WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

лимонова Мария Александровна

студенческая молодежь Российской Федерации

в эпоху системных реформ (1985-2003 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва – 2007

Работа выполнена на кафедре истории факультета социологии, экономики и права Московского педагогического государственного университета

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

  Шушарина Ольга Петровна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

  Змеев Владимир Алексеевич

доктор исторических наук, профессор

Ершов Виталий Федорович

доктор исторических наук

Давыдов Станислав Геннадьевич 

Ведущая организация:  Московский гуманитарный университет

Защита состоится 24 марта 2008 г. в часов на заседании диссертационного совета Д  212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571  Москва, проспект Вернадского, д.88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан                                 "____" ________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        Киселева Л.С.

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования определяется особой ролью студенческой молодежи, как социально-интеллектуальной опоры любого общества. Социокультурная и политическая активность студенчества во многом определяют векторы и перспективы развития нации, темпы ее включения в глобализирующееся мировое сообщество. Высокая адаптивность студенчества способствует преодолению межнациональных, религиозных и иных барьеров, препятствующих углублению интеграционных процессов в мире.

Высокая социальная значимость студенчества выдвигает особые требования к деятельности органов власти, отвечающих за разработку и реализацию молодежной политики. Суть проблемы состоит в противоречии между социальными потребностями молодого поколения (образование, работа, быт, отдых) и реальными возможностями для их удовлетворения. Подтверждением такого противоречия является сложное социально-экономическое положение студенческой молодежи в различных сферах жизнедеятельности современного российского общества.

Завершение на современном этапе переходного периода российской истории выдвигает новые требования к материальному обеспечению студенческой молодежи, росту ее благосостояния. Речь идет не только о повышении стипендии, но и о создании предпосылок для качественного изменения социально-экономического статуса студенчества в современном российском обществе.

Анализ состояния научной разработки темы исследования, проведенный в первом разделе диссертации, показал, что среди работ историков студенческого движения преобладают исследования политических настроений молодежи, уровня и качества ее образования, особенностей уровня жизни и ценностных ориентаций. Однако поставленная в данной работе конкретная проблема эволюции взаимоотношения власти и российского студенчества в контексте молодежной политики 1985-2003 гг. до сих пор еще не стала предметом специального рассмотрения в рамках докторской диссертации.

Цель и задачи исследования. В диссертационной работе ставится цель выявить тенденции и показать основные противоречия государственной политики Российской Федерации в отношении студенческой молодежи в эпоху системных реформ 1985-2003 гг.

Исходя из поставленной цели, для более полного раскрытия темы в работе поставлены следующие задачи:

- выявить основные теоретические и методологические подходы исторической науки к исследованию политики власти в отношении студенчества в 1985-2003 гг., а также с привлечением широкого круга литературы и источников определить главные тенденции в развитии историографии данной темы;

- показать эволюцию концептуальных основ государственной политики Российской Федерации в отношении студенчества в условиях системной трансформации 1985-2003 гг.;

- выявить особенности реформирования вузовской системы Российской Федерации и показать изменение требований к подготовке специалистов высшей квалификации;

- исследовать формы и методы, основные направления деятельности российской высшей школы по воспитанию студенчества;

- рассмотреть традиционные и новые формы студенческого движения в Российской Федерации;

- проанализировать эволюцию взглядов российского студенчества на национальные интересы России в 1990-е гг.

Хронологические рамки исследования охваты­вают крайне противоречивый, оригинальный и судьбоносный этап в истории Российской Федерации с 1985 до 2003 гг. Как наиболее активная часть социума, на начальном этапе перестройки студенчество оказалось в большей степени охвачено новыми идеями перестройки, демократизации и гласности. Широкие системные преобразования, начавшиеся в стране с апреля 1985 г., изменили характер и направленность студенческого движения, освободившегося от опеки комсомольских и партийных организаций. В условиях отсутствия государственного патернализма, молодое поколение искало новые формы социального самоутверждения, часто отличные от принятых в обществе стандартов.

Контуры новой российской политики в отношении студенчества в общих чертах сформировались только к началу 2000-х гг., что и определило выбор верхних границ исследования.

Научная новизна диссертации состоит в комплексном исследовании исторического опыта разработки и реализации государственной политики России в отношении студенческой молодежи в противоречивый период 1985-2003 гг. Новаторство работы определяется широким использованием материалов текущих архивов Российской Федерации, которые отразили фундаментальные перемены в мировоззрении, культуре и образе жизни российского студенчества в эпоху системных реформ.

Автор подчеркивает, что на начальном этапе перестройки власть стремилась использовать протестный потенциал студенчества в целях углубления системных преобразований. При этом, ставка делалась на новое, высокообразованное поколение, сформировавшееся на волне движения шестидесятников, и ориентированное на использование опыта западных демократий в целях оздоровления политической системы страны. Однако уже на закате перестройки идейно и политически дифференцированное студенчество представляло скорее деструктивную социальную силу, ориентированную не на обновление социализма, а на полный демонтаж советской государственности.

Ситуация отчасти повторилась в первой половине 1990-х гг., когда теоретики и практики рыночных реформ сначала стремились использовать высокую политическую активность студенчества в целях продвижения либерально-демократических ценностей, а затем и сами подверглись жесткой критике учащейся молодежи, требовавшей повышения стипендии и общей экономической стабилизации. Во второй половине 1990-х гг. студенческая молодежь, ориентированная на индивидуальные формы выживания в новых экономических условиях, ярко демонстрировала социальное равнодушие и низкий уровень политической активности.

Автор делает вывод о том, что в 1990-е гг. в среде российского студенчества в большей степени, чем в целом в обществе, проявились культурные контрасты, идейная и политическая дифференциация, стремление к экономической независимости. В работе подчеркивается возросший прагматизм и интеллектуальная акселерация студенчества 1990-х гг., лишенного связи с идеологическими стереотипами предшествующей эпохи.

Констатируя факт количественного увеличения доли студенчества в российском обществе (главным образом, за счет коммерциализации высшей школы), автор отмечает падение общего образовательного уровня нации, вызванное не только издержками переходного периода, но и отсутствием должного государственного внимания к повышению качества обучения.

Новизна исследования заключается в выявлении связи между содержанием системных перемен, произошедших в стране в 1990-е гг., и новыми задачами воспитания молодежи. В числе приоритетов в этот период выделялось формирование гуманистически ориентированного мировоззрения, патриотического сознания и высоких духовных потребностей. Однако, как показало исследование, далеко не всегда ослабленные снижением государственного финансирования вузы страны могли выполнить этот социальный заказ. В данной связи вполне объяснима ориентация высшей школы на самовоспитание, самостоятельную работу студента. Лишь в начале 2000-х гг. благодаря комплексу принятых на правительственном уровне мер удалось повысить статус воспитания, привлечь к этой проблеме широкую педагоги­ческую и научную общественность, гуманизировать воспитание на основе личностно-ориентированного подхода, тради­ций российской педагогики.

Автор отмечает рост общественно-политической активности учащейся молодежи на рубеже 1990-х – 2000-х гг., связанный с преодолением переходного периода в жизни страны. В эти годы студенчество, составлявшее интеллектуальное ядро российской молодежи, демонстрировало широкий спектр представлений о национальных интересах России, оцениваемых как с крайне левых (Союз коммунистической молодежи, Авангард красной молодежи и др.), так и с крайне правых позиций (Молодежный Союз СПС, Молодежное движение в защиту прав человека и др.). Тенденция к политической консолидации нации, наметившаяся в первые годы ХХI в., нашла поддержку в пропрезидентском молодежном движении "Наши", ставшем своего рода общим знаменателем в формировании политических взглядов молодежи.

