WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИУТ

(Санкт-Петербург)

На правах рукописи

ВОЛОДИНА  НИНА ВИТАЛЬЕВНА

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

ОТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА И РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ  (сравнительно-правовой анализ)

Специальность 12. 00. 01 теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Санкт-Петербург- 2010

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права НОУ ВПО «Юридический институт» (Санкт-Петербург)

Официальные оппоненты:

 

  Заслуженный юрист Российской Федерации,

  доктор юридических наук, профессор

  АФАНАСЬЕВ Владимир Сергеевич

  Доктор юридических наук

  ЗАЛУЖНЫЙ Александр Гаврилович

  Доктор юридических наук, профессор

  СЮКИЯЙНЕН Леонид Рудольфович

Ведущая организация: Всероссийский научно-исследовательский

институт МВД России

Защита диссертации состоится 9 октября 2010 г. в 10 часов на заседании Диссертационного совета Д 521.073.01 при Юридическом институте (Санкт-Петербург) по адресу: 109166, Санкт-Петербург, ул. Гаванская, д.  3. Зал заседаний диссертационного совета

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Юридического института (Санкт-Петербург), с авторефератом на сайте ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации

Автореферат разослан «__» сентября 2010 года

Ученый секретарь 

диссертационного Совета 

кандидат юридических наук,

Т.Л.Комарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. К демократическим достижениям человечества относятся право на свободу совести и право свободу вероисповедания. Проблема реализации свободы совести  имеет огромное значение не только в России, но и других стран мира. Любое государство должно стремиться к более полному воплощению прав и свобод граждан. Решение современных проблем реформирования и демократизации общества делает актуальным изучение правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений, а также исследование их сущности, где особую роль приобретает правовой анализ становления, эволюции, функционирования этих взаимоотношений.

Актуальность исследования определяется также следующими факторами.

Во-первых,  обеспечение  права на свободу совести и свободу вероисповедания  зависит от организации деятельности государственной власти и управления на пути его реализации. Приоритеты регулирования отношений государства и религиозных объединений определяются правовыми, политическими, социально-экономическими условиями,  изменяющиеся на протяжении всех этапов развития общества. Механизмы регулирования вопросов положения вероисповеданий разнообразны, среди них выделяется государственно-правовой как основной. Развитие взаимодействия государства и религиозных объединений шло по пути постепенного усиления правового механизма применительно различных правовых систем.

Во-вторых, в отношениях с религиозными объединениями государство играет доминирующую роль, в этом состоит особенность правового регулирования этой сферы в современном мире.  Наиболее актуальным в этом отношении принято считать вопрос о степени независимости религиозных объединений от государства. Религия имеет качество нормативности, а некоторые религиозные объединения не признают верховенство государства в регулировании различных сторон жизнедеятельности.

       В-третьих, создание гарантий обеспечения прав на свободу совести и свободу вероисповедания в сфере правового регулирования отношений государства и религиозных объединений определяется историческими традициями общества, обеспечивающих  удовлетворение потребностей гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания.        Важную роль играют международные документы. Во Всеобщей Декларации прав человека (1948 г.) говорится, что «каждый человек имеет право  на свободу мысли, совести и религии». Правовые  основания свободы совести и свободы вероисповедания содержатся в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), в международном Пакте о гражданских и политических правах (1966 г.) и др.

В-четвертых, в современной России государство отказалось от тотального контроля в религиозной сфере и признало необходимость соблюдения религиозных прав и свобод человека, предоставило религиозным объединениям право самостоятельно решать многие вопросы религиозной деятельности. Демократизация государственной жизни породила новые подходы в отношениях между государством и религиозными объединениями. Это связано, прежде всего, с деятельностью религиозных институтов, появлением многочисленных новых религиозных движений (НДР), возрастающим интересом к религии. 

Изменения в сфере  правового регулирования отношений государства и религиозных объединений отражаются в законодательстве  Российской Федерации. В 1997 г. был принят Федеральный  закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», сыгравший огромную роль в правовом обеспечении отношений между государством и конфессиями. Вместе с тем этот Федеральный закон принят без серьезной теоретической подготовки, что закономерно приводит к необходимости совершенствования законодательной базы и разработке механизмов реализации правовых норм. Российской Федерации необходима правовая концепция взаимоотношений государства и религиозных объединений, которая позволит последовательно проводить государственную политику в этой области на основе международных правовых норм и Конституции Российской Федерации с учетом знаний о правовых системах и подходах, существующих в других государствах.

Для разработки новых  законодательных актов,  регулирующих отношения государства и религиозных объединений требуется  концептуальное осмысление и всесторонний теоретический анализ. Это особенно важно в условиях активного использования религиозных воззрений в политических целях и связано с существованием экстремистских действий со стороны религиозных структур.

В-пятых, при совершенствовании законодательства огромную роль в определении политики государства в отношении религиозной сферы играет международный опыт. В разных государствах существуют религиозные традиции и принципы правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений (особенно интересен опыт стран романо-германской правовой системы), которые могут использоваться и разрабатываться в законодательстве Российской Федерации по этим вопросам. Становление правового государства в  современной России, решение задач в сфере отношений государства и религиозных объединений, преодоление религиозного экстремизма делают эти проблемы актуальными для российского общества. К тому же деятельность государственного аппарата в области  осуществления взаимодействия государства и религиозных объединений в Российской Федерации имеет много недостатков, так как обесценено значение законодательства, снижается правовая культура населения.

В-шестых, юридическому аспекту отношений государства и религиозных объединений в различных правовых системах принадлежит особое место, это связано с тем, что  современное общество сталкивается с противоречиями эпохи, парадоксами власти, несовершенством законодательной базы. Отказ государства от регулирования деятельности религиозных объединений приводит к обострению религиозной ситуации и нарушению правовых основ свободы совести и свободы вероисповедания, политизации отдельных религиозных образований.

В-седьмых, юриспруденция  в современной России уделяет недостаточное внимание проблемам российской государственности и ее особенностям по вопросам правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений, а также влиянию этих особенностей и закономерностей на государство, право и законодательство в целом. В конце ХХ – начале ХХI в. складываются специфические отношения государства и религиозных объединений, формируется законодательная база на основе международных документов о правах человека на свободу совести и  свободу вероисповедания.

В правовой сфере накопилось много проблем, решение которых требует теоретического осмысления указанных взаимоотношений для  проведения эффективной религиозной политики в стране, выявления  моделей и типов отношений государства и религиозных объединений, критериев их взаимодействия, законодательное обеспечение этой сферы.

Отмеченные обстоятельства свидетельствуют об актуальности,  научной и практической значимости проблемы правового регулирования отношений государства и религиозных объединений, что и предопределило выбор темы диссертационного исследования. Поэтому данное диссертационное исследование будет способствовать решению правовых вопросов, связанных с формированием концептуальных подходов к решению проблем взаимоотношений государства и религиозных объединений, учитывая принципы демократии, признание норм международного права по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания и др.

Степень научной разработанности темы.  Международный опыт  правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений долгое время трактовался преимущественно с негативных идеологических позиций. Необходимо заметить, что и в советское время не было достаточного количества исследований, посвященных не только опыту зарубежных стран, но и внутренним  взаимоотношениям государства и религиозных организаций. К числу научных работ того времени относятся работы  В.В.Клочкова, А.С.Ловинюкова,  Ю.А.Розенбаума, Ф.М.Рудинского и др.

       Значительным вкладом в исследовании  отношений государства и религиозных объединений  в правовом аспекте стали диссертации и научные труды А.Г.Залужного «Правовое регулирование и прокурорский надзор в сфере отношений государства и религиозных объединений (теория, законодательство, обеспечение законности)», И.М.Кислицына «Российский закон о свободе вероисповедании», И.А.Куницына «Правовой статус религиозных объединений в России», И.В.Понкина «Современное светское государство: конституционно-правовое исследование», М.О.Шахова «О принципах государственного содействия деятельности религиозных организаций» и др.

Среди зарубежных ученых из стран СНГ наиболее удачными по рассматриваемой тематике можно считать работы А.Н.Колодного, касающиеся защиты свободы совести на Украине; Г.П.Лупарева, посвященные правовому регулированию деятельности религиозных организаций на территории СНГ;  Р.А.Подопригоры, содержащие административно-правовые вопросы отношений государства и религиозных объединений; труды М.В.Цвилика о свободе совести и религиозных организаций в Республике Беларусь и др.

       По моделированию отношений государства и религиозных объединений выделяются работы  российских ученых И.М.Кислицына, Л.А.Морозовой,  Е.М.Мирошниковой, М.О.Шахова, казахского юриста Р.Подопригоры, американского ученого Коула Дьюрэма, канадского ученого Д.Ф.Янга, немецких ученых В.Хоффмана,  К.Шлайха, английских ученых М.Момена, Д.Шелтона и А.Кисса, испанского профессора Г.Морана, профессора  Миланского университета С.Феррари и др.

Существует немного работ, в которых анализируются сложившиеся к началу 90-х гг. прошлого столетия противоречия, касающиеся правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений. Можно отметить лишь исследования В.А.Алексеева, Г.И.Беневича, М.И.Одинцова, В.Н.Савельева, В.Степанова, в которых просматривается критика нарушения прав граждан на свободу совести и свободу вероисповеданий, провозглашенных конституцией, имевших место в практической деятельности  органов государственной власти и управления.

Проблема взаимосвязей государства и религиозных объединений вызвала ряд публикаций авторов, стоящих на религиозных позициях, к таким авторам можно отнести  А.Зубова, Антония митрополита Сурожского, Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, Мухаммед Бен аш-Шейх Саид-Рашида, Хошеми Мухаммад Али, Керимова Г.М.  и др.

По проблемам мусульманского права отличаются своей оригинальностью научные работы С.Х.Асиятилова, Е.Ю.Барковской, Л.А.Баширова, И.П.Добаева, Е.В.Кратова, А.М.Малашенко, Й.Нильсена, М.Б.Пиотровского, А.К.Погасий, Н.Е.Торнау, Л.Р.Сюкияйнена, А.Б.Юнусовой. Иудейская государственно-правовая система представлена научными разработками В.П.Воробьева, С.М.Дубнова, М.А.Желудкова, И.А.Крывелева, М.Н.Марченко, Б.Найбергера, Д.Рида, Н.С.Сафровой, З.Фалька, М.М.Шейнмана.

В области государственно-конфессиональных отношений в странах Дальнего Востока и Азии буддийско-конфуцианского мира  выделяются исследования А.С.Агаджаняна, А.Б.Аюшевой, А.Н.Игнатович, В.И.Корнеева, В.С.Кузнецова, С.Намсараевой, У.П.Опей-оал, Р.Т.Сабирова, Ш.Б.Чимитдоржиева, Д.В.Цыбикдоржиева.

Интересны научные работы и публикации по регулированию отношений государства и религиозных объединений в странах распространения индуизма В.Г.Графского, Н.В.Гусевой, Й.Д.Дерет, Р.Т.Мухаева.

В Российской Федерации по современным проблемам  взаимоотношений государства и религиозных объединений в США и Европе известны труды С.А.Егорова, М.Н.Кузнецова, В.Р.Легойда, Е.М.Мирошниковой, В.А.Цыпина и др. Среди зарубежных авторов, обращающихся к современным проблемам рассматриваемых отношений в Европе и Соединенных Штатах Америки, можно выделить Ю.Варнке, И.Л.Вига, К.Дьюрэма, П.Кампера, Е.Ковальски, Ч.Колсона, Р.Миней, Г.Морана, К.Папастасиса, Сильвио и Александро Феррари, Дж.Рейчли и некоторых других. В публикациях юристов Б.Бича, Ф.Вэбба, К.Дьюрэма,  присутствуют критические суждения по истории и современному состоянию  взаимоотношений государства и религиозных объединений в России, а также предложения по их совершенствованию, исходя из опыта США и стран  Восточной и Западной Европы.

