WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ТУРИЦЫНА ЕВГЕНИЯ ГЕННАДЬЕВНА

ЦИТОМОРФОЛОГИЯ ОРГАНОВ ИММУНОГЕНЕЗА КУР

ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ КОМПЛЕКСНЫХ ПРОГРАММ ВАКЦИНАЦИЙ

И КОРРЕКЦИЯ ИММУННОГО СТАТУСА В УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПТИЦЕФАБРИК

06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология

и морфология животных

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Барнаул 2011

Работа выполнена на кафедре анатомии и гистологии животных института прикладной биотехнологии и ветеринарной медицины ФГОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный университет»

Научный консультант:

доктор ветеринарных наук, профессор

Донкова Наталья Владимировна

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук, профессор

Малофеев Юрий Михайлович

доктор ветеринарных наук, профессор

Панфилов Алексей Борисович

доктор ветеринарных наук, профессор

Ильина Ольга Петровна

Ведущая организация:

ФГОУ ВПО «Уральская государственная сельскохозяйственная академия»

Защита диссертации состоится 30 марта 2011 г. в 1000 часов на заседании диссертационного совета Д 220.002.02 при Алтайском государственном аграрном университете в институте ветеринарной медицины по адресу: 656922, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Попова 276, тел./факс (3852) 31-39-70

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института ветеринарной медицины ФГОУ ВПО «Алтайский государственный аграрный университет»

Автореферат разослан «____» ______________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета П.И. Барышников

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Птицеводство является самой устойчивой и наиболее динамичной отраслью агропромышленного комплекса нашей страны, которое сумело в короткие сроки увеличить объем производства и обеспечить население страны высококачественной мясной и яичной продукцией [Фисинин, 2010]. В условиях промышленных птицефабрик содержатся миллионы голов птицы, представляющие огромный биологический потенциал, который следует рассматривать как совокупный биологический организм, требующий постоянного внимания к своему здоровью. Задачи сохранения поголовья птиц, повышения их продуктивности неотделимо связаны с повышением естественной резистентности и состоянием иммунной системы.

Морфологические особенности органов иммунной системы разных видов сельскохозяйственной птицы освещены в ряде научных публикаций, в том числе монографиях [Крок, 1962; Техвер, 1965; Селезнев, 1999], учебных пособиях [Селянский, 1980; Вракин, Сидорова, 1984], диссертациях [Селезнев, 2000; Ванина, 2003; Овсищер, 2005;  Деблик, 2007; Панина, 2008; Бородулина, 2009], научных статьях [Оуэн, 1996; Дроздова Л.И., Шацких Е.В., 2009; Gulmez, Aslan, 1999; Schoenwolf, Singh, 2005; Nagy, Olh, 2007; Pabst, Tschernig, 2010].

Особое внимание исследователей уделяется возрастной морфологии органов иммунной системы, которая раскрывает онтогенетические закономерности становления органов, и позволяет выявить критические периоды развития иммунной системы и организма в целом. Однако сведения о динамике становления иммунокомпетентных органов у современных высокопородных яичных кроссов птиц являются недостаточными, носят противоречивый характер и требуют уточнения.

Для иммунной системы характерна высокая мобильность, но при развитии некомпенсированных сдвигов развиваются иммунопатологические процессы, главным проявлением которых является повышенная восприимчивость птицы к инфекционным заболеваниям и пролонгированные поствакцинальные реакции [Монтиэль, 2003].

Оценка состояния иммунной системы основывается на количественной характеристике иммунокомпетентных клеток и антител, и является основой контроля эффективности и безопасности вакцин [Груздев, 2005]. В то же время цитоморфологическая оценка иммунного статуса до вакцинаций и в поствакцинальный период до сих пор не нашла своего применения в практическом птицеводстве. Совершенствуя существующие программы иммунизаций и разрабатывая новые схемы вакцинопрофилактики, специалисты птицефабрик не принимают во внимание изменений в органах иммуногенеза, возникающих при массированных антигенных воздействиях.

В литературе имеются единичные сведения, освещающие морфологию органов иммунной системы кур при отдельных иммунизациях, например против ИББ [Садчикова, 2004], ИЛТ [Старун, 2005], НБ [Луппова, Грушин, 2008]. Они не создают полной картины структурных изменений органов иммуногенеза кур при реализации комплексных программ вакцинаций и не раскрывают  механизмы развития иммунологического дисбаланса при многократных антигенных стимуляциях. Всесторонняя диагностика патологий иммунной системы птиц на основе цитоморфологического анализа позволила бы принимать своевременные и адекватные меры по их коррекции и восстановлению полноценной функциональной деятельности.

Промышленному птицеводству предлагаются разнообразные иммунокоррегирующие препараты, такие как пробиотики [Панин и др., 2002; Ноздрин и др., 2005; Субботин, Данилевская, 2005], биостимуляторы растительного происхождения и их синтетические аналоги [Брыкина, 2004; Пронин, 2005; Топурия, 2008], соединения селена и йода [Рубцов, 2006; Дроздова, Шацких, 2009], а также препараты тимуса [Смирнов, 2005]. В последние годы созданы препараты на основе нуклеиновых кислот, способные оказывать на иммунную систему поликлональное стимулирующее действие [Ершов, 2007]. Их влияние на организм птиц практически не исследовано.

Таким образом, изучение становления органов иммуногенеза современных высокопородных кроссов птиц в постнатальном онтогенезе, исследование влияния многократных антигенных стимуляций вирусвакцинами на иммунную систему молодняка кур, определение параметров диагностики иммунопатологических состояний на основе цитоморфологического анализа и разработка способа коррекции иммунного статуса представляется актуальным.

Цель и задачи исследований. Целью настоящей работы явилось изучение цитоморфологии органов иммуногенеза кур при реализации комплексных программ вакцинаций и коррекция иммунного статуса в условиях промышленных птицеводческих предприятий Красноярского края.

Были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать комплексные программы вакцинаций, реализуемые в промышленных птицефабриках Красноярского края, с учетом количества прививаемого поголовья, кратности антигенных стимуляций, арсенала применяемых вакцин и синдроматики иммунизируемого поголовья.

2. Изучить морфометрию и цитоморфологию органов иммуногенеза кур (тимуса, фабрициевой бурсы, селезенки, лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистой оболочкой кишечника и печенью) в постнатальном развитии.

3. Определить возрастную динамику морфологических, биохимических, цитокариометрических, цитохимических и метаболических параметров крови иммунизированных и неиммунизированных кур.

4. Установить влияние многократных антигенных стимуляций на структурно-функциональные, морфометрические, гистохимические показатели органов и тканей иммунологического обеспечения кур.

5. Дать оценку морфофункциональных изменений органов иммунной системы кур при патологических состояниях, обусловленных факторами инфекционной и неинфекционной этиологии.

6. Изучить влияние индуктора эндогенного интерферона провеста на производственные показатели (привесы живой массы, сохранность), напряженность поствакцинального гуморального иммунитета, морфофункциональное состояние органов иммунной системы кур при реализации комплексных программ вакцинаций в условиях промышленных птицеводческих предприятий.

Научная новизна. В работе впервые проведено цитоморфологическое исследование органов иммуногенеза кур при реализации комплексных программ вакцинопрофилактики в условиях промышленных птицеводческих предприятий. Дополнены сведения о структуре центральных и периферических органов иммунной системы кур. Получены новые данные об уровне метаболических процессов в клетках цельной крови кур в постнатальном онтогенезе и при состояниях, детерминированных вакцинными вирусами, на основе хемилюминесцентного анализа. Дана оценка микроструктурных изменений органов иммуногенеза кур при иммунопатологических состояниях, обусловленных факторами инфекционной и неинфекционной этиологии. Предложен способ коррекции иммунного статуса кур с помощью пролонгированного индуктора эндогенного интерферона провеста.

Теоретическая и практическая значимость. Установленные закономерности роста органов иммуногенеза кур характеризуют незавершенность их морфогенеза в раннем постнатальном периоде и отражают наличие инволюции фабрициевой бурсы у молодняка кур 45-90-суточного возраста между двумя пиками активности на 30-е и 120-е сутки жизни, что необходимо учитывать при составлении программ вакцинопрофилактики.

Выявленное преобладание генерации первичных люцигенинзависимых радикалов кислорода, как в спонтанном, так и в антигениндуцированном состоянии свидетельствует о видовых особенностях кислородного метаболизма клеток цельной крови кур. Зафиксированное сокращение интенсивности и объемов продукции активных форм кислорода клетками периферической крови под влиянием живых вирусвакцин отражает снижение неспецифической резистентности иммунизированного молодняка кур.

Установленные цитоморфологические изменения, развивающиеся на фоне многократных иммунизаций, свидетельствуют о развитии иммунопатологических процессов, таких как лимфофолликулярная гиперплазия тимуса, преждевременная инволюция фабрициевой бурсы, сосудистый гиалиноз в тимусе и селезенке, а также о дисбалансе лейкоцитов крови, характеризующемся стойким лимфоцитозом и гранулоцитопенией; что может стать причиной поствакцинальных осложнений, обусловленных условно-патогенной микрофлорой.

Комплекс структурных и морфометрических изменений тимуса, фабрициевой бурсы и селезенки кур, описанный при патологических состояниях инфекционной и неинфекционной этиологии, может служить критерием при морфологической диагностике иммунодефицитов птиц.

Предложенный способ коррекции иммунного статуса с помощью препарата «провест» обеспечивает повышение сохранности молодняка кур, усиление напряженности поствакцинального гуморального иммунитета, подавление циркуляции микоплазм, умеренную стимуляцию гемопоэза и плазмоцитарной реакции, пролиферацию кортикальных лимфоцитов тимуса.

Материалы диссертационной работы легли в основу двух научно-практических рекомендаций:

1. «Методы оценки морфофункционального состояния органов и тканей иммунологического обеспечения птиц», одобренных и принятых к внедрению на заседании подсекции «Инфекционная патология животных в регионе Сибири и Дальнего Востока» отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии (протокол № 4 от 10 ноября 2009 года);

2. «Оценка морфофункционального состояния крови птиц при вирусных антигенных стимуляциях», одобренных и принятых к внедрению Научно-техническим советом Красноярского государственного аграрного университета (протокол № 5 от 10 марта 2009 года).

Научно-практические рекомендации используются для оценки морфофункционального статуса сельскохозяйственных птиц при вирусных антигенных стимуляциях на птицефабриках Красноярского края, Иркутской области, в республике Хакассия, в работе научно-производственных ветеринарных лабораторий КГБУ «Краевая ветеринарная лаборатория» (Красноярск), КГУ «Алтайская краевая ветеринарная лаборатория», ГУ «Тюменская областная ветеринарная лаборатория», ФГУ «Новосибирская межобластная ветеринарная лаборатория».

Результаты научно-производственных испытаний провеста вошли в отчет о доклинических, токсикологических и ветеринарных исследованиях лекарственного средства «провест» и в инструкцию по применению данного препарата, зарегистрированного в Российской Федерации в качестве иммуномодулятора и стимулятора неспецифической резистентности сельскохозяйственных животных и птиц (регистрационный номер ПВР-1-6.8/02306 от 15 января 2009 г.). Провест используется в качестве иммуномодулятора в ОАО «Птицефабрика Заря» Красноярского края.

Материалы работы вошли в три практикума: «Цитология и эмбриология» (Красноярск, 1998), «Общая гистология» (Красноярск, 2001, 2007), «Частная гистология» (Красноярск, 2002); три электронных учебно-методических комплекса: «Морфология сельскохозяйственных животных»,  «Анатомия домашних животных», «Анатомия сельскохозяйственных и промысловых животных» и используются в учебном процессе при изучении дисциплин «Цитология, гистология, эмбриология» и «Анатомия домашних животных» в Красноярском государственном аграрном университете, Хакасском государственном университете, Бурятской государственной сельскохозяйственной академии, Оренбургском государственном аграрном университете, Вятской государственной сельскохозяйственной академии, Санкт-Петербургской государственной ветеринарной академии.

Основные положения, выносимые на защиту:

– анализ комплексных программ вакцинаций в промышленных птицефабриках Красноярского края;

– закономерности роста и становления органов иммуногенеза кур в постнатальном периоде развития;

– характеристика морфобиохимических, цитохимических, кариоцитометрических, метаболических показателей крови кур в постнатальном онтогенезе на фоне вирусных антигенных воздействий;

– особенности морфофункционального состояния органов иммунной системы кур под действием многократных антигенных стимуляций при реализации комплексных программ вакцинаций;

– оценка структурных изменений органов иммунной системы кур при патологических состояниях инфекционной и неинфекционной этиологии;

– влияние провеста на сохранность, показатели поствакцинального гуморального иммунитета, циркуляцию  внутриклеточных микроорганизмов (микоплазм) и цитоморфологические параметры органов иммунной системы кур при реализации комплексных программ вакцинаций.

Апробация работы. Основные материалы исследований доложены и одобрены на IX, X, XI Всесоюзных конференциях по патологической анатомии животных (Каунас, 1984; Саратов, 1987; Харьков, 1990); III Всесоюзном съезде паразитоценологов (Киев, 1991); научно-практической конференции «Структурно-функциональные единицы и их компоненты в органах висцеральных систем в норме и патологии (Сумы, 1991); Всероссийской научно-производственной конференции «Гигиена, ветсанитария и экология животноводства» (Чебоксары, 1994); IX и XIII Международных симпозиумах «Реконструкция гомеостаза» и «Сложные системы в экстремальных условиях» (Красноярск, 1998, 2006); Международном съезде терапевтов, диагностов «Актуальные проблемы патологии животных» (Барнаул, 2005); научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарного обеспечения животноводства Сибири» (Новосибирск, 2005); Всероссийской научно-практической конференции «Социально-экологические проблемы природопользования в Центральной Сибири» (Красноярск, 2006); региональных научно-практических конференциях «Аграрная наука – на рубеже веков» (Красноярск, 2006-2007); научном семинаре института медицинской биотехнологии ФГУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора (Бердск, 2009); Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию П.Г. Петского (Киров, 2009); Всероссийских научно-практических конференциях с международным участием «Инновации в науке и образовании: опыт, проблемы, перспективы развития» (Красноярск, 2008-2010).