Методология исследования. Теоретико-методологическую основу исследования составляет совокупность идей, относящихся к диалектико-материалистическому пониманию истории, сочетание принципов историзма, достоверности, объективности, а также обширный комплекс общенаучных (системный, статистический, социологических исследований и др.) и специальных исторических методов. Принцип историзма позволил проследить в динамике, в развитии политику российской власти в отношении студенческой молодежи, выявить происходившие в ней изменения, представить многоаспектность проблем подготовки кадров высшей квалификации.

Научно-практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы при корректировке современной политики России в отношении студенческой молодежи. Некоторые выводы и рекомендации исследования могут быть полезны органам власти и организациям, отвечающим за реализацию молодежной политики в современных условиях. Они могут быть использованы в процессе углубленного изучения истории России, при написании школьных и вузовских учебников по истории Отечества.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения диссертации были представлены научной общественности в виде монографий, статей и тезисов докладов автора на научных конференциях. О результатах своего научного исследования соискательница докладывала на кафедре истории МПГУ.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, шести разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется цель и задачи, степень научной разработки проблемы, характеризуются хронологические рамки, рассматривается научная новизна и практическая значимость диссертации

В первом разделе "Научные основы исследования взаимодействия власти и российского студенчества в 1985-2003 гг. Историография и источниковая база диссертации" - обобщена методологическая база работы, выявлены особенности освещения истории студенчества в научно-исторической литературе, а также проведена систематизация основных источников по теме диссертации.

В значительной степени выбор методов исследования был определен спецификой самой темы диссертации. История российского студенчества характеризуется широким событийным многообразием и противоречивостью отношений вузовской молодежи с властью. В числе основных методов исследования - позитивистская теория многофакторности общественного развития, принципы историзма и объективности, диалектический метод познания, историко-типологический метод, позволяющий выделить существенные признаки в рассмат­риваемой проблеме, принципы системности, сравнительного анализа с опорой на обширный круг источников и литературы по про­блеме.

При освоении эмпирического материала, особенно данных статистики, оказался не­заменим статистический метод. Применение статистического метода позволило проследить динамику количественных и качественных изменений в жизни российского студенчества, выявить особенности уровня жизни вузовской молодежи в 1985-2003 гг. Хотя поиск методологических основ изучения студенчества, вне всякого сомнения, будет продолжаться, автор согласен с точкой зрения Н. Бора, предлагавшего «принцип дополнительности» взамен отдельно взятых методологических подходов (формационного, духовно-идеологического, культурологического, цивилизационного), абсолютизирующих какой-либо один фактор общественной и политической эволюции.1 В аспекте исследуемой темы, это предполагает применение междисциплинарных подходов и методов исследования.

Историография проблемы. Состояние научной разработки проблемы нельзя определить без осмысления того, что сделано исследователями в предшествующий период отечественной истории, без понимания того, какой вклад внесли они в приращение знаний в изучаемую тему.

В советской историографии традиционного господствовало представление о позитивной роли государственного патернализма в отношении студенчества, а сама вузовская молодежь рассматривалась в качестве главной интеллектуальной опоры советской системы. Уровню общеобразовательной подготовки и моральному облику будущих строителей коммунизма были посвящены работы З.Г. Дайча, Г.П. Изместьевой, Г.Е. Глезермана и др.2 Партийно-государственное руководство высшей школой и воспитанием студенчества рассматривалось как решающее условие, обеспечивающее становление и полноценное развитие личности советского человека. Собрав интересный фактический материал, авторы ряда исследований советского периода смогли обеспечить достаточно высокий уровень анализа избранной темы.3

Новый импульс научному исследованию взаимодействия власти и студенчества дала разработка и реализация реформ в сфере образования в середине 1980-х гг., а также начавшаяся в этот период перестройка.4 Во второй половине 1980-х гг. впервые в советской историографии появились критические замечания в адрес государственной политики в сфере высшего образования, исследователи отмечали издержки идеологизации учебного процесса, вмешательства партийных структур в жизнь студенческой молодежи.5 Однако в целом в годы перестройки еще не удалось преодолеть сложившиеся историографические стереотипы в оценке реалий советского общества, и, в частности, в жизни студенческой молодежи.

Вопросы студенческого движения, автономного от официальной политики партии и ВЛКСМ, стали активно обсуждаться с конца 1980-х гг. До этого молодежная оппозиция и проявления студенческого протеста рассматривались как чуждые советскому обществу явления. Редкие доперестроечные газетные и журнальные статьи носили дидактически-морализирующий характер. На рубеже 1980-1990-х гг. получили распространение «круглые столы», посвященные проблемам студенческой молодежи, ее культуре, политическому и нравственному самоопределению, объединившие журналистов, историков и социологов.6

Качественно новый историографический период, на протяжении которого государственная идеология уже не в такой мере влияла на проводимые исследования, наступает только в 1990-е гг. В этот период стали более доступны материалы ведомственных и текущих архивов, раскрывшие исследователям сложный и многообразный мир студенческой субкультуры.7 Радикальные перемены в стране активизировали научный поиск, способствовали анализу частных проблем студенчества и разработки государственной политики в области высшего образования.8

В историографии новейшего периода большое внимание традиционно уделялось исследованию различных форм студенческого движения.9 К середине 1990-х гг. появился целый ряд уже вполне взвешенных, серьезных научных трудов, претендовавших на научную новизну.10 В известной степени данные работы дополняли исследования по истории различных социальных групп в переходный период.11 Наибольший интерес в историографии 1990-х гг. представляют исследования студенческой культуры, участия молодежи в политических и религиозных движениях 1990-х гг.12

В середине 1990-х гг., на волне разочарования в рыночных реформах, нарастают критические оценки официального курса в сфере высшего образования, воспитания и формирования личности учащейся молодежи. При этом часто проводились параллели между советским и постсоветским опытом реализации образовательной политики.13 Например, В.А. Приступко провел исследование движения советских студенческих отрядов, показал их роль в трудовом и гражданском воспитании будущих специалистов, обосновал возможности использования опыта отрядов в современных российских условиях.14 Определенный фактический материал для раскрытия темы исследования, выявления процессов, которые шли в студенческой среде в 1990-е гг., содержат труды по истории педагогики, социологии образования и воспитания.15

В середине 1990-х гг. появляются обобщающие работы историко-педагогического плана, которые, на наш взгляд, во многом были вызваны к жизни проблемами реализации образовательных реформ. В целом ряде крупных научных исследований были намечены и развиты интересные подходы к пониманию характера эволюции высшей школы и образовательной системы в целом.16 Вместе с тем, в ряде случаев они выявили удивляющее своим радикализмом критическое отношение к достигнутому, некоторую недооценку накопленного образовательного потенциала. Представляется недостаточным и специальный исторический анализ. Экономические и управленческие вопросы взаимоотношений государства и вузов в эпоху общественно-политического реформирования 1990-х гг. обстоятельно анализируются А.Р. Лосевым, С.В. Колосковым и др.17

Проблемы формирования мировоззрения студенчества на рубеже ХХ-XXI вв. подробно исследовались И.М. Ильинским. Им проанализированы основные причины возрастания роли образования и воспитания в современных условиях, ошибки в определении соотношения обучения и воспитания, сформулированы новые требования к личности в условиях перехода к рыночным отношениям в экономике. По мнению И.М. Ильинского, успеха достигают, прежде всего, люди, у которых способности и таланты сочетаются со знаниями, инициативой, предприимчивостью, активностью, деловитостью, готовностью к риску, способностью к самостоятельным решениям и быстрому приспособлению к изменяющейся обстановке.18

