WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Васильев

Дмитрий Борисович

Теоретические и методологические основы ветеринарной герпетологии

Специальность: 16.00.02 патология, онкология и

морфология животных

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

МОСКВА 2007

Работа выполнена на кафедре незаразных болезней ГОУ ВПО Московский государственный университет прикладной биотехнологии и в отделе герпетологии ГУК «Московский зоопарк».

Научный консультант:         заслуженный деятель науки РФ, академик РАСХН,

доктор ветеринарных наук, профессор

Уша Борис Вениаминович                                

Официальные оппоненты:  доктор ветеринарных наук, профессор

Брагин Геннадий Иванович

доктор ветеринарных наук

Паршин Павел Андреевич

доктор биологических наук, профессор

Дроздов Николай Николаевич

       Ведущая организация:        ГОУ ВПО Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И.Скрябина.

Защита диссертации состоится « » 2007г. в  часов на заседании диссертационного совета Д – 212.149.03 при Московском государственном университете прикладной биотехнологии (109316, Москва,

ул. Талалихина, д. 33)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГУПБ.

Автореферат разослан « » 2007г.

Ученый секретарь

диссертационного совета д.в.н., профессор  Смирнова И.Р.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Болезни мелких и экзотических животных являются одной из важнейших проблем современной ветеринарии. Теоретические и методологические основы ветеринарной науки были разработаны ранее для большинства социально значимых категорий непродуктивных животных. При этом за рамками ветеринарной дисциплины остался целый класс наземных позвоночных – рептилий, не представлявших ранее актуального прикладного значения и выделявшихся значительными анатомо-физиологическими особенностями.

Однако в современной ситуации роль этой группы животных существенно возрастает. Разведение рептилий (герпетокультура) и содержание их в неволе в последние годы бурно развиваются в связи с проблемами сохранения биоразнообразия, а также использованием их как лабораторных животных и животных-компаньонов. При перемещении коммерческих партий этих животных требуется строгий контроль, мониторинг и прогнозирование эпизоотической ситуации. В условиях недостаточной изученности болезней рептилий, исследование этиологии и патогенеза заболеваний, имеющих зоонотический риск, является особенно актуальным. Контроль над зооторговлей предусматриварет не только введение ограничительных мер в странах-экспортерах и ужесточение контроля над ввозом/вывозом животных, но и максимальное ограничение изъятия животных из дикой природы и удовлетворение потребностей рынка за счет разведения рептилий. Роль зоокультуры сейчас возрастает и в сельскохозяйственном производстве. Фермы по разведению рептилий создаются за пределами тропического пояса - в Европе, США, Израиле, Японии и т.д. В последние годы рептилии занимали второе место после птиц на рынке экзотических животных. В России данные о ежегодном ввозе рептилий не публикуются, но по статистике США (D’Aoust et al., 1990; Glynn, 2001), в эту страну с 1994 года ввозят около 260-800 000 игуан ежегодно, и одновременно по стране содержится около 4,5 млн. рептилий.  В Москве в частном секторе содержится одновременно свыше 300 000 рептилий, в основном черепах (Васильев Д.Б., 1999). Большинство этих животных нуждается в квалифицированной ветеринарной помощи, что требует научно обоснованной программы подготовки специалистов соответствующего профиля.

В ветеринарии до последнего времени не существовало специального направления исследований, изучающего патологию рептилий. Соответственно, на сегодняшний день не разработаны теоретические подходы к изучению закономерностей развития патологических процессов, механизмов возникновения, течения и исхода внутренних болезней, этиологии и морфогенеза инфекционных и инвазионных процессов, хирургической патологии рептилий. Отсутствие теоретических основ не позволяло разработать целостную систему в методологии ветеринарной медицины рептилий. Из-за значительной специфики в биологии этой группы животных прямые экстраполяции опыта, накопленного в ветеринарии теплокровных, оказались неприемлемыми. Патогенез при многих заболеваниях рептилий совершенно не изучен. Не существует репрезентативного списка болезней рептилий, и многие нозологические единицы недостаточно обоснованы или являются формальной калькой, заимствованной из медицины или ветеринарии млекопитающих. Из-за несовершенства терминологии в научной литературе параллельно существуют термины из медицинской, ветеринарной и зоологической номенклатуры. Подавляющее большинство методов изучения патологии, разработанных в ветеринарии, не унифицированы и требуют модификаций для рептилий. Сегодня не существует ни одного лечебного препарата, специально аннотированного для рептилий. Большая часть зарубежной специальной литературы в этой области носит справочный характер или посвящена описанию частных случаев заболеваний. На русском языке выпущено лишь несколько переводных изданий, носящих прикладной характер (Ланде, Ярофке, 1999; Кирк, Бонагура, 2005) и единственная отечественная монография, посвященная исключительно болезням черепах (Васильев Д.Б., 1999). Не существует также ни одного учебника по ветеринарии рептилий или пособия, построенного по дидактическому принципу, что является препятствием для развития этого направления в ветеринарии, включая учебно-методический процесс и подготовку специалистов соответствующего профиля. В связи с этим возникает необходимость создания целостной системы теоретических подходов и методологических основ ветеринарной герпетологии как нового актуального направления ветеринарной науки.

Цель и задачи исследований. Целью работы явилась разработка теоретических основ и методологических подходов к изучению морфо-функциональных изменений при различных видах патологии рептилий и выявление самостоятельных нозологических форм заболеваний.

Исходя из целей исследования, были поставлены следующие задачи:

  • исследовать закономерности патологического процесса при развитии, течении и исходе внутренних незаразных болезней рептилий, таких как заболевания опорно-двигательного аппарата, желудочно-кишечного тракта, печени, урогенитальной сферы и др.;
  • изучить этиологию и патогенез метаболических болезней, таких как гипо- и гипервитаминозы, макро- и микроэлементозы и разработать научно обоснованную схему профилактики гиповитаминозов и нарушений минерального обмена;
  • изучить морфологический, функциональный и биохимический атипизм опухолей у рептилий;
  • проанализировать особенности клинико-анатомических проявлений инфекционных болезней, вызванных бактериями, грибами и простейшими;
  • изучить особенности течения патологического процесса при инвазионных болезнях рептилий и предложить эффективные и безопасные средства профилактики гельминтозов рептилий;
  • выявить особенности морфо-функциональных и клинико-анатомических изменений при хирургической патологии и разработать специфические для рептилий методы хирургических процедур;
  • модифицировать существующие в ветеринарии методы прижизненных и постмортальных исследований патологического процесса и терапевтические процедуры применительно к заболеваниям рептилий;
  • на основании обобщений и анализа закономерностей развития патологических процессов при заболеваниях разной этиологии выявить и классифицировать самостоятельные нозологические формы у рептилий.

Научная новизна. Впервые исследован патогенез и дана патоморфологическая характеристика заболеваний печени, почек, опорно-двигательного аппарата и нарушений минерального обмена рептилий. Предложена теория кальцифилаксической сенсибилизации при развитии нефропатий у игуановых ящериц и теория гиперурикемического патогенеза этих заболеваний у черепах. Разработаны методы дифференциальной диагностики сложных нозологических комплексов, таких как вторичный гиперпаратиреоидизм, остеопролиферативные заболевания, энтероколиты, кожные болезни и др. Впервые описаны такие новые для рептилий нозологические формы, как идиопатическая фиброзная остеодисплазия игуановых ящериц, оссифицирующий спондилит, идиопатический илеус у игуан, лептомонозный колит у хамелеонов, амилоидоз у кайманов, хондросаркома, паростальная саркома, липидно-гигантоклеточная опухоль, папиллярный рак щитовидной железы и злокачественная гемангиоперицитома у ящериц. Нами также впервые описана ганглионейробластома у хамелеона на основании электронномикроскопического и иммуногистохимического исследования, что позволило установить нейроэктодермальный гистогенез опухолей, ранее не отмеченный у рептилий. Впервые разработаны методологические основы исследования патологического процесса при заболеваниях рептилий. Предложен алгоритм общеклинического осмотра и сбора анамнеза. Разработаны методы фиброэндоскопического исследования ЖКТ ящериц, ультрасонографического мониторинга беременности у рептилий, пищеводного отведения при электрокардиографии у змей, контрастной рентгенографии у ящериц и черепах. Модифицированы применительно к рептилиям методы взятия и исследования мочи, крови, кала и костного мозга. Получены собственные серийные данные о большинстве лабораторных показателей мочи, кала и крови рептилий, позволяющие установить для них норму реакции и использовать в диагностике заболеваний. Впервые установлены пределы изменчивости для таких показателей крови ящериц, как триглицериды, ЛДГ, ГГТ и гормонов щитовидной железы. Изучение анатомических и клинико-морфологических особенностей при хирургической патологии рептилий впервые позволило рекомендовать оптимальные хирургические доступы при полостных операциях у ящериц, характеризующихся различным планом строения, и описать оригинальные методики оперативных вмешательств, таких как остеосинтез трубчатых костей у мелких ящериц, грудо-поясничная ламинэктомия и корподез, остеотомия с пластикой нижней челюсти у игуан, колотомия и колопексия, веномаденэктомия у аспидовых змей, ринопластика и др. Обоснованный и внедренный нами метод мануального эндотрахеального наркоза позволил значительно расширить возможности ветеринарных клиник, не имеющих соответствующего анестезиологического оборудования. Нами также разработаны методы катетеризации кровотока у ящериц и расчеты объема замещения, необходимые при проведении инфузионной терапии. Впервые на основе большого серийного материала проведен анализ бактериологического и гельминтозного статуса в крупных многовидовых ассоциациях рептилий зоопарков, выделено ядро основных патогенов при заболеваниях бактериальной и паразитарной этиологии.  На основании анализа показателей МИК90  предложены препараты выбора при эмпирической и специфической антимикробной терапии рептилий, разработаны новые терапевтические схемы лечения амебиаза, криптоспоридиоза, лептомоноза, гельминтозов ЖКТ и пентастомозов.