Публикации. Основные научные положения диссертации изложены в 55 работах, в том числе 9 – в трудах Международных конференций, 10 – в изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ; в монографии «Иммунодефициты птиц: этиология, патогенез, морфологическая диагностика, способы коррекции»; двух научно-практических рекомендациях.

Личный вклад. Представленные в диссертационной работе экспериментальные исследования, теоретический и практический анализ полученных результатов проведены автором самостоятельно. В исследовании кислородного метаболизма клеток крови кур практическую помощь оказывали сотрудники сектора иммунологии Международного научного центра исследований экстремальных состояний организма при Президиуме КНЦ СО РАН кандидат биологических наук Г.В. Макарская и С.В.Тарских; при изучении провеста консультативную помощь оказывал руководитель ОБТК ООО «Диафарм» доктор биологических наук Ю.С. Аликин.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 328 страницах компьютерного набора и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, результатов собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов, практических предложений, списка литературы и приложения. Список литературы включает 470 наименований, из них 218 зарубежных источников. Материалы диссертации иллюстрированы 22 таблицами и 129 рисунками, из них 43 диаграммы, 85 микрофотографий и 1 схема.

  1. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследования проведены в течение 1990-2010 годов на кафедре анатомии и гистологии животных института прикладной биотехнологии и ветеринарной медицины Красноярского государственного аграрного университета в рамках госбюджетной научно-исследовательской тематики кафедры. Данная работа вошла в межведомственную координационную программу фундаментальных и приоритетных прикладных исследований по научному обеспечению развития агропромышленного комплекса Сибири на 2006-2010 годы (шифр VIII.02.02.). Общая структура проведенных исследований представлена на рисунке 1.

Объектом исследования являлись клинически здоровые интактные и иммунизированные цыплята, а также выбракованные и павшие цыплята яичных кроссов «Родонит-2»,  «Хайсекс браун», «Хайсекс уайт» разных возрастных групп в период выращивания от 1 до 120 суток жизни и цыплята-бройлеры кроссов «Сибиряк» и «ISA-F-15» 1-42-суточного возраста. Птица для исследований была получена из СПХ ЗАО «Владимировское», ОАО «Птицефабрика Заря», ООО ПФ «Сибирская губерния», ООО ПФ «Красноярская» Красноярского края. Материалом для исследований служили тимус, фабрициевая бурса, селезенка, печень,  участок кишечника в области бифуркации слепых кишок, цельная венозная кровь и сыворотка крови.

Изучение программ вакцинаций проведено на основании анализа схем иммунизаций птицефабрик, документов ветеринарной отчетности Управления ветеринарии, а также информационно-аналитических материалов министерства сельского хозяйства и продовольствия Красноярского края.

Коррекция иммунного статуса кур при реализации комплексных программ вакцинаций проведена на основании договора о научном сотрудничестве (14.12.2005) с ФГУН ГНЦ ВБ "Вектор" Роспотребнадзора (г. Бердск, Новосибирской области) в серии научно-производственных испытаний на птицефабриках Красноярского края.

Рис. 1. Схема общей структуры исследований

В качестве иммунокоррегирующего средства использован препарат провест (синоним: комплекс А), разработанный в ООО «Диафарм» совместно с ИМБТ ФГУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора, представляющий комплекс натриевых солей однонитевых и двуспиральных РНК, полученных их киллерных дрожжей Saccharomyces cerevisiae, с добавлением поливинилпирролидона, обеспечивающего его пролонгированное действие.

С целью установления безвредности и оптимальных доз провеста в одном из производственных цехов ЗАО СПХ «Владимировское» было создано четыре группы суточных цыплят кросса «Родонит-2» по 910 гол. в каждой: три опытные и одна контрольная. Провест в дозах 8 мкг/гол., 16 мкг/гол. и 24 мкг/гол. вводили птице первой, второй и третьей опытных групп одновременно с вакциной против БМ внутримышечно полуавтоматическим инъектором ИП-1. Для первой группы в 200 мл разбавителя для сухих вирусвакцин растворяли одну (8 мг), для второй группы – две (16 мг) и для третьей – три ампулы провеста (24 мг) и использовали одновременно с вакциной в дозе 0,2 мл готового раствора на голову. Контрольная птица иммунизирована без провеста.

Влияние провеста на органы иммуногенеза и показатели гуморального иммунитета изучено в ОАО «Птицефабрика Заря» в двух производственных  опытах. В первом опыте было сформировано три группы суточных цыплят породы «Родонит-2». Птице первой группы (1392 гол.) провест растворяли в 160 мл разбавителя для сухих вирусвакцин и вводили с вакциной против БМ из расчета 10 мкг/гол., цыплятам второй группы (1496 гол.) – 20 мкг/гол., контрольная птица (1869 гол.) привита без провеста. Во втором опыте партия суточных цыплят «Хайсекс браун» (24000 гол.) обработана провестом в дозе 10 мкг/гол., контрольная партия птицы (20900 гол.) привита без препарата.

Для исследования влияния провеста на цыплят-бройлеров в ООО ПФ «Сибирская губерния» были сформированы две группы суточной птицы кросса «ISA-F-15». Цыплята опытной группы (2400 гол.) обработаны провестом с вакциной против БМ подкожно в дозе 8 мкг/гол. Птица контрольной группы (2600 гол.) привита без провеста. Всего на птицефабриках Красноярского края обработано провестом 32018 гол., контролем служили 26279 гол.

В течение всего периода наблюдений проводился клинический осмотр, учет сохранности, падежа, прироста живой массы, абсолютной и относительной массы тимуса, фабрициевой бурсы, селезенки, патологоанатомическое вскрытие, цитоморфологические исследования. Контроль напряженности гуморального поствакцинального иммунитета к ИБК, ИББ, НБ  и иммунологический мониторинг микоплазмоза осуществлялся в ИФА и РЗГА.

Материалом для морфобиохимических, цитохимических, цитокариометрических, серологических исследований и хемилюминесцентного анализа служила периферическая венозная кровь (цельная или сыворотка). У цыплят раннего возраста кровь брали из яремной вены, у птицы старшего возраста – из подкожной локтевой (крыловой) вены. В качестве антикоагулянта использовали 1% раствор гепарина в дозе 25-50 МЕ на 1 мл цельной крови. Содержание эритроцитов и лейкоцитов подсчитывали в камерах Горяева после разведения образцов цельной крови 3%-ным раствором генцианвиолета, приготовленного на 0,85% растворе натрия хлорида. Лейкоцитарный профиль крови изучали на мазках, окрашенных по Паппенгейму [Карпуть, 1986]. Скорость оседания эритроцитов (СОЭ) определяли микрометодом Панченкова. Гемоглобин исследовали гемоглобинцианидным методом на фотоэлектроколориметре КФК-2-УХЛ4.2 при длине волны 540 нм, общий белок в сыворотке крови – биуретовой реакцией, уровень белковых фракций – нефелометрическим методом на фотоколориметре при длине волны 670 нм.

Цитокариометрический анализ, в соответствие с рекомендациями К. Ташкэ (1980), включал определение диаметра, площади и объема ядра, цитоплазмы и ядерно-клеточного отношения (ЯКО). При округлой форме ядра и клетки использовали формулу: S=π⋅r2, а при эллипсоидной форме ядра и клетки – S=πаb/4, где a – длина эллипса, b – ширина эллипса. Объем шарообразных или почти шарообразных ядер и клеток, имеющих элонгацию (удлиненность) не более 1,2, рассчитывали по формуле: V=/6D3, а для ядер и клеток с элонгацией от 1,2 до 2,0 –  V=/6LB2, где L – большой диаметр, а B – меньший диаметр ядра. Для установления объема цитоплазмы из объема клетки вычитали объем ядра. Полученные данные использовали для определения ЯКО.

Цитохимические исследования клеток крови включали определение лизосомально-катионных белков (ЛКБ), гликогена и миелопероксидазы. ЛКБ определяли 0,1% забуференным спиртовым раствором прочного зеленого марки C.I.42053 (производство Диа*М) при рН 8,15 по В.Е. Пигаревскому (1987). Ядра клеток подкрашивали 0,25%-ным водным раствором азура А. Гликоген в клетках крови выявляли в ШИК-реакции по МакМанусу. Контрольные мазки перед окраской обрабатывали амилазой слюны или диастазой в течение 2 часов в термостате при температуре 37оС. Пероксидазу выявляли бензидином по методу Грэхем-Кнолля [Хейхоу, Кваглино, 1983].

При полуколичественной оценке цитохимических реакций использовали принцип Астальди-Верга, основанный на разделении клеток на группы в зависимости от степени интенсивности специфической окраски. Средний цитохимический коэффициент (СЦК) определяли по L. Kaplow в модификации В.Е. Пигаревского, Ю.А. Мазинга (1987).

Хемилюминесцентный анализ проведен на основании договора о научном сотрудничестве (10.06.2009) в секторе иммунологии Международного научного центра исследований экстремальных состояний организма при Президиуме КНЦ СО РАН (Красноярск). Уровень кислородного метаболизма клеток венозной нефракционированной крови оценивали по методу Tono-Oka et al. (1983) в модификации В.М. Земскова и А.А. Барсукова (1988) и нашей модификации по кинетике активированной и спонтанной генерации активных форм кислорода (АФК), регистрируемой микрометодом люминол- и люцигенинусиленной хемилюминесценции (ХЛ) с использованием аппаратурно-программного 36-канального комплекса «Хемилюминометр CL-3604» – ПЭВМ (СКТБ «Наука», Красноярск). Активацию клеток крови проводили путем антигенной стимуляции in vitro частицами латекса размером 2,3 мкм.  Время записи ХЛ-кривой составляло 90 минут при температуре +42оС.

Состав реакционной смеси состоял из 100 мкл гепаринизированной крови, разведенной в 2, 5 и 10 раз неокрашенным раствором Хенкса, 200 мкл раствора люминола ("Sigma", USA) в концентрации 2,2*10-4М или люцигенина ("Sigma-Aldrich", Switzerlend) 10-4 М на растворе Хенкса при рН=7,4, 50 мкл взвеси частиц латекса в концентрации 5108 частиц/мл (ВНИИСК, СПб), опсонизированных белками пуловой сыворотки крови взрослых кур.

Оценены следующие параметры ХЛ: амплитуда максимальной активности хемилюминесцентной реакции (Imax, имп./с); время достижения максимума (Tmax, мин.); интегральная светосумма (S, имп. за 90 мин.), определяющая общее количество АФК, генерируемых клетками за время записи хемилюминесцентной кривой; индекс активации (ИА=Sакт./Sспонт., усл. ед.), как отношение светосумм активированной и спонтанной ХЛ. По окончании записи ХЛ определяли фагоцитарную активность лейкоцитов в камере Горяева при окраске 0,25% раствором генцианвиолета.

Гистологические исследования тимуса, фабрициевой бурсы, селезенки, печени, участка слепых кишок осуществляли по общепринятым методикам. Органы фиксировали в 10% формалине, жидкости Буэна и Карнуа. Парафиновые срезы толщиной 5-7 мкм окрашивали гематоксилином и эозином, коллагеновые волокна выявляли по Маллори и ван Гизону, ретикулиновые – импрегнацией серебром по Футу, эластические – резорцин-фуксином по Вейгерту. Углеводсодержащие биополимеры выявляли ШИК-реакцией по МакМанусу, альциановым синим по Стидмену, комбинированной окраской по Крейбергу [Автандилов, 1994]. ДНК и РНК в плазмоцитах определяли метиловым зеленым и пиронином G по Браше [Кононский, 1976]. Контрольные срезы перед окрашиванием инкубировали с соответствующим энзимом (амилазой или рибонуклеазой) при температуре 37оС в течение часа.

Морфометрические исследования включали определение абсолютной массы тела и органов, их абсолютного и относительного прироста. Абсолютный прирост рассчитывали по формуле: V2–V1, где V1 – масса тела или органа в начале периода, V2 – масса тела или органа в конце периода. Относительный прирост, отражающий скорость роста, вычисляли по формуле: . Относительную массу органов определяли как частное от деления абсолютной массы органа (Vo)  и абсолютной массы тела (Vm), выраженное в процентах. Весовой индекс рассчитывали как отношение абсолютных масс органа и тела, умноженное на 1000.

Для суждения о функциональном состоянии тимуса определяли соотношение площади коркового и мозгового вещества (индекс коры); плотность лимфоцитов в условном поле зрения коры и медуллы; количество митозов в коре на 1000 зарегистрированных клеток (митотический индекс); количество и размеры телец Гассаля; в фабрициевой бурсе определяли диаметр и площадь лимфатических фолликулов, высоту эпителия складок, плазмоцитарную реакцию оценивали по суммарному содержанию плазмоцитов в 30 полях зрения соединительной ткани; в селезенке – количество и размеры фолликулов, клеточный состав красной пульпы.

При морфометрических исследованиях использовали окуляр-микрометр МОВ-1-15х (ГОСТ 7865-56), объект-микрометр ОМП (ГОСТ 7513-55) и стереометрические окулярные вставки Автандилова. Микрофотографирование проведено на микроскопе МС 100 (Micros, Austria), фотокамерами Digital САМ V200 и Canon PowerShot A520, при объективах 4, 10, 40 и 100. Характеристика изученного материала представлена в таблице 1.

Таблица 1 – Сводные данные по количеству объектов, подвергнутых исследованиям*

Метод исследования

1

2

3

4

Всего

Патологоанатомический

171

1097

154

37

1459

Гистологический

57

238

14

309

Гистохимический

22

59

81

Морфометрический

57

231

288

Гематологический

51

76

127

Биохимический

44

70

114

Цитохимический

25

64

89

Цитокариометрический

46

46

Иммунологический (ФАЛ)

96

96

Хемилюминесцентный

96

96

Серологический

448

90

538

Примечание – 1 – СПХ «Владимировское»; 2 – ООО «Птицефабрика Заря»; 3 – ООО ПФ «Сибирская губерния»; 4 – ПФ «Красноярская»

Статистический анализ. Полученные данные обработаны с учетом рекомендаций по биометрии [Автандилов, 1984] и статистическому анализу [Берк, Кэйри, 2005] методом вариационной статистики с использованием t-критерия Стъюдента. Вычисляли средние арифметические (x) и их ошибки (Sx). Разницу показателей считали достоверной при Р0,05.  Статистическую обработку полученных данных проводили на ПК «Intel Centrino Duo processor T5250» с помощью прикладных программ Microsoft Office Excel 2007.