Поскольку отношения государства и религиозных объединений неразрывно связаны с общеполитическим процессом, они представляют интерес исследования в области политологии. Например, А.С.Ахиезер, К.С.Гаджиев, В.Г.Дзодзиев, В.В.Ильин, Д.С.Львов, А.С.Панарин, В.Г.Федотова, С.Хантингтон рассматривают ход российских общественно-политических реформ последнего десятилетия ХХ в. и начала ХХI в., что позволяет выявить общие тенденции политики государства  в религиозной сфере.

Однако исследований особенно по проблемам преодоления экстремизма на религиозной основе, выявления сущности взаимоотношений государства и религиозных объединений, системного подхода к этим отношениям, всестороннего учета роли религиозных объединений, необходимых для восполнении пробелов в правовой науке, еще недостаточно. Это прослеживается в соответствующей научной, специальной и учебной литературе.

В исследованиях по данному вопросу требуется комплексное видение и концептуальность подходов к проблемам теории и практики правового регулирования отношений государства и религиозных объединений, что в значительной мере предопределило цели, задачи и методологические основы настоящего исследования.

       Целью диссертационной работы является выявление и научная интерпретация основных тенденций, закономерностей правового регулирования деятельности религиозных объединений в нашей стране и иностранных государствах с учетом сложившегося религиозного состояния, принадлежности к правовым системам современности, политического режима и иных социальных и государственно-правовых факторов; формирование концептуальных основ и выработка эффективного механизма, форм и методов правового обеспечения, взаимоотношений государства и религиозных объединений в условиях современного общества.

Реализация поставленной цели потребовала решения следующих задач:

- проанализировать теоретико-методологические основы и определить правовые подходы к характеристике сущности взаимоотношений государства и религиозных объединений;

- осуществить системный анализ соотношения норм права и норм религиозных объединений;

-  определить основные факторы и особенности, оказавшие влияние на  современное состояние  правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений;

- разработать оптимальные направления политики государства в сфере правового регулирования деятельности религиозных объединений с использованием демократических способов и инструментов;

- раскрыть проблемы и состояние правоприменительной практики, связанные с законодательным определением места религиозных институтов в современном обществе;

- определить модели государств в зависимости от отношения к религии и дать их  характеристику;

- систематизировать источники права в сфере правового регулирования деятельности религиозных объединений;

- раскрыть основные полномочия современных государств по отношению к религиозным объединениям;

- на основе обобщения опыта и прогрессивных методик построения отношений государства и религиозных объединений в иностранных государствах определить содержание правового механизма реализации политики современного демократического государства в сфере его отношений с религиозными объединениями;

- проанализировать современные аспекты правового регулирования в сфере  отношений государства с религиозными объединениями в Российской Федерации и определить возможности использования международного опыта совершенствования законодательства и правоприменительной практики в области этих отношений;

- на основе проведенного исследования предложить «Правовую концепцию  отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации», сформулировать научно обоснованные идеи по уточнению понятийно-категориального аппарата, совершенствованию законодательной регламентации  этих отношений и реализации принимаемых законов.

Объектом диссертационного исследования выступают основные закономерности возникновения, формирования и развития правоотношений в сфере  правового регулирования отношений государства и религиозных объединений в различных странах мира.

Предметом исследования  выступают сущность, принципы правового регулирования деятельности религиозных объединений в теологических и светских моделях государственности, а также имеющие значение для познавательной и предметно-практической деятельности юридические нормы, законодательные и иные нормативные правовые акты, связанные с деятельностью государственных органов, граждан и их организаций в данной сфере правоотношений.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составили общенаучные и специально-юридические методы научного познания.

Основным методом исследования, обусловленного поставленными в нем задачами, выступил сравнительно-правовой метод, позволивший  с правовых позиций исследовать взаимоотношения государства и религиозных объединений в странах Востока, Западной Европы и США, обозначить наиболее характерные тенденции и закономерности в их развитии  в целях разработки оптимального  механизма функционирования  отношений государства и религиозных объединений в современной России.

В работе использовались историко-правовой, конкретно-правовой, формально-юридический, конкретно-социологический, а также общелогические методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, диалектический, системный,  моделирования и т.п.

Теоретической базой исследования явились труды отечественных и зарубежных  ученых  Алексеева В.А,  Афанасьева В.С., Баширова Л.А., Бич Б., Варнке Ю., Вига И.Л., Вэбба Ф., Гусевой Н.В., Коула Дьюрэма, Р.Давида,  Залужного А.Г., Кампера П., Кисса А., Клочкова В.В.,. Колодного А.Н., Колсона Ч., Комарова  С.А., Куницына И.А., Лупарева Г.П.,  Малашенко А.М., Морозовой Л.А., Мирошниковой Е.М.,  Минея, Р., Момена М., Морана Г., Одинцова М.И, Папастасиса К., Подопригоры Р.А., Понкина И.В, Дж. Рейчли, Сюкияйнена Л.Р., Феррари С., Хантингтона С., Хоффмана В., Цыпина  В.А.,  Шелтона Д., Шлайха К., Шахова М.О., Янга Д.Ф. и др.

Нормативную базу исследования составили конституции  государств; законы, регулирующие взаимоотношения государства и религиозных объединений в различных странах мира; в мусульманских странах – Коран как правовой документ; в Израиле – Тора, Тания и др.; международные документы, содержащиеся общепризнанные  принципы и нормы международного права; Конституция, законы Российской Федерации, федеральные законы  о свободе совести, религиозных объединениях, о противодействии экстремистской деятельности; указы Президента Российской Федерации; постановления Правительства  Российской Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации; постановления Конституционного Суда Российской Федерации, решения Европейского Суда по правам человека, определения Верховного Суда Российской Федерации; нормативные правовые акты других органов государственной власти.

Эмпирическую базу исследования составляют судебная и иная правоприменительная практика по вопросам правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений; конкретные уголовные и гражданские дела; регистрационные дела религиозных организаций; заключения государственной религиоведческой экспертизы, проведенные лично автором; данные социологических исследований ведущих научных учреждений, изучающих проблемы отношений государства и религиозных объединений; статистические данные по теме исследования, собранные лично автором за период с начала  1990-х по 2009 гг.

Научная новизна исследования заключается в том, что с учетом международного опыта и на  основе международно-правовых принципов разработана авторская правовая концепция отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации, включающая основные направления таких взаимоотношений и продуктивный межконфессиональный диалог;  разработан правовой механизм реализации законодательства и иных нормативных правовых актов о свободе совести и о религиозных объединениях, включающий международное сотрудничество в качестве важного элемента системного подхода к проблеме гармонизации отношений государства и религиозных объединений; научно обоснованы  предложения по совершенствованию правового регулирования и правового обеспечения деятельности субъектов российского и международного права в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений.

В процессе решения перечисленных задач в диссертационном исследовании получены следующие имеющие научную новизну результаты:

- на основе системного анализа теории и практики правового регулирования деятельности религиозных объединений в государствах Востока, Западной Европы, США и  современной России выявлены публичная природа и цивилизационный характер правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений, определены основные тенденции их развития на протяжении длительного исторического периода;

- исходя из международного опыта правового регулирования отношений государства и религиозных объединений, разработаны правовые подходы  к определению роли российских и зарубежных субъектов этих отношений при формировании конфессиональной политики государства, выявлены механизмы взаимодействия,  учитывающие интересы международного сообщества;

- с учетом накопленного опыта правового регулирования выработана модель оптимизации законодательства (российского и европейского), направленного на гармонизацию рассматриваемых отношений, определены основные направления и дана содержательная характеристика дальнейшего совершенствования законодательства Российской Федерации, выработаны практические рекомендации по его применению;

- на научной базе разработаны основы методологического обеспечения экспертной деятельности в сфере противодействия религиозному экстремизму, представлена и обоснована авторская позиция в отношении повышения эффективности противодействия экстремистской деятельности на основе реализации законодательства и совершенствования государственной деятельности в данной сфере правоотношений.

В этой связи:

- разработаны и введены в научный оборот авторские научные правовые понятия «равенство религий» и «равноправие конфессий», «модель отношений государства и религиозных объединений»;

- установлены причинно-следственные связи, способствующие формированию государственного устройства в зависимости от проявления религии, что позволило построить модели отношений государства и религиозных объединений, классифицировать государства и их правовые институты в связи с отношением к религии;

- научно обоснованы рекомендации по совершенствованию правового механизма  правоохранительной деятельности в сфере противодействия религиозному экстремизму на основе повышения роли и значения государственной религиоведческой экспертизы.

На защиту выносятся следующие основные положения и выводы диссертационного исследования.

1. В диссертации дана авторская интерпретация классификации моделей, в отличие от имеющейся в научной литературе классификации моделей отношений государства и религиозных объединений, когда  термин «модель» используется по отношению к группе стран, имеющих общие черты во взаимоотношениях с религиозными объединениями. Под термином «модель» понимается устойчивая сумма качеств и характеристик правовой политики отдельного государства на протяжении того или иного периода его истории. Поэтому можно говорить о моделях государственной правовой политики для теократического государства и моделях правовой политики в сфере свободы совести для светского государства.

Первая  модель государственной правовой политики для теократического государства (клерикальное государство зависит от конкретной религии и поэтому можно говорить о государстве – «христианском», «исламском», «буддийском», «иудейском»). В рамках этой модели религиозные объединения играют государственно-культурообразующую роль,  а религиозное и национальное отождествлены. Государство выстраивает систему отношений применительно к  религиозным объединениям и верующим, не признавая атеистических убеждений. Определяющим является теологическое обоснование отношений государства и религиозных объединений.

Вторая модель государственной  правовой политики в сфере свободы совести для светского государства (включает концептуальные положения, нормативную правовую базу и организационно-управленческие структуры). В рамках этой модели выделяются «атеистическое государство» и «культурное сотрудничество на принципах свободы совести».

Светское государство формируется как результат преобразования клерикального государства. Но в истории конкретной страны (например, США) стадия клерикального государства отсутствует и оно сразу формируется как светское государство. В некоторых государствах на протяжении определенного времени сохраняются элементы клерикального, а за конкретной религией сохраняется статус государственной, хотя провозглашается светское государство.

Количество моделей в рамках клерикального или светского  государства может быть различно и определяется особенностями исторического развития.

2.  Обосновывается дополнительно идея о том, что при построении системы правового регулирования  отношений государства и религиозных объединений, учитывается мировой опыт разных стран, при этом демократические принципы связаны с  положением религиозных объединений и верующих в обществе, вытекающим из общепринятых идей светскости государства и его институтов, равенства граждан независимо от их отношения к религии, равенства религий перед законом, признание права граждан на нерелигиозные убеждения на основе  общепринятых международных норм.

В современной мировой  практике правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений существует несоответствие законодательства провозглашенными демократическими принципами, на основе которых выделены соответствующие модели государств.

3. Определены современные тенденции в понимании международных норм религиозной свободы, проявившиеся с созданием новой Европы, когда явно значимыми стали события, оказывающие значительное влияние на религиозную свободу как в государствах Европы, так и в других странах  мира.

Во-первых, государства  должны предпринимать эффективные меры для предотвращения дискриминации по отношению к религиозным группам, обладающим соответствующим юридическим статусом;

во-вторых, правительства должны вступать в диалог с религиозными структурами с целью понимания их нужд и создания взаимной толерантности и уважения;

в-третьих,  религиозные объединения должны иметь право на регистрацию в соответствии с законами, если возникает у них такое желание иметь право осуществлять все виды религиозной деятельности;

в-четвертых, учреждение религиозных субъектов «базового уровня» должно проходить быстро, просто и не требовать значительных средств;

в-пятых, возможности для бюрократического произвола должны быть максимально уменьшены с помощью введения автоматической регистрации после истечения определенного срока в случае отсутствия решения; 

в-шестых, процедуры обжалования должны гарантировать обращение в независимые суды, и имеющее обратную силу законодательство, направленное на ущемление установленных прав, должно быть запрещено.

4. Делается вывод о том, что имеющаяся судебная практика по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания показывает, что  Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» должен применяться более последовательно на всей территории Российской Федерации с целью преодоления дискриминации религиозных объединений на региональном и местном уровнях. Для проведения эффективной конфессиональной политики в российском государстве Министерство юстиции Российской Федерации  должно принимать активное участие в разрешении споров между местными (региональными) должностными лицами и религиозными объединениями до того момента, когда споры выносятся на рассмотрение судов, предпринимая действия  по исправлению ситуации, устраняя необходимость обращения в суд.

