WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

ВОЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи




ЛЫЛОВА  Марина Евгеньевна

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ  ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ИМПЕРАТРИЦЫ  ЕКАТЕРИНЫ  ВТОРОЙ  ВЕЛИКОЙ

(1762–1796 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат на соискание учёной степени

доктора исторических наук

  Москва 2011

Диссертация выполнена на кафедре истории Военного университета

Научный консультант:  доктор исторических наук, профессор

  Ястремский Анатолий Михайлович

Официальные оппоненты:  доктор исторических наук, профессор

Карноухов Виктор Александрович

  доктор исторических наук, профессор

Ивашко Михаил Иванович

доктор исторических наук, доцент

Нэх Валерий Фёдорович

 

Ведущая организация:  Рязанский государственный университет

им. С. А. Есенина

Защита состоится «___» _________ 2011 года в ___ часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам (Д 215.005.06) при Военном университете (103107, г. Москва, Б. Садовая, 14).

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан «28» января 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета 

по историческим наукам

 

кандидат исторических наук, профессор

А. М. Махров

I. ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  ДИССЕРТАЦИИ

Жизнь и деятельность Екатерины II вызывали необычайно живой интерес у ее современников. Не иссяк этот интерес и в настоящее время. Всякий новый этап истории общества, в котором историк живёт, дает ему богатую пищу для размышлений и пересмотра устоявшихся взглядов не только на современность, но и на дела давно минувших дней1. Личность императрицы Екатерины II была как бы создана для престола: в истории мы не встречаем другой женщины, столь способной к управлению делами. На всех и каждого она производила глубокое впечатление2.

Екатерина Великая была цивилизованной правительницей и играла решающую роль в определении и проведении в жизнь внешней политики России. Исходя из этого, по мнению автора, в большей мере вызывает интерес её дипломатическая деятельность. Как и современные ей правители, Екатерина считала, что внешняя политика есть истинное ремесло королей, и сама отдавала предпочтение укреплению военного могущества – непременному атрибуту внешней политики любого государства, без которого ни одно государство не может чувствовать себя в безопасности.

Всестороннее изучение всего комплекса внешнеполитических акций Российской империи во второй половине XVIII в. было и остается одной из важнейших задач отечественной исторической науки. В царствование императрицы Екатерины II Россия принадлежала к числу держав, решающих судьбы континента и, пожалуй, всего мира. Для правильного уяснения мотивов внешнеполитической деятельности Екатерины II необходимо рассматривать их в свете тех понятий и тех обстоятельств, которые царили во всем мире в ее время.

В наследство от своих предшественников Екатерина II получила три главных направления во внешней политике. Первое из них – северное. Шведы постоянно стремились вернуть утраченные в петровские времена земли. Об этом хорошо знали в Петербурге и были готовы к отпору.

Традиционным было и второе направление – западное, отражавшее стремление к воссоединению с Россией украинского и белорусского народов. Украинские земли по правому берегу Днепра и вся Белоруссия все еще находились под владычеством Речи Посполитой. В этой связи польский вопрос приобретал первостепенное значение.

На южном направлении Османская империя клонилась к упадку, в то время как Россия находилась на вершине славы и могущества.  На смену осторожной оборонительной тактике пришли широкие наступательные замыслы и уверенность в скорой победе над некогда грозным неприятелем.

Внешняя политика Екатерины II принадлежит к числу наиболее разработанных аспектов истории России. Поэтому в диссертации не ставится задача исследовать все события, связанные с внешнеполитической деятельностью в период правления Екатерины II. Речь идет только о месте, роли и степени участия самой императрицы во внешней политике.

Актуальность темы исследования определяется следующими обстоятельствами:

– недостаточной научной разработанностью проблемы;

– обязательностью анализа внешнеполитической деятельности Екатерины Великой, так как в настоящее время нам не известно ни одного самостоятельного исследования дипломатии императрицы в целом в историографии. Почти все книги о Екатерине II принадлежали к жанру биографий или биографических романов. Между тем ее долгое царствование имело громадное значение в движении России к достижению национальных, политических и культурных целей, и сложно понять, почему историки так пренебрегали личной ролью императрицы в этом процессе, тем более, что Екатерина не принадлежала к числу коронованных бездельников, а весьма профессионально владела искусством управления;

– необходимостью изучения деятельности исторических персоналий для более глубокого осмысления прошлого нашего Отечества, уяснения роли личности государственного деятеля в развитии событий рассматриваемой эпохи. Одной из таких личностей и была Екатерина II, в которой оптимально сочетались черты ее характера с историческими обстоятельствами, в которые этот характер был поставлен, и ее личность предельно соответствовала потребностям времени, нуждам исторического момента;

– жизненностью для воспитания граждан современного российского общества примеров честного служения Отечеству многих выдающихся государственных и военных деятелей в сегодняшнее время, и особенно для военнослужащих. Изучение жизни и заслуг Екатерины II, дипломатов и военачальников ее времени, способствующих своей деятельностью расширению границ и укреплению мощи российского государства, существенно пополняет и расширяет арсенал патриотического воспитания молодого поколения российских граждан;

– важностью исследования внешнеполитической деятельности императрицы Екатерины II для значительного расширения знания о ней самой, о ее знаменитых сподвижниках в деле укрепления мирового положения России. Умение Екатерины окружить себя такими талантливыми людьми, как Н. И. Панин, Г. А. Потемкин, А. А. Безбородко и другими, дало значительные результаты в укреплении границ России и повышении авторитета России в мире;

– потребностью исправить некоторые искажения, допущенные отечественной историографией, дававшей лишь фрагментарные и порой необъективные представления о деятельности Екатерины II. За прошедшее с екатерининских времен присоединение тех или иных земель к России нашлось немало историков, осуждавших Екатерину за их захват и лишение независимости крымских татар и поляков;

– необходимостью всесторонне рассмотреть внешнеполитическую деятельность Екатерины II с целью извлечь ряд исторических уроков и сформулировать выводы, обобщив итоги ее царствования, ее служения России. Всю свою жизнь императрица Екатерина посвятила укреплению политического, экономического, военного могущества российского государства. Интересы России для нее были превыше всего остального. Исследование ее деятельности имеет важное значение для объективной оценки работы современных российских политических руководителей, военачальников и дипломатов по укреплению обороноспособности страны и повышению ее влияния в системе международных отношений.

Таким образом, актуальность темы вытекает из объективной необходимости обобщения основных направлений внешнеполитической деятельности Екатерины II, что позволит получить определенный материал для выработки и обоснования ориентиров дальнейшего развития современной внешней политики России.

Степень научной разработанности проблемы: историография по теме исследования не является обширной. Сведения, касающиеся деятельности Екатерины II во внешней политике, собраны автором из различных трудов. На основе системного анализа исторической литературы и уровня развития исторической научной мысли в разработке проблемы исследования автор считает необходимым условно выделить три периода: досоветский, советский и постсоветский. Важно отметить, что историография каждого из названных периодов находилась под воздействием ряда факторов социально-политического, научного  и духовного характера. С изменением политической конъюнктуры расставлялись новые акценты в оценке внешнеполитической деятельности российской императрицы Екатерины II, ее роли и задач в повышении международного авторитета Российской империи.

В досоветском (первом) периоде (с конца XVIII в. по октябрь 1917 г.) первые работы, посвященные жизни и деятельности Екатерины II, появились еще при ее жизни. Обстоятельную и разностороннюю характеристику императрицы и ее политики обнаруживаем в памфлете известного историка и публициста второй половины XVIII в. князя М. М. Щербатова (1733–1790). Общая оценка Екатерины в сочинении с выразительным названием «О повреждении нравов в России»12 (1786–1787 гг.) не могла быть положительной. Он негативно оценивал Кючук-Кайнарджийский мир и присоединение Крыма, полагая, что эти акции приведут к новым войнам с турками и вконец ослабят Россию. В то же время князь Щербатов, предполагая сочинить историю царствования Екатерины II, написал Введение, в котором представлял действия  императрицы как служение России и её подданным23.

Многочисленные описания екатерининского периода русской истории и биографии императрицы и в России, и за рубежом появились уже в первой половине XIX в.34 Сочинения российских авторов этого времени были достаточно далеки от научности и носили апологетический характер, а иностранные были скорее политическими памфлетами, чем научными трудами.

В 1801 г. Н. М. Карамзин написал «Историческое похвальное слово Екатерине II»45. В нем искусно передается видение екатерининской эпохи ее великим современником. В своей «Записке о древней и новой России» историк сосредоточил внимание на результатах царствования Екатерины II и высоко оценил ее внешнеполитические успехи56.

Выразителем другой точки зрения стал А. С. Пушкин, чьи довольно резкие высказывания в адрес Екатерины в «Заметках по русской истории XVIII века»67 нещадно, а подчас бездумно эксплуатировались затем многими поколениями историков. Поэт обозначил проблему соответствия политических деклараций императрицы ее реальной политике, выраженную им краткой, но ёмкой формулой «Тартюф в юбке и короне»18. Отметим, что в зрелые годы мнение Пушкина о Екатерине изменилось, о чем, на взгляд автора, свидетельствует образ императрицы – матери отечества, созданный поэтом в «Капитанской дочке»29.

В  русской  историографии  внешней политикой Екатерины II основательно занимались С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, В. А. Бильбасов, Н. Д. Чечулин, А. Н. Трачевский, А. Г. Брикнер и ряд других ученых.

Особенно пристальное внимание внешней политике второй половины XVIII в. уделял С. М. Соловьев. Его интерес к этой теме был в значительной степени обусловлен балканским кризисом 1860–1870-х гг. В этот период он написал специальное исследование «Восточный вопрос»310 (1867 г.). Также в «Истории России с древнейших времен»411 (1851–1879 гг.) два последних тома посвящены русско-турецкой войне 1768–1774 гг. Столкновения Российской империи и Порты рассматриваются Соловьевым как проявление исконной, вечной борьбы «между европейским и азиатским духом»512. Очень большое значение он придает Екатерине II, отстаивавшей независимость Крыма, а также греческому проекту, рассматриваемому автором не как порождение мыслей самой императрицы, не как ухищрения русских дипломатов, а как естественную и давнюю цель внешней политики огромной православной империи613.

В отличие от С. М. Соловьева резко негативно оценивал итоги политики Екатерины II в польском вопросе В. О. Ключевский714. В «Курсе русской истории» он отмечает, что основная ошибка екатерининской дипломатии состояла в том, что своими действиями она «увязала вместе» (возможно, не желая этого) два главных вопроса российской внешней политики – турецкий и польский. Это в значительной мере осложнило решение обоих вопросов, первый из которых носил, как полагал В. О. Ключевский, чисто экономический характер и был связан с необходимостью присоединения к России плодородных южнорусских степей, тогда как второй, польский, имел «национально-религиозную окраску, что предполагало совершенно различные подходы и методы их разрешения»815. С другой стороны, Ключевский признает, что «людям, стоявшим под более близким действием военных и дипломатических успехов Екатерины II, результатом их представлялся небывалый подъем международного значения России»916.

Явно полемизируя с Ключевским, Н. Д. Чечулин, автор остающейся наиболее обстоятельной отечественной монографии о внешней политике Екатерины II в 1762–1774 гг.1170, видел «руководящую идею екатерининского царствования» в том, что ее правительство «постоянно и неуклонно преследовало выгоды русского государства и народа, что оно не подчинялось никаким посторонним влияниям, не жертвовало силами и средствами русского народа для достижения целей, ему совершенно посторонних»118.

Серьезным вкладом в изучение сложной динамики внешнеполитических взаимоотношений во времена Екатерины II стали научные труды А. Н. Трачевского, В. А. Бильбасова,  А. Г. Брикнера и др.219 Авторы данных исторических и публицистических трудов в той или иной форме исследуют историю внешнеполитической деятельности Екатерины.

В конце ХIХ – начале ХХ в. появился ряд работ, посвященных европейской политике эпохи Екатерины II и ее русско-турецким отношениям. Среди них можно выделить работы С. М. Горяинова, В. А. Уляницкого, Д. Бухарова, Б. Э. Нольде, С. А. Жигарева, Я. Н. Бутковского и др.320 В данных работах делается вывод, что активная политика Екатерины II на Востоке была обусловлена не только громкими победами русско-турецкой войны 1768–1774 гг., но и являлась закономерным итогом усилий русской дипломатии, начиная, по меньшей мере, с петровских времен.

В зарубежной историографии в досоветский период главным источником при изучении истории Екатерины служили памфлеты, появившиеся тотчас же после кончины императрицы421, и сплетни в среде дипломатов, крайне недовольных самостоятельным и энергичным образом действий Екатерины II, что искажало объективную картину свойств и значения императрицы и ее царствования.

В целом в досоветской историографии фундаментальных работ, посвященных внешнеполитической деятельности Екатерины II, нет. Лишь в конце ХIХ в. историография стала располагать гораздо большим запасом данных для изучения деятельности и личности Екатерины. Необозримая масса архивных материалов, тысячи писем Екатерины, множество её записок, неисчерпаемое богатство отзывов и наблюдений ее современников дают возможность гораздо глубже прежнего взглянуть в самую суть личности и внешнеполитической деятельности Екатерины II Великой.

Историографию новейшей истории автор условно делит на советский (второй) и постсоветский (третий) периоды.

В  советской  историографии  (с  октября  1917  г. до  конца 80-х – начала

90-х гг. ХХ в.  – второй период)  по изучаемой проблеме отдельных самостоятельных трудов нет. Особо нужно подчеркнуть, что в предшествующее время при изучении истории XVIII в. предпочтение  отдавалось Петру I и его преобразованиям. До начала 40-х гг. XX в. в иерархии научных ценностей получили приоритет новые ориентиры. В итоге в широком объеме создавалась историография персоналий исторических личностей революционного и коммунистического движения, прославившихся в годы гражданской войны, коллективизации, индустриализации. Эта линия продолжалась и в дальнейшем.

Как уже отмечалось выше, одни дореволюционные историки именовали Екатерину Великой, другие скромно называли Екатериной II, но никто из них не давал ей столь суровой оценки, которая была распространена в советской историографии. В адрес императрицы, кажется, не раздалось ни одного похвального слова, и ее величали то беспардонной лицемеркой, умело скрывавшей свои подлинные чувства и мысли, пытаясь прослыть просвещенной монархиней, то ловкой дамой, втершейся в доверие к французским просветителям, то консерватором, стремившимся подавить Французскую революцию.

Истоки негативной оценки Екатерины следует искать в трудах основоположника советской историографии М. Н. Покровского. В середине 30-х гг. советские историки отказались от его исторической концепции, но предшествующее десятилетие Покровский был общепризнанным законодателем мод в исторической науке. Историк Н. Я. Эйдельман приводит слова известного архивиста Я. Л. Барскова, обнаруженные им в архиве последнего. Он так характеризовал Екатерину: «Ложь была главным орудием царицы, всю жизнь, с раннего детства до глубокой старости, она пользовалась этим орудием, владея им как виртуоз, и обманывала родителей, любовников, подданных, иностранцев, современников и потомков»122. Хотя эти строки и не были опубликованы, они синтезируют существовавшую в литературе оценку Екатерины, в смягченном виде сохранившуюся до самого последнего времени.

В советской историографии внешняя политика Екатерины  рассматривалась в общих чертах. В 1920 г. появилась книга историка М. Н. Коваленского «Путешествие Екатерины II в Крым»223. Особенность этой книги состоит в том, что ее основу составляют исключительно свидетельства и впечатления самих участников знаменитого путешествия: графа Сегюра, принца де Линя, австрийского посланника Кобенцеля, Иосифа II и С. Понятовского – австрийского и польского монархов – и самой российской императрицы.

Вопросам внешней политики России во второй половине XVIII в. посвящено исследование Е. В. Тарле «Екатерина II и ее дипломатия», изданное в 1945 г.324 Расценивая правление Екатерины II в области внешней политики как период, полный блестящих успехов и громкой русской славы, Тарле считает, что «внешняя политика Екатерины II привела к огромным результатам, колоссально увеличила размеры России, материально ее обогатила и в большой степени повысила военный потенциал русского народа и его обороноспособность»425. Тарле называет Екатерину первоклассным дипломатом, умеющим отличать возможное и исполнимое от невозможного и фантастического.

События первой екатерининской войны с турками рассматривают Е. В. Тарле  в  работе  «Чесменский  бой и первая русская экспедиция в Архипелаг»526  и В. И. Синица  в  своих  статьях627. Итогам  этой войны посвящена монография Е. И. Дружининой о Кючук-Кайнарджийском мире128,  в которой наряду с предпосылками, обстоятельствами заключения и ратификации, а также текстом самого Кючук-Кайнарджийского договора анализируются и предшествовавшие ему проекты, выдвинутые, например, во время Бухарестского конгресса, и Айналы-Кавакская конвенция 1779 г. Большое внимание автор уделяет ситуации, сложившейся на рубеже 70–80-х гг. XVIII в. вокруг Крыма  и приведшей в конечном итоге ко второй екатерининской войне с Турцией.

Необходимо указать на целый ряд появившихся в советский период исследований и архивных публикаций по истории международных отношений и внешней политики России, посвященных функционированию механизма принятия внешнеполитических решений в екатерининскую эпоху. Среди них хотелось бы особо выделить вышедшую в 1988 г. монографию Г. А. Нерсесова «Политика России на Тешенском конгрессе (1778–1779)»229.

Данная монография посвящена анализу политики России в Европе в 70-х гг. XVIII в. и заключенного в 1779 г. Тешенского мирного договора.  Признавая Восточный вопрос главным во внешней политике России в 70-80-х гг. XVIII в., автор прослеживает конкретные связи между германской политикой русской дипломатии и политикой России по отношению к Османской империи в этот период330. Тешенский мир, завершивший войну за баварское наследство, положил начало важнейшему этапу в возвышении России как великой европейской державы. На Тешенском конгрессе русская дипломатия выступила в качестве арбитра в урегулировании европейского конфликта.

При подготовке диссертации использовались фундаментальные исследования А. М. Станиславской431, О. П. Марковой532, М. М. Сафонова633, Н. Я. Эйдельмана734, осуществленные  в  советское  время  публикации  переписки  Екатерины  с

П. В. Завадовским, депеш Н. М. Симолина из Парижа периода Великой французской революции, документов и переписки П. А. Румянцева и А. В. Суворова835. Определенный интерес представляет и фактический материал, собранный А. В. Гаврюшкиным в монографии «Граф Никита Панин»936.

Существенно, что эти публикации в определенной степени отражают и некую полемику, подспудно продолжавшуюся относительно узловых моментов внешней политики Екатерины II.

В 50-х  гг.  XX в. в СССР появился фундаментальный труд Е. И. Дружининой о внешней политике России екатерининского царствования и развитии экономики на присоединенных землях. В монографии «Северное Причерноморье в 1775–1800 годах»1370 автор исследует борьбу России с Турцией за Крым после Кючук-Кайнарджи, условия, в которых  Крым  был  присоединен  к России,  и  энергичные  меры,  предпринятые  правительством  Екатерины II для освоения присоединенных территорий.