  1. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1 Анализ комплексных программ вакцинаций на птицефабриках Красноярского края

Анализ существующих схем специфической профилактики инфекционных болезней на птицефабриках Красноярского края и синдроматики поголовья свидетельствовал о крайней напряженности комплексных программ вакцинаций, тенденции дальнейшего роста кратности антигенных стимуляций, расширении арсенала живых вирусвакцин, что являлось чрезмерной функциональной нагрузкой на иммунную систему птицы раннего периода выращивания, отличающейся неоднородностью живой массы.

Ретроспективный анализ за последние 25 лет показал рост числа вакцинаций птицы. С 1983 по 2010 год количество прививок выросло почти в 4 раза. В настоящее время схемы вакцинопрофилактики включают от 7 до 15 иммунизаций цыплят яичных пород, 7-8 вакцинаций цыплят-бройлеров; 9-10 раз прививают поголовье индюков-бройлеров. Племенную птицу прививают до 23 раз против вирусных,  бактериальных и паразитарных инфекций.

Неуклонно увеличивается набор антигенов. В 80-х годах 20-го века кур вакцинировали против болезни Марека и ньюкаслской болезни. В настоящее время схемы иммунизаций предусматривают применение от 9 до 15 вакцин, в том числе против болезни Марека (БМ), ньюкаслской болезни (НБ), инфекционного бронхита кур (ИБК), инфекционной бурсальной болезни (ИББ), инфекционного ларинготрахеита (ИЛТ), инфекционного энцефаломиелита (ИЭМ), синдрома снижения яйценоскости (ССЯ) и других. В 2004 году суммарное количество вакцинаций по краю достигло более 180,5 млн., из них большую часть составили антигенные стимуляции против НБ, ИББ и БМ.

Все программы иммунизаций начинаются в инкубаториях с одной, чаще двух вакцинаций. Интервал между последующими прививками составляет 7-10 дней, а в отдельные периоды сокращается до 2-5 суток. При этом на молодняк первых двух месяцев жизни приходится более 90% всей антигенной нагрузки.

Исследование суточных цыплят показало, что при выводе 81-83% около 19% цыплят, имеют отклонения живой массы выше или ниже показателей стандарта породы. При нарушениях режимов инкубации процент вывода снижается, а неоднородность цыплят по живой массе увеличивается до 25% и более. При вскрытии выбракованных цыплят наблюдаются признаки эмбрионального недоразвития, в том числе  омфалиты и объемные нерассосавшиеся желточные мешки в грудобрюшной полости. Сравнение динамики гибели птицы разных партий в СПХ «Владимировское» показало, что ежедневная смертность птицы неблагополучной партии, полученной при низком выводе, превысила показатели благополучной партии в 2,7-3,5 раза, а при вспышке колибактериоза – в 10-16 раз.

Анализ структуры падежа птицы по Красноярскому краю показал значительное сокращение  инфекционных заболеваний в 2003-2008 годах, при этом основной причиной гибели являлся колибактериоз, на долю которого приходилось от 63% до 96% от всех инфекционных болезней, причем 98-99% павших от колибактериоза – это цыплята первых двух месяцев жизни. Установлена прямая зависимость между гибелью птицы от колибактериоза и вспышками ИББ. Так, в структуре падежа птицы по краю смертность цыплят в 2003 году от ИББ составила 6,5%, от колибактериоза – 11,7%; в 2004 году – 2% и 9% соответственно. В 2005 гибель птицы от ИББ сократилась до 0,1%, что сопровождалось снижением смертности от колибактериоза до 7%.

3.2 Морфометрия и цитоморфология органов иммуногенеза кур в постнатальном периоде развития

3.2.1 Динамика морфометрических параметров органов иммунной системы кур в период выращивания. Органы иммуногенеза клинически здоровых цыплят раннего возраста имели признаки незавершенного морфогенеза и характеризовались интенсивным ростом и становлением основных структурных компонентов в первый месяц жизни, на который приходится основная масса антигенных стимуляций вирусвакцинами.

Рис. 2. Динамика темпов роста органов иммунной системы кур в период выращивания, %

Максимальные темпы роста органов иммуногенеза наблюдались в первый месяц жизни (рис. 2). Скорость роста тимуса за 30 суток составила 167%, фабрициевой бурсы – 186%, селезенки – 193% (Р<0,001). На этот же период приходились максимальные показатели относительной массы тимуса – 0,55±0,03%, бурсы – 0,50±0,08% и селезенки – 0,40±0,02% (рис. 3-А). Абсолютная масса тимуса за первый месяц жизни увеличилась в 11, фабрициевой бурсы – в 28, селезенки – в 58 раз. Тимус рос поступательно в течение периода выращивания, его абсолютная масса за четыре месяца жизни поднялась до 4,17 г, что в 28,4 раза превысило исходные показатели (рис. 3-Б).

Рис. 3. Динамика относительной (А) и абсолютной (Б) массы органов иммунной системы кур в период выращивания

Абсолютная масса фабрициевой бурсы достигла максимальных величин на 30-е и 120-е сутки, составляя 1,30 и 1,82 г соответственно. С 30-х по 60-е сутки жизни бурса прекратила рост, ее абсолютная масса сократилась в 2,5 раза, относительная масса – почти в 5 раз по сравнению с показателями 30-х суток (Р<0,01). Селезенка росла до трехмесячного возраста, увеличиваясь в 110 раз относительно исходных данных, затем ее показатели стабилизировались.

3.2.2 Структурно-функциональная характеристика тимуса кур в постнатальном периоде развития. Тимус суточных цыплят имел типичное строение с отчетливым делением долек на корковую и мозговую зону. Индекс коры составил 1,26±0,03 ед.; плотность лимфоцитов в условном поле зрения коры составила 107,1±2,36, в медулле – 24,6±1,17 клеток; митотический индекс – 1,47±0,22; количество телец Гассаля – 1,44±0,39, их размеры – 8,78±0,23 мкм. В местах скопления эпителиальных клеток медуллы обнаружен субстрат, дающий позитивную реакцию на кислые гликозаминогликаны (ГАГ).

У суточных цыплят с признаками эмбрионального недоразвития в 63% обнаружена гипоплазия тимуса, характеризующаяся сокращением весового индекса в 3-4 раза относительно показателей полноценно развитой птицы, фестончатыми контурами долек, отсутствием деления на корковую и мозговую зоны, криброзным видом субкапсулярного слоя, отсутствием телец Гассаля.

В процессе постнатального развития у здоровых кур 30-, 60-, 90- и 120-суточного возраста размеры долек тимуса увеличивались, морфометрические параметры колебались в зависимости от состояния иммунной системы.

3.2.3 Структурно-функциональная характеристика фабрициевой бурсы в постнатальном периоде развития. Максимальное развитие структур фабрициевой бурсы зарегистрировано у цыплят 30- и 120-суточного возраста, у 45-60-суточной птицы наблюдались признаки инволюции органа.

Фабрициевая бурса суточных цыплят типичного строения: наружная оболочка – серозная, на каудальной поверхности встречались участки, покрытые адвентицией; средняя оболочка – мышечная, образована двумя слоями гладких мышц; слизистая оболочка формировала 7-8 высоких и 5-6 низких складок. С возрастом число высоких складок увеличилось до 14, низких – сократилось до 2. Соединительная ткань представлена преимущественно коллагеновыми и ретикулярными, реже эластическими волокнами, расположенными в стенках крупных сосудов и центре складок.

Эпителиальная выстилка складок представлена интерфолликулярным (ИФЭ) и фолликул-ассоциированным (ФАЭ) эпителием. ИФЭ образован цилиндрическими, камбиальными и светлыми бокаловидными клетками. Цилиндрические клетки с пенистой цитоплазмой, дающей положительную реакцию на кислые ГАГ. Бокаловидные клетки расположены тонкой ножкой на базальной мембране, их цитоплазма заполнена аргирофильными гранулами, реакция на кислые ГАГ отрицательная. Камбиальные клетки низкие, некоторые из них с аргирофильными гранулами в цитоплазме. ФАЭ расположен над куполом фолликулов, образован клетками, не содержащими кислые ГАГ.

Случаев врожденной аплазии фабрициевой бурсы не установлено. Однако у цыплят с живой массой 33-35 г, абсолютная масса органа была ниже средних возрастных показателей на 25%, относительная масса – на 12%.

У цыплят первой недели жизни лимфатические фолликулы складок мелкие, диаметром от 60 до 95 мкм и средней площадью 4994,7±405,4 мкм2, без деления на корковую и мозговую зоны. Часть складок не содержала фолликулы, вследствие чего складки приобретали древовидную форму, часть фолликулов не была заполнена лимфоцитами, что свидетельствовало о незавершенности морфогенеза бурсы у цыплят первой недели жизни.

На 30-е сутки площадь фолликулов увеличилась до 0,064±0,003 мм2. Они плотно заполняли складки, приобретая полигональную форму. У 45-60-суточной птицы складки извилистые с неравномерной эпителиальной выстилкой и сниженной секрецией кислых ГАГ; коллагеновые волокна грубые и разросшиеся; площадь фолликулов сокращена до 0,038±0,004 мм2, часть фолликулов в состоянии железистого или кистозного перерождения. У трехмесячной птицы складки бурсы вновь укрупнялись, фолликулы имели запустевший вид, их площадь выросла до 0,056±0,004 мм2. В 120 суток часть складок содержала крупные фолликулы, площадью 0,13-0,15 мм2, другие складки имели мелкие фолликулы площадью 0,017-0,045 мм2. Высота эпителия достигла 35-40 мкм, секреция кислых ГАГ интенсивная.

3.2.4 Структурно-функциональная характеристика селезенки кур в постнатальном периоде развития. В первые дни постэмбрионального развития селезенка характеризовалась отсутствием оформленных лимфатических фолликулов и рыхлыми диффузными скоплениями мелких лимфоцитов. Клеточный состав красной пульпы у суточных цыплят представлен преимущественно эритроцитами (28,9±2,35%), лимфоцитами (24,9±1,18%) и гранулоцитами (14,8±1,34%). Встречались молодые гранулоциты с бобовидными или овальными ядрами. Маргинальная зона имела запустевший криброзный вид и содержала сеть ретикулярных волокон.

За первые  две недели жизни толщина капсулы увеличилась с 10,4±1,03 мкм до 18,8±2,23 мкм, появились единичные фолликулы размером 114,2±13,8 мкм.. Содержание эритроцитов и гранулоцитов сократилось, а уровень лимфоцитов, макрофагов и плазмоцитов постепенно увеличивался, стабилизируясь у 30-45-суточной птицы. С возрастом периартериальные лимфоидные скопления расширялись и плотно заполнялись лимфоцитами, на поперечном срезе встречалось до 5-7 фолликулов диаметром от 90 до 220 мкм.

3.2.5 Структурно-функциональная характеристика лимфоидной ткани кишечника и печени. Лимфоидная ткань, ассоциированная со слизистыми оболочками кишечника и печенью, слабо представлена у цыплят первых двух недель жизни, о чем свидетельствовало отсутствие оформленных лимфатических фолликулов в подслизистом слое слепых кишок и лимфоидных скоплений в печени. Единичные мелкие фолликулы появлялись в кишечнике у птицы 14-21-суточного возраста. В 30-60 суток количество фолликулов не менялось, но их размеры достигали 125-160 мкм. У трех-четырех месячной птицы в области бифуркации слепых кишок обнаружены скопления из 6-8 крупных овальных окруженных коллагеновыми волокнами фолликулов,  формирующих слепокишечную миндалину. Помимо оформленных фолликулов встречались обширные диффузные поля лимфоцитов, инфильтрирующих собственную пластинку слизистого слоя и подслизистую основу кишечника.

Лимфоидные очаговые скопления в печени впервые обнаружены у цыплят старше двух-трехнедельного возраста. Они не имели постоянной локализации, располагались вблизи кровеносных сосудов, отличались размерами и плотностью заполнения лимфоцитами.

3.3 Возрастная динамика показателей крови иммунизированных и неиммунизированных кур

3.3.1 Динамика морфобиохимических показателей крови иммунизированных и неиммунизированных кур в период выращивания. На фоне закономерных возрастных изменений показателей крови установлены сдвиги морфобиохимических, цитохимических, цитокариометрических и метаболических параметров, обусловленные многократными иммунизациями.

Содержание гемоглобина в течение первых шести суток снизилось на 20,8% относительно суточных цыплят (Р<0,05), а к концу третьей недели стабилизировалось на уровне 100-110 г/л (табл. 2).