Вышесказанное может быть учтено при составлении новых законопроектов о религиозных объединениях,  как в Российской Федерации, так и других странах с целью предотвращения существующих конфликтов и решения накопившихся  проблем.

5. Определяются тенденции секуляризации. Если в мировой практике в сфере правового регулирования отношений государства и религиозных объединений наблюдается общая тенденция к секуляризации общества, то в общественной жизни стран романо-германской, англо-саксонской правовых систем и даже теологической следует отметить постепенность процесса секуляризации. Религиозное сознание заменяется светским, религия становится частным делом каждого гражданина, приобретает автономию от государства. Другая тенденция секуляризации - ослабление влияния религии на общественную жизнь. Секулярные тенденции проявляются также в деятельности самих религиозных организаций, в их поглощенности мирскими проблемами. 

6. Обосновывается вывод о существовании двух параллельных, взаимосвязанных процессов, определяющих в конкретном государстве направления взаимодействия власти и религии. С одной стороны, наблюдается  усиление веротерпимости, связанное  с укреплением в сознании граждан понимания важности свободы совести и свободы вероисповедания, а также реализацией норм права регулирующих отношения государства и религиозных объединений на демократических принципах. С другой стороны, налицо постепенная утрата государственной  церковью особых привилегий, что постепенно приводит к секуляризации общественного сознания.

7. Дополнительно обосновывается системность нормативного регулирования отношений государства и религиозных объединений, так как  многое зависит от религиозных обычаев и культурных традиций.  При этом социальная сущность, место и роль обычаев и традиций в развитии общества определяется конкретными историческими условиями страны.

8. Доказывается, что при решении вопроса о равноправии конфессий в их отношениях с органами государственной власти принципы свободы совести и свободы вероисповедания должны доминировать, но не быть абсолютными, так как и в настоящее время и в последующем права граждан на свободу совести и вероисповедания могут ограничиваться законом.

Равенство религий перед законом - это равенство требований закона по отношению ко всем религиозным организациям. Равноправие конфессий - это наделение их равным объемом прав и обязанностей. Поэтому при равенстве религий конфессии могут быть не равны между собой по своему правовому статусу.

9. Обосновывается государственная правовая политика по отношению к новым религиозным движениям и технологиям их влиянию на сознание граждан во многих странах мира. Государства сдерживают активность новых религиозных движений путем применения правовых инструментов: 

- в монорелигиозных или авторитарных государствах для защиты политического строя и религиозной идеологии;

- в демократических странах – для защиты прав и свобод других граждан.

10. Вносятся конкретные предложения о внесении изменений и дополнений в действующее законодательство  Российской Федерации о свободе совести и о религиозных объединениях нормами, предполагающие:

- реализацию требований Федерального закона  «О свободе совести и о религиозных объединениях» в законодательстве субъектов Российской  Федерации и его более последовательное применение, направленное на преодоление дискриминации определенных религиозных объединений на региональном и местном уровнях;

- нормативное закрепление и формы участия Минюста России в разрешении конфликтов религиозных объединений с органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления на досудебной стадии.

11. Обоснована и выдвинута авторская «Правовая Концепция отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации», которая основывается на том, что Россия является светским правовым государством, на конституционном праве каждого гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенстве перед законом независимо от отношения к религии и убеждений.

Цель разработки и последующего внедрения «Правовой концепции отношений государства и религиозных объединений» предполагает более эффективную религиозную политику в нашей стране.

12. Предлагается создание для эффективного решения проблем при регулировании отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации специального государственного органа по связям с религиозными объединениями в статусе федерального  исполнительного органа на принципах:

- вертикальной соподчиненности, объединяющей все субъекты Российской Федерации в единое правовое поле для реализации гарантированных конституцией прав на свободу совести и свободу вероисповедания;

- «прозрачности» деятельности этих структур, обусловленной принятием решений с участием  экспертного сообщества и представителей религиозных объединений.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что разработанные концептуальные положения в своей совокупности представляют собой решение проблемы организации на современном этапе отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации, адекватных ценностям демократического государства, призванных содействовать практическому воплощению конституционного принципа примата прав и свобод человека как высшей социальной и правовой ценности в рассматриваемой сфере.

Теоретическое значение диссертационного исследования состоит и в научном обосновании  авторских  правовых понятий «равенство религий» и «равноправие конфессий», учитывающих рекомендации Совета Европы, направленных на дальнейшую адаптацию отечественной нормативной правовой базы к требованиям общепризнанных норм международного права; устранение существующих в российском законодательстве противоречий; совершенствование правовых норм, определяющих отношения государства и религиозных объединений. Решение ряда теоретико-правовых проблем осуществлено посредством обоснования новых предложений по совершенствованию международных и российских нормативных правовых актов.

Комплексное исследование отношений государства и религиозных объединений в различных правовых системах позволили сформулировать выводы и предложения, которые могут быть использованы при разработке концептуальных проблем теории и истории права и государства, конституционного, международного права, отраслевых юридических дисциплин.

Практическая значимость работы состоит в том, что по результатам исследования в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации и иные органы государственной власти была представлена и обоснована авторская позиция в отношении понимания сущности и особенностей отношений государства и религиозных объединений в современной России.

Результаты  исследования могут быть использованы при подготовке законопроектов, направленных на совершенствование законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях, активизацию деятельности по борьбе с религиозным экстремизмом, в учебном процессе при изучении основ конституционного, международного права и других юридических дисциплин, в научно-исследовательской работе.

Основные положения и выводы диссертационной работы также могут быть использованы при написании учебников, учебных и учебно-методических пособий для студентов, аспирантов, правоприменителей, быть полезными для повышения квалификации государственных служащих, работающих с религиозными структурами.

Обоснованность и достоверность полученных результатов определяются широким использованием юридической и иной литературы, нормативных источников, применением современных методов научного исследования.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения, выводы, предложения и рекомендации, содержащиеся в диссертации,  изложены автором в 60 работах, общим  объемом 109,5  п.л., в том числе семи монографиях (рецензии опубликованы в научных журналах, рекомендованных ВАК, других изданиях и электронных средств массовой коммуникации), 50 научных докладах, пособиях и статьях.

Результаты исследования были зачитаны в форме доклада и обсуждались на научных конференциях и семинарах: международной научно-практической конференции «Религия, политика и права человека» (г. Москва, 18-20 марта 2002 г.); международной конференции «Свобода совести в Российском и международном законодательстве» (г. Москва, 29 мая 2002 г.); методологическом семинаре  «Гражданский контроль за органами внутренних дел: проблемы теории, методологии, практики» (г. Москва, 25 октября 2002 г.); научном семинаре «Актуальные проблемы реализации права на свободу совести и вероисповедания» (г. Москва, 31 января - 1 февраля 2003 г.); парламентских слушаниях в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации «Законодательное обеспечение предупреждения терроризма: этноконфессиональный аспект» (г. Москва, 7 апреля 2003 г.); научно-практической конференции «Роль и место общественных  объединений в негосударственной системе обеспечения национальной безопасности России» (г. Москва, 15 мая 2003г.); семинаре-совещании председателей комитетов (комиссий) законодательных (представительных)  органов субъектов Российской Федерации «Проблемы развития законодательства о свободе совести  и о религиозных объединениях» (г. Москва, 18 июня 2003 г.); международной конференции «Свобода совести и светскость государства: проблемы и решения» (г. Москва,  1-2 ноября 2004 г.); международном научно-практическом семинаре «Свобода совести, религии и церкви на постсоветском пространстве» (Санкт- Петербург, 17-20 марта 2005 г.); заседании «круглого стола» Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «О проблемах законодательного обеспечения противодействия проявлениям экстремизма и ксенофобии в Российской Федерации» (г. Москва, 16 мая 2006 г.); международной конференции «Межнациональная России в ХХI веке: диалог культур и религий, права человека» (г. Москва, 20 июня 2006 г.); международном симпозиуме «Декларация ООН 1981 г. по ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений: воплощение содержащихся в ней принципов спустя 25 лет» (США, Прово, 1-4 октября 2006 г.); семинаре-совещании ООН  «Дискриминация и Декларация ООН  1981 г. по ликвидации всех форм религиозной нетерпимости и религиозная толерантность» (США, Нью-Йорк, 5-6 октября 2006 г.); научно-практической конференции «Свобода религии и права человека» (г. Москва, 7 декабря 2006 г.); IV международной научно-практической конференции «Религия в изменяющейся России: проблемы исследования религии и защита свободы совести» (г. Пермь, 22-25 апреля 2007 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы противодействия религиозно-политическому экстремизму» (г. Махачкала, 6 июня 2007 г.); научно-практической конференции «Религиозная свобода как путь преодоления религиозной нетерпимости» (г. Москва, 19 ноября 2007 г.); научно-практической конференции «Проблемы формирования стратегии обеспечения национальной безопасности Российской Федерации» (г. Москва, 20 марта 2008 г.); международной  научно-практической конференции «Свобода слова. Свобода совести. Право на объединения: международный и российский опыт реализации» (г. Екатеринбург, 3-6 апреля 2008 г.); семинаре «Религиозная ситуация в Южном Федеральном округе. Пути сотрудничества субъектов Российской Федерации  в вопросах государственно-конфессиональных отношений» (г. Анапа, 30 сентября- 2 октября 2008 г.); семинаре с муниципальными служащими и представителями общественных организаций и СМИ по вопросам профилактики экстремизма и минимизации проявлений терроризма (г. Смоленск, 2-3 декабря 2008 г.); Международном научно-практическом семинаре «Противодействие религиозному экстремизму в контексте национальной  безопасности» (г. Минск, 20 мая 2009 г.); межвузовской научно-практической конференции «Реформирование гражданского и гражданского процессуального права в России и зарубежных странах» (г. Москва, 30 июня 2009 г.); открытой научно-практической конференции «Актуальные проблемы реализации принципов свободы совести в современной России» (г. Москва, РГГУ, 2 июля 2009 г.); VIII международной научно-практической конференции «Россия ХХI века: свобода совести, религии и церкви» (Санкт-Петербург, 3-6 августа 2009 г.); международной научно-практической конференции «Диалог государства и религиозных объединений в пространстве современной культуры» (г. Волгоград, 20-23 октября 2009 г.); международной конференции РУДН-МИД России «Антитеррористическое партнерство государства и гражданского общества: практика, наука, образование» (г. Москва, 18-19 марта 2010 г.) и др.

Положения диссертации, имеющие практическую значимость, использованы в законотворческой деятельности Государственной Думы Федерального Собрания Российской  Федерации (Комитет  по делам общественных объединений и религиозных организаций и Комитет по делам национальностей); при подготовке Информационно-аналитической записки «О состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации» НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации; при подготовке методических материалов для законопроектной и экспертной деятельности Министерства юстиции Российской Федерации; в научных консультациях и  проведении независимых экспертных исследований Институтом этнологии и антропологии Российской академии наук; в работе Экспертного совета при Уполномоченном по делам религий и национальностей  Совета Министров Республики Беларусь; в учебном процессе  при подготовке  учебных программ и методических материалов, чтении курсов «Теория государства и права», «История политических и правовых учений», «Философия», «История религий», «Правоведение», «Конфликтология», «Конституционное право Российской Федерации», «Конституционное право зарубежных стран» в высших учебных заведениях.

Структура диссертации и последовательность изложения материала обусловлены логикой разработки темы, спецификой целей и задач исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения
и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определена степень ее научной разработанности, показываются цели, задачи, объект, предмет исследования, освещаются теоретические, методологические, нормативные и практические основы исследования, а также определяется научная новизна, приводятся положения, выносимые на защиту, определяется теоретическая и практическая значимость диссертации, приводятся сведения об апробации и структуре результатов исследования.

