугового высоты 32-25 см, у овсяницы луговой – 45-24, костреца безостого – 75-53, мятлика лугового – 19-18 см. 

Максимальную урожайность сухой массы в первый год жизни трав обеспечили ранние сроки посева. Причем кострец безостый и овсяница луговая, при 1 сроке посева сформировали урожай сухой массы достоверно выше, чем при 2 сроке посева и достоверно выше, чем лисохвост луговой и мятлик луговой при 1 сроке посева. При более поздних сроках посева у всех изучаемых культур урожай сухой массы сформирован не был.

Во второй год жизни или первый год пользования травостоями (1974 г.), по всем культурам, за счет сильной засухи,  урожай сухой массы достоверно снижался от ранних сроков посева к поздним. Причем на всех вариантах при 6 и 7 сроках посева урожай сухой массы не сформировался.

Во второй год пользования (1975 г.) на всех вариантах опыта, в сумме за два укоса, растения сформировали высокий урожай сухой массы. У лисохвоста лугового  максимальную урожайность получили при 2 и 5 сроках посева (34,8 и 46,2 ц/га), костреца безостого – при 1 и 3 (53,2 и 49,6 ц/га), овсяницы луговой – 4, 5 и 6 (60,6, 63,9 и 56,4 ц/га) и у мятлика лугового – при 1, 4 и 5 сроках (48,2, 48,2 и 50,3 ц/га). На пятый год пользования урожайность сухой массы  между сроками посевов стала выравниваться (табл.10).

В среднем за 7 лет пользования сеяными травами максимальную урожайность сформировал лисохвост луговой при 1 и 5 сроках посева (44,4 и 44,0 ц-га), кострец безостый – при 1 и 4 (46,4 и 44,6), овсяница луговая – при 5 и мятлик луговой при 1 сроке посева многолетних трав.

В ботаническом составе травостоя созданного на старопахотном хорошо окультуренном участке даже на восьмом году жизни доминировали сеяные травы. Особенно хорошо сохранились в травостоях кострец безостый и лисохвост луговой. При 1, 2, 3, 4, 5 сроках посева доля костреца безостого в травостое была выше 90%. У лисохвоста лугового высокое содержание сеяных трав отмечено при 2, 3 и 4 сроках посева. Раннелетние сроки посева обеспечивали высокое содержание в травостоя овсяницы луговой и мятлика лугового. При поздних сроках посева доля участия основной культуры заметно снижалась. Содержание дикорастущих злаковых трав (пырейник изменчивый, мятлик луговой местный  и мятлик узколистный, поле-

вица белая) в основном не превышали 10%, исключение составил у костреца безостого 6-й срок посева, где дикорастущие злаки составили 24,7%. У овсяницы луговой  при 2, 5, 6 и 7- сроках дикоросы составили 79,2; 20,5;45,9 и 21,8% и у мятлика лугового при 3, 4 и 6 сроках посева – 38,1; 27,0 и 40,6% соответственно. Доля разнотравья также колебалась от 0,2 до 11,0%.

Таблица  10. Урожайность многолетних трав на старопахотных землях

(ц/га, воздушно-сухой массы, опыт посева 1973 г.,)

Культура

Сроки и дата посева

Годы

Среднее за 1974-1980 гг.

