WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

БОНДАРЕНКО  ТАМАРА  АЛЕКСЕЕВНА

  ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

  В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ

  09. 00. 11  - социальная  философия

  Автореферат

  диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Ростов-на-Дону - 2007

Работа выполнена в Южном федеральном университете, Институте  по  переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук на кафедре философии и культурологии.

Научный консультант

доктор философских наук, профессор Давидович Всеволод Евгеньевич

Официальные оппоненты

доктор философских наук, профессор

Шевченко Владимир Николаевич,

Российская академия государственной службы при Президенте РФ

доктор философских наук, профессор

Верещагин Виктор Юрьевич, Ростовский юридический институт МВД России

доктор философских наук, профессор

Герасимов Георгий Иванович,

Южный федеральный университет

Ведущая организация

Воронежский государственный университет

Защита состоится 7 марта 2008 года в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 212. 208. 11 по философским и социологическим наукам в Южном федеральном университете (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ИППК ЮФУ, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Южного федерального университета (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан  ____  февраля 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.Б. Маринов 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы научного исследования. Актуальность исследования, безусловно, определяется относительной новизной самого феномена виртуальной реальности, прежде всего той ее составляющей, которая формируется в рамках всемирной сети. Интернета в его современном варианте  двадцать лет назад как массового явления не существовало. А это значит, не было  значительной составляющей концептуального  объекта исследования, что в определенной мере объясняет  невысокую степень проработки данного феномена и  фрагментарный, несистемный характер самих исследований.  Поэтому разработка данной темы  имеет большое значение для понимания виртуальной реальности как таковой, а также  осознания тех социальных последствий, которые вызваны к жизни ее влиянием.

Современному этапу развития науки характерен поворот к исследованию сложных, многомерных объектов, возможность рассмотрения которых реализуется  в рамках единой совместной познавательной деятельности, в связи с чем и возникают научные комплексы, направленные на изучение таких объектов, и вобравшие в себя многие науки и научные направления. Одним из таких комплексов стала виртуалистика, включающая в себя философский, конкретно-научный и практический разделы. Комплекс этот сформировался  сравнительно недавно – в 80е – 90е гг. ХХ в.,  и участие в дальнейшей проработке многочисленных вопросов, связанных с виртуальной реальностью, - это одна из актуальных задач современной философии.

Исследование данного сложного объекта проводится по нескольким направлениям: выявление сущности виртуальной реальности, ее форм и содержания, онтологического статуса в рамках современного общества. Одним из существенных направлений исследования является определение возможных форм и путей влияния виртуальной реальности на общество на всех его уровнях. Неисследованным остается вопрос о направлениях и содержании социальных последствий влияния виртуальной реальности на общество, что составляет предмет данной работы и делает ее тему чрезвычайно актуальной.

Современное общество  отличается стремительным развитием компьютерных информационных технологий и систем телекоммуникаций. За последние годы в этой области произошел качественный скачок, который в максимальной степени проявился в процессе формирования и функционирования Интернета, переставшего быть просто системой хранения и передачи сверхбольших объемов информации. Он  стал новым слоем нашей повседневной реальности и сферой жизнедеятельности огромного числа людей. В результате у пользователей компьютерных сетей, проводящих значительную часть жизненного времени в виртуальном пространстве, возникают новые интересы, мотивы, цели, установки, а также формы психологической и социальной активности, напрямую связанные с этим новым пространством. Научное описание всех этих явлений, накопление опыта их понимания и возможности прогнозирования социальных последствий влияния виртуальной реальности, безусловно, актуализируют тему данного исследования, делая ее весьма важной для развития философской мысли.

Указанные процессы  пока еще не в полной мере затрагивают большинство  людей,  однако их потенциальное влияние  на  реальную социальную  жизнь очень велико. Дальнейшие же перспективы развития систем  всеобщего информационного обмена и связанных с этим общественных изменений и, как следствие, изменений в рамках общественного сознания, а также в психическом укладе отдельной личности представляются столь же глобальными, сколько туманными и неопределенными.

Между природным миром и человеком возникает некая среда-посредник, которая со временем превращается в самодостаточную реальность, замещающую реальность как таковую. Технологически продуцируемая  «виртуальная  реальность» утрачивает статус принадлежащей исключительно сфере техногенных феноменов и становится «метафорической реальностью», позволяющей определить контуры реалий социально-философского, антропологического и культурологического порядка, с которыми человек столкнулся в эпоху Постмодерна и изучение которых, несомненно,  актуально.

Информационный взрыв уже осуществил в человеческом миросуществовании глубокие преобразования. Изменяется облик производства, трансформируется образ жизни, меняется ментальность. Все эти перемены в жизни общества требуют своего философского осмысления, тем более что способы и средства информационных  коммуникаций всегда несли в себе отчетливый социальный заряд и эволюция их определялась растущими социальными потребностями и интересами. Взрыв интереса к виртуальной реальности, превративший ее в объект рефлексии, во многом объясняется также и ее созвучностью  постмодернизму, который на данном этапе стал  одним из ведущих направлений интеллектуальной мысли и теоретической креативности.

Данная диссертационная работа, таким образом, посвящена актуальной теме и написана в русле новых подходов к анализу социальной действительности.

Степень разработанности  темы  исследования. Виртуальная реальность как объект исследования является сложным, многоструктурным, динамичным и относительно новым. Она представляет целевой интерес для целого комплекса наук, каждая из которых исследует определенный ее аспект. Познавательная сложность данного объекта заключается в том, что только интеграция научных усилий способна обеспечить накопление подлинно научной информации о виртуальной реальности во всех ее проявлениях. Именно поэтому для проведения нашего исследования понадобилось привлечение фундаментальных работ классиков  социокультурной мысли, таких как К. Лейбниц, Д. Скот, в чьих работах отражалось понятие виртуального, а также объективно воспроизводилась система информационного обращения, характерная для Windows.

Труды таких ученых, как Д. Белл, П. Бергер, В.С. Библер, Ж. Бодрийяр, П. Бурдье,  В.Е. Давидович, Ж. Делез, В.Л. Иноземцев,  М. Кастельс, Ю.М. Лотман, П. Лукман, Н. Луман, М. Мак-Люэн,  Т.П. Матяш, Л.А. Микешина, В.С. Степин,  В.Г. Федотова, В.Н. Шевченко и других,  включают разработку проблем общества, социального прогресса, культуры и взаимодействия культур. Их идеи и научные позиции повлияли на предпочтения в выборе методов и  приемов проведенного исследования, а также  позволили выделить те или иные аспекты социальной, культурной жизни общества, которые свидетельствуют о значимости присутствия в них такого феномена, как виртуальная реальность. Они послужили базисом теоретической модели представления о направлениях, формах и качестве влияния виртуальной реальности на социальную жизнь в целом, а также на отдельные её элементы, включая  отдельную личность.

Можно определить несколько основных направлений исследования виртуальной реальности, отраженных в работах как отечественных, так и зарубежных авторов.

  Прежде всего - это развитие философского направления  осмысления феномена виртуальной реальности. Как свидетельство научного интереса со стороны философов к виртуальному в последние годы стали появляться научные исследования  данного направления – О. Баллы, С.А. Борчикова, А.В. Васютина, Е.В. Грязновой, С.А. Дацюка, В. Емелина, И.Г. Корсунцева, М.М. Кузнецова, Г.П. Меньчикова, Л.А. Микешиной, Н.А. Носова, М.Ю. Опенкова, Д. Паризи,  В.М. Розина, В.А. Тарасенко, С.С. Хоружего, Р. Шрёдера,  М.В. Шугурова, Ю.В. Юхвида и других. Их работы  обогатили философскую мысль определением сущности виртуальной реальности как обладающей собственной природой, закономерностями, причинно-следственными связями, механизмами развития и воздействия на внешние для нее объекты. Предпринимались попытки создать общую теорию виртуальной реальности, в рамках которой раскрыть традиционные для философии аспекты данного феномена. Прорабатывались также и его отдельные аспекты.

Разрабатывалась социально-философская проблематика виртуальной реальности. В работах  И.А. Акчурина, С.А. Дацюка, М.Ю. Опенкова, А.Ю. Севальникова ставится вопрос о статусе виртуальной реальности в обществе. В этой связи авторы дают различные точки зрения: от признания виртуальной реальности частью общества, его культуры в силу ее порожденности, созданности самим человеком до приписывания виртуальной реальности трансцендентных свойств, способности выступать внешней силой. Так,  С.А. Борчиков впервые емко и обоснованно указал на возможность коренных или даже революционно-разрушительных последствий влияния виртуальной реальности на личность и общество, то есть предположил возможность негативных последствий этого влияния. Однако мысль эта не получила дальнейшего своего развития.

  Общетеоретической проблемой остается  достаточно проработанный, однако не нашедший однозначного решения вопрос о содержании понятия виртуальной реальности, о границах виртуального, о сущности и формах виртуальной реальности. В данной работе мы опираемся на совпадающие в научном отношении позиции Р.Ф. Абдеева,  С.А. Борчикова, Н.А. Носова, В.М. Рогозина, С.С. Хоружего и других по вопросу о сути и основных характеристиках виртуальной реальности. Однако мы учитываем своеобразие взглядов А.В. Родина, который считает, что виртуальная среда – это особая языковая структура, фиксирующая совокупность возможных состояний. Ю.М. Антонян, рассуждая о формах виртуальной реальности, называет одной из них Бога как объекта веры, указывая, что сама идея высшей силы виртуальна для верующих. Л.А. Микешина подчеркивает, что все теоретические построения, научные модели являются формой виртуального, что само знание по сути всегда виртуально, то есть взгляд на виртуальную реальность как на идеальный мыслительный продукт является достаточно распространенным и поддерживается в том числе  В.С. Степиным, А.В. Родиным, Ю.В. Сачковым и другими.

Неоднозначно решается вопрос о  корректности соотнесения виртуальной реальности с объективной, или «реальной»,  реальностью, так как  виртуальная реальность выступает частью объективного мира. Такова позиция И.А. Акчурина,  В.Л. Васюкова, Г.П. Меньчикова, С.С. Хоружего и других, которые, вместе с тем, определяют некоторые принципиальные отличия этих двух видов реальности между собой. Для более всестороннего рассмотрения сущности виртуальной реальности  в данной работе используется подход, обозначенный П. Бергером и Т. Лукманом в работе «Социальное конструирование реальности». С их точки зрения, реальность «реальна» в той мере, в какой она является содержанием коллективных представлений людей, то есть осознается ими. В своей работе мы  обосновываем реальность виртуальной реальности через однотипность  представлений о ней различных групп людей.

Особое место в научном рассмотрении  указанной проблематики принадлежит идее применимости виртуального для объяснения  реальных социальных процессов, явлений культуры и сознания. Так, О.Е. Баксанский,  В.Л. Васюков, А.А. Крушанов, Е.Н. Кучер,  Ю.В. Сачков и другие показывают применимость понятия «виртуальный» для объяснения явлений модальной логики, физики, языкознания. Остается неисследованным вопрос о применимости указанного понятия для объяснения и понимания социальных, культурных и гуманитарных актуальных проблем.

Серьезной научной основой для данной работы послужил анализ виртуальной реальности в аспекте функционирования Интернета и современных компьютерных технологий. Можно отметить, что в начале 90-х годов началось изучение Интернета как социального явления. Исследователи отмечали, что в Интернете формируется новая форма коммуникации, обладающая своими специфическими характеристиками. В трудах Р.Ф. Абдеева, А.И. Берга, А.И. Ракитова, В.М. Розина, А.Д. Урсула и других были проанализированы философские проблемы информатики, информации и Интернета. Л.А. Савченко, С.В. Бондаренко рассмотрели особенности коммуникативных отношений в сети Интернет. В работах С.В. Бондаренко рассматривается также и проблематика виртуальных сетевых сообществ, обоснована концепция информационной стратификации и «цифрового неравенства». Большой интерес вызывают теоретические разработки Д.В. Иванова, А.А. Крушанова проблем виртуализации общества и разнообразных социальных явлений, например, системы знаний или глобальных научных парадигм. Так, в понимании  Д.В. Иванова виртуализация общества – это симуляция реальности основных социальных институтов, в результате чего сущность человека отчуждается не в социальную, а в виртуальную реальность.

