WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

       На правах рукописи

БРЕДИХИН Андрей Владимирович

ОРГАНИЗАЦИЯ РЕКРЕАЦИОННО-ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ

25.00.25 – Геоморфология и эволюционная география

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

       

Москва, 2008

Работа выполнена на кафедре геоморфологии и палеогеографии географического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова

Официальные оппоненты:

доктор географических наук,

профессор.

Санкт-Петербургский университет Ю. Г. Чендев

доктор географических наук,

профессор.

Педагогический госунивеситет г. Москва А. В. Чернов

доктор географических наук,

профессор.

Институт географии РАН В. П. Чичагов

Ведущая организация:  Белгородский государственный  университет

Защита состоится: в 15:00 27 ноября 2008 г. на заседании диссертационного совета по геоморфологии и эволюционной географии, гляциологии и криологии Земли, картографии, геоинформатике (Д-501.001.61) в Московском государственном университете им М.В.Ломоносова по адресу:119991, Москва, ГСП-1 Ленинские горы, МГУ, географический факультет, 21 этаж, ауд.2109.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеку географического факультета МГУ, 21 этаж.

Автореферат разослан «____»_______________2008 г.

Отзыва на автореферат (в двух экземплярах, заверенных печатью) просим направлять по адресу: 119991, Москва, ГСП-1 Ленинские горы, МГУ, географический факультет ученому секретарю диссертационного совета Д-501.001.61, факс (495) 9398836. E-mail sciene@geogr.msu.ru

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат географических наук  А.Л.Шныпарков

Введение

Расширение спектра рекреационной деятельности, увеличение ее масштабов, вовлечение в рекреационный комплекс все новых территорий требуют научно обоснованной оценки природного рекреационного потенциала территории. Особенно это важно стало в последние годы, когда процессы в мировой туристической отрасли приобрели глобальный характер. Эти тенденции развития современной рекреационной деятельности отвечают диверсификации туристического спроса.



Существующая природная дифференциация рекреационного пространства, с одной стороны, создает особые условия для реализации разнообразных рекреационных целей отдыхающих, а с другой, заставляет организаторов отдыха учитывать информацию о разнообразных качествах природных компонентов для эффективной и безопасной организации рекреационной деятельности и устойчивого развития рекреационной территории. Поэтому природные региональные свойства ландшафта всегда были объектами рекреационных исследований как составная часть рекреационной системы и одна из основ ее функционирования. Развитие рекреационных географических исследований в этом направлении потребует детального рассмотрения рельефа в качестве отдельного природного компонента, т.к. каждый из элементов ландшафта обладает своими сущностными свойствами, по-разному проявляющимися в хозяйственной деятельности.

В настоящее время в науке об отдыхе выделяется группа вопросов, посвященных связям между рельефом и рекреацией. Рекреационная деятельность, превратившаяся в последнее время в один из важнейших социально-экономических факторов территориально развития, сформировалась как новая отрасль хозяйственной деятельности, которая опирается на определенное сочетание ресурсов, имеет свои кадры, связи с другими отраслями и дает ощутимый социально – экономический эффект. Рекреационная деятельность имеет системный, комплексный характер. Здесь наблюдаются различные отношения между: рекреантами – отдыхающими, выступающими как индивидуумы или в виде групп, и природными комплексами со своим рекреационным набором природных компонентов. В ходе развертывания научных исследований в этом направлении отчетливо выявились проблемы «географичности» рекреации, поскольку рекреационная деятельность территориально дифференцирована и органически связана со свойствами географической среды. Широкий диапазон рекреационных проблем отражается в исследованиях различных отраслей географической науки, в том числе и в геоморфологии, как научного направления о закономерностях строения, динамики, эволюции рельефа и его функциях в различных видах хозяйственной деятельности. Это во многом отвечает современным тенденциям развития геоморфологии, заключающимся в рассмотрения рельефа с позиции среды и социально – экономической жизни.

Актуальность работы.

Существующая природная дифференциация рекреационного территории создает особые условия для реализации разнообразных рекреационных целей отдыхающих. Поэтому природные региональные свойства ландшафта региона всегда были объектами рекреационных исследований как составная часть рекреационной системы и одна из основ ее функционирования.

Однако, отношения между рельефом, как основой ландшафта, и рекреационной деятельностью в настоящее время до конца не проанализированы и не оценены, не выявлены закономерности их взаимного влияния и развития, несмотря на то, что эти взаимосвязи являются одними из существенных оснований безопасного, эффективного и устойчивого функционирования рекреации. Занимая базисное положение в ландшафте, рельеф выступает в качестве природного условия, во многом определяющего: 1) структуру, состояние и эволюцию рекреационного пространства. Другой важной стороной рассмотрения отношений между рельефом и рекреацией является ресурсный аспект, определяющий функциональную типологию рекреационной системы, что наблюдается во многих рекреационных районах мира, где рельеф используется в качестве одного из основных рекреационных ресурсов, удовлетворяющего разнообразным рекреационным потребностям отдыхающих. Вместе с тем, аттрактивные свойства рельефа пока слабо используются в рекреационной деятельности из-за отсутствия научно обоснованной и адаптированной для рекреантов и организаторов рекреационной деятельности рекреационно-геоморфологической информации, раскрывающей эстетическое, познавательное и культурное значение геоморфологического строения рекреационного пространства.

Рекреационная практика настоятельно требует выработки системы оценок рекреационно-геоморфологической аттрактивности территории для принятия решения при выборе туристического продукта с заданными рекреационными свойствами организаторами туристической деятельности и потенциальными рекреантами. С другой стороны, использование закономерностей развития рельефа для выявления ректреационно-геоморфологических систем, выявление новых свойств  и прикладных функций рельефа дает дополнительный импульс для развития геоморфологи, как одного из фундаментальных направлений географического знания.

Цель работы — определить организационную роль рельефа в рекреации для оптимизации рекреационной деятельности и развития территории посредством эффективного использования рельефа как основы ландшафта на основе его свойств и функций.

Основные задачи, решаемые в работе:

  1. Представить концептуальные основы рекреационно-геоморфологических исследований путем обоснования выделения системы отношений «рельеф – рекреация», представления взаимоотношения между рельефом и элементами рекреационной системы в виде рекреационно-геоморфологической системы (РГС), являющейся по отношению к рекреационной системе подсистемой.
  2. Провести анализ структуры РГС на основе свойств и функций рельефа, возникающих в системе отношений «рельеф – рекреация». Выделить особые рекреационные функции рельефа.
  3. На основе анализа свойств и функций рельефа типизировать РГС и систематизировать пространственное размещение различных их типов.
  4. Обосновать представление о рекреационно-геоморфологической информации (ее видах, способах представления) как основе научно обоснованного выбора туристического продукта рекреантами и организаторами рекреационной деятельности и представить пути ее использования на практике.

Научная новизна

  1. Впервые проведено обобщение и дан критический анализ исследований в области рекреационной геоморфологии. Создана концепция рекреационно-геоморфологического анализа.
  2. Обосновано выделение рекреационно-геоморфологического пространства и его формы существования — рекреационно-геоморфологической системы.
  3. Создана типология функций рельеф в рекреационной системе.
  4. На основе разработанной типологии рекреационно-геоморфологических систем выявлено пространственное разнообразие проявления функций рельефа в различных регионах мира.
  5. Разработана методика сбора и представления рекреационно-геоморфологической информации для создания туристического продукта и принятия управленческих решений в рекреационной деятельности.

Практическая значимость работы определяется, в первую очередь, прикладной направленностью рекреационно-геоморфологических исследований, направленных на устойчивое функционирование рекреационный систем. Без представлений о функциях рельефа в рекреации невозможно эффективное ведение туристической деятельности. Рекреационно-геоморфологические условия и ресурсы необходимо учитывать на разных этапах, начиная от сбора информации об аттрактивности территории, организации пространственной структуры и управления рекреационной системой, до безопасной туристической эксплуатации природного потенциала территории и технологических систем с учетом природных рисков. Знание функций рельефа в рекреации позволит научно обоснованно подходить к вопросу создания туристического продукта, в основе которого лежат природные компоненты, в силу базисной роли рельефа в природно-территориальной комплексе. Кроме того, существуют многочисленные районы мира, где проектируются новые рекреационные центры, деятельность которых напрямую связана с ресурсным потенциалом рельефа, и где туристическая деятельность невозможна без предварительного всестороннего анализа геоморфологического строения на предмет выявления аттрактивных объектов, какими являются разномасштабные геоморфологические памятники. Разработанная в работе методика позволяет выделять и исследовать рекреационно-геоморфологические объекты, с целью их эффективного  и безопасного рекреационного использования и создания на их основе новых территориальных природно-хозяйственных систем. Наконец рекреационно-геоморфологические методы исследования важны для создания и представления информационных материалов, составляющих основу для обоснованного предложения и принятия решения выбора туристического продукта.

Результаты исследования используются в лекционных курсах на кафедрах геоморфологии и палеогеографии, рекреационной географии и туризма Географического факультета МГУ: «Общая геоморфология с основами геологии», «Планетарная геоморфология», «Геоморфология материков», «Экологическая и прикладная геоморфология», «География», «Рекреационная геоморфология» (спецкурс по выбору), в магистерской программе «Геоморфологические основы рекреации».

Предмет защиты.

На защиту выносится проблема организации рекреационно-геоморфологических систем, на основе решения которой возможно решение прикладных задач в области отношений между геоморфологическим строением территории и ее рекреационным использованием.

Защищаемы положения

  1. Рельеф выполняет системообразующую роль в рекреации, которая проявляется в ходе реализации отношений «рельеф – рекреации». В качестве модели этих отношений выступает рекреационно-геоморфологическая система, являющейся по отношению к рекреационной системе подсистемой. РГС – форма существование рекреационно-геоморфологического пространства.
  2. «Рекреационно-геоморфологическое пространство» и «рекреационно-геоморфологическая система» — базовые понятия, на основе которых представлены новые подходы к оценке рекреационно-геоморфологического потенциала, под которым понимается  показатель рекреационной пригодности рекреационно-геоморфологического пространства и условия устойчивого развитие рекреационной территории.
  3. Рекреационно-геоморфологическое пространство иерархически дифференцировано в виде нескольких организационных уровней (рекреационно-геоморфологических центра, ближнего пространства и периферии), которые создают центр-периферийную структуру. В пределах этих уровней существует соответствие качественных и количественных характеристик топологических, морфо-генетических и аттрактивно-рисковых свойств рельефа рекреационным целям субъекта и функционально-технологическим условиям самой рекреационной деятельности
  4. Отношения между объектами и субъектами рекреационно-геоморфологической системы реализуются посредством разнообразных рекреационных функций рельефа, как проявления основных и дополнительных свойств рельефа.
  5. Структура рекреационно-геоморфологического пространства определяет типологию рекреационно-геоморфологических систем и  имеет решающее значение для организации рекреационной территории, часто полностью определяет тип рекреационной специализации, пространственное размещение рекреационных объектов, особенности функционирования, рисковую составляющую отдыха.
  6. Рекреационно-геоморфологическая информация служит основой при выборе туристического продукта и принятия управленческих решений для сохранения устойчивого функционирования рекреационной деятельности. Одним из наиболее удобных для восприятия способов представления разномасштабной рекреационно-геоморфологической информации является рекреационно-геоморфологическое картографирование и создание с его помощью региональной рекреационной ГИС.