1973

1974

1975

1977

1978

1979

1980

Лисохвост луговой

1/26.06

8,8

34,4

29,5

64,3

31,9

48,2

58,4

44,4

2/07.07

4,9

14,8

34,8

48,7

31,1

53,9

41,1

37,4

3/20.07

-

19,7

26,4

59,9

35,8

48,6

37,0

37,9

4/03.08

-

15,2

26,7

54,7

33,5

42,6

37,2

35,0

5/16.08

-

11,6

46,2

67,1

37,0

51,2

51,0

44,0

6/29.08

-

-

37,2

53,7

30,4

42,6

49,7

35,6

7/11.09

-

-

29,2

58,8

35,7

48,6

44,1

36,1

Кострец

безостый

1/26.06

36,4

18,9

53,2

64,7

40,4

52,7

48,7

46,4

2/07.07

10,2

19,4

40,6

36,9

29,1

37,5

54,8

36,3

3/20.07

-

13,0

49,6

47,3

32,1

39,1

48,3

38,2

4/03.08

-

10,2

47,3

67,8

33,7

50,0

59,5

44,6

5/16.08

-

5,9

41,2

59,2

39,0

46,2

55,2

41,1

6/29.08

-

-

41,4

47,5

27,9

42,9

52,5

35,4

7/11.09

-

-

47,9

60,6

35,9

46,4

55,0

41,0

Овсяница

луговая

1/26.06

26,8

31,3

46,7

40,0

22,4

31,2

29,6

33,6

2/07.07

8,6

18,3

33,0

34,6

24,4

35,3

37,6

30,5

3/20.07

-

19,4

48,2

41,3

25,9

30,7

23,9

31,6

4/03.08

-

9,3

60,6

39,6

28,0

37,8

38,6

35,6

5/16.08

-

11,4

63,9

42,8

32,2

44,0

40,0

39,0

6/29.08

-

-

56,4

39,1

35,1

40,0

38,6

34,8

7/11.09

-

-

48,2

34,7

30,9

43,0

48,3

34,2

Мятлик

луговой

1/26.06

7,8

6,4

48,2

46,5

34,5

47,7

43,6

37,8

2/07.07

-

4,9

42,9

39,8

28,2

39,1

49,4

34,0

3/20.07

-

4,9

45,2

47,3

24,5

44,3

42,3

34,8

4/03.08

-

4,8

48,2

29,6

33,2

36,0

38,5

31,7

5/16.08

-

4,1

50,3

49,1

27,4

36,2

39,6

34,5

6/29.08

-

-

34,8

32,2

23,5

30,6

33,4

25,8

7/11.09

-

-

39,9

32,7

25,9

28,1

28,2

25,8

НСР05 культуры 

-

9,2

4,3

5,5

3,9

4,1

5,0

6,0

4,8

НСР05  сроки сева

-

7,6

9,6

7,4

6,0

6,8

8,4

10,1

8,3

На участках, где опыты закладывались по типу ускоренного залужения (опыт 1972 г.) и не обеспечивалась тщательная разделка дернины, дикорастущие кормовые и сорные растения интенсивно размножались вегетативно и из семян. Здесь, на четвертом году жизни, доля участия сеяных видов трав снизилась: максимальное содержание лисохвоста лугового отмечалось при 3, 5 и 1 сроках посева – 36; 33 и 30%,  костреца безостого 4 и 3 сроков – 45 и 39% и овсяницы луговой при – 3, 5, 4 и 2 сроках  посева – 41; 40; 37 и 32% соответственно.

Глава 5. Биологическая рекультивация нарушенных земель  при

  промышленном освоении территории Енисейского Севера

Основные техногенные нарушения растительного и почвенного покрова на Енисейском Севере. Интенсивное промышленное освоение природных ресурсов в настоящее время ведется в Таймырском Долгано-Ненецком муниципальном районе, который расположен за Полярным кругом. Согласно зональной классификации территории Российского Севера этот регион относится к абсолютно дискомфортной зоне для проживания населения. На суровые природно-климатические условия накладывается негативная деятельность предприятий, осваивающих природные ресурсы. Так, Заполярный филиал ОАО «ГМК «Норильский никель» ежегодно выбрасывает в атмосферу свыше 2 млн. тонн вредных для окружающей среды веществ и свыше 12 тыс. тонн вредной пыли. В результате, площадь погибших лесов в Таймырском муниципальном районе составляет около 7 млн. га. Большой урон это предприятие наносит флоре и фауне водоемов промышленными стоками. Общая площадь озер, потерявших рыбохозяйственное значение под воздействием сточных вод, составляет свыше 200 тыс. га.

В результате деятельности Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель» из оборота исключено более 20 млн. га оленьих пастбищ. За последние 20 лет их оленеемкость снизилась на 52,5%. Под воздействием транспорта нарушен растительный покров, главным образом лишайники, на площади около 1 млн. га.

Проведенные нами авиамаршрутные наблюдения показали, что по трассе газопровода Северо-Соленинское–Пелятка–Норильск, отмечена непрерывная полоса шириной 25-50 м с полностью разрушенной дерниной; полоса тундровых земель шириной 30-70 м – с частичным разрушением моховой дернины и повреждением кустарниковой растительности; полоса шириной 40-100 м – со слабым повреждением моховой дернины и сохранением кустарниковой растительности. В результате разрушения дернины на склоновых участках повсеместно прослеживается развитие эрозионных процессов и в отдельных местах обнаружено провисание опор газопровода.

Технология биологической рекультивации нарушенных земель при освоении газоконденсатных месторождений. Многолетние стационарные опыты по разработке приемов биологической рекультивации нарушенных земель проводятся нами с 2001г. и по настоящее время.

В 2001-2005 гг. изучали биологическую рекультивацию земель с применением простой травосмеси из низовых злаковых трав – овсяницы красной и мятлика лугового. Подсев трав в дернину проводили в осенний и весенний периоды, с нормой высева семян – 200 кг/га (по 100 кг каждого компонента), согласно «Рекомендации по приемам создания и использования газонов в различных районах Крайнего Севера» (1972). Способ подсева семян применяли разбросной, поверхностный. Минеральные удобрения вносили ежегодно весной полной нормой (N60-120P60K90).

Под влиянием подсева трав и внесения минеральных удобрений плотность травостоя увеличивалась до 6403-10163 шт. побегов на 1 м2, против 1470-1563 шт./м2 на естественном лугу. В результате этого на поверхности нарушенного слоя почвы образовалась крепкая дернина способная противостоять ветровой и водной эрозии. Однако при этом образовался большой пересев семя.

В 2006-2008 гг. ассортимент видов многолетних трав нами был расширен и продолжено изучение травосмесей и оптимальных норм их высева. Было составлено четыре травосмеси: первая – из низовых злаков – овсяницы красной сорт Татьяна + мятлик луговой сорт Балин, в соотношении 50:50; вторая – из верховых злаков – кострец безостый Кенонский + пырейник сибирский Гуран, соотношение 50:50; третья – кострец безостый + пырейник сибирский + овсяница красная + мятлик луговой, соотношение 20:20:30:30; четвертая травосмесь – кострец безостый + пырейник сибирский + овсяница красная + мятлик луговой, 35:35:15:15. Соотношение норм высева семян между компонентами в травосмесях устанавливали по их количеству в млн. шт. на 1 гектар. Нормы минеральных удобрений вносили ежегодно в дозе N60P60K90.

Наиболее интенсивно повышалась плотность травостоя по годам наблюдения в первой и третьей травосмесях при средних и высоких нормах высева. В среднем за 3 года наиболее плотный травостой образовался на делянках, засеянных первой травосмесью из низовых злаков (3900-4800 шт./м2). В третьей травосмеси наблюдалось вытеснение верховых злаков низовыми и травосмесь постепенно стала превращаться в двухвидовую. (табл 11).