Первая глава   «Международно-правовые основы отношений государства и религиозных объединений» раскрывает теоретический подход к принципу свободы совести в общепризнанных нормах международного права и рассматриваются модели отношений государства и религиозных объединений, а также анализируется проблемы законодательства и правоприменительная практика в сфере  правового регулирования этих отношений.

В первом параграфе – «Демократический подход к принципу свободы совести в общепризнанных нормах международного права» – рассмотрен демократический подход к принципу свободы совести в международных документах; проведен анализ законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания и правоприменительной практики в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений.

Демократический подход к принципу свободы включает следующие грани международной свободы: свободу мировоззренческого самоопределения личности (выбор религии); свободу выражения собственных убеждений и деятельности; право свободного вхождения личности в соответствующее религиозное объединение.

В современном мире выработаны принципы свободы совести и правовые основы в таких документах, как: Всеобщая декларация прав человека (1948), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966), Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975), Декларация об устранении всех форм нетерпимости и дискриминации в связи с религией и убеждениями (1981), Итоговый документ Венской встречи (1986) и др. Названные документы соответствуют Уставу ООН.

Положения Устава ООН, относящиеся к правам человека, конкретизированы и развиты в различных международных документах как универсального, так и религиозного характера. Наличие универсального понимания свободы совести и постепенное восприятие его на уровне индивидуального сознания и законодательных норм дает основание для решения сложных вопросов веры и неверия, деятельности религиозных объединений.

Созданию современной правовой базы способствует принятие законодательных принципов: равенство граждан независимо от отношения к религии; равенство религий перед законом; единство этического, культурного, языкового и религиозного развития как титульного этноса, так и национальных меньшинств. Эти принципы отвечают международной практике, отраженной в международных актах, таких, как Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Конвенция Совета Европы «О защите прав национальных меньшинств».

Во втором параграфе «Анализ проблем законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания» проанализированы проблемы законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания. Комитет ООН по правам человека в замечание общего порядка № 22 (48) защищает религиозные и атеистические убеждения и трактует понятие «религии» в широком смысле и распространяется на нетрадиционные и непопулярные системы верований. Наиболее очевидным является значение самого термина «религия» для определения правомерности заявлений о праве и свободе религии. Существуют современные проблемы в законодательстве о свободе религий и убеждений по следующим направлениям: организационные требования; процесс регистрации и необходимые документы; право на обжалования.

Организационные требования и требования обязательной регистрации являются основой для соблюдения общепринятых правовых норм. Свобода личности исповедовать любую религию одно из основных прав человека. Большинство государств-участников ОБСЕ не требуют регистрации религиозных групп, но имеют механизмы, с помощью которых такая группа может получить юридический статус без прохождения регистрационного процесса на государственном уровне. В некоторых странах возможно неформальное создание юридического лица. Например, во Франции религиозная группа может получить юридический статус, предоставив декларацию в соответствующий департамент и опубликовав ее. Законодательство Российской Федерации позволяет существование религиозных групп без получения статуса юридического лица, что создает  определенные проблемы в системе  отношений государства и религиозных объединений.

Недостаточное внимание уделяется тому, могут ли юридические лица выступить учредителями религиозных объединений и как религиозным субъектам  объединяться друг с другом. В законодательстве США о религиозных объединениях  не имеется положений, запрещающих юридическим лицам владеть или контролировать другие религиозные объединения.  В Российской Федерации рассматривается общая система верований как обязательное условие для получения религиозным объединениям юридического статуса.

В третьем параграфе – «Правоприменительная практика в сфере взаимодействия государства и религиозных объединений» – рассматривается  разнообразная правоприменительная практика в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений. Интеграционные процессы  влияют на конфессиональную картину государств, особенно европейских. Большинство судебных дел, проходящих в судопроизводстве Европейского суда по правам человека, касаются деятельности новых религиозных движений (НДР).

Международные правовые документы не разделяют религиозные объединения на традиционные и нетрадиционные и не используют понятие «секта» или «деструктивный культ». Дать правовую оценку критериев сложно, однако в МВД Франции сформулировано понятие «секта» и критерии принадлежности религиозной структуре к секте. В Германии некоторые общественные силы требовали в отношении НДР запретить определенные  организации, рассмотрев характер их деятельности на предмет соответствии конституции с проверкой их финансовых документов.

В 1998 г. Российская Федерация ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и приняла обязательства признавать  принципы верховенства закона.  Судебные дела, связанные с применением Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях», отнесены к компетенции судов общей юрисдикции.

Выделены следующие основные категории дел:

- дела, производство по которым возникает по инициативе религиозных организаций и граждан;

- дела, производство по которым возникает по инициативе органов юстиции, прокуратуры и местного самоуправления.

       Изучение судебной практики по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания приводит к тому, что судебный контроль является средством защиты законных интересов религиозных объединений  и граждан Российской Федерации.

При составлении новых законопроектов о религиозных объединениях на основе международных документов в Российской Федерации и в других странах необходимо учитывать следующее:

- государства должны предпринимать меры для предотвращения дискриминации по отношению к религиозным группам;

-  государственные органы власти должны вступать в диалог с религиозными объединенями с целью понимания их нужд и создания взаимной толерантности и уважения;

- религиозные объединения должны иметь право на регистрацию в соответствии с законами, если у них возникает такое желание, для необходимого государственного контроля за их деятельностью;

- возможности для бюрократического произвола должны быть максимально уменьшены с помощью введения автоматической регистрации;

- процедуры обжалования должны гарантировать обращение в независимые суды, а имеющие обратную силу законодательство, направленное на ущемление установленных прав, должно быть запрещено.

В четвертом параграфе «Модели взаимодействия государства и религиозных объединений» рассматривается дихотомическое деление по признаку наличия или отсутствия принципа отделения религиозных объединений от государства. В современных  исследованиях выделяются три модели отношений государства и религиозных объединений: государственная церковь; сепарационная модель – отделение религиозных объединений от государства; кооперационная модель – сотрудничество религиозных объединений и государства в решении социальных проблем.

  Далее в диссертации рассматриваются имеющиеся в научной литературе классификации моделей отношений государства и религиозных объединений, когда  термин «модель» используется по отношению к группе стран, имеющих общие черты во взаимоотношениях с религиозными объединениями. Автор обосновывает иную  интерпретацию классификации моделей. Под термином «модель» понимается прежде всего устойчивая сумма качеств и характеристик правовой политики отдельного государства на протяжении того или иного периода его истории. Поэтому можно выделить модели государственной правовой политики для теократического государства и модели правовой политики в сфере свободы совести для светского государства.

Количество моделей в рамках клерикального или светского  государства может быть различно и определяется особенностями исторического развития.

Российское государство, например, после революции 1917 г. характеризуется как светское, но с этого времени существовало две модели политики государства в сфере свободы совести: Временного правительства и Советского правительства. В современной России формируется новая модель государственной правовой политики в сфере свободы совести, сохраняя принципиальные положения предшествующих моделей, но имея и свои особенности, которое  определяется как «культурное сотрудничество на принципах свободы совести».

Таким образом, при построении системы правового регулирования  отношений государства и религиозных объединений следует учитывать мировой опыт разных стран. Демократические принципы связаны с  положением религиозных объединений и верующих в обществе, вытекающим из общепринятых идей светскости государства и его институтов, равенства граждан независимо от их отношения к религии, равенства религий перед законом, признание права граждан на нерелигиозные убеждения на основе  общепринятых международных норм.

В современной мировой  практике правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений существует несоответствие законодательства провозглашенными демократическими принципами, на основе которых выделены соответствующие модели государств.

Далее в диссертации определяются и раскрываются современные тенденции в понимании международных норм религиозной свободы, которые  проявились с созданием новой Европы.

Специальное внимание уделено судебной практике по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания, показывается, что  Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» должен применяться более последовательно на всей территории Российской Федерации с целью преодоления дискриминации религиозных объединений на региональном и местном уровнях. Определяются роль и значение Министерства юстиции Российской Федерации в разрешении споров между местными (региональными) должностными лицами и религиозными объединениями.

Вышесказанное может быть учтено при составлении новых законопроектов о религиозных объединениях,  как в Российской Федерации, так и других иностранных государствах с целью предотвращения существующих конфликтов и решения накопившихся  проблем.

Во второй главе «Теологические модели в правовых системах государств» рассматриваются и анализируются христианско-правовая и исламская государственно-правовая модель. Проведено комплексное исследование иудейской государственно-правовой модели управления и правового регулирования в сфере отношений государства и религиозных объединений стран Дальнего Востока и Азии. Исследована индусская правовая система отношений государства и религиозных объединений. 

В первом параграфе «Христианская  государственно-правовая модель в странах Евросоюза и Великобритании»   рассматриваются каноническое (христианское) право; православие, церковное право и государство в России и Греции; влияние протестантизма на правоотношения государства и религиозных объединений в Великобритании, Швеции, католицизма в Италии.

С возникновением христианства появляется новая церковная система права, названная «каноническим правом». Каноническое право рассматривало в качестве корпорации любую группу лиц, имеющих организацию. Корпорация могла иметь законодательную и судебную юрисдикцию. Каноническое право система, представляющая собой нормы и принципы, обусловленные экономическим развитием общества, его социальной структурой, политическими отношениями и ролью самой церкви. Каноническое право можно отнести к корпоративному праву, так как корпоративные системы норм представляют собой обобщение институтов правовых систем и их особенностей, являясь самостоятельной правовой системой в рамках церкви, влияющей на государственное право.

Современные религиозно-правовые отношения характеризуются корпоративными отношениями, участниками которых является сама церковь и ее члены, в корпорации эти отношения имеют публично-властный и общезначимый характер (т.е. не сведены к частным интересам отдельных лиц, а также регулируются в рамках установленных предписаний церковной власти).

Существуют четыре вида источников  канонического права:

1. Материальные источники - лица и институты, создающие церковно-юридические нормы (Священное Писание и Священное Предание, церковь как корпорация особого рода в лице своих органов власти и государства в лице их органов);

2. Рецептивно-преемственные источники (нормативный и доктринальный материал, служащий основой для создания церковно-юридических норм), основным среди них является христианское учение, которое является источником всех религиозно-правовых норм и доктрин, положений и правил;

3. Гносеологические источники в виде юридических актов (Кодекс Грациана, Новеллы Юстиниана и др.);

4. Формально-юридические источники - церковные каноны.

Формы выражения норм канонического права различны: от священных текстов до государственных законодательных актов.

Каноническое право имеет огромную значимость для юридической науки, влияние которой на континентальную правовую систему сравнимо с влиянием римского права.

Влияние канонического права на российскую правовую систему развивалось в трех направлениях: путем непосредственного действия на территории Древней Руси отдельных норм канонического права; путем рецепции норм византийского права, содержащих узаконение по церковным делам;  путем собственного церковного законодательства, осуществляемого как церковной властью, так и государством.

Если отношения между религиозными объединениями и государством в современной России строятся на принципе светскости, согласно Конституции Российской Федерации, то в Греции, например, они базируются на  следующих принципах: православная религия объявлена государственной; церковь рассматривается как корпоративный институт, действующий в системе публичного права; церковь пользуется привилегированным статусом, тогда как зависимые от нее учреждения подлежат ведению государственного законодательства; государство контролирует церковь и сообщает ей компетенцию и права, присущие государственным институтам. Государство вправе вмешиваться в дела церкви (в т.ч.  внутренние), но такое вмешательство не опирается на прямые средства принуждения, а осуществляется через законодательство и правовую традицию.

Отмечено  влияние протестантизма на правоотношения государства религиозных структур в Великобритании, Швеции и католицизма в Италии.

Национальная церковь в Англии имеет особый статус и привилегии государственной церкви и официально именуется англиканской церковью. Статус государственной церкви предполагает более жесткий, по сравнению с другими религиями, контроль со стороны государства за определенными сторонами ее деятельности. Согласно английскому законодательству, для осуществления религиозной деятельности не требуется специальной регистрации. Если религиозная организация занимается коммерческой деятельностью, связанной с извлечением прибыли, она регистрируется как коммерческая компания.        

В Великобритании отсутствует конституция, а также  закон, обеспечивающий свободу религий. Этим государством подписаны международные соглашения, гарантирующие свободу вероисповеданий, такие, как Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и Международный пакт о гражданских и политических правах.