Таблица 2 – Динамика морфобиохимических показателей крови привитых кур яичных кроссов «Родонит-2», «Хайсекс браун» и «Хайсекс уайт» за период выращивания

Возраст, сутки

Гемоглобин, г/л

Эритроциты, 1012/л

Лейкоциты, 109/л

СОЭ,

мм/ч

Общий белок, г/л

1

102,74±6,52

1,98±0,11

12,18±0,63

2,01±0,29

24,0±1,32

6

81,32±4,06*

2,06±0,13

17,70±1,05**

2,31±0,18

21,9±1,10

12

91,04±2,85

2,07±0,07

24,99±1,52***

2,68±0,29

34,7±2,25**

18

98,91±3,32

2,34±0,03*

22,34±0,83***

2,34±0,21

31,4±0,67**

24

107,42±3,95

2,68±0,13**

31,69±0,93***

3,06±0,22*

33,9±2,14**

30

104,41±2,59

2,76±0,07**

33,25±1,08***

2,58±0,30

34,2±1,97**

60

105,90±3,05

2,45±0,06**

28,64±2,41***

3,10±0,25*

32,8±1,17**

90

104,65±1,83

2,50±0,14*

26,34±1,08***

3,65±0,18*

36,3±1,85**

120

100,36±2,99

2,47±0,12*

26,77±2,19**

3,16±0,25*

38,4±2,11**

Примечание – * Р<0,05; ** Р<0,01; *** Р<0,001 по сравнению с показателями суточной птицы

Рис. 4. Соотношение глобулиновых фракций крови привитых кур раннего возраста

За период выращивания уровень общего белка повысился почти на 60% с 24,0±1,32 г/л до 38,4±2,11 г/л (Р<0,01), что характерно для постэмбрионального периода развития птицы. У цыплят раннего возраста в сыворотке крови преобладали альбуминовые белковые фракции. За первые три недели уровень глобулинов увеличился, а содержание альбуминов сократилось с 53,6±3,15% до 30,4±1,95% (Р<0,01). Вакцинации вызывали изменение соотношения глобулиновых фракций: -глобулинемия, характерная для первых суток, сменялась -глобулинемией, уровень которой достигал 46,9±2,75% (рис. 4). Высокое содержание -глобулинов сохранялось на протяжении всего периода интенсивных антигенных стимуляций. Показатели СОЭ были минимальными у суточной птицы, что связано с низким уровнем общего белка, в том числе глобулиновых фракций. После каждой иммунизации СОЭ увеличивалась в 1,5-2 раза, оставаясь в верхних пределах физиологической нормы.

Количество эритроцитов у суточных цыплят составило 1,98±0,11⋅1012/л, что в 1,5-1,7 раза ниже, чем у взрослых кур, из них 10-12% занимали незрелые клетки. К 30-м суткам уровень эритроцитов увеличился на 33,5% (Р<0,05). Содержание лейкоцитов у суточной птицы составило 12,18±0,63109/л, что почти в 2 раза ниже показателей взрослой птицы. За 30 суток количество лейкоцитов выросло в 3 раза по сравнению с исходным состоянием (Р<0,001). Вакцинации вели к развитию абсолютного и относительного лейкоцитоза, наиболее выраженного у 30-суточной птицы (табл. 2). В 90-120-суточном возрасте уровень лейкоцитов стабилизировался на уровне 26-27109/л.

Рост лейкоцитов при антигенных стимуляциях происходил, прежде всего, за счет лимфоцитов, хотя уровень моноцитов в течение первого месяца также вырос с 0,8 до 7,6% (Р<0,001). У суточных цыплят гранулоциты занимали 70-71%, из них на псевдоэозинофилы приходилось 63,5±2,43% (табл. 3).

Таблица 3 – Динамика возрастных изменений морфологического состава белой крови кур яичных кроссов при антигенных стимуляциях вирусвакцинами*, %

Возраст, сутки

Базофилы

Эозинофилы

Псевдо-эозинофилы

Лимфоциты

Моноциты

6-8 часов

1,8±0,29

6,1±0,47

63,5±2,43

27,8±1,09

0,8±0,29

1

1,0±0,47

5,0±0,67

51,0±2,02

42,3±1,91

1,0±0,47

6

1,0±0,42

3,0±0,82

22,3±2,28

72,3±2,99

2,3±0,55

12

0,8±0,42

4,2±0,29

30,2±3,08

62,0±3,12

2,8±0,47

18

0,6±0,27

1,2±0,65

34,8±2,64

60,2±2,34

3,2±0,22

24

1,8±0,22

3,0±0,35

32,4±2,84

57,2±2,72

5,6±0,84

30

1,2±0,27

4,8±0,22

28,0±3,03

58,1±1,65

7,6±0,82

45

1,9±0,34

5,3±0,18

25,9±2,24

62,6±2,49

4,3±0,58

60

0,7±0,29

2,5±0,46

18,5±1,33

74,7±1,98

2,7±0,59

70

0,7±0,27

2,5±0,52

15,3±1,08

77,9±1,76

3,6±0,47

90

2,4±0,27

4,7±0,39

24,4±3,13

66,0±2,15

2,5±0,32

120

3,0±0,30

4,2±0,34

22,8±2,32

64,8±2,90

5,0±0,29

Примечание – * программа вакцинаций включала однократные антигенные стимуляции против БМ, ИЭМ, ССЯ, двукратные против ИЛТ, трехкратные против ИББ, НБ, четырехкратные против ИБК

Абсолютное содержание лимфоцитов у суточных цыплят составило 3,49±0,22×109/л, относительное – 27,8±1,09%. У непривитой птицы гранулоцитарный профиль крови сохранялся до трехнедельного возраста. У цыплят привитых в первые сутки жизни против БМ и ИБК, резко менялся профиль крови: уровень лимфоцитов за сутки увеличился на 53,2%, а к шестым суткам – в 2,6 раза (Р<0,01) относительно исходного состояния.

Абсолютный и относительный лимфоцитоз был характерен для всего периода вакцинаций. При интервалах между прививками 10-14 дней лимфоциты составляли 62-67%, если интервалы сокращались до 3-5 суток, в крови наблюдался высокий уровень лимфоцитов, достигающий у отдельных особей 80-85%. При этом содержание гранулоцитов снижалось до 10-12%, что, на наш взгляд, отрицательно влияло на устойчивость птицы к заражению условно-патогенными микроорганизмами, циркулирующими среди поголовья.

Рис. 5. Популяция лимфоцитов крови при вакцинациях, %

В крови только что вылупившихся цыплят малые лимфоциты занимали 78,5±2,27%, средние – 21,0±3,06%, большие – 0,5±0,33% (рис. 5). После первых иммунизаций уровень малых лимфоцитов сократился на 11%, а средних – вырос почти на 40% относительно исходных показателей. К 30 суткам число малых лимфоцитов сократилось в 4,3 раза, средних лимфоцитов увеличилось в 3 раза, а больших – почти в 38 раз относительно данных суточной птицы (Р<0,001). На фоне вакцинаций в крови появились большие гранулярные лимфоциты, соответствующие NK-клеткам, проявляющим цитотоксическую активность в отношении клеток, пораженных вирусами, опухолевыми клетками и некоторыми микроорганизмами.

3.3.2 Цитокариометрические изменения лимфоцитов кур в постнатальном периоде развития и при антигенных стимуляция. Антигенные стимуляции молодняка кур вызывали усиление биосинтетических процессов в иммунокомпетентных клетках и колебания цитокариометрических параметров лимфоцитов крови, отражающие развитие общего адаптационного синдрома.

Рис. 6. Распределение средних объемов ядер лимфоцитов крови у привитой и интактной птицы

Распределение объемов ядер лимфоцитов крови показало неоднородность ядерной популяции. Средний объем ядер у суточной птицы составил 126,4±2,46 мкм3. В течение нескольких часов после первых прививок показатель снизился на 3,2% относительно интактной птицы, что, на наш взгляд, являлось следствием вакцинального стресса и свидетельствовало о развитии стадии тревоги общего адаптационного синдрома (рис. 6). У 6-12-суточного молодняка объемы ядер колебались от 221 мкм3 до 408 мкм3.

Средний объем ядер увеличился на 12% относительно показателей непривитой птицы (Р<0,05), что расценивалось нами, как развитие стадии резистентности. У 18-30-суточной птицы нарастала гетерогенность ядер, их объемы распределялись от 21 мкм3 до 640 мкм3. Появлялись клетки с мелкими оптически плотными ядрами объемом до 21-45 мкм3, свидетельствующими об истощении адаптивных возможностей лимфоцитов.

У суточных цыплят преобладали лимфоциты с высоким ЯКО – 0,7 (25,4±0,61%), 0,8 (34,7±2,85%) и 0,9  (10,7±1,08%). К концу первого месяца жизни подавляющее число лимфоцитов имели низкое ЯКО – 0,3 (30,8±3,72%), 0,4 (28,8±3,41%), 0,5 (24,3±2,28%), что отражало усиление в них биосинтетических процессов и сопровождалось появлением в цитоплазме вакуолей и образованием многочисленных цитоплазматических выпячиваний.

Рис. 7. Средний цитохимический коэффициент  ЛКБ у привитой и интактной птицы, усл. ед.

3.3.3 Цитохимические параметры лейкоцитов крови кур в постнатальном периоде развития и при антигенных стимуляциях. Цитохимические исследования клеток крови показали положительную реакцию на катионные белки гранул гетерофилов, моноциты и лимфоциты давали отрицательную реакцию. Содержание ЛКБ в псевдоэозинофилах у суточных цыплят составило 1,02±0,09 ед., что свидетельствовало о низком уровне естественной резистентности. Преобладали клетки со слабоположительной (48%) и умеренной (33%) реакцией. У семисуточных привитых цыплят уровень ЛКБ снижался на 4,9% (рис. 7). У 21-суточных привитых цыплят наблюдали снижение уровня ЛКБ на 16,3% по сравнению с непривитой  птицей. В 45-60-суточном возрасте содержание ЛКБ составило 1,6-2 ед., а в трех-четырех месячном возрасте поднялось до 2,05-2,23 усл. ед., что соответствовало показателям среднего уровня естественной резистентности. Псевдоэозинофилы содержали два типа катионных гранул – мелкие, дающие светло-зеленое окрашивание цитоплазмы, и крупные удлиненные светло- или темно-зеленого цвета. Гранулы ЛКБ эозинофилов и базофилов – крупные интенсивно-зеленые.

Установлено отсутствие миелопероксидазы в псевдоэозинофильных гранулоцитах и интенсивная положительная реакция эозинофилов и базофилов, что свидетельствовало о видовых особенностях кислородного метаболизма гетерофилов кур по сравнению с млекопитающими.

У суточных цыплят гликоген содержался в цитоплазме гранулоцитов и тромбоцитов. За два месяца жизни СЦК гликогена увеличился в 2,7 раза (Р<0,01). Около 12-14% гетерофилов крови, давали отрицательную реакцию, что являлось показателем функциональной незрелости этих клеток. Лимфоциты крови 1-7-суточных цыплят не содержали гликогена, на 14-21 сутки у 16-20% лимфоцитов привитой птицы появлялся ШИК-положительный субстрат, наличие которого характерно для В-лимфоцитов. В эозинофилах и базофилах наблюдалось диффузное окрашивание цитоплазмы в красноватый цвет, при этом гранулы клеток всегда давали ШИК-отрицательную реакцию.

Таким образом, незначительные запасы ЛКБ и энергетического субстрата в лейкоцитах периферической крови цыплят раннего постнатального возраста, а также отсутствие миелопероксидазы в псевдоэозинофильных гранулоцитах, характеризовали низкие потенциальные возможности этих клеток в качестве фагоцитов и свидетельствовали об особенностях их метаболизма у кур.

3.3.4 Особенности кислородного метаболизма клеток цельной крови кур в постнатальном периоде развития и при вакцинациях. Исследование кинетики генерации АФК  клетками цельной крови выявило специфические особенности кислородного метаболизма кур. Использование в качестве ХЛ-зондов люцигенина и люминола позволило определить, что в спектре АФК, генерируемых клетками цельной крови кур, преобладает супероксиданион (·О2), т.к. объем его внеклеточной продукции  в  10-24  раза превосходил продукцию люминолзависимых радикалов (Н2О2, ОН, HOCl) как в спонтанном, так и в антигенактивированном состоянии (рис. 8).

Рис. 8. Кинетика индуцированной (1, 2) и спонтанной (3, 4) генерации люцигенин- (А) и люминол- (Б) зависимых АФК клетками цельной крови кур (1 и 3 – разведение крови в 2 раза, 2 и 4 – разведение крови в 5 раз)

При использовании люцигенина время достижения максимума ХЛ сокращалось на 4-25% по сравнению с люминолом и наблюдалась достоверная (Р<0,01) разница этого показателя между спонтанной и индуцированной ХЛ у суточных и 90-дневных цыплят. Удельная генерация люцигенинзависимых АФК в 30-38 раз превысила продукцию люминолзависимых АФК у суточных и 210-дневных птиц (табл. 4).

Таблица 4 – Возрастная динамика удельной антигениндуцированной продукции АФК лейкоцитами и активными фагоцитами крови кур (разведение крови 1:1)

Возраст, сутки

S/лейкоцит, имп./кл.106

S/фагоцит, имп./кл. 106

люминол

люцигенин

люминол

люцигенин

1

1,16 ± 0,16

35,13 ± 10,45

2,23 ± 0,19

66,44 ± 18,82

30

1,26 ± 0,19

23,11 ± 3,96

2,85 ± 0,26

51,97 ± 6,45

60

1,13 ± 0,26

23,32 ± 9,98

2,64 ± 0,71

54,94 ± 25,59

90

0,43 ± 0,07

7,08 ± 1,10

0,89 ± 0,14

14,45 ± 2,41

120

0,37 ± 0,04

6,29 ± 1,06

0,64 ± 0,07

11,24 ± 1,89

210

0,75 ± 0,12

28,54 ± 10,57

1,26 ± 0,18

44,97 ± 14,79

500

0,67 ± 0,13

12,80 ± 1,69

1,19 ± 0,28

23,53 ± 4,41

Эта особенность указывала на значительное отличие кислородного метаболизма клеток крови кур от рыб, амфибий и млекопитающих, у которых преобладают люминолзависимые формы АФК.

Степень разведения крови изменяла объем  и интенсивность продукции АФК, но не оказывала значительного влияния на время наступления максимума ХЛ. Разведение цельной крови в пять раз приводило к уменьшению спонтанной и индуцированной ХЛ в 1,5-3 раза, по сравнению с двукратным разведением. Кинетика показателей генерации АФК у кур в постнатальном онтогенезе носила волнообразный характер и демонстрировала два пика максимальной активности – на 30-е и 210-е сутки (рис. 9).