Проведено исследование виртуальной реальности через анализ межкультурной коммуникации и социального взаимодействия - Д.В. Иванов, В.М. Розин. Уже упоминавшийся С.В. Бондаренко выделяет два способа взаимодействия человека с киберсредой как видом социальной среды: трансформационный и адаптационный.  С.А. Борчиков говорит о воздействии современных телекоммуникационных технологий, порождающих виртуальную реальность, на сознание человека и на социальную организацию, однако подчеркивает  неизученность этих процессов. Зарубежные исследователи в гораздо большей степени рассматривали влияние современных технологий и порожденной ими виртуальной реальности на общество, в частности на политическую и социальную его сферы. Так, А. Бард, И. Гроссман, Я. Зодерквист, Р. Инглегарт, Д. Несбит, С. Харнад (S. Harnad), М. Хейм (M. Heim),  Ф. Хэммит (F. Hammet) и другие указывают на неизбежные, различные по своему социальному знаку перемены, которые происходят и еще произойдут под воздействием виртуальной реальности, в частности, того ее вида, который существует в рамках Интернет-коммуникации.

Целый ряд ученых в той или иной степени рассматривают виртуальную реальность как пространство для искусства, художественного творчества и развития креативности личности или же как само искусство в жизни человека:  А.В. Алексеева, В.В. Бычков,  Ю.Г. Волков,  Н.Б. Маньковская, В.В. Моторин, А.М. Орлов, В.С. Поликарпов и другие.

Одно из самых разработанных направлений - это изучение виртуальной реальности как психологического феномена. Именно оно положило начало отечественным исследованиям  виртуальной реальности.  В 1994 г. вышла фундаментальная монография Н.А. Носова «Психологические виртуальные реальности», в которой были обозначены основные проблемы и направления дальнейших исследований виртуальной реальности в аспекте психологии. Эта работа стала одной из первых в мире, где автор, руководивший  Центром виртуалистики Института человека РАН,  разрабатывал новый парадигмальный подход к явлениям действительности, обозначенный им как виртуалистика – научный комплекс, предназначенный для исследования виртуального. Виртуальная психология, внося свой вклад, включает в себя три блока: теоретические модели, эмпирические феномены, практические методы. Н.А.  Носов и его последователи рассматривают вопросы экзистенции, воображения, рефлексии, измененных состояний сознания, виртуальной зависимости. Все это нашло отражение в работах С.Х. Асадуллиной, Е.П. Белинской, А.Е. Войскунского,  В.Е. Лепского, Т.Э. Мариносяна и других. Однако теоретическая позиция Н.А. Носова неоднозначна, а сама гипотеза противоречива, изобилует множеством авторских терминов, использование которых не всегда оправданно, и носит, скорее,  описательный характер.

Помимо общего подхода к видению виртуальной реальности, различные ее аспекты рассматривались в статьях философов, социологов и культурологов В.С. Бабенко, О.И. Генисаретского, А.В. Говорунова, Н.Э. Гронской, В.В. Кравченко, В.Н. Поруса,  А.И. Ракитова,  В.М. Розина, Т.В. Филипповой, И.В. Эйдмана, А.В. Юхвида, Р.Г. Яновского и других.

Однако виртуальная реальность в ее социально-философском аспекте  исследована явно недостаточно. Практически отсутствуют разработки в области общей теории и методологии исследования феномена виртуальной реальности. Кроме упомянутых есть еще немало вопросов, которые остаются дискуссионными и категориально не проработанными.

Так, научного осмысления требует целый комплекс проблем, связанных с формированием нового типа общества – информационного,  в рамках которого виртуальная реальность обретает качественно новый статус атрибута этого общества.  А так как  новое общество находится в стадии становления, то и конкретные формирующие процессы обладают некоторой содержательной и векторной неопределенностью,  их исследование представляет огромный интерес для науки.

На современном этапе развития личности появляются новые формы жизнедеятельности человека, часть из которых порождена существованием всемирной сети – Интернетом и его возможностями создавать виртуальный мир. Поэтому исследование этих форм, их влияния на сознание и поведение человека приобретает актуальное значение.

Научный интерес представляет отслеживание характера изменения содержания понятия «виртуальная реальность».  Это изменение как следствие глубочайших социальных и технологических преобразований, выделение новых всепроникающих способностей  виртуальной реальности  позволяет ставить вопрос о претензии обрести категориальный статус.

Анализа требует и расшифровка факторного потенциала виртуальной реальности, проявляющегося в процессе влияния на все стороны жизни общества, его культуру, поведение каждого отдельного человека.

Таким образом,  анализ преобразующих возможностей виртуальной реальности, исследование ее влияния на человека, на социальные образования, на общество в целом, на его культуру, а также осмысление  основных направлений оказываемого влияния на общество – это неразработанная область знания, так как в такой постановке эта проблема не изучалась. Тема диссертационного исследования носит проблемный характер.

Исходя из вышесказанного,  можно сформулировать цель данного исследования. Однако постановка цели требует некоторых разъяснений. Имея в виду сложность и многогранность проблемы, автор достаточно четко очерчивает сферу своих научных интересов и задач, что объясняет как рубрикацию работы, так и выбор привлекаемого для работы материала. Так, в работе не предполагается рассматривать разнообразные формы виртуальной реальности и их специфические  характеристики, влияние виртуальной реальности на экономическую сферу жизни общества и активно разворачивающуюся в связи с этим коммуникацию в виртуальном компьютерном пространстве. Автором не ставится задача исследования поля или пространства культуры  информационного общества, а только анализ взаимодействия социального и культурного пространства с виртуальным миром. Некоторые аспекты социальной жизни, социальных проблем личности затрагиваются только в русле видения их взаимного с виртуальной реальностью влияния.

Цель исследования  состоит в выявлении наиболее значимых направлений взаимодействия виртуальной реальности и социума, в частности социальной и политической его сфер, культуры общества, а также отдельной личности. 

  В соответствии с заявленной целью исследования ставятся  следующие  задачи:

  - проследить развитие идеи виртуальности в истории философской мысли;

- реконструировать понятие виртуальной реальности в русле как сложившихся традиций философского дискурса, так и философских новаций;

- дать характеристику современному  обществу с точки зрения  определения характерных черт проявления генезиса  информационного общества, существенным атрибутом которого является виртуальная реальность; 

-  выявить онтологические аспекты виртуального  в рамках современного, быстро меняющегося социума;

- показать специфику виртуальной реальности в системе взаимодействия «человек – техника»;

- дать характеристику Интернета как массового и доступного средства конструирования виртуальной реальности и взаимодействия с  ней;

-  провести социально-философский анализ виртуальной коммуникации;

-  раскрыть особенности виртуальной реальности в контексте  сетевого общения; 

- определить тенденции социальных трансформаций как результат влияния виртуальной реальности;

- отследить  характер и формы культурных сдвигов информационного общества, вызванные воздействием виртуальной реальности;

- показать  возможности виртуальной реальности в плане ее воздействия на массовое сознание;

- выявить и охарактеризовать направления и формы трансформации сознания личности в условиях виртуальной реальности;

-  рассмотреть влияние виртуальной реальности  на личность и раскрыть направления трансформаций личности в условиях этого влияния. 

Объект исследования -  виртуальная реальность в контексте социокультурных процессов современного социума.

Предмет исследования – направления и последствия влияния виртуальной реальности на современное общество.

Теоретико-методологические основы диссертационного исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют принципы социальной философии как трансдисциплинарной научной дисциплины, обеспечивающей метатеоретическое обобщение результатов частных научных исследований.  Выбранная  модель трансдисциплинарного характера, являясь синтетической по сути, ориентирована на изучение сложных объектов и позволяет использовать принципы и традиции классики, в частности диалектический подход к осмыслению инновационных социальных процессов, порожденных влиянием виртуальной реальности, а также концепты, принципы, методики философского знания его постклассического периода. Работа демонстрирует пример отказа от линейного мышления, классического детерменизма и попытку представить систему разного рода реальностей в духе синергетического представления систем.  Модель обеспечивает реализацию комбинации разнообразных подходов, конструктов, теоретических установок при исследовании  указанного объекта.  Она делает возможным использование разработок, предложенных различными отраслями знаний: философией, социологией, политологией, психологией и другими, - необходимых для исследования философских аспектов виртуальной  реальности.

При решении задач описательного и реконструктивного характера, когда рассматриваются исторические подходы и изменения в содержании виртуального и виртуальности, за основу берется принцип единства исторического и логического, формального и содержательного, а также осуществляется процесс восхождения от абстрактного к конкретному.

Для выявления сущности виртуальной реальности, ее онтологического статуса в рамках информационного общества использованы теоретические концепты, сформировавшиеся в рамках  постструктурализма, постмодернизма и синергетики. Так, характеристика порожденных социокультурных процессов, их анализ и понимание даются при опоре на теоретические посылы Ж.Делеза и Ж.Бодрийяра с использованием  понятия симулякра для толкования знака, обретающего свое собственное бытие. Для определения процессов, протекающих в рамках виртуального пространства, используется идея У.Эко о «плодотворности беспорядка» и созидательной силе хаоса.

Задачи анализа сетевого общения решаются в работе на  основе использования  метода символического интеракционизма с учетом принципа системности и обратной связи, а также при опоре на идеи Ж. Бодрийяра, П. Бурдье, Г. Дебора и др.  Изменения социальной и политической сфер, культурных сдвигов, складывающихся как результат воздействия виртуальной реальности,  исследуются на основе сравнительного анализа, а проявление указанных изменений рассматривается  в  русле  феноменологии.  Используется  также  идея

Н. Лумана о том, что общество есть универсальная система, охватывающая все социальные реальности и имеющая в своем основании коммуникацию.

Особо сложной задачей является фиксация и обоснование трансформаций сознания на его общественном и индивидуальном уровнях. Для реализации этой задачи  автор исходит из деятельностного принципа с учетом принципа обратной связи и оприается на идеи Л.С. Выготского, Ю.В. Громыко, А.Н. Леонтьева, В.В. Налимова, Ч. Тарта и др.

Характеристика  современного общества, а также перспектив и направлений его развития, обоснование сущности общества как информационного дается на базе концепций постиндустриального, информационного, сетевого, постэкономического обществ. В этой связи использованы идеи Д. Белла,  В.Л. Иноземцева, М. Кастельса,  К. Поппера, Э. Тоффлера, В.Г. Федотовой  и др.

  При решении задач, связанных с рассмотрением направлений и содержания социокультурных последствий влияния виртуальной реальности, теоретико-методологическую роль сыграли идеи А. Барда, Я. Зодерквиста, Р. Инглегарта, Т. Сакайя, С. Хантингтона и др. 

В ходе исследования столь многомерного и внутренне сложного  явления, как виртуальная реальность, используются методы научного обобщения, сравнения, анализа.  В рамках диссертационного исследования проведенный социально-философский анализ виртуальной реальности осуществлен  с учетом теоретических позиций и методик, предложенных Н.Носовым и его последователями в русле виртуалистики.

Научная новизна диссертационного исследования выражается в следующих положениях:

1. Отслежено развитие идеи виртуальности в истории философской мысли и на базе этого определена перспектива изменения статуса  понятия виртуального в области философского знания и вероятный выход его на категориальный уровень.

2. Произведена реконструкция понятия «виртуальная реальность», в результате чего она определена как символическая по сути, объективно и актуально существующая реальность, носящая порожденный, заданный и высоко динамичный характер и позволяющая активно взаимодействовать с собой.  В имеющихся  исследованиях по данному вопросу факт взаимодействия  лишь  констатируется, но нет содержательного наполнения приведенной части дефиниции. Авторское видение содержания этого понятия строится на несводимости  его  только к манипуляциям в рамках виртуальной реальности, а  предполагает понимать его как процесс взаимодействия с обществом,  культурой и отдельной личностью.

