WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

БАЙТЛЕСОВ  ЕРБУЛАТ УПИЕВИЧ

БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ  ИНТЕНСИФИКАЦИИ ВОСПРОИЗВОДСТВА МАТОЧНОГО СТАДА В МЯСНОМ СКОТОВОДСТВЕ

06.02.06 – ветеринарное акушерство и

биотехника репродукции животных

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой

степени доктора ветеринарных наук

Саратов  2010

Работа выполнена на кафедре «Акушерство и хирургия животных» ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И.Вавилова»

Научный руководитель: доктор ветеринарных наук, профессор

  Авдеенко Владимир Семенович

Официальные оппоненты:  доктор ветеринарных наук, профессор

  Нежданов Анатолий Григорьевич

доктор ветеринарных наук,  профессор

  Петров Алексей Михайлович

доктор ветеринарных наук, профессор

Назаров Михаил Васильевич

Ведущая организация: НГУ «Краснодарский научно-исследовательский ветеринарный институт» Россельхозакадемии.

Защита состоится  в «______» часов «_____»_______________2010г. на заседании диссертационного совета Д 220.061.01 при ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова» по адресу: 410005, г. Саратов, ул. Соколовая,335.

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова»

Автореферат разослан «_»_______2010г.

Ученый секретарь диссертационного совета И.Ю. Домницкий

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Биотехнология воспроизводства является эффективным инструментом селекции. Реализация биотехнологической программы на основе имеющегося уровня знаний прогнозирует достижение оплодотворяемости  80% коров в первые 60 дней после отела, равномерное распределение отелов в течение года, получение не менее 90 телят на 100 коров, снижение в 3…5 раз выбраковки из-за бесплодия. Тем не менее, реализация достижений в области биотехнологии воспроизводства встречает затруднение не только в условиях практического мясного скотоводства, но и на предприятиях сферы научно-исследовательских институтов. Широко известные методы гормональной регуляции половой функции зачастую ориентированы на проведение обработок животных без учета функционального исходного состояния организма, определяемого конкретными факторами окружающей среды.

Мощным средством интенсификации воспроизводства служит метод трансплантации эмбрионов крупного рогатого скота, основным назначением которого является генетическое улучшение животных. Трансплантация эмбрионов используется для интенсивного получения потомства от ценных в генетическом отношении самок. Разработанный метод криоконсервации эмбрионов даёт возможность продлить «хранение генов» практически неограниченно, что обеспечивает реализацию долгосрочных генетических программ благодаря воспроизводству нужного генофонда в любое время. Получение двоен от каждой самки, с помощью метода трансплантации, открывает широкие возможности для увеличения продуктивности и генетических исследований.

Приемлемое решение проблем в животноводстве - применение низкоэнергетического магнитно-инфракрасно-лазерного, электромагнитного излучения и динамической электронейростимуляции. Аппараты для проведения квантовой профилактики и терапии, производимые Российскими фирмами («РИКТА-МВ»), («Орбита»), («ЗооДиаДЭНС») открывают новые перспективы для дальнейшего усовершенствования существующих и разработки новых теоретических и практических подходов к решению проблемы интенсификации воспроизводства животных в мясном скотоводстве.

Цель и задачи исследования. Изучить эндокринные механизмы регуляции полового цикла и отработать схемы применения гормональных препаратов для стимуляции фолликулогенеза, трансплантации эмбрионов, а также разработать биотехнические методы повышения воспроизводства маточного стада крупного рогатого скота в мясном скотоводстве.

При этом были поставлены и решены следующие задачи:

- изучить эндокринные аспекты, лежащие в основе биотехнических методов воспроизводства маточного стада в мясном скотоводстве;

- оценить, с учётом этиологии и патогенеза, эффективность методов нормализации фолликулогенеза при нарушениях функции яичников у коров;

-определить биотехнологические параметры получения, криоконсервации, хранения, размораживания и трансплантации эмбрионов у мясных коров;

- изучить эффективность методов применения биофизических воздействий для нормализации процессов в эндометрии при проведении биотехнилогических мероприятий;

- определить влияние низкоинтенсивного магнитно-инфракрасно-лазерного и электромагнитного излучения, динамической электронейростимуляции на физиологический, иммунобиологический и гормональный статус организма коров;

- изучить возможности и целесообразность направленной стимуляции возобновления овариальной цикличности у коров в послеотёльный период с использованием низкоинтенсивного магнитно-инфракрасно-лазерного и электромагнитного излучения и  динамической электронейростимуляции.

Научная новизна:

- дана характеристика воспроизводительного статуса поголовья мясных коров ряда сельхозпредприятий в условиях различных регионов РФ, а также Республики Казахстан;

- определены эндокринные профили у коров при различном функциональном состоянии яичников на протяжении спонтанного и индуцированного полового цикла, а так же эндокринный статус при гипофункции яичников;

- доказаны с применением ультрасонографии морфо-функциональные предпосылки, определяющие эффективность воздействий гормональными препаратами при использовании биотехнических методов воспроизводства проблемных коров на основе детальной дифференциации нарушений половой функции;

- определена методическая основа устранения различных форм нарушений фолликулогенеза и исследованы биотехнологические параметры получения, криоконсервации, хранения, размораживания и трансплантации эмбрионов мясных коров;

- обоснована необходимость комплексного подхода к методам управления репродуктивной функцией коров при её нарушениях путём одновременного воздействия гормональными регуляторами и методами квантовых излучений (аппараты «Орбита», «РИКТА МВ» и «ЗооДиаДЭНС») для интенсификации воспроизводства маточного стада в мясном скотоводстве;

- выявлены параметры биохимических показателей крови после применения электромагнитного излучения крайне высоких частот мм-диапазона, магнитно-инфракрасно-лазерного излучения и динамической электронейростимуляции которые подтверждают безопасность и позитивные биологические свойства квантовых методов и, таким образом, физиологически обосновано его применение как элемента биотехнологии регуляции репродуктивной функции.

Теоретическая и практическая значимость работы:

- определены факторы, лежащие в основе эффективного применения биорегуляторов с целью интенсификации репродуктивной активности мясных коров;

- выявлены параметры получения, криоконсервации и трансплантации эмбрионов у мясных коров в усовиях резко-континетального климата Западного региона Республики Казахстан;

- обоснованна необходимость использования электромагнитного излучения крайне высоких частот мм-диапазона, низкоинтенсивного магнитно-инфракрасно-лазерного излучения, динамической электронейростимуляции для коррекции репродуктивной функции, как элемента биотехнологии воспроизводства, в т.ч. и при активизации овариальной функции в послеродовой период, что значительно повышает эффективность биотехнологии воспроизводства;

- внедрены методы и пути снижения эмбриональных потерь у мясного скота.

Внедрение в производство полученных материалов исследований снижают стоимость и значительно повышают экономическую эффективность биотехнических мероприятий при ведении мясного скотоводства Республики Казахстан. Достигаемое при этом снижение уровня выбраковки высокопродуктивных коров вследствие потери плодовитости и интенсификация репродуктивной активности, в свою очередь, значительно ускоряют накопление и реализацию ценного селекционно-генетического потенциала коров мясных пород.

Материалы диссертации нашли применение при чтении лекций и проведении практических занятий в ФГОУ ВПО «Саратовский ГАУ им. Н.И. Вавилова», РГП «Западно-Казахстанский аграрно-технический  университет им. Жангир хана», ЗКИТУ «Западно-Казахстанский инженерно - гуманитарный университет».

Апробация и реализация результатов исследований. Результаты исследований отраженные в диссертации внедрены в племенных хозяйствах Западно-Казахстанской области (ТОО Племзавод «Чапаевский», ТОО «Изденис», К/Х «Шунайбекова»), а также племзаводе «Сычевский», КФХ «Новоузенский» Российской Федерации.

Основные результаты диссертационной работы доложены и одобрены на: ежегодных научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава и аспирантов РГП «Западно-Казахстанский аграрно-технический  университет им. Жангир хана» (г. Уральск, 1991-2009 гг.) ФГОУ ВПО «Саратовский ГАУ» (г. Саратов, 2004-2009 гг.); Российской научно-практической конференции: «Современные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных» (Саратов, 2007; 2008 гг.); межрегиональной научной конференции молодых ученых и специалистов системы АПК Приволжского федерального округа (Саратов, 2005); XIII Московском международном ветеринарном конгрессе (Москва, 2005-2009 гг.).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 58 работ, из них тринадцать опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ. Получено  6 патентов, в которых отражены основные научные положения. Общий объем публикаций 21,8 печатных листа, из которых 16,3 п.л. принадлежат лично соискателю.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов, практических предложений. Список использованной литературы содержит 330 источника, из них 117 иностранных авторов. Диссертация изложена на 293 страницах, содержит 95 таблиц, 1 фотография и 29 рисунков, приложения на  12  страницах.

Основные положения, выносимые на защиту:

- эндокринные аспекты, лежащие в основе биотехнических методов воспроизводства маточного стада мясных коров;- гормональный статус, определяющий нормализацию функциональной активности яичников при проведении биотехнических мероприятий;

- с учётом этиологии и патогенеза дана оценка эффективности методов нормализации фолликулогенеза при различных нарушениях генеративной функции яичников у мясных коров;

- состояние яичников, фолликулогенеза и эмбрионов при проведении трансплантации;

- в сравнительном аспекте дана оценка эффективности методов применения биофизических воздействий для профилактики и нормализации  процессов в эндометрии при проведении биотехнических мероприятий;- возможности и целесообразность направленной стимуляции возобновления овариальной цикличности у коров в послеотёльный период.

Материал и методы исследования.

Экспериментальные исследования проводили в хозяйствах Западно -Казахстанского региона Республики Казахстан (ТОО племзаводе «Чапаевский», К/Х «Шунайбекова», ТОО «Изденис»), а также в регионе Нижнего Поволжья Российской Федерации (Племзавод «Сычевский» и КФХ «Новоузенский»).

При проведении опытов максимально учитывали производственные условия и традиционную технологию разведения и содержания мясного скота. Кормление осуществляли с учетом физиологического состояния и продуктивности животных согласно норм и рационов, установленных в хозяйствах. Для характеристики функциональных нарушений воспроизводительной функции у коров и выяснения эффективности биотехнических методов их устранения применяли комплексный подход согласно «Методических указаний по диагностике, лечению и профилактике акушерско-гинекологических болезней и ветеринарному контролю за воспроизводительной функцией коров» МСХ РФ,-М.: 2005. Стимуляцию активности яичников у «проблемных» коров при нарушениях фолликулогенеза проводили на более чем 850 коровах с использованием различных биорегуляторов отечественного производства: ФСГ-супер, ГСЖК в комплексе с прогестагенами, аналогами гонадолиберина, хориогоническим гонадотропином человека, синтетическими простагландинами в различных сочетаниях и дозировках.

Исследования по влиянию биотехнологических факторов на репродуктивную функцию проводили на протяжении 1992-2010 гг.

Для сравнительного изучения характера изменений в организме животных в разные физиологические периоды проводили лабораторные исследования. Концентрацию стероидных гормонов определяли радиоиммунологическим методом. Иммунобиологическое состояние коров определяли путем проведения гематологических и биохимических исследований проб крови животных с использованием современных методов. Уровень общего белка в сыворотке крови (СК) определяли рефрактометрически (рефрактометр ИРФ-22). Уровень общих иммуноглобулинов – цинк-сульфатным методом по A.D. McEwan, E.W. Fisher, J.E. Selman, W.R. Penhale [1970]; белковые фракции определяли по Оллу Маккорду в модификации Карпюка [1962); общие липиды – по А.Ф. Криницкому в модификации В.И. Волгина [1969], холестерин – по Ильку [И.П. Кондрахин и др., 1985]; гемоглобин – при помощи ФЭК по Г.В. Дервизу и А.И. Воробьеву [1959]; бактерицидную активность сывороток крови – по О.В. Смирновой и Т.А. Кузьминой [1966]; активность –лизинов – по О.В. Бухарину и Н.В. Васильеву [1977]; эритроциты – по А.И. Воробьеву [1959]; количество лейкоцитов и лейкоцитарную формулу – по А.А. Кудрявцеву и Л.А. Кудрявцевой [1973]. После проведения ректального исследования на наличие желтого тела у коров осуществляли гормональную обработку препаратами ФСГ-Фоллитропин (Литва) в дозе 1200 ИЕ, гроффолон в дозе 1000 ИЕ, ФСГ-п (США) в дозах 42 и 52 мг, ГСЖК (Чехия) в дозе 3000 ИЕ. Обработку проводили на 8-12 день полового цикла. В исследовании была применена 4-х дневная схема гормональной обработки препаратом ФСГ с двукратным введением простагландина (эстрофан) в дозе 500 мкг ГСКК вводили на 9-12 день полового цикла и на 12-16 день инъецировали простагландин. В качестве коров-доноров были использованы 110 чистопородных коров казахской белоголовой породы класса элита и элита-рекорд в возрасте от 3 до 13 лет (схема исследований). В качестве реципиентов телок случного возраста (18-20 мес.) и молодых коров (1-3 отелов) казахской белоголовой и в отдельных случаях молочной породы, менее ценные в племенном отношении, клинически здоровые, без отклонений в репродуктивных органах и нормальной половой цикликой. Коров-доноров отбирали по племенной ценности, воспроизводительным качествам на основе данных зооветеринарного учета и физиологического состояния половых органов. Искусственное осеменение коров-доноров осуществляли через 18 часов после введения эстрофана двух- и трехкратно с интервалом 8-10 часов двойной дозой свежеполученной разбавленной (1:3 и 1:6), хранившейся при 0С спермой с активностью 5 баллов и концентрацией более 30 млн/мл сперматозоидов в дозе, а также замороженно-оттаянной спермой быков-улучшателей, оцененных по качеству потомства. Эмбрионы извлекали у коров-доноров нехирургическим методом с использованием резиновых катетеров. Для определения жизнеспособности зародышей применяли визуальную морфологическую оценку по пятибалльной шкале, разработанной в ВИЖе. При возникновении сомнений жизнеспособности заморожено-оттаянных эмбрионов их подвергали кратковременному культивированию 1-2 часа. Для культивирования применяли среды (ФБС + 30% фетальной сыворотки теленка) в термостате при температуре +37С. При подготовке эмбрионов к замораживанию клетки зародышей насыщали раствором глицерина в 1,4 М концентрации. Для криоконсервирования биоматериала были использованы в качестве контейнеров пластиковые соломинки. Замораживали эмбрионы на программном замораживателе ЗЭМ-4 и ЗЭМ-1 в газообразном азоте без блока программного управления.

Нами изучено применение электромагнитного излучения крайне высокой частоты мм – диапазона в научно-хозяйственном опыте на 90 коровах  аппаратом «Орбита» производства ОАО «ЦНИИИИА» (г. Саратов) с соблюдением инструкции, изложенной в руководстве по эксплуатации аппарата и в методике по его применению. Воздействие аппаратом «Орбита» проводили по одной процедуре в день (продолжительность 7…10 мин). Охоту у коров выявляли по данным трехкратного визуального наблюдения и осмотра в течение дня и подтверждали ее появление быком-пробником.

Нами проведены исследования по изучению влияния низкоинтенсивного магнитно-инфракрасно-лазерного излучения на сроки инволюции матки у 40 мясных коров казахской белоголовой  породы после нормального отела, из которых сформировали одну контрольную и три опытных группы по 10 голов в каждой. Воздействие осуществляли аппаратом «РИКТА - МВ» при установлении  наиболее оптимального режима. Во втором опыте, также проведенном на 40 коровах, ставилась задача изучить влияние одинакового режима воздействия (3 мин) аппаратом «РИКТА - МВ», но в различные сроки после отела. Коров 1-й опытной группы обрабатывали низкоинтенсивным магнитно-инфакрасно-лазерным лучом через 5 дней после отела, 2-й - через 7дней, 3-й - через 10 дней после отела в течение 5 дней. В контрольной группе аппарат «РИКТА - МВ» не применялся.

Электропунктуру аппаратом «ЗооДиаДЭНС» проводили, воздействуя на зоны расположения БАТ 30, 31, 32, 33 и 60 по 1, 2, 3 мин на 5-й день после отела при частоте импульсов аппарата 20 Гц. Клинические и морфологические, биохимические и эндокринные показатели коров при изучении биофизических средств определяли по принятым в физиологии и клинической диагностике методикам.

Статистическую обработку экспериментального материала проводили на персональном компьютере с использованием программы Microsoft Excel.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Биотехнологические приемы управления воспроизводством маточного стада крупного рогатого скота. С целью детализации временных параметров продолжительности полового цикла, прихода коров в охоту, овуляции и динамики развития фолликулов были проведены исследования на животных без клинически выраженной патологии репродуктивной системы. У 23 коров инъекцией эстрофана (500 мкг), при наличии хорошо выраженного жёлтого тела в одном из яичников, индуцировали охоту. Типичные клинические признаки охоты, в среднем  через 34,3 часа после инъекции, проявила 21 корова, у которых  исследовали динамику роста фолликулов от 1-й до 2-й овуляции (таблица 1).