Рис. 9. Возрастная динамика параметров кинетики индуцированной и спонтанной генерации люцигенин- (А) и люминолзависимых (Б)  АФК клетками цельной крови кур

К 30-м суткам индуцированная светосумма люцигенин- и люминолзависимых АФК увеличилась в 1,6 и 2,7 раза, а спонтанная – в 2,6 и 2,8 раза соответственно, по сравнению с птицей суточного возраста. Второй пик активности продукции АФК, зарегистрированный у 210-суточной птицы, отличался крайней неоднородностью параметров ХЛ, о чем свидетельствовала высокая вариабельность их значений. Объем индуцированной ХЛ у 210-суточной птицы увеличился в 2,6 раза относительно средневозрастных показателей (22,8±8,37106 против 8,77±1,25106 имп. за 90 мин.), а у 28,6% особей – в 5,6 раза (49±1,98106 против 8,77±1,25106 имп. за 90 мин.).

Всплеск индуцированной активности свободнорадикальных процессов на 30- и 210-е сутки, свидетельствовали не столько об увеличении потенциальных возможностей клеток крови, участвующих в реакциях неспецифической защиты, сколько о дисбалансе прооксидантной и антиокислительной системы организма, представляющем реальную угрозу повреждения экзо- и эндоцеллюлярных молекулярных структур клеток.

Общая индуцированная продукция люцигенинзависимых АФК у трехмесячных цыплят по сравнению с первыми и 210-и сутками снижена в 2 и 5 раз соответственно. В 120-дневном возрасте параметры ХЛ находились на уровне суточной птицы и были в 2-6 раз ниже показателей 210-суточных кур. У кур старше 500-дней снижалась активность кислородного метаболизма клеток крови, что указывало на сокращение потенциальных возможностей адаптивного иммунитета.

Анализ индекса активации (ИА) показал его значительные колебания в процессе постнатального онтогенеза. Минимальный ИА зарегистрирован при люцигенинзависимой ХЛ у 60-и и 500-суточной птицы – 1,49 и 1,95 ед. соответственно, максимальный – 5,88 ед. у 90-суточных кур на фоне низкой общей продукции АФК, что, демонстрировало высокие потенциальные возможности  клеток крови к реакции на антигенную стимуляцию.

Исследование влияния вакцинации суточных цыплят против БМ не выявило достоверных изменений в продукции АФК клетками периферической крови. Однако, через 5 ч после прививки показатели интенсивности продукции люцигенин- и люминолзависимых АФК снижались на 6% и 10%, а суммарная генерация АФК – на 6% и 13% относительно интактных кур (рис. 10).

Рис. 10. Параметры хемилюминесцентной кинетики активированной in vitro и спонтанной генерации АФК клетками цельной крови интактных и привитых суточных цыплят через 5 часов после иммунизации против БМ

Уровень спонтанной генерации люминолзависимых АФК у привитых против БМ цыплят был ниже, чем у интактной птицы на 37,5%, а интенсивность реакции – на 9,4%. При этом спонтанная продукция супероксиданиона увеличилась на 41,3%.  У привитых кур выросло содержание лейкоцитов и доля фагоцитов с 52±5 до 66±3%; снизилась удельная индуцированная in vitro генерация АФК и время выхода на максимум индуцированной продукции люцигенинзависимых АФК на 8,3%, а спонтанной – в 2,14 раза. У привитой птицы ИА сократился на 33,5% для люцигенинзависимых АФК и повысился на 52% для  люминолзависимых АФК, что свидетельствовало о снижении генерации первичных радикалов кислорода и повышении объемов вторичных АФК под влиянием вакцинного вируса БМ.

Массированные антигенные стимуляции оказывали негативное влияние на способности клеток крови к продукции АФК. Так, у цыплят 55-суточного возраста через 48 ч после очередной иммунизации против ИБК объем продукции люцигенинзависимых АФК и максимальная интенсивность индуцированной ХЛ сократились более, чем в 3 раза (Р<0,01), спонтанной – в 1,7 раза относительно суточной птицы. При этом генерация люминолзависимых АФК снизилась в 1,4-1,6 раза, содержание лейкоцитов в крови увеличилось в 1,89 раза, количество фагоцитов снизилось в 2,4 раза по сравнению с суточными цыплятами, что привело к сокращению удельной активности генерации АФК в ответ на антигенную стимуляцию in vitro частицами латекса.

У 58-суточной птицы через 48 часов после иммунизации против ИЛТ светосумма индуцированных и спонтанных люцигенинзависимых АФК снизилась на 30,5% и 11,6% по сравнению с показателями до вакцинации (рис. 11). Индуцированная продукция люминолзависимых АФК сохранилась на прежнем уровне, но почти в 2 раза сократилось время достижения максимума ХЛ-кривой, с 23±5 мин. до 12±1 мин. (Р<0,05). Уровень лейкоцитов увеличился до 22,8±2,01109/л, фагоцитарная активность клеток составила 35,7±5,34%.

Рис. 11. Динамика показателей активированной in vitro и спонтанной продукции люцигенин- (А) и люминолзависимых АФК (Б) клетками крови молодняка кур через 48 часов после иммунизаций против ИЛТ, ИБК и НБ

Ревакцинация 64-суточных цыплят против ИБК стимулировала рост индуцированной продукции люминол- и люцигенинзависимых АФК через 48 ч после иммунизации на 22,2% и 61,7% соответственно. У 66-суточных цыплят интенсивность продукции индуцированных люцигенинзависимых АФК в 1,5 раза превысила показатели кур 58-суточного возраста.

Вакцинация 66-суточной птицы против НБ обусловила истощение функциональной активности клеток в отношении продукции всех АФК. Объем индуцированной и спонтанной продукции люцигенинзависимых АФК через 48 ч после вакцинации против НБ сократился почти в 2 раза относительно предыдущего возраста. Спонтанная продукция люминолзависимых АФК сохранилась на прежнем уровне, а индуцированная – снизилась в 1,75 раза.

Максимальный ИА люминолзависимых АФК наблюдался у 68-суточных кур, ревакцинированных против ИБК; люцигенинзависимых – у 55-суточных цыплят после стимуляции против ИБК. Вакцинация против НБ вызывала резкое снижение ИА люминолзависимых АФК в 2,25 раза (Р<0,01), а люцигенинзависимых – в 1,43 раза. Фагоцитарная активность лейкоцитов после вакцинации против НБ сократилась в 1,5 раза.

Таким образом, кислородный метаболизм клеток цельной крови кур характеризовался преобладанием генерации первичных радикалов кислорода, как в спонтанном, так и в антигениндуцированном состоянии. Иммунизации птицы вирусвакцинами подавляли интенсивность и объемы индуцированной и спонтанной продукции люминол- и люцигенинзависимых АФК, что свидетельствовало о снижении неспецифической резистентности организма и сокращении потенциальных возможностей клеток цельной крови кур к ответу на антигенную стимуляцию.

3.4 Влияние многократных антигенных стимуляций на органы и ткани иммунологического обеспечения кур

3.4.1 Цитоморфология тимуса кур при многократных вакцинациях. Многократные антигенные стимуляции молодняка кур вызывали гиперплазию лимфоидных структур органов иммуногенеза, интенсивную плазмоцитарную реакцию и развитие иммунопатологических процессов, характеризующихся лимфофолликулярной гиперплазией тимуса, преждевременной инволюцией фабрициевой бурсы и системным гиалинозом сосудов тимуса и селезенки.

Тимус реагировал на вакцинацию суточных цыплят против БМ ростом абсолютной массы на 5-6%, относительной – на 6-15% в течение суток после стимуляции. При одновременной стимуляции против ИБК и БМ разница с непривитой птицей достигала 20% (Р<0,05), что было обусловлено пролиферацией лимфоцитов корковой зоны, о чем свидетельствовал рост митотического индекса и индекса коры на 54-55% по сравнению с интактной суточной птицей (Р<0,01). При этом плотность лимфоцитов в условном поле зрения коры выросла на 5%, медуллы – почти на 13%.

В корковой зоне наблюдалась картина «звездного неба», в мозговом веществе усилилась секреция кислых ГАГ эпителиальными клетками. Отмечалось полнокровие тимуса, отечность междольковой соединительной ткани, активизация эндотелия мелких сосудов. Количество телец Гассаля в течение суток выросло почти в 2 раза по сравнению с непривитой птицей. На 6-е сутки после начала вакцинаций индекс коры сократился на 31% и составил 1,06±0,05 ед., плотность лимфоцитов в коре снизилась до 110,5±2,21 клеток, а в мозговой зоне увеличилась и составила 29,2±0,91 клеток. Содержание телец Гассаля увеличилось с 2,8±0,34 у привитых суточных цыплят до 6,5±0,39 у шестисуточной птицы. В сосудах кортико-медуллярной границы и в междольковой волокнистой ткани появлялись первые плазмоциты.

Длительные антигенные стимуляции вели к росту показателей индекса коры, плотности лимфоцитов в условном поле зрения коры и медуллы, количества и размерам телец Гассаля у 12-18-суточной птицы. У 30-суточных цыплят после 6-8-кратных вакцинаций в верхних слоях корковой зоны появлялись лимфоидные фолликулы, появление которых свидетельствовало о развитии лимфофолликулярной гиперплазии тимуса.

У 90-95-суточных кур в области кортико-медуллярной границы тимуса встречались фолликулы со светлыми центрами. По завершении программ вакцинаций, включающих до 15 прививок, в тимусе 120-дневных кур помимо многочисленных фолликулов обнаружен гиалиноз сосудов мелкого и среднего калибра, характеризующийся отложением в их  стенках и периваскулярных пространствах стекловидных гомогенных масс, что являлось, по-нашему мнению, следствием фиксации циркулирующих иммунных комплексов.

3.4.2 Цитоморфология фабрициевой бурсы кур при многократных вакцинациях. Фабрициевая бурса реагировала на вакцинации против ИБК и БМ ростом абсолютной и относительной массы на 17% и 10,4% соответственно в течение суток после стимуляции. На шестые сутки абсолютная масса бурсы у привитых цыплят увеличилась на 32,2% (Р<0,05), относительная масса – на 22,4%  по сравнению с непривитой птицей аналогичного возраста.

Иммунизация семисуточных цыплят против ИББ вызывала резкий рост массы органа в 1,5-1,7 раза относительно показателей непривитой птицы. Орган становился отечным, с набухшими складками, покрытыми обильной слизью. Складки приобретали изрезанные контуры, эпителиальная выстилка становилась неравномерной, вакуолизированной, с участками десквамации. Площадь фолликулов увеличилась до 0,013±0,001 мм2, т.е. в 1,82 раза относительно суточной привитой птицы. Фолликулы крупные вытянутые со светлой мозговой зоной, рыхло заполненной пикнотичными лимфоцитами. В центре отдельных фолликулов обнаружены скопления распадающихся клеток. Корковая зона узкая, образована одним-двумя рядами малых лимфоцитов.

В соединительной ткани у привитой птицы появлялись плазмоциты разной степени зрелости. У 15-суточных цыплят преобладали плазмобласты, у трехнедельной птицы – незрелые плазмоциты. У 30-суточных цыплят суммарное содержание плазмоцитов в 30 полях зрения составило 179,2±4,08 клеток, среди которых преобладали зрелые клетки.

У привитой птицы отмечалась гиперплазия лимфатических фолликулов, они плотно заполняли складки и приобретали полигональную форму, их площадь у 30-суточной птицы увеличилась до 0,107±0,028 мм2. Корковое вещество содержало 6-8 рядов клеток; кортико-медуллярная граница имела извитые контуры; в мозговой зоне встречались лимфобласты и фигуры митоза; росло число фолликулов, контактирующих с эпителиальной выстилкой; увеличилась высота эпителия складок и усилилась секреция кислых ГАГ.

Не смотря на продолжающиеся антигенные стимуляции, в фабрициевой бурсе 60-суточного молодняка развертывались инволютивные процессы. Размеры фолликулов сокращались в 1,7-2,2 раза относительно показателей месячной птицы и составляли 0,047±0,005 мм2, появлялись фолликулы в состоянии кистозного или железистого перерождения, эпителиальная выстилка становилась неравномерной, уменьшалась секреция кислых ГАГ, суммарное содержание плазмоцитов снижалось до 102±4,04 клеток.

Вакцинация 105-110-суточного молодняка кур комбинированной убитой  вакциной, включающей антигены НБ, ИБК и ССЯ, вызывала резкий рост размеров фабрициевой бурсы до 1522 мм, что сопровождалось гиперплазией фолликулов, всплеском секреторной активности эпителиальной выстилки, интенсивной плазмоцитарной реакцией в соединительной ткани.

3.4.3 Цитоморфология периферических органов иммунной системы кур при вакцинациях. Иммунизации вызывали изменения морфофункциональных показателей селезенки, лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистой оболочкой кишечника и печенью. Вакцинация суточных цыплят обеспечила рост абсолютной массы селезенки на 11,7% относительно непривитой птицы. У 30-суточных цыплят на поперечном срезе селезенки содержалось 5-6 фолликулов, у 45-60-суточной птицы – 7-8 фолликулов.

Динамика накопления плазмоцитов в селезенке аналогична реакции фабрициевой бурсы. В первые 15 дней после начала программы вакцинаций плазмоциты составляли 11,3±0,41% клеток красной пульпы, причем плазмобласты и незрелые плазмоциты занимали более 8%. Они формировали небольшие скопления вблизи сосудов и по периферии лимфатических фолликулов. К 30-м суткам содержание плазмоцитов увеличилось в 2 раза по сравнению с предыдущим возрастом. В 45-60-суточном возрасте уровень плазмоцитов составил 12-15%, нарастало число макрофагов и гранулоцитов, появилось плазматическое пропитывание стенок сосудов. К 120 суткам плазматизация сосудов разного калибра становилась повсеместной.

Лимфоидная ткань, ассоциированная со слизистой оболочкой толстого кишечника, реагировала на антигенные стимуляции увеличением размеров лимфатических фолликулов цекальной миндалины, диффузной инфильтрацией собственной пластины слизистой оболочки и подслизистого слоя лимфоцитами, плазмоцитами, макрофагами и гранулоцитами.

Вакцинации индуцировали появление в печени лимфоидных скоплений, располагающихся  вблизи кровеносных сосудов и имеющих вид диффузных периваскулярных скоплений без определенной локализации.