Новое звучание в 1990-е гг. приобрели исследования студенческой субкультуры.19 Авторы разрабатывали вопросы формирования мировоззрения, системы ценностей студенчества, анализировали формы социализации и межличностных отношений в молодежном сообществе.20 В рамках культурологии изучались проблемы молодежной контркультуры, ярко проявившей себя в исследуемый период.21

На рубеже 1990-2000-х гг. дополнительную актуальность приобрели исследования государственной молодежной политики.22 Исследователи подчеркивали необходимость государственной поддержки высшего образования, активизации воспитательной работы в вузах.23

В целом, обзор исследовательской литературы показал, что существующие работы ориентированы либо на изучение узких проблем развития высшей школы, либо, напротив, на самое общее рассмотрение государственной молодежной политики. Попытки сравнительного анализа взаимодействия власти и студенчества в 1985-2003 гг. ранее не предпринимались.

Источниковой базой исследования послужили разнообразные документы и материалы, отражающие сложный и неоднозначный процесс формирования и развития студенческой молодежи в 1985-2003 гг. В их числе: Конституция и законодательные акты Российской Федерации;24 аналитические материалы и данные социологических исследований по выбранной теме;25 печатные и архивные источники, официальные документы Правительства Российской Федерации.26

Интерес представляют материалы съездов Российского Союза ректоров, Российского союза молодежи (РСМ), Региональной молодежной общественной организации Московское студенческое объединение негосударственных вузов по реализации программ РСМ и др. Важный комплекс источников составили публикации, принадлежащие ведущим российским политикам, которые определяли характер государственной политики в отношении студенческой молодежи и несли непосредственную ответственность за ее реализацию.

При разработке темы автором всесторонне изучены документы (приказы, письма) Минобразования РФ по вопросам работы со студенчеством. Особое внимание уделено исследованию текстов федеральных законов: «Об образовании» в редакции ФЗ от 13.01.96 г., «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 28.02.96 г., выступлений лидеров РФ по рассматриваемым в диссертации вопросам, постановлений Правительства Российской Федерации, других нормативных, правовых актов федерального уровня по вопросам правового положения, образования, воспитания студенчества с 1985 по 2003 гг. Проанализированы также: Национальная доктрина образования в Российской Федерации (2000 г.), в которой определены цели обучения и воспитания как единого процесса, пути их достижения посредством государственной политики в краткосрочной перспективе; Концепция модернизации российского образования на предстоящее десятилетие (2001 г.), Государственная программа патриотического воспитания граждан России (2001 г.).

В исследовании использовались новые архивные материалы. Основная их часть отложилась в текущих архивах, в частности, Текущем архиве Государственного Комитета РФ по делам молодежи, Правительства г. Москвы, Института молодежи (Ныне - МосГУ), Института международного права и экономики, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Международного независимого эколого-политологического университета (приказы, планы, программы, рекомендации), Центральном архиве Российской оборонно-спортивно-технической организации (РОСТО), Текущем архиве Центра образования «Демократия и развитие». Отдельные документы взяты автором из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ).

Значительное внимание в диссертации уделено периодической печати. Автором использовались материалы официальных изданий, партийной печати, ведомственных журналов, а также массовая газетно-журнальная периодика. В целом, источниковая база подбиралась с учетом специфики темы исследования и оказалась достаточно полной и разнообразной.

Второй раздел – "Эволюция концептуальных основ государственной политики в отношении студенчества в 1985-2003 гг.". В разделе показан высокий уровень заботы партийно-государственного руководства СССР о развитии студенчества, которое считалось наиболее перспективной социальной группой советского общества. Система органов ВЛКСМ непрерывно совершенствовала свою работу по защите интересов учащейся молодежи. ЦК и обкомы ВЛКСМ решали молодежные проблемы через профессиональные союзы, осуществляли функцию социально-правовой защиты студенчества. Учащейся молодежи предоставлялись бесплатное образование, отдых, оздоровление и гарантии трудоустройства.

Изменение общественно-политической системы Российской Федерации в начале 1990-х гг. внесло серьезные коррективы в разработку и реализацию молодежной политики власти. В ноябре 1991 г. был упразднен Комитет РСФСР по делам молодежи, функции которого были переданы Министерству народного образования. Под сомнение была поставлена деятельность немногочисленных органов по делам молодежи на местах.27 Ликвидация Госкомитета приостановила реализацию молодежных и студенческих программ и проектов, заложенных Законом СССР и деятельностью местных органов по делам молодежи. Органы по делам молодежи не смогли принять на себя государственные функции, выполняемые ранее молодежными общественными организациями.

Исследование показало, что в условиях распада ВЛКСМ начался неконтролируемый процесс утраты собственности, создаваемой на взносы всей молодежи. Происходил отток кадров из молодежных структур.28 Содержание молодежной политики начала 1990-х гг. ярко характеризуют слова бывшего первого секретаря ЦК Российского Союза молодежи В. Лащевского: «Традиционная «отеческая» опека государства молодежи трансформировалась в «демократическое» безразличие к нуждам молодежи».29

Студенчество, как политически наиболее активная часть социума, крайне негативно оценивало инициативы власти в реорганизации молодежной политики. По данным исследования НИЦ (1991 г.), 78% молодых людей считало, что органы государственной власти не заботятся о росте образования и дальнейшем трудоустройстве студенчества.30 Опрос, проведенный перед VII Съездом народных депутатов РСФСР в конце ноября 1992 г., показал, что отношение молодежи к властным структурам стало еще радикальнее.31

В разделе показано, что отдельные позитивные перемены в политике государства в отношении студенчества наметились после утверждения в январе 1993 г. Положения о Комитете РФ по делам молодежи.32 В соответствии с возложенными на него задачами Комитет осуществлял функцию разработки предложений и нормативных актов по вопросам государственной молодежной политики, участвовал в разработке федеральных целевых программ, направленных на решение проблем труда, занятости, образования, социальной защиты, физического и духовного развития, поддержки студенческих объединений.33

В 1990-е гг. происходили многочисленные изменения в управлении системой высшего образования, которые непосредственно отражались на уровне и качестве подготовки специалистов высшей квалификации. Автор отмечает, что далеко не всегда организация учебно-воспитательного процесса в высшей школе соответствовала потребностям текущего момента.

В целях решения проблем студенческой молодежи в апреле 2001 г. Департамент по моло­дежной политике Минобразования РФ при поддержке Администрации Президента РФ, Федерального Собрания РФ, Профсоюза работ­ников народного образования и науки РФ, Рос­сийского союза ректоров провел Всероссийский студенческий форум. Ряд приказов, программ, рекомендаций министерства был посвящен организации внеучебной работы со студентами, патриотическому воспитанию, формированию духовного мира, здорового образа жизни молодежи. К концу исследуемого периода больше внимания стало уделяться развитию студенческого самоуправления.34

В целом, государственная политика в отношении студенчества в годы системных реформ отличалась крайней противоречивостью, отсутствием целостной законодательной базы и ясного видения перспектив развития вузовской молодежи в условиях перехода страны к информационному обществу.