Таблица 1- Сроки прихода коров в охоту, овуляция, динамика развития и размер фолликулов

Число коров, n

23

Число ж-х, проявивших охоту и овуляцию в индуцированную охоту, n

21

Интервал времени между инъекцией эстрофана и появлением признаков охоты, ч

34,3±1,03*

Продолжительность цикла, дней

21,7±0,91*

Количество животных (n-%) с

  двумя волнами роста популяции фолликулов

  тремя волнами роста популяции фолликулов

16 (76,1)

5 (23,9)

Срок появления второй волны роста фолликулов, дней

11,3±0,69

Срок появления третьей волны роста фолликулов, дней

16,3±1,09**

Продолжительность доминирования фолликула, дней

6,1±1,79*

Диаметр доминантного фолликула перед овуляцией, мм

15,8±0,02***

Интервал времени от начала эструса до овуляции, часов

26,1±1,71*

Примечание: здесь и далее, *р<0,05; **р<0,01; ***р<0,001

Продолжительность цикла, в среднем, составила 21,7±0,91 дней. Большинство животных на протяжении цикла имело 2 волны роста фолликулов (76,1% против 23,9%). При этом продолжительность существования доминантного фолликула, как при двух-, так и при трёхволновом росте популяций составляла 6,1±1,79 дней. При двух-, и  трёхволновом росте популяций размеры доминантного фолликула составили, в среднем, 15,8±0,02 мм в диаметре. Интервал времени от первых признаков охоты до овуляции составил 26,1±1,71 часа. Наиболее высокую концентрацию прогестерона (6,4 нг/мл) наблюдали на 16-й день у коров с тремя волнами роста, у коров с двумя волнами - на 12-й день (5,9 нг/мл). Размер жёлтого тела при пиковых значениях прогестерона был несколько большим у животных с тремя волнами роста фолликулов. Концентрация эстрадиола в период эструса была также  исследована у групп коров, включающих животных с двумя и тремя волнами роста популяции фолликулов. Максимальная концентрация (16,1пкг/мл) наблюдалась, через 2…4 часа после начала эструса. Пик концентрации ФСГ наблюдался на 11…12 дни у коров с двумя волнами роста фолликулов и на 4-5-й  и 15-16 дни у коров с тремя волнами роста. В качестве объективного критерия исследовалась динамика гормонального фона в крови подопытных животных. Изменения уровня концентрации прогестерона в течение 72 часов после инъекции препаратов составили лишь 0,2…0,55 нг/мл при исходном значении показателя 1,7±0,24 нг/мл. Сравнительное испытание увеличения дозы анипроста и клатрапростина до 500 мкг действующего вещества (по клопростенолу) провели на трёх группах: первой группе (n=20) вводили эстуфалан, второй (n=27) и третьей (n=27) группам - анипрост и клатрапростин, соответственно. Исходный уровень стероидных гормонов в группах животных был одинаковым. Концентрация прогестерона по группам составляла 1,78±0,33, 1,92±0,76 и 1,90±5,7 нг/мл, а эстрадиола - 29,0±2,34, 25,0±3,7 и 27,0±3,70 пг/мл. Резкое снижение содержание концентрации прогестерона до 0,08±0,02 нг/мл после инъекции эстуфалана произошло практически у всех животных через 48 часов. Снижение концентрации прогестерона в крови животных второй и третьей групп происходило асинхронно (таблица 2).

Таблица 2- Сроки достижения оптимального гормонального профиля

Показатель

групп

па

Интервал между инъекцией и взятием проб крови (час)

24

48

60

72

84

Число коров со

снижением

концентрации прогестерона до базального уровня

I

1…10,0

18…90,0

1…10,1

-

-

II

1…3,7

10…37,1

9…33,3

4…14,8

3…11,1

III

1…3,7

9…33,3

10…37,1

2…7,4

5…18,5

Во всех случаях при аналогичных сроках происходило повышение до максимальных величин концентрации эстрадиола до 31,5±3,5-40,0±5.2 пг/мл, причём совпадало по времени с клинически выраженными признаками охоты. Следовательно, анализ полученных данных позволяет сделать заключение, что инъекция эстуфалана через 48 часов приводит к синхронному лизису жёлтых тел у большинства коров. Анипрост и клатрапростин также обладают высокой лютеолитической активностью, однако, при низкой синхронности её проявления. Лютеолитический эффект препаратов ПГФ2 при полноценном желтом теле повышается от применения их в сочетании с другими биорегуляторами, например, с эстрогенами по следующей схеме: однократно внутримышечно ПГФ2 (энзапрост-Ф) в дозе 15 мг/гол. или эстрофан - 0,25 мг/гол. с последующей инъекцией эстрадиола дипропионата 0,1% масляного раствора в дозе 2 мг/гол. (20 тыс. ед.). Время восстановления половых циклов составляет 5 - 10 дней, что увеличивает оплодотворяемость на 8,9 - 19,1%.  Применение всех синтетических простагландинов показало равную эффективность (таблица 3). Доля, как коров, так и тёлок, пришедших в охоту, была довольно высокой при незначительных колебаниях. Практически у всех животных охота началась через  48 часов. Коров пришло в охоту от 90,0 до 93,3%. Как по группам коров, так и по группам тёлок, были получены удовлетворительные показатели оплодотворяемости после осеменения в индуцированную охоту. По группам коров оплодотворяемость в индуцированную охоту колебалась от 46,4 до 53,6, по группам тёлок - от 51,9 до 53,6. Следует отметить, низкую оплодотворяемость коров после применения суперфана - 46,4% относительно групп коров, где вводили клатрапростин и эстуфалан. Общее количество осеменённых коров и тёлок в индуцированную и спонтанную охоту имели довольно высокие показатели по группам при незначительных колебаниях. Причём, в трёх группах коров был равный показатель - 80. По группам тёлок общий процент стельности составлял 80,0…86,7%. В продолжение экспериментов провели испытание тех же синтетических простагландинов двукратной, с интервалом 11 дней инъекции. Первую инъекцию провели в период с 6 по 18 день полового цикла. Индуцированную охоту фиксировали, по группам коров, при применении суперфана и эстрофана у обработанных животных, при введении клатрапростина у 53,3%, а при введении эстуфалана - у 46,7%. В то же время, по группам тёлок при введении эстуфалана процент пришедших в охоту был наивысшим-56,7%, а в других трёх группах равным-53,3%.

Таблица 3- Эффективность применения синтетических простагландинов при введении на 10-12 день спонтанного цикла

Группа

Препарат

Обработано животных

Пришли в охоту

Плодотворно осеменили

в индуцированную

охоту

% к числу осеменённых в индуцированную охоту

всего за две охоты

% к числу обработанных животных

n

%

n

%

n

%

n

%

Коровы

I

клатрапростин

30

100,0

27

90,0

14

51,9

24

80,0

II

эстуфалан

30

100,0

28

93,3

14

50,0

22

73,3

III

суперфан

30

100,0

28

93,9

13

46,4

24

80,0

IV

эстрофан

30

100,0

28

93,3

15

53,6

24

80,0

Телки

I

клатрапростин

30

100,0

27

90,0

14

51,9

25

83,3

II

эстуфалан

30

100,0

28

93,3

15

53,6

26

86,7

III

суперфан

30

100,0

27

90,0

14

51,9

25

83,3

IV

эстрофан

30

100,0

28

93,3

15

53,6

24

80,0

Оплодотворяемость в индуцированную охоту по группам коров была от 46,7 до 50,0%, по группам тёлок от 50,0 до 52,9%. Несколько выше была оплодотворяемость при введении суперфана - 56,3%. В целом по группам был удовлетворительный показатель оплодотворяемости в индуцированную охоту, по группам коров от 50,0 до 55,6%, по группам тёлок- от 50,0 до 55,6%. Учитывая число плодотворных осеменений после второй обработки в индуцированную и спонтанную охоту вместе, вывели общие показатели оплодотворяемости. Общее число пришедших в индуцированную охоту животных по группам имело незначительные колебания от 80,0 до 93,3% по группам коров и от 86,7 до 90% по группам тёлок. В целом, оплодотворяемость в индуцированную охоту составила от 50,0 до 58,3%, а индуцированную и последующую спонтанную - 50,0-63,3%.

Нами испытана эффективность комбинированного введения ГСЖК в дозе 500 ИЕ, фоллитропина в дозе 300 ед. с простагландинами для синхронизации охоты у коров фронтально. Не было выявлено существенных различий между группами коров, в которых применяли клатрапростин, эстуфалан, суперфан и эстрофан. В то же время необходимо отметить, что при введении в схему обработок фоллитропина по сравнению с ГСЖК даёт несколько лучшие показатели относительно общего числа коров с индуцированной охотой - 91,7 против 85,8, число приходящих в охоту через 48 - часовой интервал после обработки - 76,7 против 67,5, меньше животных приходит в охоту через 72 часа - 3,3 против 5,8. Тем не менее,  общие показатели оплодотворяемости после осеменения в индуцированную охоту оказались равными (70,9%).

Учитывая данные литературы о том, что доля стельностей в индуцированную охоту может увеличиваться до 90% при дополнительной аппликации Gn-Rh и, что данные по этому вопросу не однозначны, мы провели сравнительные исследования эффективности введения перед осеменением синтетических гонадолиберинов - диригестрана в дозе 5,0 (производство фирма «Лечава». Чехия) и отечественных - сурфагона в дозе 5,0 мл или ХГЧ 1000 ИЕ. Препараты вводили коровам и тёлкам в охоту, индуцированную как только простагландинами, так и комбинированными методами - простагландинами в сочетании с ГСЖК или фоллитропином. Введение как диригестрана, так и сурфагона увеличивало процент плодотворных осеменений до 80…85% и у коров, и у тёлок. Введение хориогонина дало во всех случаях стабильно одинаковый результат - 80,0% стельностей от числа осеменений. Общая эффективность стабилизации овуляции гонадолиберинами и ХГЧ при всех трёх применяемых методах синхронизации охоты у коров и тёлок колебалась от 80 до 83,3%. Введение в обработки с целью синхронизации охоты синтетических гонадолиберинов даёт положительные результаты более стабильно. В синхронизированную охоту отчётливо улучшалась оплодотворяемость до 80…90% при стабилизации сроков наступления и продолжительности охоты.. Точности синхронного проявления охоты у  коров, возможно достичь включением в обработку инъекции эстрадиола бензоата через 48 часов после инъекции простагландина.

Отрицательной стороной при этом считается вероятность образования у определённого числа коров овариальных кист, однако этот негативный фактор можно нивелировать за счёт введения ХГЧ.  В этой связи нами были проведены испытания обработок простагландином с комплексом ХГЧ-эстрадиол бензоата через 12 часов после инъекции простагландина. Исследование состояло из 2-х последовательных частей. В 1 части испытывали эффективность различных дозировок. Во 2-ой части определяли репродуктивные показатели после обработок при пальпаторно зафиксированном жёлтом теле, но без предварительного выявления охоты. В опыте было использовано 24 коровы через 60 дней после отёла. На 11…12 день после охоты при хорошо выраженном жёлтом теле животным первой группы ввели 500 мкг эстуфалана, а через 12 часов 1200 ИЕ ХГЧ и 5 мг эстрадиола бензоата, во 2г - 500 мкг эстуфалана и 750 ИЕ ХГЧ и 3 мл эстрадиола бензоата. В период до и во время эструса исследовали яичники, фиксируя наличие больших фолликулов. Через 10 дней после эструса ректальными исследованиями проанализировали развитие лютеальных структур.

В эксперименте использовали 71 здоровую корову. Животные находились в состоянии с 40 по 100 день после отёла. Коровы были распределены по 2 группам по 36 голов. Обработки проводили при наличии хорошо выраженного жёлтого тела. Обработку 1 группы провели только простагландином, во 2-ой группе - так же, как во второй группе первой части. Начиная через 27 часов после проведения обработок и до наступления овуляции, т.е. в течение 4 дней проводили ректальные исследования динамики морфологических изменений в яичниках обработанных коров. Фиксировали диаметр жёлтых тел, фолликулов, консистенцию матки и степень раскрытия цервикального канала. Критериями того, что коровы были в охоте, служили: наличие предовуляторного фолликула 15…20 мм в диаметре; раскрытие шейки матки; и постовуляторное жёлтое тело не менее 10 мм в диаметре.

Плодотворность осеменения определяли по стельности, зафиксированной ректально на 60 день после осеменения. В первой части исследований интервал от отёла до обработки составил 67,9±14,6 дней в первой группе и 74,1±12,2 дня во второй группе. Интервал времени, в который все коровы приходили в охоту после обработки простагландином составлял 24-48 часов. В 1-ой группе эструс начинался через 34,0±6,3 и во 2-ой-35,5±2,4.  У четырёх коров из 1-ой группе через 10 дней при отсутствии жёлтых тел обнаружили фолликулоподобные образования диаметром 2 см, которые впоследствии трансформировались в кисты. У остальных коров зафиксировали наличие жёлтых тел.

Для исследования были подобраны 18 проблемных мясных коров 3-5-летнего возраста с нормальными кондициями тела, которые имели, индекс осеменения не ниже 2,6.  Наблюдение животных в эструсе проводили ежедневно, 3 раза в день. С момента осеменения (день 0) у каждой коровы каждый четвёртый день проводили ректальное и ультрасонографическое исследование. Для этих целей использовали ультразвуковой сканер Aloka SSD-210 DX с частотой 5 МГц и видеопринтер Sony UP-850. Наблюдение над овуляторными фолликулами осуществляли с первого дня исследований (день 0) (n=18) вплоть до их следующего формирования (n=8). При этом были исследованы: размер, локализация и количество фолликулов на яичнике; отмечали день начала роста, день достижения максимального размера, период и показатели роста фолликулов, продолжительность и показатели атрезии.

С помощью ультрасонографии были исследованы жёлтые тела и вычислен объём лютеальной ткани: высота × ширина × ; если жёлтое тело имело вид полости, то его объём и характеристики не учитывались. Коровы через 19-28 дней после осеменения были поделены на две группы: 1- проблемные, не проявляющие признаков эструса; 2 – проблемные, проявляющие признаки эструса. Средний диаметр 26 овуляторных фолликулов составлял 17,8±3,61 мм. При средней продолжительности полового цикла 23,3±2,7 дней, половина коров проявляла признаки эструса в пределах 19-28 дней, а половина коров эструса не проявляла.

Размер овуляторных фолликулов в 1-й группе  составил 18,8±2,91 мм (n=12), во 2-й группе-7,0±4,11 мм (n=14). Две волны роста фолликулов были зафиксированы у 72,2% коров (13/18), а три волны- 16,6% (3/18) коров. Была отмечена значительная разница в параметрах среднего диаметра предовуляторных фолликулов и количеством волн роста фолликулов на протяжении полового цикла коров: в цикле с  двумя волнами роста фолликулов, средний диаметр предовуляторных фолликулов составил 18,8±2,11 мм; при трёх волнах-4,5±2,12 мм; при одной волне-5,0±1,91 мм; при четырёх волнах-3,2±1,09 мм, т.е. эти и другие параметры, характеризующие фолликулярные изменения имели различия в зависимости от числа волн роста популяций.

Три группы коров, распределенных по этим признакам, обработали внутримышечно инъекциями фоллимага (1200 ИЕ) и магэстрофана (500 мкг).

Результат подтвердил наше предположение: если в 1 и 2 группе мы получили положительные результаты, то в 3-ей – показатели, как по числу проявивших признаки охоты, так и числу плодотворно осемененных коров оказались негативными. Это позволяли прогнозировать исходные концентраций прогестерона. Необходимо подчеркнуть, что коровы 1 и 2-ой групп, не ставшие стельными после первого осеменения, были плодотворно осеменены в после­дующую, спонтанную охоту, в то время как представители 3-ей группы остались бесплодными.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что при определении способа стимуляции яичников при гипофункции следует учитывать уровень концентрации прогестерона. Использование фоллимага и магэстрофана эффективно при значениях не ниже 0,5 нг/мл. При более низких концентрациях в схему обработки целесообразно включать сурфагон в дозе 10,0 мл. В следующем научно-производственном опыте из коров с наличием гипофункции яичников было сформировано две подопытные группы.

Животным первой группы проводили гестагенизацию прогестероном (2,5%...5,0%) и через 168 часов вводили фоллимаг и магэстрофан в дозах 2000 ИЕ и 500 мкг, соответственно.

Животных второй группы обрабатывали без предварительной гестагенизации. В опыте в течение 5 дней после окончания обработок охоту проявило на 32,2% больше коров, чем в контроле. Стельных за этот период оказалось на 21,1% больше. С целью сравнения показателей плодовитости у коров при временном застое цикла после спонтанного и стимулированного восстановления половой цикличности нами были отобраны конт­рольная и опытная группы животных. Опытной группе возобнов­ление овариальной активности стимулировали введением фоллимага (1000 ИЕ) и магэстрофана (500 мкг).

Сервис-период составил свыше 121 дня при индексе осеменения 2,3. С целью синхронизации охоты у мясных коров  в анэстральный период применили три схемы обработки: - животным первой группы под кожу основания уха на 9 дней вво­дили имплантанты («Intervet»), содержащие 6 мг норгестомета, а за 48 ч до их извлечения - магэстрофан в дозе 500 мкг; - второй группе – имплантанты с 3 мг норгестомета и одновременно 5 мг эстрадиол валерата. На 9-й день после их извлечения вводили внутримышечно 1500 ИЕ фоллимага и на 11-й день – магэстрофан в дозе 500 мкг; - третьей группе (контроль) – 1500 ИЕ фоллимага в сочетании с магэстрофаном в дозе 500 мкг. Исследования показали, что наиболее эффективным было введение имплантантов с 3 мг норгестомета в сочетании с 5 мг эстрадиол валерата, 1500 ИE фоллимага и 500 мкг магэстрофана. Во второй группе в охоту пришло 80,0% от числа обработанных, из них 75,0% имели признаки охоты уже через 48 ч после инъекции простагландина.  При этом плодотворность первого осеменения составила 20,5%, индекс осеменения – 1,7.