       В Великобритании  при взаимодействии власти и религии, с одной стороны, наблюдается возрастающий плюрализм, усиление веротерпимости, с другой стороны,  утрачиваются государственной англиканской церковью особые привилегии, что постепенно приводит к секуляризации общества. Необходимо  учесть, что особенностью проблемы соотношения закона и судебной практики является специфический характер, согласно которому, закон может отменить прецедент, а при коллизии закона и прецедента приоритет отдается закону.

       В Швеции, несмотря на провозглашение свободы вероисповедания, долгое время лютеранская  церковь имела статус государственной. Традиционные связи между шведской церковью и государством определялись тремя основными положениями:

граждане становились членами Церкви Швеции (лютеранской) с рождения автоматически, если хотя бы  один из родителей являлся ее членом (позднее членство в церкви связывается с обрядом крещения или подачей прошения о принятии в церковь); 

церковный налог с дохода каждого гражданина взимался наряду с местными налогами;

государство могло вмешиваться во внутренние дела церкви, а лютеранская церковь являлась каналом передачи государственных предписаний  шведскому народу.

Реформы 80-90-х годов ХХ века, направленные на демократизацию Шведской церкви, подготовили принятие решения о принципиальном изменении шведского законодательства, провозгласившего  отделение церкви от государства с 1 января 2000 г., но Шведская церковь продолжает занимать в правовой сфере страны особое положение и имеет определенные привилегии по сравнению со всеми иными религиозными объединениями.

Италия относится к романо-германской правовой системе, большинство населения исповедуют католицизм.  Конституция Итальянской Республики 1948 г. гарантирует религиозную свободу каждому независимо от вероисповедной принадлежности. В Италии церковь отделена от государства, но основы вероисповедной политики содержатся в ее Конституции.

Отношения государства и религиозных объединений представляют собой систему, при которой в правовом поле юридическое положение религиозных объединений строго дифференцируется. Взаимодействия государства с крупнейшими религиозными структурами осуществляется на основе конкордата, который имеет силу, сопоставимую с ратифицированным международным договором и специальными соглашениями. Система конкордата превращает субъектов правоотношений в договаривающиеся стороны. С какими именно религиозными объединениями будет подписано соглашение, определяет государство. Государство оставляет за собой право решать вопросы о степени дифференциации религиозных объединений. Просматривается и следующая закономерность: чем больше прав, льгот и привилегий получает та или иная конфессия, тем более жесткому контролю подвергается ее деятельность со стороны власти.

В Италии 80-90-е годы ХХ в. происходили изменения, ориентированные на постепенный отказ от утверждения исключительного положения католической церкви, постепенно расширяется сотрудничество государства с некатолическими религиозными направлениями, распространение на крупнейшие из них возможности заключения конкордата свидетельствует о поступательном процессе последовательной демократизации в этой сфере.

Правовая модель взаимоотношений государства и религиозных объединений показывает, что законодательно закрепленное привилегированное положение одной церкви не обязательно предполагает ее полное или частичное подчинение государству. При этом привилегированная церковь не может влиять на решения государства в вопросах формирования внутренней политики по отношению к другим религиям или использовать государство в борьбе с религиозными конкурентами.        

Во втором параграфе «Исламская государственно-правовая модель и ее особенности   рассматриваются мусульманское право и его источники; правовые системы взаимоотношений государства и религиозных объединений в странах традиционного распространения ислама (Алжир, Египет, Иран, Ирак, Малайзия, Пакистан, Саудовская Аравия, Турция, Индонезия); ислам в сфере российского законодательства.

Исламская модель тесно связана с мусульманским правом, которое относится к системе религиозно-традиционного права, где определяющую роль играет религия (право и религия переплетаются). Мусульманское право это система норм, выраженных в религиозной форме и основанных на исламе. Источниками мусульманского права являются: Коран (основной источник права); Сунна; кияс (рассуждения в области права по аналогии); Фирман (указы, распоряжения халифов), канун (законы), урф (правовые обычаи, сложившиеся в арабском обществе).

Структура права в исламе имеет особенности. Классификация отраслей права не имеет завершенной формы. Правовые нормы подразделяются по основным отраслям:

- право личного статуса (содержит предписания относительно правоограничений, брака, развода, родства, материального обеспечения семьи, воспитания детей, завещания, наследования по закону, опеки и попечительства);

- уголовное право (содержит классификацию правонарушений и преступлений, а также полагающихся за них наказаний);

- мусульманское гражданское право (регулирует имущественные и обязательственные  правоотношения мусульман).

Принципы  и нормы судопроизводства обозначены судебным правом. Особенности судопроизводства состоят в том, что универсальной санкцией за нарушение закона является грех, угроза быть проклятым, оказаться в «убытке», лишиться покровительства Аллаха; суд вершится от имени Аллаха; мусульманские судьи руководствуются преимущественно религиозным канонами, а не иными источниками права, включая законы; возможность использования соглашений и обычаев в мусульманском праве; осуществляя правосудие, судьи обращаются к книгам, написанными в разные годы авторитетными юристами и учеными-богословами.

Особенностью структуры мусульманского права является то, что выводы одной школы, содержащиеся в канонических трудах юристов, признавались и признаются в равной степени действительными, хотя могут противоречить друг другу.

В исламе государство в лице монарха или парламента не может творить право, т.е. издавать законы.

Существуют различные  подходы  к проблемам исламской государственности. В мусульманской социально-правовой доктрине отмечены направления, различающиеся по вопросам толкования государственно-правовых институтов.  В диссертационной работе рассмотрена государственная правовая концепция суннитов и шиитов. Речь идет о разных концепциях власти, а также о принципах реализации властных норм.

Официальный статус мусульманского права выше в тех государствах, где за ним юридически закреплен статус основы государственного законодательства. Такое положение содержится в конституциях Кувейта, Сирии, АРЕ, ОАЭ, Пакистана, Иран и др. Шариат – основа законодательства в Саудовской Аравии, где конституция отсутствует. Конституции ряда других стран включают некоторые нормы власти и управления, связанные с исламом. Среди них – исключение возможности занимать пост главы государства немусульманину, а в отдельных случаях – пост главы государства не может занимать человек, родители которого не были мусульманами.

В диссертационной работе обозначена позиция ислама по отношению к правам человека на основе Исламской Декларации прав человека (2006 г.). Исламская правовая доктрина требует закрепления за исламом и шариатом единого законодательства. Свободная от религии юриспруденция неприемлема для мусульманства. Исламские страны сталкиваются с проблемами  по отношению к правам  человека, исламские организации создали собственные правовые документы, в основе которых лежат положения Всеобщей декларации прав человека. Тем самым сделаны попытки доказать, что понятие прав человека не чуждо исламскому обществу и права глубоко укоренены в принципах Корана.

Отношения государственных и религиозных структур в правовых системах стран традиционного распространения ислама разнообразны. В работе проведен сравнительно-правовой анализ  этих отношений в разных государствах.

Конституция Алжира, в отличие от многих конституций исламских государств, разрешает переход от мусульманства в другие религии. Но общественное мнение вынуждает лиц, которые хотят сменить мусульманское вероисповедание, скрывать это обстоятельство. Исламские радикальные группировки пытаются  свергнуть правительство и установить в Алжире исламский режим.

  Правительство Египта требует от каждого гражданина иметь при себе удостоверение личности с указанием вероисповедания, а также запрещает выход из мусульманского вероисповедания и прозелитизм среди немусульман. Согласно исламскому праву вышедшие из ислама считаются юридически «мертвыми». В связи с тем, что ислам – государственная религия, немусульмане служат объектом  социально-экономической дискриминации, основанной на религиозном статусе. Правительство требует обязательного исламского образования, не допуская приема на работу в государственные школы  христианских учителей.

  В Иране  отношение к немусульманам определяется, исходя из традиционных исламских принципов. В Иране законодательно закреплено положение об обязательном соответствии шариату всех принимаемых законов. Политика Ирана направлена на исламизацию всех сфер общества. 

В Малайзии с 80-х годов ХХ в. правительство проводит кампанию исламизации страны, чтобы изменить статус этой страны как светского государства.

Исламская Республика Пакистан отвергает принцип секулярного государства. Юридическая и культурная дискриминация религиозных меньшинств, враждебное отношение к немусульманам является распространенной в широких слоях общества и является нормой навязанной правительством  Пакистана моделью поведения.

В Саудовской Аравии  правовое регулирование отношений между государством и исламскими организациями основано на шариате, верховный судья (кади) возглавляет Департамент по делам паломников и вакуфов. Королевство отказывается ратифицировать многие международные соглашения по правам человека. Поэтому  в Саудовской Аравии нарушаются права немусульман и религиозных меньшинств.

Республика Турция – демократическое, светское, социально-правовое государство.  Основной закон страны провозглашает отделение мусульманских организаций от государства и запрещает им вмешиваться в светские дела.  Однако роль ислама в общественно-политической жизни страны продолжает усиливаться в последние десятилетия.

Итак, исламская государственно-правовая модель представляет совокупность правовых систем, где влияние мусульманской религии распространятся на все стороны общественной жизни.  Отличительными чертами исламских правовых систем являются следующие: во-первых, религиозно-правовые принципы, содержащиеся в священных книгах мусульман – один из главных источников права;  во-вторых, в ряде стран имеет место дуализм правовой системы: кодифицированного права и исламских религиозно-нравственных принципов.

К особенностям правовой системы стран мусульманского мира относятся признание религиозного происхождения права; переплетение юридических норм с религиозными корнями, нравственностью и обычаями; вторичное значение нормативно-правовых норм и незначительная роль судебной практики; авторитет мусульманских доктрин и произведений ученых-юристов и мусульманских деятелей; приоритет не прав и свобод человека, а обязанностей, соблюдение запретов. Политика властей благоприятствует исламу, как в качестве государственной религии, так и в качестве официального вероисповедания большинства граждан той или иной страны. Это расценивается как политика укрепления традиционных основ государства и выработка «иммунитета»  против западного «разлагающего влияния». Важным воздействием мусульманского права на государственно-правовую систему является наличие в конституциях положения «верности исламскому наследию». Государству и власти придается ореол «законности» традиционно настроенным мусульманским населением.

Мусульманские теоретики полагают, что Всемирная исламская лига, объединяющая более 50 стран с миллиардным населением, является основой для создания  исламского государства, не признающего границ между мусульманскими странами. В основе исламской доктрины – идея единства духовной и светской власти, религии и государства. Поэтому в мусульманских странах (в том числе и «исламских» республиках Российской Федерации) имеет место стремление мусульман жить в исламском государстве.

В третьем параграфе – «Иудейская государственно-правовая модель рассмотрены иудейское право (история и современность); особенности регулирования правовых отношений государства и религиозных объединений в Израиле; место иудаизма в правовой системе Российского государства.

Иудейская государственно-правовая модель основана на  иудаизме – своде законов, регламентирующих практически все стороны жизни. По мнению иудеев, иудаизм является законом. В диссертации рассмотрены особенности и черты иудейского права.

Во-первых, эволюция иудейского права имела противоречивый характер по сравнению с другими религиозными правовыми системами, сопровождалась многочисленными изменениями и неоднозначными толкованиями норм и принципов соотносительно с духом того или иного исторического периода.

Во-вторых, следует отметить императивный характер иудейского права и преобладание в его системе прямых запретов, требований, всякого рода ограничений и обязанностей по сравнению с правами и свободами субъектов иудейского права.

В-третьих, многофункциональный характер иудейского права, который проявляется в его регулятивных, воспитательных и других функциях, связанных с формированием еврейского сообщества. Тем самым поддерживается на протяжении веков духовно-нравственное и религиозное единение общества.

В-четвертых, ограниченный характер прямого регулятивного воздействия иудейского права на израильское общество и распространение его на евреев, проживающих на территории других иностранных государств.

Иудейское право считается в формально-юридическом плане светским правом, интегрирующим в себе нормы светского законодательства и нормы религиозного иудейского права. Главным принципом, лежащим в основе взаимоотношений государства и религии, является принцип неотделения религии от государства. Законы используются как для придания нормативного статуса религиозным институтам, так и для соблюдения религиозных постулатов, что негативно отражается на правах человека в сфере свободы совести и вероисповедания.