В 1950–60-е гг. вышли в свет работы обобщающего характера, посвященные внешней политике России XVIII в. Среди них «Очерки истории СССР»138 (тома, охватывающие XVIII в., вышли в 1954–1957 гг.) и «История СССР с древнейших времен до наших дней»239 (тома III и IV, посвященные XVIII в., изданы в 1967 г.).  Коллективная работа историков МГУ «Восточный вопрос во внешней политике России», вышедшая в 1978 г.340, также носит обобщающий характер. Авторы книги в своем анализе русско-турецких отношений в царствование Екатерины II исходят из экономических мотиваций.

Следует отметить, что для советской историографии характерно стремление придать внешней политике Екатерины II намеренно реакционный характер.

Третий период – постсоветский (с конца 80-х – начала 90-х гг. ХХ в. по настоящее время), по мнению диссертанта, характеризуется ликвидацией жестких идеологических рамок, открытостью архивов и доступностью новых источников. Ситуация в отечественной историографии кардинально изменилась с наступлением перестройки.

Одним из главных исследователей екатерининской эпохи этого времени является А. Б. Каменский, который в своих работах441 обозначил новые, учитывающие точки зрения не только отечественной, но и зарубежной «екатеринистики», подходы к внутренней политике, идеологии и, в меньшей степени, к внешнеполитической проблематике царствования Екатерины II. Характерной особенностью его взгляда является решительный отказ от идеологизированных стереотипов, сложившихся как в советское время, так и в досоветский период, на формирование внешнеполитического курса Екатерины.

В этом плане важна общая характеристика задач и целей екатерининской внешней политики, в которой наряду с устоявшимися оценками проставлены и новые акценты, отражающие архивно-документальный материал, введенный в научный оборот в последние годы. В первую очередь это относится к оценке итогов русско-турецкой войны 1768–1774 гг. как не вполне удовлетворительных для интересов России542, характеристик «Греческого проекта», диаметрально расходящихся со считавшейся много лет «базовой» концепцией О. П. Марковой643, а также других аспектов дипломатии Екатерины.

В «Истории дипломатии»744

особый интерес вызывает глава «Дипломатия европейских государств в XVIII в.» и раздел «Дипломатия Российской империи в XVIII веке», написанные профессорами С. В. Бахрушиным и С. Д. Сказкиным и включающие в себя параграфы «Дипломатия Екатерины II», «Дипломатические методы Екатерины II» и «Дипломатические учреждения России в 1726–1796 гг.». Авторы отмечают, что «с первых же шагов большое и активное участие во внешней политике своего государства принимала Екатерина II. Ни один серьезный вопрос в этой области не проходил мимо неё, ни одно ответственное решение не принималось без непосредственного ее вмешательства»145.

Следует отметить коллективную монографию Института российской истории РАН «История внешней политики России. В 5 т.  XVIII век»246. В 5 томе рассматривается превращение русского государства в великую державу. На основе обширного архивного и опубликованного исследовательского материала авторы анализируют внешнюю политику Петра I, его преемников, Екатерины II и Павла I. Авторами показаны отношения России со странами Европы и Азии, освещена позиция Екатерины в американском вопросе. Отдельная глава повествует об изменениях в деятельности Коллегии иностранных дел в царствование Екатерины II. В имеющихся работах для нас представляет интерес материал о внешней политике Екатерины II. Авторы отмечают, что в царствование Екатерины II меняется место России в системе международных отношений347.

Следует отметить ряд работ по истории внешнеполитической дея­тельности Екатерины II таких авторов, как Р. Т. Дейников448, Н. Ф. Шахма­гонов549, А. В. Шишов650. Авторы рассказывают о тернистом пути Екатерины к трону, об укреплении власти «просвещенной самодержицы», о намеченных и реально проведенных ею внешнеполитических акциях. Значительное ме­сто в книгах уделено войнам, которые вела Россия в Екатерининскую эпоху, рассмотрены такие страницы военно-политической и военно-дипломатиче­ской истории, как присоединение Крыма, разделы Польши, Архипелагские экспедиции, Персидский поход. Отмечается удивительная способность Екатерины находить себе надежных и талантливых помощников из плеяды великих государственников, таких  как Г. А. Потемкин и Н. И. Панин, А. В. Суворов-Рымникский и П. А. Румянцев-Задунайский, братья Г. и А. Орловы.

В 2005–2006 гг. вышли в свет три книги из серии «Военные тайны России»

военного историка полковника А. Б. Широкорада:  «Тысячелетняя  битва  за  Царьград»751, «Адмиралы и корсары Екатерины Великой: Звездный час русского флота»852 и «Четыре трагедии Крыма»953, в которых автор рассматривает борьбу за Константинополь и за контроль над Черноморскими проливами не как амбициозные политические действия российских политиков, а как неизбежные события этой тяжелой тысячелетней войны.

Вопросы внешней политики правительства Екатерины II и ее ближайших последствий  нашли  отражение  в  работе  И. А.  Заичкина  и  И. Н.  Почкаева1540,

П. В. Стегния155, А. Б. Каменского256. По мнению авторов, Екатерина II, расширяя границы, проводя многовекторную территориальную экспансию,  строила империю, руководствуясь политическими и нравственными понятиями своего времени.

Среди работ постсоветского периода, посвященных дипломатической деятельности Екатерины Великой и ее сподвижников, видное место занимают работы Г. Л. Кессельбреннера, А. П. Боковой, А. М. Панченко, Л. А. Ефанова и др.357 Авторы отмечают, что Екатерина II обладала дипломатическим талантом, который позволял ей с успехом противостоять опытным противникам, а иногда, в случае необходимости, и умело расставлять им хитроумные сети. Екатерина II умело создавала выгодные империи системы союзов и энергично вмешивалась во все важнейшие события международной политики.

Среди работ, раскрывающих внешнеполитическую историю рассматриваемой  эпохи,  научными  достоинствами  выделяются  труды  Н. И. Павленко, А. Б. Каменского, П. П. Черкасова, М. А. Рахматуллина и др.458

Существенно, что «екатерининский бум» 90-х гг. XX в. сопровождался двумя важными тенденциями, позволившими в сравнительно короткий срок качественно изменить положение дел в отечественной «екатеринистике». Первая из них связана с появлением большого количества репринтных и переводных изданий. Среди них – известные работы А. Г. Брикнера, Н. К. Шильдера, К. Валишевского559, мемуарная литература екатерининской эпохи, прежде всего, несколько изданий «Мемуаров», «Записок» самой Екатерины, а также Е. Р. Дашковой, В. Н. Головиной, С. Понятовского660, беллетризированные биографии Екатерины II А. Труайя, К. Эриксон и других авторов761.

Вторая из этих тенденций связана с широким введением в научный оборот ранее неизвестных архивных документов. Публикации В. С. Лопатина, П. П. Черкасова, О. И. Елисеевой, В. Н. Виноградова862 и целого ряда отечественных исследователей, базирующиеся на материалах российских и зарубежных архивов, внесли серьезный вклад в историографию темы.

В последние годы появился еще целый ряд серьезных исследований. В первую очередь стоит назвать по-своему уникальное издание «Дипломатия Екатерины  II и разделы Польши.  1772. 1793. 1795»163 П. В.  Стегния,  монографии

О. А. Омельченко «Законная монархия» Екатерины Второй»264 и Н. В. Бессарабовой «Путешествия Екатерины II по России»365. Следует назвать и работы о Екатерине II О. Г. Чайковской  «Императрица. Царствование Екатерины II» и О.И. Елисеевой «Екатерина II»466.

Авторы считают, что царствование Екатерины II по праву занимает особое место в истории русской дипломатии. Впервые после эпохи Петра I выдающиеся победы русской армии были подкреплены не менее блестящими успехами дипломатов.

За последние два года у нас в стране появился ряд книг о Екатерине II. Среди них «Мемуары Екатерины II и их время» М. А. Крючковой567. Автор исследует «Записки» Екатерины II – уникальный памятник истории и литературы XVIII в., которому трудно найти аналогию. В книге «Екатерина II без ретуши» А. Фадеевой668 собраны воспоминания, фрагменты переписки, документы, позволяющие взглянуть на императрицу непредвзято – вне установившихся штампов и стереотипов, узнать, какой она была в повседневной жизни, и по-новому оценить итоги ее царствования.

В 2010 году вышли в свет две книги о Екатерине II из серии «Россия – путь сквозь века». Первая книга, «Матушка Екатерина»769, посвящена началу правления Екатерины II и внешней политике, проводимой ею. Автор считает, что Екатерина оказалась деятельной правительницей. Она успешно решала государственные задачи, прежде всего, внешнеполитические: расширение и укрепление южных границ государства и воссоединение украинских и белорусских земель в результате разделов Польши. Книга «Екатерина Великая»870 является ее продолжением и посвящена деятельности императрицы по укреплению абсолютизма в России.

Книга известного историка и писателя О.И. Елисеевой «Молодая Екатерина»971 рассказывает о молодых годах Екатерины – будущей «владычицы полумира». В книге «Тайна смерти Петра III»1720 О. И. Елисеева показала, что короткое царствование внука Петра Великого – вовсе не досадное недоразумение в русской истории. Оно продемонстрировало необходимость новой волны европеизационных реформ и дало понять власти предержащей, как их не надо проводить. Впереди лежало почти четыре десятилетия долгого, стабильного правления Екатерины II, когда многое удалось сделать. Автор задается вопросом: мог Петр III сам совершить деяния своей супруги и стать таким же великим? Более великим, чем она! «Нет. Для реформ нужно терпение, твердая воля, ясный ум, знание своей страны и не в последнюю очередь любовь к ней. Умение находить компромисс. Добиваться поддержки подданных. Всего этого не хватило Петру III»173. И было предостаточно у Екатерины Великой. И действительно, принимая во внимание изложенное выше, автор приходит к выводу, что даже по прошествии более чем двух столетий имя Екатерины Великой остается одним из величайших в истории России.

В целом, в новейших отечественных исторических работах процесс формирования внешнеполитической деятельности екатерининских времен, вклад самой Екатерины II во внешнюю политику не нашли отражения.

Что касается зарубежных историков, они  большое внимание уделяют внешнеполитическим  акциям российской императрицы. В иностранной историографии екатерининской эпохи существует два направления. Одно, восходящее еще к Г. А. Гельбигу,  крайне  пристрастно  и отличается русофобством.  Особенно показательны в этом отношении произведения К. Валишевского, А. Труайя и Г. фон Римша.

В 1797 г. в гамбургском журнале «Минерва» началась публикация биографии Г. А. Потемкина, автором которой  был секретарь саксонского посольства в России Г. А. Гельбиг. Этот  памфлет способствовал распространению слухов о «потемкинских деревнях».  В 1811 г. книга Гельбига была  издана  на  русском  языке в России274. Для нее характерно то, что в ней мало сказано о внешнеполитических задачах в политике Екатерины II375. Гельбигу вторил швед И. А. Эрнестрем. Он писал свои воспоминания уже после выхода памфлета и, возможно, будучи знакомым с ним, перенес «потемкинские деревни» и в свои мемуары476.

Особенно показательны в этом отношении произведения широко известного на Западе польского историка К. Валишевского «Екатерина Великая», который полагал, что «все дело завоевания и заселения Крыма, например, было только колоссальной и блестящей феерией, поставленной на сцене гениальным режиссером Потемкиным, где было так много мечтаний, безумия и детского самообольщения», и что единственная выгода от союза с Иосифом – «это моральная поддержка Австрии при оккупации Россией Крыма»577.

Немецкий историк Г. фон Римша678 назвал «потемкинские деревни» пропагандистским трюком, цель которого – ввести в заблуждение путешествующее общество, включая и императрицу, а также писал, что Потемкин приказал строить фальшивые деревни, дома без окон и дверей, а также «тиранством и террором» пригонял сюда все население губернии.

Второе направление иностранной историографии предполагает обстоятельное освещение событий  и  стремление  к  их  справедливой  оценке. К  ним  относятся  Э. Лённрут, В. Кронин,  К. Эриксон, Дж. Александер, Дж. Хаслип, Р. С. Уортман,  И. де Мадариага,  С. Себаг-Монтефиоре,  Э. Доннерт,  К. Шарф,  П. Мурузи179.

Значительное влияние на понимание европейскими и российскими историками внешней политики России в царствование Екатерины II оказали работы французского историка А. Сореля280. В своей работе «Восточный вопрос в XVIII веке», вышедшей в 1878 г., во время очередной русско-турецкой войны, автор основное внимание уделил истокам русско-прусско-австрийского союза. К сожалению, несмотря на значительное количество введенных им интересных и разнообразных фактов и документов, автор закончил свою книгу традиционным для французских историков выводом об экспансионизме русской внешней политики381.

В книге специалиста по истории России в современной Франции Каррер де Анкосс Э. «Екатерина II. Золотой век в истории России»482 в энергичной, иногда романтической манере описывается жизненный путь Екатерины II. Автор отмечает: «К середине ее правления они были такими, что даже Людовик XV и Мария-Терезия, сдержанно  относившиеся  к  признанию за  Россией  реального места на шахматной доске европейской политики, вынуждены были это сделать, а их преемникам – Людовику XVI и Иосифу II – пришлось учитывать в своих оценках и политических расчетах сложившиеся реалии»583.

Шведский историк Э. Лённрут рассматривал взаимоотношения Густава III и Екатерины II, отмечая, что экспансионистские намерения шведского короля по отношению к Дании могли бы быть реализованы только с согласия русской императрицы, которого ему не удалось добиться во Фридрихсгамме684.

Англоязычная историография представлена работами В. Кронина, К. Эриксон, Дж. Александера,  Дж. Хаслип,  Р. С. Уортмана, И. де Мадариаги, М. Раеффа, П. Дьюка и Д. Рансела, С. Себаг-Монтефиоре и В. Роундинг. Все авторы признавали дипломатические способности императрицы, а достижения Екатерины II во внешней политике считали весьма основательными785.

Следует особо остановиться на монографии «Россия в эпоху Екатерины Великой»186 И. де Мадариаги – главы британской школы историков-славистов. Указанное исследование, впервые вышедшее в свет более 25 лет назад в Лондоне, давно уже стало классикой современной историографии. Переведенная на ряд европейских языков, монография является фундаментальным обобщающим трудом, без обращения к которому на сегодняшний день невозможно ни одно исследование по истории России второй половины XVIII века. Книга И. де Мадариаги остается лучшим западным исследованием екатерининской эпохи в том  числе и потому, что ее «автор сумела достаточно органично ввести в свою книгу сюжеты, которые по различным причинам остерегались затрагивать российская и советская историография (династические мотивы во внешней политике, роль внутреннего и внешнего масонства, личные качества Екатерины как фактор формирования ее внутренней и внешней политики)»287.

В целом в зарубежной историографии изучению эпохи Екатерины II посвящено немало работ. Внешнеполитическая деятельность России рассматривается во многих трудах. В зарубежной историографии вплоть до конца ХХ в. господствовала точка зрения об агрессивной политике России. Со временем в зарубежной историографии проявилась тенденция к более объективному рассмотрению личности и внешнеполитической деятельности Екатерины II.

Проведенное автором исследование историографии не претендует быть полным – это лишь анализ малой части от огромного потока издающейся литературы. Но уже и эта проведенная работа, несомненно, демонстрирует огромный  интерес  исследователей  разных стран к екатерининской  России. И это не случайно: наше сегодняшнее время связано с той эпохой тысячью незримых нитей, и чем больше мы о ней знаем, тем больше у нас шансов понять самих себя сегодняшних.

Таким образом, мы видим, что в обширной исторической литературе, посвященной Екатерине Великой, императрица хотя и привлекала некоторое внимание исследователей, но часто являлась сопутствующей для освещения других важных политических проблем и никогда не была предметом углубленного изучения.

Подводя итоги  историографического обзора, отметим, что для учёных-историков 34-летняя история царствования Екатерины II была, остается и еще долгое время будет оставаться одним из важнейших объектов исследований.  В отечественной историографии личность Екатерины II рассматривалась как в специальных монографиях и статьях, посвященных исключительно преобразованиям ее царствования или ее биографии, так и в работах обобщающего характера, касающихся истории ХVIII в., истории дипломатии, культуры, или в трудах, посвященных деятелям ее царствования или фаворитам.

К началу ХХI в. историография по этой проблематике насчитывает почти 600 названий388. Нам не известно ни одного самостоятельного комплексного исследования, посвященного внешней политике Екатерины II.

Анализ состояния отечественной и зарубежной историографии позволяет утверждать, что в целом проблема рассмотрения внешнеполитической деятельности императрицы Екатерины II за все время ее правления до сих пор не была предметом специального научного исследования.

Исходя из актуальности и степени научной разработанности проблемы мы определили в качестве объекта исследования внешнюю политику Российского государства в XVIII в.

Предмет исследования составляет внешнеполитическая деятельность императрицы Екатерины II Великой в 1762–1796 гг.

Научная проблема исследования заключается в обобщении основных направлений внешнеполитической деятельности Екатерины II, определении места и роли императрицы в решении важных проблем внешней политики  в избранный для исследования период, выявлении тенденций и закономерностей в работе российской дипломатии того времени, которые определяли деятельность императрицы Екатерины II, формулировании научных выводов, уроков и практических рекомендаций для их использования в современных условиях.

Цель исследования заключается в том, чтобы с позиций требований современной исторической науки, при использовании уже опубликованных и новых архивных материалов провести комплексный анализ внешнеполитической деятельности Екатерины II, связанной с решением важных проблем внешней политики,  выяснить  участие в ней императрицы в избранный для исследования период,  принятых ею мерах, направленных на разрешение международных конфликтов, а также определить влияние внешнеполитической деятельности Екатерины II на дальнейшее развитие Российского государства.

Исходя из указанной цели исследования сформулированы его основные задачи:

– рассмотрение историографии проблемы, характеристики основных источников и  их отражения во внешнеполитической деятельности Екатерины II;

– определение теоретико-методологических и организационных основ исследования деятельности  Екатерины  II  во  внешней  политике  России, связанных  с отстаиванием российских интересов внешнеполитического характера;

– изучение процесса возникновения крымской и польской проблем и оценка их значения в политике императрицы Екатерины II в начале ее царствования;

– выявление связи внешней политики правительства Екатерины II с проблемами государств Западной Европы, Ближнего Востока и Северной Америки;

– установление особенностей внешнеполитического курса России в последние годы царствования Екатерины II;

– формулирование выводов и научно-практических рекомендаций, выработанных диссертантом в результате проведенного исследования, извлечение исторических уроков, актуальных в современных условиях для развития теории и практики внешнеполитической деятельности России.

Хронологические рамки исследования: с 1762 г., со времени вступления Екатерины II на престол, и до её кончины в 1796 г.

Источниковая база исследования представляет собой несколько групп документов и материалов.

Источники, послужившие основой при написании диссертации, весьма многочисленны и разнообразны. Часть их опубликована, но богатый неизданный материал содержится в фондах ряда архивов. Нами использованы документы, хранящиеся в АВПРИ, РГАДА, ГАРФ, РГИА и РГА ВМФ.