Апробация результатов исследования. Отдельные результаты работ по теме докладывались автором на Международной конференции «Взаимодействие общества и окружающей среды в условиях глобальных и региональных изменений», Москва-Барнаул (2003), на секции «Опасности и риски» Генеральной ассамблеи Европейского союза наук о Земле, Вена. Австрия (2003); XXVIII Пленуме Геоморфологической комиссии РАН в г. Новосибирске (2004), на секции «Исследования в области туризма» 30-го Конгресса Международного географического союза, Глазго. Великобритания (2004), на Иркутском геоморфологическом семинаре, посвященном памяти Н.А.Флоренского (2004), Международной научно-практической конференции «Туризм и рекреация: фундаментальные и прикладные исследования» в МГУ им. М.В.Ломоносова, в Москве (2007), Научно-практической конференции «Туризм и рекреация: фундаментальные и прикладные исследования» в МГУ им. М.В.Ломоносова, в Москве (2008).

Структура работы построена в соответствии с ее целью и задачами и включает несколько основных разделов, выстроенных в следующей последовательности: общее состояние проблемы, определение целей, задач и подходов к анализу рельефа в рекреационных целях, изложение концептуальных основ рекреационно-геоморфологического анализа, характеристика основных и дополнительных (рекреационных) свойств и функций рельефа, представление географического разнообразия рекреационно-геоморфологических систем и методика сбора и представления рекреационно-геоморфологической информации.

Работа включает в себя Введение, 4 главы и Заключение.

Во Введении отражены актуальность данной темы, цели и задачи работы, научная новизна, практическая значимость исследования, сформулированы защищаемые положения, обосновывается структура работы.

Первая глава посвящена анализу состояния изученности проблемы, терминологии, концептуальным основам рекреационно-геоморфологических исследований.

Во второй главе рассматриваются вопросы роли рельефа в рекреационной деятельности, проявлении различных его рекреационных функций.

В третьей главе с позиции типологии рекреационно-геоморфологических систем обсуждается вопрос взаимоотношения рельефа и рекреации в различных регионах мира.

Четвертая глава содержит материал о рекреационно-геоморфологической информации и способах представления её потребителям.

В заключении подводится итог проведенного исследования, приводятся основные результаты и выводы.

Структура работы соответствует сути предлагаемой концепции рекреационно-геоморфологического анализа: изучение рекреационных свойств рельефа — анализ функций рельефа различных типах рекреационных систем — научно обоснованная адаптированная рекреационно-геоморфологическая информация.

Работа включает в себя 377 страниц машинописного текста, 185 иллюстраций и графических приложений, 10 таблиц, а также список литературы из 267 названий.

Автор выражает глубокую благодарность профессорам Ю. Г. Симонову, Г. С. Ананьеву, Н. С. Касимову, С. И. Болысову, Н. И. Алексеевскому, С. А. Добролюбову, д.г.н. Л. А. Жиндареву, доцентам В. Р. Битюковой и А. В. Панину, за ценные советы и консультации, н.с. Ю.Н. Фузейной за помощь в подготовке рукописи. Большинство фотографий, приведенных в работе, выполнено автором, в других случаях приводится авторство фото. В работе использованы материалы из студенческих курсовых, дипломных работ, магистерских диссертаций, которыми руководил автор.

Краткое содержание работы

Глава 1. Системообразующая роль рельефа в рекреационной деятельности.

Новое направление прикладных геоморфологических исследований, направленное на изучение взаимоотношений рельефа и рекреации, возникло на стыке прикладной геоморфологии, всегда занимавшейся приложением фундаментальных геоморфологических знаний к вопросам практической жизни (инженерная геоморфология, поисковая геоморфология и пр.) и рекреационной географии.

Начиная с основополагающих работ коллектива ученых Института Географии РАН, возглавляемого В.С. Преображенским  рельеф рассматривался в качестве одного из природных компонентов, входящих в природный блок рекреационной системы. Исследования в основном были направлены на вопросы, связанные с социально-экономическими аспектами феномена рекреации. В это же время развивается самостоятельное направление рекреационной науки, затрагивающее в большей степени природную основу рекреационной деятельности. В работах К. И. Эрингиса и А. А. Будрюнаса по рекреационной оценке природного потенциала территории с позиции ландшафта в целом предлагалась эстетическая оценка ландшафта, в которой рельеф занимал одну из позиций в ландшафте с ограниченным набором свойств. В последствии эта тема разрабатывалась в работах В.А. Николаева.

Начало 90-х годов сопровождалось структурными сдвигами в общественно-политическом и социально-экономическом устройстве российского общества. В это время возник спрос на туристические услуги и вместе с этим интерес прикладной науки к складывающимся отношениям общества к свободному времени и отдыху. Одними из первых увидели новые тенденции в развитии географы различных специальностей. В экономической географии развитие теоретических идей пошло от нормативной модели к поисковой – адаптационной. Суть нового подхода предложенного Н.С. Мироненко заключаласься в представлении движущей силы самоорганизации рекреационных систем как процесса адаптации, имеющего самые разные проявления, в том числе территориальные, выражающиеся в необходимости согласования (гармонизации) интересов «гостей» и «хозяев» по поводу ресурсов среды. Такая модель отражала взаимодействие субъектов («гостей» и «хозяев») и со средой и была названа «средовой», поскольку раскрывала предмет изучения рекреации, прежде всего, в аспекте окружающей среды и адаптационных связей с ней населения. "Средовое" понимание рекреационных отношений было воспринято и физико-географами. Появляются геоморфологические работы Ю.Г.Симонова, В.И.Кружалина, О.А.Борсука, Д.А.Тимофеева, и др., в которых были намечены основы нового направления прикладных геоморфологических исследований - «рекреационная геоморфология», где рельеф для целей рекреационной деятельности предлагается рассматривать в трех основных аспектах: технологическом, эмоционально-эстетическом и физиологическом. Впоследствии акцент в работах по рекреационной геоморфологии сместился в сторону изучения в основном эстетических и познавательных свойств рельефа для рекреационного использования. Технологическая сторона функционирования объектов рекреации отошла на второй план и практически исчезла из рассмотрения.

Настоящее пробуждение интереса к отношениям между рельефом и рекреацией в геоморфологическом сообществе наметилось в начале нынешнего века. За рубежом в рамках Международной ассоциации геоморфологов в сентябре 2001 г. создается Рабочая группа «Геоморфологические памятники» (Geomorphosites), возглавляемая профессором Е. Рейнардом (Швейцария) и доктором П. Горатца (Италия). В последние годы вырос интерес к теме памятников и в отечественной геоморфологической науке.

В последние годы оформляются представления о рекреационной геоморфологии как о самостоятельном прикладном направлении науки (Бредихин, 2003, 2004, 2005, 2006; Бредихин, Сазонова. 2006), которое рассматривает своим объектом рельеф как базисный природный компонент, входящий в рекреационную систему. Предмет рекреационной геоморфологии рекреационно-геоморфологические системы и функции рельефа в них, проявляющиеся в ходе рекреационной деятельности и взаимоотношений рельефа, рекреантов и организаторов отдыха. Очевидно, что эти отношения имеют системный характер и должны рассматриваться с позиции теории систем.

В рекреационной системе рельеф занимает особое положение (рис 1.3).

Системная позиция рельефа заключается в двойственной роли рельефа по отношению к рекреационной системе. Во-первых, он входит в качестве базисного элемента в состав ее природных компонентов, выступая как природный и информационный ресурс, направленный на удовлетворение рекреационных потребностей. Во-вторых, рельеф выступает внешним по отношению к рекреационной системе элементом, обусловливающим условия её функционирования и часто определяющим функциональный тип системы.

Рельеф как базисный элемент природного комплекса в значительной степени влияет на характер рекреационной деятельности. Вместе с тем, рельеф определяет рекреационную специализацию территории, а в ряде случаев является главным природным объектом, на использование которого основана сама рекреационная система. В самом общем виде рельеф по отношению к рекреационной системе выступает в различных качествах: 1) природное условие, 2) природный ресурс, 3) информационный ресурс. При этом роль рельефа в системе отношений «рельеф–рекреация» меняется со временем и определяется отношениями «объект–субъект» и пограничным положением проблемы «среда–человек–общество»

Ресурсное значение рельефа для рекреации в настоящее время в недостаточной мере оценено. Во-первых, рельеф следует рассматривать с традиционных ресурсных позиций. Горные склоны с их морфологическими и морфометрическими показателями, такими, как абсолютная высота, форма продольного профиля, уклон, длина, плановые очертания и др., в полной мере являются рекреационным ресурсом горнолыжного туризма. Эти показатели во многом определяют специализацию горнолыжных трасс и всего горнолыжного курорта для различных групп рекреантов. Во-вторых, в последние годы у исследователей проявился интерес к рассмотрению эстетических свойств рельефа. Эстетическая геоморфология изучает прекрасное в рельефе, то есть выявляет, классифицирует и оценивает эстетические свойства рельефа земной поверхности, выясняет воздействие морфологических ландшафтов на культуру и здоровье человека через его эмоциональный дух и творчество (Тимофеев, 1991). Такой взгляд на рельеф схож с взглядом на него с позиций несырьевого аспекта рекреационных критериев и рассматривает рельеф как вид информационного ресурса.

С этих позиций для рассмотрения отношений «рельеф – рекреация» предлагается подход с точки зрения рассмотрения особого вида систем рекреационно-геоморфологических (в дальнейшем РГС), в которых сама рекреационная суперсистема и некоторые части — субъекты (рекреанты, организаторы отдыха), объекты (технические системы, рекреационные сооружения) вступают в различные отношения с рельефом на основе его метрических, топологических, динамических и временных свойств, выраженных в виде геоморфологического строения и положения через набор функций (эстетическая, познавательная, спортивная, устойчивости и др.) для достижения своих рекреационных целей и поддержания устойчивого состояния и развития.

Рельеф, в нашем рассмотрении, представляется как один из элементов РГС, характеризующийся различной мерой соответствия геоморфологического строения и положения (рекреационно-геоморфологический потенциал) потребностям отдыхающих и организаторов отдыха через набор функций аттрактивности, а с другой стороны — соответствия потребностям технических сооружений и систем управления через функцию устойчивости. Говоря о рельефе с этих позиций, он обладает набором особых ролей в рекреации или рекреационными функциями. Под функцией вообще понимается внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений.