В третьем разделе "Реформы в образовательной системе Российской Федерации и изменение требований к подготовке специалистов с высшим образованием" - показано, что на рубеже 1980-1990-х гг. высшая школа находилась в состоянии затянувшегося кризиса, вызванного общей дестабилизацией социально-экономического и политического развития страны. Отраслевой характер развития советской высшей школы препятствовал широкой университетской подготовке специалистов. Социальные реалии предъявляли новые, возросшие требования к вузовской системе, уровню подготовки её выпускников. Молодые специа­листы должны были обладать не только глубокими и современными знаниям и компьютерной грамотностью, но и способностью к творче­скому мышлению, самостоятельному поиску, являющимися необходи­мыми компонентами современных сложных профессий.

С начала 1990-х гг. вследствие радикальных изменений политической и экономической ситуации в России, сопровождавшихся беспрецедентным сокращением бюджетного финансирования, образовательная система оказалась в еще более кризисной ситуации, выход из которой наметилось только на рубеже ХХ-XXI вв. С распадом СССР распалась строго централизованная структура сис­темы образования, ее высшей школы. Требовалось выработать положения, тактику и механизмы адаптации системы высшего образования к иной экономической, социаль­ной, идеологической и политической ситуации, к новой демографической обстановке.35 Предпосылки для глубокого реформирования высшей школы России были заложены принятым 10 июня 1992 г. Законом РФ «Об образовании», который занял центральное положение в этой сфере.36 Закон «Об образовании» был направлен на обеспечение права на образование человека и гражданина, закрепленных в ст.43 Конституции РФ. Он установил общие принципы и правила, регулирующие все виды отношений в области образования, возникающие между работниками сферы управления образованием, педагогическими работниками и студенчеством.

В разделе показано, что глубокий экономический кризис, в котором оказалась Российская Федерация в конце 1980-х – 90-х гг. существенно осложнил проведение реформ высшей школы, максимально обострил финансовые, организационные и кадровые проблемы развития вузов. Если в 1992 г. доля расходов на образование в федеральном бюджете составляла 5,85%, то в последующие годы она неуклонно снижалась и составила в 1998 г. лишь 3,45%.37 Автор отмечает, что в 1990-е гг. обычной практикой стала задержка работникам образования заработной платы, стипендии учащимся. Например, в 1999 г. задолженность перед работниками общеобразовательных учреждений по заработной плате составляла 5,9 млрд. рублей.38 В своем Послании Федеральному Собранию от 8 июля 2000 г. Президент РФ В.В. Путин отметил, что в 1990-е гг. Правительство ни разу не выделило вузам 3% бюджетных средств, положенные по Закону «Об образовании». Реальные размеры финансирования никогда не превышали 40% от нормативов.39

Значительное снижение государственного финансирования вузов в 1990-е гг. сказалось, главным образом, на гуманитарном образовании, которому было труднее приспособиться к условиям рыночных реформ. Отсутствие полноценной государственной поддержки повлекло за собой не только уход преподавательского состава в иные сферы деятельности и расширение спектра коммерческих образовательных учреждений, но и, в конечном итоге, крайне негативно отразилось на качестве преподавания обществоведческих дисциплин.

В разделе подчеркивается особая роль вузовской учебной литературы, которая являлась важным средством обучения и воспитания студентов. По мнению автора, коммерциализация учебного книгоиздания в 1990-е гг. негативно влияла на качество учебной литературы. Во второй половине 1990-х гг. Правительством, министерствами РФ был принят пакет документов, регулирующих вопросы учебного книгоиздания. Большую работу, направленную на повышение качества учебной литературы, осуществляло Министерство образования РФ. Повышению качества учебной литературы способствовала процедура присвоения этим изданиям грифа министерства, ежегодно проводимые конкурсы учебных изданий, Национальная выставка «Книги России», Московская международная выставка-ярмарка.

В начале 2000-х гг. благодаря возросшему вниманию нового руководства страны к проблемам развития высшей школы России студенчество выдержало испытание экономическим и социальным кризисом. В молодежной политике стали происходить положительные изменения. Было упорядочено финансирование учебных заведений, увеличились ассигнования на нужды образования из федерального бюджета. Сохранены ведущие научно-педагогические школы, возросла популярность вузов, осуществлявших подготовку специалистов нового поколения.40

В четвертом разделе "Новые воспитательные задачи российской высшей школы" – показано стремление органов власти к преодолению деформаций системы воспитания студенчества, неизбежных в условиях общего кризиса общества и государства.

Автор отмечает, что в наиболее критическом положении оказалось гражданско-патриотическое и трудовое воспитание студентов. Гражданско-патриотическое воспитание в России объективно являлось ключевым в обеспечении устойчивого политического, социально-экономического развития и национальной безопасности Российской Федерации. Это одна из наиболее значимых и сложных сфер воспитания, поскольку в ней формировались не только соответствующие мировоззренческие ориентации, идеалы и принципы, но и необходимые личностные качества, обеспечивающие жизнедеятельность студентов в условиях политических и экономических перемен в стране. Воспитание гражданственности предполагало формирование активной гражданской позиции личности, гражданского самоопределения, осознания ответственности за свободный моральный и политический выбор.

В разделе подчеркивается несовершенство и противоречивый характер законодательной базы государственной политики в сфере воспитания студенческой молодежи. Принятый Закон РФ «Об образовании» в первой редакции (1992 г.) с одной стороны, провозглашал, что «под образованием … понимается целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах личности, общества, государства», с другой стороны, в Законе не формулировались цели и задачи воспитания. Эти вопросы не получили отражения и в государственных образовательных стандартах.

В школах и вузах были упразднены штатные должности работников, которые занимались воспитанием, общественные организации выведены за рамки образовательных учреждений, а пионерская организация и комсомол, непосредственно участвовавшие в воспитании, ликвидированы. Фактически была разорвана связь обучения и воспитания, что нанесло системе образования существенный урон.41

В новой редакции Закона РФ «Об образовании» (1996 г.) воспитание рассматривалось как «целенаправленная деятельность, осуществляемая в системе образования, ориентированная на создание условий для развития духовности обучающихся на основе общечеловеческих и отечественных ценностей; оказание им помощи в жизненном самоопределении, нравственном, гражданском и профессиональном становлении; создание условий для самореализации личности».42 

О противоречивости образовательной политики говорит содержание Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. К основным задачам высшего учебного заведения отнесены: удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии, формирование у обучающихся гражданской позиции, способности к труду. Но понятие «воспитание студенческой молодежи» в тексте закона полностью отсутствовало.

Автор отмечает, что в 1990-е гг. в документах государственных органов крайне мало говорилось о роли преподавателя в воспитании студентов. Статья 81 Типового положения о высшем учебном заведении, утвержденного Постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 26 июня 1993 г. № 597 весьма кратко упоминала, что преподаватели обязаны развивать у студентов самостоятельность, инициативу, творческие способности. В соответствии со статьей 77 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 5 апреля 2001 г. № 264, работники вузов, осуществляющие педагогическую деятельность, именовались педагогическими работниками. Однако из анализа Типового положения видно, что практически не раскрывались воспитательные функции вузовского преподавателя. Шаг вперед в этом вопросе сделало Правительство РФ при подготовке и утверждении Национальной доктрины образования. В документ был внесен специальный раздел о педагогических кадрах.