Практическая значимость. Полученные результаты явились основой для разработки научных и практических рекомендаций при исследовании этиопатогенеза  основных болезней рептилий. Методы клинической, лабораторной и инструментальной диагностики, модифицированные нами для рептилий, внедрены в практику ветеринарных клиник Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Калининграда, Ставрополя, Екатеринбурга и других городов, а также зоопарков СНГ- членов ЕАРАЗА. Опубликована и получила распространение оригинальная техника многих хирургических вмешательств. Для экстраполяции терапевтических схем предложен метод аллометрического скейлинга, что позволяет математически рассчитывать дозы химиопрепаратов,  ранее не применявшихся для рептилий. Разработанные нами рекомендации «Меры профилактики паразитарных болезней рептилий», одобренные Секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН, внедрены в практику зоопарков. Впервые разработаны совместно с ООО «Научно-внедренческий центр Агроветзащита С.-П.» и внедрены 4 препарата серии «Рептилайф», специально аннотированные для рептилий. Инструкции по применению препаратов утверждены Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору Минсельхоза России от 14.11.06г. «Рептилайф порошок» является витаминно-минеральной добавкой для обогащения рационов рептилий витаминами, макро- и микроэлементами (Регистрационный номер ПВР-2-4.6/01761). «Рептилайф-плюс» - лекарственное средство в форме суспензии для инъекций, предназначенное для лечения и профилактики нематодозов, цестодозов и пентастомозов у змей и ящериц (Регистрационный номер ПВР-2-4.6/01699). «Рептилайф-суспензия» - лекарственное средство для перорального применения, предназначенное для лечения и профилактики нематодозов и цестодозов у черепах, ящериц и змей (Регистрационный номер ПВР-2-4.6/01698). «Рептилайф мультивитаминный комплекс для инъекций» - лекарственное средство для профилактики и лечения гиповитаминозов и заболеваний, развивающихся на их фоне, у рептилий (Регистрационный номер ПВР-2-4.6/01780). Опубликованные результаты исследований используются в учебном процессе ряда отраслевых ВУЗов, а также в программах последипломного ветеринарного образования.

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы доложены и одобрены на секции «Инвазионные болезни животных» РАСХН (Москва, 1999); научных конференциях по проблемам гельминтологии и паразитологии ВИГИС (Москва, 1996,1997,1998,1999); Международной школе-семинаре ЕАРАЗА «Иммобилизация диких животных» (Санкт-Петербург, 1998); Всероссийской научно-практической конференции «Морфометрия в диагностике болезней» (Москва, 1999); Межрегиональной «Конференции по проблемам травматологии и онкологии мелких животных» (Москва, 1999);1-й Московской межрегиональной научной конференции «Животные в городе» (Москва, 1999); 7-й Международной конференции по проблемам ветеринарной медицины мелких домашних животных (Москва, 1999); Всероссийской конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины» (Санкт-Петербург, 2000); 3-й Международной конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе» (Персиановский, 2000); Всероссийском «Семинаре по болезням мелких домашних и экзотических животных» (Москва. 2001); 1-й Межрегиональной конференции «Проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных» (Казань, 2001); 4-й Межрегиональной конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных и лошадей на Северном Кавказе» (Ставрополь, 2001); Международной научной конференции ветеринарных врачей зоопарков AAZV (Вороново, 2001); Межрегиональной конференции «Здоровье животных – здоровье людей» (Нягань, 2002); Международной школе-семинаре ЕАРАЗА «Ветеринарные методы в герпетологических коллекциях зоопарков» (Москва, 2003); 3-й и 5-й Международной конференциях по проблемам ветеринарной безопасности (Москва, 2002, 2004);  7-м Международном симпозиуме «Pathology and Medicine of Reptiles and Amphibians» (Берлин, 2004); Международной школе-семинаре ЕАРАЗА «Вопросы кормления диких животных» (Москва, 2005);  IX, X, XI, XII, XIII Международном Московском ветеринарном конгрессе по болезням мелких домашних животных (Москва, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005); 1-м Международном ветеринарном фестивале (Сочи, 2006); 2-й Российско-американской конференции по болезням диких животных (Москва, 2007).

Основные положения, выносимые на защиту:

  • особенности клинико-диагностических методов для выявления патологии при внутренних незаразных болезнях рептилий;
  • патоморфологическая характеристика и нозологическая система болезней опорно-двигательного аппарата, пищеварительной, выделительной и половой систем рептилий;
  • этиопатогенез при нарушении обменных процессов у рептилий и клинико-морфологическая характеристика основных нозологических единиц;
  • специфичность и клинико-морфологическая характеристика опухолевых процессов у рептилий;
  • клинико-анатомические особенности при хирургической патологии рептилий;
  • особенности патоморфологических проявлений при основных инфекционных и инвазионных болезнях рептилий.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 53 научных работы, в том числе статьи в журналах «Ветеринария», «Ветеринарная патология», «Архив патологии», «Вопросы онкологии».

Структура и объем работы. Монография изложена на 480 страницах типографского текста (53 авторских листа), издана тиражом 1000 экземпляров, состоит из 5 глав. Работа иллюстрирована 149 цветными, 207 черно-белыми фотографиями, 43 рисунками и схемами, 54 таблицами. Список литературы приводится отдельно для каждой главы и суммарно включает 790 источников, в том числе, 747 иностранных.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Материал и методы исследований

Работа выполнена в 1988-2006 гг. на кафедре незаразных болезней ветеринарно-санитарного ф-та МГУПБ и в отделе герпетологии Московского зоопарка. Использованы данные клинического осмотра более 3400 особей 187 видов рептилий из коллекций Московского, Ленинградского зоопарков, Тульского зооэкзотариума, ферм по разведению рептилий Terraria Indonesia и CV-Prestasi (Индонезия); а также результаты 2800 копроскопических, 314 общеклинических и 684 биохимических исследований крови; 34 исследований костного мозга; 28 электрофоретограмм; 617 бактериологических и микологических исследований; 437 рентгенограмм, включая 64 контрастных; 417 ультрасонограмм; 83 эндоскопических исследований. Вскрыто 1027 рептилий, павших в Московском зоопарке, и более 800 особей из других организаций и частного сектора. Органы 297 особей 114 видов исследованы гистологически, верифицировано 47 случаев опухолей.

Диагностические мероприятия включали сбор анамнеза и клинический осмотр по оригинальному алгоритму, исследование мочи с помощью тест-полосок HEPTA PHAN, световой, фазово-контрастной и поляризационной микроскопии. Кровь брали в объеме до 0,7% от массы тела из вентральной или дорзальной хвостовой вены, ОКА крови проводили на анализаторе ABS Micros, подсчет клеток – в гемоцитометре по методу Natt, Herrick (1952). Биохимическое исследование сыворотки крови проводили на анализаторах Humolyzer Gunior (Human) по стандартным методикам, уровень гормонов щитовидной железы определяли иммуноферментным методом на анализаторе Humareader (Human). Цитологическое исследование аспиратов, пунктатов и мазков-отпечатков проводили методом световой микроскопии после окраски Diff Quick, RAL-555, PAS. Гельминтоовоскопию проводили методом флотации по Калантарян, копроскопические исследования и идентификацию протозойных паразитов по оригинальным модификациям, с использованием окрасок по Цилю-Нильсону, PAS, RAL-555, Trichrom. Микологические исследования проводили по стандартным методикам на базе лаборатории микозов ВГНКИ в соавторстве с к.б.н. М.Г. Маноян, бактериологические – на базе бактериологических центров 1-й ГКБ и инфекционной б-цы им. И.М.Боткина в соавторстве с к.м.н., В.И.Карабаком. Рентгенологические исследования проводили методами стандартной, контрастной и маммографической съемки на аппаратах Toshiba Porta 100, маммографической установке SENO 500T (GE). Ультрасонографию проводили на аппаратах Logic 100 PRO и Acuson-128 XP, с использованием линейных датчиков 7 и 7,5МГц и микроконвексного датчика 6,6МГц. Эндоскопическое исследование проводили с помощью лапароскопов Karl Stortz и Volf по рекомендациям Hernandez-Divers с соавторами (2004), фиброэндоскопию ЖКТ – с помощью бронхофиброскопа Olympus BF P40 по оригинальной модификации в соавторстве с к.м.н. О.А. Суриковой. Электрокардиографию проводили с помощью стандартного и оригинального пищеводного отведения на кардиографе Schiller AT-1 VET.

Патоморфологические исследования проводили на базе сектора патоморфологии ВНИИЭВ, отдела патологической анатомии опухолей человека РОНЦ РАМН, лаборатории развития нервной системы ИМЧ РАМН. Материал фиксировали в 10% буферном формалине, после выполнения стандартных гистологических процедур окрашивали гематоксилин-эозином, по Ван Гизону, Ван Косcа, PAS и исследовали на микроскопах ЛЮМАМ Р8,  Motic B1, Olympus BX 51. Для определения гистогенеза опухолей в отдельных случаях проводили иммуногистохимическое и электронномикроскопическое исследование в соавторстве с д.м.н., профессором, академиком  РАМН Ю.Н. Соловьевым.

Хирургические вмешательства проводили под эндотрахеальным наркозом изофлураном с использованием оригинального мануального метода или наркозного аппарата BME OX 86 TJ. Диагностическую и коррегирующую терапию болезней рептилий проводили по терапевтическим схемам, разработанным на основании анализа зарубежных литературных данных, клинических экспериментов и межвидовых экстраполяций по методу аллометрического скейлинга (Hainsworth, 1981; Sedgwick, 1986). Имеющийся цифровой материал был обработан методами вариационной статистики (Лакин С.Ф., 1990).

2.2 СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

2.2.1 Клиническая диагностика.

2.2.1.1 Анамнез.

Разработанный нами алгоритм сбора анамнеза включает вопросы о происхождении рептилии, поле и возрасте, времени существования в неволе, устройстве террариума, рационе и режиме кормлений, наличии и типе подкормок с оценкой поступления кальция (недельный дефицит, по нашим расчетам, составляет для растительноядных и насекомоядных видов 300-350 мг/кг) и др.

2.2.1.2 Общий осмотр и физикальное исследование.

Рекомендуемый нами протокол внешнего осмотра включает наблюдение за движением и позой незафиксированного животного, взвешивание и оценку соответствия  линейных размеров и массы тела (для среднеазиатских черепах выведенная нами формула соответствия М=0,3L3, где М-масса тела (г), L-длина (см), N=220), фиксацию животного, опасных рептилий фиксируют в соответствии с разработанным нами руководством для зоопарков (Васильев Д.Б. и др., 1997). Осмотр начинают с головы и заканчивают исследованием клоаки. Затем аускультируют легкие через влажную ткань, бимануально пальпируют  органы брюшной полости. Нами разработан метод пальпации почек, яичника, нисходящей ободочной кишки через шейку мочевого пузыря у видов соответствующего размера с развитым мочевым пузырем.

