WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 



На правах рукописи






Третьяков  Сергей  Васильевич




Динамика  формирования  и  продуктивность смешанных  сосновых  древостоев  средней  подзоны тайги  Европейского  Севера  россии




06.03.02 лесоведение, лесоводство,

лесоустройство и лесная таксация









Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора сельскохозяйственных наук









Архангельск - 2011

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет»

Официальные оппоненты: доктор сельскохозяйственных наук,

профессор, Черных Валерий Леонидович

доктор биологических наук,

профессор, Грязькин Анатолий Васильевич

доктор сельскохозяйственных наук,

доцент, Корчагов Сергей Анатольевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Уральский государственный лесотехнический университет»

Защита состоится 22 сентября 2011 года в 1000 часов на заседании диссертационного совета Д 212.008.03 при ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет», по адресу: 163002, Россия, г. Архангельск, наб. Северной Двины, 17, главный корпус, ауд. 1228

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет»

Автореферат разослан «_____» ______________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Клевцов Д.Н.

Общая характеристика работы



Актуальность проблемы. Одной из основных задач современного развития наук о лесе является разработка зональных нормативов, направленных на повышение точности учета лесных ресурсов, что связано в первую очередь с удовлетворением потребностей населения и лесопромышленного комплекса в древесине различных пород и качества.

Выращивание смешанных древостоев способствует более рациональному использованию природных ресурсов лесной площади, стабильности лесопользования и лесопереработки и дает возможность более гибко реагировать на изменение спроса и предложения на рынке древесины. Смешанные и сложные с еловым ярусом сосновые древостои изучали И.В. Логвинов (1956), В.И. Левин (1965), А.В. Тюрин (1982), Р.Ю. Манкус (1966), И.С. Мелехов, А.А. Листов (1980), Б.Н. Прудов (1978, 1984), А.Н. Поляков (1982), В.Ф. Багинский, Р.Л. Терехова (1982), О.Н. Кранкина (1985), И.И. Гусев, С.В. Третьяков. (1989, 1990, 1992), И.С. Мелехов (1989), О.А. Неволин (1969, 2003, 2005), Г.В. Брылева (2007), Г.А. Чибисов (2010). Закономерности строения и роста, формирования и структуры смешанных древостоев Европейской тайги не достаточно изучены, чтобы обеспечить в должной мере потребности лесного хозяйства и лесоустройства в необходимых нормативных и справочных материалах, рекомендациях по лесопользованию и лесовосстановлению. Сохранившиеся в таежной зоне старовозрастные леса отражают, как правило, заключительную фазу естественного развития таежных экосистем, когда они становятся максимально устойчивыми к воздействиям на природную среду. Насаждения с преобладанием хвойных пород являются наиболее ценными в хозяйственном и экосистемном плане. Смешанные и сложные сосновые насаждения часто имеют высокую продуктивность. Для правильного ведения в них хозяйства требуется разработка лесотаксационных нормативов, в полной мере отражающих их особенности. Сохранение биологического разнообразия в природных объектах - важнейшая задача, которая в условиях промышленной эксплуатации лесов, приобретает первостепенное значение. Планирование лесохозяйственных мероприятий, включая лесопользование, должно направляться на выращивание высокопродуктивных смешанных древостоев, поэтому необходимо знать основные закономерности их формирования, роста и строения.

Цель и задачи исследования. Цель работы заключается в исследовании и решении проблемы повышения продуктивности насаждений путем формирования смешанных высокопродуктивных сосновых древостоев и организации в них хозяйства в условиях средней подзоны тайги Европейского Севера.

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

- изучить процессы формирования, роста и продуктивности смешанных древостоев;

- изучить закономерности строения, роста и взаимосвязи таксационных показателей в смешанных древостоях;

- исследовать динамику отдельных элементов смешанного древостоя;

- разработать комплекс лесотаксационных нормативов, обеспечивающих эффективное ведение хозяйства в смешанных сосновых древостоях;

- разработать практические рекомендации по повышению продуктивности смешанных насаждений с учетом лесоводственных методов;

- разработать систему мероприятий по повышению продуктивности лесов сохранению элементов биологического разнообразия при лесопользовании.

Научная новизна. На основании проведенных исследований и обобщения информации о закономерностях формирования, роста и строения насаждений средней подзоны тайги Европейского Севера изучены динамика формирования и продуктивность смешанных сосняков при их естественном развитии и под влиянием различных видов хозяйственного воздействия. Исследованы:

- прирост сосны и ели в смешанных древостоях по диаметру, высоте, сумме площадей сечений и объему, а также прирост по диаметру в насаждениях, пройденных первым приемом выборочных и постепенных рубок для выработки рекомендаций по ведению выборочного хозяйства;

- отпад в смешанных насаждениях по материалам временных и постоянных пробных площадей и разработаны модели для оценки этого явления, для создания программ и нормативов выборочных рубок и ведения промежуточного пользования;

- динамика строения смешанных высокопродуктивных сосновых насаждений Севера.

Разработана оригинальная методика составления таблиц хода роста смешанных сосновых древостоев. Получены математические модели и составлены таблицы хода роста по классам бонитета и по типам леса при полноте 1,0, а также другие нормативы таксации смешанных среднетаежных сосняков.

Предложенные методические подходы и полученные результаты исследований послужили основой для разработки положений системы ведения хозяйства в рассматриваемой категории лесов, включая меры по формированию насаждений и комплекс способов рубок. Даны рекомендации по организации и планированию комбинированных рубок в смешанных среднетаежных сосняках.

В результате исследований в спелых насаждениях лесного фонда, проведенных на территории Архангельской области, разработаны лесотаксационные нормативы рекомендации по сохранению биологического разнообразия при отводе и проведении рубок в среднетаежных лесах.

Теоретическая и практическая значимость работы. Предложенные методические подходы, рекомендации и сделанные выводы положены в основу при разработке нормативов по формированию и выращиванию высокопродуктивных смешанных сосновых древостоев средней подзоны тайги. Разработаны нормативы для практических целей, составлены необходимые таблицы и математические модели для таксации смешанных древостоев разного породного состава и структуры. Предложены оптимальные по структуре и составу насаждения, позволяющие повысить продуктивность среднетаежных древостоев и, тем самым, более рационально использовать земли лесного фонда. Результаты исследования используются в лесном хозяйстве Европейского Севера. В практику лесоустройства введены таблицы хода роста, объемные таблицы по разрядам высот и при среднем коэффициенте формы, другие лесотаксационные нормативы. Разработаны таблицы по типам леса: «Ход роста полных одновозрастных сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги Европейского Севера. Применение: в среднетаежном лесотаксационном подрайоне». Таблицы включены в электронный лесотаксационный справочник по северо-востоку европейской части Российской Федерации (нормативные материалы для Ненецкого автономного округа, Архангельской, Вологодской областей и Республики Коми). Справочник подготовлен ФГУ «СевНИИЛХ». Разработаны основные положения по хозяйственному использованию смешанных древостоев. Материалы диссертации нашли отражение в научном отчете «Разработка рекомендаций по выделению элементов биологического разнообразия при отводе лесосек и сохранению их в процессе заготовки древесины в северной и средней подзонах тайги Европейского Севера России» по проекту № 3-8 «Приоритетные направления развития науки в Архангельской области».

Материалы диссертации использованы в учебных пособиях, по которым занимаются студенты лесохозяйственных и лесоинженерных специальностей.

Предмет защиты. На защиту выносится комплекс научно обоснованных лесоводственно-таксационных нормативов динамики формирования и продуктивности смешанных сосновых древостоев средней подзоны тайги, обеспечивающий оптимизацию системы организации и ведения хозяйства в смешанных сосняках с целью повышения продуктивности лесов.

Апробация и публикации. Основные положения и результаты исследований докладывались на ежегодных научно-технических конференциях С(А)ФУ (АЛТИ–АГТУ) по итогам научно-исследовательских работ (с 1984 по 2010 гг.), на Всесоюзной конференции «Эколого-географические проблемы восстановления лесов Севера» (Архангельск, 1991), международных конференциях (Сыктывкар, 1998; Пермь, 2010), III и IV Мелеховских чтениях, посвященных 100-летию и 105-летию со дня рождения выдающегося ученого-лесовода академика ВАСХНИЛ И.С. Мелехова (Архангельск, 2005., 2010), совещании по лесным стационарным исследованиям (Тула, 2001), международных юбилейных научно-технических конференциях, посвященных 75- и 80-летию АЛТИ–АГТУ (Архангельск, 2004, 2009), VI Международном контактном форуме по сохранению местообитаний в Баренцевом регионе в г. Архангельске (2010), Международной научно-практической конференции «Инновации и технологии в лесном хозяйстве», (Санкт-Петербург, 2011), V Международном лесном форуме (Архангельск, 2011).

Основные материалы исследований по теме диссертации представлены в 60 публикациях (всего 90 публикаций), в том числе 5 монографиях и учебном пособии «Лесоустройство» (2005), одобренном УМО по образованию в области лесного дела, 13 статьях в реферируемых журналах по перечню ВАК.

Объем и построение диссертации. Диссертация состоит из введения, 8 глав, списка литературы из 373 наименований, выводов и 2 приложений. Работа изложена на 313 страницах, содержит 84 таблицы и 28 рисунков.

Автор глубоко признателен профессору И.И. Гусеву, под руководством которого сформировалось его научное мировоззрение. Диссертант выражает искреннюю благодарность за помощь в организации сбора полевого материала коллегам по работе – преподавателям и сотрудникам АЛТИ-АГТУ-С(А)ФУ, Северного НИИ лесного хозяйства, а также руководителям органов управления лесным хозяйством, лесничеств, лесозаготовительных и лесоустроительных предприятий (О.А. Неволину, С.В. Ердякову, С.В. Торхову, Р.Л. Дороднему, А.В. Кутейникову, А.Н. Третьякову, Н.С. Кротову, Р.В. Сунгурову, Д.В. Трубину, А.А. Бахтину, Л.Ф. Ипатову, Н.Н. Соколову, В.И. Мелехову, Н.А. Бабичу, Н.С. Минину, Р.Н. Климову, П.А. Феклистову, В.М. Барзуту, С.В. Коптеву, С.В. Ярославцеву и др.) и студентам лесохозяйственного факультета.

1. Природные условия и структура лесного фонда в средней подзоне тайги на Европейском Севере

Изучение смешанных сосняков проводили на северо-востоке европейской части России, который по праву считается многолесным регионом. Сюда входят Вологодская, Архангельская области и Республика Коми. По административному делению этот регион относится к Северо-Западному федеральному округу. Имеющиеся здесь запасы древесины, обеспечивают на протяжении многих лет успешную работу лесопромышленного комплекса.

Лесорастительное районирование характеризуется породным составом древесных растений и успешностью их роста. Большой вклад в решение вопросов лесорастительного районирования внесли: В.Н. Сукачев (1964), В.В. Сочава (1969), Б.В. Колесников (1969), В.Г. Чертовской (1969), Ю.П. Юдин (1954), И.С. Мелехов, В.Г. Чертовской, Н.А. Моисеев (1966), Н.А. Моисеев, В.Г. Чертовской (1967), П.Н. Львов (1969), С.Ф. Курнаев (1973) и др. Влияние климата на продуктивность лесов изучали в нашей стране и за рубежом (Бекетов, 1868; Вихров, Протасович, 1965; Моисеев, Чертовской, 1967; Кайрюкштис, Юодвалькис, 1968, 1972; Курнаев, 1973; Львов, Ипатов, 1976; Кищенко, 1978; Кищенко, Асламова, 1978; Райт, 1978; Лисица, Кретов, 1979; Лисица, 1981; Гортинский, Евдокимов, 1981; Белов, 1983; Кищенко, Грудкин, 1985; Одум, 1986; Трубин и др., 2000, Чупров Н.П., 2008, Цветков, 2000, 2002, 2009 и др.).

Почвенные условия региона разнообразны. Вопросы систематизации и районирования почв на Севере освещены в работах А.А. Красюка (1922, 1925, 1927), Б.Д. Зайцева (1931, 1932), Е.Н. Ивановой (1956, 1962), Е.Н. Рудневой (1961), Ю.А. Орфанитского (1963), С.В. Зонна (1966), Л.А. Варфоломеева (1967), Г.А. Склярова, А.С Шаровой. (1970), А.Д. Паршевникова и др. (1976), Л.А. Варфоломеева, Р.В. Сунгурова (2007) и др.

На территории средней подзоны тайги господствуют еловые леса. Сосняки приурочены, главным образом, к песчаным отложениям, склонам холмов. На сниженных равнинах с двучленными отложениями произрастают сосново-еловые леса (Татаринов, 1948). Под пологом древостоев развиты подзолистые почвы, нередко сильно подзолистые. Наибольшую продуктивность имеют сосново-еловые древостои, формирующиеся на подзолах маломощных супесчаных свежих, развивающихся на супесях, подстилаемых суглинками. Класс бонитета III, реже II, запас стволовой древесины в спелых древостоях в некоторых случаях превышает 500 м3 на 1 га. На карбонатных почвах характерна примесь лиственницы. На сильнокарбонатных моренах характерны среднеподзолистые почвы.

По ботанико-географическому районированию (Корчагин, Нейштадт, 1966) на территории средней подзоны тайги выделены две провинции Онего-Двинская и Двинско-Печорская. Наиболее распространенными типами среднетаежных сосновых лесов являются черничники – 25,5 %, брусничники – 19,5 %, сфагновые – 39,3 %, лишайниковые – 5,9 %, на долю остальных типов леса приходится 9,8 % (Мелехов, 1966).