3.  Представлено видение современного общества на основе экспликации основных понятий постмодерна, таких как плюрализм, неопределенность, фрагментарность, изменчивость, отстраненность, трансформность, с целью определения значения и последствий влияния виртуальной реальности  на современное общество  в плане  видения направлений его дальнейшего развития.

4.  В качестве результата проведенного  социально-философского анализа виртуального  определен  онтологический статус виртуальной реальности, заключающийся в сочетании материального и идеального, одновременной объективности и субъективности, вторичности по отношению к реальной реальности. А также  выявлена роль социокультурного контекста, знаково-символических и смыслообразующих структур в конструировании компьютерной виртуальной реальности как ведущей формы данности виртуального.

5.  Как результат рассмотрения  процесса развития системы «человек – техника» вплоть до появления ее последней формы «человек – компьютер» выявлено, что в рамках этой системы в условиях воссоздаваемой виртуальной реальности на базе символьного по сути языка создаются  предпосылки для новой формы бытия человека – его виртуального бытия.

6.  В результате анализа всемирной сети Интернет как социокультурного явления выявлено, что в ее рамках создается определенное пространство, виртуальное по сути, то есть сочетающее объективное, субъективное, реальное и идеальное, в котором человек, будучи пользователем Сети,  получает возможность находиться в виртуальной реальности, которая в данный конкретный момент выступает в качестве внешней для человека среды, а также  конструировать эту среду, налагая печать собственной субъективности.

  7.  Показано, что виртуальная реальность, создаваемая в рамках всемирной Сети,  выступает транзитивным полем  многовекторной коммуникации и является для человека качественно новой, конструируемой им же средой обитания, влияние которой  носит активный, преобразующий характер как по отношению к участникам коммуникации, так и по отношению к обществу. Особо отметим, что усиливающееся влияние виртуальной реальности приводит к тому, что виртуальная коммуникация выступает отдельным видом социальной коммуникации современного общества, но в то же время  современная социальная коммуникация во все большей степени становится виртуальной и по сути, и по форме.

  8.  Определено, что виртуальная реальность в рамках сетевого виртуального пространства формирует качественно новое по своим содержательным характеристикам общение, которое по форме, технологии и средствам можно обозначить как виртуальное общение, выступающее самостоятельным по сравнению с реальным социальным общением и изменяющее последнее.

  9.  В результате рассмотрения процессов взаимодействия виртуальной реальности с социальным пространством общества  определены следующие основные тенденции социальных трансформаций. Это усиление процессов глобализации за счет формирования единого виртуального пространства, которое  носит  всеобщий, неделимый характер и тем самым обеспечивает складывание глобальных социально-политических образований.  Это размывание социальной структуры общества и формирование новых социальных групп, положение которых зависит от их отношения к интеллектуальной  и информационной собственности, от опыта поведения и от положения в рамках сетевого виртуального пространства. Это ослабление социальной напряженности за счет выполнения виртуальной реальностью функции сброса негативной  социальной энергии. Это появление новых возможностей  функционирования власти и политического участия  через сетевое виртуальное пространство.

  10. На основе анализа социокультурных процессов, протекающих в современном обществе, отслежено, что в рамках информационного общества под влиянием виртуальной реальности происходит переструктурирование системы ценностей и формирование новых ее элементов, сущность которых связана с выражением человеческих эгоцентрических начал. В общей иерархии ценностей на высокий уровень стремительно поднимается ценность качества жизни, понимаемого в том числе и как возможность разнообразия переживаний и эмоциональных накоплений, а погоня за эмоционально насыщенными переживаниями перемещается из реального мира в мир виртуальный, в котором достижение поставленной цели не зависит от социального статуса и материальных возможностей человека, что превращает виртуальную реальность в абсолютно необходимую составляющую жизни. Установлено, что на фоне усиления влияния виртуальной реальности на систему культуры  более явно проступают черты архаической культуры и нарастает тенденция архаизации сознания, что проявляется в примитивности, упрощенности, схематичности поведения личности сначала в виртуальном, а затем и в реальном социальном пространстве.

  11.  В современном обществе просматривается нарастание тенденции увеличения влияния виртуальной реальности на массовое сознание  в рамках масс-медийного и глобального сетевого виртуального пространства. Установлено, что это влияние, осуществляемое через взаимодействие информационной и знаниевой составляющих, усиливается по мере увеличения информационной доли виртуального пространства, так как массовый человек как представитель массы выступает некритическим, несистемным, ситуативным потребителем самой разнообразной информации, которая все чаще утрачивает связь с реальностью и превращается в информацию без содержания. 

  12. На основе рассмотрения влияния виртуальной реальности на сознание человека в контексте их взаимодействия показано, что человек,  создавший мир артефактов и вынужденный жить в этом порожденном мире, впадает во все большую степень зависимости от него; будучи встроенным в технологические и информационные процессы, человек все меньше оказывается способным влиять на их ход, но все больше начинает подчиняться законам их развития.  Трансформации сознания личности носят системный в рамках личности характер и охватывают все структурные элементы личности и уровни ее сознания.

  13.  Рассмотрены направления влияния виртуальной реальности на личность современного общества на основе деятельностного подхода. Определено, что изменения в рамках личности носят системный, глобальный и изменчивый  характер и происходят в направлении от сетевой к  виртуальной личности.

  На защиту выносятся следующие положения:

  1.  Идея виртуальности,  имеющая давнюю историю и определенные философские традиции ее  представления, в рамках современного философского дискурса обрела свое оформление в виде целого ряда понятий:  виртуальные объекты, виртуальное пространство, виртуальная  деятельность и др. Понятие виртуальной реальности, входящее в число означенных выше,  является относительно новым, спорным, неоднозначным.  Оно может выступать как лексема, метафора, символ, термин. Следовательно, для его корректного понимания и использования говорить о виртуальности следует только контекстуально, ибо в различных контекстах это понятие будет звучать по-разному, наполняясь специфическим для данного контекста содержанием. Понятие  виртуальности на данном этапе переходит на новый, категориальный уровень, так как выступает одним из объясняющих и системообразующих понятий современной философии, без которого, как это показано в работе, невозможно понять и объяснить многие социальные и культурные процессы, происходящие в обществе.

  2. Как результат реконструкции понятия виртуальной реальности она определена как символическая по сути, объективно и актуально существующая реальность, носящая порожденный, заданный и  высоко динамичный характер и  позволяющая активно взаимодействовать с собой. Виртуальная реальность, являясь по существу символической, искусственной, одновременно выступает составной частью объективной реальности, в рамках которой она формируется и существует. Следовательно, виртуальная реальность активно взаимодействует с социокультурным пространством общества. Это взаимодействие осуществляется на  социальном и индивидуальном уровнях и во всех сферах социальной жизни: в экономической, социальной, политической, культурной, личностной.

  3.  Для всесторонней характеристики современного общества  можно использовать исходные понятия и принципы постмодернизма, такие как плюрализм, многообразие, изменчивость, трансформность.  В работе показано, что плюрализм и многообразие -  это не просто характеристика  современного общества, это условие его функционирования, форма существования, ресурс развития и инструмент всех преобразований. Однако эта же черта – многообразие – делает общество в такой степени динамичным, что оно попадает во все большее состояние неустойчивости, подвижности и изменчивости, что свидетельствует о складывании в обществе тенденции к фрагментарности. Виртуальная реальность в данном случае выступает мощным фактором, усиливающим и одновременно обеспечивающим это многообразие. В социальном пространстве одновременно сосуществуют традиционные, перспективные и анахроничные социальные формы, которые, меняясь, окончательно теряют свою устойчивость, приобретая неопределенность как ближайшей, так и дальнейшей перспективы.

  4. Исследование многообразных явлений виртуального позволяет истолковывать виртуальное как  способ бытия, отличный как от реального, так и от идеального, вбирающий в себя своеобразное сочетание и первого, и второго. Виртуальное, обнаруживающее себя в окружающем  предметном мире, предстает, в частности,  в виде высокотехнологичных  предметов, которые не имеют окончательной оформленности и для человека в определенном смысле остаются незавершенными и лишь потенциально содержат возможность своего окончательного определения. Таким образом, идеальное переходит в виртуальное и становится неотъемлемой частью материального,  часть которого завуалирована в виртуальном. Виртуальная реальность, являясь по сути символической реальностью, представляет уникальный феномен, сочетающий в себе оба мира существования человека: мир вещный, материальный, объективный и мир информационный, мир знания, представлений и смыслов. Именно поэтому виртуальная реальность претендует на особый статус в рамках современного общества, в котором созданы необходимые технологии воспроизводства виртуальной реальности.

5. Современная система «человек – техника» предстает в виде «человек – компьютер» и в отличие от прежних  вариантов имеет целый ряд специфических особенностей.  Уже отмечалось, что компьютер выступает не механическим придатком человека и даже не его заменителем в плане осуществления коммуникации, своего рода дубликатом с большими возможностями по сравнению с самим человеком.  Если говорить о компьютере в широком смысле слова, то есть имея в виду всю систему обеспечения, которая  реализует возможность создания виртуальной реальности, то он изменяет статус человека в этой системе, да и статус самой технической составляющей также меняется.  Только в рамках системы «человек – компьютер» становится возможным для человека выступить в роли творца специфического мира, наполненного определенными образами, а самому выступать одним из этих образов, погружаясь в  мир виртуального. Таким образом, виртуальность выступает атрибутом этой системы. А так как  и человек,  и компьютер являются составляющими материального мира,  природного и артефактного, то все, что возникает в рамках указанной системы, также воспринимается скорее как реальное, нежели виртуальное. В функционировании данной системы происходит гипостазирование за счет тиражирования образов реального мира, что приводит к потере грани между реальным и виртуальным, что в конечном счете создает условия для складывания новой формы бытия человека – его виртуального бытия.

6. В рамках всемирной Сети создается наиболее доступный всем, обладающий объективностью и воспринимаемый субъективно виртуальный мир как самый распространенный вид виртуальной реальности, рассматривая который мы можем отследить процессы взаимодействия и взаимовлияния виртуальной и реальной реальности. Виртуальная реальность органично встроена в объективную реальность и предстает в виде системы понятий, системы образов и смыслов, культурных норм, гипертекстов, виртуально оправданных действий и так далее, также носящих двойственный характер. Таким образом, виртуальная реальность имеет особые формы данности,  среди которых наиболее распространенной и доступной является сетевая виртуальная реальность. Рассматривая Сеть как явление социокультурное,  следует отметить двойственную сущность Сети:  одновременно она и объективна, так как имеет свою техническую базу и физически фиксируемые параметры функционирования, и в то же время предельно субъективна. Эта двойственность определяет значительность преобразующего влияния виртуальной среды на общество практически на всех его уровнях,  и на личность в том числе. Виртуальный мир в рамках сетевого пространства есть динамическая система, требующая от человека, входящего в него, определенной степени подготовленности, освоения культуры этого мира, которая выступает как киберкультура. Можно сказать, что это субкультура планетарного социума, она обладает рядом специфических характеристик: общим языком, системой кодов, позволяющих перемещаться и взаимодействовать в этом пространстве, системой норм и правил нахождения, взаимодействия в Сети.

7.  Каждая эпоха отличается от предыдущих способом социально значимых форм коммуникации. С появлением компьютера, а затем и всемирной компьютерной сети Интернет складывается принципиально новая форма коммуникации, сущность которой заключается в том, что она не просто убыстряет коммуникацию или облегчает протекание ее процесса, или устраняет пространственно-временные сложности, на что уже указывалось целым рядом авторов. Новая форма предполагает принципиально  иную организацию коммуникации, в которую потенциально может быть вовлечено все человечество. Следовательно, такие условия протекания коммуникации, как пространство, время, предметная наполненность среды коммуникации,  утрачивают свое первостепенное значение, во многом упрощая и делая доступным участие в социальной коммуникации. Виртуальная реальность, создаваемая в рамках всемирной Сети,  являясь одновременно пространством и условием многовекторной коммуникации, постоянно находится в транзитивном поле взаимодействия и выступает для человека в качестве новой, творимой им же  среды. 