Таблица 11. Плотность травостоя и урожайность сухой массы травосмесей

при биологической рекультивации нарушенных земель

Травосмеси

Норма высева семян млн.

шт./га

Плотность травостоя, шт./м2

Урожайность, ц/га

Годы

В

среднем за

3 года

Годы

В

среднем за

2 года

2006

2007

2008

2006

2007

Первая

травосмесь

30

1800

2100

1900

1930

8,0

5,0

6,5

48

3200

4100

4300

3900

14,8

13,9

14,4

65

4200

5000

5200

4800

15,8

14,7

15,3

Вторая

травосмесь

14

700

1000

700

800

10,7

5,1

7,9

22

1300

2000

1800

1700

14,4

10,0

12,2

29

1700

2500

2400

2200

14,9

10,4

12,7

Третья

травосмесь

24

1600

1700

1200

1500

9,5

7,0

8,3

38

3000

2700

3750

3150

15,2

14,3

14,8

52

4000

3500

4300

3900

15,0

14,1

14,6

Четвертая

травосмесь

20

1000

1150

850

1000

9,8

5,4

7,6

30

1800

2300

2200

2100

16,5

14,3

15,4

40

2400

2700

2800

2600

16,3

14,0

15,2

НСР 05

-

-

-

-

-

3,1

2,0

2,7

Остальные травосмеси уступали первой и третьей травосмеси по плотности побегов. Урожайность сухой массы трав со средними и высокими нормами высева семян, в первые два года пользования травостоями, была практически одинаковой. Разница в урожайности между ними была не существенной.

Это говорит о том, что растения со средними нормами высева оказались более развитыми, чем с высокими и интенсивнее использовали площади питания. Пересева семян при этом не наблюдалось.

       Практическое внедрение наших разработок на нарушенных землях Пеляткинского газоконденсатного месторождения началось в 2002 году. Осенью на трассе газопровода на площади 10 га была подсеяна травосмесь из мятлика лугового и овсяницы красной, с нормой высева 200 кг/га семян в физическом весе, с лабораторной всхожестью 93% и полевой всхожестью 60%. Перед подсевом семян внесли удобрения из расчета N60P60K60. Весной 2003 г. участок подсеяли из расчета 10% от нормы высева семян и подкормили минеральными удобрениями в вышеуказанной дозе. К концу вегетационного сезона на рекультивированном участке образовался плотный травостой с прочной дерниной. Сеяные травы находились в фазе кущения.

В среднем за три года исследований плотность травостоя на участке биологической рекультивации составила 11376 побегов на 1 м2, против 1142 шт./м2 в естественном травостое.

Начиная с 2002 года и по настоящее время сотрудниками ГНУ НИИСХ Крайнего Севера рекультивировано более 100 га нарушенных оленьих пастбищ вдоль построенных линейных сооружений. Рабочая межведомственная комиссия по рекультивации земель по Таймырскому (Долгано-Ненецкому) автономному округу на основании актов приемки-сдачи от 13.10.2002 г. (10 га), от 06.12.2004 г. (20 га) и 25.09.2005 г.(32 га) приняла эти участки и рекомендовала их использовать в качестве оленьих пастбищ и охотничьих угодий.

Глава 6. Экономическая эффективность приемов поверхностного

  улучшения кормовых угодий

Учитывая установившийся в стране диспаритет цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию расчет экономической эффективности производства кормов нами проводился по выходу кормовых единиц, приравнивая их стоимость к рыночной цене 1 кг овса.

В условиях Туруханского района Красноярского края рыночная стоимость одного килограмма овса составляет 3 руб. 89 коп. Приравняв стоимость килограмма овса к стоимости одной кормовой единицы сена, нами была получена общая стоимость кормовых единиц в урожае сухой массы с единицы площади. В естественном травостое, при одноукосном использовании луга в фазу начала созревания семян лисохвоста лугового, стоимость кормовых единиц в урожае сена в среднем за 11 лет исследований составила 4590 руб./га. При внесении на луга фосфорно-калийных удобрений стоимость кормовых единиц в урожае сена увеличилась, по сравнению с контролем, на 428 руб./га, а при внесении полного минерального удобрения в средних и повышенных дозах (N60P60K90 и N120P60K90) – на 2879 и 4940 руб./га соответственно.

Затраты труда и материальных ресурсов при производстве кормов определяли с учетом современной (2007 г.) стоимости ГСМ, текущего ремонта, затрат на обслуживание техники и сельскохозяйственных машин, амортизации и заработной платы рабочих с начислениями. На неулучшенном лугу затраты на уборку урожая сена составили 1713 руб./га. В варианте с внесением фосфорно-калийных удобрений они увеличились на сумму стоимости минеральных удобрений (452 руб./га). Стоимость минеральных удобрений рассчитывалась в их пересчете на действующее вещество по ценам фирмы ЗАО «Росресурс» (Санкт-Петербург)  на 2007-2008 гг., с учетом НДС, тарифа ж/д транспорта до ст. Красноярск и с учетом перевозки речным транспортом (35%) до п. Туруханск. При внесении полного минерального удобрения в дозах N60P60K90 и N120P60K90 затраты на уборку урожая увеличились до 4111 и 4375 руб./га.

Максимально высокий условно чистый доход 5155 руб./га получили при внесении на луга повышенной дозы азотных удобрений по фосфорно-калийному фону (N120P60K90) В контрольном варианте условно чистый доход составил 2877 руб./га.