2.2.1.3 Лабораторная диагностика.

Исследование мочи. Согласно полученным нами данным, из-за особенностей строения почек рептилий клиническое значение имеют не все параметры, важные для теплокровных. Достоверно при заболеваниях почек и мочевого тракта изменяются следующие параметры: плотность мочи (1003-1012; при олигурии и после зимовки 1008-1017, параметр более постоянен у уреотеликов и уреоаммониотеликов); кислотность (рН 5,5-6,0 снижается при голодании, у активных растительноядных видов в норме повышается до 8,0-8,5); белок (в норме до 0,3 мг/л, при гломерулонефрите повышается до 1-3 мг/л); глюкоза (0-5 мг/л, повышается при кахексии, желточном перитоните, гепатоклеточном липидозе до 10 мг/л, до 20-50 мг/л при сахарном диабете). Уровень кетонов, кетоновых тел, билирубина, мочевины статистически достоверно не изменяется. Микроскопия нативного (фазовоконтрастная и поляризационная) или окрашенного (световая) мочевого осадка позволяет выявить лейкоцитурию  (до 8-10 клеток в п/зр) и гематурию, патогенную микрофлору и протистофауну, атипичные кристаллы (игольчатые и крупнокристаллические друзы уратов, оксалаты, струвиты, фосфаты кальция и магния).

Исследование крови.

Общеклинический анализ крови. На основании проведенной нами клинической оценки методов венепункции, кровь у рептилий брали в объеме 0,6-0,8% от массы тела, у змей, ящериц и водных черепах из вентральной хвостовой вены, у сухопутных черепах из дорзальной хвостовой и яремной вены, у крокодилов – из постзатылочного синуса. Для подсчета эритроцитов и лейкоцитов использовали одинаковое разведение реактивом, содержащим фиксатор и витальный краситель, после чего клетки вручную подсчитывали в гемоцитометре. Оказалось, что при использовании автоматизированных методов ядерные элементы одинакового размера подсчитываются как единый тип клеток, например, мелкие лейкоциты и тромбоциты, что, вероятно, определяет аномально завышенные данные об уровне лейкоцитов в крови рептилий, опубликованные в некоторых зарубежных источниках (Ланде, Ярофке, 1999; Ippen et al., 1985). В литературе предлагается несколько методов подсчета лейкоцитов, таких, как модификация с реактивом Тюрка (Васильев Д.Б., Балакина О.В., 1999), непрямой метод с флоксином В (Campbell, 1996), модификация метода Natt, Herrick, 1952 (Frye, 1991), метод Rees, Ecker (Lawton, Divers, 1999), подсчет лейкоцитов по мазку (LEVS, Fudge, 2000) и др. Сравнительный анализ показал, что наименьшую погрешность дает метод Натта-Херрика, использованный в данной работе. При приготовлении тонкого мазка мы не рекомендуем использовать любые антикоагулянты. Определение уровней гемоглобина, фибриногена и гематокритной величины проводили по стандартным методикам. Данные ОКА крови зеленых игуан приведены в таблице 1.

Общее количество эритроцитов (х 106/мкл)

1,41±0,59

Гемоглобин (г/дл)

4,46±1,04

Гематокритное число (%)

30,5±6,44

Фибриноген (мг/дл)

122±38

Общее количество лейкоцитов (х 103/мкл)

7,7±3,2

Гетерофилы (%)

41±13

Лимфоциты (%)

48±8

Моноциты (%)

3±1

Эозинофилы (%)

1±1

Базофилы (%)

4±3

Азурофилы (%)

15±7

Таблица 1.

Нормальные гематологические показатели, установленные для зеленых игуан (N=164)

Биохимическое исследование крови. Нами оценено влияние артефактов на результаты анализа. Выяснено, что при добавлении гепарина происходит диагностически значимое снижение уровня общего кальция (до 0,4-1,0 ммоль/л, р<0,05). На основании сравнительного анализа нами рекомендуется использовать сыворотку при определении показателей, характеризующих состояние почек (кальций, фосфор, общий белок, мочевая кислота), гепаринизированную кровь при определении параметров, характеризующих состояние печени (аминотрансферазы, ЛДГ, КФК, ГГТ) и ЭДТА при проведении электрофореза. Определение основных биохимических показателей крови рептилий проводили по стандартным методикам. Результаты исследования сыворотки крови зеленых игуан приведены в таблице 2.

Таблица 2.

Нормальные биохимические показатели крови игуан (N= 232)

Натрий (ммоль/л)

154,8±6,4

Калий (ммоль/л)

3,4±0,9

Хлор (ммоль/л)

124±4

Кальций (мг/дл)

(ммоль/л)

10,2±1,7

2,6±0,8 

Фосфор (мг/дл)

(ммоль/л)

6,5±1,8

2,1±0,6

Мочевая кислота (мг/дл)

(ммоль/л)

1,9±1,3

109±80

Креатинин (мг/дл)

(мкмоль/л)

0,17±0,07

16±7

Азот мочевины, BUN (мг/дл) 

(ммоль/л)

3,42±3,12

2,6±2,4

Глюкоза (мг/дл)

(ммль/л)

181±38

9,8±1,9

Общий белок (г/дл)

4,9±1,7

Альбумины (г/дл)

2,6±0,8

Глобулины (г/дл)

4,3±1,1

А/Г-индекс

0,7±0,2

Холестерол (мг/дл)

(моль/л)

145±49

3,7±1,2

Триглицериды (ммоль/л)

1,4±0,4

ЛДГ (ЕД/л)

906±894

АлАТ (ЕД/л)

18±13

АсАТ (ЕД/л)

29±24

ГГТ (ЕД/л)

10,2±7,9

ЩФ (ЕД/л)

101±79

КФК (ЕД/л)

661±573

Т3 (пкг/дл)

48±6

Т4 (мкг/дл)

2,1±0,2

Исследование костного мозга. Результаты наших исследований показывают, что у крокодилов и крупных (более 1,5 кг) ящериц оптимальным методом получения костного мозга является интрамедуллярная аспирация большеберцовой кости, у черепах – эксцизия губчатой кости панциря в области шейных пластин пластрона, у змей и ящериц – эксцизия реберных костей или остистых отростков позвонков. Нами описана техника приготовления цитологических и гистологических препаратов и охарактеризована патоморфологическая картина при регенеративных и токсических реакциях, при инфекционном воспалении.

2.2.1.4 Инструментальные методы диагностики.

Рентгенография. На основании полученных данных для съемки ящериц среднего размера (толщина тела 4-6 см) рекомендован режим: 50 кВ и 6-8 мА/сек, с добавлением 2 кВ на 1 см увеличения толщины тела. Для мелких рептилий наилучшие результаты дает маммографическая съемка. Обзорные рентгенограммы всех рептилий, кроме черепах, следует выполнять в дорзо-вентральной и боковой проекции. Для черепах необходимо также использовать кранио-каудальную проекцию. Для контрастной рентгенографии ЖКТ мы рекомендуем вводить в кардию желудка зондом 30% бария сульфат на крахмальном растворе или 50% водный раствор йогексола в объеме 10 мл/кг. Среднее время контрастирования проксимальной ободочной кишки составляет у игуан и сухопутных черепах 36-48 ч.

На основании результатов клинических экспериментов, при контрастной рентгенографии почек мы рекомендуем вводить болюсно 76% урографин, ящерицам в вентральную вену хвоста в дозе 1000 мг/кг, черепахам – в дорзальную вену хвоста в дозе 500 мг/кг. При этом почки визуализируются в течение 60 сек. По данным анализа 108 рентгенограмм нами описана нормальная рентгеноанатомия зеленых игуан, на основании которой рекомендуется интерпретировать результаты рентгенографии скелета, грудной клетки, брюшного отдела полости тела, таза ящериц.

Ультрасонография. На основании анализа 417 ультрасонограмм разных видов рептилий  нами рекомендована техника проведения УЗИ животным разного размера и получены данные об эхогенности, размерах, конфигурации и состоянии миокарда, аорты, печени, желчного пузыря, желудка, яичников, мочевого пузыря и почек рептилий. Для исследования почек разработана оригинальная методика сканирования.

Эндоскопия. На основании результатов 83 эндоскопических исследований, проведенных 14 видам ящериц, змей и черепах, выявлены оптимальные технические характеристики фибро- и ригидных эндоскопов при их использовании для рептилий. Рекомендуются анестезиологическое пособие и доступы при проведении обзорной целиоскопии и визуализации отдельных органов брюшной полости. Впервые разработана методика гастродуоденоскопии и фиброколоноскопии растительноядных ящериц, имеющих значительные анатомо-физиологические особенности ЖКТ. Описана эндоскопическая картина при геморрагиях, эрозии, язвах, новообразованиях, воспалительных изменениях, стенозах.

Электрокардиография. Результаты проведенных нами исследований показали, что имеются особенности при снятии ЭКГ у змей, а также у ящериц с краниальным и каудальным положением сердца. Поэтому рекомендованы модификации отведений с основания шеи, подмышечной впадины, грудной клетки, и оригинальная методика пищеводного отведения при использовании ЭКГ для мониторинга анестезии. Оцениваются общие особенности ЭКГ рептилий и изменения при гипоксии миокарда, кардиосклерозе.

2.2.2 Незаразные болезни.

Сравнительно-морфологический анализ собственного серийного материала и сопоставление с некоторыми ранее обоснованными нозологическими формами заболеваний рептилий  (Frye, 1976, 1991, 2000; Ippen et al., 1985; Zwart, 1992, 2004 и др.) позволили выделить, охарактеризовать  и классифицировать следующие 58 нозологических форм заболеваний (табл. 3).

В комплексе заболеваний опорно-двигательного аппарата нами выделены такие новые нозологические формы, как оссифицирующий спондилит и идиопатическая фиброзная остеодисплазия игуан. Первое заболевание характеризуется пролиферацией суставного хряща и эпифизарного кортекса позвонков в поясничном и крестцовом отделах, особенно выраженной в области поперечно-реберных отростков и головок реберных костей (рис.1). Клинические и макроскопические изменения при остеодисплазии игуан напоминают состояние клинически развернутой фиброзной остеодистрофии, однако отличаются выраженностью симптомов, отсутствием реакции на кальций-заместительную терапию и экзогенное введение витамина Д3, а также рентгенологически, так как изменения затрагивают исключительно челюстные кости и не выявляются в области трубчатых костей и таза. Гистологически ткань в основном состоит из фибро-остеоидного матрикса с фибробластами, фиброцитами и различным количеством коллагеновых волокон (рис.2).