Первая группа – архивные документы. Важнейшими среди них являются документы и материалы, хранящиеся в Архиве Внешней политики Российской империи МИД России (далее – АВПРИ). Значительная часть архивных документов – подлинники на французском языке (официальном дипломатическом языке того времени), некоторые из них – на польском, английском, немецком, татарском, турецком, но  почти все эти документы содержат русский перевод189.

Ценные документы по теме исследования хранятся в Российском Государственном архиве древних актов (далее – РГАДА) – в фондах  «Секретные пакеты» (ф. 1),  «Дела,  относящиеся до внутренней и внешней политики России» (ф. 3), «Кабинет Екатерины II и его продолжение» (ф. 10), «Дипломатический отдел» (ф. 15), «Военные дела» (ф. 20)290.

Среди использованных при подготовке диссертации документов Государственного архива Российской Федерации (далее – ГАРФ) следует отметить, прежде всего, фонд «Коллекция документов рукописного отделения библиотеки Зимнего дворца»391. Среди них – «Записки Екатерины II, начатые в 1790 году»492.  Важные  для  историографии  документы  хранятся и в коллекции  материалов  личного  происхождения  ГАРФ.  В  частности, в фонде А. П. Лобанова-Ростовского593, императрицы Екатерины Алексеевны694, П. Г. Дивова795 (записные книжки о Екатерине II и ее реформах) и особенно в фонде Г. В. Есипова896. В этом же фонде содержатся выписки из мемуаров прусского дипломата графа Герца за 1779–1786 гг.997

В  определенной  степени  в  диссертации  автором  использован  ряд документов о внешнеполитической  деятельности Екатерины II Российского государственного исторического архива (далее – РГИА)1980 и Российского государственного архива Военно-морского флота (далее – РГА ВМФ)1991.

Вторая группа – опубликованные документы. В данной группе документы государственных и военных органов (указы, манифесты, своды законов, сборники документов), делопроизводственные документы.

Собранный  и  обобщенный отечественными историками фактический материал, впервые введенный в научный оборот С. М. Соловьевым, архивные  документы,  отражающие  линию  действий  дипломатии Екатерины II,  в значительной мере сохраняют свою ценность и в наше время11002.

Третья группа – личностные источники. Эта группа источников включает записки, дневники, воспоминания и мемуары известных персоналий. Данные источники отличаются тем, что в них имеются  ценные сведения фактологического характера. Но при этом необходимо учитывать, что в записках,  мемуарах  чаще  всего положительно  освещаются  те факты или  сюжеты,  которые  выгодны  автору. А  характеристики  и  оценки историческим  личностям  мемуаристы  могут  давать  под влиянием слухов и сплетен. Часто субъективная позиция автора, его пристрастное отношение к описываемым событиям искажают реальную картину прошлого1101.

Четвертая группа – эпистолярные источники. Переписка является весьма ценным повествовательным источником, не менее ценным, чем дневники и мемуары. Письма, как правило, более искренни, пишутся под впечатлением происходивших событий. Однако на письма может влиять ряд факторов: настроение, состояние здоровья, правдивая или основанная на домыслах информированность автора писем. Отметим большую роль исторических журналов «Русский архив» (далее – РА)  П. И. Бартенева  и  «Русская старина»  (далее – РС) М. И. Семевского в публикации эпистолярного наследия прошлого2102.

Пятая группа – справочные источники. В эту группу автором включены всевозможные известные справочники, справочные материалы энциклопедических изданий и словарей, информационные указатели, ряд энциклопедических справочников и словарей, опубликованных со времени Екатерины II по настоящее время и имеющих справочную информацию о внешнеполитической деятельности исследуемого исторического периода3103.

Таким образом, подводя итоги обзора  источников,  отметим, что при  работе  над  диссертацией автор располагал обширной и разнообразной документацией. Тщательное изучение содержания всех видов источников, входящих в сферу, окружающую объект исследования, сопоставление их с известными достоверными фактами, относящимися к рассматриваемой проблеме, дало автору возможность раскрыть поставленные задачи.

Методологической основой исследования являются фундаментальные положения теории и философии научного познания, труды видных отечественных и иностранных ученых1104. Автор диссертации опирался также на научные принципы и методы исторического познания. При этом диссертант руководствовался такими принципами исторической науки, как принцип научности, объективности и принцип историзма. Это означает, что в ходе работы автор стремился:

– выявлять объективные закономерности, определяющие цели и направленность внешнеполитической деятельности Екатерины II в годы ее царствования;

– опираться на конкретные факты и события в их истинном содержании и значении, не искажая и не подгоняя их под заранее подготовленные схемы и концепции;

– рассматривать каждое явление не в отдельности, а во взаимосвязи с другими, анализировать исторические факты в их совокупности;

– изучать все аспекты проблемы с учетом конкретно-исторической обстановки и социально-политической ситуации как в России, так и в мире в целом;

– исследовать проблему комплексно и всесторонне во всей ее многогранности и противоречивости;

– учитывать при анализе внешнеполитической деятельности Екатерины II не только политические, но и военные, экономические, социальные, личностные факторы.

Рассматривая методологию не только как учение об основах научного познания, но и как совокупность, систему определенных методов, способов, приемов изучения поставленной научной проблемы, диссертант применил наиболее актуальные из них для данного исследования. При этом соискатель исходил из того, что существует общая методология, определяющая методы познания в целом, и собственно историческая методология. 

Диссертант  стремился  достичь  оптимального  сочетания  исторических  и общенаучных  методов.  Если  исторические  методы исследования способствовали раскрытию содержания  внешнеполитической деятельности Екатерины  II,  то  общенаучные методы  способствовали  осуществлению  анализа  ее внутренней сути, побудительных причин, движущих сил и самого механизма внешней политики того времени в различных аспектах.

Диссертант опирался на следующие общенаучные методы.

Следуя методу «от конкретного к абстрактному» в изучении проблемы, на основе конкретных документов, фактов, событий диссертант стремился определить направленность, содержание и общую динамику внешнеполитической деятельности Екатерины II в рассматриваемый период.

Метод системного анализа позволил рассматривать процесс деятельности Екатерины II во внешней политике как систему, процесс развития которой отражает сложный механизм взаимовлияния и взаимопроникновения политических, военных, экономических, социальных и других факторов.

Метод компаративного анализа позволил выделить отдельные периоды внешнеполитической деятельности императрицы и их особенности.

При выявлении практической значимости проблемы исследования был использован метод экстраполяции, позволивший сделать определенные выводы из исторического опыта и сформулировать некоторые рекомендации для выработки и обоснования ориентиров дальнейшего развития современной внешнеполитической деятельности России.

Собственно специально-исторические методы исследования, нашедшие применение в диссертации, таковы:

- сравнительно-исторический метод, обусловливающий сопоставление друг с другом различных тезисов и положений для выявления противоречий между ними, определенного сходства и различий между исследуемыми событиями или процессами, а также позволяющий анализировать процесс внешнеполитической деятельности Екатерины II;

- историко-типологический метод, в основе которого лежит расчленение объекта и предмета исследования и их группировка с помощью обобщенной модели, что позволяет объективно подойти к оценке перспектив их развития;

- типологический метод, означающий необходимость обобщений или типологизации факторов, влияющих на развитие внешнеполитической деятельности Екатерины II;

- хронологическо-проблемный метод, требующий рассмотрения исторических событий с точки зрения их последовательности, движения и изменения.

При использовании общеисторических методов диссертантом применялись такие общенаучные методы, как индукция, дедукция, анализ, синтез, контент-анализ, метод обобщения и др.

Важным методологическим инструментом являются ключевые понятия, отражающие объект и предмет исследования, фиксирующие его результаты, дающие возможность перейти от эмпирического описания исторических явлений к теоретическому объяснению закономерностей. Поэтому соискатель обратился к таким понятиям, как «политика», «внешняя политика», «внешнеполитическая деятельность» и «субъекты внешнеполитической деятельности».

Понятие «политика» неоднократно подвергалось различным трактовкам, в том числе и в зависимости от политической конъюнктуры.

К XIX в. понимание  данного термина приобретает научный характер, хотя имеющий соответствующее политическое проявление. Так, в словаре  В. И. Даля политика  определяется  как «наука государственного  управленья;  виды,  намеренья  и  цели  государя, немногим известные, и образ  его  действий  при сем, нередко скрывающий первые»1105.

Позже, в советский период, понимание категории «политика» обретает более расширенное толкование и связывается с конкретными лидерами государства. Д. Н. Ушаков дает определение термина следующим образом: политика [греч. politik] – 1. Деятельность государственной власти в области управления и международных отношений; деятельность той или иной общественной группировки,  партии,  класса,  определяемая  их  целями  и интересами. …Внешняя

политика. Внутренняя политика…; 2. Общий характер, отличительные черты деятельности или поведения (государства, общественной группы, отдельного лица в той или иной области)1106.

Выделение из понятия политики термина «внешняя политика» определяется ее составной частью объекта исследования.

Внешняя политика – деятельность государства на международной арене,  регулирующая  отношения с другими субъектами внешнеполитической деятельности: государствами, зарубежными партиями и иными общественными организациями, всемирными и  региональными международными организациями. Она опирается на экономический, демографический, военный, научно-технический и культурный потенциалы государства. Геополитическое положение государства исторически доминировало в выборе его партнеров и определении взаимоотношений с его противниками2107.

Внешняя политика – понятие весьма широкое. Оно включает в себя внешнеполитический курс государства, внешнеполитические доктрины, концепции, органы, осуществляющие внешнеполитические функции, и, главное – внешнеполитическую деятельность или внешнеполитическое поведение государства. Именно в процессе внешнеполитической деятельности государств создаются и реализуются нормы международного права3108.

Внешнеполитическая деятельность – это часть международных отношений, то есть часть динамично изменяющейся системы отношений между народами и ими образованными государствами в различных сферах.

Внешнеполитическая деятельность, не отражающая реальные общественные потребности, не находит прочной поддержки со стороны общества и поэтому обречена на неудачу. Кроме того, ложно понятые и неадекватные потребностям общества интересы могут стать причиной международных конфликтов и обернуться огромными потерями.

Внешнеполитическая деятельность государства непосредственно определяется не только внутренними факторами, но и состоянием международной системы, которое, с одной стороны, налагает ограничения на внешнюю политику, а с другой – предоставляет возможности для определенных внешнеполитических акций4109.

II. СТРУКТУРА  ДИССЕРТАЦИИ

Структура диссертации обусловлена целью и основными задачами исследования. Она показывает, на каких главных проблемах автор сосредоточил свое внимание. Рассматриваемые вопросы объединены во введение, пять глав и заключение. Диссертация  имеет список источников и использованной литературы, а также список сокращений и пять приложений.

Во введении дается общая характеристика темы исследования, обосновывается ее актуальность, раскрываются причины внимания к ней российских историков, определяется степень научной разработанности проблемы в отечественной и зарубежной историографии, объект и предмет исследования, формулируется научная проблема и основные положения, выносимые на защиту. Во введении обосновываются также методологические основы исследования, высказывается мнение автора о его научном и практическом значении, приводятся сведения об апробации диссертации.

В первой главе «Историография проблемы и характеристика источников» рассмотрены основные черты, тенденции и периоды  развития отечественной историографии по проблеме исследования, а также дается характеристика использованных при написании диссертации работ зарубежных авторов. Здесь же приводится характеристика источниковой базы исследования, основных групп документальных источников, дается описание использованных архивных фондов, называются наиболее интересные документы, раскрывается содержание других элементов источников.

В первом параграфе «Историография проблемы» на основе анализа исторической литературы выделено три крупных историографических периода: досоветский, советский и постсоветский. В рамках данных периодов исследуются научные работы российских историков, а также зарубежных авторов как по проблеме внешнеполитической деятельности Екатерины II в целом, так и по отдельным узким проблемам.

Во втором параграфе «Характеристика источников» представлена источниковая база исследования несколькими группами документов и материалов. Источники, послужившие основой при написании диссертации, весьма многочисленны и разнообразны. Данный материал содержится в фондах ряда архивов.  В диссертации  использованы документы, хранящиеся в АВПРИ, РГАДА, ГАРФ, РГИА и РГА ВМФ.

Во второй главе «Теоретические и организационные основы внешнеполитической деятельности Екатерины II» анализируются, в  первую  очередь, теоретические  основы  данной  работы,  включающие в себя понимание исследуемой деятельности, систему основных идей соответствующей ей отрасли знания, научное знание, дающее целостное представление о закономерностях и существенных связях ее с действительностью в современных рамках, определяются основные пути повышения ее эффектив­ности с уче­том проведения внешнеполитической деятельности российским государством, его главой, соответст­вующими структурами.

В первом параграфе «Теоретические основы внешней политики Екатерины как российской императрицы» дается анализ тенденций внешнеполитической деятельности российского государства и его лидера, показаны формы международных отношений с различными группами стран, в том числе осуществляемые первыми лицами страны, которые формируются под воздействием глобальных международных процессов.

Во втором параграфе «Организационные основы внешнеполитической деятельности Екатерины Великой в качестве главы государства» исследуется методология внешних отношений, внешнеполитическая деятельность по направлениям, осуществляется анализ субъектов внешней политики, которые определяют цели и задачи ее реализации, формулируются функции и устанавливаются средства проведения данной политики.

В третьей главе «Внешняя политика Екатерины II в начале ее царствования (1762–1774 гг.)» раскрывается процесс проведения Екатериной после вступления на престол внешней политики, направленной на ликвидацию Крымского ханства и включение его территории в состав Российской империи. В начале царствования Екатерины «независимость» Крымского ханства фактически являлась лишь переходным состоянием, а участие России в разделе Польши – началом длительного русско-польского конфликта.

В первом параграфе «Екатерина II во внешней политике России в первые годы своего царствования (1762–1768 гг.)» сделан вывод о том, что,  хотя к моменту начала Русско-турецкой войны Екатерина II царствовала уже шесть лет, Россия еще не была достаточно подготовлена к войне и вступала в нее без особого энтузиазма, тем более, что военный конфликт с Турцией предвещал России неприятные последствия.

Во втором параграфе «Внешнеполитическая деятельность Екатерины II в ходе Русско-турецкой войны 1768–1774 гг. и первого раздела Польши» показывается, что независимость Крымского ханства в этих обстоятельствах была лишь временной  и условной, а сам Крым не мог не стать причиной нового русско-турецкого конфликта. Первый раздел Польши (1772 г.) и Кючук-Кайнарджийский мир (1774 г.) положили начало новому этапу во внешнеполитической истории России ХVIII в.

В четвертой главе «Внешнеполитические устремления Екатерины  II  во второй  половине 70-х – начале 80-х гг. XVIII в.» определено, что  указанный период ознаменован серьезными успехами Екатерины II в дипломатической и военной сферах.  Расстановка  сил  на  внешнеполитической  арене способствовала укреплению позиций России в Европе. Отказ от союза с Англией, провозглашение Декларации о вооруженном нейтралитете, предложение мирного посредничества, фактическое признание Соединенных Штатов недвусмысленным образом показывает отношение России к американской войне за независимость.

В первом параграфе «Деятельность Екатерины II по укреплению позиций России в Европейско-азиатском регионе и Северной Америке (1775–1779 гг.)» анализируются внешнеполитические действия Екатерины II по присоединению Крыма, Тамани и Кубани, склонение на свою сторону Англии и Австрии, с помощью которых удалось нейтрализовать влияние Пруссии и Франции на позицию Порты в отношении Крыма. Также показывается, что во внешнеполитической деятельности позиция Екатерины II в отношении любой части Северной Америки диктовалась исключительно собственными интересами Российской империи.

Во втором параграфе «Особенности внешнеполитического курса Екатерины II в начале 80-х гг. XVIII в.» анализируется необходимость решения внешнеполитических проблем на южном направлении, что определяло для России сосредоточение здесь основных усилий. Показывается, что позиция российского правительства в отношении Порты и Польши  диктовалась его собственными интересами: оно рассчитывало, что борьба между европейскими державами приведет к взаимному их ослаблению и это даст возможность укрепить международное положение России.

В пятой главе «Внешнеполитическая деятельность Екатерины II в конце 80-х – начале 90-х гг. XVIII в.» дается анализ внешнеполитических действий Екатерины II в конце 80-х гг. XVIII в. и в последние годы ее царствования, которые были в основном связаны с окончательным завершением присоединения Крыма к России, решением проблемы самостоятельности Польши и Франции. Внешнеполитические результаты последних лет царствования Екатерины Великой были направлены на участие в борьбе с французской революцией и польской независимостью, что определило окончательное закрепление за Россией статуса великой державы.

В первом параграфе «Внешнеполитическая деятельность Екатерины II в годы Русско-турецкой войны 1787–1791 гг.» показывается, что, не успев освободиться от приятных впечатлений от увиденного во время путешествия в Крым, Екатерина была вынуждена вступить в войну с Турцией. Поручив Г. А. Потемкину «защиту и славу империи», Екатерина победоносно для России завершила войну с Портой. В результате, согласно условиям Ясского мирного договора, заключенного в декабре 1791 г., Османская империя окончательно признала принадлежность Крыма к России.

Во втором  параграфе «Внешняя политика Екатерины II в последние годы её царствования (1792–1796 гг.)» раскрываются внешнеполитические результаты последних лет пребывания Екатерины на троне: участие в борьбе с французской революцией и польской независимостью. Россия стала играть одну из ведущих ролей в мировой политике, позволявшую воздействовать в своих интересах на решение практически любых международных вопросов.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, делаются основные теоретические выводы, формулируются исторические уроки и практические рекомендации.

III. НАУЧНАЯ  НОВИЗНА 

И  ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  ДИССЕРТАЦИИ

Учитывая степень разработанности проблемы, ее актуальность, можно говорить  о  научной  новизне  исследования.  Она  обусловлена тем, что:

– на основе всестороннего и комплексного изучения литературы и источников исследуется крупная и самостоятельная проблема, имеющая важное значение для дальнейшего развития современной внешней политики России;

– в научный оборот впервые введено значительное количество архивных документов и материалов высших российских политических и дипломатических органов, практически неизвестных ранее научной общественности;

– в исторической науке впервые проводится комплексный анализ всего процесса более чем тридцатилетней внешнеполитической деятельности первого лица государства в досоветской отечественной истории;

– проведенное исследование дало возможность определить факторы и закономерности внешнеполитической деятельности государства в рассматриваемый период;

– исследование способствует уточнению и конкретизации основных направлений внешнеполитической деятельности России изучаемого периода, которые не рассматривались в целом в отечественной историографии;

– работа над проблемой позволила выявить характерные черты внешнеполитической деятельности дипломатических органов XVIII в., тенденции ее развития в рамках реализации имевшихся на то время функций;

– автором сделаны обобщения и выводы, сформулированы уроки развития внешнеполитической деятельности в исследуемый период, разработаны научно-практические рекомендации, позволяющие по-новому увидеть проблему актуализации исторического опыта в условиях современного развития данной деятельности российского государства и его лидера, а также выделены новые перспективные направления исследований в области истории дипломатии, требующие углубленной разработки российскими историками.

На защиту выносятся:

1. Результаты комплексного анализа источников и литературы, в которых освещается внешнеполитическая деятельность Екатерины II в 1762–1796 гг.