Использование имплантантов с 6 мг норгестомета, 1500 ИE фоллимага и 500 мкг магэстрофана позволило вызвать охоту у 60,0% коров первой группы, что на 20% меньше, чем во второй. Плодотворность осеменений составили 58,3% при индексе осеменения 2,1. Самые низкие показатели по синхронизации охоты и плодотворности осеменений получили в контрольной группе. Не проявили признаков охоты 33,3% животных и плодотворность осеменения не превысили 33,3% при неудовлетворительном индексе осеменения -2,7±0,01.

Таким образом, предлагаемые схемы индуцирования охоты с применением прогестагенов, ГСЖК, простагландинов и биологически активных веществ позволяют преодолеть сезонное анэстральное состояние коров и явления постфизиологической ациклии.

Применение метода трансплантации эмбрионов в мясном скотоводстве.

Характеристика жизнеспособности эмбрионов в зависимости от физиологического статуса коров. Идентификацию на основании морфологических признаков уровня развития и степени жизнеспособности эмбрионов проводили по 5-бальной шкале оценки качества: отличные эмбрионы - 5, хорошие - 4, удовлетворительные - 3, условно годные - 2, непригодные для трансплантации - 1 балл, принимая во внимание госстандарт на эмбрионы крупного рогатого скота. Дополнительно испытывали эффективность применения в качестве криопротектора этиленгликоля 1,5 М концентрации. Обобщённый анализ исследований по морфологической оценке показал, что большая часть получаемых зародышей от здоровых коров соответствует своему возрасту и стадии развития на день извлечения. Из общего числа полученных от таких коров эмбрионов, нормальных выделено 68,9%, дегенерированных - 20,8%, неоплодотворённых яйцеклеток - 10,3% (таблица 4). В исследованиях суперовуляцию вызывали гипофизарными и сывороточными гонадотропинами ФСГ-п-PgF2 по 4-х дневной схеме и ГСЖК-PgF2 по 2-х дневной схеме.

Таблица 4-  Эффективность различных технологических элементов криоконсервирования эмбрионов с учетом физиологического состояния коров-доноров

Показатели

Криопротекторы

Замораживание в газообразном азоте (метод витрификации)

Глицерин

Этилен

гликоль

1,0 М

1,4 М

Здоровые коровы-доноры

Средняя продуктив ность

Заморожено эмбрионов, n

200

200

299

315

Пригодные к пересадке, n

190

187

288

257

Процент от числа замороженных

95,0

93,5

96,7

81,6

Высокая продуктив ность

Заморожено эмбрионов, n

78

91

38

30

Пригодные к пересадке, n

42

72

20

15

Процент от числа замороженных

53,8

79,1

52,3

50,0

Проблемные коровы-доноры

без учёта продук-ти

Заморожено эмбрионов, n

400

390

290

400

Пригодные к пересадке, n

179

293

117

160

Процент от числа замороженных

44,9

75,0

40,3

40,0

Анализ результатов показал, что эффективность ГСЖК несколько ниже относительно количественных показателей суперовуляторной реакции, вызываемой ФСГ-п. Однако, в обоих случаях очевидно значительное влияние физиологического состояния коров-доноров на качество эмбриопродуктивности. На стадиях экспандированной бластоцисты и ранней морулы было до 32,1% эмбрионов. Доля отставших в развитии эмбрионов от высокопродуктивных и проблемных коров составила до 13,7 и 14,2%, соответственно.

Таким образом, следует констатировать, что характерная особенность эмбриогенеза у проблемных и здоровых высокопродуктивных коров заключается в снижении скорости развития эмбрионов. Опыты по культивированию эмбрионов отличного и хорошего качества показали, что наименьший процент продолживших развитие эмбрионов во всех случаях был при культивировании ранних морул. По мере увеличения возраста эмбрионов, возрастала их жизнеспособность.

Отмечая сравнительно большое число эмбрионов на ранних стадиях, не продолживших своё развитие в культивируемых условиях потеря жизнеспособности эмбрионами обусловлена наличием морфо-функциональных дефектов эмбрионов, незафиксированных методом морфологической оценки качества.

Таким образом, современные методы оценки жизнеспособности эмбрионов по морфологическим признакам не вполне совершенны, так они не позволяют определить отклонения на ультраструктурном уровне, являющиеся производными метаболических сдвигов в организме коров-доноров, вызванных патологическими процессами и/или перегруженностью обмена веществ при высокой продуктивности. Следовательно, это диктует необходимость подтверждать жизнеспособность положительно оцененных по морфологическим признакам эмбрионов (как свежеполученных, так и оттаянных после криоконсервации) методом культивирования, что позволит на 1/3 сократить непроизводительные затраты, обусловленные возможностью трансплантации нежизнеспособных эмбрионов.

Оценка качества эмбрионов мясных коров. Особое внимание обращали на колебания объема яйцеклеток, их форму, целостность, состояние прозрачной оболочки и протоплазмы, критерий уровня дробления.

Биологически полноценными считали зародыши, имеющие шарообразную форму, гомогенную цитоплазму, неповрежденную оболочку, одинакового размера бластомеры с плотным межклеточным компактом. У некоторых морул отдельные клетки выпячиваются в перивителлиновое пространство, на их поверхности допустимы небольшие цитоплазматические пузырьки. У нормальной ранней бластоцисты число бластомеров составляет от 80-120, просматривается небольшая полость, поверхность клеточной массы гладкая, равномерная, перивителлиновое пространство маленькое. Морфологически нормальная поздняя бластоциста имеет утонченную прозрачную оболочку, форму правильной сферы, полость большая, перивителлиновое пространство отсутствует. Условно годными для трансплантации можно признать эмбрионы со значительными морфологическими отклонениями: сколы оболочек, наличие вакуолей, гранул в перивителлиновом пространстве, выделенном большой части бластомеров. Эмбрионы, отстающие в развитии на день вымывания с асинхронным дроблением бластомеров и наличием их грануляции относят к непригодным для трансплантации (таблица 5).

Исследования по морфологической оценке показали, что из общего числа 521 свежеполученных эмбрионов нормальных было 326 или 62,7%, дегенерированных 106 (20,3%), неоплодотворенных яйцеклеток 39 (17,0%). Результаты нехирургического извлечения эмбрионов на 7-й день цикла показали, что при гормональном вызывании суперовуляции эмбрионов отличного качества на разных стадиях развития получили незначительное количество – 20,6% от общего числа зародышей.

Таблица 5- Качество и стадия развития эмбрионов коров на 7-й день извлечения

Показатель

Всего

Стадии развития

морулы

бластоцисты

ранняя

поздняя

ранняя

поздняя

Число эмбрионов

432

47

239

104

42

Процент от общего числа

10,9

55,4

24,0

9,7

в т.ч. нормальных

326

22

188

84

32

процент от общего числа нормальных

75,5

6,7

57,7

25,8

9,8

дегенерированных

106-24

25-53,2

51-21,3

20-19,2

10-23,8

из них: отличных

67-20

3-13,6

22-11,7

20-23,8

22-58,8

хороших

175-53

7-31,8

103-57,4

52-62,8

8-25,0

удовлетворительных

84-25,8

12-54,6

58-30,9

12-14,2

2-6,2

Меньше всего отличных эмбрионов на стадии ранней и поздней морулы (13,6% и 11,7%). Процент их увеличивался на стадии ранней (23,8%) и поздней бластоцисты. На стадии ранней морулы отмечен низкий процент (31,8%) эмбрионов хорошего качества и относительно высокий процент удовлетворительных эмбрионов (54,6%). Более поздние стадии характеризуются наличием высокого числа хороших эмбрионов, снижением количества удовлетворительных и условно годных.

Стадия ранней бластоцисты от поздней морулы отличалась небольшим процентом эмбрионов хорошего качества (62,0% против 57,4%) и меньшим числом удовлетворительных (14,2% и 30,9%). Для поздних бластоцист характерно наличие высокого процента эмбрионов отличного (68,8%), хорошего качества (25,0%) и небольшого числа удовлетворительных эмбрионов (6,2%). Эмбрионы коров мясных пород имели более рыхлую структуру с несколько ослабленной связью между бластомерами.

Наблюдаются некоторые различия у скорости развития одновозрастных эмбрионов у коров-доноров молочных и мясных пород. Если у молочных коров на 7-й день извлечения число поздних морул от общего числа извлеченных составляли 36%, тогда как у мясных пород 55,4%. Количество ранних бластоцист составило 24,0%. Кроме поздней морулы и ранней бластоцисты у мясных коров извлекали эмбрионы на стадии ранней морулы 10,9% и поздние бластоцисты (9,7%).

Влияние скорости охлаждения и согрева на жизнеспособность и приживляемость эмбрионов. В задачу наших исследований входило установить влияние ускоренного замораживания в газообразном азоте на жизнеспособность и приживляемость эмбрионов, а также сравнить эффективность различных режимов охлаждения и программные замораживатели. В первом варианте (контрольная) – охлаждение эмбрионов +20С до -7С проводили со скоростью 1С/мин. При достижении -7С осуществлялась автоматическая кристаллизация. После этого охлаждение продолжалось со скоростью 0,3С/мин до -35С, затем эмбрионы помещали в жидкий азот. В качестве замораживателя использовали сосуд Дьюара СДС-2, камеру с гнездами для соломинок из фторопласта и универсальный штатив с держателем. Скорость охлаждения регистрировали на самописце КСП-4.

Таблица 6 - Влияние способа замораживателя на жизнеспособность и приживляемость эмбрионов

Показатель

Замораживатели

ЗЭМ-4

ЗЭМ- I

Газообразный азот

Заморожено и оттаяно эмбрионов

95

85

68

Жизнеспособных эмбрионов

79

69

55

Процент

83,2

81,2

80,3

Пересажено эмбрионов

79

69

55

Стельных реципиентов

31

24

20

Процент стельности

39,2

34,8

36,2

Проведенные испытания разных замораживателей показал, что жизнеспособность эмбрионов после отогрева в группах была почти одинаковой. Так, при замораживании на замораживателе ЗЭМ-1 жизнеспособных эмбрионов было 81,2%; газообразном азоте – 80,8% и на замораживателе ЗЭМ-4 – 83,2% (таблица 6). Стельность после пересадки заморожено-оттаянных эмбрионов составила 34,8%; 36,2% и 39,2% соответственно.

Сравнительные результаты испытаний 3-х моделей замораживателей показали, что любые из испытанных устройств может быть использовано с равной долей успеха в практической криобилогии.

Замораживание эмбрионов на мобильном замораживателе ЗЭМ-I и в газообразном азоте без программных замораживателей вселяет надежду, что этот технологический приём может быть эффективно применяться в экстремальных условиях ферм, где часты случаи отключения электроэнергии. Кроме того, эти устройства по габаритам небольшие и легко можно их перевозить на любом виде транспорта. Важным в консервации является оттаивание эмбрионов, которое зависит от температуры водяной бани. Нами проведены исследования по изучению влияния разных температур на жизнеспособность эмбрионов. Выживаемость эмбрионов, оттаянных при температуре водяной бани +30 С составило 84, 6% или на 6, 8% больше, чем при отогреве при температуре +25 С (77,8%). Однако процент стельности был ниже на 5,4% в первом случае.

Финальной ступенью криоконсервирования является разбавление криопротектора в эмбрионах после их оттаивания. Обычно криопротектор добавляют многоступенчато в возрастающей концентрации с целью обеспечения равновесия внутри клеток эмбрионов.

При многоступенчатом насыщении криопротектором сохранность эмбрионов после оттаивания и стельность после пересадки была практически одинаковой (таблица 7). В связи с тем, что многоступенчатое введение криопротектора очень длительное, была сделана попытка одноступенчатого насыщения эмбриона криопротектором.

Обобщая данные исследований, можно утверждать, что выведение криопротектора раствором 0,7 М концентрации сахарозы может с равной долей успеха использовано в практике замораживания эмбрионов.

Таблица 7- Жизнеспособность и приживляемость эмбрионов при многоступенчатом насыщении криопротектором

Показатель

Замораживатели

ЗЭМ-4

ЗЭМ- I

Газообразный азот

Заморожено и оттаяно эмбрионов

55

45

38

Жизнеспособных эмбрионов

44

35

29

Процент

80,0

77,8

76,3

Пересажено эмбрионов

44

35

29

Стельных реципиентов

13

13

11

Процент стельности

40,9

37,1

37,9

Стельность после пересадки эмбрионов с поврежденной прозрачной оболочкой составляет 31,6%, что на 5,6% больше, чем у эмбрионов с выделенными бластомерами (26,3%). При наличии таких повреждений у бластоцист их приживляемость была высокой по сравнению с морулами. При пересадке бластоцист с поврежденной прозрачной оболочкой стельность была выше, чем у морул на 28,3% и при выделенных бластомерах на 19,8%. При однократном добавлении криопротектора и выведении его после оттаивания сахарозой наблюдали резкое сжатие эмбрионов. Однако, эмбрион расправлялись полностью в течение последующих 10-15 минут. Число жизнеспособных эмбрионов составляло 86,3% (95 из 110).

Количество эмбрионов с поврежденной прозрачной оболочкой или с выделенными бластомерами в группах было 28,4% и 21,0%, соответственно. Такие повреждения чаще встречались у морул (31,3 и 25,0%), чем у бластоцист (22,6 и 12,9%). Отмечены различия в морфологии заморожено-оттаянных эмбрионов в сравнении со свежеполученными. Цвет у заморожено-оттаянных эмбрионов обычно темнее, чем не замороженных, что обусловлено, очевидно, наличием погибших клеток. У таких эмбрионов часто наблюдается присутствие везикулярных включений.

Поэтому при оценке качества заморожено-оттаянных эмбрионов следует обращать внимание и на их окраску. В криоконсервировании эмбрионов выделяют несколько этапов, каждый из которых отличается друг от друга своей специфичностью. Одним их таких этапов является продолжительность хранения эмбрионов в среде от получения до их замораживания.  Продолжительность хранения эмбрионов от извлечения до замораживания отрицательно сказывается на их жизнеспособности и приживляемости после их замораживания и оттаивания.

После оттаивания и пересадки наивысший процент стельности реципиентов был 48,3% при хранении эмбрионов до замораживания не более 2-х часов. С увеличение продолжительности хранения эмбрионов от извлечения до замораживания снизилась их жизнеспособность и приживляемость после пересадки. Из приведенного следует, что хранение эмбрионов более 2-х часов от извлечения до замораживания нецелесообразно.

Биологические факторы, влияющие на жизнеспособность эмбрионов при замораживании и оттаивании. Исследованиями установлено, что жизнеспособность до и после замораживания зависит от стадии развития. Так, ранние морулы теряли жизнеспособность при охлаждении со скоростью 10С/мин. до 0С, тогда как поздние морулы успешно выдерживали замораживание. В наших исследованиях из 248 замороженных эмбрионов 9 из них находились на стадии ранней, 154 - поздней морулы, 67 -ранней и 18 – поздней бластоцисты. Пригодных для пересадки оказалось 203 (81,9%), в том числе 2 (0,9%0) ранних и 121 (78,6%) поздних морул, 67 (95,5%) ранних и 16(88,9%) поздних бластоцист. Из табл. 8 видно, что хорошие и отличные эмбрионы на стадии ранней бластоцисты значительно лучше переносили процесс замораживания (65,7%).

Сравнительно одинаковые результаты были получены при замораживании эмбрионов отличного и хорошего качества на стадии поздней морулы и бластоцисты (58,6 и 55,6%, соответственно). Исследования показали, что жизнеспособность эмбрионов мясных коров после замораживания и оттаивания непосредственно зависят от их качества до замораживания. Так эмбрионы отличного качества после оттаивания сохраняли своё первоначальное качество в 27,3%, а большая их часть (50%) перешла в группу «хорошие».

Эмбрионы хорошего качества после оттаивания 88,5% сохраняла жизнеспособность. (таблица 8) Остальные эмбрионы (11,5%) имели ухудшение морфологического состояния и их выживаемость после отогрева была низкой. Эмбрионы удовлетворительного качества только 32,6% сохранили жизнеспособность после отогрева. Поэтому эмбрионы удовлетворительного качества нецелесообразно подвергать криоконсервированию, так как после оттаивания около 70% их оказывается непригодным для пересадки. Такие эмбрионы необходимо трансплантировать сразу после извлечения или замораживать и пересаживать их после оттаивания с хорошими эмбрионами для усиления эмбрионального сигнала. После пересадки удовлетворительная приживляемость была при пересадке ранних бластоцист отличного и хорошего качества – 52,3%.

Таблица 8- Жизнеспособность эмбрионов после оттаивания на ранних стадиях развития и качества

Качество эмбрионов

До замораживания

После оттаивания

отличные

хорошие

удовлетворительные

дегенерированные

Морулы ранние (П=9)

В том числе:

хорошие (П=4)

удовлетворительные (П=5)

-

-

-

-

2-5,0

-

2-5,0

5-100,0

Морулы поздние (П=154)

В том числе:

отлично (П=27)

хорошо (П=89)

удовлетворительные (П=38)

7-25,9

-

-

15-55,6

46-51,7

-

5-18,5

34-38,2

14-36,8

-

9-10,1

24-63,2

Бластоцисты ранние (П=67)

В том числе:

отличные (П=26)

хорошие (П=41)

9-34,6

-

12-46,2

23-56,0

5-19,2

15-36,7

-

3-7,3

Бластоцисты поздние (П=18)

В том числе:

отличные (П=13)

хорошие (П=5)

2-15,4

-

6-46,1

2-40,0

5-36,5

1-20,0

-

2-40,0

Несколько ниже была приживляемость от пересадки поздних морул – 45,6% и поздних бластоцист - 40,0%. Приведенные данные показывают, что высокая жизнеспособность эмбрионов после замораживания и оттаивания, а также приживляемость после пересадки наблюдается на стадии ранней бластоцисты отличного и хорошего качества.

