WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Михайлова Светлана Юрьевна

ТРУД РАБОЧЕЙ МОЛОДЕЖИ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ МАРИЙСКОЙ, МОРДОВСКОЙ И ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИК: ИСТОРИЧЕСКИЕ УРОКИ, СОЦИАЛЬНЫЙ ОПЫТ

СЕРЕДИНЫ 1950-х СЕРЕДИНЫ 1980-х гг.

Специальность 07.00.02 Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Чебоксары 2007

Работа выполнена на кафедре документоведения и документационного обеспечения управления Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова».

Научный консультант:                доктор исторических наук, профессор

Смирнов Юрий Петрович

Официальные оппоненты:        доктор исторических наук, профессор

Бойко Иван Иванович

доктор исторических наук, профессор

Тимофеев Петр Тимофеевич

доктор исторических наук, профессор

Юрчёнков Валерий Анатольевич

Ведущая организация:        Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

Защита состоится 26 октября 2007 года в 10 00 часов на заседании регионального диссертационного совета ДМ 212.301.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова» по адресу: 428034, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38 (учебный корпус № 1), ауд. 513.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки Чувашского государственного университета имени И. Н. Ульянова по адресу: 428034, Чувашская Республика. г. Чебоксары, ул. Университетская, 38.

Автореферат разослан 24 августа 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор               Л. А. Таймасов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Главной целью государства является рост богатства страны и благосостояния населения. В результате рыночных преобразований на стыке ХХ – XXI веков в России произошло смещение акцентов с производящих на добывающие отрасли с последующим вывозом сырья за рубеж. Уменьшилась доля высокотехнологичных отраслей, работавших как на внутренний рынок, так и на экспорт. Одновременно произошло заметное разрушение человеческого потенциала в этой важной сфере жизни общества. Значительная часть рабочих либо трудится в неполную силу из-за отсутствия заказов, средств на закупку оборудования и материалов и выплату заработной платы, либо вынуждена становиться безработными или переходить в другие сферы деятельности. Нормальный процесс воспроизводства этой социальной группы нарушен, поскольку молодежь не стремится в промышленность. В ее среде наиболее престижной считается деятельность в сферах бизнеса, финансов, права и массовой культуры. Лишь незначительная часть молодых людей становится квалифицированными рабочими. Как следствие, происходит воспроизводство низкокачественной социально-профессиональной структуры населения. Данная проблема начинает вызывать все большую обеспокоенность со стороны общества и государства.

Поэтому необходимо многоаспектное изучение исторического опыта вовлечения молодежи в промышленное производство, реализации ее способности к труду. Сегодня многие из существовавших российских традиций актуализируются в работе с персоналом, прежде всего на предприятиях с участием инновационного отечественного и иностранного капитала. К этим формам относятся набор молодежи, имеющей квалификацию, с определенными личными качествами; введения испытательного срока при приеме, что позволяет без труда избавиться от неугодного работника, исправить ошибки подбора; использование системы тренингов – постоянного, систематического, разностороннего обучения и повышения квалификации кадров, при этом не только с целью совершенствования профессиональной подготовки, но и предоставления возможностей раскрытия способностей человека; воспитание «духа команды», преданности компании.

Объектом исследования является динамика социально-демографических характеристик рабочей молодежи Российской Федерации на примере Марийской, Мордовской и Чувашской республик, а предметом – внутренние и внешние факторы ее участия в производственных процессах, трудовая деятельность и активность рабочих в возрасте от 16 до 30 лет, занятых на предприятиях индустриального типа в условиях развертывания научно-технической революции.

Степень изученности проблемы. В историографии рассматриваемой проблемы можно выделить два этапа – советский период и постсоветский, на каждом из которых существовали, с одной стороны, определенные требования к молодежи и возможности для ее социализации, с другой стороны – только ему присущие признаки развития отечественной исторической науки.

Для исследователей второй половины 1950-х – 1980-х гг. изучение проблем социальной структуры общества всегда представляло большой теоретический и практический интерес. Первые попытки обобщения результатов изменения социальной структуры были сделаны в начале 1920-х гг. В 1920 – 1930-е гг. определенное внимание было уделено исследованию проблем труда молодежи. Результаты проведенных социологических исследований использовались советским государством при разработке и принятии ряда специальных решений, направленных на преодоление существующих проблем. Однако со второй половины 1930-х гг. научная разработка многих сюжетов, касавшихся молодых рабочих, фактически была свернута. Возобладал тезис о полной и окончательной победе над безработицей, ликвидации причин, ее порождающих, и снятии, таким образом, блока основных трудностей при полноценной социализации молодежи.

В конце 1950-х – начале 1960-х гг. произошло оживление интереса к социальным проблемам развития советского общества. В этом контексте во второй половине 1950-х гг. в рамках научного направления по исследованию рабочего класса начала формироваться традиция изучения рабочей молодежи. Рост внимания к ней объяснялся тем, что молодежь выступала основным источником пополнения рабочего класса, представляла значительную часть населения, отличалась высокой социальной активностью, психологической мобильностью, была способна оказывать существенное воздействие на характер социально-экономического и общественно-политического развития страны.

В конце 1960-х гг. изучение рабочей молодежи получило новый импульс. Во всем мире резко возрос интерес к молодежи. Впервые в истории на VII Всемирном конгрессе социологов, состоявшемся в сентябре 1970 г. в Варне (Болгария) работала специальная секция «Молодежь как фактор изменения». В СССР вышло огромное количество книг, посвященных проблемам подрастающего поколения. Это объяснялось внешними и внутренними причинами. К первым из них относилась волна молодежных акций протеста («бунты молодых»), оказавших заметное влияние на социальные и культурные процессы: идеологическая борьба между двумя мировыми общественными системами. Западная пропаганда постоянно варьировала мысль о «кризисе молодежи в Советском Союзе», выражавшемся в конфликте со старшим поколением или бездумном подражании «золотой молодежи Запада». Советские исследователи критически оценивали исследования «буржуазных фальсификаторов и ревизионистов» Р. Арона, К. Беднарика, Д. Белла, Р. Гароди, Ж. Гурвича, Б. Майснера, Г. Маркузе, Ф. Фишера, которые писали о «новом типе» молодого рабочего, невосприимчивого к традициям старших поколений борцов за коммунизм. Начали достаточно широко использоваться достижения эмпирической социологии времен «хрущевской оттепели» и социальный заказ властных структур, в первую очередь ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ.

Широкомасштабное изучение вопросов развития рабочей молодежи началось с создания творческой группы в Институте истории СССР АН СССР при активном участии ЦК ВЛКСМ. В 1970-е – 1980-е гг. она провела социологические обследования рабочей молодежи ведущих промышленных центров СССР. Их результаты легли в основу первой в СССР научно обоснованной монографии, в которой дан обобщенный социальный портрет рабочей молодежи – профессионально-производственная структура, образовательный и культурно-технический уровень, духовный облик, трудовая активность, общественно-политическая деятельность, а также материальное положение и культурно-бытовые условия жизни1. Сравнительный анализ результатов исследований, охватывающих почти четыре десятилетия, позволил авторам глубоко раскрыть основные тенденции формирования социального облика молодого рабочего, отразить коренные изменения, которые произошли между 1936 и 1972 г.

Рост интереса к рабочей молодежи сопровождался увеличением количества публикаций по этой тематике2 и возникновением новых научных центров по ее изучению. Один из них сформировался в республиках Волго-Вятского региона. Наряду с вышеуказанными причинами этому способствовал ряд факторов:

1. В конце 1950-х – первой половине 1960-х гг. началось интенсивное развитие промышленности Марийской, Мордовской и Чувашской республик.

2. К середине 1950-х гг. в них был накоплен определенный опыт изучения рабочего класса, который постоянно пополнялся.

3. Новый импульс развитию рассматриваемого научного направления дало становление и развитие национальных университетов в Марийской, Мордовской и Чувашской республиках.

4. Большую роль в становлении рассматриваемого направления сыграли научные связи историков Марийской, Мордовской и Чувашской республик с Институтом истории СССР АН СССР.

Таким образом, исследование рабочей молодежи республик ВВЭР середины 1950-х – середины 1980-х гг. как научное направление было неотъемлемой частью истории рабочего класса автономных республик РСФСР. Его зарождение было обусловлено как основными тенденциями развития советской исторической науки, так и закономерностями социально-экономического и культурного развития Марийской, Мордовской и Чувашской республик.

Одним из первых к изучению рабочей молодежи республик Волго-Вятского региона приступил И. Д. Кузнецов. В своих работах по истории промышленности и рабочего класса Чувашии он показал огромное значение рабочей молодежи в экономическом и социальном развитии общества, дал ей объективную историческую характеристику3.

Дальнейшее развитие традиция изучения рабочей молодежи республик Волго-Вятского региона получила в трудах Ю. П. Смирнова, которые отличались соединением вопросов теории и практики, методов истории и социологии. В них были обобщены характерные черты рабочей молодежи4, отражена такая важная для молодых рабочих проблема, как адаптация к производству5, заложены основы изучения историографии рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик6.

И. И. Бойко создал ряд работ, посвященных различным проблемам истории рабочего класса Марийской, Мордовской и Чувашской республик (источники пополнения, культурно-технический уровень, трудовая активность)7. В них он рассматривал также черты социального облика рабочей молодежи, ее становление на производстве. Одно из направлений в его научной деятельности занимало наставничество8. Для исследовательской деятельности И. И. Бойко было характерно расширение как хронологических, так и территориальных рамок, использование массовых исторических источников и математических методов их обработки.

В. Ф. Романов выявил вклад молодых рабочих в экономический потенциал Чувашской республики, проанализировал ряд аспектов их производственной деятельности, рассмотрел черты, характеризующие рабочих-интеллигентов в целом и молодежную прослойку в этой категории работников9. В. В. Орлов в своих статьях раскрыл основные источники и направления использования средств на профессионально-техническое образование, выявил динамику количественных и качественных изменений учащихся ПТУ, подвел итоги работы профессионально-технической школы Чувашской республики10. Проблемы подготовки и воспитания молодых рабочих кадров в Марийской, Мордовской и Чувашской республиках нашли отражение в работах Т. С. Сергеева11, А. В. Арсентьевой12, М. В. Румянцева13. Ценная информация о рабочей молодежи была представлена в трудах представителей экономической науки. Л. П. Кураков посвятил целый ряд работ изучению роли общеобразовательной школы и системы профессионально-технического образования в воспроизводстве квалифицированной рабочей силы14. В. Н. Викторов показал роль молодежи в социально-демографических процессах, в изменении образовательной и профессионально-квалификационной структуры населения, описал особенности профессиональной ориентации и профессиональной адаптации молодых людей. Ученый-экономист раскрыл проблемы труда молодых рабочих промышленных предприятий15.

В Марийской республике проблемами рабочей молодежи занимались К. Н. Сануков, С. В. Нефедов, С. Н. Исанбаев, О. В. Орлова. Они разрабатывали сюжеты, посвященные территориальному отряду рабочего класса и его составной части – рабочей молодежи16.

В определенной степени рассматриваемая тема освещена в монографии Н. Е. Адушкина, в которой отмечается, что формирование рабочего класса Мордовии в основном шло за счет молодежи в возрасте до 25 лет17. В работах С. В. Заварзина, Е. С. Ледяевой, Р. В. Шестаковой, В. М. Чугуновой, М. Ф. Полынова нашли отражение проблемы подготовка молодых рабочих кадров в системе профтехобразования и повышения культурно-технического уровня молодых производственников18.

Таким образом, в 1960 – 1980-е гг. социально-экономическим проблемам рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик было посвящено достаточно много исследований. В них был воспроизведены основные черты социального облика рабочей молодежи того времени, были выявлены свойственные ему изменения. Они были написаны в соответствии с идеологическими представлениями того времени. В частности, актуальным было освещение трудовой активности молодых рабочих. Данный сюжет рассматривался в специальной литературе с обязательным идеологическим подтекстом. Существенным недостатком научных публикаций были описательность и упрощение многообразия социальной действительности. Но приведенный в этих работах фактологический материал, данные социологических обследований имеют несомненную ценность и позволяют составить определенное мнение о социально-демографическом составе, профессионально-квалификационной структуре рабочей молодежи, ее культурно-техническом уровне, профессиональной подготовке.

«Перестройка» 1985 – 1991 гг. положила начало резким изменениям в изучении рабочего класса и рабочей молодежи России. В 1990-е гг. происходило то, что Б. Г. Литвак назвал «приватизацией» истории «ельцинской революцией. Она ничем не отличалась от «большой приватизации», была безалаберной и безумной, создавая этим условия для различных проходимцев «наловить рыбку в мутной воде»19. В начале XXI в. постепенно стали формироваться новые принципы исследования истории советского обществ, основанные на расширении источниковедческой базы, всестороннем и объективном анализе всех направлений и аспектов его развития.