2. Итоги аналитического осмысления теоретических аспектов и организационных основ исследования деятельности Екатерины II во внешней  политике  России, связанных с отстаиванием интересов России внешнеполитического характера.

3. Авторская оценка процесса возникновения крымской и польской проблем и оценка их значения в политике императрицы Екатерины II в начале ее царствования.

4. Итоги выявления связи внешнеполитической деятельности Екатерины II и дипломатических органов России с проблемами государств Западной Европы, Ближнего Востока и Северной Америки во второй половине 70-х и начале 80-х гг. XVIII в.

5. Обоснование особенностей внешнеполитического курса России в конце 80-х и начале 90-х гг. XVIII столетия.

6. Теоретические выводы, исторические уроки и практические предложения, выработанные диссертантом в результате проведенного исследования, актуальные в современных условиях для развития теории и практики внешнеполитической деятельности и направленные на улучшение деятельности государственных органов по руководству внешней политикой России.

Основное содержание диссертации и обоснование положений, выносимых на защиту.

Екатерине II – дипломату и руководителю внешней политики великой державы  – удавалось все  или почти все,  что она предпринимала, и удавалось  не только потому,  что она  была  первоклассным дипломатом и не  только потому, что у нее были Румянцев, Суворов, Потемкин,  но и потому,  что  она  задолго  до Талейрана  и  Бисмарка  поняла, что дипломатия – это искусство отличать возможное и исполнимое от невозможного и фантастического. И если политика есть «наука», то это наука о возможном.

Обобщение опыта организации и проведения Екатериной II внешнеполитической деятельности в интересах российской империи, анализ  применяемых форм и методов в достижении ее целей позволяют сделать ряд выводов.

Во-первых, свидетельством внешнеполитической деятельности Екатерины Великой, ее места  и роли  в  решении задач внешней политики России являются отчетные и аналитические материалы, руководящие доку­менты, различные пуб­ликации  и  исследования,  с  помощью которых автор дис­сертации сделал объективный анализ состояния данной ра­боты российской императрицы и сформулировал предложения по ее улучшению в конкретный период времени  истории России. Анализ и система­тизация исторических исследований и документов по внешнеполитической деятельности первого лица государства составили основу научного поиска в области изучаемой проблемы.

Как показывает анализ историографии, всю жизнь императрицу критиковали, причем она относилась к этому терпимее всех своих предшественников, но зато все критические отзывы о ней всегда сопровождались долей восхищения достоинствами государыни. Ведь никто не мог отрицать, что императрица прилежна, серьезна, разумна, хорошо разбирается в людях, наделена душевной щедростью,  умеет раскрывать лучшие черты своих сподвижников и слуг.

Н. М. Карамзин дал выход чувству восхищения как в панегирике Екатерине, изданном в 1802 г., так и в «Записке о древней и новой России», которую он составил для Александра I в 1810 г. С консервативно-аристократических позиций Карамзин осуждал слабости Екатерины, подчеркивал несоответствия между ее целями и достижениями, однако не мог не одобрять того, что высшие классы общества перестали при ней чувствовать себя рабами. Карамзин заключил, что, «сравнивая все известные нам времена России, едва ли не всякий из нас скажет, что время Екатерины было счастливейшее для гражданина российского…»1110.

Позднейшие авторы судили Екатерину строже. Тон здесь задал А. С. Пушкин,  имевший  все основания ненавидеть и презирать распущенность двора и называвший  Екатерину  «Тартюфом в юбке и короне»2111.  С  тех  пор все историки XIX–XX столетий воспринимали ее диалог с французскими  философами  как  чистое  лицемерие,  а  ее  «Наказ» – как фарс, написанный,  чтобы снискать аплодисменты на Западе, оставив своих подданных  прозябать  в  беззаконии  и  бесправии. К тому же за Екатериной  не признавали права считаться великой правительницей: хотя она  и  провела  крупные  преобразования  почти во всех сферах управления  в России,  но  все  же  так  и  не  дала волю крепостным и даже не урегулировала их отношения с помещиками.

В послеоктябрьское время при изучении истории XVIII в. никто из ученых не давал Екатерине II столь суровой оценки, которая была распространена в советской историографии. В адрес императрицы, кажется, не раздалось ни одного похвального слова, и ее величали то беспардонной лицемеркой, умело скрывавшей свои подлинные чувства и мысли, пытаясь прослыть просвещенной монархиней, то ловкой дамой, втершейся в доверие к французским просветителям, то консерватором, стремившимся подавить Французскую революцию.

Российским публикациям постсоветского времени принадлежит приоритет в разработке одного из самых запутанных вопросов внешней политики Екатерины II, связанного с планами реализации Греческого проекта3112. Это позволяет на новой документальной базе, следовательно, с большей достоверностью исследовать «связь между турецким и польским вопросами». К весьма основательным выводам на этот счет приходит О. И. Елисеева, изучившая конфиденциальные записки, направлявшиеся Г. А. Потемкиным Екатерине по крымским и польским делам, и установившая «сугубо реалистический» характер мер, предлагавшихся Светлейшим накануне присоединения Крыма4113.

В зарубежной историографии изучению эпохи Екатерины II посвящено немало работ. Внешнеполитическая деятельность России рассматривается во многих трудах. В зарубежной историографии вплоть до конца ХХ в. господствовала точка зрения об агрессивной политике России. Со временем в зарубежной историографии проявилась тенденция к более объективному рассмотрению личности и внешнеполитической деятельности Екатерины II1114.

Приведенный выше список научных трудов не претендует быть полной историографией; это основная часть потока издающейся литературы. Но уже и этот список демонстрирует огромный интерес исследователей самых разных стран и направлений к екатерининской России. И это не случайно: наше сегодняшнее время связано с той эпохой тысячью незримых нитей.

Осуществленный диссертантом источниковедческий анализ проблемы позволяет сделать некоторые выводы. Систематизация в ходе исследования исторических источни­ков и до­кументов по внешнеполитической деятельности Екатерины II стала одной из основопола­гающих частей научного поиска объективного состояния внешней политики в период ее царствования.

Исходным этапом данного исследования стало изучение сущности и осо­бенностей основных типов и видов внешнеполитических источников. Их классификация позволила разобраться в сложном, а порой противоречивом многообразии исследований проблемы, значении каждого вида источников, выяснить, насколько полно они представлены по изучаемому во­просу, устано­вить их достоверность и научную ценность2115.

Выявленные источники определили уровень и содержание научного поиска, правильность избранной концепции освещения исторического опыта по проведению внешнеполитической деятельности.

Рассмотрение источников внешней политики, осуществляемой первым лицом государства через источни­коведение, позволяет подходить к ним как к явлениям, сло­жившимся в конкретных исторических условиях, оказавшим влияние на со­держание и предназначение этой работы.

Имеющаяся источниковая база отличается полнотой, репродуктивностью, что способствовало раскрытию темы диссертации. Классификация источников позволила автору уяснить зна­чение каждого из видов источников в изучении рассматриваемой проблемы, выяснить, насколько полно они представлены. Она помогла автору разо­браться в привлекаемых источниках, установить их полноценность и определить, какие их виды позволили полнее и глубже изу­чить проблему.

Свидетельством важности места и роли внешнеполитической деятельности императрицы в решении задач по отстаиванию интересов России явился внушительный перечень документов внешнеполитического и во­ен­ного ведомств за подписью Екатерины, мемуарной литературы, дневников, писем, материалов личной переписки императрицы с первыми лицами государств и ее подданными, прежде всего архивных фондов, связанных с внешней политикой. Эти ис­точники позволили дать объективный анализ состояния нашей работы в иссле­дуемый период, выработать определенные рекомендации по ее улучшению в ходе дальнейшего разви­тия внешнеполитической деятельности России.

Во-вторых, при рассмотрении теоретических и организационных основ изучаемой проблемы докторант уделил особое внимание рассмотрению положений теории и методологии, отражающих процесс внешнеполитической деятельности екатерининского времени. В теоретических основах упор сделан на уточнение таких важных для исследования внешнеполитической деятельности Екатерины II категорий, как «внешнеполитическая деятельность», «международные отношения», «внешняя политика», «дипломатия», «международное право» и др. Методологические основы исследования обеспечили реализацию авторской концепции, способствовали раскрытию содержания внешней политики Екатерины Великой и определили ее роль в отстаивании международных интересов России.

На основании проведенного анализа исследователь считает, что внешнеполитическая деятельность Екатерины II – это важнейшая составная часть государственного функционирования во внешней политике как части международных отношений, где происходит перманентное изменение политических связей между государствами и их объединениями в различных сферах. Она представляет исторический процесс формирования и реализации стратегического курса самодержавия, направленного на непрерывное отстаивание различных интересов России.

Внешнеполитическая деятельность, как и всякое геополитическое явле­ние, имеет относительную самостоятельность, ее развитие подчинено действию определенных закономерностей.

На каждом историческом этапе внешнеполитическая деятельность осуществля­лась и развивалась в конкретных политических условиях. Специфичность конкретной историче­ской эпохи со всеми ее свойствами, общими закономерностями развития дипломатии отражалась на процессе понимания роли внешнеполитической деятельности в России1116. Такого рода закономерности внешнеполитической деятельности на сегодняшний день имеют объективное представление у российских историков, которые видят в них определенную совокупность устойчивых политических отношений, вытекающих из закономерностей всемирной истории2117.

В развитии внешнеполитической деятельности Екатерины II имелись две  группы  закономерностей. Во-первых, закономерности развития внешнеполитической деятельности как социально-политического института, сущест­вующего со времени возникновения истории как науки. Эти закономерности активно действуют и в нынешних усло­виях развития России. Во-вторых, развитие внешнеполитической деятельности было подчинено дейст­вию особой группы закономерностей, присущих только ей в конкретно-исто­рических условиях. Эти закономерности отражают устойчивые, необходимые связи между ее различными (основными) направлениями и обеспечивают ей высокую эффективность.

Все закономерности внешнеполитической деятельности екатерининского периода истории также проявлялись в ходе дальнейшего исто­рического развития внешней политики России. Некоторые из них являлись основными в  одном

периоде исторического процесса, иные – в другом. При этом некоторые закономерности, имея прежнюю сущность, приобретали новое содер­жание под влиянием новшеств во внешнеполитической сфере.

Под воздействием данных закономерностей на протяжении всего иссле­дуемого периода сформировались, по мнению автора, основные требования к внешнеполитической деятельности и ее орга­низа­ции: актуальность, новизна, высокий теоретиче­ский и методологи­ческий уровень исследований, обоснованность проведенных исследований и выводов, их практическая значимость,  опера­тивное внедрение результатов внешнеполитических исследо­ваний в практику внешней политики России.

Как показывает анализ, деятельность Екатерины Великой имела две тенденции развития во внешней политике. Первая тенденция определялась стремлением расширить границы России через целенаправленное укрепление южной и северо-западной границ посредством установления естественной пограничной черты по побережьям Балтийского и Черного морей. Вторая тенденция включала последовательное отстаивание интересов Российской империи в Европе и в целом в мире через гибкую и сбалансированную внешнюю политику с ведущим мировыми государствами, и со странами, не имеющими сильного влияния на мировое развитие.

По мнению диссертанта, характерные черты внешнеполитической деятельности Екатерины II вытекают из непосредственного понимания и восприятия императрицей процесса осуществления внешней политики, ее характера и внутренней интуиции. Исходя из этого, следует выделить следующие обстоятельства деятельности Екатерины в области внешней политики: личность российской императрицы предельно соответствовала потребностям времени, нуждам исторического момента и историческим обстоятельствам, основами которой являлись живой ум, житейская мудрость и политический опыт, ставший со временем политическим искусством; наличие в Екатерине Великой беспредельного честолюбия, которое определяло чрезмерное желание быть первой среди равных, царствовать в более могущественном государстве, чем у других императоров и королей; российская внешняя политика во время правления Екатерины II отличалась сбалансированностью в решении стоящих перед Россией задач по достижению и отстаиванию интересов российского государства, что обеспечивалось стабильностью  ее 34-летнего правления; Екатерина, несмотря на живой темперамент, на некоторую склонность к увлечению – стоит только вспомнить о ее резких отзывах о королях Швеции и Пруссии – вполне владела собой и в решении особенно внешнеполитических вопросов проявляла холодную расчетливость и твердую выдержку.

Анализ внешней политики Екатерины Великой показывает, что она продолжала решать внешнеполитические задачи, имевшиеся у ее предшественников. Из трех вопросов русской внешней политики XVII в., стоявших на очереди при Петре, – шведского, польского и турецкого – Петр разрешил только первый, на северном направлении. Его ближайшие преемники не разрешили ни второго, ни третьего. Их разрешила Екатерина II, которая поняла и успешно закончила то, чего не успел сделать Петр Великий.

В целом, внешняя политика России при Екатерине II имела три основные внешнеполитические задачи, жизненно важные для России. Первая задача сводилась к тому, чтобы выйти к берегам Черного моря и закрепиться там, обезопасить свои южные границы от Турции и Крыма. Окончательная задача России состояла в том, чтобы отвоевать у Турции Крым и северные берега Черного моря, иначе говоря, достичь на юге естественных географических границ империи до северной береговой линии Черного моря с  Крымом  и Азовским морем и до Кавказского хребта, то есть решить турецкий вопрос1118. Российская империя, нуждающаяся в выходе к Чёрному морю, решила эту задачу в результате двух победоносных русско-турецких войн 1768–1774 и 1787–1791 гг.

Вторая задача состояла в том, чтобы объединить в составе Российской империи все земли, населенные близкородственными русским народами – украинцами и белорусами, освободить православное население Польши от католическо-польского владычества, продолжить воссоединение украинских и белорусских земель, то есть отвоевать у Польши старорусские земли и достичь с этой стороны этнографических границ русской народности, то есть решить польский вопрос2119. Итогом решения этой задачи явилась конференция 13 октября 1795 г. трех держав (России, Пруссии и Австрии) о падении польского государства, его суверенитета3120.

Третья задача представляла собой противостояние с Францией и Австрией, то есть решение французско-австрийского вопроса. Одержав победу над Портой, Екатерина получила преимущества в борьбе с французским королем и австрийским императором. К завершению этого противоборства привели французская буржуазная революция 1789–1794 гг. и ее последствия для Европы.

Помимо основных задач внешней политики, Екатерине приходилось уделять внимание и второстепенным задачам, требующим также своего решения, но не являющимся судьбоносными для России. 

Одной из внешнеполитических задач был грандиозный план Екатерины решить византийский вопрос, так называемый «Греческий проект» –совместные планы России и Австрии по разделу турецких земель, изгнанию турок из Европы и возрождению Византийской империи. Проект был разработан в начале 1780-х гг., однако не был осуществлён из-за противоречий союзников и отвоевания Россией значительных турецких территорий самостоятельно4121.

Другой внешнеполитической задачей был североамериканский вопрос, который подразделялся на дальний североамериканский вопрос (касавшийся нового государства – Североамериканских Соединенных штатов) и ближний североамериканский вопрос (относительно освоения северных американских земель и определения их принадлежности). 

В ряду задач внешней политики был также шведский вопрос. Шведы постоянно стремились вернуть утраченные в петровские времена земли, но без успеха. Летом 1788 г. Швеция без объявления войны напала на Россию.  Начало военных действий вскрыло полную несостоятельность и даже  нелепость  шведских  притязаний: в ожесточенном сражении 6 июля у о. Готланда Балтийский флот одержал победу, вынудив к бегству шведские корабли.

Как показал авторский анализ решения внешнеполитических задач во второй половине XVIII в., Екатерина  II проводила весьма энергичную внешнюю политику, в итоге оказавшуюся успешной для Российского государства. Россия при ней завоевала Крым и берега Черного моря и присоединила от Польши все русские области, кроме Галиции, заключила с Грузией Георгиевский трактат и др. В этом заключались важнейшие результаты внешней политики Екатерины.

Для раскрытия исторических процессов во внешнеполитической деятельности Екатерины Великой исследователь акцентировал внимание на методологических основах исследования, обеспечивающих реализацию авторской концепции и способствующих выявлению сущности внешней политики императрицы, определению ее места и роли в российской истории XVIII в.

Исходя из целей, деятельность во внешнеполитической сфере государства имеет ряд функций: охранительную, экономическую, информационно-представительскую, регулирующую, а также выделяемую некоторыми учеными интеграционную функцию1122.

На цели и содержание внешнеполитической деятельности Екатерины II влияли исторические условия и совокупность различных факторов2123. Проводимая высшей государственной властью внешняя политика в XVIII в. формировалась и осуществлялась под воздействием множества явлений и процессов, происходивших в самой России и различных регионах мира3124. Такими факторами, по мнению автора, были: геополитический, военно-политический, социокультурный, социальный, экономический, религиозный, субъективный4125. Данные факторы оказывали различное влияние на формирование государственной внешней политики. В социально-историческом контексте это означает, что каждый из них имеет собственное значение. А все в целом внутренние и внешние факторы обладали большим весом.

Вступив на престол, Екатерина II применила новые методы взаимодействия с другими государствами, которые обеспечивали создание необходимой внешнеполитической системы. Данные методы представляли собой следующее: умение занять нейтральную позицию в европейских делах и в дальнейшем использовать ее в интересах России; стремление создавать союзы с другими государствами для решения общих внешнеполитических задач; желание решать вопросы внешнеполитического характера, отражавшие сразу несколько интересов России через достижение компромиссов; проведение эффективных военных операций, которые обеспечивали уверенность отстаивания Россией своих интересов в Европе; решение внешнеполитических вопросов проводилось через локализацию и разделение их, то есть стремление Екатерины разрешать проблемы внешней политики без постороннего вмешательства, без участия третьих сторон, и не вместе, а порознь; с первых же шагов большое  и  активное  участие  во  внешней  политике своего государства принимала сама Екатерина II1126.

В-третьих, автор смог всесторонне показать роль императрицы во внешней политике, связанной с решением проблем внешнеполитического характера в начале ее царствования.

Международное положение Российской империи в момент вступления на престол Екатерины II было далеко не простым. Дипломатические успехи царствования Елизаветы, подкрепленные отвагой русских солдат на полях сражений Семилетней войны, были фактически сведены на нет импульсивной политикой Петра III. Старая внешнеполитическая доктрина была разрушена, а новая никуда не годилась. Нелегким было и финансовое положение; уставшая армия восемь месяцев не получала жалованья. Однако и другие страны в результате войны были ослаблены не меньше и им также предстояло заново определять свою внешнюю политику. У Екатерины II была редкая возможность почти без оглядки на прошлое заново выработать свой собственный внешнеполитический курс. При этом Россия по сравнению с другими странами имела определенные преимущества: она была победительницей в войне, ее армия все еще находилась в Европе и в любой момент могла снова развернуться походным маршем. Не случайно весть о перевороте в Петербурге 28 июня 1762 г. повергла европейские дворы, в особенности прусский, в состояние шока2127.