В конце 1990-х гг. Правительство РФ значительно увеличило выделение средств на реализацию мероприятии федеральной программы "Молодежь России" по развитию гражданственности и патриотизма российского студенчества, поддержке военно-патриотических молодежных и детских объединений, поисковых формирований. Тем самым начала создаваться финансово-материальная база патриотической и военно-патриотической работы.43 В 2001 г. была принята новая государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы», которая открыла новую эпоху в государственной молодежной политике.44

В пятом разделе – "Исторические традиции и новые формы студенческого движения в Российской Федерации" – автор отмечает, что студенчество, как наиболее активная часть населения, всегда с интересом наблюдало за развитием политической жизни в стране. В данной связи именно в студенческой среде наблюдались наиболее радикальные формы несогласия с официальным вектором развития СССР накануне перестройки. Цели и организационные формы самоопределения молодых людей были различны: от кружков по изучению произведений классиков марксизма-ленинизма в поисках «истинного социализма» до подпольных молодежных групп, требовавших изменения государственного строя.45

Все еще опасаясь прямого участия в политическом и правозащитном движении, студенты часто выступили с требованиями изменения учебных программ. В частности, предлагалось ввести в учебные программы материал по экономическому и общественно-политическому развитию стран, не входящих в социалистический лагерь, уделять больше внимания вопросам культуры, устранить партийно-политический надзор за обучением и развитием науки.46 В студенческой среде все чаще стали критиковать преподавание политических дисциплин, в том числе занятия по истории партии. Выразителем настроений части оппозиционно настроенного по отношению к учебному процессу студенчества стали студенты - журналисты МГУ.47 На низкий уровень преподавания общественно-политических дисциплин, вызывавший скуку и протест студентов, подавлявший интерес к изучению, влиявший на качество знаний, обращали внимание участники всесоюзных совещаний обществоведов,48 сами студенты,49 проверявшие инспекции.50

В студенческой среде активно обсуждались изменения в идеологии и политике советского государства на рубеже 1980-1990-х гг. Далеко не всегда политические перемены получали позитивные оценки. Чаще всего студенческая молодежь была обеспокоена ухудшением качества обучения. Согласно опросам, лишь 10% студентов оценивали ход реформы образования положительно, а 41% преподавателей и 33% работников вузов считали, что положение ухудшилось.51 Лишь 16% респондентов считали возможным оплачивать обучение в вузах, 76% высказались за полное бесплатное обучение. За платное обучение в высшей школе высказались только 1,4% опрошенных.52

Крайне негативно студенчество оценивало перепады в государственной образовательной политике. Если в советский период молодежь выступала за освобождение от идеологизации учебного процесса, то в 1990-е гг. – начале нового XXI в. основное недовольство вызывало недофинансирование вузов, низкая стипендия и отсутствие перспектив в получении стабильной работы по специальности.

В разделе отмечается, что серьезной проблемой для органов власти стал рост наркомании, алкоголизма, девиантного поведения в молодежной, в том числе студенческой среде. Стремясь преодолеть негативные социальные последствия переходного периода, в середине 1990-х гг. руководство Российской Федерации способствовало активному развитию специальных социальных служб, организаторами которых выступили министерства, ведомства, комитеты по делам молодежи. Так, например, по линии Министерства высшего образования в крупных городах создавались особые подразделения, оказывавшие психологическую помощь нуждающимся. По линии Федеральной службы занятости были созданы программы по предотвращению молодежной безработицы (ярмарки вакансий для молодых, переобучение и обучение и др.), проводились мероприятия по сезонному трудоустройству студентов на период летних каникул.53

К концу исследуемого периода социально-политическая активность студенчества заметно возросла, что было связано с завершением переходного периода в новейшей российской истории. 

Шестой раздел – "Эволюция взглядов российского студенчества на национальные интересы России в 1990-е гг."

В разделе автор отмечает кардинальное изменение отношения учащейся молодежи к Родине, подчеркивает рост пацифистских, антиармейских настроений в студенческой среде. Фактическая легализация пацифизма произошла в стране в конце 1980-х - начале 1990-х гг. Под влиянием демократически ориентированных СМИ происходила переоценка внешнеполитических союзников и противников Российской Федерации. Внутренняя логика прозападных демократических реформ предполагала временное забвение таких ценностей, как Отечество, патриотизм, верность культурно-национальным традициям предков, память о павших за Родину, знание истории своего народа.54

Как результат, в 1990-е гг. резко снизился престиж нравственности, возросли интересы сугубо личного, прагматичного и конъюнктурного плана. В студенческой среде господствовало безразличное либо негативное отношение к понятию гражданского долга, ответственности перед обществом. Значительная часть студенческой молодежи утратила такие традиционные нравственно-психологические черты, как романтизм, самоотверженность, готовность к подвигу, честность, добросовестность, вера в добро и справедливость, стремление к правде и поиску идеала, к позитивной реализации не только личных, но и социально значимых интересов и целей.55

Студенчество, как наиболее восприимчивая социальная группа, оказалось наиболее уязвимым для пропаганды антироссийской идеологии. Не случайно в 1990-е гг. массовым стало негативное отношение населения к армии, которое выражалось в стремительном увеличении доли не желающих идти на воинскую службу.56 Только в 1998 г. в России было более 40 тыс. уклонистов. Это более 10% призывного контингента. С 1989 по 1997 гг. число их увеличилось почти в 20 раз.57 Молодые люди открыто заявляли, что не интересуются историей России и родного края (40% опрошенных), им безразлична военная и патриотическая тематика (55% опрошенных).58

Автор отмечает, что в 1990-е гг. проблема национальных интересов России не ставилась на уровне власти. Долгое время работа по патриотическому воспитанию молодежи велась без продуманной концепции. Большой потенциал патриотических объединений, сохранившихся еще с советских времен, был во многом потерян или использовался неэффективно. Не случайно в 1990-е гг. в России наблюдался невиданный ранее межпоколенный культурный разрыв. Даже в высокообразованной студенческой среде обозначилась проблема социального идеала.

Разрушение единых национально-государственных ценностей, патриотических ориентаций народа осложняло решение задач формирования духовно-нравственных основ российского студенчества. Лишь на рубеже 1990-х – 2000-х гг. наметился сдвиг в политике государства, отход от деидеологизации и космополитизма к формированию ценностных ориентиров национального развития. В сложных, противоречивых условиях началось вызревание новых подходов к формированию патриотизма, вернулось осознание необходимости исторической преемственности в духовной жизни общества, в том числе и в сфере воспитания подрастающего поколения на принципах патриотизма.

В заключении автор подводит итоги работы, делает обобщения и выводы, предлагает рекомендации по дальнейшему научному осмыслению и анализу данной проблематики. В заключительной части работы показано, что к концу 1990-х гг. в результате сложной эволюции политическая стратегия Правительства России в отношении студенческой молодежи стала более продуманной, избавилась от перекосов, свойственных переходному времени.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Лимонова М.А. Формирование концепции государственной политики в отношении студенческой молодежи в конце 1990-х – начале 2000-х гг. // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2006. № 1. С. 22-37 (1,0 п.л.).
  2. Лимонова М.А. Особенности политических взглядов российского студенчества в 1990-е годы // Вестник Красноярского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. Красноярск, 2006. № 3/1. С. 31-46. (1,2 п.л.).
  3. Лимонова М.А. Государственная власть и студенчество России в эпоху трансформации (1985-1999 гг.) // Вестник Военного университета. М., 2006. № 1. С. 74-89. (0,9 п.л.).
  4. Лимонова М.А. Теория и практика воспитания патриотизма и гражданственности российского студенчества в 1990-е гг. // Вестник Российского университета дружбы народов. М., 2007. № 1. С. 49-63. (0,9 п.л.).