Виртуальная коммуникация выполняет те же функции, что и реальная коммуникация, однако соотношение этих функций существенно отличается в направлении выделения особого значения функции селективной и гедонистической, что сказывается на влиянии виртуальной коммуникации через содержание самой виртуальной реальности на коммуниканта. Виртуальная коммуникация выступает не отдельным, а параллельным видом социальной коммуникации, в то время как реальная коммуникация становится во все большей степени виртуальной и по сути, и по форме.

8. В русле традиционного подхода мы определяем общение как один из видов социальной деятельности людей. Виртуальная реальность формирует качественно новое по своим содержательным характеристикам общение. Так,  виртуальное общение не включает этап визуального контакта вообще или создает имитацию такого контакта, заменяя непосредственное восприятие человека видением его символического компьютерного образа. Сам участник общения посредством виртуальной реальности получает возможность создавать собственной образ для его предъявления в процессе общения, причем этот образ обладает трансформностью, сверхдинамичностью, так как может меняться многократно в процессе общения. Кроме того, он обладает способностью, порождаемой также виртуальной реальностью, к преумножению, причем эта способность является следствием полиидентичности, возникающей как результат влияния виртуальной реальности на личность и появляющееся вследствие этого состояние бифуркации личности.

Сетевое общение – относительно новая форма общения, в значительно меньшей степени подверженная ритуализации, традициям и т.д. Именно поэтому отсутствует императивный характер норм сетевого общения, а  человеку свойственна высокая степень вариабельности поведенческих и технологических приемов, благодаря которым происходит селекция паттернов сетевого поведения, а также значительно расширяются рамки креативных возможностей человека в плане самоконструирования и самопрезентации в виде полуреальных образов, содержательно встроенных в виртуальную реальность.

9. Виртуальная реальность, взаимодействуя  с социальным пространством общества,  определяет следующие основные тенденции социальных трансформаций. Это усиление процессов глобализации за счет формирования единого виртуального пространства, которое  носит  всеобщий, неделимый характер и тем самым обеспечивает складывание глобальных социально-политических образований.  Это размывание социальной структуры общества и формирование новых социальных групп, положение которых зависит от их отношения к интеллектуальной  и информационной собственности, от опыта поведения и от положения в рамках сетевого виртуального пространства. Это ослабление социальной напряженности за счет выполнения виртуальной реальностью функции сброса негативной  социальной энергии. Это появление новых возможностей  функционирования власти и политического участия  через сетевое виртуальное пространство. Влияние виртуальной реальности приводит к расширению политического поля, устранению его ограниченности и разграниченности, меняет характер и формы отношений в рамках политической системы. Формируется многосторонняя коммуникация, реальное осуществление которой, проходящее с высочайшей скоростью, придает импульсивность политическим процессам, меняет формы политического участия, усиливая их автономность, нестабильность и периодичность протекания. Практически все политические процессы в  современном обществе можно рассматривать сквозь призму противоречия между демократическим потенциалом, создаваемым информационными технологиями, воплощенными, прежде всего, в формировании политического Интернет-пространства, и уникальными возможностями манипулирования массовым сознанием, причем создаются эти возможности теми же техническими достижениями.  Подтверждением этого  является обретение СМИ иного общественного статуса, заключающегося в выдвижении на первые политические позиции в плане влияния на реальную политику, которая во все большей степени обретает сценарный характер.

10. В развитии общества складываются периоды, в которые происходит «возмущение» элементов основных  уровней культуры и формируется симбиотический уровень, сущность которого в сочетании несочетаемого. Усиливающееся влияние виртуальной реальности приводит к разрастанию этого симбиотического слоя культуры, а также к его экспансии во все традиционные слои и типы культур.

Виртуальная реальность, обладающая такими существенными характеристиками, как динамичность, изменчивость, взаимодействуя с  обществом, приводит к принципиальным изменениям темпов культурных трансформаций, которые происходят также с нарастающей быстротой. Многовекторна также и направленность культурных  трансформаций, которые затрагивают не только базовые сферы культуры, но и касаются множества тех мелочей, которые составляют повседневную жизнь людей. Виртуальная реальность, становящаяся неотъемлемой частью человеческой жизни, не  только  участвует в освоении человеком традиционной культуры, отраженной через содержание виртуальной реальности, но посредством виртуальной коммуникации и общения влияет на формирование новой культуры, регулирующей и определяющей поведение людей в виртуальном пространстве. 

Виртуальная реальность становится посредником в отношениях человека с окружающим миром, а часто и заменяет его, становясь исключительной средой человеческого бытия, вследствие чего  личность приобретает большую степень свободы, которую она реализует в условиях  виртуальной реальности. Содержательно меняется индивидуальный нормативный поведенческий набор, который определяет содержание и форму социального поведения. Этот набор часто носит весьма противоречивый характер, так как включает нормы и установки, часть из которых действует исключительно в рамках виртуальной реальности, а другая – в условиях реального социального бытия. Это смешение выступает проявлением культурной трансформации нормативного уровня.

  1. Виртуальная реальность, сама являясь  результатом человеческой  деятельности и сознания, существенно влияет на процесс его формирования, по-новому расставляет акценты в его составляющих, приводя к существенным изменениям и деформациям. Под влиянием виртуальной реальности происходят структурные сдвиги в рамках сознания. Меняются параметры протекания психических процессов, появляются содержательно новые состояния сознания, что в конечном итоге предопределяет формирование нового образа окружающего мира. Пребывание в виртуальной реальности для человека может привести к смешению реального и нереального, объективного и субъективного, то есть результативный образ внешнего мира носит смешанный, диффузный характер, что приводит к возникновению нетипичных для реальной социальной действительности поведенческих проявлений.

12. Являющееся сложной системой сознание претерпевает не только внутреннее переструктурирование, но и реагирует на воздействие виртуальной реальности как единое целое, что позволяет говорить о необратимых трансформациях или даже мутациях сознания. Последствия влияния виртуальной реальности, безусловно, носят амбивалентный характер, причем амбивалентно как само влияние, так и содержание вытекающих из этого трансформаций. Главными и наиболее существенными направлениями трансформаций сознания являются: редуцируемый характер воспринимаемого окружающего мира и схематичность, упрощенность и фрагментарность представлений о нем; инфозависимость, предопределяющая снижение мировоззренческой и поведенческой автономии личности; кризисные явления в рамках самосознания, связанные с бифуркациями и полиидентичностью личности. Информационный взрыв, сферой распространения которого является прежде всего виртуальная компьютерная реальность на фоне избыточного объема информации и высокой степени ее интенсивности, порождает кризис недопонимания, проявляющийся как в форме искаженного видения мира, так и в форме ограниченного понимания человека человеком.

13. Виртуальная реальность обладает многовекторным факторным потенциалом по отношению к личности, вследствие чего в условиях виртуальной реальности личность претерпевает существенные трансформации. Для реконструкции процесса социальных трансформаций личности необходимы  следующие понятия: «виртуализированная личность», «сетевая личность» и «виртуальная личность». Эти понятия являются одноуровневыми, но не дублирующими друг друга и обеспечивают корректное понимание современной личности. 

Сетевая личность – это личность в личности, т.е. это та составляющая реальной личности, которая формируется под воздействием виртуальной реальности и обеспечивает эффективное взаимодействие в виртуальном пространстве и психологически комфортное состояние  пребывания в нем в момент виртуальной активности. За счет единства реальной и сетевой личности в рамках  как социального, так и виртуального пространства происходит процесс виртуализации личности. Этот процесс двусторонний, так как включает взаимное влияние двух составляющих личности. Его следствием выступает появление виртуальной личности. Виртуальная личность – это порождение виртуальной реальности, продуцированной современной компьютерной техникой, с одной стороны, а с другой стороны,- это плод сознания человека. Виртуальная личность бестелесна, символична,  множественна, обладает именной означенностью и некоторыми признаками субъекта, например, относительной автономностью действий в виртуальной среде. В силу этих свойств виртуальная личность, выступая объектом по отношению к реальной личности, обладает влиятельными способностями, которыми объективно наделен субъект деятельности и отношений. Следствием такого влияния выступают личностные деформации.

Научно-практическая значимость исследования. Результаты диссертационного исследования позволяют углубить теоретические представления в области виртуалистики, понимание процессов виртуализации современного общества, общих проблем личности, ее сознания и самосознания. Материал диссертации может быть использован в научных и учебно-педагогических целях для дополнения соответствующих разделов изучаемых курсов по социальной философии, социологии и психологии личности, а также чтения спецкурсов и факультативов по соответствующей тематике. Основные выводы работы по разделам, касающимся проблем личности и сознания в условиях виртуальной реальности, могут использоваться при формировании основных направлений молодежной политики региона и составлении направлений работы с учащейся молодежью в учебных заведениях различного уровня системы образования.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования изложены в монографиях: «Виртуальная реальность: социально-философский анализ» (9, 4 п. л.), «Трансформации личности в условиях виртуальной реальности» (3, 2 п. л.), а также ряде научных тезисов, статей, разделов коллективных монографий общим объемом 15 п. л.  Идеи и положения диссертации были апробированы на научных и практических конференциях: «Восток – Запад – Россия» (Ростов-на-Дону, 1993), «Бизнес коммуникации: междисциплинарный подход» (Ростов-на-Дону, 2006), внутривузовской ежегодной научной конференции и др. Диссертационная работа обсуждалась на кафедре философии и культурологии ИППК ЮФУ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих  тринадцать параграфов, заключения и списка литературы из 358 наименований.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, дается характеристика состояния и степени разработанности проблемы, в связи с чем очерчивается  пространство научного интереса диссертанта и определяются цель и задачи диссертационного исследования, формулируется  научная новизна и тезисы, выносимые на защиту.

В первой главе «Социально-философский аспект виртуалистики» раскрывается динамика философского дискурса по проблеме виртуального, реконструируется понятие «виртуальная реальность» и приводится  авторское видение сущности, содержания данного понятия с точки зрения перспектив его методологического значения для философии.

В первом параграфе «Идея виртуальности в историко-философском дискурсе»  обоснованно представлено богатство и давность идеи виртуальности, показано существенное отличие современного философского представления о виртуальности от исторических воззрений. Интерес к идее виртуальности по причине глобальных научно-технических разработок и их внедрения непрерывно нарастает. Складывается новое философское направление – виртуалистика. По определению Н. Носова, это – новый парадигмальный подход, поэтому виртуалистика не соотнесена с какой-либо конкретной проблематикой и  имеет дело с объектами, которые не могут быть концептуализированы в рамках классической философской парадигмы1. В этом отношении идея виртуальности призвана сыграть значимую роль в объяснении многих социальных перемен, происходящих в мире.  Понятие виртуальности предлагает новую парадигму мышления, позволяющую анализировать в единой плоскости реалии, которые относятся к разным типам знания: естественно-научному, гуманитарному, техническому, философскому. Идея виртуальности ведет к пересмотру понятий реальности и существования  других онтологических  категорий.

Виртуальное не есть мнимое или воображаемое, поскольку не имеется в виду чисто субъективное содержание. Виртуальное не есть несуществующее, просто мы не можем приписать ему традиционно объективное существование. Виртуальное содержание - то, где отсутствует четкое разделение объективного и субъективного плана в понимании, где эти различные содержания перетекают друг в друга, становясь неразличимыми, неотличимыми. 

  Представленный в параграфе исторический ракурс позволяет выделить два основных смысла понятия виртуального. Первый восходит к естествознанию, где  он раскрывается через противопоставление бесконечно малых перемещений объектов и стабильной в своих пространственно-временных характеристиках реальности. Второй – связан с созданием и использованием компьютерных технологий, как бы симулирующих реальность. В понятии виртуальной реальности оба эти смысла соединяются. Специфика виртуальной реальности определяется тем, что этот феномен является сконструированным, реально-иллюзорным миром, который создается в человеческом сознании различными способами. Компьютер – не единственное средство, чтобы ввести человека в виртуальную реальность; для этого могут использоваться и иные способы, в том числе психологические.