Таблица 3. Основные нозологические формы незаразных болезней рептилий

Система органов

Нозологические формы

Основные звенья патогенеза

Кожа

Дисэкдис, ожоговые поражения, неспецифические дерматиты

Гиперкератоз, сквамозная метаплазия, эритема, геморрагии, внутрисосудистый тромбоз, воспаление, метастатическая минерализация, аккумуляция цероида, некроз, склероз

Опорно-двигатель

ный ппарат

Гипертрофическая остеопатия, остеопетроз, болезнь Педжета, остеоартрит, остеохондрит, фиброзная остеодисплазия, оссифицирующий спондилит

Воспаление, реактивный экзостоз и хондрогенез, фиброзная дистрофия, нарушение кортико-медуллярной резорбции, аутоиммунные процессы

Респираторная система

Аспирационная пневмония, бронхопневмония, хроническая гранулематозная пневмония, специфические пневмонии, pneumonia verminosa

Воспаление, межуточный отек, обструкция бронхов

Сердечно-сосудистая система

Миокардит, инфекционный эндокардит

Воспаление, склероз, метастатическая минерализация

Желудочно-кишечный тракт

Стоматит, эзофагит, гастрит, атрофический гастрит, пролиферативный гастрит, энтериты, колит, псевдомембранозный колит, идиопатический илеус игуан, клоацит

Воспаление, стресс-индуцированная атрофия, кальций-зависимые крампи, внутрисосудистый тромбоз

Пищеварительные железы

Гепатит, гепатоклеточный липидоз, вакуольная (гидропическая) дистрофия печени, холангит, желчекаменная болезнь, панкреатит, сахарный диабет

Обменные нарушения, холестаз, воспаление, некроз и фиброз

Половая система

Фолликулярный стаз, постовуляторная дистоция, пиосальпингит, острое спонтанное кровотечение яичников, желточный целомит

Нарушение баланса ФСГ, ЛГ и эстрогенов, воспаление, метастатическая минерализация

Выделительная система

Интерстициальный нефрит, гломерулонефрит, пиелонефрит, нефрокальциноз, первичная подагра почек, уролитиаз

Гиперурикемия, гиперфосфатемия, вторичный гиперпаратиреоидизм, кальцифилактическая минерализация, воспаление, тубулярный некроз, снижение СКФ, десквамация тубулярного эпителия

Метаболические болезни

Гипо- и гипервитаминозы, микроэлементозы, ВПГ (рахит, остеомаляция), остеоренальный синдром, известковая подагра, висцеральная, суставная и почечная подагра, амилоидоз

Вторичный гиперпаратиреоидизм, фиброзная остеодистрофия, метастатическая минерализация, гиперфосфатемия, гиперурикемия

Рис.1 Оссифицирующий

спондилит у варана

Рис.2. Фиброзная остеодисплазия

у игуаны (гематоксилин-эозин 100)

В исследованных нами случаях выделялись две характерные гистопатологические особенности: высокая активность остеокластов с высоким митотическим индексом и заметная пролиферация фибробластов, что отличает эту картину от фиброзной дисплазии млекопитающих и человека. В некоторых участках картина может напоминать саркомоподобную опухоль, но отличается от нее неинвазивным характером роста. Для лечения нами разработана операция остеотомии с пластикой нижней челюсти.

       Установлено, что в комплексе заболеваний печени особое место занимает гепатоклеточный липидоз - одна из самых распространенных болезней у рептилий в неволе (Frye, 1981; Will, 1975; Zwart, 1985). Прижизненные исследования патологического процесса при гепатоклеточном липидозе включали копроскопию, цитологическое исследование асцитной жидкости, общеклиническое и биохимическое исследование крови, рентгенографию в боковой проекции, ультрасонографию, эксцизионную биопсию с нижнего края правой доли печени, которую проводили с помощью ригидного эндоскопа по методу Hernandez-Divers, Cooper (2001). Умеренные изменения, характерные для этого заболевания, мы регистрировали не менее чем у 60% павших рептилий. Исходя из данных анамнеза, основными факторами, вызывающими аккумуляцию жира у рептилий, являются следующие:

1) рацион с высоким содержанием жиров, который приводит к увеличенному накоплению жира в депо (в основном в целомических и перикардиальном жировых телах) и печени;

2) гиподинамия, обычная в неволе у рептилий;

3) отсутствие овуляции у взрослых самок, что на фоне вителлогенеза приводит к аккумуляции жиров;

4) скрытые инфекции или хронические интоксикации, вызывающие нарушение транспорта липидов из печени или синтеза транспортных белков.

При копроскопии выявлялись многочисленные жировые капли, желто-зеленое окрашивание уратов, атипичная структура бактериальных комменсалов (преобладание подвижных палочек, протея, капсулообразующих бактерий), иногда многочисленные трофозоиты и цисты протозойных паразитов. При выраженных гепатопатиях обычно аспирировался бесклеточный целомический транссудат кирпично-красного или желтовато-зеленого цвета с низкой плотностью. В ОКА крови при хронической печеночной недостаточности и дегидратации характерно повышение гематокрита, анемия (гемолитическая, со слабым регенеративным ответом), умеренный лейкоцитоз (до 10-12 тыс./мкл) с относительным моноцитозом. При остром воспалении и некрозе печени характерен высокий лейкоцитоз (12-20 тыс./мкл) с абсолютной гетеро- и азурофилией. В биохимическом профиле может повышаться уровень нескольких внутриклеточных ферментов, таких как АсАТ (до 107±57 ЕД/л), АлАТ (до 69±19 ЕД/л), ГГТ (до 1,2±0,4 ЕД/л), ЛДГ (более 2000 ЕД/л). Использованная нами впервые для рептилий ультрасонография оказалась чувствительным методом, позволяющим определить размеры, форму и эхогенность печени: при гепатоклеточном липидозе рептилий характерна генерализованная гиперэхогенная ультрасонограмма.

Результаты проведенных гистопатологических исследований показывают, что печеночные дольки можно обнаружить только у нескольких видов ящериц, у большинства дольчатая структура заменяется печеночными пластинками, организованными в ветвящиеся тяжи, обычно шириной в две клетки. Между этими тяжами расположены сосудистые полости, выстланные эндотелием, с хаотично расположенными купферовскими клетками. Желчные протоки проходят в соединительнотканных септах. Общая характерная черта исследованных образцов печени рептилий – значительное количество гранул меланина, хаотично разбросанных в паренхиме и упакованных в плотные образования, не  имеющие оформленной морфологической структуры. Наличие крупных жировых включений, а главное, одновременное присутствие нормальных и измененных клеток свидетельствует о жировых изменениях. При гепатоклеточном липидозе характерна диффузная мелкозернистая инфильтрация гепатоцитов, после чего поражаются купферовские клетки, и жир аккумулируется в виде макровезикул, вызывающих изменение структуры гепатоцитов (рис.3). При заболеваниях иной этиологии характерна воспалительная инфильтрация и гиперплазия купферовских клеток.

В комплексе заболеваний репродуктивной системы рассматривается фолликулярный стаз, имеющий большое значение в ветеринарии рептилий и зарегистрированный нами не менее чем у 17% самок некоторых видов ящериц и черепах. В этиопатогенезе ведущую роль играет индивидуальное нарушение баланса ФСГ, ЛГ и эстрогенов у одиночно содержащихся самок. При этом не происходит ни овуляции, ни атрезии фолликулов. Заболевание лечится только хирургически, для чего требуется дифференцировать это состояние от нормальной беременности. Разработанный нами диагностический протокол базируется в основном на данных биохимического исследования крови и ультрасонографии. Ниже (табл. 4) приводятся данные о биохимическом профиле 36 самок игуан с диагностированным фолликулярным стазом. В процессе вителлогенеза происходят значительное повышение уровней некоторых биохимических параметров, которые, за исключением уровней кальция и органофосфата, снижаются после овуляции. Уровень последних должен снижаться непосредственно перед откладкой яиц.

Таблица 4.

Биохимический профиль игуан в состоянии фолликулярного стаза (N=36, p<0,05)

Показатель

Норма

Патология

Гематокритное число (%)

30,5±6,44

46±11

Общее количество лейкоцитов (х 103/мкл)

7,7±3,2

11±2

Общий белок (г/дл)

4,9±1,7

6,6±1,2

Альбумины (г/дл)

2,6±0,8

3,4±0,7

Холестерол (ммоль/л)

3,7±1,2

15,1±7,8

Триглицериды (ммоль/л)

1,4±0,4

12,3±7,2

КФК (ЕД/л)

661±573

2325±1125

АСТ (ЕД/л)

29±24

65±44

Кальций (ммоль/л)

2,6±0,8

5,1±1,9

Фосфор (ммоль/л)

2,1±0,6

3,6±1,2

Результаты ультрасонографического мониторинга половой системы самок игуан показывают, что на ранних стадиях вителлогенеза фолликулы ровной округлой формы, размером 12-20 мм, равномерно гипоэхогенны  и не имеют гиперэхогенных оболочек. Овуляция происходит при размерах яиц около 30 мм. После овуляции яйца на ранних стадиях не отличимы от предовуляторных фолликулов. Затем содержимое яйца становится из равномерно гипоэхогенного более гетерогенным, с выраженной дорзальной полостью, и появляется гиперэхогенная скорлупа, на поздних стадиях двухслойная (рис.4).

рис.3 Хамелеон: крупнокапельная жировая дистрофия печени (гематоксилин-эозин 100)

рис.4 Игуана: овулировавшие яйца, последний триместр беременности.

Содержимое фолликулов может становиться гетерогенным и при конденсации желтка в случае фолликулярного стаза, но при этом они уменьшаются в размерах и обычно уплотняются, что можно определить при пальпации. При атрезии вначале в центре фолликулов появляются гиперэхогенные зоны, затем границы фолликулов становятся нечеткими, и появляются эхонегативные полости диаметром менее 20 мм.