Двуукосное использование пойменных лугов на Енисейском Севере менее эффективно.

Применение гербицидов в сочетании с минеральными удобрениями (N60P60K60) показало высокую эффективность диамета-Д в дозе 2,5 кг/га и смеси бутилового эфира 2,4-Д и 2М-4Х в дозе 1,0+1,0 кг/га. Условно чистый доход под влиянием диамета-Д в дозе 2,5 кг/га на фоне минеральных удобрений, в среднем за два года исследований, составил 2140 руб./га, под влиянием смеси гербицидов – 1993 руб./га. Уровень рентабельности – 36 и 38% соответственно. На неулучшенном лугу условно чистый доход получили в размере 499 руб./га, уровень рентабельности – 12%.

Выводы

1. Пониженные температуры почвы и воздуха в сочетании с круглосуточным освещением в полярный день на Енисейском Севере способствуют повышению фотосинтетической деятельности, быстрому росту вегетативной массы многолетних трав и формированию высокой урожайности сухой массы.

2. Выявлена высокая эффективность повышенных доз минеральных удобрении (N60P60K90, N120P60K90) и особенно азота на заливных разнотравно-злаковых лугах. При скашивании в фазе колошения лисохвоста лугового урожайность их возрастает в 1,9-2,2 раза, в фазе начала созревания семян – в 1,8-2,0 раза, сырого протеина на 274-453 и 254-425 кг/га, кормовых единиц на 832-1034 и 786-1055 кг/га.

3. Перестройка ботанического состава травостоя в районах Енисейского Севера идет медленно. При регулярном сенокошении в фазу колошения лисохвоста в течение 9 лет на естественном лугу происходит снижение содержания злаков в 1,9 раза. При этом происходит увеличение удельного веса верховых злаков, крупного и мелкого разнотравья при одновременном снижении низовых злаков. Скашивание трав в период начала созревания семян лисохвоста повышает удельный вес злаков до 52%, и снижает долю разнотравья до 44% .

4. На фоне полного минерального удобрения (N60P60K90),  при скашивании травостоя в фазу колошения лисохвоста лугового в течение 9 лет, снижается содержание общего количества злаков до 40% и повышается  доля разнотравья до 60%. Применение повышенной дозы азота N120 на фоне P60K90  повышает содержание злаков до 52% и снижает содержание разнотравья до 48% (купырь похожий, дягиль низбегающий, борщевик рассеченнолистный, бодяк разнолистный, чемерица Лобеля, пижма обыкновенная и др.). Ранняя уборка на фоне P60K90 повышает содержание бобовых трав до 24%.

Применение повышенных доз азотных удобрений (N120P60K90) и скашивание трав в фазу начала созревания семян лисохвоста увеличивает долю злаков до 70%, при одновременном снижении разнотравья до 30%. Эти данные свидетельствуют о высокой отзывчивости злаков на внесение повышенных доз азотных удобрений. 

       5. В ботаническом составе при одноукосном скашивании травостоя в фазу начала созревания лисохвоста лугового на фоне минеральных удобрений (N60P60K90 и N120P60K90), в среднем за годы исследований содержание злаков увеличивается до 56 и 67%, в том числе верховые виды злаков составляют 39 и 55%. Остальное место занимает разнотравье. Двуукосное использование лугов на фоне этих же доз удобрений повышает содержание злаков до 55 и 71%, при снижении количества верховых злаков до 21 и 37%. Одновременно доля разнотравья сокращается до 44 и 29%, в том числе крупное разнотравье составляет 29 и 19% соответственно. При этом недобор урожая, по сравнению с одноукосным использованием на естественном лугу составляет 3,2 ц/га, на фоне P60K90 – 3,7, на фоне N60P60K90 – 14,0 и на фоне N120P60K90 – 12,4 ц/га.

       Под влиянием трехукосного использования на фоне полного минерального удобрения недобор урожая становится более значительным и сенокосные угодья постепенно начинают превращаться в пастбищные.

6. Питательность корма под влиянием одноукосного и двуукосного  использования травостоев на фоне полного минерального удобрения (N60P60K90 и N120P60K90) практически не изменяется и находится по сбору сырого протеина на уровне 478-628 кг/га, переваримого протеина – 267-350 кг/га, и кормовых единиц до – 19,2-24,5 ц/га. Концентрация валовой энергии (ВЭ) при одноукосном использовании травостоя на фоне полного минерального удобрения увеличивается, по сравнению с естественным лугом на 0,2-0,3 МДж/кг корма. Концентрация обменной энергии (ОЭ) остается почти на уровне контроля. При двуукосном использовании лугов концентрация валовой энергии увеличивается на 0,2-0,5 МДж/кг корма, концентрация обменной энергии – на 0,3-0,5 МДж/кг соответственно. 

       7. Минеральные удобрения на пойменных лугах Нижнего Енисея снижают засоренность травостоев только через длительный промежуток времени и только при использовании повышенных доз азотных удобрений. Ускорить процесс изменения ботанического состава лугов можно путем применения минеральных удобрений (N60P60K60) в сочетании с гербицидами. Уже в первый год применения этого агроприема, за счет усиленного кущения злаков урожайность поедаемой массы кормовых трав увеличивается на 10,8-18,8 ц/га. Общий урожай кормовых угодий при этом не снижается.