В материале параграфа отмечается, что виртуальность как объект проявляется в виде виртуальной реальности, возможно, предстающей в различных видах. Вследствие бурного развития информационных технологий виртуальная реальность в ее компьютерном, сетевом и масс-медийном варианте приобретает всепроникающий характер. Однако философское осмысление виртуальной реальности предполагает обозначение ее сущности  независимо от конкретной ее формы. В русле постмодернизма можно охарактеризовать сущность виртуальной реальности как совокупность неупорядоченных симулякров, однако виртуальная реальность является опосредованным проявлением возможностей человеческого сознания и одновременно выступает частью объективной реальности, то есть она существует реально для рефлексирующего разума человека.  Если рассматривать систему коллективных представлений об окружающем мире как конструирование социальной реальности, то сконструированная социальная реальность выступает виртуальной реальностью, в данном случае - миром, который люди создают для себя. На этапе компьютерных технологий и формирования информационного общества начался новый этап функционирования и, соответственно,  осмысления виртуальной реальности. Именно благодаря высоким технологиям  коллективные представления могут  объективироваться  в символических образах виртуального мира.

Во втором параграфе «Реконструкция понятия «виртуальная реальность»  проделанная реконструкция позволяет сделать некоторые выводы, касающиеся самого понятия виртуальной реальности. Отмечается, что в философском обороте оно является одним из самых молодых понятий. Можно напомнить, что оно появилось в  конце 70-х годов прошлого века благодаря нововведению Дж. Леньера. Два десятка лет его активного употребления не означает, что сущность явлений, обозначаемых данным понятием, их содержание однозначно определены. Данное понятие до сих пор отличается многообразием  научного понимания и истолкования.

Однако обозначенная научная новизна понятия виртуальной реальности  не исключает наличие достаточно солидной предыстории, которая включает и этап античных представлений о самостоятельной и вечной жизни идей, которая по сути своей была виртуальна. Свою страницу в истории вписали средневековые мыслители, утвердив данное понятие в качестве правомерного философского понятия для концептуализации событий, существующих временно или частично. Весомую лепту в становление понятия внесли представители точных наук, в частности, физики, употребляющие его для определения особо малых частиц, возникающих только в момент взаимодействия других частиц иного порядка. Развитие технологий, особенно появление компьютера и компьютерных технологий, привело к возрождению понятия с качественно иным содержанием, так как оно используется теперь для обозначения особого вида реальности, возникающей за счет использования компьютерных технических систем. А бурный прогресс технологий привел к повсеместному распространению виртуальных реальностей, активно вмешивающихся и не менее активно влияющих на социальную жизнь. Несомненен вклад психологии в научное становление данного понятия, так как виртуальные миры позволяют человеку в них находиться, взаимодействовать с ними и с другими людьми, пребывающими в виртуальной реальности.

Сегодня наступил тот момент, когда не только философия, но и многие  конкретные науки, имеющие отношение к изучению виртуальных миров, объединяют усилия для исследования такого сложного и интересного объекта, как виртуальная реальность, что происходит в рамках виртуалистики. Комплексность исследований позволяет посмотреть на данное сложное по своей сути явление с многих сторон, однако обобщение, определение теоретических и социальных перспектив – это предназначение философского осмысления виртуальной реальности.

На основе вторичного анализа многих авторских подходов и вариантов определения понятия мы предлагаем следующее его определение: виртуальная реальность – это символическая по сути, объективно и актуально существующая реальность, носящая порожденный, заданный и сверхдинамичный характер и предполагающая активное взаимодействие с человеком и обществом в целом. К ее свойствам относится также идеальность, иммерсионность  (от англ. immerse – погружаться), которая достигается за счет симуляции реального мира, специфические пространственные и временные характеристики. Однако авторское видение содержания этого понятия строится на несводимости  его  только к манипуляциям в рамках виртуальной реальности, а  предполагает понимать его как процесс взаимодействия с обществом,  культурой и отдельной личностью.

Во второй главе «Виртуальная реальность в рамках современного социума» прежде всего обосновывается правомерность определения современного социума как информационного общества, в котором качественно новым основанием бытия выступает информация в самых разнообразных формах своего существования. Именно такая характеристика современного общества позволяет увидеть место в нем виртуальной реальности.

В первом параграфе «Интеллектуально-философское видение современного общества»  показано, что современное общество – это быстро меняющееся общество, которое во все большей степени приобретает черты информационного. Все эти процессы вызывают изменения в представлениях об обществе с различных философских, научных позиций. Они перестают носить ярко выраженный полюсный характер, а их разнообразие огромно. Это  информационное  общество по-новому высвечивает аксиологические проблемы человеческого бытия, в частности, ценности информации и знания. Информация – это один из основных ресурсов информационного общества, в связи  с чем ценность информации резко возрастает, а одновременно обостряется проблема корректности, точности информации и адекватности знания. Девальвация содержательности информации и корректности знания можно объяснить сверхподвижностью социальной и культурной жизни, быстрой ее изменчивостью и, как результат, сложностью фиксации всего происходящего. Информационное общество резко обостряет проблему конфликта знания и информации.  Последняя все чаще подменяет знание, что становится особенно несложно  реализуемым в пространстве Интернета, где человеку легко сконструировать свой вариант реальности, построенной на основе специфически подобранной информации.

Материал параграфа позволяет сделать вывод, что подтверждением разнообразия, присущего современному обществу, является ведущийся в сфере научного знания поиск новых моделей описания социума. Этот поиск реализуется через многообразие теорий и  концептов, возникающих на этапе постнеклассической науки, в частности,  постмодернизм, который  может рассматриваться в качестве философии этого общества. Идеи и понятия  постмодернистской философии наиболее адекватно, с нашей точки зрения, раскрывают  сущность возможностей новейших информационных технологий, использование которых формирует специфику самого общества, которую можно представить через систему понятий постмодернизма: многозначность, плюрализм, отстраненность, неопределенность, фрагментарность, изменчивость, трансформация реальности в образ, стремление к разрушению давящего порядка. И хотя эти понятия как инструменты толкования и описания скорее применимы для поля культуры, мы эксплицируем их к обществу в целом, в том числе и к технической его сфере,  детищем которой  является  Интернет, который мы рассматриваем как систему технического обеспечения создания особого коммуникативного пространства, в рамках которого конструируется виртуальная реальность. Для участников коммуникации в Сети она представляет собой мир имитаций, выступая копией реального мира, но копией, могущей жить по своим  относительно самостоятельным законам.

В современных условиях бурными темпами идет информатизация общества, ярким проявлением которой является компьютеризация. Сегодня компьютер с его уникальными техническими возможностями как артефакт соединяет в себе культуру и цивилизацию, мир ценностей и средств, вследствие чего возникает особый вид коммуникации в системе «человек – техника».

Во втором параграфе «Онтологические аспекты виртуального» определяются формы проявления виртуального, а также бытийные основания виртуального.  Можно предположить, что виртуальное есть способ бытия, отличный как от реального, так и от идеального, так как он вбирает в себя своеобразное сочетание и первого, и второго. Виртуальное обнаруживает себя и в окружающем предметном мире. Так, высокотехнологичные предметы не имеют окончательной оформленности, они предстают перед  человеком в определенном смысле незавершенными и лишь потенциально содержат возможность своего окончательного определения. Из этого следует, что идеальное переходит в виртуальное и становится неотъемлемой частью материального,  часть которого завуалирована в виртуальном. Сущностное явление виртуального в его многообразных формах, в частности в форме компьютерной виртуальной реальности, - это симулякры, знаки – символы всего реального, но эти знаки приобретают способность самостоятельного  бытия. Виртуальная реальность органично встроена в объективную реальность и предстает в виде системы понятий, системы образов и смыслов, культурных норм, гипертекстов, виртуально оправданных действий и так далее. Таким образом, виртуальная реальность имеет особые формы данности, что делает ее доступной для познания.

В современном обществе явно обнаруживает себя тенденция виртуализации, то есть замещение реального виртуальным. К такому замещенному относится все большее количество различных явлений: процесс познания и эмоциональные состояния, коммуникация и самореализация, процесс реального общения между людьми постепенно превращается в общение между образами, которые могут абсолютно не соответствовать их носителям.  Изменения, происходящие в обществе в связи с вступлением в эпоху постмодерна, указывают на то, что именно в их контексте следует рассматривать распространение технологий виртуальной реальности. Культура постмодерна рождается на стыке упадка модернистских идеалов и бурного развития информационных технологий, которые все в большей степени приобретают виртуальный характер, начиная не отражать, а симулировать действительность.

В параграфе указывается, что для исследования заявленной темы  необходим выбор конкретной формы проявления виртуального – компьютерной, сетевой виртуальной реальности - на том основании, что данный вид является самым массовым, универсальным, так как имеет место в разнообразных сферах современного общества и различных видах деятельности человека. В таком ракурсе онтологические аспекты виртуальной реальности раскрываются через  видение соотношения объективной или реальной реальности и виртуальной реальности, их сравнение и установление взаимосвязи, которая обусловливается прежде всего вторичностью виртуальной реальности по отношению к объективной реальности. Виртуальная реальность выступает своего рода продуктом, чем-то производным, однако содержательно этот продукт является своеобразной копией той или иной стороны объективной реальности. Кроме того, виртуальная реальность обладает целым рядом свойств, которые позволяют сделать вывод о возможности рассмотрения этих двух реальностей как самостоятельных видов. Это возможно, так как виртуальная реальность объективна в момент своего проявления, она актуальна, динамична и позволяет взаимодействовать с собой. В этом смысле ей так же,  как и объективной реальности, свойственны противоречия, многообразие и скрытые начала, устанавливаемые человеком по мере ее освоения.

Виртуальная реальность, являясь по своей сути символической реальностью, представляет уникальный феномен, сочетающий в себе оба мира существования человека: мир вещный, материальный, объективный и мир информационный, мир знания, представлений, верований и смыслов. Именно поэтому виртуальная реальность претендует на особый статус в рамках современного общества, в котором созданы необходимые технологии воспроизводства виртуальной реальности в массовом масштабе.

В третьем параграфе «Виртуальная реальность в системе взаимодействия «человек - техника» показано, что на современном этапе развития информационных технологий техносфера становится феноменом социальной истории и бытия человека, а указанная система обретает вид системы «человек - компьютер».

Система «человек – техника» впервые обнаружила себя еще в период технической революции и сохранилась до современного этапа развития. Однако ее содержание существенно изменилось. Особенно явственно эти изменения проявляются и будут проявляться в информационном обществе. И не только потому, что данный тип общества базируется на высочайших технологиях, базовым элементом которых является именно компьютер. Но и потому, что условием стабильного и динамичного развития данного общества является возможность абсолютного владения информацией – ведущим ресурсом социального развития. Абсолютное владение предполагает контроль во всем информационном пространстве, то есть и источники, и передающая среда, и потребители доступны в плане регуляции информационных процессов. Именно эта социальная потребность является мощным двигателем развития и совершенствования системы «человек – техника». 

  Современная система в виде «человек – компьютер» в отличие от прежних  вариантов имеет целый ряд специфических особенностей.  Можно отметить, что компьютер выступает не механическим придатком человека и даже не его заменителем, а своего рода дубликатом с большими возможностями. Если говорить о компьютере в широком смысле слова, то есть имея в виду всю систему обеспечения, которая  реализует возможность создания виртуальной реальности, то он изменяет статус человека в этой системе, да и статус самой технической составляющей также меняется.

Эти изменения происходят в нескольких направлениях. Прежде всего  это совершенствование самого компьютера в плане превращения его в полноправного участника коммуникации, что происходит за счет совершенствования программного обеспечения, позволяющего забыть о порожденности виртуального мира и воспринимать образы, создаваемые компьютером,  как реальные.