Рассматривая рекреационно-геоморфологические взаимоотношения, следует говорить об особом «рекреационно-геоморфологическом пространстве», представляющем собой форму существования рекреационно-геоморфологических систем, и о множестве «рекреационно-геоморфологических полей» — областей взаимодействия рельефа, как природного объекта, и объектами и явлениями рекреационной деятельности. Рекреационно-геоморфологическое пространство представляет собой часть географического пространства, в пределах которого рельеф, обладающей территориальной структурой выполняет различные рекреационные функции и влияет на сохранения устойчивого состояния и развития конкретной рекреационно-геоморфологической системы.

Области взаимного влияния рельефа и рекреационной деятельности следует рассматривать в двух аспектах: 1) рекреационно-геоморфологических рисков, 2) рекреационно-геоморфологической аттрактивности.

Проводить анализ отношений между рельефом и субъектами и объектами рекреационной деятельности следует с точки зрения двух полей (областей), образующих некоторую систему координат, внутри которой следует поместить значения степени способности рельефа оказывать на человека положительное физическое, психическое и социально-психологическое воздействие, связанное с отдыхом.

В качестве обобщенного показателя, своеобразного коэффициента, наиболее информативно представляющего рекреационную пригодность рекреационно-геоморфологического пространства, предлагается рекреационно-геоморфологический потенциал как некая совокупная величина, получаемая путём кластерного анализа полей значений аттрактивности и риска.

Философское представление о неразрывности формы и содержания в рекреационно-геоморфологических исследованиях отражается в уровенном подходе к анализу системной организации рекреационно-геоморфологического явления. При выделении конкретного объекта необходимо знать определенные соотношения между главными его характеристиками. Они заключаются в строгой иерархичности геоморфологических явлений и соответствии пространства, времени и процесса для каждого иерархического уровня.

Соблюдение этого принципа размерности, или «уровенности», возможно при введении понятия «уровень организации геоморфологических объектов» и как следствие — «уровень геоморфологической информации». Под понятием «уровень организации геоморфологических объектов» мы понимаем единство пространственно-временных характеристик, связанных между собой мерой их изменчивости, в пределах которого (единства) количественные изменения характеристик объекта не приводят к его качественным изменениям. «Уровень геоморфологической информации» — единство и направленность отбора информации об этих пространственно-временных характеристиках с учетом их мер, т. е. количества их качества (Бредихин, 1991, 1995)

Уровенный подход в рекреационно-геоморфологическом анализе состоит во взаимном учете пространственных топологических свойств и поля отношений (риск – аттрактивность) рекреационной системы в пределах трех организационных масштабных уровней: 1) рекреационного центра, 2) ближнего рекреационно-геоморфологического пространства, 3) рекреационно-геоморфологической периферии (рис. 1.9).

Уровень "Рекреационно-геоморфологический центр", представляет особой единство сочетания формы или комплекса форм, как правило, мезорельефа, т.е. места размещения рекреантов, технологические системы, обеспечивающие их жизнедеятельность (система отеля, гостиницы, лоджа, организации питания, водоснабжения и пр.) и высокой плотности полей отношений риска и аттрактивности. Уровень "Ближайшее геоморфологическое пространство", представляет сочетание обширной территории мезо- или макрорельефа, объединенной общей морфологией и генезисом, и соответствующего поля рисков и аттрактивности, посредством которого реализуются основные рекреационные цели отдыхающих. Примерами объектов, которые следует рассматривать на таком уровне анализа, являются, например, участок береговой зоны — для купально-пляжной рекреации, горные склоны — для горно-лыжной рекреации, фрагмент барьерного рифа — для дайвинг-рекреации и т.д. Уровень "Рекреационно-геоморфологическая периферия" – это соотношения пространства периферической зоны рекреационной системы, соответствующего размерности макроформ рельефа или определенного типа рельефа, своеобразного геоморфологического фона, и отношений субъекта с рельефом, посредством которых реализуются дополнительные рекреационные потребности (эстетические, эмоциональные, информационные и др.). В качестве примера такого геоморфологического пространства следует назвать горные ландшафты, рельеф зоны побережья, геоморфологические ландшафты ледниковой равнины и пр. Особым свойством этого рекреационно-геоморфологического пространственного уровня является различная способность рельефа территории оказывать на человека положительное физическое, психическое и социально-психологическое воздействие, связанное с отдыхом.

Многоуровенная схема рекреационно-геоморфологической системы представляет собой совокупность трёх вертикально расположенных организационных уровней. Каждый уровень или страта рассматриваются как: 1) уровень описания или абстрагирования, 2) уровень принятия решения или выбора, 3) организационный уровень. Каждый уровень представляет собой подсистему, которая имеет внутреннюю дуалистическую структуру, состоящую из топологической морфогенетической структуры геоморфологического пространства с расположенными в ней рекреационными субъектами и объектами и рисково-аттрактивной структуры отношений между рельефом и объектами рекреационной системы.

Первая, морфогенетическая структура, состоит из основополагающих характеристик рельефа и представляет собой пространственный геоморфологический базис, каркас, в пределах которого развивается вторая структура — отношений реализации рекреационных целей и возникающих при этом рекреационных рисков. Обе структуры связаны между собой внутренними причинно-следственными связями. В частности, например, на уровне рекреационного центра морфогенетические особенности конкретного рельефа и архитектурные и технологические условия рекреационного центра во многом определяют возможность реализации рекреационных целей. И наоборот, достижение рекреационных целей при соблюдении высокой привлекательности и безопасности отдыха определяют конкретное топологическое устройство. Существует асимметричная зависимость между условиями функционирования системы на различных стратах.

В целом, организация рекреационно-геоморфологической системы обладает своеобразной упорядоченностью и может быть рассмотрена в трех аспектах: 1) пространственном, 2) управляющего воздействия, 3) информационном.

  1. В первом случае, наиболее сложно устроенным пространством обладает уровень рекреационно-геоморфологической периферии (высший уровень) по отношению к уровню рекреационного центра (низший уровень) из-за большего размера, морфогенетического разнообразия, и более сложной геодинамики.
  2. С точки зрения управляющего воздействия на характер деятельности системы высшим является уровень рекреационного центра, откуда поступают управляющие решения и где осуществляется принятие решений.
  3. Рассматривая систему с точки зрения информационного поля, следует отметить, что сложность понимания системы возрастает в связи с разноуровенным полимасштабным характером информации, её усложнением в смысле объема и содержания при переходе от уровня рекреационного центра к уровню рекреационной периферии.
  4. Многоуровневая рекреационно-геоморфологическая система обладает лучшей адаптивностью и надежностью и устойчивостью, чем аналогичные одноуровенные структуры; она может быстрее перестроиться, откликаясь на внешнее воздействие, перейдя в функционировании с одного на другой организационной уровень.

Глава 2. Функции рельефа в рекреационно-геоморфологических системах

Различные функции рельефа в рекреационной деятельности отражают рекреационных потребностей человека, направленные на природную составляющую рекреационной системы. В общем смысле, потребности человека понимаются как условия обеспечения жизнедеятельности человека, без которых он испытывает дискомфорт, ухудшающий состояние его здоровья.. Следует выделить несколько основных групп потребностей, в рекреационной реализации которых важны рекреационные функции рельефа: 1) анатомо-физиологических (биологических) потребностей, обусловливающая его выживание и сохранения физического здоровья, 2) этолого-поведенческие (психологические).

Существенное влияние на психологическое состояние человека, особенно на отдыхе, оказывает на человека перемена привычного геоморфологического окружения. Для жителя равнинных территорий отдых в горном районе может оказать, как благотворное воздействие, так и создавать чувство подавленности и дискомфорта. Сходные противоречивые психологические состояния испытывают на отдыхе в условиях равнинной территории жители гор.

Чрезвычайно высока роль геоморфологического строения в удовлетворении человеком экологических потребностей. Они вытекают из необходимости связей людей с природой в широком смысле — от потребности, с одной стороны, в природных ресурсах, а с другой — эстетических с ней контактах. В удовлетворении этих потребностей геоморфологическое строение играет первостепенную роль, а реализация рекреационных целей основана на различных функциях рельефа как внешнем проявлении его основных и дополнительных свойств.

Геоморфологическое строение и положение рекреационной территории через свойства рельефа должно соответствовать тем или иным наборам аттрактивных функций (привлекательности), на основании которых удовлетворяются различные потребностей рекреанта в отдыхе.

В общей геоморфологии традиционно рассматриваются главные, основополагающие свойства рельефа, позволяющие анализировать рельеф, проводить его описание, к которым относятся: морфология (морфометрия и морфография), динамика, генезис и возраст. Эти общие базисные свойства делятся на более частные свойства (абсолютная и относительная высота, крутизна склонов, расчлененность, разнообразие, морфографическая выраженность, тип морфолитогенеза и пр.). Некоторые свойства имеют систему количественных показателей (морфометрические, динамические, возрастные), другие представляются в виде качественных характеристик (морфография, происхождение).

Рассмотрение  отношений «рельеф – рекреация» требует расширения предметной области прикладной геоморфологии и выделения особого набора свойств, позволяющих проводить рекреационно-геоморфологические исследования в зависимости от конкретных рекреационных потребностей.

Свойства рельефа, важные для удовлетворения рекреационных потребностей, представляют набор, состоящий из традиционных свойств: морфометрия, морфология, современная динамика, разнообразие, происхождение, возраст; и дополнительных — степень антропогенной измененности, эстетическая привлекательность (пейзажность), историко-культурная значимость, уникальность. Рекреационно-геоморфологические функции рельефа, проявляющиеся на основе определенных свойств рельефа, целесообразнее рассматривать в рамках рекреационных систем определенного типа. Выделены две группы функции рельефа в рекреационных системах – аттрактивные функции и функции рельефа в безопасности и технологической эффективности рекреационной деятельности.

В первую группу функций аттрактивности входят: 1) лечебная, проявляющаяся в климатической, грязевой, бальнеологической рекреации, 2) оздоровительная, проявляющаяся в купально-пляжной, прогулочно-созерцательной рекреации, 3) спортивная, проявляющаяся в горнолыжной и других видах спортивной рекреации (альпинизм, трекинг, дайвинг, речной сплав, рыболовно-спортивный и др.), 4) познавательная, проявляющаяся в культурно-познавательной и природно-познавательной рекреации, 5) эстетическая, проявляющаяся в большинстве видов рекреации. Вторая группа объединяет функции рельефа в безопасности и технологической эффективности рекреационной деятельности при природных воздействиях и функции рельефа в безопасности и технологической эффективности рекреационной деятельности при антропогенно-рекреационных воздействиях.