На Европейском Севере производства, связанные с лесом, являются ведущими в экономике региона. Лесозаготовительные и лесоперерабатывающие отрасли сформировались довольно давно, и постоянно идет процесс преобразования мощностей и интенсификации использования отдельных видов лесных ресурсов. Специализация лесов и лесохозяйственного производства, усиление природозащитной и природообразующей роли леса – главный фактор роста эффективности использования лесных ресурсов (Стенин, Синицын, 1978).

Для обеспечения рационального, непрерывного и неистощительного использования всех полезностей леса необходимо строить лесохозяйственное производство на широкой промышленной основе. Необходимо шире вовлекать в использование лиственные породы, снизить потери древесины при заготовке и транспортировке (Gusev and an., 1995; Гусев и др., 1996). По данным В.И. Сухих (1989), с учетом всех потерь в дело идет немногим более 50 % древесины, отводимой на лесосеке в рубку.

Фактическое использование расчетной лесосеки Архангельской области в 2009 г. составило 50,1 %, по хвойному хозяйству 64,0 %, мягколиственному 25,7 %. Интенсивное лесопользование в лесах, расположенных вблизи транспортных путей, привело к тому, что доля спелых и перестойных хвойных лесов сократилась до 56,8 % (примерно с 90 %). В связи с недостатком ресурсов вторичных лесов, заготовка древесины хвойных пород ведется в естественных и девственных лесах. Характерными чертами девственных насаждений являются их разновозрастность, повышенная фаутность древостоя, постоянное присутствие в них бурелома, валежа и сухостоя, отмечается неустойчивое динамическое равновесие всех составляющих фитоценозов (Волков, Громцев и др., 1995). После рубки на их месте формируются молодые насаждения различного состава и возраста.

Лесистость материковой территории Архангельской области составляет 67 % (Гусев и др., 1994). Она существенно колеблется по отдельным административным районам и уменьшается от юга к северу. Сосняки занимают 4,8, ельники 11,7, береза 1,7 и осина 0,2 млн. га (Мелехов, Чертовской, Моисеев, 1966). Средние запасы стволовой древесины в спелых и перестойных насаждениях в целом по области составляют м3/га: сосняки 116, ельники 146, березняки 104, осинники 181. Одним из направлений повышения продуктивности лесов, улучшения их структуры, сохранения биологического разнообразия является гидромелиорация избыточно-увлажненных лесов. Практикой доказано, что проведение гидромелиорации в сочетании с комплексом различного рода рубок позволяет повысить производительность лесов в 24 раза (Тараканов, 1999, 2000; Луганский, Залесов, Карсукова, Казанцева, 2002).

Средний состав древостоев средней подзоны тайги 4С4Е2Б ед.Ос (Лосицкий, Чуенков, 1980). По массовым материалам глазомерной таксации В.И. Левин (1966) установил, что средний состав сосновых древостоев черничного типа леса: I ярус – (7–6)С (1–4)Е (2–0)Б, II ярус – (6–4)Е(4–6)Б, Ос.

Сосново-еловые древостои, по данным О.Н. Кранкиной (1986), в южной подзоне тайги по отдельным лесничествам составляют от 3 до 28,3 % покрытой лесом площади. В средней подзоне тайги смешанные сосновые древостои составляют такую же долю.

2. Программа, Методика и объем исследований

Программой исследований предусмотрено изучение процессов формирования, роста и продуктивности смешанных древостоев.

Динамика роста и развития деревьев в смешанных древостоях отличается от чистых. В смешанных древостоях необходимо рассматривать, с одной стороны отдельные древесные породы как элементы древостоя, а с другой - учитывать их взаимное влияние, как составных частей биогеоценоза.

При обработке опытных материалов были использованы методические и теоретические разработки М.М. Орлова (1923), Н.В. Третьякова (1937), А.В. Тюрина (1938), И.В. Семечкина (1954), В.К. Захарова (1961, 1967), П.В. Горского (1962), В.И. Левина (1966), К.Е. Никитина (1966), Н.Д. Лескова (1967), А.Г. Мошкалева (1969), Н.П. Анучина (1971), В.С. Моисеева (1971), И.И. Гусева (1978), Н.Н. Свалова (1979) и др. Обработку проводили с использованием стандартных статистических пакетов и офисной программы Exel (со стандартными приложениями). При составлении программ для обработки опытных материалов использовались математико-статистические методы (Митропольский, 1965; Плохинский, 1970; Свалов, 1977, 1985; Швиденко, Никитин, 1978; Лакин, 1980; Гусев, 1980, 1981, 1986 и др.).

Полекамеральную обработку пробных площадей проводили известными в лесной таксации способами. У модельных деревьев, срубленных на пробных площадях, в ходе обработки делали полный или частичный анализ хода роста.

Проводили математико-статистическую обработку материалов, регрессионный анализ с получением математических моделей и оценок показателей меры связи между признаками. Для оценки силы влияния полога соснового древостоя разного возраста на рост молодняка ели во втором ярусе проведен дисперсионный анализ по алгоритму двухфакторных пропорциональных комплексов.

Исследования выполнялись в период с 1983 по 2010 гг. В процессе исследований были заложены 80 постоянных и временных пробных площадей. Для изучения процессов формирования, роста и продуктивности смешанных древостоев заложены временные и постоянные пробные площади с рубкой модельных деревьев по общепринятой в лесной таксации методике (ОСТ 56–69–83). На каждой пробной площади срубались модельные деревья в количестве 5–6 шт. каждой породы, в молодняках – 10–12 шт. Всего срублено и обмерено 265 модельных деревьев сосны и 254 ели с последующей их обработкой. Для изучения процессов формирования елового яруса срублено 1000 учетных деревьев ели, по 100 деревьям ели сделан анализ хода роста. Взято по 100 кернов у сосны и ели при исследовании процессов прироста по диаметру в насаждениях выборочного хозяйства.

Геоботаническое описание, описание почвенного профиля и другие наблюдения проводили по общепринятым методикам. Для сбора массовых материалов таксации, определения сумм площадей сечений сосново-еловых древостоев использовали статистический способ, разработанный на кафедре лесной таксации и лесоустройства МЛТИ (Анучин, 1960; Вагин. 1975). Заложено 2352 круговые площадки полнотомером Биттерлиха в одновозрастных сосново-еловых древостоях в лесничествах Архангельской области и Республики Коми.

На наиболее ценных объектах кафедры лесной таксации и лесоустройства С(А)ФУ (АЛТИ–АГТУ), заложенных в средней подзоне тайги, проведены повторные перечеты через 5 или 10 лет. На 197 пробных площадях, полученных в лесоустроительном предприятии «Севлеспроект» (в настоящее время филиале ФГУП «Рослесинфорг»), были уточнены таксационные показатели с осмотром в натуре. Изучены вопросы формирования и роста древостоев на участках, пройденных рубками ухода, под руководством С.В. Алексеева в Обозерском лесничестве (Зяблов, Третьяков, 2008).

Для наблюдения за сезонным ростом ели под пологом сосновых древостоев в возрасте 40, 60, 110, 170 и 230 лет на каждой пробной площади подобрали по 10 экземпляров ели высотой 1,0 м, от 1,0 до 2,0 м и более 2,0 м (всего 150 единиц).

3. Закономерности формирования смешанных древостоев таежной зоны

Формирование естественных смешанных сосновых древостоев на Европейском Севере связано с лесными пожарами. В процессе развития насаждений без огневого воздействия постепенно накапливаются молодняк и подрост ели. Считается, что ель вытесняет сосну повсюду и, если не принять решительных мер, сосновых лесов просто не будет. Главнейшей причиной этого явления считают теневыносливость ели, ее способность поселиться под пологом сосны (Мелехов, 1937, 1948).

Под действием пожара происходит изменение в напочвенном покрове, химическом составе верхних горизонтов почвы, жизнедеятельности микроорганизмов, обитающих в верхних слоях почвы (Butin H., Kappich Ingrid, 1980). Наиболее полно изменения, происходящие на вырубках и гарях, изложены в динамической типологии И.С. Мелехова (1968, 1976, 1980). Формирование второго яруса происходит за 40–60 лет (Вакуров, 1947, Дыренков, 1984). Без огневого воздействия, по мере того как будет выпадать береза (120–140 лет) и разреживаться сосновый ярус к 180–200 годам может сформироваться еловое насаждение с примесью сосны. С улучшением лесорастительных условий процесс накопления ели в смешанных насаждениях идет более интенсивно.

Под пологом сосняков с высокой полнотой имеется значительное количество тонкомера и подроста ели и березы. Это связано с тем, что на севере редко встречаются сосняки, не имеющие следов прошлых пожаров. В этих условиях формируется древостой, в котором в первом ярусе преобладает сосна, во втором – ель с примесью березы, осины и других пород. На большое количество таких древостоев указывают многие авторы (Ткаченко, 1911; Сукачев, 1928; Морозов, 1949; Тюрин, 1952; Мелехов, 1954; Анучин, 1957; Левин, 1966; Дыренков, 1966; Валяев, 1971, 1972; Гусев, 1978; Тюрин, 1980; Зябченко, 1984, Набатов, 1990; Залесов, Луганский и др. 2000; Верхунов, Черных, 2007, Чибисов, 2010 и др.). По исследованиям И.С. Мелехова (1948) минимальный возраст, когда сосна выдерживает низовой пожар, 20–30 лет. Пожары, проходя в сосновых древостоях в возрасте 30, 40, 60, 80 лет и более, способствуют формированию двухъярусных сосново-еловых древостоев с разницей в среднем возрасте сосны и ели в 30, 40, 50 лет и более.

Ель и береза, поселившись под пологом сосны, существенно изменяют условия среды. В целом взаимоотношения сосны и ели большинство авторов оценивают как положительное (Зыряев, 1963; Ипатов, 1976).

Изучение процессов возобновления сосново-еловых древостоев проводилось на постоянных пробных площадях. Все изучаемые объекты в прошлом были пройдены низовым пожаром. На каждой пробной площади выполнена перечислительная таксация. У 20–25 деревьев сосны и ели разной толщины определяли возраст. Полученные данные позволяют определить период формирования древостоев. Распределение по пятилетиям елового молодняка, формирующегося под пологом сосновых древостоев, подчиняется закону нормального распределения.

(m = 0.001)

где ; М – среднее значение возраста, лет; А – возраст, лет; i – величина ступени возраста, лет; е - основание натурального логарифма.

При сравнении полученных теоретических численностей с фактическими значениями установлено, что фактическое распределение не отличается от нормального. Фактическое значение критерия Пирсона 2 меньше стандартного.

Во всех исследуемых древостоях формирующееся поколение ели можно отнести к одновозрастному. Колебание возраста у 68 % деревьев находится в пределах 14–17 лет, у 95 % деревьев 29–34 года, среднеквадратическое отклонение 7,1–8,6 лет, что укладывается в схему типов возрастной структуры, разработанную И.И. Гусевым (1978) для еловых древостоев Севера.

Формирование экосистем начинается с периода заселения растениями вырубок или гарей. И.С. Мелехов (1980) систематизировал это явление и разработал динамическую типологию леса. Последователи его теории разработали генетико-динамические ряды развития типов леса таежной зоны европейской части России (Цветков, 1995, 2000).

Рассматривая значение подроста в формировании смешанных древостоев, следует отметить, что рост леса в суровых таежных условиях обусловлен многими факторами. Это в первую очередь температура и влажность. Климатические условия региона существенно влияют на жизнеспособность оставленного в процессе рубки подроста, особенно в первые годы жизни (Беляев, 1996).

На 70–80 % сплошных вырубок (Вялых, Гущин, 1991) ель под влиянием заморозков задерживается в росте, прирост в высоту продолжается после заселения площади березой и осиной, поэтому в условиях Европейского Севера вероятность появления чистых еловых молодняков очень мала.

Исследования, проведенные в условиях средней подзоны тайги, показывают, что чистые еловые молодняки (состав 9–10 единиц) практически отсутствуют, с составом 7–8 единиц составляют 20 %, а в 80 % случаев встречаются древостои с долей участия 5–6 единиц березы. В результате проведения рубок ухода и особенностей роста смешанных древостоев с возрастом количество древостоев с преобладанием хвойных возрастает.

Исследователи по-разному подходят к изучению густоты стояния стволов в древостое: предлагают определять густоту через площадь питания растений (Изюмский, 1971; Кравченко, 1963; Лебков, 1965; Поляков, 1973; Мелехов, 1974; Wenk, 1984; Тябера, 1982; Мерзленко, 1986 и др.), другие учитывать густоту при изучении строения древостоев (Пшеничникова, Владимирова, 1986) и проектировании рубок ухода (Шахов, 1950), третьи составлять таблицы хода роста для древостоев с разной первичной густотой (Разин, 1966, 1967, 1977).

Густота подроста определяет его рост под пологом древостоев (Бузыкин, 1981; Лазарев, Пентелькин, 1984). Проведенные исследования в среднетаежных сосняках показывают, что под пологом сосны разного возраста успешно развивается поколение ели, состояние его хорошее, отпад не превышает 6%.

Изучение сезонного роста проводилось и проводится в различных регионах страны: Архангельской области – в естественных насаждениях (Молчанов, Преображенский, 1957; Калинин, 1965; Стальская, Усова, 1967, 1968, 1969; Листов, Коновалов, 1984), в лесных культурах (Попов, 1967; Сенчуков, Бабич, 1978); в Республике Коми (Бобкова, Патов, 1981; Патов, 1983,1985); Карелии (Кищенко, 1978), Магаданской (Раевский, 1979), Ярославской (Елагин, 1961, 1976), Свердловской (Мамаев, Тищенко, 1978), в Новгородской (Смирнов, 1964, 1965), Мурманской (Цветков, Семенов, 1985) областях и др., что позволило получить ценные сведения о росте древесных пород в различных климатических условиях.