В современном мире иудейское право относится к одной из древних религиозных правовых систем, оно оказало влияние на правовую культуру многих народов, на правовую теорию и правоприменительную практику. Без понимания сущности и содержания иудейского права, его социальной роли и значения в жизни древнего еврейского общества невозможно понять современное израильское право, в особенности семейное, которое развивалось на основе многовековых исторических, религиозных, национальных и социальных традиций.

В четвертом параграфе «Правовое регулирование в сфере отношений государства и религиозных объединений стран Дальнего Востока и Азии» рассматриваются  буддийская идеология и право; правовой опыт взаимоотношений государства и религиозных структур в странах Дальнего Востока и Азии на примере Монголии, Таиланда, Шри-Ланки, Японии, Южной Кореи и КНР.

Концепция буддизма о государстве и власти во многом отличается в странах распространения тхеравады (Лаос, Шри-Ланка, Таиланд), в которых буддизм играет существенную роль, являясь государственной религией и идеологией (несмотря на то, что согласно конституциям этих стран буддизм отделен от государства). В странах распространения махаяны буддизм делит сферы своего влияния с другими религиями (в Китае с конфуцианством, в Японии с синтоизмом).

Существует два основных буддийских способа легитимации властных отношений: рационально-этический и иррационально-милленаристский. При рационально-этическом способе буддизм является идеологией порядка и стабильности государства, а при иррационально-милленаристском при определенных обстоятельствах вырабатывается идеология протеста. На практике оба способа тесно переплетаются

Взаимоотношения между государством и буддийскими объединениями обусловлены двумя факторами: социально-экономическим и идеологическим. Догматические положения буддизма доказывают правомерность союза с государством и претендуют на роль духовного руководителя общества (учение о теократическом государстве).

За время своего существования буддизм укоренился в азиатских странах и оказал огромное влияние на общество, формы социального поведения, этнической психологии, воздействовал на общественные структуры и процессы в странах Южной, Юго-Восточной, Восточной и Центральной Азии и продолжает влиять на государственную жизнь. Во многих странах буддизм является государственной религией, а в Лаосе, Камбодже и Таиланде главы государств осуществляют руководство буддийской сангхи.

Особое внимание уделено китайскому праву. Одни ученые относят его к системе религиозно-традиционного права, а другие к системе социалистического права. Внешне китайское право европеизировалось и вошло в правовые системы, основанные на римском праве. Но при этом продолжали существовать традиционные понятия. Имеется в виду конфуцианство, соблюдение ритов (правил), предписываемых обычаями.

Итак, религиозный плюрализм существует в большинстве стран Дальнего Востока и Азии как некий внутренний базис, заложенный многовековой социокультурной традицией, преломляясь, но существуя даже в политической идеологии коммунистического Китая. Искажение религиозного плюрализма является основным показателем в шкале ценностей международных стандартов свободы совести.

Комитет ООН по правам человека, который более строго подходит к оценкам гражданских и политических свобод, отмечает в реальной государственной политике стран Дальнего Востока немало несоответствий Международному пакту о гражданских и политических правах. Комитет ООН по правам человека, например, неоднократно напоминал правительству Южной Кореи о применении Закона о национальной безопасности, в соответствии с которым задержанию и аресту подвергались христианские священники протестантских и католических миссий.

Критерии религиозной свободы достаточно сложны для вынесения однозначных оценок. Поэтому даны качественные характеристики реалиям религиозного плюрализма в каждой отдельной стране буддийского мира, в том числе и в современной России.

        В пятом параграфе «Индусская правовая система отношений государства и религиозных объединений» рассмотрены соотношение индуизма и права;  определено влияние индусского права на взаимоотношения государства и религиозных общин в правовой системе Индии; раскрыты новые религиозные движения индуистского направления в современной России, Европе и США.

Индусское право составляет часть религиозно-правовой семьи и относится к древнейшим системам в мире.  Варно-кастовая социальная структура воздействовала на организацию власти, а политико-правовая система в Индии возникла и развивалась под влиянием религиозных представлений брахманизма, индуизма, ислама и буддизма. Право современной Индии представляет собой сложный правовой феномен со  следующими чертами:

а) расщепленный характер права, связанный с одновременным функционированием нескольких правовых укладов: традиционного права, прецедентного права, религиозного права (индусского и мусульманского);

б) партикулярный характер права, ориентированный на местные обычаи, традиции и ритуалы;

в) эклектичность смешение различных правовых идеологий (либеральной, социалистической, религиозной) и правовых укладов в так называемом «территориальном индийском праве», применяющемся ко всем гражданам Индии;

г) декларативность отрыв официального законодательства от социальной реальности.

Конституция Индии (ст. 44) предусматривает издание единого Гражданского кодекса для всех граждан, но модернизация касалась лишь индусского права. Камнем преткновения является право личного статуса, которое различно для разных каст.

Современное государство Индия живет в сложной системе, где касты играют определенную роль. Результатом кодификации индусского права стал кодекс, включающий три части: первая часть Закон о браке, вторая часть Закон о несовершеннолетних и об опеке, третья часть Закон о наследовании (1953—1956). Современное развитие правовой системы Индии состоит в стремлении сменить религиозное право западной концепцией светского права.

Индуизм  является существенной частью правовой системы современного государства Индии и  некоторых других стран.

Таким образом,  в мировом сообществе существуют общеправовые тенденции. В сфере правового регулирования отношений государства и религиозных объединений наблюдается общая тенденция к секуляризации общества. В общественной жизни стран романо-германской, англо-саксонской правовых систем и даже теологической постепенно усиливается процесс секуляризации. Религиозное сознание заменяется светским, религия становится частным делом каждого гражданина, приобретает автономию от государства. Другая тенденция секуляризации ослабление влияния религии на общественную жизнь. Секулярные тенденции проявляются также в деятельности самих религий, в их поглощенности мирскими проблемами.

В третьей главе «Современная секулярная система отношений государства и религиозных объединений: сравнительно-правовая характеристика светских государств Европы и США» дана сравнительная характеристика светских государств и равенство религиозных объединений, анализируются  государственно-конфессиональные отношения в странах Восточной и Западной Европы, США, странах СНГ и Балтии, раскрывается социально-правовой статус религиозных объединений на современном этапе в секулярных правовых системах.

В первом параграфе «Характеристика взаимоотношений государства и религиозных объединений в Западной и Восточной Европе» рассматриваются общая характеристика правоотношений государства и религиозных объединений в Западной и Восточной Европе и их особенности. Проанализированы законодательные основы и опыт построения отношений государства и религиозных объединений в европейских странах. В современных конституциях и законодательствах  о свободе совести европейских стран вероисповедная проблематика представляется по-разному.

Основываясь на международных документах по вопросам свободы совести, вероисповедания и деятельности религиозных объединений, конституции, законы и нормативные акты восточноевропейских  государств отмечают, что право на свободу мысли и убеждений выражается в свободе на выбор и принятие религии или других, в том числе и нерелигиозных, убеждений, а также публичное их выражение; образование религиозных объединений и обретение ими прав юридического лица; отправление культа индивидуально или совместно с другими лицами, частным образом или публично, а также создание в этих целях сакральных объектов; образование и деятельность религиозно-гуманитарных и благотворительных учреждений; производство и распространение необходимой для удовлетворения нужд верующих литературы и предметов культа; самостоятельное ведение религиозными общинами своих дел, т.е. без вмешательства государства; религиозное или нерелигиозное образование и воспитание детей; получение добровольной финансовой помощи от юридических и физических лиц; подготовку священнослужителей и руководителей общин; установление и поддержание контактов с единоверцами и представителями иных конфессий в своих странах и на международном уровне. 

Подмена права идеологическими постулатами приводила к неправовым действиям  государственных органов по отношению к религиозным объединениям и верующим.  В целях недопущения повторения подобной ситуации многие современные восточноевропейские государства включили в новые конституции и законодательство о свободе совести  принцип деидеологизации государства и понятие «неидеологическое государство». Идея такого государства выражается в конституционном запрете какой-либо государственной идеологии.

Отношения государства и религиозных объединений в Европе проявляются различным образом, но имеют общие черты:  нейтральное отношение государства к религиозным субъектам; предпочтение одной религии; ограничение государственного вмешательства в дела религиозных субъектов действиями по установлению основных правил.

Тот же самый образец можно обнаружить в структуре международных и конституционных юридических положений, касающихся религиозной свободы  отношений государства и религиозных объединений в Западной Европе.

Эти положения гарантируют беспристрастное отношение со стороны властей, так как должностные лица обязаны уважать право гражданина следовать любой религии и быть защищенным от дискриминации, основанной на отношении к религии. Таким образом, защищается автономия религиозных организаций.

В Европе остро встают проблемы с распространением новых религиозных культов. Это создает неспокойную обстановку во взаимоотношениях новых религиозных движений (НРД) и государства. На основе изучения новых методов привлечения верующих и возрастающего финансового могущества определенных религиозных групп  был сделан вывод о необходимости принятия мер, препятствующих количественному и качественному росту НРД.

Законодательство европейских стран, в котором отражена концепция свободы вероисповедания, едино в том, что эта свобода не может быть абсолютной. Законодательством определены следующие ограничения  свободы совести: ограничения, защищающие права подрастающего поколения (свобода выбора вероисповедания предоставляется только по достижении определенного возраста, который гарантирует умственную и нравственную зрелость); отправление культа, обряда или церемонии вне богослужебных зданий (на молитвенные собрания распространяются законоположения о публичных собраниях, введенные в интересах общественной безопасности); государство устанавливает порядок образования религиозных обществ и контролирует их деятельность. Если вероучения противоречат нравственности и законам, а богослужение и молитвенные собрания влекут за собой нарушение общественного порядка и интересов государства, то государство может не допускать деятельности таких религиозных организаций.

Взаимоотношения государства и религиозных объединений в странах  Европы строятся по следующим  основным принципам:

- деятельность новых религиозных движений находится под контролем государственных органов, научных учреждений, общественности и СМИ;

- государство конституционно-правовым способом поощряет  деятельность традиционных конфессий и разрабатывает систему мер, ограничивающих деятельность новых религиозных движений;

- во многих странах Европы разработаны государственные программы изучения религиозных движений, что позволяет регулировать их деятельность, а также препятствовать появлению новых культов.

Во втором параграфе «Особенности правового регулирования отношений государства и религиозных объединений в странах СНГ и Балтии» рассматриваются право граждан на свободу совести и вероисповедания, правовой статус религиозных организаций после объявления независимости после принятия во всех странах СНГ и Балтии конституций, новых законов, закрепивших смену приоритетов в этой сфере общественной жизни.

Делается вывод о коренной перестройке указанных отношений. Религиозные объединения во многих странах СНГ отделены от государства, а законодательство не определяет какой-либо приоритетной конфессии. В странах СНГ школа отделена от церкви. Государственная система образования в них носит светский характер.

Страны СНГ и Балтии, несмотря на значительную религиозность, являются в  значительной степени секуляризированными странами. В странах СНГ и Балтии определены приоритетные направления государственной политики  в сфере  отношений государства и религиозных объединений:

обеспечение конституционного положения об отделении государства и школы от церкви, равноправие всех действующих конфессий и право граждан на свободу совести;

содействие религиозным организациям в реализации их уставных задач, участии церкви в служении, имеющем социальное значение.

В третьем параграфе «Законодательная политика США в сфере отношений государства и  религиозных объединений» рассматривается  своеобразие законодательной политики  США по регулированию государственно-конфессиональной сферы. США относится к англо-саксонской правовой системе, или к семье «общего права». Американское законодательство и практика его применения  имеет ряд положительных черт, но и не является безупречным. При всей слаженности и четкости в работе государственного контроля за деятельностью религиозных объединений и строгости закона существуют религиозные структуры тоталитарного характера, основой их деятельности является удовлетворение властных потребностей лидеров, их финансовых и политических амбиций. Известны случаи, когда закон и неправильные действия чиновников и правоохранительных структур США приводили к кровавым столкновениям, а также к массовому суициду последователей некоторых религиозных объединений, таких, как «Народный храм», «Ветвь Давида».