Монографии:

  1. Лимонова М.А. Государственная власть и студенческая молодежь в Российской Федерации в 1990-е гг. М.: «Прометей», 2006. 365 с. (21,3 п.л.).
  2. Лимонова М.А. Студенчество Российской Федерации в эпоху системных реформ (1990-е гг.). М.: «Прометей», 2006. 344 с. (20 п.л.).

Статьи:

  1. Лимонова М.А. Особенности культурного развития и мировоззрения российской учащейся молодежи в годы радикальных реформ 1990-х гг. // История России: проблемы экономического и социально-политического развития. Сб. науч. трудов. Волгоград: Перемена, 1999. С. 143-149. (0,4 п.л.).
  2. Лимонова М.А. Общественно-политические взгляды российского студенчества в 1990-е гг. // Материалы региональной конференции по проблемам молодежной политики Российской Федерации. 19-21 марта 2000 года. Ярославль, 2000. С. 82-93. (0,5 п.л.).
  3. Лимонова М.А. Студенчество в социальной структуре российского общества (1990-е гг.) // Социально-экономические и культурологические проблемы современности. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2000. С. 25-33. (0,5 п.л.).
  4. Лимонова М.А. Российская молодежь и молодежная политика постсоветской России // Социально-экономические и культурологические проблемы современности. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2000. С. 54-58. (0,3 п.л.).
  5. Лимонова М.А. Тенденции и противоречия формирования новой молодежной политики Российской Федерации в 1990-е гг. // Международная жизнь. 2001. № 4. С. 39-44. (0,4 п.л.).
  6. Лимонова М.А. Культурный обмен студенчества стран СНГ // Проблемы социально-гуманитарных наук на исходе ХХ века. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2002. С. 63-69. (0,5 п.л.).
  7. Лимонова М.А. Исторический опыт разработки и реализации молодежной политики Российской Федерации в 1990-е гг. // Общественно-политические преобразования в России: страницы истории. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2003. С. 42-47. (0,4 п.л.).
  8. Лимонова М.А. Проблемы трудоустройства студенчества Российской Федерации в условиях реформ 1990-х гг. // Социально-гуманитарные науки и проблемы комплексного исследования российского общества. Сборник научных трудов МПГУ. М.: Гном-Пресс, 2003. С. 71-78. (0,4 п.л.).
  9. Лимонова М.А. Эволюция взглядов российского студенчества на национальные интересы России в 1990-е гг. // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. Сборник научных трудов МПГУ. М., 2003. С. 12-27. (1,2 п.л.).
  10. Лимонова М.А. Высшая школа Российской Федерации в условиях непрерывных реформ (1984-1999 гг.) // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. Сборник научных трудов МПГУ. М., 2003. С. 35-46. (0,7 п.л.).
  11. Лимонова М.А. Разработка программы патриотического воспитания российской молодежи на рубеже 1990-2000-х гг. // Сборник научных трудов. Смоленск: СГПУ,  2004. С. 92-104. (0,5 п.л.).
  12. Лимонова М.А. Влияние системных внутриполитических преобразований на мировоззрение студенческой молодежи Российской Федерации (1990-е гг.) // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 2003 год. М., Издательство 000 «Гном-Пресс»,  2004. С. 87-93. (0,4 п.л.).
  13. Лимонова М.А. Студенческие движения в постсоветской России (формы проявления, масштаб и последствия) // Гуманитарий. История и общественные науки. Сборник научных трудов. Выпуск IV. М.: МПГУ, 2004. С. 22-26. (0,2 п.л.).
  14. Лимонова М.А. Национальные интересы России в оценках студенческой молодежи // Социально-гуманитарные науки: поиски, проблемы, решения. М., МПГУ, 2005. С.35-51. (1,2 п.л.).
  15. Лимонова М.А. Студенчество и молодежная субкультура в России в 1990-е гг. // Гуманитарий. История и общественные науки. Сборник научных трудов. Выпуск V. М.: МПГУ, 2006. С. 127-136. (0,6 п.л.).
  16. Лимонова М.А. Ценностные ориентиры российского студенчества в 1990-е гг. // Новые подходы к изучению отечественной истории в вузе. Материалы круглого стола. СПб, 2006. С. 99-124. (1,5 п.л.).
  17. Лимонова М.А. Патриотизм и гражданственность в системе ценностей российского студенчества конца 1990-х – начала 2000-х гг. // Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стратегии. Символы. Мифы. М., 2006. С.127-134. (0,5 п. л.).
  18. Лимонова М.А. Политическая активность учащейся молодежи России в 1990-е гг. // Свободная мысль - XXI. 2006. № 21-23. (0,4 п.л.).
  19. Лимонова М.А. Проблемы историографии молодежного движения России в 1985-1991 гг. // Страницы советской истории. Сборник статей. Пермь, 2006. С. 126-129. (0,2 п.л.).
  20. Лимонова М.А. Законодательная база молодежной политики Российской Федерации в 1990-е гг. // Проблемы власти и общества в выступлениях участников научной конференции «История России: ХХ в.». М.: МГМА, 2006. С. 82-93. (0,5 п.л.).
  21. Лимонова М.А. Развитие физкультуры и спорта в среде российского студенчества в 1985-2003 гг. // Страницы социально-политической истории России. Тверь, 2006. С. 133-146. (0,8.п.л.).
  22. Лимонова М.А. Проблема лидерства в молодежной среде России 1990-х гг. // Материалы научной конференции «История журналистики в России: прошлое и современность». МГУКИ. М., 2006. С. 131-137. (0,4 п.л.).
  23. Лимонова М.А. Профессиональная ориентация студенчества России в 1990-е гг. // Проблемы российской модернизации: от тоталитаризма к демократии. М.: МЭИ, 2006. С.122-138. (0,9 п.л.).
  24. Лимонова М.А. Исторический опыт разработки и реализации политики Российской Федерации в отношении студенческой молодежи (1985-2003 гг.) // Новые подходы к изучению отечественной истории в вузе. Материалы круглого стола. СПб., 2006. С. 223-229. (0,5 п.л.).
  25. Лимонова М.А. Национальные интересы России в оценках студенческой молодежи Российской Федерации на рубеже 1990-х – 2000-х гг. // Национальная идея на европейском пространстве в XX веке. М., 2007. С. 54-58. (0,3 п.л.)
  26. Лимонова М.А. Молодежная субкультура Российской Федерации в 1990-е гг. // Материалы научной конференции «Социальная история России: содержание, перспективы изучения». Ярославль, 2007. С. 49-56. (0,5.п.л.).

1 См.: Анналы. Научно–публицистический альманах. Альтернативность истории / Гл. ред. Р.В. Манекин. 1992. № 3. С. 10.

2 См.: Дайч З.Г. Освещение вопросов партийного руководства развитием народного образования в современной историко-партийной литературе // Партийные организации во главе культурного строительства в условиях совершенствования социализма на материалах РСФСР. М., 1987; Глезерман Г.Е. Рождение нового человека. Проблемы формирования личности при социализме. М., 1982; Говорян М.Н. Партийное руководство высшей школой и повышение ее роли в формировании нового человека в условиях развитого социализма. Киев, 1984; Изместьева Г.П. Деятельность московской городской партийной организации по идейно-политическому воспитанию обществоведов вузов и НИИ (1966–70-е гг.). Калинин, 1986 и др.

3 См.: Деятельность коммунистической партии по подготовке и воспитанию учительских кадров в период социалистического строительства. М., 1981; Петухов В.М. Высшее образование в социальной политике развитого социалистического общества. М., 1981; Казарин А.В. Высшее образование и социализм. Таллин, 1983 и др.