Свою внешнеполитическую деятельность Екатерина II начала с того, что вернула домой русские войска, находившиеся за границей, подтвердила мир с Пруссией, но отвергла заключенный с ней Петром III военный союз. После этого внимание прусского правительства было привлечено к Курляндии – небольшому герцогству на территории современной Латвии, формально находившемуся под властью польской короны, но с правами автономии и выборным герцогом во главе. Екатерина поставила цель присоединить Курляндию к России и потому считала необходимым посадить на герцогский престол своего ставленника, не связанного какими-либо отношениями с польским королем. Ее кандидатом стал Бирон – фаворит Анны Иоанновны, избранный курляндским герцогом еще в 1739 г. В осуществлении намеченного Екатерина II продемонстрировала жесткость и решительность, как бы показывая всему миру, какой будет ее внешняя политика. Для обеспечения Бирону короны в Курляндию были введены русские войска; в результате сложилась столь благоприятная для России ситуация, что Курляндия уже тогда, в 1762 г., могла бы стать частью России. Но Екатерина хотела показать себя еще и справедливой правительницей, поэтому она мудро удовлетворилась достигнутым, сделав Бирона своим вассалом и обеспечив будущее вхождение Курляндии в состав империи (окончательно в 1795 г.)1128.

В том же 1762 г. Екатерина задумала посадить своего ставленника и на польский  престол. Ждать пришлось до октября 1763 г., когда умер король Август II (тоже русский ставленник) и Россия сразу же приступила к решительным действиям. Новая задача была более сложной, и для ее решения необходимо было заручиться невмешательством других европейских держав. В марте 1764 г. был подписан новый союзный договор с Пруссией, по которому стороны договорились о совместных действиях в целях сохранения в Польше существующего политического строя, дававшего возможность влиять на польскую политику.

Союз с Пруссией обеспечил невмешательство Австрии и Франции, у которых были свои кандидаты на польский престол. Намерения России были вновь подкреплены введением русских войск, в результате чего в августе 1764 г. королем Польши был избран бывший фаворит Екатерины Станислав Понятовский. Это было большой победой, но лишь на первый взгляд, так как именно после этих событий Россия надолго увязла в польских проблемах2129.

Могущественная партия князей Чарторыйских, племянником которых был вновь избранный король, добивалась изменения государственного строя Польши путем введения наследственной монархии, а за поддержку России обещала улучшить положение польских православных, так называемых диссидентов. В результате страна оказалась в весьма сложном положении: общественное мнение в самой России давно настаивало на помощи диссидентам, но согласиться с планами Чарторыйских – значило изменить основным принципам своей политики в Польше. В итоге Россия потеряла в Польше поддержку серьезной политической силы, а в 1768 г. против нее выступила так называемая Барская конфедерация польских магнатов, для борьбы с которой в Польшу вновь были введены русские войска под командованием А. В. Суворова. И хотя действия Суворова были в целом успешными, решение польской проблемы удалось лишь отсрочить3130.

Между тем активные действия России в Польше стали все больше беспокоить Австрию и Францию. Их тревогу усиливала и задуманная Н. И. Паниным, руководителем русского внешнеполитического ведомства того времени, «северная система» договоров России с протестантскими государствами Европы, направленная на усиление ведущей роли России в мировой политике. Требовалось отвлечь внимание России от европейских проблем, и это было достигнуто в результате сложной интриги, когда Франции и Австрии удалось побудить Турцию объявить России войну (осень 1768 г.). К этому моменту Екатерина II царствовала уже более шести лет, но Россия еще не была достаточно подготовлена к войне и вступала в нее без особого энтузиазма, тем более, что военный конфликт с Турцией вызывал неприятные воспоминания4131.

Вступая в войну с Турцией (1768–1774 гг.), правительство Екатерины II определило основными целями получение права на свободу мореплавания на Черном море, приобретение на черноморском побережье удобного порта, а также установление безопасных границ с Польшей. Начало войны сложилось для России достаточно благополучно. Уже весной 1769 г. русские войска заняли Азов и Таганрог, а в конце апреля разбили два крупных соединения турецких войск под Хотином. Тогда же, в сентябре–октябре 1769 г., от турок была освобождена Молдавия. В ноябре русские войска заняли Бухарест. Успешно сражался и русский корпус, посланный в Грузию. Наконец, 24–26 июня 1770 г. русский флот под командованием А. Г. Орлова и адмирала Г. А. Спиридова одержал полную победу над превосходящим его почти вдвое турецким флотом в Чесменской бухте. Чесменская победа произвела большое впечатление на Европу и послужила укреплению славы русского оружия1132.

Спустя короткое время столь же блестящие победы были одержаны и сухо­путными войсками.  В первых числах июля русская армия под командованием П. А. Ру­мянцева разбила соединенные силы турок и крымских татар у реки Ларги, а 21 июля – на реке Кагул. В июле–октябре 1770 г. русским войскам сдались крепости Килия, Аккерман. В сентябре генерал П. И. Панин взял Бендеры. В 1771 г. русские войска под командованием князя В. М. Долгорукого вступили в Крым и в течение нескольких месяцев захватили основные его пункты2133.

Казалось, все складывалось удачно, но реальное положение дел было непростым. Во-первых, войны одновременно в Польше (с Барской конфедерацией), в Молдавии, Крыму и на Кавказе требовали громадного напряжения сил и легли на Россию почти непереносимым бременем. Во-вторых, стало ясно, что европейские державы не допустят значительного усиления России за счет Турции и потому рассчитывать на удержание и присоединение всех захваченных в ходе войны земель не приходилось. Уже с 1770 г. Россия прощупывала почву для заключения мира, но Турция, активно поддерживаемая Австрией, не желала идти ни на какие соглашения. Отказаться от поддержки Турции Австрию побудило лишь участие в первом разделе Польши в 1772 г.3134

Идея поживиться за счет Польши возникла еще в первые годы царствования Екатерины II. С подобными предложениями в 60-е гг. неоднократно выступала и Пруссия. Однако до поры до времени Россия надеялась заполучить территории Литвы и Белоруссии, которые считались исконно русскими, сохраняя номинально самостоятельную Польшу как буфер между Россией и Пруссией. Но когда война с конфедератами, поддержанными австрийской стороной, приняла затяжной характер, стала ясна необходимость договора с Австрией, чтобы сразу развязаться и с польской, и с турецкой проблемами.

В этих условиях и родился подписанный 25 июля 1772 г. договор о разделе Польши, согласно которому Россия получила польскую часть Ливонии, а также Полоцкое, Витебское, Мстиславское и часть Минского воеводств; к Австрии отошла Галиция (ныне Западная Украина), к Пруссии – Поморское, Хельмское и Мальборкское воеводства, часть Великой Польши и Багемия.

На первый взгляд доля России была самой значительной: она приобретала территории размером в 92 тыс. кв. км с населением 1 млн. 300 тыс. человек. Но реально в стратегическом и экономическом отношении добыча России была достаточно скромной, ибо в руках Австрии, например, оказался такой важнейший экономический и торговый центр, как Львов, а в руках Пруссии – районы с наиболее развитым сельским хозяйством1135.

В 1774 г. после долгих переговоров России удалось заключить мир с Турцией. Согласно Кючук-Кайнарджийскому договору Россия получила, наконец, право на свободный проход своих судов через проливы Босфор и Дарданеллы, крепости Керчь и Еникале и значительную контрибуцию. Турция обязалась восстановить автономию Молдавии и Валахии, не притеснять православных в Закавказье, а также признала независимость Крыма, что, по замыслу русского правительства, должно было обеспечить в дальнейшем его вхождение в состав Российской империи2136.

В-четвертых, в представленном исследовании автор смог на основе выявленных материалов о внешнеполитической деятельности Екатерины Великой особенно ярко показать причины, условия и ход борьбы России с Османской империей за Крым в 1775–1783 гг., определить геополитическое и историческое значение присоединения Крымского полуострова и территорий Польши к Российской империи. Также диссертант дал оценку значения принимаемых Екатериной решений во второй половине 70-х и начале 80-х гг. XVIII в. в отношении тех или иных государств Западной Европы, Ближнего Востока и даже далекой Северной Америки.

Данный период также был ознаменован серьезными успехами в дипломатической и военной сферах. Расстановка сил на внешнеполитической арене в это время несколько изменилась. Земли, приобретенные Россией по договору с Турцией, вклинивались между владениями Оттоманской империи, Польши и Крымского ханства, что уже само по себе делало неизбежным новые столкновения. Было ясно, что Россия и далее будет стремиться закрепиться в Северном Причерноморье, а Турция станет всячески противиться этому. Действительно, приободренные внутренними неурядицами в России, турки значительно укрепили гарнизоны своих крепостей на северном побережье Черного моря, наводнили Крым и Кубань агентами, а турецкий флот демонстрировал свою мощь вблизи крымских берегов. При этом Турция рассчитывала на поддержку европейских  держав – противниц России и, в первую очередь, Англии. Однако в 1775 г. Англия начала затяжную войну с северо–американскими колониями и даже вынуждена была обратиться к России с просьбой предоставить ей 20 тыс. русских солдат для борьбы с повстанцами. Екатерина отказала, но внимательно следила за развитием конфликта, стремясь использовать его в своих интересах3137.

Между тем в декабре 1774 г. в Крыму произошел государственный переворот, в результате которого на ханском престоле оказался Девлет-Гирей, пытавшийся наладить контакт одновременно и с Турцией, и с Россией. Однако русскому правительству нужен был в Крыму однозначный сторонник, такой, как Шагин-Гирей. Для возведения его на ханский престол весной 1776 г. русские войска стали готовиться к вторжению в Крым.

Поддержка действий России в Крыму была обеспечена укреплением союза с Пруссией, новое соглашение с которой было подписано в августе 1776 г., а уже в ноябре русские войска вошли в Крым. В марте следующего года был продлен  договор о дружбе с Пруссией, а в апреле Шагин-Гирей  был возведен на ханский престол. Когда спустя год  против него вспыхнул мятеж, он был подавлен опять же при помощи  русских войск1138. 

Одновременно с этими событиями в центре Европы вспыхнул новый конфликт между Австрией и Пруссией, на этот раз из-за Баварии, которую австрийский император Иосиф попытался присоединить к своим владениям. Пруссия  попросила помощи России, а Австрия обратилась к Франции. Последняя же находилась на пороге войны с Англией и поэтому не была заинтересована в раздувании военного пожара на континенте. И когда летом 1778 г. все же началась война между Австрией и Пруссией, а турки в то же время предприняли неудачную попытку высадиться в Крыму, Франция предложила свое посредничество в урегулировании обоих конфликтов. Пруссия согласилась на это предложение с условием, что вторым посредником будет Россия. Так у Екатерины II появилась уникальная возможность значительно укрепить положение на международной арене.

В марте 1779 г. в г. Тешен открылся мирный конгресс, проходивший фактически под председательством русского посланника князя Н. В. Репнина. В мае конгресс закончился подписанием Тешенского мира, ставшего серьезным успехом русской дипломатии. По этому договору Россия именовалась не только посредником, но и гарантом мира, что давало возможность беспрепятственно вмешиваться в германские дела. Немаловажно было и достигнутое взаимопонимание с Францией, отношения с которой в течение долгого времени (царствования Елизаветы Петровны) оставались прохладными. При посредничестве Франции было подписано русско-турецкое соглашение – «Изъяснительная Айналы-Кавакская конвенция», подтверждавшая независимость Крыма и права Шагин-Гирея на ханский престол2139.

В 1780 г. Екатерина II выступила с важной международной инициативой: была подготовлена знаменитая Декларация о вооруженном нейтралитете3140

, согласно которой суда нейтральных стран, не участвующих в военных конфликтах, имели право защищаться в случае нападения на них. Декларация была направлена против Англии, пытавшейся воспрепятствовать развитию русской морской торговли с её противниками. Вскоре к Декларации присоединились Швеция, Дания, Голландия и Пруссия (всего 11 государств). Создалась фактически антианглийская коалиция, которая, не вмешиваясь в войну с североамериканскими колониями, в сущности, оказала серьезную поддержку Соединенным Штатам.

В это же время в русских правительственных кругах родилась идея так называемого «греческого проекта» по восстановлению Византийской империи со столицей в Константинополе. Подобное развитие российской внешнеполитической доктрины диктовалось самой логикой событий.

Уверенность в возможности осуществления проекта придавало новое положение России на международной арене, обретенное в результате успехов на Тешенском конгрессе. Но для того чтобы претворить замыслы в жизнь, необходимо было вернуться к союзу с Австрией. Дело в том, что все возможные выгоды от союза с Пруссией уже были  извлечены. Первый шаг к сближению с Австрией был сделан Екатериной II весной 1780 г., когда во время поездки императрицы по западным губерниям состоялось ее свидание с императором Иосифом. Именно тогда к удовлетворению обоих монархов и было достигнуто соглашение об антитурецком союзе, включая, по крайней мере, в общих чертах, и «греческий проект».

Спустя год Екатерина II и Иосиф II обменялись посланиями со взаимными обязательствами на случай войны с Турцией, а также по сохранению политического режима в Польше. Подобный обмен письмами, изобретенный Екатериной, был новинкой в международных отношениях, дававшей возможность хранить соглашения в секрете. Тогда же состоялся и обмен письмами непосредственно по проекту восстановления Греческой империи.

Однако никакого официального соглашения по «греческому проекту» так и не было заключено. План был слишком смелым, чтобы сделать его общеизвестным. По сути, этот проект был дальней целью России, мечтой императрицы и многих ее предшественников и во многом служил основой внешнеполитической доктрины Российского государства. События не заставили себя долго ждать1141.

Уже в начале 1780-х  гг. вновь обострилась обстановка в Крыму, зашатался трон Шагин-Гирея, и весной 1782 г. хан вынужден был бежать в Керчь под защиту русских войск. Турция уже готовилась посадить на ханский трон своего ставленника, когда Екатерина отдала Г. А. Потемкину приказ о введении в Крым русских войск. После восстановления Шагин-Гирея на престоле войска на сей раз не ушли. А через  несколько месяцев, получив полную поддержку Австрии и покончив с колебаниями, 8 апреля 1783 г. Екатерина подписала манифест о «принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу»2142.

Аннексия Крыма стала возможной, конечно, благодаря политической помощи Австрии и невмешательству других европейских держав, которые, не будучи заинтересованы в это время в русско-турецком конфликте, всячески уговаривали Турцию смириться. Между тем аннексия подтолкнула летом 1783 г. к восстанию живших в Прикубанье ногайцев. Но уже в августе русский отряд под командованием А.В. Суворова нанес численно превосходившим его ногайцам тяжелое поражение. В октябре 1783 г. в устье реки Лабы ногайцы были полностью разгромлены, чем окончательно завершилось присоединение Кубани к России3143.

К этому времени границы Российской империи вплотную приблизились к Кавказу. Проживавшие здесь народы оказались зажатыми с трех сторон Россией, Турцией и Ираном, что делало существование небольших самостоятельных царств практически невозможным. Было ясно, что в грядущем военном столкновении России и Турции Кавказ может стать театром военных действий, но до этого горцам необходимо было выбрать ту или иную сторону. Последние события показали, что выгоднее было примкнуть к России как более сильной державе. Немаловажным было и то, что народы Грузии и Армении, исповедовавшие православие, получали в случае присоединения к России гарантированную защиту от религиозного угнетения. В результате переговоров русского правительства с представителями царя Ираклия II 24 июля 1783 г. был подписан Георгиевский трактат, по которому Картлийско-Кахетинское царство поступало под протекторат России, гарантировавший его неприкосновенность и территориальную целостность4144.

Своеобразным итогом деятельности Екатерины стали слова А. Г. Брикнера: «она действовала успешно в качестве посредницы между прогрессом и культурой Западной Европы, с одной стороны, и бытом России – с другой. При ней значительно упрочилось могущество и влияние России во всемирной системе государств; во время царствования Екатерины и благодаря ее инициативе, Россия быстро продвинулась вперед на пути прогресса, европеизации»1145.

В проводимой внешней политике императрица была последовательна и в рамках представлений ее времени честна. В этой связи особый смысл приобретает ее признание, что она «сохранила на всю жизнь обыкновение уступать только разуму и кротости» и что только «на всякий отпор я отвечала отпором»2146.

Екатерина в управлении сложным государственным механизмом была весьма гибким политиком, демонстрируя обстоятельную взвешенность при выборе того или иного подхода: «Действовать нужно не спеша, с осторожностью и рассудком»3147. Она относила себя «к таким людям, которые любят всему знать причину»4148, и в соответствии с этим старалась принимать адекватные ситуации решения5149.

В-пятых, диссертант определил, что в последние годы царствования Екатерины II произошли определенные изменения во внешнеполитическом курсе России. Эти годы в русской дипломатии отмечены активностью, направленной на упрочение своего положения. При этом вследствие дальнейшего сближения с Австрией и отчасти с Францией возросло напряжение в отношениях с Пруссией и Англией. В январе 1787 г. Екатерина  II, сопровождаемая двором и иностранными дипломатами, отправилась в свое известное путешествие в Крым. Поездка, прежде всего, имела международное значение: в Крыму императрица должна была встретиться с австрийским императором и польским королем и продемонстрировать им русскую военную мощь, устрашив этой демонстрацией Турцию. Все это пышное празднество в сочетании с демонстрацией  военной силы произвело неизгладимое впечатление на иностранцев. Присутствие на торжествах Иосифа II подчеркивало единство замыслов Вены и Петербурга. Приступить к их реализации пришлось, однако, раньше, чем предполагалось. Уже в середине июля 1787 г. началась новая Русско-турецкая война (1787–1791 гг.)6150.

В начале войны русские войска под командованием А. В. Суворова смогли нанести поражение туркам на суше. В то же время действия вступившей в войну Австрии были малоэффективны, и рассчитывать на особую ее помощь не приходилось. Между тем медлительность и нерешительность союзников были приняты за слабость, и летом 1788 г., подталкиваемая Англией и Пруссией, в войну с Россией ввязалась Швеция, мечтавшая о реванше еще со времен Ништадтского мира. Решающие морские сражения привели к победе русского флота и вынудили Швецию в 1790 г. заключить мир7151.

1789 г. оказался решающим и в русско-турецкой войне, он ознаменовался новыми победами. Войска под командованием Суворова нанесли туркам сокрушительное поражение. Однако международная ситуация в целом складывалась для Австрии и России неудачно. России в Европе противостояла Швеция, а Австрии – Пруссия. Рассчитывать на поддержку Франции, где в июле 1789 г. произошла революция, не приходилось. Пруссия между тем заключила договоры с Польшей и Турцией. В марте 1790 г. Австрия, опасаясь войны с Пруссией, заключила с Турцией соглашение о прекращении военных действий. Россия фактически осталась со своими противниками один на один.

Несмотря на это, к концу 1790 г. русская армия одержала над турками ряд убедительных побед, самой блестящей из которых было взятие Измаила.

Турецкие войска потерпели поражение и на Северном Кавказе. Наконец, 31 июля 1791 г. русский флот под командованием Ф. Ф. Ушакова разбил турок у мыса Калиакрия, что привело к подписанию в конце декабря 1791 г. Ясского мира, по которому Турция окончательно признала аннексию Крыма Россией и новую границу между двумя странами по Днестру1152.