Концепции «миссианского смирения» и «американской исключительности» не только стали идейными источниками акта «О международной свободе вероисповедания», но и нашли в нем свое практическое воплощение, несмотря на то, что в США нет национального закона о свободе совести. Указанный акт является удобным прикрытием, которое позволяет США  расширять сферы своего влияния, присвоив себе право вмешиваться во внутренние дела суверенных государств. Тем самым показывается, что религиозный фактор влияет на состояние и характер взаимодействия религии с обществом, государственной властью, нациями и играет заметную роль в политике.

Глава четвертая «Реализация принципа светскости государства в законодательстве Российской Федерации о свободе совести и религиозных объединениях» содержит анализ государственного регулирования свободы совести и свободы вероисповедания в современной России; особенности проявления экстремизма на религиозной основе в Российской Федерации; предлагается авторская Правовая концепция отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации.

В первом параграфе «Свобода совести и свобода  вероисповедания в Российской Федерации на основе принципа светскости государства» специально подчеркивается и раскрывается многоконфессиональность  Российского государства. В силу этого возникает необходимость формирования государственной политики при соблюдении конституционных принципов светского государства, равенства религиозных объединений перед законом, что является возможным только при координации деятельности различных органов власти и местного самоуправления. Эта проблема может быть решена при наличии специального уполномоченного федерального органа. Потребность в нем существует, так как такой орган может быть «заслоном» на пути религиозных экстремистов и может защищать права верующих, пресекать злоупотребления региональных чиновников, одновременно выполняя аналитическую и координирующую работу.

Совершенствование отношений государства и религиозных объединений для развития политики в сфере свободы совести в Российской Федерации должно развиваться по следующим направлениям.

1. Введение в научный оборот понятия «религиозная свобода», «конституционное право на свободу совести» (как части конституционного права).

2. Учет позиций религиозных объединений при подготовке нормативно-правовых актов, а также привлечение представителей религиозных объединений к участию в их разработке. Отделение религиозных объединений от государства предполагает, что они не подменяют органы государственной власти и муниципального управления, не вмешиваются в их деятельность, но вправе участвовать в общественной жизни.

3. Создание специального государственного органа с целью координации государственной политики в области свободы совести (в настоящее время ни один федеральный орган исполнительной власти не занимается планомерным проведением положений закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в жизнь, не разрабатывает стратегию государственно-религиозных отношений).

4. Обеспечение возможности реализации гражданами международно-признанного права на получение религиозного образования совместно с образовательными структурами религиозных объединений.

5. Усиление мер по противодействию религиозному экстремизму. Сохранение и упрочение межрелигиозного мира и согласия в обществе не может быть достигнуто только путем ужесточения карающих механизмов и введения повсеместного контроля. Одним из наиболее продуктивных путей противодействия экстремизму является взаимодействие  государства с  религиозными объединениями в различных сферах, прежде всего, в области образования и воспитания.

6. Продолжение практики заключения договоров между государством и религиозными объединениями в рамках кооперационной модели государственной политики в области свободы совести. При этом имеется в виду, что сотрудничество государства и религиозных объединений в социально-экономической сфере предполагает решение финансовых вопросов.

7. Усиление внимания органов исполнительной власти к религиозной сфере. У каждой из этих государственных структур свои функции и полномочия, которые должны осуществляться в рамках строгой законности.

8. Полное исключение противоречий, коллизий юридических и религиозных  норм в жизни общества.

Таким образом делается вывод о том, что требуется совершенствование российского законодательства и приведение его в соответствие с международно-правовыми нормами, в том числе законодательства, касающегося отношений государства и религиозных объединений, учитывая позитивный опыт, накопленный европейскими  государствами.

Во втором параграфе «Особенности проявления экстремизма на религиозной основе» рассматриваются особенности российского экстремизм на религиозной основе. При этом наиболее активно стал использоваться термин  «религиозный экстремизм». Существование различных подходов к толкованию данного явления приводит к необходимости изучения этого феномена. Проведение судебной экспертизы дает возможность увеличить эффективность расследования многих уголовных дел по вопросам религиозного экстремизма и терроризма в современной России.

       Практика показывает, что если склонять людей к следованию только одной мировоззренческой установке, то это ведет к конфронтации, конфликтам.

В третьем параграфе «Правовая концепция отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации» – обосновывается необходимость использования «Правовой концепции отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации» в современном российском обществе.

Выделяются следующие разделы:

1. Основные понятия в сфере  отношений государства и религиозных объединений.

2. Субъекты и объекты отношений государства и религиозных объединений.

3. Предмет регулирования правоотношений государства и религиозных объединений.

4. Сфера действия правовой концепции  отношений государства и религиозных объединений.

5. Цели  отношений государства и религиозных объединений.

6. Задачи правового регулирования отношений государства и религиозных объединений.

7.  Правовые средства реализации государственно-религиозной политики.

8. Правовые принципы. Законодательство о взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными объединениями.

9. Правовые гарантии свободы совести и  свободы вероисповедания:

       -конституционные гарантии;

       -правовые гарантии свободы совести и вероисповедания по европейской конвенции о защите прав человека.

10. Методологические подходы в  сфере правовых отношений государства и религиозных объединений.

11. Конфессиональная политика современного российского общества.

12. Основные направления деятельности государства по преодолению религиозной вражды и экстремизма.

13. Основные направления судебной религиоведческой экспертизы.

14. Отношения государства с религиозными объединениями и группами.

Таким образом, во-первых, существуют два параллельных, взаимосвязанных процесса, определяющих в конкретном государстве направления взаимодействия власти и религии. С одной стороны, наблюдается  усиление веротерпимости, связанное  с укреплением в сознании граждан понимания важности свободы совести и свободы вероисповедания, а также реализацией норм права регулирующих отношения государства и религиозных объединений на демократических принципах. С другой стороны, постепенная утрата государственной  церковью особых привилегий постепенно приводит к секуляризации общественного сознания.

Во-вторых, в обществе право не является единственным средством нормативного регулирования отношений государства и религиозных объединений, так как  многое зависит от религиозных обычаев и культурных традиций.  При этом социальная сущность, место и роль обычаев и традиций в развитии общества определяется конкретными историческими условиями страны.

В-третьих, равенство религий перед законом – это равенство требований закона по отношению ко всем религиозным организациям. Равноправие конфессий – это наделение их равным объемом прав и обязанностей. Поэтому при равенстве религий конфессии могут быть не равны между собой по своему правовому статусу. При решении вопроса о равноправии конфессий в их отношениях с органами государственной власти принципы свободы совести и свободы вероисповедания должны доминировать, но не быть абсолютными, так как и в настоящее время и в последующем права граждан на свободу совести и вероисповедания могут ограничиваться законом.

В-четвертых, одной из главных задач многих стран мира является определение  государственной правовой политики по отношению к новым религиозным движениям и технологиям их влияния на сознание граждан. Государства сдерживают активность новых религиозных движений путем применения правовых инструментов: 

- в монорелигиозных или авторитарных государствах для защиты политического строя и религиозной идеологии;

- в демократических странах – для защиты прав и свобод других граждан.

В-пятых, предложения о дополнении законодательства  Российской Федерации о свободе совести и о религиозных объединениях нормами, предполагающие:

- реализацию требований Федерального закона  «О свободе совести и о религиозных объединениях» в законодательстве субъектов Российской  Федерации и его более последовательное применение, направленное на преодоление дискриминации определенных религиозных объединений на региональном и местном уровнях;

- нормативное закрепление участия Минюста России в разрешении конфликтов религиозных объединений с органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления на досудебной стадии.

В-шестых, в современном российском государстве назрела необходимость разработки и внедрения «Правовой концепции отношений государства и религиозных объединений» для проведения более эффективной религиозной политики в стране. Обоснована и выдвинута авторская «Правовая Концепция отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации», которая основывается на том, что Россия является светским правовым государством, на конституционном праве каждого гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенстве перед законом независимо от отношения к религии и убеждений.

В-седьмых, для эффективного решения проблем при регулировании отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации требуется создание специального государственного органа по связям с религиозными объединениями в статусе федерального  исполнительного органа на принципах:

– вертикальной соподчиненности, объединяющей все субъекты Российской Федерации в единое правовое поле для реализации гарантированных конституцией прав на свободу совести и свободу вероисповедания;

– «прозрачности» деятельности этих структур, обусловленной принятием решений с участием  экспертного сообщества и представителей религиозных объединений.

  В заключении сформулированы основные теоретические выводы и практические предложения по оптимизации проблем при регулировании отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации, подчеркивается, что принципиальной особенностью становления современного гражданского общества в России является то, что оно происходит в условиях выбора страной демократического пути развития, при взаимодействии государства и религиозных объединений.

В идеале речь идет о формировании комплексной (триединой) модели взаимозависимого взаимодействия трех ведущих общественных структур: государства – религиозных объединений – верующего. В этой триаде каждый занимает свое особое место.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы

в следующих работах

Монографии

1. Володина Н.В. Православная русская икона: прошлое, настоящее, будущее: Монография [Текст] //Н.В.Володина. – Владимир, 1999. – 7,0 п.л.

2. Володина Н.В. Конституционно-правовые основы государственно-конфессиональных отношений: Монография [Текст] //Н.В.Володина. – М., 2000. – 9,0 п.л.

3. Володина Н.В. Организационно-правовые аспекты взаимоотношений государства и религиозных организаций в современной России: Монография [Текст] //Н.В.Володина. – Владимир, 2000. – 10,9 п.л. (Рец.: Ряховский В.В. Религия и право. 2001. № 4).

4. Володина Н.В. Взаимоотношения государства и религиозных объединений в современном обществе: отечественный и зарубежный опыт: Монография [Текст] //Н.В.Володина. – М., 2003. – 11,0 п.л. (Рец.: Залужный А.Г. Милиция. 2003. № 11).

5. Володина Н.В. Государственно-конфессиональные отношения: теоретико-правовой анализ: Монография [Текст] //Н.В.Володина. – М., 2005. – 19,0 п.л. ( Рец.: Бажанов С.В. Религия и право. 2006. № 1-2).

6. Володина Н.В. Правовая характеристика государственно-конфессиональных отношений светского государства: Монография [Текст] //Н.В.Володина. – М., 2007. – 10,0 п.л.

7. Володина Н.В. Правовые системы государственно-конфессиональных отношений: Монография [Текст] //Н.В.Володина. – М., 2009.  30,0 п.л. (Рец.: Маслова И.И. Современное право. 2010. № 6).

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК

Министерства образования и науки Российской Федерации

8. Володина Н.В., Кулиев И.О. Взаимоотношения государства и религиозных объединений (опыт России и Азербайджана): Статья [Текст] //Н.В.Володина, И.О.Кулиев  / Государство и право. 2002. № 9. – 1,0/0,5  п.л.

9. Володина Н.В., Кулиев И.О. Государственная политика в сфере взаимоотношений государства и органов местного самоуправления с религиозными объединениями: опыт России и Азербайджана): Статья [Текст] //Н.В.Володина, И.О.Кулиев / Конституционное и муниципальное право. 2002. № 2. – 1,2/0,6 п.л.

10. Володина Н.В. Ислам: проблемы идеологии, права и политики: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Социально-гуманитарные знания. 2002. № 6. – 0,8 п.л.

11. Володина Н.В. Проблемы сохранности и доступности культового искусства в современном российском обществе: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Государственная власть и местное самоуправление. 2003. № 1. – 1,0 п.л.

12. Володина Н.В. Роль культового искусства в духовной жизни современной России: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Социально-гуманитарные знания. 2003. № 1. – 0,8 п.л.

13. Володина Н.В. Государственное регулирование вопросов свободы совести: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Конституционное и муниципальное право. 2004. № 2. – 0,6 п.л.

14. Володина Н.В. Проблемы реализации конституционного права на свободу совести в демократическом российском обществе: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Конституционное и муниципальное право. 2004. № 4. – 0,6 п.л.