В наших исследованиях эмбрионы, полученные от коров-доноров после гормональной обработки ФСГ, подвергались криоконсервированию. Использовали для вызывания суперовуляции препараты гроффолон в дозе 1000 И.Е., фоллитропин -1200 И.Е. и ФСГ-п (США) - 42-50 мг.

Высокие показатели жизнеспособности эмбрионов после замораживания и оттаивания были при обработке коров фоллитроном (88,1%) и ФСГ-п (80,9%), несколько ниже при обработке гроффолоном (70,6%). Отличных и хороших было наибольшим при использовании фоллитронина и ФСГ-п (60,5% и 63,5%), соответственно (таблица 9).

Таблица 9- Влияние ФСГ на жизнеспособность заморожено-оттаянных эмбрионов (п-%)

Показатель

ФСГ

гроффолон

фоллитропин

ФСГ-п (США)

Заморожено и оттаяно эмбрионов

17

89

142

Жизнеспособных после оттаивания

12-70,6

76-88,1

115-80,9

В том числе: отличные

-

6-6,8

11-7,7

хорошие

4-23,6

40-44,9

62-43,7

удовлетворительные

8-47,0

30-33,7

42-29,6

дегенерированные

5-29,4

13-14,6

27-19,0

При обработке гроффолоном эмбрионов отличного качества не было зарегистрировано, а процент эмбрионов хорошего качества был очень низкий (23,6%), число дегенерированных эмбрионов было наиболее высоким (29,4%). Приживляемость от пересадки эмбрионов отличного и хорошего качества, полученная от коров, обработанных ФСГ, была относительно высокая. Так, при обработке гроффолоном она составила 50,0%; фоллитропином – 43,5% и ФСГ-п – 49,3%. Эмбрионов удовлетворительного качества, количество стельных реципиентов было низким и составило 23,3 и 21,4% соотносительно.

Различия в качестве эмбрионов после замораживания и оттаивания и их приживаемости после пересадки объясняется, вероятно, их разнокачественностью препаратов, что было характерно для гроффолона.

Результаты нехирургической пересадки эмбрионов с целью получения двойных отелов. Одной из важных задач трансплантации эмбрионов мясном скотоводстве является получение двоен.

В наших исследованиях ставилась задача выяснить возможность получения двоен у коров мясной породы при нехирургической пересадке заморожено-оттаянных эмбрионов и определить влияние некоторых факторов на результативность пересадки двух эмбрионов и пересадки одного осемененным реципиентам. В качестве реципиентов использовали коров казахской белоголовой породы 1-3 отелов. Пересаженные эмбрионы были на стадии развития поздней морулы, ранней и поздней бластоцисты отличного, хорошего и удовлетворительного качества. Было сформировано три группы коров: первой группе коров (п=30) пересаживали по одному эмбриону отличного и хорошего качества в контрлатеральный к желтому телу рог матки на 7-й день после осеменения, второй – (п=14) было пересажено 28 эмбрионов хорошего и удовлетворительного качества по два эмбриона с дегенерированным зародышем в один рог матки на стороне желтого тела, третьей (п=18) пересажено 33 эмбрионы отличного и хорошего качества в разные рога матки по одному в каждый.

Проведенные опыты показали, что при правильном выборе метода и учете необходимых условий нехирургической пересадки реально можно получать приемлемые результаты. Наилучшая приживляемость наблюдалась при трансплантации двух эмбрионов отличного и хорошего качества в разные рога матки (50,0%0. Отмечено, что при пересадке двух эмбрионов, один из которых дегенерированный, приживляемость также может быть высокой (42,8%). Стельность от числа пересаженных эмбрионов составила 40,0; 21,4 и 25,0%. Отелы двойнями зарегистрированы в первой группе – 3(25,0%), во второй – 1 (16,7%) и в третьей – 3 (33,3%). Во второй группе одна стельная корова абортировала двойней через 90 дней после проведения ректального обследования.

Следовательно, хороших показателей двойневости у мясных коров можно добиться при трансплантации двух эмбрионов в разные рога матки, а также при контрлатеральной пересадке предварительно осемененным коровам-реципиентам. Приживляемость эмбрионов находится в прямой зависимости от качества желтого тела в яичнике на день пересадки. Так, при отличном качестве желтого тела получены высокие показатели стельности при пересадке двух эмбрионов в один рог и в два рога матки (66,7 и 75,0%0). Показатель отела в группах колебался от 40,0 до 66,7%. Высокие результаты стельности (50,0%) зарегистрированы при трансплантации двух заморожено-оттаянных эмбрионов в разные рога матки реципиента с хорошим желтым телом.

При подсадке эмбриона осемененным реципиентам с хорошим желтым телом получено 46,2% стельностей и 16,7% отелов двойнями. При пересадке двух эмбрионов в один рог матки животным с хорошим желтым телом стельность составила 42,9% при отсутствии отелов двойнями. Неудовлетворительные результаты были у реципиентов с удовлетворительными желтыми телами в яичниках, стельность составила 25,0%. При этом отмечено, что со снижением качества желтого тела процент приживляемости повышается при пересадке двух эмбрионов в один рог матки. Таким образом, с экспериментальных данных следует, что с улучшением качества желтого тела в яичнике реципиентов на день пересадки прямо пропорционально повышается процент стельности и число отелов у осемененных реципиентов.

Изучение влияния электромагнитного излучения крайне высокой частоты мм диапазона на воспроизводительную функцию животных

Влияние ЭМИ КВЧ воздействия аппаратом «Орбита» на организм животных. Визуальная оценка  габитуса, а также аппетита у коров опытной группы при проведении ЭМИ КВЧ воздействии аппаратом «Орбита» выраженной клинической реакции не выявила. У животных до ЭМИ КВЧ воздействия температура тела была нормальной и составляла в опытной группе 38,3 ± 0,6 °С, в контрольной - 38,1 ± 0,3 °С.У животных опытной группы отмечено повышение частоты пульса после ЭМИ КВЧ воздействия на 2,4 удара/мин, в первый день прихода в охоту - на 1,4 и через сутки после осеменения - на 2,5 удара/мин. У коров контрольной группы в эти же сроки также отмечено повышение числа ударов пульса на 1,5…2 удара/ мин. У животных обеих групп частота дыхания во все сроки исследований составляла от 16,1 ± 0,4 до 17,0 ± 0,8 движений/ мин, т.е. была в пределах физиологической нормы для взрослых животных. Учащение дыхания у коров опытной группы после ЭМИ КВЧ воздействия на 0,2±0,7 движений/мин было статистически недостоверным. Эти данные указывают, что ЭМИ КВЧ воздействие не оказывает отрицательного влияния на частоту дыхания у коров.

Воздействие электромагнитного излучения крайне высокой частоты мм-диапазона на поведение эритроцитарных мембран и морфологический состав крови. Проведенные исследования показали, что электромагнитные колебания КВЧ мм-диапазона на частотах молекулярных спектров поглощения и излучения атмосферного О2 изменяют в опытных образцах количество и размер эритроцитов in vitro. Полученные данные свидетельствуют о том, что количество эритроцитов после экспериментального воздействия ЭМИ КВЧ (129 ГГц) достоверно уменьшается с 6,88± 0,36 до 4,97±0,49 ·1012/ л.  При этом количество эритроцитов изменяется экспоненциально времени воздействия ЭМИ КВЧ (129 ГГц) достигая минимума (3,57±0,27 ·1012/ л) при 90 минут.

Цитофотометрические показатели эритроцитов полученные путем исследования на АМ – 060 (автоматический анализатор микрочастиц) выявили увеличение среднего диаметра, периметра и объема эритроцитов в опытных образцах. Так, в контрольных образцах минимальный диаметр эритроцитов составил 3,51 мкм, а максимальный – 5,35 мкм, в то время как в опытных образцах, соответственно 4,56 (р < 0,05) и 7,97 (р < 0,01) мкм, полученная разница статистически достоверна.

Полученная информация, свидетельствует о том, что корреляции между стандартными значениями СОЭ и экспозицией взаимодействия ЭМИ КВЧ в диапазоне 129 ГГц не обнаружены, не смотря на тенденцию снижения интенсивности скорости оседания эритроцитов. Кроме того проведенные исследования показали, что воздействие  ЭМИ КВЧ на частотах молекулярного спектра поглощения и излучения атмосферного кислорода на эритроцитарную взвесь оказывает существенное влияние на осматичесую резистентность эритроцитов. Было установлено, что гемолиз как в контрольных образцах, так и в опытных наблюдается в растворе NaCl 0,50 % - ной концентрации.

Однако дальнейшее разведение раствора выявило различную устойчивость опытных и контрольных образцов крови in vitro к гипотоническим растворам NaCl. Так, если в контрольных образцах гемолиз эритроцитов наблюдается при концентрации NaCl 0,35% - ного раствора, то в опытных – 0,30 – 0,25% - ного раствора, что свидетельствует об устойчивости мембран эритроцитов к гемолизирующему действию гипотонических растворов, после облучения электромагнитными волнами в мм-диапозоне на частоте 129 ГГц. Результаты исследования электрокинетических свойств эритроцитов показали, что воздействие ЭМИ КВЧ вызывает достоверное увеличение электрофоретической подвижности эритроцитов (ЭФПЭ). Причем увеличение составляет в среднем от 15 до 20% и приводит к направленному сдвигу ЭФПЭ, что, вероятно, связано с воздействием ЭМИ КВЧ (129 ГГц) на мембрану эритроцитов, сопровождающееся изменением величины электрокинетического потенциала. Воздействие ЭМИ КВЧ на частотах молекулярного спектра поглощения атмосферного кислорода вызывает изменения физико-химических свойств мембраны эритроцита и перераспределение электрического потенциала (таблица 10). Увеличение заряда ЭФПЭ является свидетельством непосредственного взаимодействия ЭМИ КВЧ-излучения в диапазоне 129 ГГц с липопротеиновой структурой мембраны эритроцитов, как многомодовых резонансных систем.

Таблица 10- Изменение биофизических и биохимических показателей крови под воздействием ЭМИ КВЧ мм-диапазона

Группы

Концен-трация

Hb г/л

Содерж-ие гематокр-а (мг, %)

СОЭ,

(мм/г)

ОРЦ

(% гемолиза)

ЭФПЭ,

(мкм см

В-1  с-1)

МДА

(нмоль/мл)

Контроль

111,5±

3,44*

36,40±

2,06*

2,88 ±

0,65

0,5 ±

0,04

1,16 ±

0,07

2,17± 0,29*

Опыт

93,5±

2,72

47,75±

4,92

1,75±

0,72

0,35 ±

0,05

1,45 ±

0,08

1,36±

0,28

Стабилизация мембраны эритроцитов за счет снижения интенсивности перекисного окисления липидов происходит при воздействии ЭМИ КВЧ в диапазоне 129 ГГц, когда существенно уменьшается концентрация малонового диальдегида (МДА), что свидетельствует о снижении свободно радикальных процессов. При этом усиление гидрофобных связей в мембране сопровождается снижением интенсивности пол и упорядочиванию липидных слоев мембраны эритроцитов. При этом воздействие ЭМИ КВЧ на частотах молекулярного спектра поглощения атмосферного кислорода вызывает изменения физико-химических свойств мембраны эритроцита и перераспределение электрического потенциала. Увеличение ЭФПЭ явится свидетельством непосредственного информационного взаимодействия ЭМИ КВЧ-излучения в мм-диапазоне с липопротеиновой структурой мембраны эритроцитов, как многомодовых резонансных систем (таблица 11).

Стабилизация в мембранах эритроцитов регулируются за счет интенсивности перекисного окисления липидов.

Таблица 11- Изменение ферментативных свойств эритроцитов лактирующих коров при воздействии ЭМИ КВЧ

частоты МСПИ О2 (129 ГГц) в условиях in vitro (n = 15)

Группы

Транскетолаза,

мкмоль/мл

Глутатион-

пероксидаза

ммоль/л

МДА (нмоль/мл)

Каталаза,

ед./мл

Контрольная

0,26±0,04

78,16±1,08

2,17±0,29

12,5±0,5

Опытная, 15 мин

0,34±0,03

82,45±2,03*

1,36±0,28*

13,2±0,6

Опытная, 30 мин

0,32±0,02

80,49±1,22*

1,30±0,23*

10,4±0,5

Опытная, 90 мин

0,33±0,01

68,32±1,06**

1,27±0,25**

7,4±0,4

При воздействии ЭМИ КВЧ в диапазоне 129 ГГц, в эритроцитах уменьшается концентрация малонового диальдегида (МДА), что свидетельствует о снижении активности свободнорадикальных процессов, происходящих в эритроцитарной мембране. При этом ослабление гидрофобных связей в мембране сопровождается активацией интенсивности ПОЛ и разрыхлением липидных слоев мембраны эритроцитов. Изучение состава крови in vitro в опытных образцах показывает, что концентрация гемоглобина достоверно снижается  после ЭМИ – воздействия. Таким образом, для утилизации глюкозы эритроцитарной взвесью  при воздействии ЭМИ КВЧ на частоте молекулярного поглощения атмосферного О2 характерен сдвиг точки температурного оптимума в "низкотемпературную" область; при этом увеличивается время насыщения и снижается количество утилизируемой глюкозы (50% температурного оптимума контрольных образцов).

Температурный оптимумом активности Na+, К+, Ca--  АТФазы при критической температуре [Δη(Тс)] для окисления глюкозы хорошо коррелирует с положением точки фазового перехода в эритроцитарных мембранах  при экспозиции облучения ЭМИ КВЧ (129 ГГц) в течении 30, и особенно 90 минут. Электромагнитное поле КВЧ в диапазоне 129 ГГц , способствует существенному снижению активности Na+, К+, Ca-- - АТФаз и приводит к увеличению времени насыщения утилизируемой глюкозы эритроцитарными мембранами в 2 раза.

Следовательно в результате  воздействия ЭМИ КВЧ - волн на частоте молекулярного поглощения атмосферного О2 происходит увеличение реакционной способности кислорода вызывающее усиление окислительных процессов в  эритроцитарных мембранах и повышение их проницаемости и в конечном итоге разрыхлению. Поэтому воздействующему полю инерциальных сил необходимо затратить меньше энергии, для максимального сжатия мембран и выделению фрагментов клеток в окружающую плазму крови.

Влияние ЭМИ КВЧ воздействия аппаратом «Орбита» на  метаболический профиль крови. В ходе проведенных наблюдений установлено, что ЭМИ КВЧ МСПИ О2 оказывает существенное влияние на морфобиохимический состав крови. Так, с увеличением экспозиции облучения происходит экспоненциальное снижение количества эритроцитов в исследуемых опытных образцах на 10,5 % при 15 мин до 11,6 % при 90 мин. (таблица12).

Таблица 12- Изменение кислотно – основного состояния 

при  воздействии ЭМИ КВЧ МСПИ О2

Показатели

Время воздействия КВЧ, мин

Контроль

15

30

90

PH

PCO2 ,  mmHg

PO2 ,  mmHg

HCO3 ,  mmol/l

BE ,  mmol/l

tCO2

HCO3

Hb SAT

7,37 ± 0,27

43,4 ± 1,39

25,8 ± 0,14

+ 0,15

26,68 ±0,39

24,85 ± 0,37

54,22 ± 1,18

7,42 ± 0,40

39,7 ± 1,36*

27,2 ± 0,40*

+ 3,33

26,51 ± 0,26

25,35 ± 0,39

52,25 ± 1,56

7,44 ± 0,36

36,9 ± 1,07*

29,3 ± 0,77*

+ 4,4 

25,7±0,34*

28,8±0,23*

29,4±0,17*

7,46 ± 0,26

35,5 ± 1,35*

25,5 ± 0,50*

+ 4,5

24,7±0,63

27,5±0,45*

28,5±0,32*

       

При воздействии ЭМИ КВЧ МСПИ О2 на кровь in vitro происходит изменение актуальной степени насыщения гемоглобина кислородом (Hb SAT), приводящее к снижению относительной суммарной емкости гемоглобина по связыванию кислорода. Причем возрастает общее содержание кислорода (ТО2) при снижении совокупного количества растворенного кислорода и увеличение количества связанного кислорода в крови (таблица 13). Представленные материалы свидетельствуют о том, что утилизация глюкозы клетками крови при воздействии ЭМИ КВЧ МПСИ О2 возрастает в 1,17…1,75 раза в зависимости от времени экспозиции.