4 См.: Федотов П.Н. Современные проблемы советского студенчества. М., 1989; Леднев В.П. Деятельность КПСС по подготовке и воспитанию учительских кадров РСФСР в условиях развитого социализма. Свердловск, 1985; Окопов П.Р. Деятельность КПСС по развитию высшей школы в условиях совершенствования социализма. М., 1986; Партийные организации во главе культурного строительства в условиях совершенствования социализма на материалах РСФСР. М., 1987 и др.

5  См.: Королев А.А. Политика КПСС по повышению роли государственных органов и общественных организаций в коммунистическом воспитании молодежи: тенденции и противоречия (сер. 60-х и 80-е гг.): Автореф. дис… д-ра ист. наук. М., 1989; Квициани Д.Д. Подготовка специалистов в высшей школе в 1960–1980-е гг.: Опыт и проблемы (на материалах Северного Кавказа). Ростов-на-Дону, 1990; Зубкова Е.Ю. Власть, общество, человек // История Отечества: люди, идеи, решения. М., 1991; Луков В.А. Молодежное движение в социалистическом обществе: Вопросы теории и практики. М., 1987 и др.

6 См.: Воспитание патриотизма и гражданственности. Проблемы методологии. Всесоюзная научно-методич. конф. Тезисы докладов и сообщений. Вып. 2. М., 1991; Рок-музыка: Дискуссия // Музыкальная жизнь. 1987. № 11; Постмодернизм и культура: Материалы круглого стола // Вопросы философии. - 1993. № 3; Традиционная культура и мир детства: Материалы международ, науч. конф. - Ульяновск, 1994. - Часть I.

7 См.: Семенова В.В. Социально-исторические аспекты проблемы неформальных объединений молодежи // Неформальная волна. М., 1990; Бузаров А.Ш., Вознесенский Л.О, Терновой О.И. Поколение застоя. Майкоп, 1992; Щегорцев А.А., Щегорцев В.А. Советская молодежь: эволюция политических взглядов. М., 1990; Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР. М., 1992; Воспитание патриотизма и гражданственности. Проблемы методологии. Всесоюзная научно-методич. конф. Тезисы докладов и сообщений. Вып. 2. М., 1991 и др.

8 См.: Яковлев Л.С. Проблемы исторического опыта формирования молодого поколения в СССР (1961 – 1986). Саратов, 1991; Советское общество. Возникновение, развитие, исторический финал. - Т.2. М., 1997; Ильинский И.М. Проблемы воспитания российской молодежи // Всероссийская научно-практическая конференция «Воспитание и развитие личности студента в условиях современного вуза» 2 – 4 марта 1999 г. М., 1999; Калкутин Д.Л. Деятельность молодежной оппозиции в СССР. 1945 -1964 гг. Курск, 2000; Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М., 2000.

9 См.: Безбородов А.Б. Пивовар Е.И. Диссидентское и правозащитное движение в СССР (к историографии проблемы) // Рабочий класс и общественное обновление: итог и задачи изучения. Уфа, 1991; Мяло К.Г. Время выбора: Молодежь и общество в поисках альтернативы. - М.: Политиздат, 1991; Молодежь в России: социальное развитие: Сб. статей / Отв. ред. П.Чупров. - М.: Наука, 1992; Социология молодежи: проблемы политической культуры: Сб. статей / Сост. Бегинин В.И. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1994.

10 См.: Федотова В.Г. Анархия и порядок в контексте российского посткоммунистического развития // Вопросы философии. - 1998. - №5; Попов В.Г. Социальная адаптация молодежи в начальный период перехода к рыночный отношениям: Учеб. пособие. - Екатеринбург, 1994 и др.

11 См.: Соколов А.К. Социальная история России новейшего времени: проблемы методологии и источниковедения // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М.: РОССПЭН, 1999; Пирожков В.Ф. Криминальная субкультура, психологическая интерпретация функций, содержания, атрибутики // Психологический журнал. - 1994. - №2; Социальная защита пожилых и несовершеннолетних граждан. Пермь, 1999; Социальная сфера России. Ст. сб. М., 1996; Экономика и общество. Сб. научных трудов. Пермь, 1998; Шомина Е.С. Жители и дома: организация третьего сектора в жилищной сфере. М., 1999.

12 См.: Сулемов А.В. Взаимоотношения политических партий и молодежных организаций в 70-80-х годах: Опыт и современные проблемы. М., 1993; Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX. М., 1995; Кирсанова Р. Стиляги. Западная мода 40-50-х годов // Родина. 1998. № 8; Славкин 3. Памятник неизвестному стиляге. М., 1996; Колымагин Б. Из истории самиздата // Новое литературное обозрение. 1994. № 7.

13 См.: Жуков В.И. Российские преобразования: социология, экономика, политика. 1985 - 2001 годы. М., 2002; Давыдов С.Г. Становление и развитие неформального молодежного движения в СССР (1945-1985 гг.). М., 2002; Плаксий С.И. Качество высшего образования. М., 2003.

14 См.: Приступко В.А. Исторический опыт советского государства и общества по вовлечению студенческой и учащейся молодежи в решение народнохозяйственных задач посредством движения студенческих отрядов. 1959-1990 годы: Автореф. дис. … канд. ист. н. М., 1998.

15 См.: Харчев А.Г. Социология воспитания: (О некоторых актуальных социальных проблемах воспитания личности). М.: Политиздат, 1990; Осипов А.М. Теоретико-методологические проблемы развития социологии образования. Автореф. дис. … докт. социол. н. С.-Петербург. 1999; Шереги Ф.Э. Социология образования: прикладные исследования. М., 2001.

16 См.: Литвинова Н.П. Маркетинг образовательных услуг. СПб., 1997; Гудков Л. Кризис высшего образования в России: конец советской модели // Мониторинг общественного мнения. 1998. № 4 (36). Июль-август; Терентьев А.А. Российская высшая школа: становление, развитие, перспективы: Социально-философские проблемы. Н. Новгород, 1997; Инновационное движение в российском образовании. М., 1997; Петровичей В.М. Региональное образование: организация, управление развитием. Тула, 1994; Гершунский Б.С. Россия: Образование и будущее (Кризис образования в России на пороге XXI века). Челябинск, 1993; Ткаченко Е.В. Реформа высшего образования в Российской Федерации. Екатеринбург, 1994.

17 См.: Лосев А.Р. Государство и вуз: эволюция взаимоотношений в 90-е гг. М., 1995; Колосков С.В. Федеральная политика в сфере высшего образования и «местные» культуры в России // Обозреватель. 1993. № 3; Сапрыкин В. 90-е годы: тенденции и противоречия социокультурного развития // Диалог. 1995. № 7.

18 См.: Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. М., 2001.

19 См.: Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Социология молодежи. - Екатеринбург-Нижний Тагил: Акад. гуманит. наук, 1996; Гамзатова Л. Традиционная культура и рок: опыт сравнительного анализа // Примитив в искусстве. Грани проблемы: Сб. статей РИИ / Ред.- сост. К. Богемская. - М., 1992.

20 См.: Социология молодежи: проблемы политической культуры: Сб. статей / Сост. Бегинин В.И. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1994; Попов В.Г. Социальная адаптация молодежи в начальный период перехода к рыночный отношениям: Учеб. пособие. - Екатеринбург, 1994; Антонова И.Р. Деятельность органов управления, общественных организаций города Москвы по военно-патриотическому воспитанию молодежи в 1992-2002 гг. Дисс... канд. ист. наук. - M., 2005.