8. На лисохвостно-купыревых лугах для борьбы с купырем похожим, дягилем низбегающим, чемерицей Лобеля, лютиком ползучим, калужницей болотной эффективна однократная обработка сенокосов бутиловым эфиром 2,4-Д в дозе 2,0 кг/га, 2М-4Х – 2,0 и 3,0 кг/га, банвелом–Д – 3,0 кг/га. Такая обработка растений гербицидами способствует увеличению содержания злаков в травостоях с 30% до 53-64% и снижению засоренности с 61% до 33-43%. На лисохвостно-пижмовых лугах  для уничтожения пижмы обыкновенной, тысячелистника хрящеватого, полыни обыкновенной, бодяка разнолистного целесообразна двукратная обработка травостоев банвелом-Д (по одной обработке в течение двух лет). Под ее влиянием содержание злаков увеличивается с 24 до 62%, засоренность травостоев снижается с 71 до 48%, при этом гибель побегов пижмы обыкновенной составляет 61%.

В процессе исследований не обнаружено в кормах остаточных количеств гербицидов: после обработки травостоев бутиловым эфиром 2,4-Д и банвелом-Д через 45 дней, 2М-4Х и диаметом-Д через 60 дней.

9. Питательная ценность корма повышается, за счет увеличения вегетативных побегов злаковых трав их облиственности и снижения грубостебельного, крупного разнотравья. Под влиянием гербицидов и минеральных удобрений содержание протеина увеличивается на 4,0-5,7%, жира – на 0,8-0,9, фосфора – на 0,02-0,08%. Существенно снижается избыточное количество кальция. В результате отношение между Р : Са вместо 1:4,3 становится равным 1:2,8-1:2,6.

10. Восстановление деградированных тундровых пастбищ следует проводить с применением ускоренного залужения, путем двукратного фрезерования дернины на глубину 12-15 см, посева низовых злаковых трав и ежегодного внесения удобрений в дозах  N60Р60К90  и N120Р60К90  и одноукосного режима использования или N60+60Р60К90  и N120+60Р60К90  и двуукосного режима использования. При одноукосном режиме использования прибавка урожайности в среднем за три года эксплуатации пастбищ составила 8,7 и 14,0  ц/га сухой массы, при двуукосном режиме – 9,0-15,9 ц/га соответственно.

       11. Плотность побегов при ускоренном залужении пастбищ под влиянием минеральных удобрений N60+60Р60К90  и N120+60Р60К90  и одноукосном использовании травостоя возросла до 8400-10450 шт./м2, против  3280 шт./м2 на деградированном пастбище, в том числе вегетативных побегов злаковых трав до 10830-12565 шт./м2 против 2150 шт./м2. При двуукосном использовании травостоя на фоне удобрений в дозе N60+60Р60К90 и N120+60Р60К90 плотность побегов увеличилась до 16740-18255 шт./м2, в том числе вегетативных побегов злаков до 14340-16850 шт./м2, при 2380 и 1890 шт./м2 на неулучшенном пастбище. В тоже время при двуукосном использовании период выпаса скота на пастбищах увеличивался на 20-25 дней, что благоприятно сказывалось на здоровье животных при длительном (9 месяцев) стойловом периоде.

12. Все виды кустарников, произрастающие в пойме  Енисея (ольха кустарная, ива мохнатая, ива филиколистная, рябина обыкновенная, черемуха обыкновенная) показали высокую чувствительность к действию арборицида тордон 22К. При обработке в фазу полного развертывания листьев тордон 22К в дозе 8 кг/га обеспечивает их полную (100%) гибель. Уборку кустарников на сенокосах и пастбищах следует начинать через 4 года после химической обработки. В этот период кустарники легко ломаются, не повреждая дернину.

13. В тундровой и лесотундровой зонах и подзоне северной тайги при организации культурных сенокосов и пастбищ следует возделывать: лисохвост луговой, кострец безостый, бекманию обыкновенную, пырейник сибирский, двукисточник тростниковый, мятлик луговой, овсяницу красную; в подзонах средней и южной тайги – лисохвост луговой, кострец безостый, двукисточник тростниковый, пырейник сибирский, овсяницу луговую, тимофеевку луговую, ежу сборную, полевицу белую, мятлик луговой, овсяницу красную.

14. Посев многолетних трав для создания высокопродуктивных травостоев в пойме Енисея следует проводить после 2-3-х летнего использования полей под пропашными культурами или однолетними травами. Это позволяет в течение 7-ми и более лет получать высокую урожайность сухой массы до 30,0-46,0 ц/га с содержанием сеяных злаковых трав до 90-99%.

15. На тундровых землях  при создании сеяных высоко продуктивных пастбищных травостоев положительно показал себя подзимний посев многолетних трав. В первый год жизни трав такой посев на 7-10 дней ускоряет появление всходов, по сравнению с раннелетним посевом. Обеспечивает повышение полевой всхожести трав в 1,7-3,5 раза, приживаемость проростков в 2,1-14,8 раза и увеличивает густоту растений в фазе кущения в 2,1-4,0 раза. В последующие годы преимущество подзимнего посева над раннелетним, нивелируется.

16. Восстановление растительного покрова тундровых земель, нарушенных при промышленном освоении природных богатств Енисейского Севера, следует проводить методом биологической рекультивации, которая заключается в подсеве в дернину травосмесей из низовых злаковых трав (мятлика лугового и овсяницы красной в соотношении 50:50, при 100% хозяйственной годности семян) и травосмесей из низовых и верховых злаков с преобладанием первых (мятлика лугового, овсяницы красной, костреца безостого и пырейника сибирского в соотношении 35:35:15:15) в сочетании с внесением минеральных удобрений в дозе N60Р60К60. Оптимальные нормы высева семян для первой травосмеси 48 млн. шт./га, для второй – 38 млн. шт./га. Указанные нормы высева семян обеспечивают плотность травостоя в среднем за 3-и года исследований 3900 и 3150 побегов на 1 м2, против 1142 шт./м2 в естественном тундровом травостое. Такая плотность побегов эффективно подавляет развитие водной и ветровой эрозии на рекультивируемых участках.