Таблица 13- Биохимические показатели крови (in vitro) при  воздействии ЭМИ КВЧ МСПИ О2

Показатели

Время воздействия КВЧ, мин

Контроль

15

30

90

Глюкоза, mmol/l

Мочевина, mmol/l

Общий белок

g/l

Альбумины (l)

5,13 ± 0,75

6,25 ± 0,42

90,0 ± 2,80

0,32 ± 0,02

0,17 ±0,02

0,21 ± 0,02

0,30 ± 0,03

4,40 ± 0,39*

5,88 ± 0,38*

92,8 ± 1,71

0,30 ± 0,04

0,16 ± 0,01

0,20 ± 0,01

0,34 ± 0,02*

3,36 ± 0,47**

5,19 ± 0,29*

87,2 ± 1,40*

0,29 ± 0,03* 

0,19 ± 0,01*

0,16 ± 0,02*

0,35 ± 0,01*

2,93 ± 0,72**

2,99 ± 0,15**

88,8 ± 1,88*

0,23 ± 0,02**

0,20 ± 0,02*

0,15 ± 0,01**

0,40 ± 0,02**

Следовательно, можно считать преимущественным вкладом в процесс «информационного взаимодействия» внеклеточных газов метаболитов крови. Это позволяет предположить начальную заинтересованность высокомолекулярных соединений плазмы крови облученных образцов крови к взаимодействию с электромагнитными волнами КВЧ мм диапазона на частоте 129 ГГц … 150 ГГц .

Уровень половых гормонов при ЭМИ КВЧ воздействии  аппаратом «Орбита». Изменение уровня прогестерона, эстрадиола и тестостерона в крови коров изучили в динамике по схеме: до воздействия ЭМИ КВЧ мм - диапазона на 14-й день после отела, через сутки после окончания ЭМИ КВЧ воздействия; в первый день прихода коров в охоту; через сутки после осеменения.

Определение в плазме крови коров опытной и контрольной групп количества прогестерона свидетельствует о существенных снижениях содержания этого гормона в крови по сравнению с фоном. Об этом свидетельствует достоверно более низкий уровень данного гормона при исследованиях после курса ЭМИ КВЧ мм - диапазона в период охоты и через сутки после осеменения у опытных и контрольных животных. Однако, степень снижения в опытной группе была меньше, чем в контрольной. Через сутки после курса воздействия ЭМИ КВЧ мм - диапазона в опытной группе количество прогестерона (1,88 ± 0,13 нг/мл) было ниже уровня фона в 5,38 раза, а в контрольной группе в 8 раз; в первый день прихода в охоту - в 4 и 5 раз, через сутки после осеменения - в 3,7 и 3,9 раза соответственно.

Количество прогестерона у коров опытной группы после курса воздействия ЭМИ КВЧ мм - диапазона было достоверно выше, чем у животных контрольной, на 0,65 нг/мл (р < 0,05), в первый день охоты на 0,71 нг/мл, р<0,05).

У коров контрольной группы на 21-й день после отела уровень эстрадиола в отличие от этого показателя у опытных животных был стабильным. Количество эстрадиола снижалось в опытной и контрольной группах до первого дня прихода в охоту в 1,2 и 1,3 раза, соответственно. Через сутки после осеменения этот показатель незначительно понизился - до 0,15 ± 0,03 нг/мл в опытной группе, а контрольной повысился до 0,41±0,02 нг/мл.

Через сутки после курса воздействия ЭМИ КВЧ мм - диапазона у опытных коров количество тестостерона составило 0,09 ± 0,02 нг/мл, что на 0,04 и 0,07 нг/мл больше, чем при фоновых исследованиях и у коров контрольной группы соответственно. В первый день прихода в охоту у животных опытной группы количество тестостерона было также выше фона (+ 0,056, р < 0,05) и на 0,05 нг/мл выше, чем в контрольной (р < 0,05). Через сутки после осеменения у коров обеих групп тестостерон в крови не обнаруживался. Таким образом, стимуляция охоты у новотельных коров путем воздействия ЭМИ КВЧ мм-диапазона пояснично-крестцовой рефлексогенной зоны в течение 7 дней вызывала выраженные изменения уровня прогестерона, эстрадиола и тестостерона, что является главным фактором, обусловившим ускорение прихода коров в охоту и повышение их оплодотворяемости.

Изучение влияния электромагнитного излучения на становление репродуктивной функции коров в послеродовый период. Результаты изучения влияния стимуляции аппаратом «Орбита» в разные сроки после отела свидетельствуют о стимулирующем влиянии ЭМИ КВЧ мм-диапазона на проявление стадии возбуждения полового цикла у животных в разные сроки после отела. Время наступления половой цикличности после отела в контрольных группах составляло 49,5 ± 0,22, 46,9 ±0,52 и 49,0 ± 0,28 дня.

В процессе проведения опыта выявлена статистически достоверная разность времени восстановлении половой цикличности между животными контрольными и опытными  группами, что подтверждает одинаковые стабильные условия внешней среды в период опыта во всех группах.  При ЭМИ КВЧ (аппарат «Орбита») воздействии на коров с 1-го по 7-й день после отела в 1-й опытной группе половая цикличность восстанавливалась через 51,4 ± 0,30 дня, а в контрольной - через 39,5 ± 0,22. т.е. ЭМИ КВЧ с 1-го по 7-й день после отела оказал стимулирующего влияния на проявление стадии возбуждения полового цикла у животных.

Проведение ЭМИ КВЧ мм-диапазона на частоте 129 ГГц животным второй опытной группы с 7-го по 14-й день после отела также оказало выраженное стимулирующее влияние на восстановление половой цикличности у коров. (+4,9 дня, р>0.1). Применение аппарата «Орбита», животным третьей опытной группы с 14-го по 21-й день после отела, оказал существенное стимулирующее влияние на проявление полового цикла. Коровы этой группы восстановили половую цикличность через 36,5±0,27 дней после отела - на 9,5 дня раньше (р < 0,05), чем коровы контрольной группы (46,0±4,8 дня). О закономерном стимулирующем влиянии ЭМИ КВЧ мм-диапазона с 14-го по 21-й день после отела на проявление полового цикла свидетельствуют также приведенные данные статистической обработки и сравнительного анализа этого показателя у коров всех опытных групп. Животные третьей опытной группы пришли в охоту на 6,9 дня (р < 0,05) раньше, чем животные 1-й опытной группы, и на 7,5 дня раньше, чем коровы 2-й опытной группы, которым ЭМИ КВЧ мм-диапазона проводили с 1-го по 7-й день после отела.

Обобщая результаты опыта, можно констатировать, что применение ЭМИ КВЧ мм-диапазона на частотах атмосферного кислорода (65,56 ГГц и 129 ГГц) коровам аппаратом «Орбита» с 14-го по 21-й день после отела в течение 7 дней оказывает выраженное стимулирующее влияние на воспроизводительную функцию.

При этом разность показателей оплодотворяемости коров между второй и первой контрольными группами составляла +6,7 % между третьей и второй -6,7%, коэффициент корреляции между ними +0,142, что свидетельствует о существенных различиях уровня оплодотворяемости между контрольными и опытными  группами коров. Наиболее значительные изменения показателей оплодотворяемости коров в первый половой цикл зарегистрированы нами у коров третьей опытной группы, в которой оплодотворяемость составила 80%, что на 20%  выше, чем в третьей контрольной.

Таким образом, ЭМИ КВЧ мм-диапазона обеспечивает не только ускоренное восстановление половой цикличности, но и более высокую, их оплодотворяемость. Период от отела до оплодотворения у коров первой опытной группы (ЭМИ КВЧ воздействие с 1-го по 7-й день после отела) составил 62,1 ± 4,9 дня и был на 2,8 дня (64,9 ± 5,8) короче, чем у коров первой контрольной (без ЭМИ КВЧ воздействия). Во второй опытной группе, этот период составил 57,4 ± 3,1 дня (ЭМИ КВЧ воздействия с 7-го по 14-й день после отела), в контрольной (без ЭМИ КВЧ воздействия) - 59,2 + 7,3 дня. Более существенные различия периода от отела до оплодотворения установлены у коров третьей опытной группы, стимулирующий ЭМИ КВЧ воздействием, которым проводили с 14-го по 21-й дни после отела. Он составил 45,2 ± 7,3 дня, что достоверно короче на 11,9 дня, чем у коров контрольной группы (р < 0,05).

Установлено сокращение периода от отела до оплодотворения у новотельных коров на 11,9 дня при ЭМИ КВЧ воздействии один раз в день с 14-го до 21-й день после отела по сравнению с аналогами без ЭМИ КВЧ воздействия. При одинаковой технологии содержания, кормления и осеменения, характерных для многих хозяйств Российской Федерации и Республики Казахстан, это позволяет дополнительно получить в расчете на 100 коров (11,9-100) : 285 = 4,14 дополнительных теленка.

Сравнительное изучение оплодотворяемости коров с использованием электромагнитного воздействия аппаратом «Орбита» на пояснично-крестцовую рефлексогенную зону при искусственном осеменении коров. Опыт проводился в хозяйствах различных форм собственности Западно-Казахстанской области Республики Казахстан на 90 коровах.

При маноцервикальном способе введения спермы оплодотворяемость коров в 1-ой опытной группе (воздействие аппаратом «Орбита» в течение 7 мин до введения спермы) составила 73,3 %, что на 33,3 % выше, чем у коров 1-ой контрольной группы при этом способе без проведения воздействия аппаратом «Орбита».

При визоцервикальном способе осеменения оплодотворяемость коров 2-ой опытной группы составила в первую охоту 60 %, в контрольной - 33.3 %. При ректоцервикальном способе введения спермы у коров 3-й опытной группы оплодотворилось в первую охоту 10 коров, или 66,7 %, что превышает уровень оплодотворяемости в 3-й контрольной группе  на 20 %

. Приведенные данные по уровню оплодотворяемости коров свидетельствуют о том, что воздействие на  пояснично-крестцовую зону коров электромагнитным излучением крайне высоких частот мм-диапазона в течение 7 мин перед искусственным осеменением при всех способах введения спермы (мано-, визо-, ректоцервикальный) повышает оплодотворяемость коров. В 1-ой опытной группе при маноцервикальном способе осеменения коров с использованием аппарата «Орбита» индекс осеменения составил 1,6, что на 0,34 ниже, чем в контрольной, где животных осеменяли этим способом без применения аппарата «Орбита». При визоцервикальном способе введения спермы с применением аппарата «Орбита»  во 2-ой опытной группе кратность осеменения составила 1,4, что на 0,27 ниже, чем у коров контрольной, осемененных этим способом без применения аппарата «Орбита». Выраженное снижение индекса осеменения отмечено в 3-ей опытной группе животных при ректоцервикальном способе искусственного осеменения с применением аппарата «Орбита» (1,53) по сравнению с 3-ей контрольной группой коров, где коров осеменяли без применения аппарата «Орбита»  (1,33). Разность показателей индекса осеменения между опытными группами коров составляла от 0,07 до 0,14.

Наименьшая кратность осеменения до плодотворного среди опытных групп установлена при маноцервикальном способе введения спермы, а наиболее высокая - при визоцервикальном. У коров контрольных групп самый низкий индекс осеменения (1,53) зарегистрирован при ректоцервикальном способе введения спермы.

Таким образом, при воздействии на пояснично-крестцовую зону коров при визо-, мано- и ректоцервикальном способах введения спермы за счет повьппения оплодотворяемости в первую охоту происходит снижение кратности осеменения коров.

Изучение влияния магнитно-инфракрасно-лазерного излучения на воспроизводительную функцию животных

Влияние низкоинтенсивного магнитно-инфракрасно-лазерного  воздействия аппаратом «РИКТА МВ» на организм животных. Данные, характеризующие физиологическое  состояние, свидетельствуют, что у животных опытных и контрольной групп до магнитно-инфракрасно-лазерного низкоинтенсивного воздействия-температура тела соответствовала физиологической норме и составляла соответственно от 38,5 ± 0,62 до 38,8 ± 0,48 °С. Частота дыхания у коров опытных и контрольной групп находилась ближе к верхней границе физиологической нормы, что характерно для коров в послеродовой период.

Результаты оценки показателей температуры, частоты пульса и дыхания свидетельствуют, что до воздействия аппаратом «РИКТА МВ» физиологическое состояние коров соответствовало послеродовому периоду. После применения аппарата «РИКТА МВ» в течение 5 дней по 3 мин через 5-7-10 дней после отела патологических сдвигов со стороны организма коров по показателям температуры тела, частоты пульса и дыхания не отмечено.

Применение аппарата «РИКТА МВ» проводили на коровах на 5-й день после отела вагинальным методом в режиме согласно инструкции по применению прибора с биорезонансным процессом облучения в течение 5 дней. Время воздействия: 1-я опытная группа - 1 мин, 2-я – 2 мин., 3-я - 3 мин. В контрольной группе применение аппарата «РИКТА МВ» не проводили. Анализ полученных данных показывает, что выделение лохий у коров 1-ой и 2-ой опытных групп прекращалось к 12,5 ± 1,64 дня, у коров 3-ей опытной группы (время воздействия 3 мин) - к 9,8 ± 0,8 дня.

Лохиальный период у коров 3-ей опытной группы был достоверно короче, чем в 1-ой и 2-ой группах, эта разница составила 2,67 дня. Срок инволюции тела и рогов матки у коров 1-й и 2-й опытных групп составил 23,16 ± 1,32 и 23,50 ± 1,38 дня соответственно, в 3-й опытной группе 19,88 ± 1,47 дня. У коров контрольной группы он длился до 28,16 ± 1,33 дня, т.е. был достоверно больше на 5 дней, чем в 1-й и 2-й опытных группах, и на 8,28 дня, чем в 3-й. Инволюция шейки матки в контрольной группе завершалась только через 24 ± 1,41 дня, что по сравнению с показателями 1-й и 2-й опытных групп коров достоверно больше на 8 и 6,5 дня. В 3-й опытной группе разница по сравнению с контрольными группами коров составила 14 дней.

По результатам двух проведенных опытов на коровах по определению оптимального времени магнитно-инфракрасно-лазерного воздействия на половую систему коров после нормального отела в наших условиях было установлено положительное влияние в течение 3 мин. При установлении сроков магнитно-инфракрасно-лазерного воздействия после отела на инволюционные процессы в половой системе и наступлении охоты наиболее оптимальным было применение аппарата «РИКТА МВ» на  10 день после отела.

Отмечено, что наступление первой охоты в опытной группе коров, которым проводили воздействие низкоинтенсивным магнитно-инфракрасно- лазерным излучением в течение 3 мин через 10 дней после отела составило 25,2 ± 1,98 дня, что на 7,1 дней короче, чем у животных контрольной группы, на 4,1 дня, чем у коров 1-ой опытной, и на 3 дня, чем у коров 2-ой.

Воздействие магнитно-инфракрасно-лазерным излучением на мышечную ткань и слизистую оболочку матки привело к уменьшению отека, что связано с повышением кровотока в тканях, активации транспорта вещества через сосудистую стенку, а также с интенсивным формированием сосудов, особенно капилляров.

Воздействие низкоинтенсивного магнитно-инфракрасно-лазерного излучения на морфобиохимический состав крови. Биохимический статус крови коров оценивали в динамике по показателям, которые характеризуют состояние обмена веществ у животных. Уровень общего белка в сыворотке крови коров опытных групп на начало опыта составлял от 6,05 ± 0,11 до 6,58 ± 1,33 г%, т.е. был в пределах физиологической нормы. Резервная щелочность крови коров опытных групп на начало опыта составила 35,1 ± 2,1 об/% Со2, в контрольной - 43,8 ± 1,7 об/% Со2. Достоверных различий резервной щелочности у коров под влиянием применения аппарата «РИКТА МВ»  не выявлено. Уровень каротина в сыворотке крови у коров в опытных группах на начало опыта составлял 0,32 ± 0,01 мг%, на конец - 0,41 ± 0,02 мг%, в контрольной группе 0,38 ± 00,7 мг% на начало опыта и 0,41 ± 0,02 мг% - на конец, т.е. содержание его у животных всех групп ниже физиологической нормы, что типично для конца зимнего стойлового периода. Количество кальция в крови коров опытных групп колебалось незначительно - от 14,05 ± 0,06 до 15,01 ± 0,12 мг%, в контрольной оно составило 14,1 ± 0,3 мг% и не имело достоверных различий. Уровень фосфора у коров опытных групп на начало опыта составлял от 4,71 ± 1,5 до 5,33 ± 0,04 мг%, в контрольной - 4,78 ± 1,6 мг%. Содержание эритроцитов во всех группах находилось на нижних пределах физиологической нормы и колебалось от 4,28 ± 0,21 до 4,52 ± 0,21 10|2/л. Из-за незначительной потери крови во время родов и при лохиальных выделениях количество гемоглобина в опытных группах колебалось от 9,1 ± 0,30 до 9,2 ± 1,1 г/л, в контрольной группе оно составляло 8,9 ± 0,21 г/л.

В результате проведения экспериментов установлено, что 10-ти минутное воздействие на кровь крыс МИЛ-излучением происходит уменьшение запасов внутриклеточного гликогена, при одновременном увеличении процента нейтрофилов, в которых гликоген выявляется цитохимически (снижение показателей среднего цитохимического коэффициента на 17,8%). Наблюдается заметное уменьшение содержания в нейтрофилах внутриклеточных липидов (11%), которые, являясь одним из энергетических субстрактов клетки, интенсивно расходуются в процессах биологического окисления. Резко повышается активность сукцинатдегидрогеназы (СДТ 24%), в то время как активность миелопероксидазы и АТФ-азы остается неизменной. Почти в 1,4 раза повышается содержание в нейтрофилах лизосомных катионных белков (ЛКБ).