В новых исторических условиях изучение рабочей молодежи было продолжено, хотя его масштабы были существенно сокращены20. Постсоветский период в историографии рабочей молодежи не богат историческими исследованиями. В опубликованной в 2005 г. книге А. С. Степанова описывается участие молодежи в строительстве промышленных предприятий, железных дорог, угольных шахт в восточных и северных районах страны, зарождение и развитие в комсомольско-молодежной среде новой формы социалистического соревнования – «Учиться работать и жить по-коммунистически», начинания комсомольцев, направленные на повышение производительности труда. Говоря о многочисленных фактах трудового героизма советской молодежи, автор анализирует и причины невыполнения плановых заданий, обращается к таким трагическим событиям, как выступления молодежи на строительстве Карагандинского металлургического комбината в 1959 г., где трудились молодые рабочие из автономных республик Поволжья21.

В 1990-е гг. в изучении проблем молодых рабочих региональные историки ставили новые задачи более трезвого и многостороннего анализа проблем недавнего прошлого, места и роли рабочей молодежи в трансформации рабочего класса в целом, изменении экономической и общественно-политической ситуации в стране.

Ю. П. Смирнов показал, что во второй половине 1950-х – первой половине 1980-х гг. значительную роль в формировании трудового потенциала промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик играла рабочая молодежь22.

Проблемы рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик были затронуты в монографии И. И. Бойко23. В ней на основе материалов статистики, социологических исследований, а также более 5 тыс. личных учетных карточек автор проследил взаимосвязи основных компонентов производственного потенциала рабочих; выявил изменения их численности и состава; охарактеризовал источники пополнения; определил культурно-технический уровень индустриальных рабочих, выявив динамику профессионально-квалификационной и образовательной структуры; показал реалии и мифы социального творчества рабочих на примере участия в движении за коммунистическое отношение к труду и техническом творчестве.

Отличительная черта рассматриваемого период – появление диссертаций, посвященных рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик. О. В. Орловой комплексно рассмотрено и обобщено социальное развитие молодых рабочих промышленности Марийской республики в 1980-е гг.24. Работа Т. В. Юстус направлена на изучение материального благосостояния и культурного уровня рабочей молодежи в национальных республиках ВВЭР в 1970-е – первой половине 1980-х гг.25. Применительно к трудовой сфере историк рассмотрел количественные и качественные изменения в составе рабочей молодежи, раскрыл динамику роста заработной платы молодых рабочих, выявил основные тенденции роста доходов. В диссертации О. В. Андреева изучены общественно-политические процессы в среде рабочей молодежи Чувашской АССР в 1970-е – первой половине 1980-х гг.26. Автор затронул широкий круг вопросов, в том числе руководство комсомола общественно-политической деятельностью рабочей молодежи в рамках трудовых коллективов, направленной на повышение промышленного потенциала Чувашской республики, нравственный облик рабочей молодежи.

Постсоветская историография рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик развивается под знаком идеологического и историографического плюрализма.

Таким образом, во второй половине 1950-х гг. – начале XXI в. проделана значительная работа по изучению социально-экономического развития рабочей молодежи. При многочисленности публикаций по данной проблеме до сих пор практически не изученным остается основная масса вопросов, отражающих труд рабочей молодежи, не проанализированы возможности исследования темы на уровне источниковедческого обобщения. Поэтому проблема требует дальнейшего анализа и является актуальной с позиции слабой научной разработки темы.

Исходя из степени изученности, в диссертационном исследовании поставлена цель – исследовать труд рабочей молодежи в индустрии Марийской, Мордовской и Чувашской республик, охарактеризовав «живой компонент» производственного процесса, установить общие и особенные черты в отдельных автономиях и промышленных отраслях в различные периоды времени, определив наиболее важные факторы его развития. Для достижения поставленной цели предстоит решить следующее задачи:

– рассмотреть источники, формы и социально-демографические аспекты количественного роста молодых рабочих;

– выявить динамику показателей культурно-технического уровня рабочей молодежи;

– изучить направления и результаты ее трудовой деятельности;

– раскрыть формы и факторы трудовой активности молодых рабочих;

– определить место и роль рабочей молодежи в управлении процессом труда на промышленном предприятии;

– обобщить исторические уроки и социальный опыт реализации молодежью своей способности к труду.

Хронологические границы исследования охватывают период с середины 1950-х до середины 1980-х гг. Выбор нижней границы обуславливается тем, что в это время в СССР в основном была завершена индустриализация в промышленности, начали проявляться коренные изменения в социально-демографической структуре общества (возрастание численности городского населения, снижение рождаемости и повышение смертности, старение населения). Хронологическим завершением изучаемого периода является 1985 г., когда начались радикальные структурные преобразования в политике, экономике, прежде всего, изменения производственных отношений, смены форм собственности, а также новых тенденций в развитии социальной структуры общества.

Территориальные рамки исследования включают Республику Марий Эл, Республику Мордовия и Чувашскую Республику. Это исторически сложившийся географический регион, возникший на основе разделения труда, производственной специализации и опыта многовекового общения проживающих в нем народов. С 1960 г. республики входили в состав Волго-Вятского экономического района (ВВЭР) наряду с Горьковской и Кировской областями. Внутри каждой из республик выделялись промышленные районы с выраженной специализацией. Таким образом, рассматриваемый регион является целостной территориальной единицей, представляющей интерес для научного изучения в освещаемых аспектах.

Источниковая основа диссертации базируется на значительном массиве опубликованных и неопубликованных документов и материалов. Прежде всего, это сведения, выявленные автором в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), где изучены документы фонда Главного Управления переселения и оргнабора (ф. А-518), позволившие оценить интенсивность миграционных процессов, связанных с комплектованием трудовых коллективов. В Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) проанализированы материалы, характеризующие деятельность ЦК ВЛКСМ (ф. М-1). Особую ценность представляют сведения, освещающие деятельность Отдела рабочей молодежи, позволяющие проанализировать динамику основных показателей.

Существенное значение для научного освещения темы имеют сведения архивов рассматриваемых республик. В Государственном архиве Республики Марий Эл (ГА РМЭ) изучены ценные сведения 13 фондов, главным образом, партийных и комсомольских организаций республики и ведущих промышленных предприятий. Их обработка и интерпретация позволили диссертанту представить социальный портрет объекта исследования. В Центральном Государственном архиве Республики Мордовия (ЦГА РМ) проанализированы документы 11 фондов. Исследования велись, в основном, в том же направлении, что и в Республике Марий Эл. Такой подход позволил параллельно осуществлять сравнительно-оценочный анализ. В Государственном архиве современной истории Чувашской Республики (ГАСИ ЧР) было изучено 14 фондов областных и городских комитетов КПСС и ВЛКСМ, первичных комсомольских организаций предприятий, что дало возможность выявить особенное в развитии рабочей молодежи республики. Ощутимо дополнить картину рассматриваемого явления позволила работа с материалами 4 фондов Государственного исторического архива Чувашской Республики (ГИА ЧР): Совета Министров (ф. Р-203), Госкомитета по статистике (ф. Р-872), Министерства просвещения (ф. Р-221), Госкомитета по профтехобразованию (ф. Р-1914).

В итоговых трактовках диссертанта нашли отражение результаты социологического обследования рабочей молодежи, проведенного в 1972 г. в ведущих промышленных центрах СССР, содержащиеся в личном архиве И. Л. Корнаковского. Рассмотрены материалы социологического исследования рабочей молодежи автономных республик РСФСР 1982 г., находящиеся в архиве Чувашского государственного университета им. И. Н. Ульянова.

Важную совокупность источников по рассматриваемой проблеме составляют опубликованные материалы, которые можно условно разделить на следующие подгруппы:

1. Законодательные акты, правительственные и партийные постановления, нормативные и ведомственные материалы отражают явления социально-экономической жизни, деятельность государства по регулированию жизнедеятельности конкретных социальных групп и общества в целом, позволяют выявить приоритетные направления в государственной политике в трудовой сфере, изучить ход их реализации, в том числе в регионах. Анализ государственных и партийных документов, имеющих отношений к изучаемой теме, позволяет сделать вывод о том, что во второй половине 1950-х – начале 1960-х гг. подходы к проблеме повышения эффективности труда молодежи носили комплексный характер. Они были нацелены на улучшение качества рабочей силы и совершенствование организации производства. С начала 1970-х гг. произошел отход от понимания важности комплексного подхода. Упор стал делаться на идеологический фактор. Увеличилось количество документов, имевших отношение к социалистическому соревнованию, опыту работы конкретных предприятий, отраслей, регионов. Они имели преимущественно декларативный характер, чаще всего не выполнялись или выполнялись формально. Поэтому многие актуальные направления, несколько изменяясь, переходили из одного документа в другой из года в год.

2. В исследовании широко представлены статистические материалы. В содержательном плане публикации официальных статистических органов были весьма ограничены. В первую очередь это относится к сборникам, которые посвящены итогам пятилеток в республиках или юбилейным датам. Кроме общих данных о развитии народного хозяйства Марийской, Мордовской и Чувашской республик из них были почерпнуты лишь сведения о подготовке новых рабочих, повышении квалификации, динамике рационализаторства и изобретательства, некоторые материалы Всесоюзных переписей населения. Более полно учитывать человеческий фактор в производственном процессе позволяют сведения социальной статистики. В них помещены данные о численности, уровне образования, занятости молодежи в деятельности общественных организаций, состоянии здоровья, отдельных аспектов уровня жизни молодых семей, организации досуга и использования свободного времени, а также охарактеризовано противоправное поведение молодежи.

3. Большое значение для раскрытия темы имели сборники документов, в которых нашла отражение деятельность государственных органов, партийных и комсомольских организаций. В этих документах проявляются признаки текущего момента, когда они принимались, поэтому им свойственна актуальность. Как правило, это не констатирующие, а постановляющие документы, позволяющие оценить масштабы и важность задач.

4. Богатую информацию о непосредственных участниках событий содержат труды и воспоминания государственных и общественных деятелей, знатных производственников. В них приводятся малоизвестные факты, обобщается опыт работы и показываются трудности, недостатки и меры по их преодолению. Подчеркивается воспитательное воздействие данных процессов на молодых рабочих. Наряду с этим, следует отметить, что общим для многих из подобных трудов, изданных в 1960-е – 1980-е гг., является оптимизм официального характера, стремление не заострять внимание на упущениях, а если это необходимо по логике развития мысли, показывать не их причинно-следственную природу, а итоговые проявления и интерпретировать, как отдельные и, в силу этого, – случайные.

5. Важным условием корректности научного исследования выступают словари, справочники, энциклопедии, среди которых выделяются общие, специальные и имеющие узкую направленность. Эти издания позволяют исследователям оставаться в пределах единого логического поля, особенно словари и справочники по теме, расширяющие представление о понятиях «молодежь» и «рабочая молодежь».

6. Для более полного освещения проблемы использованы материалы периодической печати. Это журналы – профильные и массовые, академические и популяризаторские, содержащие как глубокую теоретическую постановку различных аспектов развития рабочей молодежи, так и многочисленные факты, выступления ведущих специалистов, передовиков производства, новаторов, наставников. Насыщенным источником информации являются газеты. Для рассматриваемого периода характерно доминирование официальных изданий в праве на подачу сведений, имевших государственное значение. Гласность заметно перекроила информационное поле. Появились СМИ, принципиально новые не только по названиям, но и по тактике деятельности, публикующие немало сведений, проливающих свет на многие, прежде закрытые страницы истории рабочей молодежи.

Таким образом, выявлен и использован комплекс исторических документов и материалов, позволивших рассмотреть предмет исследования как многоуровневую систему и комплексно решить поставленные задачи.

Методологическая основа диссертации определяется характером познаваемой реальности, а также исследовательской программой автора и строится на проблемно-хронологическом анализе выделенных аспектов. Применение сравнительно-исторического метода позволяет сопоставить основные тенденции развития рабочей молодежи в стране и выявить региональные особенности с учетом характера экономического развития ВВЭР.

Наиболее полно понятие «молодежь» было изучено в социологической науке. В 1960 – 1980-е гг. советская социология использовала социально-классовый подход к проблемам молодежи. Современные ученые используют более широкий по сравнению с предыдущим периодом арсенал средств и методов изучения молодежи. Видный представитель этого направления В. И. Чупров сводит многообразие теорий и концепций в социологическом изучении молодежи к четырем направлениям27.

Возрастной показатель объединяет молодежь в единую группу. Методологически важно при изучении рассматриваемой проблематики в аспекте ее исторической динамики учитывать как черты, присущие молодежи в целом, так и специфику, свойственную отдельным группам. В исследуемый период наиболее значительной по составу и общественным функциям была рабочая молодежь. В концепции В. Е. Полетаева и И. Л. Корнаковского она рассматривается как базисная основа развития и составная часть рабочего класса, которая отражает его признаки и черты, оказывает существенное влияние на социальный облик рабочего класса в плане повышения общеобразовательного и культурно-технического уровня28.

Наряду с вышеназванными положениями в диссертации использованы интерпретационные конструкты И. Д. Ковальченко, В. З. Дробижева, А. К. Соколова, Л. И. Бородкина, Т. И. Славко, Е. И. Пивовара29.

Таким образом, на протяжении второй половины ХХ – начала XXI в. социологи, историки, педагоги, психологи, правоведы, философы, экономисты проделали значительную работу по уточнению понятий «молодежь» и «рабочая молодежь». Понятийно-категориальный аппарат определялся предметом каждой конкретной науки, но неизменным оставалось признание ведущей роли различных групп молодежи в развитии общества. В целом методологическая основа диссертации базируется на законах и принципах материалистической диалектики, на фундаментальных общенаучных методах – историческом и логическом, восхождении от абстрактного к конкретному и восхождении от конкретного к абстрактному.

Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые проведено комплексное исследование исторической ретроспективы рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик с середины 1950-х до середины 1980-х гг. на основе междисциплинарного подхода:

– подведены итоги изучения истории рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик в научной литературе и дан анализ опубликованных и неопубликованных источников;

– исследованы особенности труда молодых производственников промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик на стыке исторической, экономической и социологической наук;

– осмыслен эффект наложения ускоренного индустриального развития и научно-технической революции на формы и содержание труда рабочей молодежи;

– определены соответствие стимулов к труду молодых рабочих и степень их эффективности;

– даны анализ и сравнительная оценка Марийской, Мордовской и Чувашской республик по уровню использования человеческого фактора в промышленном производстве на основе системно-квалиметрического подхода.

Практическая значимость исследования определяется тем, что его материалы и выводы создают базу для дальнейшего комплексного изучения истории рабочей молодежи во второй половине ХХ в. как Марийской, Мордовской, Чувашской республик, так и других регионов Российской Федерации, подготовки на этой основе фундаментальных научных трудов. Результаты диссертации могут быть применены при подготовке учебной литературы по истории края для системы высшего и среднего образования. Материалы исследования представляют практический интерес для государственных органов, руководителей предприятий и специалистов по управлению персоналом с целью изучения исторического опыта развития рассматриваемой социальной группы.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

1. Понятие «рабочая молодежь» возникло в начале ХХ в. Его научное определение было дано в 1960 – 1970-е гг. Данная дефиниция объединяет лиц определенного возраста, которым присущ соответствующий уровень образования и профессиональной подготовки, устойчивый выбор сферы деятельности, отраслей и профессий.

2. Историография рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик второй половины ХХ – начала XXI веков является сложным социальным, интеллектуальным и культурным континуумом, в развитии которого выделяются два этапа – советский и постсоветский. Каждый из них имеет свои особенности, обусловленные конкретно-историческими условиями функционирования исторической науки. Вместе с тем, наблюдается достаточно выраженная преемственность, свидетельствующая о научной состоятельности направления.

3. Во второй половине 1950-х – первой половине 1980-х гг. рабочая молодежь промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик претерпела социальную трансформацию. Среди источников ее пополнения на первое место вышли выпускники общеобразовательных школ, большинство из которых воспитывалось в семьях рабочих. Молодежь характеризовалась открытостью для притока в нее людей из других групп населения. В то же время она постепенно уменьшалась вследствие утверждения тенденции к самовоспроизводству рабочего класса. Доля подготовки новых работников непосредственно на производстве как формы пополнения рабочей молодежи постепенно сокращалась. Одновременно возрастало значение системы ПТО как формы пополнения рядов молодых рабочих.

4. В изучаемый период происходил быстрый рост численности рабочей молодежи Марийской, Мордовской и Чувашской республик, сопровождавшийся увеличением в ее составе удельного веса представителей коренных национальностей, женщин, а также лиц в возрасте 25 – 29 лет, что свидетельствовало о старении в целом группы, определяемой как молодежь.

5. В трудовом потенциале рабочей молодежи промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик происходили позитивные изменения, связанные с повышением общеобразовательного уровня. Главным экономическим результатом профессионально-технического обучения молодых рабочих стали рост производительности труда, улучшение качества продукции, повышение отдачи основных фондов, снижение себестоимости, сокращение сроков освоения производственных мощностей. Однако с конца 1970-х гг. стало нарастать расхождение между уровнем профессиональной подготовки молодых рабочих и реально выполняемыми ими операциями, многие виды которых продолжали оставаться рутинными. Причем, в республиках эти явления были менее выражены, чем в традиционных индустриальных регионах.

6. Основными факторами изменения профессионально-квалификационной структуры рабочей молодежи были развитие новых отраслей, снижение доли тяжелого ручного труда, рост числа профессий, в которых применялся механизированный и автоматизированный труд. Во второй половине 1950-х гг. молодые рабочие коренной национальности занимали ведущее место в группе низкой профессиональной квалификации. К середине 1980-х гг. произошло увеличение их доли в группе высокой квалификации. В отраслевой структуре рабочей молодежи промышленных предприятий Марийской республики увеличилась численность занятых в машиностроении, металлообработке, химической и легкой отраслях промышленности, а в Мордовской и Чувашской республиках наибольший удельный вес рабочей молодежи отмечался в электротехнической отрасли, машиностроении и металлообработке.

7. В 1955 – 1985 гг. трудовая деятельность рабочей молодежи была предметом постоянного и пристального внимания советского государства и общества, которые подходили к нему с позиций приоритета материального производства и потребления над отношениями собственности и распределения. Узкая специализация в труде, несоответствие затраченных усилий и степени вознаграждения за труд, монотонность и рутинность работы, невысокая престижность труда при его очевидной полезности приводили к снижению его значения как средства самоутверждения и самореализации молодых рабочих.

8. Трудовая активность рабочей молодежи обуславливалась комплексом субъективных и объективных факторов, в том числе экономических, социальных и политических отношений, психологией индивида и коллектива, действовавших в двух противоположных направлениях: с одной стороны, создавали условия для повышения трудовой активности молодых рабочих, с другой, – ограничивали возможности для проявления их инициативы в сфере труда.

Апробация результатов исследования. Отдельные положения диссертации получили отражение в восьми выступлениях на международных, всероссийских, межрегиональных и региональных научно-практических конференциях. По теме диссертации опубликованы 19 научных работ (общий объем 36,2 п. л.), включая две монографии, две брошюры, 15 научных статей, в том числе пять в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, рекомендованных ВАК. Диссертация обсуждена на расширенном заседании кафедр документоведения и документационного обеспечения управления и Отечественной истории XX – XXI веков ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова».

Структура диссертации включает введение, пять глав, заключение, список источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обоснованы актуальность темы, предмет и объект, сформулированы цели и задачи, раскрыты хронологические и территориальные границы исследования, определены его научная новизна и практическая значимость, осуществлена постановка основных положений диссертации, выносимых на защиту, обобщена апробация результатов исследования, охарактеризована его структура.

В первой главе «Теоретические основы исследования» анализируется содержание понятий «молодежь» и «рабочая молодежь», излагаются основы методологии диссертационной работы, предлагается периодизация историографии проблемы, рассматриваются отличительные признаки и содержание каждого из ее этапов, характеризуются группы и подгруппы источников, включающие опубликованные и неопубликованные документы и материалы.

Во второй главе «Количественные и качественные изменения рабочей молодежи: источники и формы» исследуются процесс  пополнения молодыми рабочими промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик в середине 1950-х – середине 1980-х гг., а также изучаются их численность, половозрастная структура и национальный состав.

В первом параграфе анализируется возрастание социально-практического значения приема юношей и девушек в трудовые коллективы, обусловленного быстрым уменьшением численности вступающей в рабочий возраст молодежи и ее долей в составе населения, увеличением численности выбывающих за пределы рабочего возраста, снижением прироста трудовых ресурсов на фоне возрастания динамизма вовлечения молодежи в трудовую жизнь. Основной приток молодых рабочих отмечался из Марийской, Мордовской и Чувашской республик. Их уроженцы составляли более 2/3 численности молодых рабочих промышленных предприятий республик, а доля внешних мигрантов не превышала 1/5. В этом огромная роль принадлежала осуществлению всеобщего среднего образования, давшего возможность пополнять кадры заводских рабочих за счет уроженцев региона.

В диссертации подчеркивается, что социальными источниками пополнения молодых рабочих являлись колхозное крестьянство, служащие, выпускники общеобразовательных школ, трудоспособное население, не занятое в общественном производстве. Их социальная база претерпела значительные изменения в количественном и качественном отношении. Со второй половины 1950-х гг. самым массовым источником пополнения рабочей молодежи становятся учащиеся общеобразовательных школ. В 1960-е гг. молодежные группы рабочего класса в значительной степени комплектовались за счет сельской молодежи, уезжавшей в города. Ее миграция была связана с получением образования, приобретением профессии, выбором места жительства, а также возросшей механизацией аграрного производства. С конца 1960-х гг. основным источником пополнения индустриального отряда рабочего класса стала городская молодежь из рабочих семей. Это было связано с тем, что рабочие стали преобладающей по численности группой в социальной структуре Марийской, Мордовской и Чувашской республик. В 1970-е – первой половине 1980-х гг. наибольшее число молодых рабочих воспитывалось в семьях рабочих. Особое место среди социальных источников пополнения рабочей молодежи занимали демобилизованные военнослужащие, обладавшие жизненным опытом и освоившие воинские специальности. Данный фактор обеспечивал более эффективное выполнение молодыми рабочими экономической функции за счет улучшения их образовательного и профессионального состава, сокращения сроков адаптации на производстве, формирования качеств характера, необходимых для работников индустриального типа.

Во втором параграфе рассматривается взаимосвязь форм комплектования кадров молодых рабочих и структуры трудовой занятости населения Марийской, Мордовской и Чувашской республик. На всем протяжении изучаемого периода наиболее массовой формой пополнения рабочей молодежи был набор работников через отделы кадров промышленных предприятий в соответствии с их планами комплектования трудовыми ресурсами. Посредством планового набора, как отмечается в диссертации, предприятия увеличивали численность молодежи, в состав которой входили представители всех категорий населения. Из поступавших необходимые профессиональные навыки имела лишь 1/3. Данное явление было обусловлено увеличением потребностей растущих промышленных городов в притоке квалифицированных рабочих, высокой текучестью кадров на промышленных предприятиях, а также стремлением хозяйственных руководителей ввести молодежь в трудовую деятельность. Наиболее подготовленные рабочие кадры поступали на производство через систему ПТО. В ней преимущественное развитие получили средние ПТУ, подготовка рабочих широкого профиля и по совмещенным профессиям. Менее значимыми формами пополнения рабочей молодежи были организованный набор и общественный призыв. Последний из них использовался в основном в Чувашской республике на строительстве Новочебоксарского химического комбината, Чебоксарского завода промышленных тракторов и Чебоксарской ГЭС в 1960 – 1970-е гг.

В третьем параграфе изучается процесс роста численности молодых рабочих в промышленности Марийской, Мордовской и Чувашской республик в условиях снижения доли молодых возрастов в составе населения. За 1951 – 1986 гг. показатели роста численности населения в Чувашской и Марийской республиках увеличились в среднем в 1,3 раза, В Мордовской республике произошло уменьшение численности населения30. Параллельно в республиках возрастало количество индустриальных рабочих: в Марийской – в 2,0 раза, Мордовской – в 2,6, Чувашской – в 2,831. Со временем темпы роста стали снижаться. В 1975 – 1985 гг. они были в два раза меньше, чем в предыдущие десятилетия. Основным источником восполнения прироста численности и естественной убыли рабочих стала молодежь. В 1955 г. в промышленности Марийской республики трудилось свыше 8 тыс. молодых рабочих, в 1985 г. их число возросло до 35 тыс.32. За 1955 – 1985 гг. численность молодых рабочих Чувашской республики увеличилась с 14 тыс. до 85 тыс.33. В 1955 г. численность молодых рабочих, занятых в промышленности Мордовской республики, составляла около 10 тыс. чел. К 1985 г. количество молодых рабочих увеличилось, достигнув 78 тыс. чел.34

Важнейшим компонентом изменений в составе рабочей молодежи были пол и возраст. Во второй половине 1950-х – первой половине 1980-х гг. возрастная структура молодых рабочих «постарела» под воздействием демографического и образовательного факторов. Внутри нее выделялись различные возрастные группы. Первая из них (до 20 лет) характеризовалась относительной завершенностью образования, вступлением в трудовую жизнь, слабым уровнем адаптированности к производственной деятельности. Представители второй группы (21 – 24 года) отличались большей социальной зрелостью, достижением среднего уровня квалификации, сложившимися ценностными ориентациями. Специфическими показателями третьей группы (25 – 29 лет) были завершение образования, достижение среднего и высокого уровня квалификации, прочная интеграция в структуру трудовых коллективов, т. е. окончание трудовой социализации.

Со второй половины 1950-х гг. в промышленном производстве Марийской, Мордовской и Чувашской стало увеличиваться количество молодых женщин. Они активно вовлекались во вновь создаваемые отрасли: электро- и светотехника, радиоэлектроника, приборостроение, химическая, микробиологическая. Состав женщин-работниц на промышленных предприятиях был более устойчив, чем рабочих-мужчин. На их долю приходилось намного меньше случаев нарушения трудовой дисциплины, смены профессии. Молодые женщины в среднем были заметно образованнее своих сверстников. Однако эти их положительные качества слабо учитывались в практике планирования социального развития производственных коллективов, в системе материального и морального стимулирования труда.

Важной характеристикой рабочей молодежи в исследуемых республиках был ее многонациональный состав. Это было обусловлено тем, что здесь проживали представители более чем 50 национальностей. В рассматриваемые годы в составе рабочего класса республик произошел значительный рост доли молодежи коренной национальности: ее абсолютное большинство составляли русские и представители коренной национальности. В Чувашской республике строительство Чебоксарского завода промышленных тракторов, Чебоксарской ГЭС, Новочебоксарского химического комбината способствовало резкому увеличению доли чувашей среди рабочей молодежи.