17. Поверхностное улучшение пойменных лугов Енисейского Севера экономически выгодно даже в условиях диспаритета цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. Одноукосное использование травостоев, в фазу начала созревания семян лисохвоста лугового, на фоне полного минерального удобрения с повышенными дозами азота (N120P60K90) обеспечили получение условно чистого дохода в год в среднем 5155 руб./га, при 2877 руб./га. – на естественном лугу.

Применение двуукосного использования лугов Нижнего Енисея менее эффективно.

Поверхностное улучшение лугов с применением гербицидов и минеральных удобрений (N60Р60К60) показало высокую эффективность диамета-Д в дозе 2,5 кг/га и смеси бутилового эфира 2,4-Д и 2М-4Х в дозе 1,0+1,0 кг/га. Под действием этих гербицидов условно чистый доход составил 2140 и 1933 руб./га, против 499 руб./га на неулучшенном лугу. Уровень рентабельности – 36, 38 и 12 соответственно.

 

Предложения производству

На естественных разнотравно-злаковых лугах северо-енисейской поймы необходимо применять одноукосное использование травостоев с внесением полного минерального удобрения с повышенным содержанием азота (N120Р60К90). Оптимальным сроком скашивания трав следует считать – фазу начала созревания семян лисохвоста лугового.

Для быстрой перестройки ботанического состава злавово-разнотравных лугов в разнотравно-злаковые следует применять обработку травостоев системными гербицидами типа бутиловый эфир 2,4-Д, 2М-4Х в дозах 2,0 кг/га га или диамет-Д в дозе 2,5 кг/га в сочетании с ежегодным внесением минеральных удобрений в дозе N60Р60К60.

При создании сеяных сенокосов и пастбищ можно использовать местные дикорастущие виды многолетних трав, и инорайонные европейского и сибирского происхождения: лисохвост луговой, кострец безостый, бекманию обыкновенную, пырейник сибирский, двукисточник тростниковый, мятлик луговой, овсяницу красную.

Биологическую рекультивацию нарушенных тундровых земель при строительстве газо- нефтепроводов необходимо проводить с применением подсевов травосмесей из низовых многолетних злаковых трав (мятлика лугового и овсяницы красной, в соотношении 50:50%) или низовых и верховых злаковых трав с преобладанием первых (мятлика лугового, овсяницы красной, костреца безостого и пырейника сибирского, в соотношении 35:35:15:15%). Нормы высева семян следует применять повышенные – 48 млн. шт./га для первой травосмеси и 38 млн. шт./га для второй. Одновременно с посевом травосмесей необходимо вносить минеральные удобрения в дозе N60Р60К90. Для эффективного роста и развития подсеянных травосмесей минеральные удобрения целесообразно вносить не менее пяти лет.

СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Зеленский В.М. Применение гербицидов и минеральных удобрений на пойменных лугах / В.М. Зеленский // Сиб. вестник с.-х. науки. – 1978. – № 6. – С. 27-30.
  2. Зеленский В.М. Создание сеяных пастбищ в лесотундре Таймыра / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик // Сиб. вестник с.-х. науки. – 2007. – № 7. – С. 72-79.
  3. Лайшев К.А. Научное обеспечение рационального природопользования на Крайнем Севере / К.А. Лайшев, В.Г. Шелепов, В.М. Зеленский, А.Л. Колесников // Достижение науки и техники АПК. – 2007. – № 5. С. 15-18.
  4. Зеленский В.М. Двуукосное использование пастбищ в лесотундре Таймыра / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик // Кормопроизводство – 2008. – № 5. – С.25-28.
  5. Зеленский В.М. Многолетние травы для рекультивации земель в субарктической тундре Таймыра / В.М. Зеленский, А.Х. Сариев // Сиб. вестник с.-х. науки. – 2008. – № 8. – С. 40-46.
  6. Зеленский В.М. Сроки посева многолетних трав на пойменных лугах Заполярья / В.М. Зеленский, И.С. Дергунов // Кормопроизводство. – 2009. – № 6. – С. 13-17. 
  7. Зеленский В.М. Биологическая рекультивация нарушенных земель на Енисейском Севере / В.М. Зеленский, А.Х. Сариев // Достижение науки и техники АПК. – 2009 – № 6. С. 16-19.

Монографии, разделы книжных изданий:

  1. Мухачев А.Д. Таймыр: традиционное природопользование аборигенных народов / А.Д. Мухачев, К.А. Лайшев, В.М. Зеленский // Новосибирск, 2001. – 130 с.
  2. Зеленский В.М. Традиционное природопользование на Таймыре / В.М. Зеленский, А.Д. Мухачев // В кн.: Север: проблемы периферийных территорий. – Сыктывкар, 2007. – С. 351-373.
  3. Зеленский В.М. Растениеводство и кормопроизводство на Енисейском Севере / В.М. Зеленский, И.С. Дергунов, Г.И. Лосик. – Новосибирск, 2008. – 376 с.