Сезонный рост ели изучали в Емцовском учебно-опытном лесхозе АГТУ за вегетационные периоды 1985 и 1986 гг. Для этой цели на постоянных пробных площадях в сосновых древостоях III класса бонитета, имеющих возраст 40, 60, 110, 170 и 230 лет и второй ярус молодняка ели, брали по 30 деревьев ели разной высоты: высотой до 1,0 м –10 шт., от 1,0 до 2,0 м –10 шт. и более 2,0 м –10 шт. В течение всего вегетационного периода (с конца мая по август) через 5 дней измеряли длину верхушечного побега, длину побега текущего года записывали нарастающим итогом. В результате проведенных исследований установлено, что корреляционная зависимость начала набухания и распускания почек от суммы положительных эффективных температур значительная или высокая (r = 0,59–0,76). Зависимость начала роста главных побегов от суммы эффективных положительных температур значительная (r = 0,69).

По наблюдениям 1985 г. показатель силы влияния высоты деревьев на продолжительность роста (2 ± m = 0,49 ± 0,038) составляет 49 %. Достоверность силы влияния доказана на любом уровне значимости, так как фактический критерий Фишера Fф = 12,9 больше стандартного Fst (2,3; 3,6; 5,3). Наши исследования показали, что лучше растут высокие деревца ели. Для выяснения силы влияния полога сосны разного возраста и высоты молодняка на прирост верхушечного побега ели проведен дисперсионный анализ по алгоритму двухфакторных пропорциональных комплексов. Сила влияния возраста соснового древостоя на рост второго яруса ели составляет 13 %, влияние высоты елового молодняка – 46 %, влияние взаимодействия высоты деревьев елового яруса и возраста соснового древостоя – 7 %. Суммарное влияние организованных факторов (высоты деревьев ели, возраста соснового яруса и их сочетание) на прирост верхушечного побега молодняка ели равно 66 %. Достоверность влияния по критерию Фишера высокая (Fф > Fst). На случайные, неорганизованные факторы приходится 34 %.

4. Текущий прирост древесины ствола и запаса наличного древостоя в естественно развивающихся древостоях и насаждениях, подвергшихся хозяйственному воздействию





Текущий прирост древесины служит показателем продуктивности лесов. Исследование текущего прироста дает представление о количестве древесины и может служить показателем качества проводимых лесохозяйственных мероприятий. Исследованием способов определения текущего прироста занимались А.В. Тюрин (1936); Н.В. Третьяков (1937, 1943); Ф.П. Моисеенко (1947, 1973); В.К. Захаров (1952, 1966); Н.П. Анучин (1959, 1969); А.Е. Колосова, Е.С. Мурахтанов (1960); К.Б. Лосицкий (1960); П.В. Воропанов (1961); А.С. Бабакин (1962); М.Л. Дворецкий (1964); К.Е. Никитин (1964); В.С. Мирошников, О.А. Труль (1965); В.В. Айтанайтис (1965, 1971); П.В. Верхунов (1967, 1974); А.И. Патацкас (1968, 1972); О.А. Харин (1970); В.С. Моисеев (1971); А.И. Нахабцев (1975); В.К. Хлюстов (1991); А.З. Швиденко, Д.Г. Щепаченко, С. Нильсон, Ю.И. Булуй (2006); А.А. Вайс (2009) и др.

Изменение годичного прироста с возрастом у господствующих деревьев сосны и ели не зависит от состава древостоя. Различия в изменчивости радиального прироста объясняются биологическими особенностями древесных пород и их чувствительностью к экологическим условиям места произрастания (Феклистов, Евдокимов, 1978; Феклистов, Евдокимов, Барзут, 1983; Барзут, 1984). При изучении текущего прироста следует учитывать влияние аэротехногенных выбросов (Щекалев, Тарханов, 2006).

В местах произрастания, которые подходят для роста разных древесных пород, формируются смешанные древостои и оценку текущего прироста необходимо давать по двум или нескольким породам в комплексе. В практике лесной таксации принято вычислять абсолютный и относительный приросты или процент прироста.

Установлена зависимость процента прироста по диаметру от возраста, процента прироста по объему сосны и ели в смешанном древостое от возраста, процента прироста по диаметру сосны и ели в смешанном древостое от диаметра на высоте 1,3 м. Диаметр стволов на высоте груди, на 1,3 м  сосны (D) составлял от 4 до 40 см, ели от 4 до 24 см.

Зависимость процента прироста по объему сосны () и ели () от диаметра на высоте груди может быть выражено следующими уравнениями:

для сосны:  (r = 0.98)

для ели: (r = 0.97)

Установлено, что у стволов диаметром до 4 см процент прироста у стволов сосны и ели одинаков. У стволов сосны большего диаметра процент прироста по объему выше, чем у ели.

Зависимость процента прироста запаса наличного древостоя сосны и ели от возраста приведена на рис. 1.


Рис. 1. Зависимость процента прироста запаса наличного древостоя сосны и ели от возраста в одновозрастных смешанных сосново-еловых древостоях


       

Зависимость прироста по высоте за 10 лет сосны () и ели () от диаметра на высоте груди:

для сосны: (r = 0.97)

для ели: (r = 0.69)

Прирост в высоту за 10 лет у сосны значительно больше, чем у ели. С увеличением диаметра эта разница снижается. Темпы прироста ели становятся выше, поэтому ель начинает формировать второй ярус, а в дальнейшем входит в первый ярус.

Зависимость прироста по диаметру за 10 лет сосны () и ели () от диаметра на высоте груди:

для сосны: (r = 0.73)

для ели:  (r = 0.45)

Прирост по диаметру на высоте 1,3 м за 10 лет у сосны значительно больше, чем у ели. С увеличением диаметра прирост сосны по диметру увеличивается, а начиная с диаметра более 20 см снижается. Темпы прироста диаметра ели постепенно снижаются.

Для перехода от прироста по диаметру на высоте груди к среднему для дерева значению текущего прироста используется редукционный коэффициент, который зависит от возраста и условий места произрастания (Гусев, 1978). У ели в сосново-еловых древостоях связь редукционного коэффициента (R) с возрастом (A) отражается уравнениями:

для древостоев II класса бонитета (тип леса сосняк кисличник)

  (mR  = 0.0313)

для древостоев III класса бонитета (тип леса сосняк черничник - свежий)

  (mR  = 0.0111)

для древостоев IV класса бонитета (тип леса сосняк долгомошник)

  (mR  = 0.0185)

Значения редукционного коэффициента в сосново-еловых древостоях II и III, II и IV классов бонитета существенно различаются (фактическое значение показателя различия по Стьюденту tф больше стандартного tst на 95 % вероятностном уровне).

Средние значения редукционного коэффициента для различных условий места произрастания приведены в табл. 1.

В сосново-еловых древостоях формируются более полнодревесные стволы, чем в чистых. Формирование древесных пород определяется энергией роста, или соотношением прироста по диаметру (Zd) и прироста в высоту (Zh) за 10 лет. Это соотношение показывает темпы увеличения высоты дерева на единицу прироста по диаметру.

Таблица 1. Средние значения редукционного коэффициента по типам леса

Тип леса

в сосново-еловом древостое

в чистом еловом древостое

(по И.И. Гусеву)

С. кисличный

2 класса бонитета

1,13 ± 0,037

-

С. черничный свежий 3 класса бонитета

1,29 ± 0,029

1,31 ± 0,010

С. долгомошный

4 класса бонитета

1,44 ± 0,074

1,13 ± 0,011

Связь прироста в высоту с приростом по диаметру выражается уравнениями:

для ели в смешанном сосняке кисличнике

  (mz = 0.0813)

для ели в смешанном сосняке черничнике свежем

(mz = 0.0141)

для ели в смешанном сосняке долгомошнике

(mz = 0.0760)

В древостоях IV класса бонитета на единицу прироста по диаметру приходится больший прирост в высоту. Определение энергии роста по величине прироста диаметра ствола позволит с большей точностью определить реакцию древостоя на изменение условий внешней среды при проведении рубок ухода, выборочных рубок в спелых насаждениях и при других условиях разреживания насаждений. Формирование древесных стволов в чистых и смешанных древостоях отличается, особенно в низкобонитетных насаждениях.

Изучение прироста сосны и ели в смешанных древостоях средней подзоны тайги, затронутых хозяйственной деятельностью, проводили в 2003 г. в смешанных насаждениях. В 1994 г. были заложены две постоянные пробные площади, одна из которых служит контролем, а на второй проведен первый прием длительно-постепенной рубки (в осенне-зимний сезон 1993 г. с интенсивностью выборки по запасу 40 %). Приросты определяли по керну на высоте груди за последние 19 лет, то есть за 10 лет до проведения рубки и за 9 лет после её проведения (рис. 2).

Рис. 2. Изменение прироста по радиусу сосны и ели в сосново-еловом насаждении, пройденном первым приемом длительно-постепенной рубки (пр. пл. № 51) и на контрольном участке, не затронутом рубкой (пр. пл. № 52).

На рис. 2 видно, что проведение первого приема длительно-постепенной рубки вызвало увеличение прироста как у сосны, так и у ели. Различие в текущем приросте по диаметру, как у сосны, так и у ели до и после проведения рубок достоверно с вероятностью безошибочных прогнозов 0,95. Среднее изменение диаметра ствола сосны (M) с основной ошибкой (m) на высоте груди за 9 лет после рубки составило M ± m = 3,5 ± 0,67 см, у ели M ± m = 1,51 ± 0,15 см. За 10 лет до рубки средняя величина изменения диаметра у сосны M ± m = 1,3 ± 0,13 см, а у ели – M ± m = 1,0 ± 0,09 см. У ели различие этого параметра со средним значением за 10-летний период до рубки достоверно на любом вероятностном уровне. У сосны различие достоверно с вероятностью безошибочных прогнозов 0,95. Различие этих параметров по сравнению с контролем достоверно на любом вероятностном уровне. Второй прием рубки планируется провести через 20 лет. Наблюдения за возобновлением на месте узколесосечной сплошной рубки, как варианта комбинированных рубок на территории выдела, показывают успешность восстановления сосны от семенных деревьев в стене леса при достаточной минерализации почвы.

Изучение текущего прироста в ельниках выборочного хозяйства проводилось в 2009 г. в Обозерском лесничестве. Ельники сформировались на месте сложных двухъярусных смешанных сосново-елово-лиственничных древостоев со вторым ярусом с преобладанием ели. В 1967 году проведена выборочная рубка очень высокой интенсивности (52–67 % по запасу).

Прирост деревьев по радиусу после проведения выборочных рубок снижается, что характерно при ведении выборочного хозяйства. Ель в течение определенного времени (обычно 2–3 года) адаптируется к изменениям среды, начинает стабильно увеличивать прирост по диаметру на протяжении 10 лет и более. Деревья ели дают прирост в 2 раза и более превышающий прирост по диаметру до рубки. Это так называемый световой прирост. Он обусловлен увеличением площади питания растений, дополнительным притоком света и тепловой энергии, которые получают деревья в разреженном лесу.

5. Динамика и продуктивность смешанных и сложных сосновых древостоев Севера

Классификационной основой для изучения роста и продуктивности древостоев служит тип леса или класс бонитета. Использование типа леса позволяет подобрать древостои одного естественного ряда развития, так как условия произрастания определяют процессы развития ценоза. Исходя из этого принципа подбирали и группировали опытные материалы Н.В. Третьяков (1937), А.Д. Дударев (1949), Н.В. Огородов (1950,1951), М.В. Давидов (1952), В.И. Левин (1954), И.М. Науменко (1958), И.И. Гусев (1961), Г.С. Разин (1967, 1977) и др. В то же время тип леса не имеет такого четкого толкования, как класс бонитета.

В одновозрастных древостоях сосна и ель формирует одно поколение. Средний возраст сосны и ели, как правило, одинаковый. Береза в смешанных древостоях появляется одновременно с сосной и елью, но она менее долговечна. Старые деревья березы, начиная с 80–90 летнего возраста, постепенно отмирают и древостой пополняется березой новых поколений.

Проведенные многолетние исследования послужили основой для составления таблиц хода роста смешанных полных одновозрастных сосново-еловых древостоев по классам бонитета и типам леса.

Ход роста в высоту определяли для каждой породы отдельно, но в неразрывной связи друг с другом. В сосново-еловых древостоях сосна занимает лидирующее положение по всем показателям. В смешанных древостоях существует взаимное влияние пород. Его необходимо учитывать при составлении таблиц хода роста. Такое требование можно выполнить, если рост сопутствующих пород в определенном возрасте определять по относительным величинам высоты и диаметра от преобладающей породы.

Рост сосны в высоту устанавливали по данным глазомерной таксации в смешанных насаждениях и материалам пробных площадей отнесенных к одному естественному ряду развития. Материалы глазомерной таксации были уточнены в соответствии с «Уточненной шкалой классов бонитетов М.М. Орлова для хвойных пород» (Гусев, 1978) и сгруппированы по классам бонитета и 10-летним ступеням возраста.


При разработке таблиц хода роста материалы были сгруппированы в зависимости от типа леса по 10-летним ступеням возраста. Используя средние высоты на пробных площадях, были получены математические модели роста сосны по высоте в смешанных сосняках по типам леса (рис. 3).

Рис. 3. Зависимость средней высоты сосны от возраста в сосняках кисличных, черничных, долгомошных и сфагновых

Исследования показали, что ель отстает в росте от сосны по высоте и диаметру, так как постоянно испытывает на себе ее угнетающее влияние. Поэтому рост ели необходимо рассматривать в неразрывной связи с ростом сосны. Для этой цели на всех пробных площадях и таксационных участках вычислены относительные значения высоты, характеризующие долю средней высоты ели от аналогичных значений высоты сосны в соответствующем возрасте, по десятилетним градациям, как это принято в таблицах хода роста.