3.5 Оценка морфофункциональных изменений органов иммунной системы кур при  патологических состояниях различной этиологии

3.5.1 Морфофункциональные изменения тимуса кур при патологических состояниях различной этиологии. Морфологические изменения в тимусе кур, выбракованных и павших при различных патологических состояниях, свидетельствовали о развитии акцидентальной инволюции, степень которой зависела от характера этиологического фактора и продолжительности его воздействия на организм (табл. 6).

Транспортировка суточных цыплят из инкубатория в цех выращивания в зимнее время года вызывала транспортный и низкотемпературный стресс, что сопровождалось снижением абсолютной массы и весового индекса тимуса на 20-26% относительно средних возрастных показателей. При гистологическом исследовании были установлены II и III стадии акцидентальной инволюции, характеризующиеся снижением индекса коры на 11-28% и плотности лимфоцитов в коре на 5-18%, увеличением плотности лимфоцитов в медулле на 5-7% и числа телец Гассаля в 3 раза относительно суточной интактной птицы.

При сочетанных механических травмах конечностей живая масса цыплят была меньше показателей здоровой птицы на 32%, абсолютная масса тимуса – на 60%, весовой индекс – на 7%. В трех случаях установлена II стадия акцидентальной инволюции с незначительным снижением индекса коры до 1,06±0,05 и ростом митотического индекса в 2,6 раза по сравнению со здоровой птицей. В двух случаях наблюдалась III стадия инволюции, характеризующаяся сокращением индекса коры на 30-35%, опустошением мозговой зоны и появлением в ней кистозных полостей, ростом числа телец Гассаля.

Таблица 6 – Динамика колебаний весового индекса тимуса цыплят при патологических состояниях различной этиологии

Этиологический фактор

Возраст,

сутки

Кол-во гол.

Весовой индекс, усл. ед.

мин.

макс.

M±m

Транспортный и низкотемпературный стресс

1

7

2,17

3,27

2,68±0,15

Механическая травма конечностей

33-35

5

3,68

4,85

4,42±0,23

Гипотрофия при алиментарном истощении

37-42

6

0,50

1,32

0,83±0,13

Патологии органов дыхания

42-45

8

1,13

3,87

2,76±0,33

Патология органов пищеварения

45-47

11

1,25

3,66

2,58±0,24

Колибактериоз

21-45

30

0,47

3,23

2,13±0,14

Выраженные изменения гистоархитектоники тимуса обнаружены при гипотрофии, обусловленной алиментарным истощением продолжительностью около двух недель. Из шести выбракованных кур в двух случаях наблюдалось снижение живой массы птицы на 40-45% и абсолютной массы тимуса на 37-51%, весового индекса – на 30-45% относительно средних возрастных показателей. В четырех случаях живая масса выбракованной птицы была в 3,7 раза меньше, чем у здоровой птицы; абсолютная масса тимуса колебалась от 72 до 136 мг, т.е. в 19-36 раз ниже возрастных показателей; весовой индекс – почти в 6 раз меньше, чем у птицы со стандартной массой тела.

При вскрытии в двух случаях установлена III стадия акцидентальной инволюции со снижением индекса коры до 0,66±0,07 ед., т.е. почти в два раза относительно здоровой птицы, опустошением корковой и мозговой зоны, появлением в медулле кистозных полостей с клеточным детритом. Тельца Гассаля многочисленные, иногда кератинизированные. В четырех случаях наблюдалась инверсия слоев, характерная для IV стадии инволюции, при которой плотность лимфоцитов на периферии долек меньше, чем в центре. Пролиферативная активность лимфоцитов отсутствовала. Тельца Гассаля отсутствовали, либо находились в состоянии кистозного перерождения. В одном случае наблюдалась атрофия долек с разрастанием грубых фиброзных волокон, свидетельствующая о развитии V стадии акцидентальной инволюции.

Влияние патологий органов дыхания на морфофункциональное состояние органов иммунной системы исследовано у восьми павших цыплят 42-45-суточного возраста с признаками серозно-катарального и катарально-фибринозного поражения легких. В двух случаях абсолютная масса тимуса была снижена в 3 раза, а весовой индекс – на 25% относительно показателей здоровой птицы. При гистологическом исследовании установлена III стадия акцидентальной инволюции с сокращением корковой зоны, вплоть до ее исчезновения, расширением мозгового слоя, многочисленными мелкими оксифильными тельцами Гассаля. В пяти случаях установили резкое уменьшение размеров долек и абсолютной массы тимуса в 3-6 раз, а весовых индексов – от 30 до 55% по сравнению с показателями здоровой птицы. Морфологически установлена инверсия слоев, характерная для IV стадии акцидентальной инволюции. В одном случае наблюдалась V  стадия инволюции, характеризующаяся атрофией и фиброзом долек. Абсолютная масса тимуса снижена в 16,5 раз, весовой индекс – почти в 4 раза относительно показателей здоровых 45-суточных кур.

Влияние патологий органов пищеварения на структуру тимуса изучено у 11 павших цыплят 45-47-суточного возраста с признаками катарального и катарально-геморрагического энтерита. В одном случае абсолютная масса и весовой индекс тимуса находились в нижних границах возрастных показателей, морфологически установлена II стадия акцидентальной инволюции. В четырех случаях наблюдали III стадию, в шести – IV стадию, сопровождающуюся сокращением абсолютной массы тимуса в 4-10 раз, инверсией слоев, значительным сокращение количества телец Гассаля.

Для изучения влияния ИББ на гистоархитектонику органов иммунной системы было проведено вскрытие 37 цыплят-бройлеров 28-суточного возраста кросса «Сибиряк», павших при вспышке ИББ на птицефабрике «Красноярская» Красноярского края, из них от 14 павших птиц взяты органы для морфологических исследований. Структурные изменения в тимусе не носили специфического характера. У девяти цыплят, павших в первые дни болезни, установлена II стадия инволюции с истончением коркового вещества и расширением мозговой зоны, ярко выраженным пикнозом лимфоцитов коры, увеличением количества и размеров телец Гассаля. У пяти птиц, павших на 5-7 день болезни, корковая зона расширена с лимфатическими фолликулами; плотность клеток в коре и медулле увеличена; пролиферативная активность корковых лимфоцитов повышена, что характерно для I стадии инволюции.

Глубокие нарушения структуры тимуса зафиксированы при колибактериозе. Установлена прямая зависимость между длительностью заболевания и характером структурных нарушений в тимусе. У пяти выбракованных птиц при вскрытии наблюдалось скопление мутного желтоватого экссудата в грудобрюшной полости, повсеместная застойная гиперемия сосудов внутренних органов, особенно легких и брыжейки кишечника, а также серозные или серозно-фибринозные полисерозиты, характеризующиеся утолщением и помутнением перикарда, воздухоносных мешков, капсулы селезенки и печени. Весовой индекс тимуса колебался от 3,06 до 3,23 ед., абсолютная масса находилась в пределах 790-922 мг, что на 10-20% отставало от нижних границ физиологической нормы.

Дольки тимуса уплощенные, серовато-красноватые; периорганная соединительная ткань, капсула и междольковые прослойки разрыхлены, отечны, обильно инфильтрированы гранулоцитами и макрофагами. Морфологически установлена III стадия акцидентальной инволюции, характеризующаяся неравномерным истончением коры, вплоть до полного ее исчезновения в отдельных участках, сокращением плотности лимфоцитов в дольках. Сосуды кортико-медуллярной границы кровенаполнены. Эпителиальные клетки медуллы в состоянии дистрофического перерождения с признаками рексиса ядер и вакуолизированной цитоплазмой, инфильтрированы макрофагами, распадающимися лимфоцитами и гранулоцитами, формировали полости с клеточным детритом.

В 19 случаях на вскрытии обнаружены фибринозные полисерозиты: перикардиты, перисплениты, перигепатиты и аэросаккулиты. Абсолютная масса тимуса 448,4±13,25 мг, что ниже возрастных показателей здоровой птицы в 3-4 раза. При гистологическом исследовании обнаружена IV стадия инволюции с  инверсией слоев, мелкими и малочисленными тельцами Гассаля.

При вскрытии шести выбракованных птиц был диагностирован хронический колибактериоз, характеризующийся фибринозными перикардитами и аэросаккулитами со скоплением фибринозных масс в полостях сердечной сорочки и воздухоносных мешков, отсутствием периспленитов и перигепатитов и выраженных сосудистых расстройств, повсеместными дистрофическими изменениями во внутренних органах.

Доли тимуса имели вид мелких сероватых крупинок среди сухих желтушных волокон подкожной клетчатки, либо вообще не визуализировались на боковых поверхностях шеи. Его весовые индексы колебались от 0,47 до 1,50 ед., т.е. в 4-5 раз меньше возрастных показателей. Абсолютная масса составила 66-250 мг, что в 10-20 раз меньше показателей 30-35-суточной здоровой птицы.

Морфологически наблюдали криброзность долек, редкие скопления лимфоцитов, разрастание фиброзной ткани, отсутствие телец Гассаля и скоплений эпителиальных клеток, что отражало развитие V стадии инволюции.

3.5.2 Морфофункциональные изменения фабрициевой бурсы кур при патологических состояниях различной этиологии. На фабрициевую бурсу влияла циркуляция среди птицепоголовья возбудителя ИББ. У больных цыплят бурса гиперемирована, отечна, с обильной слизью или фибринозными сгустками в просвете. При хроническом неблагополучии птицефабрики по ИББ наблюдалось сокращение абсолютной и относительной массы органа у клинически здоровой птицы.

При колисептицемии, алиментарном истощении, поражениях желудочно-кишечного тракта и органов дыхания, у выбракованного или павшего молодняка 1,5-2-месячного возраста, абсолютная и относительная масса фабрициевой бурсы снижается в 2-4 раза по сравнению со здоровой птицей того же возраста. Складки приобретают извилистые контуры, эпителий становится неравномерным, секреция кислых ГАГ падает. Лимфатические фолликулы уменьшаются в размерах в 2-3,5 раза по сравнению со здоровой птицей. Плазмоцитарная реакция слабая, сопровождается формированием низких титров специфических поствакцинальных антител.

При длительно протекающих инфекционных заболеваниях фабрициевая бурса подвергается фиброзу, складки приобретают ветвистые контуры, эпителиальная выстилка разрушается, разрастаются грубые коллагеновые волокна, фолликулы исчезают или подвергаются кистозному перерождению, что свидетельствует о преждевременной инволюции органа и развитии иммунопатологического состояния.

3.6 Влияние провеста на иммунный статус кур при реализации комплексных программ вакцинаций

3.6.1 Влияние провеста на привесы живой массы, сохранность и морфобиохимические показатели крови кур. Введение провеста не вызвало видимых изменений клинического состояния птицы. Живая масса опытных цыплят к концу наблюдений превысила показатели контроля: в СПХ «Владимировское» – на 0,63% при дозе 8 мкг/гол.; на ПФ «Сибирская губерния» – на 0,98% при той же дозе; в ОАО «Птицефабрика Заря» у цыплят кросса «Родонит-2» – на 5,9% при дозе 10 мкг/гол. и на 3,6% при дозе 20 мкг/гол., у птицы кросса «Хайсекс браун» – на 6,61% при дозе 10 мкг/гол.

Введение провеста положительно влияло на жизнеспособность опытных цыплят. Сохранность обработанной провестом птицы превысила контрольные показатели в СПХ «Владимировское» на 1,35% при дозе препарата 24 мкг/гол. и на 1,02% при дозе  16 мкг/гол.; в ОАО «Птицефабрика Заря» – на 1,89%; на ПФ «Сибирская губерния» – на 1,06%. В первую неделю жизни основной причиной гибели цыплят явилось эмбриональное недоразвитие; на второй-третьей неделе выросла смертность от гипотрофии; у птицы старше 30-суточного возраста регистрировали дистрофические изменения печени и почек, катарально-геморрагический гастроэнтерит, катарально-фибринозную пневмонию. На ПФ «Сибирская губерния» в группе контрольной птицы диагностировали колибактериоз в 18% случаев, в опытной группе – в 3%.

Введение провеста изменяло морфобиохимические показатели крови. Содержание эритроцитов превысило показатели контрольной группы у 14-суточных цыплят на 34,05% при дозе провеста 20 мкг/гол. и 29,37% при дозе 10 мкг/гол.; у трехнедельных цыплят – на 10,96% при дозе 10 мкг/гол. (Р<0,05).

Содержание лейкоцитов в крови семисуточных цыплят превысило контрольные показатели в 1-й группе на 6,5%, во 2-й группе – на 16,7% (Р<0,05). У 14-суточной птицы разница с контролем достигала 32,5% в 1-й группе и 38,1% во 2-й группе (Р<0,05). У трехнедельных цыплят уровень лейкоцитов был выше, чем в контроле на 16,8% (Р<0,05) и 9,8% в 1-й и 2-й группе соответственно. Введение провеста усиливало лимфоцитоз. У семисуточных цыплят содержание лимфоцитов превысило показатели контроля на 13,2% при дозе провеста 20 мкг/гол. (Р<0,05); у 14-суточной птицы – на 9% при дозе 10 мкг/гол. (Р<0,05).

Содержание гемоглобина увеличилось у семисуточной птицы при дозе препарата 20 мкг/гол. на 21,37% (Р<0,01), при дозе 10 мкг/гол. – на 12,03% (Р<0,05). В дальнейшем достоверных межгрупповых отличий не установлено.

Рис. 12. Соотношение глобулиновых белковых фракций 21-суточной птицы, г/л (* Р<0,05, ** Р<0,01по сравнению с контролем)

Обработка птицы провестом обусловила колебание уровня общего белка. У семисуточных цыплят его содержание увеличилось при дозе 10 мкг/гол. на 8,31%, при дозе 20 мкг/гол. на 11,96% по сравнению с контролем. У 14- и 21-суточных опытных цыплят уровень общего белка сократился относительно контроля. Однако в конце первого месяца жизни показатель вновь увеличился, разница с контролем в 1-й группе достигла 21,75% (Р<0,05) и во 2-й группе – 8,69%. В 1,5-месячном возрасте содержание общего белка в опытных группах превысило контрольные показатели на 4,65% в 1-й группе и на 13,95% во 2-й группе. Под влиянием провеста изменилось соотношение белковых фракций (рис. 12). У суточных цыплят преобладали альбумины, их относительное содержание составило 63,7±1,05%, абсолютное – 15,3±1,02 г/л. С возрастом содержание альбуминов у всех цыплят сократилось, а уровень глобулиновых фракций повысился. Первые три недели у контрольной птицы преобладали альбумины, а уровень глобулиновых фракций – у опытных  цыплят. Количество -глобулинов у трехнедельной птицы 1-й и 2-й групп было ниже контрольных показателей на 33,51% и 47,46% соответственно (Р<0,05).