Рассматривая подробно различные аттрактивные функции рельефа для определенных видов рекреационной деятельности, следует особо отметить познавательную функцию, являющуюся важнейшим этапом на пути формирования нового образа места и проявляющуюся при выявлении и рекреационном использовании природных памятников. Открытие и учет новых памятников природы расширяет разнообразие туристических ресурсов, создают предпосылки для создания туристического продукта с новыми потребительскими свойствами и, тем самым, способствуют более разнообразной туристической специализации места. Значение форм рельефа, обладающих свойствами уникальности и культурно-исторической значимости для функционирования рекреационных территорий трудно переоценить. Они часто являются одними из системообразующих ядер, вокруг которых создается вся структура рекреационного района: рекреационные сооружения (отели, мотели, лоджи и др.), транспортная сеть, технические системы жизнеобеспечения. Вовлечение природных объектов в качестве памятников в рекреационную деятельность требует детального научного исследования их строения происхождения, эволюции для предоставления рекреантам достоверной, научно обоснованной и адаптированной информации.

В реализации познавательной функции особую роль играют природные памятники двух видов. Первый — это геоморфологический памятник природы — геоморфологическое явление (форма рельефа или процесс), уникальное по своему строению или проявлению, происхождению, местоположению, нередко связанное с культурной и научной историей, имеющее важное познавательное, эстетическое значение и обладающее компактным пространственным положением. Геоморфологический памятник рекреанты могут воспринимать одномоментно с различного расстояния. Такие объекты достижимы в ходе одной более или менее длительной поездки (экскурсия, маршрут и т. д.). В качестве примеров геоморфологических памятников имеющих большое культурное значение можно привести карстовые колодцы – сеноте на территории древнего города майя Чичен-Итца, многочисленные вершины Кавказа (двухглавая вершина вулкана Эльбрус, Ушба и др.), Мамонтова пещера США, гейзеры Леди Новой Зеландии (Похуту, Леди Нокс и др.).

Второй — геоморфологический природный памятник естественный или издревле измененный тип рельефа (морфологический ландшафт), имеющий особый научный или культурный интерес, а также социальное (часто общемировое) значение, выделенный (или осознанный, традиционный) в качестве охраняемого участка. Обычно это обширная территория, обладающая уникальным строением, происхождением, местоположением, нередко связанная с культурной и научной историей, имеющая важное познавательное, эстетическое значение. Как правило, такую территорию невозможно наблюдать одновременно. Для того чтобы познакомится с такими памятниками рекреантам необходимо значительное время (специализированные туры, многодневные маршруты). Для представления рекреационно-геоморфологической информации о геоморфологических памятниках природы необходимо их выделения, изучение их рекреационных свойств, картографирования на основе классификации, учитывающей пространственное положение, генезис и особые аттрактивные свойства (уникальность, культурная значимость и др.). Примером сложных объектов — рекреационно-геоморфологических природных памятников является Гранд Каньон р. Колорадо.

Не менее существенное значение для рекреационной деятельности, наряду с познавательной функцией, имеет эстетическая функция рельефа Эстетические свойства природных объектов всегда привлекали человека. Особенно важное значение они приобретают при рассмотрении вопроса эстетики места при рекреационных исследованиях. Красота и девственность природы в условиях современного сильнейшего антропогенного пресса на территорию становятся дефицитным эстетическим ресурсом.

При оценках рекреационного потенциала территории, рекреационном районировании и зонировании территории, создании информационных рекреационных баз данных, в том числе и рекреационных ГИС территории, одной из необходимых процедур является формализация эстетических качеств места. Понятие "эстетика места", применяемое в такого рода исследованиях, отражает способность территории воздействовать некоторыми своими качествами на психоэмоциональную сферу человека и является фактором, определяющим возникновение положительных эмоций у рекреанта. А работе были сформулированы принципы исследования эстетических свойств рельефа на основе понятий «морфологический ландшафт» и «морфологический пейзаж».

Первое понятие «морфологический ландшафт», представляющее сущность устройства земной поверхности значительных территорий, требующее научного осмысления, давно применяемое в геоморфологии, под которым понимается закономерное сочетание генетически связанных форм земной поверхности, свойственных определенному типу природной среды. «Морфологический пейзаж», воспринимающийся рекреантом посредством чувственного восприятия. Под «морфологическим пейзажем» в дальнейшем понимается вид рельефа, доступный субъекту путем чувственного восприятия (созерцания, эмоционального переживания) и обладающий эстетическими свойствами привлекательности, в основе которых лежат объективные природные геоморфологические свойства рельефа.

В качестве элементов пейзажа могут выступать как отдельные элементы рельефа — поверхность склона, бровка вершинной поверхностей или речной террасы, отдельные вершины или гребневые линии горного хребта, так и группа элементов, например, прибровочная часть плосковершинной междуречья, состоящая из уступа, бровки и части вершинной поверхности. Пейзажным сюжетам соответствуют как отдельные простые формы рельефа, например, речная терраса, друмлин, отпрепарированный денудацией вулканический некк, так и ограниченные группы простых форм, например, русло реки и пойма, бенч и клиф и т.д. В качестве целых пейзажей, как правило, выступают группы простых форм, сложная форма либо ее часть. Участок речной долины, уходящие за горизонт эоловые формы — гряды, барханы, ледниковое холмисто-западинное междуречье являются распространенными примерами пейзажа. Наконец наиболее сложной композицией обладают комплексы пейзажей. Им в рельефе соответствуют сложные формы рельефа, такие как крупное междуречье или речная долина.

Для анализа территории при рекреационно-геоморфологических исследованиях методически необходимой процедурой является классификация морфологических пейзажей. В качестве основных классификационных признаков следует взять существенные, базисные свойства морфологических ландшафтов, которые определяют разнообразие рельефа: 1) территориальное положение, 2) морфологию, 3) генезис. В качестве дополнительных признаков классификации морфологических пейзажей должны выступать особенности зрительного восприятия территории: 4) геоморфологическое положение смотровой площадки, 5) угол и направление взгляда, которые определяют объем и детальность объекта.

В целом анализ функций рельефа в рекреационной системе показал следующее:

1. В процессе взаимодействия рельефа между отдельными компонентами и всей рекреационной системой происходит расширение привычной для науки области геоморфологических свойств и раскрываются новые, рекреационное свойства рельефа, состоящие из двух групп: 1) аттрактивные (уникальность, эстетическая привлекательность, познавательная ценность, историко-культурная значимость, естественная сохранность рекреационное разнообразие и пр., 2) устойчивости (естественной под которой понимается способность не реагировать на природные (атмосферные, геологические, гидрологические) воздействия, либо быстро восстанавливать свою пространственную морфологическую структуру и динамическое равновесие без перехода системы в существенно другое состояние и рекреационной устойчивости, которая будет определяться видом и интенсивностью воздействия на рельеф самой рекреационной деятельностью: условиями эксплуатации рекреационных сооружений, рекреационными нагрузками на геоморфологические памятники т.д.

2. Сопоставление свойств рельеф и функциональных типов рекреационной деятельности позволяет говорить о принципе избирательной требовательности рекреационных систем к природной составляющей для осуществления устойчивого функционирования, который заключается в соответствие функционального вида отдых ресурсным и средовым критериям. Отдельные виды рекреационной деятельности нуждаются в небольшом количестве свойств рельефа, другие, такие как познавательная рекреация используют все содержательные стороны рельефа.

3. Рекреационные функции рельефа — проявления основных и дополнительных свойств рельефа, в ходе взаимодействия различных элементов рекреационной системы и рельефа. Поэтому, для раскрытия существенных связей между рельефом субъектами и другими объектами рекреационной деятельности следует проводить на основе функционального анализа, который заключается в определении роли рельефа в сложном процессе рекреационной деятельности — от возникновении мотивации у людей того или иного вида отдыха до организации, проведения и обеспечения безопасности отдыха со стороны специалистов туристических структур разного уровня и сохранения устойчивого состояния рекреационных сооружений, технических систем, а также установления направления (вектора) развития территории.

4. Наиболее важными направлений исследования аттрактивных функций рельефа для эффективной работы рекреационных систем являются комплексные разработки, основанные на пространственно-временном анализе различных сторон геоморфологического разнообразия территории, включающего морфологию, современную динамику, эволюцию и, в особенности, уникальность и эстетическую привлекательность геоморфологических форм и явлений. При этом особое внимание в таком анализе следует уделить учету природных и рекреационных рисков.

5. Геоморфологические памятники различного масштаба представляют собой аттрактивные и информационные ядра большинства рекреационно-геоморфологических систем. Их геоморфологическая позиция определяет внутреннюю пространственную организацию познавательной и прогулочно-созерцательной рекреации. В связи с большой практической значимостью геоморфологических памятников необходима их каталогизация и картографирование на основе морфо-генетической классификации.

6. Эстетические функции рельефа проявляются во всех типах рекреационного использования территории. Между структурными элементами пейзажа и структурными элементами рельефа существует размерное соответствие. Основой для предоставления информации об эстетических свойствах территориального геоморфологического разнообразия служит понятие морфологический пейзаж, типизация которых основывается на морфо-генетических свойствах рельефа и геоморфологической позиции места его восприятия (смотровая точка).

7. Рекреационное природопользование не возможно без учета функции естественной устойчивости не только самой территории РГС, но и смежных с ней районов вследствие пространственно-генетической связи локальных и региональных геоморфологических процессов. Морфологические и генетические особенности геоморфологического строения различных типов рельефа и слагающего его субстрата по-разному влияют на рекреационную устойчивость территории. В случае легко разрушаемые карстовых или вулканических морфологических ландшафтов это приводит к критическим ситуациям, ставящим под сомнение само существование рекреационной системы.

Глава 3

Рекреационно-геоморфологические системы основа формирования рекреационного потенциала территории.

Одним из оснований анализа рекреационно-геоморфологических систем следует назвать позиционный принцип. Он заключается в зависимости свойств объектов (систем) от их положения в пространстве. Действительно многие функциональные аспекты рельефа в рекреации возможно выяснить благодаря рассмотрению геоморфологического местоположения рекреационных объектов.

Рекреационно-геоморфологические системы следует топологически разделить на: 1) локальные и 2) региональные (рис. 5).

Локальные РГС представляют собой небольшие целостные территориальные хозяйственно-социально-природные системы, обладающие ограниченным общим геоморфологической пространством, определяющим психо-эмоциональную и социально-экономическую и предметную среду функционирования РС определенного типа. На материале собственных наблюдений в РГС России, Европы, Азии, Африки, Латинской Америки, Австралии и приполярных районов Арктики и Антарктики автором выявлены рассмотрены следующие локальные системы: 1) контактные морские береговые РГС (берегов, мало измененных морем, на первично вулканических берегах, на абразионных берегах, на абразионных берегах, на берегах, подверженных химической абразии, абразионно-аккумулятивных берегов, аккумулятивных берегов, аккумулятивных берегов с эоловыми формами рельефа, приливных берегов, коралловых берегов); 2) РГС озер (ледниковых озерных впадин, вулканических озерных впадин, 3) долинные РГС (русловые, береговые, горных долин); 4) узловые РГС (слияния, исток–устьевые); 5) изолированные РГС (островные, горных вершин, замкнутых впадин).