Относительные значения хода роста по высоте ели в смешанных насаждениях соответствующего типа леса отражаются следующими уравнениями связи:

в кисличнике    (mH = ± 0.146)

в черничнике. (mH = ± 0.137)

в долгомошнике    (mH = ± 0.107)

в сфагновом   (mH = ± 0.063)

где: Нс– средняя высота сосны, соответственно, в сосняках кисличных, черничных, долгомошных и сфагновых, м;

- относительная высота ели в древостоях соответствующего типа  леса.

Такие же расчеты выполнили для березы.

в кисличнике    (mH = ± 0.067)

в черничнике  (mH = ± 0.049)

в долгомошнике  (mH = ± 0.008)

в сфагновом   (mH = ± 0.030)

где: - относительная высота березы в древостоях соответствующего типа леса.

Абсолютные значения средних высот ели и березы были получены путем умножения средней высоты сосны на выровненные по уравнениям значения относительных высот. Высоты ели и березы по типам леса приведены в таблицах хода роста (табл. 2).

Ход роста по диаметру сосны определяли по материалам пробных площадей. Все материалы были сгруппированы по соответствующим типам леса. Вычислены средние значения по десятилетиям. Полученные данные позволили вычислить модели роста сосны по диаметру в сосново-еловых древостоях соответствующего типа леса. Зависимость среднего диаметра сосны от возраста в сосняках кисличных, черничных, долгомошных и сфагновых приведена на рис. 4.

Рис. 4. Зависимость среднего диаметра сосны от возраста в сосняках кисличных, черничных, долгомошных и сфагновых.

Для определения среднего диаметра ели и березы в динамике и непосредственной связи с ростом сосны выражали средние диаметры ели и березы в долях среднего диаметра сосны. Относительные значения диаметров ели и березы в пределах одного диаметра сосновой части древостоя зависят от класса бонитета: чем ниже класс бонитета, тем на большее значение отличаются диаметры ели и березы от диаметра сосны. Это связано с тем, что сосна в большей степени адаптируется к неблагоприятным условиям среды и имеет большую производительность при одних и тех же условиях места произрастания.

В результате выравнивания относительных значений получили математические модели, характеризующие зависимость относительных диаметров ели II, III, IV, V классов бонитета.

Для определения максимальных значений абсолютной полноты сосново-еловых древостоев применен статистический метод. Для этого в 4 лесничествах Архангельской области и Республике Коми заложили круговые площадки. Материалы были сгруппированы по типам леса, вычислены средние значения сумм площадей сечений и другие статистические показатели по ступеням возраста.

Вычисленные средние значения и средние квадратичные отклонения позволяют определить максимальное значение сумм площадей сечений на заданном вероятностном уровне, используя формулу:

G – максимальная абсолютная полнота, м2/га; Gср – среднее значение абсолютной полноты, м2/га; – среднее квадратичное отклонение абсолютной полноты, м2/га.

Выполненные расчеты позволили определить максимальные значения сумм площадей сечений на вероятностном уровне 0,975. В этом случае большие значения будут иметь меньше 2,5% древостоев.

Максимальные абсолютные полноты сосново-еловых древостоев выравнивали по приведенным ниже уравнениям, за начальное значение принимали средний для данного класса бонитета возраст дорастания до высоты груди:

(mG  = ± 3,78)

(mG  = ± 6,44)

  (mG  = ± 6,56)

(mG  = ± 5,35)

Gкис, Gчер, Gдм, Gсф – максимальная абсолютная полнота сосново-еловых древостоев, соответственно кисличного, черничного, долгомошного и сфагнового типа леса; А - средний возраст сосны, лет.

Выровненные по уравнениям значения сумм площадей сечений использованы при составлении таблиц хода роста одновозрастных сосново-еловых древостоев (табл. 2).

Отпад в смешанных насаждениях. В условиях Архангельской области наблюдаются значительные периодические усыхания насаждений с участием ели (Неволин, Грицинин, Торхов, 2005, Неволин, Третьяков, Торхов, 2005, 2007).

Таблица 2. Фрагмент таблицы хода роста полных одновозрастных сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги Европейского Севера

Возраст, лет

Состав

Порода

Средние

Видовое число

Сумма площадей сечений, м2/га

Число деревьев, шт/га

Запас, м3/га

Изменение запаса, м3/га

Отпад

Общая продук-тив-ность, м3/га

Прирост, м3/га

высота, м

диаметр, см

среднее

текущее

по числу деревьев,  шт/га

по запасу, м3/га

средний

текущий

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

Сосняк черничный свежий (III класс бонитета)

50

60С 20Е 20Б

С

13,2

14,3

0,523

23,8

1482

164

3,3

4,1

543

16

215

4,3

5,7

Е

8,3

11,9

0,577

11,9

1076

57

1,1

1,9

410

6

63

1,3

1,2

Б

13,3

11,4

0,482

8,4

817

54

1,1

1,1

273

5

70

1,4

1,5

Итого

44,1

3375

275

5,5

7,1

1236

27

348

7,0

9,0

60

58С 23Е 19Б

С

15,3

16,6

0,515

25,2

1164

199

3,3

3,4

318

17

267

4,4

5,2

Е

10,4

13,6

0,558

13,8

948

80

1,3

2,3

127

3

83

1,4

2,1

Б

15,1

13,1

0,478

8,6

637

62

1,0

0,8

182

6

84

1,4

1,4

Итого

47,6

2749

341

5,6

6,5

627

26

434

7,2

8,6

70

58С 25Е 17Б

С

17,0

18,6

0,510

26,5

975

230

3,3

3,1

189

16

314

4,5

4,8

Е

12,2

15,1

0,546

15,0

841

100

1,4

2,0

107

5

105

1,5

2,1

Б

16,5

14,5

0,476

8,5

514

67

1,0

0,4

119

6

94

1,3

1,0

Итого

50,0

2330

397

5,7

5,5

415

27

513

7,3

7,9

80

57С 27Е 15Б

С

18,4

20,3

0,507

27,5

850

257

3,2

2,7

126

15

356

4,5

4,2

Е

14,0

16,0

0,538

16,1

797

121

1,5

2,1

44

3

124

1,5

1,9

Б

17,5

15,6

0,474

8,3

433

69

0,9

0,2

81

5

102

1,3

0,7

Итого

51,9

2080

447

5,6

5,0

251

23

582

7,3

6,8

90

56С 29Е 15Б

С

19,6

21,9

0,505

27,7

735

274

3,0

1,7

114

19

393

4,4

3,7

Е

15,3

17,1

0,533

17,1

746

139

1,5

1,8

51

4

144

1,6

2,0

Б

18,4

16,6

0,473

8,5

391

74

0,8

0,5

41

3

111

1,2

0,9

Итого

53,3

1872

487

5,3

4,0

206

26

648

7,2

6,6

100

56С 30Е 14Б

С

20,6

23,2

0,503

28,3

669

293

2,9

1,9

66

14

426

4,3

3,3

Е

16,5

17,6

0,530

18,0

737

157

1,6

1,8

9

1

158

1,6

1,4

Б

19,2

17,6

0,472

8,2

336

74

0,7

0,0

58

6

116

1,2

0,6

Итого

54,5

1742

524

5,2

3,7

123

21

700

7,1

5,3

Процесс отпада в древостое явление естественное и определяется конкуренцией деревьев в лесу, требовательностью к условиям места произрастания.

При определении величины отпада наиболее точные сведения дают стационарные наблюдения на постоянных пробных площадях. Такие работы проводились и проводятся в настоящее время (А.А.. Дударев, 1956; В.И. Левин, 1959; А.В. Афанасьев, 1963; А.В. Бугаев, 1967; В.С. Мирошников, 1970; П.М. Верхунов и И.В. Дашко, 1972; Н.В. Воропанов, 1974; И.В. Логвинов и А.И. Кострюков, 1978; О.Н. Кранкина, 1986; О.А. Соколов и Бахтин, 2001; О.А. Неволин и др., 2002 и др.).

В.И. Левин и В.И. Калинин (1976) установили, что можно заранее отметить деревья, которые пойдут в отпад через 10–15 лет и выбирать их, увеличивая фактически используемую часть и общую продуктивность лесов. Исследованиями О.А. Неволина, С.В. Третьякова и О.О. Ереминой (2002) на постоянных пробных площадях установлено, что в высокопродуктивных сосново-березовых древостоях естественный отпад деревьев происходит преимущественно в тонкомерных ступенях толщины. За 41-летний период к 69-летнему возрасту на 1 га погибло: сосен–3219 (86 % деревьев), берез–2047 (73 % деревьев) и осин–367 (76 % деревьев). По всем составляющим древостой породам погибло в результате естественного отпада 5633 дерева или 80 %.

Исследования в спелых сосновых древостоях на постоянных пробных площадях (Соколов, Бахтин, 2001) показывают, что за 50 лет наблюдений общий отпад сосны составил 248 деревьев, или 37,6 %, в среднем в год отпадает по 5 деревьев сосны. Общее увеличение количества деревьев отпада к 160–170 г. свидетельствует о начале естественной спелости сосняка черничного. Сухостойные деревья сосны долгое время остаются на корню после усыхания. Средняя продолжительность стояния на корню сухостоя сосны составляет 15 лет.

Исследуя динамику роста и устойчивости сосновых ценозов на постоянных пробных площадях в учебно-опытном лесхозе СибГТУ в условиях низкогорной зоны северо-западных отрогов Саян, входящих в южно-таежный район темнохвойной тайги, А.А. Вайс и А.С. Смольянов (2009) установили, что главный фактор, влияющий на величину отпада в наблюдаемых сосняках, густота стояния деревьев (среднее расстояние до ближайших «соседей»). Отпад, по мнению авторов, характеризуется переходом дерева из состояния растущего в состояние сухостоя. Динамика роста деревьев в насаждении включает в себя три процесса: прирост, состояние и отпад.

Динамика относительного объема отпада в смешанных сосняках. Для изучения объема отпада в сосново-еловых древостоях средней подзоны тайги Европейского Севера использовали методику, разработанную И.И. Гусевым (1978). По данным пробных площадей определяли объем относительного отпада отдельно для сосны и ели. Полученные данные сгруппировали по ступеням возраста и провели статистическую обработку.

Связь между относительным объемом отпада Vотн и возрастом А в одновозрастных сосново-еловых древостоях умеренная (коэффициент корреляции r = 0,53; = 0,54) и выражается параболой второго порядка:

  (mv =  ± 0.012)

С возрастом интенсивность отпада снижается и становится минимальной к возрасту 110–120 лет во II классе бонитета, 140–180 лет – в III–IV и 160–180 лет в V классах бонитета. Объем среднего дерева отпада находили по относительному объему через объем среднего дерева растущей части древостоя. Запас отпада определяли умножением объема среднего дерева отпада на количество отпавших стволов.

Единовременные учеты на пробных площадях, заложенных в сосново-еловых древостоях Емцовского учебно-опытного лесхоза АГТУ, показали, что в них присутствует определенное количество мертвого леса. Подобные наблюдения необходимы для уточнения глазомерной таксации.

В спелых смешанных древостоях отпад наблюдается у всех древесных пород, составляющих древостой. Наблюдения на постоянных пробных площадях указывают на то, что отпад у ели и березы в спелых смешанных древостоях остается на одном уровне в течении длительного времени. В среднем в год отпадает примерно по одному дереву. У сосны отпад в первое десятилетие после начала наблюдений составил в среднем по 1 дереву в 2 года, в последующем погибало по 1 дереву каждые 3 года.

У лиственницы в возрасте более 200 лет за 46 лет наблюдений отпало 71 дерево, а так как это крупные деревья, то прирост оставшихся деревьев не компенсирует потери. Береза в этом насаждении интенсивно отпадает ввиду ее высокого возраста. У сосны величина прироста и отпада почти совпадает. Основное увеличение запаса наблюдается за счет ели. Эти наблюдения подтверждают мнение о том, что смешанные сосново-еловые древостои с примесью лиственницы и березы длительное время могут сохранять высокую продуктивность, отпад деревьев одной породы компенсируется более высоким приростом деревьев другой.

Особенности отпада в районах усыхающих лесных массивов. Вопросу изучения усыхающих насаждений в междуречье Северной Двины и Пинеги уделяют большое внимание отечественные и зарубежные ученые, природоохранные организации и лесопромышленники (О.А. Неволин и др., 2005, 2007). Капитальные труды С.В. Алексеева (1948), С.В. Алексеева и А.А. Молчанова (1954), И.С. Мелехова (1960) предостерегали северных лесоводов от проведения выборочных рубок в высоковозрастных ельниках. Усыхание высоковозрастных насаждений с преобладанием ели, по данным лесоустройства, в основном носит диффузный характер с гибелью, преимущественно, высоковозрастных деревьев. Сплошное усыхание, за редким исключением, наблюдается в насаждениях, граничащих с вырубками и молодняками первого класса возраста.

Первопричиной распада одновозрастных ельников, не достигших критического возраста, как правило, являлись выборочные рубки. Следы приисковых рубок 20–40-х гг. XX века той или иной интенсивности отмечены на всей территории Березниковского лесничества. Значительная часть ельников сформировалась на месте смешанных сосново-еловых и сосново-елово-лиственничных древостоев. Интенсивный процесс распада еловых насаждений происходит после 150–160-летнего возраста, и в большей степени в насаждениях, перешагнувших 200-летний рубеж.

Общий запас насаждений с признаками усыхания составляет 35,4 млн. м3. На долю спелых и перестойных насаждений приходится 228014 га, с общим запасом 34,9 млн. м3.