В третьей главе «Трудовой потенциал: показатели динамики» рассматриваются уровень общего образования и профессионально-технической подготовки, отраслевая и профессионально-квалификационная структура молодого поколения индустриальных рабочих Марийской, Мордовской и Чувашской республик во второй половине 1950-х – первой половине 1980-х гг.

В первом параграфе подчеркивается, что ведущей тенденцией в изменении уровня образования молодых рабочих промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик было увеличение доли лиц с общим средним образованием. Если во второй половине 1950-х гг. большую часть рассматриваемой категории работников составляли молодые люди с начальным образованием, то в первой половине 1980-х гг. – с общим средним образованием. В ряде отраслей промышленности общеобразовательный уровень молодых рабочих был различным. В машиностроении, металлообработке, электроэнергетике, химической промышленности он заметно превосходил уровень образования юношей и девушек, занятых в промышленности строительных материалов, лесной и деревообрабатывающей, легкой и пищевой отраслях. Уровень образования рабочей молодежи определялся двумя группами факторов. Его повышению способствовала подготовка рабочих из числа выпускников средних общеобразовательных школ в ТУ с начала 1950-х гг., введение общего среднего образования в ПТУ с конца 1960-х гг., а также активная работа общественных организаций в этом направлении. Негативное влияние на общеобразовательный уровень молодых рабочих стало оказывать с конца 1970-х гг. падение уровня знаний выпускников средней общеобразовательной школы, особенно по таким предметам, как физика, математика, русский язык и литература, поскольку введение всеобщего среднего образования не было подкреплено соответствующими мероприятиями по повышению качества обучения. В диссертации особое внимание уделено отношению рабочей молодежи к проблеме образования, которое находилось под значительным влиянием того, насколько предприятие соответствовало ее ожиданиям. Результаты опроса молодых рабочих, не имеющих среднего образования, показали, что значительная часть их не видела смысла в продолжении учебы, поскольку со своей работой они справлялись, и это не влияло на повышение квалификации35. Значительная часть молодежи, имеющая среднее образование, была занята неквалифицированным и низкооплачиваемым трудом. В представлении их сверстников, имеющих более низкое образование, но 2 – 3-летний стаж работы, его престиж снижался. Они откладывали получение более высокого образования на неопределенное будущее. Проблема повышения этого показателя рабочей молодежи осложнялась еще и тем, что производство не всегда было готово принять молодых рабочих с полным средним образованием. Для отдельных производственных участков было достаточно 7 – 8-классного образования. В свою очередь, это порождало у руководителей производства сугубо утилитарный подход к оценке образования, что не стимулировало стремление молодежи к знаниям.

Во втором параграфе рассматриваются две формы профессиональной подготовки молодых рабочих: на производстве и в учебных заведениях системы ПТО. Молодые рабочие, прошедшие подготовку непосредственно на предприятии, и вчерашние выпускники ПТУ затрачивали одинаковое время на изучение простейших операций. Однако, как показало социологическое обследование на Чебоксарском заводе промышленных тракторов, выпускники училищ быстрее осваивали новые трудовые приемы и виды работ, смежные специальности, оказывались более перспективными в служебном продвижении. Производительность труда молодых рабочих Чебоксарского электроаппаратного завода, прошедших обучение в средних ПТУ, была значительно выше, чем у рабочих, обучавшихся бригадным методом, и тех, кто получил квалификацию в обычном ПТУ.

В изучаемые годы возросла роль систематической профессиональной подготовки молодого рабочего. В Марийской, Мордовской и Чувашской республиках увеличилось количество профессионально-технических учебных заведений, расширялся перечень профессий, по которым велась подготовка. Так, в Чувашской республике с середины 1970-х гг. была начата подготовка квалифицированных рабочих по новым профессиям: монтажник железобетонных конструкций, машинист автомобильных кранов, гусеничных, пневмоколесных, башенных самоходных и стационарных кранов36. Был увеличен выпуск рабочих по ряду специальностей: химической, машиностроительной, металлообрабатывающей и легкой промышленности37. В Мордовской республике приоритет был отдан обучению таким сложным профессиям, как наладчик автоматических линий, слесарь по ремонту средств автоматики, аппаратчик химического производства, радио-электромеханик.

Проблема расширения подготовки рабочих в системе ПТО была особенно актуальной для Чувашской республики. К середине 1980-х гг. в ней проявилась диспропорция между темпами роста общественного производства и масштабами подготовки рабочих. По темпам роста промышленного производства Чувашская республика занимала первое место в Волго-Вятском регионе, а по масштабам подготовки рабочих в ПТУ – последнее.

В диссертации утверждается, что в рассматриваемый период происходило увеличение удельного веса молодых рабочих, которые уже имели среднее специальное образование при поступлении на предприятие. По результатам социологических обследований, проведенных на промышленных предприятиях Марийской, Мордовской и Чувашской республик в 1970-е – первой половине 1980-х гг., в среднем треть молодых рабочих имела среднее специальное образование.

В третьем параграфе раскрывается зависимость отраслевой структуры молодых рабочих от направлений развития экономик Марийской, Мордовской и Чувашской республик. К середине 1980-х гг. в отраслевой структуре рабочей молодежи промышленных предприятий Марийской республики произошло уменьшение удельного веса рабочих радио-электронной отраслей, увеличение удельного веса занятых в приборостроении, тракторном и сельскохозяйственном машиностроении, химической, нефтехимической и нефтеперерабатывающей отраслях. 10% рабочей молодежи составляли работники лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной отраслей. К 1985 гг. в отраслевой структуре молодых рабочих Чувашской республики произошло увеличение их численности в машиностроении, в легкой промышленности, произошло сокращение численности в химической, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной отраслях. К этому же времени в Мордовской республике произошло увеличение численности молодых рабочих в машиностроении и металлообработке, сокращение их численности в электротехнической и химической отраслях. Достаточно стабильной оставалась численность молодых рабочих в радио-электронной отрасли.

В промышленности рассматриваемых республик происходило изменение содержания труда молодых производственников, связанное с механизацией, автоматизацией и роботизацией промышленного производства. На основе материалов обследований рабочей молодежи в диссертации показано, что уровень квалификации рабочей молодежи возрастал. Доля учеников и рабочих без разряда, рабочих 1 – 2-го разрядов уменьшалась, а удельный вес молодых рабочих средней и высокой квалификации увеличился. В изучаемый период в основном преобладали молодые рабочие со средней квалификацией. Их численность росла ускоренными темпами. Высокие разряды присваивались, в первую очередь, людям среднего и пожилого возрастов, имевшим более длительный стаж работы на предприятии. Зачастую выпускникам ПТУ присваивался более низкий разряд в сравнении с полученным при окончании учебного заведения. Ситуация усугублялась устоявшимся представлением о том, что средний разряд работ на предприятии должен был опережать средний разряд рабочих. В результате почти на всех предприятиях средний разряд рабочих отставал от среднего разряда работ. На многих предприятиях численность малоквалифицированных рабочих в несколько раз превышала потребность предприятия в нем. В то же время, по данным выборочных обследований, рабочие первых и вторых разрядов выполняли до 35% объема операций третьего, до 16% – четвертого и до 6% – пятого разрядов.

Несоответствие квалификации рабочих выполняемой ими работе приводило к негативным социально-экономическим последствиям: снижению качества выпускаемой продукции; нарушению принципа оплаты по качеству и количеству затраченного труда; снижению разрыва в междуразрядной оплате, а, следовательно, материальной заинтересованности в повышении квалификации.

В четвертой главе «Производственная деятельность рабочей молодежи: направления и результаты» обобщаются производственно-экономические показатели труда рабочей молодежи в промышленности национальных республик в середине 1950-х – середине 1980-х гг., осмысляется практика выдвижения и реализации трудовых починов и инициатив молодых рабочих, оценивается состояние их трудовой дисциплины.

В первом параграфе определяется вклад комсомола в организацию труда молодых рабочих. До середины 1950-х гг. на промышленных предприятиях работали комсорги ЦК ВЛКСМ. 16 января 1956 г. Бюро ЦК ВЛКСМ приняло постановление, в котором непосредственное руководство работой комсомольских организаций промышленных предприятий было передано райкомам, горкомам, обкомам, крайкомам комсомола и ЦК ЛКСМ союзных республик. Общее руководство деятельностью комсомола в сфере промышленного производства осуществлял Отдел рабочей молодежи ЦК ВЛКСМ38. На местах руководство комсомольскими организациями промышленных предприятий осуществляли соответствующие отделы республиканских, краевых, областных, городских и районных комитетов ВЛКСМ (отделы комсомольских организаций, отделы рабочей молодежи). На предприятиях были созданы заводские комитеты ВЛКСМ, в чьем ведении находились комсомольские организации цехов, участков и отделов.

В изучаемый период комсомольскими организациями была проделана значительная работа по выполнению и перевыполнению производственных планов, организации социалистического соревнования, решению вопросов повышения производительности труда, обеспечению качества выпускаемой продукции, снижению себестоимости, экономии сырья и материалов. Производственные вопросы они решали различными способами. На собраниях молодых рабочих обсуждались доклады хозяйственных и партийных руководителей об итогах работы фабрик и заводов за определенный период и ставились задачи на перспективу. Другой формой являлось проведение смотров организации труда молодых рабочих, молодежных бригад. Комсомольские организации боролись за улучшение качественных показателей работы предприятий, за экономию на производстве и создавали рейдовые бригады, контрольные комсомольские посты.

Наряду с достижениями в деятельности комсомола в производственной сфере в диссертации отмечаются трудности и недостатки: нехватка достоверной информации о работе цеховых организаций ВЛКСМ, об инициативах передовиков и новаторов производства. Успешному выполнению обязательств в отдельных организациях мешали формализм, отсутствие гласности и сравнимости результатов. В ряде случаев комитеты комсомола не устанавливали должного контроля за выполнением обязательств, не анализировали их, ограничиваясь регистрацией достигнутых результатов. Итоги соревнования, причины срывов, невыполнения обязательств порой обсуждались в узком кругу.

Диссертантом делается вывод о том, что в 1970-е гг. одним из характерных недостатков в организации соревнования было увлечение сбором всевозможных справок и сведений, составление которых отвлекало комсомольский актив от организаторской работы на местах. В некоторых комитетах развивалась другая вредная тенденция – безмерное число соревнований. Обязательства нередко вырабатывались в кабинетах. Однако отмеченные недостатки не умаляют большой и плодотворной организаторской работы комсомола, направленной на рост и укрепление промышленного производства.

В рассматриваемые годы ЦК ВЛКСМ, министерства и ведомства организовывали школы передового опыта и высшей производительности труда, семинары и конференции молодых передовиков производства. На предприятиях создавались школы передового опыта, университеты технических знаний, проводились научные конференции, выставки более совершенного инструмента и приспособлений, демонстрировались приемы труда передовиков. Вместе с тем, указанный фактор повышения производительности труда молодых рабочих часто игнорировался. Простои оборудования, затишье в начале и аврал в конце смены отрицательно влияли на психологию молодых рабочих.

В изучаемый период было немало примеров выполнения и перевыполнения производственных заданий молодыми рабочими. Во многом производственно-экономические показатели труда рабочей молодежи определялись характером выбора профессии. На ряде промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик предпринимались попытки снизить отрицательное влияние случайности при выборе специальности. Так, на Саранском заводе «Электровыпрямитель» общественные организации совместно с отделом технического обучения разработали перечень основных профессий с указанием минимального общеобразовательного уровня, которым руководствовался отдел кадров при приеме новых рабочих, при повышении разряда39. На Йошкар-Олинском заводе «Электроавтоматика» подбор происходил на основе обучения, подготовки и тренировки школьников в специальном учебном цехе. По существу была создана система, позволявшая на основе регулярных тренировок совершенствовать способности человека и отбирать высококвалифицированных рабочих по принципу успешности освоения профессией. Молодежь, проходящая тренировку в учебном цехе, находилась под тщательным наблюдением. Результаты ее деятельности анализировались. Подбор осуществлялся после консультации, в которой участвовали представители производственных цехов и мастера производственного обучения40.

Во второй половине 1950-х – первой половине 1980-х гг. практиковались различные способы вовлечения молодых рабочих в борьбу за качество продукции (молодежные собрания, шефство над выпуском изделий с государственным Знаком качества, работа с комсомольской гарантией качества).

Производственно-экономическая деятельность рабочей молодежи включала улучшение использования рабочего времени и оборудования, снижение трудоемкости продукции, экономию сырья и материалов. В промышленности Марийской, Мордовской и Чувашской республик молодые рабочие участвовали в движении за экономию и бережливость «Комсомольские миллиарды», во всесоюзных рейдах по проверке расходования металла и использования оборудования, по выявлению неустановленного и излишнего оборудования на предприятиях, за сохранность социалистической собственности, сокращение потерь в народном хозяйстве. Молодые рабочие участвовали во внедрении современного оборудования в производство. С 1968 г. масштабы их привлечения к этому процессу ощутимо расширились: они активно участвовали в работе по внедрению электронно-вычислительной техники, автоматизированных систем управления производственными процессами.