Статьи в журналах, трудах, тематических сборниках, материалах конференций:

  1. Дергунов И.С. Применение гербицидов на лугах северо-енисейской поймы / И.С. Дергунов, Ш.Р. Сайтбурханов, В.М. Зеленский // Основные направления научно-исследовательских работ в области создания химических средств защиты растений и борьбы с сорняками: Материалы Всесоюз. конф. (20 декабря 1976). – М., 1976. – С. 45-46.
  2. Зеленский В.М. Испытание новых гербицидов на лугах северо-енисейской поймы / В.М. Зеленский, Ш.Р. Сайтбурханов, И.С. Дергунов // Бюл. науч.-техн. информ. НИИСХ Крайнего Севера. – Норильск, 1977. – № 14. – С. 37-38.
  3. Дергунов И.С. Эффективность гербицидов на северо-енисейских лугах / И.С. Дергунов, В.М. Зеленский, Ш.Р. Сайтбурханов // Проблемы сельского хозяйства Севера: Материалы III Всесоюзного совещания. – Якутск, 1977. – С. 38-39.
  4. Зеленский В.М. Применение гербицидов в луговодстве Енисейского Севера / В.М. Зеленский, С.Н. Карамышева // Науч.-техн. бюл. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 1978. – № 17. – 44-45.
  5. Лосик Г.И. Основные мероприятия по повышению урожайности естественных пойменных пастбищ / Г.И. Лосик, В.М. Зеленский // Науч.-техн. бюл. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 1978. – № 18. – С. 22-26.
  6. Зеленский В.М. Основные пути поверхностного улучшения пойменных лугов Енисейского Севера / В.М. Зеленский // Науч.-техн. бюл. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 1979. – № 23. – С. 32-36.
  7. Зеленский В.М. Эффективность применения новых химических препаратов на пойменных лугах Енисейского Севера / В.М. Зеленский, Ш.Р. Сайтбурханов, И.С. Дергунов // Научные основы разработки и внедрения, комплексных мер борьбы с сорняками и проблемы использования гербицидов в условиях интенсивного земледелия в свете решений июльского (1978) Пленума ЦК КПСС: Материалы Всесоюз. совещ. – М., 1979. – С. 111-113.
  8. Дергунов И.С. Луговое кормопроизводство / И.С. Дергунов, Л.В. Иванова, Г.И. Лосик, В.М. Зеленский и др. // Система ведения сельского и промыслового хозяйства на Енисейском Севере на 1981-1985 гг. – Красноярск, 1980. – С. 170-184.
  9. Дергунов И.С. Эффективность гербицидов на северо-енисейских лугах / И.С. Дергунов, В.М. Зеленский, Ш.Р. Сайтбурханов // Науч. тр. ВАСХНИЛ. – М., 1981. – С. 48-50.
  10. Зеленский В.М. Влияние гербицидов и минеральных удобрений на фитоценоз пойменного пижмово-лисохвостного луга / В.М. Зеленский //Сб. науч. тр. ВАСХНИЛ Сиб. отд-ние. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 1984. – С. 121-128.
  11. Чупров Л.Л. Кормопроизводство / Л.Л. Чупров, Л.В. Иванова, Г.И. Лосик, В.М. Зеленский и др. // Система ведения сельского и промыслового хозяйства на Енисейском Севере на 1986-1900 гг. – Красноярск, 1986. – С. 54-68.
  12. Зеленский В.М. Поверхностное улучшение пойменных лугов Енисейского Севера с применением гербицидов и минеральных удобрений / В.М. Зеленский // Автореф. дис. … канд. с.-х. наук. – М. 1986. – 16 с.
  13. Зеленский В.М. Улучшение закустаренных лугов в северо-енисейской пойме / В.М. Зеленский, И.С. Дергунов // Науч.-техн. бюл. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 1988. – Вып. 1/2. – С. 46-50.
  14. Зеленский В.М. Логовое кормопроизводство Енисейского Севера / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик // Материалы 4-й Международной науч.-практ. конф. (Улан-Батор, 9-10 июля 2001 г.). – Новосибирск, 2001. – С. 277-278.
  15. Лайшев К.А. Агропромышленный комплекс Енисейского Севера /К.А. Лайшев, А.Д. Мухачев, В.М. Зеленский // Сб. науч. тр. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 2001. – С. 3-31.
  16. Зеленский В.М. Продовольственные ресурсы Таймыра / В.М. Зеленский, Ю.В. Колесниченко // Сб. науч. тр. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 2002. – С. 20-33.
  17. Лосик Г.И. Опыт биологической рекультивации техногенно нарушенных земель на Крайнем Севере / Г.И. Лосик, В.М. Зеленский, С.Ю. Ермаков // Таймыр: биологические ресурсы и перспективы их использования: Материалы Международной науч.-практ. конф. (Дудинка, 5-8 августа 2003 г.). – СПб., 2003. – С. 165-171.
  18. Зеленский В.М. Традиционные отрасли природопользования: современное состояние и перспективы развития в Таймырском (Долгано-Ненецком) автономном округе / В.М. Зеленский, А.Д. Мухачев, Ю.В. Колесниченко // Материалы науч.-практ. конф. посвященной 45-летию Якутского НИИСХ СО РАСХН (Якутск, 26-27 декабря 2001 г.) Новосибирск, 2003. – С. 226-231.
  19. Мухачев А.Д. Качественное продовольственное обеспечение единого муниципального образования «город Норильск» за счет освоения биологических ресурсов Таймыра / А.Д. Мухачев, В.М. Зеленский // Науч. тр. Академии кадровой и социальной политики АПК. – Ярославль, 2004. – Вып. 7. С. 204-209.
  20. Зеленский В.М. Проблемы биологической рекультивации на трассе нефтепровода Ванкор-Диксон / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик // Материалы межрегион. науч.-практ. конф. (Красноярск, 11-13 апреля 2005 г.). – Красноярск, 2005. – С. 263-265.
  21. Мухачев А.Д. Основные меры по рациональному использованию биологических ресурсов Таймыра / А.Д. Мухачев, В.М. Зеленский // Материалы межрегион. науч.-практ. конф. (Красноярск, 11-13 апреля 2005 г.). – Красноярск, 2005. – С. 248-249.
  22. Зеленский В.М. Традиционное природопользование на Таймыре в новых экономических условиях / В.М. Зеленский, А.Д. Мухачев // Сб. науч. тр. ГНУ НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 2006. – С. 3-13.
  23. Лосик Г.И. Система ресурсосберегающих приемов улучшения деградированных пастбищ в тундровой зоне Таймыра / Г.И. Лосик, В.М. Зеленский, О.Н. Антоненко // Научное обеспечение отрасли растениеводства в экстремальных условиях Сибири. – Красноярск, изд-во Гротекс, 2006. – С. 173-177.
  24. Лосик Г.И. Создание высокопродуктивных пастбищ в лесотундре Енисейского Севера / Г.И. Лосик, В.М. Зеленский // Сб. науч. тр. ГНУ НИИСХ Крайнего Севера. – СПб., 2007. – С. 219-226.
  25. Сурин Н.А. Удобрения и режимы использования пойменных лугов Енисейского Севера // Н.А. Сурин, В.М. Зеленский // Вестник КрасГАУ, 2008. – Вып. 3. – С. 78-83.
  26. Сурин Н.А. Биологическая рекультивация нарушенных земель на Енисейском Севере / Н.А. Сурин, В.М. Зеленский // Вестник КрасГАУ, 2008. – Вып. 3. – С. 83-88.
  27. Зеленский В.М. Двуукосное использование пастбищ в лесотундре Таймыра / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик // Кормление сельскохозяйственных животных и кормопроизводство, 2008. - № 8. – С. 63-66.
  28. Сурин Н.А. Возделывание многолетних трав в Заполярье / Н.А. Сурин, В.М. Зеленский, И.С. Дергунов // Вестник КрасГАУ, 2008. – Вып. 5. – С. 73-78.
  29. Зеленский В.М. Многолетние травы для рекультивации земель в субарктической тундре Таймыра / В.М. Зеленский, А.Х. Сариев // Сб. науч. тр. ГНУ НИИСХ Крайнего Севера. – СПб., 2008. – С. 143-149.
  30. Зеленский В.М. Изменение растительных ценозов при биологической рекультивации земель в лесотундре Таймыра / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик // Сб. науч. тр. ГНУ НИИСХ Крайнего Севера. – СПб., 2008. – С. 150-157.
  31. Зеленский В.М. Изменение растительных ценозов под влиянием минеральных удобрений и посевов многолетних трав при рекультивации земель в субарктической тундре Гыданского полуострова / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик, А.Х. Сариев // Сб. науч. тр. Кемеровский научный центр. РАН СО. – Кемерово, 2008. – Вып. № 3. – С. 24-29.
  32. Сариев Х.А. Травосмеси и нормы высева многолетних злаковых трав при биологической рекультивации нарушенных земель / Х.А. Сариев, В.М. Зеленский // Вестник КрасГАУ, 2009. – Вып. 5. – С. 40-45.