Заболевания почек занимают важное место в структуре заболеваемости рептилий. Остеоренальный синдром регистрируется не менее, чем у 27% обследованных черепах, особенно в послезимовочный период (Васильев Д.Б., 1999) и не менее, чем у 22% игуан в возрасте 3,5-6,0 лет. Патогенез при заболеваниях почек рептилий сложный и многозвеньевой. Здесь одновременно происходят такие патологические процессы, как десквамация тубулярного эпителия, минерализация  базальных мембран аретриол и почечных канальцев, стаз уратов в собирательных трубках, их аккумуляция на базальных мембранах тубулярного эпителия, вздутие и разрыв гломерул, фиброзные и склеротические изменения в интерстициальной ткани и т.п. На основании преимущественных изменений на конечной стадии процесса можно выделить такие нозологии, как нефрокальциноз, тубулонекроз, первичную подагру почек и другие формы нефропатий. Эти процессы отражены на схеме (рис. 5).

Наши данные указывают на то, что для разных видов рептилий характерны свои формы нефропатий. У среднеазиатских черепах в патогенезе доминируют подагрические процессы (гиперурикемическая нефропатия), связанные с дегидратацией в зимние месяцы, когда секреция мочевой кислоты продолжается при сильно сниженной перфузии почек и почти полной остановке клубочковой фильтрации воротной системой почек. Это приводит к закупорке канальцев и разрыву гломерул. Патоморфологическая картина характеризуется наличием уратов в расширенных канальцах, формированием подагрических тофов звездчатой формы в интерстиции, вздутием и разрывом гломерул, очаговым или диффузным склерозом. В моче у таких черепах, которую получали катетером из мочевого пузыря, практически отсутствовал кристаллический преципитат. В дальнейшем с развитием остеоренального синдрома нарастали процессы деминерализации кости и метастатическая минерализация мягких тканей. Поэтому в патогенезе заболевания начинали вторично преобладать процессы минерализации базальных мембран тубулоцитов и эндотелиоцитов, вплоть до зрелой картины нефрокальциноза.

Как показали наши исследования, у игуан, в отличие от других  позвоночных и даже от большинства рептилий, метастатическая минерализация встречается при гиповитаминозе Д, а не при гипервитаминозе. Эти данные хорошо согласуются с понятием о кальцифилаксии по Selye (1963). В развитии кальцифилаксии участвуют два фактора – сенсибилизирующий и разрешающий. Одним из  самых сильных сенсибилизирующих факторов является паратгормон (ПТГ). У игуан метаболизм ПТГ легко нарушается, поскольку гормон не инактивируется лизосомальными ферментами, и при избыточном синтезе этот фактор долго циркулирует в крови. Разрешающими агентами могут быть соли металлов, органические соединения, травмы и т.д. Такая теория объясняет феномен кальцификации при гиповитаминозе Д, распространенность этой патологии среди животных, у которых отсутствуют для этого местные (дистрофия, некроз, склероз) или общие (гиперкальциемия) предпосылки. Игуаны не страдают от дегидратации в такой степени, как черепахи, и не столь чувствительны к избытку мочевой кислоты, как крокодилы (в норме аммониотелики, выделяющие аммиак). Поэтому для них менее характерны подагрические изменения, и тубулопатии в основном связаны с кальцификацией мембран. В целом, у игуан гистопатологическое исследование чаще всего выявляет (в порядке частоты встречаемости) тубулоинтерстициальный нефроз, интерстициальный нефрит с активным воспалением, гломерулонефрит, тубулярный некроз, метастатическую минерализацию, подагрические тофы и фиброз. Таким образом, можно выделить несколько основных типов развития нефропатий у рептилий:

  • инфекционное воспаление на фоне пиелонефрита или почечного инсульта с исходом в интерстициальный нефрит и острую почечную недостаточность (ОПН);
  • гиперурикемическая нефропатия в связи с хроническим обезвоживанием, приводящая к тубулярному некрозу, тубулоинтерстициальному нефрозу и висцеральной подагре с исходом в ОПН или хроническую почечную недостаточность (ХПН);
  • кальцифилаксия на фоне хронического гиперпаратиреоидизма, приводящая к минерализации мембран почечных канальцев или базальных мембран эндотелия почечных клубочков с исходом в тубулоинтерстициальный нефроз, реже в гломерулонефрит и ХПН;
  • индуцированные формы нефропатий, вызываемые ятрогенно при неправильном дозировании нефротоксических препаратов, витамина Д или при кормлении высокобелковыми рационами с исходом в ОПН, реже в ХПН.

Среди метаболических болезней рептилий безусловно доминируют нарушения минерального обмена, особенно характерные для молодняка (в легкой форме встречаются у 70% водных черепах, 90% сухопутных и 32% игуан). В комплексе болезней, связанных с нарушением минерального обмена, нами выделен ряд нозологий, объединенных основным этиопатогенетическим механизмом вторичного гиперпаратиреоидизма, пищевого (ВПГ) или почечного (остеоренальный синдром, ОС). К ним относятся рахит, остеомаляция и ОС sensu stricto. Остеопенические формы ВПГ, встречающиеся у черепах и  безосновательно называемые в зарубежной литературе остеопорозом, не имеют отношения к этому заболеванию. В связи со сходством клинических и макроскопических изменений при этих заболеваниях у рептилий, возникла необходимость разработки дифференциально-диагностического протокола, т.к. терапия при этих заболеваниях кардинально отличается. Ниже на основании анализа данных анамнеза, клинических, биохимических и патоморфологических исследований приводится дифференциальный диагноз при этих заболеваниях (табл. 5).

Таблица 5. Дифференциальный диагноз при ВПГ игуан (N=37, p<0,05)

Дифференциально-диагностический протокол

Рахит

Остеомаляция

Остеоренальный синдром

Половозрастные особенности

Ящерицы до 2 лет

Преимущественно беременные самки

Ящерицы 3,5-6 лет,

59,4%; 40,6%

Этиопатогенез

Алиментарный дефицит кальция, избыток фосфора, отсутствие УФ-В и/или пищевого холекальциферола

Усиленная мобилизация кальция, Д3-независимое нарушение всасывания кальция в кишечнике, гиперфосфатемия

Нарушение секреции и реабсорбции фосфатов, реабсорбции кальция почкой; снижение активности 1-гидроксилазы, нарушение структуры оксипролинов

Патогномоничные симптомы

Фиброзная дистрофия мандибулы, рахитические четки, тремор

Размягчение мандибулы, судорожный синдром

Размягчение мандибулы, фасцикуляция подкожных мышц

Патоморфологическая характеристика

Нарушение энхондрального окостенения, остеоклазия кортикальной кости, выраженная фиброзная остеодистрофия

Лакунарная резорбция медуллярной кости, незначительная реакция надкостницы, умеренная эктопическая минерализация

Лакунарная резорбция медуллярной кости, выраженная метастатическая минерализация, умеренные фиброзно-дистрофические изменения

Биохимический профиль:

Кальций

(моль/л)

Органофосфат (моль/л)

Щелочная фосфатаза

(ЕД/л)

Мочевая кислота

(мкмоль/л)

1,1±1,0

1,4±0,9

243±69

109±80

1,2±0,6

2,5±0,7

214±61

196±28

1,9±1,3

4,4±2,3

201±79

443±67

Таким образом, прижизненно заболевания дифференцируются по патогномоничным симптомам и биохимическому профилю, посмертно – по патоморфологической картине.

На основании анализа литературных данных, зоопарковских рационов, состава 8 видов импортных подкормок для рептилий и клинических комиссионных опытов, нами разработана совместно с ООО «Агроветзащита» и внедрена витаминно-минеральная подкормка «Рептилайф-порошок» и «Рептилайф мультивитаминный комплекс для инъекций» для профилактики ВПГ рептилий.

Опухоли у рептилий регистрируют достаточно редко, в среднем, не более чем у 2% вскрытых животных (Effron et al, 1977; Machotka, 1984; Oros et al, 2001). В связи с этим в обзорных зарубежных публикациях сообщается суммарно не более чем о 300 случаях опухолей (Harshbarger, 1975, 1976, 1980, 1984; Jacobson, 1981; Frye, 1991; Done, 1996). Опухоли рептилий, по данным наших исследований, обладают выраженной биохимической и иммунной специфичностью, и поэтому плохо дифференцируются на гистологическом уровне. Для выявления гистогенеза требуется иммуногистохимическое и электронномикроскопическое исследование. Полученные нами данные о 47 верифицированных случаях опухолей у рептилий, что составляет на 1800 вскрытий 2,6 %, существенно дополняют этот раздел ветеринарной герпетологии и сравнительной онкологии. Ниже (табл. 6) перечислены установленные нами 29 самостоятельных нозологических форм опухолей рептилий, среди которых имеется несколько новых нозологий, ранее не описанных у этих животных.

Таблица 6. Нозологические формы опухолей рептилий, установленные в ходе исследований 

Вид рептилии

Локализация

Тип опухоли

Хвостатая гадюка

Подкожно

Липома

Шумящая гадюка

Стенка клоаки

Миксома

Среднеазиатская кобра

Клоака

Круглоклеточная саркома

Тигровый питон

Подкожно

Фиброма

Палестинская гадюка

Подкожно

Веретеноклеточная саркома

Степная гадюка

Яичник

Папиллярная кистоаденома

Сетчатый питон

Голова, позвоночник

Остеосаркома (мелкоклеточный вариант)

Рогатая гадюка

Ротовая полость

Злокачественная гемангиоперицитома

Сетчатый питон

Стенка тонкой кишки

Ангиофиброма

Персидский полоз

Спленопанкреас, щитовидная железа

Недифференцируемая саркома

Хвостатая гадюка

Апоневроз, позвоночник

Фибросаркома

Тигровый питон

Подчелюстное пространство

Недифференцируемая мукоэпителиальная карцинома

Полоз Шренка

Клоака

Аденокарцинома

Мексиканский полоз

Толстая кишка

Железистые полипы

Маисовый полоз

Подкожно

Липосаркома

Африканская древесная гадюка

Спленопанкреас

Низкодифференцированная аденокарцинома

Бенгальский варан

Крестцовый отдел позвоночника

Паростальная саркома

Зеленая игуана

Нижняя челюсть

Хондросаркома II стадии

Мадагаскарский геккон

Яичник

Гигантоклеточная опухоль

Зеленая игуана

Гиоидные хрящи

Папиллярный рак щитовидной железы

Японский эублефар

Тонкий кишечник, печень

Ворсинчатые полипы

Йеменский хамелеон

Подкожная клетчатка

Ганглионейробластома

Йеменский хамелеон

Печень, легкое

Папилломатоз

Зеленая игуана

Печень, селезенка, почки, миокард

Лимфома

Капский варан

Желчный пузырь

Холангиосаркома

Тегу

Кожа

Плоскоклеточный рак

Балканская черепаха

Легкие, печень, средостение, ЖКТ

Лимфосаркома

Среднеазиатская черепаха

Почка

Аденома

Нами впервые описана ганглионейробластома, локализованная в подкожной клетчатке у йеменского хамелеона. Опухоль состояла из крупных клеток разной формы со светлыми пузыревидными ядрами и четкими ядрышками. Цитоплазма клеток была зернисто-пенистая. Изредка встречались атипичные фигуры митоза. В части клеток выявлялись цитоплазматические отростки, хорошо дифференцируемые при электронной микроскопии (рис.6).