Между тем в течение всей русско-турецкой войны постоянно обострялась польская проблема. Еще в 1787 г. король Станислав Август попытался укрепить польскую государственность за счет внутриполитических реформ. В обмен на поддержку этих реформ он предлагал России помощь в борьбе с Турцией, но против заключения соглашения выступала Пруссия. Сильная антикоролевская оппозиция в сейме добилась переориентации польской политики с России на Пруссию, результатом чего и явился польско-прусский договор 1790 г.

Усиление самостоятельности Польши никак не устраивало Екатерину. Дождавшись урегулирования австро-прусских и русско-турецких отношений, Екатерина вновь двинула в Польшу войска, и уже к лету 1792 г. русская армия контролировала всю территорию Речи Посполитой. В декабре Петербург дал положительный ответ на предложение Пруссии о новом разделе Польши, официально объявленном в апреле следующего 1793 г.2153

Второй раздел Польши породил масштабное патриотическое движение во главе с Т. Костюшко. Поначалу восставшим удалось добиться некоторых успехов, но русские войска под командованием А. В. Суворова разгромили восстание. Европейские державы в октябре 1795 г. осуществили третий раздел Польши, который положил конец польской государственности3154.

Внешнеполитическая деятельность Екатерины II последних лет ее царствования в значительный мере была обусловлена революционными событиями во Франции. Поначалу эти события вызывали у императрицы нечто вроде злорадства, поскольку она всегда относилась к политическому режиму Франции весьма критично, а ее Наказ Уложенной комиссии в царствование Людовика XVI даже был запрещен там к распространению. Однако к 1792 г. императрица все больше стала воспринимать французские события как бунт против самой идеи власти и увидела в них опасность для монархической Европы. Екатерина активно участвовала в создании антифранцузской коалиции, помогала французским эмигрантам, в особенности после получения в начале 1793 г. известия о казни короля и королевы. Однако вплоть до смерти Екатерины русская армия не принимала непосредственного участия в военных действиях против Франции. Императрица рассчитывала втянуть во французские дела Австрию и Пруссию, чтобы освободить себе руки для осуществления собственных замыслов.

Автор считает, что Екатерина никогда не произносила «я» без понимания того, что за ней вся Россия.

Когда, например, после заключения мира со Швецией в 1790 г. Г. А. Потемкин в искреннем порыве поздравил императрицу, как он написал, «с плодом неустрашимой твоей твердости», она без  тени  ложной  скромности  так  оценила свое место в этом событии: «… хотя может показаться, что в словах много лести, я отвечала ему, что русская императрица, у которой за спиной 16 тыс. вёрст, войска, в продолжении целого столетия привыкшие побеждать, полководцы отличаются дарованиями, а офицеры и солдаты храбростью и верностью, не может без унижения своего достоинства не выказывать «неустрашимой  твердости»1155.  Но здесь надо помнить и о стремлении Екатерины II к самоутверждению в силу особенностей ее политической судьбы и восшествия на престол, о чем она, думается, не забывала никогда2156.

Но каким бы умом и талантами ни была наделена Екатерина II, без знающих и инициативных помощников, верных сподвижников годы ее правления едва ли могло быть успешными. Екатерина была убеждена в том, что «в замечательных людях никогда не бывает недостатка», она признавалась, что ей «никогда не приходилось отыскивать людей», что «всегда под рукой находились люди, которые мне служили и всегда служили хорошо»3157.

Однако с годами, особенно к концу царствования, Екатерине II становилось все труднее, все чаще на ответственные должности попадали люди случайные. Это ее угнетало. В октябре 1791 г. в связи с кончиной Г. А. Потемкина она пишет, что князь «своею смертью сыграл со мной злую шутку. Теперь вся тяжесть правления лежит на мне одной… Ну как же быть? Надо действовать… Ах, Боже мой! Опять нужно приняться и все самой делать»4158.

В целом, вся деятельность Екатерины II была подчинена формуле: «последовательность в поступках». Эта формула раскрывается в следующих словах императрицы, относящихся к одному из последних лет ее жизни (1794 г.): «Счастье и несчастье зависят от характера человека; характер определяется нравственными правилами, а успех зависит от умения найти надлежащие средства для достижения цели. Как скоро у человека нет твердых убеждений, и он ошибся в средствах, тотчас пропадает всякая последовательность в поступках»5159.

И это было главной причиной, отличительной чертой и особенностью ее 34-летнего правления, хотя, как писал В. О. Ключевский, из этого периода семнадцать лет борьбы «внешней или внутренней» приходилось на «семнадцать лет отдыха!»1160.

Екатерине II были присущи и столь важные для политического и государственного деятеля глубина и проницательность мысли, необыкновенное трудолюбие, постоянное  стремление к самосовершенствованию и учет особенностей

Российского государства, русского народа2161. С. М. Соловьев вовсе не стремился абсолютизировать личные качества Екатерины II, когда давал их обобщенную характеристику: «…необыкновенная живость ее счастливой природы, чуткость ко всем вопросам, царственная общительность, стремление изучить каждого замечательного человека, исчерпать его умственное содержание, его отношения к известному вопросу, общение с живыми людьми, а не с бумагами, не с официальными докладами, только эти драгоценные качества Екатерины поддерживали ее деятельность, не давали ей ни на минуту упасть духом, и эта-то невозможность ни на минуту сойти нравственно с высоты занятого ею положения и упрочили ее власть; затруднения всегда заставали Екатерину на ее месте, в царственном положении и достойною этого положения, потому затруднения и преодолевались»3162.

Современники екатерининского века подчеркивают, что в основе устремлений и действий Екатерины II были заботы о благе России, путь к которому, в ее представлении лежал через торжество разумных законов, просвещение общества, воспитание добрых нравов и законопослушание. Главное же средство и надежная гарантия успеха реформаторских начинаний виделись Екатерине II в неограниченной самодержавной власти монарха, который всегда, повсюду и во всем направляет общество на разумный путь. Но для достижения этого императрице надо было обладать особой твердостью. И она это ясно осознавала: «Может быть, я добра, обыкновенно кротка, но по своему знанию я должна крепко хотеть, когда чего хочу…»4163.

Оценивая в целом внешнюю политику Екатерины, следует признать, что в полном соответствии с самим духом эпохи, ее основными представлениями, а также конкретными обстоятельствами международного положения эта политика носила выраженный имперский характер и отличалась экспансионизмом, небрежением интересами других народов, а в определенной мере и агрессивностью. Екатерина II успешно продолжила и с триумфом завершила начатое Петром I создание Российской империи как великой мировой державы. Внешнеполитическими результатами 34-летнего пребывания Екатерины на троне были значительные территориальные приобретения и окончательное закрепление за Россией статуса великой державы. Страна стала играть одну из ведущих ролей в мировой политике, позволявшую воздействовать в своих интересах на решение практически любых международных вопросов. Все это дало возможность в XIX столетии еще более раздвинуть границы империи. По существу, именно в екатерининскую эпоху была создана «единая и неделимая» империя с неисчерпаемыми людскими и экономическими ресурсами и бескрайними просторами, поглощавшими любого завоевателя. Это было многонациональное государство с неповторимым этническим, экономическим, культурным, природным и социальным обликом.

В то же время успехи екатерининского царствования во внешней политике обернулись для России и ее народов серьезными проблемами. Империя складывалась как унитарное государство с сильной центральной властью, ибо только такая сильная власть была в состоянии удерживать эту огромную страну в повиновении. Очевидно, что при этом игнорировались интересы и личности, и отдельных народов. Ущемление национальных интересов распространялось на все населявшие империю народы, включая русский, – народ метрополии, который не только не получал никаких выгод от своего положения, но и нес на своих плечах основные тяготы по обеспечению страны. Однако колонизаторская политика правительства ассоциировалась для народов империи именно с русским народом, что способствовало разжиганию национальной розни.

Следует отметить, что в конце царствования Екатерины II Россия ненадолго стала ближе к Западной Европе: сблизились их границы и уменьшилось отставание во времени. А после смерти императрицы их пути снова разошлись. В XIX в. Россия и Европа постепенно уходили друг от друга всё дальше. Темпы развития России замедлялись, а Европа двигалась все быстрее, пока Крымская война не обнажила зияющую пропасть между ними. И тогда те, кто помнил о царствовании Екатерины II, оглянулись на него, как на время, когда самодержавие было «очищено от примесов тиранства»1164, когда деспотизм был превращён в монархию, когда люди подчинялись власти не из страха, а из чувства чести. Надо  признать, что в последующей истории России все венценосные монархи в своем понимании собственной страны, возможностей народа и способов действия не могут быть сравнимы с Екатериной Второй Великой2165.

В-шестых, изложенные выводы дают возможность определить исторические уроки исследования и сформулировать для сегодняшнего дня рекомендации по внешнеполитической деятельности главы государства.

Проведенное исследование и изложенные выводы дают возможность определить исторические уроки:

Урок первый. Екатерина II в своих практических действиях исходила из убеждения, что «истинное величие империи состоит в том, чтобы быть великою и могущественною не в одном только месте, но во всех своих местах, всюду проявлять силу, деятельность и порядок»3166. Последнему она придавала особое значение, не раз подчеркивая, что «мы любим порядок, добиваемся порядка, обретаем и утверждаем порядок». Именно благодаря порядку, считала она, «государство стоит на прочных основаниях» и не может пасть.

Урок второй. Осмысление своего места Екатериной Великой, основа ее мировоззрения состояла в следующем: «Столь великая Империя, как Россия, погибла бы, если бы в ней установлен был иной образ правления… Итак, будем молить Бога, чтобы давал Он нам всегда благоразумных правителей, которые подчинялись бы законам и издавали бы их лишь по зрелом размышлении и единственно в виду блага их подданных»4167.

Урок третий. Понимание Екатериной Великой «истинного величия империи» прямо относилось и к проводимому ею внешнеполитическому курсу страны. Здесь она с полным правом считала себя «неподатливой», жестко придерживалась  раз  и  навсегда  выработанного правила: «Дела  свои  она  поведет не иначе, как по своему разумению», и никто «на свете не заставит ее поступить иначе, чем как она поступает»1168.

Урок четвертый. Вся внешнеполитическая деятельность Екатерины Великой – это показательный пример последовательной и непрерывной личной мыслительной и организаторской работы первого лица государства по решению всевозможных проблем внешней политики в интересах России, в которой он руководствуется в большинстве случаев здравым смыслом и практичностью, опирается на глубокое понимание своего персонального долга перед Россией.

Урок пятый. Фундаментальные исторические исследования не только несут знания специалистам и должностным лицам внешнеполитической деятельности, но и питают литературу, искусство, средства массовой информации яркими конкретными фактами и примерами, воспитывающими у народа патриотизм, другие высокие нравственные качества. Реализация задач внешней политики первым лицом страны требует объек­тивного освещения  всех сторон исторических процессов как в России, так и во всем мире.

  IV. ПРАКТИЧЕСКАЯ  ЗНАЧИМОСТЬ  И  РЕКОМЕНДАЦИИ

Практическая значимость исследования заключается в том, что изложенный в ней материал, научные выводы и обобщения могут в определенной степени оказать позитивное влияние как на разработку и формирование современной внешнеполитической деятельности, так и на дальнейшее развитие отечественной исторической науки в целом.

Немаловажное значение имеют результаты комплексного исследования данной проблемы, полученные автором. Они дают возможность более полно и объективно оценить роль высшей государственной власти и первого лица державы, дипломатических органов в формировании внешней политики России в рассматриваемый исторический период.

Содержащиеся в диссертации выводы, уроки и практические рекомендации могут быть применены государственными органами для дальнейшего совершенствования внешнеполитической деятельности России, ее первых лиц, а также выработки принципов ее функционирования. Обобщенный и систематизированный автором в диссертации материал, сделанные на его  основе выводы могут представлять интерес для историков и специалистов в области внешней политики.

Следует отметить некоторое сходство современного процесса развития внешнеполитической деятельности с историческими процессами второй половины XVIII в., когда ломалось старое и возводилось новое здание государства. Изучение исторического опыта осуществления внешней политики позволяет выявить и обобщить лучшие ее свойства, провести исторические параллели. Восприятие, осмысление, дальнейшее трансформирование и рациональное использование отечественного опыта могут способствовать более эффективному проведению внешнеполитической деятельности всех составляющих российского государства.

Результаты исследования: аналитический материал, фактологические данные, выводы и рекомендации автора могут использоваться историками и другими обществоведами при подготовке новых публикаций по данной теме.

Исходя из уроков и выводов диссертантом предла­гаются практические рекомендации.

1. По мнению автора, для совершенствования внешнеполитической деятельности Российской Федерации хорошим подспорьем может быть возобновление публикаций об итогах этой работы как в целом в мире, так и по основным направлениям и мировым регионам в журналах «Дипломатический вестник» и «Международная жизнь», которые пользовались популярностью во второй половине 70-х и на протяжении 80-х гг. ХХ в. Это  послужит развитию дипломатической науки, подготовке и развитию дипломатических кадров, укреплению патриотических настроений граждан России.

2. Считаем целесообразным повысить эффективность внешнеполитической деятельности с учетом ре­шения целей и задач, стоящих перед российским государством в современных условиях, с помощью:

– тщательной проработки каждого направления стратегии (прогнозирования) внешнеполитической деятельности с обяза­тель­ным учетом влияния и роли определенных государств или их групп, регионов мира или в целом континентов, имеющих большое значение как для обеспечения внешнеполитических, так и других важных интересов России;

– целенаправленности проведения внешнеполитических мероприятий, их сис­тем­ности и соче­та­емости с различными формами и методами деятельности в области внешней политики;

– максимального использования высококвалифицированных политических и дипломатических кадров, специалистов в области внешней политики, соответствующих экспертов различных государственных органов, общественных организаций в проведении эффективной внешнеполитической деятельности Российской Федерацией и ее президентов;

– организации постоянного контроля внешнеполитической деятельности первых лиц государства со стороны выборных государственных органов и ведущих общественных организаций.

3. В целях повышения эффективности внешнеполитической деятельности Министерства иностранных дел Российской Федерации и иных соответствующих ведомств было бы целесообразно продолжить совершенствование ее нормативной базы, то есть систематически уточнять и изменять положения Концепции внешней политики России в соответствии с современными реалиями и неизменностью приоритета интересов российского государства.

4. Опыт внешнеполитической деятельности России конца XX  – начала XXI в. в отношении ближнего и дальнего зарубежья свидетельствует о системных недостатках в формировании внешней политики руководством страны, что требует безотлагательно активно вести поиск практических путей преодоления этих недостатков, усилить работу со специалистами, отвечающими за обеспечение данной работы. Исходя из этого следовало бы создать в рамках внешнеполитического ведомства соответствующее подразделение, способное решать конкретные задачи совершенствования внешнеполитической деятельности: целена­правленно освещать внешнеполитические изменения в мире и готовить прогнозы по возможным сценариям развития общемировых и связанных конкретно с Россией событий, используя при этом метод «очеловечивания» данных событий, то есть показывать их через поступки кон­кретных личностей.

5. По оценке диссертанта, было бы рационально ис­пользовать опыт ведущих  стран мира (США, Великобритании, Германии, Франции  и  др.) для преобразования дея­тельности главы государства в высокоэффективную систему процесса отстаивания  интересов России, которая решала бы весь комплекс задач, присущих ей, тем более, что опыт создания системы государственных органов и официальных лиц, осуществляющих внешнеполитическую деятельность, уже показал ее эффективность и только нуждается в дополнении и совершенствовании как соответствующей внешнеполитической структуры Российской Федерации.

6. Работа над диссертацией позволила определить круг проблем, которые, по мнению автора, могут стать предметом самостоятельных научных исследо­ваний. К ним относятся:

– Роль Екатерины II в становлении российской системы просвещения.

– Екатерина II у истоков русско-американских отношений.

– Армия и флот в период правления Екатерины II.

– Веротерпимая политика России в царствование императрицы Екатерины Великой.

– Социальная политика Екатерины II в годы ее царствования.

– Роль государственной деятельности императрицы Екатерины II Великой в русской истории.

По мнению диссертанта, реализация данных предложений окажет пози­тивное влияние на дальнейшую разработку проблем военно-исторической ра­боты в  отечественной истории и будет способствовать формированию исто­рического сознания  российских  граждан и военных кадров Российской армии.

V. АПРОБАЦИЯ  ИССЛЕДОВАНИЯ  И  ПУБЛИКАЦИИ  ПО ТЕМЕ

Основные результаты диссертационного исследования были апробированы и получили положительную оценку научной общественности, военнослужащих Министерства обороны РФ.

Положения и выводы диссертации были представлены автором в сообщениях на общероссийских и ведомственных научно-практических конференциях, на заседаниях кафедры истории Военного университета МО РФ. Материал диссертации использовался при подготовке и чтении лекций для курсантов факультетов культуры и журналистики, военно-социальной работы, слушателей факультета переподготовки и повышения квалификации, профессорско-преподавательского состава Военного университета МО РФ. Основные результаты исследования излагались автором в сообщениях на сборах руководящего состава Рязанского военного автомобильного института имени генерала армии В. П. Дубынина и на международных научно-практических конференциях в Рязанском государственном университете имени С. А. Есенина.

Теоретические и методологические аспекты внешнеполитической деятельности императрицы Екатерины II Великой изложены в 50 авторских публикациях (2005–2010 гг.). Среди них:

Монографии:

  1. Лылова М. Е. Крымская проблема в политике Екатерины II. Рязань: РВАИ, 2006. 224 с. 14,0 п.л.

2. Лылова М. Е. Историография жизни и внешнеполитической деятельности императрицы Екатерины II. Рязань, РВАИ, 2009. 252 с. 15,8 п.л.

3. Лылова М. Е. Внешнеполитическая деятельность Екатерины II Великой. Рязань: РВВДКУ, 2010. 482 с. 30,1 п.л.

4. Лылова М. Е. Россия в XVIII веке. Рязань: РВАИ, 2007. 168 с. 10,5 п.л.

5. Лылова М. Е. Личность Екатерины II (исторический очерк). Рязань: РВАИ, 2007. 92 с. 5,8 п.л.

Статьи в ведущих научных журналах, включенных в перечень ВАК:

1. Лылова М. Е. Развитие государственного права при Екатерине II // Право и образование. № 5. 2007. С. 114–118. 0,3 п.л.

2. Лылова М. Е. Война за независимость в США и дипломатия Екатерины II // Вестник Академии военных наук. №  2. 2007. С. 133–137. 0,3 п.л.

3. Лылова М. Е. Екатерина II: франкофил или франкофоб? // Известия Российского  государственного  педагогического  университета  им. А. И.  Герцена.

№ 24 (55): Аспирантские тетради: Научный журнал. СПб., 2008. С. 203–208. 0,3 п.л.

4. Лылова М. Е. Война за Баварское наследство в Европе и дипломатия Екатерины II // Вестник Военного Университета. № 1 (13), 2008. С. 133–138. 0,3 п.л.

5. Лылова М. Е. «Греческий проект» Екатерины Великой // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена / Аспирантские тетради. СПб., № 29 (65). 2008. C. 198–207. 0,6 п.л.

6. Лылова М. Е. Дипломатия Екатерины II и война за Баварское наследство // Вопросы истории. №  2. 2008. С. 139–143. 0,3 п.л.