Методические рекомендации:

  1. Сыроечковский Е.Е. Интенсификация кормопроизводства, повышение качества кормов и рациональное их использование в животноводстве Крайнего Севера / Е.Е. Сыроечковский, Е.П. Бобров, И.С. Дергунов, Д.В. Якушев и др. // Рекомендации МСХ. ВАСХНИЛ. Сиб. отд-ние. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 1985. – 82 с.
  2. Зеленский В.М. Заготовка кормов / В.М. Зеленский // Система организации производства в типичном оленеводческом хозяйстве таежной зоны: Рекомендации ВАСХНИЛ Сиб. отд- ние. НИИСХ Крайнего Севера. – Новосибирск, 1988. – С. 59.
  3. Зеленский В.М. Пойменные почвы Нижнего Енисея – основа развития сельскохозяйственного производства в Туруханском районе / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик, И.С. Дергунов и др. // Метод. рекомендации: ГНУ НИИСХ Крайнего Севера. – Норильск, 2005. 53 с.
  4. Зеленский В.М. Устойчивое производство продукции отраслей традиционного природопользования (Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ) / В.М. Зеленский, А.Д. Мухачев, Ю.В. Колесниченко // Метод. рекомендации: ГНУ НИИСХ Крайнего Севера. – Норильск, 2005. – 49 с.
  5. Зеленский В.М. Система биологической рекультивации нарушенных земель при строительстве газопроводов и восстановления растительности деградированных пастбищ в тундровой и лесотундровой зонах Крайнего Севера / В.М. Зеленский, Г.И. Лосик, И.С. Дергунов, С.Ю. Ермаков и др. // Метод. рекомендации: ГНУ НИИСХ Крайнего Севера. – Норильск, 2006. – 28 с.
  6. Кутузова А.А. Многовариантные ресурсо- и энергосберегающие технологии коренного улучшения основных типов природных кормовых угодий по зонам России / А.А. Кутузова, А.А. Зотов, Д.М. Тебердиев и др. // (рекомендации). – М.: ФГУ РЦСК, 2008. – 50 с. 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.