На фоне активации кислороднезависимых механизмов бактерицидности нейтрофила отмечено повышение показателей НСТ-теста. Двукратное увеличение дозы (20-минутное воздействие МИЛ-излучением крови крыс in vitro способствует увеличению запасов гликогена и липидов в клетке. Содержание внутриклеточного гликогена увеличивается на 25%, в то время как процент реагирующих нейтрофилов остается неизменным. Содержание липидов так же повышается на 27,5%. Процесс дегидрирования янтарной кислоты с образованием макроэргических соединений заметно активизируется (СДГ возрастает на 35,7%. МИЛ-излучение резко повышает активность миелопероксидазы (МП) в 1,5 раза и активацию кислород-независимых систем бактерицидности нейтрофилов о чем, свидетельствует увеличение количества клеток содержащих гранулы ЛКБ (на 23,7%).

В заключение следует отметить, что МИЛ-излучение повышает проницаемость, снижает упругость эритроцитроцитарных мембран. Увеличивает размеры эритроцитов и вызывает их разрушение пропорционально экспозиции воздействия. Эритроциты, подвергнутые воздействию in vitro МИЛ-излучению, освобождают факторы гемокагуляции, а в нейтрофилах активизируется ферментативный и бактерицидный метаболизм. Проведенные исследования показали, что облучение крови МИЛ-излучением в течение 20 мин. оказывает существенное влияние на осмотическую резистентность эритроцитов. Было установлено, что гемолиз, как в контроле, так и в опытных образцах начинался в растворе NaCl 0,5%-ный концентрации. Однако дальнейшее разведение раствора выявило разную устойчивость опытных и контрольных образцов эритроцитов к гемолизу. На основании полученных данных, мы изучили возможность стабилизации мембраны за счет снижения ПОЛ МИЛ-излучением. Было установлено, что МИЛ-излучение существенно уменьшает концентрацию малонового диальдегида, что свидетельствует о снижении интенсивности свободнорадикальных процессов.

Уровень половых гормонов при воздействии  низкоинтенсивным магнитно-инфокрасно-лазерном излучении. Изменение уровня прогестерона, эстрадиола и тестостерона в крови коров изучали в третьем опыте по схеме: до применение аппарата «РИКТА-МВ» (14-й день после отела); через сутки после применения аппарата «РИКТА-МВ», в первый день прихода в охоту; через сутки после лазеропунктуры; в первый день прихода в охоту; через сутки после искусственного осеменения; через 15 дней после осеменения; через 21 день после осеменения.

Анализ изменения уровня прогестерона показал, что в послеродовой период его количество в крови коров обеих групп снизилось, что связано со стадиями полового цикла. Низкий уровень этого гормона отмечен и при исследованиях крови после применения аппарата «РИКТА-МВ»  в период охоты и через сутки после курса МИЛ воздействия у коров опытной  и контрольной (без МИЛ излучения) групп животных. Однако степень снижения уровня прогестерона в опытной группе коров была меньше, чем в контрольной. Через сутки после курса применения аппарата «РИКТА-МВ» в опытной группе коров количество прогестерона (1,97 ± 0,09 нг/мл) было ниже этого показателя до МИЛ воздействия, в 5,04 раза, а в контрольной - в 9,8 раза, в первый день прихода в охоту - в 3,6 и 5,9 раза, а через сутки после осеменения - в 3,48 и 4 раза соответственно. Через 21 день после осеменения количество прогестерона в опытной группе коров снизилось до 1,7 ± 0,12, в контрольной - до 2,8 ±0,14 нг/мл.

Наиболее активными эстрогенами являются эстрадиол и эстрон, образующиеся в яичниках самки. Анализ данных показывает, что уровень эстрадиола крови коров при применении аппарата «РИКТА-МВ»  в опытной группе через сутки после МИЛ воздействия снизился по сравнению с показателями до воздействия в 8 раз. В контрольной группе коров снижения уровня эстрадиола в крови не наблюдалось. Через 15 дней после осеменения количество эстрадиола в опытной группе коров при применении аппарата «РИКТА-МВ»  и контрольной без МИЛ воздействия было минимальным и составило 0,14 ± 0,02 и 0,13 ± 0,01 нг/мл соответственно. Через 21 день этот показатель увеличился: в опытной группе - 0,25 ± 0,02, в контрольной - 0.19 ± 0,03 нг/мл.

  Через сутки после применения аппарата «РИКТА МВ» у опытных коров количество тестостерона составило 0,21 ± 0,01 нг/мл, что на 0,04 нг/мл больше, чем до проведения МИЛ воздействия, а также на 0,08 нг/мл больше, чем у коров контрольной группы. В первый день прихода в охоту у коров опытной группы этот показатель был также достоверно выше на 0,041 нг/мл, чем у коров контрольной группы (р < 0,05). Через сутки после осеменения у коров опытной и контрольной групп тестостерон в крови не обнаруживался.

Таким образом, стимуляция охоты у новотельных коров путем применения аппарата «РИКТА МВ» в течение 7 дней вызывала процесс нормализации уровня прогестерона, эстрадиола и тестостерона и тем самым привела к ускорению прихода коров в охоту и повышения их оплодотворяемости.

Сравнительное изучение оплодотворяемости коров с использованием низкоинтенсивного магнитно-инфракрасного лазерного излучения при искусственном осеменении коров. Результаты исследований показали, что во 2-ой опытной группе при МИЛ воздействии за 15 мин до введения спермы и в контрольной  группе плодотворно осеменено в первую охоту 50 % коров, что на 16,6 % ниже, чем в 1-ой опытной группе (МИЛ воздействие за 15 мин до введения спермы). В 3-ей опытной  группе  при  применении аппарата «РИКТА МВ»  непосредственно  перед  введением спермы плодотворно осеменено в первую охоту 83,3 % коров.

При визоцервикальном способе осеменения оплодотворяемость коров опытной группы при магнитно-инфракрасно-лазерном воздействии составила в первую охоту 66,6 % против 46,6 % в контрольной (на 20 % больше).

При ректоцервикальном способе в опытной группе коров оплодотворилось в первую охоту 11, или 73,3 %, что превышает оплодотворяемость коров в контрольной на 30,3%. При маноцервикальном способе в опытной группе коров оплодотворяемость в первую охоту составила 53,3 %, что на 33,3% выше, чем в контрольной. Условия внешней среды и искусственного осеменения во всех группах были одинаковые.

Сравнительный анализ показал, что продолжительность сервис-периода у коров 1-3-й опытных групп, которым применили МИЛ воздействие на точки акупунктуры непосредственно до введения спермы и сразу после него, составила при маноцервикальном способе 75,2 ± 1,22 дня, при визоцервикальном - 76,3 ± 2,1 и при ректоцервикальном - 73,1 ± 2,26 дня. У коров 3-й опытной группы сервис-период был короче на 2,1 дня, чем в 1-й опытной, и на 3,2 дня, чем во 2-й. Более существенные различия продолжительности сервис-периода установлены у коров 3-й опытной группы (применение аппарата «РИКТА МВ» при ректоцервикальном способе введения спермы) - 73,1 ± 2,26 дня, что на 9 дней достоверно короче, чем у аналогов контрольной группы.

Изучение влияния динамической электронейростимуляции на воспроизводительную функцию животных

Влияние динамической электронейростимуляции аппаратом «ЗооДиаДЭНС» на организм животных. В целях исключения нарушений функции организма проводили общее обследование животных, которое включает в себя измерение температуры тела, частоту дыхательных движении в минуту и частоту пульса. Температура тела животных, частота пульса и дыхания на начало и конец опыта колебались в пределах физиологической нормы и не имели достоверных различий.

Влияние динамической электронейростимуляции на морфобиохимический состав крови. Уровень общего белка в сыворотке крови коров опытных групп на начало опыта составлял от 8,0 ± 0,25 до 8,4 ± 0,9 г%, т.е. был в пределах физиологической нормы. Резервная щелочность крови коров опытных групп на начало опыта колебалась от 32,8 ± 2,7 до 38,9 ± 2,4 об/% Со2, а в контрольной группе она составляла 42,4 ± 1,2 об/%С02.

Оценивая результаты определения резервной щелочности до и после применения аппарата «ЗооДиаДЭНС», следует отметить, что ее уровень у коров контрольной и опытной групп на начало и конец опыта был низким, что свидетельствует о нарушениях в кормлении животных. Изменений резервной щелочности у коров под влиянием воздействия аппаратом не выявлено. Уровень каротина в сыворотке крови у коров свидетельствуют, что его количество в опытных группах на начало опыта составляло от 0,1 ± 0,8 до 0,4 ± 0,07 мг%, в контрольной группе (без применения аппарата «ЗооДиаДЭНС») 0,2 ± 0,1 мг%, т.е показатели каротина у всех животных опытных и контрольной групп были ниже физиологической нормы, что типично для конца зимнего периода содержания животных. Состояние фосфорно-кальциевого обмена у коров опытных и контрольной групп оценивали на основе определения уровня кальция и фосфора в крови. Количество кальция в крови коров опытных групп колебалось незначительно - от 11,3 ± 037 до 12,5 ± 021 мг%, в контрольной оно составило 12,3 ± 0,39 мг% и не имело достоверных различий. Повышение содержания кальция в крови животных опытных и контрольной групп характерно для послеродового периода. В начале опыта уровень фосфора у коров опытных групп составлял от 4,8 ± 0,3 до 5,2±0,2 мг%, в контрольной группе он равнялся 5,1 ± 0,2 мг%. Содержание гемоглобина в опытных группах колебалось от 9,6 ± 0,33 до 9,9 ± 0,58 г/л, в контрольной составляло 9,4±0,30 г/л. Анализ показал, что во всех группах животных было повышено содержание лимфоцитов от 60,1±0,18 до 61,5 ± 0,18 %, что, по нашему мнению, связано с возрастом коров (4-5 лет). Разница между контрольной и опытными группами недостоверна. Отмечено также пониженное содержание моноцитов - от 5,3 ± 0,11 до 5,6 ± 0,12 %, что соответствует физиологическим показателям количества моноцитов у коров на 10-й день после отела.

Уровень половых гормонов при воздействии  динамической электронейростимуляции.  В четвертом опыте на 12 коровах после нормального отела изучали изменение уровня прогестерона, эстрадиола и тестостерона в крови коров по схеме: до электропунктуры 14-й день после отела; через сутки после окончания электропунктуры; в первый день прихода коров в охоту; через сутки после осеменения.

Электропунктуру проводили на 14-й день после отела в течение 7 дней. Воздействовали на БАТ 31, 32, 33 и 60 в течение 3 мин при частоте работы аппарата «ЗооДиаДЭНС» 10 Гц. Было сформировано две группы коров (опытная и контрольная) по 6 гол. в каждой. Через сутки после искусственного осеменения количество прогестерона в опытной группе (при ДЭНС) составило 2,64 ± 0,04 нг/мл, что ниже показателя в этой группе до проведения ДЭНС-терапии в 3,7 раза, в контрольной (без ДЭНС) - в 3,6 раза.

Уровень прогестерона в крови коров опытной группы (при ДЭНС) на 21-й день после искусственного осеменения составил 1,2 ± 0,03 нг/мл и был ниже, чем у животных контрольной группы (без ДЭНС) на 1,37 нг/мл.

Уровень эстрогенов в плазме крови коров в первые дни после отела довольно высокий, он снижается примерно в 2 раза за 2 нед до наступления первой охоты. Уровень эстрадиола в послеродовой период у коров (до ДЭНС) был высоким и составил в контрольной группе коров 0,24 ± 0,01, в опытной - 0,23 ± 0,01 нг/мл. На 2-й день после искусственного осеменения количество эстрадиола в крови коров опытной (при ДЭНС) и контрольной (без ДЭНС) групп составило 0,21 ± 0,01 и 0,18 ± 0,01 нг/мл, соответственно, разность между показателями содержания прогестерона в крови коров обеих групп была несущественной.

Анализ показал, что через сутки после курса ДЭНС у опытных коров количество тестостерона составило 0,21 ± 0,01 нг/мл, что на 0,04 нг/мл больше, чем при исследованиях до проведения ДЭНС, а также на 0,08 нг/мл больше, чем у животных контрольной группы. В первый день прихода в охоту у коров опытной группы количество тестостерона было также достоверно выше на 0,041 нг/мл, чем у коров контрольной (р<0,05). Через сутки после осеменения у коров обеих групп тестостерон в крови после ДЭНС почти не обнаруживался (0,01 нг/мл).

Таким образом, стимуляция охоты у новотельных коров путем электронейропунктурного воздействия в течение 7 дней вызывала выраженные изменения уровня прогестерона, эстрадиола и тестостерона, что является главным фактором, обусловившим ускорение прихода коров в охоту и повышения их оплодотворяемости.

Изучение влияния динамической электронейростимуляции на становление репродуктивной функции коров послеродовый период. Для опыта отобрали по принципу пар-аналогов 50 новотельных коров с учётом возраста, срока отёлов, упитанности и живой массы, из которых сформировали 4 группы. Обработку животных проводили аппаратом «ЗооДиаДЭНС» в режиме 64-512 Гц в течение 8 дней по 1-2 мин. Коров I опытной группы (n=12) обрабатывали через 5 дней, II группы (n=12)-через 10 дней и III группы (n=11)-через  15 дней после отёла. Контрольную группу составили 15 интактных коров.

При применении аппарата «ЗооДиаДЭНС» выделение лохий у коров 1-й (время воздействия 1 мин, частота 20 Гц) и 2-й (время воздействия 2 мин, частота 20 Гц) опытных групп прекращалось к 11,8±0,41 и 12,5±0,37 дня соответственно, у коров 3-й опытной - к 9,51±0,67 дня.

Лохиальный период у коров опытных групп был достоверно короче, чем в контрольной на 2,21; 2,99; 5,0 дня, соответственно. Инволюция тела и рогов матки у коров опытных групп завершилась к 23,16 ± 0,61; 22,5 ± 0,78 и 18,96 ± 0,42 дня соответственно. У коров контрольной группы срок инволюции тела и рогов матки составил 28,74 ±0,58 дня, т.е. был достоверно больше на 6 дней, чем в 1-2-й опытных группах и на 9,78, чем в 3-й. Инволюция шейки матки в контрольной группе завершилась к 23,81 ± 0,81 дня, что по сравнению с показателями 1-й и 2-й опытных групп достоверно больше, на 7,81 и 6,31 дня. В 3-й опытной группе разница показателя инволюции шейки матки у коров по сравнению с контрольной, группой животных составила 9,81 дня.

Следовательно, третий режим времени воздействия (ДЭНС на точки БАТ 31, 32,33, 60 в течение 3 мин) является оптимальным. Во втором опыте на 18 коровах после нормального отела применили третий режим воздействия (3 мин). Задачей исследований явилось определение сроков инволюции матки у коров при электропунктурном воздействии аппаратом «ЗооДиаДЭНС» в течение 3 мин в разные сроки после отела. На точки акупунктуры 30, 31, 32, 33 и парную точку 60 коров 1-й опытной группы (п = 6) воздействовали аппаратом «ЗооДиаДЭНС» в течение 30 мин через 8 ч после отела.

Во 2-й опытной группе ДЭНС проводили на вышеуказанные точки при времени воздействия 3 мин  через 3 дня после отела, а через 7 дней - в 3-й. Контрольную группу (без ДЭНС) составили шесть коров-аналогов. Выделение лохий у коров 1-й опытной группы (ДЭНС в течении 3 мин через 8 ч после отела, частота работы аппарата 20 Гц) прекращалось к 8,11 ± 0,64 дня. Во 2-й опытной группе (ДЭНС через 3 дня после отела в течение 3 мин, частота работы аппарата 20 Гц) прекращалось к 11,2 ±0,45 дня; у коров 3-й опытной группы (ДЭНС в течении 3 мин через 7 дней после отела, частота работы аппарата 20 Гц) к 12,5 ± 0,32 дня.

Данные показатели свидетельствуют, что первый вариант воздействия (3 минуты через 8 ч после отела) является оптимальным. В третьем опыте на 18 новотельных коровах применены различные режимы частоты аппарата «ЗооДиаДЭНС», при этом проводили ДЭНС по отработанным ранее схемам -  через 8 ч после отела в течение 3 минут, но при различной частоте работы аппарата: 10 ± 2 (минимальная частота), 20 ± 2; 60 ± 2 Гц. Электропунктурное воздействие аппаратом «ЗооДиаДЭНС» проводили на точки 30, 31, 32, 33 и 60 (таблица.14).

Анализ полученных данных свидетельствует, что самые короткие (24,6 дня) сроки инволюции матки оказались в I опытной группе животных, обработку которой начали проводить через 5 дней после отёла. Несколько ниже скорость инволюции матки зафиксировали у коров II группы-28,2 дня. В III группе завершение инволюции произошло через 34,2, а в контрольной-через 38,1 дня. Сроки появления первой охоты после отёла были зафиксированы в аналогичной последовательности.

Таблица 14. Эффективность профилактических мероприятий

в послеродовом периоде

Показатель

Группы

I

II

III

Контроль

Число коров, n

79

57

26

29

Число выздоровевших коров, n - %

59 - 74,6

35 - 61,4

23 - 88,5

25 - 86,2

Индекс осеменения

2,1± 0,09

2,41 ± 0,08

1,5± 0,03***

2,4 ± 0,01

Индиференс-период

97,0 ± 3,50*?

110,1 ± 11,17

85,0 ± 3,08*

111,3 ± 17,31

Показатель стельности коров после первого осеменения оказался одинаковым в I  и II группах-41,7%. В III группе количество стельных животных было меньше на 5,3%, чем в I  и II группах, а по сравнению с контролем эта разница составила 8,4%. Стельных через 60 дней в I группе оказалось 75%, что на 8,3% больше, чем в III группе. По сравнению с контролем эта разница составила 28,3%. Всего стельных за время проведения опыта в I группе выявлено 97,7% коров, во II-91,0, в III-81,8, в контрольной группе-80%.