Рис.6. Йеменский хамелеон, ганглионейробластома: электронная ультрамикрофотография опухолевых клеток, окруженных большим количеством тесно расположенных отростков, имеются интердигитарные клеточные контакты (10 000)

При проведении иммуногистохимической обработки, обнаружена позитивная окраска на хромогранин, на белок S-100, на нейронспецифическую энолазу; негативная окраска на виментин, общий лейкоцитарный белок, CD99 и цитокератин. По данным иммуногистохимии и электронной микроскопии опухоль была классифицирована как ганглионейробластома. За исключением описанного у змей одного случая нейрофибромы и 4 случаев MPNST (злокачественная опухоль периневрия), это первое описание опухоли периферических нервов у ящериц и первое описание опухоли нейроэктодермального генеза у рептилий вообще.

2.2.4 Хирургическая патология.

При разработке принципов общей хирургии рептилий проводили анализ литературных данных (Bennett, 1991; Frye, 1991; Mader, 1996 и др.) и ретроспективную оценку клинических результатов. Выяснено, что на анестезиологический протокол и технику проведения хирургических вмешательств влияют такие анатомо-физиологические особенности рептилий, как гетеротермность, низкий уровень метаболизма, способность к анаэробному дыханию и пролонгированному апноэ, торпидному состоянию, интервентрикулярному шунту вследствие неразвитой межжелудочковой перегородки, особое строение чешуйчатой кожи и генерализованный механизм линьки, отсутствие диафрагмы и хирургического барьера между грудной и брюшной полостью, особый механизм заживления ран и воспалительного ответа, особый тип рассасывания шовных материалов, доминирование грамотрицательной микрофлоры в случае хирургической инфекции, мелкий размер большинства видов (масса тела 37% оперированных рептилий составляла 50-200 г) и др. Нами обнаружено, что на скорость заживления ран позитивно влияет линька, повышение температуры тела и ориентация разреза по аксиальной оси тела или конечности. При оптимальной для вида рептилии температуре гетерофильная инфильтрация сохраняется в зоне раны до 4-6 недель. Соответственно, снятие кожных швов должно проводиться не ранее этого срока. В связи с низкой лизосомальной активностью гетерофилов, кетгуты и другие шовные материалы, рассасывающиеся по механизму фагоцитоза, не подвергаются биодеградации в тканях рептилий в установленные сроки. Для погружных швов мы рекомендуем использовать атравматические нити на основе полигликоля, полилактата или полидиоксанона. Абсорбируемая синтетика рассасывается в тканях рептилий по механизму гидролиза в течение 60-90 дней.

На основании выявленных нами морфо-функциональных особенностей костной ткани ящериц, а именно, в норме бессосудистого характера кортикальной кости, не развитой системы вторичных остеонов, ограниченного формирования трабекул в диафизарной зоне трубчатых костей, пролонгированного периода формирования провизорного каллуса (до 6-8 недель) и оссификации (до 16-24 недель), видоспецифических различий в строении и диаметре медуллярного канала и др., были разработаны принципы хирургического остеосинтеза и техника таких операций, как остеотомия с пластикой нижней челюсти, грудо-поясничная ламинэктомия и корподез, рекомендованы методы консервативного лечения переломов.

Нами исследована проекционная топография внутренних органов у ящериц 3-х основных типов строения: типичного, вытянутого (с каудальным положением сердца и развитой псевдодиафрагмой), с латерально уплощенной формой тела. С учетом анатомических особенностей брюшной стенки нами рекомендованы следующие виды хирургического доступа при целиотомии:

  • для игуановых – верхний срединный, левый паракостальный, правый и левый парамедианный доступ;
  • для варанов – срединный послепупочный, левый косой парамедианный доступ;
  • для хамелеонов – прямой парамедианный, верхний и нижний интеркостальный доступ.

Нами исследованы анатомо-физиологические особенности модифицированного толстого кишечника растительноядных ящериц. Илеоцекальный сфинктер выступает в просвет преддверия – первой изолированной камеры ободочной кишки, от которой вбок отходит крупная полость – слепокишечный вырост, не имеющий цекоколического сфинктра или перегородки, отделяющей его от преддверия. В 2-3 сантиметрах дистальнее располагается циркулярная перегородка, также имеющая сфинктер, и отделяющая преддверие от остальной части ободочной кишки. В проксимальном отделе собственно ободочной кишки, который у голодных игуан занимает почти горизонтальное положение, последовательно расположено 4-6 полулунных перегородок, следующих на расстоянии 1-2 см друг за другом. Их размер уменьшается в дистальном направлении. В процессе заполнения ободочной кишки происходит каудальная ротация илеоцекальной заслонки, отчего проксимальная кишка занимает вертикальное положение и соответствует восходящему колену. Поперечноободочный отдел имеет наибольший диаметр и гладкую стенку с редкими продольными складками, которые при вздутии кишки не определяются. Нисходящее колено ободочной кишки имеет наименьший диаметр и является наиболее мобильным. Спавшаяся кишка характеризуется «сложенным» нисходящим сегментом, который до перехода в прямую кишку имеет форму буквы V. При расправлении кишки этот сегмент также расправляется и занимает характерную позицию с правой стороны брюшной полости. Эти особенности влияют на интерпретацию данных обзорной и контрастной рентгенографии, ультрасонографии, фиброколоноскопии и специфическую технику хирургических вмешательств.

2.2.3 Инфекционные и инвазионные болезни

Болезни бактериальной этиологии. На основании результатов многолетних (1996-2006 гг.) бактериологических исследований нормальной и условно-патогенной микрофлоры кожи, ротовой полости, клоаки и очаговых поражений рептилий, а также анализа антибиотикограмм по показателю МИК90, нами впервые исследована динамика бактериологического статуса в крупной многовидовой ассоциации рептилий на базе Московского зоопарка. По нашим данным в изолятах, взятых от ящериц, в 77,3% культивируются грамотрицательные микроорганизмы, в 20,8% - грамположительные и только в 1,9% случаев изолируются грибы. Микрофлора ротовой полости и клоаки животных, недавно поступивших из природы, отличается. В неволе происходит постепенная колонизация ротовой полости и кожи микрофлорой клоаки. Кроме того, в крупных коллекциях рептилий происходит также селекция «внутрибольничных штаммов», связанная с применением антимикробных препаратов (рис. 7 а,б).

       

       

Рис. 7а, б. Чувствительность основных бактериальных патогенов in vitro к антибиотикам, применяемым для эмпирической терапии рептилий. А. Данные за 1996-2001 г. Б. Данные за 2001-2004 г (AN - амикацин, ENR энрофлоксацин, GM гентамицин, IMP имипенем, PIP пиперациллин, TIM тиментин).

По данным за 1996-2001 гг. в изолятах доминировали P.aeruginosa, St.maltophilia, C.freundi, E.coli и P.vulgaris. Высокую активность в отношении этого «ядра» патогенов in vitro сохраняли только амикацин, энрофлоксацин, гентамицин, имипенем, пиперациллин и тиментин. При этом не менее 75% штаммов St.maltophilia были чувствительны только к энрофлоксацину и имипенему. Тиментин, показавший высокую активность в отношении большинства этих патогенов, обладал, тем не менее, низкой активностью в отношении P.aeruginosa – основного доминирующего у рептилий патогена, выявленного суммарно в 47% изолятов в группе змеи/ящерицы. Таким образом,  к 2001 г. свое значение для эмпирической терапии сохраняли только энрофлоксацин и имипенем. В 2001-2004 гг. ситуация изменилась значительным образом.  В отношении P.aeruginosa выросли МИК90 амикацина, энрофлоксацина (до 2,5 мкг/мл), имипенема (с 4 до 8 мкг/мл), тобрамицина. Цефоперазон, мезлоциллин, пиперациллин, триметоприм/сульфаметоксазол и тиментин вообще утратили активность. Несколько изменился и состав видов-доминантов. На второе место по частоте встречаемости после P.aeruginosa вышел резистентный патоген, P.fluorescens/putida. Все основные антибиотики, представлявшие первый выбор при эмпирической терапии в 2001 г., показали существенное снижение активности в отношении как раз трех основных патогенов из 7 видов-доминантов. Интересно, что у большинства штаммов доминирующих патогенов вновь обнаружилась неплохая чувствительность к антибиотиками более старых генераций, например, к гентамицину или бисептолу. Такой проблемный патоген, как St. maltophilia, показал высокую чувствительность in vitro к нитрофурантоину, бисептолу, гентамицину и тикарциллину, а P. fluorescens/putida – к цефаперазону, нитрофурантоину  и гентамицину.

Таким образом, в настоящий момент эмпирическая антимикробная терапия рептилий должна сменяться специфической, особенно в тех местах, где существует возможность стационарных инфекций – в коллекциях зоопарков, зоомагазинах, зоопитомниках, центрах карантинирования и т.п.

Протозоозы. Одним из самых проблемных заболеваний рептилий в этой группе является криптоспоридиоз (Graczyk, 2004 и др.). По данным наших исследований, у змей  ооцисты криптоспоридий C.serpentis выявляются в 7,5% образцов и у ящериц ооцисты C.saurophilum в 5% образцов фекалий, обработанных модифицированной окраской по Цилю-Нильсону (REAGENA, Финляндия). Персистентное носительство  у рептилий может протекать бессимптомно и не приводить к развитию манифестного крипоспоридиоза. Для верификации диагноза требуется патоморфологическое исследование биоптата или секционного материала. Анализ гистологических образцов показывает, что у змей заболевание связано с пролиферативными изменениями в желудке и тонком кишечнике и частичной или полной обструкцией просвета ЖКТ, что вызывает регургитацию. Увеличение стенки желудка обусловлено гиперплазией слизистой оболочки и гипертрофией подслизистого слоя (рис. 8).