7. Лылова М. Е. Польский вопрос в политике Екатерины II в начале ее царствования // Известия Самарского научного центра Российской академии наук.  Том 10. № 4. Октябрь–декабрь 2008. Самара, 2008. С. 983–988. 0,3 п.л.

8. Лылова М. Е. Никита Иванович Панин – канцлер Екатерины Великой // Сибирский педагогический журнал. Новосибирск. 2009. № 5. С. 255–268. 0,8 п.л.

9. Лылова М. Е.  Поездки Екатерины II по России в 1780–1787 гг. // Вопросы истории. № 2. 2009. С. 155–159. 0,3 п.л.

10. Лылова М. Е. Причины  и следствия вооруженного нейтралитета Екатерины Второй. СПб.: Военная академия тыла и транспорта имени генерала армии А.В. Хрулёва. Сборник военно-научных статей академии. Вып. 51 (63), 2009. С. 65–76. 0,7 п.л.

11. Лылова М. Е. Роль государственной деятельности императрицы Екатерины II Великой в русской истории // Вестник института имени Екатерины Великой. М., 2010. C. 48–53. 0,7 п.л.

       Депонированные статьи:

       1. Лылова М. Е. Екатерина II – венценосная путешественница и дипломат. Внешнеполитические цели путешествий императрицы. М.: ЦСИФ МО РФ. Инв. № В 6361. Деп. 01.08.06. Сер. Б, вып 76, 2006. 1,0 п.л.

2. Лылова М. Е. Внешнеполитическая деятельность Екатерины II во время путешествий по России в 80-ые годы XVIII столетия. М.: ЦСИФ МО РФ. Инв. № В 6362. Деп. 01.08.06. Сер. Б, вып 76, 2006. 0,9 п.л.

3. Лылова М. Е. Деятельность Г. А. Потемкина на посту вице-президента Военной коллегии. Москва. ЦСИФ МО РФ. Инв. № В 6406. Деп. 01.11.06.  Опубл. в СРДР. Сер. Б, вып 77, 2006. Исх. № 16/311 НФ от 25.12.06 г. 0,7 п.л.

4. Лылова М. Е. Основные проблемы внешней политики России в 1774-1777 гг. Позиция правительства Екатерины II и дипломатическая борьба вокруг баварского конфликта. Москва. ЦСИФ МО РФ. Инв. № В 6407. Деп. 01.11.06.  Опубл. в СРДР. Сер. Б, вып 77, 2006. Исх. № 16/311 НФ от 25.12.06. 1,1 п.л.

5. Лылова М. Е. Религиозная политика Екатерины II. Отношение к еврейским общинам. М.: ЦСИФ МО РФ. Инв. № В 6618. Деп. 25.07.07. Опубл. в СРДР. Сер. Б, вып 80, 2007. 1,0 п.л.

6. Лылова М. Е. Смена внешнеполитического курса Екатерины II. Москва. ЦСИФ МО РФ. Инв. № В 6768. Деп. 28.01.08. Опубл. в СРДР. Сер. Б, вып. 82, 2008. 0,9 п.л.

Научные статьи:

1. Лылова М. Е. Роль Екатерины II в становлении российской системы просвещения. Рязань: РГУ // Рязанский историк. № 3. 2005. С. 83–93. 0,7 п.л.

2. Лылова М. Е. У истоков русско-американских отношений // Современные гуманитарные исследования. № 2. М., 2006. С. 38–43. 0,4 п.л.

3. Лылова М. Е. Екатерина II – историк и драматург // Объединенный научный журнал. № 4. М., 2006. С. 12–13. 0,1 п.л.

4. Лылова М. Е. Россия в системе международных отношений в начале царствования Екатерины II  // Федерация. № 2. М., 2006. С. 51–55. 0,3 п.л.

5. Лылова М. Е. «Потемкинские деревни» – миф или реальность? // Вопросы гуманитарных наук. № 2. М., 2006. С. 22–27. 0,4 п.л.

6. Лылова М. Е. Культура и двор в царствование императрицы Екатерины Великой // Исторические науки.  № 2. М., 2006. С. 15–22. 0,5 п.л.

7. Лылова М. Е. Новый внешнеполитический курс Екатерины II // Исторические науки. № 4. М., 2006. С. 45–55. 0,7 п.л.

8. Лылова М. Е. Армия и флот в путешествиях Екатерины II // Исторические науки. № 3. М., 2006. С. 36–40. 0,3 п.л.

9. Лылова М. Е. Дипломатическая деятельность Екатерины II во время путешествий по России в 80-ые годы XVIII века // Аспирант и соискатель. № 4. М., 2006. С. 13–17. 0,3 п.л.

10. Лылова М. Е. К портрету императрицы Екатерины  II (к 210-й годовщине со дня смерти) // Запад, Восток, Россия в новейшее время: история, политика, международные отношения, право. Выпуск III / Под науч. ред. д.и.н., профессора Д. А. Макеева и др. Владимир: ВГПУ, 2006. С. 6–19. 0,9 п.л.

11. Лылова М. Е. Внешняя политика Екатерины II. Рязань: РВАИ. Сб. науч. тр. Выпуск 17. 2007. С. 250–254. 0,3 п.л.

12. Лылова М.Е. Веротерпимая политика России в царствование Екатери-ны II  // Вопросы гуманитарных наук. № 3. М., 2007. С. 22–27. 0,4 п.л.

13. Лылова М. Е. Война за баварское наследство в Европе и дипломатия Екатерины II // Исторические науки. № 3. М., 2007. С. 35–40. 0,4 п.л.

14. Лылова М. Е. Екатерина II как дипломат: роль во внешней политике России // Современные гуманитарные исследования. № 3. М., 2007. С. 14–19. 0,4 п.л.

15. Лылова М. Е. Внешнеполитическая деятельность Екатерины II // Аспирант и соискатель. № 3. М., 2007. С. 24–28. 0,3 п.л.

16. Лылова М. Е. Благотворительность в эпоху Екатерины II // Запад, Восток, Россия в новейшее время: история, политика, международные отношения, право. Выпуск III / Под науч. ред. д.и.н., профессора Д. А. Макеева и др. Владимир: ВГПУ, 2007. С. 6–18. 0,8 п.л.

17. Лылова М. Е. Внешнеполитические задачи России в начале царствования Екатерины II // Запад, Восток, Россия в новейшее время: история, политика, международные отношения, право.  Вып. IV  /  Под  науч.  ред.  д.и.н., профессора Д. А. Макеева и др. Владимир: ВГПУ, 2007. С. 19–27. 0,5 п.л.

18. Лылова М. Е. Дипломатия Екатерины II и Французская революция // Научная жизнь.  № 4. М., 2007. С. 45–57. 0,8 п.л.

19. Лылова М. Е. Роль Екатерины II во внешней политике России // Рязанский историк. № 5. М., 2007. С. 15–21. 0,4 п.л.

20. Лылова М. Е. Политика толерантности Екатерины II. Рязань: РВАИ. Сборник научных трудов. Выпуск 18.  Рязань, 2008. С. 251–256. 0,3 п.л.

21. Лылова М. Е. Деятельность Екатерины II по усилению военно-политического влияния России в Крыму в 1783–1787 годах. Рязань: РВАИ. Сб. науч. тр. Вып. 18. Рязань, 2008. С. 256–261. 0,3 п.л.

22. Лылова М. Е. Екатерина II и Людовик XV // Запад, Восток, Россия в новейшее время: история, политика, международные отношения, право. Вып. V / Под науч. ред. д.и.н., профессора Д. А. Макеева и др. Владимир: ВГПУ, 2008. С. 37–46. 0,6 п.л.

23. Лылова М. Е. Социальная политика Екатерины II // Власть и общество в России: традиции и современность: материалы IV Всероссийской научной конференции / Отв. ред. О. А. Тарасов. Рязань, 2008. Т. I. С. 79-91. 0,8 п.л.

24. Лылова М. Е. К вопросу об исторической уникальности «греческого проекта» Екатерины II // Запад, восток, Россия в средние века, новое и новейшее время: история, политика, международные отношения, право. Выпуск VI / Под науч. ред. д.и.н., профессора Д. А. Макеева и др. Владимир: ВГПУ, 2008. С. 6–18. 0,8. п.л.

25. Лылова М. Е. Канцлер Екатерины Великой – Александр Андреевич Безбородко // Российский научный журнал. № 4 (5). М., 2008. С. 22–30. 0,5 п.л.

26. Лылова М. Е. Первые внешнеполитические шаги Екатерины II как дипломата. Рязань: РВАИ. Сб. науч. тр. Вып. 19. Рязань, 2008. С. 276–280. 0,3 п.л.

27. Лылова М. Е. Зарубежная историография о Екатерине II // Запад, восток, Россия в средние века, новое и новейшее время: история, политика, международные отношения, право. Cб. науч. ст. аспирантов и молодых ученых. Вып. VIII. Владимир: ВГПУ, 2009. С. 52–60. 0,5 п.л.

28. Лылова М. Е. Екатерина II и её армия // Запад, восток, Россия в средние века, новое и новейшее время: история, политика, международные отношения, право. Cб. науч. ст. аспирантов и молодых ученых. Вып. VII. Владимир: ВГПУ, 2009. С. 6–16. 0,6 п.л.

Общий объём публикаций по теме исследования составляет 100,1 п.л.

  М. Лылова 

Подписано в печать 27.01.2011 г. Заказ № 75_

Формат 60х84/16. Объем 3,1 п.л. Тираж 100 экз.

Типография Военного университета


1 Каменский А. Б. Под сению Екатерины… Вторая половина XVIII века. Л., 1992. С. 7.

2  Сборник Императорского Русского Исторического Общества (далее: Сб. РИО). Т. II. С. 321.

1 Щербатов М. М. О повреждении нравов в России // Столетие безумно и мудро. Век XVIII.  М., 1986.

2 Цит. по: Павленко Н. И. Екатерина Великая. М., 2004. С. 348.

3 Castera J. The life of Catherine II.  L., 1800.  Vol. 1-3; Танненберг Г. Жизнь Екатерины II.  СПб., 1804; Колотов П. С. Деяния Екатерины II.  СПб., 1811; Сумароков П. И. Обозрение царствования и свойств Екатерины Великой.  СПб., 1832. Ч. 1–3; Лефорт А. А. История царствования императрицы Екатерины Второй.  М., 1937.

4 Карамзин Н. М. Историческое похвальное слово Екатерине // Сочинения. Т. I.  СПб., 1848.  С. 275–280.

5 Эйдельман Н. Я. Последний летописец.  М., 1993.  С. 160.

6 Пушкин А. С. Заметки по русской истории XVIII века // Полн. собр. соч. в 10 т. Л., 1978. С. 89–93.

1 Пушкин А. С. Заметки по русской истории XVIII века // Полн. собр. соч. в 10 т. Л., 1978. С. 90.

2 Пушкин А. С. Капитанская дочка.  Л., 1980.

3 Соловьев С. М. Восточный вопрос // Собр. соч.  СПб., 1900.

4 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. XIII-XV.  М., 1966.

5 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. XIV.  М., 1994. С. 128.

6 Составители первого издания 29-го тома, вышедшего в 1879 г., в год смерти С. М. Соловьева,  считают, что «Обзор» является подготовительным материалом  к  другому  труду  историка – «Истории падения Польши», по каким-то причинам не использованном автором при его подготовке.

7 Ключевский В. О. Курс русской истории. Ч. V.  М., 1937.

8 Ключевский В. О. Курс русской истории. Ч. V. М., 1937. С. 25-26.

9 Ключевский В. О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. М., 1993. С. 264.

10 Чечулин Н. Д. Внешняя политика России в начале царствования Екатерины II. 1762–1774.  СПб., 1896.

1 Чечулин Н. Д. Внешняя политика России в начале царствования Екатерины II. 1762–1774.  СПб., 1896.  С. 401.

2 Бильбасов В. А. История Екатерины II. Т. I-II, XII. Ч. 1,2.  Берлин, 1896; Брикнер А. Г. История Екатерины Второй.  М., 2004; Трачевский А. Союз князей и немецкая политика Екатерины II, Фридриха II, Иосифа II, 1780–1790.  СПб., 1877.

3 Бутковский Я. Н. Сто лет австрийской политики в Восточном вопросе. Т. 1-2. СПб., 1888; Бухаров Д. Россия и Турция.  СПб., 1878; Горяинов С. М. Босфор и Дарданеллы.  СПб., 1907; Жигарев С. А. Русская политика в восточном вопросе. Т. I. М., 1896; Нольде Б. Э. Внешняя политика. Пг., 1915; Уляницкий В. А. Дарданеллы, Босфор и Черное море в XVIII веке. М., 1883.

4 Kaster «Vie de Catherine II», Paris, 1797; Masson «Memoires secrets sur la Russie».  Paris, 1800–1802; Saldern «Histoire de la vie de Pierre III».  Francfort-sur-le-Main, 1802.

1 Павленко Н. И. Екатерина Великая. М., 2004. С. 7.

2 Коваленский М. Н. Путешествие Екатерины II в Крым. М., 1920.

3 Тарле Е. В. Екатерина II и ее дипломатия. Ч. 1–2. М., 1945.

4 Тарле Е. В. Екатерина II и ее дипломатия. М., 1945. Ч. 1. С. 27.

5 Тарле Е. В.Чесменский бой и первая русская экспедиция в Архипелаг. Соч. Т. 10. М., 1959.

6 Синица В. И. Русско-турецкая война 1768–1774 гг. и Восточный вопрос // Вопросы новой и новейшей истории.  Минск, 1974.

1 Дружинина Е. И. Кючук-Кайнарджийский мир. М., 1955.

2 Нерсесов Г. А. Политика России на Тешенском конгрессе. 1778–1779. М., 1988.

3 Нерсесов Г. А. Политика России на Тешенском конгрессе. 1778–1779. М., 1988. С. 25.

4 Станиславская А. М. Россия и Греция в конце XVIII – начале XIX века. М., 1976.

5 Маркова О. П. О происхождении так называемого Греческого проекта // История СССР. 1958. № 4.

6 Сафонов М. М. Конституционный проект Н. И. Панина – Д. И. Фонвизина // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. VI. Л., 1974.

7 Эйдельман Н. Я. Грань веков.  М, 2005.

8 Письма императрицы Екатерины II к графу П. В. Завадовскому // Русский исторический журнал. Кн. 5. 1918. С. 223–257.

9 Гаврюшкин А. В. Граф Никита Панин. Из истории русской дипломатии XVIII в. М., 1989.

10 Дружинина Е. И. Северное Причерноморье в 1775–1800 годах. М., 1959.

1 Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине XVIII в. М., 1956.

2 История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. III-IV.  М., 1967.

3 Восточный вопрос во внешней политике России (под ред. Киняпиной Н. С.). Конец XVIII – начало XX вв. М., 1978.

4 Автор диссертации впервые заинтересовался историей Екатерины II еще в студенческие годы, прочитав книгу А.Б. Каменского «Под сению Екатерины… Вторая половина XVIII века». Л., 1992.

5 Каменский А. Б. Жизнь и судьба Екатерины Великой. М., 1997. С. 220.

6 Каменский А. Б. Жизнь и судьба Екатерины Великой. М., 1997. С. 224–225, 230–231.

7 История дипломатии / Сост. А. Лактионов. М.: АСТ Москва, 2006. С. 943.

1 История дипломатии / Сост. А. Лактионов. М., 2006. С. 336.

2 История внешней политики России / Отв. ред А.М. Сахаров. В 5 т. XVIII век (От Северной войны до войн России против Наполеона).  М., 1998.  С. 168-197.

3 История внешней политики России / Отв. Ред. А. М. Сахаров. В 5 т. XVIII век (От Северной войны до войн России против Наполеона). М., 1998. С. 170.

4 Дейников Р. Т. От вассального ханства Османской империи до Таврической губернии в составе России // Отечественная история. 1999. № 2.

5 Шахмагонов Н. Ф. Екатерина и русский Крым. М., 1999; Он же. Светлейший князь Потемкин и Екатерина Великая в любви, супружестве, государственной деятельности. М., 2008.

6 Шишов А. В. Тайны эпохи Екатерины II. М., 2006.

7 Широкорад А. Б. Тысячелетняя битва за Царьград. М., 2005.

8 Широкорад А. Б. Адмиралы и корсары Екатерины Великой: Звездный час русского флота. М., 2005.

9 Широкорад А. Б. Четыре трагедии Крыма. М., 2006.

10 Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история от Екатерины Великой до Александра II. М., 1994.

1 Стегний П. В. Хроники времен Екатерины II. 1729–1796 гг.  М., 2001.

2 Каменский А. Б. Российская империя в XVIII веке: традиции и модернизация. М., 1999.

3 Бокова А.П. Дипломаты екатерининской эпохи. Восточный вопрос и Кючук-Кайнарджийский мир // Российская дипломатия в портретах. М., 1992; Ефанов Л. А. Покорение Крыма.  М., 1999; Кессельбреннер Г. Л. Известные дипломаты России: От Посольской избы до Коллегии иностранных дел. М., 1999; Панченко А. Н. «Потемкинские деревни» как культурный миф // Восемнадцатый век. Сб. 14.  Л., 1983; Хроника одной дипломатической карьеры (дипломат-востоковед С. Л. Лашкарев и его время).  М., 1987.

4 Двуглавый орел и королевские лилии. М., 1995; Екатерина II и Людовик XVI. Русско-французские отношения, 1774–1792. М., 2004; Каменский А. Б. Жизнь и судьба Екатерины Великой. М., 1997; От Петра I до Павла I.  М., 2001; Павленко Н. И. Екатерина Великая.  М., 2004;  Рахматуллин М. А.  Непоколебимая  Екатерина  // Отечественная  история.  №  6,  1996;

№ 1, 1997;  Российская  империя  в  XVIII веке: традиции  и  модернизация.  М., 1999;  Черкасов П. П. Людовик XVI и Екатерина II (1774–1776) // Новая и новейшая история. № 5-6, 1999.

5 Брикнер А. Г. История Екатерины Второй. СПб., 1991; Шильдер Н. К. Император Павел Первый. М., 1997; Валишевский К. Роман императрицы. М., 1990; Вокруг трона. М., 1990.

6 Записки императрицы Екатерины II.  М., 1989 (репринт издания А. С. Суворина 1907 г.); Записки Е. Р. Дашковой. М., 1991; Головина В.Н. Записки // Мемуары русских женщин.  М., 1993; Понятовский С. Мемуары. В 2 т.  М., 1997; Чарторыйский А. Мемуары.  М., 1998.

7 Труайя А. Екатерина Великая.  М., 1997; Эриксон К. Екатерина Великая.  М., 1999; Лиштенан Ф.-Д. Россия входит в Европу.  М., 2000.

8 Екатерина II и Г. А. Потемкин. Личная переписка 1769–1791 // Сост. В. С. Лопатин; Жизнь Суворова, рассказанная им самим. М., 2002; Потемкин и Суворов. – М., 1992; Елисеева О. И. Переписка Екатерины II и Г. А. Потемкина периода второй русско-турецкой войны 1787–1791 гг.  М., 1997; Геополитические проекты Г. А. Потемкина. М., 2000; Виноградов В. Н. Дипломатия Екатерины Великой // Новая и новейшая история. 2001. № 3, 4, 6; Носов Б. О. Русская политика в диссидентском вопросе в Польше. 1762–1766 гг. // Польша и Европа в XVIII веке.  М., 1999; Туполев Б.М. Фридрих II, Россия и первый раздел Польши // Россия и Германия. Выпуск 1.  М., 1999.