Во втором параграфе освещается участие молодых рабочих в промышленных предприятиях Марийской, Мордовской и Чувашской республик в трудовых починах и инициативах, а также в их распространении. В регионе проявили себя последователи бригадира КМБ Вышневолоцкого хлопчатобумажного комбината В. Гагановой, которая перешла из передовой бригады в отстающую и за короткое время вывела ее в число лучших. В 1971 г. эта инициатива нашла продолжение в почине молодежи и кадровых рабочих Вышневолоцкого хлопчатобумажного комбината, направленном на достижение каждым молодым тружеником уровня производительности труда передовиков. В 1970-е – первой половине 1980-х гг. рабочая молодежь поддержала почины выполнить пятидневное задание за четыре дня, развернуть движение «Пятилетке эффективности и качества – энтузиазм и творчество молодых», разработать и реализовать встречные планы под лозунгом «Даешь комсомольский встречный!», трудиться в год 30-летия Победы под девизом «За себя и за того парня», создать и распространить опыт работы сквозных бригад качества, претворить в жизнь девиз «XXVI съезду КПСС – двадцать шесть ударных недель!», начать массовое движение «Одиннадцатой пятилетке – ударный труд, знания, инициативу и творчество молодых!», трудовое патриотическое движение «60-летию образования СССР – шестьдесят ударных трудовых недель!».

Молодые рабочие промышленных предприятий рассматриваемых республик становились инициаторами трудовых начинаний. В честь 50-летия ВЛКСМ комсомольско-молодежная бригада Шарафутдинова, трудившаяся на Канашском вагоноремонтном заводе, выступила с инициативой: план 1968 г. выполнить к 25 октября, изготовить к юбилею комсомола сверх плана 200 бортов. Обязательство по выпуску сверхплановой продукции было выполнено досрочно, в первом квартале41. Молодой токарь завода «Химтекстильмаш» Ю. Иванов выступил с почином выполнить пятилетний план к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина42. Большое внимание привлек почин комсомольцев и молодежи Новочебоксарского химического комбината под девизом «Один плюс два», означавший, что каждый опытный молодой производственник на добровольных началах берет обязательство научить своему мастерству двух новичков43. Вместе с тем, несмотря на массовый энтузиазм, в полной мере реализовать плановые задания основной массе работников не удавалось.

В третьем параграфе обосновывается положение о том, что по мере усложнения промышленного производства возрастало значение трудовой дисциплины. Диссертантом подчеркивается, что укрепление порядка и дисциплины имело важное значение не только для выполнения правил внутреннего распорядка, но и для повышения производительности труда, улучшения качества продукции, соблюдения технологической дисциплины, требований по охране труда, техники безопасности и производственной санитарии. В рассматриваемый период особенно большую озабоченность руководства предприятий, комсомольских и партийных организаций вызывало состояние трудовой дисциплины молодых рабочих, на которых приходилась значительная доля нарушений.

Материалы социологических обследований позволили выявить обобщенный тип работника, наиболее часто нарушавшего трудовую дисциплину, – это молодой рабочий в возрасте до 25 лет с образованием 9 – 10 классов, с низкой квалификацией и трудовым стажем до 5 лет. Подобное состояние дисциплины рабочей молодежи объяснялось сложностью процесса становления ее представителей. С одной стороны, сказывались пробелы в воспитании, неорганизованность и социальная незрелость, с другой, – на поведение молодежи отрицательно влияли упущения в организации труда и производства, неблагоприятный психологический климат в коллективе и недостаточное внимание к новичкам. Существовала тесная связь между нарушениями дисциплины и ритмом работы предприятия.

В диссертации показано, что наибольшее число нарушений приходилось на первую и третью декады месяца. При этом если для первой декады были характерны прогулы и опоздания, преждевременные уходы с работы, то для третьей – брак, нарушения правил техники безопасности, противопожарной обороны и технологии производства. Многие факты нарушения дисциплины труда были связаны с тем, что в организации заработной платы имелись серьезные недостатки. Наиболее распространенным из них была уравниловка. Из-за нарушения ритмичности работы, простоев руководители шли на приписки, «выравнивание» заработной платы до средней величины, т. к. молодым рабочим платили ощутимо меньше, чем рабочим с большим стажем. Поэтому значительная часть молодых производственников стремилась перейти на другие предприятия.

В исследуемые годы в стране были широко распространены случаи отвлечения молодых рабочих от исполнения прямых обязанностей: совещания, конференции, концерты художественной самодеятельности, спортивные соревнования, смотры, фестивали. Были велики потери рабочего времени из-за отпусков с разрешения администрации.

В диссертации отмечено, что распространенной причиной опозданий на работу и преждевременных уходов с нее была неудовлетворительная работа городского транспорта, чрезмерная его загруженность, особенно в часы «пик». Все это приводило к массовому снижению ответственности на рубеже 1970 – 1980-х гг. Общее снижение трудовой дисциплины стало одним из факторов, ускоривших заметное и прогрессировавшее снижение фондоотдачи.

В рассматриваемом разделе диссертант позитивно оценивает роль «Комсомольского прожектора» (КП), созданного в 1962 г. В ЦК ВЛКСМ, обкомах комсомола, на предприятиях действовали его штабы, одной из задач которых была борьба с непроизводительными потерями рабочего времени, сырья и материалов. Молодые рабочие промышленных предприятий участвовали в рейдах по борьбе с потерями рабочего времени, принимали активное участие во Всесоюзном общественном смотре использования резервов производства и режима экономии. Если в начале функционирования КП оказывал существенное содействие трудовому процессу, то к концу рассматриваемого периода его деятельность в значительной мере формализовалась.

В пятой главе «Трудовая активность рабочей молодежи: управление, его формы и факторы» рассматриваются коллективистские формы организации труда молодежи в промышленности Марийской, Мордовской и Чувашской республик в изучаемый период, определяются место и роль молодых рабочих в трудовом соревновании и движении за коммунистическое отношение к труду, исследуются их техническое творчество и участие в борьбе за технический прогресс, обобщается опыт наставничества и трудового воспитания рабочей молодежи.

Первый параграф наглядно иллюстрирует положение о том, что когда люди отождествляют свой интерес с интересами своих предприятий, организаций и государства, у них пробуждается огромная творческая энергия. В рассматриваемые годы было принято считать, что трудовой коллектив – это рабочая семья, живущая общими заботами и радостями. Одна из главных ее забот – воспитание подрастающей смены, рост мастерства и повышение трудовой активности молодых рабочих, причем их становление рассматривалось как дело общегосударственное. Принципы социалистического коллективизма включали сплоченность, слаженность, дружную работу, обстановку взаимного участия, доброты и доверия во взаимоотношениях в сочетании с требовательностью, высокой принципиальностью. Товарищество считалось не только этической категорией, но и объективной характеристикой самих производственных отношений.

Трудовой социализации молодых рабочих способствовала работа в комсомольско-молодежных коллективах (КМК) и комсомольско-молодежных бригадах (КМБ), получивших широкое распространение со второй половины 1960-х гг. Однако с начала 1980-х гг. в руководстве ими стали проявляться негативные моменты. Хозяйственные органы нарушали установленные экономические нормативы, перераспределяли доходы, изымали заработанные средства. Молодежные и профсоюзные организации не ставили перед администрацией предприятий вопросов о работе КМК. Руководители рассматривали рабочих как исполнителей планов, заданий и распоряжений, спускаемых «сверху».

В изучаемый период трудовая активность рабочей молодежи проявлялась, главным образом, через участие в социалистическом соревновании. Молодые рабочие вовлекались в различные его формы: проведение общественных смотров резервов производства, принятие встречных, личных и коллективных творческих планов, создание счетов экономии, организация конкурсов по профессиям, трудовых вахт навстречу знаменательным датам в жизни страны, партии, комсомола, борьба за право подписать рапорты съездам партии и комсомола, быть сфотографированным у Знамени Победы, на крейсере «Аврора». Участие молодых рабочих в трудовом состязании способствовало росту производства. Соревнование среди молодежи отличалось такими чертами, как творческое начало, новаторство, массовость. Для рассматриваемого периода особенно характерным стало планомерное развитие соревнования, принятие обязательств на длительный период. Главным недостатком организации социалистического соревнования был формальный подход к составлению обязательств и подведению итогов. Зачастую они не отражали специфики профессии молодых рабочих, уровня их квалификации и общеобразовательной подготовки, носили декларативный характер.

Во втором параграфе исследуется участие молодых рабочих промышленных предприятий Марийской, Мордовской и Чувашской республик в движении «За коммунистическое отношение к труду». Эта инициатива зародилась в 1958 г. в КМБ (мастер В. И. Станилевич) цеха ремонта тепловозов депо Москва-Сортировочная Московской железной дороги, где в 1919 г. был проведен первый коммунистический субботник. Движение «За коммунистическое отношение к труду» было призвано решать задачи создания материальных и духовных предпосылок коммунизма. Развитие движения направлялось на дальнейшее усиление борьбы за наивысшую производительность, повышение качества выпускаемой продукции, сокращение материальных затрат на единицу продукции.

Составной частью мотивации участников движения являлось повышение общего и специального образования, что отражало социальную задачу общества, отвечало требованиям НТР. Особое значение имел призыв участников движения проявлять социалистические отношения в быту, внедрять в повседневную жизнь коммунистические нормы и правила, соблюдать требования морального кодекса строителя коммунизма. Вместе с тем, при зарождении движения некорректно определялись его рубежи, с забеганием вперед говорилось о коммунистическом быте и формировании человека качественно нового общества. Для этого объективно не созрели условия, а, следовательно, и само движение испытывало серьезные концептуальные трудности. На его развитии негативно сказывалось и сосредоточение внимания со стороны партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Зачастую движение осуществлялось поверхностно, с преобладанием внешних проявлений. Социалистическое соревнование и движение за коммунистический труд нередко смешивались и становились практически неразличимыми. Не были определены критерии оценки деятельности соревнующихся коллективов.

В Чувашской республике у истоков движения за коммунистическое отношение к труду стояли молодежные бригады Золотовой (Чебоксарский хлопчатобумажный комбинат) и Матвеевой (Чебоксарский электроаппаратный завод)44, в Марийской республике – молодежный участок мастера Сигачева (завод п/я 42) и молодежная бригада Желобова (Марийский целлюлозно-бумажный комбинат)45, в Мордовской республике – молодежные бригады Медведева (Саранский завод «Электровыпрямитель») и Иконникова (Саранский кабельный завод)46.

За успехи в труде значительная часть молодых рабочих была отмечена общественностью. Вокруг них создавалась атмосфера одобрения и уважения. Молодежным коллективам вручались переходящие Красные знамена и почетные вымпелы, дипломы и денежные премии. Ощутимым стимулом в соревновании было присвоение почетного звания «Лучший рабочий своей профессии». Досрочно выполнившие годовые обязательства молодые рабочие отмечались нагрудным знаком «Трудовым успехам – слава!». В качестве морального стимулирования использовались награждение значками ЦК ВЛКСМ «Молодому передовику производства», пользовавшиеся наибольшей популярностью, записи в «Летопись трудовых дел комсомола» и Книгу почета, награждение Почетной грамотой. Наряду с моральным поощрением широко практиковалось материальное: наибольшую популярность получил такой его вид, как денежная премия.

Вместе с тем, в развитии творческой инициативы молодых производственников проявились существенные недостатки, принявшие к концу рассматриваемого периода массовый характер. Некоторые обязательства принимались формально. Подобное отношение к вовлечению в соревнование новых участников приводило к тому, что отдельные молодые рабочие, имея на руках обязательства или договоры, не считали себя участниками соревнования. Формальный подход нередко был присущ заключительному этапу соревнования. При подведении итогов, присвоении звания ударника или коллектива коммунистического труда на выполнение пунктов о повышении образования, культурного уровня, участии в общественной работе обращалось гораздо меньше внимания, чем на производственные показатели, хотя во время принятия обязательств все их разделы считались равноценными. К середине 1960-х гг. движение за коммунистическое отношение к труду потеряло свою значимость и приобрело номинальное звучание: возобладали внешние, ритуальные составляющие: принятие обязательств, торжественное подведение итогов, парадные отчеты и чествования.

В третьем параграфе говорится о том, что в изучаемый период рабочая молодежь Марийской, Мордовской и Чувашской республик внесла заметный вклад в технический прогресс. Рационализаторство и изобретательство молодых рабочих способствовало росту их квалификации и производственных знаний, повышению эффективности производства. Участие в техническом творчестве за пределами выполнения основных трудовых функций было важным компенсирующим фактором для тех молодых рабочих, чья производственная деятельность по объективным техническим причинам была лишена элементов творчества. В середине 1950-х гг. на промышленных предприятиях республик участие молодых рабочих в рационализаторстве находилось в зачаточном состоянии. Важной вехой в развитии технического творчества рабочей молодежи стало создание в 1958 г. Всесоюзного общества рационализаторов и изобретателей, проведение в 1956 – 1957 гг. первых всесоюзных конкурсов молодежи на лучшее рационализаторское предложение и изобретение. Они прошли в обстановке романтики научного поиска, изобретательства, поощряемой высоким авторитетом и социальным престижем науки и техники, особенно космонавтики, атомной энергетики, лазерной и радиоэлектронной технологии.