Динамика состава сосново-еловых древостоев. При изучении роста смешанных древостоев устанавливают средний состав, характерный для этой категории насаждений в данном возрасте. Изменение смешанных древостоев с возрастом изучали в сосново-березовых древостоях О.А. Неволин (1969, 1992), Е.Г. Тюрин (1972), в сосново-еловых древостоях Ленинградской области И.В. Логвинов (1956), в Литве – Р.Ю. Манкус (1966), Московской области – А.Н. Поляков (1982), Белоруссии – В.Ф. Багинский, Р.Л. Терехова (1982), северной подзоне тайги – Б.Н. Прудов (1984), южной подзоне тайги –О.Н. Кранкина (1985), в среднетаежных условиях И.И. Гусев, С.В. Третьяков (1989). Имеется опыт установления среднего состава и его динамики по массовым материалам глазомерной таксации для сосновых древостоев Ленинградской и Новгородской областей (Мошкалев, 1969). Влияние состава на продуктивность смешанных древостоев для условий Литвы отмечал Э.А. Пятраускас (1986).

Для изучения динамики состава смешанных древостоев использовались массовые материалы глазомерной таксации. Материалы группировали по классам бонитета и вычисляли средние значения состава по ступеням возраста. Связь доли состава с возрастом выражается уравнениями:

Для сосны , (my  = ± 2.4)

Для ели , (my  = ± 1,8)

Для березы , (my  = ± 1,2)

где YС, YЕ, Y Б - доля в составе соответственно сосны, ели и березы;

АС -средний возраст сосны, лет; my – основная ошибка уравнения.

Установлено, что процесс изменения доли участия каждой породы в запасе смешанного древостоя с возрастом закономерный и выражается уравнением прямой. Доля ели с возрастом увеличивается, а доля березы уменьшается вследствие ее недолговечности. Изменение состава с возрастом приведено в таблицах хода роста.

Проведенные исследования с целью установления влияния почвенных условий и, в частности, мощности подзолистого горизонта А2 на продуктивность смешанных древостоев показали, что корреляция между запасами ели, сосны, березы и мощностью горизонта А2 слабая (рис. 5).

Рис. 5. Доля запаса сосны, ели, березы в насаждениях на учетных площадках и мощность подзолистого горизонта А2.

На рис. 5 видно, что чем больше доля ели в составе древостоя, тем более мощный горизонт А2. При этом следует отметить, что зависимость толщины подзолистого горизонта А2 от состава древостоя слабая. В результате проведенных исследований установлено, что с увеличением доли сосны запас древостоя в целом возрастает.

Смешанные древостои в условиях Европейского Севера не уступают чистым древостоям, а в большинстве случаев превосходят их по продуктивности. Продуктивность наличных деревьев в возрасте технической спелости выше на 60 % и более, чем в чистых сосняках (Гусев, Третьяков, 1989, Неволин, Третьяков, Еремина, 2004). Входящие в него породы различаются по своей требовательности к свету и условием питания.

Более высокая продуктивность смешанных древостоев обеспечивается за счет более высокой полнодревесности стволов сосны и запаса елового поколения. Такие же результаты получили В.Ф. Багинский и Р.Л. Терехова (1983, 1986), С.Н. Цай, В.И. Цай и А.С. Головачев (1971) в Белоруссии. В.В. Антанайтис и Р.Ю. Манкус (1968) установили, что в сосново-еловых древостоях Латвии запас смешанных насаждений больше, чем в чистых еловых на 18 %, чем в чистых сосновых на 28 %. Продуктивность сосново-еловых древостоев зависит от условий места произрастания (Ильинский, 1964) и от доли участия ели в древостое (Пятраускас, 1988). Для повышения продуктивности сосновых древостоев А.А. Юргенсон и Н.А. Юргенсон (1984) предлагают создавать культуры ели под пологом сосновых древостоев.

В табл. 3 приведены запасы крупной и средней древесины сосны в чистых и смешанных древостоях.

Данные табл. 3 показывают, что в смешанных сосняках к возрасту технической спелости на крупную и среднюю древесину большие запасы на единице площади накапливаются, по сравнению с чистыми сосняками, превышающие их в сосняках кисличниках на 80–110 м3 (16-26 %), в черничниках на 70–90 м3 (18–29 %).

Таблица 3. Запасы крупной и средней древесины сосны в чистых и смешанных древостоях

Насаждения

Запасы крупной и средней древесины м3/га в возрасте, лет

С. кисличный

С. черничный

80

100

120

80

100

120

Чистые сосняки

390

450

500

310

360

390

Сосново-березовые

480

540

580

400

440

470

Сосново-еловые

490

560

580

380

430

460

Сосново-еловые, сосново-березовые и более сложные сосново-лиственнично-еловые насаждения, широко распространенные на Европейском Севере России, имеют явные преимущества перед чистыми сосняками, как более продуктивные, а также обладающие высокой устойчивостью против вредных организмов, болезней и других неблагоприятных факторов внешней среды и имеющие повышенные водоохранные и защитные свойства.

6. Особенности строения смешанных сосновых древостоев

Строение древостоев по диаметру имеет первостепенное значение, так как этот показатель определяет сортиментную структуру древостоя и тесно связан с другими характеристиками. В нашей стране начало изучению строения лесов положили выдающиеся ученые А.В. Тюрин и Н.В. Третьяков (1927). Большой вклад в дело изучения строения лесов внесли В.И. Левин (1949), В.К. Захаров (1950), М.В. Давидов (1951), П.В. Воропанов (1962), П.В. Горский (1954, 1957), И.И. Гусев (1964), К.Е. Никитин (1966), О.А. Неволин (1969) и др. Изучением строения сосново-еловых лесов занимались И.В. Логвинов (1954), Р.Ю. Манкус (1966), А.Н. Поляков (1982) и др., строением молодых древостоев – В.С. Моисеев (1971). Для оценки статистических рядов распределения А.Г. Мошкалев (1974) применил множественный регрессионный анализ. А.В. Грязькин (1999) выявил особенности структурной организация ельников зеленомошной группы типов леса южной подзоны тайги. В тоже время строение сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги изучено недостаточно.

Распределение числа деревьев по ступеням толщины выражается в виде ряда, для характеристики которого используется коэффициент изменчивости, асимметрия и эксцесс. Исследования показывают, что в сосново-еловых древостоях на протяжении длительного возраста ель имеет значительно большие значения параметров рядов распределения по высоте, по сравнению с сосной. Сравнивая параметры распределения по высоте сосны в сосново-еловых древостоях с данными В.И. Левина (1949), согласно которым в чистых сосновых древостоях наименьшие высоты в долях средней составляют 0,57–0,75 и наибольшие 1,11–1,20, можно сделать вывод, что соотношение высот сосны в смешанных древостоях не отличается от чистых. Соотношение высот ели в смешанных древостоях существенно отличается от чистых, где, по данным И.И. Гусева (1964), наименьшие высоты в долях средней составляют 0,59–0,62, а наибольшие 1,21–1,22. Таким образом, ель в сосново-еловых древостоях имеет значительно больший размах кривой распределения по сравнению с чистыми.

7. Нормативы таксации смешанных древостоев

В смешанных древостоях, где древесные породы различаются по своим требованиям к условиям среды, происходит их взаимное влияние друг на друга, которое отражается на росте, развитии, морфологических признаках и форме стволов (Колесниченко, 1976). Формирование елового поколения под пологом сосновых древостоев разного возраста, но одного типа леса, может подчиняться одним и тем же закономерностям. Известно, что между коэффициентом формы q2 и высотой h существует закономерная связь, оцениваемая как умеренная. В смешанных древостоях для стволов сосны от 6 до 27 м эта связь выражается уравнением   (mq  = ± 0.0137)

для стволов ели высотой от 3 до 24 м    (mq  = ± 0.0330)

Установлено, что стволы ели, растущей в сосново-еловых древостоях до 18 м, имеют коэффициенты формы ниже, чем в чистых. Это объясняется тем, что с увеличением высоты ель постепенно выходит из под угнетающего влияния соснового полога, рост ее в высоту становится интенсивнее, форма стволов улучшается. Сходные значения коэффициентов формы q2 по ступеням высоты имеет ель, растущая в елово-березовых древостоях (Чупров, 1972).

Полученные по опытным материалам средние значения видовых чисел сосны и ели в сосново-еловых древостоях по ступеням высоты приведены в табл. 5, здесь же даны старые видовые числа по формуле В.И. Левина (1966) для чистых сосновых древостоев, а также старые видовые числа для чистых ельников по И.И. Гусеву (1978).

Таблица 5. Видовые числа сосны и ели по ступеням высоты

Ступени высоты

Сосново-еловые древостои

Чистые древостои

сосна

ель

сосна

ель

3

-

0,750 ± 0.0194

-

0,832

6

0,581 ± 0.0140

0,597 ± 0.0097

0,625

0,641

9

0,554 ± 0.0072

0,570 ± 0.0073

0,556

0,577

12

0,533 ± 0.0080

0,545 ± 0.0057

0,521

0,546

15

0,526 ± 0.0077

0,543 ± 0.0084

0,500

0,526

18

0,519 ± 0.0066

0,533 ± 0.0081

0,486

0,514

21

0,491 ± 0.0064

0,531 ± 0.0159

0,477

0,505

24

0,497 ± 0.0048

0,500 ± 0.0082

0,469

0,498

27

0,480 ± 0.0073

-

0,463

-

Из табл. 5 видно, что стволы ели более полнодревесные, чем стволы сосны, при их совместном произрастании. В смешанных сосново-еловых насаждениях формируются стволы более лучшей формы, чем в чистых сосновых и еловых (Третьяков, 1990).

Разработаны таблицы объемов стволов сосны и ели в сосново-еловом древостое при среднем коэффициенте формы.

Закономерности в изменении видовых чисел позволяют определить элементарный запас или видовую высоту HF. Элементарный запас показывает, какое количество древесины приходится на 1 м2 сечения ствола.

Установлены максимальные значения абсолютной полноты в смешанных сосново-еловых древостоях. Эти данные вместе с видовыми высотами позволяют определить запасы сосново-еловых древостоев при полноте 1,0. Максимальная абсолютная полнота служит для определения относительной полноты и запаса фактического древостоя.

Детальное представление о форме стволов дают числа сбега на относительных высотах. Этот метод изучения формы стволов имеет большое распространение (Захаров, 1961, 1966; Моисеев, 1971; Гусев, 1978; Ярославцев, 1982 и др.). Все авторы отмечают, что относительный сбег на относительных высотах величина устойчивая, особенно в средней части ствола. Получены нормальные видовые числа по разрядам высот. Составлены таблицы объемов стволов по разрядам высот (Третьяков, 1991). Для сосны была использована шкала разрядов высот ЦНИИЛХа (Третьяков и др., 1952), для ели шкала разрядов высот И.И. Гусева (1971). Составлены таблицы объемов стволов сосны и ели по разрядам высот в сосново-еловых древостоях.

8. Организация хозяйства в смешанных сосновых древостоях средней подзоны тайги

Вопросы организации хозяйства в смешанных сосновых древостоях изучали А.В. Тюрин (1982), Р.Ю. Манкус (1966), И.С. Мелехов и А.А. Листов (1980), Л.В. Лобова, Б.Н. Прудов, Г.А. Чибисов (1980), Б.Н. Прудов (1978, 1984), О.Н. Кранкина (1985), И.И. Гусев и др. (1988), И.С. Мелехов (1989), О.А. Неволин и др.(2003, 2005), Г.А. Чибисов (2010) и др. При этом изучались в основном высокопродуктивные древостои.

И.В. Логвинов (1954) считал целесообразным, объединив сосново-березовые и сосново-еловые высокопродуктивные древостои, организовать одно крупнотоварное хозяйство для выращивания максимального количества крупной древесины. В условиях средней тайги к высокопродуктивным могут быть отнесены смешанные сосново-еловые и сосново-березовые древостои I–III классов бонитета.

Исследования показывают, что с ухудшением условий места произрастания на один класс бонитета возраст технической спелости сосны и ели на крупную и среднюю древесину увеличивается на 10–20 лет.

Естественная спелость у сосны всех классов бонитета наступает в возрасте 175–185 лет, у ели, растущей под пологом сосняков II класса бонитета, – 160 лет, III и IV – 180 лет, V – 185 лет. У березы в этих же условиях II–III классов бонитета – 110–140 лет, IV–V классов бонитета – 140–160 лет. Возраст рубки определяется в соответствии с оборотом рубки на ведущие сортименты. Наиболее целесообразно держать на корню древостой до появления в нем наибольшего количества крупной и средней древесины, как эталонов ведения хозяйства и достижения максимальной производительности древостоев. Расчеты показывают, что установленный для сосновых и еловых древостоев в условиях средней подзоны тайги Европейского Севера возраст рубки 81 год для древостоев I–III классов бонитета и 101 год в насаждениях IV класса бонитета вполне удовлетворяет целям хозяйства. В условиях избыточного увлажнения в сосново-еловых древостоях V класса бонитета возраст рубки должен быть ниже (121 год). В защитных лесах следует устанавливать возраст рубки, ориентируясь на естественную спелость, возраст которой в смешанных, да и в чистых высокопродуктивных сосняках, уходит за пределы 150 лет.

В спелых и перестойных смешанных сосновых древостоях высших классов бонитета наиболее целесообразными с экономической точки зрения являются сплошные рубки. Они позволяют максимально концентрировать силы и средства на конкретном участке лесного фонда, упрощают организацию всех видов деятельности: начиная с отвода лесосек, механизации лесозаготовки, строительства дорог и заканчивая лесовосстановительными работами. Различают широколесосечные и узколесосечные рубки. Наиболее целесообразными, с точки зрения последующего возобновления, являются узколесосечные рубки (шириной лесосек до 100 м) с максимальной минерализацией почвы. Нарушение напочвенного покрова необходимо для успешного возобновления как сосны так и ели при налете семян от близко расположенных стен леса.

Европейский Север традиционно считается многолесным и здесь имеются в наличии крупные лесные массивы. В малоосвоенных лесах наиболее распространенными являются широколесосечные рубки, с шириной лесосек близкой к 500 м, и протяженностью 1000 м. Они также могут успешно возобновляться сосной и елью при условии оставления достаточного количества семенных деревьев или семенных куртин (полос) на территории лесосеки. Форма лесосеки в этом случае чаще всего формируется в виде прямоугольника.