1 Стегний П.В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II. 1772. 1793. 1795. М., 2002.

2 Омельченко О.А.  «Законная монархия» Екатерины Второй. Просвещенный абсолютизм в России. М., 1993.

3 Бессарабова Н.В. Путешествия Екатерины II по России. М., 2005.

4 Чайковская О.Г. Человек-легенда. Императрица. Царствование Екатерины II. Смоленск, 1998; Елисеева О.И. Екатерина II / ред группа: О. Елисеева и др. М.: Аванта+, 2008. 96 с.: ил.

5 Крючкова М.А. Мемуары Екатерины II и их время. М., 2009. 464 с.

6 Екатерина II без ретуши: антология / Сост., предисловие А. Фадеевой. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2009. 314 с. (Серия «400-летие дома Романовых»).

7 Матушка Екатерина (1760–1770-е гг.) / Сост. М.Н. Смыр. М.: ОЛМА Медиа, 2010. 256 с.

8 Екатерина Великая (1780-1790-е гг.) / Сост. М.Н. Смыр. М.: ОЛМА Медиа, 2010. 256 с.

9 Елисеева О. И. Молодая Екатерина / О. И. Елисеева. М.: Вече, 2010. 384 с.

10 Елисеева О. И. Тайна смерти Петра III / О.И. Елисеева. М.: Вече, 2010. 400 с.

1 Елисеева О. И. Тайна смерти Петра III / О.И. Елисеева. М.: Вече, 2010. С. 4.

2 Жизнь генерала-фельдмаршала князя Г. А. Потемкина-Таврического. Ч. 1. СПб., 1811.

3 Дружинина Е. И. Северное Причерноморье в 1775-1800.  М., 1959.  С. 40.

4 Эрнестрем И. А. Из исторических записок И.-А. Эрнестрема // РС. 1893. Т. 79. № 7. С. 12.

5 Валишевский К. Екатерина Великая: Историческое исследование.  М., 2003.

6 Римша Г. фон. Екатерина II / Пер. с нем. // Римша Г. фон, Хелльман М. Российские самодержцы. Екатерина II. Иван Грозный. Ростов н/Д., 1998.

1 Доннерт Э. Екатерина Великая: Личность и эпоха / Пер. с нем. СПб., 2003; Каус Г. Екатерина Великая. Биография. М., 2004; Лённрут Э. Великая роль. Король Густав III, играющий самого себя / Пер. со швед. СПб., 1999; Мадариага И. де. Россия в эпоху Екатерины Великой / Пер. с англ. М., 2002; Мурузи П. Екатерина II. Роман о российской императрице /Пер. с фран. М., 2005; Себаг-Монтефиоре С. Потёмкин. М., 2003; Уортман Р. С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. Т. 1. От Петра Великого до Николая I / Пер. с английского. М., 2002; Эриксон К. Екатерина Великая / Пер. с англ. Смоленск, 1997; Alexander J. T. Catherine the Greаt. Life and legend. New York Oxford, 1989; Cronin V. Catherine, Empress оf all the Russias. New York, 1978; Haslip J. Catherine the Great. Londоn, 1977; Scharf C. Kathrina II, Deutschland and die deutschen. Mainz, 1995.

2 Sorel A. L. Europe et la revolution francaise. Paris, 1885; La guestion d, Orient au XVIII siecle, Paris, 1878.

3 Sorel A. L. Europe et la revolution francaise. Paris, 1885. Paris, 1878. С. 290.

4 Каррер де Анкосс Э. Екатерина II. Золотой век в истории России / Пер. с фр. М., 2006.

5 Каррер де Анкосс Э. Екатерина II. Золотой век в истории России / Пер. с фр. М., 2006. С. 9.

6 Лённрут Э. Великая роль. Король Густав III, играющий самого себя / Пер. со шведского. СПб., 1999.

7 Cronin V. Catherine, Empress оf all the Russias. New York, 1978; Эриксон К. Екатерина Великая / Пер. с англ. Смоленск, 1997; Alexander J. T. Catherine the Greаt. Life and legend.  New York Oxford, 1989; Haslip J. Catherine the Great.  Londоn, 1977; Мадариага И. де. Россия в эпоху Екатерины Великой / Пер. с англ.  М., 2002; Raeff M. Catherine the great: A. Profile.  New York, 1972; Dukes P. Сatherine Great and the Russian Nobility. A study Based on the Matherials of the Legislative Commission of 1767; Себаг-Монтефиоре С. Потемкин / Пер. с англ.  СПб., 2003; Роундинг В. Екатерина Великая / Пер. с англ. Н. Тартаковской. М.: АСТ, 2009. 730 с.

1 Мадариага И. де. Россия в эпоху Екатерины Великой / Пер. с англ.  М., 2002.

2 Каменский А. Б. Предисловие к русскому изданию / Мадариага И. де. Россия в эпоху Екатерины Великой / Пер. с англ.  М., 2002. С. 6.

3 Каменский А. Б. От Петра I до Павла I.  М., 1999. С. 314.

1 АВПРИ. Ф. 1 (Высочайше апробированные доклады по сношениям России с иностранными державами). 1725–1802 гг. Оп. 8/1; Ф. 2 (Внутренние коллежские дела). Оп. 2/6; Ф. 3 (Сношения России с Польшей). Оп. 1, 6, 7; Ф. 80 (Варшавская миссия) (1720-1797 гг.); Ф. 32 (Сношения России с Австрией). Оп. 32/6; Ф. 33 (Венская миссия). Оп. 33/2; Ф. 74 (Сношения России с Пруссией). Оп. 74/6; Ф. 89 (Сношения России с Турцией). Оп. 89/8; Ф. 123 (Сношения России с Крымом). Оп. 1, 3, 4, 5.

2 РГАДА. Ф. 1. Д. 52. Л. 6–8 (черновик); Ф. 4. Д. 134. «Черные собственноручные письма Ее императорского величества к принцу Генриху. 1770–1782 гг.».

3 ГАРФ. Ф. 728 (Коллекция документов рукописного отделения библиотеки Зимнего дворца). Оп. 1.

4 ГАРФ. Ф. 728. Оп. 1. Ч. I. Д. 129.

5 ГАРФ. Ф. 978 (Личный архив А.П. Лобанова-Ростовского).

6 ГАРФ. Ф. 668 (Личный архив императрицы Екатерины Алексеевны).

7 ГАРФ. Ф. 917 (Личный архив П.Г. Дивова).

8 ГАРФ. Ф. 926 (Фонд коллекции материалов личного происхождения). Оп. 1. Д. 438.

9 ГАРФ. Ф. 926 (Фонд коллекции материалов личного происхождения). Оп. 1. Д. 450.

10 РГИА. Ф. 1146 (Совет при Высочайшем Дворе). Оп. 1. Д. 1-10.

11 РГА ВМФ. Ф. 212 (Канцелярский 2 отдел). Оп. 1. Д. 157–168.

12 Мартенс Ф. Ф. Собрания трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. Т. I–XII. СПб., 1874–1883; Архив Государственного совета. Т. I. Совет в царствование Императрицы Екатерины II (1768–1796 гг.). В 2-х ч; Архив князя Воронцова. Кн. 1–40. М., 1870–1895; Сборники Императорского Русского исторического общества. Т. 1–148.  СПб., 1867–1916 гг.: Бумаги императрицы Екатерины II, хранящиеся в Государственном архиве Министерства иностранных дел. Ч. I–V. Т. 7, 10, 13, 27, 42; Бумаги Я. И. Булгакова за 1779–1798 гг. Т. 47; Дипломатическая переписка английских послов и посланников при  русском  дворе (1762–1776 гг.). Т. 12, 19;  Дипломатическая  переписка императрицы Екатерины II. Ч. I–IX (1762–1777 гг.). Т. 48, 51, 57, 67, 87, 97, 118, 135; Дипломатическая переписка прусских посланников при русском дворе (1763–1773 гг.). Т. 22, 37, 72; Дипломатическая переписка французских посланников при русском дворе (1762–1772 гг.). Т. 140, 141, 143; Донесения в Вену графа Мерси де Аржанто. Т. 18, 46;  князя Лобковича. Т. 125; Переписка  императрицы  Екатерины II с королем Фридрихом II. Т. 20;  Письма  императрицы Екатерины II барону Мельхиору Гримму. Т. 23; Письма барона Мельхиора Гримма  к императрице Екатерине II. Т. 33.

1 Грибовский А. М. Записки о Екатерине Великой состоявшего при ее особе А. М. Грибовского. С присоединением отрывков из его жизни. М., 1847; Воспоминания и дневники Адриана Моисеевича Грибовского – статс-секретаря императрицы Екатерины Великой // Екатерина II в воспоминаниях современников, оценках историков.  М.,  1998.  С. 248;  Памятные записки

А. В. Храповицкого, статс-секретаря императрицы Екатерины Второй.  М., 1990. Репринт издания Т. Н. Геннадии 1862 г.; Записки из известных всем происшествиев и подлинных дел, заключающие в себе жизнь Гаврилы Романовича Державина // Соч. СПб., 1871. Т. 6. Отд. VI.

2 Русский архив (РА): Кн. 3, 1878; Кн. 1, 1880; Кн. 1, 1877; Кн. 2, 1874; Кн. 3, 1865; Русская старина (РС): Т. 16, 1876; Т. 26, 1892; Т. 5–12, 1876 и др.

3 Большая советская энциклопедия. Т. 21. М., 1975; Советский энциклопедический словарь. М., 1981; Военная энциклопедия / Под ред. К.И. Величко и др. В 18 т. СПб., 1911–1915; Военная энциклопедия: В 8 т. М.: Воениздат, 1994–2004 и др.

1 Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. М., 1986; Ильин В. В. Философия истории. М., 2003; Карр Э. Что такое история? М., 1988; Коломийцев В. Ф. Методология истории.  М.,  2000;  Могильницкий Б. Г.  Введение  в  методологию  истории.  М., 1989;  Румянцева  М. Ф. Теория  истории.  М.,  2002; Смоленский  Н. И.  Теория  и  методология  истории. М., 2007; Тош Д. Стремление к истине. М., 2000; Философия истории / Под ред. А. С. Панарина.  М., 2001 и др.

1 Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1–4. М., 1863–66.

1 Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов, 1935–1940.

2 Безопасность: теория, парадигма, концепция, культура. Ред. В. Ф. Пилипенко. М.: Компания "Яндекс", 2008.

3 Курс международного права в 7 томах. М.: Наука,  1989.

4 Круглова Г. А. Политология: учеб. пособие. М: ЗАО «ВЕДЫ», 1997. 236 с.

1 Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в ее политических и гражданских отношениях.  СПб., 1914. С. 134.

2 Пушкин А. С. Заметки по русской истории XVIII века // Полн. собр. соч. в 10 т. Л., 1978. С. 90.

3 Арш Г. Л. Предыстория Греческого проекта // Век Екатерины. Дела Балканские. М., 2000. С. 209–213; Виноградов В. Н. В круговороте международных дел //  Там же.  С. 204–209; Его же. Самое знаменитое в истории личное письмо // Там же. С. 213–219; Зорин А. Кормя двуглавого орла… Русская литература и государственная идеология в последней трети XVIII – первой трети XIX в. М., 2001. С. 31–64.

4 Елисеева О. И. Геополитические проекты Г. А. Потемкина. М., 2001.  С. 142.

1 Лылова М. Е. Зарубежная историография о Екатерине II (статья). Запад, восток, Россия в средние века, новое и новейшее время: история, политика, международные отношения, право. Cб. науч. ст. аспирантов и молодых ученых. Вып. VIII. Владимир: ВГПУ, 2009. С. 52–60.

2 Глава 1. Историография проблемы и характеристика источников: 1.2. Характеристика источников. С. 85–123.

1 Цыганков П. А. Международные отношения: Глава 4. Закономерности международных отношений.  Учеб. пособие. М., 1996. С.109–112.

2 Яковец Ю. В. Циклы. Кризисы. Прогнозы. Глава 8. Исторические циклы. Ч. 1. Закономерности исторического процесса. М., 1999, С. 230–241.

1 Восточный вопрос во внешней политике России: Конец XVIII – начало XX века. М., 1978; Костяшов Ю. В., Кузнецов А. А., Сергеев В. В., Чумаков А. Д. Восточный вопрос в международных отношениях во второй половине XVIII– начале ХХ в. Калининград, 1997; Виноградов В. Н. Восточный вопрос в большой европейской политике. – В «пороховом погребе Европы»: 1878–1914. М., 2003.

2 Соловьев С. М. История падения Польши; Восточный вопрос. М.: АСТ: Астрель, 2003.

3 Носов Б. В. Польша и Европа в XVIII веке: Международные и внутренние факторы разделов Речи Посполитой. М.: Ин-т славяноведения РАН, 1999; Стегний П. В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II: 1772, 1793, 1795. М.: Международные отношения, 2002. ­С. 421–446.

4 Виноградов В. Н. Дипломатия Екатерины Великой // Новая и новейшая история, 2001. №4. С. 124–148; Коршунова Н. Восточный вектор геополитики Екатерины II: «Греческий проект» // Вестн. Челяб. ун-та. Сер. 10. Востоковедение. Евразийство. Геополитика. 2003. № 1. С. 62–68.

1 Политология:  Курс  лекций  /  В. А.  Бобков,  И. Н.  Браим,  А. Н.  Егоров и  др.; Под ред.

В. А. Бобкова и И. Н. Браима. Минск: НКФ «Экоперспектива», 1995. С. 181, 338–339.

2 Отечественная история. § 2. Основные факторы российского исторического процесса: учеб. пособие / под ред. Л. Н. Булдыгеровой, Н. Т. Кудиновой, С. М. Нечитайлова. Хабаровск: ХГТУ, 2004.

3 Милов Л. В. Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процесса // Вопросы истории. 1992. № 4/5.

4 Абсолютизм в России (XVII–XVIII вв.): Сб. статей. М., 1964; Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII в. М., 1958; Куфаков А. В. Субъективный фактор и типология социального детерминизма. // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. № 3. 1997. С. 65–76; Сибирцева Ю. А. Религиозный фактор в трансформационном пространстве современного российского общества: Дис. ... канд. филос. наук. Архангельск, 2005; Строков А. А. История военного искусства. Т. 1. М., 1955; Шленский А. Геополитический фактор. М., 2005.

1 Александров П. А. Северная система. Опыт исследования идей и хода внешней политики России в первой половине царствования императрицы Екатерины II. М., 1914; Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история от Екатерины Великой до Александра II. М..,1994; Соловьев С. М. История России с древнейших времен. В 1 т., 2010.

2 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. ХV. Т. 29. М., 1995. С. 74–75.

1 Сб. РИО. СПб., 1885.  Т. 48. С. 2.

2 Сб. РИО. Т. 20. С. 170–174.

3 История внешней политики России. XVIII век.  М., 2000. С. 175.

4 Ефанов Л. А. Покорение Крыма.  М., 1999. С. 3.

1 Сб. РИО. Т. 13. С. 41-42.

2 Андреев А. Р. История Крыма. Князь Долгоруков-Крымский. М., 2001. С. 375–377.

3 Сб. РИО. Т. 13. С. 17.

1 Туполев Б. М. Фридрих II, Россия и первый раздел Польши // Россия и Германия. Выпуск 1. М., 1999.

2 Дружинина Е. И. Кючук-Кайнарджийский мир. М., 1955. С. 120-123.

3 Россия и США: становление отношений. 1765–1815. Сб. документов (далее: Россия и США) / Сост. Н. Н. Башкина, Н. Н. Болховитинов, Дж. Браун и др.  М., 1980.  С. 20.

1 Шахмагонов Н. Ф. Екатерина и русский Крым.  М., 1999.

2 Нерсесов Г. А. Политика России на Тешенском конгрессе. 1778–1779. М.: Высшая школа, 1988. С. 149.

3 ПСЗ-1. Т. 20. № 15014.

1 Брикнер А. Г. История Екатерины Второй. М., 1998. С. 415.

2 Грот Я. К. Екатерина II в переписке с Гриммом.  СПб., 1884.  С. 76.

3 АВПРИ. Ф. 5. Д. 586. Л. 124–128.

4 Массон К. Секретные записки о России и в частности о конце царствования Екатерины II // Екатерина II в воспоминаниях современников, оценках историков. М., 1998. С. 212.

1 Брикнер А. Г. История Екатерины Второй.  М., 2004.  С. 293–294.

2 Записки императрицы Екатерины Второй. Перевод с подлинника, изданного Императорской Академией наук.  СПб., 1907.  С. 7.

3 Ключевский В. О. Императрица Екатерина II (1729–1796) // Екатерина II в воспоминаниях современников, оценках историков.  М., 1998.  С. 322.

4 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 201, 26.

5 Ключевский В. О. Императрица Екатерина II (1729–1796) // Екатерина II в воспоминаниях современников, оценках историков.  М., 1998.  С. 321.

6 Письма императора Иосифа II к фельдмаршалу Ласси во время путешествия в Херсон и Крым в 1787 г. // РА. Т. 1. № 1–4. 1880.

7 Петров А. Н. Вторая русско-турецкая война в царствование императрицы Екатерины II, 1787–1791 гг.  СПб., 1880. Т. I–II.

1 Доннерт Э. Екатерина Великая: Личность и эпоха / Пер. с нем. СПб., 2003. С. 133.

2 Соловьев С.  М. История падения Польши // Соч. В 18 кн. М., 1995. Кн. 16. С. 543–627.

3 АВПРИ. Ф. 1 (Высочайше апробированные доклады по сношениям России с иностранными  державами).  1725–1802 гг.  Оп. 2/6;  Ф. 3 (Сношения  России  с  Польшей). Оп. 1, 6, 7;

Ф. 80 (Варшавская миссия) (1720–1797 гг.).

1 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 174.

2 Записки императрицы Екатерины Второй. Перевод с подлинника, изданного Императорской Академией наук. СПб., 1907.  С. 626.

3 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 219, 90.

4 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 199.

5 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 211.

1 Ключевский В. О. Императрица Екатерина II (1729–1796) // Екатерина II в воспоминаниях современников, оценках историков.  М., 1998.  С. 318.

2 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 37.

3 Соловьев С. М. Сочинения: В 18 кн. Кн. XIII.  М., 1994.  С. 129.

4 Грот Я. К. Екатерина II в переписке с Гриммом.  СПб., 1884.  С. 758.

1 Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в её политических и гражданских отношениях. СПб., 1914. С. 131.

2 РГИА. Ф. 1146 (Совет при Высочайшем Дворе). Оп.1. Д. 21.

3 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 108.

4 Записки императрицы Екатерины Второй. Перевод с подлинника, изданного Императорской Академией наук.  СПб., 1907.  С. 686, 627, 629, 637.

1 Письма Екатерины Второй к барону Гримму // РА. 1878. Кн. 3.  С. 109.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.