Во второй половине 1950-х – 1960-е гг. численность молодых рационализаторов на промышленных предприятиях республик увеличивалась. Рост числа молодых рационализаторов сопровождался появлением новых приемов и методов работы с молодежью на промышленных предприятиях. К ним относились общественные конструкторские, технологические, патентные бюро, бюро экономического анализа, нормирования, помогавшие осуществлять технические новшества. Действенной формой коллективного сотрудничества рабочих и инженеров в решении актуальных проблем стали комплексные творческие бригады, советы новаторов, создаваемые для выявления, пропаганды и распространения наиболее ценных новшеств, организация обмена опытом. Для обеспечения успешной работы молодежи в комплексных творческих бригадах организовывались школы молодых рационализаторов. Все большую значимость приобретали технические конференции. В 1966 г. был проведен Всесоюзный смотр научно-технического творчества молодежи «Пятилетке – мастерство и поиск молодых». С 1967 г. функционировала Центральная выставка технического творчества молодежи. В 1968 г. ЦК ВЛКСМ совместно с заинтересованными организациями объявил о движении научно-технического творчества молодежи (НТТМ), определил принципы участия в нем молодых производственников и молодежных коллективов. Для поощрения наиболее активных из них использовались премии Ленинского комсомола в области науки, техники и производства, учрежденные в 1967 г.

Социологические исследования 1970 – 1980-х гг. показали, что наиболее активно участвовали в рационализаторстве и изобретательстве рабочие старше 30 лет. Меньшая доля новаторов фиксировалась среди молодежи, которая, в свою очередь, также могла быть дифференцирована по более дробным возрастным категориям: чем моложе рабочий и меньше его производственный стаж, тем меньшей была вероятность его участия в техническом творчестве. Рабочие, не достигшие 25 лет, заметно отставали от старших коллег по уровню творческой активности, что объяснялось недостаточным производственным опытом, относительно слабым знанием техники и технологии. В то же время, многие из тех, кто начинал трудиться на производстве, проявляли интерес к рационализаторству. Во время проведения обследования в 1977 г. в Чувашии почти треть респондентов в возрасте до 25 лет, проработавших на предприятии менее одного года, заявила о своем желании участвовать в техническом творчестве. Но реально практически никто из них не был вовлечен в это движение.

Развитию технического творчества молодых рабочих способствовала пропаганда технических знаний и распространение соответствующей литературы. Например, на Чебоксарском электроаппаратном заводе были организованы радиопередачи, выпуски «Листка передовиков» и «Листка рационализаторов», которые вывешивались в цехах, пропагандировались по профессиям. Но в целом в промышленности Марийской, Мордовской и Чувашской республик работа по информированию о достижениях отечественной и зарубежной науки и техники была организована на низком уровне.

В изучаемый период многие разработки молодых рационализаторов и изобретателей оставались не внедренными в промышленное производство. Работа по развитию технического творчества рабочей молодежи нередко сводилась к составлению отчетов и проведению формальных мероприятий.

В четвертом параграфе определяется роль движения наставничества в трудовом становлении молодого рабочего. Чаще всего наставники работали со следующими группами рабочей молодежи: выпускниками средних школ, приходивших на производство без профессиональной подготовки (возраст в основном до 18 лет); подростками, не окончившими среднюю школу, в том числе трудными, устраиваемыми по направлению исполкома городского (районного) Совета народных депутатов; выпускниками технических, профессионально-технических училищ (возраст в основном старше 18 лет); рабочими предприятия, возвратившимися после службы в рядах Советской Армии (возраст
20 – 22 года); рабочими, менявшими специальность, причем они могли быть как кадровыми рабочими данного предприятия, так и вновь принятыми с других (возраста обычно от 20 до 30 лет).

В зависимости от условий производства и специфики труда существовало несколько форм наставничества. Широкое распространение получило индивидуальное, когда к молодому рабочему прикрепляли опытного производственника. Нередко использовалась и коллективная форма, при которой бригадир-наставник подбирал группу подростков примерно одного возраста и интересов. В таких условиях они намного легче осваивались на производстве. В бригадах удобнее было проводить воспитательную работу. Эту форму использовали КМБ, которые принимали в свой состав несколько подростков, постепенно приобщая их к профессии.

На промышленных предприятиях рассматриваемых республик многие наставники делали все от них зависящее, чтобы их подшефные быстрее адаптировались в трудовом коллективе. Например, член совета наставников Чебоксарского электроаппаратного завода фрезеровщик Н. А. Королев подготовил свыше 40 молодых рабочих. Многие его воспитанники стали передовиками производства, были награждены правительственными наградами. Наставники Саранского ПО «Светотехника» В. И. Бубнов и Н. В. Федорова организовали соревнование под девизом «Каждому рабочему – рубеж своего наставника»47. На Йошкар-Олинском заводе полупроводниковых приборов заслуженным авторитетом среди рабочей молодежи пользовалась Н. Казаринова, начавшая свой трудовой путь на предприятии в годы Великой Отечественной войны48.

В движении наставничества были и проблемы, главной из которых являлись формализм, казенный подход к делу. На многих предприятиях отсутствовали советы наставников не только на цеховом, но и на заводском уровне, не проводилось обучение наставников основам психологических, педагогических и правовых знаний. Не изучались, не анализировались и не систематизировались причины невыполнения молодыми рабочими норм выработки и, как следствие, не принимались меры к их устранению. Некоторые советы наставников неоправданно расширяли сферу своей деятельности. Они брали на себя многие функции, особенно в области массовой работы, комиссии профкома по работе среди молодежи, комитета комсомола, организаций общества «Знание». В итоге в стороне оставалась главная цель наставничества – индивидуальная работа с молодыми рабочими. Заводские комитеты ВЛКСМ нередко рассматривали деятельность наставников как работу с трудновоспитуемыми подростками, что приводило к прикреплению наставников лишь к этому ограниченному контингенту молодежи. Другим очевидным недостатком стало сведение целей движения к производственным нуждам. Продолжение учебы молодыми рабочими, их общественная активность, нормальное поведение в быту многим наставникам представлялись выходившими за рамки их обязанностей.

В коллективах промышленных предприятий проводилась значительная работа по трудовому воспитанию молодых рабочих. В этом большую помощь оказывали музеи и комнаты трудовой славы, фотоиллюстрированные книги истории, фонотеки с записями выступлений ветеранов труда, передовиков производства и почетных гостей. Пропагандировался положительный пример трудовых династий путем присвоения звания почетной династии, установления переходящих вымпелов, памятных призов имени почетных династий, создания любительских кинофильмов, плакатов и стендов. Специально для молодых рабочих проводились трудовые праздники – первый рабочий день, посвящение в рабочие, получение первой заработной платы, присвоение разряда, совершеннолетие, проводы в армию. Распространялись новые трудовые традиции, в том числе: включение в состав КМБ героев Великой Отечественной войны, организация накануне Дня Победы трудовых вахт КМК, молодых рабочих совместно с кадровыми, наставниками, ветеранами войны и труда.

Итоги и выводы исследования представлены в заключении. В середине 1950-х – середине 1980-х гг. рабочая молодежь промышленных предприятий являлась значительной социально-демографической группой населения как в целом по стране, так и в Марийской, Мордовской и Чувашской республиках. Благодаря ей происходило обновление рабочей силы, совершенствовался образовательный и профессиональный состав работников, происходило обеспечение кадрами новых производств и оптимизация половозрастной структуры в промышленности и по отдельным профессиям. Социально-экономическое развитие рабочей молодежи прошло два этапа, для которых характерны следующие признаки: вторая половина 1950-х – конец 1960-х гг. были отмечены подъемом социальной активности молодого рабочего на производстве; с начала 1970-х гг. участились и к концу рассматриваемого периода стали типичными такие явления, как нарушение трудовой дисциплины, выпуск бракованной продукции, пренебрежение трудовой моралью. Кроме того, в экономике не осуществлялись радикальные перемены. Следствием этого к середине 1980-х гг. стало падение интереса молодежи к самореализации в производственной сфере. В конце 1980-х гг. для многих молодых людей труд утратил общественную значимость и стал средством удовлетворения личных потребностей. Перемены в социально-экономической жизни России в конце
ХХ – начале XXI в. требуют новых подходов к эффективной интеграции в общество молодых людей, составляющих почти треть населения страны. Сегодняшней молодежи присуще неполное включение в социально-экономические отношения. В связи с этим предлагается ряд рекомендаций, направленных на улучшение молодежной и трудовой политики:

1. Государственным органам необходимо обеспечить для молодежи постоянный информационный доступ к данным о рынке труда, содержании профессий, условиям производства, возможностям личностного роста. Целесообразно восстановить систему профориентационной работы в школах и профессиональных учебных заведениях.

2. Значительный эффект даст общественный контроль над СМИ, препятствование пропаганде идеала «легкого успеха», снижающей у молодежи мотивацию к труду. Есть смысл возобновить на государственном уровне пропаганду достижений промышленности и трудовой морали в молодежной среде.

3. При принятии значимых для молодого поколения решений следует проводить предварительную общественную экспертизу. Адекватным ответом на развитие кризисных явлений будет установлений персональной ответственности лиц, занятых во властных структурах, за социальные последствия их действий.

4. В числе национальных приоритетов заявлена программа по формированию жизнесохранительного поведения молодежи, по стимулированию здорового образа жизни на производстве.

5. Необходимо обеспечить эффективный государственный и общественный контроль за соблюдением трудовых прав наемных работников, в том числе молодых рабочих.

6. На предприятиях нужно формировать социальный климат с такими чертами, как общее осознание целенаправленности работы коллектива, общая ответственность за результаты труда, справедливость его оплаты и распределения доходов от реализации продукции и имущества, влияние каждого работника на принятие решений и результаты деятельности предприятия в целом.

7. Назрела насущная необходимость целенаправленного формирования у молодого поколения таких традиционных для российского менталитета качеств, как терпимость, толерантность и преодоление ксенофобии.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях автора

1. Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1.1. Михайлова, С. Ю. Проблемы и тенденции развития технического творчества молодых рабочих республик Волго-Вятского региона в 1955 – 1985 гг. / С. Ю. Михайлова // Вестник Чувашского университета. – 2005. – № 3. – С. 49 – 58 (0,6 п. л.).

1.2. Михайлова, С. Ю. Рабочая молодежь и качество: ретроспективный взгляд / С. Ю. Михайлова // Вестник Чувашского университета. – 2006. – № 6. – С. 73 – 80 (0,5 п. л.).

1.3. Михайлова, С. Ю. Изучение социального облика рабочей молодежи республик Волго-Вятского региона в историко-социологических трудах профессора Ю. П. Смирнова / С. Ю. Михайлова // Вестник Чувашского университета. – 2006. – № 7. – С. 33 – 39 (0,4 п. л.).

1.4. Михайлова, С. Ю. Прошлое и настоящее «разведчиков будущего» / С. Ю. Михайлова // Регионология. – 2006. – № 4. – С. 362 – 368 (0,4 п. л.).

1.5. Михайлова, С. Ю. Молодой рабочий и молодежный лидер: диалог или монолог: (По материалам середины 1950-х – середины 1980-х гг.) / С. Ю. Михайлова // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. – 2007. – № 16 (2). –
С. 365 – 368 (0,25 п. л.).

2. Монографии, брошюры

2.1. Михайлова, С. Ю. Рабочая молодежь автономных республик Волго-Вятского экономического района: социальный портрет /
С. Ю. Михайлова. – Уфа : ВЭГУ, 1995. – 2,4 п. л.

2.2. Михайлова, С. Ю. Изучение рабочей молодежи в исторической и социологической литературе / С. Ю. Михайлова, Ю. П. Смирнов. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 1996. – 3,0 п. л.

2.3. Михайлова, С. Ю. Рабочая молодежь и индустриальное развитие республик Волго-Вятского региона: исторический опыт 1970 – 1985 гг. / С. Ю. Михайлова. – М. : ИНИОН РАН, 2005. – 16,25 п. л.

2.4. Михайлова, С. Ю. Историография рабочей молодежи республик Волго-Вятского региона во второй половине ХХ – начале XXI века / С. Ю. Михайлова. – М. : ИНИОН РАН, 2007. – 7,75 п. л.

3. Статьи

3.1. Михайлова, С. Ю. Уровень образования молодых рабочих Поволжья (по материалам социологического обследования 1984 г.) / С. Ю. Михайлова // Политические процессы и движения в национальных республиках Поволжья и Приуралья. История и современность. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 1994. – С. 125 – 128 (0,25 п. л.).

3.2. Михайлова, С. Ю. Молодые рабочие коренной национальности в промышленном потенциале автономных республик Волго-Вятского экономического района (1970 – 1985 гг.) / С. Ю. Михайлова // Межэтнические отношения, национальные проблемы и движения в Среднем Поволжье и Приуралье в XVIII – ХХ веках. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 1996. – С. 66 – 68 (0,2 п. л.).