Другим направлением изменений в указанной системе является трансформация психологического климата в ее рамках. В рамках человеческой психики происходит преодоление настороженного и даже враждебного отношения как к самому компьютеру, так и к тому виртуальному миру, который он создает. Весь этот комплекс перестает восприниматься как нечто внешнее, оппозиционное человеку. Теперь эта система переходит из сферы «Они» в сферу «Мы», что превращает компьютер в неотъемлемую часть повседневности человека.

Традиционно система «человек – техника» функционировала только в одной сфере человеческой активности – в сфере производства. Такая ситуация также способствовала усилению враждебности в отношении человека к технике. В современных условиях система «человек – компьютер» функционирует во всех сферах человеческих проявлений и практически круглосуточно. В обществе уже сформировалось поколение, которое выросло в подобных условиях и для которого компьютер – это не только естественный, но и абсолютно необходимый элемент жизни.

Только в рамках системы «человек – компьютер» становится возможным для человека выступить в роли творца специфического мира, наполненного определенными образами, а самому выступать одним из этих образов, погружаясь в  мир виртуального. Таким образом, виртуальность выступает атрибутом этой системы. А так как  и человек,  и компьютер являются составляющими материального мира,  природного и артефактного, то все, что возникает в рамках указанной системы, также воспринимается скорее как реальное, нежели виртуальное. В функционировании данной системы происходит гипостазирование за счет тиражирования образов реального мира, что приводит к потере грани между реальным и виртуальным.

Третья глава «Виртуальная реальность в контексте информационно-коммуникативного взаимодействия» полностью посвящена рассмотрению вопросов виртуальной коммуникации и общения. В главе отмечается, что в силу своей сложности и многогранности виртуальная реальность, будучи открытой для научного исследования, может быть понята лишь контекстуально. Именно поэтому избран вариант рассмотрения  виртуальной реальности в контексте ее взаимодействия с социальным пространством общества на всех его уровнях, включая  уровень личности.

В первом параграфе «Всемирная Сеть и виртуальная реальность» на основе теоретического, имеющего методологическое значение посыла о том, что  каждая эпоха отличается от предыдущих способом социально значимых форм коммуникации, указывается, что  с появлением компьютера, а затем и всемирной компьютерной сети Интернет складывается принципиально новая форма коммуникации. Ее новизна заключается в том, что она не просто убыстряет коммуникацию  или облегчает протекание ее процесса, или устраняет пространственно-временные сложности. Новая форма предполагает принципиально  иную организацию коммуникации, в которую потенциально может быть вовлечено все человечество. Следовательно, такие условия протекания коммуникации,  как пространство, время, предметная наполненность среды коммуникации,  утрачивают свое первостепенное значение, во многом упрощая и делая доступным участие в социальной коммуникации. Следовательно, Сеть создает возможность нового вида социальной коммуникации, специфика и содержание которого будет рассмотрена в следующей главе. Рассматривая Сеть как явление социокультурное,  следует отметить двойственную сущность Сети, которая выступает как материальное через предметную базу своего функционирования: компьютеры, программное обеспечение, спутники и т.д. И в то же время – это воплощение идеального: мысли, творческие идеи, проекты и даже эмоции, переживания и прочее. Все это позволяет сделать вывод, что Сеть одновременно и объективна, и действительно предельно субъективна. Эта двойственность определяет значительность преобразующего влияния виртуальной среды на общество практически на всех его уровнях и на личность в том числе.

Материал параграфа обосновывает идею о том, что Сеть как новое  техническое явление сразу же перешагнула чисто техническую сферу. Она стала явлением и социальным, и культурным. Для социума ее сверхзначение заключается в том, что она позволяет создать масштабный виртуальный мир со всеми его характерными признаками. У этого мира есть временная характеристика. Виртуальное время, или время виртуального пространства,  значительно отличается от реального времени: оно разнонаправлено, что приводит к одновременному существованию в рамках единого пространства и уже прощедщих событий, и текущих, и даже будущие события представлены столь похожими на реальные, что их вполне можно воспринимать как актуальные. Значительно варьируется скорость течения времени: оно может «сжиматься» и «растягиваться» в зависимости от воли и желания находящегося в виртуальном пространстве. Субъективное восприятие времени и в реальном мире дает возможность прочувствовать это, однако именно в рамках виртуального пространства не внешние обстоятельства, а личные установки определяют временное сжатие или растяжение.

Сеть создает огромное пространство, рамки которого определяются многими факторами, в том числе конечными точками включенных в Сеть компьютеров, то есть некоторая связь с реальным пространством все же есть. Однако виртуальное пространство, образуемое в рамках Сети, по сравнению с реальным пространством, обладает способностью «сжатия», то есть оно образуется для конкретного пользователя лишь актуально, в момент вхождения в Сеть. Объективно существует лишь возможность  развертывания создаваемой виртуальной реальности  в рамках сетевого пространства, то есть потенциально пространственные пределы всегда ограничены техническими возможностями данного времени. Виртуальная реальность в рамках Сети имеет свою социальную и культурную наполненность.  В  ходе функционирования в ее пространстве протекают весьма схожие с реальным пространством процессы: формируется социальная структура, идут процессы стратификации сетевых сообществ, складывается система норм и правил взаимодействия в Сети, специфические ценности, язык, традиции, что позволяет говорить о специфической культуре. Виртуальный мир в рамках сетевого пространства есть динамическая система, требующая от человека, входящего в него, определенной степени подготовленности, освоения культуры этого мира, которая выступает как киберкультура. Можно сказать, что это субкультура планетарного социума, она обладает рядом специфических характеристик: общим языком, системой кодов, позволяющих перемещаться и взаимодействовать в этом пространстве, системой норм и правил нахождения, взаимодействия в Сети. Самое главное, что киберкультура выполняет социально значимые функции, через которые она проявляет себя как реальная культура. Она формирует определенную систему ценностей, определенную шкалу оценок, что определяет поведение индивида, содержание его мировоззрения, лежащего в основе этого поведения. И, наконец, масштабный виртуальный мир всемирной Сети обнаруживает свою специфику через влияние на личность, активно в нем действующую. Этот мир в силу своей специфики объективно приводит к состоянию раздвоенности, так как человек одновременно находится и в реальном, и в виртуальном мире, законы и нормы которых порой противоречат друг другу.

Параграф завершается выводом о том, что в рамках всемирной Сети создается наиболее доступный всем, обладающий объективностью и воспринимаемый субъективно виртуальный мир как самый распространенный вид виртуальной реальности, рассматривая который мы можем отследить процессы взаимодействия и взаимовлияния виртуальной и реальной реальности.

Во втором параграфе «Виртуальная коммуникация» раскрывается содержание идеи специфичности социальной коммуникации на каждом историческом этапе развития общества. В русле позиции Ю. Хабермаса и других рассматривается состояние и форма социальной коммуникации как важнейший показатель уровня технологического развития общества, его социокультурную специфику. Так как коммуникация является базовым социальным процессом, следует учитывать характер его протекания. В условиях современного общества социальная коммуникация во все большей степени перемещается в виртуальный мир всемирной Сети, которая через свое функционирование создает техническую базу для вовлечения в коммуникацию все большего количества людей, что определяет ее действительно массовый характер. Следовательно, виртуальная коммуникация является компьютерно опосредованной коммуникацией, уникальным средством передачи информации, а от характера передачи информации напрямую зависит качество и эффективность самого процесса коммуникации. 

Виртуальное пространство Сети, где происходит социальная коммуникация, имеет практически такую же безграничность, как и реальное пространство. Однако его масштабность воспринимается неадекватно, так как на перемещения в его рамках не нужно сколько-нибудь значительного времени. В то же самое время виртуальное пространство включает огромные массивы информации, которые находятся в динамическом состоянии, так как постоянно меняются, пополняются, движутся от составителя, производителя к получателю или пользователю. В конечном счете, информация составляет наполненность виртуального мира Сети, именно она во многом определяет  содержание виртуального.

Однако виртуальную коммуникацию нельзя сводить лишь к обменным информационным процессам. Во-первых, потому что информация меняет свою сущность, переставая быть системой достоверных сведений о разнообразных сторонах реальной действительности. Она во все большей степени становится информацией без содержания, превращаясь в симулякры, знаки, которые используются людьми в процессе их взаимодействия как коды, как основания действия по одним правилам. Во-вторых, движения информации инициируются людьми, которые не только ее создают или составляют, но и манипулируют ею, «играют» ею, что также является элементом и специфической особенностью виртуальной коммуникации.

Составляющим элементом виртуальной коммуникации является ролевое поведение участников указанного процесса. В рамках именно виртуальной коммуникации в сравнении с реальной коммуникацией формируется специфическое ролевое поведение, которое можно охарактеризовать как полиидентичность. У участника виртуальной коммуникации происходит размывание ролевой означенности, закрепленной в реальном мире в ходе социального поведения. Виртуальный мир вполне допускает множественность социальных самопредъявлений в ходе коммуникации. Такая ролевая размытость напрямую связана со спецификой мотивационной сферы виртуального коммуниканта. Как показано в  параграфе, мотивационная сфера значительно расширяется, что влияет на вариабельность поведения в рамках виртуальной реальности. Но это расширение приводит к нарастанию противоречий в системе мотивов, к борьбе мотивов, что еще в большей степени влияет на формирование полиидентичности.

Любая коммуникация, в том числе и виртуальная, имеет языковую основу. В рамках виртуальной реальности Сети складывается свой специфический язык, своя система  знаков, символов, обозначений, совокупность которых по мере усвоения коммуникантами обеспечивает эффективность коммуникативного процесса.

Виртуальная коммуникация выполняет социально значимые функции, рассмотреть которые можно с позиций применения методик анализа реальной коммуникации в аспекте ее социального значения. Так, виртуальная коммуникация выполняет когнитивную, регулятивную, алгоритмическую, селективную, гедонистическую функции, что позволяет рассматривать виртуальную коммуникацию в плане ее воздействия на участников данного процесса, а также на реальное общество в целом. 

Принимая во внимание эти и другие аспекты все более насыщенной коммуникации миллионов людей посредством сети Интернет, можно представить, что через какое-то время  виртуальная коммуникация будет не параллельной реальной коммуникации, а поглотит реальную, которая окажется встроенной в виртуальную. Возможно, возникнет симбиотическая форма коммуникации. Однако перспективы развития Интернета в данном аспекте его рассмотрения пока не ясны. 

В третьем параграфе «Виртуальная реальность и сетевое общение» материал выстроен в соответствии с учетом принципа деятельности. В рамках деятельностного подхода  общение признается самостоятельным видом деятельности, следовательно, человек, занимаясь общением, должен освоить разнообразные его виды, овладеть средствами и приемами общения, то есть  приобрести значимый для нахождения в определенном социуме коммуникативный опыт. Сетевое общение – относительно новая форма общения, обладающая своей спецификой. Она заключается в значительно меньшей степени подверженности ритуализации, традициям и т.д. Именно поэтому отсутствует императивный характер норм сетевого общения, а  человеку свойственна высокая степень вариабельности поведенческих и технологических приемов, благодаря которым происходит селекция паттернов сетевого поведения.

Традиционное общение предполагает помимо передачи информации обмен чувствами, эмоциями, воздействие друг на друга, причем все это начинается с восприятия партнера по общению. Сетевое общение исключает этап восприятия, так как реального партнера никто никогда не видит. Технические возможности Сети, в пространстве которой и происходит общение, позволяют компенсировать невозможность реального визуального контакта. Компенсация предполагает возможность самопредъявления, самосозидания, самопрезентации в Сети. Впервые человек может активно выстраивать свою, прежде всего, внешность, придавая ей разные формы, а вновь получаемый образ обладает высокой степенью динамичности, он может меняться в зависимости от настроения, ситуации и т.д. Телесная организация человека теперь полностью зависит от самого человека, причем  конструирование внешности осуществляется в данный момент, здесь и сейчас.  Таким образом, человек получает еще один способ проявления собственной креативности.