15. Володина Н.В. Теологическая система государства и права: системно-правовой анализ современной исламской модели: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Современное право.  2005. № 12. – 0,8 п.л.

16. Володина Н.В. Иудаизм и конфессиональная политика в Израиле: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Религия и право: Информационно-аналитический журнал. 2006. № 1-2 (39). –  0,6 п.л.

17. Володина Н.В. Иудейская государственно-правовая система (часть 1): Статья [Текст] //Н.В.Володина / Современное право. 2006. № 11. – 0,6 п.л.

18. Володина Н.В. Иудейская государственно-правовая система (часть 2): Статья [Текст] //Н.В.Володина / Современное право. 2006. № 12. – 0,6 п.л.

19. Володина Н.В. Регулирование отношений государства и религиозных объединений в Российской Федерации: конфликтные ситуации и судебная экспертиза: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Современное право. 2008. № 7. – 0,7 п.л.

20. Володина Н.В. Политико-правовая концепция государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Современное право. 2009. № 6. – 0,7 п.л.

Иные публикации

21. Володина Н.В. Наследие и наследники: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Религия и политика в современной России. 1997. № 2. – 1,0 п.л.

22. Володина Н.В. Проблемы сохранения и использования религиозных памятников культуры в современной России: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Государство, религия и церковь в России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень. 1998. № 1-2. – 0,9 п.л.

23. Володина Н.В. О сохранении культурного наследия в современном российском обществе: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Кубань: проблемы культуры и информации. 1997. № 1(8). – 0,6 п.л.

24. Володина Н.В., Перов А.В.  Есть ли будущее у философии? Статья [Текст] //Н.В.Володина, А.В.Перов //Философия и современность (теоретико-правовой аспект): Материалы Международной научно-практической конференции. – Владимир: ВЮИ, 1999. – 0,6/0,3 п.л.

25. Володина Н.В. Государственно-церковные отношения в России: опыт и проблемы (конституционно-правовой аспект): Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Правоохранительная деятельность в России и США: сравнительно-правовой анализ. – Владимир: ВЮИ, 1999. – 0,4 п.л.

26. Володина Н.В. Нормативно-правовая база в сфере взаимоотношений религиозных организаций и правоохранительных органов в современной России: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Психолого-педагогические вопросы служебно-боевой подготовки курсантов, слушателей образовательных учреждений правоохранительных органов: Материалы международной научно-практической конференции. – Владимир: ВЮИ, 2000. – 0,6 п.л.

27. Володина Н.В. Современное образование и нетрадиционные религии: проблемы обеспечения светского принципа: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Современные педагогические технологии и их использование в подготовке специалистов для уголовно-исполнительной системы и органов внутренних дел. – Владимир: ВЮИ, 2000. – 0,5 п.л.

28. Володина Н.В. Основные направления использования памятников истории и культуры: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Православие и культура: Материалы межвузовской научно-теоретической конференции – Краснодар: Научно-исследовательский центр КГУКИ, 2000. – 0,4 п.л.

29. Володина Н.В. Ответственность государства за достояние России: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Государство, религия и церковь в России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень. 2000. № 1-2. – 0,6 п.л.

30. Володина Н.В. Государственно-правовой аспект свободы совести и вероисповеданий в современной России: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Физическая и психологическая подготовка сотрудников правоохранительных органов России и Германии к действиям в экстремальных ситуациях: Материалы круглого стола. – Владимир: ВЮИ, 2000. – 0,4 п.л.

31. Володина Н.В.  Реформирование правовых основ и практическая реализация законодательных актов о свободе совести и вероисповедания на региональном уровне: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Запад и Восток: традиции, взаимодействия, новации: Материалы 3 Международной научной конференции. – Владимир: ВГПИ, 2000. – 0,3 п.л.

32. Володина Н.В. Государственно-правовое регулирование религиозных процессов в демократическом обществе: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Социально-гуманитарные науки  на рубеже ХХI века. Вып. 4. – М.: Московский пед. гос. ун-т, 2000. – 0,7 п.л.

33. Володина Н.В. Конституционно-правовой аспект обеспечения сохранности культового искусства в современном обществе: Статья [Текст] //Н.В.Володина // В сб.: Бренное и Вечное. Проблемы функционирования  и развития культуры: Всероссийская научная конференция. – Великий Новгород: Новгородский гос. ун-т им. Ярослава Мудрого, 2000. – 0,4 п.л.

34. Володина Н.В. Взаимоотношения государства и религиозных организаций в странах Восточной Европы: правовой аспект: Статья [Текст] //Н.В.Володина / ЮРИСТ. ПРАВОВЕД: Научно-теоретический и информационно-методический журнал. – Ростов-на-Дону: Ростовский юрид. ин-т МВД России. 2001. № 2. – 0,6 п.л.

35. Володина Н.В. Опыт государственно-религиозных отношений (для практического применения в законодательстве Российской Федерации): Статья [Текст] //Н.В.Володина / В сб.: История российской духовности: Материалы  двадцать второй Всероссийской заочной конференции. – СПб.: «НЕСТОР», 2001. – 0,5 п.л.

36. Володина Н.В. Государственно-правовая сфера взаимоотношений государства и религиозных объединений в Западной Европе: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Вестник: Научно-методический журнал/Владимирский гос. пед. ун-т. 2001. Вып. 6. – 0,4 п.л.

37. Володина Н.В.  Некоторые проблемы  правоприменительной практики в сфере свободы совести на уровне субъекта Федерации (Владимирская область): Статья [Текст] //Н.В.Володина / Государство. Религия. Церковь: Информационно-аналитический бюллетень. – М.: РАГС, 2001. – 0,6 п.л.

38. Володина Н.В. Взаимоотношения государства и религиозных объединений в России: Статья [Текст] //Н.В.Володина / В сб.: Современное состояние и перспективы развития социологических исследований проблем управления органами внутренних дел: Материалы методологического семинара. – М.: Академия управления МВД России, 2002. – 1,0 п.л.

39.  Володина Н.В. Взаимосвязь религиозного искусства и духовности в современном российском обществе: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.:  Многонациональная Россия: диалог религий и культур. Роль религиозных объединений в миротворческой деятельности, укреплении межрелигиозного согласия и дружбы народов:  Материалы «круглого стола». – М.: Готика, 2002. – 0,7 п.л. 

40. Володина Н.В. Особенности экстремизма на религиозной почве: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Безопасность Евразии: Журнал Личной, Национальной и Коллективной Безопасности. – М., 2002. № 3. – 0,9 п.л.

41. Володина Н.В. Экстремизм в исламской ауре: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Милиция. 2002.  № 12. – 0,6 п.л.

42. Володина Н.В.  Методические рекомендации по дисциплине «История политических и правовых учений»: Научно-практическое пособие. [Текст] //Н.В.Володина. – М.: Московская государственная технологическая академия, 2003. – 1,2 п.л.

43. Володина Н.В. Современные тенденции во взаимоотношениях государства и конфессий по обеспечению и сохранности и доступности произведений культового искусства: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Социально-экономическое развитие и международные отношения. – М.: «Научная перспектива», 2004. – 0,8 п.л.

44. Володина Н.В. О нарушении прав граждан сотрудниками милиции: Статья [Текст] //Н.В.Володина // Гражданский контроль за органами внутренних дел, теории, методологии, практики: Сборник статей. – М.: Академия управления МВД России, 2004. – 0,5 п.л.

45. Володина Н.В. Исламская государственно-правовая модель: история и современность: Статья [Текст] //Н.В.Володина // НАВИГУТ. Научный Альманах Высоких Гуманитарных Технологий. 2005, № 6 (27). – 1, 2 п.л.

46. Володина Н.В. Мусульманское право и его особенности: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Проблемы развития государства и права в современном российском обществе. Выпуск 4 /Многообразие процессов формирования правового государства в России. – М.: Московский университет МВД России, 2005. – 1, 0 п.л.

47. Володина Н.В. Государственно-конфессиональные отношения в сфере общественной безопасности и правопорядка: Статья [Текст] //Н.В.Володина // В кн.: Православие и правосознание в России: история и современность. – М., 2005. – 1, 0 п.л.

48. Володина Н.В. Актуальные проблемы современного экстремизма и терроризма на религиозной основе: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 2. – М., 2005. – 1,0 п.л.

49. Володина Н.В. Осмыслить и учесть (Государственно-конфессиональные отношения в Российской Федерации: взаимоотношения органов управления с религиозными объединениями): Статья [Текст] //Н.В.Володина // Федеральная власть. Общественно-политический журнал, № 2, сентябрь. – Ульяновск, 2006. – 0,6 п.л.

50. Володина Н.В. Государственно-конфессиональные отношения в современной России: религиозная свобода и консолидация общества: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Свобода религии, нравственность и ответственность в российском обществе. Заокский: «Источник жизни», 2006. – 0, 5 п.л.

51. Володина Н.В.  Государственное регулирование вопросов свободы совести: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Материалы семинара-совещания Государственной Думы РФ, Комитет по делам общественных и религиозных организаций. – Москва, 14 июня 2007 г. – 0,8 п.л.

52. Володина Н.В. Причины возникновения экстремизма и проблемы противодействия экстремистской деятельности: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Актуальные проблемы противодействия религиозно-политическому экстремизму: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Махачкала, 2007. – 0,8 п.л.

53. Professor Mrs. N. Volodina. Factor of Islam in Russia and Overseas.// Report to Copenhagen Conference on Religion in the 21-st Century. 2007 /Website www.teol.ku.dk.

54. Володина Н.В. Свободы совести в индуистских странах и влияние индусского права на формирование правовых  систем: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Свобода религии и права человека. – М., 2007. – 0,8 п.л.

55. Володина Н.В., Фоломеева Т.В. Экстремизм: современные вызовы и проблемы: Статья [Текст] //Н.В.Володина, Т.В.Фоломеева //Права человека в России и за рубежом:         Материалы научно-практической конференции. – М., 2007. – 1,0 п.л.

56. Володина Н.В. Государево око (Должна ли экспертиза быть независимой от государства?): Статья [Текст] //Н.В.Володина // НГ-РЕЛИГИИ, 2008, 6 августа.

57. Володина Н.В. Проявление экстремизма на религиозной основе как угроза национальной безопасности России: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Концептуальные проблемы национальной безопасности Российской Федерации. –  М., 2008. – 0,7 п.л.

58. Володина Н.В. Обеспечение национальной безопасности России в сфере регулирования государственно-конфессиональных отношений: конфликтная ситуация и судебная экспертиза: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Религиозная ситуация в ЮФО. Пути сотрудничества субъектов РФ в вопросах государственно-конфессиональных отношений. – Краснодар, 2008. – 0,6 п.л.

59. Володина Н.В. Экстремизм в Российской Федерации: особенности и пути преодоления: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Национальные интересы (Общинность - история и судьба России). 2009. № 3(62). – 0,8 п.л.

60. Володина Н.В. Причины  возникновения и механизмы финансирования религиозного экстремизма в современной России: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Актуальные проблемы реализации принципов свободы совести в современной России (Материалы научно-практических конференций» - Заокский: Источник жизни, 2009. – 0,9 п.л.

61. Володина Н.В. Актуальность проведения судебной экспертизы по вопросам преодоления экстремизма в современной России: Статья [Текст] //Н.В.Володина / Иппокрена (Беларусь). – Минск, 2009. № 2 (13). – 0,9 п.л.

62. Володина Н.В. Источники финансирования и механизмы предупреждения религиозного экстремизма в гражданско-правовой сфере: Статья [Текст] //Н.В.Володина /В сб.: Права человека в России и за рубежом: Материалы Второй Международной научно-практической конференции «Правовые средства обеспечения и защиты прав человека: российский и зарубежный опыт». – М.: Изд-во «Академия МНЭПУ», 2009. – 0,7 п.л.

63. Володина Н.В. Гражданско-правовые механизмы предупреждения экстремистской деятельности: Статья [Текст] //Н.В.Володина /Гражданское и гражданское процессуальное право в России и зарубежных странах: тенденции развития и перемены. Сборник статей. – М.: МАКС Пресс, 2010. – 0,6 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.