В освоенных лесах, где насаждения многократно пройдены в прошлом рубкой (страны Скандинавии, в нашей стране – центральные и южные районы Архангельская и Вологодская области, Республики Карелия и Коми) наблюдается мелкоконтурное расположение спелых насаждений, возобновление участков идет неравномерно и большие массивы спелых лесов не успевают сформироваться. При достижении возраста спелости насаждения вовлекаются в эксплуатацию. Такие участки, как правило, находятся в транспортной доступности, представлены в первую очередь спелыми лиственными древостоями, которые поспевают значительно раньше. В таких насаждениях, расположенных среди неспелых, допускается превышение максимального разрешенного размера лесосек на 50%. Таким образом, меняется характер организации всего комплекса подготовительных работ и всех организационных мероприятий по использованию участков, то есть вовлечению в рубку таксационных выделов по их контурам неправильной формы, распределение и формирование ландшафтного подхода к организации территории мест рубок и организация лесопользования с учетом рельефа и назначения в пределах одного выдела различных вариантов рубок.

Еще более разнообразит ландшафт на местах рубок оставление семенных деревьев и куртин, полос леса вдоль рек и ручьев, болот и других безлесных пространств, вдоль дорог и в микропонижениях, на карстах и т.д. Все эти элементы биологического разнообразия способствуют успешному возобновлению хвойных насаждений и сохранению в пределах выдела характерных для них видов растений.

В спелых и перестойных насаждениях возможно проведение постепенных рубок при обеспечении устойчивости оставляемой части насаждений. В смешанных сосново-еловых древостоях II класса бонитета, не затронутых хозяйственной деятельностью и не пройденных пожарами, при достаточном количестве тонкомера и подроста ели следует назначать двухприемные постепенные рубки. В первый прием прорубаются технологические коридоры, на которых вырубаются все деревья, а также часть древесины из пасек (больные и фаутные деревья, часть толстомерной сосны, ели и березы). Интенсивность рубки зависит от полноты и состояния древостоя, смешения составляющих его пород. Лиственные деревья (береза и осина) в оставшейся на корню части древостоя должны составлять 10–20 % запаса. На корню остается часть сосны, тонкомер и подрост ели. После второго приема рубки остаются группы тонкомера и подроста ели. В качестве источников семян служат семенные деревья сосны и лиственницы, тонкомер и крупный подрост ели. Фаутные, старые деревья березы и осины необходимо оставлять в окружении тонкомера и подроста ели, так как ель, оставшись без прикрытия материнским пологом, теряет прирост по высоте из-за поздних весенних или ранних осенних заморозков.

Для спелых сосново-еловых насаждений с полнотой 0,5–0,6 со вторым ярусом из средневозрастной и приспевающей ели Г.А. Чибисов (2006) рекомендует проводить двухприемную равномерно-постепенную рубку. В насаждениях, где возраст ели не превышает 60 лет, предлагается долгосрочная равномерно-постепенная рубка. В первый прием проводится выборочная рубка очень высокой интенсивности в первом ярусе (от 70 до 90 %). Полнота 1-го яруса должна быть менее 0,3 (уровень редины). После рубки сохраняются наиболее устойчивые деревья сосны высокого качества. В дополнение к сосне предлагаем оставлять на корню лиственные деревья, не имеющие сбыта. Основная цель первого яруса – это обеспечить устойчивость второго яруса, адаптацию к изменившимся условиям внешней среды и успешный рост ели. Проводится уход за вторым ярусом с целью формирования устойчивого насаждения с составом 10Е или 8Е2Б. В этом плане равномерно-постепенные рубки приближены к комплексным рубкам, предложенным И.С. Мелеховым (1989). Второй прием проводится после достижения елью возраста рубки. При проведении второго приема целесообразно сохранение оставленных ранее деревьев сосны в качестве семенных. При наличии на вырубке подроста сосны рубка проводится с сохранением подроста. В отсутствии подроста сосны проводится содействие естественному возобновлению путем минерализации почвы под семенной год.

Трехприемная долгосрочная рубка с интервалом 5–10 лет рекомендуется в двухъярусных сосново-еловых древостоях с полнотой первого яруса более 0,7. В первый прием полнота первого яруса разреживается до 0,5, во второй – ниже 0,3. Завершающий прием проводится через 20–40 лет так же, как при двухприемной рубке. Предложенные Г.А. Чибисовым способы рубок в смешанных сосняках целесообразно проводить на дренированных почвах, где обеспечивается устойчивость оставляемых на корню деревьев сосны.

Выборочные способы рубок являются самыми экологически щадящими с точки зрения воздействия на лесную среду, однако в некоторых условиях проведение выборочных рубок может привести к развалу насаждений и потере технических свойств древесины в насаждении.

Выборочные рубки в большей степени соответствуют структуре разновозрастного елового древостоя, проведение их в одновозрастном лесу, способствуют переводу их в разновозрастные. Естественное развитие смешанных сосново-лиственнично-еловых среднетаежных древостоев постепенно приводит к образованию еловых насаждений с примесью сосны, лиственницы и березы. Проведение в них выборочных рубок еще более активизирует этот процесс. В природе такой смене препятствуют лесные пожары, которые периодически происходят в этих насаждениях по всей территории лесов и носят, как правило, мозаичный характер (Мелехов, 1989).

Можно отметить, что после проведения первого приема выборочной рубки высокой интенсивности (67 % по запасу) остается еловое насаждение в возрасте 90–95 лет с небольшой примесью березы и сосны, реже лиственницы. За прошедшие 42 года после рубки доля сосны не изменилась, доля ели уменьшилась на 2 единицы и в составе появилась береза в количестве 2-х единиц. Второй ярус не выделяется, деревья ели второго яруса вошли в первый ярус или отпали. Запас ели вырос в три раза и составил 206 м2 на 1 га. В целом запас всех пород за 42 года, прошедших после выборочной рубки, увеличился на 282 м3 на 1 га.

Исследование подроста основных лесообразующих пород после проведения выборочных рубок показывает, что общее количество не превышает 1900 шт. на 1 га. Еловый подрост составляет 1600 шт. на 1 га, удовлетворительного качества в возрасте 45–60 лет. На 55 % это средний подрост высотой от 0,6 до 1,5 м.

Проведенные выборочные рубки в смешанных сосняках снизили долю сосны от 73 до 38, или на 48 %. В 68 % случаях в сосняках произошла смена преобладающей породы сосны на ель и доля лиственных возросла на 11 % (Трубин и др., 2000).

В высокополнотных смешанных сосново-еловых и сосново-березовых древостоях предлагаются комбинированные рубки. В пределах одного выдела проводятся сразу два вида рубок: сплошная узколесосечная, а на остальной территории выдела - длительно-постепенная.

Технология проведения комбинированных рубок следующая: вырубается делянка методом сплошной рубки шириной 100 м, к ней примыкает с одной стороны (или с двух сторон) лесосека с выборочной рубкой шириной 250–300 м. Нецелесообразно принимать расстояние трелевки более 300 м. Складирование заготовленной древесины осуществляется на месте сплошной рубки, при этом нормативы организации погрузочных площадок по двум лесосекам суммируются. При отсутствии возможности вывозки одновременно с заготовкой при рубке в запас – это имеет принципиальное значение, так как установленный Правилами заготовки древесины (2007) норматив не позволяет складировать срубленную в запас древесину на лесосеке.

В действующие правила заготовки древесины необходимо внести соответствующие изменения, позволяющие проводить комбинированные рубки.

Применение комбинированных рубок в смешанных сосняках способствует повышению их продуктивности, снижению оборота рубок, повышению качества древесины, более рациональному использованию лесных земель. При осуществлении лесопользования в защитных лесах будут повышаться их защитные свойства. При правильной организации комбинированных рубок будет достигнут определенный экономический эффект за счет снижения затрат на лесовосстановление, так как проведение таких рубок обеспечивает успешное естественное возобновление. Целесообразно сохранение подроста и тонкомера ели при всех видах рубок, а при сплошных и последнем приеме постепенных рубок требуется оставление семенных деревьев.

Одновременно с проведением второго и третьего приема длительно-постепенной рубки проводится уход за молодняком ели, растущим под пологом разреженного рубкой соснового древостоя (элементы комплексной рубки). Целесообразно доращивание тонкомера и подроста ели до размеров баланса и проведение очередного приема рубки.

В условиях экстенсивного ведения лесного хозяйства на Европейском Севере уход за лесом проводится в недостаточных размерах. Большие расстояния, отсутствие в лесу хороших дорог и ограниченный сбыт древесины от рубок ухода тормозят развитие этих важнейших лесохозяйственных мероприятий.

Первый прием нужно проводить в возрасте около 20–25-лет. Одновременно необходимо проводить уход за елью, чтобы создать наилучшие условия для формирования и роста второго яруса. Второй прием следует проводить в 40-летних насаждениях. Он необходим для того, чтобы создать условия для роста елового яруса. При этом надо позаботиться и о создании благоприятных условий для выхода некоторой части елей в первый сосново-березовый ярус.

Если нет возможности своевременно осуществить рекомендованный цикл рубок ухода, следует провести хотя бы один уход в возрасте от 20 до 40 лет. Он позволит устранить отрицательные воздействия березы на сосну и создать оптимальные условия роста сосны, березы и ели.

При проведении уходов необходимо формировать сосново-березовый полог с составом 7-8 С, 2-3 Б и 1-2 Е.

Исследования сосново-еловых насаждений показывают, что лучшим ростом и высокой продуктивностью отличаются древостои, в которых наряду с хвойными присутствует береза (10–15 % состава).

Если рубки ухода не проводились до 50–60 лет, то возможно проведение одноразового ухода с выборкой всех больных и поврежденных насекомыми деревьев, а также деревьев, мешающих росту лучших. Желаемый состав основного первого яруса насаждений после ухода 6С3Е1Б, а второго – от 8Е2Б до 10Е.

Проведение опытных рубок в Северном опытном лесничестве Обозерского лесничества в 15-летнем смешанном молодняке, в состав которого входили лиственница, сосна, ель, береза и осина показывает возможность формирования чистых и смешанных высокопродуктивных насаждений. Чистые по составу насаждения лиственницы не дают наивысшей производительности. Наибольшую продуктивность дает вариант с оставлением более крупных деревьев, здесь получен наиболее высокий запас – 401 м3 на 1 га.

Проведение рубок ухода может повысить экономическую эффективность лесного хозяйства и вести более рациональное пользование лесом при правильном планировании и проведении проходных рубок (Романюк и др., 2004). Для проведения рубок ухода за лесом в условиях Европейского Севера разных типов леса разработаны программы и нормативы на основе многолетних наблюдений (Чибисов, Вялых, Минин, 2000, 2004).

Применение в практике лесного хозяйства опыта организации и проведения рубок ухода поможет быстрее решить важнейшую народнохозяйственную проблему – повысить продуктивность лесных экосистем и восстановить ценные сосновые (сосново-еловые) леса Европейского Севера России.

Сохранение элементов биологического разнообразия в процессе лесопользования является важным с точки зрения сохранения лесной среды и выполнения требований общенационального стандарта добровольной лесной сертификации по схеме Лесного попечительского совета (Российский национальный стандарт…, 2009). Документами федеральных органов власти предписывается выполнение работ по выявлению и взятию под охрану редких, находящихся на грани исчезновения и исчезающих видов растений, грибов и животных. Однако в практике лесного хозяйства и лесопользования эти работы на предприятиях лесного комплекса не регламентированы и не проводятся.

Имеются теоретические наработки по сохранению биоразнообразия при промышленных рубках леса (Ярошенко, 1997, 2004). В отдельных регионах наработан определенный опыт по выделению и сохранению в процессе заготовки древесины в спелых и перестойных насаждениях биологического разнообразия (Предложения по экологической политике…, 2003, Сохранение биоразнообразия, 2003). При разработке рекомендаций для лесопользователей учтен накопленный отечественный (Сунгуров, 2003) и зарубежный опыт (Валлениус, 1998).

Для предварительного изучения внутренней ситуации лесосеки (делянки) могут быть использованы аэрофотоснимки или космические снимки высокого разрешения. Создание геоинформационных систем, применение методов космической радионавигации при проведении лесоустройства в корне меняет подход к точности, методам и возможностям использования компьютерных технологий при организации лесопользования (Неволин и др., 1997, Черных, 1995, Любимов и др., 2000, Черных, Сысуев, 2000).

После проведения различных рубок необходимо стремиться к успешному восстановлению хвойных пород как более ценных в техническом и экономическом отношении. Проведенные исследования в северных лесах показывают, что за 15 лет вырубки практически полностью зарастают и переходят в покрытую лесом площадь, при этом большая их часть покрывается лесом за первые 2 года. При организации рубок в смешанных древостоях следует ориентироваться на естественное возобновление. В процессе проведения трелевки древесины на волоках происходит минерализация почвы, если минерализация недостаточная, следует проводить огневое поранение почвы путем сжигания порубочных остатков на местах без подроста, например на волоках и погрузочных площадках.

Искусственное лесовосстановление имеет определенное значение для развития лесного хозяйства и лесопользования на Европейском Севере России (Бабич, и др., 2008).

Создание лесных культур следует проводить в тех местах, где возобновление естественным путем не происходит в течение ближайших 5 лет или требуется провести направленное возобновление леса высококачественным посадочным материалом. Проводить следует посадку саженцев сосны.