Геоморфологическое разнообразие береговой зоны рекреационных районов мира создает особые рисково-аттрактивные отношения между рельефом и различными типа рекреационной деятельности. РГС на берегах слабо измененные волновыми процессами характеризуются первичным денудационным рельефом, имеющим значительные относительные высоты, интенсивное вертикальное и горизонтальное расчленение. Подводная часть берега имеет большие глубины. Эти обстоятельства затрудняют строительство рекреационных объектов, создание транспортных и других технических коммуникаций, необходимых для функционирования купально-пляжной рекреации. Кроме того, такие побережья требуют вертикального транспорта для доставки отдыхающих к воде и создания искусственных сооружений для организации рекреационных занятий около воды (искусственные платформы). Такие РГС успешно функционируют в различных районах Италии (Амальфитанское побережье, Солерно, и др.), в районе лазурного берега Франции, на побережьях Эгейского моря.

Пространство РГС вулканических побережий характеризуются чрезвычайно слабой измененностью субаэрального рельефа волновыми процессами, особым вулканическим субстратом в виде покровов лав или туфовых отложений, и мало приспособленно для целей организации крупных рекреационных центров. Дополнительные сложности в функционировании рекреации в этих условиях связаны с отсутствием близко расположенных источников водоснабжения из-за высокой проницаемости вулканических пород грунтовыми водами. В районах недавней вулканической деятельности также приходится учитывать и высокую сейсмичность территории, и возможность высоких рисков, связанных с высокой вероятностью вулканической активности. Молодость берегового вулканического рельефа определяет почти полное отсутствие аккумулятивных берегов, что создает дополнительные трудности для организации полноценного ближнего рекреационного пространства, в котором смогли бы реализоваться цели купально-пляжной рекреации. Организаторы отдыха вынуждены идти на дополнительные строительные издержки для создания искусственных сооружений в виде бассейнов, платформ для купания и пр. Берега вулканического происхождения также чаше всего используются для созерцательной или познавательной рекреации. В отношении последнего вида рекреационной специализации рекреационно-геоморфологических систем этого типа следует сказать особо. Своеобразие вулканического рельефа позволяет активно использовать рекреационно-геоморфологическую периферию системы, включая в неё многочисленные, обширные и разнообразные вулканические ландшафты, обладающие высокой аттрактивностью, основанной на эстетических и познавательных функциях рельефа этого типа. Эти геоморфологические особенности успешно используются на вулканических побережьях восточной Сицилии, Липаркого архипелага, о. Тира, Канарских островов.

В условиях проявления опасных волновых процессов размыва функционируют РГС на абразионных берегах, которые характеризуются малопригодным пространством для создания крупных рекреационных систем. Рекреационный центр, как правило, удален от главных геоморфологических рекреационных ресурсов и располагается в защищенном от волновой деятельности части береговой зоны. Отсутствие пляжей, и сложные условия входа в воду на таких берегах заставляют организаторов отдыха создавать искусственное ближнее рекреационно-геоморфологическое пространство в виде сооружения бассейнов и окружающих их мест для отдыха. Дополнительные капиталовложения требуются для строительства системы подачи морской воды в бассейны. Однако при строительстве и эксплуатации таких сооружений возникают дополнительные риски, связанные с абразионным воздействием волн. Строительство рекреационных объектов на абразионных берегах в непосредственной близости волнового действия практически невозможно на океанических берегах, где сила волнения разрушит сооружения в течение нескольких лет. Также требуются значительные усилия для создания искусственных сооружений пляжно-купальной рекреации на берегах внутренних морей, например, на побережьях Средиземного или Черного, несмотря на то, что штормовой период приходится на короткую часть зимнего периода года.

Рекреационно-геоморфологические системы этого типа обладают высоким рекреационно-геоморфологическим потенциалом, основанным на эстетической аттрактивности периферии системы. Невозможность организации рекреационного центра в непосредственной близости от территории реализации основных целей отдыхающих из-за высокой динамики береговых процессов, заставляет организовывать рекреационный центр на участках берега выше клифа и в значительном удалении от берега, чтобы обеспечить безопасность сооружений и бесперебойное функционирование технологических систем. Это обстоятельство создает условия для созерцательного отдыха и включение в периферию системы отдаленные и протяженные участи побережья., что наблюдается на остовах Мальта, Мадейра, восточном побережье Адриатического моря.

Широкое развитие следов химической абразии особенно на тропических и экваториальных берегах создает особые рисково-аттрактивное поле отношений между рельефом и рекреационной деятельностью. В этих регионах сосредоточены крупнейшие РГС на берегах химической абразии, занимающие протяженные участки в восточной и южной Флориде (Майями, США), на Больший и Малых Антильских островах (Варадеро, Куба), Домиканская республика, о. Аруба восточное побережье п-ова Юкатан (Канкун, Мексика), побережье Кении (Момбаса), Танзании (Багомойя), острова Занзибар, Пемба и многие другие. В этих районах рекреационно-геоморфологическая система функционирует на стыке древних неоген–четвертичных карбонатных образований, слагающих побережье, и современных коралловых построек, составляющих геоморфологическую основу ближайшего взморья. Большое значение химическая абразия имеет не только в тропических и экваториальных широтах. Особенно широко береговые карстовые процессы развиты в Средиземноморье — территории, имеющей наивысшую в мире рекреационную нагрузку в полосе берега. Особенно ярко прибрежный карст проявляется на побережьях, входящих в структурном отношении в периферию неоген-четвертичных горных сооружений Альпийско-Гималайского горного пояса, открывающихся к морю. На берегах, подверженных химической абразии, располагаются рекреационные объекты: 1) всего побережья Далмации от Триестского залива до г. Дубровника, 2) побережья Черногории от г. Герцик Нови до Петроваца, 3) побережья о.Крит, ; 4) Сицилии, 5) южной Греции и островов Эгейского моря, 6) о.Мальты, 7) побережья залива Анталии, 8)побережья северного Туниса и Атласского побережья Алжира. Как и в тропических широтах, в полосе средиземноморских субтропиков строение берега, подверженного химической абразии, во многом определяет рекреационно-геоморфологические условия и аттрактивные свойства берега. Отсутствие длинных пляжей и затрудненный спуск рекреантов к воде заставляет организаторов отдыха сооружать искусственные места купания. Причудливые формы берегового карста и прозрачные воды, лишенные песчаной взвеси, определяют специализацию рекреационных занятий в виде созерцательного отдыха и подводных погружений.

Одним из главных оснований организации и функционирования РГС на аккумулятивных берегах является строение пляжа и вещественный состав слагающих его наносов. Состав осадков береговой зоны отличается сильной зависимостью от географической широты. что влияет на специализацию рекреационных занятий в береговой зоне. Главным фактором распределения рыхлых отложений в береговой зоне является приток обломочного материала, объем и вещественный состав которого в значительной мере обусловлен климатической зональностью стока рек. Следует отметить и другой не менее важный фактор, определяющий рекреационные свойства берега — динамические характеристики волн. Так, например, ослабление действия волнения на берегах экваториальных широт наряду с интенсивным притоком мелкозернистого аллювия способствует сохранению вблизи уреза наиболее тонкозернистых отложений. Примером контактных береговых систем, функционирующих в таких условиях, служат туристические центры Танзании и Кении, Португалии и восточной Испании, юго-восточного побережья Турции, западной Мексики и калифорнийского и флоридского побережья США.

Значение эоловых образований на аккумулятивных берегах для контактных рекреационно-геоморфологических систем очень велико. Эоловый морфолитогенез во многом контролирует эксплуатацию рекреационных сооружений. При этом необходимо учитывать заносимость рекреационной территории песчаным материалом в ходе перевевания песчаного материала и перемещения эоловых форм. Эоловые формы служат основой внутренней планировки рекреационной зоны берега и должны органично включаться в ландшафтное планирование территории, выполняя при этом различные функции. Например, дюнные образования в рекреационной зоне Фан-Тхиет во Вьетнаме служат внешним барьером для рекреации, отделяя пляж и прилегающие участки от пустынных и рекреационно непривлекательных равнин континентальной части побережья. Особенно важно использование эоловых форм рельефа для расширения аттрактивных свойств территории. Поля эолового рельефа всегда привлекают рекреантов оригинальными эстетическими свойствами геоморфологического пейзажа. Правильно организованные с точки зрения познавательного туризма экскурсии в такие участки побережью могут значительно диверсифицировать рекреационные предложения на морских курортах.

Большинство РГС на коралловых берегах мира, функционирование которых связано с коралловыми постройками, располагается на берегах окаймленных прибрежными рифами. Широко известны такие рекреационно-геоморфологические системы Красного моря в Египте (Шарм Эль Шейх, Хургада, Сафага, Дахаб, Марса-Алам,) и в Израиле (Эллат), Карибского моря на берегах Кубы, и Ямайки, Южно-Китайского моря в Центральном Вьетнаме (Нячанг), Индийского океана на побережье Кении и Танзании, Индонезии (о. Бали), Филиппинского архипелага. Зональное геоморфологическое строение окаймляющего рифа определяет пространственную зональность рекреационных занятий на коралловых берегах. Выделяются несколько рекреационно-геоморфологических зон: 1) внутренний риф-флет – плавание с маской и трубкой (сноргенинг), 2) внешний риф-лет – занятия ознакомительными погружениями (дискавери скуба дайвинг), 3) – внешний край рифа – погружения для опытных туристов (уол дайв).

РГС на берегах горных озер развиты во многих районах, охватывающих, как правило, древнеледниковую периферию неоген-четвертичных горных сооружений Евразии Северной и Южной Америки (Альпы, Кавказ, Алтая, Сибири, Шотландское нагорье, горы Скандинавии, Скалистые, Береговые хребты и др.). Такие РГС имеют общие черты структурной организации: Все они имеют полиструктурный характер ближнего рекреационного пространства, выражающийся в том, что береговое положение рекреационно-геоморфологических центров (городские комплексы, изолированные отели, кемпинги, санатории и индивидуальные виллы), находящиеся в пограничной зоне двух типов рельефа: берега и озерной акватории, с одной стороны, и окружающих склонов невысоких, как правило, низкогорных реже среднегорных массивов. Системы этого типа имеют полифункциональный и круглогодичный характер рекреационных занятий в пределах каждого рекреационного пространства. Они объединяют летнюю (купально-пляжную, рыболовную, водно-спортивную: водные лыжи, яхтинг; горно-спортивную: велоспорт, гольф, трекинг, дельтапланеризм и пр.) и зимнюю (горно-спортивную: горные и беговые лыжи, катания на собачьих упряжках и пр.) рекреацию. Это, в конечном счете, приводит к снижению условно-постоянных издержек функционирования рекреационного комплекса. Последнее обстоятельство является одним из самых серьезных сдерживающих экономических факторов развития рекреации. И, наконец, такие системы имеет высотную структуру рекреационно-геоморфологической периферии, которая определяет изменение масштаба рекреационно-геоморфологической информации от крупномасштабной — частной, получаемой на низких гипсометрических уровнях, до мелкомасштабной — общей, получаемой на верхних гипсометрических уровнях.