21 См.: Постижение культуры: Ежегодник. Вып. 5-6. - М.: Российский институт культурологии. – 1996; Федотова В.Г. Анархия и порядок в контексте российского посткоммунистического развития // Вопросы философии. - 1998. - № 5.

22 См.: Молодежная политика: Опыт, проблемы, перспективы. Международная научно-практическая конференция. - Киев, 1991; Таранцов М.А. Взаимодействие государственных органов и общественных организаций в разработке и реализации региональной молодежной политики (вторая половина 80-х - начало 90-х годов. На материалах областей Нижнего Поволжья). Дис. канд. ист. наук. - М., 1992; Молодежь России: Воспитание жизнеспособных поколений. - М., 1995; Молодежь: Будущее России. - М., 1995; Нехаев В.В. Формирование и реализация молодежной политики в России, 80-90-е гг.: Дис. ...докт. ист. наук. - М, 1996; Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации. - М., 2002.

23 См.: Березовский А.П. История становления и развития негосударственной высшей школы России (90-е гг. ХХ века): Дис… канд. ист. наук. М., 2000; Григорьян Э.Р. Российское образование на современном этапе: проблемы и тенденции (точка зрения социолога). М., 1997; Немировский М.Б., Новикова Л.А., Черных Ю.А. Нужна ли воспитательная работа в вузе? // Высшее образование в России. 1994. №1; Рогонов П. Не знанием единым (О духовно-нравственной подготовке студентов) // Высшее образование в России. 1996. №2; Фаустова Э. Межличностные отношения в студенческой среде // Высшее образование в России. 1999. №1; Еляков А. Расстояние до студента // Высшее образование в России. 2000. №4; Студенчество. Диалоги о воспитании. 2002. №1.

24 См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 25 декабря 1993 г.; Собрание законодательства РФ (СЗ РФ); Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ (САПП); Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» // Известия. 1991. 6 мая; Федеральный закон РФ «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995г. №82-ФЗ // Собрание законодательства РФ.-1995 г.- №21.- Ст. 1930; Указ Президента Российской Федерации «О мерах государственной поддержки общественных объединений, ведущих работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи» от 16 мая 1996 г. // Собрание актов Президента и Правительства РФ.-1996.- №21. Ст.2470; Федеральная программа «Молодежь России». Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 18. 06. 1997. № 746.

25 См.: Данные социологических исследований «Студенческая молодежь: ценностные ориентации, неформальные структуры». М., 1990 г.; Сборник статистических материалов, 1990. М.: Финансы и статистика, 1991; Социальные службы для молодежи (Материалы и документы).- М., 1995; Российский статистический ежегодник: Статистический сборник. М., 1994-2000; Россия в цифрах: Краткий стат. сборник. М.: Госкомстат, 1999; Молодежная политика. Сборник информационно-аналитических и нормативных материалов. – М., 2003.

26 См.: О полномочном представителе Правительства РФ по делам молодежи. Распоряжение Президента РФ № 39-рп от 29.01.92 г.; Молодежь России: положение, тенденции, перспективы / Доклад Комитета Российской Федерации по делам молодежи /. - М., 1993; Об утверждении Положения о Комитете РФ по делам молодежи: Постановление Совета Министров - Правительства РФ № 36 от 19.01.93 г.; Указ Президента РФ «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики» от 16 сентября 1992 г. № 1075 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. -1992. - № 12. - Ст. 924; Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы. (Постановление правительства РФ от 16.02.2001 г. №122). М., 2001.

27 См.: Комсомольская правда 1991. 29 ноября.

28 См.: Молодежная политика: Опыт, проблемы, перспективы. Международная научно-практическая конференция. - Киев, 1991.

29 См.: Российская газета. 1992. 26 июня.

30 См. Молодежь России: положение, тенденции, перспективы / Доклад Комитета Российской Федерации по делам молодежи /. - М., 1993. С.75.

31 См.: Там же. С. 119.

32 См.: Об утверждении Положения о Комитете РФ по делам молодежи: Постановление Совета Министров - Правительства РФ № 36 от 19.01.93 г.

33 См.: Текущий архив Государственного Комитета РФ по делам молодежи. Д. 14/3, 1995 г.  Л. 25.

34 См.: Рекомендации по развитию студенческого самоуправления в образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования Российской Федерации. Приказ Минобразования России от 21.06.2002 №2329 // Официальные документы в образовании. 2002. №30. С. 77 85.

35 См.: Ладыжец Н.С. Университетское образование: идеалы, цели, ценност­ные ориентации. Ижевск, 1992. С. 54.

36 См.: Закон Российской Федерации «Об образовании» // Высшее образование в России. 1992. №3.

37 См.: Вузовские вести. 2000. №2. С. 2 – 3.

38 См.: Учительская газета. 1999. 5 мая.

39 См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 8 июля 2000 г. М., 2000. С.17.

40 См.: Алферов Ж.А., Садовничий В.А.. Роль образования и науки в укреплении государства и развитии экономики страны // Образование, которое мы можем потерять. Сборник. Под общей редакцией ректора МГУ академика В.А. Садовничего. Изд. 2-е, дополненное. М., 2003. С. 85.

41 См.: Белый Е.А. Политико-правовые и  научно-организационные  основы воспитания студенческой молодежи на современном этапе. М.: Социум. 2004. С. 62.

42 См.: Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “Об образовании”» от 13 января 1996 г. №12-ФЗ // Бюллетень Государственного Комитета Российской Федерации по высшему образованию. 1996. №2.

43 См.: Федеральная программа "Молодежь России». - Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 18.06.1997. №746.

44 См.: Горюнов А.А. Разработка и становление новой политики Российской Федерации в сфере высшего образования в 1990-е гг. М., 1999. С. 24.

45 См.: РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 626. Л. 121–122; Ф. 5. Оп. 35. Д. 210. Л. 252.

46 См.: Калкутин Д.Л. Деятельность молодежной оппозиции в СССР. 1945 -1964 гг. Курск, 2000. С. 52.

47 См.: РГАНИ. Ф. 4. Оп. 30. Д. 11. Л. 64.

48 См.: ГАРФ. Ф. 9396. Оп. 7. Д. 210. Л. 18; Ф. 605. Оп. 1. Д. 1418. Л. 24.

49 См.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 17. Д. 533. Л. 57–62.

50 См.: Там же. Д. 530. Л. 102; Ф. 2. Оп. 1. Д. 626. Л. 122–123.

51 См.: Чемберс Э. Мировое сообщество выиграет, если поддержит российскую науку // Финансовые известия. 1996. С. 113.

52 См.: Высшая школа сегодня: цифры и факты. М., 1993. С. 31.

53 См.: Материалы "круглого стола": "Формирование и развитие рынка социальных услуг для молодежи" 12 апреля 1996 года.

54 См.: Волков А.П. Пацифизм и защита Отечества.- М., 1992. - С. 11-13.

55 См.: Митницкая Е.В. Тенденции и противоречия патриотического воспитания российской молодежи в 1990-е гг. // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 2005 г. Сб. научных трудов факультета социологии, экономики и права МПГУ. М.: Гном-Пресс. 2006. С. 74.

56 См.: ГАРФ. - Ф. 7021. Оп. 2, Д. 1 Л. 66.

57 См.: Иванов А.Н. Армия России: состояние и перспективы.- М., 1999. - С. 194-195.

58 См.: Регионы России. Социально-экономические показатели, - М., 2004. - С.318.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.