Наиболее яркой формой сетевого общения является общение в чатах, которое носит специфический характер и обладает целым рядом своеобразных признаков. Общение в чатах представляет собой письменную фиксацию устной речи. Это сказывается на специфике орфографии, фиксирующей произношение и особенности пунктуации, которой возвращается семантический характер. Для синтаксиса такого общения характерно употребление эллиптических конструкций и перестановка частей предложения.  Сетевому общению, носящему виртуальный характер,  присуще  стремление компенсировать недостающие в этом виде коммуникации невербальные и паравербальные факторы при помощи графических средств. В процессе виртуально-сетевого  общения возникает метатекст, т.е. комментарии, которые компенсируют отсутствие зрительной информации. Виртуальное общение происходит в особом пространстве, изолированном, едином и создающимся  пользователями - коммуникантами. Виртуальная компьютерная реальность, существующая в момент общения, выступает не только в качестве посредника виртуального общения, но и в силу  своей содержательной, пространственно-временной специфики существенно влияет на характер, содержание, средства и приемы общения, что, в конечном счете,  воздействует на личность общающегося, значительно изменяя ее.

В заключение указывается, что то внимание, которое уделяют исследователи сетевому общению в контексте  виртуальной  реальности, какова бы ни была их методологическая ориентация, - показатель взаимопроникновения различных пластов культуры и нарастающей сложности и противоречивости современного социокультурного пространства.

Общей задачей четвертой главы «Воздействие виртуальной реальности на социокультурное пространство современного общества» является определение тех тенденций и форм социальных трансформаций, которые  набирают силу в современном обществе как следствие влияния виртуальной реальности. В русле предложенного видения социального пространства  заостряется внимание на анализе  изменений, происходящих в социальной структуре общества, в политической системе и, соответственно, в сфере отношений, которые там складываются, в области культуры и массового сознания.

В первом параграфе «Тенденции и формы социальных трансформаций»  виртуальная реальность  представлена как та  сфера, которая по сути является единой, всеобщей и универсальной в плане взаимодействия с ней и в ней, что объективно усиливает разнообразные тенденции в развитии социума как на локальном, так и на глобальном уровне.  В информационном обществе центр социальной значимости капитала перемещается в область информации и знания, которые, благодаря формированию виртуального сетевого пространства, приобретают высокую степень демократичности по отношению к рядовым членам общества и  предопределяют переструктурирование социальной сферы.

В будущем обществе, которое уже формируется сегодня, сохраняется социальная иерархия и система социального неравенства, однако профиль социальной структуры общества, содержание ее элементов существенно меняются.  В силу этого сохраняются социальные межслоевые противоречия и возможность социального конфликта, прежде всего по причине информационного неравенства.  Сам конфликт в момент его  обострения частично может канализироваться через виртуальное пространство Сети. В этой связи особо можно указать на формирование новых социальных групп, которые профессионально связаны с постоянно протекающими в обществе информационными процессами.

Принципиально новой тенденцией трансформаций социального пространства является образование новых условных аморфных и неоднородных по своему характеру групп, которые, будучи представленными в реальном социальном пространстве, напрямую связаны с сетевой социальной структурой, где они представляют сложившуюся сетевую общность. Наличие таких групп приводит к размыванию традиционной социальной структуры.

В параграфе характеристиками социального бытия информационного общества представлены такие его свойства, как динамичность, плюралистичность, фрагментарность,  и указывается, что происшедшие социальные трансформации не являются долговременными, они  быстро меняются, утрачивая свою содержательную определенность. Происходит темперирование социальной жизни, а процесс ее познания и особенно фиксирования знания значительно затрудняется.

В материале параграфа отмечается, что наиболее заметные трансформации происходят в сфере политики и власти. Судьба демократии в информационном обществе может рассматриваться сквозь призму противоречия между демократическим потенциалом, создаваемым информационными технологиями, воплощенными, прежде всего, в Интернете,  и имеющим значение в большей степени для рядового участника политического процесса, а также между уникальными возможностями манипулирования массовым сознанием. Причем создаются эти возможности теми же достижениями, а используются властными структурами. Можно выделить две тенденции в изменении политического процесса и политического участия, которые особенно усиливаются под воздействием виртуальной реальности. Первая тенденция - это возрастание роли добровольных массовых организаций (т.н. групп участия), которые являются международными и действуют особенно успешно в виртуальном пространстве Сети, но последствия их активности отражаются на реальном социальном пространстве.  Вторая тенденция - это ослабление позиций национальных государств, что происходит особенно явно с вторжением виртуальной реальности в государственную политическую жизнь, которая становится сравнительно открытой, прозрачной, в определенной мере доступной для видения со стороны. Возможности виртуальной реальности приводят не только к усилению информированности участников политического процесса, но и к невозможности для государства осуществлять свои функции в прежних формах.

Существенным содержательным моментом параграфа является  обоснование идеи превращения СМИ в субъекта политики и манипуляции. Указывается, что  за счет медиализации СМИ обретают иной социальный статус, выступая не просто видом власти, а выдвигаясь на первые политические позиции и в прямом смысле слова делая политику, которая во все большей степени обретает сценарный характер. 

В целом современное общество, которое обнаруживает целый ряд свойств информационного, демонстрирует разнообразные актуальные и потенциальные социальные трансформации, вызванные влиянием  процессов виртуализации, влиянием усиления роли виртуальной реальности в обществе, а главным последствием воздействия виртуальной реальности является виртуализация всех реальных социальных и политических процессов.

Второй параграф «Культурные сдвиги современного общества» начинается с обоснования теоретической и методологической базы исследования культуры. Культура как одно из самых сложных социальных образований имеет многоуровневую структуру, где каждый уровень исполняет свои,  прежде всего специфические, функции. Они носят свою историческую предопределенность, своеобразные истоки формирования и близость к пространству социального взаимодействия. В развитии общества складываются периоды, в которые происходит «возмущение» элементов этих уровней и формируется симбиотический уровень культуры, сущность которого в сочетании несочетаемого. Усиливающееся влияние виртуальной реальности приводит к разрастанию этого симбиотического слоя культуры, а также к его экспансии во все традиционные слои и типы культур.

Современный этап общественного развития – это период культурного сдвига, сущность которого проявляется в кардинальном смещении акцентов в системе ценностей и норм социального поведения. Так как все более значительная часть жизни проводится человеком в условиях виртуальной реальности, то именно ее специфика предопределяет многие изменения в системе культурных ценностей. Первейшими из них становятся те, которые соответствуют все более изощренным вкусам и потребностям современного человека. Виртуальная реальность, взаимодействуя с обществом, приводит к принципиальным изменениям темпов культурных трансформаций, которые происходят также с нарастающей быстротой. Многовекторна направленность культурных  трансформаций. Они затрагивают не только базовые сферы культуры, но и касаются множества тех мелочей, которые составляют повседневную жизнь людей, в частности информационные технологии, лежащие в основе социальной ткани информационного общества, диктуют новые стандарты представлений о красоте, качестве, приемлемости и т.д.

Своеобразным итогом развития культуры в любом обществе является возможность создания общей картины мира, которая  имеет теоретический уровень, и тогда речь идет о научном образе мира, который задает фундаментальные ориентиры для дальнейшего развития науки. Так, А.А.Крушанов отмечает, что « …в последние десятилетия происходит скрытое размывание сложившегося еще в ХIХ веке широко признанного до сих пор образа мира и его стихийная замена более современной версией, …Точнее говоря, образ мира виртуализировался, хотя этот факт еще не очень осознается исследователями.»2

. Пересматриваются не только временные и пространственные параметры мира, но и его сущностные основания. Отсюда происходит ревизия системы научных категорий, происходит пополнение и уточнение базовых понятий, появляются новые направления и модели исследований. Второй уровень образа мира – это уровень обыденный. И в его рамках  как результат инкультурации формируется мировоззрение человека, в котором отражаются и научное видение мира, и способы его объяснения.

В таком смысле воспроизводимый в рамках индивидуального сознания внешний мир выступает как подлинный виртуал, насыщенный разнообразными образами, которые могут существенно не совпадать хотя бы по основным параметрам с реальными предметами и явлениями.  Человеческое сознание наделяет предметы имиджем и в дальнейшем оперирует уже этими имиджами, которые, в конечном счете,  начинают значительно влиять на поведение человека. На этом принципе работает вся реклама, которая создает имидж продукции как концентрируемое выражение интеллекта и умения.  Этот имидж подкрепляется претенциозным дизайном, избыточными функциями и общественным престижем, а в результате предмет обладает завышенной потребительской стоимостью. Но закон рынка требует быстрого обновления ассортимента продукции, начинается раскрутка другого предмета, хотя прежний еще не исчерпал свой потребительский потенциал. Можно отметить, что скорость этого оборота столь высока, что в результате  в определенном смысле обесценивается знание,  создаются одноразовые ценности, а в обществе создается ситуация  одноразового использования знания. Это принципиально новое явление, возникшее в результате  виртуализации общества и культуры.

В современном обществе на базе изменившихся ценностей складываются новые социальные поведенческие установки, которые определяют формирование нового мировоззрения, лежащего в основе  инновационных форм социального поведения. Вследствие осуществляющихся трансформаций культура утрачивает свой императивный потенциал и не столь категорично, как прежде,  влияет на формирование поведения, а личность приобретает большую степень свободы, которую она реализует в условиях  виртуальной реальности. Содержательно меняется индивидуальный нормативный набор, который определяет содержание и форму социального поведения. Этот набор часто носит весьма противоречивый характер, так как включает нормы и установки, часть из которых действует исключительно в рамках виртуальной реальности, а другая – в условиях реального социального бытия. Это смешение выступает проявлением культурной трансформации нормативного уровня.

В третьем параграфе «Влияние виртуальной реальности на массовое сознание» указывается, что процессы виртуализации общественной жизни, а также массовая сопричастность людей к виртуальной реальности предопределяет доминирование тенденции дивергенции, которая приводит к ослаблению социокультурных связей и децентрации системы в целом. Это происходит потому, что виртуальная реальность становится посредником в отношениях человека с окружающим миром, а часто и заменяет его, становясь исключительной средой человеческого бытия. Проблема реальности виртуального прежде всего  проявляет себя в обстоятельствах конкуренции между реальностями: реальностью «реальной», реальностью действительного с реальностью искусственной, реальностью виртуального. В этой конкуренции все чаще победителем оказывается реальность виртуальная, так как она искусственна лишь по технологии производства, а при ее восприятии создается полное ощущение реальности, естественности. Такая реальность легко изменяется под влиянием самого человека, и потому она особенно притягательна. Это и лежит в основе огромного потенциала воздействия виртуальной реальности на массовое сознание. Особенно эффективно это воздействие происходит в рамках виртуального в Сети, где объективно складывается  предпосылка манипулирования массовым сознанием.

В параграфе рассматривается вопрос о влиянии виртуальной реальности на массовое сознание. В современном обществе  сохраняется тенденция, появившаяся  еще в ХХ веке, и заключающаяся в социально активном функционировании массы, социальной единицей которой выступает массовый человек. А коль скоро СМИ и особенно всемирная Сеть и образуемая в ее рамках виртуальная реальность носят действительно мировой масштаб, то естественно и логично массовый человек становится не только активным коммуникантом в рамках Сети, но он же превращается в объект влияния, в результате которого претерпевает изменения его сознание  как на единичном, так и на групповом уровне.

Масс-медийная и сетевая виртуальные реальности выступают составляющей социокультурной жизни общества, следовательно, являются частью объективной социальной реальности. По этому обстоятельству тем устойчивее новообразования в рамках массового сознания, так как они постоянно активизируются за счет формируемого социального и виртуального поведения.

Массовое сознание в условиях современного общества формируется за счет воздействия различных источников, среди которых все более влиятельным и мощным становится виртуальный мир – мир глобальной информации, популярных образов, мир, где зарождаются и живут, активно действуя, многие стереотипы и мифы – своеобразный фундамент современного массового сознания. Так или иначе, но формирование массового сознания в современном обществе невозможно вне виртуальной реальности,  выступающей в качестве активно воздействующего начала, направленного как на рациональный, так и на бессознательный срез психической жизни человека. 