Особые рисково-аттрактивные отношения наблюдаются в контактных РГС вулканических озер Исландии, Новой Зеландии, Северной Америки. Геоморфологическое разнообразие морфологии и современной динамики вулканического рельефа представляет структурную основу для создания здесь рекреационных систем различного функционального типа от познавательной до лечебной. Многочисленные вулканические памятники природы являются основой для организации здесь мировых центров туристической деятельности. Активно протекающие здесь геотермальные процессы служат одним из главных рекреационных ресурсов, выполняющих различные рекреационные функции: 1) геотермальное тепло используется для энергетического снабжения рекреационной системы; 2) термальные воды и озерные отложения в виде биологически активных грязей используются в бальнеологической рекреации; 3) аттрактивные свойства современных проявлений термальной активности (гейзеры, грязевой вулканизм, фумарольная деятельность) являются организационной основой для создания национальных природных парков, в которых действуют специальные познавательные программы; 4) вулканические озера представляют широкие возможности для организации спортивной и рыболовной рекреации.

Долинные РГС наиболее широко распространены в горных долинах. Эстетическая привлекательность горных районов хорошо известна. Геоморфологическое разнообразие горного рельефа дополняется вертикальной ландшафтной зональностью. Это позволяет использовать в различных рекреационных целях все высотные ярусы горного рельефа и создавать рекреационные системы различного размера и специализации. Сложная орография, активная современная экзодинамика склоновых, гляциальных, флювиальных и других процессов вынуждает организаторов туристической деятельности учитывать природные и природно-техногенные риски при создании и эксплуатации таких систем. Организация рекреационно-геоморфологического пространства в пределах флювиального рельефа, связанная с особенностями его морфологии, динамики и эволюции, обусловленных тесной связью геоморфологического строения речных долин как с геологическими климатическими и другими факторами, объясняет необходимость выделения двух подтипов долинных РГС: 1) русловых-береговых, 2) долинных. Первые широко используются для реализации спортивных, приключенческих, познавательных и оздоровительных целей рекреантов в рекреационных районах горных сооружений Кавказа, Алтая, Урала, Гималаев, Анд и др. Вторые составляют основу горной рекреации. Их рекреационно-геоморфологическое пространство представляет собой системообразующий фактор возникновения, и устойчивого функционирования зимней спортивной и летней спортивно-оздоровительной и природно-познавательной рекреации. Геоморфологические условия и ресурсы, как правило, служили основанием для экономического развития многих горных регионов, освоение которых начиналось с рекреационного использования. Такие РГС представляют мировые центы туризма и спорт: Шамони (Французские Альпы), Цермат и Давос (Швейцарские Альпы), Инсбрук (Австрийские Альпы), Картина де Ампеце (Доломитовые Альпы), Красная поляна (Россия) и многие другие.

Узловые РГС располагаются на стыке различных линейных горных морфоструктур и представляют особый интерес для размещения крупных рекреационных систем. Это объясняется тем, что территория на стрелке долин обычно отличается значительным пространством, что важно для строительства развитого рекреационного центра. Такое рекреационно-геоморфологическое пространство предоставляет больше возможностей для выбора безопасного места для строительства. Для него наилучшим образом могут быть учтены риски от опасных природных процессов может двоеточие и без скобок? (лавиноопасные, оползневые, обвальные и прочие склоны здесь располагаются на большем расстоянии от оси расширения). А узловое положение создает условия для организации рекреационных занятий на склонах различных экспозиций, что служит основой функционирования рекреации в разные периоды времени. Пересечение линейных морфологических элементов создает дополнительные возможности для развития транспортного сообщения с другими рекреационными центрами. Примером рекреационных систем этого типа служит РГС Цель-ам-Зее (Австрийские Альпы).

Исток-устьевые РГС мало распространены в рекреационных регионах. Это объясняется неблагоприятными экологическими условия устьевой зоны и повышенными природными рисками. В устьевые зоны поступают все загрязнение из вышерасположенного бассейна, что не позволяет в полной мере развивать здесь купально-пляжную рекреацию. Расположенные на конусах выноса рекреационные объекты часто подвержены разрушением селевыми процессами и опасности затопления. Это относится к устьевым участкам крупных и мелких рек. Из-за этого организаторы рекреационной деятельности избегают создания рекреационных объектов пляжно-купальной рекреации на морских берегах вблизи устьев рек, так как эти места отличаются низкой аттрактивностью и высокими природными рисками. Тем не менее, такие места пользуются популярность у рекреантов, предпочитающих культурно-познавательный или созерцательный отдых (Локарно, Аскона). К устьевым участкам долин тяготеют городские агломерации, например, Люцерн и Женева в Швейцарии, имеющие длительную историю становления, и поэтому имеющие культурные, в основном архитектурные, объекты, привлекающие туристов. Другим важным обстоятельством, являющимся основанием для развития здесь рекреационных центров, является узловое транспортное положение на пересечении сухопутных, речных и морских туристических маршрутов, что дает возможность использовать эти зоны в качестве отправных точек для таких маршрутов.

Пространство РГС замкнутых впадин позволяют создавать крупные рекреационно-геоморфологические рекреационные системы многоцелевого назначения на основе геоморфологического разнообразия зоны сочленения впадины и её горного обрамления. Оптимальным рекреационно-геоморфологическим потенциалом обладают РГС межгорных котловинах пустыни Атакамы (северное Чили), впадина Кито (Эквадор), котловина кальдеры Нгоро-Нгоро и др.

Познавательные аспекты присущи значительной части рекреационных занятий. Однако выделяются сугубо познавательные рекреационные занятия, связанные с информационным «потреблением» культурных ценностей, среди которых особое место занимают природные явления и объекты. К таким видам рекреационной деятельности относится познавательный экологический туризм. Одним из видов экотуризма, где рельеф служит основой создания, функционирования и устойчивого развития рекреационной системы, является экотуризм в границах особо охраняемых природных территорий (акваторий) и в условиях дикой, ненарушенной или мало измененной природы или в приделах региональных рекреационно-геоморфологических систем.

Региональные РГС представляют собой обширные целостные территориальные хозяйственно-социально-природные системы, обладающие расширенным общим геоморфологической пространством, определяющим психо-эмоциональную и социально-экономическую и предметную среду функционирования РС определенного типа. Региональные РГС представляют основу организации экологического туризма. Они включают: 1) линейные РГС на основе железнодорожных маршрутов, на основе автомобильных маршрутов и 2) ареальные РГС (равнинные и горные). Последние подразделяются на: тектонические, вулканические, геотермальные, карстовые, ледниковых побережий и эрозионных бедлендов.

Линейные РГС представляют собой территориальные структуры, выступающие в качестве основы протяженных экскурсионных маршрутов широко представленных на рынке туристических услуг. Специфика организации таких маршрутов определяется многими факторами: типом туристических объектов, рекреационными целями отдыхающих, транспортной сетью и пр. Как правило, такие маршруты отвечают познавательным целям и подразделяются на историко-культурные, природные и комплексные. Одной из главных целей организаторов такого вида рекреации является всесторонний охват разнообразных рекреационных объектов и получения рекреантом комплексной информации о конкретной рекреационной территории. Эффективная организация такого рода рекреационной деятельности невозможна без учета сложной пространственной и функциональной структуры рельефа и соотношения ее с транспортной осью, вдоль которой осуществляется маршрут. Особенно велико значение рекреационно-геоморфологических свойств рельефа для организации и функционирования систем познавательной природной рекреации. В качестве транспортных осей в этом виде рекреационной деятельности выступают железные и автомобильные дороги, водные речные и морские пути (маршрут по Транс-Андийской железной дороге, Альпийское шоссе в Астрийских Альпах, высокогорные железные дороги Швейцарии, система дорог в Доломитовых Альпах, комплексный маршрут озерного края Чили и пр.

Равнинные ареальные РГС располагаются в пределах спокойных в тектоническом отношении территорий. Малоконтрастные слабые тектонические движения создают условия для длительной денудации рельефа. В результате планации морфологически контрастными чем? выделяются структурные формы и останцовые массивы, возникшие при действие избирательной денудации. В целом, аттрактивными объектами в таких РГС выступают либо эрозионные формы (долины рек, временных водотоков) или положительные формы останцового рельефа. Особенно наглядна роль рельефа в организации туристической деятельности на равнинах Северной Танзании в национальных парках Тарангири, Серенгети и национального парка Масаи Мара южной Кении.

Как правило, ареальные горные тектонические РГС располагаются в пределах активных новейших структур с большой амплитудой тектонических движений, продолжающихся до настоящего времени. При этом ведущими движениями в этих структурах являются вертикальные перемещения по линейным нарушениям, нередко сопровождающиеся активным вулканизмом. В результате такой активной эволюции территории создает значительные контрасты высот, что приводит к удивительному разнообразию форм и создает условия для наблюдения за уникальными морфологическими ландшафтами с разнообразных смотровых точек. Последнее обстоятельство чрезвычайно повышает аттрактивные свойства региона и определяет экономическую эффективность рекреационной деятельности.

Вулканические ареальные РГС функционируют на основе проявления современных вулканических и поствулканических процессов в районах активной эндодинамики. Широко известны вулканические ландшафты Йелустонского национального парка в США, национальный парк вулкан Этна на восточной Сицилии, район залива Пицуоли и вулкан Везувий в южной Италии, активные вулканические ландшафты Исландии и многие другие.

Ареальные геотермальные РГС обладают исключительными аттрактивными свойствами, основанными на уникальных и чрезвычайно эффектных динамических процессах. Наблюдение за извержениями гейзеров, бурлящими котлами кипящей воды, грязевыми ванными, серными источниками и другими активными природными явлениями всегда привлекали многочисленных туристов в районы является основой рекреационного комплекса в районах термальных проявлений. Вместе с тем, привлекательность таких объектов сопряжена с разнообразными природными рисками. К ним относятся высокая сейсмичность, повышенная вероятность повторных вулканических извержений, опасности, связанные с неустойчивостью верхних горизонтов горных пород над грязевыми камерами и пр. Это создает определенную трудность в организации посещения туристами таких активных геодинамических объектов в различных районах Исландии, Новой Зеландии, Чили, востока России.