3.3. Михайлова, С. Ю. История  рабочей молодежи республик Поволжья: опыт изучения истоков социальных трансформаций конца ХХ столетия / С. Ю. Михайлова // Анализ основных тенденций развития полиэтнических регионов России : материалы научно-практического семинара. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 2001. –
С. 79 – 81 (0,2 п. л.).

3.4. Михайлова, С. Ю. Страницы индустриальной истории Чувашии: Чебоксарский завод электроники и механики (1957 – 2002 гг.) / С. Ю. Михайлова // Основные аспекты трансформации постсоветского пространства в условиях полиэтнического региона : сб. статей. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 2003. – С. 132 – 142 (0,6 п. л.).

3.5. Михайлова, С. Ю. Воспитание молодого рабочего: традиции прошлого и современность (по материалам Волго-Вятского региона 1955 – 1985 гг.) / С. Ю. Михайлова // Проблемы воспитания: исторический опыт и современность : сб. научных статей. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 2005. – С. 174 – 187 (0,9 п. л.).

3.6. Михайлова, С. Ю. Рабочая молодежь и село Чувашии: исторический опыт (1955 – 1985 гг.) / С. Ю. Михайлова // Аграрный строй Среднего Поволжья в этническом измерении : материалы VIII Межрегиональной научно-практической конференции историков-аграрников Среднего Поволжья (Чебоксары, 19 – 21 мая 2005 г.). – М. : ИНИОН РАН, 2005. – С. 321 – 325 (0,3 п. л.).

3.7. Михайлова, С. Ю. «В коллективном подвиге труда …» (рабочая молодежь промышленных предприятий Чувашии в трудах профессора И. Д. Кузнецова) / С. Ю. Михайлова // И. Д. Кузнецов – ученый, педагог, человек, переживший репрессии 30 – 40-х годов ХХ века : сб. статей Всероссийской научной конференции историков (Чебоксары, 15 – 16 июня 2006 г.). – М. : ИНИОН РАН, 2006. – С. 175 – 184 (0,6 п. л.).

3.8. Михайлова, С. Ю. Рабочая молодежь в образовательном пространстве: достижения и противоречия 1955 – 1985 гг. (на примере республик Волго-Вятского региона) / С. Ю. Михайлова // История народов Поволжья и Приуралья: исследовательские традиции и новации : сб. научных статей. – Казань : КГТУ, 2006. – С. 127 – 133 (0,4 п. л.).

3.9. Михайлова, С. Ю. Коллективизм как социально-нравственная основа труда молодых рабочих республик Волго-Вятского региона во второй половине 1950-х – середине 1980-х гг. / С. Ю. Михайлова // Духовно-нравственное просвещение и воспитание молодежи: История и современность : сб. статей Междунар. науч.-практ. конф. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 2006. – С. 235 – 246 (0,75 п. л.).

3.10. Михайлова, С. Ю. Производственный менеджмент по-комсомольски / С. Ю. Михайлова // Актуальные проблемы современной экономики России. Международная научно-практическая конференция, 2 февраля 2007 г. : сб. материалов. – Казань : Изд-во НПК «РОСТ», 2007. – С. 257 – 265 (0,6 п. л.).

Формат 60х84/16. Бумага офсетная. Печать оперативная.

Подписано в печать 24.07.2007. Объем 2,5 п.л. Тираж 100 экз.

Заказ №

Отпечатано в типографии

ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет

имени И. Н. Ульянова»

428015, г. Чебоксары, Московский просп, 15.


1 Социальный облик рабочей молодежи. По материалам социологических обследований 1936 и 1972 гг. – М. , 1980.

2 Коган, Л. Н. Рабочая молодежь. Труд, учеба, досуг / Л. Н. Коган. – Свердловск, 1966; Ананич, Л. А. Заводская молодежь: профессиональные интересы / Л. А. Ананич, Л. С. Бляхман. – М. , 1971; Коган, Л. Н. Молодой рабочий: вчера, сегодня / Л. Н. Коган, Б. С. Павлов. – Свердловск, 1976; Бляхман, Л. С. Молодой рабочий 70-х: социальный портрет / Л. С. Бляхман. – М. , 1977; Кучеренко, М. М. Молодое поколение рабочего класса СССР: процесс формирования и воспитания / М. М. Кучеренко. – М. , 1979; Прудников, М. Н. Воспитание рабочей молодежи: опыт, проблемы / М. Н. Прудников. – Хабаровск, 1980; Богданова, Т. П. Молодой рабочий: гражданское и профессиональное становление / Т. П. Богданова. – Минск, 1981; Труфанов, И. П. Молодой рабочий в трудовом коллективе / И. П. Труфанов, А. Ф. Сивак. – М. , 1981; Козьменко, В. М. Труд и активность рабочей молодежи / В. М. Козьменко. – Алма-Ата, 1982; Плаксий, С. И. Твой молодой современник: Проблемы совершенствования образа жизни рабочей молодежи в зеркале социологии / С. И. Плаксий. – М. , 1982; Алексеева, В. Г. Молодой рабочий: формирование ценностных ориентаций / В. Г. Алексеева. – М. , 1983; Павлов, Б. С. Социально-классовая преемственность и воспитание молодых рабочих / Б. С. Павлов. – М. , 1984; Франко, В. Г. Рабочая молодежь: закономерности повышения культурно-технического уровня / В. Г. Франко. – Львов, 1984; Данилов, А. А. Молодой рабочий: становление социально активной личности / А. А. Данилов. – М. , 1986; Петрова, Н. К. Общественно-политический облик советской рабочей молодежи (70-е гг.) / Н. К. Петрова. – М. , 1986; Шпак, Л. Л. Становление рабочего: адаптация и воспитание рабочих кадров / Л. Л. Шпак. – М. , 1987; Ромашов, О. В. Формирование и развитие активной жизненной позиции рабочей молодежи / О. В. Ромашов. – М. , 1988; Павлов, Б. С. Из школьного в рабочий класс / Б. С. Павлов. – М. , 1989; Нуртдинова, З. Н. Молодой рабочий: социальный облик / З. Н. Нуртдинова. – Уфа, 1990; Шишацкий, А. Т. Воспитание социальной активности рабочей молодежи / А. Т. Шишацкий. – Краснодар, 1990; Динес, В. А. Очерки истории ВЛКСМ : в 2 ч. / В. А. Динес [и др.]. – Саратов, 1991; Прудников, М. Н. Опыт и уроки идейно-нравственного и трудового воспитания рабочей молодежи / М. Н. Прудников. – М. , 1991 и др.

3 Кузнецов, И. Д. История Чебоксарского электроаппаратного завода / И. Д. Кузнецов, Г. П. Петров. – Чебоксары, 1975; Кузнецов, И. Д. История Козловского комбината автофургонов / И. Д. Кузнецов, Ю. П. Смирнов. – Чебоксары, 1984 и др.

4 Смирнов, Ю. П. Рабочая молодежь и ее роль в ускорении социально-экономического развития общества / Ю. П. Смирнов // Социальная активность рабочей молодежи автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1988. –  С. 5 – 11.

5 Корнаковский, И. Л. Основные тенденции становления и развития трудовых коллективов в условиях развитого социализма / И. Л. Корнаковский, Ю. П. Смирнов // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1979. – Вып. 2. – С. 29 – 38.

6 Варюхин, Г. А. Рабочий класс автономных республик РСФСР в советской историографии / Г. А. Варюхин, Ю. П. Смирнов // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1978. – Вып. 1. – С. 3 – 20; Варюхин, Г. А. Творческая и общественно-политическая активность рабочего класса автономных республик РСФСР в период развитого социализма в исторической литературе / Г. А. Варюхин, В. А. Овсянкин, Ю. П. Смирнов // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1979. – Вып. 2. – С. 3 – 20; Смирнов, Ю. П. Изучение общественно-политической активности рабочего класса автономных республик РСФСР / Ю. П. Смирнов // Общественно-политическая активность рабочего класса в условиях развитого социализма. – Л. , 1980. – Вып. 7. – С. 193 – 201; Он же. Изучение производственной активности рабочих автономных республик РСФСР в условиях развитого социализма // Производственная активность рабочего класса СССР в развитом социалистическом обществе. – Л. , 1982. – Вып. 9. – С. 148 – 162; Он же. Рабочий класс автономных республик РСФСР в условиях развитого социализма (вопросы историографии и методологии) // История рабочего класса развитого социалистического общества. – Л. , 1983. – Вып. 10. – С. 148 – 161.

7 Бойко, И. И. Численность и отраслевой состав рабочих промышленности Волго-Вятского экономического района в 1960 – первой половине 1980 годов / И. И. Бойко // Социально-экономические проблемы совершенствования человеческого фактора. – Чебоксары, 1989. – С. 81 – 86; Он же. Динамика культурно-технического уровня рабочих Марийской, Мордовской и Чувашской АССР в 1960 – первой половине 1980 годов // Социально-экономические проблемы совершенствования образа жизни советских людей. – Чебоксары, 1990. – С. 74 – 80; Он же. Численность и отраслевое распределение рабочих Марийской, Мордовской и Чувашской АССР в 1960 – 1985 гг. // КПСС – организатор создания, развития советской национальной государственности, экономики, культуры и совершенствования национальных отношений в автономных республиках Поволжья и Приуралья (исторический опыт, проблемы, поиск). – Чебоксары, 1990. – С. 4 – 6; Он же. Численность и половозрастной состав индустриальных рабочих Волго-Вятского экономического района в начале 60-х – середине 80-х годов // Из истории Чувашии советского периода. – Чебоксары, 1990. – С. 83 – 95; Он же. Национальный состав рабочих Марийской, Мордовской и Чувашской АССР в 1960 – 1985 гг. // Роль рабочего класса в этносоциальных процессах. – Уфа, 1991. – С. 77 – 90 и др.

8 Бойко, И. И. Организация наставничества на промышленных предприятиях Чувашской АССР / И. И. Бойко // Совершенствование организации и управления промышленности и строительства Чувашской АССР. – Чебоксары, 1977. – С. 139 – 164; Он же. Наставничество как форма коммунистического воспитания молодежи и его проблемы // Вопросы социологии и демографии Чувашской АССР. – Чебоксары, 1978. – С. 29 – 75; Он же. Культурно-технический уровень воспитателей рабочей молодежи на промышленных предприятиях Чувашской АССР // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1980. – Вып. 3. – С. 97 – 107; Он же. Вопросы подбора, закрепления и обучения наставников на промышленных предприятиях Чувашской АССР // Современные социальные и этнические процессы Чувашской АССР / Труды ЧНИИ. – Чебоксары, 1980. – Вып. 104. – С. 3 – 25; Бойко, И. И. Движение наставников рабочей молодежи / И. И. Бойко, А. В. Изоркин // История промышленности и рабочего класса Чувашии. – Чебоксары, 1982. – Ч. 2. Июнь 1941 – 1980. – С. 239 – 244; Бойко, И. И. Развитие наставничества в Чувашии в годы девятой и десятой пятилеток /
И. И. Бойко // Подготовка и воспитание кадров рабочего класса автономных республик РСФСР в условиях развитого социализма. – Чебоксары, 1983. – С. 132 – 137 и др.

9 Романов, В. Ф. Партком и эффективность производства / В. Ф. Романов. – Чебоксары, 1981; Он же. Участие рабочей молодежи Чувашии в ускорении социально-экономического развития // Социальная активность рабочей молодежи автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1988. – С. 43 – 48; Он же. Партком и технический прогресс. – Чебоксары, 1988 и др.

10 Орлов, В. В. Изучение подготовки рабочих в профтехучилищах автономных республик Среднего  Поволжья в годы развитого социализма / В. В. Орлов, В. Г. Шарков // Подготовка и воспитание кадров рабочего класса автономных республик РСФСР в условиях развитого социализма. – Чебоксары, 1983. – С. 107 – 117; Орлов, В. В. Подготовка и воспитание квалифицированных рабочих кадров в системе профтехобразования Чувашской АССР в годы девятой пятилетки (1971 – 1975) / В. В. Орлов // Проблемы истории промышленности и рабочего класса Чувашии. – Чебоксары, 1988; Он же. Развитие технического творчества учащихся профтехучилищ Чувашской АССР в 1976 – 1980 гг. // Социальная активность рабочей молодежи автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1988. – С. 104 – 108; Он же. Источники и направления использования средств на профтехобразование в Чувашской АССР в 1970-е – середине 1980-х годов // Из истории Чувашии советского периода. – Чебоксары, 1991 и др.

11 Сергеев, Т. С. Подготовка и воспитание молодых рабочих кадров в автономных республиках Волго-Вятского экономического района в период развитого социализма /
Т. С. Сергеев // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1980. – Вып. 3. – С. 59 – 67; Он же. К вопросу о профессиональной ориентации выпускников общеобразовательных школ Чувашии в период развитого социализма // Подготовка и воспитание кадров рабочего класса автономных республик РСФСР в условиях развитого социализма. – Чебоксары, 1983. – С. 118 – 124; Он же. Подготовка учащихся средней школы к освоению рабочих профессий в условиях реформы системы просвещения (на примере Ходарской школы им. И. Н. Ульянова) // Социальная активность рабочей молодежи автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1988. – С. 108 – 111 и др.