Виртуальная реальность в рамках виртуального сетевого пространства, как уже отмечалось, образуется за счет взаимодействия таких составляющих виртуального пространства, как знаниевое пространство и информационное пространство.  Актуальные процессы движения виртуальной реальности происходят за счет импульсивного, постоянно меняющегося взаимодействия знаний и информации. Таким образом, на формирование массового сознания влияет характер указанного взаимодействия, подчиняющегося действию определенной закономерности: чем больший удельный вес, социальное и психологическое значение информационной составляющей виртуального пространства, тем в большей степени влияние на массовое сознание происходит в форме манипуляции.

Виртуальная реальность в силу своих сущностных характеристик выступает источником и средством формирования массового сознания.  Указанным средством виртуальная реальность становится в случае использования компьютерных и информационных технологий, лежащих  в основе технологий манипулирования.  Если современное массовое сознание в крайней степени мифологизированно, стереотипично, то  именно влияние виртуальной реальности просматривается особенно рельефно, так как и мифы, и стереотипы являются своего рода символами, а виртуальная реальность символична по своей природе.

Глава пятая «Проблемы личности в условиях виртуальной реальности»  развивает идею о глубоких изменениях в личностной сфере, складывающихся как результат влияния виртуальной реальности. Человеческая личность во все эпохи была предметом теоретических исследований, научных споров и столкновений прикладных наук. В информационном обществе, когда личность  становится центральным звеном в сфере производства, основанном на ценности знания и товарном характере информации  - в таком обществе личность приобретает первостепенное социальное значение.

В первом параграфе «Трансформация сознания личности в виртуальной среде» отмечается, что сознание человека – это предельно трудный объект для исследования, так как очень сложны структура сознания, весь комплекс взаимосвязей между элементами этой структуры и система структурных ответных реакций на влияние извне.

Для раскрытия  содержания и последствий личностных трансформаций в параграфе рассматривается  весь набор изменений под воздействием виртуальной реальности на основе применения методики послойного исследования, то есть рассмотрения структуры личности  в контексте ее деятельности и изменений на каждом структурном уровне личности.

В тексте параграфа подчеркивается, что виртуальная реальность, являясь  результатом человеческой  деятельности и опосредованно плодом человеческого сознания, существенно влияет на процесс его формирования, по-новому расставляет акценты в его составляющих, приводя к существенным изменениям и деформациям. Под влиянием виртуальной реальности происходят структурные сдвиги в рамках сознания.  Прежде всего трансформируются такие составляющие сознания, как мотивационная сфера, эмоции, характер личности, ее индивидуальный опыт, что в совокупности также меняет представление о реальном мире и о моделях поведения в нем.

Меняются параметры протекания психических процессов, появляются содержательно новые состояния сознания, что в конечном итоге предопределяет формирование нового образа окружающего мира. Пребывание в виртуальной реальности для человека может привести к смешению реального и нереального, объективного и субъективного, то есть результативный образ внешнего мира носит смешанный, диффузный характер, что приводит к возникновению нетипичных для реальной социальной действительности поведенческих проявлений.

Последствия влияния виртуальной реальности,  безусловно, носят амбивалентный характер, причем амбивалентно как само влияние, так и содержание вытекающих из этого трансформаций.  Как уже отмечалось, виртуальная реальность  в ее компьютерном, масс-медийном или сетевом варианте является результатом бурного технического и технологического развития общества, в котором стали возможны глобальные и локальные сети, интерактивные медийные технологии и т.д. Но все эти изобретения не имеют ни социальной, ни психологической однозначности. Следовательно, как и многие другие технические новшества прежних эпох, они приобретают ту социальную направленность, которую им придают пользователи. В этой ситуации тем более важно понимать характер и содержание всех изменений в рамках сознания, так как это  может приблизить к пониманию возможного социального поведения личности.

Являющееся сложной системой сознание претерпевает не только внутреннее переструктурирование, но и реагирует на воздействие виртуальной реальности как единое целое, что позволяет говорить о необратимых трансформациях или даже мутациях сознания. В условиях нарастания разнообразия форм виртуальной реальности ее влияние все в большей степени  не зависит от контроля человека, что делает прогнозирование параметров и конкретных форм трансформаций сознания проблематичным, хотя возможно определить основные тенденции трансформаций  сознания.

Главными и наиболее существенными направлениями трансформаций сознания являются: редуцируемый характер воспринимаемого окружающего мира и схематичность, упрощенность и фрагментарность представлений о нем; инфозависимость, предопределяющая снижение мировоззренческой и поведенческой автономии личности; кризисные явления в рамках самосознания. Информационный взрыв, сферой распространения которого является прежде всего виртуальная компьютерная реальность, на фоне избыточного объема информации и высокой степени ее интенсивности порождает кризис недопонимания, проявляющийся как в форме искаженного видения мира, так и в форме ограниченного понимания человека человеком.

Под влиянием виртуальной реальности как результат изменения сознания личности формируются новые типы социально значимого поведения. Они первоначально проявляются в процессе самопрезентации и коммуникации в рамках виртуального мира, а затем в видоизмененном варианте переносятся в мир реальный. 

Второй параграф «От сетевой личности к личности виртуальной» показывает, в каких направлениях идет изменение личности и предлагает обоснование положения, что личностные изменения носят тенденциозный, устойчивый и необратимый характер, что позволяет рассматривать их как следствие изменений в сфере сознания. Эти изменения вполне корректно определить как трансформации, ибо, как уже отмечалось, используя термин «трансформация», мы не акцентируем внимание на направленности таких изменений, а лишь фиксируем их факт. Было установлено, что трансформации личности происходят в различных направлениях, а их содержание зависит от целого ряда факторов как социального, так и индивидуального уровня.

На этапе формирования информационного общества личность в ее специфических проявлениях достаточно полно можно охарактеризовать с позиций постмодернизма, который постулировал плюрализм как атрибуцию субъекта. С этой точки зрения современную личность, которую можно в полной мере назвать сетевой личностью, отличает отказ от «бессмысленных» и порой опасных поисков правды, смысла жизни, истины и собственного предназначения. Девизом становится призыв быть самим собой, однако если учесть специфику виртуального бытия – его множественность для одной и той же реальной личности, то личностная идентичность превращается в ситуативную идентичность личности, соответствие постоянно меняющемуся от ситуации к ситуации самому себе, то есть происходит бифуркация личности.  Однако нельзя согласиться с положением о полной утрате личностью своего  постоянства, так как постоянным является хотя бы то, что происходит перманентная перестройка внутриличностных свойств и качеств, а личность в целом отличается высочайшим динамизмом. Безусловно, что изменчивость социальной определенности личности была бы невозможна без сохранения определенного стержня, наличие которого уберегает личность от ее распада или полной деградации, а содержание стержня задается доминирующей на данном этапе социальной культурой.

По мере превращения в сетевую личность в ее рамках за счет взаимного влияния происходят, таким образом, достаточно глубокие личностные трансформации. Поведение такой личности в реальном мире включает элементы, для него не подходящие.  Особенно заметно это проявляется в поведении детей, когда социальная личность еще только формируется, а внутренний самоконтроль еще не сложился.  Восприятие ими виртуального и реального мира  идентично, именно поэтому дети не меняют свое поведение в нем, что может привести к  драматическим последствиям как для непосредственного окружения этих детей, так и для них самих. Такое поведение – следствие формирующейся сетевой личности, начинающей жить по законам виртуального мира, но продолжающей функционировать в реальном социуме.

Следующий шаг – это формирование виртуальной личности через виртуализацию реальной личности, предполагающей абстрагирование ментальной креативной субстанции в рамках виртуального пространства от физиологической сущности и социальной заданности реальной личности. Виртуальная личность не соответствует реальной, сам факт существования виртуальной личности трудно доказуем, хотя и очевиден. Виртуальная личность предстает в форме ментальной субстанции как составляющей общего информационного поля и, следовательно, обладает возможностью влияния на реальную личность. Таким образом, виртуальная личность – это порождение виртуальной реальности, продуцированной современной компьютерной техникой, с одной стороны, а с другой,- это плод сознания человека в причудливом переплетении его опыта, интеллекта и фантазии.

В параграфе показано, что все личностные трансформации проявляются через систему поведения личности в процессе различных видов деятельности.  А также дан анализ основных видов деятельности современного человека, включая  новые ее виды и те изменения, которые происходят в рамках традиционных видов деятельности под воздействием виртуальной реальности. В  виртуальном пространстве обнаруживают себя разнообразные формы поведения личности как стандартного, одобряемого,  общепринятого характера, так и девиантного  плана, когда поведение строится в противоречии уже существующим, но не до конца сформированным нормам и правилам виртуального  мира.

В заключении подводятся основные  итоги  исследования, делаются вытекающие из всего выводы и определяются наиболее значимые аспекты рассмотренных проблем.

Основными публикациями, отражающими положения диссертационного исследования, являются:

  1. Бондаренко Т.А.  Виртуальная  реальность:  социально –

философский анализ. – Ростов н/Д, 2006.- 9, 4 п.л.

  1. Бондаренко Т.А.  Трансформации  личности  в  условиях

виртуальной реальности. – Ростов н/Д, 2006.- 3, 2 п.л.

  1. Бондаренко Т.А. Основные факторы формирования ведущих

социальных интересов в современном обществе // Социально-философские проблемы современности: межвузовский сборник научных трудов.- Ростов н/Д, 1995.  – 1п.л.

4. Бондаренко Т.А. П. Сорокин о социальном пространстве и его характеристиках // Очерки по истории социологии. – Ростов н/Д, 1994.- 1 п.л.

  1. Бондаренко Т.А. Кризис культуры или культурный сдвиг? //

Вестник ДГТУ. Проблемы гуманитарных и естественных наук.- Ростов н/Д, 2000. – 0, 5 п.л.

  1. Бондаренко Т.А. Социальные условия и факторы проявления

негативных явлений в поведении молодежи // Актуальные проблемы социализации личности: сборник статей.- М.: Изд-во МГУ, 1990. – 0,9 п.л.

  1. Бондаренко Т.А. Самосознание как социокультурное явление

// Философские вопросы психической реальности.- Ростов н/Д, 2004.- 0,9 п.л.

  1. Бондаренко Т.А. Обостренность социальных противоречий

как источник негативного поведения молодежи // Актуальные проблемы социологии культуры, образования и воспитания: сборник статей.- М.: Изд-во МГУ, 1991. – 0, 8 п.л.

9.  Бондаренко Т.А. Влияние информатизации на возникновение

социальных девиаций // Научная мысль Кавказа. Приложение.- 2005.- №16.- 0, 6 п.л.

  1. Бондаренко Т.А. О некоторых аспектах исследования

самосознания личности // Научная мысль Кавказа. Приложение. – 2006.- №2 .- 0, 5 п.л.

  1.   Бондаренко  Т.А. Интернет как сфера раскрытия личностных

бизнес - возможностей // Бизнес коммуникации: междисциплинарный подход. Материалы 11 межвузовской научно - практической конференции (9 ноября 2005 г.) – Ростов н/Д, 2006. – 0, 1 п.л.

  1.   Бондаренко Т.А. Трансформация  сознания  личности  под

влиянием виртуальной реальности // Вестник ДГТУ.- 2006.- Т. 6, №1. – 0, 5 п.л.

  1. Бондаренко Т.А. Тенденции  и  формы социальных

трансформаций // Вестник ДГТУ.- 2006.- Т. 6, № 4. – 0, 7 п.л.

14. Бондаренко Т.А.  Последствия влияния виртуальной реальности на политическую сферу общества // Вестник ДГТУ.- 2006.- Т. 6, № 4.- 0, 6 п.л.

 


1 Носов Н.А. Виртуалистика / Н.А. Носов // Философские науки.- 2000.- №  4.-  С. 145.

2 Крушанов А.А. Современный образ мира: признаки скрытой виртуализации / А.А. Крушанов // Виртуалистика: экзистенциальные и эпистемологические аспекты. - М.: Прогресс – Традиция, 2004.- С. 108.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.