Карстовые РГС широко распространены в различных регионах мира. Они представлены объектами открытого — наземного карста и подземными формами — пещерами. Известные природные парки, основой которых являются карстовые формы, распространены в Европе: Постойнска-Яма в Словении, Плитвитские озера в Хорватии, Торкаль в Бетских Кордильерах Испании, в Азии: бухта Халонг в Северном Вьетнаме, натечные террасы Паммукале на западе Турции, башенные формы вокруг Яншо в Южном Китае, известняковые скалы Гунунг Мулу в Малайзии, натечные террасы Акиёсидо в Японии, Мамонтова пещера в США, карстовый ландшафт Вайтомо в Новой Зеландии и многие другие. Уникальные карстовые ландшафты часто сами являются системообразующим природным ядром, вокруг которого формируется рекреационный узел из нескольких рекреационных систем.

Заметное место среди ареальных рекреационно-геоморфологических систем занимают РГС древнеледниковых побережий и побережий современного оледенения приполярных районов. В геоморфологическом отношении эти побережья представляют собой полосы горного сильно расчлененного рельефа, испытавшего во время неоднократных оледенений интенсивную ледниковую обработку. В результате эрозионный горный рельеф был преобразован в горный тектоно-ледниковый рельеф, состоящий из комплекса фьордов и фиардов, разделенных горными массивами, несущими типичные экзарационные формы в виде каров, карлингов, ледниковых нунатаков, висячих ступень и пр. Часто в первозданный древнеледниковый ледниковый добавляются современные ледники разных типов, что еще больше повышает аттрактивные рекреационные возможности территорий. В пределах всех таких ареальных РГС проложены водные, реже автомобильные или железнодорожные туристические маршруты. Главные районы древнеледниковых РГС находятся в умеренных широтах на западных горных побережьях в Скандинавских гор в Норвегии, склонах Патагонских Анд в Чили, в районе Фьордленд в юго-западной части Южного острова Новой Зеландии и на западном побережье США и Канады. Строение геоморфологического пространства побережий с современным оледенением Антарктиды и Гренландии, Аляски и Канады отличается высокими природными рисками, что повышает их аттрактивность, основанную на уникальности морфологических ландшафтов.

Разнообразие форм, возникших в результате эрозионных процессов на различном субстрате, является системообразующим ядро функционирования РГС эрозионных бедлендов (природный парк «Арки» в штате Аризона США, бедленды центральной Атакамы, прибрежные участки сильно расчлененного рельефа в Южном Вьетнаме, морфологический ландшафт Центральной Каппадокии в Турции).

Пространственный анализ лежит в основе региональной типизации РГС. Он заключается в тесной зависимости внутреннего строения, функционирования, устойчивости к внешним воздействиям и эволюции систем от их пространственного положения. Применительно к рекреационной деятельности это означает, что её геоморфологическая позиция в определенном мезо-, макро- и мегарельефе, не знаю нужны ли дефисы, о вроде нужны имеющим определенное генетическую природу и современную динамику имеют решающее значение для различного внутреннего строения рекреационной территории, часто полностью определяет тип рекреационной специализации, пространственное размещение рекреационных объектов, рисковую составляющую отдыха и внутреннее функциональное зонирование рекреационной системы.

Отдельные виды рекреации, например, пляжно-купальная, спортивная, локализованы в пространственно ограниченных локальных РГС из-за функциональной зависимости от определенных геоморфологических ресурсов (береговая зона, горные склоны, горные массивы и пр.) или тяготеют к особой геоморфологической позиции (РГС слияния или исток-устьевых РГС,), определяющей сложную социально-историческую эволюцию рекреационного центра и всего рекреационного района. Природно-познавательная рекреация, как правило, пространственно организована виде ареальных РГС, для которых характерно использование обширной территории, содержащей разнообразные по форме и информационному содержанию геоморфологические ресурсы.

Рекреационная деятельность зависит от внутренней пространственной организации РГС, которая определяется региональными геоморфологическими особенностями её структурных уровней – центра, ближнего пространства и периферии. На уровне центра, геоморфологическое строение создает условия внутреннего функционального зонирования территории, что особенно отчетливо проявляется в береговых и долинных РГС. На уровне ближнего пространства особенности морфологи определяют, например, пространственное размещение вертикального транспорта в горных долинных РГС, или приводят к дополнительным материальным издержкам по созданию транспортного сообщения между рекреационным центром главными рекреационными ресурсами в береговых РГС на берегах мало измененных волновой деятельностью. На уровне периферии геоморфологическое разнообразие или однообразие территории соответственно расширяет или наоборот сужает дополнительные рекреационные предложения и, в конечном счете, влияет на экономическую эффективность рекреационной деятельности.

Эволюция рельефа, связанная с природными процессами, собственное время протекания которых сопоставимо со скоростью развития рекреационной системы, влияет на развитие уровенно организованного рекреационно-геоморфологического пространства. Это особенно наглядно проявляется в горных долинных РГС при современной деградации оледенения, когда отступание ледника сопровождается расширением пространства рекреационного центра и общим территориальным смещение всей рекреационной деятельности вслед за перемещение рекреационного ресурса, в качестве которого выступают аттрактивные объекты краевой зоны горного оледенения.

Пространственная организация геоморфологических объектов — геоморфологических памятников (кобджи на денудационных равнинах Восточной Африки, карстовые формы в горных регионах Динарского нагорья, Южного Китая, прибрежной акватории Юго-восточной Азии и т.д.), определят структуру маршрутной сети рекреационной территории. Такие объекты выступают в качестве структурных узлов такой сети, концентрируя вокруг себя рекреационные потоки, и предоставляют собой главные организационные и информационные центры в региональных ареальных или линейных РГС.

Глава 4

Рекреационно-геоморфологическая информация основа для создания туристического продукта

Рекреационная геоморфология обращена главным образом на потребителя рекреационных ресурсов и на производителя туристического продукта. Место рекреационных занятий зависит от целей поездки: будь то пассивный отдых (пляжно-оздоровительная рекреация), активный (спортивная рекреация, познавательно-культурное или познавательно-природное путешествие). При выборе места поездки потребителю предоставляется информация о природных свойствах региона, где он может удовлетворить свои потребности в отдыхе. Для правильной организации выбора туристического продукта на первое место встает объективная и понятная рекреационная информация.

Рекреационно-геоморфологическая информация - совокупность данных о геоморфологических процессах, явлениях, объектах и их взаимосвязи с территориальными рекреационными системами с позиции функций рельефа в РГС. Она является одной из наиболее важных составных частей информационных рекреационных ресурсов, т.к. она содержит сведения об основополагающей части природы рекреационной территории, на основе которой возникли, функционируют и эволюционируют все другие природные компоненты. Этот вид рекреационной информации раскрывает фундаментальные свойства устройства всей ландшафтной оболочки и ей составляющих, выступающих в качестве природных рекреационных ресурсов. Рекреационно-геоморфологическая информация содержит сведения об опасных и неблагоприятных природных процессах и обеспечивает устойчивое развития рекреационной деятельности в условиях природных рисков.

Рекреационно-геоморфологическая информация представляется рекреационному потребителю в виде: 1) набор рекреационно-геоморфологических карт, 2) схемы, 3) таблицы, 4) изображения (могут быть представлены профилями, панорамами, пейзажами), 5) описания. Рекреационно-геоморфологическая информация разделена на три типа: общая (представлена данными о геоморфологических процессах, явлениях, объектах), частная (представлена конкретными данными, в которых отображается какая-либо одна сторона о рельефе, например происхождение, морфология или эволюция) и специальная. Последняя в свою очередь делится на специальную атрактивную, включающую данные об уникальности территории, ее эстетических и познавательных свойствах, и специальную рисковую (интересует организаторов отдыха с точки зрения безопасности строительства и эксплуатации, заложения маршрутной сети и природных рисков в РГС).

Рекреационно-геоморфологическое картографирование представляет один из наиболее комплексных способов представления рекреационно-геоморфологической информации. Этот вид картографирования носит прикладной характер, так как обращено к потребителю (организаторы отдыха, рекреант). Одним из важных условий этих карт, является понятный способ изображения, доступная (адаптированная) терминология, облегченные условные обозначения и визуализация геоморфологических образов представления географически привязанных фотографий.

Рекреационно-геоморфологическое районирование территории представляет методическую основу представления комплексной рекреационно-геоморфологической информации. Такое районирование заключается в выделении системы территориальных единиц — рекреационно-геоморфологических районов и рассматривается в дальнейшем как процесс выделения таксонов на основе общих принципов геоморфологического районирования, которые следует объединить в один — внутренней геоморфологической целостности (однородности или разнообразия) и дополнить его двумя другими принципами: 1) внутренних связей, 2) соотношения рекреационно-геоморфологической системы как ядра и рекреационно-геоморфологического района как окружающей среды.

Функциональные внутренние связи в рекреационно-геоморфологическом районе представлены маршрутной сетью, структура которой определяется положением рекреационно-геоморфологических объектов и геоморфологическим строением территории.

Рекреационные ГИС представляют собой систему технических средств, программного обеспечения и процедур, предназначенную для сбора пространственных рекреационно-геоморфологических данных, их анализа, моделирования и отображения в целях решения комплекса задач по планированию и управлению рекреационными системами и принятия решения по созданию и выбора туристического продукта. Они должны содержать информационный блок об основных рекреационно-геоморфологические свойствах территории в виде различного набора тематических информационных слоев. Для каждого функционального типа рекреации необходим свой набор тематических информационных слоёв, зависящий от необходимого информационного обеспечения возможности реализации конкретных рекреационных целей в рамках рекреационной деятельности данного функционального типа от соответствующих рекреационных свойств рельефа.

Заключение

Тема взаимодействия природы и общества в последние годы выходит на передний план комплексных междисциплинарных исследований. Во второй половине XX века в науках о природе и географии наметились два подхода к рассмотрению взаимоотношений человека и географического пространства. Первый подход – это средовая концепция, которая заключается в представлении естественно природной составляющей в качестве внешнего пространства – среды, фона, ресурса по отношению к человеку, видам его деятельности, социальным объектам и явлениям в целом. Второй подход, характерный для исследований последних лет, заключается в представление о существовании тесной взаимной обусловленности пространственно-временных свойств природы и психофизического состояния и экономико-социального поведения отдельного индивидуума и общества в целом. Особое значение для этих взаимных влияний играет природные пространственно-временные неоднородности, выступающие как узлы концентрации экономической и социальной деятельности. Они, как правило, определяют ход процессов системообразования и развития природно-социальных систем (ПСС) и создают в свою очередь дискретный характер всего природно-социального пространства.