Следовательно, чем раньше проводить курс ДЭНС-терапии, тем эффективнее его действие: уменьшается срок инволюции матки, что профилактирует субинволюцию матки и заболевание коров эндометритом.

В результате повышаются экономические показатели в отрасли мясного скотоводства. Данные показатели свидетельствуют, что динамическая электронейростимуляция  (ДЭНС-терапия) через 8 ч после отела в течение 3 мин при частоте 10 Гц, оказывают положительное влияние на инволюционные процессы матки коров в послеродовой период.

Оплодотворяемость коров в первую охоту в 1-й опытной группе составила 50,0 ±4,1 %, что на 16,7 % выше, чем в контрольной. Сервис-период в этой группе составил 62,5 ±1,1 дня, что на 10,8 дня меньше, чем во 2-й опытной, и на 14,6 дня меньше, чем в 3-й опытной. Разность показателей между контрольной группой коров (98,6 ± 1,02) и 1-й опытной (62,5 ±1,1) составила 36,1 ±1,5 дня. Полученные в опыте результаты свидетельствуют о том, что наиболее высокие показатели оплодотворяемости коров в первую охоту, а также наименьший сервис-период получены в 1-й опытной группе при воздействии аппаратом «ЗооДиаДэнс» на точки 30, 31, 32, 33 и 60 (парная точка) через 8 ч после отела в течение 3 мин при частоте работы аппарата 10 Гц.

Применение ДЭНС при различных способах осеменения коров. Полученные в опыте результаты свидетельствуют, что более высокие показатели оплодотворяемости коров в первую охоту получены в 4-й опытной группе коров при динамическом электрнейроопунктурном воздействии через 15 мин после введения спермы. Плодотворно осеменено в первую охоту в данной группе 75,0 ± 8,2 % животных, что на 38,4 % выше, чем в контрольной.

В 1-й и 2-й опытных группах оплодотворяемость коров в первую охоту была выше, чем в контрольной, на 1,1 и 36,6 %, во 2-й опытной на 35,5 % выше, чем в 1-й. Наиболее эффективным из числа испытанных с применением динамической электронейропунктуры до введения спермы вариантов являлся второй, при котором оплодотворяемость составила 62,5 ±11,8 %, что на 36,6 % выше, чем в контрольной группе. Во втором опыте по изучению эффективности применения динамической электронейропунктуры на оплодотворяемость коров после искусственного осеменения коров сформировали три контрольных и три опытных группы по 6 гол. в каждой.

Динамическую электронейропунктуру проводили через 15 мин после введения спермы, воздействуя на точки акупунктуры 30, 31, 32, 33, 60 в течение 3 мин при частоте работы аппарата 10 Гц. В целом полученные результаты оплодотворяемости коров в опыте удовлетворительны, поскольку 90 % коров всех опытных и контрольных групп эффективно осеменены за два половых цикла после отела. При маноцервикальном способе введения спермы опытным коровам 1-й группы оплодотворяемость в первую охоту составила 50,0 %, что на 33,3 % выше, чем у коров контрольной.

При ректоцервикальном способе осеменения - оплодотворяемость коров 3-й опытной группы равнялась 66,7 %, а в контрольной (без ДЭНС) - 50 %. При визоцервикальном способе осеменения - оплодотворяемость коров опытной группы, составила в первую охоту 50 % животных, в контрольной не оплодотворилась ни одна корова. В 1-й опытной группе при маноцервикальном осеменении с использованием динамической электронейростимуляции индекс осеменения составил 1,60, что на 0,06 ниже, чем в контрольной.

При визоцервикальном способе введения спермы во 2-й опытной группе кратность осеменения коров до плодотворного составила 1,46, что на 0,07 ниже, чем у контрольных аналогов. Разность показателей индекса осеменения между опытными группами коров составляла от 0,07 до 0,14.

В опыте выявлено, что показатели сервис-период всех контрольных групп между собой имели следующие незначительные различия: в 1-й контрольной группе при маноцервикальном способе введения спермы 75,2 ± 2,3 дня, во 2-й при визоцервикальном - 74,1±2,3, 3-й при ректоцервикальном - 75,8 ± 2,7 дня (разность между группами недостоверна). Более существенные различия продолжительности сервис-периода установлены у коров 3-й опытной группы, стимулирующее электронейровоздействие которым проводили при ректоцервикальном способе введения спермы. Он составил 64,8 ± 2,2 дня, что достоверно короче на 11 дней, чем у аналогов контрольной (р < 0,05). Сервис-период у коров 1-й и 2-й опытных групп, которым применяли динамическое электронейровоздействие, составил при маноцервикальном способе введения спермы 69,1 ± 1,8 дня, при визоцервикальном - 69,7 ± 1,95 дня. У коров 3-й опытной группы сервис-период был на 4,3 дня короче, чем в 1-й опытнойгруппе животных, на 4,9 дня, чем во 2-й опытной группе.

Таким образом, динамическое электронейропунктурное воздействие за 15 мин до введения спермы на точки 30, 31, 32, 33, 60 в течение 3 мин на каждую при частоте работы аппарата 10 Гц повысило оплодотворяемость в первую охоту при всех способах введения спермы. При этом сократился сервис-период и индекс осеменения во всех опытных группах.

Выводы

1. В условиях сельхозпредприятий Республики Казахстан, не зависимо от форм собственности и технологий содержания, кормления и эксплуатации, нарушения функции органов репродуктивной системы регистрируют, в среднем, у 20,2-22,7% мясных коров; в структуре репродуктивных нарушений преобладают гипофункциональное состояние яичников, которые периодически в отдельных хозяйствах регистрируют у 20,8-90,1% лактирующих коров.

2. Одним из основных сезонных факторов, снижающих репродуктивную активность мясных коров, является термальный стресс, приводящий в пастбищный период к нарушению гормонального статуса организма. Проведение биотехнических мероприятий, активизирующих репродуктивную функцию с включением в схемы обработок средств, потенцирующих функцию желтого тела, а также метафилактического воздействия на матку позволяет нивелировать сезонное снижение показателей оплодотворяемости коров, в т.ч. и за счёт снижения эмбриональных потерь. Многочисленные варианты предовуляторного гормонального дисбаланса, приводящего к нарушению процесса спонтанной и индуцированной овуляции, сводятся, в конечном счёте, к сдвигу пика ЛГ во временных и/или количественных параметрах. Введение в режимы обработок с целью регуляции репродуктивной функции синтетического аналога гонадолиберина приводит к оптимизации параметров пика ЛГ.

3. Рассеивание сроков начала индуцированной охоты является основным фактором, негативно влияющим на результаты синхронизации. Степень рассеивания зависит от морфо-функционального состояния яичников коров, которое определяется реакционной способностью жёлтого тела и возрастом растущего межэстрального фолликула. Введение в схему обработок препаратов гонадотропина и гонадолиберина унифицирует овариальные процессы, стабилизирует сроки начала охоты, что повышает результативность осеменений при проведении биотехнических мероприятий.

4. Полученные данные обосновывают необходимость при определении способа регуляции функциональной активности яичников учитывать уровень концентрации прогестерона. Индуцирование охоты у здоровых коров эффективно при концентрациях от 3,7 до 4,7 нг/мл. Использование фоллимага и магэстрофана при гипофункциональном состоянии яичников эффективно при значениях не ниже 0,5 нг/мл. При более низких концентрациях в схему обработок целесообразно включать сурфагон в дозе 10,0 мл.

5. Около 70% высокопродуктивных коров имеют задержку возобновления овариальной активности после отёла. При этом, пролонгирование лютеальной фазы и задержку первой овуляции регистрировали наиболее часто, что и являлось основной причиной задержки возобновления нормальной овариальной цикличности. В свою очередь, причинами пролонгации лютеальной фазы и задержки первой овуляции является задержка инволюции матки в течение 35 дней. Восстановление нормофункциональной циклической активности яичников у коров после отёла завершается быстрее, чем восстановительные процессы в эндометрии и маточной среде; достигаемая за счёт овариостимуляции стабилизация функциональной деятельности яичников ускоряет завершение восстановительных процессов в матке.

6. Исследованиями по овариостимуляции в послеродовой период установлено, что для этой цели наиболее эффективен комплекс препаратов: прогестерона, простагландина, гонадотропина и гонадолиберина. С одинаковой эффективностью для этой цели можно применять как отечественные, так и импортные препараты. Регламентировать режимы обработок следует таким образом, чтобы первая овуляция произошла не ранее 21 дня после отёла. Выясненная возможность взаимонаправленности патогенетического процесса матка-яичники диктует необходимость комплексных методов лечения и профилактики.

7. Особенностью эмбриогенеза здоровых и проблемных высокопродуктивных коров является снижение скорости развития эмбрионов - как ранних, так и поздних морул и бластоцист. Замедленное развитие эмбрионов сопровождается нарушениями на ультраструктурном уровне, косвенно определяемыми методом культивирования. Морфологические изменения эмбрионов на ультраструктурном уровне и скрытые морфо-функциональные нарушения в эндометрии, способствующие нецелесообразному выбросу маточного простагландина, приводят к эмбриональной гибели. Введение прогестагенных препаратов мясным коровам на 6-8 день после осеменения повышает нормы стельности, благодаря снижению эмбриональных потерь. С равной долей успеха для снижения эмбриональной смертности коровам можно вводить сурфагон или ХГЧ на 10-11-й день после осеменения.

8. Проведение воздействий низкоинтенсивным электромагнитным излучением КВЧ мм-диапазоном (частота 129 ГГц), магнитно-инфракрасно-лазерным и динамической электронейростимуляцией на биологически активные точки для профилактики и нормализации оворальных нарушений в комплексе с биорегуляторами нового поколения, повышает эффективность биотехнических мероприятий по регуляции репродуктивной функции мясных коров.  Низкоинтенсивное электромагнитное воздействие КВЧ мм-диапазона, магнитно-ифракрасно-лазерным излучением, а также динамической электронейростимуляцией в рекомендуемых параметрах нормализует и повышает иммунобиологический статус организма, не оказывая негативного влияния на экологическую чистоту получаемой продукции.

9. Квантовое воздействие на зоны точек 30, 31, 32, 33 и 60 аппаратами «Орбита», «РИКТА МВ» и «ЗооДиаДЭНС» в течение 5 дней по 1, 2, 3 мин на 5-й день после отела в базовом режиме оказало положительное влияние на послеродовые инволюционные процессы половой системы коров. Несмотря на различный временной режим воздействия, срок инволюции тела и рогов матки во всех опытных группах был достоверно короче и составил 23,16 ± 0,61; 22,5 ± 0,78;18,96 ± 0,42 дня в опытных группах и 28,74 ± 0,58 дня - в контрольной.

10. При режиме воздействия аппаратами «Орбита», «РИКТА МВ» и «ЗооДиаДЭНС» 3 мин через 8 ч после отела биохимические показатели крови на начало и конец опыта находились в пределах физиологической нормы. Уровень общего белка в сыворотке крови коров опытных групп на начало опыта составлял от 8,0 ± 0,25 до 8,4 ± 0,9 г%. Резервная щелочность крови коров опытных групп на начало опыта колебалась от 32,8 ± 2,7до 38,9 ± 2,4 об/% СО2. Показатели каротина в сыворотке крови в опытных группах на начало опыта составляли от 0,1 ± 0,8 до 0,4 ± 0,07 мг%, в контрольной группе - 0,2 ± 0,1, т.е у всех животных они были ниже физиологической нормы, что типично для конца зимнего стойлового периода в Западном Казахстане. Данные биохимического и морфологического состава крови свидетельствуют о безвредности воздействия аппаратами «Орбита», «РИКТА-МВ» и «ЗооДиаДЭНС» на организм животных.

11. При различных сроках воздействия аппаратами «Орбита», «РИКТА МВ» и «ЗооДиаДЭНС» в течение 3 мин (через 8 ч после отела, через 3 и 7 дней после отела) восстановление репродуктивной функции коров во всех опытных группах было достоверно короче, чем в контрольной. Так, наступление охоты у мясных коров было достоверно короче на 8,37 и 5,87 дня, чем во 2-й и 3-й опытных группах, и составило 28 ± 1,02 дня (р>0,05). В контрольной группе охота наступила на 9,37 дня позже, чем в 1-й опытной. Применение различной частоты воздействия не оказало отрицательного влияния на восстановление половой функции коров. В опытных группах животных сроки наступления первой охоты колебались от 31,5 ± 1,29 до 33,5 ± 0,84 (при р< 0,05), в контрольной группе коров первая охота наступила на 39,8 ± 0,87 дня.

Практические предложения

1. Биотехнические мероприятия по повышению показателей воспроизводительной активности высокопродуктивных мясных коров следует проводить в комплексе с электромагнитным излучением крайне высоких частот мм-диапазона, низкоинтенсивным магнитно-инфракрасно-лазерным и динамической электронейростимуляцией на матку и яичники, что обеспечит максимальную эффективность, не оказывая при этом негативного влияния на экологическую безопасность получаемой продукции.

2. С целью профилактики и улучшения общепринятых показателей плодовитости коровам после отёла следует проводить стимулирование овариальной активности введением комплекса препаратов: сурфагон, прогестерон, простагландин, ГСЖК в общепринятых дозировках и дозированием применением аппаратов «Орбита», «РИКТА МВ» и «ЗооДиаДЭНС».

3. Для устранения гипофункции яичников у коров при уровне концентрации прогестерона в крови более 0,5 нг/мл рекомендуется использовать фоллимаг (1200 ИЕ) в сочетании с магэстрофаном (500 мкг). При снижении содержания гормона ниже 0,5 нг/мл следует проводить комплексное лечение животных гестагенами, ГСЖК и ПГФ2 в общепринятых дозировках.

4. Для снижения эмбриональных потерь и выравнивания сезонных показателей плодовитости коров целесообразно в пастбищный период на 8-11 день после искусственного осеменения как в спонтанную, так и индуцированную охоту вводить гонадолиберины, ХГЧ на фоне предварительной гестагенизации при сочетанном применении  электромагнитного излучения крайне высоких частот мм-диапазона,  низкоинтенсивного магнитно-инфракрасно-лазерного воздействия и динамической электронейростимуляции органов репродуктивной системы.

5. В практике биотехнологии воспроизводства мясного скота рекомендуется использовать следующие аппараты: «Орбита», «РИКТА – МВ, «ЗооДиаДЭНС», для нормализации и стимуляции репродуктивной функции.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации:

в центральных изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Анзоров, В.А. Сравнительная характеристика и оценка жизнеспособности эмбрионов, получаемых от здоровых и проблемных коров-доноров с разным уровнем молочной продуктивности / В. А. Анзоров, В. М. Шириев, Н. И.Сергеев, В. А. Титова, Ф. Н. Насибов, Е. У. Байтлесов  // Сельскохозяйственная биология. –­2005. – № 6. – С. 37-41. (пл.0,25/0,10).

2. Титова, В. А. Воздействие на инволюцию матки у коров квантовым методом / В. А. Титова, В. А. Анзоров, В. М. Шириев, Н. И. Сергеев, В. А.Титова, Ф. Н. Насибов,  Е. У. Байтлесов // Молочное и мясное скотоводство. – 2006.  –  № 1. – С. 24-25. (пл.0,15/0,10)

3. Насибов, Ф. Н. Влияние лазеропунктуры на иммунологический статус коров при эндометрите / Ф. Н.  Насибов, Е. У. Байтлесов, В. А. Титова, И. И. Балковой, В. П. Иноземцев // Ветеринария. – 2006. – № 4. – С.33-37 (пл. 0,25/0,!5).

4. Титова, В. А. Эффективность технологических элементов криоконсервирования эмбрионов, полученных от коров-доноров с различным физиологическим статусом / В. А. Титова, Ф. Н. Насибов, Н. И.Сергеев, Е. У. Байтлесов, Е. А. Тяпугин. // Доклады РАСХН. – 2006. – № 2. – С. 33-35 (пл. 0,20/0,10).

5. Тяпугин, С. Е. Интенсивность выращивания молодняка крупного рогатого скота в разные возрастные периоды и последующее продуктивное долголетие  / С. Е. Тяпугин, Ф. Н. Насибов, Е. У. Байтлесов // Молочное и мясное скотоводство. – 2007. – № 3. – С. 16-18 (пл. 0,25/0,15).

6. Байтлесов, Е. У. Этиология и патогенез кист яичников у коров и возможности нормализации овариальной функции / Е. У. Байтлесов, Ф. Н. Насибов, В. А. Титова, Е. А. Тяпугин // Доклады РАСХН. - 2007. - № 4. - С. 41-44 (пл. 0,25/0,15).

7. Насибов, Ф. Н. Эмбриональная смертность в мясном скотоводстве и способы её снижения / Ф. Н. Насибов, Е. У. Байтлесов, С. Г. Канатбаев //Сельскохозяйственная биология. – 2007. – № 4. – С. 62-69 (пл. 0,35/0,20).

8. Насибов, Ф. Н.  Нормализация репродуктивной функции коров при кистах яичников / Е. У. Байтлесов, В. А. Титова,  Е. А. Тяпугин // Ветеринарная патология. – 2007. – № 2. – С. 128-131 (пл. 0,20/0,10).

9. Байтлесов, Е. У. Аспекты  эмбриональной смертности в скотоводстве / Е. У. Байтлесов, Ф. Н. Насибов, Е. А. Тяпугин,  В. А. Титова // Ветеринарная патология. – 2007. – № 2. – С. 228-231 (пл. 0,15/0,10).