Рис. 8. Криптоспоридиоз у маисового полоза: желудок, гиперплазия слизистой оболочки, гипертрофия подслизистого слоя, зоны геморрагии (гематоксилин-эозин 100)

Слизистая отечна, подвержена слизистому набуханию с ненормальным увеличением и расширением продольных складок, покрытых вязкой слизью. Обычны петехии или полосчатые кровоизлияния по границе складки. Криптоспоридии прикреплены к апикальной цитоплазме латеральных и апикальных энтероцитов на границе зоны микроворсинок Собственная кишечная пластинка инфильтрирована гетерофилами, лимфоцитами и макрофагами.

У ящериц и черепах C.saurophilum чаще всего локализован в подвздошной кишке, преимущественно в основании кишечных крипт, что сопровождается их гиперплазией и исчезновением париетальных клеток в слизистой желудка. Клинические проявления заболевания больше связаны с атрофией слизистой оболочки и синдромом мальабсорбции. При внекишечной форме заболевания у ящериц криптоспоридии размером 2,5-5,0 мкм прикреплены к эпителиальной выстилке или свободно располагаются в просвете пораженного органа (собирательных трубок и извитых канальцев почек, протоков слюнных желез, тимпанической полости и т.д.).

Для терапии криптоспоридиоза нами впервые разработана комплексная схема, включающая толтразурил (25 мг/кг, 2-кратно, с интервалом 14 дней), бисептол (30-40 мг/кг, ежедневно, 14 дней), спирамицин (300 мг/кг, ежедневно, 14 дней). Эффективность терапии оценивалась по прекращению выделения ооцист и улучшению клинического состояния животных.

Гельминтозы рептилий в условиях зоопарков определяют до 12-14 % падежа (Васильев Д.Б., 2000). В ходе наших исследований параметры, характеризующие паразитарную ситуацию, такие как общая зараженность, показатели  интенс- и экстенсинвазированности, структура зараженности, видовая структура возбудителей гельминтозов, мы объединили  под термином «гельминтозный статус». Наши многолетние данные по использованию албендазола в Московском зоопарке показали значительные изменения гельминтозного статуса. Разовый эффект после применения препарата в больших группах животных соответствует ожидаемым результатам: резко снижаются показатели экстенсинвазированности (ЭИ) и интенсинвазированности (ИИ) и полностью элиминируются гельминты, чувствительные к албендазолу. Через 9 месяцев зараженность остается низкой, но намечается тенденция к росту относительной доли зараженности гельминтами с открытым типом развития и подвижной личинкой, несмотря на их хорошую чувствительность к препарату. Через 4 года, несмотря на регулярное применение албендазола по клиническим и лабораторным показаниям, ЭИ практически достигает прежнего уровня, ИИ останавливается на средних значениях, и значительно меняется структура зараженности. Происходит элиминация биогельминтов и геогельминтов с закрытым типом развития и безусловное доминирование рабдиазид и стронгилоидов, которые как раз являются наиболее патогенными, то есть, паразитарная ситуация даже ухудшается. В связи с этим нами разработаны комплексные рекомендации «Меры профилактики паразитарных болезней рептилий», одобренные Секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН и внедренные в практику зоопарков. На основании анализа литературных данных, результатов клинических экспериментов и патоморфологической оценки секционного материала, нами впервые совместно с ООО «Агроветзащита» разработаны и внедрены 2 комплексных препарата для дегельминтизации рептилий: «Рептилайф-суспензия» и «Рептилайф-плюс», утвержденные Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору Минсельхоза России.

3. ВЫВОДЫ

  1. Среди незаразных болезней рептилий выделяется 58 самостоятельных нозологических форм, среди которых наибольшее ветеринарное значение имеют гепатоклеточный липидоз (регистрируется посмертно у 60% рептилий), нефропатии (регистрируются прижизненно у 27% сухопутных черепах и 22% игуан), фолликулярный стаз (регистрируется у 17% самок некоторых видов ящериц и черепах). Окончательный диагноз при этих заболеваниях ставится на основании данных анамнеза, клинических симптомов, результатов ультрасонографии и биохимического исследования крови. Эти методы являются валидными для рептилий.
  2. У черепах в механизме поражения почек ведущее место занимает дегидратация и гиперурикемический патогенез нефропатий, у игуан основное значение в патогенезе имеет кальцифилаксия на фоне хронического или перенесенного гиперпаратиреоидизма.
  3. В комплексе заболеваний опорно-двигательного аппарата оссифицирующий спондилит и фиброзная остеодисплазия игуан являются новыми нозологическими формами, отличающимися от клинически сходных заболеваний (болезнь Педжета, фиброзная остеодистрофия, хондросаркома) по патоморфологической картине и  особенностям патогенеза.
  4. Нарушения минерального обмена занимают ведущее положение среди метаболических болезней и в общей структуре заболеваемости рептилий. Основные нозологические формы – рахит, остеомаляция, остеоренальный синдром – объединены общим патогенетическим механизмом вторичного (пищевого или почечного) гиперпаратиреоидизма. Прижизненная диагностика основана на дифференцированном изменении биохимического профиля: при рахите характерны гипокальциемия, нормофосфатемия и значительное повышение ЩФ, при остеомаляции – гипокальциемия, нормо- или умеренная гиперфосфатемия и умеренное повышение ЩФ, при остеоренальном синдроме – нормо- или умеренная гипокальциемия, значительная гиперфосфатемия и значительная гиперурикемия.
  5. Опухоли у рептилий встречаются реже, чем у теплокровных, и выявляются в 2,6 % вскрытий. Опухоли рептилий морфологически, биохимически и иммунологически отличаются от гомологичных новообразований млекопитающих и должны классифицироваться на основании данных гистологического, иммуногистохимического и электронномикроскопического исследований.
  6. Ганглионейробластома является новой для рептилий нозологической формой, доказывающей, что у рептилий также имеет место нейроэктодермальный гистогенез опухолей, ранее не отмеченный в этой группе животных.
  7. В хирургической патологии рептилий определяющую роль играют низкий уровень метаболизма, зависимость репаративных процессов от температуры тела, особый тип воспалительной реакции и рассасывания шовных материалов, бессосудистый характер костной ткани, что вызывает необходимость сохранения швов и имплантатов в тканях на срок не менее 4-8 недель. Отсутствие диафрагмы и видоспецифические особенности топографии внутренних органов определяют выбор хирургического доступа и технику операций при полостных вмешательствах у ящериц трех различных планов строения.
  8. В изолятах, полученных как от больных, так и здоровых рептилий, в 77,3% случаев выявляется грамотрицательная микрофлора. В условиях неволи происходит колонизация кожи и ротовой полости кишечной микрофлорой, а также смена состава доминирующих видов бактерий на более патогенные и антибиотикорезистентные. В связи с долговременным применением антимикробных препаратов широкого спектра действия повышается МИК90 антибиотиков выбора по отношению к основным патогенам.
  9. Криптоспоридиоз является одним из наиболее проблемных протозойных заболеваний у рептилий в неволе, возбудитель выявляется в 7,5% образцов фекалий у змей и 5% у ящериц. Криптоспоридиоз у змей характеризуется пролиферативными изменениями в желудке и двенадцатиперстной кишке, у ящериц – преимущественно атрофическими изменениями подвздошной кишки.
  10. Гельминтозы определяют до 12-14% падежа рептилий в зоопарках. При долговременном применении антгельминтиков широкого спектра по показаниям происходит реструктуризация гельминтофауны в сторону более патогенной, повышаются изначально сниженные показатели ИИ и ЭИ.
  11. Основные методы клинической, лабораторной и инструментальной диагностики, разработанные в ветеринарии млекопитающих, являются валидными для рептилий, и с учетом предложенных модификаций могут применяться для прижизненных исследований патогенеза внутренних болезней.

4. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ НАУЧНЫХ ВЫВОДОВ

  1. При содержании рептилий в неволе следует контролировать водный баланс животных, использовать корма с пониженным содержанием жиров и фосфора, создавать условия, способствующие активному перемещению животных (обогащение окружающей среды, живые корма, градиенты температур и др.).
  2. В целях профилактики ВПГ и гиповитаминозов следует использовать препараты «Рептилайф-порошок» и «Рептилайф мультивитаминный комплекс», являющиеся эффективными и безопасными для рептилий.
  3. В условиях зоопарков возникает необходимость перехода от эмпирической антимикробной терапии препаратами широкого спектра к специфической терапии антибиотиками более старых генераций, ротации препаратов, комплексному лечению.
  4. Криптоспоридиоз является опасной контагиозной болезнью рептилий и должен быть внесен в список заболеваний, подлежащих обязательному ветеринарному контролю при перемещении этих животных.
  5. Для борьбы с гельминтозами рептилий требуется проводить комплексные лечебно-профилактические мероприятия, включающие, помимо специфической противопаразитарной терапии, прижизненную диагностику заболеваний, дезинвазию окружающей среды, меры общей профилактики, позволяющие минимизировать реинвазию. Эффективными и безопасными средствами специфической терапии являются препараты «Рептилайф-суспензия» и «Рептилайф-плюс».
  6. Основные положения работы могут использоваться в учебном процессе по таким дисциплинам, как клиническая диагностика, физиология и патофизиология животных, ветеринарная онкология, ветеринарная микробиология, паразитология, ветеринарная хирургия, терапия.