Рассмотрение природно-социальных отношений с двух точек зрения – гуманизации отношений с природой и экологизации общественного сознания особенно созвучно с рассмотрением рекреационных потребностей человека. Только в ходе тесного взаимодействия субъекта и географического пространства возможно полное удовлетворение разнообразных рекреационных целей, восстановление психофизического состояния, основанного на смене привычного места и образа жизни, получения новых представлений об окружающем мире, основанных на эмоциональных переживаниях и получении информации. Природной основой для достижения рекреационных целей выступает пространственное разнообразие.

Одним из главных факторов возникновения общего пространственного разнообразия, его эволюции являются геоморфологическое строение. Играя базовую роль в природной дифференциации, рельеф предопределяет пространственное положение особых социальных аттрактантов – коридоров, или барьеров, узлов, центров, ядер и других структурных элементов социально-экономической деятельности. Эта системообразующая функция геоморфологической неоднородности хорошо видна во многих ПХС. Возникновение, существование и развитие городских агломераций, сельскохозяйственных, транспортных и других систем, как правило, контролируется геоморфологическими условиями.

Проведенное исследование отношений, возникающих при освоении геоморфологического пространства в рекреационных целях, показывает, что на основе геоморфологической дифференциации, которая определяется пространственной изменчивостью основных свойств рельефа – морфологии, генезиса и возраста, возникает особая пространственно-временная форма реализации группы рекреационных потребностей человека рекреационно-геоморфологическое пространство. Оно не однородно и обладает центр-периферийной пространственной структурой, которая создает иерархическую дифференциацию пространства в виде нескольких организационных уровней (рекреационно-геоморфологических центра, ближнего пространства и периферии). В пределах этих уровней существует соответствие качественных и количественные характеристики топологических морфо-генетических и аттрактивно-рисковых свойств рельефа рекреационным целям субъекта и функционально-технологическим условиям самой рекреационной деятельности. При переходе с низшего пространственного уровня на высшие происходит увеличение природной пространственной дифференциации и, как следствие, расширение возможностей целевой реализации. Вместе с тем, с усложнение природного пространства происходит усложнение процесса управления эффективной рекреационной деятельностью для достижений отдыхающими своих целевых устремлений.

Внутри эта организационная иерархия обладает особыми причинно-следственными связями. Каждый организационный уровень обладает свой внутренней структурной неоднородностью, что отражается в наличие подчиненных внутри уровенных соответствий между морфогенетическими особенностями рельефа и его рекреационной пригодностью территории. Мезоразмерность форм и соответствующие ей скорости геоморфологических процессов предполагают соответствующую мезозонирование рекреационно-геоморфологического центра. Особенности морфологии макро форм и соответствующие ей эндогенная и экзогенная динамика территории – контролирует функционирование части рекреационно-геоморфологического пространства, где происходит основная рекреационная деятельность отдыхающих или разворачиваются сопутствующие ей экскурсионные маршруты в рекреационно-геоморфологической периферии.

Существенным следствием пространственной организации выступает иерархическая структура информационных потоков. Выбирая то или иное рекреационное предложение на рынке, рекреант из всего многообразия и часто хаоса информации о территории своего будущего отдыха, выделяет сведения, касающиеся природных и геоморфологических условий места своего временного проживания, т.е. рекреационного центра, природных свойств территории с главными ресурсами – ближнего пространства и, наконец, общей информации о периферии территории. Эти информационные массивы различаются возрастающим объемом и усложнением при переходе от низших пространственных уровней к высшим, что требует особых способов сбора, обобщения и представления.

Главным итогом проведенного исследования является представление о существовании особого набора разнотипных социально-природных систем – РГС, которые сущностно выражают основные стороны природно-социальной пространственно-временной изменчивости рекреации и отличаются от других природно-хозяйственных систем функции в них хозяйственно-природных рисков, которые оказывают определяющее влияние на их создание и устойчивое развитие. Для большинства систем устойчивость и эффективность возможна при снижении уровня опасности и выборе такого вида пространственного размещения, где хозяйственно-природные риски минимизированы. Как правило, местоположение для таких систем выбираются на расстоянии максимально удаленном от источников риска. Рассматривая закономерности пространственного размещения РГС, установлена парадоксальная система отношений между функционированием и природными опасностями заключающаяся в том, что природные риски необходимо учитывать с двух сторон. Во-первых, они, как и в других природно-хозяйственных системах, как условие рекреационной деятельности, оказывают негативное влияние на устойчивость системы, служат часто сдерживающим фактором развития и часто приводят к разрушению самой системы. С другой стороны природные риски выступают как важный аттрактант для потребителя рекреационных услуг, представляя собой важнейший рекреационный ресурс, на использовании которого основано функционирования многих РГС, обладающих экстремальным рекреационно-геоморфологическим потенциалом.

Последовательное рассмотрение различных пространственных, функциональных и информационных отношений между рельефом и рекреацией показывает основополагающее место геоморфологического строения в организации рекреационного дела, возможности геоморфологической науки решать разнообразные прикладные вопросы от создания рекреационного продукта до принятия управленческих решений по созданию и сохранению рекреационных систем и их безопасной работы. Приведенные в работе материалы позволяют наметить путь дальнейшего развития нового прикладного направления геоморфологи.

Первоочередной задачей для дальнейших исследований должно стать методическое исследование основных (морфологии, генезиса, современной динамики, возраста) и дополнительных рекреационных свойств рельефа – уникальности, эстетической привлекательности, степени изменённости геоморфологических объектов, представляющих рекреационный интерес. Эти стороны рельефа как рекреационного ресурса необходимо представить в виде системы объективных показателей и разработать способы их описания, лишенные субъективного восприятия исследователя и адекватные восприятию потенциального потребителя (рекреанта, организатора отдых). Важнейшей стороной рассмотрения рекреационных свойств рельеф является уровенный подход, поскольку эти качества объекта по разному проявляются в иерархически организованном рекреационно-геоморфологическом пространстве.

Особой подзадачей выступает проблема выделения геоморфологических объектов в качестве памятников природы. Современная мировая практика геоморфологических исследований, особенно в Западной Европе, демонстрирует повышенный интерес к исследованиям, посвященным аттрактивным свойствам рельефа и активном участии специалистов общими и региональными разработками в общеевропейских и региональных эколого-рекреационных проектах. Разработанная концепция рекреационно-геоморфологических исследований открывает новые возможности для участия квалифицированных специалистов – геоморфологов в паспортизации, картографировании этих ключевых природных рекреационных объектов и информационном обеспечении экскурсионного дела.

Второй задачей, является разработка способов представления информации о рекреационных свойствах рельефа в зависимости региональных особенностей территории и от целевых устремлений субъектов рекреационной деятельности. Это особенно важно в условиях географического расширения этого вида социально-хозяйственной деятельности, включения в сферу туризма новых регионов с особыми локальными особенностями морфологии, динамики и эволюции рельефа. Это требует создания серии региональных баз данных, в которых информационный геоморфологический блок выступает к базовый компонент. Сбор, обобщение рекреационно-геоморфологической информации должно опираться на специальное геоморфологическое картографирование, которое бы отражало рекреационные функции рельефа, и представляла бы информационную основу для реализации потребностей субъекта в отдыхе в конкретном географическом пространстве.

Третьей задачей, стоящей перед рекреационной геоморфологией, как прикладного направления науки, является разработка геоморфологических основ проектирования рекреационных систем различных функциональных типов. Проведенное исследование организации РГС позволяет утверждать, что территориальное размещение сложных инженерно-технологических объектов рекреации, зонирование территории и устойчивая работа рекреационной системы не возможны без учета аттрактивно-рисковой структуры отношений рельефа и рекреации, её анализа с учетом пространственно-временной размерности геоморфологических объектов.

Статьи, рекомендованные в журналах ВАК

  1. Бредихин А.В. Об уровнях организации геоморфологических объектов и критериях их выделения // Вестн. Мос. ун-та. Сер. 5. География. 1989. №4. c. 58-66 (неразделенное соавторство)
  2. Бредихин А.В. Опыт разработки региональной базы данных для целей геолого-геоморфологического анализа территории. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 1994. №3 с.55-58.
  3. Бредихин А.В. Пространственно-временная организация ледникового морфолитогенеза. // Вестник Мок. Ун-та Сер. 5, географ., 1995, №2 с.23 – 30 .
  4. Бредихин А.В. Эстетическая оценка рельефа при рекреационно-геоморфологических исследованиях. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2005, №3 с.7 – 13
  5. Бредихин А.В., Понятие «организация флювиального рельефа»// Вестник Мок. Ун-та Сер. 5, географ., 1991, №3 с.15 – 20. (неразделенное соавторство)
  6. Бредихин А.В. Рекреационно-геоморфологическое картографирование. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2007,№1 с.34-38
  7. Бредихин А.В. Рекреационно-геоморфологические условия и ресурсы национальных парков Северной Танзании. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2006, №2 с.34-43
  8. Бредихин А.В. Рельеф как условие и ресурс рекреационной деятельности. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2003, №1, с 58-59
  9. Бредихин А.В. Рекреационные свойства рельефа. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2004, №6, с.68-73
  10. Бредихин А.В., Геолого-геоморфологический блок учебной геоинформационной системы: опыт разработки и применения.//Геоморфология, 1994, № 3, с. 83-94 (неразделенное соавторство)

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

  1. Бредихин А.В. Геоморфология материков. М., КДУ, 2008. 348с (неразделенное соавторство Г.С. Ананьев) 348с.
  2. Бредихин А.В. Рекреационная геоморфология – новое направление изучения рекреационных территорий.. Доклады, Международной конференции Взаимодействие общества и окружающей среды в условиях глобальных и региональных изменений Барнаул, 2003. с. 38-47
  3. Бредихин А.В. Рекреационная геоморфология – новое направление прикладных геоморфологических исследований. // Рельеф и человек. Материалы Иркутского геоморфологического семинара, Чтений памяти Н.А.Флоренского, сентябрь 2004г. Иркутск., 2004
  4. Бредихин А.В. Рекреационные функции рельефа // Туризм и рекреация. М., 2006
  5. Бредихин А.В. Современная динамика рельефа как условие и ресурс функционирование рекреации // Рельефообразующие процессы: теория, практика, методы исследования. Новосибирск.2004.
  6. Бредихин А.В. Узловые морфоструктуры - особый тип морфоструктур горных сооружений. Деп. В ВИНИТИ 04. 07. 1988. 175с.
  7. Бредихин А.В. Эстетическая оценка рельефа при рекреационно-геоморфологических исследованиях. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2005, №3 с.7 – 13
  8. Бредихин А.В., Геолого-геоморфологический блок учебной геоинформационной системы: опыт разработки и применения.//Геоморфология, 1994, № 3, с. 83-94 (неразделенное соавторство)
  9. Бредихин А.В., Оценка рекреационного потенциала высокоширотных и высокогорных районов в условиях изменения климата Доклад на The 30 th Congress of the international Geomorphology Conference, SECC, Glasgo, August, 2004. Vol, 35, p. 69-75 (неразделенное соавторство).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.