Уровень -глобулинов у опытной птицы почти в 2 раза превысил показатели контроля (Р<0,05). Абсолютное и относительное содержание -глобулинов превысило контрольные показатели на 29,71% и 54,22% соответственно (Р<0,01). У 30-суточных кур провест в дозе 20 мкг/гол. достоверно стимулировал синтез глобулинов, уровень которых на 21,42% превысил показатели контроля (Р<0,01).

3.6.2 Влияние провеста на показатели гуморального иммунитета кур в условиях промышленных птицефабрик. Введение провеста вызвало рост титров поствакцинальных антител против ИБК: в ОАО «Птицефабрика Заря» в 2,29 раза при дозе 10 мкг/гол. (Р<0,01) и в 1,87 раза при дозе 20 мкг/гол. (Р<0,05). У цыплят-бройлеров на ПФ «Сибирская губерния» не выявлено позитивного влияния провеста на титры антител к ИБК. Кроме того, не установлено положительного влияния провеста на напряженность поствакцинального иммунитета к ИББ. Средние титры антител против НБ у обработанной провестом птицы превысили показатели контроля в ОАО «Птицефабрика Заря» на 15,38%, на ПФ «Сибирская губерния» на 93,97% (Р<0,05). При этом, в ОАО «Птицефабрика Заря» была достигнута 100% иммунность опытной птицы, на ПФ «Сибирская губерния» иммунность опытного поголовья превысила 80%, у контрольной птицы едва достигала 60%. Значительную разницу титров антител наблюдали в расширенном производственном опыте в ОАО «Птицефабрика Заря» у цыплят кросса «Хайсекс браун». После ревакцинации против НБ титры антител у опытной птицы на 56% превысили показатели контроля (Р<0,01).

Иммунологический мониторинг птицы по микоплазмозу методом ИФА в ОАО «Птицефабрика Заря» позволил выявить дозозависимое влияние провеста на размножение микоплазм. Средний титр антител к Mycoplasma gallisepticum был ниже контрольных данных на 65,8% (Р<0,05) при дозе провеста 10 мкг/гол. и на 87,0% при дозе 20 мкг/гол. (Р<0,01). Титр антител к Mycoplasma synovia при дозе провеста 10 мкг/гол. был ниже, чем в контроле на 54,5% (Р<0,05).

3.6.3 Влияние провеста на цитоморфологические параметры органов иммунной системы кур. Введение провеста обусловило изменение структурных показателей органов иммуногенеза кур. Достоверную разницу абсолютной массы тимуса с контролем установили у семисуточных цыплят при дозе провеста 20 мкг/гол. (Р<0,05). Провест в дозе 10 мкг/гол. обеспечил тенденцию к росту абсолютной массы органа у 30- и 45-суточных цыплят.

Индекс коры тимуса достоверно отличался от показателей контроля на 7-е, 14-е, 21-е и 45-е сутки (рис. 13). У 7-суточных цыплят разница с контролем составила 21,4% при дозе 20 мкг/гол.; у двухнедельных – на 18,9% при дозе 10 мкг/гол.; у трехнедельных – на 14,9% при дозе 10 мкг/гол. и на 24,8% при дозе 20 мкг/гол.; у 45-суточных – на 15,1% при дозе 10 мкг/гол.

Рис. 13. Динамика морфометрических параметров тимуса в эксперименте с провестом в ОАО «Птицефабрика Заря» (* – Р<0,05; ** – Р<0,01)

Установлена достоверная разница показателей пролиферативной активности на 7-е, 14-е и 21-е сутки. У семисуточных цыплят митотический индекс превысил показатели контроля на 54,2% при дозе 20 мкг/гол. (Р<0,05); у 14-суточных – на 37,5% при дозе 10 мкг/гол. (Р<0,05); у трехнедельных – на 29,3% при дозе 10 мкг/гол. (Р<0,05) и на 43,9% при дозе 20 мкг/гол. (Р<0,01).

Под влиянием провеста достоверно увеличилась плотность лимфоцитов в коре тимуса на 7-е, 14-е и  21-е сутки. У семисуточных цыплят разница с контролем составила 9,23% при дозе 20 мкг/гол. (Р<0,05); у двухнедельных – на 9,08% при дозе 10 мкг/гол. (Р<0,05); у трехнедельных – на 5,59% при дозе 20 мкг/гол. (Р<0,05). Максимальная плотность лимфоцитов в коре наблюдалась на 30-е сутки у всей птицы. В мозговой зоне тимуса плотность лимфоцитов превысила контрольные показатели на 14-е и 21-е сутки при дозе 10 мкг/гол. на 33,89% (Р<0,05); при дозе 20 мкг/гол. на 25,36% (Р<0,05) у 21-суточной птицы.

В течение первых двух недель эксперимента количество телец Гассаля в тимусе опытной птицы было меньше, чем у контрольных цыплят: достоверная разница установлена на 14-е сутки: в 1-й группе она составила 20,3% (Р<0,05), во 2-й группе – 35,4% (Р<0,01). К концу 30 суток в опытных группах резко увеличилось содержание тимических телец: в 1-й группе разница с контролем составила 52,7% (Р<0,01), во 2-й группе – 29,1% (Р<0,05).

Рис. 14. Суммарное содержание плазмоцитов в фабрициевой бурсе цыплят в эксперименте (* Р<0,05)

Абсолютная и относительная масса фабрициевой бурсы имела значительные индивидуальные колебания, особенно у 21-суточных цыплят всех групп после иммунизации против ИББ. У 45-суточной птицы 1-й группы установлено достоверное превышение контрольных показателей абсолютной массы на 38%, относительной массы – на 36% (Р<0,05). В этот период во всех группах регистрировали случаи снижения массы органа до 360 мг и относительной массы – до 0,09%, что расценивалось как проявление иммунопатологического состояния. Достоверное превышение площади фолликулов относительно контроля установили у семисуточных цыплят 1- и 2-й групп на 36% и 70% соответственно. На 21-е сутки наблюдалось отставание этого показателя у опытной птицы на 30-34% по сравнению с контролем (Р<0,05).

Провест вызвал кратковременное подавление плазмоцитарной реакции в бурсе семисуточных цыплят: при дозе 20 мкг/гол., разница с контролем составила 6,5%, а при дозе 10 мкг/гол. – 4,3%. Затем интенсивность плазмоцитарной реакции в опытных группах выросла, отличия были достоверны на 14-е, 21-е и 30-е сутки эксперимента (рис. 14).

Значимые отличия в абсолютной массе селезенки наблюдали на 7-е и 45-е сутки. У семисуточных цыплят 2-й группы контрольные показатели были превышены на 46,7% (Р<0,01); у 45-суточных кур 1-й группы – на 22,29%, 2-й группы – на 33,43% (Р<0,05). Относительная масса органа достоверно превысила показатели контроля на 7-е сутки во 2-й группе и на 45-е сутки в обеих опытных группах (Р<0,05).

Под влиянием провеста повысилось содержание лимфоцитов в красной пульпе селезенки. Достоверную разницу с контролем установили на 7-е и 14-е сутки во 2-й группе (Р<0,05). Содержание плазмоцитов в первую неделю после обработки провестом было достоверно ниже, чем в контрольной группе (Р<0,05). Однако на 14-е, 21-е и 30-е сутки уровень антителообразующих клеток был достоверно выше показателей контрольной группы (Р<0,05). Максимальную интенсивность плазмоцитарной реакции зафиксировали у 30-суточной птицы, обработанной провестом в дозе 20 мкг/гол. (19,7±1,23%).

ВЫВОДЫ

1. Комплексные программы вакцинаций в промышленном птицеводстве Красноярского края характеризуются напряженностью, тенденцией роста кратности антигенных стимуляций, расширением арсенала живых вирусвакцин, что является чрезмерной функциональной нагрузкой на систему органов иммунологической защиты кур, характеризующихся незавершенностью цитоморфогенеза на ранних этапах постнатального развития.

2. Максимальные темпы роста органов иммунной системы кур характерны для первых месяцев жизни: абсолютная масса тимуса за четыре месяца увеличивается в 30 раз; селезенка достигает максимальных показателей массы к третьему месяцу,  увеличиваясь в 119 раз; фабрициевая бурса отличается двумя пиками показателей абсолютной массы – на 30-е и 120-е сутки, в период между ними наблюдается снижение абсолютной массы, обусловленное опустошением органа лимфоцитами, кистозным и железистым перерождением фолликулов, уменьшением секреции кислых гликозаминогликанов.

3. Незавершенность морфогенеза органов иммунологической защиты кур в первые недели жизни характеризуется: в тимусе – малыми размерами долек, заселенных лимфоцитами с мелкими оптически плотными ядрами, незначительным содержанием тимических телец;  в фабрициевой бурсе – несформированностью складок слизистой оболочки, низким призматическим эпителием и незначительным содержанием кислых гликозаминогликанов, неравномерным заполнением лимфатическими фолликулами;  в селезенке и лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистой оболочкой кишечника – отсутствием оформленных лимфатических фолликулов. У 63% цыплят-гипотрофиков установлена гипоплазия тимуса, характеризующаяся фестончатостью контуров долек, широкой субкапсулярной зоной, слабым делением на корковую и мозговую зоны, отсутствием тимических телец.

4. Возрастные изменения морфобиохимических показателей крови кур характеризуются увеличением количества эритроцитов и лейкоцитов, уровня гемоглобина и общего белка, изменением соотношения белковых фракций. Многократные антигенные стимуляции вызывают дисбаланс клеточного состава крови: гранулоцитопению, абсолютный и относительный лимфоцитоз, который сопровождается сокращением числа малых, ростом средних и увеличением содержания цитотоксических больших гранулярных лимфоцитов, колебаниями цитокариметрических параметров лимфоцитов.

5. Цитохимические показатели псевдоэозинофильных гранулоцитов кур имеют характерные видовые и возрастные особенности, выражающиеся  отсутствием миелопероксидазы; незначительными запасами лизосомально-катионных белков и гликогена, особенно у птицы раннего постнатального возраста, что характеризует низкие потенциальные возможности этих клеток в качестве фагоцитов. Антигенные стимуляции кратковременно активируют синтез катионных белков и гликогена в гетерофилах периферической крови, а затем обусловливают снижение их уровня, что свидетельствует о подавлении функциональной активности клеток, участвующих в защите организма от бактериальных инфекций.

6. Кислородный метаболизм клеток цельной крови кур характеризуется преобладанием генерации первичных люцигенинзависимых радикалов кислорода в спонтанном и  антигениндуцированном состоянии. Объем продукции активных форм кислорода достигает максимальных показателей на 30-е сутки в разгар антигенных стимуляций и на 210-е сутки на пике яйцекладки, что свидетельствует о преобладании процессов инициации свободнорадикальных реакций и уменьшении активности антиоксидантных систем организма. Многократные вакцинации подавляют генерацию первичных свободных радикалов кислорода и фагоцитарную активность клеток крови кур.

7. Массированные антигенные стимуляции при реализации комплексных программ вакцинаций вызывают гиперплазию лимфоидных структур органов иммуногенеза кур, интенсивную плазмоцитарную реакцию, сопровождаются развитием иммунопатологических процессов, характеризующихся лимфофолликулярной гиперплазией тимуса и системным гиалинозом сосудов тимуса и селезенки. Структурные изменения фабрициевой бурсы отражают антигензависимые процессы, что характеризует ее не только как центральный, но и как периферический орган иммуногенеза.

8. При патологических состояниях различной этиологии в тимусе кур развивается акцидентальная инволюция, степень которой зависит от этиологического фактора, длительности его воздействия на организм и носит выраженный фазовый характер: первые три фазы свидетельствуют о функциональном напряжении тимуса, четвертая и пятая фазы сопровождаются атрофией органа, являющейся морфологическим эквивалентом приобретенного иммунодефицита. Структурные изменения в фабрициевой бурсе характеризуются развитием преждевременной инволюции и атрофией органа.

9. Однократное внутримышечное или подкожное введение индуктора эндогенного интерферона провеста одновременно с вакциной против болезни Марека в дозе 8-10 мкг/гол. является безвредным, обладает слабым ростостимулирующим эффектом, усиливает пролиферацию кортикальных лимфоцитов тимуса, умеренно активизирует гемопоэз и биосинтетические процессы, что проявляется увеличением уровня гемоглобина и общего белка сыворотки крови, в том числе гамма-глобулиновых фракций.

10. Провест корректирует иммунный статус кур, проявляет иммуноадъювантные свойства, стимулируя поствакцинальный гуморальный иммунитет, в том числе к ньюкаслской болезни и инфекционному бронхиту кур, подавляет размножение микоплазм, повышает устойчивость птицы к заболеванию колибактериозом, положительно влияет на сохранность птицы.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Ветеринарным специалистам промышленных птицефабрик и научно-производственных ветеринарных лабораторий при коррекции существующих программ иммунизаций и разработке новых схем специфической вакцинопрофилактики инфекционных заболеваний рекомендуем проводить оценку иммунного статуса сельскохозяйственных птиц на основании цитоморфологического анализа органов иммуногенеза, морфобиохимических исследований крови и хемилюминесцентного анализа уровня кислородного метаболизма, отражающего функциональное состояние клеток крови птиц.

2. Промышленным птицеводческим предприятиям, особенно неблагополучным по инфекционным заболеваниям, в том числе, микоплазмозу, рекомендуем использовать в качестве иммуномодулятора и стимулятора неспецифической резистентности провест, являющийся индуктором эндогенного интерферона и обладающий иммуноадъювантными свойствами.