10. Байтлесов, Е. У. Испытание прогестерона как средства для снижения эмбриональной смертности / Е. У. Байтлесов, С. Г. Канатбаев, Ф. Н. Насибов, Е.А.  Тяпугин, В.А. Титова // Ветеринарная патология. – 2007. – № 2. – С. 231-233 (пл. 0,15/0,10).

11. Насибов, Ф. Н. Воспроизводительная активность стада при различных условиях эксплуатации коров / Ф. Н. Насибов, Е. А.  Тяпугин, Е. У. Байтлесов,  В. А. Титова // Ветеринарная патология. – 2007. – № 3. – С. 228-231(пл. 0,20/0,15).

12. Насибов, Ф. Н. Исследование некоторых факторов, влияющих на образование кист яичников / Ф. Н. Насибов, Е. У. Байтлесов, Е. А. Тяпугин, В. А. Титова // Ветеринарная патология. – 2007. – № 3. – С.128-131 (пл. 0,20/0,10).

13. Байтлесов, Е. У. Качество эмбрионов, получаемых от здоровых, проблемных и высокопродуктивных коров-доноров / Е. У. Байтлесов, В. А.Титова, Е. А. Тяпугин, Ф. Н. Насибов // Аграрная наука. – 2007. – № 5. – С. 29-32 (пл. 0,15/0,10).

в методических рекомендациях:

14. Насибов, Ф. Н. Регуляция полового цикла и профилактика нарушений репродуктивной функции. / Ф. Н. Насибов, Ю. В.  Конопелько, Е. А. Тяпугин, Е. У. Байтлесов, В. В. Власов, А. Г. Хмылов, Н. В. Осокина // Методические рекомендации. – Вологда, 2006. - 32 с. (пл. 2,0/1,0)

15. Байтлесов, Е. У. Нормализация воспроизводительной функции у коров / Е. У Байтлесов, Е. А. Тяпугин, Ф. Н. Насибов, А. Г. Хмылов, Н. В. Осокина  // Методические рекомендации. – Вологда, 2006. – С. 47 – 48 (пл. 0,15/0,10).

16. Байтлесов, Е. У. Биотехника интенсификации репродуктивной активности молочных коров / Е. У. Байтлесов, В. А. Титова, С. Н. Хилькевич, Е. А. Тяпугин // Учебное пособие. – Вологда, 2008. – С. 173 – 175 (пл. 0,15/0,10).

в сборниках научных работ:

17. Абуов, А. Г. Результаты трансплантации эмбрионов в мясном скотоводстве  / А..Г. Абуов, Е. У. Байтлесов, С. Г. Канатбаев // Бюллетень науч. работ ВИЖ «Биотехнические приемы в технологии трансплантации эмбрионов». –  вып. 104. – 1991. – С. 56-59 (пл. 0,20/0,15).

18. Байтлесов, Е. У. Замораживание эмбрионов мясного скота казахской белоголовой породы / Е. У. Байтлесов, А. Г. Абуов, С. Г. Канатбаев // Бюллетень научно-технической информации аспирантов и молодых ученых. – Дубровицы, 1992. – С. 119-120 (пл. 0,15/0,10).

19. Байтлесов, Е. У. Морфологическая оценка эмбрионов коров казахской белоголовой породы / Е. У. Байтлесов, А. Г. Абуов // Тезисы докладов XI межреспубликанской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов. – Оренбург, 1992. – С.119-120 (пл 0,15/0,10).

20. Байтлесов, Е. У. Приживляемость эмбрионов при пересадке на двойственность / Е. У. Байтлесов, А. Г. Абуов // Бюллетень научно-технической информации аспирантов и молодых ученых. – Дубровицы, 1992. – С.64-65 (пл. 0,15/0,10).

21. Байтлесов, Е. У. Криоконсервирование и морфологическая оценка эмбрионов коров мясного скота  / Е. У. Байтлесов: автореф. дис… канд. биол.  наук. – Дубровицы, 1992. – 24 с. (пл. 0,1,5/1,0)

22. Байтлесов, Е. У. Влияние способа добавления криопротектора на морфологическое состояние эмбрионов / Е. У. Байтлесов, С. Г. Канатбаев // Тезисы докладов XI межреспубликанской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов. – Оренбург, 1993. –С. 34-39 (пл.0,45/0,25).

23. Байтлесов, Е. У. Соотношение морфологических отклонений у эмбрионов при различных обработках гормональными препаратами / Е.У. Байтлесов, К. К. Бозымов // Бюллетень научно-технической информации аспирантов и молодых ученых. – Дубровицы, 1993.-С. 45-49. (пл. 0,45/0,25).

24. Байтлесов, Е. У. Уровень суперовуляции и качества эмбрионов в зависимости от концентрации прогестерона в крови мясных пород перед гормональной обработкой / Е. У. Байтлесов, С. Г. Канатбаев // Тезисы докладов региональной конференции молодых ученых Урала и Поволжья, посвященной 250-летию Оренбургской области. Т. 2. - Ассоц. мол. ученых и специалистов. – Оренбург, 1994. – С.308-309 (пл. 0,15/0,10).

25.  Бозымов, К. К.  Взаимосвязь между экосостоянием окружающей среды и содержанием токсикантов в говядине / К. К. Бозымов, Е. У. Байтлесов, Н. К. Ахтанова, А. Зейнуллина // Краеведческие проблемы экологии Западного Казахстана. – Уральск, 1994. – С. 85-86 (пл. 0,15/0,10).

26. Байтлесов, Е. У. Криоконсервирование эмбрионов мясного скота без использования электричества / Е. У. Байтлесов, Б. А. Курманов, Р. У. Бозымова  // Тезисы докладов международного координационного совещания на тему «Экологические проблемы патологии, фармакологии и терапии животных» / Рос. академия с.-х. ВНИВИПФТ. – Воронеж, 1997. – С. 379-385 (пл. 0,3/0,1).

27. Байтлесов, Е. У., Наставление по применению магнитно-инфракрасно-лазерного аппарата «РИКТА-МВ» / Е. У. Байтлесов ­– М,1999. -  5 с  (пл. 0,4).

28. Байтлесов Е. У. Трансплантация эмбрионов как один из методов совершенствования воспроизводства в мясном скотоводстве / Е. У. Байтлесов //Тезисы докладов международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Независимости Республики Казахстан «Интеграция науки и образования – гуманитарный приоритет XXI века». – Уральск, 2001. – С. 166 (пл. 0,01).

29. Байтлесов, Е. У. Изучение эффективности различных методов синхронизации охоты и осеменения коров-доноров мясных пород / Е. У. Байтлесов // Первый международный ветеринарный конгресс. – Алматы, 2002. – С. 32-37 (пл. 0,75/0,30).

30. Байтлесов, Е. У. Эндогенные и экзогенные факторы, влияющие на эффективность трансплантации эмбрионов у коров мясных пород / Е. У. Байтлесов // Научно-практическая конференция «Образование и наука в современных условиях развития Казахстана: опыт, проблемы и перспективы». – Уральск, 2002. – С. 23-26 (пл. 0,25/0,10).

31. Байтлесов, Е. У. Физиология беременности у коров и телок казахской белоголовой породы / Е. У. Байтлесов // Материалы научно-практической конференции «Народное хозяйство Западного Казахстана: состояние и перспективы развития». – Уральск, 2004. – С. 122-123 (пл 0,15/0,10).

32. Байтлесов, Е. У. Физиология полового цикла у коров / Е. У. Байтлесов // Материалы научно-практической конференции «Народное хозяйство Западного Казахстана: состояние и перспективы развития». – Уральск, 2004. – С.123-124 (пл 0,15/0,10).

33. Байтлесов, Е. У. Влияние сезона отела на соотношение пола в мясном скотоводстве / Е. У. Байтлесов // Материалы научно-практической конференции «Народное хозяйство Западного Казахстана: состояние и перспективы развития». – Уральск, 2004. – С. 124-125 (пл 0,15/0,10).

34. Сабыргалиев, К. Г. Ветеринарно-санитарные требования в животноводстве / К. Г. Сабыргалиев, У. Б. Таубаев, В. Е.Беглецов, Г. Г. Есенгалиев, И. Н. Жубантаев, Б. А. Курманов, Е. У. Байтлесов, Е. С. Дурткаринов // Система ведения сельского хозяйства Западно-Казахстанской области. – Уральск, 2004. –  С. 178-198 (пл 1,2/0,80).

35. Насибов, Ф. Н. Основные факторы, приводящие к эмбриональным потерям / Ф. Н. Насибов, Н. И. Сергеев, Е. У. Байтлесов, В. А. Титова  // Современные технологические и селекционные аспекты развития животноводства России: материалы 3-ей межд. науч.-практ. конф. – Дубровицы, Т. 2. – 2005. – С. 269-271 (пл 0,20/0,10).

36. Анзоров, В. А. Повышение неспецифической резистентности животных под влиянием низкоинтенсивного лазерного излучения / В. А. Анзоров, Ф. Н. Насибов, Е. У. Байтлесов, В. А. Титова, И. И. Балковой, Ю. Д.  Клинский, Г. С. Власова // Современные технологические и селекционные аспекты развития животноводства России: материалы 3-ей междунар. научно-практ. конф. – Дубровицы, Т. 2. – 2005. – С. 271-273 (пл 0,20/0,10).

37. Анзоров, В. А. – Репродуктивный статус коров в зависимости от паратипических факторов / В. А. Анзоров, С. Н. Хилькевич, Ф. Н. Насибов, Е. У. Байтлесов, В. А. Титова, В. Н. Шириев  // Современные технологические и селекционные аспекты развития животноводства России: материалы 3-й междунар. научно-практ. конф. – Дубровицы, Т.2. – 2005. – С. 266-269 (пл 0,25/0,15).

38. Титова, В. А. Зависимость формирования фолликулярных кист яичника от концентраций прогестерона в сыворотке крови лактирующих коров / В. А. Титова, А. И. Абилов, С. Н. Хилькевич, Ф. Н. Насибов, Г. С. Власова, Е. У. Байтлесов // Современные технологические и селекционные аспекты развития животноводства России: материалы 3-ей междунар. науч.-практ. конф. Т. 2. – Дубровицы, 2005. – С. 274-276 (пл 0,15/0,10).

39. Анзоров, В. А. Сравнительная характеристика и оценка жизнеспособности  эмбрионов, получаемых от здоровых и проблемных коров-доноров с разным уровнем молочной продуктивности / В. А. Анзоров, В. Н. Шириев, Н. И. Сергеев, В. А. Титова, Ф. Н. Насибов, С. Н. Хилькевич, Е. У. Байтлесов // Сельскохозяйственная биология. – 2005. – № 6. – С. 63-68 (пл 0,75/0,45).

40. Насибов, Ф. Н. Стимулирование овариальной активности у коров / Ф. Н. Насибов, Е. У. Байтлесов, Е. А. Тяпугин, В. А. Титова // Материалы международной научно-производственной конференции «Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных». – Воронеж, 2006. – С. 991-994 (пл 0,25/0,15).

41. Байтлесов, Е. У. Паратипические факторы и воспроизводительная способность коров / Е. У. Байтлесов, Ф. Н. Насибов // Материалы международной научно-практической конференции. – Екатеринбург, 2006. – С. 123-125 (пл 0,15/0,10).

42. Байтлесов, Е. У. Об этиологии кист яичников / Е. У. Байтлесов, Ф. Н. Насибов // Материалы международной научно-практической конференции. – Екатеринбург, 2006. - С. 34-35 (пл 0,10/0,05).

43. Байтлесов, Е. У. Эмбриональные потери в скотоводстве / Е. У. Байтлесов, Ф. Н. Насибов // Материалы международной научно-практической конференции. – Екатеринбург, 2006. – С. 35-36 (пл.0,10/0,05).

44. Байтлесов, Е. У. Снижение эмбриональных потерь у коров мясных пород / Е. У. Байтлесов, Ф. Н. Насибов, С. Г. Канатбаев // Материалы международной научно-практической конференции. – Екатеринбург, 2006. – С. 32-34 (пл. 0,25/0,15).

45. Байтлесов, Е.У. Кормление и воспроизводительная способность коров / Е.У. Байтлесов // Материалы международной научно-практической конференции. – Екатеринбург, 2006. – С. 34-36.(пл.0,10/0,05).

46. Титова, В. А. Некоторые аспекты интраовариальных процессов у коров / В. А. Титова, Ф. Н. Насибов, С. Н. Хилькевич, Е. У. Байтлесов, Е. А. Тяпугин,  Г. К. Шиловский  // Актуальные проблемы биологии воспроизводства животных: материалы междунар. науч.-практ. конф., Дубровицы – Быково, 25-26 октября 2007 г. – Дубровицы, 2007. – С. 161-165 .(пл 0,10/0,05).

47. Байтлесов, Е. У. Влияние сезонных факторов на образование персистентных желтых тел у коров / Е. У. Байтлесов, В. А.Титова, Ф. Н. Насибов, Е. А. Тяпугин, Г. К. Шиловский  // Актуальные проблемы биологии воспроизводства животных: материалы междунар. науч.-практ. конф., Дубровицы – Быково, 25-26 октября 2007 г. – Дубровицы, 2007. – С. 165-167 (пл. 0,15/0,10).

48. Титова, В. А. Маститы и репродуктивная функция коров / В. А. Титова, Ф. Н. Насибов, Е. А.Тяпугин, Е. У. Байтлесов, С. Н.Хилькевич, Г. К. Шиловский   // Актуальные проблемы биологии воспроизводства животных: материалы междунар. науч.-практ. конф., Дубровицы–Быково, 25-26 октября 2007 г. – Дубровицы, 2007. – С. 326-331 (пл. 0,20/0,15).

49. Байтлесов, Е. У. Жизнеспособность эмбрионов в зависимости от физиологического статуса коров-доноров  / Е. У. Байтлесов, Ф. Н. Насибов, В. А.Титова, Е. А. Тяпугин // Вестник ветеринарии. – 2007. – № 42/3. – С. 36-45 .(пл 0,10/0,05).

50. Байтлесов, Е. У. Влияние электромагнитного излучения крайне высокой частоты мм-диапазона на воспроизводительную функцию животных / Е. У. Байтлесов, В. С.Авдеенко, А. С. Рыхлов, М. Н. Насибов // Обновление и развитие – через интеграцию науки, образования и производства: материалы междунар. науч.-практич. конф., Уральск, 3-5 июня 2009 г. – Уральск, 2009. – С. 252-256 (пл. 0,40/0,20).

51. Байтлесов, Е. У. Изучение влияния магнитно-инфракрасно-лазерного излучения на  воспроизводительную функцию животных / Е. У. Байтлесов, В. С. Авдеенко // Обновление и развитие – через интеграцию науки, образования и производства: материалы междунар. науч.-практич. конф., Уральск, 3-5 июня 2009 г. – Уральск, 2009. – С. 256-262 (пл. 0,50/0,25).

52. Байтлесов, Е. У. Применение динамической нейростимуляции (ДиаДЭНС) на инволюцию половых органов в послеродовой период. /  Е. У. Байтлесов // Обновление и развитие – через интеграцию науки, образования и производства: материалы междунар. науч.-практич. конф., Уральск, 3-5 июня 2009 г. – Уральск, 2009. – С. 263-265 (пл. 0,25/0,15).

Патенты:

53. Патент на полезную модель UI «Аппарат для лечения электромагнитными волнами крайне высоких частот» / В. С. Авдеенко, Е. У. Байтлесов, А. С. Рыхлов, М. Н. Насибов, А. П. Креницкий, О. А. Лукьянова, А. Н. Кулемекова. – № 50835; заявка № 2005106379. Зарегистрировано в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации 27.01.2006 г.

54. Патент на полезную модель UI «Аппарат для воздействия электромагнитными волнами крайне высоких частот»  / В. С. Авдеенко, Е. У. Байтлесов, А. С. Рыхлов, М. Н. Насибов, А. П. Креницкий, С. С. Бугрим. – № 66961; заявка № 2006135569. Зарегистрировано в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации 10.10.2007 г.

55. Патент на изобретение UI «Способ стимуляции  репродуктивной функции животных» /В. С. Авдеенко, Е. У. Байтлесов, А. С. Рыхлов, М. Н. Насибов, А. П. Креницкий, Р. М. Бисенгалиев. – № 2316958; заявка №2006125567. Зарегистрировано в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации 20.02.2008 г.

56. Патент на изобретение UI «Способ лечения и профилактики неспецифических воспалительных заболеваний половых органов животных» / В. С. Авдеенко, Е. У. Байтлесов, А. С. Рыхлов, М. Н. Насибов, А. П. Креницкий. –  № 2345802; заявка № 2007105180. Зарегистрировано в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации 10.02.2009 г.

57. Патент на изобретение UI «Способ коррекции нарушений репродуктивной функции яичников животных» / В. С. Авдеенко, Е. У. Байтлесов, А. С. Рыхлов, М. Н. Насибов, А. П. Креницкий. – № 2345799; заявка № 2007107901. Зарегистрировано в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации 10.02.2009 г.

58. Патент на изобретение UI «Способ повышения продуктивности у животных» / В. С. Авдеенко, Е. У. Байтлесов, А. С. Рыхлов, М. Н. Насибов, А. П. Креницкий. – № 2345801; заявка №2007107903. Зарегистрировано в Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации 10.02.2009 г.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.