Ощутимый вред молодым растениям ели и лиственницы наносят заморозки. Повреждение верхушечного побега может приводить к потере годичного прироста по высоте и искривлению стволика, многовершинности и другим порокам (Кашин, Козобродов, 1994). По данным Н.И Вялых. и В.А. Гущина (1991), рост ели и лиственницы на открытых вырубках задерживается и начинается только после заселения площади породами-пионерами (сосна, береза, осина). Поздние весенние и ранние осенние заморозки в условиях северной и средней подзон тайги наблюдаются почти ежегодно (Беляев, 1996, Наквасина и др., 2008).

Совместное выращивание сосны с елью (-Е-С-С-Е-С-С-Е-) и формирование высокопродуктивных смешанных сосново-еловых древостоев в условиях кисличного типа леса оказывает положительное влияние на макростроение и плотность выращиваемых пород, дает высокую балансовую продуктивность данных насаждений (Корчагов, 2009; Мелехов и др., 2005, 2007, Бабич и др., 2008).

В качестве семенников необходимо оставлять лучшие деревья, равномерно расположенные по площади вырубки. Рекомендуем на 1 га оставлять следующее количество семенных деревьев: сосны – 15–20 шт., ели – 3–5 шт., березы – 2–3 шт.

Еловый подрост появляется под пологом высокопродуктивных сосняков в больших количествах. Проводимые многолетние наблюдения показали, что ельники, сформировавшиеся из оставленного после рубки подроста и тонкомера на местах вырубки сосняков высших классов бонитета, ниже по своей продуктивности.

Достаточное количество хвойного подроста для успешного восстановления будущего молодого насаждения содержится под пологом 64 % хвойных древостоев (Трубин, Третьяков, Коптев и др., 2000). В сосняках брусничных, черничных и долгомошных это приведет к смене преобладающей породы на ель. Целесообразно сохранять подрост в 21 % сосняков и 66 % ельников, облесение за счет сохраненного подроста происходит на 56 % площади лесосек. В последующие годы площади с сохраненным подростом активно заселяются лиственными породами. К 15 годам насаждения, сформировавшиеся из подроста, составляют: в северной подзоне тайги 12 %, а в средней 25 %.

Выводы и предложения

Проведенные исследования смешанных сосновых древостоев в пределах средней подзоны тайги Европейского Севера России позволяют сделать следующие выводы:

  1. Сосново-еловые древостои в естественных лесах средней подзоны тайги занимают около 16 % покрытой лесом площади. Объединяя разные по требованиям к свету и почвенному питанию древесные породы, эти насаждения наиболее полно используют потенциальные возможности среды. Благодаря разной форме крон и ярусному расположению корней, сосна и ель могут длительное время успешно произрастать на одной площади, не оказывая друг на друга отрицательного влияния и формируя при этом высокопродуктивные древостои.
  2. Многолетние наблюдения на постоянных и временных пробных площадях, исследование материалов периодически проводимого лесоустройства, литературных данных позволили разработать схемы возможного естественного формирования смешанных сосняков с участием сопутствующих пород (лиственницы, ели, березы и осины) на месте лесных пожаров и без огневого воздействия. Установлено, что естественное формирование смешанных сосняков связано с лесными пожарами.
  3. На месте проведения сплошных рубок формирование производных насаждений с преобладанием сосны в большей степени связано с оставлением на вырубке семенников сосны. Отсутствие источников семян делает процессы формирования менее предсказуемыми и зависит от наличия семян в почве.
  4. При достаточном количестве источников семян формирование соснового яруса происходит в довольно короткий срок 510 лет. Еловый ярус начинает формироваться одновременно с сосной, но период формирования растягивается на 40–50 лет. Процесс накопления елового молодняка носит закономерный характер и отражается логистической функцией. Чем моложе ель по отношению к сосне, тем больше вероятность смены сосны на ель.
  5. Под пологом сосняков, пройденных пожаром, создаются благоприятные условия для поселения нового поколения ели. Состояние молодняка ели под пологом сосны разного возраста хорошее: погибшие деревья составляют 2 %, поврежденные 4 % от общего количества.
  6. Чем старше древостой сосны, тем более благоприятные условия складываются под его пологом. Здесь формируются более крупные куртины молодняка, размещение его по площади более равномерное. Под пологом средневозрастных древостоев биогруппы меньших размеров, размещение их по площади неравномерное. Возраст соснового яруса не оказывает существенного влияния на рост ели до 30–35 лет.
  7. В смешанных древостоях деревья ели с диаметром тоньше среднего преобладают. Место среднего дерева у сосны меняется от 65,2 в 40-летнем до 54,6 в 160-летнем древостоях, и у ели от 64,1 в 40-летних до 58 в 160-летнем. В целом строение по диаметру 40 – 80-летних древостоев отличается от 120160-летних. Мода с возрастом закономерно увеличивается и приближается к среднему диаметру.
  8. Установлено, что с возрастом в смешанных сосново-еловых древостоях процент прироста наличного древостоя сосны и ели по запасу закономерно снижается. Получены математические модели связи процент прироста по запасу с возрастом сосны и ели.
  9. В молодом возрасте (до 50 лет) процент прироста по диаметру и объему у сосны выше, чем у ели. В старшем возрасте наоборот: процент прироста диаметра и объема ели выше, чем у сосны.
  10. Установлено, что процент прироста по диаметру и объему в зависимости от диаметра ствола на высоте груди у сосны выше, чем у ели.
  11. Исследования показывают, что темпы увеличения высоты дерева (прироста по высоте за 10 лет Zh) на единицу прироста по диаметру за 10 лет (Zd) в смешанных древостоях отличаются в насаждениях IV класса бонитета. Процессы формирования древесных стволов в чистых и смешанных древостоях отличаются, особенно в низкобонитетных насаждениях. Определение энергии роста по величине прироста диаметра ствола позволит с большей точностью определить реакцию древостоя на изменение условий внешней среды при проведении рубок ухода, выборочных рубок в спелых насаждениях и при других условиях разреживания насаждений.
  12. Проведение первого приема длительно-постепенной рубки вызвало увеличение прироста как у сосны, так и у ели. Различие в величине текущего прироста по диаметру как у сосны, так и у ели до и после проведения первого приема длительно-постепенных рубок достоверно с вероятностью безошибочных прогнозов 0,95.
  13. Установлено, что через 2025 лет после выборочной рубки прирост по диаметру начинает стабильно снижаться, поэтому через 30 лет целесообразно провести второй прием рубки, таким образом удастся поддержать в насаждении высокие темпы прироста.
  14. Соотношение между минимальными, средними и максимальными высотами у сосны и ели чистых и смешанных древостоев практически не отличается. Ель в смешанных древостоях имеет несколько больший размах кривой распределения.
  15. Береза поселяется в смешанных древостоях одновременно с сосной и елью. Средний возраст березы и сосны совпадает, но, вследствие меньшей долговечности, начиная с 8090 лет береза отстает от сосны по среднему возрасту, так как старые деревья отпадают, а древостой пополняется деревьями березы нового поколения.
  16. Установлена динамика состава для каждой породы, входящей в смешанный древостой. Связь доли состава с возрастом выражается уравнением прямой. Доля сосны и ели с возрастом увеличивается, березы уменьшается.
  17. Древесные породы в смешанных древостоях взаимосвязаны, поэтому их изучение необходимо проводить в комплексе, с учетом взаимного влияния. Рост ели и березы по диаметру и высоте рассматривают в неразрывной связи с ростом сосны. Для этого средний диаметр и среднюю высоту ели и березы выражают в долях среднего диаметра и средней высоты сосны соответственно. Получены модели хода роста сосны, ели и березы по диаметру и высоте.
  18. Проведение в смешанных древостоях исследования сумм площадей сечений и запасов показали их более высокую продуктивность по сравнению с чистыми сосновыми и еловыми. В смешанных насаждениях в возрасте технической спелости продуктивность наличных древостоев выше более чем на 40 % по сравнению с чистыми.

Число деревьев с возрастом в смешанных древостоях изменяется медленнее, что связано с особенностями процесса отпада.

  1. Усыхание в старовозрастных лесных масивах в основном носит диффузный характер с гибелью, преимущественно, высоковозрастных деревьев ели. Сплошное усыхание, за редким исключением, наблюдается в насаждениях, граничащих с вырубками и молодняками первого класса возраста. Переход сухостоя в валеж и разложение валежа происходит более интенсивно, чем после лесных пожаров из-за массового поражения ослабленных деревьев первичными и вторичными вредными насекомыми и распространения дереворазрушающих грибов. На деловые сортименты древесину усохших деревьев ели можно использовать в ближайшие 2 года.
  2. Форма стволов в сосново-еловых древостоях зависит от разряда высот. В древостоях высших разрядов стволы сосны существенно отличается по своей форме от ели. С понижением разряда среднее нормальное видовое число закономерно уменьшается. Установлена высокая обратная связь старого видового числа и коэффициента формы с высотой дерева. Старые видовые числа и коэффициенты формы по ступеням высот выше, чем в чистых сосновых и еловых древостоях.
  3. При организации лесного хозяйства целесообразно создавать специальную хозяйственную секцию, в которую необходимо включать наиболее продуктивные сосново-еловые и сосново-березовые древостои с целью выращивания высокопродуктивных древостоев с пониженным оборотом рубки.
  4. Обоснованы возрасты естественной, количественной и технической спелости леса. С понижением класса бонитета возраст технической спелости на крупную и среднюю древесину увеличивается. У ели в сосново-еловых древостоях техническая спелость на ведущие сортименты наступает на 1020 лет позднее, чем у сосны.
  5. Техническая спелость по максимальному среднему годичному приросту ведущих сортиментов (пиловочные бревна крупных и средних размеров) в этих насаждениях наступает в возрасте 80 лет у сосны и березы и 100110 лет у ели. К возрасту технической спелости природа наиболее часто формирует смешанные сосновые насаждения с составом древостоя 7С3Б+Е, 7С2Б1Е, 7С3Е+Б и 7С2Е1Б.
  6. В результате обследования лесных участков еловых насаждений выборочного хозяйства в защитных лесах, сформировавшихся на месте смешанных и сложных старовозрастных лесов, установили, что все насаждения после выборочной рубки высокой интенсивности успешно адаптировались к изменившимся условиям среды. В исследуемых насаждениях целесообразно проводить второй прием выборочных рубок через 30 лет.
  7. В условиях средней подзоны тайги при искусственном лесовосстановлении рекомендуется создавать смешанные культуры сосны и ели.
  8. Проведение комбинированных рубок в смешанных сосняках будет способствовать повышению их продуктивности, снижению оборота рубок, повышению качества древесины, более рациональному использованию лесных земель. Осуществление лесопользования в защитных лесах будет способствовать повышению их защитных свойств.

В результате проведенных исследований в смешанных древостоях средней подзоны тайги для практического использования предлагаются следующие нормативы: Таблицы хода роста полных одновозрастных сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги Европейского Севера (по классам бонитета); Таблицы хода роста полных одновозрастных сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги Европейского Севера (по типам леса); Объемы стволов сосны и ели в смешанных древостоях; Объемные таблицы по разрядам высот сосны и ели в сосново-еловых древостоях; Рекомендации по выделению элементов биологического разнообразия при отводе лесосек в северной и средней подзонах тайги Европейского Севера.

Основные публикации по теме диссертации

Монографии и учебные пособия

  1. Гусев И.И Закономерности роста и продуктивность среднетаежных сосново-еловых древостоев [Текст] / И.И. Гусев, С.В. Третьяков // Лесоводство, лесоведение, лесные пользования. Обзор. информ.–М.: ВНИИЦлесресурс. 1992. – Вып. 2. – 28 с.
  2. Трубин Д.В. Динамика и перспективы лесопользования в Архангельской области [Текст] / Д.В. Трубин, С.В. Третьяков С.В. Коптев, А.В. Любимов, Р. Пяйвинен, А. Пуссинен. – Архангельск: Изд-во АГТУ. 2000. – 96 с.
  3. Неволин О.А. Лесоустройство [Текст] / О.А., Неволин, С.В. Третьяков, С.В. Ердяков, С.В. Торхов. –Архангельск: Изд-во Правда Севера. 2003. –583 с.
  4. Неволин О.А. Лесоустройство: учебное пособие для вузов [Текст] / О.А., Неволин, С.В. Третьяков, С.В. Ердяков, С.В. Торхов. – Архангельск: Изд-во АГТУ. 2005. – 586 с.
  5. Третьяков С.В. Рекомендации по выделению элементов биологического разнообразия при отводе лесосек под рубки главного пользования в северной и средней подзонах тайги Европейского Севера России [Текст] / С.В. Третьяков, Р.В. Сунгуров. – Архангельск: Изд-во АГТУ. 2008. – 15 с.
  6. Любимов А.В. Географические информационные системы в отраслях лесного комплекса, сельском хозяйстве и охране природы (оцифровка изображений) [Текст] / А.В. Любимов, В.К. Хлюстов, С.В. Коптев, Ю.Е. Колесников, С.В. Третьяков. – СПб.: ЛТА. 2000. – 117 с.