       СПИСОК РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Kudryavtsev S.V., Vassilyev D.B. Haltung und Zucht der Krokodil-schwanz-Hockerechse Shinisaurus crocodilurus Ahl., 1930  in Moskauer Zoo //Salamandra,- 1991.-V.- 27(3).- P. 219-221;
  2. Korzhov A.V., Kudryavtsev S.V., Latyzhev V.A., Vassiliev D.B. Keeping and breeding in captivity the indonesian scrub python Liasis a. amethistinus (Schneider 1901) at the Moscow Zoo // Russian Journal of Herpetology.- 1995.-V.- 2(1).- P. 69-70;
  3. Vassiliev D.B. On the clutch size of the Egyptian cobra Naja haje haje  (L.) of the Moscow Zoo // Russian Journal of Herpetology.- V.- 2 (2).- P. 178;
  4. Кудрявцев С.В., Одинченко В.И., Васильев Д.Б., Латышев В.А., Коржов А.В. Разведение питонов Азии и Азиатско-тихоокеанского региона в Московском зоопарке // Научные исследования в зоологических парках,- 1995.- № 5.- C. 8-10;
  5. Васильев Д.Б. Гельминтозы рептилий в неволе и современные паразитицидные препараты, используемые в террариумной практике // Научные исследования в зоологических парках.- 1995.- № 5.- C 96-117;
  6. Васильев Д.Б., Кудрявцев С.В. Содержание и разведение настоящих кобр в Московском зоопарке // Научные исследования в зоологических парках.- 1996.- № 6.- С. 26-50;
  7. Васильев Д.Б. Экспериментальное применение антигельминтиков вальбазена и цидектина для рептилий в Московском зоопарке // Научные исследования в зоологических парках.- 1996.-№ 6.- C. 17-25;
  8. Васильев Д. Б., Кудрявцев С. В., Шумаков О. В. Руководство по технике безопасности, методам работы с ядовитыми змеями в зоопарковских условиях, профилактике и лечению укусов - ANTIVENOM INDEX // М.- 1997,-  изд-во Московского зоопарка.- 83 C;
  9. Vassiliev D.B. Keeping and Breeding in Captivity Rinkhals (Hemachatus hemachatus Lacepede) in Moscow Zoo // The Snake.- 1997.- V. 27.- P. 145 – 146;
  10. Васильев Д. Б., Тимерин И. В. Некоторые методики хирургических вмешательств, применяемые для рептилий в Московском зоопарке // Научные исследования в зоологических парках.- 1998.- № 10.- C. 112-129;
  11. Kudrtyavtsev S.V., Vassilyev D.B. Reproduction of Shinisaurus crocodilurus Ahl., 1930 at the Moscow Zoo //  Russian Journal of Herpetology.- 1998.- V. 5 (1).- P. 15- 16;
  12. Васильев Д.Б., Балакина О.В. Гематологические исследования при инфекционных и паразитарных болезнях редкого вида питонов, Morelia boeleni // Научные исследования в зоологических парках.- 1999.- № 11, C. 35-42;
  13. Романенко Л.Н., Козлов Г. А., Москвин А. Е., Васильев Д. Б., Горохова Е. В. Пентастомы - паразиты человека и животных // Ветеринария.-  1999.-№1.- C. 30-34;
  14. Васильев Д. Б. Черепахи, содержание, болезни и лечение // M.- 1999.-“Аквариум", Научное издание.- 421 С.;
  15. Васильев Д. Б., Тимерин И. В. Особенности иммобилизации и анестезии рептилий // Научные исследования в зоологических парках.- 2000.-№ 12.- C. 173-176;
  16. Васильев Д. Б. Оценка дезинвазионной активности некоторых современных дезинфектантов при профилактике гельминтозов рептилий в неволе // Научные исследования в зоологических парках.- 2000.- № 13.- C.163-176;
  17. Васильев Д.Б., Кудрявцев С. В. Содержание и разведение шри-ланкийской очковой кобры Naja naja (Linne, 1758) и капской кобры Naja nivea (Linne, 1758) в Московском зоопарке // Научные исследования в зоологических парках.- 2000.- № 13.- C. 67-70;
  18. Васильев Д. Б. Клинические и лабораторные методы в диагностике некоторых внутренних болезней рептилий // Матер. III Междунар. Конф. "Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе".- 2000.-Персиановский.- C. 28-31;
  19. Васильев Д. Б., Тимерин И. В., Гершов С.О., Тимерина А. М. Болезни органов дыхания рептилий. Нозология, диагностический подход, стратегия лечения // Матер. VIII Междунар. Вет. Конгресса.- М.- 2000.- С. 157-160;
  20. Васильев Д. Б. Пентастомы - малоизученные паразиты рептилий // Вестник ветеринарной медицины.- 2001.- № 1.- C. 9-11;
  21. Васильев Д. Б. Рептилии: практическая анестезиология и хирургия // Матер. IX Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2001.- C.100-120;
  22. Дягилец Е. Ю., Карабак В. И., Васильев Д. Б. Бактериальная флора и ее роль в патогенезе основных симптомокомплексов у рептилий в неволе // Матер. IX Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2001.- C. 121-123;
  23. Ганина Л. В., Васильев Д. Б. Болезнь телец включения у змей // Матер. IX Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2001.- C. 124-125;
  24. Скороходов В. А., Дягилец Е. Ю., Васильев Д. Б. Особенности применения антимикробных препаратов для лечения рептилий // Матер. IX Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2001.- C. 97;
  25. Васильев Д. Б., Ганина Л. В., Кудрявцев С. В., Кузнецов А. В., Фатеев Ю. Е., Шумаков О. В. Ультразвуковая диагностика беременности у змей в Московском зоопарке // Научные исследования в зоологических парках.- 2002.- № 14.- C. 75-81;
  26. Васильев Д. Б. Фосфорно-кальциевый обмен у наземных позвоночных. Сравнительная патология, дифференциальная диагностика, терапия основных, сопутствующих и клинически сходных болезней у рептилий // Матер. X  Междунар. Вет. Конгресса.- M.- 2002.- C. 134-152;
  27. Васильев Д. Б., Соловьев Ю. Н., Митин В. Н. Опухоли костей у рептилий // Вопросы онкологии.- 2003.-том 49 (1).- C. 81-84;
  28. Васильев Д.Б. Диагностическая визуализация почек у зеленой игуаны Iguana iguana // Научные исследования в зоологических парках.- 2003.- № 16.- 154-162;
  29. Васильев Д.Б. Паразитарные болезни рептилий в условиях многовидовой ассоциации зоопарка // Матер. XI Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2003.- C. 203-205;
  30. Дягилец Е.Ю., Васильев Д.Б. Кожные болезни рептилий: клиническая, дифференциальная диагностика и терапия // Матер. XI Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2003.- C. 205-207;
  31. Васильев Д. Б. Ящерицы: зелёные игуаны. Практическое руководство по содержанию в неволе // М.- Изд.  "Проект - Ф".- 117 C;
  32. Васильев Д.Б., Дягилец Е.Ю. Борьба с акарозами рептилий и применение инсектоакарицидов // Научные исследования в зоологических парках.- 2004.- № 17.- C 127-135;
  33. Васильев Д.Б.,Блинова Е.В. Криптоспоридиоз у рептилий: современное состояние проблемы // Научные исследования в зоологических парках.- 2004.- № 17.- C. 136-146;
  34. Васильев Д.Б., Блинова Е.В.  Амебиазы у рептилий // Матер. XII Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2004.- C. 186-187;
  35. Васильев Д.Б. Амилоидоз у рептилий // Матер. XII Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2004.- C. 88-189
  36. Сурикова О.А., Жбанова Ю.М., Васильев Д.Б. Применение эндоскопических методов исследования в диагностике заболеваний ЖКТ рептилий // Матер. XII Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2004.- C. 192-193;
  37. Vasiliev D. Parasitofauna of the rare New Guinean python, Morelia boeleni, and veterinarian aspects of the problem // Proc. 7-th International Symposium PMRA.- Berlin.- 2004.- P.31;
  38. Васильев Д. Б., Сурикова О.А. Особенности эндоскопического исследования ЖКТ у растительноядных рептилий // Научные исследования в зоологических парках.- 2005.- № 18.- C. 88-99;
  39. Васильев Д.Б., Маноян М.Г., Дягилец Е.Ю. Случаи диссеминированных дерматомикозов у рептилий: проблемы верификации и терапии // Научные исследования в зоологических парках.- 2005.- № 18.- C. 78-87;
  40. Васильев Д.Б. Илеус и колотомия у ящериц // Ветеринарная клиника.- 2005.- № 7.- C. 159-160;
  41. Васильев Д.Б. Особенности терапии почечной недостаточности у рептилий // Российский ветеринарный журнал.-  2005.- № 3.- C. 43-45;
  42. Васильев Д.Б. Аллометрический скейлинг: внутри- и межвидовая коррекция терапевтических схем при лечении экзотических животных // Матер. XIII Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2005.- C. 156-159;
  43. Васильев Д.Б., Блинова Е.В. Лептомонозный колит у хамелеонов // Матер. XIII Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2005.- C. 159-160;
  44. Васильев Д.Б., Дягилец Е.Ю. Инфузионная терапия у рептилий // Матер. XIII Mеждунар. Вет. Конгресса.- М.- 2005.- C. 160-162;
  45. Васильев Д.Б., Швед В.С. Профилактика нарушений минерального обмена у рептилий в неволе и применение витаминно-минеральных подкормок // Научные исследования в зоологических парках.- 2006.- № 20.- C. 50-63;
  46. Васильев Д.Б., Карабак В.И., Швед В.С. Проблемы эмпирической и специфической антимикробной терапии рептилий в коллекциях зоопарков // Научные исследования в зоологических парках.- 2006.- №  20.- C. 64-72;
  47. Васильев Д.Б., Соловьёв Ю.Н. Ганглионейробластома у йеменского хамелеона (Chamaeleo calyptratus): первый документированный случай опухоли нейроэктодермального гистогенеза у рептилий // Архив патологии.- 2006.- №  4.- C. 45-47;
  48. Васильев Д.Б. Фолликулярный стаз у ящериц // Ветеринария.- 2006.- № 2.- C. 58-61;
  49. Васильев Д.Б. Этиология и патогенез нефропатий у рептилий // Ветеринария.- 2006.- №  5.- C. 56-60;
  50. Васильев Д.Б. Уролитиаз у рептилий // Ветеринария.- 2006.- №  6.- C. 60-62;
  51. Васильев Д.Б. Остеоренальный синдром у рептилий: особенности патогенеза и терапии // Beтеринарная патология.- 2006.- № 2 (17).- C. 85-89;
  52. Васильев Д.Б. Прижизненные и постмортальные методы верификации гепатопатий у рептилий // Ветеринарная патология.- 2006.- № 2 (17).- C. 90-95;
  53. Васильев Д.Б. Особенности хирургических вмешательств на ЖКТ ящериц // Матер. 1-го Ветеринарного фестиваля.- Сочи.- 2006.- С. 14-26.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.