3. Установленные закономерности роста и развития органов иммуногенеза кур в постнатальном онтогенезе, характер цитоморфологических изменений органов и тканей иммунологического обеспечения при реализации комплексных программ вакцинаций, а также при патологических состояниях различной этиологии рекомендуем к использованию в учебном процессе при подготовке студентов ветеринарных, биологических и зооинженерных специальностей; при написании учебных пособий, учебников и научных монографий по возрастной и экспериментальной морфологии и иммунологии сельскохозяйственных птиц; при проведении научно-исследовательских работ по изучению влияния иммунотропных препаратов на организм птиц.

СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Ливощенко М.Г., Апатенко В.М., Турицына Е.Г. Иммуноморфология отдаленного поствакцинального осложнения у кур, привитых против псевдочумы // Пути совершенствования науч.-техн. процесса в с.-х. произ-ве: тез. обл. науч.-техн. конф. Одесса, 1985. С.53-54.

2. Апатенко В.М., Турицына Е.Г. Иммуноморфология обостренного колибактериоза у вакцинированной птицы // Ветеринарно-санитарные основы увеличения производства и повышения качества продуктов животноводства: тез. докл. обл. науч.-техн. конф. Одесса, 1986. С.54-55.

3. Турицына Е.Г. Иммуноморфология колибактериоза при вторичном иммунодефиците кур // Вклад молодых ученых Украины в интенсификацию с.-х. пр-ва: тез..2 респ. науч.- практ. конф. мол. уч. и спец. Харьков, 1986. С. 139.

4. Ливощенко М.Г., Апатенко В.М., Турицына Е.Г. Иммуноморфологические изменения при поствакцинальных осложнениях у цыплят, привитых против псевдочумы // Проблемы патоморфологической диагностики болезней в промышленном животноводстве: мат-лы IX Всесоюзн. науч.-практ. конф. по патоморфологии сельскохозяйственных животных. Вильнюс: Мокслас, 1986. С.84-85.

5. Турицына Е.Г. Структурные изменения в иммунокомпетентных органах кур при ассоциированной инфекции // Ветеринария: Киев, 1987. Вып.  62. С.58-62.

6. Апатенко В.М., Ливощенко М.Г., Турицына Е.Г. Патоморфологическая диагностика иммунодефицита птиц // Наука – производству. Харьков: Облполиграфиздат, 1988. 2 с.

7. Апатенко В.М., Турицына Е.Г., Ливощенко М.Г. Методические рекомендации по патоморфологической диагностике иммунодефицитов птиц; Зооветинститут. Харьков: ХЗВИ, 1988. 12 с.

8. Турицына Е.Г. Иммунодефициты и поствакцинальные осложнения у птиц в патоморфологическом аспекте // РЖ Ветеринария. 1988. № 6. Деп. по ВНИИТЭагропром. № 239. ВС-88. 6 с.

9. Турицына Е.Г. Патоморфология вирусно-бактериальной инфекции птиц в эксперименте // Пути повышения эффективности с.-х. пр-ва Восточной Сибири: тез. докл. III зон. науч.-произв. конф. Красноярск, 1989. С.26.

10. Кадошникова, Т.С, Кадошников В.И., Турицына Е.Г. Биопрепараты, применяемые в ветеринарной практике: метод. указания; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 1990. 16 с.

11. Турицына Е.Г., Апатенко В.М. Колибактериозная инфекция цыплят, провоцированная противопсевдочумной вакцинацией // Всесоюз. съезд паразитоценологов: тез. докладов. Киев, 1991. С. 166.

12. Турицына Е.Г. Иммунодефицитное состояние у кур и способы его коррекции // Гигиена, ветсанитария и экология животноводства: тез. Всеросс. науч.-произв. конф. Чебоксары, 1994.  С. 431-432.

13. Турицына Е.Г., Малов А.А., Беляева Н.Ю. Основные направления дезинфекции на птицефабриках // Технология неистощительного земледелия: мат-лы. науч. конф.; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 1997. С. 56-57.

14. Турицына Е.Г., Малов А.А., Румянцева О.А. Морфофункциональная характеристика иммунодефицита птиц при болезни Гамборо // Реконструкция гомеостаза: мат-лы IX Междунар. симп. В 4 т. Красноярск: Изд-во Краснояр. гос. аграр. ун-та, 1998. Т.4. С.99-102.

15. Турицына Е.Г., Малов А.А., Румянцева О.А. Иммунодефициты птиц при болезни Гамборо // Достижения науки и техники сибирских регионов: тез. докл. Всеросс. науч.-произв. конф. Красноярск: КГТУ, 1999. С.111-112.

16. Турицына Е.Г., Вайганд Н.В. Иммунопрофилактика болезни Марека в  условиях промышленного производства // Агроэкология и устойчивое развитие регионов: мат-лы 2-й Всерос. науч. конф. студ. и мол. уч. Красноярск: КрасГАУ, 2000. С.90-91.

17. Турицына Е.Г., Вайганд Н.В. Иммунопрофилактика вирусных болезней кур в промышленном производстве // Мат-лы Междунар. науч. конф., посвящ. 70-летию образован. зооинжен. ф-та. Казань, 2000. С.128-129.

18. Втюрина Е.И., Витовская Г.П., Донкова Н.В., Маховых Ю.М., Турицына Е.Г. Изготовление анатомических препаратов: методические указания; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2001. 9 с.

19. Турицына Е.Г., Донкова Н.В. Общая гистология: лабораторный практикум по морфологии; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2001.32 с.

20. Турицына Е.Г., Фомин В.Г. Фагоцитарная активность лейкоцитов кур в возрастном аспекте // Интеллект-2002: мат-лы краев. межвуз. науч. конф. Красноярск, 2002. С.358-359.

21. Донкова Н.В., Турицына Е.Г. Частная гистология: лабораторный практикум; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2002. 52 с.

22. Турицына Е.Г. Цитология и эмбриология: лабораторный практикум по морфологии; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2002. 32 с.

23. Турицына Е.Г. Влияние иммунизации на морфологию крови и морфометрические показатели лимфоцитов цыплят // Вузовская наука – сельскому хозяйству: сб. ст. междунар. науч.-практ. конф. В 2 кн. Барнаул: Изд-во АГАУ, 2005. Кн. 2. С.130-132.

24. Турицына Е.Г. Динамика роста живой массы и иммунокомпетентных органов иммунизированных цыплят в раннем постнатальном онтогенезе // Актуальные проблемы патологии животных: мат-лы Междунар. съезда терапевтов, диагностов. Барнаул: Изд-во АГАУ, 2005. С.179-180.

25. Турицына Е.Г. Цитокариометрические показатели лимфоцитов крови цыплят при вирусных антигенных раздражениях // Проблеми зооiнженернii та ветеринарноi медицины: збiрник наукових праць харкiвськоi державноi зооветеринарноi академii. Випуск 13, ч.2. Харькiв: РВВ ХДЗВА,  2005. С.91-93.

26. Турицына Е.Г., Бахтин А.А. Цитофункциональные особенности развития цыплят при вирусных антигенных раздражениях // Актуальные проблемы ветеринарного обеспечения животноводства Сибири: сб. науч. раб. / РАСХН. Сиб. отд-ние. ИЭВСиДВ. Новосибирск, 2006. С.182-187

27. Турицына Е.Г. Этиология и механизм развития вторичных иммунодефицитов птиц // Аграрная наука на рубеже веков:  мат-лы регион. науч.-прак. конф. Ч.2. Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2006. С.213-215.

28. Турицына Е.Г. Структурно-функциональные изменения лимфоцитов крови птиц при вирусных антигенных воздействиях // Сложные системы в экстремальных условиях: тез. докл. Х111 Междунар. симпоз. Красноярск, 2006.

29. Турицына Е.Г. Структурная и морфометрическая характеристика иммунокомпетентных органов цыплят  раннего постнатального возраста // Аграрная наука на рубеже веков:  мат-лы регион. науч.-прак. конф. Ч.2 Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2007. С.240-243.

30. Донкова Н.В., Турицына Е.Г., Леонов Н.А. Общая гистология: Лабораторный практикум по цитологии, гистологии и эмбриологии / Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2007. 27 с.

31. Турицына Е.Г. Анатомия домашних животных [Электронный ресурс]; МСХ РФ, Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск: Локальная сеть КрасГАУ. 830 с. 39 п.л., опубликовано 21.11.07.

32. Турицына Е.Г. Морфология сельскохозяйственных животных [Электронный ресурс]; МСХ РФ, Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск: Локальная сеть КрасГАУ. 445 с. 27,81 п.л., опубликовано 01.11.07.

33. Турицына Е.Г. Программа вакцинаций и иммунопатологические состояния у птиц // Диагностика, профилактика и лечение болезней животных: сб. науч. тр. Новосибирск: ИЭВСиДВ, 2008. С.133-136.

34. Турицына Е.Г. Уровень лизосомально-катионных белков в лейкоцитах птиц при вирусных антигенных воздействиях // Проблемы современной аграрной науки: мат-лы междунар. заочн. науч. конф.; Краснояр.  гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2008. С. 56-57.

35. Турицына Е.Г., Савельева А.Ю. Анатомия сельскохозяйственных и промысловых  животных [Электронный ресурс] МСХ РФ, Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск: Локальная сеть КрасГАУ. 1079 с. опубликовано 2009.

36. Турицына Е.Г. Методы оценки морфофункционального состояния органов и тканей иммунологического обеспечения птиц: науч.-практ. реком. Краснояр. гос. аграр. ун-т.  Красноярск, 2009.  46 с.

37. Турицына Е.Г.  Особенности морфофункционального состояния органов и тканей иммунологического обеспечения цыплят при вакцинациях // Современные научные тенденции в животноводстве. Часть 2. Ветеринарная медицина: сб.ст. междунар. науч.-практ. конф., посвященной 100-летию со дня рождения П.Г. Петского. Киров: Вятская ГСХА, 2009. С. 262-264.

38. Турицына Е.Г. Критерии морфологической оценки иммунодефицитов птиц // Сибирский вестник сельскохозяйственной науки. 2009.  № 5. С. 73-77.

39. Турицына Е.Г. Содержание гликогена  в лейкоцитах  периферической крови птиц в раннем онтогенезе и при вирусных антигенных воздействиях // Инновации в науке и образовании: опыт, проблемы, перспективы развития: мат-лы Всерос. очно-заоч. науч.-практ. и науч.-мет.конф. с междунар. участ. Ч.2. Красноярск: КрасГАУ, 2009. С. 341-343.

40. Турицына Е.Г., Аликин Ю.С., Тоцкая Т.В., Шкред О.В., Зайкова Г.А. Применение препарата Провест // Птицеводство. 2009. № 10. С. 39-41.

41. Турицына Е.Г. Оценка метаболической активности лейкоцитов птиц в постнатальном онтогенезе и при вирусных антигенных воздействиях // Аграрный вестник Урала. 2009. № 7 (61). С.76-79.

42. Турицына Е.Г. Морфологические и этиологические аспекты акцидентальной инволюции тимуса птиц // Аграрный вестник Урала. 2009. № 12 (66). С.74-76.

43. Турицына Е.Г. Оценка морфофункционального состояния крови птиц при антигенных стимуляциях: научно-практические рекомендации; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2010. 50 с.

44. Турицына Е.Г. Влияние препарата «провест» на показатели гуморального иммунитета у птиц // Проблемы современной аграрной науки: мат-лы междунар. заочн. науч. конф. Красноярск, 2010. С. 83-85.

45. Турицына Е.Г. Морфологические  особенности фабрициевой бурсы цыплят в норме и при экстремальных состояниях // Международный вестник ветеринарии. 2010. № 1. С. 44-48.

46. Турицына Е.Г. Некоторые аспекты этиологии и патогенеза поствакцинальных осложнений у птиц // Сибирский вестник сельскохозяйственной науки. 2010. № 3 (207). С. 86-93.

47. Турицына Е.Г. Кинетика морфобиохимических параметров крови птиц под действием провеста // Вестник КрасГАУ. 2010. № 6. С.118-123.

48. Турицына Е.Г. Морфологическая диагностика тимуса птиц при экстремальных состояниях // Актуальные проблемы интенсивного развития животноводства: сб. науч. тр. Горки: БГСА, 2010. Вып. 13. Ч. 2. С. 197-202.

49. Турицына Е.Г. Изменение производственных показателей и напряженности поствакцинального иммунитета у птиц под влиянием индуктора эндогенного интерферона провеста // Инновации в науке и образовании: опыт, проблемы, перспективы развития: мат-лы Всерос. очно-заочн. науч.-практ. и науч.-метод. конф. с междунар. участием. Ч. 2. Красноярск, 2010. С. 234-237.

50. Турицына Е.Г. Особенности плазмоцитарной реакции при поствакцинальных осложнениях у птиц // Инновации в науке и образовании: опыт, проблемы, перспективы развития: мат-лы Всерос. очно-заочн. науч.-практ. и науч.-метод. конф. Ч. 2. Красноярск, 2010. С. 237-242.

51. Турицына Е.Г., Аликин Ю.С. Опыт применения препарата провест в промышленном птицеводстве / Аграрная наука – сельскохозяйственному производству Монголии, Сибири и Казахстана: сб. науч. докл. XIII Междунар. науч.-практ. конф. Новосибирск, 2010. С.106-111.

52. Турицына Е.Г. Влияние индуктора эндогенного интерферона «провест» на морфофункциональное состояние органов иммунной системы кур // Вестник КрасГАУ. 2010. № 8. С. 98-103.

53. Турицына Е.Г., Донкова Н.В. Проблемы комплексного применения средств специфической и неспецифической профилактики в промышленном птицеводстве // Вестник КрасГАУ. 2010. № 7 . С. 101-107.

54. Турицына Е.Г. Иммунодефициты птиц: этиология, патогенез, морфологическая диагностика, способы коррекции: монография; Краснояр. гос. аграр. ун-т. Красноярск, 2010. 208 с.

55. Турицына Е.Г., Макарская Г.В., Тарских С.В. Влияние антигенных стимуляций вирусвакцинами на параметры хемилюминесценции клеток цельной крови кур // Вестник КрасГАУ. 2011. № 1.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.