12 Арсентьева, А. В. Общественно-политическая активность рабочей молодежи (На примере Чувашской АССР) / А. В. Арсентьева // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1979. – Вып. 2. – С. 130 – 136; Она же. Подготовка и воспитание квалифицированных рабочих кадров в профтехучилищах Чувашской АССР. (1959 – 1975) // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1980. – Вып. 3. – С. 68 – 74; Она же. Культурно-технический уровень рабочих Волго-Вятского экономического района в 1959 – 1970 гг. // Подготовка и воспитание кадров рабочего класса автономных республик РСФСР в условиях развитого социализма. – Чебоксары, 1983. – С. 57 – 66; Она же. Повышение культурно-технического уровня рабочих Волго-Вятского экономического района в 1960-е годы // Рабочий класс в условиях развитого социализма. Источники и формы пополнения.
1960 – 1980 гг. – М. , 1984. – С. 105 – 119 и др.

13 Румянцев, М. В. Культурно-технический уровень молодых рабочих и научно-технический прогресс в условиях развитого социализма / М. В. Румянцев // Проблемы комплексного воспитания рабочей и студенческой молодежи в Чувашии. – Чебоксары, 1978; Он же. Некоторые аспекты социального развития молодых рабочих Чувашии
в 80-е годы (на материалах социологического исследования) // Социальная активность рабочей молодежи автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1988. – С. 48 – 52 и др.

14 Кураков, Л. П. К проблеме рационального использования трудовых ресурсов в условиях концентрации общественного производства: (На примере Волго-Вятского экономического района) / Л. П. Кураков // Проблемы концентрации общественного производства в развитии производительных сил Нечерноземной зоны РСФСР. – Саранск, 1977. –
С. 209 – 210; Он же. Технический прогресс и кадры промышленности: (Воспроизводство квалифицированной рабочей силы в промышленности Чувашской АССР). – Чебоксары, 1978; Он же. Трудовые ресурсы и эффективность их использования: (На примере Волго-Вятского экономического района) // Интенсификация социалистического производства. – Чебоксары, 1978. – Вып. 2. – С. 86 – 93; Он же. Влияние изменений в характере и содержании труда на творческую активность рабочих // Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1979. – Вып. 2. – С. 47 – 48; Он же. Формирование квалифицированных рабочих кадров // Подготовка и воспитание кадров рабочего класса автономных республик РСФСР в условиях развитого социализма. – Чебоксары, 1983. – С. 41 – 49; Он же. Сравнительная эффективность подготовки  рабочей силы в ПТУ и на производстве // Интенсивный тип социалистического расширенного воспроизводства. – Чебоксары, 1983. – С. 90 – 97; Он же. Роль общеобразовательной и профессиональной школы в формировании коллективной рабочей силы // Октябрь, молодежь, перестройка. – Чебоксары, 1988. – С. 3 – 5 и др.

15 Викторов, В. Н. Профессиональная ориентация молодежи как фактор планомерного обеспечения народного хозяйства новой рабочей силой / В. Н. Викторов // XXVI съезд КПСС и вопросы экономики народного хозяйства Чувашской АССР. – Чебоксары, 1982. – С. 107 – 127; Он же. Профессиональная адаптация и закрепление молодых рабочих на производстве // Управление трудовым коллективом. – Чебоксары, 1982. – С. 28 – 39;
Он же. Подготовка молодежи к трудовой деятельности как фактор формирования социалистического образа жизни // Вопросы совершенствования социалистического образа жизни. – Чебоксары, 1986. – С. 33 – 44; Он же. Трудовая активность работников промышленности и факторы ее повышения // Социально-экономические проблемы использования трудовых ресурсов. – Чебоксары, 1986. – С. 18 – 32 и др.

16 Сануков, К. Н. Рабочий класс – ведущая сила интернационального единства народов СССР / К. Н. Сануков. – М. , 1983; Он же. Сотрудничество и взаимопомощь народов СССР в подготовке рабочих кадров // Рабочий класс в условиях развитого социализма. Источники и формы пополнения. 1960 – 1980 гг. – М. , 1984; Нефедов, С. В. Производственная активность промышленных рабочих Марийской АССР в 1966 – 1970 гг. /
С. В. Нефедов // Производственная деятельность рабочего класса автономных республик РСФСР в развитом социалистическом обществе. – Чебоксары, 1985. – С. 42 – 48; Он же. Промышленные рабочие Марийской АССР в 1966 – 1975 гг. : автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 1988; Исанбаев, С. Н. Некоторые вопросы профориентации молодежи на обучение в системе профессионально-технического образования / С. Н. Исанбаев // Тезисы докладов на конференции по итогам научно-исследовательской работы МарНИИ в 1981 – 1985 гг. – Йошкар-Ола, 1986; Он же. Подготовка квалифицированных рабочих кадров для народного хозяйства Марийской АССР в системе профессионально-технического образования // Проблемы подготовки кадров в Марийской АССР. – Йошкар-Ола, 1986; Он же. Роль производственного обучения в подготовке квалифицированных рабочих кадров в системе профтехобразования Марийской АССР // XXVII съезд КПСС и интенсификация производства. – Йошкар-Ола, 1986; Он же. Роль инженерно-технических работников средних профтехучилищ Марийской АССР в подготовке квалифицированных рабочих кадров (1976 – 1980 гг.) // Социальная активность рабочей молодежи автономных республик РСФСР. – Чебоксары, 1988. – С. 94 – 101; Орлова, О. В. Проблемы подготовки учащихся общеобразовательных школ к выбору профессии /
О. В. Орлова // Тезисы докладов на конференции молодых ученых Марийского научно-исследовательского института им. М. Н. Васильева. – Йошкар-Ола, 1985; Она же. Подготовка рабочих в общеобразовательных школах Марийской АССР // Тезисы докладов на конференции по итогам научно-исследовательской работы МарНИИ в 1981 – 1985 гг. – Йошкар-Ола, 1986 и др.

17 Адушкин, Н. Е. Рабочий класс Мордовии. Страницы биографии и тенденции современного развития / Н. Е. Адушкин. – Саранск, 1981.

18 Заварзин, С. В. Количественные и качественные изменения в составе рабочего класса Мордовии (1959 – 1965 гг.) / С. В. Заварзин // Исследования по истории Мордовской АССР. – Саранск, 1971. – Вып. 40. – С. 14 – 33; Он же. Профессионально-техническая подготовка рабочих кадров Мордовии в годы семилетки // Исследования по истории Мордовской АССР. – Саранск, 1972. – Вып. 43. – С. 11 – 27; Он же. Развитие рабочего класса Мордовии в годы семилетки (1959 – 1965 гг.) : автореф. дис. … канд. ист. наук. – Москва, 1972; Ледяева, Е. С. Деятельность партийных организаций Мордовии по повышению культурно-технического уровня рабочих в 1959 – 1965 годах / Е. С. Ледяева //
Из истории формирования и развития рабочего класса Мордовии. – Саранск, 1977. – С. 65 – 73; Шестакова, Р. В. Развитие системы профессионально-технического образования в Мордовской АССР (1940 – 1980 гг.) : автореф. дис. … канд. ист. наук / Р. В. Шестакова. – Горький, 1983; Чугунова, В. М. Усиление партийного руководства развитием техтворчества РК Мордовии в годы восьмой пятилетки / В. М. Чугунова // Из истории формирования и развития рабочего класса Мордовии. Саранск, 1977. – С. 90 – 98; Она же. Интернациональное воспитание рабочего класса в годы восьмой пятилетки (на материалах Мордовской АССР) / В. М. Чугунова // Из истории формирования и развития рабочего класса автономных республик и областей Среднего Поволжья. – Саранск, 1984. – С. 146 – 157; Она же. Деятельность партийных организаций Мордовской АССР по дальнейшему повышению культурно-технического уровня рабочего класса республики в годы 8-й пятилетки (1966 – 1970 гг.) : автореф. дис. … канд. ист. наук / В. М. Чугунова. – М. , 1986; Полынов, М. Ф. Рост культурно-технического уровня рабочего класса Мордовской АССР в 1959 – 1975 гг. : автореф. дис. … канд. ист. наук / М. Ф. Полынов. – Л. , 1984.

19 Литвак, Б. Г. Парадоксы российской историографии на переломе эпох / Б. Г. Литвак. – СПб. , 2002. – С. 5 – 6.

20 Рабочая молодежь: проблемы социального развития, 70 – 90-е годы. – СПб. , 1993.

21 Степанов, А. С. Триумф и трагедия. О молодежи 1917 – 1991 / А. С. Степанов. – М. , 2005.

22 Смирнов, Ю. П. Индустриальное развитие автономных республик Поволжья в
50 – 80-е годы: опыт и проблемы / Ю. П. Смирнов. – Чебоксары, 1996.

23 Бойко, И. И. Рабочие Волго-Вятского региона: опыт и уроки социально-экономического развития (1960 – 1985 гг.) / И. И. Бойко. – Чебоксары, 1997.

24 Орлова, О. В. Социальное развитие молодых рабочих Марийской АССР в 80-е годы (по материалам социологических исследований 80-х годов) : дис. … канд. ист. наук / О. В. Орлова. – М. , 1994.

25 Юстус, Т. В. Культурно-бытовые условия жизни молодых рабочих Волго-Вятского экономического района в 1970-е – первой половине 1980-х годов (по материалам Марийской, Мордовской и Чувашской республик) : дис. … канд. ист. наук / Т. В. Юстус. –
М. , 1999.

26 Андреев, О. В. Общественно-политическая деятельность рабочей молодежи в 1970-е – первой половине 1980-х гг. (по материалам Чувашской АССР) : дис. … канд. ист. наук / О. В. Андреев. – Чебоксары, 2005.

27 Чупров, В. И. Молодежь / В. И. Чупров // Социальная энциклопедия. – М. , 2000. –
С. 172 – 173.

28 Социальный облик рабочей молодежи. По материалам социологических обследований 1936 и 1972 г. – М. , 1980. – С. 21 – 23; Комплексные методы в изучении исторических процессов. – М. , 1987; Комплексный подход к изучению социальной структуры. Источники и методы. – М. , 1991 и др.

29 Ковальченко, И. Д. Количественные методы в исторических исследованиях /
И. Д. Ковальченко, Л. И. Бородкин, М. И. Гарскова, Т. Ф. Изместьева. – М. , 1984; Ковальченко, И. Д. Методы исторического исследования / И. Д. Ковальченко. – М. , 2003; Дробижев, В. З. Рабочий класс Советской России в первый год пролетарской диктатуры: (Опыт структурного анализа по материалам профессиональной переписи 1918 г.) /
В. З. Дробижев. – М. , 1974; Соколов, А. К. Рабочий класс и революционные изменения в социальной структуре общества / А. К. Соколов. – М., 1987; Бородкин, Л. И. Многомерный статистический анализ в исторических исследованиях / Л. И. Бородкин. –
М. , 1986; Славко, Т. И. Математико-статистические методы в исторических исследованиях / Т. И. Славко. – М. , 1981; Славко, Т. И. Математические методы в изучении советского рабочего класса / Т. И. Славко. – М. , 1991; Массовые источники по социально-экономической истории советского общества. – М. , 1979; Количественные методы в советской и американской историографии. – М. , 1983 и др.

30 Население СССР. 1987. – М. , 1988. – С. 16 – 17.

31 ГИА ЧР, ф. 872, оп. 16, д. 1140, л. 20, 24; ГА РМЭ, ф. 662, оп. 27, д. 1908, л. 9, 11, 14; Текущий архив Управления по статистике РМЭ, д. «Труд в Марийской республике в 1970, 1979, 1985 гг.», л. 135 – 140.

32 ГА РМЭ, ф. П–9, оп. 1, д. 758, л. 8; оп. 22, д. 43, л. 2.

33 ГАСИ ЧР, ф. 6, оп. 8, д. 746, л. 1; оп. 20, д. 41, л. 105.

34 ЦГА РМ, ф. 956-П, оп. 2, д. 498, л. 1; оп. 27, д. 35, л. 5.

35 ЦГА РМ, ф. 956-П, оп. 12, д. 3, л. 13.

36 ГАСИ ЧР, ф. 1, оп. 39, д. 98, л. 66.

37 Там же, ф. 1, оп. 40, д. 60, л. 12.

38 РГАСПИ, ф. М-1, оп. 8, д. 708, л. 1 – 5.

39 ЦГА РМ, ф. 956-П, оп. 7, д. 16-160, л. 8.

40 Ваннах, В. Профессиональный подбор на предприятии: (Некоторые вопросы методики) / В. Ваннах // Социалистический труд. – 1971. – № 11. – С. 91.

41 ГАСИ ЧР, ф. 6, оп. 13, д. 352, л. 19.

42 Там же, оп. 14, д. 17, л.47.

43 Там же, оп. 15, д. 13, л. 7.

44 ГАСИ ЧР, ф. 6. оп. 9, д. 260, л. 55 – 57; д. 266, л. 23 – 24..

45 ГА РМЭ, ф. П-9, оп. 2, д. 52, л. 25, 79.

46 ЦГА РМ, ф. 956-П, оп. 2, д. 591, л. 61.

47 ЦГА РМ, ф. 956-П, оп. 17, д. 32, л. 7 – 8.

48 ГА РМЭ, ф. П-9, оп. 12, д. 12, л. 10 – 11.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.