Публикации в изданиях по перечню ВАК

  1. Третьяков С.В. Полнодревесность стволов сосны и ели в смешанных древостоях [Текст] / С.В. Третьяков // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 1990. – № 2. – С. 26–27.
  2. Гусев И.И. Леса и лесистость Архангельской области [Текст]./ И.И. Гусев, О.А. Неволин, С.В. Третьяков // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 1994. – № 3. – С. 10–17.
  3. Неволин О.А. Геоинформационные системы – новый этап в развитии техники и технологии северного лесоустройства. [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Торхов, С.В. Третьяков // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал.– 1997.– № 5.– С. 130–139.
  4. Неволин О.А. Динамика сосново-березового насаждения при проточном увлажнении почвы в типе леса сосняк – кисличник (статья) [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал.– 2001.– № 3.– С. 35–41.
  5. Неволин О.А. Динамика сосново-березового насаждения в типе леса сосняк-кисличник и лесоводственная эффективность рубок ухода [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 2002. – № 2. – С. 17–22.
  6. Неволин, О.А. Биологическое и хозяйственное значение сопутствующих пород в сосняках Европейского Севера России [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 2003. – № 1. – С. 7–15.
  7. Неволин О.А. Продуктивность смешанных сосняков Европейского Севера и организация хозяйства в них [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 2004. – № 3. – С. 26–36.
  8. Неволин О.А. К истории вопроса усыхания ельников в междуречье Северной Двины и Пинеги [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, С.В. Торхов // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 2005. – № 6. – С. 7–21.
  9. Неволин О.А. К истории об усыхании еловых лесов в междуречье Северной Двины и Пинеги [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, С.В Торхов // Вестник московского государственного университета леса. Лесной вестник. – 2007. – № 5 (54). – С. 65–75.
  10. Третьяков С.В. Прирост сосны и ели в смешанных древостоях средней подзоны тайги Европейского Севера России затронутых хозяйственной деятельностью [Текст] / С.В. Третьяков // Вестник московского государственного университета леса. Лесной вестник. – 2007. – № 5 (54). – С. 137–139.
  11. Третьяков С.В. Опыт сотрудничества Архангельского государственного технического университета с университетским колледжем в северном Тронделаге в области лесного образования и науки [Текст] / С.В. Третьяков, А.А. Бахтин, С.В. Коптев, О.Я. Соренсен // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 2008. – № 1. – С. 39–43.
  12. Неволин О.А. Динамика высокопродуктивных сосново-березовых насаждений [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина / Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 2008. – № 1. – С. 39–43.
  13. Неволин О.А. Динамика сосново-березового молодняка черничного в Березниковском лесничестве Архангельской области [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина, А.В. Еремин // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал. – 2010. – № 3. – С. 14–15.

Публикации в других изданиях

  1. Гусев И.И. Рост и продуктивность среднетаежных сосново-еловых древостоев [Текст] / И.И. Гусев, С.В. Третьяков // Материалы отчетной сессии по итогам НИР за 1989 г. – Архангельск: АИЛиЛХ, 1990. – С. 48–49.
  2. Гусев И.И. Современное состояние лесных ресурсов Архангельской области и экологические последствия лесопользования [Текст] / И.И. Гусев, А.С. Козобродов, Н.И. Кубрак, О.А. Неволин, Т.В. Плешак, С.В. Третьяков // Экологические проблемы Европейского Севера: сб. науч. тр. – Екатеринбург: Изд-во УрО РАН, 1996. – С. 9–24.
  3. Гусев И.И. Состояние еловых насаждений выборочного хозяйства в Республике Коми [Текст] / И.И. Гусев, С.В. Коптев, С.В. Третьяков // Экология таежных лесов: тез. докл. междунар. конф., 14-18 сентября. – Сыктывкар. 1998. – С. 234–235.
  4. Гусев И.И. Рост и продуктивность сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги Европейского Севера [Текст] / И.И Гусев, С.В. Третьяков // Лесная таксация и лесоустройство: межвуз. сб. науч тр. – Красноярск, 1989. – С. 48–59.
  5. Зяблов В.Б. История создания и характеристика памятника природы «рубки ухода 1951 года С.В. Алексеева» [Текст] / В.Б Зяблов, С.В. Третьяков // Материалы Второго регионального рабочего совещания «Лиственничные леса Архангельской области, их использование и воспроизводство» (22-25 сентября2008 года), Архангельск: изд-во АГТУ.– 2008.– С. 49–55.
  6. Коптев С.В. Закономерности формирования ельников выборочного хозяйства и их товарной структуры [Текст] / С.В. Коптев, С.В. Третьяков, С.В. Ярославцев // Современная наука и образование в решении проблем экономики Европейского Севера. Материалы междунар. науч.-техн. конф., посвящ. 80-летию АЛТИ–АГТУ. – Архангельск: Изд-во АГТУ, 2009.– С. 34–36.
  7. Любимов А.В. Перспективные сценарии развития лесов Ленинградской и Архангельской областей [Текст] / А.В. Любимов, С.В. Коптев, С.В. Третьяков, А. Пуссинен, Г.-Я. Набуурс.– Хельсинки, 2000.– С. 9–10.
  8. Неволин О.А. К истории вопроса усыхания ельников в междуречье Северной Двины и Пинеги [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, С.В. Торхов // Сборник / Департамента лесного комплекса Архангельской области; Центр защиты леса Архангельской области.– Архангельск. 2007.– С. 85–98.
  9. Неволин О.А. О продуктивности динамике состава и смене пород в смешанных сосняках Емцовского учебно-опытного лесхоза АГТУ [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина // Вопросы ведения лесного хозяйства на Европейском Севере: сб. науч. тр. АГТУ.– Архангельск: Изд-во АГТУ. 2004.– С. 55–59.
  10. Неволин О.А. Формирование, рост и продуктивность смешанных сосняков Европейского Севера России [Текст] / О.А. Неволин, С.В. Третьяков, О.О. Еремина // Современная наука и образование: материалы междунар. науч.-техн. конф. посвящ. 75-летию АЛТИ–АГТУ.– Архангельск: Изд-во АГТУ, 2004.– Том 1.– С. 40–42.
  11. Третьяков С.В. Форма стволов в сосново-еловых древостоях по разрядам высот [Текст] / С.В. Третьяков // Сб. лесохозяйств. .науч.-техн. информ.– М.: Изд-во ВНИИЦлесресурс, 1991.– №11.– С. 4–5.
  12. Третьяков; С.В. Особенности строения сосново-еловых древостоев по высоте [Текст] / С.В. Третьяков // Охрана и рациональное использование лесных ресурсов: тез. докл. Всесоюз. конф. молодых ученых и специалистов.– М.: МГУЛ, 1991.– С. 54–55.
  13. Третьяков С.В. Среднетаежные сосново-еловые древостои и их значение в формировании высокопродуктивных насаждений [Текст] / С.В. Третьяков // Эколого-географические проблемы сохранения и восстановления лесов Севера: тез. докл. Всесоюз. конф. географ. о-тва.– Архангельск, 1991.– С. 84–85.
  14. Третьяков С.В. Формирование густоты елового яруса под пологом сосново-еловых древостоев [Текст] / С.В. Третьяков.– Вопросы рационального использования природных, сырьевых и энергетических ресурсов Европейского Севера: тез. докл. науч.-техн. конф. молодых специалистов, аспирантов и преподавателей.– Архангельск: РИО АЛТИ. 1991. – С. 19.
  15. Третьяков С.В. Объем стволов сосны и ели по разрядам высот в смешанных древостоях средней тайги [Текст] / С.В. Третьяков // Лесная таксация и лесоустройство: межвуз. сб. науч. тр.– Красноярск: КПИ. 1991. – С. 41–45.
  16. Третьяков С.В. Некоторые вопросы организации хозяйства в сосново-еловых древостоях средней подзоны тайги европейского Севера [Текст] / С.В. Третьяков // Лесная таксация и лесоустройство: межвуз. сб. науч. тр.– Красноярск: КПИ. 1992.– С. 90–95.
  17. Третьяков С.В. Влияние состава и возраста на продуктивность сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги Европейского Севера [Текст] / С.В. Третьяков // Сосновые леса России в системе многоцелевого лесопользования: материалы Всерос. конф.– Воронеж. 1993.– ч. I.– С. 104–105.
  18. Третьяков С.В. Динамика типов леса в ходе формирования одновозрастных сосново-еловых древостоев средней подзоны тайги [Текст] / С.В. Третьяков // Проблемы динамической типологии лесов: тез. Всерос. рабочего совещания.– Архангельск: РИО АГТУ, 1995.– С. 73–75.
  19. Третьяков С.В. Значение экономической оценки участков лесного фонда при управлении многоресурсным лесопользованием в Архангельской области [Текст] / С.В. Третьяков // Научно-техническая политика и развитие новых отраслей экономики: тез. докл. науч.-практ. конф.– Архангельск: Изд-во АГТУ, 1998.– С. 54–55.
  20. Третьяков С.В. Естественные леса Архангельской области и перспективы лесопользования [Текст] / С.В. Третьяков, С.В. Коптев // Коренные леса таежной зоны Европы, современное состояние и проблемы сохранения, Материалы междунар. науч.-практич. конф. Петрозаводск: СДВ-ОПТИМА, 1999.– С. 53–54.
  21. Третьяков С.В. Крупномасштабное долгосрочное моделирование лесопользования в Архангельской области [Текст] / С.В. Третьяков, С.В. Коптев, Д.В. Трубин, Р. Пайвинен, А. Пуссинен А. // Поморье в баренц-регионе экономика, экология, культура. Материалы международной конференции, Архангельск, институт Экологических проблем Севера Уро РАН, 2000.– С. – 234.
  22. Третьяков С.В. Отпад сосны и ели в смешанных древостоях Емцовского учебно-опытного лесхоза АГТУ [Текст] / С.В. Третьяков, С.В. Ярославцев // Лесные стационарные исследования: Методы, результаты. Перспективы: материалы совещания.– Тула: Граф и Ко, 2001.– С. 459–462.
  23. Третьяков С.В. Рост лиственницы в смешанных древостоях средней подзоны тайги Европейского Севера [Текст] / С.В. Третьяков // Лиственничные леса Архангельской области, их использование и воспроизводство: материалы регионального рабочего совещания (1-3 июля 1998 г.).– Архангельск. 2002.– С. 107–110.
  24. Третьяков С.В. Моделирование лесопользования с использованием матричных моделей EFISCEN (на примере Каргопольского лесхоза Архангельской области) [Текст] / С.В. Третьяков, С.В. Коптев, А.В. Любимов, Р. Пайвинен, А. Пуссинен А. // Наука – северному региону, Сб. научн. тр., Выпуск LX, Архангельск. изд. АГТУ, 2004. – С 337 – 338.
  25. Третьяков, С.В. Применение методики выделения элементов биологического разнообразия при отводе лесосек под рубки главного пользования [Текст] / С.В. Третьяков, Р.В. Сунгуров // Архангельск: Изд –во АГТУ, 2005.- С – 17-21.
  26. Третьяков С.В. Методические основы и практические рекомендации по выделению элементов биологического разнообразия при отводе лесосек и сохранение их в процессе заготовки древесины в северной и средней подзонах тайги Европейского Севера России [Текст] / С.В. Третьяков, Р.В. Сунгуров // Сб. реф. информ. ученых АГТУ о результатах НИР и НИОКР, рекомендованных к практическому использованию.– Архангельск, 2008. – Вып. 4. – С. 2–3.
  27. Третьяков С.В. Рост лиственницы в смешанных древостоях Емцовского учебно-опытного лесхоза АГТУ [Текст] / С.В. Третьяков, С.А. Демиденко // Лиственничные леса Архангельской области, их использование и воспроизводство: материалы Второго регионального рабочего совещания.– Архангельск, 2008.– С. 49–55.
  28. Третьяков С.В. Закономерности формирования ельников выборочного хозяйства и их товарной структуры [Текст] / С.В. Третьяков, С.В. Коптев С.В. Ярославцев // Современная наука и образование в решении проблем экономики севера: материалы Междунар. науч.-техн. конф. посвящ. 80-летию АЛТИ–АГТУ.– Архангельск, 2009. – С. 34–36.
  29. Третьяков С.В. Использование ГИС – технологий при лесном планировании [Текст] / С.В. Третьяков, С.В. Коптев // Перспективы и направления развития информационных технологий при освоении лесов: материалы Всерос. науч. конф.– Архангельск-Соловки, 2009.– С. 199–202.
  30. Третьяков С.В. Динамика прироста запаса наличного древостоя в смешанных одновозрастных сосняках [Текст] / С.В. Третьяков // Экологические проблемы севера: межвуз. сб. науч. тр.– Архангельск: РИО АГТУ, 2010. – Вып. 13.– С. 126–128.
  31. Третьяков С.В. Динамика и продуктивность смешанных и сложных сосновых древостоев Севера [Текст] / С.В. Третьяков // VI Междунар. контактный форум по сохранению местообитаний в Баренцевом регионе.– Архангельск, 2010.– С. 48–49, 135.
  32. Третьяков С.В. Лесоводственные основы организации хозяйства в смешанных сосняках таежной зоны [Текст] / С.В. Третьяков // Антропогенная трансформация природной среды: материалы Междунар. конф. (18–21 октября 2010 г.).– Пермь: Ид-во Пермского гос. ун-та, 2010.– Т. 3.– С. 425–431.
  33. Третьяков С.В. Закономерности формирования и динамика смешанных древостоев таежной зоны [Текст] / С.В. Третьяков // Проблемы лесоведения и лесоводства: Материалы всероссийской конференции. IV Мелеховские научные чтения (Архангельск, 10–12 ноября 2010 г.). Архангельск: Изд-во С(А)ФУ. 2010.– С. 116–119.
  34. Третьяков С.В. Текущий прирост в ельниках выборочного хозяйства [Текст] / С.В. Третьяков, С.В. Коптев, С.В. Ярославцев // Сборник трудов ФГУ «СевНИИЛХ» по итогам научно-исследовательских работ за 2005-2009 гг. Архангельск: Изд-во С(А)ФУ, 2011.– С. 140–144.
  35. Цветков В.Ф. Лесное хозяйство [Текст] / В.Ф Цветков, И.И.Гусев, Н..П. Чупров, С.В. Третьяков, Д.В. Трубин // Поморская энциклопедия. Архангельск: Изд-во АГТУ, 2006.– Т. 3.– С. 153–159.
  36. Ecological consequeces of Intensive Forest Exploitation in Northern Russia Jnnovative silveculture Sistems im Boreal Forests [Text] / I. I. Gusev, A.S. Kozlobrodov, N. I. Kybrak, T. V. Pleshak, S. V. Tretiakov // Edmonton, Alberta, Canada. 1995. – P. 88–89.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.